Язвенный тип личности это: 7. Дополнительные шкалы — часть 6 из 6

Содержание

Гастрит и язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки | Публикации

Гастрит и язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки — это заболевания желудочно-кишечного тракта, характеризующиеся обострениями в осенне-весенний период.

Гастрит — это довольно распространенное заболевание, которое характеризуется воспалением слизистой оболочки желудка. Чаще всего причиной гастрита является бактерия Helicobacter pylori, однако способствовать развитию гастрита может неправильное питание, постоянный стресс, курение, алкоголизм.

Очень часто причиной гастрита служит неправильный режим питания, поспешная еда и плохо разжеванная пища или еда «в сухомятку» травмируют слизистую оболочку механически. Употребление в пищу слишком горячей или слишком холодной пищи вызывает гастрит за счет термического повреждения слизистой желудка. Употребление в пищу острой и соленой пищи раздражает слизистую желудка, аналогично действию едких химических веществ.

С точки зрения течения болезни гастрит может быть острым и хроническим.

Острый гастрит чаще всего развивается в считанные часы или дни и является следствием массивного заражения Helicobacter pylori, или другими бактериями (пищевая токсикоинфекция), а также приема химических веществ обладающих повреждающим действием на слизистую оболочку желудка (кислоты, щелочи, спирты). Такие агрессивные вещества, в конечном итоге, могут привести даже к язве и прободению желудка. 

Хронический гастрит развивается как следствие острого гастрита или как самостоятельное заболевание. Хронический гастрит длительное время может протекать бессимптомно. При хроническом гастрите слизистая оболочка желудка поражается значительно глубже и обширнее, чем при остром гастрите. В развитии болезни, как правило, отмечаются периоды обострения и ремиссии. В периоды обострения хронического гастрита могут появляться кратковременные приступы боли, дискомфорт, чувство тяжести, тошнота после еды, изжога, которая говорит о нарушении функции естественных «клапанов» желудка и забросе кислого содержимого желудка в пищевод.

Также могут появиться признаки нарушения переваривания пищи в кишечнике: эпизоды запора или поноса, вздутие живота (метеоризм).


Инфекция Helicobacter pylori, паразитирующая в желудке, нарушает процессы обновления слизистой оболочки; таким образом, когда погибают старые клетки, новые не могут образовываться. Это приводит к постепенной деградации слизистой оболочки желудка с потерей функции желез, продуцирующих желудочный сок.

Часто, описанные выше нарушения процесса пищеварения, ведут к потере веса, выраженной слабости, сонливости, раздражительности человека.

Как уже было сказано, хронический гастрит протекает с периодическими обострениями и ремиссиями. Во время ремиссии симптомы болезни практически исчезают, однако вновь появляются в период обострения болезни. Обострение хронического гастрита может носить сезонный характер (например, весной и осенью), а также может провоцироваться нарушением режима питания, курением, алкоголем, употреблением некоторых лекарств.

Рано или поздно, гастрит дает начало опасным осложнениям: язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, рак желудка.

Диагноз основывается на данных анамнеза, клинической картины, результатах осмотра, лабораторного и инструментального исследований.
В настоящее время основным методом диагностики гастрита является фиброгастродуоденоэндоскопия (ФГДС) – осмотр слизистой желудка посредством зонда.

Лечение гастрита направлено на устранение факторов, провоцирующих развитие или обострение болезни (инфекция, неправильное питание), стимуляцию восстановительных процессов в слизистой оболочке желудка и профилактике новых эпизодов болезни (обострений). Схема лечения гастрита зависит от формы болезни. В целом лечение гастрита включает следующие компоненты: диета, медикаментозное лечение, меры профилактики обострений.
Питание при гастрите зависит от формы и течения болезни. При остром гастрите и обострении хронического показана строгая диета, в фазе ремиссии хронического гастрита рацион питания можно расширить.

Что можно есть при гастрите?

Нежирные сорта мяса в вареном виде: курятина, крольчатина. Мясо рекомендуется несколько раз пропустить через мясорубку или тщательно и не спеша разжевывать.

Нежирные сорта рыбы: треска, хек, горбуша.

Овощные пюре, протертые овощи: картофель, морковь, свекла, молодой горошек, фруктовые пюре, кисель, компоты, каши, хорошо разваривающиеся в воде (манная, овсяная, рисовая), молоко, свежий нежирный творог. Прием пищи осуществляют малыми порциями через определенные промежутки времени (5-6 раз в день).

Лечебное питание соблюдают еще 2-3 месяца после обострения. Больной должен находиться в спокойной обстановке, с условиями для хорошего отдыха и сна. Рекомендуется прием витаминно-минеральных препаратов.

ЯЗВЕННАЯ БОЛЕЗНЬ — хроническое рецидивирующее заболевание, основным признаком которого является образование дефекта (язвы) в стенке желудка или двенадцатиперстной кишки.

Язвы двенадцатиперстной кишки встречаются значительно чаще, чем язвы желудка. Люди молодого возраста и особенно мужчины наиболее подвержены язвенной болезни. Как правило, их работа которых связана с нервно-психическим напряжением в сочетании с нерегулярным питанием.

Не стоит забывать о наследственных факторах.

Спровоцировать развитие язвенной болезни может длительный прием лекарственных препаратов, неблагоприятно воздействующих на слизистую оболочку желудка и двенадцатиперстной кишки.

Ведущим симптомом язвенной болезни являются боли, нередко иррадиирующие в левую половину грудной клетки, грудной или поясничный отдел позвоночника. Боли обычно четко связаны с приемом пищи. Так, при язвах тела желудка они появляются, как правило, через 30 — 60 мин после еды, а также натощак.

Язвенная болезнь обычно протекает с чередованием обострений и ремиссий. Обострения нередко носят сезонный характер, возникая преимущественно весной и осенью; продолжительность их от 3 — 4 до 6 — 8 недель и более.

Ремиссии могут длиться от нескольких месяцев до нескольких лет.

Диагноз основывается на данных анамнеза, клинической картины, результатах осмотра, лабораторного и инструментального исследований.

Ведущую роль в диагностике язвенной болезни и ее осложнений играет эндоскопическое исследование. Оно позволяет подтвердить или отвергнуть диагноз, точно определить локализацию, форму, глубину и размеры язвенного дефекта.

Больным с неосложненным течением язвенной болезни в большинстве случаев проводится консервативная терапия. Питание должно быть дробным (5 — 6 раз в сутки), пища — механически и химически щадящей. Из рациона питания традиционно исключают жареные блюда, сырые овощи и фрукты, содержащие грубую растительную клетчатку (капусту, груши, персики и др.), маринады, соления, копчености, крепкие бульоны, специи, газированные напитки, кофе, какао.

Пища должна содержать достаточное количество белка и витаминов. Наиболее предпочтительны молоко и молочные продукты, по утрам яйцо всмятку и овсяная или манная каша. Мясо и рыбу употребляют в виде блюд, приготовленных на пару.

Специалисты семейной поликлиники «АЛЬТЕРНАТИВА ПЛЮС» помогут Вам в лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта, предупредят сезонные обострения.

Для решения этих задач в поликлинике есть штат высококвалифицированных гастроэнтерологов, в том числе, детского гастроэнтеролога, терапевтов.

Поликлиника оснащена современным оборудованием, располагает широким спектром лабораторных исследований, что позволяет правильно поставить диагноз и составить грамотный план лечения индивидуальный, для каждого, пациента.

Желаем вам крепкого здоровья!

Интегративный креативно-структурный (Икс)-подход в психотерапии, психокоррекции и психоконсультировании

В статье описываются основные положения интегративной креативно­структурной (ИКС) психотерапии, авторского метода. Основная идея ИКС — терапии — фокусировка на личности клиента, как уникальной, исследование ее проблем в развитии на всем жизненном пути, и помощь личности в реше­нии психологических проблем всем комплексом психотерапевтических меро­приятий, способствующих развитию спонтанности, гибкости (креативности), рефлексии (структурности) и глобального осознания (интеграции).

В статье рассмотрены психологические механизмы формирования раз­личных психологических проблем и трудностей пациента, а также предложе­ны психотерапевтические приемы и методы для их решения.

Ключевые слова: интегративная креативно-структурная (ИКС) психотера­пия, личность, личностный рост, психотерапия, психокоррекция, психологи­ческое консультирование.

Что такое интегративная креативно-структурная психотерапия (ИКС)? Как она связана с другими известными направлениями? В чем ее специ­фика?

Основная идея ИКС-терапии — фокусировка на личности клиента, как целостной и уникальной; исследование ее проблем в развитии на всем жизненном пути, и помощь личности в решении психологических про­блем всем комплексом психотерапевтических мероприятий, способству­ющих развитию спонтанности, гибкости (креативности), рефлексии (структурности) и глобального осознания (интеграции).

Пространство личности можно представить в виде шара, который включает в себя сегменты с темами-проблемами разного уровня. Напри­мер, уверенность в себе и отвержение, отчужденность и симптомы брон­хиальной астмы — это полюса одной группы сегментов, а креативность и булимия, сверхконтроль и игровая зависимость — полюса другой. Поэто­му с помощью метода ИКС-психотерапии можно решать проблемы раз­ного типа — проблемные состояния личности, кризисные переживания, зависимости, психосоматические расстройства, личностный и професси­ональный рост, успех.

Теоретическими основаниями данного подхода являются взгляды на личность, ее развитие и проблематику в эпигенетической модели Э.Эриксона [17], теории объектных отношений, аналитической психоло­гии К.Г.Юнга [18], трансперсональном подходе С.Грофа [7], транзактном анализе Э.Берна [5], гештальт-ориентированной терапии Ф.Перлза [13], гуманистической школе К.Роджерса [14].

Психотерапевтические приемы и техники данного направления во многом перекликаются с когнитивно-бихевиоральной терапией, НЛП, глубинной психотерапией, суггестивными методами, психодрамой, гештальт-терапией, арт-терапией, телесно-ориентированной и системной семейной терапией.

Сегменты личностного пространства включают в себя темы-проблемы разного уровня [11]. Первый сегмент личностного пространства — сег­мент уверенности и базового доверия. На данном этапе фокусом психо­терапевтической работы является анализ ядерных проблем, связанных с нарушением данного уровня, — отвержения, неуверенности, условного принятия, сформированными в возрасте до 1 года.

Второй сегмент личностного пространства — сегмент личностных гра­ниц и связанного с этим контроля, а также сегмент эмоциональности, креативности и половой идентификации. Проблемы, связанные с нару­шением этого уровня, формируются в возрасте от 1 года до 3 лет и пред­ставляют собой — нарушение личностных границ, трудности контроля, “анальный характер”, манипулятивное поведение; а также в возрасте от 3 до 7 лет — трудности спонтанности, алекситимии, принятии своей сексу­альности.

Третий сегмент личностного пространства — сегмент продуктивной организованной и планомерной деятельности. Проблемы данного уровня — трудности реализации, структурирования, достижений, сформирован­ные в возрасте от 6 до 16 лет.

Последний, четвертый сегмент личностного пространства — обретение целостности, мудрости, преодоление кризисов и травм потерь, развитие харизматичности, как черты интегрированной личности. Если нарушен данный уровень, то у человека отмечаются трудности осмысления и ин­теграции.

Таким образом, с помощью метода ИКС-психотерапии можно решать проблемы разного типа — проблемные состояния личности, кризисные переживания, зависимости, психосоматические расстройства, личност­ный и профессиональный рост и т.п.

Рассмотрим теперь психологическую проблематику разного типа с помощью приемов и методов психокоррекции и психотерапии.

Истоки Я или как стать УВЕРЕННЫМ Гадкому утенку.

Анализ и исследование первого сегмента личностного пространства — сегмента уверенности и базового доверия.

В основе уверенности в себе лежит базовое доверие человека к миру, которое формируется в первые годы его жизни. Элементы базового дове­рия возникают уже на 1 перинатальной матрице по С. Грофу (в период от зачатия до схваток). Во время беременности важно ждать ребенка, хотеть и при этом ничего от него не требовать. Неблагополучие 1 перинатальной матрицы можно скомпенсировать только в возрасте до года.

Для формирования чувства уверенности необходимы следующие условия:

1. безусловное принятие ребенка,

2. удовлетворение абсолютно всех его желаний в период от 0 до го­да, для чего необходимо научиться интуитивно чувствовать, что хочет ребенок, определять его потребности.

Неприятие ребенка, проявляющееся в виде ограничений физического и/или эмоционального контакта, условное принятие ребенка, а также да­же частичное неудовлетворение его желаний рождают чувство отверже­ния, потери почвы под ногами, неуверенности в себе. Проявления во взрослом возрасте — неуверенность в себе или самоуверенность как ги­перкомпенсация.

В возрасте до года закладываются некоторые психосоматические за­болевания. Так, например, амбивалентное отношение матери (когда ги­перопека, сверхлюбовь сочетается с отстранением в трудных ситуациях) лежит в основе развития бронхиальной астмы. Еще Александер указывал на то, что для лиц с язвенной болезнью характерным является недостаток любви, безусловного принятия в детстве.

Первый сегмент личностного пространства включает в себя, таким обра­зом, самую тяжелую, травматичную группу проблем. В процессе психотера­певтической работы с клиентом, у которого имеются нарушения данного уровня, нужно быть готовым к частым проявлениям сопротивления.

Базовые символы этого периода: мать, младенец.

Ресурсы — образы принимающей матери, Матери Природы, герои сказок — ранее отверженные, но нашедшие в себе силы справиться со сложными ситуациями (например, мальчик-с-пальчик, частично гадкий утенок).

Основные формы психотерапии — любые невербальные методы: ТОТ, арттерапия, психодрама, символдрама (Луг), элементы Эриксоновского гипноза. Целью терапии является принятие себя без всяких условий, ин­теграция заботливой, безусловно любящей, принимающей материнской субличности. Применение техник поведенческой терапии в дальнейшем поможет выработать новые стратегии успешного, уверенного поведения.

Некоторые психотерапевтические приемы, способствующие форми­рованию базового доверия и уверенности в себе:

Ассоциативно-когнитивная методика. Позволяет прикоснуться к соб­ственному бессознательному, исследовать собственные проблемы, ресурсы (помогает найти позитивные ассоциации, которые могут помочь справиться с болезненными переживаниями). Слова: доверие, уверенность, принятие, безопасность. Можно раскладывать собственное имя, которое включает соб­ственные ассоциации, установки и ожидания родителей, а также символику имени (глубинная часть имени, культуральная нагрузка).

Инструкция: “На каждую букву в каждом слове дайте ассоциацию, начинающуюся на данную букву Часть речи, повтор букв могут быть любыми”. Далее предлагается соотнести ассоциацию с данной темой в своей жизни, отследить возникшие чувства и осознавания. В случаях не­понимания, неясности связи между ассоциацией и темой, предлагаем па­циенту ответить на следующие вопросы: “Что для Вас данное слово?”; “Какие чувства оно вызывает?’; “Как это связано с Вашей жизнью?’. Данная методика “запускает” процесс рефлексии у пациента, помогает осознать важные компоненты своей проблемы, а также ресурсов, спо­собствующих ее решению.

Рисунок “мое состояние сейчас”, в котором необходимо найти место состоянию доверия и отвержения. Затем рисунок состояния доверия. Символдрама — мотив Луга. После — рисунок состояния.

Разыгрывание сказки “Карлик нос”. Можно предлагать и другие сказки (“гадкий Утенок’, “Крошечка-Хаврошечка” и др.), главным условием явля­ется наличие в сказке главного героя, отвергнутого, подавляемого ребенка.

Телесно-ориентированная процедура с элементами драматизации «Мать и Дитя» (групповая форма работы, могут быть группы, состоящие из пар).

Данная процедура может выполняться в телесно-ориентированном и психодраматическом режимах, направленная на отработку собственного детско-родительского опыта, а также формирование способности к при­нятию и безусловной любви (“усиление” материнской субличности).

Психодраматическая виньетка “контакт с материнской любовью”. Не­возможно оживить маму, но можно получить любовь матери в режиме психотерапии. Данная процедура проводится в режиме классической психодраматической техники “встреча”, а затем в процессе работы воз­можна интеграция и усиление собственной “материнской, безусловно- принимающей субличности”.

Я и мои ГРАНИЦЫ.

Анализ и исследование второго сегмента личностного пространства — личностных границ, зависимостей и контроля. Анализ проблем, связан­ных с нарушением данного уровня.

Второй сегмент личностного пространства связан с тремя стадиями развития: 2-й перинатальной (период схваток) и двумя постнатальными (1-3 года и 3-6 лет). Сейчас мы остановимся на проблемах, сформирован­ных в возрасте от 1 года до 3-х лет. Вторая перинатальная матрица связа­на с первым опытом ограничений, который испытывает ребенок. Каза­лось бы, среда, которая защищает, кормит, дает жизнь, вдруг начинает проявлять “агрессию”, “выдавливать” ребенка, лишать его привычного комфорта. При этом ситуация “безвыходная”, шейка матки раскрыта неполностью, выйти в родовые пути ребенок не может. С. Гроф [7] назы­вал этот опыт — страхом приближающейся смерти.

Благополучный опыт переживания 2-й матрицы — это наличие этого опыта. Неблагоприятный — отсутствие периода схваток (плановое кесаре­во сечение). По данным педагогов и детских психологов, отсутствие 2-й матрицы может привести к таким трудностям, как нарушение контроля, проблемы зависимого поведения. Но неблагополучия 2-й матрицы можно скомпенсировать естественным путем в возрасте от 1 до 3 лет.

Возраст от одного до 3-х лет — это возраст формирования личностных гра­ниц, осознавания своего Я, принятия своего имени, формирования первичной схемы тела, а также навыков самообслуживания, самоконтроля. Существуют благоприятные факторы переживания этого периода и неблагоприятные.

Благоприятные факторы — ребенок свободно осваивает пространство, ограничения в форме “Нельзя” появляются лишь в ситуациях, опасных для ребенка — огонь, высота, электричество и т.д. Ребенок свободно реа­лизует свои желания быть самостоятельным — ходить на горшок, есть, одеваться. Близкое окружение максимально позволяет ребенку проявлять свою самостоятельность. В случае гармоничного проживания этой стадии развития у ребенка формируются границы, гибкие и проницаемые, также инициатива и желание проявлять свою самостоятельность.

Неблагоприятные факторы — Сверх самостоятельность с отсутствием безопасности. Ребенок волен делать то, что хочет и получает при этом травмы. Либо жесткие ограничения ребенка в сочетании с нарушением его границ, не ребенок выбирает, а взрослый за него. По любому поводу ребенок слышит “Нельзя”, его наказывают за невыполнение требований, манипулируют им, “парентифицируют” его (делают родителем по отно­шению к родителям).

На данных стадиях развития формируется целый спектр проблем: за­висимое поведение разного типа, невротические диссоциации как реак­ция на частую манипуляцию, излишняя склонность к проекциям и интро- екциям, трудности с принятием своего тела, в том числе и нарушения пищевого поведения, коммуникативные проблемы (весь спектр от аути- зации и страха общения до конфронтирования и нарушения границ).

Немало здесь и психосоматических расстройств — функциональные расстройства кожи, ЖКТ, завершает формироваться “язвенный” тип лич­ности, начинает складываться тип личности, склонной к ревматоидному артриту.

Архетипы этой проблематики — “играющее дитя” (Карлсон, Питер Пэн, Буратино и т.д.), манипуляторы- трикстеры.

Основные психотерапевтические подходы, на которые можно опи­раться — игровая пт, психодрама, артгерапия.

Некоторые психотерапевтические приемы работы с данной группой проблем:

Визуализация границ + рисунок границ, хочется ли что-нибудь изме­нить, доделать. Обсуждение (в “тройках”, либо вся группа целиком)

Инсталляция границ, три зоны (формальная, приятельская, интим­ная), работа в четверках (социометрическое выстраивание трех типов границ). Обсуждение.

Сказка: Теремок (о границах и их нарушениях). Разыгрывание и об­суждение сказки по сюжету. Можно использовать и другие сюжеты: например, Три поросенка.

Упражнение «Мое-Чужое” (исследование и коррекция личностных границ). Выполняется в форме домашнего задания.

Я на пути ИНДИВИДУАНИИ.

Продолжение исследования второго сегмента личностного простран­ства — эмоциональности, креативности и половой идентификации. Анализ проблем, связанных с нарушением данного уровня.

Второй сегмент личностного пространства также включает те психо­логические особенности, которые закладываются в дошкольном возрасте (3-6 лет). Это расширение эмоциональной сферы- разнообразие чувств и их вербализация, креативность, спонтанность. Завершение формирования личностных границ. Этот период половой идентификации и формирова­ния полоролевого поведения. Ведь данный возраст еще называют “Эди- пальным”.

Какие проблемы закладываются на этой стадии развития- алекстимия, диссоциативные расстройства, ретрофлексивные защиты, депрессивные личностные черты, вследствие неадекватного переживания Эдипальной стадии — нарушения половой идентификации, а в дальнейшем неприня­тие своей сексуальности.

Среди психосоматических расстройств — функциональные расстрой­ства женской репродуктивной системы, формирование коронарного типа личности, завершение формирования типа личности больного ревмато­идным артритом.

Психотерапевтическая работа с ядерными проблемами (трудности спонтанности, алекситимии, принятия своей сексуальности и т.д.), сфор­мированными в возрасте от 3 года до 7 лет.

Перечень чувств, анализ чувств по отношению к себе. Все чувства — перечислить, выделить сильные и слабые.

Атом переживаний. Инструкция: “Нарисуйте атом, состоящий из ядра и элементов. Элементами могут быть ваши чувства и пережива­ния Обратите внимание, что ближе, а что дальше расположено от ядра. Значит ли это, что есть более значимые, а есть менее значимые элементы своей эмоциональной жизни? Насколько Вам нравится полу­чившийся атом? Хочется ли Вам сейчас что-то изменить?

Настроение, комплексная техника (рисуночно-когнитивная техника). Настроение (ассоциативный ряд). Рисунок. Скульптура. Далее шеринг в “тройках” и обсуждение в группе.

Страхи, тревога — артгерапевтическая техника. Нарисовать страх и тревогу. Назвать композицию, переделать ее, сделать более принимае­мой. Обсуждение.

Дифференцировка — демонстрация, работа в тройках. Данная техника заимствована из гештальттерапии и направлена на преодолении алекси- тимии. Ведь для алекситимиков характерна “склееность” ощущений, чувств и представлений, трудности осознавания этих психических про­цессов. К сожалению, алекситимические черты распространены у медра­ботников, иногда являясь симптомом эмоционального выгорания.

Данная техника включает в себя 2 этапа:

Обучение дифференцировке — непосредственно во время групповой работы. Можно выполнять эту работу следующими путями — демонстра­ция упражнения на добровольце, либо сразу предложив всем участникам группы, можно в “тройках”. Участнику предлагается последовательно сосредотачиваться на пяти психических зонах — ощущениях, чувствах, представлениях (мыслях, фантазиях), желаниях и действиях, озвучивая все это следующим образом: “Я ощущаю (вижу, слышу и т.д.)… “Я чувствую ‘Я думаю (представляю, мечтаю и т.д.) …” “Я хочу…”, ‘Я буду делать..”.. Задача ведущего останавливать участников в случаях ошибок (Я чувствую, что завтра мне предстоит очередное мероприя­тие”), и помочь осуществить правильную дифференцировку (Я думаю о том, что завтра мне предстоит очередное мероприятие. Я чувствую тревогу, когда говорю об этом”). Самостоятельное выполнение настоя­щей процедуры дома, в сочетании с ведением дневника переживаний.

Детские игрушки-социодрама. Состоит из разогрева-транса, во время которого нужно вспомнить любимую игрушку детства. А затем пожить в роли игрушки в группе и повзаимодействоватъ с другими игрушками.

Социодрама: Герой-Антигерой. Направлена на развитие креативности и отработку полярностей. Участникам предлагается выбрать любимого, а потом нелюбимого сказочного героя. А затем войти в роль антигероя и вместе с другими участниками отыграть свои роли и придумать мини­спектакль.

Женские и мужские субличности — структурированная процедура. В основу данной процедуры положены идеи, представленные в пост- юнгианском подходе, связанные с представлением о женской и мужской личности, как о носителе 15 субличностях-архетипах (представленных в образах 7 античных богинь и 8 богов). Для гармоничной личности, осу­ществляющей личностный рост (индивидуацию) характерно гармонич­ное сочетание этих субличностей.

Боги и Богини — социодрама, маски богов и богинь.

Данная социодрама направлена на коррекцию “проблемных” сублич­ностей, через проигрывание ролей античных богов и богинь- прототипов данных субличностей. Данная процедура проводится в групповом режи­ме и состоит из следующих этапов:

Процедура “Женские и мужские субличности”.

Информационный этап, знакомство с прототипами архетипов в ан­тичной мифологии.

Релаксационный этап. Участникам предлагается определить ту субличностъ, которую хотелось бы усилить и выбрать роль того бога или богини, которая олицетворяет эту субличностъ.

Шеринг по поводу выбранных ролей. В группе может быть несколько богов с одним именем.

Начало социодрамы. Каждая “Богиня” и “Бог” находит в пространстве место наиболее оптимальное для себя, в котором будет ощущать себя максимально гармонично. Это необходимо для наилучшего вхождения в роль. После этого — шеринг для отслеживания чувств участников группы.

Этап спонтанной игры, в рамках которого пациенты, находясь в роли, пытаются жить спонтанно, отслеживая свои переживания, чувства и т.д. На данном этапе 2-3 раза делаются “стоп-кадры”, во время которых про­водится микро-шеринг для оценки эмоционального актуального состоя­ния участниц группы. Данный этап работы проходит 1-2 часа. Можно в ходе предлагать следующие инструкции: “делайте, находясь в роле то, что хотите…, почувствуйте себя Богом…, попытайтесь сделать все, чтобы почувствовать себя богиней…, оцените как Вам ощущать себя в этой роли…”.

Этап завершения игры. Инструкция: “У вас остается всего 5 минут для завершения социодрамы. Сделайте все, что хотите сделать, нахо­дясь в роли”.

Финальный шеринг. Все участники группы делятся переживаниями, чувствами и их динамикой, происходившей на всем протяжении со­циодрамы.

Я — достигающее или ПУТЕШЕСТВИЕ ГЕРОЯ

Изучение третьего сегмента личностного пространства, сформирован­ного в рамках третьей перинатальной матрицы (период прохождения ро­довых путей) а также периодов младшего школьного и подросткового возраста. Основная проблематика, закладываемая здесь — организованная планомерная деятельность, умение структурировать свое поведение, уме­ние взаимодействовать со своей и чужой агрессией. При дисгармоничном переживании всех этих процессов могут возникнуть трудности в преодо­лении препятствий, планирования своего поведения. Основные архетипы:

Герой, Деятель, Дракон, Монстр-агрессор. Сказочные персонажи: воины, рыцари и т.д.

Психотерапевтические приемы в работе с данной проблематикой.

Ассоциативная процедура — сила, энергия, злость (по аналогии с тех­никами, описанными на стр.)

“Источник силы и энергии” (рисунок). Обсуждение в “тройках”.

Бриллиант решений (БР)- демонстрация + отработка в “тройках”.

Путешествие героя: “Георгий-победоносец и Змей”- социодрама.

Проигрывание известной социодрамы, анализ процесса (структура по аналогии с социодрамами на стр.)

Упражнение “Путешествие в Будущее” направлено на структурирова­ние успешного будущего. Ведь очень важно человеку со сложными про­блемами дать надежду, сориентировать его на положительные моменты.

Я — ИНТЕГРИРУЮЩЕЕ И МУДРОЕ.

Изучение и коррекция четвертого сегмента личностного пространства, заложенного в рамках четвертой перинатальной матрицы (рождение) и периода зрелости со всеми экзистенциальными кризисами (юношеский, середины жизни, пожилой возраст). Основная проблематика связна с эк­зистенциальными и депрессивными переживаниями. Трудностями пере­живания кризисов, метафорой пустоты. Основные архетипы — смыслы, знаки, мудрецы.

Основные психотерапевтические процедуры:

Работа с понятиями: самость, смысл, мудрость, интеграция (через ассоциа­тивную технику). Далее выполнение рисунка и обсуждение его в группе.

Структурированная техника: Мудрость и ее структура. Составить схему своей мудрости, определить проявление мудрости в разных сторо­нах жизни. Проанализировать, что хочется изменить в схеме мудрости.

Встреча с мудрецом (диалог с самостью).

