Семья алкашей – Руки прочь от алкоголика. Как перестать быть созависимым

Содержание

Руки прочь от алкоголика. Как перестать быть созависимым

Когда стало совсем невыносимо, мать закрыла дверь перед сыном-наркоманом. Это редкий случай, обычно человека пытаются спасти до последнего. 

Как созависимые пытаются контролировать смертельное заболевание и что им делать вместо этого? И что сказать дочери, если ты всю жизнь пил, а она спустя годы плюет тебе, уже трезвому, в лицо? Корреспонденту «Правмира» Валерии Дикаревой рассказал игумен Иона (Займовский), руководитель центра помощи зависимым от алкоголя и наркотиков «Метанойя» при Даниловом монастыре.

Я пьянел почти мгновенно

— Насколько я понимаю, вы не скрываете, что сами из алкогольной семьи? 

— Я нахожусь в группе риска и вынужден об этом говорить, читая лекции. Я из алкогольной семьи, это означает, что я созависимый человек, сам выздоравливаю в программе 12 шагов. И всегда рассказываю, что из семьи алкоголика — это основа моей деятельности. Именно поэтому я работаю с такими людьми.

У моего папы была тяжелая форма заболевания. С тех пор, как помню себя, помню его пьяного и скандалы в семье. Я мечтал поступить на географический факультет и уехать из СССР, но не с целью жить лучше. У меня было серьезное желание бежать как можно дальше, чтобы с этими родственниками жить на разных материках. Я вынес для себя, что семья — это настоящий кошмар. Возможно, из-за этого я и оказался в монастыре. Я не очень понимал, как жить в семье и как создавать ее.

— Какое отношение к алкоголю у вас сформировалось в результате?

— Я вынес, что «никогда и ни за что» не буду пить спиртное, но все-таки пробовал в молодости. И пьянел почти мгновенно. Со временем я понял, что для меня алкоголь — это яд. С программой выздоровления и психологией познакомился уже в монастыре, моим учителем был покойный Федор Василюк. Считаю, Бог мне его послал. Я не мог строить конструктивные отношения с людьми, поэтому к нему и обратился. Потом узнал, что есть содружество для родственников «Друзья алкоголиков», и включился в работу.

— Как помогают зависимым и созависимым при Даниловом монастыре?

— Православная программа «Метанойя» при монастыре — профилактическая. Один раз мы встречаемся на территории, и один раз в неделю в наркологическом диспансере. У нас две группы — для анонимных алкоголиков и для родственников. Это светское содружество помощи, основанное на знаменитых 12 шагах, но при этом духовно ориентированное. По сути оно христианское, но существует для всех, в том числе для неверующих и представителей других религий. Задача — помощь себе и друг другу.

— Когда вы начинали работу, какие у вас были иллюзии о созависимости?

— Я долгое время не мог понять, что это за проблема. В отличие от алкоголизма или наркомании, это — поведенческое расстройство, а там много абстрактного, расплывчатого. И у меня было много негодования в начале, я думал, это какой-то выдуманный термин. 

Мне помогло обучение в школе консультантов «Старый свет». Однажды я услышал, как два консультанта в области зависимости: выздоравливающий наркоман и созависимая женщина совместно читали лекцию об этапах болезни. Меня поразило, что зависимость/созависимость развивалась у обоих практически одинаково. Только один человек принимал наркотики, а другой нет.

Например, так же, как у алкоголика возникает непреодолимое желание выпить, точно так же у созависимого возникает непреодолимое желание контролировать своего пьющего родственника.

В аддиктологии и психологии считается, что созависимость - более тяжелое и трудноизлечимое заболевание.

В нем не видны те проявления, что есть у алкоголика и наркомана.

— Какие именно?

— У зависимого главное — рюмочка или наркотик. Многое завязано на так называемом срыве. А у созависимого человека может быть истерическая выходка как срыв. Ну и что? Мало ли кто кричит и почему. Так что здесь гораздо сложнее все.

Здесь налили, там пожалели, тут поругали

— Один из признаков заболевания — повышение толерантности к спиртному. На начальном этапе алкоголик может выпить 3-4 бутылки за ночь. Созависимый человек может так же скандалить, часами. И после этого бодро бежать на работу, проскандалив всю ночь с супругом. Потом алкоголик пьянеет даже от небольшого количества спиртного, а созависимый теряет энергию от небольшого скандала. Достаточно всплеска — и человек не в состоянии выйти на работу. Такие люди становятся инвалидами, как и алкоголики. Я на определенном этапе, поскандалив с мамой, просто валился на кровать. Третья стадия алкоголизма равна третьей стадии созависимости.

— И до чего может дойти срыв у созависимого? Можете привести примеры?

— К нам приезжал один американский алкоголик, Боб Дерэлл, со своей женой, которая ходит по тюрьмам и разговаривает с зависимыми женщинами — это ее служение. Она рассказывала, что за решеткой много женщин, убивших своих мужей в трезвом, но исступленном состоянии. И суд их не оправдал, потому что они психически здоровы и не были под влиянием алкоголя или наркотика.

Так что созависимость - это страшное заболевание, может и до убийства дойти.

Конечно, тут еще связь с различными страстями, например, гневом. В 12 шагах Ал-анона (помощь родственникам и друзьям алкоголиков — прим.ред.) даются конкретные инструменты, как с этим в себе разобраться. 

Кроме того, созависимые по-разному пытаются заставить родственника не пить. 

Например, есть история, как в советские времена одна женщина решила исцелить своего мужа. Заставила детей изловить мух, положила насекомых в банку с водкой, держала 40 дней. Потом процедила, сварила мужу борщ, поставила рядом эту водку, он довольный, и смотрела во все глаза. Ее вытошнило в конце концов саму.

— Почему вы считаете, что созависимый подталкивает к употреблению и даже «помогает человеку умирать»? Каким образом?

— Это печальная данность. И неизбежность. Потому что алкоголизм — семейная болезнь, алкоголик увлекает в свою сферу других людей, которые поддерживают его состояние. Здесь налили, здесь пожалели. Тут поругали, тут опять пожалели. А здесь голову алкоголик повесил от стыда, краешком сознания понимая, что скоро простят. Такие вот игры. 

Когда я брал интервью у Святейшего Патриарха, в то время, когда он был председателем ОВЦС, он рассказал, как одна женщина попросила его через связи устроить сына в центр для наркоманов. А потом ему оттуда позвонили и сказали с упреком, кого же вы, владыка, рекомендуете, мать принесла сыну наркотики. Он говорил мне, что не понимает, как она могла такое сделать. А я, уже многое зная про созависимость, ответил: «Как она могла этого не сделать?»

— Вы можете вспомнить ситуацию созависимости, которая вас очень сильно задела? 

— Была одна женщина, у нее два мужа алкоголики, оба умерли, и она сначала привязалась к одному священнику. Всегда была рядом. Потом разругалась с ним и пришла сюда, в монастырь. И здесь она не успокоилась, пока не стала приближенной ко мне. Она ревновала к любому, кто подходил ко мне, я говорил с психологом, пытался перестать быть ее духовником. Это один из симптомов созависимости — непреодолимое желание выстраивать такие отношения, найти себе мужчину-кумира, нарядить его в праздничные одежды, потом разочароваться, оплевать его и выгнать. 

Моя история особая, мой муж особый, мой папа особый

— Кто к вам обращается за помощью первый? Чаще всего родственники, наверное? 

— По-разному. Приходят и алкоголики и наркоманы, но, конечно, в основном родственники. Говорят одно и то же: «Он пьет» или часто «Мы пьем». Я всегда предлагаю человеку прийти на программу выздоровления самому. Когда на нашу «Метанойю» приходит семейная пара: зависимый муж и созависимая жена, — мы рассаживаем их в разные углы, чтобы терапия была эффективной. Специалисты считают, что такие заболевания, как алкоголизм, наркомания, созависимость, не лечатся индивидуально, а только в групповой работе.

— А созависимые не говорят: «А нам зачем? Вы лучше его лечите!»?

— Да, они протестуют, но мы предлагаем подчиниться правилам нашей программы. Есть люди, которые во время встречи уходят в гневе. Это больно, но мы к этому готовы. Выздоравливать от созависимости больно.

— Что самое сложное для созависимого, от чего невозможно отказаться?

— Программа называется «Метанойя». А это слово означает перемену сознания, это и есть покаяние.

Меняться больно. И больнее всего изменить чувство своей исключительности. Так же как и алкоголику. Моя история особая, мой муж особый, мой папа особый.

А основной внешний симптом: непреодолимое желание контролировать алкоголика. Но не только.

-Тяжело ли созависимым начать жить своей жизнью, перестав контролировать другого человека?

— Мне кажется, жить своей жизнью — это абстрактное понятие. Это приходит само собой по мере того, как человек проходит программу. Вот эти состояния, когда человек отлипает от зависимого, выполняет рекомендации «Руки прочь от алкоголика» или «Отстранись с любовью», когда начинает жить своей жизнью, а не проблемами настоятеля, соседа, мамы. По мере углубления в программу 12 шагов приходит состояние, когда созависимой женщине становится неинтересно следить за жизнью пьющего мужа, сына, отца. Появляется евангельский христианский интерес к собственной жизни. И уважение к себе.

— Много ли людей готовы преобразиться и убрать от алкоголика руки?

— Приходят единицы. А идут по 12 шагам, берут служение на группе — единицы из тех единиц, что пришли. Людям нужна трезвость. Чтобы муж не пил, и все. Мало кому нужен Бог. А работа по 12 шагам — это серьезное заявление больного человека о том, что он не хочет прежней жизни. Считаю, что там заключено нравственное учение Христа в практическом его исполнении. Именно в практическом, а не то, что поговорили, почитали и разошлись. Если, к примеру, алкоголик продолжит врать, он быстро вернется к стакану.

У одной муж бросил пить, у второй умер, у третьей продолжает

— Вы пишете, алкоголик должен дойти до своего дна. Но он же так и помереть может. Можно ли организовать ему контролируемое дно?

— Ха-ха, этим и занимаются созависимые. Они пытаются контролировать смертельное заболевание. Бывает страшно, да, и тюрьма, и психиатрическая больница, и смерть. С дьяволом договориться многие пытались, но ни у кого не получилось. Тут то же самое.

— А что тогда делать родственникам? Как отпустить человека, если знаешь, что он пойдет и напьется? 

— Это приходит по мере выздоровления и дается Богом. В программе выздоровления происходят изменения с человеком. Вот у нас три женщины: у одной муж бросил пить, и недавно они обвенчались, у второй муж погиб от алкоголизма, у третьей продолжает пить. Но все три активно выздоравливают в программе «Ал-анон», несут служение на нашей «Метанойе» — ради себя и ради детей. И если супруг остается алкоголиком, такая женщина решает свою судьбу на трезвую голову: остается она с ним или нет. У нее же дети, которые сильно страдают. Приходит осознанная жизнь.

— Хорошо. От мужа, допустим, можно уйти, но от ребенка-наркомана как?

— Наркоманы и алкоголики рассказывают, что для них было спасительным, когда родители им указывали на дверь. Ни один человек не имеет права покушаться на ваше физическое, эмоциональное, социальное благополучие и здоровье. Но чтобы указать наркоману на дверь для его спасения, если он живет за счет мамы и употребляет, нужно иметь внутренний ресурс. Это и дает программа выздоровления. 

Почему бывают сложные ситуации в семьях, когда один человек выздоравливает и он встал на другие позиции духовные? Все привыкли жить в пьянке — физической или эмоциональной. Выпили, подрались, посмеялись — всеобщий бардак. А упорядоченная жизнь во Христе мало кому из домашних нравится, ее надо отстоять. Так что в истерике указать на дверь можно, но потом вы побежите его впускать, когда он будет под ней валяться.

— Но, даже собрав весь свой внутренний ресурс на базе новой упорядоченной жизни, я все равно не понимаю, как можно выставить ребенка, зная, что он где-то уколется и, возможно, погибнет.

— А он все равно уколется. Только он знает, куда ему прийти. И уколется, потому что мамочка отстирает и отмоет, даст денежку, напоит чаем. Жизнь зависимого может закончиться гробовой доской, и родственники неизбежно ускоряют этот процесс. 

А если он знает, что будет ночевать на улице, то еще подумает, стоит ли ему употребить наркотик. Поэтому те родители, которые закрывают дверь, просто здоровые люди и желают блага своим детям.

— Вы знаете таких родителей?

— Одна женщина в Ижевске стала выздоравливать в программе для родственников и закрыла дверь перед сыном. Это было сложно, потому что зависимый начинает бунтовать, запугивать, манипулировать. Она осталась верной себе, и чтобы выжить, он перестал употреблять. Он сам нашел выздоравливающих наркоманов и стал интересоваться их опытом. Прошел через реабилитацию. 

А можно, чтобы тот мужик пришел, которого я обругал?

— Я слышала про интервенцию. Можете рассказать, что это такое? 

— Это мероприятие, когда собираются ближайшие родственники алкоголика или наркомана, специалист в области зависимости, еще несколько профессионалов (например, лечащий семейный доктор, юрист) и, как правило, берут его «тепленьким», с похмелья. Отчасти интервенция похожа на инсценировку, разыгрываются роли, кто и что должен сказать. Обязательно должен быть физически крепкий человек, чтобы сдержать алкоголика, если он начнет буянить. Зависимого припирают к стенке и дают жесткую обратную связь по поводу его поведения. И потом выставляют ультиматум, что он должен лечь в реабилитацию. 

