Женщины и парни: «Я бы такую, как ты, вообще не трогал» Российские девушки перестали бриться, а парни надели платья. Как это помогло им найти и принять себя: Внешний вид: Ценности: Lenta.ru

Содержание

Почему женщины любят «плохих парней» - Образ жизни - Новости Санкт-Петербурга

кадр из фильма "Жестокий романс"Поделиться

Он — грубоват (почти груб), самоуверен, от него исходит брутальная энергия. Он не обращает на свою женщину особого внимания, манипулирует ею, обманывает, изменяет. Может даже иметь проблемы с законом. Но она, как загипнотизированная, смотрит ему в рот, все ему прощает и не хочет даже слышать о других мужчинах. За что женщины так любят «плохих парней»?

Имидж брутального самца

Понятие плохих парней (bad boys) ввели в лексикон американские фильмы, в основном боевики. Термин оказался живучим и удобным для обозначения этого типа мужчин (почти явления). У таких ребят особый, «проникающий» взгляд, на их теле часто нет свободного места от татуировок, они раскованны, нехотя цедят слова, их позы и жесты показывают, кто здесь хозяин. Такому достаточно взглянуть на женщину, и она - его. Мало кто устоит.

Почему женщины падки на таких мужчин? Отчего они предпочитают их благовоспитанным добропорядочным «ботаникам», которые вызывают у них только зевоту и скуку?

Женщины любят плохих парней за тот комплекс качеств, который присущ исконной мужественности, — грубая сила, умение идти напролом, не останавливаясь перед препятствиями, отбрасывать прочь соперников и первым достигать цели. Их выбирают за брутальную мужскую суть. И пусть их способы достижения цели далеко не всегда одобрены обществом, а подчас даже нелегитимны — неважно. Победителей не судят. Женщины выбирают bad boys за безудержное стремление побеждать, за отсутствие страха, умение поставить все на кон ради выигрыша. Женщина сдается перед силой. И этим все сказано.

Плохие парни обладают качествами альфа-самца в полной мере. Такой догонит и возьмет и ни перед чем не остановится. Если он решил, что женщина должна ему принадлежать, то так и будет. Да и добиваться ему особо не придется, она сама предпочтет его всем остальным.

Естественно, американцы не являются первооткрывателями этого типажа, он существовал всегда. Такие мужчины были и в русской литературе: Печорин, Онегин, Паратов. «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей…» - писал Поэт. Такие герои легко любили, легко бросали, губили женщин без сожалений. Но представительницы прекрасного пола всегда летели к ним, как мотыльки на огонь.

Опасность и риск обостряют чувства

Плохих парней любят за чувство риска. Ведь отношения с ними опасны, это все равно, что стоять на краю пропасти: нервы щекочет, сердце замирает... Отношения с плохим парнем — это постоянный кураж, адреналин, всегда волнующее приключение. А это, как известно, чрезвычайно обостряет эмоции. Ведь женщинам хочется остроты в отношениях. Им наскучивают спокойствие и предсказуемость. А с плохим парнем она имеет адреналин в избытке. Постоянно находясь на грани стресса, больше ценит редкие моменты нежности. Многие женщины как будто специально притягивают к себе тех, кто будет давать им сильные, бурные эмоции. Их возбуждает постоянная жизнь на вулкане: измены, скандалы, грубость, побои. Зато как сладки примирения!

К тому же плохие парни часто бывают более опытными и раскованными в сексе, поскольку в течение жизни у них бывает больше сексуальных партнерш, чем у обычных мужчин. Они не страдают комплексом неполноценности, легко знакомятся с женщинами и легко продолжают знакомство в постели. Частая смена партнерш для них обычное явление.

Постоянная необходимость конкурировать подстегивает женщину, подогревает ее стремление победить соперниц и завоевать именно этого мужчину.

«Я его перевоспитаю!»

У многих представительниц слабого пола неистребим синдром защитницы и спасительницы. Особенно это касается молодых девушек, которые уверены, что уж они-то перевоспитают возлюбленного, при них он избавится от вредных привычек, негативных черт характера и станет белым и пушистым. «Его надо спасти, и только я одна могу это сделать!» — думают они. Их тянет к плохим парням. Они даже готовы терпеть издевательства, насилие, побои.

Немецкие психологи Хауке Брост и Мария Кретц-Релин в своей книге «Как устроены женщины?» утверждают, что любовные романы дам с комплексом спасительницы и защитницы заканчиваются разочарованием: плохие парни ломают их наивные представления и разрушают ожидания.

Плохие парни и хорошие: кто выигрывает?

Оценивая представителей сильного пола, женщины воспринимают застенчивость, скромность, уступчивость, отсутствие инициативы как немужские качества. В глазах женщин за такими свойствами характера скрываются мужские комплексы, страх проигрыша, отсутствие амбиций, вялость, апатия. Поэтому, когда женщина говорит поклоннику: «Ты замечательный друг, я могу говорить с тобой о чем угодно, ты меня всегда поймешь», то для него это означает проигрыш, нокаут. Потому что настоящий смысл этих слов таков: «Я тебя не хочу, ты меня не возбуждаешь, секса у нас с тобой не будет, забудь об этом!» А вот способность идти напролом, не обращая внимания на препятствия, желание достичь своего, невзирая на средства, это в понимании женщин - мужские качества, да. И такому женщина не откажет.

«Тяга к плохому парню — это стремление вырваться за рамки приличия, навязанного близкими, родителями, воспитателями, — считает психолог Константин Король. — Вы привязаны к дому, родителям и подсознательно стремитесь вырваться из-под этого влияния, рисуя себе иллюзорный образ "плохого парня", который вас вытащит (своего рода аналог принца на белом коне для золушки)».

Но неужели у благонравных, добропорядочных представителей мужского пола совсем нет шансов? «Хорошие парни не умеют драться, они уходят в сторону, когда вам плохо, и снова появляются, когда все наладилось, — говорит психолог Константин Жихарев. — Нет никаких гарантий, что плохой парень вам поможет. Но он попытается, он любит чувствовать себя героем. Хорошие парни легко попадают под влияние тетушки, мамы, папы и так далее. Если вы не понравитесь кому-то из его родственников, ваши шансы равны нулю. А если вы не понравитесь кому-то из родственников плохого парня, он будет любить вас вопреки мнению окружающих».

«Хороший парень будет стоять под вашей дверью и так робко стучать, что вы не услышите его. Он развернется и пойдет домой, - продолжает психолог. - Плохой парень войдет к вам в любом случае. Если вы ему не откроете, он войдет через окно. Вы будете пить валидол и не сможете говорить полчаса после его появления. Возможно, у вас даже будет истерика. Но выгнать его вы не сможете, это точно».

На короткой дистанции хорошие парни действительно проигрывают плохим… Но на длинной выигрывают хорошие ребята. Рано или поздно женщина осознает, что она хочет семью, детей, прочный тыл, опору в жизни. И она выбирает хорошего парня.

Для жизни и семьи плохой парень - это мучительный вариант, приносящий страдания. Существование с ним похоже на жизнь на вулкане. А вот для внебрачной связи он, как уверяют многие женщины, — в самый раз. Страсть, пережитая с ним, будет незабываемой. Роман с плохим парнем может стать ярким эпизодом жизни и дать бесценный опыт, который необходим женщине.

Как предостеречь себя от отношений с плохим парнем? А никак. Этим надо переболеть, как ветрянкой. Такие отношения нужны, чтобы обрести женский опыт, здоровый иммунитет и уже больше никогда не попадать в подобные сети. Некоторые женщины проходят через них и даже благополучно их преодолевают.

Но те представительницы прекрасного пола, которые не наигрались с «плохишами» и вовремя не отвели им должное место в своей жизни, не часто становятся счастливыми…

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

Почему молодые парни иногда выбирают для отношений женщин постарше?

В современном мире разница в возрасте для отношений не является удивительным фактом. Очень часто можно увидеть молодых девушек в сопровождении очень взрослых мужчин. Это практически сейчас не вызывает каких-то определённых эмоций. Но бывает так, что молодой парень начинает встречаться с дамой на несколько лет старше. Это, конечно, встречается реже, но тоже не является чем-то экстраординарным.

Такой выбор молодого человека объяснить довольно просто. Психологи объясняют это первым опытом со взрослой женщиной, который отложился в памяти. Есть ещё одно объяснение, которое скрыто в далёком детстве. Психологи считают, что подсознательно молодых парней привлекают зрелые женщины в том случае, если в детстве они недостаточно получили материнской любви.

Женщина идёт на такие отношения часто из-за нереализованного материнского инстинкта. Но есть и ещё одно объяснение и это три физиологических возраста:

  1. Психологический — на сколько женщина себя ощущает.
  2. Социальный — года по паспорту.
  3. Физиологический — на сколько человек выглядит в жизни.

Случаев совпадения всех возрастов практически не встречается. Дама при выборе партнёра всегда ориентируется на свой физиологический возраст и психологический, но никогда на паспортный.

Но если женщина думает, что её выбор правильный по всем параметрам и она ощущает себя комфортно в таких отношениях, то, как правило, психологических проблем ей всё же не избежать. Она постоянно будет себя накручивать, думая о том, что могут подумать люди или разглядывая себя в зеркале. Она понимает, что стареет, в то время как молодой человек всё ещё молод. Масло в огонь могут подливать и лучшие подружки, которые будут только накручивать её, говоря, что скоро эти отношения прекратятся, а парень для создания семьи найдёт барышню моложе.

Если кто-то находится в такой ситуации, не стоит особо себя накручивать. В отношениях, где женщина старше, есть и положительные стороны.

Если женщину тянет к молодому человеку, и он отвечает взаимностью, если это всё по-настоящему, то в паре возникает взаимопритяжение, а это и есть самое главное в отношениях. Знайте, что будущее вы строите сами, без посторонней помощи, а значит, оно будет таким, каким вы его видите.

Любая женщина при появлении отношений, критично себя оценивает. Тем более если женщина в возрасте. Где-то появились морщинки, где-то отложился жирок и т. д, Но стоит знать, что, возможно, именно эти мелочи и привлекли молодого человека, ведь о вкусах не спорят. В разговорах с молодым человеком не нужно затрагивать темы возраста и всё будет в порядке.

В подобных отношениях женщине лучше будет держать своих подружек на расстоянии, так как их вредные советы могут разладить вашу личную жизнь. В основном в них будет говорить зависть, а не желание предостеречь. Помните, что вы живёте один раз и своё счастье строите сами, ведь вы взрослый и самостоятельный человек.

Умные люди никогда не осудят подобные отношения, осуждают скорее люди, живущие стандартными стереотипами. Но без собственного выбора не может быть свободы, как и настоящего счастья.

А у вас был опыт подобных отношений?

Американские ученые объяснили, почему многих женщин привлекают "плохие парни" - Общество

ЛОС-АНДЖЕЛЕС, 18 мая. /Корр.ИТАР-ТАСС Александра Урусова/. Американские ученые выяснили, что брутальные мужчины всех стран не без оснований руководствуются формулой великого классика: "Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей…". Особое отношение прекрасного пола к "плохим парням", как выяснилось, можно объяснить научным подходом. Исследователи из Университета Техаса привлекли к эксперименту около ста женщин в возрасте 20-45 лет, которым на протяжении нескольких месяцев было предложено рассматривать фотографии, видеоролики, анкеты на сайтах знакомств и поведенческие модели "плохих и хороших парней" и поделиться мнением, какой из указанных типов больше всего подходит на роль будущего отца.

По словам руководителя проекта профессора психологии Кристины Дюранте, симпатии дам зависели напрямую от наличия в крови женских гормонов, влияющих на функцию деторождения, другими словами - от фазы овуляции. То есть, когда женщины теоретически были готовы зачать ребенка, "плохих парней и даже хамов они ставили во главу угла, отмечая, что не прочь построить семью именно с таким человеком, в котором преобладает крутой нрав, резкое поведение, сила". "На пике овуляции дам привлекают красавцы, мятежники, резкие порывистые манеры и даже агрессия", - указала Дюранте.

Интересен и другой факт. По словам исследователей, женщины в период всплеска гормонов буквально обманывают себя, утверждая, что даже самые агрессивные хамы подходят на роль отца ребенка больше, чем спокойные "нормальные" мужчины. При этом, говорит Дюранте, дамы в этот момент наивно полагают, что такие мужчины способны измениться под влиянием семьи. Таким образом, выражение из комедий, наполненных черным юмором, про дам в "овуляционных очках" нашло научную основу.

Для чистоты эксперимента его участницам также предложили пообщаться с актерами и высказать отношение к ним, половина из которых разыгрывала нежных и любящих отцов, а вторая половина представлялась красивыми брутальными хамами. Выводы были подкреплены абсолютно нелогичным женским выбором: "плохие парни" оставляли далеко позади мужчин "с самыми лучшими намерениями".

почему молодые парни выбирают женщин постарше? ЭКСКЛЮЗИВ

В современном обществе существует тренд на отношения молодых мужчин с женщинами на 15-20 лет старше. Психолог-сексолог Валентин Денисов-Мельников и преподаватель Института семейных просветительских и правовых программ Светлана Качмар рассказывают, насколько нормальна ситуация, когда 35-летняя мачеха уходит от мужа к своему 20-летнему пасынку, как это произошло в Краснодарском крае.

Сексуальная совместимость

«Сегодня считается, что до 20 процентов мужчин испытывают влечение к женщинам не младше себя, а старше, причем значительно старше: на 15-20 лет. И зачастую им даже не требуется, чтобы женщина при этом выглядела хорошо. Связано это, с точки зрения психологии, скорее всего с тем, что гиперопека при воспитании ведет к тому, что многие мужчины вырастают маменькими сынками. После мамы они ищут себе другую маму, но уже в виде жены», – говорит психолог-сексолог Валентин Денисов-Мельников.

У свободных женщин в возрасте 35 лет выбор становится не очень большим. Как правило, в этом возрасте у нормального здорового состоявшегося мужчины уже есть жена, а становиться любовницей хотят далеко не все. К тому же, большинство мужчин в возрасте 35 лет и старше ищут женщин помладше.

«У женщин 35 лет – это пик сексуальности. И молодой мужчина прекрасно ей подходит в этом плане. Зачастую он еще одинок, не так опытен, и у женщины есть возможность руководить ситуацией. Сексуально он очень активен, потому что пик сексуальной активности у мужчин как раз приходится на возраст от 17 до 25 лет. Поэтому 20-летний мужчина и 35-летняя женщина в сексе очень подходят друг другу», – говорит Мельников.

«Часто через три-пять лет супружеской жизни наступает так называемая сексуальная пустыня, – рассказывает сексолог. – Секс скатывается к достаточно редкому явлению, и в общем-то страсти в отношениях нет. А 20-летний голодный до секса парень с высоким уровнем тестостерона на женщину смотрит влюбленными глазами, если она случайно выйдет полуодетая из ванны, и она видит, как он на это реагирует. Так что тут много факторов, которые смогли сработать».

Семейные ошибки

По словам преподавателя Института семейных просветительских и правовых программ Светланы Качмар, ситуация, при которой мачеха уходит от мужа к пасынку, связана с неправильно выстроенными детско-родительскими отношениями в семье. Эти отношения в принципе не должны подразумевать сексуальный интерес.

«Скорее всего, не получилось ребенку, когда он был ребенком, встроиться в семью, – считает Светлана Качмар. – В курсе подготовки для приемных родителей мы говорим, что разница в возрасте между ребенком, который попадает в семью, и родителей должна быть все-таки довольно заметной. Когда мы говорим о небольшой разнице, часто дети не воспринимают своих приемных родителей как родителей, и сами родители не относятся к ним, как детям. Они их воспринимают скорее как младших братьев и сестер или товарищей. Важно не просто додержать ребенка до времени взросления, а выстроить именно детско-родительские отношения, то есть поставить ребенка в семейной иерархии на детскую позицию, даже если он пришел в подростковом, юношеском возрасте».

Хороший парень против мачо: каких мужчин выбирают женщины?

Завязывая мимолетный роман, женщины ориентируются прежде всего на физическую привлекательность мужчины. Но когда речь идет о длительных отношениях, доброта и отзывчивость партнера для них важнее его привлекательности и статуса.