Мудрец (внутренний наставник, самость) — это одна из значимых суб­личностей человека на пути разрешения им экзистенциального кризиса. Данная техника является ресурсной и помогает пациенту установить кон­такт со своей “мудрой” частью. Данную технику также можно проводить в различных режимах. Одной из наиболее эффективной форм является визуализация.  Для визуализации можно использовать техники наведения транса в режиме Эриксоновского гипноза.

«Мудрецы» — социодрама.

Проводится, как спонтанная социодрама. Участники группы “входят” в роль тех мудрецов, с которыми контактировали. “Живут” в этих ролях 30-40 минут. Затем осознают ресурсностъ этих ролей.

Жизнь-смерть.

Рисунок жизни и смерти. Определение связей между этими понятия­ми.

Архетипический атом.

Инструкция: “Нарисуйте атом, состоящий из ядра и элементов. Элементами могут быть архетипы, образы, символы и переживания, связанные с вашей жизнью” Далее процедура, описанная выше. После процедуры анализ ресурсов архетипов.

Интегративная креативно-структурная (ИКС) терапия позволяет ре­шать глубокие, сформированные в первые годы жизни психологические трудности всем спектром психокоррекционных ресурсов, имеющихся в арсенале психолога и психотерапевта.

Список литературы:

1. Александров А. А. Современная психотерапия. — СПб., 1997.

2. АлександровскийЮА. Пограничные психические расстройства. -М., 1999.

3. Ассаджиоли Р. Психосинтез. — М., 1996.

4. Беккгю Ж Жюслен Ш. Новый гипноз. — М., 1998.

5. Берн Э. Исцеление души. Транзакционный анализ в психотерапии. — М., 2004.

6. Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина: Краткий учебник. Пер. с немецкого. — М., 1999.

7. Гроф С. Области человеческого бессознательного. — М., 1994.

8. Гроф С. Человек перед лицом смерти. — М., 1996.

9. Карвасарский БД. Психотерапия. — М., 1985.

10. ЛейтцГ. Психодрама: теория и практика. — М., 1994.

11. Лопухина Е.В. Архетип сезонности в психотерапии // Урания. — 1998. — №1.

12. Любан-Плоцца Б, Пелъдингер В., Крегер Ф. Психосоматический боль­ной на приеме у врача. — СПб., 1994.

13. Перле Ф., Хефферлайн Р., Гудман П. Практикум по гештальт-терапии. -М.,1994.

14. Роджерс К Клиент-центрированная терапия. — М., 1997.

15. Рудестам К Групповая психотерапия. — М., 1990.

16. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при погранич­ных нервно-психических и соматических заболеваниях. — М., 1995.

17. Эриксон Э. Детство и общество. — М., 2000.

18. Юнг КГ. Структура психики и архетипы. — М., 2008.

19. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. — М., 1999.

Авторы статьи: М.Г. Ивашкина, В.И Есаулов.

Тип личности и болезнь

ТИП ЛИЧНОСТИ И БОЛЕЗНЬ

Представление о предрасположенности определенных типов личности к тем или иным болезням всегда присутствовало в медицинском мышлении. Еще в то время, когда медицина основывалась исключительно на клиническом опыте, внимательные врачи отмечали распространенность определенных болезней у лиц с определенным физическим или психическим складом. Однако, насколько важен этот факт, им было совершенно неизвестно. Хороший врач гордился знанием подобных корреляций, происходящим из его большого опыта. Он знал, что худой, высокий человек с впалой грудью скорее склонен к туберкулезу, чем полный, коренастый тип, и что последний скорее склонен к внутри мозговому кровоизлиянию. Наряду с такого рода корреляциями между болезнью и строением тела обнаруживались корреляции между чертами личности и определенными болезнями. Выражения типа «меланхолия» отражают интуитивное знание о большой распространенности депрессивных черт среди лиц, страдающих расстройством желчного пузыря. Бальзак (21) в своей книге, одном из первых когда-либо написанных психосоматических романов, дает мастерское описание холостяка, у которого вначале развилась меланхолия, а позднее — болезнь желчного пузыря. Склонность диабетиков к кулинарным излишествам и связь сердечных расстройств с тревогой общеизвестны. В Америке такие клиницисты, как Альварес, Джордж Дрэйпер, Эли Мошкович (18, 69, 168, 169, 170) и другие, сделали ценные наблюдения подобного рода, которые более детально будут обсуждаться в последующих главах. Альварес (19) разработал концепцию о пептически-язвенной личности — жестком, энергичном, предприимчивом типе. Дрэйпер (68) обнаружил, что за этим у многих больных пептической язвой стоят зависимые и, как он их назвал, женские черты личности.

Эндокринные заболевания, такие, как гипер- и гипотиреоз, — еще одна благодатная область для выявления корреляций черт личности с картиной болезни. Крайне нервный, чувствительный пациент, страдающий ба зедовой болезнью, резко контрастирует с медлительным, флегматичным, вялым человеком с гипотиреозом.

Большинство этих наблюдений носили более или менее эпизодический характер, пока Данбар (75) не применила к этому плодородному полю современные методы психодинамической диагностики. В своих «исследованиях профилей» она описывает определенные статистические корреляции между болезнью и типом личности. Паттерны внешней личности, которые могут быть описаны ее методом, столь сильно варьируют среди пациентов с одним и тем же заболеванием, что в лучшем случае можно говорить лишь о некоторых более или менее значимых статистических закономерностях. Столь многочисленные исключения сами по себе свидетельствуют о том, что большинство из этих корреляций не отражает настоящие причинные связи.

Возможно, наиболее обоснованным из ее профилей можно считать профиль больного, страдающего ишемической болезнью сердца. Согласно Данбар это человек, все время пребывающий в борьбе, очень упорный и сдержанный, нацеленный на успех и достижения. Он строит долгосрочные планы; часто придает себе представительный вид. Он демонстрирует высокую степень того, что Фрейд называл «принципом реальности» — способностью к откладыванию и подчинению своих действий долгосрочным целям. Данбар убедительным образом противопоставила их пациентам с переломами — лицам, склонным к несчастным случаям. Это импульсивные, неорганизованные, склонные к риску люди, живущие для настоящего, а не для будущего. Они склонны действовать под влиянием момента и часто проявляют плохо контролируемую враждебность против людей, облеченных властью; в то же время их поведение

мотивируется чувствами вины, и в нем видна тенденция к самонаказанию и неудачам. Такие лица обычно встречаются среди типичных бродяг, беспечных людей, не терпящих дисциплину — ни внешнее руководство, ни внутреннее регулирующее воздействие разума’.

Корреляция между склонностью к импульсивным действиям и отсутствию терпимости к внешней или внутренней дисциплине, с одной стороны, и склонностью к несчастным случаям — с другой, по-видимому, имеет определенную причинную связь. Очевидно, что импульсивный человек, исполненный враждебности и чувства вины, будет предрасположен к несчастным случаям. Его действия безрассудны, и в то же время он склонен также к самонаказанию и страданию. Он неосмотрителен и вместе с тем стремится расплачиваться физическими травмами за свою агрессивность.

Взаимосвязь между определенными типами личности и ишемической болезнью сердца представляется гораздо более сложной. Врачам-клиницистам хорошо известна распространенность инфаркта миокарда среди пациентов в таких профессиональных группах, как врачи, священники, адвокаты, администраторы, и среди лиц, несущих большую ответственность. В этом смысле ишемическая болезнь оказывается едва ли не профессиональным заболеванием. Вполне возможно, что определенный образ жизни, особенности психического напряжения порождают соматические условия, которые способствуют прогрессирующим изменениям в сосудистой системе и в конечном счете приводят к ишемической болезни. На самом деле взаимосвязанными могут быть не характер человека и ишемическая болезнь, а образ жизни и болезнь. Таким образом, находки Дан-бар следовало бы объяснять склонностью лиц с определенным типом личности заниматься деятельностью, сопряженной с высокой ответственностью. То есть это вторичная, а не непосредственно каузальная корреляция. Псевдокорреляцией такого рода является утверждение Данбар, что больные ишемической болезнью сердца часто выглядят представительно. Представительный вид, очевидно, обусловлен тем, что эти люди часто являются высококвалифицированными специалистами. Внешность же, пожалуй, мало связана с ишемической болезнью как таковой.

Подобную псевдокорреляцию можно проиллюстрировать следующим примером. С определенной долей вероятности можно предсказать, что в Италии среди промышленных рабочих больше людей со светлой кожей, чем среди работников сельского хозяйства. Эта корреляция показывает лишь то, что индустриальная область Италии находится на севере, где живет больше людей со светлой кожей, чем в южной Италии, где люди смуглолицы и в основном заняты работой в сельском хозяйстве. Данная корреляция не обнаруживает никакой мистической связи или родства между работой в промышленности и светлой кожей. До тех пор пока механизмы взаимосвязи между эмоциональными факторами и органическими болезнями не станут известны более детально, выявление тех или иных внешних корреляций между лежащими на поверхности чертами личности и болезнями будет иметь ограниченное значение.

Другой вид корреляции между личностными факторами и болезнью более значим. Тщательные психодинамические исследования показали, что определенные расстройства вегетативных функций скорее связаны со специфическими эмоциональными состояниями, чем с внешними личностными паттернами, описанными в профилях личности. Например, постоянно испытываемые враждебные импульсы могут коррелировать с хроническим повышением кровяного давления, а свидетельствующие о зависимости наклонности к поиску помощи — с усиленной желудочной секрецией. Однако эти эмоциональные состояния могут встречаться у лиц с совершенно разным типом личности. Действительно, предприимчивый тип, который вытесняет и гиперкомпенсирует наклонности к зависимости, обычно встречается среди пациентов с пептической язвой. Некоторые из них, однако, вовсе не демонстрируют такую структуру личности; они не вытесняют свою установку потребности в помощи, но ее удовлетворение постоянно наталкивается на фрустрацию в силу внешних причин’. Эти пациенты не являются жесткими людьми, любящими ответственность; они открыто проявляют зависимость или ждут помощи. Теперь мы знаем: то, чем сдерживается их наклонность к зависимости — внутренними факторами, такими, как гордость, или внешними, такими, как холодная, отвергающая жена, имеет лишь второстепенное значение. Важна корреляция между желанием получать любовь и помощь и активностью желудка, безотносительно к тому, что препятствует исполнению этого желания: внешние обстоятельства или гордость, которая не позволяет человеку принимать постороннюю помощь. Точно так же основной конфликт в случае астмы вполне ясен и очевиден: страх отделения от матери или того, кто ее заменяет. Однако внешние свойства личности могут заметно варьировать. рактерный эмоциональный паттерн астматика можно выявить у лиц с совершенно противоположными типами личности, защищающих себя от страха отделения с помощью различных эмоциональных механизмов.

Не существует неопределенной и таинственной корреляции между личностью и болезнью; есть четкая корреляция между определенными эмоциональными факторами и определенными вегетативными иннервация-ми. Какие бы корреляции ни обнаруживались между типом личности и соматической болезнью, их статистическая достоверность является лишь относительной, и зачастую они случайны. В данных культурных условиях определенные защиты от эмоциональных конфликтов проявляются более часто, чем другие. Например, наша культура придает огромное значение независимости и личным достижениям; отсюда большая распространенность гиперактивного предприимчивого типа среди пациентов с пептической язвой. Эта поверхностная картина есть лишь защита (гиперкомпенсация) от глубоко укоренившегося стремления к зависимости, и она не находится в прямой связи с образованием язвы. Истинные психосоматические корреляции наблюдаются между эмоциональными факторами и вегетативными реакциями.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

ВВЕДЕНИЕ

Систематическое изучение взаимосвязи между психологическими и физиологическими факторами при хронических расстройствах вегетативных систем началось сравнительно недавно. Для большинства терапевтов, однако, эта взаимосвязь очевидна, и они решительным образом утверждают, что больше половины соматических жалоб их пациентов является результатом эмоциональных расстройств. Анализируя медицинскую литературу, можно обнаружить множество ссылок на отдельные наблюдения участия эмоциональных факторов в соматических расстройствах. Данбар, а также Вайс и Инглиш (Weiss, English) собрали замечательную подборку различных наблюдений, описанных терапевтами, психиатрами и психоаналитиками (71, 75, 242). Подавляющее большинство авторов считают эмоциональное расстройство следствием тревожности: термин «тревожность» часто используется при описании Различного рода эмоциональных напряжений. И хотя корреляция тревожности с соматическими Расстройствами почти не дает информации относительно участия каких-либо психологических факторов, тем не менее на основании подобных наблюдений становитьится очевидно, что психиатрическая помощь является неотъемлемой частью медицинской помощи .

Исследованиям, направленным на понимание специфической роли эмоциональных факторов в происхождении соматического заболевания и механизмов eго возникновения, уделялось достаточно мало внимание. Шагом в этом направлении явилось применение анам нестических интервью, с помощью которых устанавливались подходящие эмоциональные факторы, действовавшие на больного в прошлом и в настоящем. Эта методика, позволяющая оценить личностные факторы и их корреляцию с конкретными заболеваниями, была подробно описана в работе Данбар (75).
ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ПРИ ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНЫХ РАССТРОЙСТВАХ

Пищеварительный процесс является осью эмоциональной жизни в младенчестве. Мир ребенка сосредоточен на питании, и самые сильные эмоции, неудовольствие и удовлетворение, начинают ассоциироваться се различными аспектами пищеварительных функций. Даже в более позднем возрасте многие фазы пищеварительного процесса остаются сцепленными с определенными эмоциональными установками. С питанием связаны многие ранние модели реакций, к примеру выделение слюны и желудочного сока под воздействием вида и запаха еды. Отвращение, выражающее отторжение какого-либо объекта, берет свое начало в отторжении определенных видов еды и ассоциируется с рефлекторными феноменами желудка и пищевода.

В целом, экстравертивное стремление, в частности; сильный гнев или страх, оказывает тормозящее влияние на функции пищеварительного тракта, на желудочную и кишечную секрецию, а также на перистальтику. торможение возникает благодаря стимуляции симпатической нервной системы, тогда как стимуляция парасимпатической нервной системы, наоборот, стимулирует функционирование желудочно-кишечного тракта. В качестве эмоциональных установок, стимулирующих желудочно-кишечную деятельность, выступают голод, вид и запах еды, желание насытиться, а также менее конкретное желание получить помощь и расслабиться. При желудочно-кишечных расстройствах нарушается гармоничная адаптация желудочно-кишечной активности к общему состоянию организма. Понимание психодинамического фона этих расстройств требует подробного рассмотрения психологических аспектов пищеварительного процесса в норме.

1. НАРУШЕНИЯ ПИТАНИЯ. РАССТРОЙСТВА АППЕТИТА

Психология питания

Ни одна жизненная функция в ранние годы жизни не играет столь важной роли в эмоциональном хозяйстве организма, как питание. Ребенок впервые испытывает избавление от телесного дискомфорта во время грудного кормления; таким образом удовлетворение голода крепко связывается с ощущением комфорта и защищенности. Страх голодной смерти остается основой ощущения незащищенности (страха будущего), даже если учесть, что в современной цивилизации смерть от голода — явление чрезвычайно редкое. При тяжелой меланхолии страх голодной смерти часто открыто выражается пациентом; нередко бывает он также и при многих психоневрозах, хотя больной может и не вербализовать его. Помимо ощущения защищенности, насыщение часто ассоциируется с ощущением того, что тебя любят. Для ребенка ситуация «быть накормленным» является эквивалентом ситуации «быть любимым» фактически ощущение защищенности, связанное с насыщением, основано на этой эмоциональной эквивалентности (оральная чувствительность).

Другой чрезвычайно важной эмоциональной установкой, которая уже в раннем младенчестве начинает быть связанной с голодом и приемом пищи, являете собственничество и все, что под этим подразумеваете! то есть жадность, ревность и зависть. Для ребенка обладание эквивалентно телесной (оральной) инкорпорации. Разрушение этой собственнической тенденции» невыполнение желания поглощать приводит к агрессивным импульсам — брать силой то, что не дают. Таким образом, кусание становится первым проявлением враждебности (оральной агрессии). Естественно, эти собственнические агрессивные импульсы, замешенные на оральной инкорпорации, с развитием осознания становятся первым источником чувства вины. Этим, кстати, объясняется то, почему в процессе психоанализа невротиков, страдающих от различных пищевых расстройств, в качестве центральной эмоциональной проблемы обычно выявляется чувство вины.

Существует еще одна важная эмоциональная связь между сосанием груди и ощущениями удовольствия! возникающими на языке, губах и слизистой оболочки рта, которые младенец пытается воспроизвести путем сосания пальца. Эти ранние оральные ощущения удовольствия можно считать предвестниками более поздних генитальных ощущений. Для взрослого человека

проявлением раннего орального либидо служит поцелуй.

Таким образом во многом проясняется смысл собственничества, жадности, ревности, зависти и стремления к защищенности при нарушениях пищеварения. Каждый раз, когда вышеописанные эмоции подавляются, не имея возможности быть выраженными с помощью произвольного поведения, они создают остаточное напряжение и могут тем самым оказывать хроническое негативное влияние (через вегетативные нервные пути) на различные фазы пищеварительного процесса.

‘ Эти эмоции в силу своей асоциальной, агрессивной природы являются особенно подходящими для создания конфликта с окружающим миром, что в результате ведет к их вытеснению. Ощущениями физического удовольствия, связанными с ранними формами питания . (сосание), объясняется распространенность эмоциональных расстройств пищевых функций, когда конфликты затормаживают развитие генитальных функций. Подавляемые сексуальные желания в регрессивном виде выражены в виде приема пищи, и отказ от них проявляется в пищевых расстройствах.

Знание этих основных психологических фактов необходимо для понимания эмоционального фона невротических пищевых расстройств. Сложная организация психической жизни препятствует, однако, жестким схематическим обобщениям; каждый случай необходимо рассматривать индивидуально. Ввиду соображений практического характера различные заболевания будут обсуждаться в соответствии со стандартной клинической классификацией.

Нарушения питания Нервная анорексия

Периодическая или хроническая потеря аппетита -широко распространена при психоневрозах и психозах, особенно при реактивных депрессиях, во время депрессивной фазы маниакально-депрессивного психоза и при шизофрении. Когда потеря аппетита является основным симптомом и отсутствуют сколько-либо психотические проявления, часто ставят диагноз «нервная анорексия», хотя этот симптом является лишь одним из проявлений невротического расстройства личности в целом. При сильной анорексии у больного может наступить значительная потеря веса и тяжелое истощение. Этот симптом чаще всего проявляется у женщин, особенно у молодых девушек. Особое значение здесь имеет дифференциальная диагностика на предмет гипофизарной кахексии, при которой расстройство аппетита является вторичным и обусловлено гипофизарными отклонениями, хотя выявить четкое различие , удается не всегда (Richardson — 187).

Вне зависимости от того, как именно проявляется потеря аппетита у данного конкретного человека, результатом сниженного потребления еды является значительная потеря веса, что может привести к тяжелому истощению. Потере аппетита часто сопутствуют или даже предшествуют остановка роста, прекращение менструаций, повышенная утомляемость, выпадение волос под мышками, угасание сексуального желания и другие признаки нарушения функций эндокринной системы Поэтому часто бывает сложно понять, чем обусловлена симптоматика: голоданием или сниженной активностью передней доли гипофиза.

Передняя доля гипофиза вырабатывает гормоны, ответственные за стимуляцию общего роста тела, половых желез (гонад) и щитовидной железы. При нехватке этих гормонов возможна остановка роста, а также прекращение активности половых и щитовидной желез. В результате прерывается менструальный цикл у женщин, а у мужчин развивается импотенция. Сниженная активность щитовидной железы приводит к замедлению обмена веществ и к ослаблению аппетита. Поскольку активность всех клеток, включая клетки передней доли гипофиза, в значительной степени зависит от поступления в организм адекватного количества калорий, витаминов и минералов, относительное голодание может вызывать сокращение секреторной активности передней доли гипофиза. Подтверждением этого могут служить результаты экспериментов с животными, подвергавшимися голоданию, а также сведения о прерывании менструального цикла у женщин и импотенции у мужчин вследствие недостаточного питания.

При исследовании карликовости у детей (Talbot и др., 232) наблюдалось снижение роста как следствие анорексии по причине эмоциональных расстройств. » Ряде случаев эмоциональная коррекция сопровождалась улучшением аппетита и даже ощутимым ускорением темпов роста. Другие же дети никак не реагировали на изменение режима питания, но при этом давали реакцию на введение гормона роста. Голодание может вызывать отклонения в поведении, напоминающие характерную симптоматику, наблюдающуюся у пациентов с нервной анорексией. При наблюдении за пациентами, проходящими курс лечебного голодания, Шиле и Брозек (Schiele и Brozek, 206) отметили психологические нарушения, сходные с теми, которые наблюдаются у больных с нервной анорексией. Возможно, что первоначально анорексия развивается на фоне какого-либо психологического нарушения, в итоге получается порочный круг, вследствие которого может происходить снижение активности различных эндокринных желез.

Таким образом, получается, что, поскольку взаимодействие между психикой и эндокринной системой отличается высокой степенью тонкости и сложности, бесполезно пытаться .строгим образом, установить «первичный» фактор. У наблюдавшейся, мною 28-летне;й женщины с тяжелой нервной анорексией в качестве вторичного симптома вследствие голодания возникли аменорея, и менструации возобновились только после выздоровления. В результате гинекологического обследования у пациентки была выявлена инфантильная матка. В работе Рахмана и др. (Rahman, Richardson I Ripley, 184) описано двенадцать подобных случаев, в том числе четыре с неразвитой и пять с атрофированной маткой. Подобный статус, по-видимому, наиболее характерен для пациентов с пониженной гормональной активностью половых желез.

Упорный отказ некоторых младенцев от груди сразу после рождения, по-видимому, может рассматриваться как ранний прототип анорексии. Здесь мы имеем дело с сопротивлением организма процессу адаптации, необходимой при рождении вследствие изменившихся условий. Некоторые организмы обладают низкой гибкостью при переходе от внутриутробного существования к постнатальному, обнаруживая множество физиологических дисфункций по причине задержки адаптации. Другим примером подобной задержки является желтуха новорожденных, при которой печень функционирует таким же образом, как во время внутриутробного периода (Cserna — 53).

У более старших детей и взрослых эмоциональные факторы выявляются при тщательном психиатрическом обследовании в качестве причины потери аппетита, не обусловленной дисфункцией передней доли гипофиза. Даже при поверхностном психиатрическом обследовании можно обнаружить множество различных невротических тенденций. Рахман, Ричардсон и Рипли выделяли обсессивные, депрессивные, шизоидные черты и определенные компульсивные тенденции, такие, как перфекционизм, упрямство, сверхсознательность, аккуратность, чувствительность и чрезмерное честолюбие. Ричардсон (Richardson — 187) и Фаркуарсон (Far-quharson — 82) в качестве основной причины отмечали Психоневроз. Более ранние авторы, Галл (Gull — 107) и Лесаж (LasHgue — 135), признавали этиологическую значимость влияния психологических факторов. Существенные психодинамические факторы стали очевидны ^лько после того, как стал использоваться психоаналитический метод.

Психоаналитическое наблюдение показывает, что основными факторами при анорексии являются ,бессознательные агрессивные собственнические импульсы, такие, как зависть и ревность. Эти импульсы, в случае если они подавляются сознанием, могут вести к тяжелым пищевым нарушениям. Ясно, что, поскольку принятие пищи должно приносить удовлетворение, сознание вины может так расстроить аппетит, что пациент не сможет разрешать себе получение удовольствия от насыщения. Этот принцип иллюстрируется тем фактов, что пост является распространенной формой покаяния. Более того, анорексии может предшествовать очень сильная потребность в еде, порой доходящая до уровня булимии.

Другим распространенным психологическим фактором, встречающимся у больных с анорексией, является бессознательная реакция злости. Под влиянием своего симптома пациент ведет себя, как обиженный ребенок, отказывающийся есть, чтобы родители начали беспокоиться и уделять ему особое внимание. Нижеприведенный случай демонстрирует наиболее распространенные эмоциональные факторы, лежащие в основе нервной анорексии.

У 8-летней девочки во время летних каникул развилась тяжелая анорексия. Ребенок отказывался практически от любой еды, каждый прием пищи представлял собой сцену насилия, в результате чего ее заставляли проглотить несколько кусочков. Она потеряла в весе, И вскоре стали появляться клинические признаки истощения. Педиатр прописал стандартные укрепляющие средства и совершенно упустил из виду эмоциональные факторы. После того как психиатр завоевал доверие ребенка, раскрыть эмоциональный фон данного состояния оказалось нетрудно. У девочки была младшая ceстра, которой на тот момент было два года, ее кормила няня, обычно в присутствии матери, в то время, когда больная ела. В психиатрическом интервью выяснилось, что старшая девочка испытывала сильную ревность к своей младшей сестре. Эта маленькая самозванка поглощала все внимание родителей. Стало ясно, что главным мотивом отказа ребенка от еды было ее желание привлечь внимание кормилицы и матери и отвлечь их от маленькой сестренки. С помощью своего упорного симптома она сумела этого добиться. Вторым мотивом было чувство вины. Она хотела получать всю любовь, забирая ее полностью у своей сестренки, и наказывала себя за свою ревность путем отказа от еды. Третьим фактором анорексии была злость по отношению к родителям, месть за то внимание, которое они уделяют ее сестренке. После проведения ряда психиатрических интервью, благодаря которым были излиты эмоции, переполнявшие девочку, и после того, как был изменен режим дня, опасный симптом сразу пропал. Родители стали брать девочку с собой в ресторан, и там она ела вместе с ними. Таким способом ее поощряли в качестве старшего ребенка, и это помогало ей спокойнее относиться к тому, что сестре уделяется много внимания. Теперь, имея преимущества старшего ребенка, ей было легче отказаться от преимуществ ребенка младшего возраста.

Аналогичные эмоциональные факторы можно обнаружить у большинства взрослых, хотя здесь картина может быть несколько более сложной. Оральные агрессивные и рецептивные тенденции часто эротизируются и связываются с фантазиями сексуального характера, такими, как, например, фелляция и куннилингус. Ассоциирование потребности в утолении голода.с подоб ными чуждыми эго сексуальными импульсами также] может приводить к пищевым расстройствам. В детстве и даже в подростковом возрасте часто имеет место фантазия об оральном оплодотворении. Бессознательное желание беременности и фобическое неприятие такого желания являются одной из весьма распространенных эмоционально заряженных фантазий, являющейся причиной пищевых нарушений у молодых девушек. В отдельных случаях могут иметься также копрофилические тенденции. |

Другие формы нарушений питания

Некоторые больные не страдают потерей аппетита, но затрудняются есть в присутствии определенных людей. Нередко молодые девушки не могут есть в присутствии мужчин, к которым ощущают эмоциональную привязанность. В таких случаях пищевое расстройство является менее генерализованным, возникает только при наличии высокоспецифичных условий и не связано q отсутствием аппетита. Несмотря на голод, пищевая активность больного снижена, и он чувствует смущение и страх. У таких больных обычно важную роль играют бессознательные сексуальные фантазии с агрессивной коннотацией (желания, связанные с оральной кастрацией).

Сол (Saul) приводит следующий рассказ о пациентке, проходившей курс лечения в Чикагском институте психоанализа.

Привлекательная 26-летняя девушка жаловалась на то, что в течение последних шести лет она не могла есть в общественных местах, испытывая смущение, тревогу, тошноту и головокружение. Это создавало ей серьезную помеху в социальном плане и в отношениях с мужчинами. В семье она была самой старшей из семи детей. Когда дети были еще маленькими, отец оставил всякие попытки прокормить семью, и они обеднели. Пациентка оставалась внешне веселой и жизнерадостной и вскоре стала зарабатывать деньги, но подсознательно она испытывала сильную обиду на постоянные беременности матери, начинающиеся по вине ленивого, зависимого отца. С появлением каждого нового ребенка она все больше лишалась материнского внимания и все больше ей приходилось заботиться о пропитании своих братьев и сестер. Она выражала свои чувства с помощью еды. Самым трогательным выражением любви для нее было подарить что-нибудь съедобное, а если она во сне нападала на людей, то кусала их. Ее вытесненная обида на мать привела к необъятному чувству вины. Эта вина была связана с едой и с сексуальностью, которые в результате подавлялись. Пищевая фобия началась, когда ее позвал на обед молодой человек, к которому, как она думала, ее мать плохо относилась. Она могла спокойно есть только то, что приготовила дома ее мать, поэтому она делала только то, что советовала ей ее мама; тогда она получала одобрение и любовь матери, и ее обида и чувство вины редуцировались.

