Эмоциональное общение: Эмоциональное общение — это… Что такое Эмоциональное общение?

Содержание

Эмоциональное общение — это… Что такое Эмоциональное общение?

Эмоциональное общение
— общение посредством так называемых выразительных движений, т. е. движений, соответствующих определенному эмоциональному состоянию: поз, мимики, интонаций голоса, прикосновений, поглаживаний, прижимания к груди, отталкивания и т. д.

Психология человека от рождения до смерти. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК. Под общей редакцией А.А. Реана. 2002.

  • Эмоциональная устойчивость
  • Эмоциональное отвержение

Полезное


Смотреть что такое «Эмоциональное общение» в других словарях:

  • Общение — У этого термина существуют и другие значения, см. Общение (значения). Сюда перенаправляется запрос «Коммуникация (психология)». На эту тему нужна отдельная статья …   Википедия

  • Общение — – взаимодействие двух или более людей, состоящее в обмене между ними информацией познавательного или аффективно оценочного характера. Обычно общение включено в практическое взаимодействие людей (совместный труд, учение, коллективная игра и т. п.) …   Словарь-справочник по социальной работе

  • общение — сложный многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми (межличностное О.) и группами (межгрупповое О.), порождаемый потребностями совместной деятельности и включающий в себя как минимум три различных процесса: коммуникацию… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ОБЩЕНИЕ —         процесс взаимосвязи и взаимодействия обществ. субъектов (классов, групп, личностей), в котором происходит обмен деятельностью, информацией, опытом, способностями, умениями и навыками, а также результатами деятельности; одно из необходимых …   Философская энциклопедия

  • Общение : функции — (лат. functio исполнение, обязанность, назначение) роль, назначение О. в жизнедеятельности и социализации человека. Существуют принципиально схожие, но неск. различающиеся подходы к выделению функций О.: 1) информационно коммуникативная,… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Общение и искусство: общение в искусстве — В социально психол. понимании искусство может рассматриваться как художественная коммуникация, к рая чаще имеет однонаправленный характер, и как межличностное О., к рое является 2 сторонним процессом обмена личностным содержанием. Еще Платон… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Общение — это способ взаимоотношений людей между собой, в ходе которого люди обмениваются информацией и взаимодействуют по достижению какой то цели. Через общение происходит взаимообогащение людей. Общение есть особый вид человеческой деятельности,… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • Общение как процесс — это социально психол. взаимодействие людей в их совместной жизнедеятельности, включающее ряд психол. процессов: а) восприятие внеш. облика партнера, б) его психол. интерпретацию, в) выбор партнера, г) установление контакта, д) презентацию себя,… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Общение интернет-зависимых пользователей — компенсаторно суррогатное О., характеризующееся своеобразным симптомокомплексом, включающим алекситимию, снижение коммуникативных способностей, особый тип межличностных отношений (условно названный «независимо доминирующим»). Алекситимия… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Общение как предмет междисциплинарного изучения — Феноменология, закономерности и механизмы познания человеком действительности, отношение к ней и поведение в интегрированном виде прослежены российскими психологами в осн. в общей психологии (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, Б. Ф.… …   Психология общения. Энциклопедический словарь


Эмоциональное общение

Человеческая деятельность невозможна без общения; в течение всей жизни мы обмениваемся информацией с себе подобными. Существуют разные виды и формы общения. Давайте поговорим о том, что представляет собой эмоциональное общение.

Некоторые ассоциируют общение исключительно с речью, но это неправильный подход: человек начинает общаться задолго до того, как осваивает связную речь. Поэтому условно можно выделить два типа общения: речевое и эмоциональное общение.

Потребность в общении у ребенка появляется в возрасте примерно одного-двух месяцев, задолго до того, как он начинает осваивать речь. Уже с первых месяцев жизни ребенок начинает использовать эмоциональное общение, в то время как вербальный язык общения он начинает осваивать в возрасте около года.

Эмоциональное общение — это общение посредством мимики, жестов, поз, интонаций

. В младенческом возрасте непосредственно-эмоциональное общение матери с ребенком (физический контакт, интонации голоса, адресованная ребенку улыбка и т. п.) очень важно, так как оно помогает установить более прочную связь между мамой и малышом.

Задача матери (или другого близкого человека, который ухаживает за ребенком) — как можно полнее удовлетворить его потребность в эмоциональном общении. Непосредственно-эмоциональное общение дарит ребенку радостное настроение, повышает его активность. Кроме того, эмоциональное общение предоставляют основу для развития восприятия, мышления и речи ребенка.

Со временем ребенок овладевает речью, однако это не значит, что пришла пора навсегда распрощаться с эмоциональным общением. В контексте общения между взрослыми людьми под эмоциональным общением часто подразумевают такой вид общения, при котором ведущим в процессе общения является обмен эмоциональной информацией.

В принципе, это не противоречит тому, что было сказано выше:

при эмоциональном обмене важную роль играют именно невербальные средства коммуникации (мимика, жесты, позы, интонации).

Эмоциональное общение в этом случае состоит их трех основных компонентов: когнитивного, субъективного и экспрессивного. Под когнитивным аспектом подразумевают восприятие чувств и эмоций партнерами по общению. Субъективный аспект — это переживания, вызываемые межличностными отношениями. Экспрессивный аспект — это выражение эмоций по отношению к партнеру по общению (как вербальное, так и невербальное).

Иногда эмоциональное общение представляют как некий способ манипуляции людьми. Некоторые люди действительно используют этот вид общения, чтобы манипулировать окружающими. Как мы уже говорили, этот вид общения в первую очередь используется для обмена эмоциями, в том числе через мимику и жесты. Однако если можно выразить эмоцию через жест или выражение лица, возможно и обратное: использовать выражение лица или жест, чтобы создать впечатление, будто вы испытываете определенную эмоцию

. Это и есть манипуляция.

Как не попасться на этот крючок при эмоциональном общении? За осознание и понимание как чужих, так и своих собственных эмоций отвечает так называемый эмоциональный интеллект. Чем выше уровень эмоционального интеллекта человека, тем меньше вероятность, что его обведут вокруг пальца при эмоциональном общении.

Чтобы не стать жертвой манипулятора, нужно больше внимания обращать на язык тела собеседника. Дело в том, что некоторые физиологические реакции, которыми сопровождаются эмоции, человек обычно не в состоянии подавить (по крайней мере, мгновенно) или сымитировать. К ним относятся, к примеру, реакция зрачков, частота дыхания и пульса и т. п. Поэтому внимание нужно обращать не только на жесты и выражения лица, которые человек может использовать сознательно, но и на те сигналы, которые практически неподвластны контролю.

Итак, эмоциональное общение наиболее важно в младенческом возрасте, но даже после того как мы осваиваем речь, оно продолжает

играть значительную роль в наших взаимоотношениях с окружающими людьми.

Эмоциональное общение — Записки одного программиста — ЖЖ

   Сегодня мы поговорим о важной части социализации человека — об эмоциональном общении, или обмене эмоциями.

   Обмен эмоциями состоит из двух частей:
•  способность воспринимать чужие эмоции (вход)
•  способность выражать свои собственные эмоции (выход)

   Обе эти способности в той или иной мере присущи каждому человеку, как социальному животному. Однако, в зависимости от человека, каждая способность может быть выражена ярко, или наоборот — еле проявляться.

   С гендерной точки зрения, у мужчин, по сравнению с женщинами обе эти способности снижены. Этим объясняется то, что основная цель, которую несёт мужское общение — это обмен информацией, а в женском общении, напротив, преобладает обмен эмоциями.



   Рассмотрим так называемые «граничные состояния» — то есть, случаи, когда указанные способности практически не проявляются, или наоборот — проявляются излишне сильно.

•  Вход снижен — человек не умеет определять эмоциональный настрой собеседников. В разговоре он воспринимает только чистую информацию, не видя эмоций других людей.

•  Вход повышен — гиперчувствительность к чужим эмоциям. По жестам, оттенкам интонации голоса человек способен улавливать эмоции собеседника, порой даже те, которые тот сам не осознаёт или пытается скрыть.

•  Выход понижен — человек холоден эмоционально, не реагирует на происходящее. Его тяжело вывести из себя, характер стойкий, нордический. Порой кажется, что его вообще, ничем не расшевелишь.

•  Выход повышен — истерик. Повышенная эмоциональность на каждое раздражение. Избыточно бурная реакция выражения своих собственных эмоций.



   Ну а теперь наиболее характерные примеры людей, с критическими уровнями эмоциональных способностей. Все такие люди имеют явные проблемы социализацией.

•  Вход снижен, выход снижен — взгляд устремлённый в внутрь себя. В никуда, в бездну. По человеку зачастую не понятно, в каком он состоянии, грустно ему или радостно. Он не выражает эмоции не потому, что их скрывает — а просто потому, что выражать нечего. В обычных, заурядных ситуациях эмоции не производятся.

   Это даже не вода, это лёд. Такие люди зачастую выглядят отрешёнными, живущими на собственной волне, и с трудом вписываются в какое-либо общество, кроме таких же эмоциональных девиантов. Их эмоции редки и слабы, и при этом совершенно не коррелируют с состоянием окружающих людей.

   Иногда до них доходит, что в определённых ситуациях эмоции необходимы — тогда они пытаются их даже не изображать.. они пытаются заставить себя их испытывать. В этом они редко достигают хороших результатов, и неестественность эмоций видна за километр.

   Самый загадочный и непонятный подтип — с тайной грустью в глазах.

•  Вход снижен, выход повышен — тоже «на своей волне», только буйный. Свои собственные эмоции выражает активно и с удовольствием. Зачастую, даже излишне активно.

   Главная проблема — абсолютно не видит эмоций окружающих людей. Смотрит — но в упор не видит. Слово «чуткий» к этому человеку нельзя применить ни разу. Он не поймёт, что вы расстроены, или что вам что-то не нравится — до тех пор, пока вы не скажите ему об этом прямо.

   Само по себе это не страшно — сошёл бы за толстокожего непробиваемого человека — да и всё. Но собственная повышенная эмоциональность всё портит. Выражаемые им эмоции настолько ярки, и так часто идут вразрез с эмоциями собеседника, что неизбежно приводит к конфликтам.

   Например, вы можете рассказать такому человеку о ситуации, которая вас расстроила. Человек поймёт всё, кроме того что вы расстроены (если вы это не скажите явно). И не замедлит выразить бурную реакцию — даже если описанные события вызывают у него эмоции, противоположные вашим. А потом он будет совершенно искренне удивляться, почему вы его не понимаете. Причём непонимание это он заметит только когда вы наконец скажите ему прямо. А до этого он будет просто не замечать вашей оценки, выражать собственные эмоции, и конфликт между вами будет нарастать.

   Этот подтип хуже всех уживается в сообществах, где требуется эмоциональный обмен.

•  Вход повышен, выход снижен — гиперчувствительность к чужим эмоциям — и в то же время холодное спокойствие на выходе. Обычно такие люди очень хорошие психологи, причём скорее на интуитивном уровне.

   Их способность точно определять состояние собеседника, его настроение, и даже правдивость слов — связана с огромной чувствительностью к чужим эмоциям. Они могут сказать вам, что вы раздражены или замкнуты — даже когда вы сами не будете это осознавать. При этом, если потом их спросить — почему они сделали такой вывод, ничего кроме «я чувствую это по твоему виду/взгляду/голосу» добиться от них невозможно.

   Внешнее спокойствие может быть вызвано как отсутствием эмоций, так и банальным неумением эти эмоции выражать. Собеседников таких людей обычно злит отсутствие реакции на свои эмоции. Некоторым же — наоборот нравится их холодная рассудительность, и возможность излить душу в жилетку.

   Причины подобной эмоциональный девиации обычно лежат в детстве. Скорее всего — это эмоционально-девиантные родители или родитель. Гиперчувствительность к эмоциям может развиться в одном единственном случае: когда она необходима для выживания ребёнка. То есть, когда ребёнок по той или иной причине оказывается неспособен установить полноценный эмоциональный контакт с родителем.

   Этому подтипу труднее всего жить — ему приходится впитывать в себя чужие эмоции, и в то же время он не способен разряжаться через эмоции свои.

•  Вход повышен, выход повышен — истерик. Наиболее часто распространён у женщин. Повышенная гиперчувствительность к чужим эмоциям, одновременно с ярким выражением эмоций собственных.

   Социальная адаптация этого типа проходит на удивление легко, так как он обладает высокой чувствительностью, его эмоции очень часто совпадают с эмоциями собеседников, и всего лишь усиливаются типом на выходе.



   Если принять некий интервал средних значений способностей за «норму», то получится целых девять категорий людей:
  выход снижен выход в норме выход повышен
вход снижен

вход в норме

норма

вход повышен

   Ну, вы уже поняли, что надо делать дальше: определяйтесь 😉

   Я искренне надеюсь, что большинство из вас сочтёт свои значения показателей средними — ведь девиантов не должно быть много. Но вот у меня получилось привести к каждому подтипу в качестве примера минимум двух знакомых людей.



   todo:
•  Понять причины происхождения эмоциональных девиаций.
•  Разобраться, кому проще ужиться с каждой из категорий девиантов.

   Буду рад любым вашим соображениям…
 

Эмоционально-личностное общение

Эмоционально-личностное общение

Человек рождается, и с первым кормлением, с первыми материнскими прикосновениями и улыбками он начинает впитывать эмоции и чувства родных ему людей — будь то их искренняя радость при виде младенца или скрытое раздражение от его действий. Мать, угадывая желания ребенка, берет его на руки, разговаривает с ним — так начинается их общение.

Маленький ребенок абсолютно зависим от взрослых, он не может выжить без чувства безопасности, которое дают ему близкие люди. Именно поэтому он испытывает инстинктивную жизненную потребность принадлежать к семье, в которой родился.

Ребенок должен чувстовать себя частью своей семьи.

Создать понимающие и гармоничные отношения непросто. Если родители росли в доброжелательной атмосфере, то они, скорее всего, примут своих детей такими, какие они есть, и те всю жизнь будут чувствовать себя в «безопасном тылу». Но если в детстве человек страдал от невнимательности отца и матери, тогда в отношениях со своими детьми он, скорее всего, будет воспроизводить жесткий стиль отношений, который когда-то испытал на себе.

Ребенок чувствует любовь родителей и откликается на любые слова и действия родителей, приспосабливаясь к тому образу, который диктует ему семья.

Безоговорочная любовь, которую дети питают к своим родителям, опирается на детскую логику: принадлежать к семье — значит быть похожим на тех, из кого она состоит.

Первые 6 месяцев ведущей формой общения является эмоционально-личностное общение (рис. 5.1).

В среднем к двум месяцам у ребенка возникает комплекс оживления, что знаменует собой переход от новорожденности к младенчеству. Л. С. Выготский считал комплекс оживления, который проявляется в зрительном и слуховом сосредоточении, улыбках, гулении, в оживлении моторики ребенка в ответ на появление взрослого, признаком социальной ситуации «Мы», в которой ребенок связан со взрослым. Внутреннее противоречие этой ситуации, по мнению Л. С. Выготского, состоит в том, что ребенок максимально нуждается во взрослом и не имеет средств специфического воздействия на него, кроме плача и двигательной активности.

Рис. 5.1. Эмоционально-личностное общение

* * *

В первые месяцы у ребенка возникает чувство привязанности к взрослому, которое делает его очень восприимчивым к общению.

Любовь родителей к их детям не инстинктивна, и дети также не инстинктивно «влюбляются» в своих родителей сразу после рождения. Новорожденный и родители настраиваются друг на друга, обмениваясь взглядами, улыбками, голосовыми знаками.

Таким образом, в первое полугодие жизни ребенка ведущим видом его деятельности является непосредственно-эмоциональное общение.

-82-

Вопрос. Почему именно эмоционально-личностное общение должно быть ведущим на ранних стадиях развития ребенка?

Ответ. Малыша привлекают только личность взрослого и его отношение к нему. Никакие качества взрослого он еще не выделяет. Ему все равно, какими знаниями обладает взрослый, как он выглядит и во что одет.

Несмотря на примитивность такого общения, оно побуждается личностными мотивами, эмоциональностью взрослого. Средства общения носят экспрессивно-мимический характер. Внешне это выглядит как обмен взглядами, улыбками, как гуление со стороны ребенка и ласковый разговор со стороны взрослого, из которого младенец улавливает только внимание и доброжелательное отношение к себе.

-83-

Вопрос. Охарактеризуйте элементы эмоционального общения взрослого с младенцем.

Ответ. Элементы эмоционального общения следующие:

  • происходит зрительный контакт «глаза в глаза»;
  • произносятся ласковые слова;
  • поются колыбельные песни;
  • родители нежно прикасаются к младенцу.

Нередко одно появление матери поднимает настроение малыша.

Эмоциональное общение способствует хорошему настроению ребенка.

Расположение духа ребенка и находящегося рядом с ним взрослого, как правило, взаимообусловлено. Спокойный ребенок, уход за которым не осложняет жизнь родителей, может способствовать формированию доброго и мягкого к нему отношения. В то же время взрослый чаще улыбается приятным, спокойным, улыбчивым детям. С другой стороны, раздражительный ребенок может нервировать родителей. Все это не случайно. Замечено, что у живо реагирующих на окружающую обстановку детей обычно эмоционально реагирующие матери.

-84-

Ситуация. Малыш Дима лежал в кроватке и плакал. Короткое «уа», в котором слышалось неподдельное отчаяние, разносилось по квартире. Подошла мама, склонилась над ним: «Да что же это с ним стряслось? Кто обидел нашего Димулю? Сейчас маленький плакать перестанет…»

Ребенок и вправду стал затихать. Сквозь гримасу плача пробилось подобие улыбки, он радостно задвигал ручонками, глазки заблестели.

Что же Диме было надо?

Решение. Надо было просто с ним пообщаться, непосредственно и эмоционально.

Мать обычно отвечает за психическое развитие ребенка, и только от ее мудрости, умений и психического здоровья зависит психическое здоровье ее детей, их успехи и неудачи.

-85-

Ситуация. Миша (2 месяца) легко увлекается каким-нибудь занятием, но столь же легко и забывает о нем. Потеряв игрушку, он горько плачет. Мама, предлагая ему новую, быстро приводит его в радостное состояние.