Жена экс-президента Америки Бетти Форд в своей книге «Бетти Форд. Счастливое пробуждение» описывает, как с ней провели интервенцию. Ей было уже за 50. Собрались ее дети, муж, лечащий врач, охранник. И за дверью ее ждала машина, чтобы доставить в реабилитационный центр. Пути назад у нее не было. Она была алкоголичкой и аптечной наркоманкой с 18 лет. Она поехала, в гневе, конечно, и лечилась. Но это удовольствие не для России.

— Почему?

— У нас силком засунуть человека в реабилитацию можно без всякой интервенции. С автоматчиками даже. Один священник мне рассказывал, как его засунули, в далекой области. Он не мог физически выйти в течение года, объявлял голодовку, но принял программу 12 шагов. Сейчас вот выздоравливает.

— Помогло, значит.

— Да, но я против насильственных методов, а у нас их предостаточно. Интервенция — не панацея. Зацепилась Бетти Форд за выздоровление и многое потом сделала. Но человек может лечь в реабилитацию, выйти и успешно продолжить употребление.

По статистике, только 5% алкоголиков выздоравливают.

Лучшие реабилитационные программы показывают очень скромный результат.

— А словами человека можно убедить лечь на реабилитацию? 

— Некий священник, который выздоравливает от алкоголизма почти 20 лет, ходил 8 месяцев на собрания анонимных алкоголиков. Психолог стал настаивать, чтобы он ложился в реабилитационный центр. И священник стал страшно сопротивляться, мол, он уже не пьет более полугода. Но специалист понимал, что тот обязательно напьется. Есть такое понятие: «сухой алкоголизм», когда алкоголик не пьет, но ведет себя, будто пьяный или с похмелья. 

И когда он стал отнекиваться, психолог ему сказал: «Если вы не откажетесь от чувства своей исключительности, то вы будете пить и умрете». Тот испугался и поехал лечиться. Ему было там очень тяжело, но он прошел реабилитацию и продолжает выздоровление. 

— Вы говорите про 5%, это прямо безнадежно как-то. Тем, кто давно зависим, тогда вообще ничего не поможет?

— Есть знакомые люди, которые в зрелом возрасте, когда личность сформирована и не меняется, все равно менялись. Человек спился насмерть, третьестадийный алкоголик, там уже только ржавая конструкция его. Да, он ссорится со всеми, но берет наставника, служение на группе, работает по шагам. Год-полтора — и человек-то другой, словно заново родился. И все переглядываются: ничего себе.

У меня есть знакомая жена священника, алкоголичка и наркоманка, у нее уже внуки. Она была в очень хорошей амбулаторной программе, где специалист умеет работать с отрицанием и сопротивлением. У нее около двух лет трезвости, но она впереди тех, у кого 15 и 20 лет трезвости. Такие случаи редкие, но есть. 

— Вы уже не один раз сказали «берет служение». Что имеется в виду?

— Помощь друг другу и помощь другим в разных местах, например, на работе или в наркологическом диспансере, куда алкоголики ходят доносить весть о выздоровлении, и есть служение. Они приходят к тем, кто там лежит, потерял человеческий образ и веру в себя и считает, что ему нравится пить и готовиться к смерти.

И примерно такие диалоги: «Знаешь, а я тут тоже лежал. Ты какой раз, 17-й? А 19 раз лежал. И вот я много лет трезвый, у меня есть семья, работа. Мне очень нравится жить». — «Да пошел ты!» И он уходит. Но человек, который его послал, задумывается. Он же в аду живет. И просит персонал: «А можно, чтобы еще раз тот мужик пришел, которого я обругал?» Это 12-й шаг программы, алкоголики это делают для себя. 

«Я желаю тебе сдохнуть в тюрьме»

— Девятый шаг программы — это возмещение ущерба тем, кому алкоголик причинил боль. Как реагируют родственники? 

— Есть шаги предшествующие. Например, четвертый и пятый. На четвертом шаге прописывают тех людей, на которых обижен, по специальной таблице. Это может быть и мама, и начальник, и брат, и сосед дядя Вася. Таким образом, набирается немало. Социальные группы могут быть: москвичи, понаехавшие, православные. И он пишет честно, что их надо убить и растворить в кислоте. И чувства расписывает, ошибки, грехи. Наставник предлагает занести этих людей в список тех, кому алкоголик причинил зло. Это 8-й шаг. А в 9-м он возмещает этим людям ущерб.

И вот тут может начаться: «Меня Вася оскорблял, и я должен принять, что нанес ему ущерб? Это не программа, а сумасшествие!» Если удастся с этим справиться, то и произойдет метанойя. Они вдруг понимают, что это они маме должны, а не наоборот. После девятого шага у многих алкоголиков уходит тяга к алкоголю. Это — момент, когда врачи снимают шляпу и говорят, что вам, алкоголикам, удалось сделать то, что мы, врачи, не смогли. Человек пил, спился, еще не умер, а душа умерла, и вдруг воскрес из мертвых. Это не спонтанно, а благодаря очень серьезной внутренней работе. 

— И как встречают воскресших родственники?

— По-разному. Моему другу дочь плюнула в лицо и сказала: «Я желаю тебе сдохнуть в тюрьме». Она с ним не общается. Могут сказать: «Пошел вон», или кинуть трубку. Такое нечасто бывает, но алкоголик должен быть готов к тому, что люди не кинутся к нему с распростертыми объятиями. 

Но много случаев, когда очевидно, что Бог есть. 

— Приведите пример?

— У меня был отчим, с которым мы не общались более 30 лет. Я нашел его телефон, позвонил и попросил прощения за мое поведение. Он после минутной паузы сказал, что да, прощает, пожелал увидеться. Будто ржавый многолетний гвоздь вынули из моей души. Это, конечно, очень сильное чувство. 

Одна женщина мошенничала с банками по поводу кредитов. Ее поймали и должны были дать серьезный срок. В это время она была под домашним арестом и вошла в программу выздоровления. Дошла до 9-го шага. Позвонила в банк и сказала, что будет отдавать по маленькой сумме с зарплаты. Банки согласились, и на суде ей дали 7 лет условно. Это сильная история и потрясающее свидетельство Божьего участия. 

— А еще были сильные истории? 

— Парень один сидел в тюрьме, серьезный, бритоголовый, знаю его хорошо. Освободился по УДО и продолжал употреблять. В совершеннейшем угаре на машине переехал женщину. Сам себе сказал: «Я сидеть больше не буду», нажал на газ, еще раз ее переехал и исчез. Свидетели ему вслед кидали бутылки, свистели, машину он бросил и продолжал безумствовать, а потом его поймали.

И все, скоро суд. Он начинает ходить к ней в больницу с цветами. А она просто в ненависти. Ему наплевать, он прожженный тип, ему нужно, чтобы она ходатайствовала за него. Потом он вливается в программу выздоровления и идет к ней уже в рамках 9-го шага. Без цветов и не просит ни о чем, готов сесть в тюрьму. Он уже изменился полностью. И тогда она его прощает. И ему дают большой срок, но условно. 

Это нечастые случаи, но они дорогого стоят. Единственное, что могу сказать — двери открыты. В обе стороны. К сожалению, в другую тоже. Любой человек может прийти на группу и остаться. Но никто не будет держать. 

Выздоровление — путь длиной в жизнь

— А вас не угнетает мысль, что всего 5% по вашей статистике могут избавиться от этой беды?

— Я не помню, кто из святых отцов писал, что подлинных христиан очень мало. А внешне верующих намного больше, но и их ничтожное количество. Это узкий путь. «Званых много, но избранных мало». Да, это печальная история, но что мне нравится в программе — это программа конкретных личных действий.

Для алкоголика очень опасно осуждать, врать и злиться. Потому что этого болезнь не прощает.

Состояние ухудшается жутким образом.

— Вы все время в настоящем времени говорите: «выздоравливает». А глагол совершенного вида возможен? «Выздоровел»?

— Есть такое расхожее присловье, что выздоровление — это путь длиной в жизнь. Алкоголику хочется забыть о том, что это хроническое заболевание, но истории срывов на больших сроках напоминают. Страшно смотреть на лица тех, кто возвращается в программу после срыва. Некоторые умирают. 

Выздоровел — когда, поссорившись с женой или будучи выгнанным с работы, он не побежит в магазин. Он знает, что для него это смерть. Но он может напиться, если перестанет помогать другим людям, выполнять программу. Она не имеет дна и бесконечная, как жизнь во Христе. 

— Если захочешь забыть и алкоголизм, и программу и начать с нуля — не получится? 

— Зависимый человек хочет забыть, что он болен неизлечимой и прогрессирующей, смертельной болезнью. Тогда он становится сухим алкоголиком или же срывается через более, менее продолжительный период. На таких людях словно нет лица. Они мутные, будто из наркологической больницы. Люди жили во лжи и напиваются, потому что никогда не знали, что такое честность с самим собой. 

И это и есть новая жизнь, тогда человек обновляется, ему становится интересно жить. Как говорят наркоманы: «Я кайфую от самой жизни», потому что он никогда не жил, не видел зелени в отражении стекла, не видел глаза своей мамы, не видел свои руки, которые не дрожат. Жизнь наполняется красками, и человеку хочется ею жить. А жизнь сухого алкоголика жизнью сложно назвать: унылая, бездарная, никчемная. И бывает, что боль у них настолько сильной становится, что они кончают жизнь самоубийством. 

— Какую главную мысль вам всегда хочется донести до созависимых?

— Есть такая книжка — «Жить трезвыми». И, кажется, эпиграфом к ней служат слова «Если ничего не помогает, выполняйте рекомендации. Совет старого деревенского доктора». Если не помогает — просто выполняйте. Пытайтесь снова и снова убрать руки прочь от алкоголика, отстраниться с любовью. Тогда и начнется жизнь.

Фото: Сергей Петров

www.pravmir.ru

Алкоголик в семье: чем могут помочь близкие? |

Книга «Алкоголик в семье: чем могут помочь близкие?» адресована родственникам и друзьям тех, кто страдает от алкогольной зависимости. Cпециалисты по реабилитации алкоголезависимых — протоиерей Илия Шугаев и психолог-консультант Екатерина Савина — объясняют, какие ошибки в отношениях с зависимым человеком делают родственники и друзья, как нужно изменить поведение, чтобы перестать быть созависимым, а затем и побудить больного алкоголизмом к выздоровлению.

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

Эта книга — тот редкий случай, когда мы обращаемся не к организаторам той или иной социальной помощи, а к самим страдающим людям — созависимым. То есть к тем, чья жизнь тесно переплетена с жизнью больных алкоголизмом близких.

Почему мы решили обратиться к этой теме?

Явление созависимости — страшное и опасное. Оно губит жизнь всех членов семьи, в том числе детей. Часто созависимость тоже называют болезнью. Но даже если с этим не соглашаться, нельзя отрицать, что жизнь семьи алкоголика — это жизнь, наполненная страданием. На мой взгляд, родственники переживают проблему зависимости близкого даже острее, чем он сам. Ведь зависимый — от алкоголя ли, наркотиков — человек годами живет под своего рода «анестезией», в каком-то смысле «обезболивает» свою психику, и потому не осознает тяжести последствий своей болезни. А близкие так погружаются в болезнь зависимого, так страдают и переживают, что на их психике это отражается даже сильнее. Мне приходилось видеть мам алкоголиков и наркоманов, которые даже внешне выглядели гораздо хуже своих детей — более больными, измученными.

Как изменить ситуацию? Как близкие могут помочь пьющему человеку начать новую трезвую жизнь? Это главный вопрос, который волнует и родственников, и специалистов.

Самое главное понимание, которое дает эта книга, таково: близкие имеют гораздо больше влияния на пьющих родственников, чем любые профессора, академики, психологи, врачи. И правильное поведение, правильное отношение к болезни и к зависимому человеку может изменить жизнь всей семьи, пусть и не так быстро, как хотелось бы.

В свое время от кого-то из священнослужителей я услышал фразу, которую часто теперь использую на консультациях с созависимыми, на встречах, лекциях: «Не бросайте душу свою на костер чужих страстей». Этот точный образ многим помогает увидеть ситуацию по-другому: вовлекаясь в жизнь зависимого, его близкий тоже разрушается. В результате &

azbyka.ru

Какими вырастают дети в семьях алкоголиков :: Общество :: Дни.ру

Знаете, что объединяет всех детей, которые растут в семьях, где один из родителей страдает алкоголизмом или употребляет наркотики? Как не странно, это нехватка родительского внимания, потому что даже если один из родителей вполне социален, все его силы уходят на борьбу с алкоголизмом партнера. 

Отсюда – агрессия: дети не только могут регулярно подвергаться побоям со стороны пьющего родственника, но также довольно часто любые проблемы решаются криком или шлепком – у родителей просто нет ресурса. Плюс бедность: заболевание делает зависимого неработоспособным, все деньги уходят на "зеленого змия" или бесконечное лечение. А вот формирование личности ребенка, волею судьбы оказавшего в такой семье алкоголиков, происходит по четырем основным сценариям. По каким именно, Dni.Ru рассказал психиатр-нарколог, психодиагност и главный врач клиники Маршака Дмитрий Вашкин.

