Запоры психосоматика: Психосоматика запора: причины у взрослых женщин

Содержание

Запор и геморрой (психосоматика) | Тренинговый центр «Мастерская визуальной психодиагностики»

Мы рассматриваем эти заболевания вместе, так как в основе лежит одинаковый характер самого человека. Запор — это когда у человека нарушается частота опорожнения толстой и прямой кишки от фекалий. Геморрой часто идет, как следующий этап частых запоров, когда выдуваются и воспаляются геморроидальные вены.

Прямая кишка, как и толстый кишечник в организме человека, с точки зрения психосоматики, отвечают за материальный план, за власть и контроль. Также стоит добавить такое понятие, как рациональность мышления, догматизм и упрямство. Одним из первых, кто рассматривал характер человека запорного типа, был великий мэтр психоанализа Зигмунд Фрейд. Судя по всему, он сам страдал этим недугом, поэтому легко смог связать заболевание с характером.

Первое, что стоит отметить у людей с запором — это люди, которые жадные и скуповатые, которым сложно избавляться от того, что стоит отдать, что себя уже изжило и нуждается в утилизации.

У человека слишком высокая привязка к материальным ценностям, деньгам и вещам. Это классический накопительный тип личности, который описан в нашем глоссарии. Они видят смысл только в накоплении и преувеличении своих запасов. В итоге часто их дом превращается в свалку-склад, где «все пригодится» и «со временем будет нужно». Даже то, что давно уже пора было выбросить или отдать кому-то для пользования, будет сложено в шкафах. Часто запор возникает в более зрелом возрасте, что и можно было бы объяснить материальной озабоченностью, стремлением экономить. Но все дело в том, что эти болезни не связаны с тем, сколько у человека денег. Часто запорами страдают как раз бизнесмены, у которых денег хватает, но сам образ жизни и зарабатывания предполагает постоянное накопление и сбережение. Деньги, как и вещи, имеют свою программу, и суть заключается в том, что им необходимо двигаться, течь и постоянно обновляться. А те, кто боится потерять, и будет подставляться под заболевание запором.

Еще один из характеров человека, страдающего частыми запорами по психосоматике — это контролер. Человек власти, управления и подчинения, которые не может расслабить сфинктер прямой кишки, чтобы спокойно сходить в туалет. Это будет человек авторитарного стиля управления. Он постоянно стремится держать руку на пульсе ситуации, чтобы не произошло чего-нибудь непредвиденного. В основе такого поведения лежит страх. Это страх потери управления, страх того, что ситуация будет развиваться непредвиденным сценарием.

И тут также свою роль играет высокая степень рациональности мышления, где подавляются переживания и чувства. Идет попытка четко, структуризировано спланировать ситуацию. Это необходимо человеку для того, чтобы точно знать что будет. Люди с запорами (психосоматика) часто будут в коммуникации использовать проверенные и зазубренные алгоритмы, они догматичные и косные при принятии решений. Они будут гасить инновации и попытку создать что-то новое на корню. Да и зачем, если есть то, что понятно и логично, и это уже давало результат. Часто будет использоваться рационализация своих поступков и модели поведения.

Также в запоре, как и в геморрое есть высокая доля упрямства, ригидности и сопротивления внешнему контролю. Эта модель просматривается в запорах еще у детей грудничкового возраста. Ребенок, которого тотально контролируют, даже управляя временем его дефекации, пытается «послать» родителей и родственников подальше, требуя чтобы ему самому позволили решать когда ему хочется в туалет. Ведь для ребенка этого возраста познание мира идет через потребление и отдачу, и он свою отдачу в виде «кучи», считает наградой для мира. Но тут вмешиваются взрослые, которым важно, чтобы ребенок пораньше начал ходить на горшок или в туалет, и начинают в нем подавлять естественный взаимообмен с миром своими «ценностями». Таким образом ребенок упрямится, он не хочет вступать в коммуникации, закрываясь на самом себе.

Если рассматривать этот фактор проявления запора и геморроя (психосоматика) в более позднем возрасте, то вы имеете дело с ситуациями, когда человек упрямится, тормозит процесс и не хочет поступать так, как ему велят. Это своего рода бунт, протест против тех законов, которые над ним довлеют. Частично это будет пересекаться с предыдущей причиной запоров у детей, исключительно в том поле, где человек и упрямится, и хочет сам контролировать свою жизнь. Чем больше в упрямство подключается агрессии и стремления доказать свою правоту, тем больше риск получить геморрой.

Психосоматика запора: возможные причины возникновения

По результатам многочисленных научных исследований стало известно, что около 86 % всех заболеваний имеют психологическую основу. Среди причин появления разнообразных недугов эмоциональная сфера человека занимает лидирующие позиции, вторичными факторами выступают влияния внешней среды: инфекции, вирусы, переохлаждение и прочее. Многие медики полагают, что запор не исключение в этом случае, он возникает из-за психологического дискомфорта человека. Поэтому психосоматика при запоре рассматривается медицинскими работниками как один из факторов появления болезни.

Описание проблемы

Запор представляет собой затрудненную дефекацию. Этот недуг присущ половине взрослого и детского населения планеты. В норме число испражнений колеблется от трех раз в день до трех раз в неделю. При запоре наблюдается чувство неполного опорожнения кишечника после испражнений, небольшое количество кала. Присутствие одного из этих признаков говорит о том, что человеку свойственен запор, психосоматика которого будет рассмотрена ниже. Это заболевание появляется в возрасте от двадцати пяти до сорока лет, в последующем оно усугубляется. В пожилом возрасте недуг встречается во много раз чаще. Принято выделять органические и функциональные запоры. К первым относят анатомические изменения в кишечнике, тогда как ко вторым – расстройство психоэмоциональной сферы.

Функциональные запоры

При данном виде недуга наблюдается отсутствие дефекации до трех дней, болевые ощущения и вздутие живота, длительные позывы к испражнению, которые заканчиваются успехом. При этом каких-либо изменений кишечника не происходит. Функциональные запоры относят к группе заболеваний, которые объединены в СКР (синдром раздраженного кишечника). Они часто имеют хроническую форму и не всегда вылечиваются.

Множество людей, которые имеют данную патологию, больными себя не признают, к медикам не обращаются, так как недуг не влияет на качество их жизни. Другие люди обращаются к врачу, поскольку испытывают чувство дискомфорта, который влияет на их жизнь. При опросе больных у них выявляется психосоматика запора, которая проявляется при обилии стрессов и неврозов, психических расстройств и нарушений эмоциональной сферы, а также влияют определенные условия жизни. Поэтому лечением должен заниматься не только гастроэнтеролог, но и невролог с психологом.

Запоры психологического характера

Очень часто возникает из-за психологических проблем запор, психосоматика, причины которого будут рассмотрены далее. При психологическом запоре наблюдаются нарушения вегетативной нервной системы человека, в результате чего замедляется перистальтика кишечника. Около десяти процентов людей имеют данные проблемы и ходят в туалет один раз в три дня. Некоторые специалисты считают это нормой, которая не требует лечения. Обычно определить причину психологического запора у человека сложно, так как постановка диагноза требует наличия иных симптомов, например вздутия живота, бессонницы или болей в животе.

Фрейд о проблеме

Изучая проблему нарушения работы кишечника, австрийский психиатр установил, что чаще всего психосоматика запора у взрослых проявляется в том случае, когда человек имеет упертый характер, склонность к бережливости и глубокой педантичной любови к чистоте. Эти три качества в настоящее время принято называть анальной триадой Фрейда. Конечно, это предположение спорное, на сегодняшний день неясно, как эти факторы влияют на развитие патологии.

Зигмунд Фрейд утверждал, что в случае, когда родители заставляют детей делиться своими всеми вещами или, наоборот, склоняют к жадности, то у ребенка развивается удерживающий тип личности. Когда он вырастает, то становится сдержанным и контролирующим, он отличается упрямством, консерватизмом, а иногда и жестокостью. Такие люди не переносят беспорядок, трудно расстаются с прошлым. Этот тип личности характеризуется глубокой установкой, которая проявляется постоянными ограничениями и нуждой.

Эти особенности личности проявляются очень сильно, такова их психосоматика запора. Люди с такой патологией внешне спокойны, но внутри испытывают очень сильное напряжение, которое затрудняет расслабление кишечника.

Синельников В. В. о проблеме запора

Синельников – врач-гомеопат — утверждает, что запор служит символом нежелания избавиться от устаревших мыслей, человек в этом случае постоянно цепляется за свое прошлое, боится отказываться от чего-то в жизни, опасаясь невозможности восполнить потерю — такова психосоматика запора. Синельников говорит, чтобы избавиться от недуга, необходимо убрать из дома все старые ненужные вещи и поставить на их место новые. Многие психологи и психиатры полагают, что болезни возникают по причине особого восприятия окружающего мира. Чтобы найти причину недуга, необходимо окунуться в свой внутренний мир и понять, что могло негативно повлиять на физическое состояние. Нужно учиться расслабляться психологически, избавиться от самоконтроля, старых мыслей и ограничений, развивать креативное мышление и хорошее настроение.

Психология возникновения запоров у взрослых и подростков

Психосоматика запора у подростков и взрослых — это наличие у людей психологических причин развития недуга. К таким принято относить:

  1. Стрессы. Человек, который находится постоянно в психологическом напряжении, более склонен к появлению запоров, чем личность уравновешенная. Плохие эмоции, злость, страх и прочее вызывают сильное стеснение анальных мышц, что приводит к трудностям дефекаций. Запор также может возникать из-за страха что-то менять в жизни, отпустить прошлое.
  2. Заболевания нервной системы и расстройства психики.
  3. Особенности характера. Люди, которые замкнуты в себе и необщительны, не делятся своими эмоциями и переживаниями, могут иметь проблемы в виде частых запоров.
  4. Часто меняющийся график работы, при котором человек не вырабатывает привычку ходить в туалет в одно и то же время, сдерживает желание опорожниться, откладывает это на другое время. Все это вызывает уплотнение кала, что приводит к усложнению дефекации.
  5. Частые путешествия и поездки, при которых человеку неудобно испражняться в незнакомых условиях, что приводит к невозможности расслабления и нарушению дефекации.

Психосоматика запоров у детей

Явление психологического запора встречается у детей в возрасте от двух лет, когда ребенок самостоятельно приучается к хождению в туалет. Это одна из первых функций, которая предполагает наличие осознанности у малыша, формирование самоконтроля и саморегуляции. Но ребенок, чувствуя потребность к испражнению, специально терпит, что приводит к затвердению каловых масс. Происходит это в некоторых случаях из-за того, что иногда дефекация вызывала боли и дискомфорт. Ребенок, запомнив такие ощущения, в следующий раз будет терпеть, отказываясь сходить в туалет, чтобы опять не испытать неприятные ощущения. Такова психосоматика запора у маленького ребенка.

В других случаях возникает патология в детском саду, где присутствует новая незнакомая обстановка. Нервные переживания, стрессы, которые при этом возникают, вызывают затрудненность испражнения. Также в некоторых случаях родители детей, приучая их к горшку, очень требовательны и настойчивы, они заставляют ребенка «сделать это». Поведение таких родителей становится причиной психологического запора.

Симптоматика запоров

Частота испражнений у людей, страдающих данным недугом, может быть от одного раза в три дня до одного раза в неделю. В некоторых случаях появляются болевые ощущения в животе, чувство его распирания, которые проходят после дефекации. Частым симптомом выступает вздутие живота, снижение аппетита, плохой привкус во рту. При этом у взрослых наблюдается снижение работоспособности, появляются головные боли, нервозность, расстройство сна.

Лечение психологического запора

Теперь вы знаете, что такое психосоматика запора. Лечение необходимо длительное, включающее работу над собой, устранение комплексов и переживаний, источников стресса. Чтобы избавиться от недуга, психологи рекомендуют восстановить позитивное мышление, научиться верить в свои силы, воспринимать новые ощущения. Человек должен суметь настроиться на позитив, быть в хорошем настроении, передавать его окружающим его людям. Также рекомендуется при помощи тренингов и медитации научиться расслабляться.

Придерживаясь этих правил и советов, можно также использовать медикаментозные средства от запоров, комплексный подход поможет быстрее избавиться от проблемы. В качестве лекарств применяют свечи, препараты, суспензии и клизмы. Также нужно правильно питаться, вести активный образ жизни, пить много воды. Самым главным правилом здесь является своевременный поход в туалет по первому зову, нельзя терпеть и откладывать эту процедуру. Рекомендуется приучать организм испражняться в одно и то же время ежедневно.

Лечение детей

Ребенок тяжело справляется с психологическим запором. Родителям рекомендуется вовремя обращать внимание на жалобы своего ребенка, например отсутствие аппетита, болевые ощущения или вздутие живота. Питание ребенка необходимо разнообразить овощами и фруктами, кисломолочными продуктами. Совместно с этим, родители должны разговаривать со своими детьми об их проблемах, необходимо выяснить причину запоров и объяснить ребенку, как с ними бороться.

Ребенку можно рассказать, что терпеть небезопасно, потому что можно заболеть. Но пугать детей нельзя. Нужно запастись терпением и хвалить малыша даже за попытку сходить в туалет, пусть и неудачную. Также рекомендуется уменьшить контроль над ребенком, дав ему больше свободы. Нельзя говорить, что ходить в туалет некрасиво и отвратительно, так как у детей развивается чувство вины.

Конечно, запор психологического характера является неприятной проблемой, но ее можно устранить, направив усилия на изменение привычек, рациона и режима.

Запоры в путешествиях: что делать

В медицине понятия «запор путешественника» (в отличие от диареи путешественника) пока не существует. Термина нет, а проблема есть, и многие наверняка с ней сталкивались. Разбираемся вместе с гастроэнтерологом клиники Рассвет Юлией Когрушевой, о чем речь и как с этим бороться.


Что такое запор

С медицинской точки зрения, запор – это не только задержка стула более двух дней, но и очень твердый стул, стул малого объема с чувством неполного опорожнения или болезненная дефекация. Диагноз ставится, если симптомы не проходят как минимум в течение трех месяцев.

«О запоре путешественника есть упоминания в специализированной литературе, – объясняет гастроэнтеролог клиники «Рассвет» Юлия Когрушева. – Но речь не о самостоятельной болезни, а об обострении одного из двух заболеваний: функционального запора или синдрома раздраженной кишки». 

О функциональном запоре говорят, когда толстая кишка не желает сокращаться и требует дополнительных стимулов. Чаще им страдают пожилые люди и маленькие дети, но и с людьми других возрастов такое иногда случается.

При синдроме раздраженной кишки запоры возникают, наоборот, из-за избыточной моторики: кишка спазмируется и не отдает содержимое. В этом случае спазмолитики будут эффективнее, чем слабительные. Синдром раздраженной кишки меньше зависит от механических факторов и больше – от психологических.

Разберемся, что именно может усугубить проблемы с кишечником в поездке и как с этим бороться.

Механические причины запора

Моторика кишечника, то есть его способность продвигать к выходу остатки переваренной пищи, зависит от многих факторов: одни эту способность усиливают, другие тормозят. Вот список самых типичных отпускных ошибок, которые приводят к снижению моторики кишечника и вызывают обострение функционального запора.

Обезвоживание

Если организму не хватает жидкости, кишечник выжимает и всасывает всю воду из пищевого комка. То, что остается, становится настолько сухим и твердым, что с трудом продвигается к выходу.

В путешествиях к обезвоживанию часто приводят сухой воздух в самолетах и жара на улице, алкогольные напитки и, разумеется, диуретики (которыми нередко злоупотребляют, чтобы «привести себя в форму к отпуску»). Согласно исследованиям, большое количество кофе тоже способствует обострению функционального запора. 

Что делать? Пить больше воды (особенно в самолете), меньше кофе и алкоголя.

Неправильное питание

Продукты с большим количеством клетчатки активируют перистальтику, а рафинированные (например, выпечка из белой муки), наоборот, тормозят. Дело в том, что для нормальной работы кишечнику необходимо ощущать массу и объем, которые нужно продвинуть к выходу, – а за это отвечает именно клетчатка. Если же основная часть съеденного всасывается в кровь (так происходит, например, с простыми углеводами), то кишечник начинает лениться: ему просто нечем заняться.

Что делать? В идеале – есть больше овощей и фруктов. Если это не вариант, проблему решат так называемые объем дающие слабительные. Но если вы привыкли к определенному виду слабительного и дома оно было эффективно, не стоит его менять в путешествии (хотя, возможно, придется увеличить дозу).

Недостаток физической активности

Чем больше мы двигаемся, тем активнее кишечник, и наоборот. Соответственно, если вы целыми днями лежите на пляже, кишечник, как и весь остальной организм, тоже бездействует.

Что делать? Гулять, танцевать, прыгать на батуте, не игнорировать пляжные развлечения – и, конечно, плавать. Это не только физическая активность, но и массаж живота (поскольку вода давит на брюшную стенку). Идеальное сочетание, которое способно разбудить задремавший кишечник.

Психологические причины запора

Работа кишечника очень тесно связана с эмоциональной сферой и привычками. У тех, кому поставили диагноз «синдром раздраженной кишки», эта связь особенно выражена. Вот как она проявляется в отпуске.

Стресс от перелета

Не проспать бы, не опоздать бы, не забыть бы документы, не потерять бы багаж – стресс, вызванный перелетом, может привести к спазму кишечника и кратковременной задержке стула. Как правило, как только нервотрепка заканчивается и начинается собственно отдых, функции кишечника восстанавливаются. 

Что делать? Отдыхать. Но если в доотпускной жизни врач прописал противотревожное средство, его нужно принимать и на отдыхе.

Нарушение режима

Если обычно вы ходите в туалет в одно и то же время, а в отпуске по разным причинам режим нарушается (из-за экскурсий или, например, из-за разницы в часовых поясах), кишечник, вместо того чтобы опорожняться, сосредотачивается на том, чтобы держать все в себе, и привыкает.

Что делать? Если вам нужно в туалет – идите в туалет. Да, и в аэропорту, и в поезде, и в самолете. Ну и, зная за собой такую особенность, по возможности не планируйте вылеты и экскурсии на то время, которое вы обычно проводите в уединении.

Стеснительность и брезгливость

В общественных туалетах неприятно, в тесном номере с подругой за стеной – неловко. Психологический дискомфорт, пожалуй, самая распространенная причина запора путешественника. Обычно через пару дней природа берет свое, но проблема может растянуться и на весь отпуск. 

Что делать? «Если вы не в состоянии ходить в туалет вообще нигде, кроме собственной квартиры – из-за брезгливости, например, или потому, что панически боитесь заразы, – есть смысл обратиться к психологу: все это может быть симптомами обсессивно-компульсивного расстройства», – говорит психолог Карина Куранова.

