Валентина москаленко зависимость семейная – Зависимость. Семейная болезнь — Валентина Москаленко |

Валентина москаленко зависимость семейная

Москаленко Валентина Дмитриевна — психотерапевт, психиатр-нарколог, клинический генетик и семейный психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор. Ведущий научный сотрудник ННЦ наркологии МЗ РФ. Семейные программы и психотерапию изучала как в России, так и в США (Хезельден, Бетти Форд центр).

Автор книг «Зависимость: семейная болезнь», «Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости», «Если папа пьет». Автор свыше 90 научных и 150 популярных публикаций по темам психического здоровья и зависимостей.

Основные направления деятельности — Психология личности, Психология семьи, Психология отношений.

Книги (4)

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость — это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного.

Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей.

Когда любви слишком много, велика опасность любовной зависимости. Основа счастливой любви — здоровые интимные отношения, которые не сводятся к физической близости. Интимность — это разделенная любовь, радость взаимопонимания, сотрудничество, доверие, надежность, духовный рост.

Интимные отношения не образуются за одни сутки. Может мешать прежний опыт, травматические события детства, неустойчивая самооценка, психологические заблуждения. Избавиться от ложных представлений, ненужных страхов, найти верные ориентиры в поисках любви поможет вам эта книга.

Книга известного специалиста, доктора медицинских наук Валентины Дмитриевны Москаленко является наиболее полным и систематическим изложением концепции созависимости при наркологических заболеваниях.

Читатель познакомится с источниками формирования созависимости, ее психологией и психопатологией, течением и, главное, — получит ясные и конкретные представления о психотерапии созависимости и избавлении от нее.

Издание предназначено не только для врачей — психиатров, психотерапевтов, наркологов, занимающихся семейной терапией больных алкоголизмом и наркоманией, но также и для самих страдающих от зависимости и созависимости лиц.

Много ли нам надо для счастья?

Каковы важнейшие потребности человека, как сохранить духовный суверенитет личности, какие внутренние ресурсы надо мобилизовать (и как это сделать) для удовлетворения своих психологических потребностей, как сделать семью зоной «психологического комфорта» — на эти и многие другие вопросы отвечает предлагаемое издание.

Валентина Москаленко — Зависимость. Семейная болезнь краткое содержание

Зависимость. Семейная болезнь — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

Книги посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Сами больные также характеризуются признаками созависимости до развития болезни либо после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. Происходит повторение нежелательных событий в семье. Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей. Книга написана языком, доступным для родственников и друзей больных. В то же время книга может быть руководством для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

«Жизнь с алкоголиком – как война. Передвижение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров – упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. И даже сегодня вечером

. Так что жены алкоголиков – это отдельная социальная прослойка, их можно объединить в особую группу или вид».

В. Токарева. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»

Аннотация для читателей

Кто-нибудь из ваших родственников болен алкоголизмом, наркоманией? Возможно, вы являетесь внучкой уже умершего дедушки, который страдал этим недугом? Вы сами или ваша подруга замужем за алкоголиком или наркоманом? Может быть, ваш любимый пьет? Вы не можете быть в близких отношениях с больным алкоголизмом и оставаться эмоционально не вовлеченной в эту проблему, не так ли?

Книга может помочь вам выздороветь от созависимости (состояние, которое неизбежно развивается у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других профессионалов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен больных алкоголизмом мужей.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – болезнь семейная

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, она может встречаться у нескольких членов одной и той же семьи, передаваться из поколения в поколение (к примеру, поражать одновременно отца и сына, нескольких братьев и сестер, прослеживаться у более дальних родственников). Конечно, подобное не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть и здоровые в этом отношении лица (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье только один алкоголик, то все остальные ее члены страдают психологически. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть вовлеченным в его болезнь эмоционально. Психическое состояние родственников больных зависимостью обозначают термином созависимость.

Родственники больных страдают не меньше, а порой даже больше (поскольку они не пьют и переносят свою боль без алкогольного наркоза), чем сами больные. Для больных есть сеть наркологических диспансеров и больниц, частные лечебные учреждения тоже ими занимаются. А куда может обратиться родственник больного за помощью, например, жена алкоголика? Только в некоторых лечебных учреждениях есть специалисты, уделяющие внимание родственникам. Часто лечебные учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на специальную помощь. В этой книге я предлагаю подобную программу помощи. Настоящая книга посвящена детальному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выздоровлению от созависимости.

Сколько в России семей, страдающих от алкоголизма или наркомании своего близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость от психоактивных веществ члена семьи, не проводилась. Но мы можем составить представление о размерах обсуждаемого явления по косвенным признакам.

Сколько в России больных алкоголизмом? Не меньше, чем в других развитых странах. А сколько их в других странах? Сообщали, что 10 % мужчин и 3 % женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это осторожные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушала, будучи на стажировке в США, я слышала, что 15 % населения США в целом (без разделения по полу) больны алкоголизмом.

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались такие данные: от 7 до 11 % взрослого населения больны алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что 20-40 % населения страдает алкоголизмом (из телевизионной передачи «Здоровье»).

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как при алкоголизме, так и при наркомании. В моей практике различия состоят лишь в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу приходят жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи – в основном родители, реже – жены. У наркоманов России еще не народилось много детей.

Я спрашивала у учителей, известно ли им, у скольких учеников класса кто-либо из родителей болен алкоголизмом. Учителя говорили, что им известны такие семьи. И называли цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Мы можем сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает от алкоголизма одного из родителей. Это по меньшей мере. Алкоголизм – болезнь, которую люди склонны скрывать.

О подобной частоте семей, пораженных алкоголизмом родственника, пишет и американский автор Д. Гудвин (Goodwin D.,W., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает от алкоголизма одного из своих членов. Если же учитывать более обширные семьи, состоящие из трех поколений, то кто-либо болен алкоголизмом в каждой 3-й такой семье. В России не может быть меньше таких семей.

О симптомах любовной зависимости, способах построить здоровые отношения и о том, почему один человек не может сделать счастливым другого, но может сам сделаться счастливым рядом со своим партнером, — рассказывает психотерапевт Валентина Москаленко.

Валентина Дмитриевна Москаленко — психотерапевт, психиатр-нарколог, клинический генетик и семейный психотерапевт, доктор мед. наук, профессор. Ведущий научный сотрудник ННЦ наркологии МЗ РФ. Автор книг «Зависимость: семейная болезнь», «Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости», «Если папа пьет» и свыше 240 научных и популярных публикаций по темам психического здоровья и зависимостей. Интервью с Валентиной Дмитриевной состоялось во время Международной практической конференции «Вызовы современности: психология зависимости».

Валентина Дмитриевна, как давно вы занимаетесь темой любовной зависимости? Как возник интерес к этой теме?

Я психиатр и свою научную деятельность начинала с изучения генетики психических заболеваний – того, как они передаются из поколения в поколение. Мы проводили исследования семей и расспрашивали о болезнях и о самой семье. Это было очень интересно! Так постепенно появился интерес и к взаимоотношениям в семье, которые стали объектом моего изучения во второй половине профессиональной жизни. Потом я стажировалась в США в нескольких заведениях, где были семейные программы. Они появились тогда, когда в России о семейной психотерапии еще почти никто не знал. Представьте, во времена второй Мировой войны они уже занимались семейной психотерапией зависимостей! В одном из таких заведений я была страшно поражена, когда услышала от одного из пациентов, что в разное время в семейной программе побывали его жена, две дочери 18 и 15 лет, а на следующий неделе на терапию приедет его любовница! На мой вопрос «Зачем?», он ответил: «Ну как же?! Если есть эти отношения, надо и их гармонизировать тоже!».

То есть, вся семья, и даже не совсем семья, должна принимать участие в психотерапии?

Да, и семья, и близкие друзья. Но время можно организовать по-разному: одновременно работать со всеми членами семьи, либо по отдельности, когда кому удобно. Это зависит от подхода. Например, когда я стажировалась в Югославии, у профессора Гачича было жёсткое требование, что в психологической работе должна быть вся семья целиком и одновременно. В русском варианте я поняла другое: если один член семьи принимает участие в психотерапии, это уже благотворно сказывается на всей семье. Семья построена по законам системы, а в системе все элементы взаимосвязаны. Если изменился один элемент, то и другие тоже начинают меняться.

А как вы считаете, с чем связано то, что тема любовной зависимости стала чаще звучать в последние годы?

По моему клиническому впечатлению, любовных зависимостей не стало больше. Это явление было и в 15 веке, достаточно обратиться к литературе. Просто у нас в российском обществе в последние 20 — 30 лет происходит популяризация и повышение психологической культуры, растет запрос на психологическую помощь, и очень сильно вырос рынок хорошей, доступной психологической литературы. Это все, на мой взгляд, обуславливает лучшее понимание своих состояний, повышение обращаемости по поводу своих созависимых отношений. Без осознания ничего не происходит.