"Маленький взрослый". Это трудолюбивый, ответственный ребенок, наличие которого в асоциальной семье в принципе удивляет родственников, соседей и друзей, если таковы имеются. Он стремится быть первым во всем, отлично учится, занимает первые места на олимпиадах и спортивных соревнованиях. Все это делается для того, чтоб снискать одобрение и похвалу у своей пьющей семьи. Или хотя бы у окружающих. Любая неудача или даже второе место на олимпиаде больно ранит его и оборачивается почти трагедией. Ближе к подростковому возрасту родители, как правило, взваливают на его плечи дом, быт и заботу о младших братьях и сестрах. И ребенок один всех безропотно тащит. Он все еще надеется заслужить любовь, который, увы, никогда не будет. В перспективе такой психотип становится трудоголиком. Он может добиться колоссального успеха и не столкнуться с проблемой алкоголизма. Но на фоне этого, если он, допустим, стал руководителем, непременно окружит себя алкоголиками, начнет их опекать, лечить. Довольно много пациентов, которых вот так за руку приводят их начальники.

Фото: pixabay.com

В партнеры "маленький взрослый" также выбирает человека, о котором нужно заботиться. Не обязательно алкоголика, это может быть маленькую хрупкую женщину или слабого, инфантильного мужчину. В результате такие семьи получаются вполне гармоничными. "Маленький взрослый" - ответственный отец и нежная мать. Этот психотип, пожалуй, самый благополучный из всех вариантов, хотя, безусловно, травмированный.

"Невидимка". Самая распространенная модель поведения, как показывает практика. В семье такого ребенка практически не видно – он стремится быть незамеченным. Родителям так  удобно – малыш не доставляет хлопот. Это глубокий интроверт, который с большой вероятностью обзаведется к пубертату всеми признаками шизоида. Ему сложно общаться с людьми, находить друзей, выражать свои эмоции и даже отвечать у доски (поэтому нередко таких детей записывают в "тупые"). Задача ребенка, а потом и подростка такого типа  – мимикрировать под окружающий мир, слиться с обстановкой, затихнуть, сделать все, чтобы не привлекать к себе внимания (а заодно и к своей семье). Поэтому дома он тихо играет в игрушки, сам себя развлекает, много фантазирует, живет в своем вымышленном мире. Причем мир, этот может быть удивительным, ярким, талантливым, но, увы, семья не заботится о том, чтобы эти таланты и вообще какие либо способности сына или дочки развивать.

Все проблемы "невидимка" решает самостоятельно, а родители только рады: один из них пьет, другой занят первым. К большому сожалению, такие "золотые", тихие, беспроблемные дети имеют  склонность к суициду в подростковом возрасте, будучи крайне ранимыми, тревожными натурами, подверженными психогенным депрессиям. К тому они все переживания держат в себе и уносят потом с собой. Если пубертат более-менее пройден, большой процент "невидимок" все же становятся алкоголиками годам к 30-40. То есть, по сути, это такое же самоуничтожение, но растянутое во времени.

Фото: pixabay.com

"Шут". Такой ребенок – шутник, балагур и душа компании -кажется, не замечает, в какой семье он растет. Он спешит посмеяться над всем, иначе ему пришлось бы заплакать. Он отшучивается в магазинах, когда покупает отцу бутылку водки. Вся его жизнь напоминает лимерик, даже во взрослом возрасте "шут остается" незрелым, инфантильным, не способным выстроить нормальные отношения ни с друзьями (и позиция "души компании" тут не спасает), ни с партнером (он не знает и даже интуитивно не понимает – как). Часто это дети из актерских и творческих семей, в которых алкоголизм нередко сопутствует таланту.  

"Трудный ребенок". С точки зрения наркологии судьба таких детей бесповоротно сломана ранней, стремительной, злокачественной алкоголизацией. В третьем классе появляются сигареты, в четвертом-пятом – алкоголь. "Трудные дети" – привычные пациенты школьных и детских психологов, козлы отпущения у преподавателей,  частые гости комнаты милиции и приютов – многие с ранних лет бродяжничают, убегают из дома. Скитальцев возвращают, они сбегают снова, попадают не без вмешательства органов опеки в детский дом, откуда снова сбегают. Если в ход идут наркотики, то это сразу большие дозировки и мощные препараты. Но погибают такие дети вовсе не от алкоголизма или наркомании (от них просто не успевают, 90 % не доживает до 30 лет), а от образа жизни, вызванного употреблением: тут и пьяная езда, и драки, и криминальные истории.  Упал с крыши, утонул, пропал без вести. Вот эта группа как раз про дурную наследственность, отчаянный алкоголизм, кратчайший путь к саморазрушению. 

Фото: pixabay.com

"В рамках работы с зависимостями разного рода среди наших пациентов чаще всего встречается психотип – "трудный ребенок",– рассказала Dni.Ru клинический, семейный психолог, член РПА Жанна Засыпкина. - На втором месте – "невидимка", но алкоголизм там развивается позже – к 30 годам. Увы, в семье, где регулярно и безмерно употребляют алкоголь, никогда не вырастет здоровый, психологически устойчивый человек. Нет, вовсе не обязательно, что он тоже станет пить. Дело в психологической травме, которую получают дети алкоголиков всегда  и без исключения". 

Там где алкоголь – всегда нелюбовь, агрессия, насилие, девиации, бедность. "Даже если мы возьмем лучший вариант развития событий – успешного трудоголика, становится очевидным, что и трудоголизм – не совсем здоровое явление, несмотря на то, что оно в тренде. Вы, наверняка, замечали, как много людей, которые никогда не могут усидеть на месте, постоянно куда-то стремятся, жаждут успеха, славы, денег и главное – признания и похвалы, даже если жизнь вроде бы сложилась прекрасно? Все вокруг ахают – и как ты все успеваешь? Такое состояние называется "синдромом деятельного человека", которому невыносимо существовать, если ничего не происходит. Он не умеет быть счастливым просто так. А жизнь ведь в основном и есть "когда ничего не происходит". Ничего здорового в таком поведении нет и не может быть.  Когда изучаешь анамнез таких пациентов, часто выясняется, что это дети недолюбленные, с повышенной тревожностью, из неблагополучных семей, в которых кто-то из родителей страдал зависимостью", – отметила психолог. 

dni.ru

В чужом живут похмелье: как не сойти с ума в квартире с алкоголиком | Статьи

В Ставропольском крае произошло бытовое на первый взгляд преступление — сын убил пьяного отца на кухне. Особенность ситуации в мотиве — выяснение отношений началось из-за претензий предполагаемого убийцы к погибшему по поводу его аморального образа жизни и пьянства. Подобные сведения счетов между родственниками не редкость в стране. Жить с маргиналом годами в одной квартире — тяжкое испытание. Что происходит с психикой родных дебоширов и как законным способом избавиться от соседства с пьяной угрозой — разбирались «Известия».

За этим типичным, что не отменяет всего ужаса происходящего, сценарием расправы внутри семьи стоит страшная социальная проблема — невыносимая жизнь с алкоголиком. Отнюдь не все любители спиртного — тихие выпивохи. Алкоголики рано или поздно начинают вторгаться в пространство своих близких. Начинают приводить домой компании, вынуждая своих близких так или иначе разделять свой образ жизни. Одни против воли начинают пить за компанию, принимают правила тирана. Другие, напротив, начинают борьбу, которая, как в случае на Ставрополье, может окончиться трагедией.

Фото: Depositphotos/belchonock

Преступление было совершено в хуторе Демино Шпаковского района Ставропольского края в ночь на 15 февраля. 28-летний сын начал высказывать претензии по поводу вечных запоев своему 57-летнему отцу. Дошло до драки, в которой молодой человек одолел своего родственника. От причиненных побоев глава семейства скончался.

Такие преступления, увы, не редкость. Похожая как две капли воды трагедия разыгралась в Омске пять лет назад. Как сообщал «5 канал», побывавший тогда на месте происшествия и следивший за процессом 37-летний мужчина вырос с отцом-алкоголиком, но образ его жизни никогда не разделял. Издевательства он терпел на пару с матерью. Все в подъезде знали о семейной беде и молча сочувствовали матери и сыну — дебоши покойный учинял и днем и ночью. Сын, повзрослев, пытался повлиять на отца, но тщетно. Не выдержав очередной выходки отца, сын в порыве ярости здорово его избил.

«Думала, что всё обойдется. Моя ошибка, что я не вызвала скорую помощь. Он хрипел, но дышал. Думала, что это храп во сне», — рассказала жена погибшего. Она рассказала следствию, что муж ежедневно провоцировал сына своим поведением. И тем не менее закон предписывает суровое наказание за причинение тяжких увечий, повлекших смерть.

Конфликт с алкоголиком глазами психолога

Личность человека, страдающего алкогольной зависимостью, меняется по принципу «чем дальше, тем хуже», считает криминальный психолог Виктор Лютых.

«Психиатры отмечают, что в начале заболевания заостряются характерологические особенности человека, он становится как бы шаржем на самого себя. Например, если человека было легко задеть, то с развитием болезни он начинает вспыхивать по поводу и без. Если отличался демонстративностью, то болезнь делает его истериком, совершающим кричащие поступки на публику, и так далее. Позже с развитием болезни происходит деградация личности: человек утрачивает критику к себе, его интеллектуальные возможности существенно снижаются, он перестает соблюдать моральные нормы», — обрисовывает портрет семейного тирана-алкоголика специалист.

Возмущение окружающих действиями алкоголика понятно: человек внешне здоровый, с головой, руками и ногами, а ведет себя неадекватно, на слова не реагирует. Однако те, кто пытается исправить его уговорами, не всегда понимают, что развивающаяся болезнь со временем лишает его способности критично оценить свое состояние и изменить поведение, говорит собеседник «Известий». Поэтому уговоры-угрозы, эффективные для нормальных людей, в отношении страдающих зависимостью зачастую бесполезны.

Фото: Global Look Press/Olga Kravets

Жизнь людей под одной крышей с алкоголиком тяжела и опасна.

«Это постоянный стресс, который истощает физически и психически. У окружающих формируются психологические защиты, успешные и не очень (например, тоже начинают пить). Может возникать стойкое ощущение безысходности, беспомощности. Возможно развитие эмоциональной неустойчивости, повышенной раздражительности, импульсивности и других расстройств. Родные и близкие зачастую испытывают противоречивые чувства: с одной стороны, любовь и жалость, с другой — отвращение и ненависть. Со временем последние начинают преобладать. Кто-то из близких продолжает попытки спасти, кто-то перестает бороться. А кто-то совершает действия подобные тем, которые произошли на Ставрополье», — говорит Лютых.

Бывает так, что алкоголик длительно и систематически избивает, оскорбляет близкого человека, а после очередного оскорбления жертва не выдерживает и нападает на обидчика. Если это будет доказано в ходе следствия, то обвиняемый вправе рассчитывать на снисхождение суда.

«Иногда такие действия жертвы могут быть квалифицированы как акт насилия (убийство или вред здоровью), совершенный в состоянии аффекта, и повлечь существенное смягчение наказания. Для так называемого кумулятивного (накопившегося) аффекта, в частности, характерно: длительное накопление эмоциональной напряженности, субъективная внезапность «аффективного взрыва» в ответ на очередную выходку, сужение сознания и невозможность контролировать свои действия (во время «взрыва»), а также физическое и психическое истощение (после «взрыва»)», — поясняет эксперт.

Алкоголизм — болезнь семейная

Статистика ущерба от алкоголизма в стране, увы, ведется не так основательно, как хотелось бы. Есть лишь абстрактная цифра, говорящая о количестве потребляемого спиртного в России, объеме продаж, и данные о лицах, официально состоящих на учете в наркологических диспансерах. И хотя и эти значения заставляют задуматься о проблеме, реальная картина куда более пугающая.

Часть правдивых данных о беде скрывается за разрозненными цифрами — в сводках о многочисленных ДТП с пострадавшими и погибшими на дорогах, когда виновник был нетрезв; за тысячами пожаров, возникших из-за алкоголика, уснувшего с сигаретой; за немотивированными убийствами по пьяной лавочке и многими другими фактами. В том числе за многими и многими самоубийствами. Причем кончают с собой как алкоголики, так и их родственники, которые не могут в какой-то момент найти в себе силы жить дальше в страхе.

Фото: Depositphotos/Ondrooo

Человек сам выбирает свой путь, но это не дает ему права калечить жизнь ближнего. Так-то оно так, но страдания от употребления человеком спиртного в первую очередь испытывают нормальные люди из его окружения. В эту игру, по подсчетам психологов, вовлекается в среднем до 16 человек (!). Одни прикрывают алкоголика на работе, другие каждый раз спасают из передряг, третьи воспитывают, четвертые кормят, оплачивают его долги и т.д.

Не безразличным к судьбе алкоголика людям с этой карусели сойти очень сложно, особенно самым близким для пациента. В этом убедилась Александра — дочь и жена алкоголиков, согласившаяся рассказать свою историю «Известиям». Ей, по собственному признанию, удалось спастись от глубочайшей депрессии, наполнить свою семейную жизнь смыслом — в сообществе для родственников алкоголиков «Ал-Анон».