Как вы считаете, хороший (или милый, славный) парень — это комплимент? Или это такая вежливая формула, за которой скрывается обидное «ничего особенного»?

Вообще-то, женщины обычно говорят, что с удовольствием встречались бы с хорошими парнями. Но почему-то в фильмах, книгах и рекламных роликах мы видим иные сюжеты: там успехом у женщин пользуются отнюдь не «хорошие» и «милые», а напротив, решительные и самоуверенные (что называется, крутые) — и зачастую совсем не «хорошие» — мужчины. Фильмы, книги и реклама не врут — они адекватно отражают укоренившееся в обществе мнение: женщины всегда предпочтут мачо самым что ни на есть милым и славным мужчинам.

Но так ли обстоит дело в реальной жизни?

На ночь или навсегда?

«Феноменом хорошего парня» давно интересуются западные исследователи, накопившие на этот счет интересные данные. Уточним, что под хорошим парнем в данном случае подразумевается тот, кому свойственны доброта, ответственность, неконфликтность, способность к сочувствию, забота о других людях.

Американские психологи Джоффри Урбаньяк и Питер Киллман провели такой эксперимент. Они создали на сайте знакомств три вымышленных профиля молодых людей, для себя обозначив их как «славный парень», «нейтральный парень» и «крутой парень». В каждом профиле были даны рассуждения на тему, кто такой «настоящий мужчина». Славный парень «описывал» его как доброго, внимательного, осознающего свои чувства, «не-мачо», для которого на первом месте — удовольствие партнерши, а не свое собственное.

«Нейтральный» — как человека, знающего, чего хочет, и умеющего этого добиться, того, кто хорошо относится к своей любимой женщине. Наконец, по мнению крутого парня, настоящий мужчина знает, чего хочет, умеет этого добиваться, держит всех в кулаке и не любит телячьих нежностей. Затем 200 студенткам — участницам эксперимента было предложено оценить все три профиля и выбрать того, с кем бы они пошли на свидание.

Результаты удивили самих исследователей: «славного» парня выбирали вдвое чаще, чем «нейтрального», и в 8 раз чаще, чем «крутого». Причем эти предпочтения не зависели от внешней привлекательности молодых людей.

По оценкам девушек, «славный» парень был более перспективен как потенциальный жених, постоянный бойфренд или платонический друг. Но не очень подходил как партнер для мимолетной связи.

Американские психологи Норман Ли и Дуглас Кенрик пришли к похожим выводам: завязывая мимолетный роман, женщины исходят прежде всего из привлекательности партнера. Но когда речь идет о длительных отношениях, доброта и отзывчивость партнера для них важнее его привлекательности и статуса.

Быть хорошим — это еще не все…

Выводы ученых — это хорошая новость для хороших мужчин. Однако шансов на успех у женщин у них еще больше, если в придачу к доброте, дружелюбию и альтруизму они обладают доминантностью! В этом случае они представляются женщинам более привлекательными и физически, и сексуально. А вот одна лишь доминантность сама по себе нисколько не повышает привлекательность мужчины в глазах женщин, как показали исследования американских психологов Лауры Дженсен-Кемпбелл, Уильяма Грациано и Стефана Уэста.

Урбаньяк и Киллман отмечают, что женщины все-таки ожидают от «хорошего парня» некоторых дополнительных бонусов. Например, в идеале он должен быть способен разделить с ними увлечения и интересы. Или же быть яркой личностью, способной увлечь партнершу в мир своих интересов. Потому что, иронически замечают Урбаньяк и Киллман, никакой хороший парень не будет привлекательным, если по ходу дела выяснится, что он скучный.

GOLDEN BOYS - мужской спектакль для женщин.

Комедия Режиссер: Фаткуллин Рустам Мулланурович Возрастное ограничение: 18+

Комедия Режиссер: Фаткуллин Рустам Мулланурович Возрастное ограничение: 18+

Автор: В. Сенатова

АКТЁРСКИЙ СОСТАВ

  • Дмитрий Сенатов,
  • Азиз Ахмедов,
  • Тимур Игнатьев,
  • Леонид Волошин,
  • Фархад Рахимуллин,
  • Тимур Хамидуллин,
  • Александр Озеров,
  • Илья Ислаев,
  • Наиля Фаткуллина,
  • Надежда Герасимова,
  • Светлана Ислаева,
  • Николай Порутчиков

О СПЕКТАКЛЕ

Для каждой женщины существует свой идеал мужчины: одни предпочитают бруталов, другие романтиков, третьим нравятся мачо... Но что случается, когда мужчины объединяются и решают изменить жизнь в лучшую сторону? Восемь талантливых парней бросают вызов судьбе, руководствуясь лишь одним чувством - любовью к женщинам, ведь для них это любовь к жизни, за которую нужно бороться вопреки обстоятельствам и жизненным сложностям. Для них нет ничего невозможного, они верят в собственные силы и смотрят на жизнь с юмором. На ваших глазах, простые рабочие малоизвестного автосервиса превратятся в незабываемых и неподражаемых GOLDEN BOYS!

Фильм Женщины против мужчин смотреть онлайн

Что может быть прекрасней школьной дружбы? Только школьная любовь! Но к счастью, нашим героям не пришлось выбирать между этими вещами - они получили все сразу. Знакомые еще с раннего детства три девушки и три парня долгое время ходили в одну школу, пока между ними не сложились крепкие и забавные парочки. Уже в самом раннем возрасте герои поняли, что сумели найти свою настоящую любовь, с которой готовы провести всю жизнь. Однако как разумные люди они решили не торопиться со свадьбой и проверить свои чувства.

Но вот закончена школа, получен диплом о высшем образовании, и герои начинают задумываться о семье, о браке. Они уже так давно вместе, так многое прошли, что нет совершенно никаких причин, чтобы не узаконить свои отношения. Практически одновременно все трое мужчин делают предложения своим очаровательным избранницам, на что те, конечно же, отвечают счастливым и уверенным «да!».

Однако теперь герои встают перед очередным нелегким выбором: проведением свадьбы. Одна из невест хочет скромную семейную церемонию, другая мечтает об экзотическом путешествии, а третья не мыслит торжества без роскошного белого платья. Но как все это организовать? Мало того, что вопрос упирается в деньги, так еще и девушки готовы буквально разорвать друг друга за право первой пойти под венец. В конце концов, после долгих мучительных обсуждений парни находят выход: вся компания сыграет сразу три свадьбы на живописной и запоминающейся Кубе.

Решение устраивает всех, и три счастливые пары отправляются в Гавану. Праздник проходит великолепно, и вот уже наши герои отмечают счастливое начало семейной жизни. Однако с каждым днем новоиспеченные супруги накапливают друг к другу все больше претензий. Девушки недовольны эгоизмом и безответственностью своих мужей, а парням надоело постоянно выслушивать нотации. В какой-то момент скрытое противостояние перерастает в открытую вражду, и вместо счастливого свадебного путешествия у героев начинается настоящая война полов, победитель в которой будет только один.

Война против мальчиков - Атлантика

Плохое время для мальчика в Америке. Триумфальная победа женской сборной США по футболу на чемпионате мира прошлым летом стала символом духа американских девушек. Можно сказать, что стрельба в школе Колумбайн прошлой весной символизировала дух американских мальчиков.

То, что мальчики пользуются дурной славой, не случайно. В течение многих лет женские группы жаловались на то, что мальчики получают выгоду от благоприятной для них школьной системы, которая предвзято относится к девочкам.Американская ассоциация женщин с университетским образованием заявляет, что «девочки не сдаются в школу». По словам двух известных психологов-педагогов, девочки «переживают своего рода психологическую привязку ног». В потоке книг и брошюр цитируются исследования, показывающие, что не только мальчики являются фаворитами в классе, но и подвергаются насилию в школьном дворе и сексуальным домогательствам.

С точки зрения, преобладавшей в американском образовании за последнее десятилетие, мальчиков возмущают и как несправедливо привилегированный пол, и как препятствие на пути к гендерной справедливости для девочек.Эта точка зрения пропагандируется в образовательных школах, и многие учителя теперь чувствуют, что девочки нуждаются и заслуживают особого возмещения ущерба. «Совершенно очевидно, что мальчики - номер один в этом обществе и в большинстве стран мира», - говорит Патрисия О'Рейли, профессор образования и директор Центра гендерного равенства при Университете Цинциннати.

Идея о том, что школы и общество унижают девочек, привела к появлению ряда законов и политик, направленных на ограничение преимуществ, которые имеют мальчики, и на возмещение вреда, причиненного девочкам.Что девочки рассматриваются в школе как второй пол и, следовательно, страдают, что мальчикам предоставляются привилегии и, следовательно, выгода - это то, что, как предполагается, все знают. Но это не так.

Исследование, которое обычно цитируется в поддержку утверждений о мужских привилегиях и мужской греховности, пронизано ошибками. Практически ничего из этого не было опубликовано в рецензируемых профессиональных журналах. Некоторые данные по загадочным причинам отсутствуют. Обзор фактов показывает, что мальчики, а не девочки, находятся на слабой стороне гендерного разрыва в образовании.Типичный мальчик на полтора года отстает от типичной девушки по чтению и письму; он менее привержен к школе и с меньшей вероятностью поступит в институт. В 1997 году в колледжах на очную форму обучения было 45% мужчин и 55% женщин. Департамент образования прогнозирует, что доля мальчиков в классах колледжей будет продолжать сокращаться.

Данные Министерства образования США и нескольких недавних университетских исследований показывают, что сегодняшние девочки не только не застенчивы и деморализованы, но затмевают мальчиков.Они получают более высокие оценки. У них есть стремление к высшему образованию. Они следуют более строгим академическим программам и участвуют в классах продвинутого уровня по более высокой ставке. По данным Национального центра статистики образования, на курсы математики и естествознания поступает немного больше девочек, чем мальчиков. Девочек, якобы робких и неуверенных в себе, теперь больше, чем мальчиков в студенческом самоуправлении, в обществах чести, в школьных газетах и ​​в дискуссионных клубах. Только в спорте впереди мальчики, а женские группы с лихвой нацелены на отставание в спорте.Девочки читают больше книг. Они превосходят мальчиков по тестам на артистические и музыкальные способности. За границей учится больше девочек, чем мальчиков. Еще больше вступают в Корпус мира. В то же время мальчиков отстраняют от школы чаще, чем девочек. Больше сдерживается, а больше выпадает. Мальчики в три раза чаще получают диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Мальчики чаще, чем девочки, вовлечены в преступную деятельность, употребляют алкоголь и наркотики. Девочки чаще пытаются покончить жизнь самоубийством, чем мальчики, но чаще это удается мальчикам. В 1997 году, как правило, совершили самоубийство 4483 молодых человека в возрасте от пяти до двадцати четырех лет: 701 женщина и 3782 мужчины.

Говоря техническим языком экспертов в области образования, девочки более «вовлечены» в учебу. В прошлом году в статье The CQ Researcher об академических достижениях мужчин и женщин описывалось общее наблюдение родителей: «Дочери хотят доставить удовольствие своим учителям, тратя дополнительное время на проекты, делая дополнительные задания, делая домашнее задание как можно более аккуратным. Сыновья спешат выполнять их. домашние задания и бегать поиграть на улицу, не заботясь о том, как учитель отнесется к небрежной работе.«

Вовлеченность школы является критическим показателем успешности учащихся. Департамент образования США оценивает приверженность учащихся по следующим критериям:« Сколько времени учащиеся уделяют домашнему заданию каждую ночь? »И« Приходят ли учащиеся в класс подготовленными и готовыми к работе ». учиться? (Приносят ли они книги и карандаши? Выполнили ли они домашнее задание?) "Согласно опросам учеников четвертого, восьмого и двенадцатого классов, девочки постоянно выполняют больше домашних заданий, чем мальчики. К двенадцатому классу мальчики в четыре раза чаще, чем девочки, не делают этого. делать домашнюю работу.Точно так же больше мальчиков, чем девочек, сообщают, что они «обычно» или «часто» приходят в школу без принадлежностей или не выполнив домашнее задание.

Разрыв в успеваемости мальчиков и девочек в старшей школе напрямую ведет к увеличению разрыва между поступлением мужчин и женщин в колледж. Министерство образования сообщает, что в 1996 году в колледжах было 8,4 миллиона женщин, но только 6,7 миллиона мужчин. Согласно прогнозам, в следующем десятилетии женщины сохранят и увеличат свое лидерство, а к 2007 году их будет 9.2 миллиона женщин и 6,9 миллиона мужчин.

Деконструирование результатов теста

Феминистки не могут отрицать, что девочки получают более высокие оценки, более активны в учебе и в настоящее время составляют большинство полов в высших учебных заведениях. Однако они утверждают, что эти преимущества вряд ли являются решающими. Они указывают на то, что мальчики получают более высокие баллы, чем девочки, почти по всем значимым стандартизированным тестам, особенно по школьному оценочному тесту и вступительным экзаменам на юридический, медицинский и аспирантский факультеты.

В 1996 году я написала статью для Недели образования о многих способах, которыми девочки-ученицы опережали мальчиков. Воспользовавшись данными тестов, которые показывают, что мальчики успевают лучше, чем девочки, Дэвид Садкер, профессор образования в Американском университете и соавтор со своей женой Майрой книги Failing at Fairness: How America's Schools cheat Girls ( 1994), писал: «Если женщины летают в школе, как пишет Кристина Хофф Соммерс, то эти тесты не замечают их полета."В 1998 г. мальчики опережали девочек на 35 баллов (из 800) по математике и на 7 баллов по английскому языку. Эти результаты, похоже, противоречат всем другим показателям успеваемости в школе. Практически во всех других областях мальчики отстают позади девочек. Почему они сдают экзамены лучше? Прав ли Садкер, предполагая, что это является проявлением привилегированного статуса мальчиков? более низкие баллы девочек не имеют ничего общего с предвзятостью или несправедливостью.Действительно, оценки даже не означают более низкие достижения девочек. Во-первых, согласно College Bound Seniors, ежегодному отчету о сдающих стандартизированные тесты, опубликованному Советом колледжей, гораздо больше девочек из группы риска, чем мальчиков из группы риска, сдают SAT - девочки из малообеспеченных семей или с родителями, которые никогда не заканчивали среднюю школу или никогда не учились в колледже. «Эти характеристики, - говорится в отчете, - связаны со средним баллом по SAT». Вместо того чтобы ошибочно использовать результаты SAT в качестве доказательства предвзятости по отношению к девочкам, ученые должны беспокоиться о мальчиках, которые никогда не приходят на необходимые им тесты, если они собираются перейти к высшему образованию.

Еще один фактор искажает результаты тестов, так что они выглядят в пользу мальчиков. Нэнси Коул, президент Службы образовательного тестирования, называет это феноменом «распространения». Баллы почти по любому тесту на интеллект или успеваемость у мальчиков более разбросаны, чем у девочек - у мальчиков больше вундеркиндов и больше учеников с предельными способностями. Или, как однажды сказал политолог Джеймс К. Уилсон, «мужчин-гениев больше, а мужчин-идиотов больше».

Мальчики также входят в списки отсева, списки отказов и списки лиц с ограниченными возможностями обучения.Студенты этих групп редко сдают вступительные испытания в колледж. С другой стороны, выдающиеся мальчики, серьезно относящиеся к школе, непропорционально много участвуют в стандартных тестах. Активистам за гендерное равенство, таким как Садкер, следует последовательно применять свою логику: если нехватка девочек на верхнем уровне распределения способностей свидетельствует о несправедливости по отношению к девочкам, то избыток мальчиков на нижнем уровне следует рассматривать как свидетельство несправедливости по отношению к мальчикам. .

Предположим, мы должны были отвлечь наше внимание от высокомотивированных, самостоятельно выбранных двух пятых учащихся старших классов, которые сдают SAT, и вместо этого рассматривать действительно репрезентативную выборку американских школьников.Как тогда сравнивать мальчиков и девочек? Что ж, у нас есть ответ. Национальная оценка образовательного прогресса, начатая в 1969 году и утвержденная Конгрессом, предлагает лучший и наиболее полный показатель успеваемости учащихся на всех уровнях способностей. В рамках программы NAEP от 70 000 до 100 000 студентов из сорока четырех штатов проходят тестирование по чтению, письму, математике и естественным наукам в возрасте девяти, тринадцати и семнадцати лет. В 1996 году семнадцатилетние мальчики превосходили семнадцатилетних девочек на пять баллов по математике и восемь баллов по естествознанию, тогда как девочки превосходили мальчиков на четырнадцать баллов по чтению и на семнадцать баллов по письму.В последние несколько лет девочки догоняли по математике и естественным наукам, в то время как мальчики по-прежнему сильно отставали в чтении и письме.