С чем связано такое ситуативное поведение Миши?

Решение. Такое ситуативное поведение детей объясняется тем, что между мотивами, побуждающими ребенка к действиям, еще не установлены какие-либо отношения. Все они равнозначны. И поэтому до 3 лет ребенок не может сознательно пожертвовать чем-нибудь привлекательным ради другой, более значимой цели. Зато даже сильное огорчение легко развеять каким-нибудь пустяком (в данном случае — предложить новую игрушку).

-86-

Ситуация. Иногда ребенку неприятны прикосновения взрослого.

Как должен поступать взрослый в таких случаях?

Решение. Каждый ребенок по-своему воспринимает прикосновения взрослого. В некоторых случаях интуитивно у детей возникают после такого физического контакта неприятные ощущения. От взрослого зависит только то, что он может или укрепить подобное ощущение, или постараться по возможности его уменьшить.

* * *

Потребность в общении у младенца возникает под воздействием определенных условий.

Он испытывает острую нужду в уходе, в заботе взрослого, то есть у ребенка ведущей является потребность устранить дискомфорт и удовлетворить органические потребности. Поэтому новорожденный подает сигналы в виде крика, гримас, аморфных движений. Причем эти сигналы не адресованы конкретному взрослому, но воспринимает их в первую очередь самый близкий человек — его мать. Все ее действия направлены на ребенка, все ее поведение обусловлено его желаниями.

К 3 месяцам ребенок воспринимает лишь экспрессивную сторону речи:

  • улыбается;
  • вокализирует;
  • активно реагирует на происходящее вокруг него.

Несмотря на это, мать общается с ребенком так, как будто тот может адекватно реагировать на ее воздействие. Это выражается в том, что она:

  • разговаривает с ним;
  • ищет ответные знаки на свое обращение;
  • удовлетворяет его потребности;
  • оценивает его поведение: поощряет, порицает и т. д.

-87-

Ситуация. Света (4 месяца) улыбается в ответ на улыбку матери, начинает активно двигаться, гулить, привлекая к себе внимание.

Как будет дочь реагировать, если мама оставит ее без внимания и уйдет по своим делам?

Решение. Света громко и обиженно заплачет. Самое обидное для испытывающего потребность в общении младенца, если взрослые не обращают на него внимания. Даже гнев мамы они воспринимают с радостью, так как чувствуют обращенность к себе. Потребность во внимании взрослого — основная потребность в общении — остается на всю жизнь. Мать должна чаще улыбаться, разговаривать с ребенком, ласкать его.

-88-

Ситуация. Аня нередко хвалит своего ребенка: «Ты — хороший», «Я тебя люблю», «У тебя все получится».

Надя же говорит своему ребенку другие слова: «Если ты будешь лучше, я буду тебя любить», «Ты хуже, чем мне хотелось бы».

Каким образом отношение Ани и Нади к своим детям повлияет на их психическое развитие?

Решение. У Ани ребенок получает позитивный настрой, мама проектирует его на хорошее отношение к самому себе, закладывает в нем умение без всякого сомнения положительно принимать самого себя («Я лучше всех»). У Нади же ребенок будет метаться в поисках собственного человеческого «Я» и мучительно сомневаться в самоценности («Я хуже всех», «Мне не за что себя уважать»).

Усвоение ребенком самооценки (позитивной или негативной) происходит на уровне его доминирующего состояния (оптимизма, активности или пассивности, апатии). Общая направленность личности «записывается» в бессознательную сферу психики ребенка.

У отзывчивых матерей дети вырастают более разговорчивыми и общительными.

-89-

Ситуация. Мама, стремясь не баловать своего малыша, не приучает его к излишнему вниманию: сухо и формально исполняет свои родительские обязанности, по часам кормит, перепеленывает, гуляет и т. д., не выражая при этом никаких радостных чувств.

Как скажется такое воспитание на психическом развитии ребенка?

Решение. Строгое, формальное воспитание пагубно для маленького ребенка. В его поведении закрепляются пассивность и привычка не ждать ответной реакции на проявление чувств. В раннем детстве закладывается основа личностного развития, поэтому необходимо уделять ребенку внимание и проявлять к нему доброжелательность. В связи с этим родителям следует заложить интерес ребенка к людям, предметам и явлениям окружающего мира.

-90-

Ситуация. Бабушка слишком требовательна к своей дочери (маме ребенка) и считает, что та недостаточно хорошо заботится о малыше. В связи с этим бабушка постоянно критикует и ругает дочь.

Как это скажется на психическом развитии младенца?

Решение. Приход своей матери будет вызывать у молодой женщины чувства тревоги и вины, которые в усиленном виде будут передаваться малышу. Если же молодая мама передаст бабушке свои материнские функции, то ребенок будет напуган, у него появится чувство «брошенности».

-91-

Ситуация. Машу, молодую супругу, раздражает то, что ее муж Андрей пытается участвовать в уходе за малышом. Ее негативные чувства передаются ребенку, и тот начинает плакать. Маша винит во всем Андрея и прогоняет его: «Не видишь, он тебя боится!».

Как такая ситуация повлияет на психическое развитие ребенка?

Решение. Мать ограждает ребенка от отцовской заботы с каменным, строгим выражением лица. Ребенок видит, с какой настойчивостью его мать пресекает попытки вмешательства в его жизнь «чужого», пугается и начинает плакать, переживает в этот момент острую тревогу. При этом сначала малыш протестует, а потом демонстрирует

То, как ребенок будет воспринимать своего отца, в первую очередь зависит от того, как строит с ним отношения мать.

Уже в годовалом возрасте ребенок чувствует, если в семье не все хорошо. Именно в этом возрасте дети начинают понимать, любят ли друг друга его родители, каковы отношения его матери и отца с их родителями.

Постепенно ребенок узнает две вещи. Первая из них состоит в том, что существование его не всегда будет безоблачным. Вторая же заключается в том, что он нуждается в родителях.

Ребенок растет, и с ним растут его тревоги. Поначалу ребенок не осознает, что многие его тревоги связаны с родителями, но скоро выясняется, что это именно так.

Смысл любых слов доходит до ребенка в последнюю очередь. А вот сдвинутые на переносице брови, кулаки, грозное выражение лица для него очень показательны.

Даже такие слова, как «Я люблю тебя», мало что значат. По крайней мере они не сопоставимы с грозным выражением лица.

* * *

Мать сразу начинает чувствовать любовь к своему малышу. У малыша же теплые чувства к ней формируются в течение первого года жизни. В этот период у младенца появляется доверие к ней и формируется привязанность к любимому человеку. Доверие появляется в процессе теплого, эмоционального общения. Ребенок утверждается в таком отношении к окружающему миру и спокойнее переносит возникающие маленькие неудобства (рис. 5.2).

От 3 до 6-7 месяцев мать и ребенок существуют в диадном единстве (нормальный симбиоз): ребенок не отделяет себя от матери и не воспринимает ее отдельно. Это важный этап в становлении отношений: в это время начинают возникать представления о своем физическом «Я», проявляться удовольствие или неудовольствие. Благодаря удовлетворению физических потребностей у младенца формируется его первый эмоциональный опыт.

Рис. 5.2. Фазы привязанности малыша ко взрослому

Период слияния матери с младенцем важен, но если он чрезмерно затягивается, то это тормозит развитие ребенка. Мать часто является причиной задержки развития ребенка, поскольку она может:

  • неосознанно задерживать его в состоянии младенчества;
  • охранять его от фрустрации;
  • сохранять его для себя и не делиться им даже с отцом.

Надо дать ребенку помочь быть самостоятельной личностью и почувствовать, что жизнь увлекательна, если ребенок находится в контакте с отцом.

Если между родителями существуют любящие и сексуально удовлетворяющие отношения, то мать «освобождает место» в жизни ребенка и для отца, который в этом случае начинает играть более заметную роль в психическом мире младенца. Тем самым отец помогает ребенку выйти из его слияния с миром матери.

Мать дает жизнь, питает, защищает, а отец побуждает к развитию. Материнский «почерк» каждой женщины индивидуален: он зависит и от ее отношений с собственным отцом, и от того, как она воспринимала общение внутри родительской пары.

Мир человека не исчерпывается измерением «ребенок — мать». В него включаются еще и отец, братья и сестры, бабушка и дедушка — все они демонстрируют ребенку различные виды взаимоотношений.

* * *

Современные мамы отмечают, что «идеальной мамой» быть трудно, хотя к этому образу любой женщине нужно стремиться. А вот быть «хорошей мамой» — это более понятно. Даже при наличии хороших взаимоотношений и любви друг к другу возможны проблемы. Усталость, раздражение, взаимные обиды и разочарование — все это неотъемлемая часть материнства.

Различные женщины выделяют отдельные качества «идеальной мамы», которые, видимо, присущи им самим или которых, возможно, им недо ставало в детстве:

  • «Хорошая мама — это порядочный человек»;
  • «Взаимоотношения с детьми должны быть на равных»;
  • «Умение и желание быть вместе со своими детьми»;
  • «Чуткость, умение угадывать, когда ребенок в чем-то нуждается»;
  • «Способность не навязывать свое мнение, а помогать, когда ребенок нуждается в этом».

Кто-то ищет в маме друга, кто-то — авторитет. Кому-то необходим тактильный контакт, а кому-то важнее общение. Хорошей маме следует знать это и по возможности этому соответствовать.

Ребенок должен принять свою маму, как и она его, безо всяких условий. В этом залог нормального психического развития ребенка и хорошего самочувствия мамы, появления у нее чувства выполненного долга.

-92-

Ситуация. Избирательное отношение ребенка распространяется не только на содержание его речи как таковой, но и на лиц, речи которых он подражает.

Одинаковое ли влияние оказывает на ребенка каждый, кто говорит с ним?

Решение. Нет, неодинаковое. К кому-то он остается равнодушным, к кому-то относится отрицательно. Ребенок быстро перенимает как запас слов, так и особенности речи у тех, кто ему по душе. Обычно это братья и сестры, которые оказываются более внимательными учителями, чем взрослые.

-93-

Ситуация. Бытует мнение: «Если ребенок лишен возможности поддерживать стабильные отношения со взрослым, ухаживающим за ним, то он не способен к крепкой привязанности».

Можно ли согласиться с этим утверждением?

Решение. Данное утверждение основывается на исследованиях ученых. У таких детей не возникает ни страха перед незнакомцем, ни специфического чувства привязанности.

* * *

В 4-5 месяцев характерен избирательный характер общения детей со взрослыми. Родным и знакомым он радуется, незнакомец, напротив, может напугать ребенка.

-94-

Ситуация. Родители Нины заметили, что в первые 2-3 месяца их дочка легко вступала в контакт с любым человеком, а к 6 месяцам стала отдавать некоторое предпочтение знакомым лицам перед чужими.

После 6 месяцев девочка стала очень избирательна в своих контактах, начала больше тянуться к родителям, неизменно отстраняясь от незнакомых людей.

С чем может быть связана такая метаморфоза?

Решение. Это, безусловно, свидетельствует о появлении у девочки чувства привязанности к родителям. У младенцев постепенно (к 6 месяцам) формируются эмоционально-психологические связи с любящим их человеком.

Материнскую любовь искусственно воссоздать нельзя: либо она есть, либо ее нет (Э. Фромм).

-95-

Ситуация. По данным М. Родхолм, отцы получали возможность контактировать с детьми, рожденными с помощью кесарева сечения, примерно в течение 15 минут после их появления на свет. Им предлагали подержать ребенка на руках, поговорить с ним, погладить головку, ручки и ножки новорожденного.

Как такая ситуация скажется на последующих контактах отца с ребенком?

Решение. Такие отцы становятся более активными, проявляют больше внимания к потребностям детей, испытывают больше положительных эмоций при контактах с детьми.

Отцы, присутствовавшие при родах, говорят, что они переживали эмоциональный подъем, гордость, росли в собственных глазах.

-96-

Вопрос. Как сказывается раннее общение с отцом на психическом и физическом развитии ребенка?

Ответ. Дети, чьи отцы ухаживали за ними с рождения, показывают более высокий уровень умственного и физического развития, вырастают более эмоционально отзывчивыми.

В семьях, где это происходило, между супругами возникает единство целей и больше согласия в принятии решений по вопросам воспитания ребенка. Мужчины в таких семьях имеют большее влияние на своих детей, а те, в свою очередь, больше прислушиваются к ним, ориентируются на их мнение.

Сыновья хотят походить на тех отцов, с которыми у них теплые, разносторонние отношения.

-97-

Вопрос. Почему рождение так называемых «поздних детей» вызывает у мужчин более сильные и яркие эмоции?

Ответ. Существует психологическая связь между сформированностью отцовского чувства и уровнем зрелости личности родителя. Основные трудности «незрелых» отцов в том, что они не умеют извлекать удовольствие и радость из общения с ребенком.

Зрелость отцовских чувств выражается в любящем, принимающем стиле воспитания, ориентированном на ребенка.

Отец испытывает потребность в том, чтобы научить ребенка, передать ему свой опыт, сделать ребенка своим наследником.

-98-

Вопрос. Что происходит, если в семье доминирует мать?

Ответ. В результате доминирования матери и отчуждения отца нарушается положительная идентификация ребенка с родительскими моделями. Возникает опасность трансляции искаженной модели отцовства на последующие поколения.

При нормальных условиях отец значительно влияет на половую идентификацию ребенка. Для сына уже в раннем детстве он является своеобразным примером, моделью для подражания, а следовательно, воздействует на формирование половой идентичности. Как замечает И. С. Кон, пассивные, отстраненные отцы оказывают незначительное влияние на формирование собственно мужских черт у своих сыновей; при этом недостаточный опыт общения с отцом и отсутствие приемлемой модели идентификации ослабляют формирование отцовских черт у мальчика и юноши, что часто в будущем неблагоприятно сказывается на воспитании им своих собственных детей.

-99-

Вопрос. Зависит ли гипермаскулинность или агрессивность мальчишеского поведения от отцовского влияния в семье?

Ответ. Да, зависит. При излишней зависимости от матери, от ее феминизирующего влияния подросток бунтует. В поиске своего мужского «Я» он проявляет агрессивность. Имеются данные о том, что подростки, привязанные к матери, испытывают затруднения в общении со сверстниками.

* * *

Функции отца в семье претерпевают сравнительно быстрые изменения, складывается новая модель отцовства, сочетающая в себе две формы эмоционального отношения к ребенку: условную отцовскую и безусловно-принимающую материнскую любовь (О. Карабанова).

-100-

Ситуация. В первое время ребенок нуждается в теплом, дружеском общении с окружающими людьми, чтобы утвердиться в доверии к миру.

Значит ли это, что матери необходимо удовлетворять любые потребности ребенка и постоянно находиться около него, только бы он не плакал?

Решение. Нет, не значит. Удовлетворяя все потребности ребенка, мы тем самым задерживаем процесс его психического развития, не даем ему возможности самому включаться в речевое действие по удовлетворению собственных потребностей. Пренебрегать нельзя только теми потребностями, которые связаны с охраной жизни и здоровья ребенка.

-101-

Ситуация. Молодая мама оправдывает то, что мало разговаривает с трехмесячной дочкой, такими словами: «Чего с ней говорить, она еще мала, не поймет моих слов». «Ты не права, — возразила ей соседка. — «Ты молчишь, и она не научится говорить».

Будет ли плохо говорить дочь из-за того, что мать молчалива? Как мама должна беседовать с дочкой?

Решение. Чем больше ребенок в первые месяцы жизни слушает и чем чаще мать отвечает на малейший лепет ребенка, тем интенсивнее развиваются его способности к овладению речью. Существует два типа разговора, доставляющие удовольствие малышу.

  • Взрослый как бы говорит сам с собой, описывая все, что делает в тот или иной момент для ребенка (например: «Вот мама наливает в бутылочку молоко»).
  • Взрослый реагирует на то, что делает ребенок («Ты ударила по воде, смотри, водичка разлетается…»).

Пока малыш прислушивается к словам матери, смотрит на нее, лепечет, смеется — надо продолжать говорить. Когда ребенок гулит или лепечет, надо стараться отвечать ему, повторять те же звуки, выражая свое понимание («Я поняла: тебе нравится так сидеть»).

Можно играть со словами: ребенку нужно что-то сделать, если он услышит определенные слова («Полетели, полетели, на головку сели!»).

Чаще надо декламировать стихи. Ритмичность, повторяемость звуков привлекают внимание ребенка.

* * *

Дж. Брунер отмечает, что уже в доречевой период у ребенка формируется несколько способов общения. Первоначально это «требующий способ» — врожденные реакции дискомфорта, требования без пауз, предполагающих ответ. Затем — «просящий способ», при котором крики менее настоятельны и появляются паузы во время ожидания ответа. Затем — «обменивающий способ», когда вокализация используется, чтобы привлечь внимание матери к объекту. Наконец, «взаимодействующий» способ, при котором в совместной деятельности наблюдается разделение позиций.

-102-

Ситуация. Молодая супружеская пара живет в однокомнатной квартире. У них родился мальчик. Квартира была такая маленькая, что невольно мама все время находилась рядом с сыном и постоянно разговаривала с ним.

Вскоре семья переехала в трехкомнатную квартиру. У них появилась девочка. Ей отвели самую тихую комнату, подальше от кухни, где большую часть дня проводила мама.

Старший сын начал говорить членораздельно в 7-8 месяцев, а его сестра в десятимесячном возрасте еще только лепетала. Более того, в отличие от своего брата, который всегда светился улыбкой, девочка выросла тихой и молчаливой.

Что могло повлиять на различие в психическом развитии брата и сестры?

Дайте психологическое объяснение.

Решение. Безусловно, повлияла среда, в частности среда социальная, характер и частота общения с матерью. Для ребенка очень важно развивать умение рассуждать, оценивать, воспринимать. Здесь важно то, как ведут себя родители, что они делают и чувствуют, как разговаривают с малышом. Это оказывает большое влияние на формирование личности ребенка. Так, ребенок, воспитанный неразговорчивым, угрюмым человеком, будет всегда не в духе.