«С самого детства я жила в страхе перед возвращением папы с работы. Страх этот был на физическом уровне. Отца чаще всего привозили домой на машине, от него пахло алкоголем вперемешку с машинным маслом. У меня даже выработался рвотный безотчетный рефлекс на этот «букет». Мало того что он плохо пах, всегда начинался их скандал с матерью», — рассказывает о своем детстве Александра.

Она на собственном примере выявила ряд особенностей семьи алкоголика.

«Алкоголизм — это когда все молчат. Никто не понимает, что это болезнь, что виноватых по сути нет. Всегда ищется кто-то крайний, кто-то виноватый. Всегда на ком-то вымещается обида за сложившийся конфликт. Близким алкоголика всегда одиноко. Мне не с кем было поговорить. Лишний раз обращать на себя внимание было чревато. В голове была иллюзия, что я могу что-то исправить. Я выслуживалась хорошими оценками в школе, чтобы не привлекать к себе негативного внимания. Казалось, что тогда будет более спокойная обстановка дома», — говорит Александра. Все эти представления оказались заблуждениями. Алкоголизм — это болезнь изоляции, говорит девушка.

«Очень быстро в нашем доме исчезли гости. Мама постоянно была в тревоге из-за отца, и в какой-то момент она запретила приводить знакомых в квартиру. Ко мне не могли прийти одноклассники. Иногда подруги заходили, но их нужно было бегом выпроваживать перед приходом отца домой», — говорит собеседница «Известий». Эти действия были продиктованы нежеланием выносить сор из избы.

Фото: Global Look Press/imagebroker/Michaela Begsteiger

Такая практика губительна, считает Александра, так как отгораживает людей от помощи.

«Даже выговориться о том, что накипело, а это 2–3 скандала каждую неделю, было некому. Действовало семейное табу», — говорит она.

Она вспоминает о том, как вылила бутылку водки, найденную у отца, в раковину, считая, что враг — внутри.

«Скандал был жуткий, досталось маме. Я пыталась заступиться, но меня никто не слышал в запале. Это был для меня урок на всю жизнь — бороться со следствием, отнимать у зависимого алкоголь бессмысленно», — вспоминает Александра.

Бессмысленными оказались и попытки, которые предпринимала ее мать, чтобы отвадить отца от употребления, — увещевания, обещания, скандалы и слезы — всё это оказалось пустой тратой времени и сил. Мужчина продолжал пить. Мама Александры от отчаяния даже добавляла какие-то препараты в пищу, алкоголь, окончила курсы экстрасенсов, чтобы повлиять на главу семьи. Всё впустую. Не помогло даже помещение мужчины (с его согласия) в реабилитацию — выписался оттуда через две недели.

Чтобы сбежать из домашнего ада, Александра быстро вышла замуж.

«Я давала себе зароки, что никогда не допущу ошибки матери. Но... вполне закономерно, я оказалась женой алкоголика», — продолжает девушка.

Постоянная жалость к себе, закрытость для друзей — так было на протяжении нескольких лет семейной жизни. Вдобавок ко всему муж начал поднимать руку на Александру, чего не позволял даже ее отец.

«Я всё так же пребывала в иллюзии, что своими призывами и действиями я помогу ему. Водила его за руку устраиваться на работу, расхлебывала финансовые проблемы. В какой-то момент у меня появилась мысль, что проблема именно во мне, в моем отношении к происходящему», — говорит девушка.

В тот момент, признается собеседница, жить ей не хотелось, наступила глубочайшая депрессии. «Думала, если меня не станет, то с кем останется ребенок? Это и придало тогда сил идти вперед», — говорит она.

Известный психиатр-нарколог, ведущий специалист в области семейной психологии Валентина Москаленко, к которой обратилась девушка, посоветовала в ее конкретном случае походить в группы самопомощи.

Фото: Depositphotos/belchonock

«Я не сразу последовала ее совету, признаюсь. Поворотным моментом стал разговор с человеком, который не видел меня три года. Знакомая в лицо сказала: «Во что ты превратилась? Ты же вся в страхах». Она была права, не хотелось даже элементарных женских радостей — платьице купить, например. Только бесконечное чувство страха», — говорит она. Александра часами изводила себя мыслями о том, что, например, мужа убили, рисовала вероятные последствия того, что еще не случилось. После решающего разговора со своей знакомой Саша пришла в сообщество самопомощи для родственников алкоголиков. Там ее тепло встретили те, кто понимал ее целиком и полностью.

«Ни лучшая подруга, ни даже мама не понимали меня так, как люди там. Когда они рассказывали о себе, о своих переживаниях, казалось, что они говорят обо мне. Они сказали мне в конце, если хочешь, приходи к нам еще. И ничего взамен не попросили. Так я продолжила ходить на эти группы», — рассказывает девушка.

Одна из главных рекомендаций, которую Александра получила, посещая собрания, заключалась в том, чтобы вернуть алкоголику его ответственность за поступки. «Близкие выполняют роль костылей для больного человека. Но иногда нужно дать ему упасть, совершить ошибку и самому столкнуться с ее последствиями», — объясняет суть подхода девушка. Александра следовала рекомендациям других членов сообщества, и ситуация в ее семье стала меняться. Нет, ее супруг не перестал употреблять алкоголь, увы. И тем не менее стал более ответственным.

«В какой-то момент я нашла в себе силы и поставила ему ряд условий. И, как ни странно, он согласился на них. Уже 2,5 года наша квартира — территория трезвости. Ни я, ни сын не видели всё это время его пьяным. Если он хочет употреблять, он уезжает к друзьям, за город, куда угодно. Он сблизился с сыном, с которым раньше вообще не общался — оказывается ему можно доверить ребенка с уверенностью, что он не напьется. Как мне кажется, он увидел, что я начала меняться сама, и потянулся за мной», — говорит Александра.

Личное дело каждого

Проблема болезненного пристрастия конкретного человека к алкоголю намного сложнее с точки зрения ее решения, чем та же наркотическая зависимость. Потому что стоит на стыке личных свобод человека и прав других граждан на спокойную жизнь.

«Закон не запрещает человеку сегодня пить спиртное в неумеренных количествах. Хотя именно в связи с этим нам часто жалуются люди. Но, по сути, мы безоружны в отношении пьяниц. Понятное дело, если он появляется на улице в состоянии опьянения или распивает алкоголь, есть возможность его привлечь к административной ответственности. А в квартире — нельзя. Но даже если бы это было можно, проблему всё равно протоколами не решить», — поделился опытом с «Известиям» столичный участковый с многолетним стажем работы.

Фото: Global Look Press/CHROMORANGE/Bilderbox

«Раньше довольно эффективным инструментом был институт лечебно-трудовых профилакториев. Еще наставник рассказывал о том, что направить туда семейного пьяницу не составляло большого труда. Сегодня такое невозможно. Равно как и принудительное лечение от алкоголизма. Несколько лет назад началась подобная практика в отношении наркозависимых — по решению суда их, вместо срока в колонии, обязывают пройти курс реабилитации. Сложно судить об эффективности такой меры. Но это хоть что-то. С алкоголем ситуация в этом плане патовая», — говорит полицейский. По его словам, отсутствие правовых инструментов толкает участкового, который искренне хочет помочь людям, находящимся в плену у пьяных безумцев, на использование не вполне правомерных приемов.

«Часто обращаются жены, находящиеся в финансовой зависимости от алкоголика-мужа. Несколько раз удавалось воздействовать на таких агрессоров угрозами, что об их поведении в быту будет сообщено по месту работы. Хотя такая мера уже давно не предусмотрена законом. Сложнее, когда жалуются пожилые люди на своих уже немолодых детей. Инструмент один — профилактическая беседа. Кто-то может испугаться только одной формы полицейского, а кому-то всё до лампочки. Заставить таких людей встать на путь исправления в 40–45 лет почти невозможно. Хорошо если родители начинают бить тревогу и откровенно общаться с участковым, когда человек только начинает увлекаться выпивкой — в подростковом возрасте. В этом случае можно побороться за человека, исправить ситуацию. Но, разумеется, каждый случай индивидуален», — говорит полицейский.

Изолировать от общества буяна, по его словам, можно лишь за совершение серьезного преступления.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

iz.ru

Как семейный алкоголизм влияет на психологию детей

Родители, имеющие сложные отношения с алкоголем, причиняют своему ребенку непоправимый вред – кроме разнообразных хронических заболеваний и патологий он может унаследовать и психологические проблемы. И даже если алкогольное злоупотребление не отразилось на состоянии здоровья ребенка, во многих случаях оно изначально определяет дальнейшее развитие его жизни – у большинства детей, которые выросли в семьях, где один из взрослых имеет зависимость от спиртосодержащих напитков, отмечаются проблемы в познавательной сфере. Они проявляются в невозможности долго удерживать свое внимание на каком-либо объекте, нарушении коммуникабельности, проблемах с дисциплиной – последствия бывают разнообразными.

Отличительные признаки ребенка из семьи алкоголиков

Медики и ученые давно изучают вопрос наследственных проблем, связанных с алкогольной зависимостью. В результате они смогли определить ряд общих поведенческих шаблонов, которые присущи детям, выросшим в семьях, где есть проблема с зависимостью от спиртных напитков. К ним можно отнести следующие признаки:

  • Неумение отказывать. Условия воспитания в семьях, где взрослые пьют, нередко способствуют развитию нерешительности – ребенок не в состоянии самостоятельно принять решение в результате того, что нетрезвые родители жесткими методами отучали его от непослушания. В результате страх сделать что-то не так парализует его в моментах, когда требуется проявить самостоятельность.
  • Скрытность. К этому приводит чувство стыда за своих родителей. Из-за этого дети, выросшие в подобных семьях, тщательно скрывают свою ситуацию. Они рано перестают приглашать в гости друзей, предпочитая встречаться на улице, не распространяются о семейных обстоятельствах.
  • Низкий уровень самооценки. Особенно это проявляется в ситуациях, когда употребляют алкоголь оба родителя – ребенок достаточно рано начинает осознавать, что его семья отличается от других, и далеко не в лучшую сторону. Это невольно накладывает отпечаток на оценку его положения среди сверстников; ребенок начинает ощущать себя ущербным, лишенным многих вещей, которые для его друзей и одноклассников являются обычными.
  • Бессистемность действий. Обычно в семьях с алкогольной зависимостью не существует четкого уклада, их жизнь отличается непредсказуемостью и сиюминутностью. В результате у детей затруднено формирование ориентиров, отсутствует понимание последовательности.
  • Предрасположенность к нарушению правил. Многие дети алкоголиков отличаются склонностью к невротичному поведению, импульсивны. Это нередко приводит к регулярным дисциплинарным нарушениям еще в школе. Впоследствии такие дети достаточно быстро попадают в поле зрения полиции.
  • Сложности с адаптацией. Наличие психологических проблем мешает ребенку проявлять необходимую в ряде ситуаций гибкость, из-за чего его поведение нередко становится не только нелогичным, но и диаметрально противоположным тому, что требуется в ситуации. Нередко это вытекает из особенности, упомянутой в предыдущем пункте.
  • Внушаемость. Нарушение нормальной коммуникации в семье приводит к тому, что ребенок становится излишне доверчивым, его проще ввести в заблуждение. В результате он часто становится жертвой манипуляций. К тому же, нередко родители-алкоголики обвиняют ребенка в своем образе жизни, что лишь усугубляет последствия – чувство вины может прижиться на десятилетия.
  • Сложности с проявлением быстрого мышления. Во многих ситуациях, которые требуют демонстрации находчивости, гибкости, креативности, дети родителей с зависимостью сдаются и не могут найти выход из положения. В результате ответной реакций становится замыкание в себе, отказ от коммуникации. Это происходит из-за того, что в свое время родители не сформировали у ребенка правильный шаблон поведения в критической ситуации.
  • Агрессия. Причин у матрицы поведения, связанной с агрессивностью, множество – это и нарушения нервной системы, и копирование поведения одного из родителей, и неспособность выразить свои чувства иным способом. К сожалению, такой шаблон на долгое время может стать одним из самых привычных, если вовремя не скорректировать поведение ребенка.
imgimg

У вас есть вопросы по лечению?

8-800-700-50-50

  • Круглосуточно
  • Анонимно
  • Бесплатно

ПОЗВОЛЬТЕ НАМ ПОМОЧЬ:

Разумеется, ни один из указанных признаков не является характерной чертой любого ребенка, чьи родители злоупотребляют алкогольными напитками – есть и исключения, противоречащие всем правилам. Однако такие поведенческие особенности часто проявляются у детей, воспитывавшихся в семьях с алкогольными проблемами. Агрессия у детей

Психологические особенности развития ребенка в семье алкоголиков

Ребенок, воспитывающийся в семье, где один или оба родителя имеют проблемы с алкоголем, изначально находится в стрессовой ситуации, что отражается на формировании его личности. Прежде всего, это вызвано отсутствием стабильной реакции взрослых – за одним и тем же поступком ребенка могут последовать совершенно разные отклики, от игнорирования до избиения. Дети, сталкивающиеся с подобной ситуацией, испытывают вполне ощутимые сложности при формировании отношения к родителям – страх, несмотря на любовь, избегание, но при этом еще ощутимая тяга и желание получить одобрение. Сказываются и деформированные педагогические методы, из-за чего ребенку вовремя не объясняют какое поведение является неприемлемым или толкают к совершению объективно плохих поступков. Также при анализе психологических особенностей детей из проблемных семей стоит учитывать, кто из родителей имеет зависимость от алкоголя.