Если же вопрос только в напряжении от непривычной обстановки, посоветуйтесь с гастроэнтерологом: возможно, врач подберет средство, которое поможет кишечнику быстрее вернуться к нормальной работе.


Что такое психосоматика и как это лечить?

Все болезни от нервов? Можно ли заболеть из-за «плохих» эмоций? Что такое психосоматическое расстройство? На эти и многие другие вопросы журнала «Челленджер» отвечает кандидат медицинских наук, врач-кардиолог высшей категории, доцент кафедры факультетской терапии лечебного факультета ФГАОУ ВО Первый МГМУ имени И. М. Сеченова Антон Родионов.

— В 80—90-е годы прошлого века у нас в институте (Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова. — Прим. ред.) работал очень известный психолог профессор Ю. М.Орлов. Ему принадлежала теория «саногенного мышления». Её смысл сводился к тому, что если мыслить правильно, культивировать хорошие эмоции и бороться с плохими, то можно предотвратить множество заболеваний. Надо признать, что для неокрепших умов юных медиков его теория выглядела весьма убедительно…

Могут ли эмоции влиять на здоровье? Определённо да. Быть причиной — нет. Негативные эмоции активизируют симпатическую нервную систему, что, в свою очередь, приводит к повышению артериального давления, увеличению частоты пульса и спазму сосудов. Всем известны истории, когда на фоне, например, испуга или гнева у людей случались инфаркты и инсульты. Повторю: эмоция в этом случае не причина заболевания, а лишь провоцирующий фактор, триггер.

В отдельных случаях негативная эмоция, конечно, может стать и причиной заболевания. Например, если со злости ударить кулаком по стене, можно сломать руку. Вот вам вполне отчётливая причинно-следственная связь. Кстати, не надо забывать и о существовании обратной взаимосвязи. Нередко причиной негативных эмоций становятся хронические телесные страдания. Вспомните Бабу-ягу с костяной ногой — возможно, она была бы очень милой старушкой, если бы не хроническая боль в тазобедренном суставе…

«Все болезни от нервов» — это миф?

Это даже не миф, это просто старая студенческая шутка. Полная цитата звучит так: «Все болезни — от нервов, и только пять — от любви» (имеется в виду пять классических венерических болезней). Впрочем, хронический стресс — действительно доказанный фактор риска развития как минимум сердечно-сосудистых заболеваний. Несколько лет назад при помощи позитронно-эмиссионной томографии (высокоточного исследования, позволяющего изучать обменные процессы в различных тканях) учёные выявили механизмы, трансформирующие стресс в хроническое воспаление, которое, в свою очередь, служит ключевым механизмом развития атеросклероза.

— Однако повторяю снова и снова: стресс не причина болезней, а один из факторов риска, который работает лишь сообща с другими факторами, прежде всего генетическими.

Психосоматическое расстройства: каковы причины и механизмы их возникновения?

Психосоматические заболевания — это группа болезней, которые проявляются телесными страданиями (то есть симптомами заболеваний внутренних органов), но их основная причина всё же кроется в неполадках со стороны нервной системы. К ним относят целый спектр желудочно-кишечных расстройств (функциональная желудочная диспепсия и синдром раздражённого кишечника), фибромиалгию (специфический болевой синдром в проекции суставов), гипервентиляционный синдром (ощущение нехватки кислорода и потребность в частом дыхании) и много чего ещё.

То, как связаны между собой психические страдания и соматические симптомы, поясню на примере самой распространённой жалобы, с которой пациенты приходят к кардиологу — ощущения учащённого сердцебиения. Тахикардия (частый пульс) в норме возникает, когда надо отреагировать на внешний раздражитель, например убежать от опасности. В этой ситуации мышцам нужно больше крови, следовательно, сердце должно увеличить частоту сокращений. Но когда опасность проходит, пульс нормализуется. Пациент с невротическим расстройством внешне спокоен, за ним никто не гонится, ему никого не нужно догонять, но головной мозг даёт сигнал: «Ты в опасности, убегай!» В результате активируется симпатическая нервная система, повышается давление и учащается пульс. Пациент чувствует себя плохо… В этом случае лечить тахикардию как отдельный симптом по меньшей мере нелепо — надо лечить само невротическое заболевание, причём лечить таких пациентов должен не кардиолог, а психиатр или психотерапевт.

Что касается детской психосоматики, расскажу ещё одну историю. Недавно на приём пришла молодая женщина. Она выглядела очень встревоженной и всё время пыталась меня расспросить о здоровье своего мужа, хотя, по моим представлениям, её муж вполне мог сам прийти на приём. В разговоре выяснилось, что муж (много работающий и хорошо зарабатывающий человек) дома постоянно кричит на жену и ребёнка, при этом ещё успешно манипулирует своим повышенным давлением, но лечиться не хочет. В конце нашей встречи женщина спросила, нет ли у меня на примете хорошего невролога, специалиста по детским тикам… Стоит продолжать рассказ? По-моему, не надо быть доктором Хаусом, чтобы понять простую вещь: большинство преходящих неврологических и невротических симптомов у детей — это проблема с родителями.

Что такое «чикагская семёрка» и насколько актуальна такая классификация в наши дни?

Классификации психосоматических расстройств мне не очень нужны в повседневной работе, да и про «чикагскую семёрку» я впервые узнал благодаря этому вопросу. Прочитал и ужаснулся. Неужели в XXI веке кто-то всерьёз может рассматривать их как «болезни неотреагированных эмоций»! Перечислю эти семь заболеваний с указанием их истинных причин:

  1. Артериальная гипертензия — заболевание, в основе которого лежит генетическая предрасположенность, реализуемая десятком дополнительных факторов (курение, избыточный вес, злоупотребление солью, гиподинамия, повышение уровня сахара и холестерина и так далее). Стресс — лишь один из факторов риска, но далеко не основной.
  2. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки — заболевание, причина которого прекрасно изучена ещё в конце XX века. Это микроорганизм по имени Helicobacter Pylori. Да, описаны острые «стрессовые» язвы, но это совсем другая история.
  3. Воспалительные заболевания кишечника (неспецифический язвенный колит и болезнь Крона) — группа воспалительных аутоиммунных заболеваний с генетической предрасположенностью.
  4. Нейродермит (атопический дерматит) — заболевание, имеющее генетическую предрасположенность. Стрессовый фактор лишь в некоторых случаях может быть причиной обострения.
  5. Бронхиальная астма — хроническое воспалительное заболевание с чёткой генетической предрасположенностью. Иногда стресс может способствовать обострению, а иногда и наоборот — стимуляция симпатической нервной системы приводит к расширению бронхов.
  6. Тиротоксикоз (гиперфункция щитовидной железы) — классическое аутоиммунное заболевание, в основе которого лежит выработка антител к тканям щитовидной железы. Здесь горе-психологи вообще путают причину и следствие. Тиротоксикоз очень сильно меняет характер человека — он становится плаксивым, вспыльчивым, нервным. После излечения тиротоксикоза психические проявления полностью уходят.
  7. Ревматоидный артрит — болезнь с неизвестной природой (обсуждается связь генетических и инфекционный факторов). Однако стресс тут точно ни при чём.

Болезнь Паркинсона возникает из-за стремления к контролю? Аденоиды у детей появляются, когда они чувствуют, что родители их не любят?


Приведённые примеры — плод неуёмного воображения диванных психологов. У обеих болезней есть гораздо более понятные причинные факторы, хотя и не до конца изученные. А вот психосоматические заболевания желудочно-кишечного тракта (функциональная диспепсия, синдром раздражённого кишечника) действительно характерны для людей мнительных, тревожных и неуверенных в себе. В древности даже существовала поговорка: любой невропат — колопат (colon — лат. «толстая кишка»).

Ипохондрия — это тоже психосоматика?

Строго говоря, «ипохондрическое расстройство» — это не психосоматика, это чистая «психика», то есть настоящее тревожное невротическое расстройство, в рамках которого пациент бесконечно ищет у себя соматические заболевания и цепляется к самым безобидным симптомам. Моя почта переполнена письмами от ипохондриков, которые, обнаружив у себя несколько десятков экстрасистол (внеочередных сокращений сердца), тут же интересуются, какова теперь у них вероятность внезапной смерти.

Как происходит диагностика психосоматических расстройств?

Пациенты с психосоматическими расстройствами могут посещать врачей любой специальности. У кого-то болезни проявляются немотивированной одышкой и сердцебиением, у кого-то тошнотой, рвотой и поносом, а у некоторых — болевыми синдромами.

— Главный диагностический критерий — обследование, зачастую неоднократное — не позволяет обнаружить никаких признаков органического заболевания. Именно этот факт должен навести на мысль о необходимости консультации с психиатром или психотерапевтом.

Основа диагностики — беседа с пациентом. Уже только на основании того, как пациент излагает жалобы, можно задуматься о наличии психосоматических расстройств. Если врач располагает достаточным временем для выяснения обстоятельств, связанных с началом или обострением заболевания, если найдёт аккуратные слова для выяснения психотравмирующих ситуаций, то картина болезни начнёт вырисовываться. Как я уже сказал, диссоциация между жалобами и отсутствием органической патологии — важный аргумент в пользу «психосоматики». Конечно, разумный объём дообследования всегда необходим, но он не должен быть избыточным.


Приведу в пример одно из классических психосоматических заболеваний — синдром раздражённого кишечника (СРК). В России считают, что для установки диагноза нужно обязательно сделать колоноскопию — непростое и недешёвое эндоскопическое обследование толстого кишечника. Во всём мире считают иначе. Если длительные симптомы кишечного дискомфорта (поносы или запоры, вздутие живота и так далее) не сопровождаются наличием так называемых «красных флагов» (снижение веса, кровь в кале, воспалительные изменения в анализах крови, поздний возраст начала болезни и наличие онкологических заболеваний у близких родственников), то мучить пациента такой непростой процедурой, как колоноскопия, смысла нет — диагноз СРК весьма вероятен.
Сколько лет проходит от обращения пациента с психосоматическим расстройством до постановки ему корректного диагноза? Бывает по-разному. Мне кажется, что если правильно построить общение с пациентом, то это совсем не сложно. Но мы этому хорошо обучены. Дело в том, что наш ныне покойный учитель, бывший директор клиники факультетской терапии Первого меда (ныне Сеченовский университет) профессор В. И. Маколкин большое внимание уделял изучению психосоматической патологии, в результате чего на базе клиники был фактически создан небольшой психосоматический центр. Сотрудники клиники довольно хорошо ориентируются в патологии такого рода, кроме того, нас поддерживает команда из нескольких психиатров.
Иногда случается, что от начала заболевания до получения профессиональной помощи проходят годы. Сложно сказать, с чем это связано. Скорее всего, с тем, что коллеги «не видят» психосоматику или же стесняются отправить пациентов к психиатру, опасаясь, что пациенты их неправильно поймут.

Как лечить психосоматику?

Всё зависит от ситуации; понятие «психосоматические расстройства» слишком широкое. В лёгких случаях специфическое лечение вообще не требуется, достаточно детальной беседы врача с пациентом и разъяснения сути происходящего. Дело в том, что порой пациента тревожат не столько сами симптомы, сколько неизвестность и подозрение на серьёзные органические заболевания. Если объяснить, что за «ощущением неполного вдоха» или «покалываниями в сердце» не стоят органические болезни сердца и лёгких, многих пациентов это вполне удовлетворит.

В отдельных случаях врач-интернист (терапевт, кардиолог, гастроэнтеролог и другие) самостоятельно может назначить психотропную терапию, если он умеет, конечно, это делать. Скажем, квалифицированный гастроэнтеролог вполне может и должен сам назначать антидепрессанты пациентам с функциональными заболеваниями желудочно-кишечного тракта, не прибегая к помощи психиатров. Зачем антидепрессанты гастроэнтерологическим пациентам? Они нужны для того, чтобы разорвать патологическую связь между сигналами в головном мозге и симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта. Кстати, антидепрессанты давно уже перестали быть специфическими препаратами для лечения депрессии. Их с успехом применяют и в терапии некоторых болевых синдромов.

Если интернист чувствует, что пациенту нужна серьёзная комбинированная терапия, то лучше подключить к лечению психиатра, так как психофармакология довольно сложна и арсенал препаратов многообразен. Желательно консультироваться не просто с психиатром из районного диспансера, а со специалистом, который имеет опыт работы именно с психосоматическими пациентами.


Психотерапия (то есть лечение в разговорном жанре) может быть весьма полезна многим пациентам с психосоматическими расстройствами. Есть только два минуса: это дорого и долго. Противопоказание к психотерапии — симптомы «большого» психического заболевания (бредовые расстройства, галлюцинации), впрочем, это уже выходит за рамки темы «психосоматика».

А вот что пациенту точно не нужно — это видимость лечения с использованием пустышек: витаминов, «общеукрепляющих», «метаболических», «сосудистых» препаратов и так далее.

Могут ли психосоматические заболевания со временем трансформироваться в соматические патологии?

Маловероятно. Вернёмся в начало. Факторами риска они могут быть, причиной — нет. То есть гипервентиляционный синдром не превратится в астму, СРК не станет язвенным колитом, фибромиалгия не трансформируется в ревматоидный артрит. Важно только понимать, что с возрастом увеличивается риск настоящих соматических заболеваний. Нужно только не пропустить их начало.


Что такое психогигиена и чем она может помочь?

Пожалуй, психогигиена может быть способом профилактики подобных расстройств, хотя это не так-то просто. Здесь снова уместно вспомнить теорию «саногенного мышления» Ю. М. Орлова.
От себя добавлю четыре позиции, которым стараюсь следовать сам (подробнее об этом — в моей книге «Здоровье сердца и сосудов»):
  • ограничивайте негативный информационный поток. Не позволяйте телевизору работать в фоновом режиме. Лучше включайте музыку или любимые фильмы в записи;
  • отделяйте рабочее от домашнего. Заведите два телефонных номера — для домашних и для служебных разговоров, отключайте рабочий мобильник дома, в выходные и в отпуске;
  • вспомните о самом тяжёлом событии в вашей жизни. Может, всё остальное не стоит того, чтобы сходить с ума?
  • лучший способ избавиться от накопившейся усталости и раздражения — физическая активность.

И последнее. Если чувствуете, что что-то в жизни идёт совсем не так и самостоятельно выкарабкаться не получается, не стесняйтесь обращаться к специалистам в области психиатрии и психотерапии. Современная психиатрия ушла далеко вперёд по сравнению с классическим представлением о ней в фильме «Полёт над гнездом кукушки».

Если вы хотите грамотно использовать все возможности современной медицины, а также не стать жертвой сомнительного лечения и избыточной диагностики, книги из курса «Академии доктора Родионова» — вам в помощь. Все авторы серии не только практикующие врачи и специалисты, но и наши постоянные эксперты (за что им огромное спасибо).

Фото: shutterstock.com


Ссылка на публикацию: the-challenger.ru

Запор как болезнь цивилизации

 

Закрепление или отсутствие ежедневного стула – кто не сталкивался с данной проблемой при современном образе жизни? Как показывает статистика, таких людей практически не встречается. При этом тема настолько интимна, что о ней непринято открыто говорить, обсуждать в семье или с друзьями, не говоря уже о мысли обратиться и рассказать все врачу. Другое дело, к примеру, язвенная болезнь. Вот о ней много говорят, обсуждают и советуются. Хотя мало кто знает, что запор является очень серьезным симптомом и важнейшим фактором риска рака толстой кишки. При задержке стула в кишечнике накапливаются токсины, которые повреждают клетки слизистой толстой кишки и запускают механизм новообразования, тем самым повышая риск развития онкологических заболеваний кишечника. И наоборот, ежедневное опорожнение кишечника является профилактикой онкологических заболеваний желудочно-кишечного тракта. Становится понятным, насколько важна данная тема в период серьезного роста количества онкологических заболеваний.

Что же такое хронический запор?

Достаточно часто под термином «запор» врачи и пациенты подразумевают разные проявления. Для пациента это, чаще всего, уменьшение частоты походов в туалет. При этом для одного человека стул раз в 5 дней является привычным и не вызывающий беспокойства, а для другого – стул через день будет уже являться запором.

В медицине же существует четкое определение данного понятия. Запор – это нарушение функции толстой кишки с урежением частоты стула менее 3 раз в неделю, с изменением его консистенции до плотной (в виде «отдельных твердых комочков кала или орешков» или «кал нормальной формы, но с твердыми комочками»), с вынужденным натуживанием, занимающим более 25 % времени, проведенного в туалете.

Отсутствие регулярного стула – это диагноз или симптом?

С точки зрения экспертов, хронический запор – это самостоятельное заболевание, но зачастую он является и предвестником развития других хронических заболеваний и не только желудочно-кишечного тракта. В настоящее время установлено, что появление твердого и нерегулярного стула может предшествовать развитию болезни Паркинсона более чем за 10 лет. Отсюда следует вывод, что запор является фактором отражающим вероятность развития возрастных неврологических (нейродегенеративных) заболеваний, в том числе болезни Альцгеймера и возрастной деменции, выявление которых на раннем этапе особенно затруднено.

Теперь рассмотрим ситуации, когда запор является симптомов других заболеваний.

Запор и полипы толстой кишки

Как известно, полипы и другие новообразования занимают лидирующие позиции в онкопатологии в настоящее время, особенно в старших возрастных группах. При наличии полипов толстой кишки и других новообразований возникает механическое препятствие прохождению кишечного содержимого, поэтому возникает задержка стула и формируется хронический запор. Скрининговое обследование с выполнением анализа кала на скрытую кровь и наличие воспаления, а при необходимости и выполнение видеоколоноскопии является важным диагностическим инструментом в уточнении диагноза хронического запора.

Запор и щитовидная железа

Запор может быть симптомом заболевания щитовидной железы, а именно гипотиреоза. При дефиците гормонов щитовидной железы кишечник становится «ленивым», что приводит к формированию закрепленного стула. Определение уровня гормонов щитовидной железы рекомендуется каждому при возникновении закрепленного стула.

Запор как побочный эффект лекарственной терапии

Хронический запор – частая жалоба у пациентов, которые вынуждены из-за сопутствующих хронических заболеваний принимать одновременно 5 и более лекарственных средств. Оказывается, что сам факт одновременного приема большого количества лекарств, вызывает склонность к закреплению стула. В таких ситуациях необходима обоснованность и целесообразность приема каждой «таблетки».