Как на ранней стадии отношений человек может понять, что «скатывается» в созависимость? Есть ли какие-то очевидные признаки?

Их очень много, и сейчас интернет переполнен опросниками, тестами, хорошими статьями на эту тему. Если говорить кратко, то основной ощутимый признак таков: если любовные отношения приносят вам одни страдания, то, скорее всего, это нездоровая любовь, или эмоциональная зависимость. И с этим нужно что-то делать, или просто переждать, не принимая важных решений. Здесь важно еще различать: мы говорим о влюбленности, которая длится обычно не больше полугода и может быть более насыщенна острыми переживаниями, или о любви, которая может быть значительно дольше, возможно, даже длинною в жизнь. Влюбленность — это как психоз, когда все очень накалено, остро, но, к счастью, со временем это проходит (смеется).

В целом, созависимость — это такая концентрация на жизни другого человека, которая мешает удовлетворению собственных жизненно важных потребностей. Ее обычно сопровождает низкая самооценка «влюбленного», нарушение личностных границ (как своих, так и чужих – готовность раствориться в другом без остатка), компульсивное желание контролировать жизнь объекта своей привязанности, заботиться о нем и бесконечно спасать. Жизнь без этого другого как будто не может существовать.

Если человек обнаруживает в себе большую часть этих признаков и понимает, что он находится в любовной зависимости от своего партнера, есть ли у него шанс самостоятельно выйти из этих созависимых отношений?

В моей профессии не принято давать советы, но так как мы не в терапии, а интервью предполагает ответы на вопросы (улыбается), я бы посоветовала попытаться отстраниться, дистанцироваться от отношений и пересмотреть другие стороны своей жизни. Задать себе вопросы: что меня вообще интересует, от чего я могу получать удовольствие, чего я хочу добиться, кроме полноправного обладания объектом своей любви? Что я представляю из себя сейчас? Как я хочу совершенствоваться? Важно найти какой-то интерес, занятия для себя, чтобы не быть сосредоточенным только на одном, чтобы не было как в песне: «На тебе сошелся клином белый свет». Белый свет ни на ком клином не сходится!

То есть важно увидеть другие сферы жизни?

Да, другие сферы жизни, а заодно и других людей! Это не значит, что нужно выстраивать отношения с разными партнерами одновременно, но вообще бывает полезно увидеть, что другие люди в мире существуют!

А вообще, так как в любовную зависимость обычно попадают люди эмоционально незрелые, в первую очередь, нужно сепарироваться от родителей и стать взрослым, чтобы можно было на себя самого опереться.

Спасибо. Формула ясна. Если же речь идет о здоровой любви, можем ли мы говорить о полной независимости каждого партнера?

В этом случае скорее речь будет идти о частичной независимости. Можно быть финансово независимым от партнера, независимым в мировоззрении или во взглядах на какую-то проблему. Можно быть независимым в выборе одежды или чего-то конкретного, но это все будет частичная независимость. Здоровые отношения неизбежно будут сопряжены с частичной взаимозависимостью, которая базируется на уважении взглядов другого, на признании «другизма» партнера, как сказал бы Ю.Д. Гранин, я очень люблю это слово. Здоровые отношения используют «Мы-парадигму»: «мы считаем, мы решили, мы может объединить усилия и делать что-то лучше» вместо «я считаю» или «только ты можешь сделать меня счастливым». Вообще один человек никак не может сделать другого счастливым, только сам человек может сделаться счастливым рядом со своим партнером.

Валентина Дмитриевна, а правда ли тогда, что «здоровая» любовь — это всегда про взаимность? Или в ней все же могут присутствовать страдания по кому-то без взаимности?

Мне кажется, что компонент страданий в любви все-таки неизбежен, но это не должны быть сплошные страдания. Когда я говорю о любовной зависимости, то это как «весь свет покрылся черной пеленой», и есть только одна щелочка света, и там жизнь, а все остальное не существует. Когда человек уже 10 лет страдает, плачет и не может ничего изменить — вот это про зависимость. Такой вариант вообще можно приравнять к болезни, аффективному расстройству. Немножко страданий — это ничего (смеется), иначе не было бы любовной лирики, напевов, стихов. Благодаря любви, даже неразделенной, можно понять, на какую глубину чувств способен человек, в какой степени он может усовершенствовать себя ради этой любви. И тогда, возможно, не так важно, что человек не достиг взаимности, он все-равно обновился, прожил отрезок своей жизни на более высокой планке духа. И если так, то это повезло, что была любовь, и человек смог прожить ее как свой ресурс, как толчок к дальнейшему росту.

Ну, и, в завершение, читателям было бы интересно узнать, какими качествами, на ваш взгляд, должна обладать личность, чтобы она была способна выстраивать зрелые, здоровые отношения?

Иметь адекватную, здоровую самооценку, не использовать контролирующее поведение, не стремиться манипулировать. Такая личность должна хорошо чувствовать собственные границы и уметь их отстаивать, нести ответственность за собственные чувства! Очень редко люди считают себя хозяевами собственных чувств, они полагают, что их чувства вызваны окружающими («это они меня злят, доводят до белого каления»), а не ими самими. Созависимые люди живут реактивно, а здоровые – проактивно, то есть генерируют чувства из себя, признают их как собственные, могут сказать: «Да, я испытываю в этой ситуации злость, я могу с ней быть, это я хозяин своего чувства». Самое главное — не задушить любимого в собственных объятиях, ведь он тоже нуждается в свободе. Кстати, мужчины ценят свободу больше женщин, и с этим надо считаться! Даже если мужчина искренне любит, для него не отходят на второй план личные достижения, карьера, спорт. И это нужно уважать.

Зрелая личность живет активно, а не пассивно. Жизнь такого человека наполнена, ценна и интересна, даже когда он не находится в отношениях. Да, возможно, есть некоторая тоска, что «нет любви хорошей у меня», но это не делает жизнь трагичной!

brosaem.online

Отзывы о книге Зависимость. Семейная болезнь

Книга, безусловно, нужная и полезная, но предназначена она для строго определенного круга лиц. (см. последний абзац отзыва).

Первая половина книги, если честно, скорее озадачивает некоторыми излишне поучающими и сомнительными тезисами (о них речь ниже). По мере прочтения становится понятно, что автор проповедует т.н. христианскую модель «возлюбления и прощения» На основе этого христианского взгляда и сформирован ее личное мнение о проблемных взаимоотношениях в семье (см. ниже утверждение о том, как относиться к родителям), это надо иметь в виду при чтении. Просто если вы не из этой оперы, некоторые высокоморальные рассуждения и особенно советы по психотерапии покажутся очень спорными.

Но в последней части в ответах на письма очень импонирует то, что автор ни в коей мере не перекладывает отвественность за алкоголизм с самого алкоголика на его близких и врачей, а призывает (иногда в мягкой форме, а иногда не очень) обращающихся к ней созависимых женщин взять отвественность не за больного, а за себя саму и своих детей. Безусловно, на нашей российской почве мысль непривычная и многими труднодопустимая , так как русская женщина должна и коню, и избе, но только не себе.

Что касается сомнительных тезисов из книги, приведу самые яркие:

Цитата:

Правда состоит в том, что многие алкоголики — действительно хорошие люди и не существует типично алкогольной личности.

Правда состоит в том, что к уважаемому автору не приходят на прием те «плохие» алкоголики, которых гораздо больше, чем хороших. Нет у них ни денег, ни желания, ни близких, способных их вообще куда-то привести за руку.
Автор, вы смотрели статистику пьющих в той же Америке. на которую вы постоянно ссылаетесь, по слоям общества? Безусловно, и с виду в благополучной и состоятельной семье могут быть алкоголики. Но в сравнении с неблагополучными какой это будет процент?
Одним словом, это откровенно неблагополучные ни с какой точки зрения, в общем, никоим образом не «хорошие» (если говорить словами автора) люди — например, совершающие кражи и более серьезные преступления под влиянием алкоголя. (Конечно, преступления под влиянием алкоголя совершаются не только алкоголиками. Но каков процент тех и других? Какова регулярность таких преступлений — совершенных именно постоянно пьющими?).

Вообще в подобной книге должны быть приведены многочисленные статистические данные из проверенных источников — для того хотя бы, чтобы бросаться такими тезисами как » многие алкоголики — хорошие люди». (Скромные статистические данные в начале книги есть, но они не подтверждают те тезисы, которые постулирует автор).
Многие алкоголики — просто алкоголики, они бывают совершенно разными людьми, а алкоголь только усугбляет их психические и пр. проблемы, существовавшие и без горячительного — вот это гораздо более верно.