При более генерализованной анорексии и при более специфическом невротическом снижении пищевой активности причина может быть раскрыта с помощью психоанализа. Здесь необходим квалифицированный подход. Неадекватные психотерапевтические средства, такие, как агрессивное пищевое принуждение пациента, Могут быть столь же опасны, как искусственное питание. Пост, налагаемый пациентом на самого себя, — это средство облегчения глубоко сидящего чувства вины, и снятие симптома без систематической психотерапии может спровоцировать еще более разрушительные ауто деструктивные тенденции, такие, как попытки самоубийства (Richardson — 187). Медикаментозная терапия или инъекции инсулина могут рассматриваться только в качестве симптоматического средства.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Специфические психосоматические расстройства при заболеваниях пищеварительной системы — Психосоматические заболевания

Специфические психосоматические расстройства при заболеваниях пищеварительной системы

 

При заболеваниях печени, желудочно-кишечного тракта постепенно возникают раздражительность, бессонница, эмоциональная неустойчивость, временами — ипохондричность, канцерофобия.

 

Психосоматические расстройства при заболеваниях печени

 

В давние времена печень считали средоточием жизненной силы, души, любви и гнева. Принося в жертву печень животных, думали, что с ее помощью можно предсказывать будущее. Наилучшим свидетельством этого служат модели печени из глины, сделанные жителями Вавилона. Выражением убежденности в существовании тесных связей между функцией печени и человеческой психикой являются взгляды на гуморальную патологию и науку о дискразии, а реминисценцией являются до наших дней употребляемые выражения «меланхолия» и «холерик». О том, как глубоко в воображении человека печень связывалась со сферой психических переживаний, свидетельствует также выражение «он излил свою желчь». В народной медицине печень считали средоточием наслаждений, и во время бракосочетания и на других веселых церемониях гостям подавали по кусочку печени. Развитие знаний в XVIII и XIX веках повлекло за собой отход от гуморальной науки, а печень была низведена до роли «большой фабрики желчи».

В результате тщательных исследований Zilling, Adams и Foley пришли к выводу о существенных связях между печенью и психическими расстройствами. Впрочем, уже в работах Morgagni, Bright и Frerichs описаны выраженные психические расстройства при хронических и острых поражениях паренхимы печени. Еще в 1896 году психиатр Wagner-Jauregg предполагал, что кишечная аутоинтоксикация может быть причиной определенных психических расстройств. О правильности этого взгляда говорят наблюдения последних лет.

Заболевания печени сопровождаются дисфорическими расстройствами и гипнагогическими галлюцинациями.

При циррозе печени с выраженными клиническими проявлениями (желтуха, асцит, желудочно-кишечные кровотечения) из психических нарушений на первый план выступают астенические расстройства с дисфорическими включениями в виде злобности, раздражительности, патологической пунктуальности, угнетенности, требования к себе повышенного внимания. Кроме того, наблюдаются выраженные вегетативные расстройства с приступами сердцебиения, потливости, колебаний артериального давления, покраснения кожных покровов при эмоциональных переживаниях. Характерны также кожный зуд, бессонница, чувство онемения конечностей. При утяжелении состояния нарастает оглушение, которое в последующем переходит в сопор, а иногда и в кому.

 

Портокавальная энцефалопатия

 

Коротко остановимся на проблеме так называемой портокавальной энцефалопатии у больных циррозом печени, которая может проявляться спонтанно при значительном развитии коллатерального кровообращения, а также после операций с наложением портокавального анастомоза. Существует мнение, что у больных циррозом печени аммиак, образующийся в кишечнике из белковых веществ, содержащих азот, переносится коллатеральным кровообращением непосредственно в систему нижней полой вены. Таким образом часть аммиака попадает непосредственно в мозг, минуя нормальный путь обмена в печени, и поражает его. До сих пор окончательно не выяснено, в чем здесь дело: только ли в аммиаке или и в других токсичных веществах (речь идет, например, об аминах, а также фенолах). Основная роль в образовании аммиака принадлежит бактериям (в норме имеющимся в ободочной кишке), которые при циррозе печени встречаются и в тонком кишечнике.

 

Клиническая картина

К наиболее важным симптомам относятся спутанное сознание с дезориентацией в месте и времени, ослабление внимания, а также моторные нарушения, в частности тремор, напоминающий трепетание крыльев. Нейропсихическая симптоматика может манифестировать остро, как делирий, с нарушением сознания, дезориентацией и галлюцинациями, но чаще встречаются хронические расстройства с периодическими обострениями, с прогредиентным снижением личности и деменцией. Иногда эти патологические проявления трудно распознать, и нередки ошибочные диагнозы. Клинико-психическая картина многосимптомна и соответствует картине других органических реакций в отношении изменений личности, интеллекта, а также лабильности настроения. Симптоматика изменчива. В период ухудшения выраженными становятся характерологические нарушения, которые удается выявить еще в период ремиссии. Больные дружелюбны, большей частью слишком толерантны к себе и окружающим, часто эйфоричны и даже пуэрильны.

Они теряют чувство ответственности в отношении семьи и окружающего мира. Интеллектуальные нарушения имеют размах от незначительного ограничения умственных способностей до глубокой деменции. В начальный период колебания в статусе изо дня в день бывают поразительны. При полной сохранности сознания обнаруживается ограниченное снижение интеллекта. Так, некоторые больные не способны повторять определенные действия, особенно если они касаются ориентации в пространстве. Большую помощь при диагностике оказывает тест со спичками, из которых больной должен сложить звездочку.

Больной не может повторить показанный ему способ сложения фигуры. Он не может также повторить услышанную простенькую историю, разумно увязать отдельные события. Неспособность к простым подсчетам (например, от 100 отнять 7) приводит в отчаяние интеллигентных субъектов, так как они еще сохраняют в это время определенную самокритику и могут оценить собственную неполноценность. Почерк становится беспорядочным, неуверенным, дрожащим, пишущий не придерживается строки. Некоторые больные не могут утром одеться, путая очередность надевания отдельных предметов туалета. Особое внимание привлекают расстройства в «сфере туалета» — больной принимает одни предметы за другие. В этом случае больные часто мочатся в палате в обувь других пациентов и т. д.

Иногда возникают сексуальные нарушения с эксгибиционистскими тенденциями. Эти симптомы, однако, в большинстве случаев преходящи. Они могут появляться также в предкоматозный период, протекающий со значительным нарушением сознания и расстройствами речи (речь характерная — смазанная и невыразительная). Наблюдаются также перверация и произнесение не связанных друг с другом фраз. Нередко наступают ранние нарушения ритма сна (бессонные ночи), тремор в течение дня. Davidson и Summerskill говорят даже о состояниях, напоминающих нарколепсию. Встречаются двоение в глазах и галлюцинации, а также нарушения восприятия с макропсией. Лицо больного часто маскообразно, а взгляд характерно устремлен вдаль.

Почти всегда при этом определяются неврологические симптомы, особенно характерное дрожание, напоминающее трепетание крыльев. Почти во всех случаях имеются выраженные изменения ЭЭГ. При токсической дистрофии печени развивается коматозное состояние. Как известно, токсическая дистрофия является гепатоцеребральной патологией, и при коматозном состоянии (например, острой желтой атрофии печени при вирусном гепатите А) вначале появляются головные боли, потливость, приступы удушья, рвота, нарушается сон. В дальнейшем на фоне общего оглушения развиваются приступы психомоторного возбуждения, делириозно-аментивные расстройства с бессвязностью речи, отрывочными галлюцинаторными и бредовыми явлениями. Возможны эпилептиформные припадки. Утяжеление соматического состояния сопровождается усилением оглушения, затем наступает сопор, а в последующем — кома с возможным летальным исходом.

Очень интересна клиническая картина психических нарушений в процессе течения первичного гепатоцеллюлярного рака печени, ибо нельзя исключить влияния токсинов, продуцируемых опухолевой тканью. Одним из наиболее заметных фактов, отмеченных в последние годы, является быстрая регрессия этих симптомов под влиянием соответствующей терапии. Это лечение предусматривает очистительные средства, ограничение поступления белка, а также прием антибиотиков (неомицин и др.). Диагноз может представлять особые трудности у больных алкоголизмом (дифференцирование с белой горячкой).

 

Психические нарушения при печеночной недостаточности

 

При печеночной коме вследствие быстро наступающей печеночной недостаточности, как это наблюдается в редких случаях отравлений или при злокачественном течении вирусного гепатита, психическая симптоматика также драматична. К первому описанию, представленному Гиппократом, нельзя ничего добавить. В нем речь идет о том, что эти больные громко кричат, злобны и их невозможно усмирить. Такого рода симптомы весьма выражены у детей и юношей (иногда даже перед наступлением желтухи). Случается, что молодые больные с такими расстройствами попадают в психиатрические больницы. Появление желтухи проясняет ситуацию. После развития желтухи психические симптомы обычно регрессируют, а болезнь протекает как обычный гепатит.

Заслуживает внимания особого рода депрессия, которая наступает у больных паренхиматозным гепатитом в продромальном периоде и длительно удерживается после исчезновения заболевания. У сравнительно небольшого числа лиц, перенесших гепатит, депрессия сохраняется долго, даже годы. Это один из самых существенных симптомов так называемого постгепатитного синдрома.

 

Клиническая картина

По частоте симптомы распределяются следующим образом: утомляемость с большой потребностью в сне, неустойчивость настроения, чувство давления и переполнения в правом подреберье, непереносимость жирной пищи, потеря аппетита. Именно сочетание соматических и психических симптомов является причиной того, что больной попадает к врачу. Нередко это касается лиц, работающих в медицине. Такого рода больные встречаются среди студентов-медиков, санитарок, молодых врачей, которые на основании теории и практики работы с больными гепатитом знают о возможности заражения от больного в хроническом периоде болезни. В этих случаях необходимо прежде всего тщательное исследование. При функциональной гипербилирубинемии либо постгепатитном синдроме главная задача врача состоит в том, чтобы убедить больного в безвредности этого расстройства, носящего биохимический характер.

Постгепатитная гипербилирубинемия, а также варианты функциональной гипербилирубинемии (ювенильная желтуха Мейленграхта, синдром Дубина — Джонсона и т. д.) протекают часто фазно, причем нередко развивается депрессия, подобная истинным эндогенным депрессиям. Оба вида гипербилирубинемии, быть может, конституционно обусловлены. У этих больных наблюдаются также влажность рук, склонность к потливости, колебания артериального давления либо спазмы. Несомненно, ошибочно было бы считать больных, обращающихся к врачу с этими жалобами, больными неврозом. В то время как при конституциональной гипербилирубинемии имеются прежде всего функциональные нарушения, которые можно значительно смягчить соответствующей лечебной тактикой, психические нарушения при циррозе печени обратимы и доступны лечению лишь в начальный период. В этих случаях можно добиться значительных результатов длительной терапией, применяя антибиотики и ограничивая поступление белка в организм (Добжанский).

 

Психосоматические расстройства при язвенной болезни

 

Язвенная болезнь реализуется не без участия других органов и систем, например, было отмечено влияние n. vagus, хотя недавно его роль преувеличивали. Влияние ЦНС при пилородуоденальной язве проявляется тревожностью, эгоцентризмом, повышенными притязаниями, тревожно-фобическим и ипохондрическим синдромами. Нервно-психический стресс — один из этиологических факторов развития язвенной болезни.

В современной литературе появляется все больше публикаций, посвященных психосоматическим заболеваниям. Психосоматическая патология, как известно, встречается достаточно часто. Как правило, больные с психосоматическими расстройствами (язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, язвенный колит и другие болезни) лечатся в общесоматических стационарах, и почти всегда эти заболевания не излечиваются, т. к. в основе их генеза лежит психопатология, которая не учитывается лечащим врачом, а лечение не приносит желаемого результата.

 

Патология больных с язвами ЖКТ

 

У больных с язвами ЖКТ внешне поведение не отличается от нормального, но отмечается своеобразная агрессивность (диссоциация между агрессией и сдерживающими механизмами), т. е. имеет место внутриличностный конфликт.

Отличие от здоровых: более высокая степень подозрительности, обидчивость; тревожность; подавленность, печаль, неуверенность; эмоциональное застревание на некоторых состояниях; наличие агрессивных эмоций.

 

Клиническая картина

Больным присуща маскировка депрессии. Она сочетается со сниженным жизненным тонусом. Это преморбидное состояние, способствующее развитию ишемической болезни сердца (инфаркт миокарда).

Больные склонны к сокрытию своей патологии. 38% больных признают выраженную тревожность, у 5% больных наблюдаются астенодепрессивные состояния. Эти явления лежат в основе невротизации больных. Язвенная болезнь в преморбиде диагностируется при наличии некоторых особенностей: стремлении подавлять окружающих, вспышках агрессии, в случае неудач — склонности к алкоголизму.

Депрессивность, недовольство окружающими — все эти особенности складываются при наличии психогений в детстве, психотравм. Затем они усиливаются в зрелом возрасте. Такие больные воспитываются в многодетных семьях, являясь младшими детьми.

В школьные годы отмечается пассивное подчинение, слабое включение в конкурентную борьбу за лидерство. Дети воспитываются в условиях эмоциональной изоляции. В период до 30 лет увеличивается риск развития этого заболевания, чему способствует низкая мотивация достижения успеха. Наблюдается аффективная ригидность, т. е. застойность, негибкость в поведении. Такие больные отличаются малоподвижностью, склонны к формированию навязчивостей и сверхценных идей, используют поведенческие стереотипы, т. е. шаблоны поведения.

 

Психологические типы язвенных больных

 

Каждое психосоматическое заболевание, в том числе и язвенная болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки, в своей основе имеет специфические психологические особенности личности, хотя считается (Alexander, 1934 г.), что «язвенного типа личности» не существует. Выделяют несколько психологических типов. Так, например, Overbeck и Biebl (1975 г.) предлагают разделение язвенных больных на 5 типов:

I. Психически «здоровый» язвенный больной: заболевает язвой в качестве единичной психосоматической реакции при массивной нагрузке и сильной регрессии «Я».

II. Язвенный больной с неврозом характера: формирование псевдонезависимых реакций при постоянном переживании обид, неудач.

III. Социопатический язвенный больной: больные со слабым «Я», чрезмерной зависимостью, заболевают при мелких внешних отказах в любви и обращении к себе.

IV. «Психосоматический» язвенный больной: личности с бедной фантазией, видят в окружающих лишь самих себя и при специфических нагрузках и кризисах привычно психосоматически реагируют.

V. «Нормопатический» язвенный больной чрезмерно ориентирован на нормативность поведения с отчетливыми ограничениями «Я». Язва возникает на фоне хронической стрессовой перегрузки.

Большинство авторов (Freyberger, 1972 г.; Balint, 1969 г.; Loch, 1963 г. и др.) выделяют 2 типа — гиперактивный и пассивный. Считается, что почти у всех больных язвенной болезнью имеет место внутренний конфликт по типу «взять—отдать» — борьба между двумя противоположными стремлениями (зависимость и боязнь открыто демонстрировать эту зависимость).

При пассивном типе больные наслаждаются преимуществами зависимости и не предпринимают шагов к самостоятельности. На первом плане у таких пациентов стоит бессознательный страх быть покинутыми. При гиперактивном язвенном типе желание зависимости сознательно отвергается. Эти больные заботятся о других, стараются быть лидерами, постоянно ищут успеха, но не находят его. Некоторые исследователи (Zander, 1976 г.) считают, что пусковым фактором является зависть — «язва возникает, когда человек с голодной установкой должен видеть, как питается другой». Известно, что еда представляет собой первое явное удовлетворение рецептивно-собирательного желания. В мыслях ребенка желание быть любимым и желание быть накормленным связаны очень глубоко.

Когда в более зрелом возрасте желание получить помощь от другого вызывает стыд или застенчивость, что нередко в обществе, главной ценностью которого считается независимость, желание это находит регрессивное удовлетворение в повышенной тяге к поглощению пищи. Эта тяга стимулирует секрецию желудка, а хроническое повышение секреции у предрасположенного индивида может привести к образованию язвы. На базе гастроэнтерологического отделения городской клинической больницы № 3 г. Воронежа проводилось обследование пациентов с язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки. Целью являлось изучение внутренней картины болезни и психологических особенностей больных путем расспроса, сбора анамнеза, а также использования психологических тестов. В процессе беседы особенно важно было выяснить, с чем сам пациент связывает свое заболевание.

 

Методика определения энеа-типов

 

Использовались опросники самооценки тревожности и депрессии Цунга, а также методика определения энеа-типов. Особый интерес представляет исследование энеа-типологической структуры личности, по Клаудио Наранхо. Эта методика применяется в настоящее время достаточно редко, хотя имеет ряд достоинств перед другими опросниками — пациент, например, не имеет возможности выбрать желаемые для себя ответы, так как варианты приблизительно равноценны. Этот опросник состоит из 9 вариантов по 20 утверждений. Больному предлагается выбрать из этих 9 вариантов тот, с которым он сам себя ассоциирует. В основе каждого энеа-типа лежит определенная страсть. Так, для I типа характерен гнев, II — гордость, III — тщеславие, IV — зависть, V — алчность, VI — страх, VII — чревоугодие, VIII — вожделение, IX — леность.

В процессе общения с пациентами выяснилось, что большая часть пациентов связывает свое заболевание с психологическими причинами, что подтверждается и достоверно повышенным уровнем тревожности и депрессии (в среднем на 10—15 пунктов (20—25%)) по сравнению с пациентами, которые не соотносят болезнь с психическими факторами, причем уровень тревожности на 5—7 пунктов был выше уровня депрессии. Повышенный уровень тревожности связан как с личностными особенностями пациентов, так и с нахождением больных в стрессогенных условиях стационарного лечения. Пациенты отмечали, что в домашних условиях они чувствуют себя гораздо более комфортно и свободно. При исследовании энеа-типологической структуры особый интерес представляли пациенты с IV (зависть) и VII (чревоугодие) типами, которые предположительно (в соответствии с современными концепциями психосоматической медицины) могут иметь тенденцию к заболеванию язвенной болезнью.

Пример № 1 (энеа-тип IV): пациентка К., 52 года; впервые выявленная язвенная болезнь желудка; эрозивный гастрит, панкреатит; инвалид II группы. Считает себя крайне эмоциональным человеком — «на этом фоне и развилась язва». Эрозивный гастрит в течение 30 лет. Жизнь воспринимает трагично, чувствует себя одинокой, хотя есть сын 17 лет. Три года назад от нее ушел муж, недавно умерла мать, которая была самым близким человеком. Ожесточена по отношению к другим людям. Часто плачет. Лидером быть никогда не стремилась. Эти особенности характерны для IV энеа-типа, имеющего в качестве основной страсти зависть. К. Наранхо характеризует таких людей как ищущих счастье через боль. Также очевиден пассивный тип язвенного больного.

Вероятно, эта больная является «психосоматическим» язвенником (по Overbeck, Biebl), так как обладает бедной фантазией, чувствует себя одинокой, имеет сопутствующую патологию, а язва развилась после потери объекта зависимости (матери).

Пример № 2 (энеа-тип VII): пациентка З., 55 лет; впервые выявленная язвенная болезнь желудка; эрозивный гастрит; 6 месяцев назад перенесла микроинсульт; инвалид II группы. Замужем, взрослые сын и дочь. Обстановку в семье оценивает как хорошую. Себя считает эмоциональным человеком. Считает, что язва имеет психогенную природу. Жизнерадостна, отмечает, что «все хорошо». Говорит, что в коллективе стремилась быть лидером, выделяться среди других, нравиться мужчинам.

Отмечает, что очень сильно переживает по поводу неудач. Говорит, что очень любит заботиться о других людях. Такие особенности характерны для «оппортунистических идеалистов» (энеа-тип VII), имеющих страстью ненасытность и чревоугодие. Очевиден гиперактивный тип язвенного больного. По Overbeck и Biebl, она, вероятнее всего, является язвенным больным с неврозом характера — имеет место длительное переживание неудач. Таким образом, исследование энеа-типологической структуры личности помогает лучше понять личностные особенности пациента, предсказать его поведение в тех или иных ситуациях. При исследовании выяснилось, что большая часть пациентов имеет характерные для язвенных больных типы поведения. Следовательно, при лечении больных язвенной болезнью необходимо учитывать психические особенности пациентов и проводить психотерапевтическую коррекцию.

 

Влияние психических стрессов на возникновение язвенной болезни

 

Больные были настроены доброжелательно, с удовольствием входили в контакт. Также выяснилось, что многие пациенты с язвенной болезнью перенесли в недавнем прошлом какую-либо психическую травму (развод или смерть одного из родителей). Значительная часть из них в настоящее время живет в социально неблагополучной обстановке. У больных с типичными ноющими болями в эпигастрии, выступавшими в качестве моносимптома, отмечены наименьшие психологические изменения, их отношение к болезни характеризовалось преобладанием эргопатического, сенситивного и анозогнозического типов. Жалобы на тошноту и рвоту сочетались с нарастанием невротизации, дезадаптивными тенденциями в отношении к болезни (тревожной, неврастенической и эгоцентрической) и снижением показателя качества жизни. Такие пациенты нуждаются в коррекции психического статуса для достижения психологической компенсации в фазе ремиссии ЯБДК.

 

Связь язвенной болезни с конституцией

 

Идея о тропности определенного спектра заболеваний к тому или иному конституциональному типу, регистрируемому по особенностям телосложения, принадлежит немецкой конституциональной школе. Согласно этой точке зрения, конституция больного и ассоциированная с ней реактивность организма рассматриваются в качестве предрасположения, диатеза к определенной патологии. Современные данные показывают, что при таком понимании конституции происходят ошибочные толкования в вопросе соотношения типов телосложения и болезни. Полярные соматотипы — астенический и гиперстенический — оцениваются в качестве субпатологических вместо определения их в контексте нормального распределения морфофенотипической изменчивости человеческой индивидуальности.

Второе недоразумение — понятийное, когда в термине «конституционально-генетическое предрасположение» смешивают наследственный фактор в смысле накопления мультифакториального заболевания у родственников пробанда и конституциональный фактор, который отражает организменные кондиции больного, свойства «реагирующего субстрата» (по И. В. Давыдовскому). В отношении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки сложились представления о связи заболевания с астеническим типом телосложения. По Н. Пенде, язвенная болезнь является ярким примером конституционального заболевания, а лица с язвенной болезнью соответствуют астенико-микроспланхническому типу. Известный русский клиницист Н. Д. Стражеско считал, что «больные как бы от рождения предрасположены к язвенной болезни в силу своей астенической конституции».

Ставшая традиционной, эта точка зрения отражена во многих руководствах по гастроэнтерологии и в конституциональных исследованиях. В то же время в небольшом числе современных работ, выполненных с применением объективных антропометрических методик, это традиционное положение ставится под сомнение. А. И. Спектор с соавторами, изучая распределение основных морфофенотипов конституции среди больных язвенной болезнью, отметили, что нормостенический тип телосложения встретился в 71,4% случаев, астенический тип телосложения наблюдался у 17,6%, а гиперстенический — у 11% обследованных больных. А. А. Шептулин при обследовании большого числа больных язвенной болезнью не отметил преобладания астенического типа телосложения.

В другом исследовании была сделана выборка больных язвенной болезнью со злокачественным, прогредиентным течением. Среди этих больных преобладали лица астенического телосложения. Это подтверждает определенные конституциональные зависимости в клинических проявлениях язвенной болезни. Таким образом, можно сделать вывод, что современная конституциология переносит акцент в исследованиях с изучения частоты встречаемости отдельных конституциональных типов при различных заболеваниях на изучение причин, механизмов, клинических различий, вариантов течения патологических процессов в дифференцированных по конституциональным характеристикам группах больных.

Основной итог проведенного клинико-антропометрического исследования больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, ориентированного на изучение взаимоотношений между обобщенными характеристиками болезни (тип течения, сезонность обострений, возраст начала формирования язвенной болезни), факторами, влияющими на ее возникновение (пол, наследственное отягощение) и конституциональными особенностями телосложения больных, можно свести к следующим положениям. Первое заключается в возможности изменения взглядов на соотношение язвенной болезни и конституции больных ввиду отсутствия связи болезни с определенным конституционно-морфологическим типом.

Результаты исследования показали, что соматотипическая идентификация больных дает большее основание оценивать ее с точки зрения различий в клиническом проявлении, течении, сезонности обострений, возрасте формирования болезни и т. п. Прогрессирующее течение, сезонность обострений и ранний возраст начала формирования язвенной болезни связаны с астеническим соматотипом, а непрогрессирующее течение, отсутствие сезонности обострений и более поздний возраст начала болезни — с гиперстеническим соматотипом.

Эти связи, помимо факта установления статистических закономерностей, очевидно, имеют глубокий биологический смысл. Соматотип, или морфофенотип конституции, как высший уровень целостной организации человека является, с современных позиций, интегральной внешней характеристикой индивидуально-типологических особенностей динамики онтогенеза, обмена веществ и реактивности организма.

Подобно тому как симптомы и синдромы болезни отражают определенные общие закономерности звеньев патогенеза болезненных проявлений, морфофенотип выступает в качестве обобщенной, легкодоступной для диагностики объективными антропометрическими способами внешней характеристики конституционально-биологических свойств организма, условий, в которых развивается патологический процесс.

Конституциональная норма реакции, маркируемая определенным соматотипом, не изменяет сущности самой язвенной болезни с присущими ей характерными клиническими признаками, закономерностями развития и исхода, но она позволяет выяснить конституционально-зависимые признаки болезни, придающие патологическому процессу индивидуальное выражение.

Такой взгляд на роль конституционального фактора имеет большое значение для уточнения типологических проявлений в диагностике, прогнозе и терапии язвенной болезни, оценке факторов, способствующих и/или упреждающих ее развитие. Второй важный аспект полученных данных заключается в факте корреляции наследственного отягощения по язвенной болезни с гиперстеническим соматотипом и отсутствии такой корреляции при астеническом соматотипе. Согласно традиционной точке зрения, следовало бы ожидать большую генетическую отягощенность в группе астеников, что и позволило бы считать наследственно-конституциональной обусловленность язвенной болезни.

Однако в связи с полученными данными о независимости распределения частоты встречаемости данного заболевания от соматотипической принадлежности больных полученные результаты можно оценить с иных позиций.

 

Патогенетические различия язвенной болезни у разных конституциональных типов

 

Как известно, язвенная болезнь, являясь мультифакториальным заболеванием, предполагает разнообразие вклада генетической и средовой компоненты. Последнюю чаще связывают с психоэмоциональными стрессами, что дает основание считать эту патологию психосоматической. Учитывая эти представления, а также современные исследования о взаимосвязи тормозимого склада личности с астеническим соматотипом, астенических, синтонных черт с гиперстеническим соматотипом, можно предполагать существенные различия в генезе язвенной болезни при разном конституциональном типе. Очевидно, что при развитии язвенной болезни у гиперстеников locus minoris resistentiae в большей степени определяется наследственным отягощением по данному заболеванию, а действие психосоциального стрессора является триггерным механизмом для возникновения психосоматического реагирования.

Иначе, возможно, происходит формирование язвенной болезни у астеников: без соответствующей наследственной отягощенности и предполагает конституциональную предпосылку к формированию патологического очага в желудке или двенадцатиперстной кишке. Не случайно видные клиницисты обращали внимание на особенности локализации язв у лиц с астеническим телосложением. В заключение следует подчеркнуть, что конституциональный подход к изучению формирования, клиники и течения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, являясь частью клинического обследования больного, расширяет представления о некоторых патогенетических закономерностях ее возникновения и причинах гетерогенности.

Этот подход может также позволить выделить конституционально предпочтительные профили клиники и течения язвенной болезни, оценить данные морфологии и функции желудка на основе принципов соматопсихической целостности человеческой индивидуальности.

В прессе появились сообщения нью-йоркских исследователей (St. Luke’s-Roosevelt Hospital) о том, что широко применяемый при язвенной болезни желудка, гастроэзофагальном рефлюксе и других заболеваниях препарат фамотидин (квамател, гастросидин) может улучшать состояние больных аутизмом и шизофренией.