Запор и эмоциональное состояние

Есть такая фраза, что от скупости до запора – один шаг. Замечено, что если человек обладает чрезмерной бережливостью и старается всячески избегать трат любого рода, то он настолько сильно боится расстаться со своим «добром», что, в конце концов, начинает страдать от проблем со стулом. По словам опытных специалистов, неспособность отпускать от себя что-либо зачастую проецируется и на эмоциональное состояние. Человек, склонный к сверхэкономии, зачастую не способен «отпускать» от себя старые обиды, ненависть, разочарование и прочие негативные чувства, вследствие чего испытывают стресс. А между тем и современный ритм жизни: напряженная работа, нарушения режима труда и отдыха, необходимость в ночном труде также приводит к избыточной выработки гормонов стресса – адреналина и кортизола, которые снижают двигательную активность толстой кишки. Умение организовать свой режим труда и отдыха, найти способ отвлечься от повседневной суеты и дать выход накопившимся эмоциям – это залог не только здоровья желудочно –кишечного тракта, но и всего организма в целом.

Питание – как основа нормальной работы кишечника

К XXI веку развитие пищевой промышленности привело к тому, что человек ест рафинированные, многократно обработанные, часто искусственные продукты, которые хорошо « усваиваются», что ведет к проблемам не только ожирения, но и хронического запора. Недостаток в рационе пищевых волокон негативно сказывается на тонусе нашего кишечника, который становится «ленивым». Основная задача кишечника – это «забрать» все нужное организму и «вывести» все вредное, токсичное, неиспользованное. А для того чтобы « протолкнуть» то ненужное кишечное содержимое, необходима активная двигательная работа толстой кишки. Потребление достаточных объемов грубой пищевой клетчатки ( пищевых волокон) запускает этот двигательный механизм, а за счет способности волокон задерживать воду, дополнительно приводит к увеличению объема кишечного содержимого, тем самым нормализуя моторику «ленивого» кишечника.

К продуктам богатым пищевыми волокнами относятся хлебобулочные изделия из цельно смолотого зерна или содержащие значительное количество отрубей, гречневая, ячневая, овсяная крупы, орехи (миндаль, арахис, фисташки), свежие овощи и фрукты. По рекомендациям всемирной организации здравоохранения общепринятой нормой считается поступление в организм со съедаемой пищей 25–35 г клетчатки в сутки. Интересный факт, что у жителей некоторых племен Африки, питающихся преимущественно овощами, фруктами и молоком и почти не употребляющих мяса запоров вообще не бывает, при этом у них закономерно отмечалось снижение уровня онкологических заболеваний толстой кишки.

Сколько раз в день нужно есть?

Оказывается, что регулярный прием пищи влияет на кишечную перистальтику. А все потому, что после приема пищи начинается активная работа всего желудочно-кишечного тракта: происходит выделение ферментов и веществ, необходимых для процесса пищеварения, среди которых есть желчь. А желчь (продукт деятельности клеток печени) является естественным стимулятором кишечной перистальтики. Образование желчи происходит непрерывно, а вот поступление в тонкую кишку – периодически и напрямую связано с приемом пищи. Оптимальным является прием пищи 4-5 раз в день для полноценной работы желчевыводящей системы нашего организма и регулярного стула.

Почему так важно пить воду?

Одна из основных функций толстой кишки – это обратное всасывание воды. В «ленивом» кишечнике содержимое проводит больше времени, увеличивается время обратного всасывания воды, вследствие чего содержимое « высыхает», уплотняется, уменьшается в объеме . А объем каловых масс – это необходимый фактор двигательной работы кишечника. Достаточный питьевой режим является одним из важнейших условий нормального функционирования кишечника. Рекомендуется в течение дня употреблять не менее 1,5-2,0 литров питьевой воды, особенно в утренние часы с 6 до 9 утра. Стакан воды натощак с утра – привычка, которая может спасти в будущем вашу жизнь и уж точно улучшит ее качество.

Запор и физическая активность

В настоящее время быт и повседневная жизнь устроена так, что человеку не хватает движения. Гиподинамия – результат современного городского образа жизни: передвижение на транспорте на работу и обратно, офисный труд в свою очередь приводят формированию « ленивого кишечника». Установлено, что на пятках человека имеются рецепторы, отвечающие за работу кишечника, поэтому, к примеру, пешая прогулка около 30 минут в день улучшает кровоснабжение кишечника, а тем самым и нормализует его работу. Занятия йогой, плаванием или утренней зарядкой дома на регулярной основе, которые будут приносить вам удовольствие и внутреннее удовлетворение создаст тонус не только желудочно-кишечному тракту, но и всему организму в целом.

Запор, который создаем мы сами

Особое внимание следует уделить возникновению ощущения позыва и необходимости посещения туалета. Сам позыв возникает рефлекторно по мере поступления содержимого в нижние отделы толстой кишки, а вот непосредственно процессом опорожнения кишечника мы можем управлять благодаря центральной нервной системе человека. Однако не всегда совпадает момент позыва и возможности посещения туалетной комнаты. Что же происходит в результате? Частое сознательное подавление естественного позыва вследствие неблагоприятной или непривычной обстановки, отсутствие времени или брезгливости пользования общественным туалетом приводит к утрате рефлекторных механизмов возникновения позыва и возникновения хронического запора.

Поэтому важно, начиная с детского возраста, формировать привычку посещения туалета. Учиться уделять себе время, организовать режим труда и отдыха, следить за тем, что мы едим, и тогда работа желудочно-кишечного тракта не будет создавать неудобств.

Получить консультацию по диагностике и лечению запоров вы можете у гастроэнтерологов ГЦ Эксперт. Для диагностики заболений кишечника предлагаем воспользоваться комплексной программой Check-up Обследование кишечника.

Запор – причины, симптомы, лечение, психосоматика запора

Ульяна Супрун рассказала, что запоры делятся на первичные и вторичные. Первичные запоры вызывает неправильный образ жизни. Вторичные запоры провоцируют болезни, психосоциальные проблемы или определенные лекарственные препараты.

Читайте также: Почему нельзя долго сидеть на унитазе

Запор – симптомы

Запор – это клинический диагноз, который ставят в случае неполного опорожнения, сложностей с опорожнением, или обоих симптомов. У пациентов с запорами часто бывают и другие симптомы: уплотнение каловых масс, вздутие и боль в животе. Дефекация может быть нормальной (по крайней мере, три раза в неделю или даже ежедневно), но запоры все равно присутствуют. В случае хронических запоров такое продолжается по крайней мере три месяца.

Причины появления запоров

  • Недостаток физической активности.
  • Строгое ограничение калорий.
  • Недостаток клетчатки в рационе.
  • Прием лекарств, особенно диуретиков, алюминиесодержащих антацидов (препаратов для снижения кислотности желудка), антидепрессантов, опиатов, спазмолитиков, противосудорожных, препаратов железа.
  • Запоры происходят в путешествиях, когда сбиваются привычные часа подъема, туалета, приема пищи и бывает обезвоживание и невозможность попасть в туалет сразу, когда захотелось.
  • Сильный стресс, дискомфорт.

Чаще всего запоры случаются без особых патологий в основе. Это называется запор при нормальном транзите кишечника. Все сокращается, но в прямой кишке что-то не так, а живот тем временем болит и вздувается. Такой тип связывают со стрессом, обычно, он хорошо подлежит лечению послабляющими и клетчаткой, – объясняет Ульяна Супрун.

Запоры также могут быть при замедленном транзите кишечника и в при синдроме обструктивной дефекации.

У женщин запоры могут быть во второй фазе менструального цикла и во время беременности. Причина – в высоком уровне гормонов прогестерона и эстрогена (а во время беременности еще и соматостатина), которые подавляют выделение гормона мотилина, который стимулирует перистальтику. Гормональные взаимодействия у женщин замедляют моторику кишечника.


Женщины чувствительны к запорам во второй фазе менструального цикла

Что может помочь

Во вторую фазу цикла в организме также задерживается вода и увеличивается вес. Поэтому стоит есть больше овощей и меньше сладостей; пить больше воды, но меньше кофе и алкоголя; также важно заниматься спортом.

Относительно кофе, то бывает и обратное – кофе может стимулировать перистальтику сигмовидной кишки.

Овощи и вода не дадут «послипаться» каловым массам, а тренировки взбудоражат ленивые внутренности. Кофе в большом количестве и алкоголь в любом приводят к обезвоживанию.

Начало менструации часто сопровождается ослаблением – такой эффект обеспечивают простагландины.

Советы, которые следует соблюдать, чтобы избежать запора:

  • Старайтесь сходить в туалет сразу, как проснетесь, или после еды.
  • Если тело зовет вас в туалет – скорее. В этот момент если сдержаться, то все может «послипаться» и уплотниться.
  • Наилучшее положение – когда колени выше бедра.
  • Если вы мало двигаетесь, то же происходит и с вашим кишечником.
  • Ешьте цельнозерновые злаки, овощи и фрукты, богатые клетчаткой. Количество клетчатки в рационе следует увеличивать постепенно, и достичь 18-30 граммов в сутки. Улучшение наступит в течение четырех недель.
  • Пейте достаточно воды. Обезвоживание приводит к запорам. Впрочем, даже если пить, когда хочется, запоры все равно могут быть по другим причинам.
  • Ешьте фрукты или сухофрукты, содержащие сорбитол. Это естественное слабительное. Сорбитола много в яблоках, персиках, финиках и черносливе.


Сухофрукты полезны при запорах

Когда запор – тревожный сигнал

Иногда запоры вызваны другими медицинскими состояниями. Вторичные запоры бывают по ряду причин.

  • Спровоцированы лекарствами: антацидами, добавками железа, опиатами, психолитикамы, диуретиками, трициклическими антидепрессантами.
  • Цереброваскулярная болезнь.
  • Депрессия.
  • Диабет.
  • Синдром раздраженного кишечника.
  • Гипотироидизм.

Менее распространенными причинами являются недостаток магния или калия, избыток кальция, различные формы деменции, опухоли кишечника или яичников, трещины кишечника, множественный склероз, автономные нейропатии, малая подвижность/инвалидность или повреждения спинного мозга.

Если запор вторичный, мало питаться отрубями – нужно устранять главную причину, не давать ей ухудшаться. Если регулярно болит живот, то ваш семейный врач должен направить вас к гастроэнтерологу. Боль в животе может быть симптомом синдрома раздраженного кишечника.

Следует немедленно посетить гастроэнтеролога в следующих случаях:

  • Перед хирургическим вмешательством из-за запоров.
  • При изменении калибра кала.
  • Если в кале есть скрытая кровь (это такой анализ).
  • В случае железодефицитной анемии. У мужчин – сразу, у женщин – если курс добавок железа ничего не изменил.
  • Симптомы обструкции (что-то мешает проходимости кишечника).
  • Запоров не было и тут вдруг.
  • Имеющиеся ректальные кровотечения.
  • Пролапс (выпадение) прямой кишки.
  • Внезапная потеря веса.

Другие новости, касающиеся лечения, медицины, питания, здорового образа жизни и многое другое – читайте в разделе Здоровье.

Как вылечить «болезни от нервов»: психосоматика и нарушения пищеварения

Зиновьева Евгения Николаевна

Главный врач, терапевт, гастроэнтеролог, гепатолог высшей категории, к.м.н., доцент

50,6 тыс. просмотров

Сегодня мы поговорим о «наболевшей» теме: болезни на «нервной почве». Ответьте на 3 несложных вопроса, проверьте себя.

Замечали ли вы, что:

  • Тяжесть, боли, спазмы в животе, тошнота, вздутие, расстройства стула появляются, когда вы напряжены, расстроены или переживаете стресс?
  • Симптомы нарушений пищеварения не связаны с характером питания — дискомфортные ощущения появляются, даже когда вы соблюдаете строгую диету?
  • Кроме нарушений пищеварения, вы испытываете неуверенность, тревогу без причины, чувство вины, усталость, у вас появились нарушения сна и аппетита, изменился вес?

Ответили «да» хотя бы на один? Вы в «компании» тех, кто страдает от психосоматики. Таких пациентов на приеме у гастроэнтеролога — 6-7 из каждых 10.

Откуда появляется психосоматика, или что на самом деле отличает нас от животных?

Когда вы сталкиваетесь с серьезной проблемой в работе, отношениях, ваш организм, образно говоря, или готовится к борьбе, когда адреналин «зашкаливает», а сердце колотится. Или хочется убежать и спрятаться. То, что называется реакция «бей или беги».

О каком пищеварении может в такой стрессовой ситуации может идти речь? ЖКТ просто «отключается». Вот тут и кроются отличия. Животное после драки прячется в укромном месте и отдыхает. Человек продолжает «битву» или «прокручивает» ситуацию поражения у себя в голове. Организм продолжает работать в стрессовом режиме. И болезни не заставляют себя долго ждать.

Какие болезни пищеварения «от нервов», и когда пора к врачу-психотерапевту?

Стресс и нервное напряжение всегда отражается на ЖКТ. Он попадает «под удар» стресса одним из первых – его образно называют «звучащим органом эмоций». Ведь первые эмоции человека и животного были связаны с удовольствием от приема пищи. В свою очередь, заболевания желудочно-кишечного тракта зачастую сопровождаются нарушениями в психоэмоциональной сфере. Все влияет на все.

Поэтому, если вы страдаете от:

  • болей в верхней части живота, области желудка, тяжести или спазмов
  • рвоты сразу после приема пищи, не зависящей от качества еды
  • ощущения «комка в горле», нарушений глотания, спазмов пищевода
  • нарушений работы кишечника – вздутия, урчания, запоров, поносов или их чередования, императивных позывов на дефекацию в неудобной ситуации

И:

  • вы ходите от одного гастроэнтеролога к другому, провели ряд обследований, изменения не найдены, и результата лечения нет
  • вам на время становится легче, однако все симптомы во время стресса возвращаются
  • вы видите связь между своими физическими симптомами и эмоциональным состоянием, но не можете понять, как с этим справиться
  • вы подавлены, у вас плохое настроение больше месяца — обратитесь к грамотному гастроэнтерологу и психотерапевту.

Помните: психосоматика – диагноз исключения. Существуют «маски» заболеваний, и сначала надо убедиться, что органической причины у симптомов нет.

Чем опасны «болезни от нервов»?

  • Стресс из-за плохого самочувствия — приходится постоянно себя контролировать, ограничивать, менять образ жизни, переживать свое отличие от других.
  • Потеря времени и средств — пациент ходит по врачам, как на работу, а результата нет.
  • Побочные эффекты лекарств — из-за большого количества ненужных препаратов проблемы со здоровьем могут усугубиться.
  • Потеря мотивации — пациент разочаровывается, начинает думать, что ему нельзя помочь, может перестать лечиться совсем.
  • Портятся отношения в семье — во все «перипетии» болезни вовлечены близкие.

Как помочь себе — 7 кратких советов тем, кто страдает от психосоматических расстройств

  1. Поменяйте отношение, если не можете изменить ситуацию.
  2. Отстаивайте свои границы и свое мнение, не будьте жертвой.
  3. Попробуйте техники расслабления и старайтесь хотя бы 15 минут в день побыть в тишине.
  4. Гуляйте на свежем воздухе хотя бы полчаса в день.
  5. Старайтесь уделять упражнениям хотя бы по 30 минут 3 раза в неделю.
  6. Старайтесь питаться здоровой пищей.
  7. Не используйте алкоголь и наркотики, как средство борьбы со стрессом.

И последнее — обратитесь к грамотному специалисту, чтобы подобрать лечение.

Что можем сделать мы?

  • Исключить органическую природу заболевания с помощью детального обследования, поставить точный диагноз.
  • Найти психологические «корни» болезни — с помощью врача-психотерапевта и психосоматолога с опытом более 20 лет.
  • Работать в команде. При необходимости, в обследовании и лечении участвуют узкие специалисты — гастроэнтеролог, кардиолог, эндокринолог.
  • Подобрать лечение — как медикаментозное, так и психотерапевтическое.
  • Порекомендовать, какие техники использовать дома — врач научит вас правильно бороться со стрессом.
  • Не бросать, когда вам станет лучше – проводить осмотр раз в 3-6 месяцев и контролировать состояние.

В заключение: пример нашей работы

О кишечнике, непростых отношениях в семье и комплексном лечении

Пациентка В., 31 год. Обратилась в «Клинику ЭКСПЕРТ» с жалобами на интенсивные ноющие боли по всему животу, кашицеобразный стул до 2-х раз в день, повышенное газообразование.

За последние 3 года пациентка обошла более десятка гастроэнтерологов, дважды за последний год ее по «Скорой» госпитализировали в хирургию и инфекционный стационар с болями в животе и поносом. Ранее ее детально обследовали, инфекцию и воспаление в кишечнике исключили. Состояние расценили как синдром раздраженного кишечника, назначили стандартное лечение. Со слов пациентки, состояние не улучшалось, и она потеряла доверие к врачам.

При первой беседе с пациенткой врач-куратор «Клиники ЭКСПЕРТ» обратил внимание на ее излишнюю эмоциональность, красочное и детальное описание жалоб с акцентированием внимания на деталях. При тщательном опросе врач установил связь начала заболевания с проблемами в семейных отношениях, которые сохранялись до настоящего времени. При контрольном обследовании существенных нарушений в состоянии организма выявлено не было. Пациентку направили к специалисту по психосоматическим расстройствам. Параллельно с лечением кишечных нарушений было назначено лечение антидепрессантами, и проводились курсы семейного консультирования.

При контрольных осмотрах пациентки состояние ее желудочно-кишечного тракта и психоэмоциональный фон стабилизировались. Конфликт в семье исчерпан, супруги планируют беременность.

Если проблема не решается, а состояние не улучшается, несмотря на многократные обследования и лечение, возможно, дело в другом? Часто телесный недуг — лишь отражение эмоциональных проблем. Не теряйте время. Обратитесь к профильному специалисту.

Психологические расстройства у больных хроническим запором

Гастроэнтерол Гепатол Кровать. 2011 Лето; 4 (3): 159–163.

, 1 , 2 , 2 и 2

Сахар Тахбаз Хоссейнзаде

1 Медицинский психолог, Тегеранский университет, Тегеран, Иран

Научно-исследовательский институт Сара Пурсаадати

Гастроэнтерология и заболевания печени, Университет медицинских наук Шахида Бехешти, Тегеран, Иран

Бабак Радкани

2 Научно-исследовательский институт гастроэнтерологии и заболеваний печени, Университет медицинских наук Шахида Бехешти, Тегеран, Иран

Mojgan Forootan

Научно-исследовательский институт гастроэнтерологии и заболеваний печени, Университет медицинских наук Шахида Бехешти, Тегеран, Иран

1 Медицинский психолог, Тегеранский университет, Тегеран, Иран

2 Научно-исследовательский институт гастроэнтерологии и болезней печени, Университет Шахида Бехешти медицинских наук, Тегеран, Иран

Корреспондент г автор. Перепечатка или переписка: Сахар Тахбаз Хоссейнзаде, доктор философии, Тегеранский университет, Тегеран, Иран. Эл. Почта: [email protected]

Получено 23 февраля 2011 г .; Принято 18 мая 2011 г.