Примером того, что компетенция автора на какой-то момент отключилась и выдала совершеннно неожиданный ответ, является «письмо Лены» (в главе «За что я ненавижу своего отца?»), девушки из неблагополучной семьи, которую, как и ее сестру, регулярно поколачивает ее собственный пьющий отец.

Вот что советует ей автор:

Понять – значит простить. Лена, попробуй понять своих родителей. И помни, что это необходимо тебе, а не им.
Из какой семьи – конфликтной или гармоничной – происходит твой папа?
Как ему жилось в детстве? Может, именно оттуда, из своей семьи он вынес привычку решать проблемы «силовыми» способами?
Лена, ты можешь стать биографом своих родителей. Расспроси, пока еще не поздно, о том, что они пережили и сейчас переживают. Уверена, что найдешь то, за что их можно любить, уважать и простить.

Это ответ для телепередачи «Понять значит простить», а не совет компетентного специалиста. Сколько раз нужно прощать человека, применяющего физическое и эмоциональное насилие, чтобы он это насилие прекратил? Нисколько. Тут нужны совершенно другие действия.
Да, ненависть (к отцу, о которой пишет Лена) разъедает ненавидящего. Но гнев в хорошем смысле дает нам моральное право и готовность защищаться.(«я злюсь — я готов защищать себя»). Не позволять себя бить, унижать — разве это не естественное право человека, и ребенка в семье тоже?
С этой точки зрения ответ автора на письмо Лены представляется излишне морализированным (с четким послевкусем именно христианской морали по принципу «подставь другую щеку») и попросту неразумным в данной опасной для здоровья ситуации. Не надо спешить с прощением там, где оно совершенно невостребованно.

Еще раз повторю более внятно — не имеет смыла прощать то, что гарантированно повториться еще раз. Это прощение от бессилия, прощение как оправдание бездействия.» у меня руки связаны, поэтому я подставлю другую щеку». Каждый человек имеет право защищать себя, свои интересы, свое имущество и, конечно, свою неприкосновенность. Дело тут совершеннно не в прощении, а в устранении самой ситуации — а ведь отец избивает не только Лену, но и ее младшую сестру, а мать этому не препятствует. Разводя задушевные беседы с отцом (или матерью), узнавая об их родителях, прощая и «понимая» их, Лена гарантирует себе физическую неприкосновенность? и своей сестре тоже?
Очевидно, что необходимо немедленно дистанцироваться от травмирующего фактора, в первую очередь, и только потом перерабатывать полученный опыт (травму). Очевидно для меня, но не для автора.

Вообще, идеализирование автором отношений ребенка, пусть уже даже взрослого, к своему родителю очень сильно бросается в глаза.

Вот, например, цитата:

А отца и мать надо помнить, в особенности часто вспоминать, что они были живыми, страдающими людьми, что они от своих родителей, как и мы, недополучили свою порцию любви. И наши родители любили нас с той максимальной силой, на какую они были способны в предложенных жизнью конкретных обстоятельствах. Они сделали для нас все наилучшее, что было в их силах.

Лишний раз не комментируя этот очередной высоконравственный опус, я просто настоятельно рекомендую автору ознакомится с вот такой книгой для целенаправленного снятия розовых очков. Описанные там вопиющие случаи не могут считаться нормой даже на приеме у психотерапевта. Но коль уж мы тут говорим о травмах, полученных членами семьи от других ее не очень адекватных членов, рассуждения под заголовком «понять — значит простить» ПРОСТО НЕ РАБОТАЮТ там, где необходим конкретный набор ДЕЙСТВИЙ (плюс прямого вмешательства компетентных органов и лиц), а не заговоров или еще каких-нибудь молитв гештальт-терапии.

Про отвественность родителей перед теми, кого они нарожали — травмированные своими родителями или не травмированные — я вообще промолчу. Этот аспект в таком ключе в книге не слишком афишируется, но звучит он так: никакие травмы детства не снимают с совершенноголетнего умственно полноценного человека ответственности за неблаговидные поступки.. Нельзя полностью обелять и самоустраняться от суждения (и осуждения) безотвественности, глупости, недопустимых действий родителей, потому что, как минимум, это один из путей к пониманию собственного поведения, если вдруг ты сам начнешь поступать глупо и безотвественно.

Вот цитата из известного в узких кругах и далеко не столь высоконравственного произведения:

— Гарри, неправильно судить своего отца по тем поступкам, которые он совершил, будучи ещё мальчишкой!
— Я тоже мальчишка, — ответил Гарри, — и себя я могу судить.

А вот высказывания одного профессионала, который на своем веку повстречал много «дисфункциональных» семей, «дисфункция» которых приводила к ужасающим последствиям не только для ребенка, но и для окружающих:

…..многие растлители малолетних в детстве сами были жертвами одной из форм совращения детей. Это не оправдывает их поведение….

Но большинство детей, подверженных риску, живут, как в ловушке. Малыши, с которыми дурно обращаются или которыми пренебрегают, и даже дети постарше могут не осознавать, что другие дети живут иначе, что их жизнь не назовешь нормальной….Даже в самой безопасной и здоровой домашней обстановке стороны детской натуры могут работать против них. Есть качества — универсальные для всех детей, — которые делают их идеальными жертвами, в том числе природное любопытство, податливость, потребность в любви и внимании и то, что на определенном этапе у детей возникает потребность бросить вызов родителям.

И еще одно замечание: в этой книге нет не то что вдохновляющих, а даже просто объективно уравновешивающих весь алкогольный негатив историй. Создается впечатление, что, в общем-то, нет никого, кто самостоятельно смог бы перешагнуть через свои детские горести и создать полноценную семью. Где люди, сумевшие побороть трудности без обращения к психотерапевту? Где те 40 (или меньше) процентов дочерей алкоголиков, не вышедших замуж за алкоголиков, им-то как удалось избежать этого всеобщего поветрия? Их противодействие алкогольной наследственности, их опыт может быть не менее ценнен, чем советы нарколога.

Если коротко, то эта книга предназначена тем, кто по каким-то причинам все еще лелеет глубокие психологические обиды:
1. на кого-то из родителей,
2. на кого-то из зависимых родственников, но
— уже или еще — не подвергается угрозам жизни и здоровью
.

Свою работу именно в качестве психотерапевта «живописует» автор в последней трети книги. Но не надо рассчитывать найти в книге, что конкретно делать с буйнопомешанной матерью или рукоприкладствующим мужем-алкоголиком, если они находятся в непосредственной близости от вас. Призыв к четким действиям — направленным на устранение явных угроз психике и физ. здоровью (что характерно для России) — находится вне компетенции автора.

www.livelib.ru

Валентины москаленко зависимость семейная болезнь

Москаленко Валентина Дмитриевна — психотерапевт, психиатр-нарколог, клинический генетик и семейный психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор. Ведущий научный сотрудник ННЦ наркологии МЗ РФ. Семейные программы и психотерапию изучала как в России, так и в США (Хезельден, Бетти Форд центр).

Автор книг «Зависимость: семейная болезнь», «Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости», «Если папа пьет». Автор свыше 90 научных и 150 популярных публикаций по темам психического здоровья и зависимостей.

Основные направления деятельности — Психология личности, Психология семьи, Психология отношений.

Книги (4)

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость — это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного.

Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей.

Когда любви слишком много, велика опасность любовной зависимости. Основа счастливой любви — здоровые интимные отношения, которые не сводятся к физической близости. Интимность — это разделенная любовь, радость взаимопонимания, сотрудничество, доверие, надежность, духовный рост.

Интимные отношения не образуются за одни сутки. Может мешать прежний опыт, травматические события детства, неустойчивая самооценка, психологические заблуждения. Избавиться от ложных представлений, ненужных страхов, найти верные ориентиры в поисках любви поможет вам эта книга.

Книга известного специалиста, доктора медицинских наук Валентины Дмитриевны Москаленко является наиболее полным и систематическим изложением концепции созависимости при наркологических заболеваниях.

Читатель познакомится с источниками формирования созависимости, ее психологией и психопатологией, течением и, главное, — получит ясные и конкретные представления о психотерапии созависимости и избавлении от нее.

Издание предназначено не только для врачей — психиатров, психотерапевтов, наркологов, занимающихся семейной терапией больных алкоголизмом и наркоманией, но также и для самих страдающих от зависимости и созависимости лиц.

Много ли нам надо для счастья?

Каковы важнейшие потребности человека, как сохранить духовный суверенитет личности, какие внутренние ресурсы надо мобилизовать (и как это сделать) для удовлетворения своих психологических потребностей, как сделать семью зоной «психологического комфорта» — на эти и многие другие вопросы отвечает предлагаемое издание.