Влияние пьющих родителей

Самая сложная для ребенка ситуация – это когда оба родителя имеют алкогольную зависимость, что изначально оказывает деформирующее воздействие на формирование личности. Нередко это накладывается на физиологические последствия, которые проявляются у детей, рожденных в таких семьях. Ввиду отсутствия поблизости хотя бы одного взрослого с социально-нормальной матрицей поведения такие дети с малых лет чувствуют себя ненужными, испытывают депрессивные переживания, чувство безысходности. У них нарушена социализация – это начинает проявляться уже с начальных классов школы.

Поскольку дома ребенок себя не чувствует спокойным и защищенным, у него достаточно быстро начинают появляться проблемы с учебой – он не может сконцентрироваться на усвоении школьных знаний или выполнении домашнего задания. После того, как дети из семей с обоюдной алкогольной зависимостью начинают ощущать отсутствие должного контроля со стороны взрослых, начинаются проблемы с дисциплиной – они убегают с уроков, могут вести себя вызывающе, охотно вступают в конфликты. Именно среди таких детей высок процент активного участия в асоциальных компаниях – там они находят сверстников со схожим пережитым травматичным опытом.

Влияние пьющего отца

Отец-алкоголик для ребенка нередко является олицетворением негативной стороны – он проявляет грубость, невнимателен по отношению к родственникам. В результате весь этот травмирующий опыт пытается сгладить мать, проявляющая гиперопеку и любовь. Это вызывает в семье ярко выраженную амбивалентность, что зачастую стимулирует детей на манипуляцию – например, получить от матери какие-то послабления в результате агрессии, проявленной отцом.

Также отец с алкогольной зависимостью существенно снижает шансы на то, что у ребенка сложится правильный образ мужского поведения в семье. Впоследствии сын может проявлять инфантильность, а дочь будет просто презирать мужчин. Если говорить о конкретных последствиях воспитания в семьях с пьющим отцом, то отмечаются следующие черты у людей, выросших в таких условиях:

  • охотно видят проявления любви даже в проявлениях жалости, неспособны увидеть разницу
  • могут быть патологически привязчивы к людям
  • склонны ощущать тревожность даже без должного повода
  • эмоционально реагируют на ситуации, в которых не могут ничего изменить, не могут смириться и отпустить
  • не отличаются системностью мышления, имеют сложности с планированием
  • с легкостью врут
  • избегают авторитарных людей, не мирятся с критикой и с легкостью обижаются
  • имеют ожидания лишь сиюминутного результата, из-за чего не могут долгое время чем-либо заниматься на перспективу
  • даже при хорошо развитой коммуникабельности не могут эффективно работать в команде
  • постоянно ждут одобрения
Обиженный ребенок

Дополнительный травматизм воспитания в семье с пьющим отцом заключается не только в том, что отец может проявлять агрессию. Также последствия проявляются как результат изменения социальной и экономической роли матери – она становится основным «добытчиком», а также тратит больше сил на обеспечение сохранности своего брака. Обычно это происходит в ущерб воспитанию ребенка – времени на все не хватает.

Влияние пьющей матери

Если сложилась обратная картина, и зависимость от алкоголя характерна только для матери, это также имеет свои специфические последствия. К ним можно отнести:

  • нарушения эмоциональной сферы у ребенка, неспособность проявлять любовь
  • повышенная скрытность – изначально такие дети не могут спокойно признаться в том, что воспитывались матерью-алкоголичкой
  • гипертрофированная потребность во внимании
  • склонность видеть корень любой проблемы только в себе
  • существенная недооценка собственных возможностей
  • истеричное поведение
  • отчужденность
  • сложности с усвоением новых навыков и знаний

Во многом проблемы у детей, которых воспитывали матери с зависимостью, обусловлены тем, что было оказано токсичное воздействие на их организм еще в фазе эмбриона – нередко это сопровождается существенным сбоем в развитии нервной системы.

Психологические травмы детей при воспитании в семье с алкозависимостью

Пребывание в семье, где родители пьют, сопряжено для ребенка с комплексом травмирующих впечатлений, которые сказываются на его дальнейшей жизни. Эта деформация проявляется в том, что у человека изначально формируются неверные установки, которых он впоследствии будет придерживаться. К часто встречающимся последствиям относятся:

  • убеждение в том, что употребление алкоголя – нормальное поведение для взрослого человека
  • наличие моральных травм, которые вызваны побоями – запуганность, агрессивность, подчиненное положение
  • сложности с дисциплиной и самоорганизацией ввиду отсутствия таких качеств у родителей
  • недостаток денег воспринимается как норма
  • формируется завистливость ввиду того, что ребенок изначально был лишен многих материальных благ

Нередко провоцирует развитие психотравм и тот фактор, что в результате зависимости родителей, мамы и папы других детей запрещают им общаться с ребенком, который воспитывается в сложной семье, что приводит к изоляции.

Синдром ВДА

Синдром «взрослых детей алкоголиков» неспроста был обозначен психотерапевтами – ему подвержено около сорока процентов людей. Это массовое явление, которое проявляется в том, что деструктивные привычки пьющих родителей вызывают деформацию личностных качеств их детей. В результате человек с синдромом ВДА не может вести полноценную жизнь и склонен «застревать» в своих прошлых травмирующих переживаниях, которые оказывают существенное влияние на его дальнейшие поступки. К таким последствиям относятся сложности при выборе партнера, поиске работы и в других сферах – «эхо» психологических травм получается весьма масштабным. Нередко отмечают у таких людей и деформацию в понимании роли родителя из-за чего они начинают со своими детьми поступать по привычной для себя схеме.

В результате психологи выделяют несколько типов людей с синдромом ВДА:

  • Неполноценный. Эти люди склонны к самопринижению ввиду с детства сформированного механизма защиты, который можно сформулировать как «Я плохой». Как правило, они испытывают большие сложности с любым видом общения – от построения отношений до решения конфликтных ситуаций. В результате срабатывания привычного шаблона, у таких взрослых отмечается пониженный уровень аналитических способностей по отношению к собственному поведению.
  • Отчужденный. Считают, что пережили особенно травмирующий опыт по сравнению с другими людьми, ощущают себя сложными личностями. Такие люди склонны проявлять высокий уровень контроля при общении с другими.
  • Обиженный. Даже во взрослом возрасте продолжают чувствовать себя израненными, ощущают ненависть по отношению к пьющему родителю. Также такие люди склонны к оценке и анализу сквозь свою травмирующую картину мира.
  • Депрессивный. Люди с синдромом ВДА такого типа часто и очень охотно впадают в уныние, им нравится возвращаться к травмирующим воспоминаниям. Временами даже пытаются излечиться, но психотерапия заканчивается, не успев начаться из-за того, что они не могут расстаться с привычным эмоциональным шаблоном.
  • Зависимый. К такому типу относят людей, которые полностью переняли модель поведения родителей – от злоупотребления алкоголем до семейных отношений.
  • Созависимый. Обычно к таковым относятся старшие дети в семье, которые, несмотря на свой возраст, были вынуждены ухаживать за кем-либо (бабушка, младший брат). Велика вероятность, что они смогут построить отношения только с тем человеком, о котором нужно заботиться.
  • Успешный. Под такое определение попадает человек, на которого пережитый травмирующий опыт оказал не деморализующее действие, а наоборот, мобилизующее. Они добиваются успехов в построении карьеры, отличаются высоким уровень ответственности, собраны и ориентированы на результат. Однако все это – только каркас. Внутри такие люди продолжают на себе ощущать последствия своего детства.
Каждый человек без труда сможет найти среди своих знакомых тех, кто подвержен той или иной форме синдрома ВДА и убедиться, что в ряде случаев травмирующее воздействие оказывается чрезмерным. В результате сложной семейной обстановки многие люди не могут развиваться – пережитый опыт не только мешает в этом, но и буквально определяет дальнейшее течение жизни. Поэтому многие психологические клиники оказывают услуги людям, которые ощущают спустя годы последствия пережитого деструктивного опыта – без серьезной терапии совладать с этим бывает сложно.

"Материалы, размещенные на данной странице, носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Посетители сайта не должны использовать их в качестве медицинских рекомендаций. Определение диагноза и выбор методики лечения остается исключительной прерогативой вашего лечащего врача! Компания не несёт ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте https://nasrf.ru/

Напоминаем, что мы против распространения, продажи и приема психоактивных веществ.

Незаконное производство, сбыт, пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и незаконные сбыт и пересылку растений, содержащих наркотические средства / психотропные вещества карается в соответствии с законом 228.1 УК РФ.

Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ карается в соответствии с законом КоАП РФ Статья 6.13."

nasrf.ru

Как жить с алкоголиком: советы психолога, способы самозащиты

Алкогольная зависимость — стресс для окружающих и семьи алкоголика. Как жить с алкоголиком — советы психолога зачастую помогают не просто решить проблему, а принять важные решения и изменить ситуацию к лучшему.

Мужчина часто выпивает спиртное

Алкоголик — человек зависимый. Смысл этой зависимости заключается в постоянной тяге к спиртосодержащим жидкостям. Жизнь людей, находящихся рядом с таким человеком, превращается в кромешный ад. Если алкоголик в семье распускает руки, страдают жена, дети. Сил завязать без посторонней помощи у зависимого нет, но и без его твердого решения бросить пить ничего не выйдет. Поэтому советы психолога касаются поведения и общения с таким человеком.

Как вести себя с зависимым от алкоголя человеком

Жизнь с алкоголиком непроста. Чтобы направить этого человека на правильный путь и постараться избавить его от зависимости, нужно немало терпения и моральных сил. О том, как вести себя с алкоголиком, говорят множество психологов. Из всех советов, что они дают женам, можно выделить несколько главных:

  1. Не стоит угрожать полицией или уходом из дома.
  2. Не нужно вести себя двусмысленно, неопределенно. Все поступки должны быть твердыми, логичными.
  3. Не нужно спорить с алкоголиком, особенно когда он в состоянии опьянения.
  4. Общаться стоит мягко, но настойчиво.
  5. Нельзя потворствовать его желанию говорить о жизни, особенно, если речь идет о негативе.
  6. Никаких упреков и ссор.
  7. Не нужно прятать алкоголь или демонстративно выливать содержимое бутылок на глазах у больного.

Алкоголик алкоголику рознь. Некоторые довольно агрессивны в состоянии опьянения, другие спокойны и бездейственны. И те, и другие негативно влияют на супружескую жизнь. В этом случае обязательна психологическая помощь родственникам. Но жена или мама обязательно найдут помощь для себя и воспользуются ею. Что же касается зависимого человека, его направить на путь истинный бывает очень сложно. Разговаривать с алкоголиком следует, придерживаясь следующих правил:

  1. Спокойный тон.
  2. Невозмутимость.
  3. Не уговоры, а твердые аргументы. Оперировать в разговоре с зависимым можно только фактами.
  4. Необходимо обратить внимание алкоголика на перспективу нормальной человеческой жизни после избавления от зависимости.
  5. Не стоит говорить о тотальном контроле. Например, что жена измеряет содержимое бутылок и знает, сколько он выпил и как бороться с этим злом.
  6. Не нужно определять меру ежедневного употребления алкоголя, которой должен придерживаться зависимый.
  7. Желательно во всем с этим человеком быть честным.

Семья алкоголика — это не затравленные, напуганные жена, дети и мать, а люди, настойчиво идущие к своей цели — избавлению мужчины от зависимости. Как разговаривать с алкоголиком? Стоит честно сказать, что губить себя не стоит, ведь ему есть ради кого жить и смотреть на мир трезвыми глазами. Трезвость — это контроль над собой и своими поступками, поэтому нет ничего лучшего, чем играть с детьми, заниматься общими с ними делами, интересоваться тем же, что и они, вместо того, чтобы валяться пьяным на диване.

Поведение больного

Только в семье зависимого знают, что значить бороться с «зеленым змием». Поведение человека, ищущего спиртное или уже пьяного, непредсказуемо. Семья алкоголика страдает от постоянных вспышек гнева и агрессии. При этом многим его родным трудно держаться. Тут необходима скорее психологическая помощь родственникам, чем зависимому человеку.

Многие алкоголики настолько сильно заставляют переживать родственников, что им трудно удержаться от того, чтобы не бросить его навсегда, оставив наедине со своей бедой. Поведение алкоголика в семье наталкивает на такие мысли. Но нужно отбросить их прочь и взять себя в руки, чтобы постепенно добиться желаемого результата.

Как жить с алкоголиком, если он часто не появляется дома, ночуя во дворе под деревьями или в полицейском участке? Сколько страшных мыслей преследует в эти часы его супругу или маму? Что делать с алкоголиком? Набираться терпения и разговаривать по душам.

Не нужно отчаиваться или искренне удивляться тому, что многие из родственников не разделяют стремлений жены, которая живет с зависимым. Главное, чтобы родственники не потворствовали желанию больного человека выпить.