Copyright © 2011 Исследовательский институт гастроэнтерологии и заболеваний печени

Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial 3.0 Unported License, которая позволяет пользователям читать, копировать, распространять и создавать производные работы в некоммерческих целях с материал при условии правильного цитирования автора оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель

Целью настоящего исследования было выявить две категории психических расстройств при хроническом функциональном запоре.

Предпосылки

Установлено, что распространенность аффективных и тревожных расстройств среди пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами выше, чем в общей популяции.

Пациенты и методы

Пятьдесят четыре пациента с запорами были набраны из числа пациентов, направленных в отделение нарушений моторики Научно-исследовательского центра гастроэнтрологии и заболеваний печени, и обследованы на психические расстройства с использованием HADS (Госпитальная шкала тревожности и депрессии) и MINI (Mini International Neuropsychiatric Интервью).

Результаты

Результаты показали относительно высокую распространенность тревожности и депрессии как при HADS (33,3% и 22,2% соответственно), так и в MINI (33,3% и 31,5% соответственно).

Заключение

На основании наших результатов распространенность аффективных и тревожных расстройств у пациентов с запорами намного выше, чем у населения в целом, и для снижения затрат на медицинское обслуживание пациентов с запорами нам необходима программа вмешательства для сопутствующих психических дисфункций, которые влияют на течение желудочно-кишечных расстройств.

Ключевые слова: Функциональное желудочно-кишечное расстройство, Римские критерии III, психические расстройства

Введение

Хорошо известно, что сопутствующие заболевания настроения и тревожных расстройств у пациентов с функциональным желудочно-кишечным расстройством (ФГД) выше, чем в общей популяции ( 1) с коэффициентами до 50% и более, в зависимости от исследуемой популяции (2, 3).

Функциональный запор (ФК) — это функциональное расстройство кишечника, которое проявляется как постоянно тяжелая, нечастая или, казалось бы, неполная дефекация, не отвечающая критериям синдрома раздраженного кишечника (СРК) (4).Субъективные и объективные определения запора включают (1) напряжение, твердый стул или скибалу (твердый, сгущенный стул), непродуктивные крики («хочу, но не могу»), нечастый стул или неполное опорожнение; (2) <3 испражнений в неделю, суточная масса стула <35 г / день или натуживание> 25% времени; и (3) длительный транзит по всему кишечнику или толстой кишке. Частота стула плохо коррелирует с прохождением через толстую кишку (5).

В Иране распространенность ФК остается неопределенной, но исследования показали, что распространенность составляет от 3.1-28% в определенных популяциях (6, 7). Исследования, посвященные этой теме, можно удобно разделить на две категории: запоры у детей и запоры у взрослых.

Van Dijk et al. (8) проанализировали различные исследования о роли психологических и родительских факторов, таких как упрямство (9), неспособность родителей установить пределы (10), фобия туалета (11, 12) в развитии и сохранении запоров у детей. Барнс и Мэддокс (2002) показали, что 40% из 87 детей начальной школы в Южном Уэльсе никогда не использовали школьный туалет для дефекации, а значительная часть детей подвергалась издевательствам или дразнилкам в туалетах (11).Вернон и др. оценили опыт 394 детей в школьных туалетах в Англии и 157 детей в Швеции. Дети из обеих стран чувствовали себя в школьных туалетах неприятными, грязными, вонючими и пугающими (12).

Исследования запоров у взрослых подтвердили важную роль психологических факторов (13). Исследование, проведенное Чаттатом и соавторами, показало, что пациенты, страдающие запорами, испытывают более высокий психологический стресс, чем здоровые люди (14). Nehra et al. (2000) обнаружили 65% психологических нарушений у пациентов с запорами; среди всех психологических расстройств; тревожность, депрессия и болевые расстройства были наиболее распространенными (15).Кроме того, в других исследованиях сообщалось о социальной дисфункции и соматизации у пациентов с запорами (16).

Многие исследования функциональных желудочно-кишечных расстройств (ФГД) показали, что психосоциальные факторы влияют на ФБР (17). Тревога, депрессия, паника, посттравматический стресс и соматические расстройства часто предшествуют или возникают одновременно с ФГД (18).

Психологические факторы являются основным фактором, влияющим на возникновение, развитие и поддержание этих расстройств.В этом исследовании мы собираемся проверить психологические расстройства у пациентов с хроническим запором.

Пациенты и методы

Пациенты были набраны из отделения нарушений моторики Научно-исследовательского центра гастроэнтерологии и заболеваний печени, и им был поставлен диагноз хронического запора в соответствии с критериями Рима III (19).

Пациенты с другими хроническими заболеваниями, такими как сахарный диабет, рассеянный склероз и др., Были исключены из исследования. Пятьдесят четыре пациента (40 женщин, 14 мужчин) были случайным образом отобраны и включены в исследование.Пациенты были проверены на депрессию с использованием мини-международного нейропсихиатрического интервью и больничной шкалы тревожности и депрессии (HADS)

Мини-международное психоневрологическое интервью (MINI): MINI — это сокращенное психиатрическое структурированное интервью, проведение которого занимает примерно 15-20 минут. Он использует логику дерева решений для оценки основных расстройств оси I у взрослых в DSM-IV и МКБ-10 (20). В этом проекте мы использовали части для диагностики расстройств настроения и тревожных расстройств.

Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS): HADS состоит из 14 пунктов и двух подшкал: тревоги и депрессии. Каждый пункт оценивается по четырехбалльной шкале, давая максимальную оценку 21 для беспокойства и депрессии. 11 или более баллов по любой из подшкал считаются значимым «случаем» психологической заболеваемости, тогда как баллы 8–10 представляют «пограничный» уровень, а 0–7 — «нормальный» (15). Он состоит из таких утверждений, как «Я чувствую себя напряженным или возбужденным», «Мне все еще нравится то, что раньше доставляло удовольствие».Montazeri et al. в своем исследовании показали, что внутренняя согласованность HADS, измеренная с помощью альфа-коэффициента Кронбаха, составила 0,78 для подшкалы тревожности и 0,86 для подшкалы депрессии, что указывает на удовлетворительную надежность. Кроме того, в этом исследовании HADS показал удовлетворительную конвергентную валидность (16).

После того, как им поставили диагноз хронического запора, каждый беседовал с MINI в течение примерно 40 минут, а затем индивидуально ответил по 14-балльной шкале HADS.Пациенты, которые находились в плохом физическом состоянии, не могли участвовать в проекте или не имели достаточного образования, чтобы читать шкалу, были исключены из исследования. Все участники подписали письменное согласие на участие в исследовании.

Данные обоих показателей (HADS и MINI) были проанализированы с использованием описательной статистики. Среднее значение и частота каждого расстройства и субшкалы HADS были рассчитаны с помощью программного обеспечения SPSS.

Результаты

Возраст испытуемых составлял 15-60 лет (средний возраст = 34 года, стандартное отклонение = 12 лет), и большинство из них были женаты (68.5% женаты, 31,5% холосты). Уровень образования в нашей выборке варьировался от начального образования (9,3%) до неполной средней (1,9%), выпускников средней школы (51,9%) и с высшим образованием (37%).

Результаты HADS по подшкалам тревожности и депрессии представлены в. 33% пациентов с запором имели уровень тревожности, который можно рассматривать как клиническое нарушение, а у 15% — пограничная тревога. По нашим результатам, 52% не имели заметного уровня тревожности.

Таблица 1

Результаты субшкал тревоги и депрессии HADS (n = 54)

У большинства пациентов (65%) оценка депрессии ниже 8 при нормальном уровне тревожности. 22% страдают тяжелой депрессией и 13% имеют пограничный уровень депрессии ().

Как показано в, наиболее распространенным расстройством у пациентов с запором является большая депрессия (или депрессивное расстройство настроения) (33%).Вторым распространенным расстройством было генерализованное тревожное расстройство (ГТР) (31,5%). Гипомания была еще одним распространенным расстройством у пациентов с запорами (22%). У многих пациентов было несколько диагнозов; большая депрессия и гипомания (n = 11), большая депрессия и суицидальные идеи (n = 10), большая депрессия и ГТР (n = 12). Суицидальные идеи и обсессивно-компульсивное расстройство также широко распространены. Как показано на, каждая из этих двух клинических особенностей наблюдалась примерно у 14% выборки.

Таблица 2

Результаты MINI (n = 54)

Тревога Депрессия
Нормальный 28 (51.9) * 35 (64,8)
Граница 8 (14,8) 7 (13,0)
Клиническое нарушение 18 (33,3) 1216
1216
1216
40139 Постстрессовый стресс
Частота (%)
Большая депрессия 18 (33,3)
)
Суицидальные идеи 8 (14,8)
Гипомания 12 (22,2)
Паническая атака 2 (3,7)
Агорафобия6)
Социальная фобия 2 (3,7)
Обсессивно-компульсивное расстройство 8 (14,8)
Генерализованное тревожное расстройство 17 (31,5)
Постстрессовый стресс 1 (1,9)

Обсуждение

Как показано в этом исследовании, уровень распространенности тревожности и депрессии составляет 34,6% и 23,5% у пациентов с хроническим запором, согласно опросам HADS и MINI и скринингу. инструменты.Эти результаты можно сравнить с распространенностью обычных психических расстройств среди населения в целом. Mohammadi et al. (17) показали, что у населения Ирана уровень распространенности аффективных и тревожных расстройств составляет 4,35% и 8,31% соответственно. Таким образом, очевидно, что пациенты с запорами чаще страдают как расстройствами настроения, так и тревожными расстройствами по сравнению с населением в целом. Mohammadi et al. в своем исследовании компульсивное расстройство (21) и самоубийство (22) в Иране продемонстрировали показатель 1.8% и 1,4% соответственно для этих двух расстройств. Таким образом, согласно нашим результатам, у пациентов с запорами было примерно в 14 раз больше шансов получить диагноз этих двух расстройств.

Проблемы со здоровьем связаны с психологической болезненностью. Hansen et al. (18) показали, что депрессия была одним из наиболее распространенных расстройств среди общих медицинских стационарных пациентов с частотой 8,3%, что намного ниже по сравнению с уровнем распространенности большой депрессии у пациентов с запорами в настоящем исследовании (33.3%).

Еще один интересный результат настоящего исследования — высокая распространенность других психических расстройств, таких как суицидальные идеи и ОКР.

Среди исследований, посвященных изучению психических расстройств у пациентов с желудочно-кишечным трактом, Nehra et al. (11) ретроспективно проанализировали медицинские карты пациентов с нарушениями ректальной эвакуации, направленных на переподготовку по биологической обратной связи в специализированный специализированный центр. Они проверили свою выборку на психологические расстройства на основе критериев DSM-IV.Их результаты показали, что психологические нарушения были выявлены у 65% пациентов с расстройством эвакуации и запорами в практике оказания третичной помощи и оказали значительное негативное влияние на результат поведенческого лечения, и наиболее распространенными расстройствами в их выборке были тревога и депрессия. Mason et al. (12) изучали психологическую заболеваемость у женщин с идиопатическим запором. Они измерили психологические нарушения с помощью GHQ-28 (Опросник общего состояния здоровья) и пришли к выводу, что у пациентов с запорами были значительно более высокие уровни тревожности, депрессии и социальной дисфункции (p <.022) по сравнению со здоровыми людьми.

Как ясно, наши результаты показали, что распространенность тревожности и депрессии у пациентов с запорами согласуется с данными вышеупомянутых исследований.

На основе последних психодинамических моделей, таких как Интенсивная краткосрочная динамическая психотерапия Даванло (23), существует три различных канала для выражения тревоги: поперечнополосатые мышцы, гладкие мышцы и когнитивные / перцепционные искажения. Основываясь на этой концептуализации, заболевание, которое проявляется в дисфункции гладких мышц, таких как диарея, запор, СРК, одышка и т. Д., Может быть типичным представителем скрытой тревоги, которая настолько сильна, что подавляет функцию поперечно-полосатых мышц.Согласно этой теории, у пациента, у которого наблюдаются нарушения гладких мышц в ответ на вызывающие тревогу ситуации, больше проблем с адаптацией к стрессовым ситуациям (или, используя психодинамическую терминологию, у него более низкая сила эго). Таким образом, помощь пациентам с запором справляться и выражать свои эмоции, особенно методы управления стрессом, или помощь им в решении их тревоги с помощью экспериментальных психотерапевтических методов может уменьшить тяжесть симптомов запора.

Наше исследование предполагает связь между запором и психическими расстройствами, особенно тревогой и депрессией, но поскольку наш исследовательский проект представляет собой исследование корреляции, мы не можем установить причинно-следственную связь между этими двумя состояниями.Кроме того, смешивающими факторами являются возраст и пол. Несмотря на эти оговорки, наши данные свидетельствуют о высокой степени психологической заболеваемости среди пациентов с хроническим запором в иранском населении, что подтверждается исследованиями, проведенными в других странах.

Примечания

( Цитируйте как: Tahbaz Hosseinzadeh S, Poorsaadati S, Radkani B., Forootan M. Психологические расстройства у пациентов с хроническим запором. Gastroenterol Hepatol Bed Bench 2011; 4 (3): 159-163).

Ссылки

1. Хеннингсен П., Циммерманн Т., Саттель Х. Физические симптомы, тревога и депрессия, необъяснимые с медицинской точки зрения: метааналитический обзор. Psychosom Med. 2003. 65: 528–33. [PubMed] [Google Scholar] 2. Ван Ауденхове Л., Демиттенер К., Тэк Дж., Азиз К. Вовлечение центральной нервной системы в функциональные желудочно-кишечные расстройства. Лучшие Практики Рес Клин Гастроэнтерол. 2004; 18: 663–80. [PubMed] [Google Scholar] 3. Lydiard RB. Синдром раздраженного кишечника, тревога и депрессия: каковы связи? J Clin Psychiatr.2001; 62: 38–45. [PubMed] [Google Scholar] 4. Ван Дейк М., Беннинга М.А., Grootenhuis MA, Nieuwenhuizen AM, Last BF. Хронический запор у детей: обзор литературы и введение протоколированной программы поведенческого вмешательства. J Консультант по обучению пациентов. 2007; 67: 63–77. [PubMed] [Google Scholar] 5. Burket RC, Cox DJ, Tam AP, Ritterband L, Borowitz S, Sutphen J, et al. Есть ли роль «упрямства» в педиатрических запорах? J Dev Beha Pediatr. 2006; 27: 106–11. [PubMed] [Google Scholar] 6.Таубман Б. Приучение к туалету и отказ от использования туалета только из-за стула: проспективное исследование. Педиатрия. 1997. 99: 54–58. [PubMed] [Google Scholar] 7. Барнс П.М., Мэддокс А. Стандарты школьных туалетов — анкетный опрос. J Public Health Med. 2002. 24: 85–87. [PubMed] [Google Scholar] 8. Вернон С., Лундблад Б., Хеллстрем А.Л. Опыт детей в школьных туалетах представляет опасность для их физического и психологического здоровья. Child Care Health Dev. 2003. 29: 47–53. [PubMed] [Google Scholar] 9. Ван Ауденхове Л., Азиз К.Недавние исследования центральной обработки и психологических процессов при функциональных желудочно-кишечных расстройствах. Dig Liver Dis. 2009; 41: 781–87. [PubMed] [Google Scholar] 10. Chattat R, Bazzocchi G, Balloni M, Conti E, Ercolani M, Zaccaroni S и др. Болезненное поведение, аффективные расстройства и время прохождения через кишечник при идиопатическом запоре. J Psychosom Res. 1997; 42: 95–100. [PubMed] [Google Scholar] 11. Нера В., Брюс Б.К., Рат-Харви Д.М., Пембертон Дж. Х., Камиллери М. Психологические расстройства у пациентов с расстройствами эвакуации и запорами в третичной практике.Am J Gastroenterol. 2000; 95: 1755–58. [PubMed] [Google Scholar] 12. Мейсон Х.Дж., Серрано-Иккос Э., Камм М.А. Психологическая заболеваемость у женщин с идиопатическими запорами. Am J Gastroentrol. 2000; 95: 2852–57. [PubMed] [Google Scholar] 13. Уильямс М., Будавари А., Олден К.В., Джонс М.П. Психологическая оценка функциональных желудочно-кишечных расстройств в клинической практике. J Clin Gastroenterol. 2005; 39: 847–57. [PubMed] [Google Scholar] 14. Леви Р., Леви Р.Л., Олден К.В., Брэдли Л.А., Францискони К., Дроссман Д.А. и др.Психосоциальные аспекты функциональных желудочно-кишечных расстройств. Гастроэнтерология. 2006; 130: 1447–58. [PubMed] [Google Scholar] 15. Зигмонд А.С., Снайт PR. Больничная шкала тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand. 1983; 67: 361–70. [PubMed] [Google Scholar] 16. Монтазери А., Вахданиния М., Эбрахими М., Джарванди С. Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS): исследование перевода и проверки иранской версии. Результаты здорового качества жизни. 2003; 14: 1–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17.Mohammadi MR, Davidian H, Nourbala AA, Malek Afzali H, Naghavi HR, Pour Etemad HR и др. Эпидемиология психических расстройств в Иране. Хаким. 2003. 6: 55–64. [Google Scholar] 18. Хансен М.С., Финк П., Фриденберг М., Оксой М., Сёндергаард Л., Мунк-Йоргенсен П. Психические расстройства среди внутренних медицинских стационарных пациентов: распространенность, выявление и статус лечения. J Psysom Res. 2001; 50: 199–204. [PubMed] [Google Scholar] 19. Каболи С.А., Поуросеингхоли М.А., Могими-Дехкорди Б., Сафаи А., Хабиби М., Поурхосинголи М. и др.Связь факторов с функциональным запором у взрослых иранцев: популяционное исследование. Gastroenterol Hepatol Bed Bench. 2010; 3: 83–90. [Google Scholar] 21. Mohammadi MR, Ghanizadeh A, Rahgozar M, Noorbala AA, Davidian H, Afzali HM, et al. Распространенность обсессивно-компульсивного расстройства в Иране. BMC психиатр. 2004; 4: 2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Мохаммади М.Р., Ганизаде А., Рахгозар М. и др. Попытка суицида и психические расстройства в Иране. Поведение, угрожающее жизни суицидом. 2005; 35: 309–16.[PubMed] [Google Scholar] 23. Горбани Н. Интенсивная краткосрочная динамическая психотерапия: основы и методики. Тегеран: Samt Pulication; п. 1382. [Google Scholar]

Психологические расстройства у пациентов с хроническим запором

Gastroenterol Hepatol Bed Bench. 2011 Лето; 4 (3): 159–163.