Москаленко В.Д. Зависимость: Семейная болезнь. — 8-е изд., стереотип. — М.: Институт консультирования и системных решений, 2015. — 368 с.; 20*14 см. — isbn 978-5-91160-068-6.

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость — это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Сами больные также характеризуются признаками созависимости до развития болезни либо после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. Происходит повторение нежелательных событий в семье. Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимо-сти. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей.
Книга написана языком, доступным для родственников и друзей больных. В то же время книга может быть руководством для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

Часть 1. Зависимость
Алкоголизм — болезнь семейная
Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях

Света и Саша
Николай болен алкоголизмом. Здоровы ли его жена и сын?
Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья
Полина — дочь больных алкоголизмом родителей
Жанна
За кем я замужем?
Ориентиры для диагностики алкоголизма
Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?
Зависимость
Эмоциональная незрелость
Низкая толерантность к фрустрации
Неумение выражать свои чувства
Низкая самооценка
Идеи величия
Перфекционизм
Чувство вины

Часть 2. Созависимость
Кто является созависимым?
Что такое созависимость (проблемы дефиниции)?
Характеристики созависимости
Низкая самооценка
Курс на внешние ориентиры
Страдания
Отказ от себя
Не чувствовать — опасно
Защита от страданий
Страх Тревога
Стыд, вина
Гнев
Затянувшееся отчаяние
Навязчивые мысли
Склонность к резким суждениям
Мифологическое мышление
Отрицание
Границы личности
Поражение духовной сферы
Частный случай созависимости: невесты алкоголиков
Ее детство
Дети как миротворческие силы
Потребность управлять
Они не выходят замуж, а выскакивают
Ее юность
Невесты, будьте бдительны!
Ее будущее
Пока не поздно
Как они находят друг друга?
Сценарий ее жизни
Иллюзии
Голод на любовь и самооценка
Хорошо бы начать заботиться о себе
Почему они не разводятся?
Коля и Оля
Выгоды от кошмара
Шаги к изменению
Как не следует вести себя жене алкоголика?
Контролирующее поведение
Желание заботиться о других, спасать других
Критерии оценки созависимости
Оценка созависимости
Тест на созависимость
Шкала созависимости
Тест «Оценим свой образ мыслей»
Лики созависимости
Избиваемая жена
Жена–мамочка
Жертва–великомученица
Бедная больная женщина
Жена–угодница
Жена–девочка
Жена–стерва
Типичные ошибки жен
Параллелизм проявлений зависимости и созависимости
Течение созависимости (фазы)

Часть 3. Семья как система
Родительская семья созависимых
Семейные системы
Признаки дисфункциональной семьи
Признаки функциональной семьи
Матери — сыновья
Дочки-матери
Женская доля
Сходство, которого мы так боимся
Бремя ожиданий
Говорят мамы
Мутация судьбы
«За что я ненавижу своего отца?»
Отцы и дочери
Судьба в наследство
Созависимые родители — архитекторы наших судеб

Требовательный родитель
Критикующий родитель
Сверхопекающий родитель
Отстраненный родитель
Ответственный родитель
Как в детстве происходит формирование созависимости?
Руководство для родителей
Стадии развития ребенка и родительские подтверждения

Часть 4. Преодоление созависимости
Введение в психотерапию
Программа работы с созависимостью

1. Тема: «Работа с чувствами»
2. Тема: «Контролирующее поведение»
3. Тема: «Отстранение»
4. Тема: «Акция — реакция»
5. Тема: «Границы»
6. Тема: «Родительская семья»
7. Тема: «Самооценка»
8. Тема: «Избавление от психологии жертвы»
9. Тема: «Да, мы умеем думать»
10. Тема: «Работа с утратой»
11. Тема: «Ставим свои собственные цели»
12. Тема: «Я имею право»
13. Тема: «Утверждение себя»
Что может сделать семья для своего близкого, больного алкоголизмом?
Дети больных зависимостью

Некоторые факты, относящиеся к проблеме
Психологический портрет школьника из алкогольной семьи
Роли выживания
Взрослые дети алкоголиков — группа множественного риска
Говорят дети алкоголиков
Угроза самоуважению
Как оценить степень самоуважения?
Восстанавливаем самоуважение

Часть 5. Почта доверия, или дистанционная психотерапия
Письма, написанные одной бедой
Женщины, которые любят слишком сильно

На этой странице вы можете скачать книгу
«Москаленко Валентина Дмитриевна, Зависимость. Семейная болезнь».

Формат rtf.zip

Формат rtf

Скачивание архива «Москаленко Валентина Дмитриевна, Зависимость. Семейная болезнь» займет несколько минут и завист от скорости вашего соединения с интернетом.

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость — это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного.

Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей.

Читайте еще:

Мета-зеркало.Когда клиент выходит в четвертую позицию и видит, как работает эта система, он может ее реконструировать. Прием «Мета-зеркала» создает контекст, в котором две позиции, внешняя (1-я) и внутренняя (3-я), могут меняться местами до тех пор, пока не будет найдено наиболее подходящее и экологичное.

Уже в играх обезьяны так же охотноКонечно, это понятие предполагает динамический, приобретаемый в живом контакте с социальной средой феномен; эти психологические образования являются продуктом социального воздействия на человека, представителем и плодом внешней культурной среды в жизни организма. Они есть у каждого человека.

Искушения интеллигенцииА есть люди, для которых первична не философия, а боль за свою Родину. Они болеют за страну, мучаясь все время вопросами — кто мы такие, откуда, зачем? И однажды они начинают понимать, что невозможно ответить на эти вопросы, не разобравшись, что же такое православие. В поисках земли они обретают.

I. Подкрепление: лучше, чем вознаграждение.В реальной жизни ограничение времени отставания является попросту тем временем, которое вы считаете нужным ждать, пока просьба или инструкция будут выполнены. Родителей, начальников, и учителей, которые проявляют последовательность в выработке определенного временного интервала реакции, обычно.

7. Наведение через косвенно обусловленное закрытие глазЭриксон фактически использует многие формы косвенного или случайного функционирования, которые происходят совершенно самостоятельно. Часто он полагается на одни лишь естественные процессы ассоциативного обусловливания, которые образуются между переживанием транса и ситуацией, в которой произошел.

Глава 9. Когнитивное направление в теории личности: Джордж КеллиБолее серьезную проблему составляет интерпретация уже подсчитанных показателей того или иного теста. Хотя клинические психологи обычно полагаются на собственный опыт в интерпретации результатов проективных методик, сами методики не всегда одинаково удачны. К сожалению, интерпретация таких тестов.

Именно это умение вы сейчас и продолжаете осваиватьБуквально через несколько секунд из кустов выбегают несколько собак, и. с деловым видом пробегают мимо по какимто своим собачьим делам. Ни одна собака на меня не залаяла! Люди на глубоком бессознательном уровне также обладают определенным чутьем. А значит, для того, чтобы незнакомые люди.

= = = in a nm = a: = = т =РФ |: ok ie eeКак только вы освоите общий метод решения про+ блем, то перестанете паниковать и почувствуете уверенность в себе. Тогда в ваших силах будет решить любую проблему, с которой столкнетесь на своем жизненном пути: во время учебь, на работе ИЛИ В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ.

Часть седьмая. Телесные практикиВнимайте своей мудрости и прямиком следуйте к главной цели жизни, Если женщина вам подходит, она будет с этим воевать, но только для того, чтобы испытать сладость поражения. В случае неверного выбора подруги война будет вестись до полного вашего уничтожения. Вы вряд ли спутаете меж собой эти две.

Выделяй цитату —
отправляй в соцсети.

Для авторизированных — цитаты запоминаются автоматически.

brosaem.online

Валентина Москаленко — Зависимость. Семейная болезнь » Страница 5 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

3. Типичная для апкоголизма нездоровая атмосфера в семье.

Ориентиры для диагностики алкоголизма

– Доктор, мне кажется, что я – алкоголик. Я выпиваю один раз в три месяца, но моя пьянка обычно длится три дня. Это продолжается регулярно в течение последних пяти-шести лет. Скажите, мне необходимо лечиться?

– Не знаю. Давайте исследуем детальнее вашу проблему.

Недостаточно для диагноза и того, что сообщила Наталья о своем муже: «Мой муж очень часто приходит с работы пьяным, но алкоголиком себя не считает. Я не знала, что думать и начала вести счет пьяным и трезвым его дням. Получилось в среднем 12 трезвых дней в месяце. Это что – алкоголизм?»

Для ответа на подобные вопросы вначале можно воспользоваться краткими и сугубо ориентировочными диагностическими подходами. Вот один из них. Он состоит всего из 4 вопросов. На вопросы может отвечать либо тот, кто подвергается диагностике, либо хорошо знающие его образ жизни люди.

Краткий опросник для выявления возможного алкоголизма

1. Принимали ли вы когда-нибудь решение сократить выпивки?

