Агрессивное поведение это в психологии: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

обозрение_2017-2.indd

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 2 0 obj >stream 2017-08-04T12:24:11+04:002017-08-04T12:24:11+04:002017-08-04T12:24:11+04:00Adobe InDesign CS4 (6.0)application/pdf

  • обозрение_2017-2.indd
  • uuid:2281a2b9-c78b-4a78-96a6-ef92c970f8f6uuid:17f02c48-ce20-43a7-9985-6e99354e2267Adobe PDF Library 9.0 endstream endobj 3 0 obj

    Агрессия как доминанта поведения современных подростков

    Аргументы выбора темы.

    Тревожным симптомом является рост числа подростков, поведение которых отклоняется от норм принятых в обществе. Мы ежедневно наблюдаем ролики в интернете, где показана подростковая жестокость по отношению к сверстникам.

    Цель работы: выявить специфику агрессивного поведения подростков и формы его коррекции.

     Актуальность темы заключается в том, что в последние годы существенно возрос уровень агрессии среди подростков. Демонстрация насилия и жесткости в СМИ и кинематографе приводят к тому, что агрессивное поведение воспринимается подростками как норма. С помощью агрессии они пытаются утвердиться в коллективе, достичь желаемого. Проблема агрессивного поведения подростков сегодня, как никогда ранее, актуальна.

    Гипотеза: учитывая, что большинство подростков любят рисовать, а рисование является терапевтическим методом, я считаю возможным коррекцию агрессивного поведения  посредством изотерапии.

    При написании работы были поставлены следующие задачи:

    1. Провести анализ литературных источников по вопросу психологических особенностей подросткового возраста.
    2. Изучить понятие агрессия и агрессивное поведение.
    3. Подобрать методику и провести исследование среди подростков.
    4. Провести занятие для подростков.
    5. Составить выводы.
    1. Теоретический анализ проблематики

    1.1. Психологические особенности подросткового возраста

    Подростковым возрастом принято считать возраст от 12 до 17 лет, однако данный период применим не ко всем детям, и варьируется в диапазоне  1-2 года в зависимости от быстроты развития ребенка, его способностей.

    Подростковый возраст считается самым трудным периодом  формирования личности. Это время, когда ребенок находится между стадиями «Детство» и «Зрелость». Подростковый период полон противоречий. Д. Б. Эльконин выделял возникающее у подростков чувство взрослости и тенденцию к взрослости. Однако желание быть взрослым вызывает сопротивление со стороны окружающих. Ребёнком он уже себя не ощущает, а взрослым пока тоже не может стать.

    [1]

    Чаще всего трудности подросткового возраста связывают с половым созреванием как причиной различных психофизиологических и психических отклонений. В связи с этими изменениями у подростков может возникнуть эмоциональная неустойчивость, повышенная возбудимость, конфликтность, чувство тревоги, резкая смена настроений, депрессивные моменты. Следствием таких переживаний является снижение самооценки. Поэтому физические, физиологические, психологические изменения, появление сексуального влечения делают этот период исключительно сложным не только для родителей, педагогов, но и для самого подростка. [4]

    Каждый возрастной период характеризуется своими специфическими особенностями. Переход от одного возрастного периода к последующему обозначают как переломный этап индивидуального развития, или критический период.

    По мнению отечественных учёных, подростковый период характеризуется такими психологическими особенностями, как:

    1. Возникновение чувства взрослости и реакция эмансипации.
      В.В. Ковалев отмечал, что это стремление к взрослости, самостоятельности, желание освободиться от опеки взрослых, отрицание своей принадлежности к детям. Подросток стремиться расширить свои права и ограничить права взрослых в отношении его личности. Протест и неподчинение – средства, при помощи которых подросток добивается изменения прежнего типа отношений с взрослыми.
    2. Реакция группирования со сверстниками. Общение со сверстниками – ведущий вид деятельности в подростковом возрасте, учебная деятельность отходит на задний план. По мнению А.Е. Личко, вхождение в группу сверстников на правах равенства, сотрудничества – важнейшая проблема этого возраста: постоянное взаимодействие с товарищами порождает у подростка стремление занять среди них достойное место и является одним из доминирующих мотивов поведения и деятельности. Ребята общаются группами, дружба их очень эмоциональна, насыщена множеством переживаний.
    3. Возникновение интереса к противоположному полу. А.В. Матюхина говорила о том, что физическое и половое развитие порождают интерес подростка к другому полу и одновременно усиливают внимание к своей внешности.
      Появляется любовно-дружеские очень эмоциональные отношения. Безответная симпатия нередко становится источником очень сильных переживаний. У части подростков к этому времени происходит и первый опыт половых отношений.
    4. Развитие самосознания. Важнейшей особенностью личности подростка, как отмечал Л.С.Выготский, является бурное развитие рефлексии и на ее основе – самосознания. Именно в этом возрасте возникает ориентировка личности на самооценку. От характера самооценки зависит уровень притязаний подростка. Самооценка возникает и формируется только в процессе общения подростка с другими людьми. М.В.Гамезо, говорил «Если оценка адекватная, то формируется и адекватная самооценка, если же подростка недооценивают или переоценивают, то формируется неадекватная самооценка».