Поход к доктору

Цель жены — сделать так, чтобы муж признал свое бессилие перед спиртным и смог сделать первый шаг к излечению. О том, как вести себя с алкоголиком в этом случае, подскажет доктор. Желательно отвести больного на анонимный прием и получить советы нарколога. Но и это полдела. Еще важнее постараться придерживаться рекомендаций. Советы будут даны обоим супругам. Решать проблему сообща намного проще.

Как вести себя с алкоголиком после того, как он признал свою зависимость? Не сочувствовать ему. Он полноценный член общества, может отдавать отчет в своих поступках и действиях. Нужно настроить и родственников на волну несочувствия. Необходимо поговорить с соседями и оградить мужа от собутыльников.

Врач выведет из запоя, но психологическое избавление от алкозависимости длится намного дольше медикаментозного. Любой доктор скажет, что зависимость — в голове. И будет прав. Но мало кто знает, как остановить стремление человека выпить. Здесь есть ряд рекомендаций:

  1. Найти полезное занятие, увлечение. В ряду возможных стремлений — спортивная секция. Болит сердце? Подойдут щадящие виды спорта: плавание, малые нагрузки в спортивной ходьбе, футболе, баскетболе, теннисе. Стоит постараться найти команду игроков, которая заменит группу собутыльников.
  2. Желательно все время повторять человеку то, как избавиться от пагубного влияния, чтобы он не забывал, к чему стремится. Найти диету, которой нужно придерживаться, занять его приготовлением блюд специально для того, чтобы можно было придерживаться правильного питания. Стоит делать это вместе.
  3. Прекратить походы к друзьям на дни рождения и праздники.
  4. Поставить перед больным человеком цель не просто избавиться от зависимости, но и пообещать совместное путешествие, найти возможность приобрести путевку заблаговременно.

Если в семье алкоголик, стоит использовать все возможные методики избавления его от зависимости с психологической точки зрения. Но к тому, что ему нужна помощь психолога, человек должен прийти сам. Необходимо лишь направлять его в этом. Например, сказать, что есть знакомый психолог, который избавил от пагубного пристрастия мужа подруги, и они живут без проблем.

Важно не оставлять без внимания человека, страдающего пристрастием к спиртному. Как остановить это стремление, сами зависимые часто знают лучше, чем врачи — взять в один день и просто завязать. Так говорят алкоголики, но вновь и вновь срываются. Нужно напомнить человеку о том, что у него есть силы бросить пить в один момент. Зависимый, который хочет избавиться от болезни, если ему дороги семья и собственное здоровье, найдет в себе силы это сделать.

Жизнь на грани

Уже после твердого решения о том, что нужно прекратить пить, желательно наметить план, как избавиться от пагубного пристрастия. Нужно контролировать поведение больного. Это необходимо для того, чтобы он не сорвался.

Именно в этот период нужно быть ближе всего к больному. Стараться больше с ним говорить, выезжать на природу, ходить в музеи, парки, театры, любоваться достопримечательностями.

Как вести себя родственникам алкоголика, который выздоравливает? Нужно поощрять любые изменения в положительную сторону, вместе радоваться его маленьким победам.

alcogolizmanet.ru

спасать или бросать? — Ольга Журавлева — Типичный случай — Эхо Москвы, 23.09.2012

О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 17 часов и 12 минут, вас приветствует Ольга Журавлева, программа «Типичный случай». Сегодня у меня рифмованная тема: «Алкоголик в семье: спасать или бросать?» Дилемма, как для многих представляется, однозначная, потому что есть огромное количество людей, которые считают, что больного человека бросать нельзя. Алкоголик − это больной человек. И есть огромное количество людей, которые считают, что алкоголик −это, как раз, тот самый человек, с которым бороться невозможно. То есть, сил у обычного человека, не врача, может просто не хватить. Если есть возможность как-то устраниться от алкоголика в семье, то надо от него устраняться. И вот мнения, высказанные на сайте «Эхо Москвы», который, слава Богу, опять работает. Дориан Грей написал: «Каждый решает для себя сам: пить или не пить. Попытки воздействовать на алкоголика ни к чему не приведут. Он должен сам отказаться от своего пагубного пристрастия. До чего восхищают жены алкоголиков. Как декабристки они самоотверженны. Ну, разве это спасает алкоголика? Нет. Поэтому бросайте девушки таких мужиков. Ничего кроме синяков здесь вы не получите». Ну, при этом же бывают не только мужья, совсем классический случай, бывают и жены, бывают и дети, бывают и родители. Тут ситуация не совсем простая и однозначная. Хотя, касаясь супружеских отношений, есть статистика, как всегда она достаточно приблизительная, но к основным причинам развода по статистике относится наличие каких-либо зависимостей у одного из супругов: алкоголизм, наркомания −это 31% разводов. Вот, как основная причина. То есть, это существенно и максимально. «Дети пьющих родителей спиваются раза в 4-5 раз быстрее, чем дети непьющих родителей». То есть, тут одна из угроз, которая понятна. Если в семье есть дети, и один из родителей − алкоголик, то детям угроза непосредственная. По данным органов охрана порядка, пьющие люди − виновники 75% убийств и покушений на убийства; 70% умышленных тяжких телесных повреждений; 75% изнасилований; более 80% грабежей и разбоев. Вообще, очень существенный процент попавшихся на грабежах и кражах объясняет это попыткой найти денег на выпивку. Что-то, порядка 60%, по некоторым данным. По данным американских специалистов, среди женщин, обратившихся за медицинской помощью в связи с невротическим состоянием, у 71% невроз обусловлен пьянством мужа. Тоже статистика достаточно значимая, я бы сказала. В России количество больных и злоупотребляющих алкоголем превышает 2,7 миллиона человек. Это немножко старые данные, но есть и скрытые сведения, потому что полностью, конечно, статистики нет. Приводить какие-то данные могут люди, если они располагают некими справками, медицинскими заключениями и так далее. Очень многие люди к врачам не обращаются. По последним 2011, или даже 2012 года данным Роспотребнадзора, который озвучивал Геннадий Онищенко, количество алкоголиков в России превысило отметку в 5 миллионов человек. Еще больше шокирует то, что именно эта привычка оказывается прямой или косвенной причиной смерти 15% женщин и трети – и всех мужчин. Это составляет около 500 тысяч человек каждый год, что больше всех эпидемий, стихийных бедствий и войн вместе взятых. Но это для того, чтобы было к чему прийти и от чего отталкиваться. Мезулия написала нам на сайте: «Даже во имя любви во спасение любимого человека уходите и молитесь, это поможет ему гораздо больше непрерывных ахов, охов, слез и ссор. Так доходчивее. Это поможет алкоголику осознать, что он болен, и начать лечение». Хотя есть и другая ситуация, вот, Аспера пишет: «У меня папа пил. Был удачливым сценаристом, но запил в 30 лет, очнулся в 40. За это время несколько семей, дети живут с разными мамами. Но он действительно очнулся, вылечился и не пил уже больше никогда. Сценарии больше не писал. Пошел работать по первой профессии, спроектировал практически все промышленные фабрики России и поставил себе памятники при жизни. Все работает». Это счастливое стечение обстоятельств, потому что по некоторым статистическим данным, действительно, серьезно больные алкоголизмом люди, которые начинают очень часто до 10-летнего возраста знакомиться с алкоголем, они до 50 лет просто не доживают. Поэтому история, как человек в 40 лет очнулся и еще прожил вполне нормальную трезвую жизнь, они достаточно редки. Но здесь, как раз, вопрос к вам, как вы считаете, помогает ли семья, если она берется за спасение. Может ли это сделать, если мы исходим из того, что человек сам не определился, хочет ли он лечиться, и вообще считает ли себя больным? Считает ли он себя просто пьяницей, как некоторые говорят: «Я не алкоголик, я − пьяница, просто люблю выпить». Но, при этом, преступление, совершаемое в этом состоянии: кража, грабежи, необязательно кражи этим человеком, но у него очень часто обирают, когда он в бессознательном состоянии и всякие другие ужасы с пьяницами случаются, так же, как и с алкоголиками. Я уже не говорю про количество людей, которых за рулем задерживают после страшных ДТП, потом выясняется, что они не просто сильно выпившие, а сильно-сильно выпившие. Это, наверное, случается не с каждым человеком. «Оба моих родителей, — пишет Денис, — страдали алкоголизмом. Было тяжело. Я же не пью и не курю, но на мне это никак не отразилось. Все относительно». Да, я таких людей тоже встречала, которые в детстве, насмотревшись на папу, например, мальчики к спиртному больше не подходили никогда. Потому что видели, как это страшно. А другие, которые не видели этих примеров, они более легко относились к алкоголю. Такое тоже случается. «Не понимаю, как алкоголики могут грабить более, чем в 50% случаев, а наркоманы, получается, почти не грабят? Что-то не так со статистикой», — считает Тронт. Ну, наверное, нужно взять статистику в целом. А у нас по стране есть регионы, где наркоманов практически нет в силу того, что нет денег в этом регионе. Поэтому там алкоголизм один из самых высоких по стране, а наркомания одна из самых низких. Возможно, это просто такие причуды статистики. «У меня родственники, оба, муж и жена − пьющие. Так ничего, пьют и пьют, а вот из-за дочки их, которую жалко очень, приходится с ними как-то общаться, и на путь истинный стараться направить. Девочку все любят, не обижают. Но психика у ребенка уже подорвана», — пишет Аня. Да, тоже интересно, потому что мы знаем, что у нас есть некоторые службы, которые довольно часто принимают странные решения относительно того, что дети находятся под угрозой при живых родителях. Но, кстати, лишение родительских прав по причине алкоголизма − это тоже довольно частая история. Но не во всех случаях, когда ребенку что-то угрожает, государство принимает какие-то меры, это правда. «Я алкоголик, но не пью уже много лет. Мне помогло протрезветь и сохранять трезвость лишь общество анонимных алкоголиков. С женщиной моей мы расстались. Жить с трезвым алкоголиком тяжелее, чем с пьющим», — пишет Олег из Вологды. Тоже, неожиданный для меня поворот. Некоторые женщины, я слышала, говорят о том, что да, пьющий, но он какой-то веселый, хороший, замечательный. Он такой щедрый, такие подарки дарит, такие слова говорит, что ладно, пусть пьет. Бывает, конечно, страшнее, и меня иногда занимает вопрос, когда я вижу, что среди пар, которые недалеко от меня живут, мужчина пьет на моих глазах 10 лет подряд. Он прекрасный, когда трезвый, замечательный человек, но в пьяном виде, он, мягко говоря, невыносим. Как выносит семья, я не понимаю. «Сам спивался жутко. Близкие люди пытались помочь, но безрезультатно, пока сам не осознал проблему. Сейчас больше бутылки пива в месяц не пью. Дядя С. Ростов-на-Дону». Ну, молодец дядя С., потому что конечно осознание − это самый первый шаг. «Не допускать, — пишет нам Семен из Старых Васюков, — с хорошей женой есть чем заняться». Ну, вы знаете, один из аргументов по поводу того, от чего люди пьют, вот, у него жизнь плохая, поэтому он и пьет. А вот если бы была хорошая жена, хорошая работа и прекрасная страна, и чудесный климат, то он бы не пил. Согласитесь, что это не все факты объясняет. Коля спрашивает: «Если бокал красного вина в день, то алкоголик?» Коля, если без этого бокала никак, то надо, все-таки, обратиться к доктору. А в принципе, говорят, что нет. Альберт считает, что алкоголики − преступники. «Это ясно без суда и следствия. Объявить сухой закон. Отправить на принудительные работы. Лечить током. И будет у нас идеальное общество». Альберт, вы бы тоже сходили к психологу, поговорили, может быть, как-нибудь мягче смотреть на мир? «Когда у члена семьи, который очень любит выпить, произошла страшная трагедия, для нас жизнь с ним была вообще пытка. Удивительно, что родители не развелись. А я как-то не пью, разве что по очень большим праздникам. Но никакой тяги к алкоголю нет». Без подписи. «Чужой муж пьяный такой интересный, остроумный и смешной, а свой, дурак дураком!» Да, и такое тоже случается. Хотя, я не так часто встречаю даже чужих мужей сильно пьяных, чтобы они были интересные и остроумные. Обычно, все-таки, оказываются не очень. Ну, вообще, когда ты трезвый, а вокруг тебя, вот, у меня недавно был такой эпизод: идешь по улице совершенно трезвый и смотришь на мир обычными глазами, а навстречу тебе, один за другим, попадаются люди навеселе. Они начинают раздражать, честно скажу. Вот, в какой-то момент, думаешь о них плохо. Хотя, я понимаю, что это единственная, может быть, пятница, когда они себе такое позволяют. Ира пишет: «Семья не может помочь в 80% случаях, когда алкоголик не хочет». Это верно. «У меня отец был алкоголиком, мать его не бросила. Кодировали несколько раз. Последний раз удачно. Для закрепления эффекта купил и стал водить машину. Вадим». Видимо, получилось. Я так из вашего текста понимаю, что получилось. Дементий считает, что мужик пьет− полбеды, но когда женщина пьет − это уже бедище. Да, что касается физиологических аспектов, это уже известно, что у женщин устойчивость к алкоголю значительно ниже, и скорость привыкания и скорость разрушительных последствий выше. Говорят, что невозможно вылечить. Ну, не знаю. Я не встречала женщин − вылеченных алкоголиков. Вылеченных алкоголиков − мужчин, встречала, но это, может быть, из-за того, что не так уж много женщин — алкоголичек я видела. «Меня зовут Олег, являюсь участником всемирного движения анонимных алкоголиков. Если вы мне позвоните, расскажу очень много интересного и полезного». Олег из Вологды, если вы нам позвоните, то вы прям здесь нам все это и расскажите. «А бывают и женщины, которые любят выпить. Может у нас жизнь такая?»Да вы знаете, не только у нас. Бывают люди, которые любят выпить, но алкоголиками становятся не все. У некоторых есть предрасположенность к зависимостям больше, у некоторых меньше. Владимир в бане размышляет: «Алкаш − чел., который без алкоголя себе жизни не представляет. Представляете?» Владимир, только внешне. Внутри не представляю, к счастью. Я думаю, что мне в этом смысле очень крупно повезло. Разные, конечно, бывают степени, стадии, и все такое. Я очень жалею о том, что у меня, даже за мою не самую длинную жизнь, было несколько хороших, приятных и добрых друзей, которые именно по этой причине очень рано умерли. Честно вам скажу, были чудовищно трагические случаи. И друзья, не только семьи, а друзья старались, как могли, берегли, пытались помочь, но не удалось, не спасли. Не знаю, виноваты и в этом семьи и друзья, или, все-таки, какая-то другая была причина, но такое тоже случается. Так вот, вопрос остается на повестке дня. Есть ли в вашей семье алкоголик? Кто-то, один из ваших родственников. Какой выход вы считаете правильным? Спасать этого человека, то есть бороться каким-то способом, ни в коем случае его не оставлять или бросить и ждать исправления со стороны? Вот, как написала наша слушательница: «Оставить его и молиться». «Есть хорошая русская пословица: «Пьяный проспится, а дурак − никогда», — Таня Пьяный да, но если он все время пьяный, то он, может, тот самый дурак и есть. «Свекровь 40 лет прожила с алкоголиком. Не разводилась, боялась, что люди скажут, хотя, дети её уговаривали. Умер свекор, а она в 60 лет потеряла память — последствия удара по голове пьяным мужем. Вот зачем она всю жизнь терпела?» — вопрошает Ирина. Знать бы где, да? Игорь пишет: «Моя жена спилась за 10 лет. Не помогли ни уговоры, ни верность, ни любовь». Да, и такое тоже бывает. Альберт пишет: «Я не жестокий, просто страна спивается, а вообще, я им добра желаю». Альберт, ну лечение током, может быть, действительно помогает, но было бы хорошо, если бы вы были доктор— нарколог. «Часто пил, понял, что это меня убивает. Сейчас хожу на русские пробежки. Они помогают», — пишет Вова. Ну, то есть не семья, а русские пробежки и общество анонимных алкоголиков. «50 лет прошло, а я помню своего ученика, шестиклассника, Витю Петренко. Он бросался в драку с любым, кто плохо говорил о его сильно пьющей матери. Он заботился о ней и о младшем брате», — пишет Людмила Петровна с Алтая. Да, дети, которым так не повезло, пьющие кто-то из родителей или оба родителя, я вообще не знаю, как они себя в этой ситуации чувствуют. Какие жертвы они приносят в результате. И понятно, когда ребенок достаточно маленький, он вообще не в состоянии выбор сделать. Но если человек может сделать выбор, отказаться от алкоголика, ну, устраниться от борьбы с его болезнью или, все-таки, попытаться эту болезнь побороть? «Стоит знать, — пишет Виктор, — что в большинстве случаев врачи не могут помочь алкоголикам. В любой псих. больнице вам могут назвать алкоголиков, поступающих по 50-70 раз». Виктор, да, согласна. «Моя бабушка говорила, что от беса пьянства и от беса блуда освободить может только Бог. Отец мой не курил, только когда спал, а я когда первый раз закурил за компанию, было ощущение, будто курил всегда. И больше не курил, нет смысла», — пишет Паша. Тоже зависимость, но, в отличие от многих других зависимостей, она очень разрушительна, потому что человек в этом измененном состоянии может быть и опасен не только для себя, но и для других. 363-36-59 − ваше мнение, как вы считаете, есть ли какой-то выход? Вот, кстати, пишет Сергей: «У моих знакомых семья, мать и сын. Сын то пьет, то употребляет наркотики. Однажды я вызвала службу, которая снимает алкогольное состояние. Врач сказал его матери, что ей нужно думать не о сыне, а о своей безопасности, так как он представляет серьезную опасность. Мать обращалась в милицию, в военкомат − все бесполезно, никто не может помочь. Как ей жить с сыном, который крушит мебель, бьет её и угрожает?» Да, Сергей. Тут еще и квартирный вопрос, огромная проблема. Потому что иногда уйти просто некуда. 363-36-59 − ваше мнение, бросать или спасать? Если спасать, может у вас есть какая-то верная методика, может, вы знаете какую-то историю, которая проливает совсем иной свет на эту проблему. Алло, здравствуйте, слушаем вас.
Материалы по теме