В июльском выпуске журнала « Science» за 1995 год, Ларри В. Хеджес и Эми Ноуэлл, исследователи из Чикагского университета, отметили, что у девочек невысокие, но не незначительные недостатки в математике. Эти недостатки, как они отметили, могут отрицательно сказаться на количестве женщин, которые «преуспевают в научных и технических занятиях». Из недостатков навыков письма у мальчиков они написали: «Большие различия в письменной форме по полу... вызывают тревогу .... Данные предполагают, что мужчины в среднем находятся в довольно невыгодном положении при выполнении этого базового навыка ». нижняя часть распределения по пониманию прочитанного и письму также имеет политические последствия. Представляется вероятным, что люди с такими низкими навыками грамотности будут испытывать трудности с поиском работы в экономике, которая все больше опирается на информацию. Таким образом, может потребоваться некоторое вмешательство, чтобы позволить им конструктивно участвовать .

Хеджес и Ноуэлл описывали серьезную проблему национального масштаба, но поскольку в другом месте внимание было сосредоточено на дефиците девочек, немногие американцы много знают об этой проблеме или даже подозревают, что она существует.

В самом деле, миф о девочках в кризисной ситуации стал настолько общепринятым, что даже учителя, которые ежедневно работают с мальчиками и девочками, склонны рефлексивно отвергать любой вызов мифу или любые доказательства, указывающие на очень реальный кризис среди мальчиков. Три года назад средняя школа Скарсдейла в Нью-Йорке провела семинар по гендерному равенству для преподавателей.Это была стандартная плата за проезд, которую недооценивают, с одной заметной разницей. Студент мужского пола выступил с презентацией, в которой указал на свидетельства того, что девочки в Скарсдейлской средней значительно опережают мальчиков. Дэвид Грин, учитель общественных наук, подумал, что студент, должно быть, ошибается, но когда он и некоторые коллеги проанализировали схемы выставления оценок на факультете, они обнаружили, что студент был прав. Они обнаружили незначительную разницу в оценках мальчиков и девочек в классах социальных наук или ее отсутствие.Но в стандартных классах девочки справлялись намного лучше.

И Грин обнаружил еще одну вещь: мало кто хотел слышать о его поразительных открытиях. Как и везде в школах, в Скарсдейлской средней школе сильно повлияло убеждение, что девочки систематически лишены возможности. Это убеждение преобладает в школьном комитете по гендерному равенству, что побудило школу предложить специальный факультатив для старших школьников по гендерному равенству. Грин пытался затронуть тему неэффективности мужчин со своими коллегами.Многие из них признают, что в классах, которые они преподают, девочки, кажется, преуспевают лучше, чем мальчики, но они не считают это частью более широкой модели. После стольких лет слухов о замалчивании и упадке девочек учителя не воспринимают всерьез предположение о том, что у мальчиков дела обстоят хуже, чем у девочек, даже если они видят это собственными глазами в своих классах.

The Incredible Shrinking Girl

Как мы попали в это странное место? Как мы поверили в изображение американских мальчиков и девочек, которое противоречит истине? И почему эта вера сохранилась, закреплена в законе, закодирована в государственной и школьной политике, несмотря на неопровержимые доказательства против нее? Ответ во многом связан с одной из самых знаменитых женщин американской академии - Кэрол Гиллиган, первым профессором гендерных исследований Гарвардского университета.

Гиллиган впервые привлек к себе всеобщее внимание в 1982 году, когда была опубликована работа « Другим голосом», , о которой мы вскоре поговорим в этой статье. В 1990 году Гиллиган объявила, что девочки-подростки Америки находятся в кризисе. По ее словам, «поскольку река жизни девушки впадает в море западной культуры, ей угрожает опасность утонуть или исчезнуть». Гиллиган представил мало общепринятых доказательств в поддержку этого тревожного открытия. В самом деле, трудно представить, какого рода эмпирические исследования могли бы подтвердить такое масштабное утверждение.Но она быстро привлекла могущественных союзников. За очень короткое время якобы уязвимое и деморализованное состояние девочек-подростков приобрело статус чрезвычайного положения в стране.

Популярные писатели, воодушевленные открытием Гиллигана, повсюду стали видеть доказательства кризиса. Анна Куиндлен, которая тогда была обозревателем New York Times , рассказала в колонке 1990 года, как исследования Гиллиган бросили зловещую тень на празднование второго дня рождения ее дочери: «Моя дочь готова прыгнуть в мир, как будто жизнь были куриный суп, а она - восхитительная лапша.Работа профессора Кэрол Гиллиган из Гарварда предполагает, что через некоторое время после 11 лет это изменится, что даже эта подвижная маленькая девочка отступит [и] уменьшится ».

Вскоре материализовался ряд популярных книг, в том числе Майра и Дэвид. Книга Садкера Неудача по справедливости и Пегги Оренштейн Школьницы: молодые женщины, самооценка и разрыв уверенности (1994). Элизабет Глейк написала в Time в 1996 году о новой тенденции в литературной виктимологии: «Десятки проблемных подростков. девочки толпятся на страницах: составные зарисовки Шарлотт, Уитни и Даниэль, которые были изнасилованы, страдали булимией, проткнули тела или побрили голову, которые переживают строгие религиозные семьи или становятся жертвами жестокого развода родителей.

Девочек-подростков страны одновременно жалели и превозносили. Писательница Кэролайн Си написала в газете The Washington Post в 1994 году: «Самыми героическими, бесстрашными, грациозными и замученными людьми в этой стране должны быть девочки в возрасте от 12 лет. - 15. «В том же духе Садкеры в книге Failing at Fairness, предсказали судьбу жизнерадостной шестилетней девочки на горке на детской площадке:« Там она стояла на своих крепких ногах, закинув голову. спина и ее руки широко раскинуты. Как правительница игровой площадки, она была в самом зените своего мира.«Но скоро все изменилось бы:« Если бы камера сфотографировала девушку ... в двенадцать, а не в шесть ... она бы смотрела в землю, а не в небо; ее чувство собственного достоинства было бы ускоряющейся нисходящей спиралью ».

Картина растерянных и одиноких девочек, пытающихся выжить, будет рисоваться снова и снова, с добавлением деталей и возрастающей настойчивостью. Мэри Пайфер, клинический психолог, написала в Возрождение Офелии (1994), безусловно, самая успешная из книг о девушках в кризисной ситуации, «Что-то драматическое происходит с девушками в раннем подростковом возрасте.Как самолеты и корабли таинственным образом исчезают в Бермудском треугольнике, так и девушки гибнут толпами. Они разбиваются и горят ».

Описание девочек-подростков в Америке, которых заставляли замолчать, пытали и иначе лично принижали, было (и остается) действительно тревожным. Но никаких реальных доказательств в поддержку этого не было. Разумеется, ни Гиллиган, ни популярные писатели. последовавшая ее примеру, представила что-то вроде твердых эмпирических данных, собранных в соответствии с общепринятыми протоколами исследований в области социальных наук.

Ученые, соблюдающие эти протоколы, описывают девочек-подростков гораздо более оптимистично. Энн Петерсен, бывший профессор подросткового развития и педиатрии в Университете Миннесоты, а ныне старший вице-президент Фонда В.К. Келлогга, сообщает о единодушном мнении исследователей, работающих в области психологии подростков: «Сейчас известно, что большинство подростков оба пола успешно проходят этот период развития без каких-либо серьезных психологических или эмоциональных расстройств, развивают позитивное чувство личной идентичности и умудряются наладить адаптивные отношения сверстников со своими семьями."Дэниел Оффер, профессор психиатрии Северо-Западного университета, соглашается. Он ссылается на" новое поколение исследований ", которые показывают, что 80 процентов подростков являются нормальными и хорошо приспособленными.

В то время, когда Гиллиган объявляла о своем кризисе, было проведено исследование Проведенный Университетом Мичигана, вы спросили у научно отобранной выборки из 3000 старшеклассников: «Взяв все вместе, как бы вы сказали, что происходит в наши дни - вы бы сказали, что вы очень счастливы, довольно счастливы или не слишком счастливы в эти дни? ? »Около 86 процентов девочек и 88 процентов мальчиков ответили, что они« очень счастливы »или« очень счастливы ».«Если опрошенные девушки попали в« ускоряющуюся нисходящую спираль », они не знали об этом.

Вопреки истории, рассказанной Гиллиган и ее последователями, к началу 1990-х американские девушки процветали беспрецедентным образом. Безусловно, некоторые - в том числе многие из тех, кто оказался в кабинетах клинических психологов - чувствовали, что они рушатся и тонут в море западной культуры. Но подавляющее большинство занимались более конструктивным образом, опережая мальчиков в начальных и средних классах. рекордное количество поступающих в колледж, заполнение сложных академических классов, участие в спортивных командах и, в целом, получение большей свободы и возможностей, чем любые другие молодые женщины в истории.

Огромное несоответствие между тем, что, по словам Гиллиган, она обнаружила о девочках-подростках, и тем, что, по словам многих других ученых, они узнали, поднимает очевидные вопросы о качестве исследований Гиллиган. И эти вопросы становятся все более серьезными, чем больше изучается методы Гиллиган. Кэрол Гиллиган - фигура широко известная. Журналисты регулярно ссылаются на ее исследования, посвященные особой моральной психологии женщин. В 1984 году она была названа женщиной года по версии журнала Ms.В 1997 году она получила премию Хайнца в размере 250 000 долларов за «преобразование парадигмы того, что значит быть человеком». Такое преобразование, безусловно, было бы подвигом. По крайней мере, это потребует большого количества эмпирических подтверждающих доказательств. Однако большая часть опубликованного исследования Гиллиган состоит из анекдотов, основанных на небольшом количестве интервью. В противном случае ее данные недоступны для просмотра, что дает основания сомневаться в их достоинствах и убедительности.

Другим голосом выдвинул провокационный тезис о том, что у мужчин и женщин совершенно разные способы решения моральных затруднений.Опираясь на данные трех проведенных ею исследований, Гиллиган обнаружила, что женщины, как правило, более заботливы, менее конкурентоспособны и менее абстрактны, чем мужчины; они говорят «другим голосом». Женщины подходят к вопросам морали, применяя «этику заботы». Напротив, мужчины подходят к вопросам морали, применяя правила и абстрактные принципы; их «этика справедливости». Далее Гиллиган утверждала, что женский моральный стиль недостаточно изучен профессиональными психологами. Она жаловалась, что все области психологии и моральной философии были построены на исследованиях, исключающих женщин.

Другим голосом имел мгновенный успех. Было продано более 600 000 экземпляров, и он был переведен на девять языков. Рецензент Vogue объяснил его привлекательность: «[Гиллиган] опровергает старые предрассудки в отношении женщин. Она переосмысливает качества, которые считаются женскими слабостями, и показывает их как человеческие сильные стороны. Невозможно рассматривать [ее] идеи, не имея вашего оценка роста женщин ".

Книга вызвала неоднозначную реакцию феминисток.Некоторые - такие как философы Вирджиния Хелд и Сара Раддик, а также представители различных областей, которые впоследствии стали известны как «феминистки различия», - были замучены идеей, что женщины отличаются от мужчин и, вполне возможно, лучше, чем мужчины. Но другие академические феминистки напали на Гиллиган за укрепление стереотипов о женщинах как воспитательницах и опекунах.

Многие академические психологи, как феминистки, так и нефеминисты, сочли конкретные утверждения Гиллиган о различных мужских и женских моральных ориентациях неубедительными и необоснованными на основе эмпирических данных.Лоуренс Уокер из Университета Британской Колумбии проанализировал 108 исследований, посвященных половым различиям в решении моральных проблем. В обзорной статье 1984 года в журнале Child Development он заключил, что «половые различия в моральных рассуждениях в позднем подростковом и юношеском возрасте встречаются редко». В 1987 году три психолога из Оберлин-колледжа попытались проверить гипотезу Гиллигана: они провели тест на моральное рассуждение 101 студентку и пришли к выводу: «Не было достоверных половых различий .... в направлениях, предсказанных Гиллиганом ». Соглашаясь с Уокером, исследователи из Оберлина отметили, что« Гиллиган не смогла предоставить приемлемого эмпирического подтверждения своей модели ».

Тезис Другим голосом основан на трех исследованиях, проведенных Гиллиган: "исследование студентов колледжа", "исследование решения об аборте" и "исследование прав и обязанностей". Вот как Гиллиган описал последнее.

В этом исследовании участвовали мужчины и женщины, соответствующие возрасту, интеллекту, образованию и т.д. род занятий и социальный класс в девяти точках жизненного цикла: в возрасте 6-9, 11, 15, 19, 22, 25-27, 35, 45 и 60 лет.Из общей выборки 144 (8 мужчин и 8 женщин в каждом возрасте), включая более интенсивно опрошенную подвыборку из 36 человек (2 мужчины и 2 женщины в каждом возрасте), были собраны данные о представлениях о себе и морали, опыте моральных конфликтов. и выбор, и суждения о гипотетических моральных дилеммах.

Это описание - все, что мы когда-либо узнали о механике исследования, у которого, кажется, нет собственного имени; он никогда не публиковался, не рецензировался. В любом случае он был очень маленьким по объему и по количеству предметов.И данные мучительно недоступны. В сентябре 1998 года мой научный сотрудник Элизабет Боуэн позвонила в офис Гиллиган и спросила, где она может найти копии трех исследований, которые легли в основу исследования Другим голосом. Помощник Гиллиган, Татьяна Бертч, сказала ей, что они недоступны и не являются достоянием общественности; из-за конфиденциальности данных (особенно исследования абортов) информация оставалась конфиденциальной. На вопрос, где сейчас хранятся исследования, Берч объяснил, что исходные данные готовились для размещения в библиотеке Гарварда: «Они физически находятся в офисе.Мы сейчас отправляем их в архив Центра Мюррея ».

В октябре 1998 года Хью Либерт, второкурсник Гарварда, который прошлым летом был моим научным сотрудником, поговорил с Берчем. Она сказала ему, что данные не будет доступен до конца учебного года, добавив: «Они держались в секрете, потому что вопросы [поднятые в исследовании] очень деликатны». Она предложила ему время от времени проверять это. Он попробовал еще раз в марте. На этот раз она сообщила ему: "Они не будут доступны в ближайшее время."

В сентябре прошлого года Либерт попробовал еще раз. Он послал сообщение электронной почты непосредственно Гиллигану, но Берч отправил ответ.

Ни одно из исследований Другими словами не было опубликовано. Мы находимся в процесс передачи исследования студента в Исследовательский центр Мюррея в Рэдклиффе, но он, вероятно, не будет завершен еще через год На данный момент у профессора Гиллиган нет ближайших планов пожертвовать исследование аборта или исследования прав и обязанностей.Извините, что ничего из того, что вас интересует, нет в наличии.

Брендан Махер - почетный профессор Гарвардского университета и бывший заведующий кафедрой психологии. Я рассказал ему о недоступности данных Гиллигана и объяснении, что их конфиденциальный характер препятствует публичному распространению. Он засмеялся и сказал: «Было бы необычно сказать, что [данные одного человека] слишком конфиденциальны, чтобы другие могли их увидеть». Он отметил, что существуют стандартные методы работы с конфиденциальными материалами в исследованиях.Имена не упоминаются, но указываются необработанные оценки, «чтобы другие могли увидеть, смогут ли они повторить ваше исследование». Исследователь также должен раскрыть, как были выбраны предметы, как были записаны интервью и метод, с помощью которого значение было извлечено из данных.

Политика, одетая как наука

Идеи Гиллиган о деморализованных девочках-подростках вызвали особый резонанс в женских группах, которые уже были привержены тезису о том, что наше общество не сочувствует женщинам.В частности, был вызван интерес почтенной и политически влиятельной Американской ассоциации женщин с университетским образованием. Сообщается, что его офицеры были «заинтригованы и встревожены» исследованием Гиллигана. Они хотели узнать больше.