    Согласно Д. Б. Эльконину, каждый возрастной период характеризуется социальной ситуацией развития, ведущей деятельностью и психическими новообразованиями. [1]

    Соц.

    ситуация развития

    Ведущая деятельность

    Новообразования

    На первый план выходит общение со сверстником. В этом возрастном периоде оценка сверстника становится важнее оценки учителей и родителей

    1)В период раннего подросткового возраста общение со сверстниками становится источником развития. Появляется интерес к собственной личности.

    2) В старшем подростковом возрасте в качестве ведущей деятельности Д. Б. Эльконин выделял учебно-профессиональную деятельность как усвоение системы научных понятий в контексте предварительного профессионального самоопределения

    1)В отечественной психологии центральное новообразование подросткового возраста — самосознание — внутреннее ощущение себя индивидуальностью

    2)Б. Эльконин говорил о чувстве взрослости как о центральном новообразовании.

    3) — самоопределение. Подросток начинает понимать себя и свои возможности, своё место в обществе и своё назначение в жизни.

    1.2. Понятие агрессии и агрессивного поведения

    Агрессия. Объяснений данного понятия существует довольно-таки много. И все они чем-то да различаются. Однако изначально надо отметить, что термин «агрессия» с латинского языка переводится как «нападение».

    1. Согласно Арнольду Бассу (известному психологу), агрессия – это любое поведение человека, которое может нанести ущерб окружающим людям.
    2. Зильман утверждает, что агрессия – это попытка человека нанести другим людям различного рода телесные и физические травмы.
    3. Иные же ученые говорят о том, что агрессия является оправданной только в том случае, если есть желание нанести обиду или ущерб человеку (а не только конечный результат).

    В психологическом словаре определение агрессии звучит так: «Агрессия - мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящий вред одушевленным и неодушевленным объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психический дискомфорт» [9]

    Что же такое агрессивное поведение?

    Агрессивное поведение- это определенный комплекс действий, направленный на то, чтобы нанести человеку или группе лиц физический или телесный ущерб.

    Формы агрессии:

    • Физическая агрессия означает нанесение физических повреждений;
    • Вербальная агрессия или речевая агрессия характеризуется нанесением оскорблений и нанесению психического ущерба жертве;
    • Пассивная агрессия может проявляться в виде отказа говорить, несогласием или противодействием;
    • Активная агрессия означает, что агрессор является зачинщиком нападения;
    • Прямая агрессия означает нанесение физического или психологического ущерба жертве;
    • Косвенная агрессия может выражаться в причинении вреда не жертве, а его близкому или его имуществу, вербально может проявляться в виде злословия или негативизма и несогласия.

    Наиболее распространенная классификация видов агрессии, предполагает деление на 8 видов и включает два главных критерия – позиция агрессора по отношению к жертве и реакция жертвы.

    Виды агрессии:

    • Наступательная агрессия предполагает, что агрессор наносит психические или физические повреждения жертве, которая не применяла насилия.
    • Защитная агрессия подразумевает агрессивное поведение с нанесением повреждений в ответ на насилие со стороны другого.
    • Ответная агрессия означает мщение другому, с нанесением повреждений, в ответ на ранее нанесенные повреждения.
    • Спровоцированная агрессия является активным нападением, повлекшим за собой ответную агрессивную реакцию.
    • Неспровоцированная или немотивированная агрессия означает, что нападающий осуществил агрессивные действия в отношении жертвы, которая не осуществляла никаких провоцирующих действий в отношении агрессора.
    • Неконтролируемая агрессия является результатом раздражения и осуществляется с целью снять напряжение и чувство раздражения.
    • Побудительная агрессия означает агрессивное поведение, проводимое с целью вызвать внешнюю ответную стимуляцию.
    • Санкционированная агрессия не выходит за рамки социальных норм и служит в целях их соблюдения.