2. Досаждали ли вам близкие тем, что критиковали вас за пьянство?

3. Чувствовали ли вы себя после выпивки очень плохо физически и возникало ли у вас чувство вины в связи с выпивкой?

4. Принимали ли вы спиртное, чтобы опохмелиться, успокоить нервы или избавиться от головной боли?

Даже один ответ «да» на вышеприведенные вопросы свидетельствует о подозрении на алкоголизм. Положительные ответы на все четыре вопроса расценивают как несомненный алкоголизм.

Можно использовать другой ориентировочный путь диагностики.

Диагноз алкоголизма предполагается, если человек продолжает употреблять алкоголь в больших количествах, несмотря на одно или все из нижеприводимых обстоятельств:

1. Нарушение важных для него взаимоотношений (например, супружеских), что произошло из-за пьянства, по мнению партнера либо по мнению самого пьющего;

2. Потеря работы из-за пьянства;

3. Два или более привода в милицию, связанных с употреблением алкоголя;

4. Имеются признаки ухудшения здоровья, включая алкогольный абстинентный синдром, алкогольную кардиомиопатию (нарушения работы сердца), цирроз печени, периферическую полинейропатию (расстройство периферических нервов, что может выражаться затруднением при ходьбе) и прочее.

Иногда родственники предполагаемых пациентов и сами больные просят врача привести определение алкоголизма как болезни. Так и ставят вопрос.

– Скажите, а что называется алкоголизмом?

– Имеете право знать, – отвечаю я. И привожу определение из клинического руководства: «Алкоголизм хронический (синонимы: болезнь алкогольная, токсикомания алкогольная, этилизм) – форма токсикомании с пристрастием к употреблению веществ, содержащих этиловый спирт, и развитием в связи с этим хронической интоксикации»[1].

В этом определении я бы выделила в качестве ключевого слова слово «пристрастие».

Посмотрим еще в один научный гроссбух.

«Алкоголизм (хронический алкоголизм, хроническая алкогольная интоксикация, алкогольная болезнь, алкогольная токсикомания, этилизм) – прогредиентное заболевание, характеризующееся патологическим влечением к спиртным напиткам, развитием абстинентного (похмельного) синдрома при прекращении приема алкоголя, а в далеко зашедших случаях – стойких соматоневрологических расстройств и психической деградации»[2].

Это определение дает в качестве основного признака патологическое влечение к спиртным напиткам, т.е. пристрастие, но указывает еще на такой важный признак, как абстинентный синдром. Латинское слово «abstinentia» означает «воздержание». Абстинентный синдром развивается вслед за прекращением употребления алкоголя, т.е. вслед за воздержанием. Абстинентный синдром содержит как физические нарушения – общее скверное самочувствие, головная боль, дрожание рук, сухость во рту, отвращение к пище, повышенная жажда, потливость, учащенное сердцебиение и прочие симптомы, так и психические расстройства – пониженное настроение, самообвинение, чувство вины, трудности с памятью, бессонница и другое. После приема новой дозы алкоголя интенсивность симптомов на время уменьшается. Этим объясняется потребность больных опохмелиться.

Если спросить человека: «Вы обычно опохмеляетесь?», он может ответить: «Нет. Я всегда иду на работу трезвый». Такой ответ не означает, что у него нет алкогольного абстинентного синдрома. Опохмеление может быть отставленным на какое-то время, например, на время после работы. Опохмеление как действие, как прием новой дозы алкоголя может отсутствовать (человек страдает и ему помогает время воздержания). Но абстинентный синдром как комплекс симптомов, как плохое самочувствие после выпивки может быть налицо.

Выявить у человека влечение к алкоголю, т.е. болезненное пристрастие, или тягу, тоже иногда непросто. На прямой вопрос: «Вас тянет выпить?» больные чаше отвечают: «Нет, не тянет. Просто я выпил, потому что…» Далее может последовать любой ответ.

Можно не ставить так вопросы, а разузнать, как человек пьет. Люди с болезненным пристрастием к алкоголю употребляют алкоголь иначе, чем просто пьющие. Я использую в своей практике 8 признаков. Эти признаки я почерпнула из лекции американского профессора Р. Хейлмана, Я слушала его, будучи на стажировке в Хезельдене в США. Хезельден – это лечебный и учебный центр вблизи Миннеаполиса, штат Миннесота, США. Здесь лечатся люди с различными формами зависимости – как больные алкоголизмом, наркоманией, так и их родные и близкие, страдающие от созависимости.

Восемь признаков болезненного потребления алкоголя, по Р. Хейлману, изложенные также мною ранее (Москаленко В.Д., 1992).

1. Постоянные мысли об алкоголе.

Больной человек часто думает о выпивке в то время, когда его должны занимать другие стороны жизни. Как об этом расспросить? Можно задать следующие вопросы:

• Ожидаете ли вы с нетерпением конца рабочего дня, чтобы выпить и расслабиться?

• Ловите ли вы себя на том, что ждете конца недели, когда можно немножко гульнуть?

• Замечаете ли вы, что мысль о выпивке врывается иногда в ваше сознание в самый неподходящий момент, когда вам нужно думать о чем-то другом?

• Не появляется ли у вас потребность «принять на грудь» в определенное время суток?

2. Повышение выносливости к алкоголю.

Больной алкоголизмом человек может выглядеть относительно трезвым после определенной дозы алкоголя, вызывающей явное опьянение у других, здоровых лиц. Причем больной в прежние времена, до развития у него алкоголизма, пьянел от этой дозы, а теперь не пьянеет.

Некоторые гордятся этим своим свойством долго не пьянеть: «выпил полстакана и ни в одном глазу», полагая его признаком крепкого здоровья. Однако повышенная выносливость к алкоголю может быть признаком болезни. Этот симптом алкоголизма у нас называется рост толерантности к алкоголю (толерантность означает выносливость).

Выяснению этого симптома могут помочь следующие вопросы:

• Изменилась ли ваша личная доза алкоголя, от которой вы пьянеете?

• Не находите ли вы, что можете пить больше других и при этом не пьянеть?

• Гордитесь ли вы тем, что можете выпить больше других?

3. Быстрое поглощение алкоголя.

Больной принимает алкоголь таким образом, чтобы вещество подействовало как можно скорее. Правда, в России большинство людей пьют водку залпом, а не смакуют. И все же. Можно спросить:

• Выпиваете ли вы свой стакан залпом или цедите понемногу?

• Не случалось ли вам, идя в гости, принять дома некоторую дозу алкоголя, чтобы «стартовать» раньше? Либо сделать маленький «междусобойчик» на кухне, пока хозяйка заканчивает накрывать на стол?

Для нашей культуры этот признак относителен. Фазиль Искандер описывает отечественные традиции употребления алкоголя в романе «Человек и его окрестности» так: «Странно, никто нас не учил допивать до дна бокал вина или рюмку водки, а мы сами всегда допиваем до дна… А между прочим, люди Запада, как правило, свои напитки не допивают до дна. Прихлебнут, отставят. Прихлебнут, отставят.

Кажется, они больше доверяют течению жизни. Кажется, у нас нет уверенности, что не отнимут, если мы замешкаемся с питьем. Вот и спешим опрокинуть. Что-то есть в нашей жизни вокзальное. То ли вот-вот буфет закроют, то ли вот-вот поезд уйдет».

4. Употребление алкоголя в одиночку.

Для больного алкоголизмом важнее сама выпивка, чем общение за столом. Предлог «хочется пообщаться, посидеть» может быть лишь выражением желания выпить. Больной может пить и тогда, когда в доме никто, кроме него, не пьет. Часто в одиночку пьют женщины, больные алкоголизмом. Уместны следующие вопросы:

nice-books.ru

Отзывы о книге Зависимость. Семейная болезнь

Книга, безусловно, нужная и полезная, но предназначена она для строго определенного круга лиц. (см. последний абзац отзыва).

Первая половина книги, если честно, скорее озадачивает некоторыми излишне поучающими и сомнительными тезисами (о них речь ниже). По мере прочтения становится понятно, что автор проповедует т.н. христианскую модель «возлюбления и прощения» На основе этого христианского взгляда и сформирован ее личное мнение о проблемных взаимоотношениях в семье (см. ниже утверждение о том, как относиться к родителям), это надо иметь в виду при чтении. Просто если вы не из этой оперы, некоторые высокоморальные рассуждения и особенно советы по психотерапии покажутся очень спорными.

Но в последней части в ответах на письма очень импонирует то, что автор ни в коей мере не перекладывает отвественность за алкоголизм с самого алкоголика на его близких и врачей, а призывает (иногда в мягкой форме, а иногда не очень) обращающихся к ней созависимых женщин взять отвественность не за больного, а за себя саму и своих детей. Безусловно, на нашей российской почве мысль непривычная и многими труднодопустимая , так как русская женщина должна и коню, и избе, но только не себе.