В 1990 году Воскресный журнал «Нью-Йорк Таймс» опубликовал восхищенный профиль Гиллиган, который возвещал об открытии скрытого кризиса среди девочек страны. Вскоре после этого AAUW заказала исследование у социологической фирмы Greenberg-Lake. Социологи опросили 3000 детей (2400 девочек и 600 мальчиков в 4-10 классах) об их самовосприятии.В 1991 году ассоциация объявила о тревожных результатах в отчете под названием Shortchanging Girls, Shortchanging America : «Девочки восьми и девяти лет уверены в себе, напористы и считают себя авторитетными. Тем не менее, большинство из них выходит из подросткового возраста с плохой самооценкой. ограниченные взгляды на свое будущее и свое место в обществе, и гораздо меньше уверенности в себе и своих способностях ". Энн Брайант, исполнительный директор AAUW и эксперт по связям с общественностью, организовала кампанию в СМИ, чтобы распространить информацию о раскрытии «непризнанной американской трагедии».В газетах и ​​журналах по всей стране публиковались сообщения о том, что на девочек негативно влияют гендерные предрассудки, которые подрывают их самооценку. Шэрон Шустер, в то время президент AAUW, откровенно объяснила The New York Times , почему ассоциация в первую очередь провела исследование: «Мы хотели подкрепить некоторые фактические данные, подтверждающие нашу уверенность в том, что девочек недооценивают. классная комната."

Когда исследование самооценки AAUW попало в заголовки газет, малоизвестный журнал под названием Science News, , который с 1922 года снабжал заинтересованные газеты информацией о научных и технических разработках, сообщил о скептической реакции ведущих специалистов по развитию подростков. .Покойная Роберта Симмонс, профессор социологии в Университете Питтсбурга (описанная Science News как «руководитель самого амбициозного лонгитюдного исследования самооценки подростков на сегодняшний день»), сказала, что ее исследование не показало ничего подобного существенному гендерному признаку. разрыв, описанный AAUW. По словам Симмонса, «большинство детей в возрасте от 10 до 20 лет проходят без серьезных проблем и с растущим чувством собственного достоинства». Но сомнения Симмонса и нескольких других видных экспертов не нашли отражения в сотнях новостей, созданных исследованием Гринберг-Лейк.

AAUW быстро заказало второе исследование, Как школы не учитывают девочек. Это исследование, проведенное Центром исследований женщин колледжа Уэллсли и выпущенное в 1992 году, посвящено предполагаемому влиянию сексизма на школьную успеваемость девочек. В нем утверждалось, что школы понижают самооценку девочек, "систематически обманывая девочек вниманием в классе". Такая предвзятость ведет к занижению устремлений и ухудшению успеваемости. Кризис Кэрол Гиллиган трансформировался в проблему гражданских прав: девочки становились жертвами широко распространенной дискриминации по признаку пола.«Последствия очевидны», - сказал AAUW. «Система должна измениться».

С большой помпой How Schools Shortchange Girls был выпущен для крайне некритичных СМИ. Статья Сьюзан Чира для газеты « The New York Times » в 1992 году была типичной для освещения по всей стране. Заголовок гласил: «Предвзятость в отношении девочек широко распространена в школах и наносит непоправимый ущерб». Позже произведение было воспроизведено AAUW и разослано как часть пакета по сбору средств. Чира не опросил ни одного критика исследования.

В марте прошлого года я позвонил Чире и спросил, как она проводила исследование AAUW. Я спросил, напишет ли она сегодня так же свою статью. Нет, сказала она, отметив, что с тех пор мы узнали намного больше о проблемах мальчиков в школе. Почему она не высказывала особые мнения? Она объяснила, что путешествовала, когда вышло исследование AAUW, и у нее были короткие сроки. Да, возможно, она слишком полагалась на отчет AAUW. Она пыталась связаться с Дайан Рэвич, которая тогда была бывшим У.С. помощник министра образования и был известным критиком выводов по защите прав женщин, но безуспешно.

Через шесть лет после выпуска How Schools Shortchange Girls, The New York Times опубликовала статью, в которой возникли вопросы о ее достоверности. На этот раз репортер, Тамар Левин, действительно связалась с Дайан Рэвич, которая сказала ей: «Этот отчет AAUW [1992] был совершенно неверным. каждая область.Возможно, это была правильная история двадцатью годами ранее, но когда она появилась, это было все равно, что назвать свадьбу похоронами ... Были созданы все эти специальные программы для девочек, и никто не обращал внимания на мальчиков. . »

Одной из многих вещей, в отношении которых отчет был неправильным, был знаменитый пробел в« вызове ». Согласно AAUW,« В исследовании, проведенном Садкерами, мальчики в начальной и средней школе вызывали ответы восемь раз. чаще девочек. Когда мальчики кричали, учителя слушали.Но когда девочки окликали их, им говорили: «Поднимите руку, если хотите говорить» ».

Но исследование Садкера, как оказалось, отсутствует - и, к тому же, бессмысленно. В 1994 году Эми Зальцман из US News & World Report, попросил Дэвида Садкера предоставить копию исследования, подтверждающего требование «восемь к одному». Садкер сказал, что он представил результаты в неопубликованной статье на симпозиуме, спонсируемом Американской ассоциацией исследований в области образования. ни у AERA не было копии.Садкер признал Зальцману, что это соотношение могло быть неточным. Действительно, Зальцман процитировал независимое исследование Гейл Джонс, адъюнкт-профессора педагогики Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, которое показало, что мальчики звонят вдвое чаще, чем девочки. Каким бы ни было точное число, никто не показал, что разрешение студенту называть ответы в классе дает какое-либо академическое преимущество. Что дает преимущество, так это внимательность ученика. Мальчики менее внимательны, что может объяснить, почему некоторые учителя могут обращаться к ним больше или более терпимо относиться к призывам.

Несмотря на ошибки, кампания, направленная на то, чтобы убедить общественность в том, что девочек принижают в личном и академическом плане, имела впечатляющий успех. Садкеры описали ликующую Энн Брайант из AAUW, рассказавшую своим друзьям: «Я помню, как ложилась спать в ночь, когда был опубликован наш отчет, в полном восторге. Когда я проснулась на следующее утро, первой мыслью в моей голове было:« О Боже мой, что нам делать дальше? »» Затем последовали политические акции, и здесь девушки-адвокаты тоже добились успеха.

Классифицируя девочек как "малообеспеченное население" наравне с другими дискриминируемыми меньшинствами, Конгресс принял Закон о гендерном равенстве в образовании в 1994 году.Гранты на миллионы долларов были выделены на изучение тяжелого положения девочек и на то, чтобы научиться противодействовать предвзятости в отношении них. На Четвертой Всемирной конференции Организации Объединенных Наций по положению женщин в Пекине в 1995 году члены делегации США представили образовательный и психологический дефицит американских девочек как проблему прав человека.

К концу 1990-х годов миф об угнетенной девочке начал разворачиваться, и беспокойство о мальчиках росло. В 1997 году Сеть государственного образования (PEN) объявила на своей ежегодной конференции результаты нового опроса учителей и учеников под названием Американский учитель 1997: изучение гендерных проблем в государственных школах. Опрос финансировался Metropolitan Life Insurance Company и проводился Louis Harris and Associates.

В течение трех месяцев 1997 года различные вопросы о гендерном равенстве были заданы 1306 ученикам и 1 035 учителям седьмого по двенадцатый классы. В исследовании MetLife не было никакой доктринальной точки зрения. То, что он обнаружил, противоречило большинству выводов AAUW, Sadkers и Центра исследований женщин колледжа Уэллсли: "Вопреки широко распространенному мнению, что мальчики имеют преимущество перед девочками в школе, девочки, по-видимому, имеют преимущество перед мальчиков с точки зрения их планов на будущее, ожиданий учителей, повседневного опыта в школе и взаимодействия в классе."

Некоторые другие выводы исследования MetLife: девочки чаще, чем мальчики, считают, что поступают в колледж, и с большей вероятностью хотят получить хорошее образование. Кроме того, больше мальчиков (31 процент), чем девочек (19 процентов) считают, что учителя не слушайте то, что они говорят.

На конференции PEN Нэнси Лефферт, детский психолог из Search Institute в Миннеаполисе, сообщила о результатах недавно проведенного ею с коллегами опроса более чем 99 000 детей. в классах с шестого по двенадцатый.Детей спросили о том, что исследователи называют «активами развития». Search Institute выявил сорок важнейших активов - «строительных блоков для здорового развития». Половина из них - внешние, такие как поддерживающая семья и образцы для подражания взрослых, и половина - внутренние, такие как мотивация к достижению, чувство цели в жизни и межличностная уверенность. Лефферт объяснил несколько извиняющимся тоном, что девочки опережают мальчиков по тридцати семи из сорока активов. Почти по всем значимым показателям благополучия девочки лучше мальчиков: они чувствовали себя ближе к своим семьям; у них были более высокие устремления, более сильные связи со школой и даже превосходные навыки самоуверенности.Лефферт завершила свое выступление, сказав, что в прошлом она называла девочек хрупкими или уязвимыми, но опрос «говорит мне, что девочки обладают очень сильными качествами».

Ассоциация Горацио Алджера, пятидесятилетняя организация, занимающаяся продвижением и подтверждением индивидуальной инициативы и «американской мечты», ежегодно публикует опросы, посвященные возвращению в школу. В его исследовании за 1998 год были выделены две группы студентов: «очень успешные» (примерно 18 процентов американских студентов) и «разочарованные» (примерно 15 процентов).Успешные ученики много работают, выбирают сложные классы, делают учебу главным приоритетом, получают хорошие оценки, участвуют во внеклассных мероприятиях и чувствуют, что учителя и администрация заботятся о них и слушают их. По данным ассоциации, успешная группа в опросе 1998 года - это 63 процента женщин и 37 процентов мужчин. Разочарованные ученики пессимистично смотрят на свое будущее, получают низкие оценки и мало общаются с учителями. Разочарованную группу можно точно охарактеризовать как деморализованную.По данным Alger Association, «почти семь из десяти - мужчины».

Весной 1998 года Джудит Кляйнфельд, психолог из Университета Аляски, опубликовала обстоятельную критику исследования школьниц под названием «Миф о том, что школы обесценивают девочек: социальные науки на службе обмана». Кляйнфельд выявил ряд ошибок в исследовании AAUW / Wellesley Center, заключив, что это была «политика, одетая как наука». Отчет Кляйнфельда побудил несколько публикаций, в том числе The New York Times, и Education Week, , еще раз взглянуть на утверждения о том, что девочки находятся в трагическом состоянии.

AAUW не ответил должным образом ни на одно из возражений Кляйнфельда по существу; вместо этого его нынешний президент, Мэгги Форд, жаловалась в колонке New York Times писем, что Кляйнфельд «сводит проблемы наших детей к этому мелочному« кому хуже, мальчикам или девочкам? » [что] ни к чему не приведет ». Этот комментарий от лидера организации, который почти десять лет непрерывно продвигал идею о том, что американских девушек« обманывают », весьма примечателен.

Растущее количество свидетельств того, что чаша весов склоняется не против девочек, а против мальчиков, начинает вдохновлять тихий ревизионизм. Некоторые педагоги признают, что мальчики находятся не на той стороне гендерного разрыва. В 1998 году я встретился с президентом Управления образования Атланты. Кто чувствует себя лучше в школах Атланты, мальчики или девочки? Я спросил. «Девочки», - ответил он без колебаний. В каких областях? Я спросил. «Практически в любой области, которую вы упомянули». Директор средней школы из Пенсильвании говорит о своей школе: «Учащиеся, которые доминируют в списках отсева, списках отстранений, списках неудачников и других отрицательных показателях неуспеваемости в школе, в значительной степени являются мужчинами.

Кэрол Гиллиган тоже начала уделять мальчикам некоторое внимание. В 1995 году она и ее коллеги из Педагогической школы Гарвардского университета открыли «Гарвардский проект по женской психологии, развитию мальчиков и культуре мужественности». год Гиллиган объявляла о существовании кризиса среди мальчиков, который был таким же или более тяжелым, чем кризис, поражающий девочек. «Психологическое развитие девочек при патриархате включает в себя процесс затмения, который еще более характерен для мальчиков», - писала она в 1996 году. статья под названием «Центральное место взаимоотношений в человеческом развитии.«

Гиллиган утверждал, что обнаружил« поразительную модель асимметрии развития »: девочки переживают травму в подростковом возрасте, тогда как для мальчиков период кризиса - раннее детство. Мальчиков в возрасте от трех до семи лет заставляют« принять в себя структуру » или моральный порядок патриархальной цивилизации: усвоить патриархальный голос. «Этот процесс маскулинизации травматичен и разрушителен». В этом возрасте, - сказал Гиллиган журналу The Boston Globe в 1996 году, - мальчики очень часто страдают депрессией. неконтролируемое поведение, нарушения обучения, даже аллергии и заикание."

Можно приветствовать принятие Гиллиган того факта, что у мальчиков тоже есть проблемы, но при этом оставаясь глубоко скептичным по отношению к ее идеям об их источнике. Теория Гиллигана о развитии мальчиков включает три гипотетических утверждения: 1) Мальчики деформируются и заболевают из-за травмирующее, насильственное разлучение со своими матерями. 2) На вид здоровые мальчики отрезаны от своих собственных чувств и лишены способности развивать здоровые отношения. 3) Благополучие общества может зависеть от освобождения мальчиков от "культур, которые ценят или превозносите героизм, честь, войну и соревнование - культуру воинов, экономику капитализма.«Давайте рассмотрим каждое предложение по очереди.

Согласно Гиллигану, мальчики подвергаются особому риску в раннем детстве; они страдают« сильнее заиканием, ночным недержанием мочи, больше проблем с обучением ... когда культурные нормы вынуждают их разлучаться с матерями. "(Иногда она добавляет в список аллергию, синдром дефицита внимания и попытки самоубийства.) Она не цитирует никаких педиатрических исследований в поддержку своей теории о происхождении этих различных расстройств в раннем детстве. Существует ли исследование, например, показывает, что мальчики, которые остаются тесно связанными со своими матерями, с меньшей вероятностью разовьются аллергией или мочатся в постель?

Утверждение Гиллигана о том, что "давление культурных норм" заставляет мальчиков отделяться от их матерей и, таким образом, порождает множество ранних расстройств, не проверено эмпирически.Гиллиган также не предлагает никаких указаний на то, как можно протестировать . Похоже, она не считает, что ее утверждения нуждаются в эмпирическом подтверждении. Она уверена, что мальчиков необходимо защищать от культуры - культуры, в которой мужское достоинство ценит войну и экономику капитализма, культура, которая снижает чувствительность мальчиков и, подавляя их человечность, является первопричиной "неконтролируемой и неконтролируемой жизни". поведение вне пределов досягаемости »и является основным источником войн и других видов насилия, совершаемых мужчинами.

Но являются ли мальчики агрессивными и жестокими из-за того, что они психологически отделены от своих матерей? Тридцатилетние исследования показывают, что скорее всего проблема заключается в отсутствии родителей-мужчин.Мальчики, которые больше всего подвержены риску правонарушений и насилия среди несовершеннолетних, - это мальчики, которым физически разлучены со своими отцами. Бюро переписи населения США сообщает, что в 1960 году число детей, живущих со своей матерью, но не с отцом, составляло 5,1 миллиона; к 1996 году их было более 16 миллионов. По мере роста безотцовщины росло и насилие. Еще в 1965 году сенатор Дэниел Патрик Мойнихан обратил внимание на социальные опасности воспитания мальчиков без отцовского присутствия.В исследовании 1965 года для Министерства труда он написал: «Сообщество, которое позволяет большому количеству молодых мужчин расти в неполных семьях, где доминируют женщины, никогда не приобретая стабильных отношений с мужским авторитетом, никогда не приобретая никаких рациональных ожиданий относительно будущего. - то сообщество требует и получает хаос ».