 

 

43

Исследование

INSPIRE: Связаны ли разные личностные черты со специфическим качеством жизни (IBDQ) у пациентов, страдающих язвенным колитом и болезнью Крона? | Воспалительные заболевания кишечника

«> Материалы и методы

«> Меры

IBDQ — это вопросник из 32 пунктов относительно качества жизни при ВЗК. 3 , 4 Каждый пункт оценивается по 7-уровневой шкале (1–7), чем выше оценка, тем лучше качество жизни. IBDQ имеет 4 подшкалы, измеряющие различные аспекты качества жизни: эмоциональную функцию (беспокойство, чувство депрессии, разочарование), социальную функцию (функционирование в свободное время и на работе), системные симптомы (усталость, проблемы со сном, недостаток энергии), и функция кишечника (консистенция, частота стула, боль). Опросник по воспалительным заболеваниям кишечника, составленный доктором.Ян Ирвин, использовался по лицензии Университета Макмастера (Гамильтон, Онтарио, Канада). IBDQ был переведен и утвержден на норвежский и немецкий языки. 28 , 30

Личность измерялась с помощью следующих анкет, заполненных пациентами: анкеты агрессии Бусса-Перри (BPA), ложь (L; социальное соответствие / желательность) и невротизм (N ) подшкалы из опросника личности Айзенка (EPQ), многомерной шкалы контроля здоровья (LOC) и шкалы алекситимии Торонто (TAS). 31 , 35

BPA измеряет различные параметры агрессии: враждебность, гнев, словесную агрессию и физическую агрессию. 31 29 пунктов оценены по пятибалльной шкале (1–5). Общий балл может варьироваться от 29 до 145, чем выше балл, тем выше уровень агрессивных чувств. BPA имеет приемлемую силу. 36

Шкалы невротизма и Ли EPQ представляют собой шкалы «да-нет». 35 Двадцать три пункта относятся к невротизму, включая такие пункты, как вы капризны, нервничаете и легко раздражаетесь; часто надоедает; чувство вины; и тревожно.Низкий балл означает, что у пациента низкий уровень невротизма. Шкала Ли состоит из 21 пункта с учетом социальной конформности / социальной желательности. Пациенты с более высокими баллами более привычны, чем пациенты с более низкими баллами. EPQ имеет приемлемую достоверность и надежность. 35

Многомерный локус контроля здоровья использовался для измерения ожидания восприятия подкрепления либо как зависящего от собственного поведения (внутренний локус контроля), либо как результат сил вне контроля, таких как судьба или случай (случайный локус). контроля) или от других могущественных (например,г., врачи, семья). Локус контроля здоровья — это многомерная конструкция. 3 измерения могут присутствовать одновременно. LOC — это шкала локуса контроля здоровья, состоящая из 18 пунктов. 32 Каждый вопрос оценивается по 6-балльной шкале (1–6), от «категорически не согласен» до «полностью согласен». Шесть предметов вносят вклад во Внутренний (I) –LOC, 6 — в Chance (C) –LOC, и 6 — во Powerful Other (PO) –LOC. Низкий балл означает, что человек не верит в этот источник подкрепления. Было показано, что LOC имеет приемлемую внутреннюю согласованность и достоверность. 32 , 37 , 38

Использовался ТАС из 26 пунктов. 33 , 34 , 39 TAS рассматривает алекситимию, которая рассматривает трудности в описании и выражении чувств, внешне ориентированное мышление и ограниченное мечтание. Каждый вопрос оценивался по пятибалльной шкале (1–5). Использовалась сумма баллов, которая могла варьироваться от 26 до 130, причем чем выше балл, тем более выражена алекситимия.Семьдесят четыре часто считают точкой отсечения; оценка> 74 считается алекситимической. 34

«> Этические соображения

Это исследование было одобрено Региональным этическим комитетом и Норвежским советом по данным.Все пациенты-участники дали письменное информированное согласие на участие.

«> Анализ корреляции

Корреляция между общим баллом IBDQ и подшкалами, а также личностными чертами для UC и CD показана в таблице 2. Все черты личности, за исключением социального соответствия / желательности и случайного локуса контроля, отрицательно коррелировали с подшкалой IBDQ эмоциональной функции в UC, тогда как в CD только враждебность / агрессия и невротизм были значительными.Социальное соответствие / желательность отрицательно коррелировало с подшкалой социальной функции IBDQ только при CD, тогда как I-LOC и PO-LOC имели значительную отрицательную корреляцию при UC. Системный симптом IBDQ по подшкале достоверно коррелировал с невротизмом при ЯК и враждебностью / агрессией при БК. Подшкала IBDQ функции кишечника не имела значимой корреляции с какими-либо личностными переменными.

Таблица 2. Анализ корреляции

( r ) между опросником по воспалительному заболеванию кишечника (IBDQ) и подшкалами IBDQ и различными личностными переменными у больных с язвенным колитом ( n = 56 § ) и болезнью Крона ( n = 54 § ) Отображение результатов с P ≤ 0.1

Таблица 2. Анализ корреляции

( r ) между вопросником воспалительного заболевания кишечника (IBDQ) и подшкалами пациента с IBDQ и различными дистрибутивными вариантами язвы колит ( n = 56 § ) и болезнь Крона ( n = 54 § ) Отображение результатов с P ≤ 0,1

«> Обсуждение

Личностные черты пациентов как с ЯК, так и с CD были связаны с IBDQ. Личность, в частности, была связана с подшкалами эмоциональной и социальной функции IBDQ, что согласуется с результатами других исследований качества жизни других расстройств и заболеваний. 40 , 44 Более того, подшкала эмоциональной функции IBDQ была связана с невротизмом как при ЯК, так и при БК, а невротизм был связан с качеством жизни, особенно с эмоциональным аспектом, при других хронических или серьезных заболеваниях. медицинские условия. 40 , 42 , 45 , 47 Невротизм частично объясняется генетическими факторами, но может зависеть от соматических факторов. 48 , 49 Невротизм связан с негативной аффективностью и делает человека уязвимым для реакции депрессивными симптомами после стрессовых жизненных событий. 50 , 51 Это может объяснить связь между эмоциональной функцией IBDQ и невротизмом.

Недавнее исследование показало, что невротизм связан со всеми подшкалами IBDQ в смешанной выборке IBD. 11 Уровень невротизма был сопоставим с нашими результатами, но субшкалы IBDQ были выше, чем в нашем исследовании, и хотя пациенты с предыдущей психопатологией были исключены, около трети выборки нуждались в психологической поддержке.Таким образом, пациенты могли быть более слабыми в психологическом плане, что может объяснить некоторые отличия результатов от настоящего исследования.

«> Клиническое значение

Обследованные пациенты были обеспокоены и имели рецидив в течение последних 18 месяцев или постоянную активность заболевания. Это факторы, которые, как известно, связаны с более высокой вероятностью рецидива. 58 Это делает наши выводы важными в клинических условиях.

Предполагается, что клинически значимое изменение в балле IBDQ составляет от 16 до 32 баллов по общему IBDQ и ремиссии, поскольку пороговый балл ≥ 170. 3 , 5 Наши результаты показывают, что у пациентов с ЯК уровень невротизма, а у пациентов с БК уровень социальной конформности немного выше нормального (среднее значение для популяции 35 ) может снизить общий IBDQ в такой степени, что может иметь клиническое значение. Соответственно, при использовании IBDQ в качестве критерия результатов интервенционных исследований следует принимать во внимание личность. В частности, для подшкалы эмоциональной функции IBDQ у пациентов с ЯК объясненная дисперсия была высокой, что позволяет предположить, что в клинических исследованиях пациентов с ЯК, использующих IBDQ в качестве меры исхода, следует принимать во внимание уровень невротизма.

Личностные факторы считаются стабильными во времени и, следовательно, с меньшей вероятностью изменятся; соответственно, подшкала IBDQ, относящаяся к личности, должна быть более стабильной, чем подшкалы, менее связанные с личностью. В соответствии с этим подшкалы эмоциональных и социальных функций менее чувствительны к изменению лечения, чем подшкалы системных симптомов и функции кишечника во время лечения. 5

«> Выводы

Черты личности влияли на качество жизни, обусловленное конкретным заболеванием, как при ЯК, так и при БК. Невротизм и локус контроля были связаны с IBDQ или подшкалами эмоциональной и социальной функции IBDQ у пациентов с ЯК, тогда как условность / социальная желательность и невротизм были связаны с IBDQ и эмоциональными или социальными подшкалами IBDQ у пациентов с CD. Эти результаты подчеркивают необходимость учета личностных качеств при использовании IBDQ в качестве критерия результатов в исследованиях лечения.Также может быть разумным поискать более эффективные методы оценки, которые, мы надеемся, менее чувствительны к личностным факторам. Альтернативой является использование модифицированных показателей IBDQ, когда пациент сообщает о высоком невротизме.

«> Список литературы

1.

Moum

B

,

Vatn

MH

,

Ekbom

A

и др. Заболеваемость язвенным колитом и неопределенным колитом в четырех округах юго-восточной Норвегии, 1990–93 гг. Проспективное популяционное исследование. Группа гастроэнтерологов по изучению воспаления кишечника Юго-Восточной Норвегии (IBSEN).

Сканд Дж Гастроэнтерол.

1996

;

31

:

362

366

.2.

Moum

B

,

Vatn

MH

,

Ekbom

A

и др. Заболеваемость болезнью Крона в четырех округах на юго-востоке Норвегии, 1990–93 гг. Проспективное популяционное исследование. Группа гастроэнтерологов по изучению воспаления кишечника Юго-Восточной Норвегии (IBSEN).

Сканд Дж Гастроэнтерол.

1996

;

31

:

355

361

.3.

Ирвин

EJ

.Разработка и последующее уточнение вопросника о воспалительных заболеваниях кишечника: инструмент качества жизни для взрослых пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника.

J Педиатр Гастроэнтерол Нутр.

1999

;

28

:

S23

S27

.4.

Guyatt

G

,

Mitchell

A

,

Irvine

EJ

и др. Новый показатель состояния здоровья для клинических испытаний воспалительного заболевания кишечника.

Гастроэнтерология.

1989

;

96

:

804

810

. 5.

Hlavaty

T

,

Персонал

P

,

Vermeire

S

и др. Оценка краткосрочной реакции и пороговых значений опросника воспалительного заболевания кишечника при болезни Крона.

Воспаление кишечника.

2006

;

12

:

199

204

.6.

Rutgeerts

P

,

Sandborn

WJ

,

Feagan

BG

и др.Инфликсимаб для индукционной и поддерживающей терапии язвенного колита.

N Engl J Med.

2005

;

353

:

2462

2476

.7.

Sandborn

WJ

,

Feagan

BG

,

Hanauer

SB

и др. Обзор индексов активности и конечных точек эффективности для клинических испытаний медикаментозной терапии у взрослых с болезнью Крона.

Гастроэнтерология.

2002

;

122

:

512

530

.8.

Casellas

F

,

Arenas

JI

,

Baudet

JS

и др. Ухудшение связанного со здоровьем качества жизни у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника: многоцентровое исследование в Испании.

Воспаление кишечника.

2005

;

11

:

488

496

.9.

Bernklev

T

,

Jahnsen

J

,

Aadland

E

и др.Связанное со здоровьем качество жизни пациентов с воспалительным заболеванием кишечника через пять лет после постановки диагноза.

Сканд Дж Гастроэнтерол.

2004

;

39

:

365

373

.10.

Sainsbury

A

,

Heatley

RV

. Обзорная статья: психосоциальные факторы качества жизни пациентов с воспалительным заболеванием кишечника.

Алимент Pharmacol Ther.

2005

;

21

:

499

508

.11.

Moreno-Jimenez

B

,

Lopez

BB

,

Rodriguez-Munoz

A

и др. Влияние личностных факторов на качество жизни пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника, связанное со здоровьем.

J Psychosom Res.

2007

;

62

:

39

46

.12.

Verissimo

R

,

Mota-Cardoso

R

,

Taylor

G

.Взаимосвязь между алекситимией, эмоциональным контролем и качеством жизни у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника.

Psychother Psychosom.

1998

;

67

:

75

80

. 13.

ENGEL

GL

. Исследования язвенного колита. III. Природа психологических процессов.

Am J Med.

1955

;

19

:

231

256

. 14.

Герберт

B

.Психологические аспекты болезни Крона.

J Behav Med.

1980

;

3

:

41

58

. 15.

Держатель

EE

,

Levi

DJ

. Психическое здоровье и локус контроля: шкала SCL-90-R и IPC Левенсона.

J Clin Psychol.

1988

;

44

:

753

755

. 16.

Raja

SN

,

Williams

S

,

McGee

R

.Многомерный локус контрольных убеждений в отношении здоровья и психологического здоровья для выборки матерей.

Soc Sci Med.

1994

;

39

:

213

220

. 17.

Ondersma

SJ

,

Lumley

MA

,

Corlis

ME

и др. Подростки с воспалительным заболеванием кишечника: роль негативной аффективности и враждебности в субъективном и объективном здоровье.

J Pediatr Psychol.

1997

;

22

:

723

738

. 18.

Миллер

TQ

,

Маркидес

KS

,

Чирибога

DA

и др. Тест враждебных моделей психосоциальной уязвимости и поведения в отношении здоровья: результаты 11-летнего последующего исследования американцев мексиканского происхождения.

Psychosom Med.

1995

;

57

:

572

581

. 19.

Levenstein

S

,

Prantera

C

,

Varvo

V

и др.Стресс и обострение при язвенном колите: проспективное исследование пациентов, находящихся в стадии ремиссии.

Am J Gastroenterol.

2000

;

95

:

1213

1220

.20.

Видал

A

,

Gomez-Gil

E

,

Sans

M

и др. Жизненные события и рецидив воспалительного заболевания кишечника: проспективное исследование пациентов, находящихся в стадии ремиссии.

Am J Gastroenterol.

2006

;

101

:

775

781

.21.

Bitton

A

,

Sewitch

MJ

,

Peppercorn

MA

и др. Психосоциальные детерминанты рецидива язвенного колита: продольное исследование.

Am J Gastroenterol.

2003

;

98

:

2203

2208

. 22.

Mittermaier

C

,

Dejaco

C

,

Waldhoer

T

и др. Влияние депрессивного настроения на рецидив у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника: проспективное 18-месячное исследование.

Psychosom Med.

2004

;

66

:

79

84

. 23.

Харви

RF

,

Брэдшоу

JM

. Простой показатель активности болезни Крона.

Ланцет.

1980

;

1

:

514

.24.

Рахмилевиц

D

. Месалазин с покрытием (5-аминосалициловая кислота) в сравнении с сульфасалазином при лечении активного язвенного колита: рандомизированное исследование.

BMJ.

1989

;

298

:

82

86

0,25.

Sheehan

DV

,

Lecrubier

Y

,

Sheehan

KH

и др. Мини-международное нейропсихиатрическое интервью (M.I.N.I.): разработка и проверка структурированного диагностического психиатрического интервью для DSM-IV и ICD-10.

J Clin Psychiatry.

1998

;

59

(Дополнение 20):

22

33

.26.

Montgomery

SA

,

Asberg

M

. Новая шкала депрессии, разработанная, чтобы быть чувствительной к изменениям.

Br J Психиатрия.

1979

;

134

:

382

389

0,27.

Levenstein

S

,

Prantera

C

,

Varvo

V

и др. Разработка опросника воспринимаемого стресса: новый инструмент для психосоматических исследований.

J Psychosom Res.

1993

;

37

:

19

32

. 28.

Бернклев

T

,

Moum

B

,

Moum

T

. Качество жизни пациентов с воспалительным заболеванием кишечника: перевод, качество данных, предположения о масштабировании, валидность, надежность и чувствительность к изменениям норвежской версии IBDQ.

Сканд Дж Гастроэнтерол.

2002

;

37

:

1164

1174

.29.

Janke

KH

,

Steder-Neukamm

U

,

Bauer

M

и др. [Оценка качества жизни при воспалительном заболевании кишечника (ВЗК): немецкая версия вопросника по воспалительным заболеваниям кишечника (IBDQ-D; инструмент для оценки качества жизни по конкретным заболеваниям) — первое применение и сравнение с международными исследованиями].

Gesundheitswesen.

2005

;

67

:

656

664

.30.

Janke

KH

,

Klump

B

,

Steder-Neukamm

U

и др. [Валидация немецкой версии вопросника по воспалительным заболеваниям кишечника (Сеть компетенций IBD, IBDQ-D).].

Psychother Psychosom Med Psychol.

2006

;

56

:

291

298

. 31.

Автобус

AH

,

Perry

M

. Анкета агрессии.

J Pers Soc Psychol.

1992

;

63

:

452

459

. 32.

Уоллстон

КА

,

Уоллстон

BS

,

ДеВеллис

R

. Развитие многомерных шкал локуса контроля здоровья (MHLC).

Моногр. Санитарного просвещения.

1978

;

6

:

160

170

. 33.

Тейлор

GJ

,

Райан

D

,

Бэгби

RM

.К разработке новой шкалы алекситимии в самоотчетах.

Psychother Psychosom.

1985

;

44

:

191

199

. 34.

Taylor

GJ

,

Bagby

RM

,

Ryan

DP

и др. Критерий достоверности Торонтской шкалы алекситимии.

Psychosom Med.

1988

;

50

:

500

509

.35.

Айзенк

HJ

, Айзенк С.Г. Б.

Руководство по опроснику личности Айзенка

. Лондон: Hodder & Stoughton;

1975

.

36.

Харрис

JA

. Дальнейшая оценка Анкеты агрессии: вопросы достоверности и надежности.

Behav Res Ther.

1997

;

35

:

1047

1053

0,37.

Talbot

F

,

Nouwen

A

,

Gauthier

J

.Является ли локус контроля здоровья трех- или двухфакторной конструкцией?

J Clin Psychol.

1996

;

52

:

559

568

0,38.

Уоллстон

КА

. Обоснованность многомерного локуса здоровья контрольных шкал.

J Health Psychol.

2005

;

10

:

623

631

. 39.

Bagby

RM

,

Taylor

GJ

,

Parker

JD

и др.Перекрестная проверка факторной структуры шкалы алекситимии Торонто.

J Psychosom Res.

1990

;

34

:

47

51

.40.

Burgess

AP

,

Carretero

M

,

Elkington

A

и др. Роль личности, стиля совладания и социальной поддержки в качестве жизни при ВИЧ-инфекции, связанном со здоровьем.

Qual Life Res.

2000

;

9

:

423

437

.41.

Westlake

C

,

Dracup

K

,

Creaser

J

и др. Корреляторы качества жизни, связанного со здоровьем, у пациентов с сердечной недостаточностью.

Сердце легкое.

2002

;

31

:

85

93

.42.

O’Carroll

RE

,

Couston

M

,

Cossar

J

и др. Психологические результаты и качество жизни после трансплантации печени: проспективное национальное одноцентровое исследование.

Транспл. Печени.

2003

;

9

:

712

720

. 43.

Schou

I

,

Ekeberg

O

,

Sandvik

L

и др. Множественные предикторы качества жизни, связанного со здоровьем, на ранней стадии рака груди. Данные годичного контрольного исследования по сравнению с населением в целом.

Qual Life Res.

2005

;

14

:

1813

1823

.44.

van den Berg

MP

,

Ranchor

AV

,

van Sonderen

FL

, et al. Пароксизмальная фибрилляция предсердий, качество жизни и невротизм.

Neth J Med.

2005

;

63

:

170

174

. 45.

Vandvik

PO

,

Wilhelmsen

I

,

Ihlebaek

C

и др. Коморбидность синдрома раздраженного кишечника в общей практике: яркая особенность с клиническими последствиями.

Алимент Pharmacol Ther.

2004

;

20

:

1195

1203

. 46.

Ямаока

К

,

Шигехиса

Т

,

Огоши

К

и др. Качество жизни, связанное со здоровьем, варьируется в зависимости от типа личности: сравнение среди онкологических, нераковых пациентов и здоровых людей среди населения Японии.

Qual Life Res.

1998

;

7

:

535

544

.47.

Zhang

SJ

,

Huang

LH

,

Wen

YL

и др. Влияние личности и механизмов выживания на качество жизни, связанное со здоровьем у реципиентов трансплантации печени.

Гепатобилиарный панкреат Dis Int.

2005

;

4

:

356

359

. 48.

Macaskill

GT

,

Хоппер

JL

,

Белый

V

и др.Генетические и средовые вариации в шкалах опросника Айзенка, измеренные на австралийских близнецах-подростках.

Behav Genet.

1994

;

24

:

481

491

. 49.

Wilhelmsen

I

,

Berstad

A

. Снижение частоты рецидивов язвенной болезни двенадцатиперстной кишки приводит к нормализации психологического стресса: наблюдение в течение 12 лет.

Сканд Дж Гастроэнтерол.

2004

;

39

:

717

721

.50.

Watson

D

,

Clark

LA

. О чертах характера и темпераменте: общие и специфические факторы эмоционального переживания и их отношение к пятифакторной модели.

J чел.

1992

;

60

:

441

476

. 51.

Jacobs

N

,

Kenis

G

,

Peeters

F

и др. Связанная со стрессом негативная аффективность и генетически измененная функция транспортера серотонина: свидетельство синергизма в формировании риска депрессии.

Arch Gen Psychiatry.

2006

;

63

:

989

996

. 52.

Kugler

J

,

Tenderich

G

,

Stahlhut

P

и др. Эмоциональная адаптация и воспринимаемый локус контроля у пациентов с трансплантацией сердца.

J Psychosom Res.

1994

;

38

:

403

408

. 53.

Левенсон

H

.Дифференциация между внутренним миром, сильными людьми и случайностью. В:

Lefcourt

HM

, изд.

Исследование с помощью конструкции локуса контроля

. Нью-Йорк: Academic Press;

1981

:

15

63

.

54.

Левенсон

H

. Многомерный локус контроля у психиатрических пациентов.

J Проконсультируйтесь с Clin Psychol.

1973

;

41

:

397

404

.55.

Wallston

KA

,

Wallston

BS

. Локус здоровья контрольных шкал. В:

Lefcourt

HM

, изд.

Исследование с помощью конструкции локуса контроля

. Нью-Йорк: Academic Press;

1981

:

189

243

.

56.

Newsom

JT

,

Knapp

JE

,

Schulz

R

. Продольный анализ конкретных областей внутреннего контроля и депрессивных симптомов у пациентов с рецидивирующим раком.

Health Psychol.

1996

;

15

:

323

331

. 57.

Taylor

GJ

,

Bagby

RM

,

Parker

JD

. Шкала алекситимии Торонто из 20 пунктов. IV. Надежность и факторная валидность в разных языках и культурах.

J Psychosom Res.

2003

;

55

:

277

283

. 58.

Рэмптон

D

.

Клиническая диагностика и лечение воспалительных заболеваний кишечника

. Лондон: Мартин Дуниц;

2000

.

59.

Альтман

DG

.

Практическая статистика медицинских исследований

. Лондон: Чепмен и Холл;

1991

.

60.

De Jong

GM

,

фургон

SE

,

Emmelkamp

PM

. Комплексная модель стресса. роль пережитого стресса и невротизма в объяснении отношений стресс-дистресс.

Psychother Psychosom.

1999

;

68

:

290

298

.

Заметки автора

Авторские права © 2008 Crohn’s & Colitis Foundation of America, Inc.

Алекситимия и личностные особенности пациентов с воспалительным заболеванием кишечника

Мы проанализировали результаты опроса N = 100 человек, страдающих хроническим воспалительным заболеванием кишечника, которые были пациентами в U.O.C. гастроэнтерологии, Policlinico P. Giaccone, Палермо, Италия, в течение 19 месяцев с мая 2011 года по декабрь 2012 года. Пациенты в возрасте от 18 до 65 лет страдают язвенным колитом (UC) или болезнью Крона. (CD), согласно диагнозу ВЗК, основанному на классических клинических, радиологических, эндоскопических и гистологических критериях, выпущенных Европейской организацией по болезни Крона и колита (ECCO) 27,28 .

Пациенты с тяжелой умственной отсталостью, неизлечимыми заболеваниями, глухотой и / или полной слепотой и / или афазией были исключены из обследования.Набирались пациенты с диагнозом хроническая ВЗК и наблюдались в отделении общей и специальной биомедицины отделения гастроэнтерологии и гепатологии университетской клиники «П. Джакконе »в Палермо. Всего у нас было 55 пациентов с CD и 45 пациентов с UC. В группу случаев во всем мире входят 51 участник мужского пола (средний возраст 40,7 года и стандартное отклонение 17,3 года) и 49 участников женского пола (средний возраст 40 лет и стандартное отклонение 14.1 год). Опрос проведен также в контрольной группе C = 66 человек. В контрольную группу вошли 66 участников с отрицательной историей ВЗК и отрицательной историей других психических расстройств и без записей о предыдущей госпитализации в какое-либо психиатрическое отделение. Контрольную группу составили 26 участников мужского пола (средний возраст 43,8 года и стандартное отклонение 12,2 года) и 40 женщин (средний возраст 41,8 года и стандартное отклонение 14,8 года).

Представленное здесь исследование представляет собой контрольное обсервационное исследование, в котором все действия выполнялись в соответствии с руководящими принципами, утвержденными этическим комитетом университетской больницы «Паоло Джакконе» Университета Палермо (прот.п. 4/2011 по 13.04.2011). Протокол исследования был одобрен этическим комитетом университетской больницы Университета Палермо (протокол № 4/2011 от 13.04.2011).

Перед тестированием все пациенты и контрольная группа дали свое письменное информированное согласие в соответствии с требованиями итальянского законодательства — Закон № 675 от 31.12.1996.

Психологические тесты

Исследование включало заполнение клинических и анамнестических форм и использование следующих тестов: шкала алекситимии Торонто (TAS-20), опросника личности Айзенка — пересмотренная краткая версия (EPQ –R- краткая версия), Опросник импульсивности Айзенка (IVE), Краткий обзор состояния здоровья с 36 пунктами (SF-36) и Перечень защитных механизмов (DMI).Психометрические свойства итальянских версий всех тестов приведены в Приложении 4.

Шкала Алекситимии Торонто 29 — это вопросник для самоотчета из 20 пунктов, основанный на 5-балльной шкале Лайкерта. Каждый пункт представляет собой утверждение, в отношении которого участник должен указать степень своего соответствия. Тест разработан с использованием общей шкалы от 20 до 100, которая позволяет различать «неалекситимический» (общий балл ниже или равный 50), «пограничный» (общий балл от 51 до 60) и «алекситимический». ”Участников (общий балл больше 60).Тест разработан не только для подсчета общих баллов, но и для того, чтобы связать балл с каждым из трех параметров, которые определяют конструкт алекситимии: трудность в идентификации чувств (F1), трудность в передаче чувств другим людям (F2), « Оперативное мышление », или внешнее мышление (F3).

Опросник личности Айзенка — Пересмотренный — Краткая версия 30 Тест — это дихотомический (да или нет) вопросник из 48 пунктов, разделенный на 4 шкалы: Психотизм, Экстраверсия, Невротизм, Ложь.Первые три измерения, согласно построению Айзенка, представляют основные измерения личности; четвертая — это контрольная шкала, направленная на выявление чьей-либо попытки лгать посредством искаженной самооценки. Типичный экстраверт общителен, имеет много друзей, ему нужно встречаться с людьми, с которыми можно поговорить, и он не любит одиночества, ищет стимулов, рискует, любит перемены, беззаботен, раскован, оптимистичен, предпочитает всегда быть на связи. Он обычно импульсивен, не контролирует свои чувства и склонен к агрессии.Человек, имеющий высокий балл по невротизму, тревожный, обеспокоенный собой, капризный, часто подавленный, демонстрирующий нарушения ритма сна и бодрствования, страдающий многими психосоматическими расстройствами, очень эмоциональный, и его аномальные эмоциональные реакции мешают его способности к адаптации. реагирует нерационально, а иногда и жестко. Высокие баллы по психотизму описывают человека, который одинок, не интересуется другими, с трудом приспосабливается, лишен чувств и сочувствия, нечувствителен, враждебен и агрессивен даже по отношению к любимым, и дерзок.Термины «Психотизм» и «Невротизм» не имеют патологической коннотации, хотя показывают личностные переменные, лежащие в основе «нормального» поведения. Для каждой шкалы тест имеет среднее значение 50. Оценка на 10 баллов выше или ниже среднего считается показателем статистически значимых отклонений от общей совокупности. Другими словами, значения от 40 до 60 обычно относятся к нормальным людям.

Реестр импульсивности Айзенка 31 — это дихотомический (да или нет) перечень из 54 пунктов, разделенный на три шкалы: импульсивность, дерзость, сочувствие.IVE используется для исследовательских целей во многих странах Европы и за пределами Европы из-за его чрезвычайной практичности и возможности получения независимых оценок по каждой из трех составляющих его шкал. Импульсивных участников можно определить как тех, кто не заботится о своих действиях и сильно недооценивает их последствия, в то время как смелые люди — это те, кто осмеливается рискнуть, хотя хорошо осознает, на какой риск они идут. Импульсивность положительно связана с психотизмом, дерзость положительно связана с экстраверсией, а эмпатия положительно связана с невротизмом, а отрицательно — с психотизмом.Те же пороговые значения, что и выше, применимы к тесту IVE.