Что касается сомнительных тезисов из книги, приведу самые яркие:

Цитата:

Правда состоит в том, что многие алкоголики — действительно хорошие люди и не существует типично алкогольной личности.

Правда состоит в том, что к уважаемому автору не приходят на прием те «плохие» алкоголики, которых гораздо больше, чем хороших. Нет у них ни денег, ни желания, ни близких, способных их вообще куда-то привести за руку.
Автор, вы смотрели статистику пьющих в той же Америке. на которую вы постоянно ссылаетесь, по слоям общества? Безусловно, и с виду в благополучной и состоятельной семье могут быть алкоголики. Но в сравнении с неблагополучными какой это будет процент?
Одним словом, это откровенно неблагополучные ни с какой точки зрения, в общем, никоим образом не «хорошие» (если говорить словами автора) люди — например, совершающие кражи и более серьезные преступления под влиянием алкоголя. (Конечно, преступления под влиянием алкоголя совершаются не только алкоголиками. Но каков процент тех и других? Какова регулярность таких преступлений — совершенных именно постоянно пьющими?).

Вообще в подобной книге должны быть приведены многочисленные статистические данные из проверенных источников — для того хотя бы, чтобы бросаться такими тезисами как » многие алкоголики — хорошие люди». (Скромные статистические данные в начале книги есть, но они не подтверждают те тезисы, которые постулирует автор).
Многие алкоголики — просто алкоголики, они бывают совершенно разными людьми, а алкоголь только усугбляет их психические и пр. проблемы, существовавшие и без горячительного — вот это гораздо более верно.

Примером того, что компетенция автора на какой-то момент отключилась и выдала совершеннно неожиданный ответ, является «письмо Лены» (в главе «За что я ненавижу своего отца?»), девушки из неблагополучной семьи, которую, как и ее сестру, регулярно поколачивает ее собственный пьющий отец.

Вот что советует ей автор:

Понять – значит простить. Лена, попробуй понять своих родителей. И помни, что это необходимо тебе, а не им.
Из какой семьи – конфликтной или гармоничной – происходит твой папа?
Как ему жилось в детстве? Может, именно оттуда, из своей семьи он вынес привычку решать проблемы «силовыми» способами?
Лена, ты можешь стать биографом своих родителей. Расспроси, пока еще не поздно, о том, что они пережили и сейчас переживают. Уверена, что найдешь то, за что их можно любить, уважать и простить.

Это ответ для телепередачи «Понять значит простить», а не совет компетентного специалиста. Сколько раз нужно прощать человека, применяющего физическое и эмоциональное насилие, чтобы он это насилие прекратил? Нисколько. Тут нужны совершенно другие действия.
Да, ненависть (к отцу, о которой пишет Лена) разъедает ненавидящего. Но гнев в хорошем смысле дает нам моральное право и готовность защищаться.(«я злюсь — я готов защищать себя»). Не позволять себя бить, унижать — разве это не естественное право человека, и ребенка в семье тоже?
С этой точки зрения ответ автора на письмо Лены представляется излишне морализированным (с четким послевкусем именно христианской морали по принципу «подставь другую щеку») и попросту неразумным в данной опасной для здоровья ситуации. Не надо спешить с прощением там, где оно совершенно невостребованно.

Еще раз повторю более внятно — не имеет смыла прощать то, что гарантированно повториться еще раз. Это прощение от бессилия, прощение как оправдание бездействия.» у меня руки связаны, поэтому я подставлю другую щеку». Каждый человек имеет право защищать себя, свои интересы, свое имущество и, конечно, свою неприкосновенность. Дело тут совершеннно не в прощении, а в устранении самой ситуации — а ведь отец избивает не только Лену, но и ее младшую сестру, а мать этому не препятствует. Разводя задушевные беседы с отцом (или матерью), узнавая об их родителях, прощая и «понимая» их, Лена гарантирует себе физическую неприкосновенность? и своей сестре тоже?
Очевидно, что необходимо немедленно дистанцироваться от травмирующего фактора, в первую очередь, и только потом перерабатывать полученный опыт (травму). Очевидно для меня, но не для автора.

Вообще, идеализирование автором отношений ребенка, пусть уже даже взрослого, к своему родителю очень сильно бросается в глаза.

Вот, например, цитата:

А отца и мать надо помнить, в особенности часто вспоминать, что они были живыми, страдающими людьми, что они от своих родителей, как и мы, недополучили свою порцию любви. И наши родители любили нас с той максимальной силой, на какую они были способны в предложенных жизнью конкретных обстоятельствах. Они сделали для нас все наилучшее, что было в их силах.

Лишний раз не комментируя этот очередной высоконравственный опус, я просто настоятельно рекомендую автору ознакомится с вот такой книгой для целенаправленного снятия розовых очков. Описанные там вопиющие случаи не могут считаться нормой даже на приеме у психотерапевта. Но коль уж мы тут говорим о травмах, полученных членами семьи от других ее не очень адекватных членов, рассуждения под заголовком «понять — значит простить» ПРОСТО НЕ РАБОТАЮТ там, где необходим конкретный набор ДЕЙСТВИЙ (плюс прямого вмешательства компетентных органов и лиц), а не заговоров или еще каких-нибудь молитв гештальт-терапии.

Про отвественность родителей перед теми, кого они нарожали — травмированные своими родителями или не травмированные — я вообще промолчу. Этот аспект в таком ключе в книге не слишком афишируется, но звучит он так: никакие травмы детства не снимают с совершенноголетнего умственно полноценного человека ответственности за неблаговидные поступки.. Нельзя полностью обелять и самоустраняться от суждения (и осуждения) безотвественности, глупости, недопустимых действий родителей, потому что, как минимум, это один из путей к пониманию собственного поведения, если вдруг ты сам начнешь поступать глупо и безотвественно.

Вот цитата из известного в узких кругах и далеко не столь высоконравственного произведения:

— Гарри, неправильно судить своего отца по тем поступкам, которые он совершил, будучи ещё мальчишкой!
— Я тоже мальчишка, — ответил Гарри, — и себя я могу судить.

А вот высказывания одного профессионала, который на своем веку повстречал много «дисфункциональных» семей, «дисфункция» которых приводила к ужасающим последствиям не только для ребенка, но и для окружающих:

…..многие растлители малолетних в детстве сами были жертвами одной из форм совращения детей. Это не оправдывает их поведение….

Но большинство детей, подверженных риску, живут, как в ловушке. Малыши, с которыми дурно обращаются или которыми пренебрегают, и даже дети постарше могут не осознавать, что другие дети живут иначе, что их жизнь не назовешь нормальной….Даже в самой безопасной и здоровой домашней обстановке стороны детской натуры могут работать против них. Есть качества — универсальные для всех детей, — которые делают их идеальными жертвами, в том числе природное любопытство, податливость, потребность в любви и внимании и то, что на определенном этапе у детей возникает потребность бросить вызов родителям.

И еще одно замечание: в этой книге нет не то что вдохновляющих, а даже просто объективно уравновешивающих весь алкогольный негатив историй. Создается впечатление, что, в общем-то, нет никого, кто самостоятельно смог бы перешагнуть через свои детские горести и создать полноценную семью. Где люди, сумевшие побороть трудности без обращения к психотерапевту? Где те 40 (или меньше) процентов дочерей алкоголиков, не вышедших замуж за алкоголиков, им-то как удалось избежать этого всеобщего поветрия? Их противодействие алкогольной наследственности, их опыт может быть не менее ценнен, чем советы нарколога.

Если коротко, то эта книга предназначена тем, кто по каким-то причинам все еще лелеет глубокие психологические обиды:
1. на кого-то из родителей,
2. на кого-то из зависимых родственников, но
— уже или еще — не подвергается угрозам жизни и здоровью
.

Свою работу именно в качестве психотерапевта «живописует» автор в последней трети книги. Но не надо рассчитывать найти в книге, что конкретно делать с буйнопомешанной матерью или рукоприкладствующим мужем-алкоголиком, если они находятся в непосредственной близости от вас. Призыв к четким действиям — направленным на устранение явных угроз психике и физ. здоровью (что характерно для России) — находится вне компетенции автора.

www.livelib.ru

Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн, Москаленко Валентина Дмитриевна

… о всем помогать другим, стать необходимыми и даже незаменимыми. Нередко они выбирают так называемые помогающие профессии – врач, воспитательница, учитель.

10. Во взаимоотношениях для них важнее то, как это должно быть, чем те ситуации, которые сложились. Они больше мечтают, чем живут.

11. Их любовь и мечтания очень тяжелы и для них и для партнера. Это «всепоглощающая и испепеляющая любовь».