, 1 , 2 , 2 и 2

Сахар Тахбаз Хоссейнзаде

1 Медицинский психолог, Тегеранский университет, Тегеран, Иран

Научно-исследовательский институт Сара Пурсаадати

Гастроэнтерология и заболевания печени, Университет медицинских наук Шахида Бехешти, Тегеран, Иран

Бабак Радкани

2 Научно-исследовательский институт гастроэнтерологии и заболеваний печени, Университет медицинских наук Шахида Бехешти, Тегеран, Иран

Mojgan Forootan

Научно-исследовательский институт гастроэнтерологии и заболеваний печени, Университет медицинских наук Шахида Бехешти, Тегеран, Иран

1 Медицинский психолог, Тегеранский университет, Тегеран, Иран

2 Научно-исследовательский институт гастроэнтерологии и болезней печени, Университет Шахида Бехешти медицинских наук, Тегеран, Иран

Корреспондент г автор. Перепечатка или переписка: Сахар Тахбаз Хоссейнзаде, доктор философии, Тегеранский университет, Тегеран, Иран. Эл. Почта: [email protected]

Получено 23 февраля 2011 г .; Принято 18 мая 2011 г.

Copyright © 2011 Исследовательский институт гастроэнтерологии и заболеваний печени

Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial 3.0 Unported License, которая позволяет пользователям читать, копировать, распространять и создавать производные работы в некоммерческих целях с материал при условии правильного цитирования автора оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Цель

Целью настоящего исследования было выявить две категории психических расстройств при хроническом функциональном запоре.

Предпосылки

Установлено, что распространенность аффективных и тревожных расстройств среди пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами выше, чем в общей популяции.

Пациенты и методы

Пятьдесят четыре пациента с запорами были набраны из числа пациентов, направленных в отделение нарушений моторики Научно-исследовательского центра гастроэнтрологии и заболеваний печени, и обследованы на психические расстройства с использованием HADS (Госпитальная шкала тревожности и депрессии) и MINI (Mini International Neuropsychiatric Интервью).

Результаты

Результаты показали относительно высокую распространенность тревожности и депрессии как при HADS (33,3% и 22,2% соответственно), так и в MINI (33,3% и 31,5% соответственно).

Заключение

На основании наших результатов распространенность аффективных и тревожных расстройств у пациентов с запорами намного выше, чем у населения в целом, и для снижения затрат на медицинское обслуживание пациентов с запорами нам необходима программа вмешательства для сопутствующих психических дисфункций, которые влияют на течение желудочно-кишечных расстройств.

Ключевые слова: Функциональное желудочно-кишечное расстройство, Римские критерии III, психические расстройства

Введение

Хорошо известно, что сопутствующие заболевания настроения и тревожных расстройств у пациентов с функциональным желудочно-кишечным расстройством (ФГД) выше, чем в общей популяции ( 1) с коэффициентами до 50% и более, в зависимости от исследуемой популяции (2, 3).

Функциональный запор (ФК) — это функциональное расстройство кишечника, которое проявляется как постоянно тяжелая, нечастая или, казалось бы, неполная дефекация, не отвечающая критериям синдрома раздраженного кишечника (СРК) (4).Субъективные и объективные определения запора включают (1) напряжение, твердый стул или скибалу (твердый, сгущенный стул), непродуктивные крики («хочу, но не могу»), нечастый стул или неполное опорожнение; (2) <3 испражнений в неделю, суточная масса стула <35 г / день или натуживание> 25% времени; и (3) длительный транзит по всему кишечнику или толстой кишке. Частота стула плохо коррелирует с прохождением через толстую кишку (5).

В Иране распространенность ФК остается неопределенной, но исследования показали, что распространенность составляет от 3.1-28% в определенных популяциях (6, 7). Исследования, посвященные этой теме, можно удобно разделить на две категории: запоры у детей и запоры у взрослых.

Van Dijk et al. (8) проанализировали различные исследования о роли психологических и родительских факторов, таких как упрямство (9), неспособность родителей установить пределы (10), фобия туалета (11, 12) в развитии и сохранении запоров у детей. Барнс и Мэддокс (2002) показали, что 40% из 87 детей начальной школы в Южном Уэльсе никогда не использовали школьный туалет для дефекации, а значительная часть детей подвергалась издевательствам или дразнилкам в туалетах (11).Вернон и др. оценили опыт 394 детей в школьных туалетах в Англии и 157 детей в Швеции. Дети из обеих стран чувствовали себя в школьных туалетах неприятными, грязными, вонючими и пугающими (12).

Исследования запоров у взрослых подтвердили важную роль психологических факторов (13). Исследование, проведенное Чаттатом и соавторами, показало, что пациенты, страдающие запорами, испытывают более высокий психологический стресс, чем здоровые люди (14). Nehra et al. (2000) обнаружили 65% психологических нарушений у пациентов с запорами; среди всех психологических расстройств; тревожность, депрессия и болевые расстройства были наиболее распространенными (15).Кроме того, в других исследованиях сообщалось о социальной дисфункции и соматизации у пациентов с запорами (16).

Многие исследования функциональных желудочно-кишечных расстройств (ФГД) показали, что психосоциальные факторы влияют на ФБР (17). Тревога, депрессия, паника, посттравматический стресс и соматические расстройства часто предшествуют или возникают одновременно с ФГД (18).

Психологические факторы являются основным фактором, влияющим на возникновение, развитие и поддержание этих расстройств.В этом исследовании мы собираемся проверить психологические расстройства у пациентов с хроническим запором.

Пациенты и методы

Пациенты были набраны из отделения нарушений моторики Научно-исследовательского центра гастроэнтерологии и заболеваний печени, и им был поставлен диагноз хронического запора в соответствии с критериями Рима III (19).

Пациенты с другими хроническими заболеваниями, такими как сахарный диабет, рассеянный склероз и др., Были исключены из исследования. Пятьдесят четыре пациента (40 женщин, 14 мужчин) были случайным образом отобраны и включены в исследование.Пациенты были проверены на депрессию с использованием мини-международного нейропсихиатрического интервью и больничной шкалы тревожности и депрессии (HADS)

Мини-международное психоневрологическое интервью (MINI): MINI — это сокращенное психиатрическое структурированное интервью, проведение которого занимает примерно 15-20 минут. Он использует логику дерева решений для оценки основных расстройств оси I у взрослых в DSM-IV и МКБ-10 (20). В этом проекте мы использовали части для диагностики расстройств настроения и тревожных расстройств.

Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS): HADS состоит из 14 пунктов и двух подшкал: тревоги и депрессии. Каждый пункт оценивается по четырехбалльной шкале, давая максимальную оценку 21 для беспокойства и депрессии. 11 или более баллов по любой из подшкал считаются значимым «случаем» психологической заболеваемости, тогда как баллы 8–10 представляют «пограничный» уровень, а 0–7 — «нормальный» (15). Он состоит из таких утверждений, как «Я чувствую себя напряженным или возбужденным», «Мне все еще нравится то, что раньше доставляло удовольствие».Montazeri et al. в своем исследовании показали, что внутренняя согласованность HADS, измеренная с помощью альфа-коэффициента Кронбаха, составила 0,78 для подшкалы тревожности и 0,86 для подшкалы депрессии, что указывает на удовлетворительную надежность. Кроме того, в этом исследовании HADS показал удовлетворительную конвергентную валидность (16).

После того, как им поставили диагноз хронического запора, каждый беседовал с MINI в течение примерно 40 минут, а затем индивидуально ответил по 14-балльной шкале HADS.Пациенты, которые находились в плохом физическом состоянии, не могли участвовать в проекте или не имели достаточного образования, чтобы читать шкалу, были исключены из исследования. Все участники подписали письменное согласие на участие в исследовании.

Данные обоих показателей (HADS и MINI) были проанализированы с использованием описательной статистики. Среднее значение и частота каждого расстройства и субшкалы HADS были рассчитаны с помощью программного обеспечения SPSS.

Результаты

Возраст испытуемых составлял 15-60 лет (средний возраст = 34 года, стандартное отклонение = 12 лет), и большинство из них были женаты (68.5% женаты, 31,5% холосты). Уровень образования в нашей выборке варьировался от начального образования (9,3%) до неполной средней (1,9%), выпускников средней школы (51,9%) и с высшим образованием (37%).

Результаты HADS по подшкалам тревожности и депрессии представлены в. 33% пациентов с запором имели уровень тревожности, который можно рассматривать как клиническое нарушение, а у 15% — пограничная тревога. По нашим результатам, 52% не имели заметного уровня тревожности.

Таблица 1

Результаты субшкал тревоги и депрессии HADS (n = 54)

У большинства пациентов (65%) оценка депрессии ниже 8 при нормальном уровне тревожности. 22% страдают тяжелой депрессией и 13% имеют пограничный уровень депрессии ().

Как показано в, наиболее распространенным расстройством у пациентов с запором является большая депрессия (или депрессивное расстройство настроения) (33%).Вторым распространенным расстройством было генерализованное тревожное расстройство (ГТР) (31,5%). Гипомания была еще одним распространенным расстройством у пациентов с запорами (22%). У многих пациентов было несколько диагнозов; большая депрессия и гипомания (n = 11), большая депрессия и суицидальные идеи (n = 10), большая депрессия и ГТР (n = 12). Суицидальные идеи и обсессивно-компульсивное расстройство также широко распространены. Как показано на, каждая из этих двух клинических особенностей наблюдалась примерно у 14% выборки.

Таблица 2

Результаты MINI (n = 54)

Тревога Депрессия
Нормальный 28 (51.9) * 35 (64,8)
Граница 8 (14,8) 7 (13,0)
Клиническое нарушение 18 (33,3) 1216
1216
1216
40139 Постстрессовый стресс
Частота (%)
Большая депрессия 18 (33,3)
)
Суицидальные идеи 8 (14,8)
Гипомания 12 (22,2)
Паническая атака 2 (3,7)
Агорафобия6)
Социальная фобия 2 (3,7)
Обсессивно-компульсивное расстройство 8 (14,8)
Генерализованное тревожное расстройство 17 (31,5)
Постстрессовый стресс 1 (1,9)

Обсуждение

Как показано в этом исследовании, уровень распространенности тревожности и депрессии составляет 34,6% и 23,5% у пациентов с хроническим запором, согласно опросам HADS и MINI и скринингу. инструменты.Эти результаты можно сравнить с распространенностью обычных психических расстройств среди населения в целом. Mohammadi et al. (17) показали, что у населения Ирана уровень распространенности аффективных и тревожных расстройств составляет 4,35% и 8,31% соответственно. Таким образом, очевидно, что пациенты с запорами чаще страдают как расстройствами настроения, так и тревожными расстройствами по сравнению с населением в целом. Mohammadi et al. в своем исследовании компульсивное расстройство (21) и самоубийство (22) в Иране продемонстрировали показатель 1.8% и 1,4% соответственно для этих двух расстройств. Таким образом, согласно нашим результатам, у пациентов с запорами было примерно в 14 раз больше шансов получить диагноз этих двух расстройств.

Проблемы со здоровьем связаны с психологической болезненностью. Hansen et al. (18) показали, что депрессия была одним из наиболее распространенных расстройств среди общих медицинских стационарных пациентов с частотой 8,3%, что намного ниже по сравнению с уровнем распространенности большой депрессии у пациентов с запорами в настоящем исследовании (33.3%).

Еще один интересный результат настоящего исследования — высокая распространенность других психических расстройств, таких как суицидальные идеи и ОКР.

Среди исследований, посвященных изучению психических расстройств у пациентов с желудочно-кишечным трактом, Nehra et al. (11) ретроспективно проанализировали медицинские карты пациентов с нарушениями ректальной эвакуации, направленных на переподготовку по биологической обратной связи в специализированный специализированный центр. Они проверили свою выборку на психологические расстройства на основе критериев DSM-IV.Их результаты показали, что психологические нарушения были выявлены у 65% пациентов с расстройством эвакуации и запорами в практике оказания третичной помощи и оказали значительное негативное влияние на результат поведенческого лечения, и наиболее распространенными расстройствами в их выборке были тревога и депрессия. Mason et al. (12) изучали психологическую заболеваемость у женщин с идиопатическим запором. Они измерили психологические нарушения с помощью GHQ-28 (Опросник общего состояния здоровья) и пришли к выводу, что у пациентов с запорами были значительно более высокие уровни тревожности, депрессии и социальной дисфункции (p <.022) по сравнению со здоровыми людьми.

Как ясно, наши результаты показали, что распространенность тревожности и депрессии у пациентов с запорами согласуется с данными вышеупомянутых исследований.

На основе последних психодинамических моделей, таких как Интенсивная краткосрочная динамическая психотерапия Даванло (23), существует три различных канала для выражения тревоги: поперечнополосатые мышцы, гладкие мышцы и когнитивные / перцепционные искажения. Основываясь на этой концептуализации, заболевание, которое проявляется в дисфункции гладких мышц, таких как диарея, запор, СРК, одышка и т. Д., Может быть типичным представителем скрытой тревоги, которая настолько сильна, что подавляет функцию поперечно-полосатых мышц.Согласно этой теории, у пациента, у которого наблюдаются нарушения гладких мышц в ответ на вызывающие тревогу ситуации, больше проблем с адаптацией к стрессовым ситуациям (или, используя психодинамическую терминологию, у него более низкая сила эго). Таким образом, помощь пациентам с запором справляться и выражать свои эмоции, особенно методы управления стрессом, или помощь им в решении их тревоги с помощью экспериментальных психотерапевтических методов может уменьшить тяжесть симптомов запора.

Наше исследование предполагает связь между запором и психическими расстройствами, особенно тревогой и депрессией, но поскольку наш исследовательский проект представляет собой исследование корреляции, мы не можем установить причинно-следственную связь между этими двумя состояниями.Кроме того, смешивающими факторами являются возраст и пол. Несмотря на эти оговорки, наши данные свидетельствуют о высокой степени психологической заболеваемости среди пациентов с хроническим запором в иранском населении, что подтверждается исследованиями, проведенными в других странах.

Примечания

( Цитируйте как: Tahbaz Hosseinzadeh S, Poorsaadati S, Radkani B., Forootan M. Психологические расстройства у пациентов с хроническим запором. Gastroenterol Hepatol Bed Bench 2011; 4 (3): 159-163).

Ссылки

1. Хеннингсен П., Циммерманн Т., Саттель Х. Физические симптомы, тревога и депрессия, необъяснимые с медицинской точки зрения: метааналитический обзор. Psychosom Med. 2003. 65: 528–33. [PubMed] [Google Scholar] 2. Ван Ауденхове Л., Демиттенер К., Тэк Дж., Азиз К. Вовлечение центральной нервной системы в функциональные желудочно-кишечные расстройства. Лучшие Практики Рес Клин Гастроэнтерол. 2004; 18: 663–80. [PubMed] [Google Scholar] 3. Lydiard RB. Синдром раздраженного кишечника, тревога и депрессия: каковы связи? J Clin Psychiatr.2001; 62: 38–45. [PubMed] [Google Scholar] 4. Ван Дейк М., Беннинга М.А., Grootenhuis MA, Nieuwenhuizen AM, Last BF. Хронический запор у детей: обзор литературы и введение протоколированной программы поведенческого вмешательства. J Консультант по обучению пациентов. 2007; 67: 63–77. [PubMed] [Google Scholar] 5. Burket RC, Cox DJ, Tam AP, Ritterband L, Borowitz S, Sutphen J, et al. Есть ли роль «упрямства» в педиатрических запорах? J Dev Beha Pediatr. 2006; 27: 106–11. [PubMed] [Google Scholar] 6.Таубман Б. Приучение к туалету и отказ от использования туалета только из-за стула: проспективное исследование. Педиатрия. 1997. 99: 54–58. [PubMed] [Google Scholar] 7. Барнс П.М., Мэддокс А. Стандарты школьных туалетов — анкетный опрос. J Public Health Med. 2002. 24: 85–87. [PubMed] [Google Scholar] 8. Вернон С., Лундблад Б., Хеллстрем А.Л. Опыт детей в школьных туалетах представляет опасность для их физического и психологического здоровья. Child Care Health Dev. 2003. 29: 47–53. [PubMed] [Google Scholar] 9. Ван Ауденхове Л., Азиз К.Недавние исследования центральной обработки и психологических процессов при функциональных желудочно-кишечных расстройствах. Dig Liver Dis. 2009; 41: 781–87. [PubMed] [Google Scholar] 10. Chattat R, Bazzocchi G, Balloni M, Conti E, Ercolani M, Zaccaroni S и др. Болезненное поведение, аффективные расстройства и время прохождения через кишечник при идиопатическом запоре. J Psychosom Res. 1997; 42: 95–100. [PubMed] [Google Scholar] 11. Нера В., Брюс Б.К., Рат-Харви Д.М., Пембертон Дж. Х., Камиллери М. Психологические расстройства у пациентов с расстройствами эвакуации и запорами в третичной практике.Am J Gastroenterol. 2000; 95: 1755–58. [PubMed] [Google Scholar] 12. Мейсон Х.Дж., Серрано-Иккос Э., Камм М.А. Психологическая заболеваемость у женщин с идиопатическими запорами. Am J Gastroentrol. 2000; 95: 2852–57. [PubMed] [Google Scholar] 13. Уильямс М., Будавари А., Олден К.В., Джонс М.П. Психологическая оценка функциональных желудочно-кишечных расстройств в клинической практике. J Clin Gastroenterol. 2005; 39: 847–57. [PubMed] [Google Scholar] 14. Леви Р., Леви Р.Л., Олден К.В., Брэдли Л.А., Францискони К., Дроссман Д.А. и др.Психосоциальные аспекты функциональных желудочно-кишечных расстройств. Гастроэнтерология. 2006; 130: 1447–58. [PubMed] [Google Scholar] 15. Зигмонд А.С., Снайт PR. Больничная шкала тревожности и депрессии. Acta Psychiatr Scand. 1983; 67: 361–70. [PubMed] [Google Scholar] 16. Монтазери А., Вахданиния М., Эбрахими М., Джарванди С. Больничная шкала тревожности и депрессии (HADS): исследование перевода и проверки иранской версии. Результаты здорового качества жизни. 2003; 14: 1–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17.Mohammadi MR, Davidian H, Nourbala AA, Malek Afzali H, Naghavi HR, Pour Etemad HR и др. Эпидемиология психических расстройств в Иране. Хаким. 2003. 6: 55–64. [Google Scholar] 18. Хансен М.С., Финк П., Фриденберг М., Оксой М., Сёндергаард Л., Мунк-Йоргенсен П. Психические расстройства среди внутренних медицинских стационарных пациентов: распространенность, выявление и статус лечения. J Psysom Res. 2001; 50: 199–204. [PubMed] [Google Scholar] 19. Каболи С.А., Поуросеингхоли М.А., Могими-Дехкорди Б., Сафаи А., Хабиби М., Поурхосинголи М. и др.Связь факторов с функциональным запором у взрослых иранцев: популяционное исследование. Gastroenterol Hepatol Bed Bench. 2010; 3: 83–90. [Google Scholar] 21. Mohammadi MR, Ghanizadeh A, Rahgozar M, Noorbala AA, Davidian H, Afzali HM, et al. Распространенность обсессивно-компульсивного расстройства в Иране. BMC психиатр. 2004; 4: 2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Мохаммади М.Р., Ганизаде А., Рахгозар М. и др. Попытка суицида и психические расстройства в Иране. Поведение, угрожающее жизни суицидом. 2005; 35: 309–16.[PubMed] [Google Scholar] 23. Горбани Н. Интенсивная краткосрочная динамическая психотерапия: основы и методики. Тегеран: Samt Pulication; п. 1382. [Google Scholar]