Краткий опросник о состоянии здоровья, состоящий из 36 пунктов 32 Тест представляет собой опросник для самоотчета, связанный с состоянием здоровья и качеством жизни. Восприятие качества жизни играет важную роль у людей с хроническими патологиями, такими как ВЗК. Анкета была разработана в восьмидесятые годы в США и последовательно переведена и адаптирована к итальянской культуре. Всего 36 вопросов, образующих 8 различных шкал, достоверность которых в значительной степени подтверждена документально: физическое функционирование (PF) — 10 вопросов, ролевое физическое (RP — физические ограничения из-за состояния здоровья) — 4 вопроса, эмоционально-ролевые (RE), ролевые ограничения из-за эмоциональное состояние — 3 вопроса, боль в теле (АД) — 2 вопроса, общее состояние здоровья (GH), восприятие общего состояния здоровья — 5 вопросов, жизнеспособность (VT) — 4 вопроса, социальное функционирование (SF) — 2 вопроса, психическое здоровье ( MH) — 5 вопросов, Health Transitions (HT), изменение образа жизни — 1 вопрос.Все вопросы в SF-36, кроме одного, относятся к периоду времени в 4 недели до заполнения анкеты. SF-36 дает нам одну общую и две частичные оценки, одну о физическом здоровье и одну об эмоциональном здоровье. После сбора данных присвоение баллов каждому вопросу происходит в три этапа: (i) перекодирование вопросов для десяти вопросов, связанных со шкалой PF, как указано в исх. 32, (ii) вычисление баллов шкал путем суммирования баллов ответов на вопросы, связанные со шкалами (исходные баллы шкал), (iii) преобразование таких исходных баллов физического и психического здоровья в баллы в диапазоне от От 0 до 100, где 0 означает наихудший уровень, а 100 — лучший уровень функционирования.

Инвентаризация защитных механизмов 33 Тест — это стандартизированный инструмент, который оценивает защитные механизмы. Они подразделяются на пять защитных стилей:

Обращение против объекта (TAO): речь идет о защитных механизмах, которые блокируют отношение к внешнему миру, близость, вовлеченность, зрелую зависимость, если используются неадекватно. Люди, преимущественно использующие этот защитный стиль, не способны анализировать последствия своих действий, а также причины и эмоции других. Они демонстрируют вспыльчивый характер, враждебность и месть, лежащие в основе грубого и жестокого поведения в отношениях.Этот стиль защиты направлен на то, чтобы справиться с внешними угрозами и скрыть очень болезненные внутренние конфликты, создавая иллюзорное ощущение власти, силы, господства и контроля.

Проекция (PRO): этот защитный стиль включает в себя проекции и приписывание нежелательных мыслей или эмоций другим людям. Аффективность часто характеризуется отвращением и негодованием. Внешний мир воспринимается как враждебный и опасный, как и поведение и побуждения, связанные с ним. Этот стиль дает сразу три результата: избавление от неприемлемых характеристик; помещая их в других и таким образом контролируя их; создание оправданий для поведения и действий.

Принципализация (PRN): этот стиль включает более зрелые защиты, с помощью которых отделяются эмоциональные аспекты от когнитивных, чтобы легче справляться с последними с помощью интеллектуального контроля. Такие люди принимают потери и трудности, даже смиряясь с самыми трудными аспектами реальности.

Обращение против себя (TAS): этот стиль предполагает самонаказание. Он направлен на снижение угроз самоуважению, предвидение худшего и фальсификация реальности. Такой механизм создает качественный разрыв между суждением о настоящем и представлением о будущем.Для аффективности характерны стыд и отчаяние, связанные с заниженной самооценкой. Суждение о ситуациях предвзято из-за самонаказательного психического поведения.

Reversal (REV): такая защита сводит к минимуму серьезность внутренних и внешних угроз, неверно оценивая их. Реальность искажается, а неприемлемые ее части сводятся к минимуму, отрицаются или игнорируются. Такие люди обычно вежливы, надежны и оптимистичны.

Этот тест состоит из 12 историй для оценки преобладающих или привычных стилей защиты.Каждая история имеет четыре уровня анализа: явное поведение, фантазии, мысли и эмоции. Для каждого стиля защиты наивысший балл, который вы можете получить, составляет 80, пороговое значение, при котором мы считаем использование определенного стиля защиты патологическим, составляет 70 баллов, балл 65 считается высоким, а один — от 40 до 40 баллов. 60 можно считать нормальным.

Анализ данных

Для того, чтобы оценить основные психологические детерминанты ВЗК, мы решили использовать сетевое представление системы, в котором опрос рассматривается как двухсторонняя сеть, в которой элементы одного набора являются участниками, а элементы другой набор — это ответы, которые они предоставляют в анкете.Наш подход состоит из трех основных этапов: ( i ) для исследования уровня сходства между любыми двумя пациентами в нашем наборе данных ( ii ) для выбора тех сходств, которые несовместимы с нулевой гипотезой случайности, которая принимает во внимание неоднородность, присутствующую в системе, ( iii ), чтобы проверить, приводят ли эти сходства к появлению сообществ однородных пациентов, характеризующихся определенным признаком, и ( iv ) оценить, в какой степени такие особенности связаны с алекситимия и другие психологические факторы.

Статистический метод, используемый в нашем подходе для оценки степени сходства между участниками, требует, чтобы результаты опроса были описаны в терминах категориальных переменных 26 . Таким образом, наша методология идеально подходит для рассматриваемой нами системы, поскольку ответы на вопросы анкеты уже даны в категориальной форме. Однако этот метод может иметь эффект крупнозернистости. Другими словами, когда количество участников, дающих определенный ответ на вопрос, слишком мало, статистическая надежность полученной таким образом меры сходства будет низкой, учитывая, что доверительный интервал, связанный с наблюдаемым значением сходства, становится слишком высоким.Поэтому мы изменили исходную базу данных, чтобы удалить возможные источники такой проблемы, объединив несколько ответов. Подробное описание процесса агрегирования можно найти в Приложении A3. После завершения агрегирования ответов мы перешли к дальнейшим шагам: построению сети и характеристике сообществ.

Построение сети

Двудольная сложная система — это система, в которой можно выделить два типа элементов. Таким образом, элементы можно собрать в два набора, а именно набор A и набор B.Элементы набора A связаны с элементами набора B, но явной связи между элементами набора A и между элементами набора B нет. Примеры включают фильмы и актеров 34,35,36 , авторов и научные статьи 37,38,39,40 , учетные записи электронной почты и электронные письма 41 , растения и животные, которые их опыляют 42,43 , преступники и преступления 44 , инвесторы и торговые дни 45 , пользователи мобильных телефонов и звонки 46 . Двудольная сложная система может быть представлена ​​двудольной сетью, т.е.е. граф, в котором узлы сгруппированы в два набора, скажем, A и B, и связи могут возникать только между элементами набора A и элементами набора B, то есть соединения между элементами одного набора запрещены.

Спроектированная сеть множества A получается путем соединения вместе тех элементов множества A, которые имеют по крайней мере один общий элемент первого соседа B в исходной двудольной системе. Это взвешенная сеть, где вес, w ij , связи между элементами i и j , представляет собой количество элементов набора B, которые являются первыми соседями обоих i . и j в двудольной системе.Статистически подтвержденная проектируемая сеть из набора A получается в два этапа. Во-первых, с каждым звеном в проектируемой сети связано значение p, представляющее вероятность наблюдения веса, большего или равного наблюдаемому, при нулевой гипотезе случайного спаривания. Затем выбираются только связи с p-значением ниже заданного порогового значения статистической значимости — 1% скорректированного для проверки множественных гипотез в соответствии с показателем ложного обнаружения (FDR) в настоящем исследовании. Метод построения статистически подтвержденной сети подробно описан в ссылке.47.

Мы считаем, что система, которую мы рассматриваем здесь, может быть естественно представлена ​​как двусоставная сеть, где два набора задаются участниками с одной стороны, а ответы, которые они дают на вопросник, с другой стороны, как показано на рис. . 1 (левая панель). Фактически, между пациентами не существует связи a priori , как и связи a priori между набором возможных ответов на вопросник (см. Ссылку 26). Такая двусторонняя сеть дополнительно ограничивается тем фактом, что каждый участник дает один и только один ответ на каждый вопрос.Это ограничение требует, чтобы кто-то соответствующим образом изменил нулевую гипотезу, рассмотренную в исх. 47, чтобы применить метод статистически подтвержденных сетей к опросам, как показано в исх. 26 (см. Также ссылку 48). Начиная с двухсторонней сети, можно построить одномодовую проекцию на множество участников, как показано на рис. 1 (правая панель), установив связь между двумя респондентами, если они дали одинаковый ответ хотя бы на один вопрос. Вес такой ссылки определяется общим количеством ответов, которые есть у пары респондентов.Затем такой вес статистически подтверждается относительно нулевой гипотезы случайного ответа на каждый вопрос, нулевой гипотезы, которая учитывает неоднородность ответов, то есть степень « популярности » возможных ответов на каждый вопрос.

Рис. 1: Левая панель показывает схематическое представление двусторонней сети участников и их ответов.

Рассматриваем набор из 7 участников и 2 вопросов. Панель справа показывает схематическое изображение получившейся проецируемой сети со стороны Участников.Например, можно заметить, что участник C связан только с участником F через ответ 2 на вопрос 2.

Обнаружение и характеристика сообщества

Учитывая сеть, то есть набор узлов (или вершин), соединенных ссылками, можно выполнять поиск для сообществ внутри сети. Эвристически сообщества — это подмножества узлов (в нашем случае люди), которые демонстрируют более высокий уровень связи между ними по сравнению с их связью с другими узлами в сети (см.49 для подробного обсуждения).

В данной статье мы рассмотрим различные алгоритмы обнаружения сообществ в сетях. В частности, мы рассматриваем Infomap 50 и максимизацию алгоритма на основе модульности Radatool 51 .

Мы характеризуем полученные сообщества с точки зрения некоторых психиатрических или социологических характеристик, связанных с участниками, принадлежащими к ним. В частности, мы используем статистическую методологию, проиллюстрированную в исх. 52, который, по сути, состоит из повторяющегося построения таблиц непредвиденных обстоятельств и применения точного критерия Фишера 53 для проверки значимости связи в каждой таблице.Учитывая участников в сообществе и некоторые атрибуты, такие как пол, связанные с каждым участником системы, можно оценить, какие атрибуты чрезмерно представлены в сообществе по отношению к нулевой гипотезе случайной выборки. Идея состоит в том, что эти атрибуты характеризуют сообщество.

Для характеристики сообществ мы используем порог p-значения 5% и поправку Бонферрони для множественных сравнений.

(PDF) Характеристики личности и личность типа D у пациенток с язвенным колитом

Sadat,

et al

.: Личность и качество жизни при язвенном колите

Медицинский журнал | Октябрь 2012 г. |

903

Добросовестность. Этот образец для SI был очень похож на

Доброжелательность и Добросовестность, но эта подшкала

наиболее сильно коррелировала с Экстраверсией (отрицательно) и

Невротизмом. Эти результаты и корреляции согласовывались

с исследованием ДеФрюйта и Денолле [26]. Эти авторы полагали, что

, хотя кажется, что невротизм и экстраверсия

считаются основными чертами личности типа D, шкалы

типа D не идентичны стандартным критериям N и E.Они

предположили, что отношения ИФИ типа D не дискредитируют

типовой подход, преобладающий в исследовании здоровья

и болезней. Кроме того, Педерсон и Денолле [46] обнаружили

, что тип D имеет уникальное прогностическое значение. Сравнение

лицом к лицу подтвердило, что личность типа D, но не комбинация

высокого невротизма / низкой экстраверсии (по шкале

NEO ‑ FFI), предсказала серьезные неблагоприятные клинические события в группе

из 230 коронарных артерий. Пациенты с сердечными заболеваниями.Этот результат также был воспроизведен в настоящем исследовании

. Результат также показал, что

среди измерений ОСЗ только N и E могут достоверно

предсказать КЖ пациентов с ЯК, в то время как R2 и стандартные коэффициенты

регрессии типа D при прогнозировании КЖ были выше, и

выявили этот тип. D мог бы лучше предсказать эту переменную, чем

измерений NEO.

Другое завершение этого исследования показало, что 59% пациентов с ЯК

по сравнению с 33% в здоровой контрольной группе были отнесены к

личности типа D, а частота личности типа D

была значительно выше. Пациенты с ЯК, чем в контрольной группе.

Кажется правдоподобным интерпретировать результаты этого исследования

, как и ожидалось, если мы посмотрим на два компонента типа D,

, а также на различия между двумя группами. Наконец,

результаты показали, что пациенты типа D имели более низкую оценку качества жизни

. Это открытие соответствует результатам предыдущих исследований

личности типа D и нарушения качества жизни у пациентов с

сердечно-сосудистыми заболеваниями, [20] хронической болью [47] желудочно-кишечными

симптомами [23] и пациентами с СРК.[24] Текущие данные

также подтверждают результаты исследований, согласно которым этот тип личности

может сопровождаться неблагоприятными исходами для здоровья

и особенно приводить к плохому качеству жизни пациентов.

Результаты этого исследования следует интерпретировать с некоторыми предостережениями из-за некоторых ограничений. Во-первых, текущие оценки

были основаны на относительно небольшом размере выборки, который

ограничил исследованием посреднических или умеренных отношений

.Во-вторых, это исследование проводилось только на

пациентках с ЯК, в то время как, возможно, рассмотрение мужчин может дать

разных результатов. В-третьих, перекрестный характер исследования

ограничивает любые выводы о причинно-следственной связи в поле

типов личности и симптомов ЯК.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кантор М., Бернштейн CN. Клиническое течение и естественное течение

Язвенный колит. В: Sartor R, Sandborn W, Editors. Kirsner, s

Воспалительное заболевание кишечника.6-е изд. Филадельфия: ВБ. Сондерс;

2004. стр. 280‑7.

2. Cosnes J, Gower ‑ Rousseau C, Seksik P, Cortot A. Эпидемиология и

естественная история воспалительных заболеваний кишечника. Гастроэнтерология

2011; 140: 1785‑94.

3. Нахон С., Лахмек П., Саас С., Дюранс С., Олимпи А., Лесгург Б.,

и др. Социально-экономические и психологические факторы, связанные с

несоблюдением режима лечения у пациентов с ВЗК: результаты исследования ISSEO

.Inamm Bowel Dis 2011; 17: 1270-6.

4. Кифер Л., Киблес Дж. К., Мартинович З., Коэн Э., Денбург А. В.,

Барретт Т.А. Поведенческие вмешательства могут продлить ремиссию

у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. Behav Res Ther

2011; 49: 145-50.

5. Лав Дж. Р., Ирвин Э. Дж., Федорак Р. Н.. Качество жизни при воспалительном заболевании

кишечника. J Clin Gastroenterol 1992; 14: 15‑9.

6. Хаапамаки Дж. Качество жизни, связанное со здоровьем, симптомы и

сопутствующие заболевания воспалительного заболевания кишечника.Диссертация

подана на медицинский факультет Хельсинкского университета

на соискание степени доктора философии. 2011, Отделение

гастроэнтерологии, Медицинский факультет Хельсинкского университета

Центральная больница Хельсинки, Финляндия, ISBN: 978‑952‑10‑6808‑9.

7. Sainsbury A, Heatley RV. Психологические факторы качества жизни

больных воспалительным заболеванием кишечника. Алимент Фармакол

Тер 2005; 21: 499-508.

8. Casellas F, Lopez ‑ Vivancos J, Casado A, Malagelada JR. Факторы

, влияющие на качество жизни, связанное со здоровьем пациентов с

воспалительными заболеваниями кишечника. Qual Life Res 2002; 11: 775-81.

9. Морено-Хименес Б., Бланко Б.Л., Родригес-Муньос А., Эрнандес Э.С.

Влияние личностных факторов на качество жизни

пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. J Psychosom Res

2007; 62: 39–46.

10.Birgie B. Предсказывают ли черты личности общее качество жизни (короткая форма

, форма ‑ 36) у пациентов, страдающих язвенным колитом и болезнью Крона,

?. Сканд Дж. Гастроэнтерол 2008; 43: 1505‑13.

11. Робертсон Д.А., Рэй Дж., Даймонд И., Эдвардс Г. Профиль личности

и аффективное состояние пациентов с воспалительным заболеванием кишечника.

Кишечник 1989; 30: 623-6.

12. Дроссман Д.А., Рингель Ю. Психологические факторы при язвенном колите

и болезни Крона.В: Sartor R, Sandborn W, редакторы. Kirsner’s

Воспалительное заболевание кишечника. 6-е изд. Филадельфия: ВБ. Сондерс;

2004. стр. 340‑56.

13. Венссимо Р., Мота-Кардосо Р., Тейлор Г. Взаимосвязь между

алекситимией, эмоциональным контролем и качеством жизни у пациентов с

воспалительным заболеванием кишечника. Psychother Psychosom 1998; 67: 75-80.

14. Porcelli P, Taylor GJ, Bagby RM, DeCame M. Alexithymia

и функциональные желудочно-кишечные расстройства: сравнение с

воспалительным заболеванием кишечника.Psychother Psychosom 1999; 68: 263‑9.

15. Саджадинеджад М.С., Асгари К., Молави Х., Калантари М., Адиби П.

Психологические проблемы при воспалительном заболевании кишечника: обзор.

Gastroenterol Res Pract 2012; 2012: 1‑11.

16. Таллох Х., Пеллетье Р. Чем больше личность отличается? Тип D

личность и ее значение для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и реабилитации

. Curr Issues Cardiac Rehabil Prev 2008; 16: 1‑4.

17.Шер Л. Личность типа D: сердце, стресс и кортизол. QJM

2005; 98: 323‑9.

18. Молс Ф., Деноллет Дж. Личность типа D в общей популяции:

Систематический обзор состояния здоровья, механизмов заболевания и

проблем, связанных с работой. Результаты здорового качества жизни 2010; 8: 9.

19. Денолле Дж. Личность типа D: выявлен потенциальный фактор риска.

J Psychosom Res 2000; 49: 255-66.

20. Деноллет Дж., Ваес Дж., Брутсаерт Д.Л.Неадекватный ответ на лечение

при ишемической болезни сердца: побочные эффекты типа личности D и

более молодого возраста на 5-летний прогноз и качество жизни. Тираж

2000; 102: 630‑5.

21. Педерсен С.С., Деноллер Дж. Личность типа D, сердечные события и

ухудшение качества жизни: обзор. Eur J Cardiovasc Prev Rehabil

Психологические проблемы при воспалительном заболевании кишечника: обзор

Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), включая болезнь Крона (БК) и язвенный колит (ЯК), является хроническим инвалидизирующим заболеванием неизвестной этиологии.Существуют некоторые разногласия относительно роли психологических факторов в течении ВЗК. Цель данной статьи — рассмотреть эту роль. Сначала анализируются данные о роли стресса, уделяя особое внимание воспринимаемому стрессу и убеждениям пациентов о нем в запуске или обострении течения ВЗК. Затем рассматриваются возможные механизмы, с помощью которых стресс может трансформироваться в симптомы ВЗК, включая изменения моторной, сенсорной и секреторной функции желудочно-кишечного тракта, повышение кишечной проницаемости и изменения в иммунной системе.Рассмотрены роль беспокойства пациентов по поводу психологического стресса и их приспособления к болезни, плохие стратегии выживания и некоторые черты личности, которые обычно связаны с этими заболеваниями. Затем анализируются уровень распространенности, время начала и влияние тревоги и депрессии на качество жизни, связанное со здоровьем. Наконец, объясняются вопросы, связанные с болезненным поведением и необходимость интеграции психологических вмешательств с обычными протоколами лечения.

1.Введение

Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) описывает группу хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта, которые рецидивируют и перемежаются; этот термин в первую очередь включает болезнь Крона (БК) и язвенный колит (ЯК). Распространенность этих заболеваний увеличилась за последние десятилетия до 120–200 / 100000 и 50–200 / 100000 человек для ЯК и БК, соответственно [1]. На сегодняшний день не существует определенного лекарства от ВЗК, и лечение направлено на управление воспалительной реакцией во время обострения и поддержание ремиссии с акцентом на соблюдение терапии [2].Этиология ВЗК неизвестна, но считается, что каждый из генетических, иммунных и экологических факторов играет определенную роль в его возникновении [1, 3, 4]. Эти факторы взаимодействуют друг с другом, поэтому у человека с генетической предрасположенностью факторы окружающей среды вызывают иммунную дисфункцию и симптомы кишечника [5]. Одним из этих триггеров окружающей среды могут быть психологические факторы, в частности психологический стресс.

2. Роль психологического стресса в ВЗК

Вера в значимость психологических факторов для ВЗК не нова.Исторически впервые в 1930-х годах гастроэнтерологи и психиатры предположили, что эмоциональные жизненные события и переживания, вероятно, связаны с обострением кишечных симптомов [6]. В то время ВЗК считалось психосоматическим заболеванием, и его связь со стрессом и другими психологическими факторами считалась настолько сильной, что исследователи не чувствовали необходимости использовать какую-либо контрольную группу в своих исследованиях. Несколько десятилетий спустя это открытие было поставлено под сомнение в основном из-за методологической слабости и неконтролируемых исследований, опубликованных в этой области.Некоторое время ВЗК считалась органической болезнью, и психологические факторы не принимались во внимание как способствующие ей. Но дальнейшие неофициальные данные и клинические наблюдения показали, что стрессовые переживания могут отрицательно повлиять на течение ВЗК.

Действительно, многие обзорные статьи теперь подчеркивают взаимосвязь между стрессом и ВЗК [6–10], делая вывод о том, что путаница и разногласия в опубликованных отчетах частично объясняются различиями в определениях стресса (например, стрессовые жизненные события или неприятности, ежедневный стресс). и частично из-за включения смешанных групп пациентов (БК по сравнению с ЯК) и / или смешанного статуса заболевания (активный или неактивный) [6, 8].Таким образом, основные тенденции в недавних исследованиях заключались в том, чтобы различать пациентов с БК и ЯК и использовать понятие воспринимаемого стресса, которое подчеркивает субъективное восприятие стресса человеком и его / ее эмоциональную реакцию на него [11].

Эти тенденции способствовали разрешению противоречий и выявлению роли психологического стресса при ВЗК. Таким образом, хотя роль стресса в возникновении ВЗК не установлена, нет сомнений в том, что стресс является пусковым и усугубляющим фактором в отношении течения и симптомов ВЗК [8, 10, 12, 13].Действительно, это можно рассматривать как одну из детерминант рецидива болезни [12, 14, 15]. Тем не менее, есть некоторые противоречивые сообщения о связи между стрессом и началом болезни, как, например, у Li et al. [16], которые на основе последующего исследования возникновения ВЗК у родителей, потерявших ребенка в Дании, обнаружили отрицательную связь между психологическим стрессом и развитием ВЗК. Эти выводы подтверждают мнение почти 75% пациентов с ВЗК о том, что стресс или их собственная личность является основным фактором развития их заболевания [10, 12], а более 90% — что он влияет на активность их заболевания. [13, 17].

3. Возможные механизмы воздействия
психологического стресса на пациентов с ВЗК

В свете последних достижений психобиологических исследований, каковы механизмы, с помощью которых стресс может влиять на течение ВЗК?

3.1. Неспецифические эффекты

Многие симптомы ВЗК, испытываемые пациентами, могут быть вызваны стресс-индуцированными изменениями функции желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Между энтеральной нервной системой (ENS) и ее спинальными и вегетативными связями с центральной нервной системой существует хорошо иннервируемое нервное сплетение, известное как ось мозг-кишечник.Моторная, сенсорная и секреторная функция желудочно-кишечного тракта, а также пороги восприятия боли [13] могут прямо или косвенно зависеть от психологического и эмоционального стресса через эту ось. Эти эффекты опосредуются веществом P (SP), вазоактивным кишечным белком (VIP) [18], несколькими нейропептидами, нейротрансмиттерами и гормонами [12, 19]. Стресс стимулирует секрецию кортикотропин-рилизинг-фактора (CRF) центральными или периферическими частями ЦНС (гипоталамус и кора надпочечников, соответственно.). В то время как центральный CRF регулирует систему АКТГ-кортизол, периферический CRF напрямую влияет на моторику желудочно-кишечного тракта. Эндогенный CRF опосредует индуцированное стрессом подавление моторики верхних отделов желудочно-кишечного тракта и стимуляцию моторики толстой кишки [12, 20]. Таким образом, когда такие симптомы, как боль в животе и изменение функции кишечника, возникают при ВЗК без значительной активности заболевания, их можно отнести, по крайней мере, в некоторых случаях, к изменениям моторной и сенсорной функции в результате психологического стресса.

3.2. Кишечная проницаемость

Психологический стресс может также увеличить кишечную проницаемость, вероятно, в результате изменений в холинергической нервной системе и функции тучных клеток слизистой оболочки [21]. Söderholm и Perdue [22] указали, что различные типы физического и психологического стресса влияют на некоторые компоненты функции кишечного барьера, такие как увеличение кишечной проницаемости и стимуляция секреции ионов, воды, слизи и даже IgA. Эта повышенная проницаемость, в свою очередь, снижает барьерную функцию слизистой оболочки и изменяет взаимодействие бактерий с хозяином [12, 23].Однако, основанные в основном на исследованиях на животных, эти наблюдения, вероятно, играют роль в патофизиологии ВЗК у человека.

3.3. Иммунологические механизмы

Наконец, стресс также может опосредовать свое влияние на ВЗК через иммунную систему [15, 19]. С одной стороны, считается, что неадекватно контролируемая реакция слизистой оболочки кишечника приводит к воспалению у пациентов, которые генетически предрасположены к ВЗК. Дисфункция кишечной иммунной системы и перекрестная реактивность ее клеток против эпителиальных клеток хозяина являются основными механизмами возникновения воспалительного ответа [5].С другой стороны, все более широко признается, что ось HPA (гипоталамус-гипофизарно-надпочечники), вегетативная нервная система (ВНС) и ENS могут напрямую взаимодействовать с иммунной системой. Цитокины являются важными иммунными молекулами в патогенезе ВЗК [24, 25]. Многие исследователи [15, 20, 26, 27] сообщили, что хронический или острый стресс может изменять профили цитокинов (например, IL-1 β , IL6, IL10, IL4 и TNF α ) или гормоны, такие как кортизол, которые могут способствовать патофизиологии ВЗК.Между нейронами и тучными клетками желудочно-кишечного тракта существует двунаправленная связь [28], а тучные клетки слизистой оболочки могут быть активированы стрессом [15, 29]. Стресс-индуцированная активация тучных клеток посредством высвобождения медиаторов, таких как эйкозаноиды, серотонин и IL6, может вносить вклад в патогенез ВЗК [29].

3.4. Непрямые эффекты

В дополнение к вышеупомянутым прямым путям стресс также может косвенно влиять на клиническое течение ВЗК. Эти косвенные эффекты проявляются в поведении, которое, как известно, способствует рецидиву [14], включая плохую приверженность к лечению [30] и курение [31].Прямые и косвенные механизмы, с помощью которых стресс может влиять на течение ВЗК, показаны на Рисунке 1.


4. Как справиться с ВЗК

При развитии ВЗК непредсказуемость, неопределенность и хроническое течение болезни могут вызвать широкий спектр психологических и межличностных проблем для пациентов. К ним относятся потеря контроля над кишечником, утомляемость, нарушение образа тела, страх сексуальной неадекватности, социальная изоляция зависимости, беспокойство о том, что человек не может полностью раскрыть свой потенциал, и чувство грязи [13, 32].Действительно, такие симптомы, как недержание кала или загрязнение и отсутствие контроля над кишечником, могут привести к потере чувства собственного достоинства или вызвать стигматизацию у пациентов [33, 34].

Решение этих проблем требует соответствующих стратегий выживания и хорошей адаптации. К сожалению, однако, различные исследования показывают, что пациенты с ВЗК в значительной степени полагаются на пассивные стратегии совладания [34, 35], используя меньше целенаправленных решений проблем и позитивной переоценки, и больше стратегий избегания и избегания [36, 37].Проблемы, подобные перечисленным выше, с одной стороны, и пассивное и / или избегающее совладание с другой, приводят к психологическому дистрессу [38] с дезадаптацией и плохой адаптацией к болезни.