Социолог Дэвид Бланкенхорн в работе «Безотцовщина, Америка, » (1995) писал: «Несмотря на сложность доказательства причинной связи в социальных науках, все больше доказательств подтверждают вывод о том, что безотцовщина является основным источником насилия среди молодых людей."Уильям Галстон, бывший советник по внутренней политике в администрации Клинтона, который сейчас работает в Университете Мэриленда, и его коллега Элейн Камарк, ныне работающая в Гарварде, соглашаются. Комментируя связь между преступностью и неполными семьями, они написали в в отчете института 1990 года: «Взаимосвязь настолько сильна, что контроль за конфигурацией семьи стирает взаимосвязь между расой и преступностью, а также между низким доходом и преступностью. Этот вывод снова и снова встречается в литературе.

Не обращая внимания на все фактические доказательства того, что разлучение с отцом вызывает аберрантное поведение мальчиков, Кэрол Гиллиган призывает к фундаментальным изменениям в воспитании детей, которые позволят мальчикам поддерживать более чувствительные отношения с их женской стороной. Мы должны освободить молодых мужчин от деструктивная культура мужественности, которая «препятствует их способности чувствовать свою боль и боль других людей, осознавать свою собственную и чужую грусть», - пишет она. Поскольку патология, как она ее диагностировала, предположительно универсальна, лечение должно быть радикальным.Мы должны изменить саму природу детства: мы должны найти способы сохранить привязанность мальчиков к своим матерям. Мы должны подорвать систему социализации, которая так «необходима для сохранения патриархальных обществ».

Взгляды Гиллигана привлекательны для многих из тех, кто считает, что мальчики могут извлечь выгоду, будучи более чуткими и чуткими. Но любому, кто думает присоединиться к проекту Гиллиган по налаживанию контакта мальчиков со своим внутренним воспитателем, следует отметить, что ее центральный тезис о том, что мальчики находятся в плену традиционных представлений о мужественности, не является научной гипотезой.Похоже, что и Гиллиган не рассматривает это в этом свете, поскольку она не представляет никаких данных, подтверждающих это. На самом деле это экстравагантная спекуляция такого рода, которую не приняли бы всерьез большинство профессиональных факультетов психологии.

В менее академическом плане предлагаемая реформа Гиллигана, кажется, бросает вызов здравому смыслу. Очевидно, что мальчик хочет, чтобы его отец помог ему стать молодым человеком, а принадлежность к культуре мужественности важна почти для каждого мальчика. Опровергать его желание стать «одним из мальчиков» - значит отрицать, что биология мальчика во многом определяет то, что он предпочитает и что его привлекает.К сожалению, отрицая природу мальчиков, теоретики образования могут причинить им много страданий.

Гиллиган говорит о радикальном реформировании «фундаментальной структуры власти» путем внесения изменений, которые освободят мальчиков от сковывающих их стереотипов. Но в каком смысле американские мальчики несвободны? Был ли юный Марк Твен или юный Тедди Рузвельт порабощенным общепринятыми моделями детства? Является ли средний член Маленькой лиги или Детеныш-разведчик дефектным в том смысле, который предлагает Гиллиган? На практике, чтобы мальчики стали больше похожи на девочек, это означает, что они должны перестать разделять себя на группы, состоящие только из мужчин.Это более мрачная, принудительная сторона проекта по «освобождению» мальчиков от их мужских смирительных рубашек.

Это, безусловно, правда, что небольшая группа детей мужского пола, как утверждает Гиллиган, лишена чувствительности и лишена чувств нежности и заботы. Но эти мальчики не являются представителями своего пола. Гиллиган говорит о мальчиках в целом как о «скрывающих свою человечность», демонстрируя способность «причинять боль, не чувствуя себя обиженными». По ее словам, это более или менее универсальное состояние, которое существует потому, что подавляющее большинство мальчиков вынуждены разлучаться со своими воспитателями.Но представление о том, что мальчики ненормально нечувствительны, противоречит повседневному опыту. Да, мальчики конкурентоспособны и часто агрессивны; но каждый, кто находится в тесном контакте с ними - родители, бабушки и дедушки, учителя, тренеры, друзья - ежедневно получает доказательство их человечности, преданности и сострадания.

Гиллиган, похоже, совершает ту же ошибку с мальчиками, что и с девочками: она наблюдает за несколькими детьми и интерпретирует их проблемы как свидетельство глубокого и общего недомогания, вызванного тем, как наше общество навязывает гендерные стереотипы.Она считает, что стремление соответствовать этим стереотипам ослабило, огорчило и деформировало представителей обоих полов к тому времени, когда они стали подростками. На самом деле - за важным исключением мальчиков, у которых отсутствуют отцы и которые получают свое представление о мужской принадлежности от сверстников, - большинство мальчиков не склонны к насилию. Большинство из них не бесчувственные или антиобщественные. Они просто мальчики, и быть мальчиком само по себе не является недостатком.

Действительно ли Гиллиган понимает мальчиков? Сочувствует ли она им? Свободна ли она от мизандризма, которым заражено так много теоретиков гендера, которые никогда не перестают обвинять «мужскую культуру» во всех социальных и психологических недугах? Ничего из того, что мы видели или слышали, не дает ни малейшего заверения в том, что Гиллиган и ее последователи достаточно мудры или объективны, чтобы им можно было доверить разработку новых способов общения с мальчиками.

Каждое общество сталкивается с проблемой воспитания молодых мужчин. Традиционный подход основан на воспитании характера: развивайте у молодого человека чувство чести. Помогите ему стать внимательным, сознательным человеком. Превратите его в джентльмена. Такой подход уважает мужскую природу мальчиков; это проверено временем, и это работает. Даже сегодня, несмотря на несколько десятилетий моральной неразберихи, большинство молодых людей понимают термин «джентльмен» и одобряют идеалы, которые он обозначает.

То, что предлагают Гиллиган и ее последователи, совершенно иное: цивилизовать мальчиков, уменьшив их мужественность.«Растите мальчиков, как мы растим девочек» - советует Глория Стайнем. Такой подход вызывает глубокое неуважение к мальчикам. Это назойливо, оскорбительно и выходит за рамки того, что должны делать преподаватели в свободном обществе.

Вышло ли что-нибудь ценное из искусственно созданного кризиса обездоленных девочек? Да, немного. Родители, учителя и администрация теперь уделяют больше внимания недостаткам девочек в математике и естественных науках и предлагают больше поддержки для участия девочек в спорте. Но кто может сказать, что эти преимущества перевешивают медвежью услугу, оказываемую распространением мифа о невероятно уменьшающейся девочке или представлением мальчиков как несправедливо любимого пола?

Сегодня мальчик, не по своей вине, оказывается замешанным в социальном преступлении, заключающемся в обмане девочек.И все же сидящая рядом с ним якобы замолкнувшая и брошенная девочка, вероятно, будет лучшей ученицей. Она, вероятно, более красноречива, более зрелая, более заинтересованная и уравновешенная. Мальчик может знать, что у него больше шансов поступить в институт. Он может полагать, что учителя предпочитают находиться рядом с девушками и уделять им больше внимания. В то же время ему неприятно осознавать, что его считают представителем предпочитаемого и доминирующего пола.

Увеличение гендерного разрыва в академической успеваемости реально.Это угрожает будущему миллионов американских мальчиков. Мальчиков не нужно спасать от их мужественности. Но они не получают необходимой помощи. В атмосфере неодобрения, в которой сейчас существуют мальчики, программы, призванные помочь им, имеют очень низкий приоритет. Это должно измениться. Мы должны отказаться от пристрастия, которое в настоящее время затуманивает проблемы, связанные с половыми различиями в школах. Мы должны призывать к сбалансированности, объективной информации, справедливому обращению и согласованным национальным усилиям, чтобы вернуть мальчиков на правильный путь.Это означает, что мы больше не можем позволять партизанам из девочек писать правила.

Сравнение спортивных выступлений: лучшие элитные женщины с мальчиками и мужчинами

Дориан Ламбелет Коулман и Виклифф Шрив

Скачать PDF версию

Если вы разбираетесь в спорте, вы знаете это вне всяких разумных сомнений: в среднем разница в успеваемости между элитными мужчинами и элитными женщинами составляет 10-12%. Разрыв меньше между элитными женщинами и неэлитными мужчинами, но он по-прежнему непреодолим, и это главное.Переводя эту статистику в реальные результаты, мы видим, например, что:

Только за 2017 год олимпийская чемпионка, чемпионка мира и США Тори Боуи, показавшая лучший результат на 100 метров за всю жизнь (10,78), была побита мужчинами и мальчиками 15000 раз. (Да, это правильное количество нулей.)

То же самое можно сказать и о олимпийской чемпионке, чемпионке мира и США Эллисон Феликс за время жизни на 400 метров (49,26). Только за один 2017 год мужчины и мальчики во всем мире превзошли ее более чем в 15000 раз.

Эта разница не является результатом того, что мальчики и мужчины имеют мужскую идентичность, больше ресурсов, лучше обучены или более дисциплинированы. Это потому, что у них андрогенизированное тело.

Результаты ясно показывают, что пол определяет процент выигрыша. Спортсменки - здесь определены как спортсменки с яичниками вместо яичек и уровнем тестостерона (Т), который может вырабатываться женским неандрогенизированным организмом - не могут соревноваться за победу над мужчинами - здесь они определены как спортсменки с яичками и уровнем тестостерона в мужской ассортимент.Самый низкий предел мужского диапазона в три раза выше, чем самый высокий предел женского диапазона. В соответствии с гораздо более низкими уровнями тестостерона у женщин, диапазон у женщин также очень узок, а у мужчин широкий.

Эти биологические различия объясняют вторичные половые характеристики мужчин и женщин, которые развиваются в период полового созревания и имеют пожизненные последствия, в том числе самые важные для успеха в спорте: категорически разные силы, скорость и выносливость. Нет других более важных физических, культурных или социально-экономических черт, чем яички для спортивных целей.

Число мужчин и мальчиков, обыгрывающих лучших женщин мира на дистанциях 100 и 400 метров, далеко не исключение. Это правило. Чтобы продемонстрировать это, мы сравнили лучшие результаты женщин с результатами мальчиков и мужчин в нескольких стандартных соревнованиях по легкой атлетике только за один 2017 год. Наши данные взяты с веб-сайта Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ), который предоставляет полную информацию. , результаты по всему миру для отдельных лиц и мероприятий, в том числе за год и за все время.

Мы ограничили анализ теми событиями, по которым можно было провести прямое сравнение производительности. Например, мы включили 100 метров, потому что и мужчины, и женщины соревнуются на одинаковой дистанции; но мы исключили толкание ядра, потому что мужчины и женщины используют разные удары по весу.

В ТАБЛИЦЕ 1 сравнивается количество мальчиков - мужчин в возрасте до 18 лет - чьи результаты на каждом мероприятии в 2017 году поставили бы их выше единственной самой лучшей элитной «старшей» женщины в этом году.(В элитном спорте «взрослый» просто означает «взрослый». Лучшие «взрослые» спортсмены - это лучшие спортсмены мира.)

+ Цифры, отмеченные знаком «+», указывают на соревнования, в которых отсечка, установленная ИААФ для мужских и мужских списков, была выше, чем результат лучших женщин за 2017 год; следовательно, возможно, что больше мужчин или мальчиков превзошли результат лучшей женщины и не были включены в список.

* Лучший результат в мире среди женщин на дистанции 800 метров в 2017 году был проведен спортсменом, у которого, как широко известно, тестовые яички и уровень тестостерона совпадают с мужскими.

В ТАБЛИЦЕ 2 сравнивается количество мужчин - мужчин старше 18 лет - чьи результаты на каждом мероприятии в 2017 году поставили бы их выше самой лучшей элитной женщины того года. Дифференциал здесь значительно увеличивается, часто в 20 раз.

Какими бы удивительными ни были эти цифры для многих, сравнение ошеломляет, когда мы подсчитываем, что раз, когда мужчин превзошли лучший результат женщин на каждом мероприятии в 2017 году. Эти результаты представлены в ТАБЛИЦЕ 3.

Не только сотни и тысячи мужчин превзошли лучшие результаты элитных женщин, они сделали это в тысячи и десятков тысяч раз. (Да, опять же, это правильное количество нулей.)

Вот комбинированная версия трех таблиц:

ТАБЛИЦА 4

Событие

Результат лучших женщин

Результат лучших мальчиков

Результат лучших мужчин

# Boys Out -
выступающих

Количество выходящих мужчин -
выступающих

экземпляров Men Out -
выполняют

100 метров

10.71

10,15

9,69

124+

2,474

10 009

200 метров

21,77

20,51

19,77

182

2 920

8,993

400 метров

49.46

45,38

43,62

285

4 341

13 898

800 метров

1: 55,16 *

1: 46.3

1: 43.10

201+

3,992+

12 285+

1500 метров

3:56.14

3: 37,43

3: 28.80

101+

3 216+

8,251+

3000 метров

8: 23.14

7: 38.90

7: 28.73

30

1307+

1,784+

5000 метров

14:18.37

12: 55.58

12: 55.23

15

1,243

2,140

Прыжки в высоту

2,06 метра

2,25 метра

2,40 метра

28

777

2,741

Прыжок с шестом

4.91 метр

5,31 метра

6,00 метров

10

684

2,981

Прыжки в длину

7,13 метра

7,88 метра

8,65 метра

74

1,652

4,801

Тройной прыжок

14.96 метров

17,30 метров

18,11 метров

47

969

3 440

вопросов о сексе в спорте и спортивной политике

Эти данные и сравнения объясняют, почему соревновательный спорт традиционно отделяет биологических мужчин (людей с мужским телом) от биологических женщин (людей с женским телом), а также почему правовые меры, такие как Раздел IX в Соединенных Штатах, требуют, чтобы учреждения выделяли и защищали отдельные и равное финансирование, условия и возможности для женщин и девочек.

Тем не менее, в этот период общество подталкивают к пересмотру как важности отдельного спорта по сравнению с другими ценностями, так и способов защиты категорий девочек и женщин. В результате разговор включает четыре основные категории вариантов политики:

1. Ведение женского и / или женского спорта только для женщин.

2. Сохранение двух категорий, но разрешение мужчинам участвовать в соревнованиях для девочек и женщин (a), где они идентифицируют себя как девочек и женщин, и / или (b) потому, что они хотят иметь возможность по какой-либо другой причине, e.ж., они пловцы, и в их старшей школе есть команда по плаванию для девочек, но не для мальчиков.

3. Сохранение двух категорий, но разрешение мужчинам участвовать в соревнованиях девочек и женщин только в том случае, если они идентифицируют как таковые и , они переводят свой уровень тестостерона в пределы женского - яичникового - диапазона.

4. Удаление категорий - без разделения на «мужские» и «женские», независимо от того, как они определены - и с указанием только «открытых» видов спорта и мероприятий, в которых все соревнуются вместе, или других видов спорта и мероприятий, основанных на различных классификациях, таких как рост или вес. .

Наша цель при разработке и представлении данных и сравнений в ТАБЛИЦАХ 1-4 состоит в том, чтобы предоставить некоторые факты, необходимые для оценки этих вариантов и помочь ответить на общий вопрос: что произойдет, если мы прекратим классифицировать спортсменов на основе пола или еще разрешены исключения из этого правила? В частности, мы надеемся, что данные и сравнения окажутся полезными, поскольку люди задумаются над следующими вопросами:

Насколько важен спорт, его конкретные мероприятия и цели?

Следует ли обществам и спортивным руководящим органам и впредь стремиться к обеспечению равных спортивных мероприятий и возможностей для мальчиков и девочек, мужчин и женщин?

Существуют ли веские причины для того, чтобы биологические женщины (люди с женским телом) участвовали и были видны в соревновательном спорте, и если да, имеет ли значение то, как они видны? Например, достаточно ли того, что им дают возможность участвовать в какой-то момент в развивающем спорте, или важно, чтобы они были конкурентоспособными для победы, чтобы мы видели их в чемпионатах и ​​на подиуме?

В целом, цели движения за идентичность заключаются в том, чтобы гарантировать, что люди, являющиеся транс и интерсексуалами, полностью и в равной степени включены в важные институты общества на основе их идентичности, а не их (репродуктивной) биологии.В случае противоречия между целями движения идентичности и спортивными «традиционными целями для девочек» и «женским спортом», что должно быть нашим приоритетом: равные возможности в спорте для девочек и женщин или способность каждого человека участвовать в спорте самостоятельно. термины?

Должны ли наши приоритеты зависеть от спортивного контекста, например, есть или должны быть другие приоритеты в начальной школе, неполной средней школе, средней школе, колледже и профессиональном спорте?