Если в вашей семье алкоголик, его надо ...

оставить, ждать пока он сам поймет, что нужно лечиться

затрудняюсь ответить

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ирина Юрьевна.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ирина Юрьевна, выключите, пожалуйста, приемник, чтобы вас было лучше слышно по телефону. Ирина Юрьевна, скажите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня муж стал алкоголиком, когда ему стукнуло 60 лет. И пил он где-то 11 лет. Я, конечно, с ним ужасно мучилась, но сначала я ругалась, а потом я поняла, что это страшное заболевание. Это так: у человека прекращают работать иммунные клетки. Если мы выпиваем и потом мы можем не хотеть, тот у алкоголика они просят еще. Это заболевание страшное, нужно алкоголика пожалеть и спросить его: «Чем тебе помочь?» Ругать его нельзя. Но это, вы знаете, это разные стадии. У моего алкоголика, во-первых, он человек интеллекта, любит читать. И, в общем-то, он смог победить. Иногда он срывается. Но, во-первых, он болеет, ему так плохо самому, что он сам понимает, что пить ему не надо. Советую бороться обязательно. Вот у моего не такая запущенная стадия. Вызывала очень много этих наркологов я, но это бесполезно. Такие лекарства, после этого еще хуже человеку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, то есть, Ирина Юрьевна, ваш вывод, что главное не ругать, а пытаться помочь?

СЛУШАТЕЛЬ: Беседовать, помогать. Особенно, интеллектуальным людям. Они сами понимают, что это плохо, но это заболевание страшное. Поэтому обязательно боритесь. Вот, мне повезло, я могу пережить. Если в течение года даже 4 раза он споткнется. Но, знаете, он сам, во-первых, он много не может пить, немножко выпьет и пролеживается. Ему плохо, он мучится два дня.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ирина Юрьевна, я поняла вас. Извините, пожалуйста, эта часть заканчивается передачи. Спасибо большое за этот звонок, в общем, светлый. Это «Типичный случай», и мы вернемся сюда после новостей.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 17-35, это «Типичный случай», меня зовут Ольга Журавлева, тема у нас такая, достаточно типичная, «Алкоголик в семье: спасать или бросать?» Ну, вот, слушательница наша пишет: «Муж пил, но я его так сильно люблю, что он стал выпивать немного, по праздникам. Так что любовь спасает не только мир». Вы знаете, и такое бывает. Хотя, между пил и стал выпивать немного по праздникам огромная пропасть. Все-таки, притом, что человек болен алкоголизмом, то выпивать немного он, наверное, никогда больше не сможет. Есть еще одна смс от Руприхта: «Интересно, ругать нельзя. Им насильно в рот лили?» Руприхт, это зависимость, это такая штука. Действительно, человек все понимает, но ничего сделать с этим не может. Так бывает. «Интернет помогает избавиться от алкогольной зависимости, но, при этом, заменяет её», — пишет Вован из Саратова. Вован, с другой стороны, Интернет зависимость − это, кстати, тоже повод. Я знаю людей, которые по этому поводу тоже развелись. Потому что если ты живешь в реальном мире, а твой супруг в интернете, то, наверное, очень трудно в какой-то момент общаться и вообще чего-то добиваться. Да, это тоже зависимость. Но, с другой стороны, человек, сидящий в интернете, на тебя вряд ли бросится с ножом, если уже там не какие-нибудь эпические масштабы приняло. Вот, нам пишут, ну, много всяких банальностей в голову приходит. Вот, пишут: «Эта избитая фраза, — пишет Олег, — нет работы, поэтому и спиваются». Естественно, если в России нашествие дешевой рабочей силы. И это действительно так, и все об этом знают». В моей жизни были люди, я лично хоронила друзей, у которых была работа. И никакая дешевая рабочая сила им не мешала работать. Да, были периоды разные. Возможно, в чем-то они там не реализовывались, но мы все попадаем в такие ситуации, когда любимая девушка бросила или с начальником поругался, или лишили премии. Это не значит, что человек должен до смерти себя доводить. Мне кажется, что такая прямая корреляция − отсутствие работы и алкоголизм, она не всегда работает. Тем более, приходит вопрос от Вадима: «Интересно, почему среди творческой интеллигенции столько алкоголиков?» Вадим, вы знаете, есть профессии психически затратные. И творческая интеллигенция, включающая актеров, музыкантов, и так далее, очень часто там появляются люди, которые в силу именно своей психической подвижности очень талантливы и именно в связи с этим трудно расслабляются. Расслабляются они таким способом. И если зависимость может возникнуть в этом организме, она, конечно, возникает. И мы все прекрасно знаем. «Политика государства: чем больше сопьется народу − тем лучше для торговцев углеводородами из Кремля». Олег, не надо всегда кивать на Кремль. Во многих ситуациях я согласна, что государственная монополия на алкоголь, что если есть жесткие ограничения по табаку и очень жесткие ограничения по наркотикам, то почему алкоголь, который дает огромное количество смертей не ограничивает государства практически никакие? Галина пишет: «Каких детей можно родить от алкоголика, потом мучиться и с ними, так как не здоровые». Галина, но вы же знаете, что люди могут пожениться в 20 лет, хотя, может быть, задатки алкоголика уже будут, но дети будут вполне себе еще ничего. А потом они будут это наблюдать. Да, вопрос актуальный: «Бросать или спасать?». Можно ли спасти? Если можно, то как? Тронт обещает, что курить бросил, и пить бросит. Молодец, это хорошо. «Пьют от бессмысленности. Те же, кто начал кантоваться можжевельником почему-то не пьют», — пишет слушатель. «Все эти чудесные исцеления от алкоголизма − сказки и редкие исключения», — Сергей из Кронштадта. Но, все-таки, есть. Не только сказки, но и исключения, все-таки, есть. У меня возникает вопрос, действительно ли есть ситуации, когда вы можете сказать, что если человека не бросили, и спасла его именно семья, а не какие-то иные обстоятельства. «За рубежом алкоголиков лечат сразу четверо: нарколог, психиатр, психолог и соц. работник. В России же у них нет шансов. Это сразу и наркомания, и душевное заболевание», — считает Сергей Никулин из Москвы. Руприхт пишет: «А начинали как? Кто их заставлял? Сто раз сказано было, вредно!». Руприхт, вы хорошо сейчас воздействуете на подсознание очень многих людей. Но опять же, когда смотришь медицинские статистические статьи, то выясняется, что начинают здорово выпивать 10-12-летние дети. Их никто не заставляет, конечно. Я, к счастью своему, никогда не встречала пьяного ребенка. Но для меня даже вообразить это страшно, потому что я понимаю, что это практически конченая жизнь. Хотя, бывают и счастливые исключения. 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Людмила Александровна.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы из Петербурга?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Слушаю вас, Людмила Александровна.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу поделиться своей историей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это насчет алкоголя, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, вы только приемник выключите, чтобы он вам не мешал.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, слушаю вас, Людмила Александровна.

СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что мне сейчас 74 года. Я до 69 лет выпивала. У меня был такой друг, который меня спаивал, и я фактически стала алкоголиком. У меня сын, он отдельно живет с семьей. Он взялся за мое лечение. Он переехал ко мне на 10 дней, ко мне приходила врач, в общем, ставили мне капельницы. Потом меня раза 3 подшивали и, в конце концов, вот уже 5 лет, как я не беру в рот никаких коктейлей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, понятно, ничего спиртного.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я фактически вылечилась. И меня вылечил сын. Сейчас у сына родилась дочка, внучка, ей 2 месяца. И, в общем, нормальная прекрасная жизнь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Людмила Александровна, скажите, пожалуйста, а вы сами понимали, что с вами происходит, когда вот это началось?

СЛУШАТЕЛЬ: Естественно, я понимала, но настолько уже была втянута. У меня не очень хорошая родословная. У меня папа тоже выпивал, но он тоже вылечился. И я все больше втягивалась и уже действительно не могла без спиртного. Коктейли, водка, вино, все что угодно. Даже валерьянку пила. В общем, был диагноз поставлен − хронический алкоголизм.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите, а сын сразу узнал или он не замечал какое-то время.