Sewitch et al. [39] и Mikocka-Walus et al. [40] с использованием списка симптомов-90-R (SCL-90) указали, что у пациентов с ВЗК было нарушено психологическое функционирование. Когда пациенты получают новый диагноз ВЗК, происходит ряд психологических адаптационных шагов. Например, пациент может провести первоначальную оценку вероятного воздействия болезни на его / ее жизнь, впоследствии показывая эмоциональные реакции, такие как дистресс, горе, а иногда и чувство вины, демонстрируя поведенческую реакцию, включающую прием новых лекарств, поиск социальной поддержки и изменение их диета; могут иметь место различные степени отрицания и / или принятия болезни.Этот адаптивный процесс сложен; на него, вероятно, будет влиять ряд факторов, включая тяжесть заболевания, возраст начала заболевания, степень его влияния на жизнь пациента и его планы на будущее [32], убеждения и мысли о болезни и здоровье, атрибуцию болезни [37] , эмоциональный статус [41] и предыдущий опыт.

Среди них детально изучены такие факторы, как социальная поддержка и аффективное состояние (в рамках личностных черт). Sewitch et al. [39] показали, что взаимосвязь между психологическим дистрессом и воспринимаемым стрессом меняется в зависимости от уровня удовлетворенности социальной поддержкой.Для пациентов, которые испытали умеренный или высокий уровень воспринимаемого стресса, высокая удовлетворенность социальной поддержкой снизила уровень психологического стресса и способствовала адаптации к заболеванию, что подчеркивает важность социальной поддержки в поддержании психического здоровья и адаптации к ВЗК. . Более того, Pellissier et al. [41] предположили, что отрицательный эффект был связан с ухудшением способности справляться с ВЗК.

5. Черты личности

Возможно, эти факторы можно объединить вместе и отнести к чертам личности.Действительно, некоторые пациенты с ВЗК считают, что их собственная личность является основным фактором развития их болезни [17]. В этом контексте Торнтон и Андерсен [42] предполагают, что черты личности могут модулировать взаимосвязь между стрессом и иммунологической реакцией на него.

5.1. Невротизм и перфекционизм

Сообщается, что у пациентов с ВЗК наиболее распространенной чертой личности является невротизм [17, 43, 44]; кроме того, высокие показатели невротизма, по-видимому, снижают психологическое благополучие, психологическую адаптацию и качество жизни пациентов с ВЗК [44, 45].Еще одна личностная характеристика, которая подчеркивается у пациентов с ВЗК, — это перфекционизм [46]; его негативное влияние на ВЗК, вероятно, объясняется его связью с негативными когнитивными предубеждениями, повышенной реактивностью на стрессоры и чувством давления, чтобы быть и выглядеть безупречным. Последнее может быть особенно вредным для пациентов с ВЗК, поскольку эти состояния часто сопровождаются стигмой, стыдом, чувством грязи и бременем [47]. Вышеупомянутые исследователи показали взаимосвязь между перфекционизмом и психологическим воздействием ВЗК, так как эта черта была связана с эмоциональной озабоченностью, связанной с неадаптивным способом совладания с болезнью.

5.2. Алекситимия

Некоторые исследования показали, что алекситимия является еще одной частой личностной характеристикой пациентов с ВЗК. Пациенты с алекситимией испытывают трудности с распознаванием и вербализацией эмоций, и их способность регулировать эмоции и выражать их другим обычно снижена [48]. Многочисленные исследования [36, 44, 45, 49] показали, что пациенты с ВЗК имеют более высокие баллы по алекситимии, чем контрольная группа. В исследовании Jones, Wessinger и Crowell [36] баллы 74 пациентов с СРК, 55 здоровых контрольных субъектов и 48 пациентов с ВЗК сравнивались по Торонтской шкале алекситимии, и результаты показали, что пациенты с СРК и ВЗК имели более высокие баллы по показателям алекситимии, чем элементы управления, но не отличались друг от друга.Porcelli et al. [49] в эпидемиологическом исследовании сравнили 121 пациента с функциональными желудочно-кишечными расстройствами, 116 пациентов с ВЗК и группу из 112 здоровых субъектов с использованием шкалы алекситимии Торонто. Их результаты показали, что группа FGID была значительно более алекситимной, чем группа IBD, а баллы в двух желудочно-кишечных группах были выше, чем в нормальной здоровой группе. Даже после учета влияния образования, пола, беспокойства, депрессии и желудочно-кишечных симптомов эти различия оставались значительными.Морено-Хименес и др. [44] не использовали никаких контрольных групп. В своей выборке, состоящей из 60 пациентов с ЯК и 60 пациентов с БК, они попытались ответить на этот вопрос о том, какие личностные факторы могут предсказать HRQOL у пациентов с ВЗК. Они показали, что сложность описания своих чувств была важна для предсказания двух измерений HRQOL, то есть системных симптомов и социального функционирования. Трудность в описании своих чувств отрицательно предсказывала системные симптомы и социальное функционирование. Пациенты, которым было труднее описать свои чувства, сообщали о более низком HRQOL.

Однако Дроссман и Рингель [13] вновь подчеркнули, что, хотя алекситимия не специфична для ВЗК, она может побуждать пациентов сообщать о своем психологическом стрессе с помощью соматических и поведенческих симптомов, а не словесного общения; это может произойти, в частности, когда пациенты имеют ограниченную воспринимаемую социальную поддержку или такие личностные черты, как интроверсия. Независимо от того, является ли алекситимия специфической для ВЗК или нет, сообщалось, что больным пациентам труднее описывать свои чувства другим людям, у них более неблагоприятный исход болезни, более низкое психологическое функционирование и более низкое качество жизни, связанное со здоровьем [44, 46, 50] .

Хотя отдельные черты личности были изучены среди пациентов с ВЗК, на сегодняшний день ни один конкретный тип личности не соответствует этому заболеванию. В будущих исследованиях рекомендуется учитывать отдельные черты личности, наблюдаемые у этих пациентов, и интегрировать их таким образом, чтобы эти черты были адресованы новым типам личности, таким как тип D [51, 52] и C [53], которые хорошо подходят друг другу. с нерегулируемой иммунной и гормональной системами, характерными для ВЗК.

6. Беспокойство и депрессия

Вышеупомянутые многочисленные опасения и опасения, вместе с осознанием пациентами своей неизлечимости, неопределенного течения и прогноза, а также их страха перед хирургическим вмешательством или развитием рака, вероятно, способствуют возникновению риска. тревожности у людей с ВЗК [54, 55].Как только у пациента развивается ВЗК, он / она обычно может сформировать адаптивную адаптацию к нему и принять это состояние. Иногда, когда у пациента слабые навыки совладания или социальной поддержки, или когда он / она может быть лично предрасположен (некоторые черты личности, такие как невротизм), он / она может чувствовать разочарование, грусть и избегать социальных событий. Согласно теории Селигмана [56], непредсказуемое и неизлечимое течение болезни ослабляет веру человека в самоконтроль [33] и самоэффективность [23, 32, 57] и тем самым вызывает беспомощность и предрасполагает пациента к депрессии.

Существуют некоторые разногласия относительно коморбидности клинической тревоги и депрессии у пациентов с ВЗК. В то время как некоторые исследователи [38, 58, 59] не нашли доказательств какой-либо связи между этими психическими расстройствами и ЯК или БК, другие [60–63] подтвердили, что депрессия и тревога часто встречаются у пациентов с ВЗК. Распространенность тревожности и / или депрессии оценивается в 29–35% во время ремиссии [64], 80% — тревожности и 60% — депрессии во время рецидива [65].Робертсон и др. [17] и Mikocka-Walus et al. [40] провели различие между этими расстройствами и сообщили, что тревога более распространена, чем депрессия, при ВЗК.

Другой источник разногласий заключается в вопросе о том, предшествуют ли психологические расстройства и / или следуют ли за ними после начала ВЗК? Некоторые исследователи считали психологические расстройства следствием нового диагноза [6, 20] и подчеркивали, что ВЗК не вызвано психологическим состоянием. Однако Курина и соавт. [66], используя базу данных связанных выписок из больничных записей, в ретроспективном вложенном исследовании случай-контроль с участием 12499 пациентов (7268 UC и 5231 CD) и 800000 контрольных пациентов с незначительными заболеваниями, не связанными с интересующими состояниями, обнаружили, что и депрессия и тревога предшествовала UC (но не CD) значительно чаще, чем можно было бы предположить случайно; отношения были наиболее крепкими, когда незадолго до яК были диагностированы психические расстройства.Однако после постановки диагноза БК эти расстройства встречались значительно чаще, а за ЯК следовала тревога, а не депрессия. Напротив, Tarter et al. [67] сообщили, что тревога до постановки диагноза была обычным явлением при БК, но не обнаружила значимого предшествующего психологического расстройства при ЯК. Эти исследователи изучили 53 последовательных пациента с ВЗК, включая 26 пациентов с БК и 27 пациентов с ЯК, а также 28 здоровых пациентов из контрольной группы. В этом исследовании по сравнению с нормальной контрольной группой пациенты с CD демонстрируют повышенную распространенность тревожности, депрессии и панического расстройства, возникающих в любой момент их жизни.Только паническое расстройство имело повышенную распространенность при БК по сравнению с обычными людьми, проживающими в сообществе, до момента начала болезни. Лица с ЯК не демонстрировали повышенной распространенности психических расстройств до или после начала заболевания. Mikocka-Walus et al. [7] предположили, что трудно согласовать эти два расходящихся вывода, поскольку ни одно исследование не контролировалось должным образом. Однако размер выборки группы Курина и др. [66] был значительно больше, чем у группы Тартера и др.[67], и это методологическая сила отчасти облегчает вывод.

Независимо от того, появляются ли тревога и депрессия до или после начала ВЗК, физиологические данные [68, 69] предполагают, что эти расстройства настроения могут стимулировать выработку провоспалительных цитокинов и тем самым отрицательно влиять на течение ВЗК, заключение, подтвержденное клиническими наблюдениями [ 64]. Дроссман и Рингель. [13] предполагают, что психологические нарушения как компонент заболевания могут модулировать его клиническое проявление, а не быть этиологическими или специфическими для ВЗК.Поэтому первоочередной задачей является уделение пристального внимания возможности расстройств настроения у пациентов с ВЗК.

7. Качество жизни (QOL)

ВЗК обычно начинается в детском или молодом возрасте и длится всю жизнь. Хотя ожидаемая продолжительность жизни пациентов с ВЗК приближается к продолжительности жизни здоровых людей, ВЗК существенно ухудшает качество жизни пациентов, связанное со здоровьем (HRQOL) [70, 71]. Соответствующие факторы включают те, которые обсуждались выше, хроническое течение ВЗК, его осложнения, связанные с этим посещения врача и госпитализации, а также побочные эффекты медицинского лечения или хирургического вмешательства.Поэтому неудивительно, что пациенты с активной ВЗК имеют более низкое качество жизни, связанное с конкретным заболеванием, по сравнению с пациентами с неактивным заболеванием [35, 72–74]. Конечно, плохое качество жизни не ограничивается активными эпизодами, и негативное влияние ВЗК на качество жизни пациентов сохраняется, даже когда оно неактивно. Учитывая тип заболевания, Mikocka-Walus et al. [40] и Farmer et al. [75] указали, что ухудшение психосоциальных аспектов HRQOL больше при БК, чем при ЯК. Mikocka-Walus et al.[40] сравнили психологические проблемы, такие как тревога и депрессия, а также ухудшение качества жизни при ВЗК, СРК и гепатите С, и среди населения в целом. Эти исследователи обнаружили, что в каждой из трех групп качество жизни было значительно ниже, чем в общей популяции. В группе IBD 31 участник с CD имел более низкое физическое качество жизни по подшкалам Physical Component Summary (PSC) SF-12, чем 33 пациента с UC (). Farmer et al. [75], используя интервью, состоявшее из четырех категорий: функциональные / экономические, социальные / рекреационные, аффекты / жизнь в целом и медицинские / симптомы, изучили качество жизни на 94 пациентах с язвенным колитом и 70 пациентах с болезнью Крона.Они обнаружили, что пациенты с язвенным колитом в ходе интервью имели более высокие баллы по медицинским показателям / симптомам, чем пациенты с болезнью Крона. Эти исследователи полагали, что, возможно, эти результаты могут быть связаны с более тяжелым заболеванием у пациентов с БК, чем у пациентов с ЯК. На этот вывод также указали Дроссман и Рингель [13]. Однако другие предположили, что после учета тяжести заболевания не было значительных различий между CD и UC с точки зрения HRQOL [57, 70].

Однако физические симптомы ВЗК не полностью объясняют снижение HRQOL у пораженных пациентов, поскольку активность заболевания и интенсивность симптомов пациентов не коррелируют в значительной степени с их субъективными нарушениями [77]. Действительно, социально-демографические переменные влияют на качество жизни. Например, Sainsbury and Heatley [35], Casellas et al. [70] и Haapamaki [71] перечислили влияние пола (женщины имели худшее качество жизни, чем мужчины), уровня образования, социально-экономического статуса и старшего возраста на HRQOL пациентов с ВЗК.В дополнение к социально-демографическим переменным, другие отмечали, что психологические факторы также могут влиять на HRQOL при этих заболеваниях. В связи с этим большее психологическое расстройство и наличие тревоги или депрессии способствуют ухудшению качества жизни человека, независимо от тяжести ВЗК [43, 59, 74]. Кроме того, Морено-Хименес и др. [44] и Boye et al. [45] предполагают, что такие факторы, как личностные особенности, могут влиять на психологическое благополучие и качество жизни человека; Согласно их исследованиям, невротизм и трудности с описанием своих чувств другим людям были связаны с более низким уровнем качества жизни.В целом, из-за его влияния на психологическое благополучие пациентов, социальная адаптация к их ВЗК и обращаемость за медицинской помощью настоятельно рекомендуется включать HRQOL в рутинную клиническую оценку пациентов с ВЗК и нацеливать его в качестве цели лечения. Факторы, влияющие на качество жизни пациентов с ВЗК, приведены в таблице 1.

Активность, связанная с заболеванием

Фактор Исследование Результат


Vidal et al.[74] Активность заболевания была одним из самых сильных предикторов ухудшения качества жизни.
Альберснагель и Дейкстра [72] Активность заболевания отрицательно влияет на качество жизни пациентов.
Haapamaki [71] Активность заболевания была наиболее важным фактором, влияющим на ухудшение качества жизни.
Graff et al. [73] Пациенты с активным заболеванием имели более низкие показатели качества жизни, но участники с активным или неактивным заболеванием имели неоптимальное общее качество жизни.
Степень тяжести заболевания Guthrie et al. [58] Серьезность заболевания была одним из факторов, способствовавших ухудшению качества жизни.
Тип заболевания Mikocka-Walus et al. [40] Пациенты с БК, как правило, имели худшее физическое качество жизни, чем пациенты с ЯК.
Casellas et al. [70] Тип заболевания не позволял прогнозировать оценку качества жизни.
Guthrie et al. [58] После контроля тяжести заболевания не было значительных различий между CD и UC в показателях качества жизни.
Graff et al. [73] Тип заболевания не влиял на качество жизни.
Хирургический анамнез Хаапамаки [71] Более низкие показатели качества жизни наблюдались у пациентов, перенесших операцию.
Хроничность заболевания Хаапамаки [71] У впервые диагностированных пациентов наблюдались более низкие показатели качества жизни.
Casellas et al. [70] Более длительная продолжительность заболевания и более низкий индекс рецидивов в год предсказывали лучшее качество жизни.
Необходимость госпитализации Casellas et al. [70] Отсутствие необходимости в госпитализации предсказывало лучшее качество жизни.

Демографические факторы Пол Хаапамаки [71] Качество жизни женщин ниже, чем у мужчин.
Casellas et al. [70] Женский пол предсказал лучшее качество жизни.
Возраст Хаапамаки [71] Пациенты пожилого возраста имели худшее качество жизни.
Уровень образования Casellas et al. [70] Более высокий уровень образования предсказал лучшее качество жизни.

Психологические факторы Личность Vidal et al. [74] Черты личности не играли существенной роли в КЖ.
Moreno-Jiménez et al. [44] Невротизм и трудности с описанием чувств другим были связаны с более низким качеством жизни.
Психологический стресс Видал и др. [74] Психологический стресс был одним из самых сильных предикторов ухудшения качества жизни.
Guthrie et al. [58] Психологические симптомы были одним из факторов, способствовавших ухудшению качества жизни.
Социальная поддержка Морадхани [76] Активность в онлайн-группах поддержки не была связана с качеством жизни.

8.Поведение при болезни

Личное значение болезни, отношение и ожидания человека, а также отношение болезни к внутренним или внешним факторам — все это может повлиять на беспокойство, связанное с заболеванием, и, следовательно, на приспособление пациента к болезни. Поскольку пациенты различаются социальным контекстом, культурным наследием, системами ценностей, структурой семьи, предыдущим опытом болезни и психологическим статусом, каждый человек может по-разному реагировать на проблему хронического заболевания, такого как ВЗК.Левенштейн и др. [78] предположили, что из-за влияния социокультурных представлений и ценностей на болезнь, влияние данной болезни может также значительно варьироваться в зависимости от страны, даже если ее биологическое поведение единообразно.

Например, пациент с язвенным колитом, который страдает от болей в животе, может не обращаться к врачу, если он / она ранее испытывал эти симптомы без серьезных последствий или если он / она вырос в семье, где внимание к болезни уделялось был минимальным, или если он / она считает, что жалоба может рассматриваться как слабость.Другой пациент с такой же активностью и симптомами заболевания может часто пользоваться услугами здравоохранения, если он / она считает, что симптомы имеют опасные последствия, и стремится к инвалидности или происходит из семьи, где болезни уделялось больше внимания. В этом контексте Drossman et al. [79] обнаружили, что количество посещений врача у пациентов с ВЗК было связано как с психологическими, так и с физическими факторами здоровья, поэтому наличие психологического стресса, такого как депрессия, может приводить к более частым посещениям врача.

По указанным выше причинам врачи должны установить тесные и эффективные терапевтические отношения со своими пациентами, быть чуткими и отзывчивыми к беспокойству своих пациентов по поводу ВЗК, предоставлять информацию, соответствующую их вопросам и потребностям, и должным образом информировать своих пациентов о их состояние и запланированное лечение, тем самым уменьшая беспокойство и неуверенность пациентов, а также их зависимость от системы здравоохранения.

9. Ведение психологических расстройств
у пациентов с ВЗК

Как упоминалось ранее, психологические расстройства, такие как тревога и депрессия, распространены среди пациентов с ВЗК.Даже если серьезность этих психологических проблем не соответствует клиническому определению психического заболевания, психологический дистресс, беспокойство, беспокойство, страхи и плохие стратегии выживания, которые могут привести к снижению качества жизни, полностью оправдывают профессиональное внимание. Большинство современных традиционных методов лечения ВЗК связаны с потенциальными побочными эффектами, некоторые из которых являются психологическими (например, изменения настроения, мания или депрессия, вызванные кортикостероидами), и ни одно из них не обращает внимания на психологический статус или проблемы пациента или качество жизни [63 ].Следовательно, интеграция психологического лечения с традиционной медицинской терапией для улучшения психологического стресса и стратегий выживания, а также, когда это необходимо, для облегчения депрессии или беспокойства, вероятно, будет полезна.

9.1. Влияние психологического вмешательства на активность ВЗК

Было высказано предположение, что если психологический стресс, например, из-за ухудшения слизистого барьера и иммунной функции, является патогенным фактором ВЗК (см. Выше), то психологическое вмешательство, направленное на снижение стресса, потенциально может снизить активность заболевания [9, 15].В частности, Niess et al. [19], а также Торнтон и Андерсен [42] предположили, что психологические вмешательства, такие как тренировки по релаксации, влияют на вызванные стрессом изменения иммунной системы. Кроме того, как сообщается, психологическое вмешательство может улучшить течение некоторых иммуноопосредованных заболеваний, таких как рак и ВИЧ [93, 94]. Необходима дополнительная работа для оценки предположения о том, что психологические подходы могут повлиять на течение самого ВЗК.

9.2. Улучшение личного контроля

Другая причина для включения этих вмешательств в качестве дополнительных опций в протокол лечения связана с установлением и усилением у пациента чувства личного контроля.По сравнению с медикаментозной терапией, которая подчеркивает послушание пациента своему врачу в отношении, например, приверженности лечению, психологическое вмешательство вовлекает пациента в процесс лечения и усиливает чувство личного контроля над своим заболеванием. Эти вмешательства делают это путем обучения пациентов подсказкам для управления стрессом и их расслабления, помогают пациентам решать свои проблемы, а не избегать их или отдавать их другим, и реструктурируют свои познания, а не пытаются изменить свою внешнюю среду.Многие исследователи [95] в области социологии и психологии указали, что личный контроль важен для психологического функционирования и может рассматриваться как надежный предиктор физического и психического благополучия. Кроме того, психологические вмешательства могут повысить самоэффективность пациентов и, таким образом, улучшить их способность справляться со своим стрессом и управлять им.

9.3. Возможные психологические методы лечения

Многочисленные психологические вмешательства были разработаны и изучены при ВЗК с различными результатами.Keller et al. [80] и Wietersheim et al. [81] сообщили, что поддерживающая экспрессивная и психодинамическая терапия может быть неэффективной при лечении сопутствующих психологических заболеваний и соматического течения ВЗК. Некоторые исследования [43, 82–86] показали, что, хотя когнитивно-поведенческая терапия или управление стрессом могут привести к значительному улучшению тревожности, депрессии и качества жизни, они не влияют на течение ВЗК у пациентов. Напротив, другие исследователи [87–89] предположили, что управление стрессом, тренировка по релаксации и консультирование, ориентированное на ВЗК, были полезны как при психологических проблемах, так и при клинических симптомах ВЗК.Комплексная программа изменения образа жизни [90] и психо-телесная терапия [91] также изучались у пациентов с ВЗК и показали значительное улучшение качества жизни, тревожности и психологического благополучия.

9.4. Антидепрессанты

Высокая распространенность психологических расстройств, таких как тревога и депрессия, у пациентов с ВЗК, может рекомендовать психофармакологические методы лечения, особенно антидепрессанты, в качестве альтернативного лечения для этих пациентов. Хотя качественное исследование [92], основанное на интервью с гастроэнтерологами, показало, что некоторые гастроэнтерологи используют антидепрессанты для лечения боли, беспокойства и / или депрессии и бессонницы у пациентов с ВЗК, на сегодняшний день применение этих препаратов не является простым делом.Mikocka-Walus et al. [96], основываясь на своем систематическом обзоре антидепрессантов и ВЗК, сообщили, что трициклические антидепрессанты (например, амитриптилин, дотиепин, протиаден, доксепин, имипрамин и нортриптилин) не только облегчают психологический стресс, но также имеют некоторые положительные эффекты на соматический статус Пациенты с ВЗК за счет уменьшения боли, раздражения кишечника и позывов к дефекации. Новые антидепрессанты не прописываются врачами в таком количестве, как ТЦА. Недавний систематический обзор Mikocka-Walus et al.[97] даже сообщили, что антидепрессанты положительно влияют на воспаление кишечника у пациентов с ВЗК. Поскольку большинство опубликованных данных в этой области не были рандомизированы и имеют методологические недостатки, Hardt et al. [63] пришли к выводу, что невозможно однозначно сказать об эффективности антидепрессантов на психический и соматический статус пациентов с ВЗК.

В целом, хотя существуют противоречивые сообщения о влиянии психологических вмешательств на клиническое течение ВЗК, большинство из них демонстрируют положительное влияние на психологический и эмоциональный статус и качество жизни человека.Противоречивые результаты могут быть частично из-за различий в дизайне исследований, компонентах протестированных протоколов лечения, оцененных критериях исхода и других искажающих переменных. Несомненно, необходимы более тщательные и лучше спланированные исследования в этой области. Что касается недавних открытий о влиянии психологических вмешательств на иммунную модификацию [97, 98] и снижение вероятности рецидива [57], необходимость их включения в традиционный протокол лечения ВЗК более проиллюстрирована.Варианты лечения психических расстройств у пациентов с ВЗК перечислены в таблице 2.

9 life 4 -фокусированное консультирование

Лечение Исследование Эффективность
Психологические проблемы Курс ВЗК

Поддерживающая-экспрессивная и психодинамическая терапия Keller et al. [80] и Wietersheim et al.[81] Неэффективно Неэффективно Не сообщается
КПТ или управление стрессом Boye et al. [45, 82], Sibaja et al. [83], Schwarz and Blanchard [84], Mussell et al. [85], Szigethy et al. [86] Эффективно Неэффективно Эффективно
Гарсия-Вега и Фернандес-Родригес [87],
и Шоу и Эрлих [88]
Эффективно Не указано 902 242 Не указано 902 902 902 Не указано 902 902 Wahed et al.[89] Эффективный Эффективный Не сообщается
Программа изменения образа жизни Langhorst et al. [26, 90] Эффективно Не сообщается Эффективно
Терапия разум-тело Elsenbruch et al. [91] Эффективный Не сообщается Эффективный
Антидепрессанты Mikocka-Walus et al. [7, 92] Действующий Спорный Не сообщается

10.Заключение

Текущие данные показывают, что психологические факторы играют роль как в патофизиологии и течении ВЗК, так и в том, как пациенты справляются с этими хроническими и инвалидизирующими заболеваниями. За последние два десятилетия улучшения в дизайне и методологии исследований, наряду с достижениями в психонейроэндокринологии и психонейроиммунологии, привели к лучшему, хотя и неполному, пониманию соответствующих патофизиологических механизмов. Вклад некоторых психологических факторов, таких как предрасположенность личности, остается неопределенным и требует дальнейшего изучения.Что наиболее важно, учитывая важность психологической дисфункции в изменении поведения при болезни и ее негативное влияние на симптомы и качество жизни, интеграция психологических вмешательств в традиционную медицинскую терапию представляется целесообразной. Однако там, где наиболее остро необходимы дальнейшие исследования, они заключаются в анализе точного воздействия этих вмешательств не только на психологическое состояние и качество жизни, но также на физиологические параметры и течение самого ВЗК. Такое исследование должно также изучить, какой компонент или комбинация компонентов является наиболее эффективным для психологического лечения ВЗК.

Вклад авторов

Все авторы внесли равный вклад в эту работу.

Поддерживающие фонды

При поддержке Иранского национального научного фонда: INSF, № 851

Благодарность

Авторы благодарят профессора Дэвида Рэмптона за его советы по рукописи.

Связь между психическими расстройствами и язвенным колитом

Язвенный колит (ЯК) может иметь широкий спектр симптомов и осложнений — от боли в прямой кишке и кровотечения до потери веса, кожных язв, боли в суставах и даже проблем с почками и печенью.

Проблемы психического здоровья также часто совпадают с язвенным колитом, хотя менее очевидно, что они развиваются как прямой результат болезни. Вместо этого многие люди могут быть предрасположены к обоим состояниям.

Но нет никаких сомнений в том, что жизнь с язвенным колитом вызывает проблемы, которые могут привести к негативным мыслям, которые могут усугубить симптомы депрессии или тревоги у людей с этими состояниями.

Однако важно отметить, что нет никаких доказательств того, что стресс, напряжение или тревога вызывают язвенный колит.Но эти факторы могут иметь большое влияние на то, как вы переживаете болезнь и как справляетесь с ней, отмечает Фонд Крона и Колита.

Насколько распространены проблемы психического здоровья при язвенном колите?

Трудно точно сказать, насколько часто встречаются проблемы с психическим здоровьем у людей с язвенным колитом.

Некоторые люди с язвенным колитом могут не сообщать врачам о психологическом стрессе, поскольку считают, что это нормальная часть болезни, или не хотят показывать слабость.

Даже когда сообщается о психологических проблемах, это не может привести к окончательному диагнозу тревоги или депрессии.

Но несколько исследований пытались оценить распространенность психических расстройств при язвенном колите.

Согласно статье, опубликованной в октябре 2017 года в Canadian Journal of Gastroenterology and Hepatology , уровень тревожности и депрессии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК) может достигать 21 и 26 процентов соответственно.

В другом исследовании, опубликованном в 2015 году в журнале Permanente Journal, исследователей обнаружили, что 82 процентам людей с язвенным колитом также были диагностированы психические расстройства, по сравнению с 54 процентами общей популяции исследования. Эти расстройства чаще диагностировались до язвенного колита, чем после него, особенно у женщин.

Не все люди, страдающие язвенным колитом, имеют одинаковый риск проблем с психическим здоровьем.