-103-

Ситуация. В некоторых детских учреждениях с круглосуточным пребыванием детей воспитатели и родители часто отмечают отставание в развитии активной речи малышей: у них отмечаются небольшой запас слов и недостаточная эмоциональная выразительность.

Назовите причины подобного явления.

Как преодолевать такие недостатки речи у детей раннего возраста?

Решение. Причина данного явления в недостаточной речевой деятельности взрослых. Детям недостает впечатлений и эмоциональности, а сами они не являются примером друг для друга.

Родители, забирая ребенка на выходные дни домой, должны больше разговаривать с ним, чтобы у него совершенствовалось понимание речи взрослых, и поощрять формирование собственной активной речи ребенка.

-104-

Ситуация. Родители Кати (1 год 5 месяцев) работают и одновременно учатся на вечернем отделении института. Так как на воспитание дочери времени не остается, они отвезли Катю к бабушке в деревню.

Через год, когда дочь вернулась домой, родители обнаружили у нее неправильное произношение отдельных слов.

Чем объяснить подобное явление?

В каком возрасте наблюдается сенситивность развития речи?

Решение. Сенситивность развития речи наблюдается в возрасте от 2 до 5 лет. Поэтому развитие речи Кати быстро шло под влиянием речи бабушки. А она, видимо, говорила на местном наречии.

-105-

Ситуация. Японец Масура Ибука пишет, что он начал учить английский язык в средней школе, и его беспокоят ошибки в произношении и интонации английских слов. А вот его сосед начал учить английский язык рано, и он произносит английские слова очень правильно.

Дайте психологическое обоснование этого факта.

Решение. Это связано с сенситивным периодом усвоения языка.

-106-

Ситуация. Мама Наташи (девочке 4 месяца) все время — и на прогулке, и дома — постоянно что-то рассказывает своей дочери, напевает ей песенки.

Соседка сказала ей: «Ну что ты с ней разговариваешь, она все равно ничего не понимает!».

Правильно ли поступает мама Наташи?

Какое влияние оказывает речь взрослого на развитие психики ребенка?

Решение. Мама Наташи поступает правильно. Речь взрослого развивает положительные эмоции и речь ребенка. Хотя малыш и не говорит, но уже слышит речь и определенным образом связывает слова с предметами окружающего его мира. А когда вслед за развившимся слухом разовьется речедвигательный анализатор и ребенок начнет говорить, то его запас слов будет пополняться быстрее, чем у того ребенка, с которым мало разговаривали в начальном периоде его развития.

* * *

В обобщенном виде процесс общения взрослого с младенцем можно представить в виде схемы (рис. 5.3).

Рис. 5.3. Общение с младенцем

* * *

Эмоциональное общение может быть оптимальным и чрезмерным (рис. 5.4).

Рис. 5.4. Эмоциональное общение

Вторая половина младенчества характеризуется тем, что ребенку уже мало, чтобы взрослый лишь демонстрировал ему свою любовь, нежность, сопереживал ему и т. п. Теперь он требует перехода к другому виду

Вернуться к оглавлению

Эмоциональные эффекты позитивной формы общения Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ ПОЗИТИВНОЙ ФОРМЫ ОБЩЕНИЯ

С.В. Ионова

Кафедра русского языка и документалистики Волгоградский государственный университет пр. Университетский, 100, Волгоград, Россия, 400062

В статье обсуждается вопрос об эмоциональной значимости позитивной формы речи. С основой на методологию лингвистики эмоций, лингвоэкологии, коммуникативной лингвистики и методах описания, сопоставления, дискурсивного анализа, выделяются такие виды речевых ситуаций, в которых видны расхождения между позитивной формой выражения эмоции и их содержанием и прагматической направленностью. Демонстрируются различия понятий «позитивная коммуникация» и «позитивная форма коммуникации». Особое внимание уделяется следующим видам эмоционального общения в позитивной форме: толерантному эмоциональному общению, эмоциональному акцентированию, эмоциональному игнорированию, эмоциональному табуированию. На материале высказываний в ситуациях естественной и текстовой коммуникации демонстрируются негативные эффекты высказываний, выраженных в позитивной форме, выделяются особенности позитивных форм в эмоциональном общении по сравнению с рациональной коммуникацией.

Ключевые слова: эмоция, эмотивность, коммуникация, экология общения, эмоциональное и рациональное общение, позитивная форма речи, негативный эффект речи.

Эмоциональная сфера составляет ядро человеческой личности, затрагивает систему его ценностей, личностных смыслов, мотивов, физических рефлексов и социальных чувств — чести, достоинства, престижа, репутации. Именно поэтому нарушения баланса в этой сфере являются зримыми, имеют очевидные психологические и социальные проявления, остро переживаются участниками коммуникативных ситуаций. Значительная часть неэкологичных речевых действий связана именно с эмоциональной сферой общения, поскольку не существует неэмоциональных языковых личностей и все языковые, речевые, текстовые произведения, создаваемые homo sentries, всегда актуально или потенциально эмотивны [13].

В лингвоэкологических исследованиях чаще всего рассматриваются неэкологичные эмоциональные речевые действия, характерные для межличностного общения и для социальных коммуникаций. Неэкологичное общение основывается на использовании коммуникантами речевых действий, ведущих к деструкциям разного рода (деструкция от лат. destructio — разрушение). В межличностном взаимодействии деструкции проявляются в таких формах контактов, которые затрудняют или делают невозможными позитивные отношения между людьми, пагубно сказываются на человеке или обоих партнерах: разрушение дружеских, любовных отношений, искренности, тепла и доверительности общения, утрата личных контактов. В социальных интеракциях нетолерантная коммуникация нарушает или прекращает действие традиций, общественных правил, этических норм, приемлемого стиля взаимодействия, что ведет к появлению беспорядка, хаоса, массовой агрессии, социальной розни, падению нравов. Потери, которые несут отдельные коммуникан-

ты и целые человеческие сообщества, очевидны: они изменяют привычный уклад жизни и мышления людей, возбуждают в них низменные чувства и инстинкты, мотивируют совершение негативных поступков.

Наиболее очевидными примерами деструктивных речевых действий являются такие, которые облекаются в резкую, категоричную форму с использованием ненормативной — грубой и нецензурной — лексики, которая достаточно ясно маркируется в языковом сознании говорящего и адресата его речи. Использование в речи нецензурной и бранной лексики в инвективной функции — с установкой на оскорбление предполагает не только общественное порицание, но и наказание по закону (см., например: УК РФ ст. 130).

Однако, как показывает дискурсивная практика, установить прямую зависимость характера общения (экологичного/неэкологичного) от модуса реализуемых эмоций (положительных/отрицательных) и от типа эмотивных знаков, реализующих эти эмоции, не всегда возможно. Безусловно, неприличная или просто чрезмерно экспрессивная форма публичного выражения эмоций нарушает нормы общественной морали, принятые в данном социуме представления о приличии/неприличии. Но только в том случае, если нарушаются этико-языковые оценки (а не только языковые нормы), эмоциональное общение приобретает деструктивный характер [9. С 18—19] и расценивается как неэкологичное. При этом замена нецензурных слов «приличными» далеко не всегда решает проблему неэкологичного общения.

Деструктивная роль речевых действий в эмоциональном общении должна определяться с учетом множества факторов, не только на уровне анализа языковых проявлений и вербалики речевой агрессии, но и на более глубоких уровнях эмоционального «поражения».

Все эмоциональные явления характеризуются искренностью, непосредственностью, истинностью. Форма вербального выражения, напротив, преднамеренна, обладает асимметрией означаемого и означающего [4; 17]. Социологизированность и типизированность языковой фиксации эмоциональных явлений обусловливают возможность их вариативного выражения в знаковой форме, и тогда намерение говорящего может порождать многообразные, в том числе нежелательные для него, эмоциональные эффекты.

Цель данной статьи — рассмотреть примеры речевых вариантов использования позитивной формы коммуникации и его возможных результатов. В отличие от позитивной коммуникации, которая может определяться как речевое взаимодействие, имеющее положительный эмоциональный результат, в какой бы форме она не протекала. Позитивная форма коммуникации — это такое речевое взаимодействие, которое осуществляется в формах, расцениваемых в языковом сообществе как типично положительные, но не обязательно имеющие позитивный коммуникативный результат. Рассмотрим следующие виды ситуаций общения, опосредованных позитивной лингвистической формой: 1) этикетное общение; 2) толерантное эмоциональное общение, 3) эмоциональное акцентирование/игнорирование, 4) эмоциональное табуирование/детабуирование.

Названные речевые формы созданы в человеческом сообществе с целью гармонизации коммуникативных процессов, придания им культурной значимости и социализированности, отмежевав от стихийного проявления эмоций (как природного образования) и нерегулируемой экспрессии человека. В то же время мера естественности и социологизированности эмоциональных явлений в каждом из типов ситуаций общения и этнических сообществ различна. При этом грань, отделяющая норму от не-нормы, столь тонка, что даже опытному коммуниканту не всегда удается предугадать результат своих речевых и неречевых действий, а человеку, не озабоченному точностью выражения своих интенций, не составляет труда перейти грань коммуникативных норм.

1. Этикетное общение

В разных типах культур существуют свои традиции полноты вербального выражения эмоций.

Язык является не только средством трансляции наших мыслей и чувств, но также выступает культурно обусловленным явлением, в нем находят воплощение основные ценности того или иного этноса. Так, в восточных культурах речевое общение следует принципам «правильного» поведения и речи, в котором приветствуется «изысканное молчание»: то, что выражено языковыми средствами, и то, что в действительности подразумевается, — «не всегда одно и то же», человек, выражающий чрезмерные эмоции — «незрелый человек» [2. С. 130—133]. В этикете Японии отсутствует культура «уступи даме место», «подними ее чемодан на полку», «открой даме дверь» [1]. Различаются в разных культурах и этикетное поведение, включая протокол высших государственных чиновников.

Так, во время саммита АТЭС в Пекине все камеры Центрального телевидения Китая сняли, как «российский президент ухаживал за супругой лидера КНР». «Во время делового общения Владимир Путин укрыл Пэн Лиюань пледом», — написала «Foreignpolicy.com». Акт вежливости со стороны Президента России вызвал интенсивную реакцию в принимающей стране: известно, что спустя несколько часов кадры из видео были вырезаны, видео начало пропадать со всех китайских порталов, где было размещено. В течение нескольких часов китайские новостные сайты убрали видео со своих сайтов, а цензоры вычистили видео из социальных сетей [1].

Эмоциональные эффекты от произошедшего выражены в многочисленных публикациях СМИ разных стран мира и являются очень противоречивыми. С одной стороны, жест Президента России в отношении первой леди Китая был расценен как галантность Путина, как поступок, который «взорвал Интернет, размазав жующего Обаму», как разрушение условностей дипломатического протокола.atgate (от англ. coat — пальто). Пресс-секретарь Владимира Путина Д. Песков назвал его нормальным побуждением:

«Традиция не традиция, женщина не женщина, а прохладно всем одинаково». То, что наш Президент подал плед женщине — «это нормальное побуждение, нормальный поступок, который сделал бы, наверно, абсолютно каждый» [9]. В противовес западному и российскому взгляду на описанную ситуацию его оценки в Китае имели принципиально иной характер: «оскорбил», «унизил», «нарушил», «непонятно», «инокультурный жест», «неловкая ситуация», «слишком активный гость», «фамильярность», «оттенок интимности», «флирт», «снисходительность», «покровительство»: «Вот он, белый мужчина, как в старые времена Чио-Чио-сан, с оттенком превосходства обхаживает азиатку» [1].

Как следует из полярных оценок одного и того же этикетного действия в приведенных примерах, экологичность — категория относительная, тесно связанная с ситуацией общения (в том числе межкультурного взаимодействия), ее пресуппозицией, целями, характеристиками ее участников. Жест, слово, действие, не являющиеся экологичными или неэкологичным сами по себе, приобретают это качество в дискурсе.

Экспрессия, нарушающая этикетное общение, может расцениваться также как знак стиля личности. Так, эпатажное поведение некоторых лидеров стран и правительств строится на запланированной демонстрации личностного начала в ущерб общепринятым нормам (преодолении предрассудков и снятии дистанций). Их этническая или культурная самобытность (так же, как и индивидуальность рядовых носителей языка) основывается на соотношении эмоциональности и эмо-тивности их знакового выражения. В первом случае они оказываются более искренними (природными), во втором — более этикетными (социализированными).

Таким образом, к перечисленным выше переменным, которые необходимо учитывать в эмоциональной ситуации, добавляются новые, обеспечивая еще большую многозначность коммуникативных эффектов.

2. Толерантное эмоциональное общение

Наиболее очевидным проявлением неэкологичной коммуникации являются ситуации конфликта — столкновения противоположно направленных, несовместимых друг с другом тенденций в сознании отдельно взятого индивида, в межличностных взаимодействиях или межличностных отношениях индивидов или групп людей, связанные с отрицательными эмоциональными переживаниями. Чаще всего основу конфликтных ситуаций в группе составляет столкновение между противоположными мотивационными основами — интересами, мнениями, целями, различными представлениями о способе их достижения, ценностями.

Именно в таких ситуациях возникает необходимость в актуализации толерантного поведения, которое предполагает асимметричное коммуникативное поведение участников конфликтной ситуации. Быть толерантным — означает терпеть, сносить, мириться с человеком, его поведением, идеей и т.п., которого или которой в действительности не одобряешь [6]. В этом смысле толерантное речевое поведение направлено на сдерживание неприязни, с отложенной негативной реакцией или с заменой ее на более позитивное реагирование [Там же].

Рассмотрим пример. Истеричное поведение матери перед бракоразводным процессом, имеющее экспрессивные формы, направлено на развитие конфликта:

Мать: Ты тварь, твой папа тварь, гадкая тварь, которая подохнет, я его ненавижу, и тебя ненавижу, так же самое, как твоего папу, что тебе еще надо от меня? Ребенок им нужен… Посмотреть, как вы будете ребенка ненавидеть, вы не сможете его нормально растить. Суд покажет… Вы извели меня, ты и твой папа…

Сын: Мама, тебе надо успокоиться. Ничего страшного не происходит, я буду с тобой (Из материалов гражданского дела).

Эмоциональное речевое поведение матери в приведенном примере связано с выражением не только сложного эмоционального состояния, но и эмоционального отношения к близким, в том числе к сыну-подростку, втянутому в эту ситуацию. Оно может характеризоваться как крайне негативное, высокоинтенсивное и конфликтное, поскольку негативное отношение к лицу всегда ярче и сильнее, чем к артефакту, а эмоции, связанные с эстетическим отношением к внешности человека, являются не столь интенсивными, как в случаях отношения к целенаправленной деятельности и качествам человека.

Реакция сына, который оказался свидетелем и отчасти адресатом негативных речевых действий матери, могла быть агрессивной, развивающий конфликт, или, напротив, депрессивной, формирующей жертвенное безразличие [16]. Возможной формой реагирования здесь является и применение агрессивных острот, которые позволяют «сэкономить на брани» — «изысканная форма постоять за себя, ответить обидчику, переадресовав ему его оскорбление» [12. С 275]. Для разных типов личности свойственны разные стили выхода из состояния эмоциональной напряженности: вербальной агрессии, демонстрации обиды, смеховой реакции, иронии и др. И в этом смысле нетолерантные реакции часто являются естественными и даже желательными в ситуации конфликта. Они несут в себе наряду с негативным модусом общения реализацию эмоциональной разрядки, снятия напряжения, а иногда и решение проблемы.

В приведенном выше примере речевое поведение сына проявилась в наиболее приемлемой для нейтрализации конфликта форме толерантного реагирования. Им была применена тактика, обозначаемая учеными как тактика эмоционального «совладания», подавления эффекта эмоционального заражения и негативных эмоциональных реакций на обидные слова близкого человека.

В межличностном общении такое поведение, как правило, ведет к снятию конфликта или его мирному разрешению, что делает подобное речевое взаимодействие экологичным. Однако в большей степени сдерживающее речевое поведение бывает приемлемо для участников неэмоциональных ситуаций общения, где рациональные доводы, нейтральное или отсроченное реагирование на стимул легко регулируются говорящими. В эмоциональных коммуникациях, затрагивающих основы не только социальной, но и физиологической природы человека, опосредованных механизмами эмпатии, тактики эмоционального «совладания», сдерживания не являются естественными и требуют значительных психологиче-

ских усилий от участника конфликтной ситуации. Регулярное их применение, по мнению ученых, является разрушительным для психологического здоровья «терпящей» стороны. Известно, что существуют целые группы профессий (например, педагоги) с риском эмоциональной деструкции в отношении их здоровья, которые, добиваясь гармонии в межличностной, групповой, социальной коммуникации, используют по сути разрушительные для себя тактики эмоционального речевого поведения.

3. Эмоциональное акцентирование/игнорирование

Явления эмоционального акцентирования и игнорирования в речи касаются преимущественно положительных эмоций, особенностей их использования или неиспользования в определенных коммуникативных ситуациях. Игнорирование — умышленное невнимание, пренебрежение — применяется как средство влияния и как средство защиты от опасного влияния.

С точки зрения лингвистики, эмоциональные высказывания не предполагают рациональной рефлексии [17], они требуют эмоциональной реакции любого рода (Молодец! Знай наших! А мне не нравится!), в том числе фатической (Ну? Ага! Да-а!). С точки зрения психологии, это связано с необходимостью «вербальных поглаживаний», которыми обмениваются люди в межличностной и групповой коммуникации для сохранения психологического баланса взаимоотношений [8]. Форму наиболее глубокого эмоционального поражения человека в неэкологичном общении представляет эмоциональное игнорирование, затрагивающее уровень фундаментальных базовых установок, личностных смыслов.

К способам предотвращения ощущения эмоционального игнорирования относятся речевые действия, направленные на поддержку, убеждение, приободрение, воодушевление, успокоение, утешение, повышение настроения партнера по коммуникации, которые можно рассматривать как варианты психологических «поглаживаний». Использование этих речевых действий не означает лживого характера речевого поведения, которое связано с рассогласованием слов и называемых ими фактов.