12. Они могут быть предрасположены психологически либо биохимически к зависимости от алкоголя, наркотиков, лекарств, от определенных видов пищи, например, от сладкого.

13. Их влечет к людям с проблемами, нуждающимся в «спасении», им ближе те ситуации, где царит хаос, неопределенность, эмоциональные страдания, где страсти, где жизнь протекает как на качелях из ада в рай, где льется рекой алкоголь. (Алкоголизм – болезнь страстей). При этом они избегают ответственности за самих себя.

14. У этих женщин может отмечаться тенденция к подавленности, которую они стараются предотвратить, вовлекаясь в непрочные, «бурные» взаимоотношения.

15. Этих женщин не привлекают мужчины добрые, устойчивые в жизни, надежные и интересующиеся ими. Они находят таких мужчин милыми, нескучными, занудными, «пресными».

Невезение в любви – это не навсегда. Преодоление созависимости и есть путь к более удовлетворяющим взаимоотношениям. Женщины, которым везет в любви, отличаются следующими особенностями:

1. Женщина принимает себя целиком, даже если желает что-то изменить в себе. В основе взаимоотношений с собой лежит любовь и уважение, о чем она постоянно заботится и что поддерживает. Она просто ценит себя. Она знает, что если сама себя будет отвергать, хотя бы и под маской самоотверженной любви к другому, то другие точно ее отвергнут.

2. Она воспринимает других такими, какие они есть, без попытки изменить и приспособить к своим потребностям. Если жених приходит на свидание пьяным, она не питает иллюзий, что это случайно и он больше пить не будет.

3. Она не отрекается от любых сторон жизни и любых эмоций – «положительных» или «отрицательных». Она не подавляет эмоций, а пользуется всеми чувствами.

4. Она лелеет и взращивает каждую грань самой себя: свою личность, свою наружность, свои верования и ценности, свои интересы и достижения.

5. Ее самооценка достаточно высокая, так что она получает удовольствие от пребывания в обществе мужчин, которые хороши просто такими, какие они есть. Ей не требуется быть для кого-то нужной, чтобы почувствовать себя достойной.

6. Она позволяет себе быть открытой и доверчивой с некоторыми людьми. Она не боится, что люди узнают ее достаточно глубоко и тогда перестанут ее любить. Она также не позволяет эксплуатировать себя людям, которые не заинтересованы в ее благополучии.

7. Она формирует для себя вопросы следующим образом: «насколько для меня хороши эти взаимоотношения? Способствуют ли они моему росту? Позволяют ли эти отношения мне быть той, кем я могу и хочу быть?»

8. Если же отношения доставляют одни неприятности и разрушают ее личность, она может сказать: «Пусть уходит» и при этом не впадает в отчаяние. У нее есть круг поддерживающих ее друзей, у нее есть здоровые, глубокие интересы в жизни, что позволяет ей пережить кризис.

9. Она умеет защитить себя, свое здоровье, свое имущество, свое благополучие. Ее не влечет напряженная борьба в отношениях, драма, хаос, качели из ада в рай.

10. Она знает, что устойчивые, развивающиеся, здоровые отношения бывают между партнерами, у которых сходные ценности, интересы и цели. Она знает, что зависимость от алкоголя или наркотиков сильно мешает достичь этих здоровых взаимоотношений, она не заблуждается относительно тяжести заболеваний, относящихся к зависимости.

11. Она знает, что достойна всего лучшего, что может предложить ей жизнь. Она не будет тратить свои силы на то, чтобы улучшать своего избранника, поскольку знает, что переделывать, перевоспитывать людей невозможно. Она будет тратить силы на то, чтобы улучшать себя.

Перечисленные качества женщин, которым везет в любви, можно приобрести в программе преодоления созависимости.

Содержание

Аннотация для читателей

Часть 1. Зависимость

Алкоголизм – болезнь семейная

Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях

Света и Саша

Николай болен алкоголизмом. Здоровы ли его жена и сын?

Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья

Полина – дочь больных алкоголизмом родителей

Жанна

За кем я замужем?

Ориентиры для диагностики алкоголизма

Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?

Зависимость

Эмоциональная незрелость

Низкая толерантность к фрустрации

Неумение выражать свои чувства

Низкая самооценка

Идеи величия

Перфекционизм

Чувство вины

Часть 2. Созависимость

Кто является созависимым?

Что такое созависимость (проблемы дефиниции)?

Характеристики созависимости

Низкая самооценка

Курс на внешние ориентиры

Страдания

Отказ от себя

Не чувствовать – опасно

Защита от страданий

Страх. Тревога

Стыд, вина

Гнев

Затянувшееся отчаяние

Навязчивые мысли

Склонность к резким суждениям

Мифологическое мышление

Отрицание

Границы личности

Поражение духовной сферы

Частный случай созависимости: невесты алкоголиков

Ее детство

Дети как миротворческие силы

Потребность управлять

Они не выходят замуж, а выскакивают

Ее юность

Невесты, будьте бдительны!

Ее будущее

Пока не поздно

Как они находят друг друга?

Сценарий ее жизни

Иллюзии

Голод на любовь и самооценка

Хорошо бы начать заботиться о себе

Почему они не разводятся?

Коля и Оля

Выгоды от кошмара

Шаги к изменению

Как не следует вести себя жене алкоголика?

Контролирующее поведение

Желание заботиться о других, спасать других

Критерии оценки созависимости

Оценка созависимости

Тест на созависимость

Шкала созависимости

Тест «Оценим свой образ мыслей»

Лики созависимости

Избиваемая жена

Жена-мамочка

Жертва-великомученица

Бедная больная женщина

Жена-угодница

Жена-девочка

Жена-стерва

Типичные ошибки жен

Параллелизм проявлений зависимости и созависимости

Течение созависимости (фазы)

Часть 3. Семья как система

Родительская семья созависимых

Семейные системы

Признаки дисфункциональной семьи

Признаки функциональной семьи

Матери – сыновья

Дочки-матери

Женская доля

Сходство, которого мы так боимся

Бремя ожиданий

Говорят мамы

Мутация судьбы

«За что я ненавижу своего отца?»

Отцы и дочери

Судьба в наследство

Созависимые родители – архитекторы наших судеб

Требовательный родитель

Критикующий родитель

Сверхопекаюший родитель

Отстраненный родитель

Ответственный родитель

Как в детстве происходит формирование созависимости?

Руководство для родителей

Стадии развития ребенка и родительские подтверждения

Часть 4. Преодоление созависимости

Введение в психотерапию

Программа работы с созависимостью

1. Тема; «Работа с чувствами»

2. Тема: «Контролирующее поведение»

3. Тема: «Отстранение»

4. Тема: «Акция – реакция»

5. Тема: «Границы»

6. Тема: «Родительская семья»

7. Тема: «Самооценка»

8. Тема: «Избавление от психологии жертвы»

9. Тема: «Да, мы умеем думать»

10. Тема: «Работа с утратой»

11. Тема: «Ставим свои собственные цели»

12. Тема: «Я имею право»

13. Тема: «Утверждение себя»

Что может сделать семья для своего близкого, больного алкоголизмом?

Часть 5. Почта доверия, или дистанционная психотерапия

Письма, написанные одной бедой

Женщины, которые любят слишком сильно

Список литературы

1

Энциклопедический словарь медицинских терминов: Изд. Первое. Том I. M.: «Советская Энциклопедия», 1982. С.39.

2

Н.Н. Иванец, И. Пойман. Глава 10 «Алкоголизм». В кн.: Руководство по психиатрии / Под ред. Г.В. Морозова. В 2 томах. Том 2. М.: Медицина, 1988. С. 113-114.

knigogid.ru

Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн, Москаленко Валентина Дмитриевна

… мужа догадывались, что простуда, из-за которой он не вышел на работу, – просто перепой.

А на что стала похожа ее жизнь? «Я не прожила эти годы, – горестно исповедовалась мне Света, – а простояла у окна, переводя взгляд с часов на окно. Я была в вечной тревоге: каким он придет домой – трезвым или пьяным? Я не могла заниматься не только собой, но даже детьми».

Она уволилась с работы и стала контролировать каждый шаг мужа. И все же он умудрялся выпивать. На 15-м году супружеской жизни Свете удалось уговорить его лечиться от алкоголизма. Ее нервная система к тому времени была уже подорвана.

В этой истории нужно обратить внимание на два момента. Во-первых, Света очень долго отгоняла от себя мысль о серьезности пьянства Саши, просто не впускала ее в свое сознание. Ей удавалось играть с собой в прятки много лет. И, во-вторых, сама Света очень страдала все эти годы, превратилась в комок нервов, сгусток тревоги. Ее переживания сопровождались забвением собственных интересов. Из мягкой, любящей жены она превратилась в домашнего контролера – строгого, жесткого и безрадостного. Но если бы это помогло! Ведь Саша все эти годы продолжал пить.