Связь между психиатрическими диагнозами и запорами у госпитализированных пациентов: перекрестное исследование

Цель . Запор — распространенная проблема у пациентов с психическими расстройствами; это снижает качество жизни и может привести к серьезным осложнениям. Распределение распространенности запора среди всех психиатрических диагнозов у ​​пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями (ТПЗ) практически не изучено.Целью этого исследования является оценка связи между психическими расстройствами и запорами у стационарных пациентов с ТПЗ. Методы . Сила связи между запором (на основании использования слабительных) и психиатрическим диагнозом DSM-IV изучалась в перекрестном исследовании с «расстройствами адаптации» в качестве контрольной группы. Связь была проанализирована с помощью логистической регрессии. Результатов . Из 4728 пациентов 20,3% страдали запорами. В страте пациентов старше 60 лет все психиатрические категории, за исключением расстройств, связанных с психоактивными веществами, были достоверно связаны с более высокой распространенностью запоров (отношение шансов варьировалось от 3 до 3).От 38 до 6,52), в то время как в группе пациентов от 18 до 60 лет не было обнаружено значимых ассоциаций (отношение шансов варьировалось от 1,00 до 2,03). Заключение . У пожилых людей все установленные психиатрические диагнозы прочно связаны с повышенной распространенностью запоров. Врачи должны проявлять особую осторожность в отношении запоров у пациентов с ТПЗ, независимо от конкретного психиатрического диагноза.

1. Введение

Запор — распространенный симптом в психиатрической популяции, по имеющимся данным, распространенность за двухлетний период составляет 36.3% у больных шизофренией [1] и 57,7% у пациентов с депрессией [2]. Кроме того, у пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями (ТПЗ) наблюдается уровень заболеваемости 15 на 100 человеко-лет [3]. Хотя запор — частая проблема в психиатрической популяции, в исследованиях ему уделяется мало внимания. Это контрастирует с клиническими последствиями запора, которые могут вызывать или усугублять многие общие симптомы и жалобы со стороны пищеварения и могут даже приводить к серьезным осложнениям, таким как закупорка каловых масс, перфорация кишечника, паралитическая кишечная непроходимость и смерть [4], и связаны с уменьшением качество жизни в такой же степени, как депрессия и диабет [5].Кроме того, пациенты с ТПЗ обычно сталкиваются с задержкой в ​​диагностике и лечении сопутствующей соматической патологии [6, 7]. Недавнее исследование показало, что только 18,5% стационарных психиатрических пациентов с запором сообщили своим психиатрам о наличии запора [8]. Бремя болезни делает раннее распознавание и лечение запора клинически важным.

Деменция и депрессия считаются возможными вторичными причинами запора [9]. Кроме того, тревога и депрессия широко связаны с функциональными желудочно-кишечными расстройствами, особенно с синдромом раздраженного кишечника [10–12].При диагностике депрессии обычно учитывается запор, но не другие психиатрические диагнозы. Несмотря на высокую частоту запоров у психиатрических пациентов и тяжелое бремя болезни, распределение по всем психиатрическим диагнозам у тяжелых психически больных практически не изучено. Целью этого исследования является оценка связи между (первичными) психиатрическими диагнозами и запорами у психиатрических стационарных пациентов.

2. Материалы и методы

Поперечное исследование было проведено в GGz Centraal «Zon en Schild», психиатрическом центре, расположенном в Нидерландах.Были включены пациенты в возрасте 18 лет и старше, госпитализированные в 2007 и 2010 годах и у которых имелся психиатрический диагноз. При многократной госпитализации пациентов в течение этого периода наблюдения учитывались данные о самой длительной госпитализации. Все данные были получены из электронной информационной системы здравоохранения и из системы управления фармакотерапевтическим реагированием и инвентаризацией. Медицинский персонал, согласно критериям DSM-IV, ввел диагнозы. Использование слабительного было принято за средство от запора.Пациенты, получающие хотя бы один рецепт на слабительное, считались страдающими запором.

Были оценены следующие потенциальные искажающие факторы [9]: пол, возраст, рецепты на антидепрессанты, стабилизаторы настроения (литий, карбамазепин, ламотриджин и вальпроевая кислота), бензодиазепины, нейролептики, спазмолитики, ингибиторы моторики, антипаркинсонические препараты, снотворные, противоэпилептические, симпатикомиметики, противодиарейные препараты, диуретики, блокаторы кальциевых каналов, добавки кальция, добавки железа, антигистаминные препараты, опиоиды, нестероидные противовоспалительные препараты и сопутствующие соматические расстройства, включая диабет и гипотиреоз.Анализ логистической регрессии использовался для оценки силы связи между психиатрическими диагнозами и запором. Пациенты с диагнозом «расстройства адаптации» были взяты в качестве контрольной группы; то есть риск был установлен на уровне 1, потому что (i) этот вид психического расстройства обычно непродолжителен и является результатом определенного стрессора [13], и (ii) расстройство относительно легкое по сравнению с другими психическими расстройствами [14]. ]. Каждая ковариата, которая однозначно изменяла отношения шансов психиатрических диагнозов с более чем 10%, была включена в окончательную многомерную модель.Кроме того, все анализы были проверены на мультиколлинеарность, а тесты взаимодействия проводились для разных возрастных категорий (от 18 до 60 лет и от 60 лет и старше). Все анализы данных проводились с использованием SPSS версии 18. Это исследование не было предметом медицинской этической экспертизы, поскольку (i) в ходе исследования не собирались данные, (ii) пациентам не приходилось каким-либо образом менять свое поведение, и (iii) все данные были анонимными.

3. Результаты

В исследовании приняли участие 5027 психиатрических пациентов.У 299 пациентов психиатрический диагноз отсутствовал. Таким образом, окончательная популяция исследования состояла из 4728 пациентов, из которых 959 пациентов (20,3%) страдали запорами. Результаты анализа логистической регрессии представлены в таблице 1. Анализ категорий «дополнительные коды», «другие расстройства в детстве», «расстройства, связанные с психоактивными веществами» и «расстройства дефицита внимания и расстройства деструктивного поведения» не дал репрезентативных результатов. из-за малочисленности (менее 10 событий).Тест взаимодействия между возрастом и психиатрическими диагнозами был значимым (). Поэтому был проведен стратифицированный анализ. У пациентов старше 60 лет все психиатрические диагнозы были достоверно связаны с повышенным риском запора с отношением шансов в диапазоне от 3,38 до 6,52. Однако у пациентов в возрасте от 18 до 60 лет психиатрические категории не были значительно связаны с повышенным риском запора с отношением шансов от 1,00 до 2,03.

9057% распространенности

Психиатрические диагнозы От 18 до 60 лет 60 лет и старше
() ()
Скорректированное отношение шансов
(95% доверительный интервал)
Периодичность запора
(% ())
Скорректированное отношение шансов
(95% доверительный интервал)

901 .0% (16/267) 1,00 (эталон) 5,7% (5/87) 1,00 (эталон)
Шизофрения и другие психотические расстройства 16,1% (170/1054) 1,52 ( От 0,83 до 2,78) 49,8% (142/285) 5,72 (от 2,01 до 16,28)
Депрессивные расстройства 12,5% (65/518) 1,28 (0,70 до 2,33) 40,9% (110 / 269) 4,94 (1,77 до 13,73)
Расстройства личности 17.2% (94/548) 1,68 (0,92–3,08) 47,1% (32/68) 5,20 (1,68–16,12)
Делирий, деменция, амнестические и когнитивные расстройства 13,2% ( 21/159) 1,42 (0,68–2,99) 34,6% (92/266) 4,45 (1,58–12,50)
Расстройства, связанные с алкоголем 13,8% (29/210) 1,56 ( От 0,78 до 3,13) 18,7% (29/155) 3,59 (от 1,21 до 10,68)
Биполярные расстройства и другие расстройства настроения 19.4% (48/247) 1,60 (0,91–3,15) 40,2% (35/87) 3,38 (1,08–10,57)
Тревожные расстройства 10,7% (17/159) 1,14 (0,53–2,45) 32,7% (17/52) 4,18 (1,28–13,66)
Распространенные расстройства развития 12,8% (12/94) 2,03 (0,84–4,90) 100% (1/1) NE
Остальная группа 9,7% (7/72) 1.00 (от 0,36 до 2,82) 45,0% (9/20) 6,52 (от 1,58 до 27,00)

Все категории были скорректированы с учетом пола, возраста, использования нейролептиков, настроения стабилизаторы, антидепрессанты, добавки кальция, добавки железа, диуретики, НПВП, опиоиды, литий, симпатикомиметики, холинолитики и бензодиазепины.
Значительно на уровне 5%.
NE = не подлежит оценке.
4. Обсуждение

Это исследование показывает, что у пожилых людей все психиатрические диагнозы значимо связаны с запором по сравнению с пациентами с расстройством адаптации.Среди пациентов с ТПЗ молодого и среднего возраста сила ассоциаций была намного меньше и статистически не значима. Результаты этого первого исследования связи между психиатрическим диагнозом и запором контрастируют с клиническими справочниками и предыдущими исследованиями, согласно которым синдром раздраженного кишечника / запор более или менее конкретно связан с депрессией и тревожными расстройствами [10–12]. В клинических справочниках не сообщается о связи между другими психиатрическими диагнозами и запорами [15].

Психиатрические расстройства могут быть связаны с запорами из-за действия самого заболевания и / или из-за других связанных факторов. Пациенты с ТПЗ обычно ведут нездоровый образ жизни (характеризующийся плохим питанием, недостаточным потреблением жидкости и малоподвижностью) [16]. Это может способствовать возникновению запора [9]. На стационарных психиатрических пациентах не проводилось исследований, сравнивающих степень, в которой эти факторы нездорового образа жизни встречаются среди разных психиатрических диагнозов и разных возрастов.Результаты показывают статистически значимые сильные ассоциации у пожилых людей, но не у людей молодого и среднего возраста. Можно предположить, что эти факторы нездорового образа жизни чаще встречаются у пожилых пациентов с психическими расстройствами [17], что может частично объяснить результаты этого исследования. Еще одно возможное объяснение результатов исследования — дифференцированное использование психотропных препаратов у пожилых людей, так как психотропы связаны с возникновением запоров [3, 9].Широко распространено мнение, что психотропы с холинолитической активностью вызывают запор в другой степени, чем психотропы без холинолитической активности; однако сообщалось о противоречивых результатах [3]. Среди пожилых пациентов и более молодых пациентов соответственно 75,3% и 74,9% использовали психотропные средства (т.е. антидепрессанты, нейролептики и / или стабилизаторы настроения). Средняя продолжительность употребления психотропных наркотиков была намного больше, а общие установленные суточные дозы были выше у лиц в возрасте 60 лет и старше.Существует вероятность того, что физиологические факторы, такие как перистальтика толстой кишки, аноректальная физиология, когнитивные нарушения и нарушение ректальной чувствительности, становятся более распространенными с возрастом. Кроме того, известно, что некоторые сопутствующие заболевания, связанные с изменением вегетативной функции (например, диабет), становятся более распространенными с возрастом. Также вероятно, что частота перенесенных в прошлом операций на брюшной полости (которые связаны с запорами) увеличивается с возрастом.

Одним из ограничений этого исследования является отсутствие данных относительно нескольких потенциальных факторов риска, таких как высокий индекс массы тела (ИМТ), плохое питание, низкая физическая активность, низкий социально-экономический статус и статус курения [9, 18].Однако в этом учреждении все госпитализированные пациенты получают одинаковую диету. Кроме того, диабет, возраст и употребление психотропных веществ (коварианты в анализе) связаны с ИМТ и низкой физической активностью [19, 20].

Второе ограничение — это использование слабительных в качестве заместителя при запоре. Это, вероятно, привело к недооценке заболеваемости, поскольку пациенты с ТПЗ обычно сталкиваются с задержкой в ​​диагностике и лечении соматической коморбидности [6, 7]. Еще одна возможность недооценки — использование безрецептурных слабительных.Однако большинство стационарных пациентов имеют низкий доход и предпочитают запрашивать рецепт на слабительные, а не покупать сами слабительные.

Третьим ограничением может быть выбор контрольной группы. Тем не менее, была выбрана группа стационарных пациентов с расстройствами адаптации, поскольку эта группа гораздо более сопоставима с группой стационарных пациентов с другим психиатрическим диагнозом, чем здоровая контрольная группа, которая не госпитализирована и не имеет психиатрического диагноза. Средняя продолжительность госпитализации, продолжительность употребления психотропных препаратов и средняя общая установленная суточная доза была намного короче / ниже у пациентов с расстройствами адаптации.Распространенность запора в течение периода составляла 6% в этой группе, что ниже, чем сообщаемая распространенность в 15% среди населения Нидерландов в целом [21]. Эти результаты позволяют предположить, что это полезная и действенная справочная группа.

Наконец, важно отметить перекрестный характер исследования, не позволяющий делать выводы относительно причинно-следственной связи.

Хотя выводы относительно причинно-следственной связи ограничены, запоры распространены среди пациентов с ТПЗ и связаны со снижением качества жизни.Кроме того, запор может привести к тяжелым осложнениям, и пациенты с ТПЗ обычно сталкиваются с задержкой в ​​диагностике и лечении сопутствующих соматических заболеваний [6, 7]. Таким образом, бремя запора делает раннее распознавание и лечение запора клинически важным. Это исследование показывает важность внимательного отношения к запорам у всех пожилых пациентов с ТПЗ. Возможные решения по снижению заболеваемости и осложнений запора могут заключаться в повышении осведомленности и, следовательно, более раннем распознавании запора и стимулировании более здорового образа жизни.Варианты лечения запора включают изменение образа жизни, использование слабительных средств и прекращение приема / уменьшение дозы сопутствующих лекарств [9].

5. Заключение

У пожилых психиатрических стационарных пациентов все установленные психиатрические диагнозы значимо связаны с повышенной распространенностью запоров. Врачи должны проявлять особую осторожность при запорах у этой группы населения. Эта настороженность не должна ограничиваться конкретными диагностическими группами или конкретными психотропами.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Хронический запор: важность психологических факторов

Обзор запора Ответ

Во-первых, мы хотим поблагодарить авторов за их исчерпывающий и четкий
обзор
, в котором освещаются практические аспекты борьбы с запорами.

Однако мы хотели бы поднять некоторые ключевые вопросы. Мы обеспокоены
относительно
недостаточным вниманием к роли психологических факторов, которые
обычно
связаны с запорами и которые могут повлиять на поведение
при обращении за медицинской помощью и варианты лечения для пациентов.Например, работа нашей группы

ранее описывала распространенность нервной анорексии у
пациентов с запором.1 Исследование показало, что 60% из тех, кто обратился в наш третичный центр

, у которых в конечном итоге был поставлен диагноз нервной анорексии

, были первоначальные симптомы. с симптомами запора. Кроме того, работа
, выполненная Бойдом и его коллегами из Австралии, показала, что почти каждый четвертый пациент
, обратившийся в свою клинику по лечению расстройств пищевого поведения с нервной анорексией, страдал

от функционального запора.2 Это, возможно, способствовало предвзятости
мужчин и женщин при хроническом запоре, как упоминалось авторами в
разделе эпидемиологии
.
История болезни также должна быть направлена ​​на выявление дополнительных факторов, которые
предрасполагают к функциональным расстройствам, таким как запор, особенно депрессия
, злоупотребление
и соматическое расстройство. Данные из США показали, что 27%

человек в одном исследовании страдали запорами, связанными с депрессией3. Кроме того,
Wald et al.определили две отдельные группы с запорами: те, у которых
нормальный транзит по толстой кишке, и те, у которых транзит был аномально медленным. Обычное транзитное население

имело более высокие баллы по психологическому стрессу, чем

с отложенным транзитом. В свете этого они предложили двойной терапевтический подход
к тяжелому идиопатическому запору, основанный либо на поведенческой и психологической поддержке

, либо на изменении беспорядочного транзита.4
Мы подчеркиваем эти проблемы, потому что отсутствие психологической оценки
подвергает пациентов риску несоответствующего хирургического вмешательства. вмешательства Более того,
признание и устранение психологических факторов может сыграть роль в улучшении
симптомов, помогая пациентам принять более эффективные стратегии выживания, чтобы
справиться с симптомами.