В сфере эмоций действуют явления иной природы: эмоции непосредственно не связаны с фактами, а отражают отношение к ним, и такая связь не может быть полностью верифицирована. Однако эмоции могут быть неискренними, когда адресатом отчетливо ощущается резкое несовпадение истинного и вербализуемого эмоционального отношения к нему говорящего, которое стало предметом сознательного планирования и употребления тех или иных средств [11. С. 29].

В этих случаях наиболее отчетливо проявляются используемые говорящим приемы эмоционального акцентирования, например, лести — инструмента умелого корыстного манипулирования адресантом эмоционального состояния адресата с целью изменения этого состояния [7. С. 98].

Лесть дезориентирует адресата, вводит в заблуждение, поскольку акцентируемые качества не всегда соответствуют реальному положению дел, она неискренна, но в то же время при умелом вербальном выражении она принимается адресатами, хотя «благосклонно скорее будет воспринята не грубая, а тонкая лесть» [11. С. 29].

Эмоциональное акцентирование — это механизм использования положительных эмоций как регулятора эмоционального состояния человека или взаимоотношений между коммуникантами. При этом такое качество эмоций говорящего, как их искренность (соответствие переживаемых и выражаемых эмоций), не является релевантным для получения результата речевого действия. Так, глорифициру-ющие речевые жанры комплимента, похвалы, благодарности, поздравления и др. в их письменной и устной реализации направлены на гипертрофированное выражение положительного отношения к адресату речи. В них выделяются и акцентируются ценностные константы человеческой жизни, социальных отношений, черт характера и способов самовыражения отдельных людей.

Эколингвистическая ценность глорифицирующих жанров и торжественных текстов определяется не абсолютной, а относительной мерой позитивности выражаемых эмоций. Так, положительная оценка, выражаемая в текстах благодарностей, может стать предметом разногласий и конфликтов в коллективе, если ее представить клишированной формой высказываний в адрес одних сотрудников («за добросовестный труд») и неформальных и эмоциональных высказываний в адрес других (высокое служение, опыт, помноженный на знания, миссия первопроходцев, символ мудрости и душевной щедрости, душевное тепло и опыт, высочайший профессионализм, сердечная благодарность, неоценимый вклад, ценой огромных усилий, выбрали для себя нелегкий путь и др.).

Парадоксальность описанной ситуации состоит в конфликте явлений эмоционального акцентирования и эмоционального игнорирования в отношении одних и тех же текстов. По мнению адресатов, получивших формальные благодарности, они были недостаточно оценены и выделены руководством по сравнению с коллегами, которые получили эмоциональные тексты. Ситуации несоответствия уровня притязаний человека и степени акцентирования ее участниками воспринимается как ситуация неэкологичного взаимодействия и связывается с эмоциональным игнорированием, несмотря на то, что она опосредована исключительно положительными эмоциями. В этой связи следует предположить, что экологичность общения должная оценивается не только, а возможно, и не столько по модальности и оценочному знаку эмоции, сколько по соответствию способа ее выражению целому ряду параметров коммуникативной ситуации.

4. Эмоциональное табуирование/детабуирование

В лингвистическом плане табу соотносится с запретом или ограничением на употребление слова по причине нежелания нарушения коммуникативных норм поведения, цензурных и традиционных запретов, боязни использования грубых и неприличных выражений, оскорбляющих чувства людей. В применении к эмоциям табу прививаются с детства и состоят в ограничениях, накладываемых на интенсивное выражение чувств, негативных или позитивных переживаний. Психологи советуют в период, когда ребенок маленький и не понимает, что с ним творится, эксплицитно обозначать его чувства и эмоции, например: «Я вижу, как ты гневаешься, как тебя что-то не устраивает», «Ты огорчен своей неудачей, но это

не страшно» [12]. Вместо этого при выражении своих эмоций ребенок, как правило, слышит: «Сейчас же замолчи», «Перестань», «Мальчики не плачут», «Девочка должна быть сдержанна» и др. Публичное проявление эмоции становится чем-то нежелательным и даже запрещенным. Выражение эмоций приветствуется лишь в поэтическом, возвышенном исполнении (вслед за строками великих поэтов). В то же время в психологии эмоций аксиоматично, что в отрицательных эмоциях больше энергии, чем в положительных, которые, в свою очередь, более терапевтичны, чем нейтральные состояния, поэтому эмоции надо выражать.

В лингвистике эмоций, в свою очередь, исследуются приемлемые вербальные формы проявления эмоций в той или иной социальной и национальной культуре. Именно социологизированное восприятие, по словам В.Н. Телия, «создает в картине мира презираемое, порицаемое, уничижаемое или, наоборот, уважаемое, такие свойства, которыми восхищаются, которым умиляются и т.д.» [13. С. 60]. Но если в рациональной коммуникации табу чаще всего рассматривается с точки зрения круга тем, запрещенных для обсуждения в данном социуме, то в эмоциональном общении важен их эмоциональный контекст. Если предмет речи может быть официально или неофициально запрещен, подвергаться цензуре, то проявление эмоций официально не регулируется, но негласно именно субъективное отношение к важнейшим реалиям времени становится поводом для преследований или объектом политической идеологии.

Нормы выражения психологических состояний и субъективной оценки изменяются во времени. Это касается не только формы выражения, но и эмотивного наполнения и коннотации важнейших понятий, способов именования предметов и явлений в разных социальных культурах, по которым можно оценивать в том числе процессы эмоционального табуирования и детабуирования.

Результаты проведенного нами ранее сопоставительного исследования наименований телепередач советского периода и современного телевидения при помощи приема анализа «включенных» и «исключенных» тем (что показывают / не показывают и о чем говорят / не говорят) показывают, что в наименованиях передач советского телевидения явно доминирует лексика положительной оценки по отношению к лексике негативной эмоциональной окраски (таковая имеется в незначительных количествах в названиях фильмов, а в наименованиях телепрограмм практически отсутствует), которая маркирует пусть декларируемые, но позитивные ценности общества. Современное телевидение, подчиняясь требованиям доминирующей эстетики безобразного, чаще эксплуатирует негативные понятия и их наименования. Вполне открытой сегодня для массового телезрителя является тематика преступных действий, часто включающих показ кровавых деяний, раскрывающих изощренные способы насилия; область физиологических потребностей человека (еда, секс, физиологические отклонения, извращения), область негативных ощущений (страх, боль, отвращение и т.п.) [2].

Эмоциональные сферы, которые долгое время считались принципиально непубличными, в наше время подвергаются детабуированию. Это относится в первую очередь к семантической сфере интимной жизни человека, «человеческого низа» и эмоциональных сфер смерти и физических страданий. Способом снятия негласных запретов на их демонстрацию становится повторяемость (цикличность,

серийность) и массовость тиражируемых образов вместе с воспроизведением их новых, приобретенных недавно эмоционально-оценочных координат. В результате этих процессов отрицательная оценочная семантика негативных понятий частично утрачивается, ужасающее содержание нейтрализуются, достигается эффект привыкания современного человека к агрессивному характеру информации, психо-травмирующим изображениям и текстам, который неосознанно переводит информацию о противоестественных явлениях в ранг рядовых, обычных фактов [5].

Симптомом распространяющейся в обществе эмоциональной ригидности является спрос на появляющиеся в широком доступе контенты, угрожающие эмоциональному здоровью и самосохранению человека. Например, «Как изготовить бомбу в домашних условиях», «Как безнаказанно совершить убийство» с дета-буированным содержанием: «Вообще имеет смысл поразиться, насколько просты и очевидны способы совершения безнаказанных убийств. (…) Вы должны быть готовы к убийству психически, морально и физически. Если вам меньше 14 лет, можете смело резать бабушку. Уголовная ответственность за это не наступит (…) (Имя автора и источник не рекламируются).

Таким образом, как психологически и социально немотивированное табуи-рование, так и стихийное детабуирование в области эмоциональной коммуникации приводит к лингвистически неэкологичным последствиям.

Приведенные в этой статье примеры разного типа коммуникативных ситуаций показывают, что экологичный/неэкологичный характер речевого взаимодействия их участников во многом определяется эмоциональным содержанием и контекстом высказываний, которые чаще всего имеют «приличную» упаковку. Несмотря на это, подобные речевые действия воспринимаются участниками коммуникации как деструктивные.

Неэкологичное коммуникативное поведение носителей языка сегодня имеет широкое распространение и рассматривается как «проблема лингвистической безопасности коммуникации, которая в современном обществе в последнее время становится все более актуальной не только в масштабах национальных интересов отдельных стран, но и мирового сообщества в целом» [3]. Именно поэтому необходимо тщательное изучение, описание и анализ видов деструктивного общения в аспекте эмотивной лингвоэкологии как нового направления теоретических исследований и практических действий.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Баунов А. Оскорбил ли Путин китайцев шалью. 2014. URL: http://slon.ru/world/etiket-1182981.xhtml.

[2] Вежбицкая А. Дискурс и культура // Жанры речи. Сборник научных статей. Вып. 3. Саратов: Изд-во ГосУнЦ «Колледж», 2002. С. 118—158.

[3] Галяшина Е.И. Лингвистическая безопасность речевой коммуникации // Научный журнал ГЛЭДИС. URL: http://www.rusexpert.ru/magazine/034.htm.

[4] Ионова С.В. Роль эмоций в процессе текстообразования: структурно-семантический аспект // Эмотивный код языка и его реализация: коллективная монография. Волгоград: Перемена, 2003. С. 120—134.

[5] Ионова С.В., Шаховский В.И. Человек и его языковая среда: эколингвистический аспект // Антропология языка. The Antropology of Language: сб. статей. Вып. 2. М.: Флинта: Наука, 2012. С. 137—149.

[6] Лекторский В.А. О толерантности, плюрализме и критицизме // Вопр. филос. 1997. № 11. С. 46—54.

[7] Леонтьев В.В. Культурно-обусловленные сценарии «PRAISE», «FLATTERY», «COMPLIMENT» в английской лингвокультуре (статья) // Азия в Европе: взаимодействие цивилизаций: научная конференция «Язык, культура, этнос в глобализованном мире: на стыке цивилизаций и времен»: Материалы межд. конгресса. В 2-х частях. Элиста: Изд-во Калмыцкого гос. ун-та, 2005. Ч. 1. С. 97—101.

[8] Литвак М.Е. Командовать или подчиняться? Изд. 4-е. Ростов-на-Дону: Феникс, 2004.

[9] ПесковД.С. Песков объяснил поступок Путина, укрывшего платком первую леди Китая // Взгляд: деловые новости, 11 ноября 2014. URL: http://vz.ru/news/2014/11/11/714849.html.

[10] Семенова Н.В. Лингвистическая диагностика инвективного слова: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 2008.

[11] Сиротинина О.Б. Некоторые размышления по поводу терминов «речевой жанр» и «риторический жанр» // Жанры речи — 2. Саратов, 1999. С. 26—30.

[12] Таргакова М.В. Психология обиды // Психология третьего тысячелетия. URL: psyfactor.org/ lib/touchiness.htm.

[13] Телия В.Н. Механизмы экспрессивной окраски языковых единиц // Человеческий фактор в языке: языковые механизмы экспрессивности. М.: Наука, 1991. С. 36—67.

[14] Труфанова И.В. Экологичные и неэкологичные речевые акты в сфере эмоционального // Эмотивная лингвоэкология в современном коммуникативном пространстве. Волгоград: Перемена, 2013. С. 260—274.

[15] Шаховский В.И. Лингвистическая теория эмоций. М.: Гнозис, 2008.

[16] Шаховский В.И. Эмоциональная толерантность в межперсональном речевом общении // Русистика. Вып. 5—6. Киев: ВПЦ «Киевский университет», 2006. С. 13—19.

[17] Volek B. Emotive Signs in Languade and Semantic Functioning of Derived Nouns in Russian. Amsterdam — Filadelfia, 1987.

EMOTIONAL EFFECTS OF POSITIVE FORMS OF COMMUNICATION

S.V. Ionova

Russian Language and Documentation Chair Volgograd State University

Universitetsky Prospect, 100, Volgograd, Russia, 400062

The article discusses the problem of emotional significance of a positive form of speech. Based on the methodology of emotions linguistics, linguoecology, communicative linguistics and the methods of description, comparison and discourse analysis, the author distinguishes some types of speech situations that demonstrate visible differences between positive expression of emotions and their content and the pragmatic effect. The difference between the notions of «positive communication» and «positive form of communication» is demonstrated.eucmuKa, 2015, № 1

REFERENCES

[1] Baunov A. Oskorbil li Putin kitajcev shal’yu. 2014. URL:: http://slon.ru/world/etiket-1182981.xhtml.

[2] Vezhbickaya A. Diskurs i kul’tura [Discourse and Culture] // Zhanry rechi. Sbornik nauchnyh statej. Vyp. 3. Saratov: Izd-vo GosUNC «Kolledzh», 2002. S. 118—158.

[3] Galyashina E.I. Lingvisticheskaya bezopasnost’ rechevoj kommunikacii [The linguistic security of speech communication] // Nauchnyj zhurnal GL»EDIS. URL: http://www.rusexpert.ru/ magazine/034.htm.

[4] Ionova S. V. Rol’ emocij v processe tekstoobrazovaniya: strukturno-semanticheskij aspekt // Emotivnyj kod yazyka i ego realizaciya: kollektivnaya monografiya. Volgograd: Peremena, 2003. S. 120—134.

[5] Ionova S. V., Shahovskij V.I. Chelovek i ego yazykovaya sreda: «ekolingvisticheskij aspekt [A human being and his ecolinguistic aspect] // Antropologiya yazyka. The Antropology of Language: Sb. statej. Vyp. 2. M.: Flinta: Nauka, 2012. S. 137—149.

[6] Lektorskij V.A. O tolerantnosti, plyuralizme i kriticizme [On tolerance, pluralism and criticism] // Vopr. filos. 1997. № 11. S. 46—54.

[7] Leont’ev V.V. Kul’turno-obuslovlennye scenarii «PRAISE», «FLATTERY», «COMPLIMENT» v anglijskoj lingvokul’ture (stat’ya) [Culturally stipulated scenarios «PRAISE», «FLATTERY», «COMPLIMENT» in English linguaculture] // Aziya v Evrope: vzaimodejstvie civilizacij: nauchnaya konferenciya «Yazyk, kul’tura, etnos v globalizovannom mire: na styke civilizacij i vremen»: Materialy mezhd. kongressa. V 2-h chastyah. «Elista: Izd-vo Kalmyckogo Gos. Un-ta, 2005. Ch. 1. S. 97—101.

[8] Litvak M.E. Komandovat’ ili podchinyatsya? [To order or to submit?]: Izd. 4-e. Rostov-na-Donu: Feniks, 2004.

[9] Peskov D.S. Peskov ob»yasnil postupok Putina, ukryvshego platkom pervuyu ledi Kitaya // Vzglyad: delovye novosti, 11 noyabrya 2014. URL: http://vz.ru/news/2014/11/11/714849.html.

[10] Semenova N.V. Lingvisticheskaya diagnostika invektivnogo slova [The linguistic diagnostics of an invective: Author’s abstract of the thesis of candidate of philology]: Avtoref. diss. … kand. filol. nauk. Moskva, 2008.

[11] Sirotinina O.B. Nekotorye razmyshleniya po povodu terminov «rechevoj zhanr» i «ritoricheskij zhanr» [Some ideas concerning the terms «speech genre» and «rhetorical genre»] // Zhanry rechi — 2. Saratov, 1999. S. 26—30.

[12] Targakova M.V. Psihologiya obidy [The psychology of an offence] // Psihologiya tret’ego tysya-cheletiya. URL: psyfactor.org/lib/touchiness.htm.

[13] Teliya V.N. Mehanizmy ekspressivnoj okraski yazykovyh edinic [Mechanisms of expressive tint of a language unit] [The linguistic security of speech communication] // Chelovecheskij faktor v yazyke: yazykovye mehanizmy ekspressivnosti. M.: Nauka, 1991. S. 36—67.

[14] Trufanova I. V. Ekologichnye i neekologichnye rechevye akty v sfere emocional’nogo [Ecological and non-ecological speech acts in the sphere of the emotional] // Emotivnaya lingvoekologiya v sovremennom kommunikativnom prostranstve. Volgograd: Peremena, 2013. S. 260—274.

[15] Shahovskij V.I. Lingvisticheskaya teoriya emocij [The linguistic theory of emiotions]. M.: Gnozis, 2008.

[16] Shahovskij V.I. Emocional’naya tolerantnost’ v mezhpersonal’nom rechevom obschenii [Emotional tolerance in interpersonal oral communication] // Rusistika. Vyp. 5—6. Kiev: VPC «Kievskij universitet», 2006. S. 13—19.

[17] Volek B. Emotive Signs in Languade and Semantic Functioning of Derived Nouns in Russian. Amsterdam — Filadelfia, 1987.

4. Эмоциональное общение с взрослым как ведущая деятельность младенца.

Ведущая деятельность младенческого возраста – эмоционально-личностное общение со взрослым. Ребёнок в этом возрасте является слабым и совершенно беспомощным. Хотя, родившись, он отделился от матери физически, но биологически ещё связан с ней. Ни одной своей потребности он не может удовлетворить самостоятельно: его кормят, купают, одевают в сухое и чистое, перемещают в пространстве, следят за его здоровьем. И, наконец, с ним общаются. Такая беспомощность, полная зависимость от взрослого человека составляют специфику социальной ситуации развития младенца. Потребность в общении у ребёнка появляется рано, примерно в 1 — 2 месяца после кризиса новорождённости. Комплекс оживления при появлении мамы (или другого близкого человека, ухаживающего за ребёнком) показывает возникновение потребности в общении, которая должна как можно более полно удовлетворяться. Непосредственно-эмоциональное общение с взрослым создаёт у ребёнка радостное настроение и повышает его активность, что становится необходимой основой для развития его движений, восприятия, мышления, речи.

Что же происходит, если потребность в общении не удовлетворяется или удовлетворяется недостаточно? Дети, оказавшиеся в больнице или детском доме, отстают в психическом развитии. До 9-10 месяцев они сохраняют бессмысленный, безразличный взгляд, устремлённый вверх, мало двигаются, ощупывают своё тело или одежду и не стремятся схватить попавшиеся на глаза игрушки. Они вялы, апатичны, не испытывают интереса к окружающему. Речь появится у них очень поздно. Более того, даже при хорошем гигиеническом уходе дети отстают в своем физическом развитии. Эти тяжёлые последствия недостатка общения в младенчестве получили название госпитализма.