Согласно исследованию, опубликованному в журнале Воспалительные заболевания кишечника, факторов, связанных с тревогой при язвенном колите, включают:

  • Тяжелое заболевание
  • Активные вспышки
  • Отсутствие лечения в соответствии с предписаниями
  • Нетрудоспособность или безработица
  • Наличие низкий доход

Факторы, связанные с депрессией:

  • Пожилой возраст
  • Активные вспышки
  • Нетрудоспособность или безработица
  • Низкий доход

Исследование 2020 года, опубликованное в журнале Исследование качества жизни особенно в отношении психического здоровья подростков и молодых людей в возрасте от 14 до 25 лет, живущих с ВЗК.Результаты показали, что более тяжелое заболевание связано с ухудшением психического здоровья. Кроме того, чувство смущения по поводу своего состояния увеличивало риск депрессии, беспокойства и одиночества.

Как психическое здоровье и язвенный колит взаимосвязаны

Связи между язвенным колитом и психическими расстройствами сложны, и каждое из них потенциально может влиять на другое по-разному.

Исследование, опубликованное в мае 2019 года в журнале Journal of Clinical Medicine , показало, что риск депрессии и тревоги увеличивается после постановки диагноза ВЗК.

Жизнь с хроническим заболеванием сопряжена со многими проблемами, и у некоторых людей с язвенным колитом постановка диагноза может вызвать чувство разочарования или печали и заставить их замкнуться.

Других людей могут беспокоить определенные аспекты состояния, такие как приступы газа, диарея или боль в социальной ситуации или общественном месте. Это может непосредственно вызвать беспокойство или привести к изоляции, что, в свою очередь, может вызвать чувство одиночества и отчаяния и способствовать депрессии.

Но, как отмечается в обзорной статье, опубликованной в журнале Gastroenterology Research and Practice, есть доказательства того, что депрессия и тревожность чаще встречаются у людей, у которых позже развивается язвенный колит, чем у населения в целом. Эта связь кажется наиболее сильной, когда психические расстройства диагностируются незадолго до язвенного колита.

Эти данные свидетельствуют о том, что как психические расстройства, так и язвенный колит могут иметь общие факторы риска, и что депрессия и тревога могут даже способствовать развитию язвенного колита.

Риск беспокойства также повышается после постановки диагноза язвенного колита, что указывает на то, что у многих людей болезнь может способствовать возникновению беспокойства.

Депрессия и тревога могут повлиять не только на риск развития язвенного колита. В исследовании, опубликованном в июне 2016 года в журнале Clinical Gastroenterology and Hepatology, исследователей обнаружили, что депрессия связана с большей частотой обострений при язвенном колите.

Беспокойство также ассоциировалось с меньшим временем между обострениями, наряду с более широким применением стероидов у людей с язвенным колитом.

Что скрывается за ссылкой?

Существует ряд потенциальных научных объяснений связи, наблюдаемой между язвенным колитом и психическими расстройствами.

Доказано, что психологический стресс увеличивает проницаемость кишечника — насколько легко проходят питательные вещества и другие частицы. Это может снизить эффективность слизистой оболочки как барьера для различных вредных веществ.

Есть также доказательства того, что стресс может изменять активность цитокинов, молекул иммунной системы, которые могут играть роль в возникновении язвенного колита и связанного с ним воспаления.

Согласно обзору, опубликованному в марте 2015 года в журнале Clinical and Experimental Gastroenterology , воспалительные цитокины также могут играть роль в возникновении проблем с психическим здоровьем, способствуя возникновению беспокойства, когда их уровень повышается из-за воспаления кишечника.

Тематическое исследование, проведенное в 2017 году, пролило дополнительный свет на связь между воспалением, ЯК и расстройствами психического здоровья. В документе описывается случай 56-летнего мужчины с большим депрессивным расстройством в анамнезе.Врачи лечили его антидепрессантами, но его симптомы не улучшились. Позже у пациента был диагностирован язвенный колит, и ему было проведено лечение для уменьшения воспаления. Впоследствии его настроение улучшилось, и у него стало меньше мыслей о самоубийстве.

Кроме того, прием стероидов для лечения симптомов язвенного колита также может иметь психологические последствия, способствуя возникновению чувства стресса и беспокойства.

Наконец, тревога может привести к более сильному восприятию симптомов язвенного колита, что, в свою очередь, может еще больше усилить психологический стресс.

Выявление и лечение проблем психического здоровья

Следующие симптомы могут указывать на тревогу и депрессию у людей с язвенным колитом:

  • Приступ внезапного страха или паники
  • Частые нервы или тревожные чувства в течение шести месяцев
  • Чувство тревоги или неудобно рядом с другими людьми
  • Повторяющиеся сны или кошмары о травмирующих событиях
  • Избегать напоминаний о травмирующих событиях
  • Чувство безнадежности или незаинтересованности в выполнении дел в течение двух недель

Если вы испытываете какой-либо из этих симптомов, важно: обсудите их со своим лечащим врачом или гастроэнтерологом.

Согласно данным Фонда Крона и Колита, не всем, у кого есть отрицательная эмоциональная реакция на язвенный колит, потребуется консультация психиатра. Медицинские работники, с которыми вы уже обращаетесь, могут оказать вам необходимую эмоциональную поддержку.

Но если вы испытываете серьезные эмоциональные трудности или чувствуете, что вам нужно попробовать новые способы справиться с болезнью, вам может быть полезно обратиться к психологу или психиатру.

Важно найти терапевта, знакомого с язвенным колитом, поскольку при принятии решения о том, как решать проблемы психического здоровья, полезно знать симптомы заболевания, его осложнения и лекарственные препараты.

Ваш гастроэнтеролог или терапевт может помочь вам найти подходящего терапевта в зависимости от ваших симптомов и типа лечения, которое вы ищете.

Лечение, которое вы можете попробовать вместе с терапевтом, включает:

  • Психотерапия (разговорная терапия)
  • Тренинг по релаксации
  • Медикаменты

Дополнительная информация от Эшли Уэлч .

Еще один кирпич в стене дифференциала

Abstract

Психиатрические расстройства — очень частые осложнения среди пациентов, страдающих воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК).Аффективный темперамент — это концепция основных черт личности, которые могут описать уязвимость к расстройствам настроения, поэтому его оценка может дать полезную информацию о психическом статусе пациентов при аутоиммунных расстройствах. Целью исследования было оценить аффективный темперамент у пациентов с болезнью Крона (БК) и язвенным колитом (ЯК) как характерные черты этих заболеваний, а также клиническое течение и тяжесть тревожности и депрессии. это первое исследование такого рода.В исследование были включены 130 пациентов с ВЗК, в том числе 68 с БК и 62 с ЯК. Мы использовали TEMPS-A для оценки аффективного темперамента и шкалы HADS для оценки выраженности депрессивных и тревожных симптомов. Для оценки клинической тяжести заболеваний использовали шкалу Харви Брэдшоу, индекс активности болезни Крона (CDAI) и шкалу Мэйо. Мы наблюдали значительно более высокую распространенность депрессивного, циклотимического и тревожного темпераментов у пациентов с БК по сравнению с контрольной группой. Шкала Харви Брэдшоу, CDAI и самоотчет Мэйо показали статистически значимые результаты, включая значительную положительную корреляцию с депрессивными, циклотимическими и тревожными подшкалами TEMPS-A и отрицательную корреляцию с гипертимическим темпераментом у пациентов с CD.Наши результаты указывают на существенные различия между БК и ЯК из-за особенностей темперамента и предполагают различный патогенез расстройств настроения при ВЗК.

Образец цитирования: Bieliński M, Lesiewska N, Bielińska J, Liebert A, Mieczkowski A, Sopońska-Brzoszczyk P, et al. (2018) Аффективный темперамент при воспалительных заболеваниях кишечника: еще один кирпичик в стене дифференциации. PLoS ONE 13 (11): e0205606. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0205606

Редактор: Марко Иннаморати, Universita degli Studi Europea di Roma, ИТАЛИЯ

Поступила: 21 июня 2018 г .; Одобрена: 14 сентября 2018 г .; Опубликовано: 1 ноября 2018 г.

Авторские права: © 2018 Bieliński et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Исследование было проведено за счет средств, выделенных на уставную деятельность научных подразделений Collegium Medicum (NCU).Исследование не поддерживалось внешним финансированием.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), такое как болезнь Крона (БК) и язвенный коллит (ЯК), являются хроническими и рецидивирующими желудочно-кишечными расстройствами с решающими последствиями. Этот вопрос требует большего внимания при условии, что число пациентов с ВЗК все еще значительно увеличивается, особенно в западных промышленно развитых странах.Частота встречаемости ВЗК у взрослых европейцев может достигать даже 140 случаев на 100 000 жителей [1].

IBD может приводить к нескольким значительным осложнениям, связанным не только с желудочно-кишечными проявлениями, но также может влиять на другие соответствующие системы [2–6]. Это способствует низкому качеству жизни (QoL) пациентов с ВЗК. Они выражают беспокойство и опасения по поводу осложнений, стигматизации или близости, а также планы ведения или эффективных лечебных вмешательств [7]. По данным многих исследований, нарушение качества жизни зависит от активности заболевания [8,9].

Эпидемиологические исследования установили, что тревога и депрессия являются наиболее распространенными психическими расстройствами среди пациентов с ВЗК [10–13]. Кроме того, пациенты, страдающие другими иммуноопосредованными воспалительными заболеваниями, такими как рассеянный склероз или ревматоидный артит, подвержены повышенному риску сопутствующей психической патологии [14,15]. Частота аффективных расстройств при ВЗК изучена недостаточно, хотя риск депрессии или тревоги повышается по мере снижения качества жизни [15]. Отмечено, что длительный стресс может изменить течение заболевания, что приведет к увеличению риска обострений [16].Поэтому в случае усиления симптомов во время ВЗК крайне важно учитывать психическое здоровье пациента и уровень стресса [17].

Акоп Акискал разработал новую концепцию аффективного темперамента; он включает в себя унаследованные черты личности, которые могут стать крайними проявлениями аффективных расстройств. Аффективный темперамент можно рассматривать как фенотип, проистекающий из генетических и биологических основ. Он остается довольно стабильным с течением времени, однако нарушение регуляции темперамента может предрасполагать к развитию аффективных расстройств, таких как депрессия или биполярное заболевание [18–20,21].Следовательно, аффективный темперамент можно рассматривать как фактор, предрасполагающий к психиатрическим заболеваниям, таким как депрессия или тревога.

Autoquestionnaire для оценки темперамента Мемфиса, Пизы, Парижа и Сан-Диего (TEMPS-A) — это инструмент самоотчета, используемый для оценки пяти аффективных темпераментов у субъектов: гипертимического, депрессивного, раздражительного, циклотимического и тревожного [22]. Недавние исследования показывают многочисленные корреляции между большим количеством темпераментов, которые показывают предрасположенность к аффективным расстройствам, и преобладанием депрессивных или тревожных симптомов [23].TEMPS-A оказался полезным при оценке темперамента в контексте депрессивных и тревожных симптомов при аутоиммунных расстройствах [24–26]. Однако в настоящее время нет исследований, описывающих темперамент пациентов, страдающих ВЗК. Таким образом, цель этого исследования заключалась в оценке распространенности пяти черт аффективного темперамента с помощью TEMPS-A у пациентов с ВЗК в зависимости от интенсивности депрессии и тревоги и клинических проявлений заболеваний как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с БК. . Мы предположили, что пациенты с ВЗК демонстрируют специфический профиль аффективного темперамента, который может быть связан с клиническими проявлениями заболеваний, включая психоневрологические симптомы. E.грамм. депрессия и тревога. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором акцент делается на аффективном темпераменте при ВЗК и его связи с интенсивностью клинических факторов, влияющих на течение как БК, так и ЯК.

Материалы и методы

Участников

В исследовании приняли участие 130 пациентов; 68 с CD (30 женщин и 38 мужчин) и 62 с UC (31 женщина и 31 мужчина). Они были польской национальности и белой национальности. Средний возраст участников составлял 28,5 лет (диапазон 22–36,5 лет) для группы CD и 31 год (диапазон 21–50 лет) для группы UC.Пациенты проходили амбулаторное лечение в Клинике болезней кишечника и с согласия биоэтической комиссии набирались по предложению гастроэнтеролога. За время наблюдения диагноз не изменился. Демографические факторы представлены в таблице 1.

Критериями включения были диагноз ВЗК и подписание формы информированного согласия на участие в исследовании. Диагноз ВЗК был установлен на основании диагностических критериев, включая клиническую картину, лабораторные, эндоскопические и воображаемые исследования, а также гистологические результаты.

Для определения различий в выражении параметров темперамента для исследуемых групп была выбрана контрольная группа здоровых людей по полу и возрасту.

Участники с тяжелым соматическим или психическим расстройством в соответствии с Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 4 th edition, или с диагностированными неврологическими отклонениями, пристрастием к запрещенным наркотикам или алкоголю были исключены из исследования.

Этическое заявление

Разрешение на исследование было получено от Комиссии по биоэтике Университета Николая Коперника, Collegium Medicum в Быдгоще.Субъекты продемонстрировали свою готовность участвовать в исследовании, подписав форму информированного согласия. Все пациенты были проинформированы о целях и процессах исследования, потенциальных рисках, анонимности данных и возможности отказаться от участия в любой момент.

Оценки

Описанная ниже процедура обследования была проведена один раз и состояла из клинической, биохимической и психологической оценки.

Клиническая оценка

Клиническая оценка основывалась на медицинском осмотре и истории болезни, а также на заполнении анкеты, касающейся течения заболевания и индивидуальных факторов.Мы оценили демографические факторы (возраст, пол, образование, место жительства и т. Д.), Параметры, связанные с заболеванием: тип заболевания, продолжительность, другие заболевания, факторы риска ВЗК или обострений, антропометрические параметры и т. Д.

Оценка активности болезни

Для оценки клинической активности и течения болезни мы использовали индекс активности болезни Крона (CDAI) и индекс Харви-Брэдшоу для CD. Для оценки активности UC мы использовали классификацию Майо.

Индекс активности болезни Крона.

CDAI — это стандартный опросник, используемый в научных исследованиях для оценки активности заболевания. Расчет CDAI включает в себя 8 пунктов, таких как гематокрит, результаты физикального обследования и данные дневника за 1 неделю количества жидкого стула, интенсивности боли в животе и общего самочувствия. Каждый параметр оценивается по числовой шкале, и увеличение количества баллов связано с обострением заболевания. Другой признак связан с возникновением сопутствующих осложнений, таких как артрит, увеит, узловатая эритема, свищи или абсцессы.Кроме того, CDAI включает в себя использование препаратов против диареи и наличие абдоминальной массы, которая оценивается во время физического осмотра. Активность заболевания рассчитывается исходя из суммы набранных баллов [27].

Индекс Харви-Брэдшоу.

Индекс Харви-Брэдшоу — это упрощенная альтернатива CDAI, предназначенная для упрощения сбора данных и расчетов при оценке активности CD. По сравнению с CDAI, эта шкала не требует 7-дневного сбора данных от пациента и основана на оценке на основе однодневных наблюдений.Оцениваемые параметры включают общее самочувствие, интенсивность боли в животе, ежедневное количество жидкого стула, возникновение абдоминальной массы и сопутствующие осложнения, связанные с ЯК. Активность заболевания определяется на основании общих набранных баллов. Пациенты с оценкой <5, вероятно, будут в ремиссии; оценка более 5 баллов свидетельствует об обострении [28]. Исследования показывают положительную корреляцию между CDAI и индексом Харви-Брэдшоу при оценке активности CD. [29–31].

Оценка Мэйо.

Шкала Мэйо используется для оценки активности UC. Шкала показывает симптомы пациента (такие как боль в животе, ректальное кровотечение, количество жидкого стула), внешний вид слизистой оболочки при эндоскопических исследованиях и другие результаты физикального обследования. Сумма всех полученных баллов отражает активность заболевания [32].

Психологическое обследование

Для оценки аффективного темперамента в нашей группе пациентов мы использовали опросник по оценке темперамента Мемфиса, Пизы, Парижа и Сан-Диего (TEMPS-A).Выраженность тревожных и депрессивных симптомов оценивалась с использованием шкалы HADS (Госпитальная шкала тревожности и депрессии) с пороговым значением более 8.

Автозапрос по оценке темперамента Мемфиса, Пизы, Парижа и Сан-Диего (TEMPS-A).

TEMPS-A измеряет черты аффективного темперамента, представленные пятью измерениями: депрессивный, циклотимический, тревожный, раздражительный и гипертимический. Инструмент состоит из 110 предметов; Версия для мужчин содержит 109 вопросов. Вопросы по каждому параметру требуют простых ответов «да» (1 балл) или «нет» (0 баллов) и сгруппированы следующим образом:

  1. вопросов с 1 по 21 (21 балл) относятся к депрессивному темпераменту;
  2. вопросов с 22 по 42 (21 балл) относятся к циклотимическому темпераменту;
  3. вопросов с 43 по 63 (21 балл) относятся к гипертимическому темпераменту;
  4. вопросов с 64 по 84 (21 балл, 20 баллов в версии для мужчин) относятся к раздражительному темпераменту;
  5. вопросов с 85 по 110 (26 баллов) относятся к тревожному темпераменту.

Очки, набранные за каждый темперамент, суммируются и затем делятся на количество вопросов, относящихся к каждому измерению. На основании этого измеряется выраженность каждого темперамента [18,33]. В нашем исследовании использовалась польская версия TEMPS-A [34].

Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS).

HADS — это простой инструмент для оценки тревожности и депрессии у пациентов, страдающих соматическими заболеваниями [35]. Авто-анкета состоит из двух частей: семь вопросов для оценки тяжести депрессивных симптомов и еще семь вопросов, касающихся симптомов тревоги.Результаты по тревоге и депрессии суммируются отдельно, хотя вопросы по каждой части перемежаются. Мы использовали следующие пороговые значения, установленные для польского населения: 0–7 — нарушений нет; 8–10 — умеренная интенсивность; 11–21 — высокая интенсивность [36].

Статистический анализ

STATISTICA 12.5 использовался для статистического анализа; он проводился для двух групп. С помощью теста Шапиро-Уилка было обнаружено, что тестовая группа не соответствует критериям нормального распределения. Для оценки значимости различий между группами использовался U-критерий Манна-Уитни.Величину эффекта выражали с помощью d Коэна. Тест R-Спирмена использовался для определения корреляции между непараметрическими переменными. Различия и корреляции считались значимыми при p <0,05.

Результаты

Первоначальный анализ аффективного темперамента показал, что пациенты с CD имеют значительно более депрессивные (p = 0,018, d-Cohen = 0,51), циклотимические (p = 0,026, d-Cohen = 0,32) и раздражительные (p = 0,029, d-Cohen = 0,27) размеров по отношению к пациентам с ЯК (Таблица 2).Аналогичный анализ был проведен в отношении результатов подгруппы пациентов с CD и UC с результатами контрольной группы, сопоставленной по полу, возрасту и уровню образования с группами пациентов (Таблица 3). Результаты показали более высокую распространенность депрессивного (p = 0,0004, d-Cohen = 0,43), циклотимического ((p = 0,0001, d-Cohen = 0,27) и тревожного (p = 0,001, d-Cohen = 0,52) темпераментов среди пациентов с CD по сравнению с По сравнению с контрольной группой, пациенты с ЯК, напротив, характеризовались только значительно более низкими показателями раздражительности в тесте TEMPS-A.

Исследование корреляции шкалы TEMPS-A с общим баллом клинической шкалы CDAI не показало значимых результатов. Однако аналогичный анализ с общим результатом шкалы Харви Брэдшоу, чем выше оценка выражает большую активность заболевания, показал значимые положительные корреляции с депрессивным (p = 0,025), циклотимическим (p = 0,049) и тревожным (p = 0,007) эмоциональные темпераменты, а также отрицательные с гипертимическим размером (таблица 4).Количество хирургических вмешательств не было связано с субшкалами TEMPS-A для обеих групп ВЗК.

На следующем этапе были проанализированы корреляции между TEMPS-A и параметрами клинической самооценки CDAI и индексов Харви Брэдшоу (Таблица 5). Обнаружена достоверная корреляция TEMPS-A только с количеством стула. Более высокие баллы по депрессивным (p = 0,003 для CDAI и p = 0,015 для HBS) и тревожным (p = 0,031 для CDAI и p = 0,012 для HBS) измерениям были связаны с большим количеством стула, в то время как более высокие баллы по гипертимическому темпераменту. были связаны со значительно меньшим количеством стула (p = 0.024 для CDAI и p = 0,008 для HBS). Затем аналогичный анализ был проведен для результатов пациентов с ЯК и клинической шкалой Мэйо, разделенных на медицинскую оценку и самооценку (таблица 6). Значимые корреляции были связаны только с параметрами самооценки. Более выраженные субъективные симптомы заболевания достоверно положительно коррелировали с циклотимическим (p = 0,038) и тревожным (0,031) показателями TEMPS-A. Положительная корреляция депрессивной шкалы сохранилась в тренде.Отрицательная значимая корреляция была связана с гипертимическим темпераментом (p = 0,034).

В таблице 7 представлены результаты корреляции между тяжестью симптомов тревоги и депрессии, измеренной с помощью HADS, и величиной аффективного темперамента. Гипертимический темперамент в обеих подгруппах исследования был связан с более низкими симптомами тревоги и депрессии, однако значимые корреляции были связаны только с тяжестью тревоги. Другие параметры аффективного темперамента показали статистически значимые положительные корреляции с тяжестью тревоги и депрессии, за исключением раздражительного темперамента, который не достиг значимости у пациентов с CD.

Был также проведен ковариационный анализ для оценки влияния пола, возраста и образования на результаты HADS и параметры, связанные с активностью заболевания. В группе пациентов с CD пол был единственным параметром, который влиял на модель со статистической значимостью (F = 3,8, p = 0,008). Однако среди пациентов на модель CU достоверно повлияли пол (F = 12,9, p = 0,004) и образование (F = 3,6, p = 0,008).

Обсуждение

Темперамент демонстрирует относительно стабильную биологическую и генетическую основу личности, которая предположительно может влиять на риск сопутствующих психических заболеваний [22].Расстройства настроения очень распространены среди пациентов с ВЗК и по своей интенсивности создают двумерные зависимости от клинического течения. Следовательно, TEMPS-A, как простой инструмент, может быть очень полезным при оценке заболеваемости пациентов психическими расстройствами [37]. Насколько нам известно, это первое исследование, посвященное изучению аффективного темперамента у пациентов, страдающих БК и ЯК.

Как показано в Таблице 2, показатели пациентов с БК были значительно выше с депрессивным, циклотимическим и раздражительным темпераментом по сравнению с пациентами с ЯК.Это может означать, что пациенты, страдающие БК, могут быть более уязвимы к расстройствам настроения, таким как депрессия и тревога, чем пациенты с ЯК. Однако мы не наблюдали каких-либо различий в шкалах HADS между этими заболеваниями. Исследования, описывающие расстройства настроения при ВЗК, обычно оценивают как ЯК, так и БК вместе (как ВЗК), а не оценивают их по отдельности [38–40]. Наши результаты предполагают, что происхождение психиатрических симптомов при БК и ЯК может происходить по разным механизмам. В этом отношении необходимы дополнительные исследования, чтобы изобрести скорректированные стратегии, направленные на лечение сопутствующих психических заболеваний у определенной группы пациентов с ВЗК.

Затем мы сравнили шкалы TEMPS-A у пациентов с БК и ЯК с контрольными группами. Результаты показали, что для болезни Крона характерны более выраженные депрессивные, циклотимические и тревожные аффективные темпераменты, в то время как пациенты с ЯК не отличались по этим темпераментам от контрольной группы. Эти результаты подчеркивают различия профиля темперамента при обоих заболеваниях и, следовательно, подтверждают потенциальную теорию о том, что патогенез расстройств настроения при обоих ВЗК может иметь разные основы.

Депрессия — это гетерогенное состояние, вызванное различными этиологическими факторами, включая генетические (полиморфизм нейромедиаторов) и факторы окружающей среды (например, стресс, иммунные инфекции). Было высказано предположение, что хронический стресс может вызывать изменения в синаптической передаче или изменять морфологию структуры нейрона, т.е. нарушают процессы нейропластичности в определенных областях мозга, что приводит к развитию депрессивных симптомов. Снижение нейротрансмиссии 5-HT может ослаблять нейрогенез в гиппокампе и, таким образом, способствовать возникновению депрессивных симптомов [41].При ВЗК, которое представляет собой состояние, характеризующееся хроническим воспалением, факторы, связанные со стрессом, могут влиять на нейропластичность в центральной нервной системе и, следовательно, предрасполагать к расстройствам настроения. В своем исследовании Hong et al. наблюдали значительные различия в компьютерной томографии между ЯК и здоровой контрольной группой. Авторы предполагают, что реорганизация серого вещества при ВЗК может быть результатом хронических воспалительных процессов кишечника [42]. Однако в этой области необходимо провести дополнительные исследования.

Депрессивный темперамент проявляется низкой энергией, неуверенностью, негативными познаниями или застенчивостью, очень пессимистичен и мрачен [20,43].Люди с более высоким циклотимическим темпераментом имеют склонность к быстрым сменам настроения между депрессивными и гипертимическими чертами — между высоким и низким настроением [44]. Они нестабильны в отношении своей энергии, самооценки, а также активности в общественной жизни [45]. Пациенты с высокими показателями тревожного темперамента проявляют поведенческую и эмоциональную реакцию на потенциальные угрозы в окружающей среде, т. Е. Склонность к чрезмерному беспокойству и неспособность расслабиться [22].

Гипертимический темперамент, кажется, не зависит от других темпераментов.Предлагается сгруппировать аффективные темпераменты на «циклотимические» с дистимическими, циклотимическими, раздражительными, тревожными темпераментами и на независимые гипертимические темпераменты. Таким образом объясняется различная роль гипертимического темперамента в процессе изменения клинического течения различных заболеваний [46].

Во многих исследованиях оценивалась связь между аффективным темпераментом и предрасположенностью к депрессивным и тревожным расстройствам [19,43–45].

В таблице 5 представлена ​​корреляция между аффективными темпераментами и шкалами HADS-A и HADS-D у лиц с CD и UC.Наши результаты согласуются с литературой, описывающей связь между аффективным темпераментом (депрессивным, тревожным, циклотимическим и раздражительным) с высокой распространенностью тревожности и депрессии [44,48]. Результаты исследования Kesebir et al. указывают на то, что более высокие баллы по депрессивным, тревожным, циклотимическим и раздражительным параметрам значительно выше у депрессивных людей, чем у здоровых [47]. Исследования по оценке анкилозирующего спондилита (БС) дали следующие результаты: показатели депрессивного, циклотимического, раздражительного и тревожного темперамента коррелировали с оценками Бека тревожности и депрессивными характеристиками Бека, следовательно, большее количество баллов по шкалам депрессии и тревожности [25].Основываясь на вышеупомянутой литературе, мы предполагаем, что чем больше баллов депрессивного, циклотимического, раздражительного и тревожного темпераментов в TEMPS-A, тем выше вероятность попадания в расстройства настроения у пациентов с ВЗК. Наша группа пациентов не была квалифицирована как депрессивные или тревожные по результатам шкал HADS, однако мы предполагаем, что необходимо регулярное наблюдение за пациентами с CD из-за их результатов TEMPS-A и из-за предрасположенности к развитию расстройств настроения.

Интересно, что пациенты с ЯК показали значительно более низкие оценки раздражительного темперамента по сравнению с БК и контрольной группой.Раздражительный темперамент изображается как нестабильная смесь дистимических и гипертимических черт. Это говорит о том, что пациенты с ЯК могут быть менее дисфоричными и агрессивными, проявлять меньше критики, меньше жалуются по сравнению с контрольной группой и группами CD [45]. Раздражительный темперамент был предиктором депрессии во многих исследованиях, в том числе в группе пациентов, страдающих синдромом поликистозных яичников [49]. По нашим данным, у пациентов с ЯК меньше вероятность развития депрессивных симптомов на основе их основных личностных черт, выявленных с помощью TEMPS-A.

Гипертимический темперамент демонстрирует буйную самооценку, нарциссизм и более высокую общительность [50]. В наших результатах гипертимический темперамент отрицательно коррелировал с обеими шкалами HADS. Эти результаты согласуются с литературой, описывающей потенциальный защитный эффект гипертимии при расстройствах настроения [51].