1. Эммануэль А.В., Стерн Дж., Сокровище Дж., Форбс А., Камм М.А. Нервная анорексия

в желудочно-кишечной практике. Европейский журнал гастроэнтерологии и гепатологии
. 16 (11): 1135-1142
2. Boyd C, Abraham S, Kellow J. Психологические характеристики
являются важными предикторами функциональных желудочно-кишечных расстройств у пациентов с
расстройствами пищевого поведения,
расстройствами. Скандинавский журнал гастроэнтерологии. 40: 929-935
3. Гарви М., Нойес-младший Р., Йейтс В. Частота запоров при большой депрессии
: взаимосвязь с другими клиническими переменными.Психосоматика. 30:
204-
206
4. Уолд А., Хайндс Дж. П., Каруана Б. Дж.. Психолого-физиологическая характеристика
больных идиопатическим запором тяжелой степени.
Гастроэнтерология. 97 (4): 932-937

Конкурирующие интересы:
Не указано

Роль бензодиазепинов в лечении желудочно-кишечных расстройств — FullText — Психотерапия и психосоматика 2021, Vol. 90, № 2


Бензодиазепины (БЗ) широко используются в гастроэнтерологии, например, для лечения симптоматики тревожности, связанной с желудочно-кишечными заболеваниями (ЖКТ), или для лечения некоторых основных состояний (например,g., лечение алкогольной зависимости при заболеваниях печени) или в различных диагностических эндоскопических процедурах, а также при подготовке к операции. Известно, что тревога и симптоматика / расстройства желудочно-кишечного тракта часто сосуществуют, при этом тревога усугубляет расстройства желудочно-кишечного тракта, а некоторые симптомы желудочно-кишечного тракта вызывают тревогу.

Ассоциация тревожности и симптоматологии желудочно-кишечного тракта

Сложная взаимосвязь между тревожностью и симптоматологией желудочно-кишечного тракта на протяжении многих лет привлекала ограниченное внимание. В исследовании Эслера и Гулстона [1] пациенты с синдромом раздраженной толстой кишки, у которых преобладала диарея, были значительно более тревожными и более невротичными, чем контрольная группа пациентов общего профиля.Анализируя результаты исследования эпидемиологической зоны охвата, Walker et al. [2] сравнивали субъектов, сообщающих о необъяснимых желудочно-кишечных симптомах, с теми, кто не сообщал о каких-либо симптомах со стороны желудочно-кишечного тракта. Субъекты, сообщавшие хотя бы об одном необъяснимом желудочно-кишечном симптоме, значительно чаще переживали в течение жизни эпизоды панического расстройства (2,5% против 0,7%), агорафобии (10,0% против 3,6%) и большой депрессии (7,5% против 2,9%). по сравнению с субъектами без необъяснимых желудочно-кишечных симптомов. Различия в показателях распространенности в течение жизни были еще выше для субъектов с двумя необъяснимыми желудочно-кишечными симптомами: 5.2% — паническое расстройство, 17,8% — агорафобия и 13,4% — большая депрессия. В своем обзоре Спинелли [3] пришла к выводу, что примерно 40-60% пациентов с синдромом раздраженного кишечника (СРК) имеют одно или несколько сопутствующих психических расстройств, наиболее распространенными из которых являются тревога, депрессия и соматоформные расстройства, а также психосоциальный стресс. обостряет симптомы со стороны ЖКТ, включая симптомы СРК. В исследовании тревожных и депрессивных симптомов и заболеваний среди взрослых с тревожными расстройствами Niles et al.[4] обнаружили, что тревожность независимо связана с наличием язвы, а тяжесть тревожных и депрессивных симптомов тесно связана с наличием большего количества заболеваний. Они чувствовали, что вероятна двунаправленная связь между тревогой и различными заболеваниями. Гудвин и Стейн [5] обнаружили тесную связь между генерализованным тревожным расстройством и язвенной болезнью (ЯБ) (пятикратное увеличение по сравнению с людьми без генерализованного тревожного расстройства). В своем обзоре о тревоге и соматических заболеваниях Шукит [6] предположил, что тревожность может усугубить три проблемы с желудочно-кишечным трактом (колит, язва и СРК).

Возможные механизмы

Механизм двунаправленной связи между тревогой и заболеванием / симптоматикой желудочно-кишечного тракта не изучен и недостаточно изучен. В своем обзоре этой взаимосвязи Клаус [7] постулировал взаимодействие эмоциональных или других стрессовых, не кишечных стимулов с функцией желудочно-кишечного тракта и возможную прямую связь этих стимулов с некоторыми заболеваниями желудочно-кишечного тракта, причем механизмы являются как нервными, так и гуморальными. Он писал, что «субстрат для модуляции желудочно-кишечного тракта тревогой и другими психическими расстройствами обеспечивается нашими знаниями о механизмах контроля центральной нервной системы функций желудочно-кишечного тракта»: [7, с.414]. Другие исследователи [8] подчеркнули роль стресса при ЯБ. Однако с момента открытия роли Helicobacter pylori в этиологии ЯБ, интерес к изучению роли стресса в этой сущности снизился, хотя многие признают его многокомпонентную этиологию, включая стресс и нездоровый образ жизни. Интересно, что некоторые косвенные доказательства влияния тревоги на симптоматику желудочно-кишечного тракта получены из исследований, изучающих влияние БЖ на различные аспекты функционирования ЖКТ.

Birnbaum et al.[9] обнаружили, что пероральный прием 10 мг диазепама заметно снижает ночную базальную желудочную секрецию человека у пациентов с язвой двенадцатиперстной кишки по сравнению с плацебо. Они предположили, что, поскольку снижение секреции было достигнуто лекарством, не имеющим антихолинергического действия in vitro, механизм должен относиться к регуляторным вегетативным функциям в центральной нервной системе [9]. Кто-то может задаться вопросом, были ли причинными факторами уменьшение беспокойства и / или улучшение сна.

Хорошо известно, что тревога, особенно хроническая, увеличивает напряжение гладких мышц во всем теле человека, включая систему желудочно-кишечного тракта.Обычно считается, что это происходит централизованно, хотя у нас нет полного понимания этого процесса. Бензодиазепинтетразепам (используемый в качестве миорелаксанта) снимал спазм изолированной двенадцатиперстной кишки и подвздошной кишки морской свинки [10], что предполагает периферическое поражение. С другой стороны, внутривенное введение диазепама снижает давление в нижнем пищеводном сфинктере у людей [11], что может указывать на периферический (миогенное влияние) и центральный (тревожный) механизм. Эти данные предполагают возможность использования BZ для снятия спазма мускулатуры в системе желудочно-кишечного тракта.Вероятно, имеет смысл использовать БЖ длительного действия, такие как клоназепам, а не препараты короткого действия (например, алпразолам), учитывая постоянные и непрерывные изменения моторики и тонуса ЖКТ.

Все более важными областями, которые необходимо учитывать при вовлечении тревоги в симптоматологию ЖКТ, являются регуляторная функция оси мозг-кишечник [12] и влияние микробиоты [13], особенно с учетом упомянутого [4] двунаправленного действия. взаимосвязь между тревогой и симптоматикой / заболеванием ЖКТ.Мозг получает постоянный поток интероцептивных входных сигналов от желудочно-кишечного тракта и после их интеграции отправляет ответ обратно различным клеткам желудочно-кишечного тракта, включая упомянутые гладкомышечные клетки желудочно-кишечного тракта [12]. Мозг может модулировать афферентные сигналы от системы ЖКТ за счет облегчения эндогенной боли или уменьшения подавления эндогенной боли [12], и может играть роль в болезненной симптоматике ЖКТ; например, в IBS. Очевидно, изменение гомеостатических рефлексов может быть связано с изменением различных функций ЖКТ, таких как секреция и моторика, что приводит к боли в животе, дискомфорту и изменению привычек кишечника [12].Регуляция кишечника включает симпатическую и парасимпатическую нервную систему, ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники и включает в себя различные нейротрансмиттеры, включая гамма-аминомасляную кислоту [13]. На различную передачу сигналов в кишечнике (в обоих направлениях) могут влиять многочисленные нейротрансмиттеры, а высвобождение некоторых из них, таких как гамма-аминомасляная кислота, может зависеть от BZ.

Механизм вовлечения тревоги в симптомы / расстройства желудочно-кишечного тракта широко известен, но не совсем понятен.Однако кажется, что такие лекарства, как BZ, могут облегчить симптомы желудочно-кишечного тракта, возможно, как центрально, так и периферически.

BZ Использование и эффективность

Большинство исследований, посвященных использованию BZ для лечения симптоматики желудочно-кишечного тракта, проводились в 1970-х и 1980-х годах.

В 1973 г. Baume и Cuthbert [14] отметили, что медазепам значительно лучше, чем плацебо, в облегчении основных комплексов симптомов функционального заболевания кишечника; например, аэрофагия, нервная диспепсия и боль в желудочно-кишечном тракте у 30 пациентов в двойном слепом перекрестном клиническом исследовании.Расширяя свои исследования BZs при симптомах GI, Baume et al. [15] сравнивали диазепам (5 мг два раза в день) и лоразепам (1 мг два раза в день) с плацебо в двойном слепом перекрестном исследовании 28 пациентов с функциональными симптомами желудочно-кишечного тракта. Оба BZ были значительно лучше, чем плацебо. Авторы отметили, что лоразепам (на тот момент это было относительно новое лекарство) хорошо переносился.

В нескольких других исследованиях было обнаружено, что лоразепам полезен при лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта с компонентом тревоги. Kasich [16] сообщил, что лоразепам (0.5–4,0 мг / день) было лучше, чем плацебо, и было сопоставимо с диазепамом (2,5–30 мг / день) в двойном слепом параллельном исследовании лечения 120 пациентов с хроническим желудочно-кишечным заболеванием, связанным с тревогой. Автор пришел к выводу, что лоразепам является эффективным, безопасным и полезным дополнением к лечению функциональных и органических расстройств желудочно-кишечного тракта, на которые оказывает негативное влияние тревога. Chaplan и Vanov [17] обнаружили, что лоразепам значительно более эффективен, чем плацебо, у 61 тревожного пациента с очевидными «органическими» или «функциональными» заболеваниями желудочно-кишечного тракта в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании лоразепама (средняя суточная доза 3 мг).Лоразепам был полезен не только для снятия беспокойства, но и при некоторых симптомах со стороны желудочно-кишечного тракта, таких как изжога, запор, аэрофагия, неприятный вкус и другие. Наконец, Stokes [18] сообщил, что лоразепам оказался эффективным в двойном слепом сравнении лоразепама с плацебо. Начальная доза лоразепама составляла 3 мг / сут; 21% пациентов получали более высокую дозу в конце исследования. Улучшение было значительно больше при приеме лоразепама, чем при приеме плацебо по всем параметрам (тревожность, общая симптоматика и симптоматика со стороны желудочно-кишечного тракта).

Место BZ в управлении симптомами / заболеваниями желудочно-кишечного тракта также изучалось в исследованиях, в которых сочетались BZ с другими лекарствами, используемыми для лечения проблем с желудочно-кишечным трактом. Hüscher et al. [19] изучали ранитидин и празепам или ранитидин и плацебо в двойном слепом исследовании с участием 50 пациентов с активной, эндоскопически подтвержденной язвой двенадцатиперстной кишки. В конце 4-недельного исследования язва двенадцатиперстной кишки излечилась у 95,6% пациентов, получавших ранитидин + празепам, и у 75% пациентов, получавших ранитидин + плацебо ( p = 0.03) (в группе празепама было 2 выбывших, а в группе плацебо — 1). Комбинация метилбромида октатропина (антихолинергический агент) и диазепама (40 / 2,5 мг два раза в день) у пациентов с СРК существенно не отличалась от плацебо в исследовании Pace et al. [20].

Важно отметить, что побочные эффекты во всех упомянутых исследованиях обычно были легкими, в основном седативный эффект и сонливость.

Данные этих исследований указывают на важную роль BZ в управлении различными симптомами и расстройствами желудочно-кишечного тракта.

BZs по сравнению с антидепрессантами

Учитывая их благоприятный профиль побочных эффектов, BZs следует предпочесть антидепрессантам при лечении симптомов желудочно-кишечного тракта с тревогой. BZ обычно не связаны с побочными эффектами со стороны желудочно-кишечного тракта, в то время как антидепрессанты часто связаны с рядом побочных эффектов. Трициклические антидепрессанты, эффективные при лечении функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта [21, 22], а также в сочетании с когнитивно-поведенческой терапией [23], могут вызывать запор.Антидепрессанты второго поколения, такие как СИОЗС и СИОЗСН, могут иметь более сильное неблагоприятное воздействие [24, 25], вызывая тошноту, рвоту, диспепсию, диарею и боль в животе [24]. Даже кратковременное применение СИОЗС может быть в значительной степени связано с кровотечением из ЖКТ, что позволяет предположить, что уместны те же меры предосторожности, что и при приеме нестероидных противовоспалительных препаратов и аспирина [25]. В результате антидепрессанты нового поколения не подходят для лечения тревоги, связанной с симптоматикой желудочно-кишечного тракта, и следует отдавать предпочтение БЖ.

Заключение

Роль BZ в лечении различных проблемных желудочно-кишечных симптомов (например, аэрофагии и боли в желудочно-кишечном тракте) или некоторых острых и хронических расстройств желудочно-кишечного тракта (например, ЯБ, колита и СРК) не была полностью оценена. Их использование следует расширять. Помимо беспокойства, часто сопровождающего эти состояния, БЖ, особенно длительного действия, могут за счет снижения желудочной секреции и / или расслабления тонуса гладких мышц облегчить симптоматику ЖКТ и способствовать благополучию пациента.Использование BZ при расстройствах желудочно-кишечного тракта может облегчить переход пациентов от фармакотерапии к психотерапии, которая является эффективным лечением, особенно при функциональных симптомах [26, 27], и может обеспечить более устойчивые результаты.

Заявление о конфликте интересов

Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Источники финансирования

У авторов нет источников финансирования, которые можно было бы декларировать.

Вклад авторов

Все авторы внесли одинаковый вклад.

Список литературы

  1. Esler MD, Goulston KJ. Уровни тревожности при кишечных расстройствах. N Engl J Med. 1973, январь; 288 (1): 16–20.
  2. Уокер Е.А., Катон В.Дж., Джемелка Р.П., Рой-Брайн П.П.Коморбидность желудочно-кишечных жалоб, депрессии и тревоги в исследовании эпидемиологической зоны обслуживания (ECA). Am J Med. 1992 Янв; 92 (1 1А): 26С – 30С.
  3. Спинелли А. Синдром раздраженного кишечника. Clin Drug Investigation. 2007. 27 (1): 15–33.
  4. Найлз А.Н., Дур Х.Дж., Стэнтон А.Л., Рой-Бирн П.П., Стейн МБ, Салливан Дж. И др.Тревожные и депрессивные симптомы и заболевания среди взрослых с тревожными расстройствами. J Psychosom Res. 2015 фев; 78 (2): 109–15.
  5. Гудвин Р.Д., Штейн МБ. Генерализованное тревожное расстройство и язвенная болезнь у взрослых в США. Psychosom Med. Ноябрь-декабрь 2002 г., 64 (6): 862–6.
  6. Schuckit MA. Беспокойство, связанное с медицинским заболеванием. J Clin Psychiatry. 1983 ноябрь; 44 (11, часть 2): 31–7.
  7. Clouse RE.Беспокойство и желудочно-кишечные заболевания. Psychiatr Clin North Am. 1988 июн; 11 (2): 399–417.
  8. Вольф С., Алми Т. П., Бахрах У. С., Спиро Х. М., Стурдевант Р. А., Вайнер Х. Роль стресса в язвенной болезни. J Человеческий стресс. 1979 июн; 5 (2): 27–37.
  9. Бирнбаум Д., Кармели Ф., Тефера М.Влияние диазепама на желудочную секрецию человека. Кишечник. 1971, август; 12 (8): 616–8.
  10. Перес-Герреро С., Суарес Дж., Эррера, доктор медицины, Мархуенда Э. Спазмолитические эффекты тетразепама на двенадцатиперстную кишку крысы и подвздошную кишку морской свинки. Pharmacol Res. 1997 Май; 35 (5): 493–7.
  11. Рушнак MJ, Leevy CM.Влияние диазепама на нижний сфинктер пищевода. Двойное слепое контролируемое исследование. Am J Gastroenterol. 1980 Февраль; 73 (2): 127–30.
  12. Майер Э.А., Тиллиш К. Ось мозг-кишечник при абдоминальных болевых синдромах. Annu Rev Med. 2011; 62 (1): 381–96.
  13. Майер Э.А., Тиллиш К., Гупта А.Ось кишечника / мозга и микробиота. J Clin Invest. 2015 Март; 125 (3): 926–38.
  14. Бауме П., Катберт Дж. Эффект медазепама в облегчении симптомов функционального желудочно-кишечного расстройства. Aust N Z J Med. 1973 Октябрь; 3 (5): 457–60.
  15. Бауме П., Трейси М., Доусон Л.Эффективность двух малых транквилизаторов в облегчении симптомов функционального желудочно-кишечного расстройства. Aust N Z J Med. 1975 декабрь; 5 (6): 503–6.
  16. Касич AM. Лоразепам в лечении тревоги, связанной с хроническими желудочно-кишечными заболеваниями: двойное слепое исследование. Curr Ther Res Clin Exp.Март 1976 г., 19 (3): 292–306.
  17. Чаплан А, Ванов СК. Заболевание желудочно-кишечного тракта: лечение тревожного компонента. Психосоматика. 1977 Октябрь; 18 (4): 49–54.
  18. Стоукс Д. К. мл.Лоразепам при тревоге, связанной с хроническим энтеритом и язвенным колитом. J Clin Psychiatry. 1978, октябрь, 39 (10, часть 2): 53–7.
  19. Hüscher C, Magni G, Salmi A, Bossini S, Felini C, Besozzi F и др. Ранитидин в сравнении с ранитидином и празепамом в краткосрочном лечении язвы двенадцатиперстной кишки — двойное слепое контролируемое исследование.Eur J Clin Pharmacol. 1985. 28 (2): 177–80.
  20. Pace F, Maurano A, Ciacci C, Savarino V, Attili A, Iaquinto G и др. Комбинация октатропинметилбромида и диазепама (вальпинакс) у пациентов с синдромом раздраженного кишечника: многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2010 Март; 14 (3): 155–62.
  21. Джексон Дж. Л., О’Мэлли П. Г., Томкинс Дж., Балден Е., Санторо Дж., Кроенке К. Лечение функциональных желудочно-кишечных расстройств с помощью антидепрессантов: метаанализ. Am J Med. 2000 Янв; 108 (1): 65–72.
  22. Clouse RE.Антидепрессанты при функциональных желудочно-кишечных синдромах. Dig Dis Sci. 1994 ноябрь; 39 (11): 2352–63.
  23. Дроссман Д.А., Тонер ВВ, Уайтхед В.Е., Диамант Н.Э., Далтон С.Б., Дункан С. и др. Когнитивно-поведенческая терапия в сравнении с обучением и дезипрамин в сравнении с плацебо при умеренных и тяжелых функциональных расстройствах кишечника.Гастроэнтерология. Июль 2003; 125 (1): 19–31.
  24. Карвалью А.Ф., Шарма М.С., Брунони А.Р., Виета Е., Фава Г.А. Безопасность, переносимость и риски, связанные с использованием антидепрессантов нового поколения: критический обзор литературы. Psychother Psychosom. 2016; 85 (5): 270–88.
  25. Ван Ю.П., Чен Ю.Т., Цай С.Ф., Ли С.Ю., Ло Дж.С., Ван С.Дж. и др. Кратковременное применение ингибиторов обратного захвата серотонина и риск кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Am J Psychiatry. 2014, январь; 171 (1): 54–61.
  26. Лэрд KT, Таннер-Смит EE, Рассел AC, Холлон SD, Уокер LS.Краткосрочная и долгосрочная эффективность психологических методов лечения синдрома раздраженного кишечника: систематический обзор и метаанализ. Clin Gastroenterol Hepatol. Июль 2016; 14 (7): 937–947.e4.
  27. Лэрд KT, Таннер-Смит EE, Рассел AC, Холлон SD, Уокер LS. Сравнительная эффективность психологических методов лечения для улучшения психического здоровья и повседневного функционирования при синдроме раздраженного кишечника: систематический обзор и метаанализ.Clin Psychol Rev.2017 Февраль; 51: 142–52.