СЛУШАТЕЛЬ: Сын знал, что я в таком положении. И он знал, кстати, у меня сын приемный, я его взяла из роддома, и он знал, что он не родной. И он меня очень любил, и он решил спасти меня, потому что если бы он не спас меня, меня бы уже, наверное, не было в живых.

О.ЖУРАВЛЕВА: Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: И сейчас я веду очень активный образ жизни, у меня много интересов. И у меня собака прекрасная. В общем, у меня жизнь наладилась.

О.ЖУРАВЛЕВА: Слава Богу, отличного сына вырастили, вот что я вам скажу.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, так что бывают случаи, когда можно благодаря двойным усилиям и близкого человека, и самого желающего.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно, спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ: Не за что, всего доброго, удачи всем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Да, ну, это я скажу, оптимистичный пример. Вот, пишет Вадим из Дзержинска: «Пьют от бесперспективности». Ну, скажите, Вадим, У Людмилы Александровны перспективы как-то резко изменились в связи с тем, что она вылечилась? По-моему, да. Мне кажется, что когда она перестала пить, у неё, раз, жизнь стала лучше гораздо. Света пишет: «Спасать, как и язвенника, и сердечника, но тех, кто бросает алкоголика, не осуждать, у них одна жизнь». Вот тогда давайте проведем голосование. Спасать, как язвенника или сердечника, просто, как больного человека. Вот, человек заболел, ему нужно помочь, его нельзя бросить в этой ситуации. Или же своя жизнь должна быть дороже, надо понимать, что вы не доктор, и если человек сам не захочет, он не вылечится, и лучше спасаться самому. Если вы считаете, что человека, больного алкоголизмом, близкий должен спасать, то 660-06-64. если вы считаете, что надо устраняться, нужно ждать, пока он сам поймет, что ему нужно лечиться, то тогда 660-06-65. Нужно ли спасать алкоголика? Если да, 660-06-64. Если нужно уходить, устраняться, беречь свою жизнь и, возможно, других близких, то 660-06-65. «Спасать надо любого больного, алкоголика тоже. Каждому надо дать шанс», — пишет Сергей из Кронштадта. Да, но не любой больной, там язвенник или почвенник, может в измененном состоянии нанести вам вред. Поэтому есть разница в жизни с одним больным и с другим больным. Да, с любым тяжело, может быть. Особенно, с тяжело больным, но одно дело, когда человек лежит и страдает, а другое дело, когда человек приходит, выносит все из дома, крушит мебель, вас ругает, теряет работу, кстати. «Моя подруга сказала мужу: «Либо я, либо− пьешь. С 1991 года ни капли, живут, душа в душу», — пишет Ольга. «Художники − все алкоголики. Я сам свободный художник − алкоголик, и я этим горжусь». Нечем гордиться, мой дорогой. Извините меня, пожалуйста, есть художники не алкоголики, вот они могут гордиться. В этой атмосфере единомышленников они, как раз, могут гордиться крепостью своей психики. Да, это такая вот история, когда с творческими профессиями тяжело. У меня один доктор знакомый говорил, он общался с музыкантами, с дирижером, который показывал ему фотографии из разных путешествий, ну, и, соответственно, гастролей оркестровых. Он насмотрелся этих фотографий. Ну, действительно, люди мир посмотрели. Но там же лица-то соответствующие, после концертные. Он говорит: «До чего же все-таки вредная профессия музыканта». Ну, у докторов свой взгляд на мир. Как вы считаете? Голосование продолжается. Нужно ли, если в семье есть алкоголик, нужно ли его спасать каким-то образом. Там, ставить перед выбором: либо я, либо пьешь, приводить просто за шиворот к врачу или притаскивать врача и что-то такое предпринимать. Или нужно уходить, спасаться, устраняться. Если спасать, 660-06-64, если бросать, 660-06-65. Кстати, кто-то говорит, что если бросить, вот тогда-то он поймет, что у него проблемы. А если продолжать жить, он будет думать, что все в порядке. Такой вариант тоже бывает. «Вообще, спасать, — пишет Евгений, — дурака или алкоголика — сам дураком или алкоголиком станешь, или велика вероятность. Масса этому примеров». Евгений, есть такая старинная русская традиция: сначала всем наливать в доме, а потом жаловаться, что кто-то сильно запил. Сначала всех насильственно приучать к какому-то напитку, потому что ты же не уважаешь, мы же тут за столом, и вообще, так положено, а потом жаловаться, что напился и порубил все топором. Такое тоже бывает. А бывает еще: если уж он пьет, я буду с ним. Пусть лучше здесь, дома, со мной. Я ему и закуску, и положу вовремя, и ничего с ним не случится. И тогда да, тогда бывает, что такая компанейская история еще хуже кончается. «Пью, потому что нет никаких интересов, увлечений, нет желания работать», — Гал, Москва. Послушайте, вот эта, действительно, печальная история. Таня пишет: «Конечно, спасать, но сначала развестись». Да, это, кстати говоря, тоже интересный ход. Если спасать, то 660-06-64, если убегать, спасаться самому, бросать, то 660-06-65. Здесь я готова остановить голосование, потому что уже кое-что сложилось. Некоторые данные уже у нас есть. Кстати говоря, в Сетевизоре тоже идет голосование. Расклад похожий, чуть позже объявлю. Еще несколько смс. «Моего мужа заставил лечиться начальник под угрозой увольнения. Мои усилия, думаю, подготовили решение лечиться. 10 лет не пьет», — пишет Татьяна. Отличный начальник у вашего мужа, Татьяна. Вот здорово, тоже. Либо пьешь, либо я. И это, кстати, к разговору о том, что пьют исключительно от безработицы. «Недавно узнала, что алкоголики в России появились в таких ужасающих количествах в середине 19 века, когда стали производить водку. Спасибо Дмитрию Ивановичу Менделееву и его диссертации о соединении спирта с водой. Народы, которые могут сделать национальный напиток: вино, пиво, наливки в домашних условиях так не спиваются. А спирт, водку дома сделать нельзя. От неё мы быстро спиваемся». Ирина, дома можно все сделать. Шотландия, мне кажется, очень славится домашними напитками, и в России тоже, и Украина. Так что вы немножко ошибаетесь в вашей теории. Андрей пишет из Подмосковья: «Как его спасти? Больной же человек». Ну, ведь каких-то больных же можно спасти. «Кто начал пить, тот будет пить, — сказал кто-то из великих». «Еще есть болезнь дипсомания − страсть к запоям», — пишет Алекс. Сергей из Кронштадта сообщает: «Лечить от алкоголизма −прибыльное дело для некоторых барыг от медицины». Но все-таки, кого-то удается спасти. И, кстати, я помню случаи, когда именно коллективными усилиями проводилось то самое, о чем нам рассказывала слушательница. 363-36-59, как вы считаете, спасать или устраняться, потому что иногда это угрожает не только благополучию вообще, но и жизни. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Роман, Подмосковье.

О.ЖУРАВЛЕВА: Роман, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Наверное, нужно попробовать спасать. Честно скажу, по себе, я не чуждаюсь алкоголем, мягко говоря. Но я соблюдаю 3 принципа. Первый − это нежелательно пить каждый день, даже нельзя пить каждый день.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, уж вообще нельзя.

СЛУШАТЕЛЬ: Но пить − это по-разному. Там, 100-150 грамм, даже этого нежелательно. Второй принцип, четкий принцип − нельзя пить ничего, даже пива до трех часов дня и после двенадцати ночи. Нельзя, потому что метаболизм, человек так устроен, но это другой разговор.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы серьезно подошли к вопросу, так.

СЛУШАТЕЛЬ: И третий принцип − никогда не похмеляться, он из второго вытекает. Никогда, как бы плохо не было. Ну, я никогда не пью так, чтобы было плохо. Никогда ничем, даже пивом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это к тому, чтобы продолжать бесконечно. Я понимаю вас, да, роман. Но, тем не менее, вы считаете, что человека можно спасти? Вы наверняка встречали больных людей?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я знаю, вот, моя знакомая уже около 10 лет не употребляет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно, спасибо большое за этот звонок. Ценные сведения поступают. «Я не пью, и я не художник. Мне просто было интересно, читаете ли вы мои смс». Ну, тогда в следующий раз попытайтесь написать все слова, похожие на правду. Потому что у вас так буквы разбегаются, что я не всегда могу прочитать ваши смс. «Алкоголь − средство природы для избавления слабохарактерных людей. Такая селекция», — пишет Людмила с Алтая. «Вопрос не ставится так, — считает Алла, — спасать равно уходить. Это часто помогает». «Моя бабушка прожила 98 лет, притом, что за всю жизнь не выпила и рюмки», — пишет нам Евгений. Моя бабушка прожила 100 лет и по праздникам рюмку позволяла. Единственное, я помню, что она очень хихикала где-то в 1985 году, скромничала и говорила, что ну как же, Михаил Сергеевич не велит, может быть, не стоит. Ну, так как она позволяла себе, прямо сказать, не очень часто и очень понемногу, то это никак на ней не отразилось. «Алкоголизм − это тяжелая работа, за неё надо деньги платить», — пишет Дмитрий Иванов. «Если человечество пьет несколько тысяч лет, то получается, алкоголь у нас у всех в генах, и все мы в группе риска по алкоголизму?» — интересуется Виктор из Петербурга. Ну, наверное. Вопрос же в количестве, оно всем нужно разное, мне так кажется. 363-36-59, готова выслушать вашу историю. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юрий.

О.ЖУРАВЛЕВА: Юрий, откуда вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Волгограда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это вы нам писали?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я вам не писал.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, ну рассказывайте, Юрий. Как вы считаете, что нужно делать?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете, дело в том, что я хочу сказать, что вы немножко одну вещь забываете. Наша страна была все-таки воюющей страной в свое время. И одно из поколений, я хотел бы пример привести из своей жизни. Когда-то я рос на Украине в 1960-1970 годы. У моего друга на Украине была такая ситуация, у него отец все время был пьяный. Однажды, совершенно случайно я зашел к ним в дом. И он открыл шкаф, я увидел его китель, который был полностью увешан медалями и орденами. Я запомнил, что там было несколько медалей славы.

О.ЖУРАВЛЕВА: У человека была очень тяжелая биография, я правильно вас понимаю?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я думаю, что все-таки на нашей стране отразилось, то, что поколение воюющих мужиков, которые прошли эту страшную войну. И потому, я думаю, что и женщины, которые спасали этих мужчин, в дальнейшем от этого пострадали. Они, мне кажется, совершали подвиг в то время. Потом, буквально, через 35 лет у нас прошла еще одна война. Я думаю, вы понимаете, о какой войне идет речь. Афганская война.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Вы считаете, что это еще часть синдрома военного?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно же. Это часть синдрома, о котором забывают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно, Юрий, я поняла вас. Отключился, к сожалению, телефон. Но, тем не менее, пафос выступления ясен. Может быть, да, я готова согласиться, что не от хорошей жизни случается всякое. Вы еще не забудьте огромное количество, которое прошло лагеря в нашей стране. Им тоже есть, что вспомнить и оно совсем не радостное, что они, может, хотят забыть. Кстати, в «Маленьком принце» есть такой персонаж, пьяница, который пьет, чтобы забыть, потому что ему стыдно. «У меня предки были весьма пьющие, а я терпеть не могу пьянку и пьяных», — ну, я говорю, это случается. «У отца были сильные запои много лет. В 1994 году, мама, имея детей-школьников, хотела развестись, но поняла, что он без семьи погибнет», — пишет Серж. Ну, вы знаете, с Сержем, наверное, соглашаются достаточно многие, потому что в голосовании «спасать или бросать» разбивка произошла следующая: 60,4% высказались за то, чтобы спасать алкоголика, бороться за него и 39,6% за то, чтобы его оставить, дождаться, пока он как-то сам справится. И 69% на 31% — ситуация в Сетевизоре. Ну, похожая, скажем так. Хочу я вам сказать, что единственное, что действительно пугает − это то, что писала Мезула в вопросах к передаче. Истории про то, как многие говорили, что он всю жизнь мне испортил, алкаш чертов. А что же ты его не бросила? А хоть какой мужик, а свой. Вот, когда с человеком живут не потому, что его любят, не потому, что с ним хорошо, не потому, что без него жить невозможно, а просто, чтобы был. Мне кажется, это не спасение, и не жертва. Это какой-то идиотизм, вы меня простите, пожалуйста, за прямоту. «Соглашусь с Юрием. Бабушка говорила, что пить начали после войны». Алекс, вы знаете, я и брошюрку о борьбе с алкоголизмом 1926 года находила и разные другие удивительные истории. Поверьте, и до войны, и до Первой Мировой войны, такие проблемы были. Почитайте классиков, и, кстати, некоторые классики тоже этим страдали. А еще посмотрите картины русских передвижников. Там уже сильно больных алкоголизмом больных композиторов и выдающихся писателей довольно много запечатлели. «Мне от одного запаха алкоголя дурно становится, а пьянству оправдания нет и быть не может», — пишет Галя. Ну, хорошо, согласимся и с этим тоже. Будем как-то голову свою беречь, а главное, беречь друг другу. Спасибо большое, и спасибо слушателю за три правила пития. Всего доброго, это «Типичный случай».

echo.msk.ru