Литература представляет множество корреляций между аффективным темпераментом и аутоиммунными заболеваниями, такими как псориаз, АС или ревматоидный артрит [25,26,52].Исследование, оценивающее пациентов с псориазом, не показало каких-либо существенных различий в темпераменте с контрольной группой. Однако депрессивный и тревожный темпераменты были связаны со стрессовым фактором заболевания в группе женщин [26]. Также в исследовании, оценивающем показатели TEMPS-A в группе пациентов с AS, исследователи не наблюдали каких-либо различий в темпераменте между AS и контрольной группой [25]. Однако результаты показали положительную корреляцию между депрессивным, циклотимическим, тревожным темпераментом и индексом активности СА.Описанные темпераменты также были связаны с большей болью, измеренной по визуальной аналоговой шкале (ВАШ), в отличие от гипертимии, которая показала отрицательную корреляцию с ВАШ. Аффективный темперамент связан с активностью заболевания и болью у пациентов с АС и может быть фактором риска депрессии и тревоги у этой группы пациентов [25].

Эти примеры согласуются с результатами нашего исследования, представленными в таблицах 4 и 7. Депрессивный, циклотимический и тревожный темпераменты показали положительную корреляцию с оценками субъективных аспектов шкалы Харви-Брэдшоу, индекса активности болезни Крона и самоотчета Мэйо, использованных при оценке активности CD и UC.Интересно, что корреляции аффективного темперамента и объективных шкал мы не наблюдали. Аффективный темперамент существенно влияет на процессы, связанные со стрессом, например, при аутоиммунных заболеваниях [53]. Лица с более уязвимыми чертами темперамента, согласно шкале TEMPS-A, могут иметь более серьезные негативные последствия стрессора, чем люди с более защитным темпераментом [54]. Мы предполагаем, что в этой связи темперамент можно выделить как специфический фактор риска развития расстройств настроения.Наши результаты предполагают, что течение болезни может быть более вредным для пациентов, обладающих такими личностными качествами, и они могут быть более уязвимыми в отношении развития аффективных расстройств. Кроме того, по всем шкалам гипертимический темперамент показал отрицательную корреляцию, свидетельствующую о его защитном действии.

Аффективный темперамент воспринимается как наследственный [55]. Мета-анализ сканирования ассоциаций CD и UC по всему геному показал, что локусы IBD перекрываются с иммуноопосредованными заболеваниями; самые большие из них относятся к АС и псориазу [56].Поэтому очень интересно, что мы получили аналогичные результаты по темпераменту, как и в исследованиях, в которых оценивали аффективный темперамент при обоих заболеваниях. Это может предполагать, что эти расстройства имеют общие гены, кодирующие черты темперамента, что приводит к большему риску сопутствующих психических заболеваний. Мы наблюдали значительную разницу в темпераменте между CD и UC. Следовательно, мы предполагаем, что необходимы дополнительные генетические исследования для извлечения большего количества данных об общих локусах ЯК и других связанных с иммунитетом заболеваний.Предположительно, только CD имеет одни и те же гены, ответственные за аффективный темперамент, в отличие от UC.

Кишечная серотонинергическая сигнальная система играет важную и многофакторную роль в ВЗК, например влияет на воспалительные процессы и выраженность симптомов [57]. Gonda et al. показали связь между аффективным темпераментом и S-аллелем полиморфизма 5-HTTLPR гена переносчика серотонина (SERT) [58]. Гипертимический компонент был единственным, у которого не было такой ассоциации.Считается, что S-аллель 5-HTTLPR связан с более высокой предрасположенностью к депрессии [59]. Таблица 6 показывает положительную корреляцию между циклотимическим и тревожным темпераментом и количеством мягкого стула, однако гипертимический темперамент показал отрицательную корреляцию в этом аспекте. Такие результаты указывают на явную связь между аффективным темпераментом и серотонинергической системой при БК. К сожалению, связь между экспрессией SERT при ВЗК все еще требует дополнительных данных из-за недостатка литературы.Требуются более всесторонние исследования, особенно те, которые сосредоточены на CD и UC по отдельности, а не вместе. В частности, результаты TEMPS-A указывают на значительные различия в серотонинергической передаче при этих двух расстройствах.

Выводы

В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, оценивающее аффективный темперамент с помощью TEMPS-A у пациентов как с БК, так и с ЯК. Результаты нашего исследования указывают на значительные различия между БК и ЯК из-за особенностей темперамента и предполагают различный патогенез расстройств настроения при ВЗК.Наши результаты показывают сильную связь между циклотимическим, депрессивным и тревожным темпераментом и группой CD по сравнению с контрольными группами. Также эти темпераменты положительно коррелировали с субъективными шкалами, оценивающими активность ЯК и БК, и количеством жидкого стула по шкалам БК. В этом отношении мы наблюдали отрицательную корреляцию гипертимического темперамента, что свидетельствует о его предполагаемом защитном действии на течение болезни. Мы предполагаем, что механизмы, ответственные за такие результаты, связаны с генетическим полиморфизмом и изменениями серотонинергической нейротрансмиссии, однако необходимы дополнительные исследования, чтобы доказать эту связь.TEMPS-A представляет собой простой инструмент, который можно использовать для оценки уязвимости к психическим расстройствам и прогностической оценки пациентов с ВЗК. Наши результаты также показывают, что анализ аффективного темперамента может способствовать генетическим исследованиям в выявлении генов, ответственных за развитие аффективных расстройств в популяции ВЗК. Создание более однородных групп пациентов по клиническим проявлениям и генетическому профилю может привести к применению индивидуализированных и лучше адаптированных стратегий лечения расстройств настроения как у пациентов с БК, так и у пациентов с ЯК.

Ограничения

Основными ограничениями нашего исследования являются: поперечный тип исследования, который не позволяет обобщать результаты, и относительно небольшая выборка пациентов для лучшей оценки аффективного темперамента. Мы также не собирали данные об участниках, которые отказались от участия в исследовании или были исключены из исследования, включая их демографические, клинические или психологические характеристики. Мы также не смогли отобразить точные механизмы, которые могли бы объяснить наши выводы из-за очень сложной сети зависимостей.

Благодарности

Исследование проводилось за счет средств, выделенных на уставную деятельность научных подразделений Collegium Medicum (NCU). Все авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов, связанного с данной рукописью.

Список литературы

  1. 1. Люсендо А.Дж., Эрвиас Д., Ронсеро О., Лоренте Р., Бухмиди А., Анкейра Т. и др. Эпидемиология и временные тенденции (2000–2012 гг.) Воспалительного заболевания кишечника у взрослых пациентов в центральном регионе Испании. Eur J Гастроэнтерол Hepatol .2014; 26: 1399–407. pmid: 25341061
  2. 2. Гуламхусейн А.Ф., Итон Дж. Э., Табибиан Дж. Х., Аткинсон Э. Дж., Джуран Б. Д., Лазаридис К. Н.. Продолжительность воспалительного заболевания кишечника связана с повышенным риском холангиокарциномы у пациентов с первичным склерозирующим холангитом и ВЗК. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2016; 111: 705–11. pmid: 27002801
  3. 3. Primas C, Novacek G, Schweiger K, Mayer A, Eser A, Papay P и др. Почечная недостаточность при ВЗК — распространенность и возможные патогенетические аспекты. Дж. Колит Крона . 2013; 7: e630–4. pmid: 23706934
  4. 4. Симоэс С.К., Гури Ю.А., Мерват С.Н., Стивенсон Х.Л. Синдром Бадда-Киари: редкое и опасное для жизни осложнение болезни Крона. BMJ Корпус Репродукции . 2018; pii: bcr-2017-222946.
  5. 5. Рэмси М., Кришна С.Г., Станич П.П., Хусейн С., Левин Э.Дж., Конвелл Д. и др. Воспалительное заболевание кишечника отрицательно влияет на краткосрочные результаты хирургии колоректального рака и использование ресурсов здравоохранения. Клин Транс Гастроэнтерол . 2017; 8: e127. pmid: 268
  6. 6. Nasiri S, Kuenzig ME, Benchimol EI. Отдаленные исходы воспалительных заболеваний кишечника у детей. Semin Pediatr Surg . 2017; 26: 398–404. pmid: 2

    10
  7. 7. Lönnfors S, Vermeire S, Greco M, Hommes D, Bell C, Avedano L. ВЗК и качество жизни, связанное со здоровьем — открытие истинного воздействия. Дж. Колит Крона . 2014; 8: 1281–6. pmid: 24662394
  8. 8.Янке К. Х., Кламп Б., Грегор М., Мейснер С., Хойзер. Детерминанты удовлетворенности жизнью при воспалительном заболевании кишечника. Воспаление кишечника . 2005; 11: 272–86. pmid: 15735434
  9. 9. Верма С., Цай Х. Х., Джаффер М. Х. Улучшает ли более качественное просвещение по вопросам болезней качество жизни? Обследование пациентов с ВЗК. Dig Dis Sci . 2001; 46: 865–869. pmid: 11330426
  10. 10. Bielińska J, Liebert A, Lesiewska N, Bieliński M, Mieczkowski A, Sopońska-Brzoszczyk S и др.Депрессивные и тревожные симптомы у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника. Мел Рез J . 2017; 2: 6–12.
  11. 11. Уокер Дж. Р., Эдигер Дж. П., Графф Л. А., Гринфельд Дж. М., Клара И., Ликс Л. и др. Когортное исследование Manitoba IBD: популяционное исследование распространенности пожизненных и 12-месячных тревожных и эмоциональных расстройств. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2008; 103: 1989–97. pmid: 18796096
  12. 12. Панара А.Дж., Ярур А.Дж., Ридерс Б., Прокселл С., Дешпанде А.Р., Абреу М.Т., Сассман Д.А.Частота и факторы риска развития депрессии после диагностирования воспалительного заболевания кишечника: когортное исследование. Алимент Фармакол Тер . 2014; 39: 802–10. pmid: 24588323
  13. 13. Анантакришнан А.Н., Гейнер В.С., Цай Т., Перес Р.Г., Ченг С.К., Савова Г. и др. Аналогичный риск депрессии и беспокойства после операции или госпитализации по поводу болезни Крона и язвенного колита. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2013; 108: 594–601. pmid: 23337479
  14. 14.Марри Р.А., Уоллд Р., Болтон Дж. М., Сарин Дж., Уокер Дж. Р., Паттен С.Б. и др. Повышенная частота психических расстройств при иммуноопосредованных воспалительных заболеваниях. Дж. Психосом Рез. . 2017; 101: 17–23. pmid: 28867419
  15. 15. Ким М.С., Юнг Ю.С., Сон И.С., Ли Джи, Пак Дж.Х., Сон К.И. и др. Факторы, связанные с тревогой и депрессией у корейских пациентов с неактивным воспалительным заболеванием кишечника. Печень кишечника . 2016; 10: 399–405. pmid: 26470768
  16. 16.Левенштейн С., Прантера С., Варво В., Скрибано М.Л., Андреоли А., Лузи С. и др. Стресс и обострение при язвенном колите: проспективное исследование пациентов, находящихся в стадии ремиссии. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2000; 95: 1213–20. pmid: 10811330
  17. 17. Bernstein CN. Психологический стресс и депрессия: факторы риска ВЗК? Dig Dis . 2016; 34: 58–63. pmid: 26983009
  18. 18. Akiskal HS, Akiskal KK. Спецвыпуск: TEMPS: оценка темперамента Мемфиса, Пизы, Парижа и Сан-Диего. J Влияет на Disord . 2005; 85: 1–242. pmid: 15780670
  19. 19. Акискал Х.С., Акискал К. Циклотимический, гипертимический и депрессивный темпераменты как субаффективные варианты расстройств настроения. В: Тасман А., Риба М.Б. (Ред.) American Psychiatric Press. 1992; 2: 43–62.
  20. 20. Фон Церсен Д., Акискал Х.С. Факторы личности при аффективных расстройствах: исторические события и текущие проблемы с особым упором на концепции темперамента и характера. J Влияет на Disord .1998; 51: 1–5. pmid: 9879798
  21. 21. Гудвин Ф.К., Редфилд Джеймисон К. Маниакально-депрессивное заболевание: биполярные расстройства и рецидивирующая депрессия. 2-е изд. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2007.
  22. 22. Akiskal HS, Akiskal KK, Haykal RF, Haykal RF, Manning JS, Connor PD. TEMPS-A: прогресс в направлении валидации самооценки клинической версии оценки темперамента в Мемфисе, Пизе, Париже и Сан-Диего Autoquestionnaire. J Влияет на Disord .2005; 85: 3–16. pmid: 15780671
  23. 23. Eory A, Gonda X, Lang Z, Torzsa P, Kalman J Jr, Kalabay L, Rihmer Z. Личность и сердечно-сосудистый риск: связь между гипертонией и аффективным темпераментом — перекрестное обсервационное исследование в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. евро J Gen Pract . 2014; 20: 247–52. pmid: 24456347
  24. 24. Холл PA, Coons MJ, Vallis TM. Тревожный темперамент и прогрессирование болезни при постановке диагноза: случай диабета 2 типа. Психосом Мед .2008; 70: 837–843. pmid: 18606721
  25. 25. Йилдирим Т., Солмаз Д., Эмул М., Акгол Г., Ялвак Д., Эрсой Ю. Профиль аффективного темперамента у пациентов с анкилозирующим спондилитом, использующих TEMPS-A. Журнал Физики Научных Исследований . 2017; 29: 394–400. pmid: 28356618
  26. 26. Litaiem N, Youssef S, El Kefi H, Jabeur K, Dhaoui MR, Doss N. Профиль аффективного темперамента у пациентов с псориазом в Тунисе с использованием TEMPS-A. J Влияет на Disord . 2013; 151: 321–4. pmid: 23830858
  27. 27.Лучший WR, Becktel JM, Singleton JW. (1979) Восстановленные значения восьми коэффициентов индекса активности болезни Крона (CDAI). Гастроэнтерология . 1979; 77: 843–846. pmid: 467941
  28. 28. Харви РФ, Брэдшоу MJ. Измерение активности болезни Крона. Ланцет . 1980; 1: 1134–1135.
  29. 29. Лучший WR. Прогнозирование индекса активности болезни Крона на основе индекса Харви-Брэдсва. ИнфламмБауэл Дис . 2006; 12: 304–310.
  30. 30. Гайатт Х.Л., Банди Д.А. Оценка распространенности заболеваемости среди населения кишечными гельминтами: распространенность инфекции как индикатор распространенности заболевания. Транс Р Соц Троп Мед Хиг . 1991; 85: 778–782. pmid: 1801353
  31. 31. Vermeire S, Schreiber S, Sandborn WJ, Dubois C, Rutgeerts P. Корреляция между активностью болезни Крона и индексами Харви-Брэдшоу при оценке тяжести болезни Крона. Клин Гастроэнтерол Гепатол .2010; 8: 357–363. pmid: 20096379
  32. 32. Schroeder KW, Tremaine WJ, Ilstrup DM. Пероральная терапия 5-аминосалициловой кислотой с покрытием при язвенном колите легкой и средней степени активности. Рандомизированное исследование. N Engl J Med . 1987; 317: 1625–1629. pmid: 3317057
  33. 33. Дембиньска-Краевски Д., Рыбаковски Дж. Автоматическая анкета для оценки темперамента в Мемфисе, Пизе и Сан-Диего (TEMPS-A) — важный инструмент для изучения аффективного темперамента. J Психиатр Pol .2014; 48: 261–276.
  34. 34. Borkowska A, Rybakowski JK, Dródż W, Bieliński M, Kosmowska M, Rajewska-Rager A, et al. Польская проверка TEMPS-A: профиль аффективных темпераментов у студентов колледжа. J Влияет на Disord . 2010; 123: 36–41. pmid: 19880192
  35. 35. Суровый А.Ф. Больничная шкала тревожности и депрессии. Occup Med (Лондон). 2014; 64: 393–394.
  36. 36. Wichowicz HM, Wieczorek D. Скрининг постинсультной депрессии с использованием Госпитальной шкалы тревожности и депрессии. J Психиатр Pol . 2011; 45: 505–514.
  37. 37. Васкес Г.Х., Гонда Х, Лолич М., Тондо Л., Балдессарини Р.Дж. Суицидальный риск и аффективный темперамент, оцениваемый по шкале TEMPS-A: систематический обзор. Harv Rev Psychiatry . 2018; 26: 8–18. pmid: 2
  38. 18
  39. 38. Мартин-Суберо М., Андерсон Г., Канчанатаван Б., Берк М., Маес М. Коморбидность депрессии и воспалительного заболевания кишечника, объясняемая иммуно-воспалительным, окислительным и нитрозативным стрессом; катаболит триптофана; и пути кишечник-мозг. ЦНС Спектр . 2016; 21: 184–198. pmid: 26307347
  40. 39. Bennebroek Evertsz ‘F, Sprangers MAG, Sitnikova K, Sitnikova K, Stokkers PCF, Ponsioen CY, Bartelsman JFWM и др. Эффективность когнитивно-поведенческой терапии на качество жизни, тревожность и депрессивные симптомы у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование. Дж. Проконсультируйтесь с Clin Psychol . 2017; 85: 918–25. pmid: 28857595
  41. 40. IsHak WW, Pan D, Steiner AJ, Feldman E, Mann A, Mirocha J, et al.Результаты оценки качества жизни, функционирования и тяжести желудочно-кишечных / психиатрических симптомов у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК), сообщаемые пациентами. Воспаление кишечника . 2017; 23: 798–803. pmid: 28301432
  42. 41. Серафини Дж., Хейли С., Помпили М., Двиведи Й., Брахмачари Дж., Жирарди П. и др. Нейрогенез гиппокампа, нейротрофические факторы и депрессия: возможные терапевтические цели? Наркотики ЦНС нацелены на лечение . 2014; 13: 1708–1721. pmid: 25470403
  43. 42.Hong JY, Labus JS, Jiang Z, Ashe-Mcnalley C, Dinov I., Gupta A, et al. Регионарные нейропластические изменения головного мозга у пациентов с хронической воспалительной и невоспалительной висцеральной болью. PLoS Один . 2014; 9: e84564. pmid: 24416245
  44. 43. Мелла Л.Ф., Бертоло М.Б., Дальгаларрондо П. Депрессивные симптомы при ревматоидном артрите. Rev Bras Psiquiatr . 2010; 32: 257–263. pmid: 20694442
  45. 44. Мендлович М.В., Жан-Луи Г., Келсо-младший, Акискал Х.С.Сравнение выздоровевших пациентов с биполярным расстройством, здоровых родственников биполярных пробандов и нормальной контрольной группы с использованием короткого теста TEMPS-A. J Влияет на Disord . 2005; 85: 147–151. pmid: 15780685
  46. 45. Акискал Х.С., Мазер Дж. Д., Целлер П. Дж., Эндикотт Дж., Кориелл В., Келлер М. и др. Переход от униполярного к биполярному II: 11-летнее проспективное исследование клинических и темпераментных предикторов у 559 пациентов. Arch Gen Psychiatry . 1995; 52: 114–23. pmid: 7848047
  47. 46.Гринвуд Т.А., Акискал Х.С., Акискал К.К. Исследование биполярного генома, Kelsoe JR. Полногеномное исследование ассоциации темперамента при биполярном расстройстве обнаруживает значимые ассоциации с тремя новыми локусами. Биологическая психиатрия . 2012; 72: 303–310. pmid: 22365631
  48. 47. Кесебир С., Гюндогар Д., Кючуксубаши Й., Талидил Яйлачи Э. Связь между аффективным темпераментом и сопротивляемостью при депрессии: контролируемое исследование. J Влияет на Disord . 2013; 148: 352–356. pmid: 23357656
  49. 48.Агиар Феррейра Ад, Васконселос А.Г., Невес Ф.С., Лакс, Корреа Х. Аффективные темпераменты: семейность и клиническое использование при расстройствах настроения. J Влияет на Disord . 2013; 148: 53–6. pmid: 23245466
  50. 49. Асик М., Алтинбас К., Эроглу М., Караахмет Э., Эрбак Г., Эртекин Х., Сен Х. Оценка аффективного темперамента и уровней тревожно-депрессивных состояний у пациентов с синдромом поликистозных яичников. J Влияет на Disord . 2015; 185: 214–18. pmid: 26241866
  51. 50.Гойс С., Барбоса А., Ферро А., Сантос А.Л., Соуза Ф., Акискал Х. и др. Роль аффективных темпераментов в метаболическом контроле у ​​больных сахарным диабетом 2 типа. J Влияет на Disord . 2011; 134: 52–58. pmid: 21641045
  52. 51. Карам Э.Г., Саламун М.М., Ерецян Дж.С., Мнеймнех З.Н., Карам А.Н., Файяд Дж. И др. Роль тревожных и гипертимических темпераментов в психических расстройствах: национальное эпидемиологическое исследование. Мировая психиатрия . 2010; 9: 103–10. pmid: 20671899
  53. 52.Резвани А., Айтюре Л., Арслан М., Курт Э., Эроглу Демир С., Каракан И. Аффективные темпераменты у пациентов с ревматоидным артритом. Int J Rheum Dis . 2014; 17: 34–38. pmid: 24472264
  54. 53. Джаффе С.Л., Гримальди Дж. Мл., МакМахон-Пратт Д. Культивирование и клонирование лейшмании. В: Морель С.М., редакторы. Гены и антигены паразитов : Лабораторное руководство , 2-е изд. Рио-де-Жанейро: FIOCRUZ. 1984. С. 47–91.
  55. 54. Яновски К., Штойден С.Тяжесть псориаза и качество жизни, связанное со здоровьем: сдерживающие эффекты темперамента. Br J Дерматол . 2008; 158: 633–635. pmid: 18081895
  56. 55. Эванс Л., Акискал Х.С., Кек П.Е. мл., МакЭлрой С.Л., Садовник А.Д., Ремик Р.А. и др. Семейство темперамента при биполярном расстройстве: поддержка генетического спектра. J Влияет на Disord . 2005; 85: 153–168. pmid: 15780686
  57. 56. Джостинс Л., Рипке С., Веерсма Р.К., Дуэрр Р.Х., Макговерн Д.П., Хуэй К.Ю. и др.Взаимодействие микробов и хозяев сформировало генетическую архитектуру воспалительного заболевания кишечника. Природа . 2012; 491: 119–124. pmid: 23128233
  58. 57. Coates MD, Tekin I, Vrana KE, Vrana KE, Mawe GM. Обзорная статья: множество потенциальных ролей передачи сигналов кишечного серотонина (5-гидрокситриптамина, 5-HT) при воспалительном заболевании кишечника. Алимент Фармакол Тер . 2017; 46: 569–580. pmid: 28737264
  59. 58. Гонда X, Рихмер З., Зсомбок Т., Багди Г., Акискал К.К., Акискал Х.С.Полиморфизм 5HTTLPR гена переносчика серотонина связан с аффективным темпераментом, как измерено с помощью TEMPS-A. J Влияет на Disord . 2006; 91: 125–31. pmid: 16464506
  60. 59. Каспи А., Харири А.Р., Холмс А., Ухер Р., Моффит Т.Э. Генетическая чувствительность к окружающей среде: случай гена-переносчика серотонина и его значение для изучения сложных заболеваний и признаков. Ам Дж. Психиатрия . 2010; 167: 509–527. pmid: 20231323

часто задаваемых вопросов о язвенном колите | Отделение гастроэнтерологии и гепатологии Джонса Хопкинса

Что такое язвенный колит?

Язвенный колит — воспалительное заболевание кишечника неизвестной причины, при котором желудочно-кишечный тракт не может отличить чужеродные антигены от аутоантигенов.Он характеризуется хроническим воспалением слизистой и подслизистой оболочки толстой кишки, атрофией и, возможно, дисплазией, ограничивающейся толстой кишкой. Степень заболевания варьируется и может поражать только прямую кишку (язвенный проктит), левую часть толстой кишки до селезеночного изгиба или всю толстую кишку (панколит).

Что вызывает язвенный колит?

Наследственные факторы, по-видимому, играют роль в этиологии язвенного колита. Самый значительный фактор риска развития язвенного колита — это семейный анамнез.Также задействованы факторы окружающей среды, о чем свидетельствует более высокий уровень заболеваемости этим заболеванием в городских районах.

Каковы симптомы язвенного колита?

Самый частый симптом язвенного колита — диарея, часто с кровью. Другие симптомы включают боль в животе и / или прямой кишке, лихорадку и потерю веса. Некоторые пациенты жалуются на запор и спазм прямой кишки. Симптомы артрита могут возникать у 26 процентов пациентов с язвенным колитом, дерматологические изменения — у меньшего числа пациентов, а глазные проявления — примерно у 5 процентов.

Как диагностируется язвенный колит?

Заболевание диагностируется на основании клинических проявлений, компьютерной томографии, эндоскопии и обычно подтверждается эндоскопической биопсией. Поскольку первоначальные проявления болезни неотличимы от других форм острого колита, диагноз язвенного колита не следует ставить до тех пор, пока не будут исключены все инфекционные причины и симптомы не сохранятся в течение как минимум двух недель. Бариевая клизма не нужна, если исключены все другие формы колита и если есть мнение, что болезнь не просто проктосигмоидит.

Кто страдает язвенным колитом?

В равной степени страдают представители обоих полов, и среди евреев-ашкенази заболеваемость выше. Наследственность действительно играет важную роль в этом заболевании. Примерно у 10 процентов пациентов с ЯК есть родственники первой степени родства с этим заболеванием. Пик развития этого заболевания приходится на второе или третье десятилетие жизни. Вторичный пик наблюдается в конце среднего возраста.

Есть ли связь между курением сигарет и развитием ЯК?

Данные опросов населения показывают, что пациенты с язвенным колитом с меньшей вероятностью будут курильщиками, чем соответствующие контрольные группы из населения в целом.Относительный риск развития язвенного колита среди курильщиков составляет около 40 процентов. У бывших курильщиков вероятность развития этого заболевания примерно в 1,7 раза выше, чем у тех, кто никогда не курил. Недавние контролируемые испытания никотиновых пластырей при язвенном колите показывают, что никотин может играть роль в предотвращении заболевания. Были отдельные сообщения об улучшении активной стадии, когда бывшие курильщики возобновили курение. Тем не менее, прежде чем прибегать к этому методу, следует попробовать и исчерпать другие формы медикаментозной терапии.Большая часть некурящих испытала неприемлемые побочные эффекты от никотиновых пластырей.

Как лечить язвенный колит?

Лечение язвенного колита направлено на активизацию болезни, а затем на поддержание ремиссии. Для лечения язвенного колита используются медикаментозные и хирургические методы. Большинство пациентов положительно отзываются о лечебных режимах. Хирургия предназначена для тех пациентов, которые не реагируют на медикаментозное лечение и имеют серьезно ухудшенное качество жизни.

Потребуется ли мне операция по поводу язвенного колита?

Если острый колит не отвечает на интенсивную медикаментозную терапию, можно рассмотреть возможность хирургического вмешательства. Пациенты, страдающие этим заболеванием от восьми до 10 лет, устойчивые к стероидам или зависимые от стероидов, имеют повышенный риск рака толстой кишки и должны рассмотреть возможность колэктомии.

Какая операция проводится при язвенном колите?

Текущие хирургические альтернативы для пациентов включают тотальную проктоколэктомию с илеостомией Брука, интраабдоминальный карман Коха и восстановительную проктоколэктомию с анастомозом подвздошно-анальный мешок.Избирательная колэктомия излечивает язвенный колит и имеет очень низкую смертность.

Что такое поучит?

Паучит — это неспецифическое острое или длительное воспаление мешка, образовавшееся во время операции. Причина неизвестна, но риск развития поучита выше у пациентов с хроническим язвенным колитом.

Насколько распространены внекишечные проявления язвенного колита?

Незначительные внекишечные проявления язвенного колита, такие как язвы, боли в суставах и болезненные уплотнения на ногах, обычны и, как правило, сопровождают обострения.Осложнения артрита возникают примерно у 25 процентов пациентов. С этим заболеванием обычно связаны дерматологические изменения. Глазные проявления возникают у 5 процентов пациентов с обширным заболеванием. В большинстве ситуаций внекишечные проявления поддаются медикаментозной терапии.

Как диета влияет на лечение язвенного колита?

Очень важно, особенно для детей, поддерживать здоровое и сбалансированное питание. Не существует общих диетических рекомендаций, за исключением отказа от молока и молочных продуктов пациентам с непереносимостью лактозы.Здравый смысл подсказывает, что следует избегать продуктов, вызывающих более частое опорожнение кишечника, таких как кофеин, алкоголь, красный перец и слабительные фрукты (чернослив, свежая вишня и персики). У пациентов с проктитом и запором могут быть полезны дополнительные добавки в виде псиллиума или отрубей.

Играет ли стресс в возникновении или обострении симптомов?

Не было доказательств корреляции активности заболевания с типом личности, личным анамнезом или стрессовыми жизненными событиями.Кроме того, не было обнаружено признаков поддающегося определению психического заболевания у пациентов с язвенным колитом по сравнению с пациентами, сравнительно больными другими формами кишечных заболеваний.