Николай болен алкоголизмом. Здоровы ли его жена и сын?

Этому красивому, на вид здоровому человеку 39 лет. Он шофер и машинист электровоза, но работает слесарем. У него жена и пятнадцатилетний сын Валерий, студент железнодорожного техникума. Побываешь в их уютной квартире и подумаешь: какая дружная семья! Однако раскрою их тайну: глава семьи Николай тяжело болен алкоголизмом. Началась его болезнь примерно 15 лет назад (никогда нельзя точно определить, когда возник этот ужас).

Валерочке тогда был только год. Остальные 14 лет мальчика пришлись на период активного пьянства отца. Были, правда, перерывы. Один произошел, когда Николай сидел в тюрьме за наезд на пешехода в состоянии опьянения, другой связан с его пребыванием в лечебно-трудовом профилактории. Однако сколько Валерий себя помнит, отец всегда возвращался домой пьяным.

Мать не больна алкоголизмом, но если дома кто-то пьет, то всем окружающим тоже несладко. У бедной женщины за время совместной жизни с мужем-алкоголиком появилось очаговое облысение на голове. Лечилась у косметологов, но все без толку. Направили к психотерапевту – тоже без успеха. Проплешина заросла только через год после того, как муж выписался из антиалкогольной клиники и действительно перестал пить. Вот что делает алкоголизм с близкими.

Облысение, естественно, не единственный симптом у матери Валерия. Она постоянно испытывает тревогу, плохо спит, в ее душе глубоко засело чувство стыда за поведение мужа. Даже через год после того, как он перестал пить, у женщины не прошло полностью беспокойство за него, страх перед возобновлением болезни. Это и есть влияние алкоголизма на всю семью.

Итак, отец болен алкоголизмом, мать больна психосоматическим заболеванием. А сын? Нет, он ничем не болен. Но можно ли сказать, что он не пострадал от болезни отца? Конечно, нет.

Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья

Если спросить Василия Михайловича, болел ли кто-нибудь из родственников алкоголизмом, он ответит отрицательно. Дед по отцу умер рано, в 32 года: выпитый им самогон вызвал желудочное кровотечение, что и привело к смерти. Больше Василий ничего о нем не знает.

Отца своего Василий тоже не считает алкоголиком, хотя тот часто выпивал. Сын помнит, что пьянство отца особенно досаждало ему в 15-17 лет. Подросток всегда нуждается в руководстве, в примере того, как мужчина должен вести себя в семье. У Василия же сложились об этом далеко не идеальные представления.

Мальчик тайком выливал из бутылок самогон – это была единственная доступная для него форма протеста против пьянства отца. По-видимому, у того был сильно выражен синдром похмелья, так как наутро после выпивки он «весь трясся». Правда, отец Василия при всем при том был отличным работником, но это обстоятельство не противоречит диагнозу «алкоголизм».

Сам Василий с юношеских лет был образцовым молодым человеком: трудолюбивым, покладистым, дисциплинированным, аккуратным. В армии он служил отлично. Учился немного, окончил 8 классов, курсы киномехаников, курсы шоферов. Его везде ценили за старательность. В 21 год Василий женился. Семейная жизнь складывалась удачно. Но в 24 года он начал выпивать и спустя каких-нибудь 3-4 месяца пил уже довольно часто. Через 2 года его суточная доза достигла 2 бутылок водки.

Удивительное дело: чем больше пьешь, тем меньше веселья и больше раздражительности, злобы. Василий, прежде такой спокойный и покладистый, начал бить жену. Его подросший сын тоже стал участвовать в драках, заступаясь за мать.

Итак, история повторилась: точно так же когда-то сам Василий Михайлович защищал свою мать от побоев отца. Только в 36 лет Василий впервые обратился в больницу для лечения. Ему установили диагноз «алкоголизм II-III стадии».

У них с женой два сына: Сергею 13 лет, Алеше – 9. Учатся они неважно. В школе не знают, что их отец болен алкоголизмом: ведь эта «неприличная» болезнь является в глазах общества позором. Помимо трудностей в учебе, у мальчиков еще одна проблема – плохие отношения со сверстниками: Сергей и Алеша боятся приглашать приятелей домой, опасаясь, что ребята застанут там очередной скандал. Дети не знают иных способов решения конфликтов, кроме ссор и кулаков – ведь они часто являются свидетелями драк между отцом и матерью.

Итак, пример этой семьи позволяет сделать вывод, что алкоголизм встречается у мужчин третьего поколения в роду по вертикали и отражается на представителях четвертого. Сходство между внутрисемейными отношениями во всех поколениях заключается в том, что конфликты решаются с применением агрессии как физической (драка), так и словесной (ругань).

Агрессия при решении любых споров – это характерная особенность семей алкоголиков. Учтем, что подобное сочетание (алкоголь + агрессия) свойственно людям не только легковозбудимым, с неустойчивым характером, тем, кого с юности считали хулиганами, но и очень покладистым. Из этого не следует, что каждый больной алкоголизмом мужчина непременно бьет жену и детей. Однако подобное происходит достаточно часто в нескольких поколениях одной семьи.

Дети в описанной мною семье здоровы, но у них есть свои трудности, главные из которых – весьма посредственная успеваемость в школе и плохие отношения со сверстниками. Что касается жены Василия Михайловича, то у нее те же проблемы, которые встречаются у жен других больных.

Полина – дочь больных алкоголизмом родителей

Полина выросла в семье, где отец ругал и бил мать. Он почти каждый день напивался, а жена терпела, молчала, или, по крайней мере, не упрекала мужа слишком резко. Ее жизнь за вершилась трагически. Долгие годы она покорно терпела пьянство мужа, а в 48 лет сама начала выпивать, причем много и часто. В 50 лет она, пьяная, утонула в реке. Жизнь с мужем-апкоголиком, собственное пьянство оказались для нее самоубийством.

Началось же саморазрушающее поведение тогда, когда она не воспротивилась жестокому обращению с собой и позволила мужу сделать из себя жертву.

Как судьбы родителей определяют судьбу детей? Здесь действуют свои законы и правила. Нельзя же считать случайностью то, что из 4 детей этой несчастной женщины, заболевшей алкоголизмом, и ее мужа, давно страдавшего той же болезнью, один сын также стал алкоголиком, другой, наоборот, – абсолютным трезвенником (он даже не начинал пить, что его и спасло), а две дочери вышли замуж за пьяниц. Таковы типичные судьбы людей, выросших в семьях алкоголиков: они либо сами страдают той же болезнью (что чаще бывает с сыновьями), либо вступают в брак с алкоголиком (что происходит с дочерьми), либо избегают заболевания путем полного отказа от алкоголя.

Итак, Полина – дочь больных алкоголизмом. Из родительского дома она вышла со всеми признаками созависимости: низким, как у матери, уровнем самоуважения, готовностью безропотно терпеть жестокое обращение, ублажать других, заботиться о близких в ущерб себе. Девиз таких женщин – быть нужными другим.

И Полина встретила человека, которому стала нужна. Правда, Валерий до свадьбы неоднократно выпивал, но какая девушка обращает на это внимание перед замужеством? Ему же нужна была именно Полина с ее готовностью стать жертвой. Если есть желающие сносить обиды, обидчик всегда найдется. Их браку способствовало еще одно очень важное обстоятельство: Полина раньше встречалась с другим молодым человеком, который затем ее оставил. Если бы девушку спросили, не потому ли она поспешила выйти замуж за Валерия, что ее бросил жених, она, несомненно, ответила бы: «Нет». Подумается, что именно душевный кризис, пережитый Полиной, когда она почувствовала себя брошенной и очень одинокой, подтолкнул ее скорее прислониться к кому-то.

С чего началась совместная жизнь Полины и Валерия? С того же, с чего она начиналась у их отцов и матерей. В обеих семьях существовали алкогольные традиции. Валерий, хотя и разнимал дравшихся родителей, защищая мать от побоев и оскорблений отца, и возмущался их пьянством (оба они, как и родители Полины, были больны алкоголизмом), однако вскоре после свадьбы начал оскорблять собственную жену и продолжал это делать все 15 лет супружеской жизни. Полина заботилась о детях (у них два сына), а Валерий ежедневно пил. Она работала в огороде, а он пропивал деньги и веши. Она оплачивала его долги, а он временами бил ее. Когда Полина поступила в техникум, муж заявил, что пьет именно из-за ее отсутствия вечером, и она бросила учебу. Самое удивительное, что их взаимоотношения не улучшились даже в те три месяца, когда Валерий – единственный раз за 15 лет – перестал пить. Он посчитал, что состояние трезвости дает ему право еще больше унижать и поп

knigogid.ru