Если мы хотим иметь все это - уважать гендерную идентичность всех и при этом поддерживать женский спорт, создавая место для спортсменов с женским телом в соревнованиях - каков наилучший путь вперед? Какая лучшая компромиссная позиция? В конечном счете, это самый важный вопрос для политиков в спорте в этот период.

A. Допустимо ли включать всех, но все же классифицировать по полу, как мы уже делаем это по весу в борьбе и боксе? Например, мог ли Олимпийский комитет потребовать от Брюса Дженнера - до того, как он стал Кейтлин и физическим переходом - участвовать в мужском десятиборье?

B. Было бы более или менее приемлемо потребовать от Дженнер соревноваться в мужском десятиборье, но не предписывать, как она выражает свою идентичность как женщину?

С.Если бы Дженнер до своего физического перехода хотела участвовать в женском семиборье, было бы приемлемо, если бы Олимпийский комитет потребовал от нее сначала перейти физически, по крайней мере, ее уровень тестостерона, так что - хотя она все равно будет соревноваться с много развитых мужских качеств, полезных для легкой атлетики - все участники соревновались бы на равных по уровню стероидов?

D. Если ни один из этих вариантов не обеспечивает правильного баланса между двумя важными конкурирующими интересами, есть ли другой вариант, который подходит?

Источники информации и дополнительной литературы

Информацию о базах данных результатов ИААФ, отсортированных по нескольким категориям, см .:

Для примера различных требований к соревнованиям для мужчин / женщин и мальчиков / девочек для мероприятий, требующих особого оборудования - например, для преодоления препятствий, толкания ядра и т. Д.- см .:

Для получения дополнительной информации о целях Раздела IX, а также о женском и женском спорте мы рекомендуем:

Для получения дополнительной информации о роли тестостерона в дифференциации пола, диапазонах мужского и женского тестостерона, роли тестостерона в спортивных достижениях, целях спорта и половых тестах в спорте см .:

  • Дориан Ламбелет Коулман, Секс в спорте, 80 Law & Contemporary Problems 63 (2017), доступно по адресу https://scholarship.law.duke.edu/lcp/vol80/iss4/5
  • Джоанна Харпер, «Время гонок для спортсменов-трансгендеров», 6, «Журнал спортивных культур и идентичностей» 1 (2015 г.), доступно по адресу http: // jrci.cgpublisher.com/product/pub.301/prod.4
  • Джина Колата, Мужчины, женщины и скорость. 2 слова: есть тестостерон ?, Нью-Йорк Таймс, 22 августа 2008 г., https://www.nytimes.com/2008/08/22/news/22iht-22testosterone.15533354.html

Было много написано о включении в спорт спортсменов-интерсексуалов и транс-спортсменов, которые не признают (или категорически отвергают) факты биологических и конкурентных половых различий. Если вы хотите узнать больше от тех, кто принимает эти факты, мы рекомендуем:

  • Ричард Дж.Auchus, Endocrinology and Women's Sports: The Diagnosis Matters, 80 Law & Contemporary Problems 130 (2017) (объясняет биологию спортсменов-интерсексуалов применительно к спорту), доступно по адресу https://scholarship.law.duke.edu/lcp/ vol80 / iss4 / 6/
  • Эрин Э. Бузувис, Проблема гендера в однополых пространствах: уроки феминистской лиги софтбола, 80 Право и современные проблемы 155 (2017), доступно по адресу https://scholarship.law.duke.edu/lcp/vol80/iss4 / 8/
  • Эрин Э. Бузувис, «По признаку пола»: использование раздела IX для защиты студентов-трансгендеров от дискриминации в сфере образования, 31 Wisconsin Journal of Law, Gender and Society 29 (2016), доступно по адресу https: // hosted.law.wisc.edu/wordpress/wjlgs/files/2014/07/Buzuvis-Article.pdf
  • Шаста Дарлингтон, трансгендерная звезда волейбола Бразилии смотрит на Олимпийские игры и вызывает споры, NY Times, 17 марта 2018 г., https://www.nytimes.com/2018/03/17/world/americas/brazil-transgender-volleyball-tifanny -abreu.html
  • Джоанна Харпер, Athletic Gender, 80 Law and Contemporary Problems 139 (2017), доступно по адресу https://scholarship.law.duke.edu/lcp/vol80/iss4/7/

В последнее время также много написано о трансгендерных детях из мужского пола, которые соревнуются и побеждают в спорте для девочек в средней школе в Соединенных Штатах.Обсуждения и истории по этому вопросу см .:

  • Карма Аллен, Trangender Подростки опережают легкоатлетов, но критики остаются позади, ABCNews.com, 13 июня 2018 г., https://abcnews.go.com/US/transgender-teens-outrun-track-field-competitors- критики-близкие / история? id = 55856294
  • Кэти Барнс, Они чемпионы, ESPN.com, 29 мая 2018 г., http://www.espn.com/espnw/feature/23592317/how-two-transgender-athletes-fighting-compete-sports-love
  • Джефф Джейкобс, Нет простых ответов, когда дело касается спортсменов-трансгендеров, К.T. Post, 4 июня 2018 г., https://www.ctpost.com/highschool/article/Jeff-Jacobs-No-easy-answers-when-it-comes-to-12967306.php
  • Сид Зейглер, Спортсмены-транс-старшеклассники выигрывают титулы штата, Петиция родителей о запрете их, Блог Outsports (14 июня 2018 г., 07:48), https://www.outsports.com/2018/6/14/17458696 / Trans-Athlete-Connecticut-High-School-Ban-Petition

Вот несколько ссылок на истории о (цис) мальчиках, которые соревнуются в командах для девочек и в соревнованиях для девочек по разным причинам:

  • Кэролайн Кроссон Гилпин, «Должны ли спортивные команды девочек и мальчиков соревноваться в одной лиге?», N.Y. Times, 12 мая 2017 г., https://www.nytimes.com/2017/05/12/learning/should-girls-and-boys-sports-teams-compete-in-the-same-league.html
  • Нэнси Хаггерти, Политика мальчиков, играющих в «женский спорт», USA Today, 3 сентября 2015 г., http://usatodayhss.com/2015/the-politics-of-boys-playing-a-girls-sport
  • Карен Кроуз, Девушка побеждает мальчиков, чтобы выиграть титул для девочек по плаванию, NY Times, 19 ноября 2011 г., https://www.nytimes.com/2011/11/20/sports/broderick-wins-massachusetts-girls-swim- титул против поля, включая мальчиков.html
  • Карен Кроуз, «Мальчики, плавающие в командах девочек, добиваются успеха, затем рисуют насмешки», NY Times, 18 ноября 2011 г., https://www.nytimes.com/2011/11/19/sports/boys-swimming-on-girls -teams-find-success-then-draw-ire.html

Если вы хотите узнать больше о том, как половое созревание по-разному влияет на мальчиков и девочек с точки зрения их спортивных способностей и необходима ли сегрегация по полу до наступления половой зрелости, см .:

  • Мэтью Футтерман, Следующая большая надежда Америки и один из самых жестоких поворотов в молодежном спорте, N.Y. Times, 8 июня 2018 г., https://www.nytimes.com/2018/06/08/sports/katelyn-tuohy.html
  • Марни Маккей и Джошуа Бернс, «Когда дело доходит до спорта, мальчики играют как девочка», The Conversation, 3 августа 2017 г., http://theconversation.com/when-it-comes-to-sport-boys- играть как девушка-80328
  • Джоэл М. Стаджер и Эндрю С. Корнетт, Половые различия в спортивных достижениях в детстве (2012 г.), доступно по адресу https://secure.edweek.org/media/sexdifferences-blog.pdf
  • Espen Tønnessen et al., Развитие результатов у легкоатлетов-подростков в зависимости от возраста, пола и спортивной дисциплины, PLoS ONE (4 июня 2015 г.), http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0129014

Гендерная дискриминация вызывает неравенство между девочками и мальчиками во всем мире

Каждая девочка и мальчик заслуживают равных шансов на выживание и процветание. Как ведущий эксперт по вопросам детства, организация «Спасите детей» более 100 лет отстаивает равные права для каждого ребенка - по сути, мы изобрели эту концепцию.Сегодня мы являемся ведущим борцом за права человека 2,2 миллиарда девочек и мальчиков в мире.

Тем не менее, гендерная дискриминация, начиная с детства, по-прежнему лишает детей их детства и ограничивает их шансы, несоразмерно затрагивая девочек во всем мире. У девушки гораздо больше шансов быть лишенным прав, не посещать школу, принудительно выйти замуж и подвергнуться насилию - ее голос недооценивается, если его вообще слышат. Это нападение на детство также лишает народы энергии и таланта, необходимых для прогресса.

При нынешних темпах изменений для достижения гендерного равенства потребуется более 200 лет [1] , и это только в США. Это недопустимо.

Вместе мы можем создать более равноправный мир с самого начала.

Что такое гендерная дискриминация?

Гендерная дискриминация - это любое неравное обращение, включая привилегии и приоритет, по признаку пола.

Что такое гендерное неравенство?

Гендерное неравенство - это дискриминация по половому или гендерному признаку, из-за которой один пол или гендер обычно оказывается в привилегированном положении или имеет приоритет над другим.

Гендерное равенство является одним из основных прав человека, и это право нарушается дискриминацией по признаку пола. Гендерное неравенство начинается в детстве и прямо сейчас ограничивает потенциал детей во всем мире на протяжении всей жизни, что непропорционально сказывается на девочках.

В Save the Children мы ставим гендерное равенство во главу угла всего, что мы делаем. Наше видение - это мир, в котором все люди - девочки, мальчики, женщины и мужчины - имеют равные права, обязанности и возможности, независимо от гендерных норм, идентичности или самовыражения.Мир, в котором всех одинаково признают, уважают и ценят.

Противозаконна ли гендерная дискриминация?

Дискриминация по признаку пола запрещена почти всеми договорами о правах человека. Сюда входят международные законы, предусматривающие равные гендерные права между мужчинами и женщинами, а также законы, специально посвященные реализации прав женщин, такие как Конвенция о ликвидации дискриминации в отношении женщин [2] , которая считается международным биллем о правах. для женщин.

Федеральные, государственные и местные законы защищают людей от гендерной дискриминации и гендерного неравенства в Соединенных Штатах. Кроме того, как в законе, так и в политике признается, что продвижение гендерного равенства имеет решающее значение для достижения целей внешней политики для более процветающего и мирного мира.

Каковы причины гендерного неравенства?

Гендерные предрассудки и связанная с ними гендерная дискриминация начинаются в детстве. С момента рождения девочки и мальчики сталкиваются с неравными гендерными нормами в отношении ожиданий и доступа к ресурсам и возможностям с последствиями на всю жизнь - в своих домах, школах и общинах.

Например, мальчиков во всем мире часто поощряют ходить в школу и получать образование, чтобы подготовиться к работе, в то время как девочки несут тяжелые домашние обязанности, которые не позволяют им посещать школу, что увеличивает вероятность детских браков и беременности.

Каковы последствия гендерного неравенства?

Несмотря на мировой прогресс, гендерное неравенство сохраняется. Пандемия COVID-19 угрожает поставить под угрозу годы с трудом достигнутого прогресса. Слишком много девочек, особенно из беднейших семей, по-прежнему сталкиваются с гендерной дискриминацией в сфере образования, детских браков и беременности, сексуального насилия и непризнанной домашней работы.Это некоторые виды гендерного неравенства.

Примеры гендерного неравенства:

  • Гендерное неравенство в образовании девочек. Даже до пандемии девочки чаще, чем мальчики, никогда не ступали в класс. Конфликты, бедность и другие формы социального неблагополучия также усиливают гендерное неравенство в образовании. Например, девочки, живущие в странах, затронутых конфликтом, в 2,5 раза чаще не посещают школу, чем мальчики. К концу 2020 года около 9,7 миллиона детей подвергались риску изгнания из школы, причем девочки подвергались повышенному риску.
  • Детские браки . Детские браки - это форма гендерного насилия, а также следствие и движущая сила гендерного неравенства и гендерной дискриминации. Эксперты прогнозируют, что пандемия COVID-19 должна обратить вспять 25-летний прогресс, в результате которого снизилось количество детских браков. Фактически, анализ «Спасите детей» выявил еще 2,5 миллиона девочек, которым грозит риск замужества к 2025 году из-за пандемии - самый большой рост числа детских браков за почти три десятилетия.
  • Гендерное насилие. Гендерное насилие имеет место во всем мире во всех экономических и социальных группах. Хотя это отрицательно сказывается как на мальчиках, так и на девочках, девочки подвергаются особому риску. По оценкам, каждая третья женщина в мире в течение своей жизни подвергалась физическому или сексуальному насилию, в основном со стороны своих партнеров. Типы насилия могут включать: выбор пола до рождения, детоубийство, пренебрежение, калечащие операции на женских половых органах, изнасилование, детские браки, принуждение к проституции, убийство чести и убийство из приданого.Многие из этих грубых нарушений прав человека использовались как оружие войны по всему миру. Особенно уязвимы дети-беженцы.
  • Детский труд. В настоящее время 152 миллиона детей во всем мире заняты детским трудом. [3] Детский труд затрудняет посещение детьми школы или ограничивает их посещаемость, что подвергает их риску отставания от своих сверстников. Детский труд по-разному влияет на мальчиков и девочек, и на решения родителей часто влияют более широкие социальные нормы, касающиеся различных ролей, которые они должны играть дома и в обществе.Девочки с большей вероятностью берут на себя обязанности по дому, тогда как мальчики с большей вероятностью будут заниматься вредной работой, например строительством. Девочек обычно забирают из школы раньше, чем мальчиков, и они чаще сталкиваются с сексуальной эксплуатацией и рабством.

Ваша поддержка помогает девочкам и мальчикам, таким как сирийские беженцы Амена * и Самер * в возрасте 5 и 8 лет, получить равные возможности для достижения успеха и лидерства, что, как доказано, приводит к созданию более стабильных, процветающих и безопасных обществ.* Имя ребенка изменено в целях защиты.

В чем важность гендерного равенства?

Гендерное равенство - это не только фундаментальное право человека, но и необходимая основа для мирного, процветающего и устойчивого будущего. Искоренение гендерных проблем означает мир, в котором мужчины и женщины, девочки и мальчики пользуются равными правами, ресурсами, возможностями и защитой.

Доказано, что расширение прав и возможностей девочек с самого начала приносит долгосрочные и комплексные преимущества на протяжении всей их жизни.Когда девочек поддерживают в активном участии в общественной и политической жизни, в частности, они получают инструменты и навыки, необходимые для того, чтобы быть движущей силой позитивных изменений в своих семьях и общинах. Девочки являются знатоками своего собственного опыта, приоритетов и потребностей и являются мощными катализаторами мира, в котором процветает гендерное равенство.

Какое влияние на общество оказывает гендерное равенство?

Когда девочки получают возможность вести свою жизнь, высказывать свое мнение и определять свое будущее, выигрывают все.История показывает, что, когда мы боремся с гендерным угнетением, общества становятся более стабильными, безопасными и процветающими, с более счастливыми и образованными гражданами.

Инвестиции в гендерное равенство могут принести большие выгоды:

  • Каждый доллар, вложенный в здоровье женщин и детей, может принести прибыль в размере 20 долларов - по данным Партнерства по охране здоровья матерей, новорожденных и детей
  • Окончательный доход девочки увеличится на 20% за каждый год ее обучения в школе - по данным «ООН-женщины».Это также побуждает девочек выходить замуж позже и иметь меньше детей и делает их менее уязвимыми для насилия.
  • По данным Глобального института McKinsey, продвижение равенства женщин может добавить к глобальному ежегодному росту до 28 триллионов долларов к 2025 году .

Как «Спасите детей» борется с гендерной дискриминацией и продвигает гендерное равенство?

Гендерное равенство является основным правом всех людей, включая девочек и мальчиков. Основываясь на этом понимании, организация «Спасите детей» считает, что крайне важно напрямую бороться с гендерной дискриминацией и гендерным неравенством, чтобы гарантировать, что детям не будет причинен вред, и продвигать наше видение мира, в котором каждый ребенок получит свое равное право на взросление. здоровые, образованные и безопасные.