Автор Контакты

Ричард Бейлон

Отделение психиатрии, Толан Парк, корп. #A

3901 Chrysler Service Dr.

Detroit, MI 48201 (USA)

rbalon @ wayne.edu


Подробности статьи / публикации

Получено: 4 августа 2020 г.
Принято: 5 августа 2020 г.
Опубликовано онлайн: 9 октября 2020 г.
Дата выпуска: февраль 2021 г.

Количество страниц для печати: 4
Количество рисунков: 0
Количество столов: 0

ISSN: 0033-3190 (печатный)
eISSN: 1423-0348 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/PPS


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование, или какой-либо системой хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Запоры и антидепрессанты

Люди, которые принимают такие лекарства, как антидепрессанты, потенциально могут заболеть запором.Когда у человека запор, это означает, что его или ее испражнения стали более трудными и / или менее частыми, чем обычно.

Хотя то, что считается нормальным, варьируется, у большинства людей испражнение бывает от трех раз в день до одного или двух раз в неделю. Однако, если время между испражнениями начинает увеличиваться, это может стать очень неудобным, когда они, наконец, действительно произойдут.

В крайних случаях люди могут испытывать то, что известно как фекальное уплотнение , при котором твердая масса стула остается в прямой кишке и не может быть выведена.Запор — частый побочный эффект трициклических антидепрессантов, которые блокируют действие нейромедиатора ацетилхолина.

Когда этот нейротрансмиттер заблокирован, мышечные сокращения, которые продвигают отходы через пищеварительный тракт, замедляются, а кишечные выделения, которые смазывают проход фекалий, становятся более сухими, вызывая запор.

Хотя запор редко встречается при приеме новых лекарств, таких как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), все же возможно, что вы также можете столкнуться с нерегулярностью при приеме некоторых из этих препаратов.

Симптомы запора

Когда люди страдают запором, у них могут быть такие неприятные симптомы, как:

  • Ощущение, будто кишечник не полностью опорожнен
  • Менее частые испражнения
  • Маленький или твердый стул
  • Напряжение во время дефекации
  • Вздутие или болезненность живота
  • Рвота

Устранение запора

Вот несколько советов по облегчению запора, вызванного антидепрессантами:

  • Пейте много воды.
  • Ешьте продукты с высоким содержанием клетчатки, например фрукты, овощи и цельнозерновые.
  • Регулярно выполняйте физические упражнения.
  • Принимайте пищевые добавки с клетчаткой.
  • Используйте размягчители стула или слабительные, если другие меры по устранению запора не помогли.

Фекальное поражение

Фекальный застой может возникнуть при длительном запоре и потенциально может привести к очень серьезным осложнениям, включая разрыв прямой или толстой кишки. Если человек испытывает затруднение каловых масс после длительного запора, у него могут появиться следующие дополнительные симптомы:

  • Давление в мочевом пузыре или потеря контроля над мочевым пузырем
  • Учащенное сердцебиение или головокружение при натуживании перед дефекацией
  • Вытекание жидкого стула или внезапная водянистая диарея
  • Боль в пояснице
  • Ректальное кровотечение
  • Существенные спазмы или вздутие живота

В случае, если вы уже пострадали, ваш врач примет меры, чтобы удалить пораженный стул.Это может быть сделано путем использования теплых клизм с минеральным маслом для смягчения и смазывания стула, ручного удаления пробок или слабительных средств. В очень редких случаях для удаления закупорки может потребоваться хирургическое вмешательство.

Людям, перенесшим фекальную пробку, также потребуется пройти программу переобучения кишечника, возможно, включающую смягчители стула, пищевые добавки с клетчаткой, изменения в диете, специальные упражнения и другие методы.

Слово от Verywell

Если вы страдаете хроническим запором, который не проходит с помощью мер самопомощи, очень важно проконсультироваться с вашим личным врачом.

Лечение запора у пациентов с шизофренией — тематическое исследование и обзор литературы | Ближневосточная современная психиатрия

Пример из практики

46-летний мужчина с шизоаффективным расстройством, гипертонией и сахарным диабетом II типа поступил в центр неотложной помощи с острым психозом и агрессивным поведением после прекращения приема лекарств (галоперидол, вальпроат, дифенгидрамин) на 2 мес. В интервью пациент не проявлял симптомов психоза или агрессии; его главными жалобами были боли в животе, тошнота, диарея и запор, которые могли быть вызваны плохой пищей.Он сообщает о несоблюдении режима приема лекарств из-за побочных эффектов в виде тошноты и сухости во рту. Лабораторные работы при поступлении показали общий анализ крови, CMP и TSH / T4 в пределах нормы; Токсикологический анализ мочи на наркотики и анализ мочи были отрицательными. При медицинском осмотре живот пациента был вздутым и жестким. Рентгенография почек, мочеточников и мочевого пузыря и брюшной полости показали, что увеличение количества стула является вероятным источником боли в животе пациента. Впоследствии пациентка лечилась гидроксидом магния и полиэтиленгликолем.Мы возобновили соответствующее лечение шизофрении и гипертонии пациента с улучшением состояния пациента. После выписки был рекомендован профилактический режим кишечника докузатом натрия в дополнение к другим лекарствам (галоперидол, вальпроат, дифенгидрамин и амлодипин). Во время сбора анамнеза пациент отрицал наличие каких-либо симптомов запора, несмотря на вздутие живота. Учитывая факторы риска и физические данные, было полезно следовать алгоритму, подобному рис.1, чтобы получить правильное изображение и начать пробу слабительных.

Рис. 1

Существенные факторы при обследовании запора

Этот случай подчеркивает необходимость поддержания высокого индекса подозрений на антихолинергические побочные эффекты, вторичные по отношению к лекарственному взаимодействию, особенно в группе пациентов, которые придерживаются диеты и не имеют риска, связанного с физическими упражнениями. факторы замедления моторики. Быстрая диагностика и раннее лечение имеют решающее значение для здоровья людей, страдающих шизофренией и другими сопутствующими заболеваниями.Исход этого случая показал хорошее исчезновение запора при лечении слабительными. Поскольку у пациента в анамнезе не было несоблюдения режима лечения из-за запора, мы посоветовали ему следить за своей диетой и симптомами, а также рекомендовали использовать слабительные в случае подобных эпизодов.

Проблемы с распознаванием запора как побочного эффекта, ограничивающего лечение

Успешное лечение шизофрении зависит от сочетания факторов, поскольку современные лекарства помогают от паранойи, бреда и галлюцинаций, но могут не устранять социальную изоляцию и другие негативные симптомы.Инструменты для лечения тяжелого расстройства, такого как шизофрения, такие как создание сильной системы поддержки и реализация стратегий здоровья с изменением диеты, снятием стресса и режимом физических упражнений, могут оказать сильное влияние на частоту и тяжесть симптомов и снизить вероятность развития сопутствующих заболеваний. которые увеличивают бремя болезней [7, 12, 13].

У пациентов с этим заболеванием наблюдается плохой пищевой статус, который может способствовать проблемам с запорами, таким как ограниченное потребление здоровых липидов, клетчатки, белков и витаминов [13, 14].По сравнению со здоровыми когортами пациенты с шизофренией подвержены риску снижения уровня фолиевой кислоты и витамина B12, и только 10,7% из 428 пациентов с шизофренией сообщают о здоровом питании [14]. Другое исследование в области нейробиологии питания показало, что более половины изучаемых больных шизофренией страдали пищевой зависимостью, что в конечном итоге увеличивало риск ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний [15]. Ким и др. Обнаружили значительно более низкое потребление белка, полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), витамина К, ниацина, фолиевой кислоты и витамина С с пищей у больных шизофренией мужского пола по сравнению с контрольными субъектами мужского пола [16].Кроме того, дефицит белка связан со снижением когнитивных функций, независимо от демографических факторов или факторов окружающей среды [17].

В то время как влияние различных нейролептиков на метаболический синдром и их возможные механизмы всесторонне изучены, в большинстве случаев речь идет о клинических случаях, в которых конкретно обсуждается индуцированная клозапином гипомоторность кишечника и опасная для жизни кишечная непроходимость [18,19,20,21,22]. У пациентов, принимавших нейролептики, риск развития запора был в 1,9 раза выше, чем у тех, кто их не принимал.Stanniland и Taylor сообщили о частоте от 1,5 до 25% по сравнению с плацебо [23]. При использовании клозапина по сравнению с другими лекарствами запор является одним из 4 основных побочных эффектов с частотой от 14 до 60% [18,19,20,21,22]. Другие нейролептики обладают различными антихолинергическими эффектами, как показано в таблице 1.

Таблица 1 Антипсихотические препараты и профили побочных эффектов

Palmer et al. сообщает, что гипомоторность желудка, вызванная клозапином, часто протекает бесследно, при этом запор, о котором сообщают сами пациенты, имеет низкую чувствительность при диагностике даже с использованием римских критериев, а лечение гипомоторности желудка на основе вопросов о симптомах, о которых сообщают сами пациенты, в большинстве случаев не учитывается [21].Виртанен и др. обнаружили, что запор и диспепсия являются желудочно-кишечными симптомами, которые часто игнорируются в исследованиях сопутствующих соматических заболеваний шизофрении, с распространением запоров 31,3% и диспепсии 23,6% [24]. Факторами риска запора были прием парацетамола и клозапина, пожилой возраст и проживание в приютах. Большинство сообщений посвящено тяжелой и часто фатальной кишечной непроходимости желудка, вызванной клозапином, и включают некоторые обсуждения режимов работы кишечника для лечения, но наш обзор показывает, что нет единого мнения по критериям ранней диагностики и рекомендациям по режиму кишечника, даже несмотря на профиль антихолинергических побочных эффектов известны нейролептики.

Кроме того, больным шизофренией бывает трудно справиться с запором из-за проблем с самопомощью, часто пренебрегая здоровым поведением, таким как упражнения и контроль веса, что приводит к более частому возникновению метаболических и антихолинергических побочных эффектов из-за использования антипсихотиков. [25, 26]. Нарушения мыслей, изменения поведения и нарушения когнитивных функций, которые влияют на способность человека работать или общаться в обществе, а также неспособность к самообслуживанию характеризуют шизофрению [27, 28].Эти особенности затрудняют для пострадавшего выполнение повседневных дел и соблюдение личной гигиены. Плохое состояние здоровья у больных шизофренией объясняется такими факторами, как бедность, меньшее количество ресурсов, медикаментов и, более того, эффектом системных заболеваний, таких как диабет, гипертония и остеопороз, которые снижают способность пациентов к самообслуживанию [26,27 , 28]. В исследовании, проведенном Tas et al., Было обнаружено, что пациенты, поступившие в стационар по причине «неспособности удовлетворить основные потребности», нуждаются в помощи в период ранней выписки по таким параметрам, как «преодоление трудностей, потребность в знаниях, лечении и уходе». забота, забота о себе, сон, роль и отношения.[27] iftÇi et al. обнаружили, что средняя способность к самообслуживанию у пациентов с шизофренией была ниже, чем у людей с тревожным расстройством и депрессией [28]. Отсутствие некоторых качеств, поддерживающих заботу о себе, таких как недостаток физической энергии, осведомленности, принятия решений, мотивации и уверенности, может снизить способность пациентов с шизофренией заботиться о себе.

Кроме того, эксперты в области психического здоровья недавно обсудили проблему надлежащего скрининга на желудочно-кишечные патологии: различия в доступе к скринингу у лиц с низким социально-экономическим статусом (SES) и афроамериканцев.Недавнее исследование Anderson et al. пролили свет на снижение скрининга рака толстой кишки как у афроамериканцев, так и у лиц с низким СЭС, обсуждая, что 63,9% когорты никогда не проходили скрининг на колоректальный рак, несмотря на соответствие критериям для рекомендаций по скринингу, основанных на возрасте и семейном анамнезе колоректального рака [29]. Среди этих групп ограниченный доступ к транспорту или ресурсам и негибкий график работы могут серьезно снизить явку пациентов на прием, поскольку люди сообщают о более низком качестве медицинского обслуживания и могут быть объектом скрытых расовых предубеждений со стороны их практикующих врачей.Возможно, такие результаты могут быть экстраполированы для большинства желудочно-кишечных скринингов в этих группах высокого риска. Попытки расширить доступ к скринингу для этих групп населения могут предотвратить опасные для жизни кишечные осложнения.

Наконец, в некоторых исследованиях указывается, что изменение чувствительности к боли при шизофрении может задерживать диагностику и лечение серьезных, опасных для жизни заболеваний [30,31,32]. Пациенты, принимающие нейролептики, могут иметь повышенный болевой порог, из-за чего пациенты не могут сообщать о соматических жалобах позже или реже [30,31,32].Семейные опекуны также играют важную роль в уходе за этими пациентами: помимо управления неожиданным поведением пациентов, таким как агрессия и насилие, они часто обеспечивают выполнение личных дел, домашних дел (приготовление пищи, уборка дома и т. задачи (запись на прием, транспортировка и т. д.) и соблюдение режима лечения — все это ложится на них тяжелым бременем [33]. Результаты нескольких исследований показывают, что лица, осуществляющие уход, обладают ограниченными знаниями и осведомленностью о заболевании, связанных с ним стратегиях выживания, а также о том, как обращаться с пациентом и поддерживать его [33, 34].Часы и приверженность уходу, которые часто приводят к таким последствиям для опекунов, как потеря работы, снижение социальной активности, подразумевают, что усталость опекуна может способствовать позднему проявлению запора, вызванного антипсихотиками. Как и в случае с нашей пациенткой, жалоба при поступлении предполагала острый психотический эпизод, возникший в результате несоблюдения режима приема лекарств, однако сбор дополнительной информации от лица, осуществляющего уход, показал, что были проблемы с соблюдением гигиены, которые он не мог решить самостоятельно.

Текущие рекомендации по мониторингу и профилактике запора, вызванного антипсихотиками

Несмотря на наличие убедительных доказательств того, что клозапин и оланзапин вызывают пониженную моторику кишечника, запор и даже кишечную непроходимость, нет единого мнения о том, как лучше всего лечить это. В обсервационном исследовании, проведенном Every-Palmer et al., Наблюдалось сокращение времени прохождения через толстую кишку у пациентов, получавших клозапин, при лечении докузатом, сенной и макроголом в соответствии с протоколом Порируа [9].Чухин и др. обнаружили, что при использовании орлистата по сравнению с плацебо доля пациентов, поддерживающих запор, снижается [35]. В дополнение к лечению слабительными средствами в литературе предлагалось снизить дозу антипсихотиков, хотя это может оказаться невозможным для пациента, у которого было несколько эпизодов психоза без дополнительного риска рецидива [36, 37]. Bulot et al. провела квазиэкспериментальное исследование, назначив полиэтиленгликоль в качестве слабительного средства первой линии стационарным пациентам, принимающим антипсихотические препараты, и обнаружила трехкратное сокращение случаев тяжелых запоров [36].Профилактика этого потенциально опасного для жизни состояния может быть экономичной и хорошо переносимой пациентами (Таблица 2).

Таблица 2 Сравнение эффективных режимов слабительного [38]

Есть некоторые исследования того, можно ли использовать традиционные лекарственные травы в качестве добавки или даже в качестве альтернативы слабительным для предотвращения запоров у тех, кто страдает запорами, связанными с шизофренией. Традиционные китайские лекарства (TCMS) состоят из акупунктуры, тай-чи, массажа туина и растительных добавок.Исторически сложилось так, что ТКМ недостаточно используются в качестве возможного варианта лечения и даже считаются формой псевдонауки из-за опасений, что растительные продукты были загрязнены тяжелыми металлами, пестицидами и другими токсичными соединениями, а также из-за отсутствия клинических данных со сравнительными рандомизированными данными. клинические испытания со стандартной тщательностью. Rathbone et al. показали, что китайские лечебные травы могут быть полезны для людей с шизофренией в сочетании с нейролептиками. Хотя размер выборки исследования был небольшим, исследование также показало, что ТКМ показали большее улучшение в лечении СРК-З, чем цизаприд и мозаприд [39].Исследование Fan et al. в 2004 году сравнивали глицериновые свечи с подходами традиционной китайской медицины (ТКМ), такими как массаж туина и иглоукалывание для снятия запора. Было набрано 240 психиатрических стационарных пациентов, которым в течение 14 дней проводили ежедневные ректальные клизмы, ежедневные периоды массажа туйны, полчаса иглоукалывания или сочетание всех трех процедур. По сравнению с массажем туин слабительное с глицерином было менее эффективным в облегчении запора через два дня после лечения [40].Однако не было данных, сравнивающих общие фармакологические вмешательства при запоре, такие как лактулоза, полиэтиленгликоль, размягчители стула, лубриканты или новые методы лечения, такие как линаклотид.

Точно так же электроакупунктура в некоторых исследованиях считается эффективной при лечении запоров, вызванных опиоидами, и некоторых функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта, таких как диспепсия, хронический запор (≥1 симптом, включая напряжение, твердый стул, длительную дефекацию, ощущение неполного опорожнения, используя ручная помощь, более 6 месяцев).Ян и др. провели систематический обзор и метаанализ лечения акупунктурой опиоидно-индуцированного запора, который продемонстрировал, что иглоукалывание дает лучшие клинические результаты, чем терапия без акупунктуры [41]. Лю и др. провели 28 сеансов электроакупунктуры для увеличения количества еженедельных полных спонтанных опорожнений кишечника (CSBM) у 1075 пациентов с хроническим тяжелым функциональным запором без основной патологической причины запора.