5. Основные линии психического развития ребенка в младенчестве.

В первый год жизни ребенка, в младенчестве (от 1 месяца до года), развиваются зрение, восприятие, речь, память, мышление, происходит становление эмоциональных контактов с окружающими. Рассмотрим, как это происходит.

Зрение — развиваться начинает в первую очередь. Вначале ребенок может только сосредоточивать взгляд на предмете в течение очень малого промежутка времени. После второго месяца жизни зрительное сосредоточение становится более длительным и появляется способность к различению простейших цветов. В 2 месяца во время бодрствования ребенок занимается рассматриванием окружающих предметов, особенно когда он накормлен и находится в спокойном состоянии. В этом возрасте младенец начинает отличать людей от окружающих предметов, но зрение пока еще остается слабым. К трем месяцам отмечается достаточно хороший уровень развития движения глаз, продолжительность сосредоточения достигает 7–8 минут. Ребенок начинает различать форму предметов, может следить за их перемещением. Движения глаз младенца будут развиваться быстрее и становиться совершеннее, если в поле зрения начнут попадать яркие, привлекательные предметы или люди, совершающие разнообразные движения, за которыми он будет наблюдать. В 4 месяца ребенок смотрит активно: эмоционально реагирует на увиденное, двигается, повизгивает.

Разнообразные впечатления, которые получает младенец, способствуют его познавательному развитию. Поэтому для удовлетворения его потребностей в новых впечатлениях окружающую обстановку необходимо сделать привлекательной и интересной – иначе познавательное развитие будет замедляться.

Восприятие. К одному году возникает такое свойство восприятия, как предметность. Предметность – это соотнесенность своих ощущений и образов с предметами окружающей действительности. Ребенок может различать тембр, громкость и высоту звука, у него развивается способность запоминать и хранить в памяти образы в своих первичных формах. До 3-4месячного возраста он может хранить образ воспринимаемого предмета не более одной секунды, позже время сохранения увеличивается, и постепенно младенец станет узнавать свою мать в любое время. В 8-12 месяцев он начинает выделять предметы в зрительном поле, и не только в целом виде, но и по частям.

Отечественный психолог А.В. Запорожец считал, что процесс познавательного развития у младенца идет следующим образом. В возрасте 3 месяцев восприятие формы и величины предмета начинается одновременно с формированием хватательных движений. Дальнейшее развитие восприятия начинается с момента перемещения предмета в пространстве.

При изучении зрительного восприятия детей установлено, что предметы, расположенные близко друг к другу, воспринимаются ребенком как целое. Например, беря башенку из кубиков за верх, ребенок удивляется, почему в руках оказалась не вся башня, а только ее часть. Младенец может долго пытаться взять цветок с платья матери, не понимая, что тот нарисован.

У младенцев сильно развит познавательный интерес. Они могут подолгу рассматривать предметы, выделяя в них контуры, контрасты, простые формы, переходя от горизонтальных элементов рисунка к вертикальным, особое внимание уделяя цвету. Также у них выражена ориентировочно-исследовательская реакция на все новое.

Память. Развиваются все ее генетические виды: эмоциональная, моторная, образная, вербальная. Эмоциональная память помогает ему ориентироваться в действительности, фиксируя внимание и направляя органы чувств на наиболее важные в эмоциональном отношении объекты. Моторная память появляется в 7–9 недель. Ребенок может повторить какое-либо движение, появляются характерные для него жесты. Затем у младенцев начинает развиваться образная память. Если в 4 месяца он может просто узнать предмет, то в 8–9 месяцев способен воспроизвести его по памяти. Если у ребенка спросить, где находится определенный предмет, он начинает активно искать его, перемещая взгляд, поворачивая голову, туловище. Развитие образной памяти влияет на его общение и формирование мотивационной сферы. Когда ребенок научается узнавать, он начинает делить взрослых на приятных и неприятных. Приятным он улыбается, а при виде неприятных проявляет негативные эмоции. Вербальная память начинает развиваться с 3–4 месяцев, когда ребенок начинает узнавать голос матери. Затем с 6 месяцев он может правильно указать называемый предмет или найти его, если тот находится вне поля зрения.

Развитие воспроизведения ведет к появлению первых мотивов. Они способствуют становлению его личности и развитию независимости от окружающих. Появляются побуждения и мотивы, которые начинают направлять деятельность ребенка.

Мышление. К концу этого возраста у детей появляется ручной интеллект, или наглядно-действенное мышление, которое строится на основе проб и ошибок и связано с развитием первых самостоятельных движений. Как правило, чем дольше ребенок рассматривает игрушку, чем больше разных качеств он в ней открывает, тем выше его интеллектуальный уровень.

Речь. До одного месяца отмечается пассивная речь: ребенок просто слушает и различает звуки. В возрасте около одного месяца он начинает произносить простые звуки, например, а-а, у-у, э-э. К концу первого – началу второго месяца жизни у ребенка появляется особое внимание к речи, называемое слуховым сосредоточением. Затем, в 2–4 месяца, возникает гукание, а в 4–6 месяцев – гуление, повторение простых слогов. В 4 месяца младенец различает речь взрослых по интонации, что свидетельствует об умении пользоваться речью как средством эмоциональной коммуникации. С 6 месяцев отмечается лепет, в котором можно различить некоторые повторяющиеся звуковые сочетания, связанные в основном с действиями ребенка. Также он ориентируется на эмоциональный тон, характер высказывания и ритмику. В 9-10 месяцев младенец произносит первые слова. К концу первого года жизни он понимает 10–20 слов, произносимых взрослыми.

Л.С. Выготский назвал речь младенца автономной, так как она сильно отличается от речи взрослого человека, хотя по своему звучанию иногда напоминает «взрослые» слова.

Эмоционально-личностное общение — Мегаобучалка

Человек рождается, и с первым кормлением, с первыми материнскими прикосновениями и улыбками он начинает впитывать эмоции и чувства родных ему людей — будь то их искренняя радость при виде младенца или скрытое раздражение от его действий. Мать, угадывая желания ребенка, берет его на руки, разговаривает с ним — так начинается их общение.

Маленький ребенок абсолютно зависим от взрослых, он не может выжить без чувства безопасности, которое дают ему близкие люди. Именно поэтому он испытывает инстинктивную жизненную потребность принадлежать к семье, в которой родился. Ребенок должен чувствовать себя частью своей семьи. Создать понимающие и гармоничные отношения непросто. Еслиродители росли в доброжелательной атмосфере, то они, скорее всего,примут своих детей такими, какие они есть, и те всю жизнь будут чувствовать себя в «безопасном тылу». Но если в детстве человек страдалот невнимательности отца и матери, тогда в отношениях со своимидетьми он, скорее всего, будет воспроизводить жесткий стиль отношений, который когда-то испытал на себе.Ребенок чувствует любовь родителей и откликается на любые словаи действия родителей, приспосабливаясь к тому образу, который диктует ему семья.Безоговорочная любовь, которую дети питают к своим родителям,опирается на детскую логику: принадлежать к семье — значит быть похожим на тех, из кого она состоит.

Первые 6 месяцев ведущей формой общения является эмоционально-личностное общение(рис.1).В среднем к двум месяцам у ребенка возникает комплекс оживления, что знаменует собой переход от новорожденности к младенчеству.Л. С. Выготский считал комплекс оживления, который проявляетсяв зрительном и слуховом сосредоточении, улыбках, гулении, в оживлении моторики ребенка в ответ на появление взрослого, признакомсоциальной ситуации «Мы», в которой ребенок связан со взрослым.Внутреннее противоречие этой ситуации, по мнению Л. С. Выготского, состоит в том, что ребенок максимально нуждается во взрослом и неимеет средств специфического воздействия на него, кроме плача и двигательной активности.



В первые месяцы у ребенка возникает чувство привязанности к взрослому, которое делает его очень восприимчивым к общению. Любовь родителей к их детям не инстинктивна, и дети также не инстинктивно «влюбляются» в своих родителей сразу после рождения. Новорожденный и родители настраиваются друг на друга, обмениваясь взглядами, улыбками, голосовыми знаками. Таким образом, в первое полугодие жизни ребенка ведущим видом его деятельности являетсянепосредственно-эмоциональное общение.

 

Рис. 1.Эмоционально-личностное общение

 

Почему именно эмоционально-личностное общение должно быть ведущим на ранних стадиях развития ребенка?

Малыша привлекают только личность взрослого и его отношение к нему. Никакие качества взрослого он еще не выделяет. Ему все равно, какими знаниями обладает взрослый, как он выглядит и во что одет. Несмотря на примитивность такого общения, оно побуждается личностными мотивами, эмоциональностью взрослого. Средства общения носят экспрессивно-мимический характер. Внешне это выглядит как обмен взглядами, улыбками, как гуление со стороны ребенка и ласковый разговор со стороны взрослого, из которого младенец улавливает только внимание и доброжелательное отношение к себе.

Элементы эмоционального общения взрослого с младенцем следующие:

♦ происходит зрительный контакт «глаза в глаза»;

♦ произносятся ласковые слова;

♦ поются колыбельные песни;

♦ родители нежно прикасаются к младенцу.

Нередко одно появление матери поднимает настроение малыша.

Эмоциональное общение способствует хорошему настроению ребенка.Расположение духа ребенка и находящегося рядом с ним взрослого,как правило, взаимообусловлено. Спокойный ребенок, уход за которым не осложняет жизнь родителей, может способствовать формированиюдоброго и мягкого к нему отношения. В то же время взрослый чащеулыбается приятным, спокойным, улыбчивым детям. С другой стороны, раздражительный ребенок может нервировать родителей. Все этоне случайно. Замечено, что у живо реагирующих на окружающую обстановку детей обычно эмоционально реагирующие матери.Мать обычно отвечает за психическое развитие ребенка, и только от ее мудрости, умений и психического здоровья зависит психическое здоровье ее детей, их успехи и неудачи.

Потребность в общенииу младенца возникает под воздействием опре-

деленных условий. Он испытывает острую нужду в уходе, в заботе взрослого, то есть у ребенка ведущей является потребность устранить дискомфорт и удовлетворить органические потребности. Поэтому новорожденный подает сигналы в виде крика, гримас, аморфных движений. Причем эти сигналы не адресованы конкретному взрослому, но воспринимает их в первую очередь самый близкий человек — его мать. Все ее действия направлены на ребенка, все ее поведение обусловлено его желаниями.

К 3 месяцам ребенок воспринимает лишь экспрессивную сторону

речи:

♦ улыбается;

♦ вокализирует;

♦ активно реагирует на происходящее вокруг него.

Несмотря на это, мать общается с ребенком так, как будто тот может адекватно реагировать на ее воздействие. Это выражается в том, что она:

♦ разговаривает с ним;

♦ ищет ответные знаки на свое обращение;

♦ удовлетворяет его потребности;

♦ оценивает его поведение: поощряет, порицает и т. д.

Самое обидное для испытывающего потребность в общении младенца, если взрослые не обращают на него внимания. Даже гнев мамы они воспринимают с радостью, так как чувствуют обращенность к себе. Потребность во внимании взрослого — основная потребность в общении — остается на всю жизнь.Мать должна чаще улыбаться, разговаривать с ребенком, ласкать его. Смысл любых слов доходит до ребенка в последнюю очередь. А вот сдвинутые на переносице брови, кулаки, грозное выражение лица для него очень показательны. Даже такие слова, как «Я люблю тебя», мало что значат. По крайней мере они не сопоставимы с грозным выражением лица.

Мать сразу начинает чувствовать любовь к своему малышу. У малыша же теплые чувства к ней формируются в течение первого года жизни. В этот период у младенца появляется доверие к ней и формируется привязанность к любимому человеку. Доверие появляется в процессе теплого, эмоционального общения. Ребенок утверждается в таком отношении к окружающему миру и спокойнее переносит возникающие маленькие неудобства (рис. 2).

Рис. 2.Фазы привязанности малыша ко взрослому

 

От 3 до 6–7 месяцев мать и ребенок существуют в диадном единстве (нормальный симбиоз): ребенок не отделяет себя от матери и не воспринимает ее отдельно. Это важный этап в становлении отношений: в это время начинают возникать представления о своем физическом «Я», проявляться удовольствие или неудовольствие. Благодаря удовлетворению физических потребностей у младенца формируется его первый эмоциональный опыт.

В обобщенном виде процесс общения взрослого с младенцем можно представить в виде схемы (рис. 3).

 

 

Рис. 3.Общение с младенцем

 

Эмоциональное общение может быть оптимальными чрезмерным

(рис. 4).

 

 

Рис. 4.Оптимальное и чрезмерное эмоциональное общение

 

Вторая половина младенчества характеризуется тем, что ребенку уже мало, чтобы взрослый лишь демонстрировал ему свою любовь, нежность, сопереживал ему и т. п. Теперь он требует перехода к другому виду общения.

 

 

Подавляющая важность эмоционального общения в отношениях — My-Therapist

Когда вы живете и ведете жизнь с другим человеком в непосредственной близости, будь то в браке или партнерстве, это может быть озадачивающая смесь прекрасного и сложного. Особенно в браке, когда вы сформировали сильные эмоциональные связи из-за эйфории свиданий, помолвки и свадьбы, это может расстраивать, когда кажется, что человек, с которым вы хотели построить свою жизнь, не тот, кем вы его считали.Ключом к решению этой проблемы является эмоциональное общение. Эмоциональное общение имеет решающее значение для прочных отношений и может как исцелить, так и укрепить отношения.

Что такое эмоциональное общение?

Эмоциональное общение идет глубже, чем просто откровение о своих чувствах. Это первое различие между тем, что вы чувствуете сейчас, и лежащими в основе эмоциями, которые могут управлять этими чувствами. Затем, когда вы поймете те чувства и эмоции, которые лежат в основе проблемы, вы должны найти способы как честно общаться, так и соглашаться с сочувствием выслушивать своего партнера.Это требует уязвимости, эмоционального интеллекта и иногда немного творчества. Его также можно инициировать проактивно, а не реактивно.

Эмоциональное общение требует уязвимости , а уязвимость основана на доверии. Доверие строится со временем, но, к сожалению, ломается в мгновение ока. Ваш партнер или супруга должны знать, что они могут доверять вам в малых и больших делах, поэтому быть надежным человеком означает продемонстрировать действиями, что на вас можно положиться, что вы можете сохранять уверенность и глубоко заботитесь об их здоровье и благополучии. , даже если вы не совсем понимаете.Вы каждый день болеете за их успех. Такое доверие, естественно, порождает уязвимость, и есть способы продемонстрировать надежность, о которых мы скоро поговорим.

Эмоциональное общение требует эмоционального интеллекта. Способность познать себя и понимать наши собственные эмоции и основные ценности требует определенных усилий. Мы не живем в мире, который ценит замедление, самоанализ и размышления о том, что мы чувствуем или думаем и почему. Живите антикультурно и работайте, чтобы понять, что вас движет.Это часть эмоционального интеллекта, но другая часть — научиться читать людей. Со временем, наблюдательностью и хорошими навыками слушания вы можете начать читать язык тела и тон голоса, чтобы знать, что может чувствовать кто-то другой. Вы также начинаете понимать, как то, что вы делаете или говорите, и как вы это делаете или говорите, может повлиять на других людей, независимо от того, намеревались вы повлиять на них или нет. Как только вы начнете учиться и расти в эмоциональном интеллекте, это иногда может казаться особой способностью читать и понимать других людей.И при правильном использовании он может улучшить любые отношения.

Эмоциональное общение иногда требует творчества . Доверие лежит в основе эмоционального общения, и иногда для этого требуется немного творчества. Для этого нужно узнать о другом человеке в отношениях, а также узнать о себе и найти способы передать свой язык любви таким образом, чтобы они его восприняли. Например, если ваш супруг или партнер получает любовь через слова одобрения, может быть достаточно сначала выразить признательность за чистый дом, уделить время, чтобы выслушать, или сделать комплимент.Но в какой-то момент становится решающим узнать, что именно ваш второй человек чувствует себя наиболее успешным, и восхищаться этим. Они хотят знать, что вы их видите, и подтверждать их суть того, кем они являются.

Это всего лишь один пример, но другой — найти небольшие, содержательные способы сообщить своему партнеру, что вы не только видите его, но и цените его каждый день, это важно. Отправьте текст. Купите цветы. Готовьте завтрак в постели без причины и без всяких условий.

Заключительная мысль: будьте проактивны, а не реагируют

Когда вы обнаруживаете жаркие разногласия по поводу чего-то мелкого, вы почти можете быть уверены, что основная проблема не решена. Однако по физиологическим причинам вы не сможете определить эту проблему в самый разгар. Чтобы понять, что вы вовлечены в мелкие разногласия, требуются усилия, но как только вы определили безумие, выделите момент, чтобы отделиться, позвольте своему инстинкту борьбы или бегства успокоиться и переоценить, что на самом деле может происходить в вашей жизни. разум.Позвольте своему логическому мозгу взять верх, чтобы вы могли обсудить, что происходит с вашим супругом. Работа того стоит, и, возможно, вы даже получите от нее удовольствие.

https://www.gottman.com/blog/category/love-relationships/

Marriage and Couples

https://www.psychologytoday.com/ нас / блог / выполнение-любой-возраст / 201412/4-способа-улучшить-свое-эмоциональное-общение

The Importance of Emotional Awareness in Communication

https: // курсы.lumenlearning.com/suny-realworldcomm/chapter/6-3-emotions-and-interpersonal-communication/

https://blogs.psychcentral.com/imperfect/2017/01/how-to-communicate-your-feelings/

What is EFT?

Building Bridges

https: // www. apeacefullifecounseling.com/emotional-communication-couples/

Важность эмоциональной осведомленности в общении

Эмоциональная осведомленность в общении часто неправильно понимается и редко обсуждается или преподается.