Акцент на гендерное равенство имеет важное значение для устранения пробелов в неравенстве и обеспечения охвата каждого ребенка до последнего, включая наиболее уязвимых. Гендерное неравенство пересекается с другими факторами, способствующими уязвимости, включая возраст, расу, социально-экономический класс, гендерную идентичность, географическое положение, состояние здоровья и способности, и усугубляет их.

Чтобы построить более равное, инклюзивное будущее, свободное от дискриминации по признаку пола, нам нужно начинать с детства. Благодаря таким сторонникам, как вы, организация «Спасите детей» ежегодно охватывает сотни миллионов детей, с самого начала продвигая гендерное равенство и расширяя права и возможности девочек.

Содействие гендерному равенству работает! С 2000 года организация «Спасите детей» помогла сократить число детских браков во всем мире на 25%, предоставив 11 миллионам девочек возможность продолжать учебу или переходить на работу, решая для себя, когда они готовы к замужеству и материнству.

Кроме того, «Спасите детей» гордится тем, что является первой некоммерческой организацией, получившей сертификат гендерной справедливости за нашу приверженность продвижению гендерного равенства и расширению прав и возможностей девочек во всем мире.

Вы можете помочь бороться с гендерной дискриминацией - изменив жизнь детей и будущее, которое мы разделяем!

Поддерживая организацию «Спасите детей» - будь то пожертвование, пропаганда или участие в мероприятии, - вы бросаете вызов гендерной дискриминации и гендерному неравенству во всем мире, помогая преодолеть разрыв между проблемами, с которыми сталкиваются девочки, и будущим, которого они заслуживают.Вы помогаете всем детям вырасти здоровыми, образованными и безопасными.

Вместе мы можем изменить жизнь детей - в конечном итоге трансформируя будущее, которое все мы разделяем.

Восприятие девочками мальчиков с агрессивным поведением и поведением, а также сексуального влечения

В 2013 году Всемирная организация здравоохранения, Лондонская школа гигиены и тропической медицины и Южноафриканский совет медицинских исследований опубликовали отчет «Глобальные и региональные оценки. насилия в отношении женщин: распространенность и последствия для здоровья насилия со стороны интимного партнера и сексуального насилия со стороны непартнера ».Отчет представляет собой первый глобальный систематический обзор и синтез научных данных о двух формах насилия в отношении женщин: насилие со стороны интимного партнера (насилие со стороны интимного партнера) и сексуальное насилие со стороны кого-либо, кроме партнера. Он показывает, что 35% женщин во всем мире в какой-то момент своей жизни подвергались физическому насилию и / или насилию со стороны интимного партнера или сексуальному насилию со стороны лица, не являющегося партнером; почти треть всех женщин, состоявших в отношениях, подвергались физическому и / или сексуальному насилию со стороны своего интимного партнера.Помимо этого, на глобальном уровне 38% всех убийств женщин совершаются интимными партнерами, а женщины, которые подверглись физическому или сексуальному насилию со стороны своих партнеров, на более позднем этапе страдают от серьезных проблем со здоровьем (ВОЗ, 2014).

Несмотря на то, что европейские институты инвестировали ресурсы в программы и кампании, а в ЕС было принято законодательство, чтобы заставить государства-члены действовать в отношении гендерного насилия, цифры показывают, что на практике мало что изменилось.В связи с этим в 2014 году Агентство Европейского союза по основным правам (FRA) опубликовало отчет под названием «Насилие в отношении женщин: общеевропейское исследование» (FRA, 2014). В этом отчете собраны данные из 28 европейских государств-членов об опыте физического, сексуального и психологического насилия, включая насилие со стороны интимного партнера (домашнее насилие) и сексуальные домогательства. FRA заявило, что насилие и жестокое обращение влияют на жизнь европейских женщин, но что об этой ситуации властям систематически не сообщается.Данные, собранные в ходе опроса, показывают, что примерно 13 миллионов женщин в ЕС подверглись физическому насилию в течение 12 месяцев до интервью, а примерно 3,7 миллиона женщин в ЕС подверглись сексуальному насилию в течение 12 месяцев до этого. опросное интервью. Что касается несовершеннолетних, данные FRA показали, что каждая третья девочка и молодая женщина подвергались физическому и / или сексуальному насилию в возрасте до 15 лет и что из всех женщин, имевших (нынешнего или предыдущего) партнера, 22% подвергались физическому насилию. и / или сексуальное насилие со стороны партнера с 15 лет.Что касается насилия со стороны партнера, каждая пятая женщина подвергалась физическому насилию со стороны кого-то другого, кроме своего партнера, начиная с 15 лет.

Как уже отмечалось, насилие в отношении женщин - это реальность, которая все еще присутствует в Европе и представляет серьезную угрозу для здоровья населения. во всем мире, к которому, к счастью, все чаще обращаются с целью борьбы с его многочисленными проявлениями, от бытовой сферы до торговли людьми, учитывая ее гендерный аспект (Limoncelli, 2017).Тем не менее, необходимы дополнительные исследования, чтобы дать информацию для двух центральных социально-правовых дебатов, связанных с предотвращением и пресечением гендерного насилия: с одной стороны, как выявить эффективные действия, которые не позволяют девочкам и молодым женщинам попадать в доминирующий дискурс принуждения, который стимулирует влечение к насилию (Puigvert, 2014; Racionero-Plaza et al., 2018) и, с другой стороны, способствует повышению чувствительности пенитенциарных систем в ЕС к гендерным различиям (Burman and Gelsthorpe, 2017; Gelsthorpe, 2017), в то время как предоставление информации о том, как продвигать законодательство о согласии, и, в частности, о положительном «да» (Виду и Томас-Мартинес, 2019).В этом смысле глубокий анализ этой сложной проблемы должен помочь нам лучше понять, какие из факторов риска, уже идентифицированных в литературе, являются наиболее важными в сохранении цикла насильственной виктимизации молодежи.

Доминирующий дискурс принуждения: влечение к насилию

Исследования факторов риска, связанных с гендерным насилием, проведенные на основе превентивного подхода к социализации, выявили, что существует доминирующий дискурс принуждения, в котором люди с насильственным отношением и поведением социально изображаются как привлекательные и захватывающие .С другой стороны, люди и отношения с ненасильственным отношением и поведением изображаются менее захватывающими (Gómez, 2015; Soler-Gallart, 2017). Соответственно, из-за несбалансированных властных отношений между мужчинами и женщинами этот принудительный доминирующий дискурс (например, через телевидение, подростковые журналы, социальные сети, популярные СМИ, среди прочего) влияет на социализацию многих девочек и женщин, объединяя их привлекательность для людей с агрессивными взглядами. и поведение.

Различные качественные исследования проанализировали влияние этого доминирующего дискурса принуждения.В связи с этим исследование «Влияние коммуникативных актов и новых мужественности» (Soler-Gallart, 2008–2011), проведенное с подростками, показало, как некоторые коммуникативные действия (те действия, которые включают не только речевые, но и другие типы общения) усиливаются. гегемонистские виды маскулинности , которые связаны с доминирующими и агрессивными установками и поведением. Однако другие коммуникативные действия, основанные на диалогических взаимодействиях, способствуют лучшему распознаванию новых видов мужественности , которые представлены мальчиками, которые отвергают насилие, сохраняя при этом желанность.Оливер (2010–2012) руководил исследовательским проектом, чтобы углубить наше понимание того, что Флеша и Пучверт определили как «мираж восходящей мобильности», ошибочное восприятие некоторыми девушками и молодыми женщинами, которые считают, что сексуальные отношения - аффективные отношения с мальчиками / мужчинами, которые подчиняются гегемонистской модели мужественности (Connell, 2012), приведут к повышению их статуса и привлекательности. Тем не менее, исследования показали, что в этих случаях вместо повышения статуса или привлекательности девочек или молодых женщин они ухудшаются (Tellado et al., 2014). В свою очередь, девушкам, попавшим в мираж восходящей мобильности, легче определить, когда другие девушки проходят через этот мираж, чем когда он влияет на себя (Puigvert, 2015–2016).

Проект Free_Teens_Desire (2015–2016), в рамках которого проводится настоящее исследование, также исследовал, в какой степени диалогические ситуации, основанные на «языке желания», а не на «языке этики», могут задавать вопросы девочкам-подросткам » желания, которые связывают привлекательность с агрессивным поведением, впервые собирая количественные данные по этой связи (Puigvert, 2015–2016).Язык этики часто используется для обучения детей несексистским образом как дома, так и в школе (Rios-González et al., 2018). Таким образом, родители и учителя говорят о том, что «хорошо» или что «следует делать», используя когнитивные схемы для оценки сексуально-эмоциональной жизни, основанной на этике. В случае, который здесь рассматривается, использование «этического языка» при разговоре о мужчинах с агрессивным поведением и установками будет означать, что взрослые говорят что-то вроде «этот мальчик не подходит для вас», - сказал он. плохой мальчик »или« у него несоответствующее поведение ».Подростки иногда воспринимают диалоги на этическом языке как скучные, непривлекательные или «моралистические». Напротив, в диалогах подростков преобладает «язык желания»; этот язык также используется средствами массовой информации, в социальных сетях и в тех контекстах, которые подростки считают привлекательными. Язык желания проявляется не в сфере этики, а в сфере эстетики, принимая во внимание желания и предпочтения подростков; в результате это вызывает эмоции и действия.Диссоциация между обоими типами языков и «языком желания», отсутствующим во многих кампаниях по борьбе с гендерным насилием, не позволяет им быть эффективными. Не используя язык, который обычно используют подростки и средства массовой информации, кампании не оспаривают доминирующую модель социализации и налагаемую ею связь между насилием и влечением (Flecha and Puigvert, 2010).

Основываясь на результатах исследований подхода превентивной социализации, были выделены и соответственно теоретизированы три различные модели маскулинности (Flecha et al., 2013). Они считаются идеальными типами по вебериански и определены для того, чтобы мы могли разработать социальную теорию. Во-первых, модель Dominant Traditional Masculinities (DTM) представлена ​​теми мужчинами, которые принимают ценности патриархального общества и считают себя теми, кто «знает о сексе», и иногда их связывают с насилием. Во-вторых, модель Oppressed Traditional Masculinities (OTM) , которая, исходя из точки зрения, ограниченной языком этики, представлена ​​теми мужчинами, которые придерживаются эгалитарных ценностей, но считаются «не сексуальными».В этой второй модели способность увеличивать привлекательность и быть желанной еще не трансформирована, поэтому они не являются альтернативой гендерному насилию, поскольку не бросают вызов ценностям, воплощенным в DTM. Радикально противоположным OTM и DTM являются New Alternative Masculinities , модель, находящаяся в сфере языка желаний, представленная мужчинами, которые выступают против агрессивного отношения и поведения, но при этом считаются сексуальными.

Когда берется на себя риск? Встречи vs.стабильные отношения с мужчинами с агрессивным отношением и поведением

Исследования в области психологии также изучали, почему при определенных условиях агрессивные мужчины и мужчины, считающиеся более мужественными, предпочтительнее других мужчин. Гибель и его коллеги (2013) провели исследование, в котором проанализировали, служит ли аппетитная агрессия у мужчин дополнительным сигналом для выбора предпочтительного партнера. Авторы определили аппетитную агрессию как «внутреннюю мотивацию к агрессивным действиям, даже когда им ничего не угрожает» (стр.248). Тестируя ответы участвовавших женщин в отношении различных описаний опыта солдата после возвращения с войны, они отметили, что женщины предпочитали «воина» больше в период их плодородного периода менструального цикла и для краткосрочных отношений. Соответственно, их результаты показывают, что женщины предпочитали солдата с более высокой аппетитной агрессией в качестве краткосрочного партнера, но не в качестве партнера в долгосрочных отношениях.

В другом исследовании Giebel et al.(2015) исследовали черты личности и в какой степени эти черты предсказывают желание выбрать доминирующего партнера. Авторы заметили, что те люди, которые заявили, что хотят избежать скуки и ищут увлекательных социальных занятий, имеют более сильное желание доминирующего партнера. Согласно этому исследованию, те, кого считают доминирующими, считаются более интересными, привлекательными и привлекательными для людей с более высокой восприимчивостью к скуке. Кроме того, люди, которым нравятся новые и увлекательные социальные мероприятия, такие как вечеринки, пьянство и случайный секс, также предпочитают доминирующего партнера.Подобно этому исследованию, Houser et al. (2015) отметили, что предпочтения в свиданиях положительно коррелировали с популярностью, социальными предпочтениями, а также открытой и относительной агрессией. Популярные и откровенно агрессивные девушки рассматривались их сверстниками как желанные партнеры для свиданий, а агрессия в отношениях была связана с популярностью свиданий как для мальчиков, так и для девочек.

О насилии во время свиданий в подростковом и юношеском возрасте

Участники текущих дебатов о повышении уровня насилия среди молодых людей соглашаются с тем, что некоторые конкретные типы опыта, такие как опыт подростков, подвергшихся насилию во время интимных партнерских отношений, в том числе бывших или нынешних давних- постоянные партнеры и насилие при свидании (насилие происходило в спорадических отношениях или при половом акте) - растущая проблема и все большее беспокойство (Erickson et al., 2010; Брамсен и др., 2012; Leen et al., 2013). Свидания с совершением насилия и виктимизацией имеют большое значение, особенно с учетом того влияния, которое они могут оказать на насилие со стороны интимного партнера в будущем, и, как подчеркнули Теобальд и его коллеги (2016), бремени совладания с насилием из поколения в поколение (стр. 225).

В области криминологии многие исследователи расширяют знания о факторах риска, которые могут привести к насилию при свидании. В связи с этим Ребеллон и Манассе (2004) исследовали связь между преступностью и другим рискованным поведением с поведением при свиданиях среди подростков, показав, что преступность способствует увеличению романтической вовлеченности.Согласно их результатам, склонные к риску подростки привлекают романтический интерес других, и такое внимание может косвенно способствовать преступности среди подростков как мужского, так и женского пола. В другом исследовании факторов риска первого сексуального насилия Bramsen et al. выявили, что 6-месячный период после 15-летия характеризуется высоким риском первоначальной сексуальной виктимизации со стороны сверстников (Bramsen et al., 2012, p. 524). Авторы выделили два элемента, которые предсказывали начальную сексуальную виктимизацию подростков между сверстниками (APSV): во-первых, количество сексуальных партнеров, а во-вторых, рискованное сексуальное поведение, которое ставит девочек в тесную связь или близость к потенциальным преступникам.

В основе выявления этих ситуаций насилия лежит идея, предложенная некоторыми авторами, что виктимизация и повторная виктимизация либо вызваны нарушенной способностью распознавать потенциально опасные ситуации (Bramsen et al., 2011; Messman-Moore and Brown, 2006). или являются функцией того, как молодые люди воспринимают типичные ситуации риска при свиданиях, которые могут подвергнуть их риску не только страдания от насилия при свиданиях, но и множества других проблемных форм поведения (Helm et al., 2015). В этой связи также было высказано предположение, что среди подростков с высоким уровнем восприятия агрессии на свиданиях, агрессия сверстников и правонарушений достоверно предсказывалась повторяющаяся агрессия в новых отношениях (Williams et al., 2008).

Исследования также показали, что некоторые подростки склонны поддерживать жестокие отношения на свиданиях, которые становятся хроническими, а некоторые подростки вступают в множественные насильственные отношения, в которых тяжесть насилия возрастает от первых к последующим отношениям (Burke Draucker et al., 2012). Имеются данные о том, что насилие со стороны интимного партнера и насилие в отношениях широко распространено среди подростков и молодых людей и ведет к жизненной траектории, которая включает насилие в качестве жертв или преступников (Bramsen et al., 2011; Берк Дракер и др., 2012; Exner-Cortens et al. 2013; Лундгрен и Амин, 2015). Как упоминалось выше, влияние сверстников и их отношение к насилию (например, принятие мифов об изнасиловании, терпимость к насилию и оправдание применения насилия), по-видимому, являются наиболее широко подтвержденными факторами риска совершения насилия на свиданиях (Bramsen et al., 2011; Tapp и Мур, 2016).

В целом, настоящая статья опирается, с одной стороны, на классические работы авторов-феминисток, таких как Мэри Уоллстонкрафт (1972), которая в XVIII веке отстаивала права женщин на получение образования, необходимого для их полноценной реализации. способности и права наравне с мужчинами.С другой стороны, он основан на большом количестве современной литературы о связанных факторах риска совершения насилия и виктимизации. Эта работа дополняет эти массивы литературы, вводя количественные данные о модели влечения девочек-подростков либо к мальчикам с агрессивным отношением и поведением, либо к мальчикам с ненасильственными чертами, и рассматривает различия в таких моделях влечения, когда молодые женщины рассматривают либо связи или стабильные отношения. Несмотря на то, что приводятся данные как о склонных к насилию, так и о ненасильственных мальчиках, анализ в основном сосредоточен на сценариях с участием мальчиков с агрессивным поведением, поскольку именно они находятся в самом центре принудительной социализации, ведущей к связи между влечением и насилием.Раскрытие механизмов, лежащих в основе этого принудительного дискурса, и того, как он действует по-разному в отношениях и в стабильных отношениях, поможет внести свой вклад в стратегии предотвращения гендерного насилия, а также распутать то, как насилие действует как основная сила в нынешней патриархальной системе , увековечивая принудительную модель социализации.

Привлечение мальчиков и молодых мужчин к вопросам гендерного равенства

Выпуск

Мы знаем, что, хотя женское движение и движение молодых женщин должны продолжать возглавлять движение за гендерное равенство, нам также необходимо привлекать мальчиков и молодых мужчин к достижению гендерного равенства.

В подростковом и юношеском возрасте наступает критический период возможностей для вовлечения мальчиков и молодых мужчин в понимание того, почему гендерное равенство полезно для всех, и признание их роли в содействии расширению прав и возможностей девочек и молодых женщин. Используя и делясь своей властью и привилегиями, мальчики и молодые мужчины имеют возможность изменить доминирующие нормы и представления о гендере и мужественности и бросить вызов патриархальным убеждениям, практике, институтам и структурам, которые способствуют неравенству между мужчинами и женщинами.

Наши решения

В Камбодже Структура «ООН-женщины» обучила молодых мужчин-добровольцев проводить интерактивные презентации в старших классах школ о прекращении насилия в отношении женщин и девочек. Волонтеры также участвовали в радиопрограммах, чтобы обсудить роль мужчин в прекращении насилия в отношении женщин и девочек, и организовали молодежное мероприятие, чтобы начать публичную дискуссию по этому вопросу.

В Зимбабве кампания «ООН-женщины» HeForShe была названа ее местным партнером-исполнителем SAYWHAT «Кампанией мужчин и мужчин против гендерного насилия».С момента ее создания в ноябре 2014 года более 150 молодых людей прошли обучение в качестве адвокатов и лидеров сообществ, клубы кампании «Мужчины мужчинам» были созданы в 37 высших учебных заведениях в трех округах, и более 10 000 молодых людей были охвачены различными формами СМИ.

5 апреля 2015 года организаторы Молодежной миссии Всемирного центра мира и Глобального защитника молодежи ООН собрали более 700 велосипедистов на велопробег HeForShe в Пуне, Индия, .Концепция ралли была проста: для того, чтобы наше общество двигалось вперед, нам нужен гендерный баланс, как если бы человек ездил на велосипеде. Перед митингом в Пуне была организована недельная акция с подписью, чтобы привлечь внимание к необходимости создания общества гендерного равенства и побудить людей подписаться на кампанию и мероприятие.

А как насчет мальчиков? Обучение мальчиков принципам гендерной справедливости

Когда я впервые начал слышать комментарий «а как же мальчики?» В дискуссиях об образовании девочек, я отклонил его как предвзятый по признаку пола и желание прекратить усилия по обеспечению равного доступа для всех девочек и мальчиков.Но поскольку тенденции в гендерном неравенстве начали меняться, и наши целевые посты изменились с гендерного паритета на гендерное равенство, мне пришлось переосмыслить свой предыдущий ответ на вопрос о «мальчиках».

В прошлом месяце UNGEI опубликовал блог, в котором освещается наше новое понимание меняющейся природы гендерного разрыва в образовании. Во многих регионах гендерный разрыв происходит за счет мальчиков, особенно в средней школе и из беднейших семей. Тем не менее, по мере того как все большее число женщин и девочек получают доступ к образованию и добиваются его прогресса, они продолжают сталкиваться с дискриминацией в школах, общинах, дома и на рабочем месте.На собственном опыте мы убедились, что исключительное внимание к образованию девочек не позволяет нам бороться с глубокими структурами гендерного неравенства, которые усиливаются в образовании и через него. Мы знаем, что параллельно с решением проблем, которые маргинализируют девочек, необходимо уделять больше внимания вредным гендерным нормам, которые ставят в невыгодное положение как девочек, так и мальчиков.

В контексте этих дебатов новаторская работа Урваши Сахни, направленная на то, чтобы помочь мальчикам-подросткам понять и продвигать гендерное равенство через школьную программу, предлагает своевременную и многообещающую модель.Несмотря на то, что появляется все больше свидетельств того, что образование может сыграть решающую роль в расширении прав и возможностей мальчиков в борьбе с дискриминационными гендерными нормами и их преодолении, существуют ограниченные знания о том, как лучше всего это сделать. Вопрос больше не в том, «а как же мальчики?» но «что работает для мальчиков и почему»? Семинар в Брукингсе стал хорошей платформой для изучения опыта Promundo, MenEngage Alliance и Prerna School.

Школы как заповедники

Учебная программа Прернской школы для мальчиков Обучение мальчиков принципам гендерной справедливости основывается на принципе, согласно которому для изменения взглядов и поведения мальчиков в соответствии с установленными гендерными нормами контекст обучения так же важен, как и его содержание.Одним из аспектов этой концепции, который вызвал особый резонанс, была идея о том, что школы должны быть безопасными местами и убежищами, вдали от суровых и часто жестоких событий повседневной жизни. Слишком часто на собственном опыте как в классе, так и за его пределами дети - особенно мальчики - учатся ассоциировать насилие с властью и уважением. Для мальчиков насилие и доминирование соответствуют нормам мужественности - «что значит быть мальчиком или мужчиной».

Это придает новый смысл призыву к школам быть безопасными пространствами для обучения.Школа как святилище не только свободна от насилия, это пространство, где мальчики могут экспериментировать, не проявляя насилия; пространство, чтобы выразить свои чувства через драму и другие действия, а также эмоционально развиваться без принуждения к соответствию. За последние 5 лет UNGEI, ЮНЕСКО и партнеры стремились лучше понять гендерное насилие в школе (SRGBV). Представление о школах как убежищах усилит нашу работу по предотвращению СРГН путем изменения негативных социальных норм из классной комнаты в жизнь мальчиков, девочек и женщин в их жизни.

Альтернативное видение мужественности

Еще одна поразительная особенность подхода Прерна - важность, придаваемая школьной культуре, характеризующейся «этикой отзывчивой заботы». В качестве образцов для подражания и наставников для мальчиков, находящихся в их ведении, учителя-мужчины - нежные и заботливые мужчины, которые представляют альтернативное видение мужественности. Вместе со своими коллегами-женщинами они работают над изменением представлений об уходе в применении к доминирующим нормам мужественности, связывая это не только с ролью поставщика финансовых услуг, но и с более заботливыми качествами.

Развитие критического мышления и глубокого понимания того, что значит быть равным

Подход Урваши к повышению феминистского сознания у мальчиков-подростков побуждает их признать патриархальные привилегии неправильными, критически задавать вопросы и, в конечном итоге, работать над их изменением. Посредством еженедельного диалога - бесплатных и открытых двусторонних дискуссий со сверстниками и учителями - мальчики изучают ряд вопросов, от детских браков до гендерного насилия, с которыми они, а также женщины и девочки в своей жизни, сталкиваются.

В то же время она предупреждает, что мальчики не должны чувствовать себя виноватыми за мужские привилегии. Создание чувства вины или ответственности за патриархальный статус-кво чревато риском того, что мальчики станут защищаться или не реагировать. Вместо этого мальчики должны чувствовать себя вправе бороться с неравенством, чтобы жить своей собственной жизнью как «равные люди» и обеспечивать девочкам и женщинам равное право на равенство. Как напомнил нам Урваши, даже самый маргинальный мальчик находится в более выгодном положении, чем его сестра.

Подход Prerna в значительной степени зависит от собственного отношения учителей к гендерным нормам и их способности моделировать гендерно-позитивные подходы. Ключевой проблемой в продвижении гендерной справедливости в школах и через школы является то, что большинство учителей плохо подготовлены для участия в критическом диалоге о гендерном неравенстве.

Для начала учителя должны быть осведомлены о гендерных вопросах. Только когда учителя и члены профсоюзов осознают негативную динамику власти в своей жизни, они могут начать менять свое отношение к коллегам-учителям, а также к мальчикам и девочкам в своих классах.Один из проектов, возглавляющих эти усилия, - «Образовательные союзы принимают меры по искоренению СГН», который реализуется UNGEI, Education International и Gender at Work, и направлен на то, чтобы вывести профсоюзы учителей в странах Африки к югу от Сахары на передний план усилий по предотвращению СГН.

Аналогичную работу проводят Клаудиа Митчелл (Университет Макгилла), Релебохиле Молетсане (Университет Квазулу-Натал) и Найден де Ланге (Университет Нельсона Манделы) с преподавателями-женщинами. Работа Promundo с учителями и молодыми людьми в рамках Программы H и PEGE также демонстрирует эффективные подходы к привлечению мужчин к повышению осведомленности о гендерных вопросах в школах и общинах.

Введение критической педагогики в школьные программы с упором на мальчиков - это не что иное, как революция. Однако опыт Prerna School, Promundo и MenEngage Alliance демонстрирует, что можно вовлечь мужчин и мальчиков в изменение гендерных норм и добиться значительных изменений в отношениях и поведении. Мы далеки от внедрения гендерной справедливости в школах, но, извлекая уроки у этих пионеров и продолжая их работу, можно добиться больших успехов.

Различия в мужских и женских способностях вплоть до социализации, а не генетики | Пол

Это основа бесчисленных статей в журналах и газетах.Утверждается, что различия между мужскими и женскими способностями - от чтения карт до многозадачности и от парковки до выражения эмоций - можно отнести к разнице в конфигурации их мозга при рождении.

Мужчины инстинктивно любят синий цвет и плохо переносят боль, говорят нам, в то время как женщины не могут шутить, но от природы превосходят других в сочувствии. Ключевые эволюционные различия разделяют интеллект мужчин и женщин, и все это связано с нашими древними генами охотников-собирателей, которые программируют наш мозг.

Это убеждение стало широко распространенным, особенно после публикации таких международных бестселлеров, как «Мужчины с Марса» Джона Грея «», «Женщины с Венеры» , в которых подчеркиваются врожденные различия между сознанием мужчин и женщин. Но теперь все большее число ученых бросают вызов псевдонауке «нейросексизма», как они его называют, и выражают озабоченность по поводу его последствий. Эти исследователи утверждают, что, говоря родителям, что у мальчиков низкие шансы на приобретение хороших словесных навыков, а у девочек мало шансов на развитие математических способностей, на пути обучения детей возникают серьезные и неоправданные препятствия.

На самом деле нет серьезных неврологических различий между полами, - говорит Корделия Файн в своей книге Gender , которая будет опубликована Icon в следующем месяце. В мозгу мужчин и женщин могут быть небольшие различия, добавил Файн, исследователь из Мельбурнского университета, но проводка мягкая, а не жесткая. «Он гибкий, податливый и изменчивый», - сказала она.

Короче говоря, наш интеллект не является пленником нашего пола или наших генов, и те, кто утверждает обратное, просто прикрывают старомодные стереотипы видом научной достоверности.Этот случай поддерживает Лиз Элиот, доцент Чикагской медицинской школы. «Все появляющиеся доказательства указывают на то, что эти представления о жестких различиях между мужским и женским мозгом ошибочны», - сказала она в интервью Observer .

«Да, существуют основные поведенческие различия между полами, но мы должны отметить, что эти различия увеличиваются с возрастом, потому что интеллектуальные предубеждения наших детей преувеличиваются и усиливаются нашей гендерной культурой. Дети не наследуют интеллектуальные различия.Они их узнают. Они являются результатом того, какими мы ожидаем увидеть мальчика или девочку ».

Таким образом, мальчики развивают улучшенные пространственные навыки не из-за врожденного превосходства, а потому, что от них ожидают и поощряют к тому, чтобы они были сильными в спорте, который требует умения ловить рыбу. Аналогичным образом предполагается, что девочки будут более эмоциональными и разговорчивыми, поэтому учителя и родители подчеркивают их словесные навыки.

Последний пример, касающийся вербальных навыков, особенно показателен, утверждают нейробиологи.Девочки действительно начинают говорить раньше, чем мальчики, в среднем примерно на месяц, и этот факт осознают сторонники школы интеллектуальных различий « мужчин с Марса, женщин с Венеры».

Однако этот разрыв на самом деле является крошечной разницей по сравнению с огромным диапазоном языковых способностей, которые различают людей, отмечает Роберт Пломин, профессор Института психиатрии в Лондоне. Его исследования показали, что всего 3% вариаций вербального развития маленьких детей обусловлено их полом.

«Если вы нанесете на карту распределение баллов по речевым навыкам мальчиков и девочек, вы получите два графика, которые так сильно пересекаются, что вам действительно понадобится очень тонкий карандаш, чтобы показать разницу между ними. Тем не менее, люди игнорируют это огромное сходство между мальчиками и девочки, а вместо этого дико преувеличивают крошечную разницу между ними. Это сводит меня с ума », - сказал Пломин в интервью Observer .

Эту точку зрения поддерживает Элиот. «Да, мальчики и девочки, мужчины и женщины разные», - заявляет она в недавней статье в New Scientist .«Но большинство из этих различий намного меньше, чем мужчин с Марса, женщин с Венеры. стереотипов предполагают.

». Причем рассуждения, говорение, вычисления, акцентирование внимания, навигация и другие когнитивные различия не зафиксированы в генетической архитектуре человека. наши мозги.

«Все такие навыки приобретаются, и нейропластичность - модификации нейронов и их соединений в ответ на опыт - каждый раз превосходит жесткую привязку».

Нынешний популярный акцент на врожденных интеллектуальных различиях между полами отчасти является ответом на то, что психологи подчеркивали важность окружающей среды для развития навыков и личности в 1970-х и начале 1980-х годов, сказал Элиот.Это привело к реакции против воспитания как основного фактора развития человеческих качеств и к преувеличению влияния генов и унаследованных способностей. Эта точка зрения популярна еще и потому, что пропагандирует статус-кво, добавила она. «Нам говорят, что мы ничего не можем сделать, чтобы улучшить наш потенциал, потому что он врожденный. Это неправильно. Мальчики могут развить сильные языковые навыки, а девочки могут приобрести глубокие пространственные навыки».

Короче говоря, женщины могут читать карты, несмотря на заявления о том, что им не хватает пространственных навыков для таких усилий, в то время как мужчины могут научиться сопереживать и им не нужно изолироваться, как Ник Маршалл из Мела Гибсона, эмоционально отсталый мужчина-герой фильма Чего хотят женщины и классический стереотип бесчувственного мужчины, закрепленный сторонниками жесткой школы интеллектуальных различий.

Этот момент также подчеркнул Файн. "Многие исследования, в которых утверждается, что подчеркивают различия между мозгом мужчин и женщин, являются ложными. Они основаны на тестах, проведенных лишь на небольшом количестве людей, и их результаты часто не повторяются другими учеными. публикуются и принимаются учителями и другими людьми в качестве доказательства основных различий между мальчиками и девочками.

"Затем делаются всевозможные нелепые выводы по очень важным вопросам.Сексизм, замаскированный под нейробиологические наряды, меняет способ обучения детей ».

Итак, следует ли нам отказаться от поиска« настоящих »различий между полами и отказаться от этого« пагубного порозовения маленьких девочек », как выразился один ученый. ?

Да, мы должны, - настаивал Элиот. Каждый навык, атрибут и черта личности формируются на основе опыта ».

Что они говорят

Психолог и эксперт по аутизму Кембриджского университета Саймон Барон-Коэн:

« Женский мозг преимущественно запрограммирован на сочувствие.