Чувства играют большую роль в общении. Эмоциональная осведомленность или способность понимать чувства помогут вам добиться успеха в общении с другими людьми. Если вы эмоционально осведомлены, вы будете лучше общаться. Вы заметите эмоции других людей и то, как их чувства влияют на то, как они общаются. Вы также лучше поймете, что вам говорят другие и почему. Иногда понимание того, как человек общается с вами, важнее того, что на самом деле говорится.

Вы когда-нибудь пытались скрыть свои чувства? Для большинства из нас это довольно сложно. Это потому, что эмоции не лгут. Вместо того, чтобы пытаться скрыть или игнорировать свои чувства, сосредоточьтесь на том, чтобы осознавать свои чувства и чувства окружающих, чтобы лучше общаться.

Вы можете улучшить свою эмоциональную осведомленность, сосредоточившись на этих пяти навыках:

1. Учитывайте чувства других людей. Вы когда-нибудь заканчивали разговор с кем-нибудь и задавались вопросом: «Почему она мне это сказала?» или: «Интересно, почему он так со мной разговаривал?»

Например, коллега может рассказать вам что-то личное, что вам не кажется важным.Или начальник может казаться рассерженным на вас без причины. Выяснение причины может многое рассказать вам о том, что пытается вам сказать человек. Чтобы понять, почему, подумайте о том, что чувствует другой человек. Обдумайте любые ситуации, которые могут повлиять на их эмоции, и то, как это, в свою очередь, может повлиять на то, что они говорят вам.

2. Учитывайте собственные ощущения. Так же, как чувства других людей могут повлиять на сообщение, которое они пытаются передать, ваши собственные чувства также могут мешать вашему общению.Когда вы чувствуете сильную эмоцию или чувство, обратите внимание на эту эмоцию и постарайтесь не позволить ей встать на пути вашего сообщения. Как положительные эмоции, такие как счастье, так и отрицательные, например гнев, могут мешать общению.

Например, если вы действительно чем-то довольны, вы можете согласиться делать то, на что не должны или не соглашались бы обычно. С другой стороны, если вы злитесь, вы можете сказать что-нибудь плохое тому, кто не имеет ничего общего с вашей злостью.Когда вы хорошо понимаете свои чувства, вы заметите эти эмоции и постараетесь не позволять им мешать вашему общению.

3. Имейте сочувствие. Сочувствие — это способность понимать чувства другого человека и относиться к ним. Как только вы научитесь распознавать чувства другого человека, вы сможете сделать еще один шаг и по-настоящему проникнуться этими чувствами.

Например, если вы заметили, что ваш коллега кажется нервным, вам следует попытаться выяснить, почему.Если она говорит вам, что у нее стресс, потому что у нее мало времени, чтобы завершить большой проект, вы можете посочувствовать ей, поставив себя на ее место. Это означает, что вы можете представить себя в этой ситуации и понять, что этот человек должен чувствовать.

Когда вы сочувствуете человеку, вы можете подумать о том, как бы вы хотели, чтобы с вами разговаривали или что вы хотели бы, чтобы другие люди говорили или делали, если бы вы оказались в такой ситуации. Возвращаясь к примеру с вашим коллегой, вы можете предложить ему помочь с проектом или несколько слов поддержки.

4. Работайте на доверии. Хорошее общение требует от вас доверия между собой и человеком, с которым вы общаетесь. Вы можете заслужить доверие окружающих, посылая невербальные сигналы, соответствующие вашим словам.

Например, если вы отрицательно покачиваете головой, это может сбить с толку. Разница между вашим вербальным и невербальным общением может заставить собеседника усомниться в том, говорите ли вы правду.Убедитесь, что вы всегда говорите правду, и вы сможете избежать этих запутанных ситуаций.

Также важно доверять своим инстинктам, когда речь идет о чтении эмоций и невербальных сигналов людей. Если ваши инстинкты подсказывают вам, что что-то странное в том, как человек общается с вами, заставьте себя разобраться в этом. Если вы этого не сделаете, вы обнаружите, что спрашиваете человека, с которым разговариваете, и у вас может развиться чувство недоверия без причины.

5.Распознавайте недоразумения. Непонимание случается, когда два человека думают, что они говорят о чем-то одной и той же странице, но на самом деле они думают о двух разных вещах. Непонимание случается постоянно, но эмоциональное осознание может помочь вам избежать недопонимания. Недоразумения часто возникают из-за непонятных эмоций.

Например, если ваш коллега чем-то расстроен, он может говорить с вами так, будто злится на вас, даже если это не так. Заманчиво уйти от такого разговора, чувствуя, что ваш коллега зол на вас, но это может привести к недопониманию.Вместо этого признайте, что ваш коллега расстроен чем-то другим и, вероятно, не хотел изливать свой гнев на вас.

Хотите узнать больше? Conover Online предлагает целую линейку продуктов социального и эмоционального обучения.

6.3 Эмоции и межличностное общение

Выражение эмоций

Обмен эмоциями включает в себя сообщение обстоятельств, мыслей и чувств, связанных с эмоциональным событием. Разделение эмоций обычно начинается сразу после эмоционального эпизода.Интенсивность эмоционального события соответствует частоте и продолжительности обмена, при этом события высокой интенсивности рассказываются чаще и в течение более длительного периода времени. Исследования показывают, что люди общаются с другими после почти любого эмоционального события, положительного или отрицательного, и что разделение эмоций предлагает внутриличностные и межличностные преимущества, поскольку люди испытывают внутреннее удовлетворение и облегчение после обмена, а социальные связи укрепляются через взаимодействие (Rime, 2007) .

Наши социальные связи укрепляются через разделение эмоций, потому что поддержка, которую мы получаем от наших партнеров по взаимоотношениям, усиливает наше чувство близости и взаимозависимости.Мы также должны знать, что наши выражения эмоций заразительны из-за эмоционального заражения или передачи эмоций от одного человека к другому (Hargie, 2011). Вспомните момент, когда кто-то из окружающих вас хихикал, и вы не могли удержаться от смеха вместе с ними, даже если не знали, что было смешно. Хотя эти переживания могут поднимать настроение, обратная сторона эмоционального заражения может быть неприятной. Один из моих любимых скетчей из Saturday Night Live под названием «Дебби Даунер» ясно иллюстрирует положительные и отрицательные аспекты эмоционального заражения.В скетче группа друзей и родственников отправилась в парк развлечений. Один из участников группы, Дебби, вставляет удручающие комментарии в счастливый диалог остальной группы. В течение первых двух минут скетча Дебби упоминает коровье бешенство после того, как кто-то заказал на завтрак стейк и яйца, артиста из Лас-Вегаса растерзает его тигр после того, как кто-то взволнован, увидев Тигра, и взрыв поезда в Северной Корее после того, как кто-то упомянул собираюсь в центр Epcot.Мы все, наверное, работали с кем-то или у кого-то был член семьи, который, кажется, не может сказать ничего положительного, и друзья Дебби реагируют, как и мы, тем, что все больше разочаровываются в ней. Скетч также иллюстрирует иногда неконтролируемые аспекты эмоционального заражения. Как вы знаете, шоу транслируется в прямом эфире, и персонажи иногда «ломают характер» после того, как попадают в комедию. После комментария о Северной Корее Рэйчел Дратч, которая играет Дебби, и Джимми Фэллон, еще один актер в этой сцене, ненадолго прерывают характер и немного смеются.Их промах заставляет других актеров ломать характер, и в течение следующих нескольких минут смех распространяется (что не было сценарием и не должно было случиться), пока все актеры в скетче не смеются, некоторые из них бесконтрольно, а публика тоже не ржет. со смехом. Этот многослойный пример отражает положительные, отрицательные и межличностные аспекты эмоционального заражения.

Чтобы словесно выразить свои эмоции, важно развивать эмоциональный словарный запас.Чем более конкретными мы можем быть, когда мы вербально выражаем наши эмоции, тем менее двусмысленными они будут для человека, декодирующего наше сообщение. По мере того, как мы расширяем свой эмоциональный словарный запас, мы можем передать интенсивность эмоций, которые мы испытываем, будь то легкие, умеренные или интенсивные. Например, счастливых, — умеренных, — восторженных, — умеренных, — восторженных, — интенсивных, — игнорируемых, — умеренных, отвергнутых, — умеренных и брошенных, — интенсивных (Hargie, 2011).Помимо передачи интенсивности ваших эмоций, вы также можете словесно сформулировать свои эмоции таким образом, чтобы у вас был больше контроля над ними.

Мы можем передать владение нашими эмоциями с помощью языка «я». Это может позволить нам чувствовать больше контроля, но также может облегчить обмен эмоциями, не заставляя нашего собеседника чувствовать себя виноватым или защищающимся. Например, вместо того, чтобы сказать: «Ты сводишь меня с ума!» можно сказать: «Я начинаю очень беспокоиться, потому что мы не можем принять решение.Однако бывают случаи, когда личное общение невозможно или нежелательно, что может усложнить то, как мы выражаем эмоции.

В то время, когда большая часть нашего общения осуществляется с помощью электронных средств, вполне вероятно, что мы будем передавать эмоции посредством письменного слова в электронной почте, текстовом или мгновенном сообщении. Мы также можем по-прежнему прибегать к ручке и бумаге при отправке кому-либо благодарственной записки, поздравительной открытки или открытки сочувствия. Передача эмоций посредством написанного (или напечатанного) слова может иметь такие преимущества, как время, чтобы собраться с мыслями и передать детали того, что вы чувствуете.У этого важного контекста есть и недостатки, и невербальное общение не может быть включено. Такие вещи, как мимика и тон голоса, позволяют лучше понять эмоции, которые нельзя выразить вербально. Также отсутствует немедленная обратная связь. Иногда люди сразу же отвечают на текстовое сообщение или электронное письмо, но подумайте о том, как это расстраивает, когда вы пишете кому-то, а они не отвечают вам сразу. Если вам нужна эмоциональная поддержка или вы хотите подтвердить только что отправленное эмоциональное сообщение, ожидание ответа может негативно повлиять на ваше эмоциональное состояние и отношения.

«Критика»

Политики, извинения и эмоции

Политики, публично извиняющиеся за свои проступки, много лет освещались в новостях. В июне 2011 года представитель Энтони Вайнер, член Конгресса США, извинился перед своей семьей, избирателями и друзьями за размещение откровенной фотографии в Твиттере, предназначенной для женщины, с которой он болтал, а затем солгал. Это. Он ушел из Конгресса чуть больше недели спустя.Такие эмоции, как вина и стыд, часто являются движущей силой извинений, и исследования показывают, что извинения, передающие эти эмоции, считаются более искренними (Hareli & Eisikovits, 2006). Однако признание и выражение вины не ведет автоматически к прощению, поскольку такое признание может выявить недостатки характера человека. Представитель Вайнера передал эти эмоции во время своего выступления, которое вы можете просмотреть в видеоклипе 6.2. Он сказал, что «глубоко сожалеет», выразил «сожаление» о причиненной боли и сказал: «Мне очень стыдно за свои ужасные суждения и действия» (CNN, 2001).

  1. После просмотра извинений представителя Вайнера, чувствуете ли вы, что он был искренен? Почему или почему нет?
  2. Считаете ли вы, что у политиков более высокая этическая ответственность за извинение за проступки, чем у других? Почему или почему нет?

Видеоклип 6.2

Представитель Энтони Вайнер приносит извинения за скандал в Твиттере, Racy Photo

Управление эмоциями и реакция на них

Понятие эмоционального интеллекта появилось в начале 1990-х годов и привлекло много внимания в академической науке, бизнесе и образовании, а также в популярной прессе.Эмоциональный интеллект «включает в себя способность контролировать свои собственные и чужие чувства и эмоции, различать их и использовать эту информацию, чтобы направлять свои мысли и действия» (Salovey, Woolery, & Mayer, 2001). Как было отмечено ранее, улучшение нашего эмоционального словаря и рассмотрение того, как и когда словесно выражать свои эмоции, могут помочь нам лучше различать и контролировать свои эмоции. Однако в соответствии с определением эмоционального интеллекта мы должны затем использовать результаты этого когнитивного процесса, чтобы направлять наши мысли и действия.

Точно так же, как мы, вероятно, будем участвовать в обмене эмоциями после эмоционального события, мы, вероятно, будем принимать участие в этом обмене. Другая часть эмоционального интеллекта — это способность оценивать выражения эмоций другими людьми и коммуникативно адаптироваться. Ключевым аспектом этого процесса является сочувствие, то есть способность понимать эмоции других и вызывать эти чувства в себе. Сочувствие имеет важные социальные и физические последствия. Выражая сочувствие, мы с большей вероятностью будем привлекать и поддерживать поддерживающие социальные сети, что имеет положительные физиологические эффекты, такие как снижение стресса и меньше беспокойства, и психологические эффекты, такие как общее удовлетворение жизнью и оптимизм (Guerrero & Andersen, 2000).

Когда люди делятся эмоциями, они могут ожидать различных результатов, таких как поддержка, подтверждение или совет. Если кто-то высказывает свое мнение, он может просто захотеть вашего внимания. Когда люди делятся положительными эмоциями, они могут хотеть признания или совместного празднования. Помните также, что вы, вероятно, будете совместно переживать некоторые эмоции с человеком, разделяющим их, и что интенсивность их доли может определять вашу вербальную и невербальную реакцию (Rime, 2007). Исследования показали, что реакция на эпизоды низкой интенсивности в основном вербальная.Например, если кто-то описывает ситуацию, когда он был разочарован покупкой автомобиля, вы можете подтвердить его эмоции, сказав: «Покупка автомобиля может действительно раздражать. Что случилось?» И наоборот, более интенсивные эпизоды связаны с невербальными реакциями, такими как прикосновение, телесный контакт (стремительное сближение) или объятия. Эти реакции могут сопровождать или не сопровождать вербальное общение. Возможно, вы оказались в ситуации, когда кто-то разделил сильные эмоции, например, узнав о смерти близкого члена семьи, и единственное, что вы могли придумать, — это обнять его.Хотя быть на стороне эмоционального обмена может быть непросто, ваши усилия, скорее всего, приведут к положительным результатам в вашей компетентности в межличностном общении и укрепят реляционные связи.

Основные выводы

  • Эмоции возникают в результате внешних стимулов или физиологических изменений, которые влияют на наше поведение и общение.
  • Эмоции, развивающиеся у современных людей, помогают нам управлять сложной социальной жизнью, включая межличностные отношения.
  • На выражение эмоций влияют социокультурные нормы и правила отображения.
  • Обмен эмоциями включает вербальное выражение, которое становится более эффективным за счет расширенного эмоционального словаря, и невербальное выражение, которое может быть или не быть добровольным.
  • Эмоциональный интеллект помогает нам управлять своими эмоциями и эффективно реагировать на эмоции других.

Упражнения

  1. В каких ситуациях вы с большей вероятностью передадите эмоции электронными средствами, а не лично? Почему?
  2. Можете ли вы придумать правило отображения эмоций, которое не упоминается в этой главе? Что это такое и почему, по вашему мнению, появилась эта норма?
  3. Когда вы пытаетесь определить чье-то эмоциональное состояние, какую невербальную коммуникацию вы ищете и почему?
  4. Подумайте о ком-нибудь в своей жизни, кто, по вашему мнению, обладает высокой степенью эмоционального интеллекта.Что они сделали, что привело вас к такому выводу?

Список литературы

CNN, Transcripts , по состоянию на 16 июня 2001 г. http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1106/07/ltm.01.html.

Крозье, В. Р., Покраснение и социальные эмоции: разоблаченная личность (Нью-Йорк: Palgrave Macmillan, 2006).

Evans, D., Emotion: The Science of Sentiment (New York: Oxford University Press, 2001), 5–6.

Фини, Дж.А., Патрисия Ноллер и Найджел Робертс, «Привязанность и близкие отношения», в Close Relationships: A Sourcebook , eds. Клайд Хендрик и Сьюзен С. Хендрик (Thousand Oaks, CA: Sage, 2000), 188.

Герреро Л. К. и Питер А. Андерсен, «Эмоции в близких отношениях», в Близкие отношения: Справочник , ред. Клайд Хендрик и Сьюзен С. Хендрик (Thousand Oaks, CA: Sage, 2000), 171–83.

Харги О., Квалифицированное межличностное взаимодействие: исследования, теория и практика (Лондон: Routledge, 2011), 69.

Котчемидова К., «Эмоциональная культура и когнитивные конструкции реальности», Communication Quarterly, 58, вып. 2 (2010): 207–34.

Лобар, С. Л., Джоанн М. Янгблут и Дороти Брутен, «Межкультурные верования, церемонии и ритуалы, связанные со смертью любимого человека», Педиатрический уход 32, no. 1 (2006): 44–50.

Мескита Б. и Дастин Альберт, «Культурное регулирование эмоций», в Справочник по регулированию эмоций , изд.Джеймс Дж. Гросс (Нью-Йорк: Guilford Press, 2007), 486.

Планлап С., Джули Фитнес и Беверли Фер, «Эмоции в теориях близких отношений», в Кембриджский справочник личных отношений , ред. Анита Л. Вангелисти и Дэниел Перлман (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2006 г.), 369–84.

Райм Б., «Регулирование межличностных эмоций», в справочнике по регулированию эмоций , изд. Джеймс Дж. Гросс (Нью-Йорк: Guilford Press, 2007), 466–68.

Сафдар, С., Вольфганг Фридлмайер, Дэвид Мацумото, Сын Хи Ю, Кэтрин Т. Квантес и Хисако Какай, «Вариации правил эмоционального отображения внутри и между культурами: сравнение между Канадой, США и Японией», Canadian Journal of Behavioral Science 41 , нет. 1 (2009): 1–10.

Саловей П., Элисон Вулери и Джон Д. Майер, «Эмоциональный интеллект: концептуализация и измерение», в Blackwell Handbook of Social Psychology: Interpersonal Processes , eds. Гарт Дж.О. Флетчер и Маргарет С. Кларк (Мальден, Массачусетс, Блэквелл, 2001), 279–307.

Достижение истинного значения

Итак, мы узнали, почему эмоции в отношениях имеют значение и как привычные способы застревания вбивают клин между нами. Когда дело доходит до реального обучения эмоциональному общению для пар, это может сбивать с толку.

Вот краткий пример того, как общение может сбиться с пути:

Сара расстроена из-за того, что Келли не помнит, что нужно Саре в магазине.«Ты думаешь только о себе. Тебе плевать на то, что для меня важно! »

Степень гнева Сары поражает Келли. В конце концов, она не намеренно забыла о том, о чем просила Сара.

Но гнев по поводу забытого предмета на самом деле просто «поверхностная эмоция». В глубине души Сара все еще чувствует себя очень обиженной, потому что Келли написала сообщение старой девушке. Эта проблема, хотя над ней работают консультанты, иногда все еще задерживается для Сары.

Более глубокие эмоции Сары были чем-то большим, чем гнев: она чувствовала боль, печаль и страх потерять отношения, которые так важны для нее.

В этом посте мы поможем вам понять, как научиться лучше осознавать эти глубокие эмоции и как высказывание на основе этих чувств может радикально изменить и улучшить общение пар. Да, это сильные слова — изменяйся и улучшайся — но именно это мы видим в наших офисах, когда пары осваивают этот новый путь к большему взаимопониманию и общению.

Эмоциональное общение: разделение двух уровней

Поверхностные эмоции — это эмоции, которые вы и ваш партнер можете видеть: мы видим, что наш партнер злится, разочарован, замкнут, критикует и обвиняет.

Однако более глубокие эмоции показывают важные чувства, которые «подталкивают» или вызывают поверхностные эмоции. И когда мы пытаемся по-настоящему понять друг друга, особенно когда один из партнеров расстроен, имеет значение более глубокое. Более глубокие эмоции проистекают из того, что для нас значит.

Более глубокие эмоции неотразимы и сильны: печаль из-за того, что отношения идут плохо; бояться, что отношения будут нестабильными и небезопасными; боль из-за того, что вы не чувствовали себя важной или когда ваш партнер был эмоционально недоступен или невнимателен, когда вам требовалась помощь; горе из-за потерянной любовной связи.

И все же, почему, когда пары ссорятся, эмоции проявляются только на поверхности?

Влюбленный мозг: когда мы расстроены

Когда мы расстроены, активируется эмоциональный центр нашего мозга (миндалевидное тело). Когда мы расстроены, наш мозг переходит в состояние повышенной готовности. Мы от природы чувствительны к внешнему миру — и очень чувствительны к настроению нашего партнера.

Когда мы влюбляемся, мы формируем сильную эмоциональную связь. Мы глубоко связаны с этим особенным человеком.Когда эта связь кажется хоть какой-то угрозой, наш эмоциональный мозг почти мгновенно реагирует. На первый план выходят ответы «драться», «бегать» или «замораживать». Наш партнер видит наш гнев, разочарование, молчание или наши словесные нападки.

Вот где может быть нанесен серьезный ущерб отношениям: говорят обидные вещи, критика может унизить. Эмоциональный огонь мозга может нанести эмоциональную рану партнеру. Затем эти замечания могут укорениться в мыслях и страхах партнера, и от них трудно отказаться.

Вот где эмоциональное общение для пар часто превращается в модель спора: один может рассердиться и заставить другого поговорить; другой может захотеть прекратить спор, потому что споры болезненны и никогда не приводят к разрешению. Или, в другом варианте, оба партнера могут занять оборонительную позицию, неоднократно заявляя, почему их позиция «правильная», а партнер «неправильная».

Те паттерны, которые мы называем «отрицательными циклами», со временем могут нанести большой ущерб безопасности отношений.Пары обнаруживают, что ходят по яичной скорлупе, опасаясь огорчения друг друга. Меньше разговоров, много избеганий — и все это при сохранении обиды.

Успокоение наших крайних эмоций

Эмоциональное общение для пар необходимо для поддержания здоровых, любящих отношений. Однако первые пары должны понимать, как достичь важных эмоций — более глубоких, которые лежат в основе наших чувств и потребностей в надежной связи.

В эмоционально ориентированной терапии, наиболее успешном подходе к оказанию помощи парам, терапевты помогают парам замедлить активированный эмоциональный мозг и позволить их «мыслящему» мозгу вступить в игру.

Именно из этого более разумного и спокойного места эмоциональное общение для пар помогает партнерам научиться осознавать свои более глубокие эмоции и, что наиболее важно, выражать их партнеру так, как он может понять.

Поверхностные эмоции и поведение в бедственном положении могут включать:

  • Гнев
  • Раздражительность
  • Тихий
  • Обвинение, обвинение
  • Оборонительный
  • Критическое
  • Разочарование
  • Побуждение к разговору с партнером
  • Уйти из разговора

Более глубокие эмоции при бедствии включают чувство:

  • Брошенный, одинокий, изолированный
  • Печальный, безнадежный
  • Как отказ от партнера
  • Недостаточно, неадекватно
  • Больно
  • Боюсь, боюсь, что отношения в беде
  • Виновен
  • Нелюбимый, позор

Гнев может быть как поверхностной, так и более глубокой эмоцией: мы расстроены и злимся на нашего партнера, потому что гнев, который мы испытываем в глубине души (и проблема, способствующая этому гневу), не решена.

Чтобы добраться до нашего «думающего» мозга, нам просто нужно успокоить свои мысли. Хорошо, легче сказать, чем сделать! Тем не менее, если вы сделаете несколько глубоких вдохов или сделаете небольшой перерыв в обсуждении, ваш мозг успокоится, а затем переключится на ту часть мозга, которая более логична и способна провести полезное обсуждение.

Именно из этой другой части мозга мы можем обсуждать важные проблемы с нашим партнером в спокойном месте, и это создает безопасное пространство для нашего партнера, чтобы он мог вдумчиво ответить.

Различное эмоциональное общение для пар

Назад к Саре и Келли. Они осознали, что находятся в негативном цикле и что возникла важная проблема. Они соглашаются попытаться все обсудить.

Келли приносит свои извинения за то, что не прислушалась к просьбе Сары. Это успокаивает Сару, которая чувствует, что Келли не защищает, и может быть готова выслушать то, что она хочет сказать.

Сара и Келли работали над проблемой текстовых сообщений в терапии, но иногда она все же всплывает на поверхность.Сара берет момент, чтобы войти внутрь и понять, что напряжение, которое она чувствует в груди, сигнализирует о том, что она расстроена.

«Думаю, мне нужно время, чтобы пережить то, что произошло. Время от времени все еще болит. Я знаю, что это было большим недоразумением с моей стороны, но мне нужно время, чтобы снова довериться. Когда мне казалось, что ты не заботишься о моих потребностях, я думаю, что автоматически попал в это болезненное и пугающее место. И, поскольку в предыдущих отношениях мне было больно, для меня это спусковой крючок, когда я не чувствую себя важным для тебя.”

Расслабленный мозг Сары может попасть в более глубокую эмоциональную рану. Теперь она могла спокойно делиться своими страхами со своим партнером, открывая дверь для Келли, чтобы успокоить и утешить ее.

Когда мы учимся «говорить на основе» своих более глубоких эмоций, наш партнер сможет понять, что мы переживаем. Оба партнера могут сохранять спокойствие. А затем Сара может попросить то, что ей нужно ».

«Пожалуйста, простите меня за то, что я так рассердился», — спрашивает Сара. «Я знаю, что мы оба очень стараемся преодолеть это.”

Келли может оставаться на связи , потому что она не чувствует себя атакованной и потому что теперь ей ясно, почему Сара была так расстроена. Келли может заверить Сару в важности их отношений. И они учатся овладевать эмоциональным общением для пар!

Как добраться до более глубоких эмоций

Вот несколько полезных советов.

  1. Когда вы понимаете, что находитесь в этом «негативном цикле» и эти поверхностные эмоции берут верх, замедляйтесь.Сделайте минутку, возможно, сделайте несколько глубоких вдохов. Спросите своего партнера, хорошее ли это время, чтобы поговорить, не отвлекаясь, наедине. Эмоциональное общение для пар будет более успешным, если вы оба можете выделить время, чтобы быть открытыми друг другу.
  2. Когда вы успокоитесь, подумайте, какие более глубокие чувства «подталкивают» вашу реакцию расстройства. В глубине души, что на самом деле вас ждет?
  3. Посмотрите, сможете ли вы найти «спусковой крючок» для отрицательных поверхностных эмоций. Это событие? Что-то сказано или не сказано; что-то забыли.
  4. Имейте в виду, что вы можете делать предположения о поведении своего партнера. Когда мы расстроены, наши предположения часто бывают совершенно негативными — что наш партнер ошибается, что его или ее намерения состоят в том, чтобы причинить нам боль, что им все равно.
  5. Сохраняя спокойствие, можете ли вы «говорить» от более глубоких эмоций. «Мне было больно, когда о моем дне рождения почти забыли. . . » «Мне было страшно, когда вы сегодня опоздали и не позвонили мне. . . »
  6. Дайте партнеру время ответить.Интересуйтесь, что с ними происходит. Это прекрасная возможность построить новое важное взаимопонимание между вами. Итак, позвольте этому развернуться.
  7. Сделайте просьбу из своих более мягких эмоций. «Я боюсь, когда ты опаздываешь, можешь остановиться и позвонить мне?»

Возможно, вас заинтересуют другие идеи по улучшению эмоционального общения для пар

Лучше понять свои разные ответы в отрицательном цикле

Если вам может понадобиться помощь в выявлении и преодолении негативного цикла, а также в том, чтобы узнать, как замедлить процесс, чтобы общаться о реальных проблемах, а не бороться, вы можете подумать о том, чтобы связаться с терапевтом для пар из Денвера здесь, на Консультации по мирной жизни, чтобы узнать больше о консультирование пар.

Эмоциональное общение и развитие себя в JSTOR

Абстрактный

В этой статье я исследую роль эмоций в начальном развитии самосознания через интерсубъективное общение между матерью и младенцем. Я утверждаю, что эмпирические данные свидетельствуют о том, что способность младенца общаться — это изначально способность младенца делиться эмоциями с матерью. В первом разделе я исследую биологические основы, которые позволяют младенцам с рождения взаимодействовать с другими себе подобными, уделяя особое внимание способностям, которые позволяют им вступать в эмоциональные отношения с другими.К ним относятся способность младенца выражать, разделять и регулировать эмоции, а также способность его мозга имитировать нейронную активность другого человека. Во втором разделе я исследую соответствие между феноменологически обоснованным представлением Сартра об интерсубъективности в «Бытии и ничто» и отчетами из психологии и нейробиологии, которые я исследовал в первом разделе, сосредотачиваясь на его феноменологии взгляда и эмоциональной реакции, которую он утверждает. вызывает. В третьем разделе я исследую возражение с объяснительным пробелом, которое Сартр, среди прочих, мог выдвинуть против моей попытки понять феноменологические и научные объяснения человеческой реальности в свете друг друга.У меня нет окончательного ответа на это возражение, но я предлагаю некоторые мысли о том, почему я считаю, что это меньшая проблема, чем может показаться на первый взгляд.

Информация о журнале

Sartre Studies International — это рецензируемый научный журнал, который публикует статьи междисциплинарного, межкультурного и международного характера, отражающие весь спектр и сложность собственной работы Сартра. Он фокусируется на философских, литературных и политических вопросах, берущих начало в экзистенциализме, и исследует непреходящую жизнеспособность экзистенциалистских и сартровских идей в современном обществе и культуре.

Информация об издателе

Berghahn Books — отмеченный наградами независимый научный издатель выдающихся книг и журналов по гуманитарным и социальным наукам, возглавляемый группой матери (книги) и дочери (журналы). Его программа, которая на сегодняшний день включает 35 журналов и 100 новых наименований в год, ориентирована на историю, социологию и антропологию, международную политику и политические исследования, исследования культуры и СМИ, иудаику и исследования миграции и беженцев.Рецензируемая пресса, Berghahn привержена высочайшим академическим стандартам; его издательская программа широко известна благодаря качеству списков и выпуска книг и журналов.

навыков эмоционального общения — Ready Set Love! Джон Ховард, Массачусетс

Привет! Добро пожаловать на 8-й и 3-й месяц программы «Готовься, устанавливай, люби»! На этой неделе мы будем выполнять упражнения, направленные на развитие навыков работы с чувствами и эмоциями. «Выражение эмоций» — это больше о отработанном навыке, чем о знании разницы между мыслями и чувствами. Обычно мы можем сказать, когда наш партнер находится в своих чувствах, что может не совпадать с фактами, но мы не всегда реагируем так, как это работает. Эти упражнения помогут:

  1. Сядьте друг с другом. Один партнер начинает с того, что делится сумасшедшими чувствами по поводу чего-то, что не имеет ничего общего с реальностью. Например, ваш гнев по поводу синих собак, которые выпадают из космоса.Работа другого партнера — слушать без осуждения, проявлять заботу и сохранять любопытство, задавая вопросы. Это научит ваш мозг отключаться от логического режима при прослушивании чувств и включит другую часть мозга, которая может быть творческой, нелинейной и уважать воображение как важную форму общения. Затем сменитесь так, чтобы вы играли обе роли.

Чувства обычно репрезентативны, то есть они связаны с множеством различных переживаний одновременно. Ваш партнер может расстроиться из-за того, что вы не убрали дом, но его / ее чувства по этому поводу будут связаны со всем тем, что происходило раньше, не только с вами, но и с соседями по комнате в колледже, двоюродным братом, который навещал вас, и связанных детских переживаний. По этой причине способность прислушиваться к чувствам в таком же рассеянном образе мышления помогает нам оставаться в присутствии для их выражения, а сопротивляется искушению поместить чувства в коробку , которая слишком узка для более широкого значения, которое они представляют.Этот тип слушания также дает нам возможность исцелить в более широком смысле , давая любящий ответ, которого мы, возможно, не получали, когда росли.

  1. Один партнер говорит на умеренно деликатную тему в отношениях. Постарайтесь описать свои чувства по поводу ситуации, избегая логических или основанных на фактах рассуждений . При необходимости воспользуйтесь таблицей эмоций, составленной ранее в этом месяце. Другой партнер не прерывает, не меняет тему, не отворачивается и не направляет разговор на свои собственные мысли и чувства, а, скорее, остается любопытным, благосклонным и задает вопросы.Делайте это в течение 3 минут, затем переключитесь.

Это практика настроенного общения , которая помогает развить важные навыки эмоциональной связи.

  1. «Соответствие». Один партнер разыгрывает чувство: печаль, счастье или гнев. Другой партнер соответствует своему настроению, тону голоса и выражению лица, чтобы установить связь в этом опыте и продемонстрировать солидарность. Итак, если партнер A злится, партнер B злится на него или на нее. Если партнер A грустит или счастлив, партнер B тоже становится грустным или счастливым.Продолжайте в течение одной минуты, затем переключитесь. Соответствие — это быстрый и простой способ установить связь с кем-то в эмоциональном состоянии.

Увидимся на следующей неделе! John

Frontiers | От редакции: Dynamic Emotional Communication

Введение

Психологические исследования имеют долгую историю изучения выражений лица и тела, связанных с эмоциями. Частично это связано с тем, что невербальное поведение является незаменимым коммуникативным сигналом во время создания и поддержания социальных отношений.В ряде нейробиологических исследований также изучались нейронные механизмы, лежащие в основе обработки этих эмоциональных сигналов.

Однако большинство предыдущих исследований по оценке эмоционального общения проводилось с использованием статических стимулов. Хотя исследователи накопили ценную информацию о психологических и нервных механизмах, лежащих в основе обработки эмоциональных сигналов с использованием таких стимулов, их статическая природа, возможно, оставила важные явления неизученными.

Для решения этой проблемы в недавних исследованиях изучалась эмоциональная коммуникация с использованием динамических выражений эмоций на лице и теле, что имело важные последствия для исследований эмоций.Поскольку динамические эмоциональные выражения связаны с повышенной экологической достоверностью, что приводит к ряду важных различий в психологической / нейронной обработке между динамической и статической информацией, было выявлено множество новых аспектов эмоциональной коммуникации. Более того, динамическая перспектива может применяться к более широким методологическим и концептуальным областям.

Настоящая тема исследования объединяет сборник новых статей, которые исследовали динамическое эмоциональное общение и демонстрируют последние достижения в этой области исследований.Здесь мы представляем эти статьи и обсуждаем их в контексте связанных исследований, сгруппировав их в следующие четыре области: (а) декодирование динамических эмоциональных сигналов, (б) модераторы декодирования динамических эмоциональных сигналов, (в) кодирование динамических эмоциональных сигналов. сигналы и (г) другие динамические аспекты эмоционального общения. Термин «декодирование» использовался для обозначения различных типов обработки (например, перцепционной и моторной) в дополнение к распознаванию эмоций. Термин «кодирование» использовался для обозначения производства эмоциональных сигналов.

Расшифровка динамических эмоциональных сигналов

Семинальное исследование продемонстрировало, что распознавание эмоций на основе динамических выражений лица более эффективно, чем распознавание на основе статических выражений (Bassili, 1978), с несколькими последующими исследованиями, посвященными этому вопросу (обзор см. В Krumhuber et al., 2013; Krumhuber and Скора, 2016). В этой теме исследования Dobs et al. проанализировал литературу и сообщил, что существуют очевидные динамические преимущества для тонких выражений или для полномасштабных выражений в неоптимальных условиях.Кроме того, эти авторы представили обзор методов, используемых для представления динамических выражений лица (например, видео и точечные источники света), а также их преимуществ и недостатков.

В нескольких исследованиях сообщалось, что подлинность эмоционального сообщения более эффективно декодируется с помощью динамических, а не статических выражений лица. Например, Злотяну и др. исследовали способность распознавания подлинных выражений лиц по сравнению с преднамеренными выражениями удивления, которые были представлены как в динамическом, так и в статическом форматах.Эти авторы обнаружили, что динамические подлинные выражения воспринимаются как более искренние, чем статические, и что формат представления модулирует оценки подлинности намеренных выражений. Аналогичным образом Namba et al. исследовали, могут ли декодеры различать подлинные и преднамеренные выражения лица некоторых эмоций, когда они представлены в динамическом и статическом форматах. Различимость подлинности выражения была улучшена для динамических дисплеев по сравнению со статическими дисплеями.Бусин и др. оценивали суждения об истинных и замаскированных эмоциях в динамических выражениях лица, повернутых влево или вправо. Паттерны движения глаз выявили преимущественное внимание к левому полулицу, о чем ранее сообщалось во время обработки статических выражений лица. Другие исследования показали, что динамический характер (например, скорость) мимики дает информацию о естественности (Sato and Yoshikawa, 2004), подлинности (Krumhuber and Kappas, 2005) и надежности (Krumhuber et al., 2007) изображаемой эмоции.

Различные типы другой информации могут быть декодированы из динамических эмоциональных сигналов. Орловска и др. оценили распознавание поощрительных, аффилиативных и доминирующих улыбок во время динамических и статических презентаций и обнаружили, что распознавание аффилиативных улыбок более точно для динамических выражений, чем для статических. Авторы также оценили эффекты ограничения лицевых мышц и предположили, что мимика лица вряд ли будет иметь решающее значение для этого процесса.Другие исследования показали, что по сравнению со статическими выражениями лица динамические выражения лица способствуют обнаружению выражения (Ceccarini and Caudeka, 2013), переживанию эмоционального возбуждения (Sato and Yoshikawa, 2007a) и мимикрии лица (Weyers et al., 2006; Сато и Йошикава, 2007b). Различные визуальные стили между динамическими и статическими выражениями лица были предложены в контексте паттернов фиксации взгляда (например, больше фиксации на центре для динамических выражений; Blais et al., 2017).

В некоторых исследованиях изучались мультимодальные динамические эмоциональные сигналы, которые более естественны, чем сигналы от одной модальности. Гарридо-Васкес и др. записанные записанные событиями потенциалы (ERP) для исследования стимулирующих эффектов динамических выражений лица (злых, счастливых и нейтральных) на обработку эмоционально интонированных предложений (злых и счастливых). Амплитуды связанных со слухом компонентов на ~ 100 мс выше в ответ на неконгруэнтно подготовленные предложения, чем при других условиях, что свидетельствует о возникновении быстрых кросс-модальных эмоциональных взаимодействий.Мортильяро и Дьюкс рассмотрели исследования, посвященные расшифровке и кодированию лицевых и телесных выражений положительных эмоций. Они предположили, что включение динамической информации и сигналов лица и тела важно при различении выражений положительных эмоций (например, радости и гордости).

Действительные наборы стимулов необходимы для исследования декодирования эмоциональных сигналов. С этой целью Calvo et al. разработал базу данных динамических эмоциональных выражений лица, создав морфинговую анимацию.Они подтвердили эти новые стимулы с помощью суждений человека-наблюдателя, а также автоматизированной оценки выражений лица. В нескольких других исследованиях были разработаны базы данных стимулов (для обзора см. Krumhuber et al., 2016), позволяющие выбрать подходящую базу данных на основе потребностей исследователя.

В ряде нейровизуализационных исследований изучались нейронные механизмы, лежащие в основе обработки динамических эмоциональных сигналов (например, Sato et al., 2004). Зинченко и др. провели метаанализ исследований функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), включая динамические выражения лица.Они обнаружили, что некоторые области мозга (например, веретенообразная и средняя височная извилина, миндалина и нижняя лобная извилина) активно активируются во время наблюдения за динамическими выражениями лица. Участие сети наблюдения за действиями (AON; например, средняя височная извилина / верхняя височная борозда и нижняя лобная извилина), которая может соответствовать наблюдению и выполнению действий (см. Rizzolatti et al., 2001), по-видимому, является одним из наиболее отличительные особенности, связанные с нейронной обработкой динамической, по сравнению со статической, мимики.Для дальнейшего изучения этого вопроса Rymarczyk et al. одновременно записывались данные электромиографии лица (ЭМГ) и фМРТ во время наблюдения за динамическими и статическими выражениями лица страха и отвращения. Они сообщили, что паттерны лицевой ЭМГ мимикрии лица коррелируют со специфической активацией в нескольких областях мозга, включая AON, в условиях динамического представления. Есть несколько других уникальных аспектов нейронной обработки динамических выражений лица по сравнению со статическими.Например, наблюдение динамических выражений лица, очевидно, вызывает модулирующие влияния миндалины на неокортекс (Sato et al., 2017) и четко выявляет функциональную асимметрию полушарий (правый кортикальный и левый мозжечок; Sato et al., 2019). Различия в декодировании динамических и статических выражений лица также были предложены исследованиями поражений (например, Humphreys et al., 1993).

Несколько нейрофизиологических исследований на животных предоставили информацию о нейронных субстратах клеточного уровня, участвующих в декодировании динамических эмоциональных сигналов.Например, Джеллема и Перретт (2003) обнаружили, что некоторые нейроны в верхней височной борозде обезьян срабатывают в ответ на динамические телесные действия, но не на статические позы.

Модераторы декодирования динамических эмоциональных сигналов

Некоторые стимулирующие свойства динамических эмоциональных сигналов смягчают процессы декодирования. Например, Plouffe-Demers et al. сравнил настройку пространственной частоты при распознавании динамических и статических выражений лица. Результаты показали, что распознавание динамических выражений лица в большей степени зависит от более низких пространственных частот.Руни и Балинт проверили влияние масштаба кадра (то есть видимого расстояния между персонажами от камеры) на склонность распознавать психические состояния других в художественных фильмах. Крупный план по сравнению с длинными кадрами персонажа связан с более высокой склонностью приписывать персонажу эмоциональные и психические состояния.

Факторы восприятия также регулируют процесс декодирования динамических эмоциональных сигналов. Wingenbach et al. исследовали влияние манипулирования лицевыми мышцами на распознавание эмоций по динамическим выражениям лица.По сравнению с пассивным просмотром, удерживание ручки во рту снижает точность распознавания выражений лица на основе характерных черт в нижней части лица (например, счастливых выражений лица), указывая на то, что действия тела формируют обработку динамических выражений лица. В том же духе Като и др. исследовали роль ручных движений в восприятии валентности эмоциональных сцен. Ручные движения вниз (приблизительные во времени и после просмотра изображений) сделали сцены более эмоционально негативными.Другие исследования показали, что обработка динамических эмоциональных сигналов может регулироваться стабильными характеристиками воспринимающего, такими как эмпатические черты личности (например, Mailhot et al., 2012).

Психиатрические состояния рассматриваются как модераторы декодирования динамических эмоциональных сигналов. Окрушек проанализировал данные, касающиеся возможности декодирования пациентов с различными психическими заболеваниями, такими как шизофрения, в контексте телесных проявлений с точечным светом. Они обнаружили, что у этих пациентов есть уникальные проблемы, хотя их масштабы меньше, чем нарушения в обработке лицевых или голосовых сигналов.Palumbo et al. сравнивали людей с расстройством аутистического спектра (РАС) с подобранной контрольной группой с точки зрения способности оценивать выражения, изображенные в последних кадрах видеороликов с динамическим выражением лица. Результаты, вместе с их предыдущим выводом (Palumbo et al., 2015), показали, что РАС ухудшает способность предвидеть эмоциональное состояние ума других людей в ближайшем будущем. В других исследованиях сообщалось, что люди с РАС испытывают другие типы нарушений в обработке динамических выражений лица, такие как снижение мимикрии лица (Rozga et al., 2013).

Модулирующие эффекты психических состояний и лежащие в основе нейронные механизмы в декодировании динамических эмоциональных сигналов — еще одна тема, представляющая научный интерес. В исследовании Sato et al. С помощью фМРТ изучалась активность мозга во время наблюдения за динамическими выражениями лица у людей с РАС и, как правило, у лиц с развивающимся контролем. Во время обработки динамических выражений лица в группе РАС были обнаружены атипичные модулирующие влияния миндалевидного тела на неокортикальную сеть, включая AON.Это подтверждает предыдущие результаты, показывающие снижение активности и связи внутри AON во время динамической обработки выражения лица у людей с РАС (Sato et al., 2012), что было предложено в качестве основной проблемы, связанной с ASD (Williams et al., 2001) . Другое исследование показало, что паттерны мозговой активности в ответ на динамические эмоциональные сигналы различаются в зависимости от различных психических состояний, включая шизофрению (например, Russell et al., 2007).

Кодирование динамических эмоциональных сигналов

Исследования начали изучать кодирование динамических выражений эмоций на лице, которые, как правило, труднее оценить, чем процессы декодирования.Scherer et al. проанализировал кодирование эмоциональных выражений лица актерами и обнаружил, что пространственные и временные паттерны лицевых единиц действия (AUs; Ekman et al., 2002) в значительной степени согласуются с динамическими процессами, как предполагала модель компонентного процесса (Scherer, 2001). Кроме того, шаблоны AU систематически связаны с распознаванием эмоций в декодерах. Hyniewska et al. проанализировали AU эмоциональных выражений лица, ненавязчиво снятых в реальной эмоциональной ситуации, и получили оценки эмоций и оценки этих выражений декодером.Были обнаружены ассоциации между конкретными эмоциями / оценками и наборами AU, что предполагает, что декодирование эмоций / оценок достигается через восприятие набора AU. Grossard et al. исследовали кодирование эмоциональных выражений лица с помощью различных задач (например, имитация модели) и в разных регионах на большой выборке детей. Результаты показали, что кодирование эмоциональных выражений лица — это сложный процесс развития, на который влияют несколько факторов (например,г., возраст).

Несколько предыдущих исследований изучали нейронные механизмы, лежащие в основе кодирования динамических эмоциональных сигналов. Heller et al. (2014) одновременно измерили данные фМРТ и ЭМГ лица во время наблюдения эмоциональных изображений и обнаружили активность миндалины, связанную с активностью надбровных мышц, в ответ на негативные изображения. В случае некоторых нервных поражений, влияющих на более высокий уровень моторного контроля, возможно сохранить способность к эмоциональному выражению при наличии произвольного пареза лица (например,г., Hopf et al., 1992).

Другие динамические аспекты эмоционального общения

Исследование динамических диадических взаимодействий остается малоизученной и интересной областью исследований. Чтобы продемонстрировать динамичный характер эмоционального общения, Hareli et al. исследовали, как на восприятие силы наблюдателем может повлиять эмоциональный обмен между членами диады. Результаты показали, что восприятие силы меняется в зависимости от эмоциональной реакции партнера.В предыдущем исследовании с помощью фМРТ измерялась мозговая активность двух человек во время личного взаимодействия и наблюдалась синхронизированная активность между индивидуумами в латеральной затылочно-височной коре головного мозга (Koike et al., 2019).

Динамическая перспектива также может быть применена к анализу данных коммуникации эмоций. Guérin-Dugué et al. совместно регистрировали ERP и движения глаз во время наблюдения за статическими эмоциональными выражениями лица и применяли общие линейные модели для изображения временной динамики обработки нейронных выражений лица.Их анализ выявил эмоционально-зависимую модуляцию ранних компонентов (начиная с 20 мс), связанных с фиксацией взгляда в ответ на мимику.

Выводы

В совокупности эти результаты показывают, что динамический взгляд на эмоциональное общение может предоставить ценную информацию. В частности, психологическое и нейронное декодирование динамических сигналов лица и тела подразумевает ряд особенностей, которые отличаются от характеристик статических изображений. Несколько уникальных модераторов связаны с обработкой динамических эмоциональных сообщений.Исследование динамических выражений лица и тела необходимо для выявления того, как закодированы эмоциональные сообщения. Динамическая перспектива может применяться к более широкому кругу исследований. Дальнейшие исследования должны изучить динамическое эмоциональное общение, чтобы углубить наше понимание эмоционального общения в реальной жизни.

Взносы авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Блейс, К., Фисет, Д., Рой, К., Сомюр Регимбальд, К., и Госселен, Ф. (2017). Шаблоны фиксации взгляда для классификации статических и динамических выражений лица. Эмоция 17, 1107–1119. DOI: 10.1037 / emo0000283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чеккарини, Ф., и Каудека, К. (2013). Эффект превосходства гнева: важность динамических эмоциональных выражений лица. Vis. Cogn . 21, 498–540.DOI: 10.1080 / 13506285.2013.807901

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П., Фризен В. В. и Хагер Дж. К. (2002). Система кодирования действий лица, 2-е изд. Солт-Лейк-Сити, Юта: Электронная книга Research Nexus.

Google Scholar

Хеллер А. С., Лапате Р. К., Майер К. Э. и Дэвидсон Р. Дж. (2014). Лицо негативного аффекта: реакция гофрокартона на негативные изображения положительно связана с миндалевидным телом и отрицательно связана с активностью вентромедиальной префронтальной коры. J. Cogn. Neurosci . 26, 2102–2110. DOI: 10.1162 / jocn_a_00622

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хамфрис, Г. У., Доннелли, Н., и Риддок, М. Дж. (1993). Выражение лица вычисляется отдельно от идентичности лица и отдельно для движущихся и статичных лиц: нейропсихологические доказательства. Neuropsychologia 31, 173–181. DOI: 10.1016 / 0028-3932 (93)

-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джеллема, Т.и Перретт Д. И. (2003). Клетки в STS обезьяны, реагирующие на шарнирные движения тела и последующую статическую позу: случай подразумеваемого движения? Neuropsychologia 41, 1728–1737. DOI: 10.1016 / S0028-3932 (03) 00175-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коике Т., Сумия М., Накагава Э., Окадзаки С. и Садато Н. (2019). Что делает зрительный контакт особенным? Нейронные субстраты онлайн-взаимного взгляда: исследование гиперсканирования с помощью фМРТ. eNeuro 6: e0284–18.DOI: 10.1523 / ENEURO.0284-18.2019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крумхубер Э. и Каппас А. (2005). Подвижные улыбки: роль динамических компонентов в восприятии искренности улыбок. J. Не глагол. Поведение . 29, 3–24. DOI: 10.1007 / s10919-004-0887-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крамхубер Э., Мэнстед А. С. Р., Коскер Д., Маршалл Д., Розин П. Л. и Каппас А. (2007). Динамика лица как индикаторы надежности и сотрудничества. Эмоция 7, 730–735. DOI: 10.1037 / 1528-3542.7.4.730

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крумхубер, Э., Скора, П. (2016). «Перцептивное исследование мимики», в справочнике по движению человека , ред. Б. Мюллер и С. Вольф (Гейдельберг: Springer-Verlag), 1–15. DOI: 10.1007 / 978-3-319-30808-1_18-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крамхубер, Э. Г., Каппас, А., и Мэнстед, А. С. Р. (2013). Эффекты динамических аспектов мимики: обзор. Emot. Ред. . 5, 41–46. DOI: 10.1177 / 1754073912451349

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крумхубер, Э. Г., Скора, Л., Кюстер, Д., и Фу, Л. (2016). Обзор динамических наборов данных для исследования выражения лица. Эмот . Ред. . 9, 1–13. DOI: 10.1177 / 1754073916670022

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэйлхот, Дж. П., Вашон-Прессо, Э., Джексон, П. Л., и Рейнвилл, П. (2012). Диспозиционная эмпатия модулирует косвенные эффекты динамических выражений боли на ноцицепцию позвоночника, лицевые реакции и острую боль. Eur. Дж. Neurosci . 35, 271–278. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2011.07953.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риццолатти, Г., Фогасси, Л., и Галлезе, В. (2001). Нейрофизиологические механизмы, лежащие в основе понимания и имитации действия. Nat. Ред. Neurosci . 2, 661–670. DOI: 10.1038 / 350

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розга А., Кинг Т. З., Вудуч Р. У. и Робинс Д.Л. (2013). Недифференцированная реакция электромиографии лица на динамические аудиовизуальные эмоции у людей с расстройствами аутистического спектра. Dev. Sci . 16, 499–514. DOI: 10.1111 / desc.12062

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рассел Т. А., Рейно Э., Кухарска-Пьетура К., Эккер К., Бенсон П. Дж., Селайя Ф. и др. (2007). Нейронные реакции на динамические выражения страха при шизофрении. Neuropsychologia 45, 107–123.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2006.04.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато В., Кочияма Т., Уоно С., Савада Р., Кубота Ю., Йошимура С. и др. (2019). Широко распространенная и латерализованная социальная активность мозга для обработки динамических выражений лица. Гум. Brain Mapp . 40, 3753–3768. DOI: 10.1002 / hbm.24629

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато В., Кочияма Т., Уоно С., Йошикава С., и Тойчи, М. (2017). Направление взаимодействия миндалины и неокортекса при динамической обработке выражения лица. Cereb. Cortex 27, 1878–1890. DOI: 10.1093 / cercor / bhw036

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато В., Кочияма Т., Йошикава С., Наито Э. и Мацумура М. (2004). Повышенная нейронная активность в ответ на динамические выражения эмоций на лице: исследование фМРТ. Brain Res. Cogn. Мозг Res . 20, 81–91. DOI: 10.1016 / j.cogbrainres.2004.01.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато В., Тоити М., Уоно С. и Кочияма Т. (2012). Нарушенная социальная сеть мозга для обработки динамических выражений лица при расстройствах аутистического спектра. BMC Neurosci . 13:99. DOI: 10.1186 / 1471-2202-13-99

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато В. и Йошикава С. (2004). Динамические аспекты эмоциональной мимики. Cogn. Emot . 18, 701–710. DOI: 10.1080 / 02699930341000176

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато В. и Йошикава С. (2007a). Усиление эмоционального возбуждения в ответ на динамические выражения лица. J. Не глагол. Поведение . 31, 119–135. DOI: 10.1007 / s10919-007-0025-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерер, К. Р. (2001). «Оценка, рассматриваемая как процесс многоуровневой последовательной проверки», в Appraisal Processes in Emotion: Theory, Methods, Research , eds K.Р. Шерер, А. Шорр и Т. Джонстон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press, 92–120.

Google Scholar

Вейерс, П., Мюльбергер, А., Хефеле, К., и Паули, П. (2006). Электромиографические реакции на статические и динамические эмоциональные выражения лица аватара. Психофизиология 43, 450–453. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2006.00451.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямс, Дж. Х. Г., Уайтен, А., Саддендорф, Т., и Перретт, Д.И. (2001). Подражание, зеркальные нейроны и аутизм. Neurosci. Biobehav. Ред. . 25, 287–295. DOI: 10.1016 / S0149-7634 (01) 00014-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

.