    1.3. Агрессивное поведение подростков

    Агрессивное поведение подростков, если оно не вызвано заболеваниями или нарушениями в организме, может быть как формой протеста на ограничения в школе, дома, так и желание самоутвердиться среди одноклассников посредством конфликтов с педагогами. Кроме того, причинами агрессии могут также стать социально-экономическое неравенство, влияние СМИ, фильмов, плохая компания, конфликты в семье между родителями и детьми.

    Поведение, как считает большинство социальных психологов, является совместной функцией отдельной личности и ее окружения. Иными словами, поведение индивида в обществе определяется воздействием ситуации, в которой он оказывается, а также теми качествами, эмоциями и склонностями, которые он проявляет в этой ситуации.

    Существует несколько типов причин возникновения агрессии у подростков: семейные, личностные и ситуативные:

    Семейные

    Личностные

    Ситуативные

    Далеко не в каждой семье культивируется правильный подход к воспитанию детей. Это, несомненно, минус родителей, но и они зависимы от множества факторов и часто не в состоянии сдерживать и контролировать себя

    Эти причины могут возникать как сами по себе, так и как следствие семейных обстоятельств и влияния окружения:

    Чаще всего связаны с конкретными ситуациями, имеющими место быть в жизни подростка в конкретный период времени:

    Безразличие и враждебное отношение к ребенку

    Неприятие (нежданный ребенок), недостаток любви и ее проявлений

    Чрезмерный контроль и опека

    Безучастность к жизни подростка

    Отсутствие эмоциональной связи

    Унижение и оскорбление, особенно публичные

    Подавление эмоций ребенка и любых проявлений самостоятельности

    Страх, ожидание наихудшего

    Неуверенность в безопасности

    Гормональная неуравновешенность, ввиду периода полового созревания

    Раздражительность и обидчивость, как результат неуверенности в себе

    Ощущение своей вины в чем либо

    Чувство одиночества

    Переутомление, как результат физической и умственной нагрузки

    Болезнь

    Неправильный рацион питания

    Чрезмерное увлечение компьютерными играми

    Локальные неприятные ситуации в семье

    Поведенческие проявления агрессивного подростка:

    1. Агрессия часто возникает из-за слабости самоконтроля и имеет способность фиксироваться в сознании как наиболее легкий путь разрешения трудных ситуаций. На этом тоже необходимо остановить внимание ребенка, склонного к агрессии. Объяснить ему, что общество стремится к отторжению, вытеснению агрессивных членов.
    2. У агрессивного человека, как правило, плохое настроение, он насторожен, беспокоен, постоянно готовится к нападению либо находится в бесконечной обороне. И то и другое отнимает время и силы. Агрессивные люди менее успешны, а их успехи, достигнутые агрессивным путем, непрочны. [7]

    Выводы

    Теоретический анализ темы позволяет сделать следующие выводы:

    1. Подростковый возраст считается самым трудным периодом формирования личности (возраст от 12 до 17 лет). Так как происходит изменение объективных связей под влиянием изменения ценностей. На данном этапе происходят глобальные изменения в самосознании. И многие психологи отмечают главным новообразованием подросткового периода именно формирование внутреннего ощущения «Я».
    2. Агрессия - мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящий вред одушевленным и неодушевленным объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психический дискомфорт.
    3. Агрессивное поведение- это определенный комплекс действий, направленный на то, чтобы нанести человеку или группе лиц физический или телесный ущерб.
    4. Одной из главных причин проявления агрессии у подростков – желание привлечь к себе внимание. Агрессия – своеобразная просьба о помощи. За агрессией зачастую скрывается слабость, страх, неуверенность в себе.

    Агрессивное поведение, которое не укладывается в рамки (правила и нормы поведения) социума, и является приобретенным, запрограммированным в виде внутренних установок, глубинных убеждений о себе, других людях и мире в целом, и соответственно, искаженном, стереотипном мышлении, чувствовании и поведении

    1. Исследование агрессивного поведения подростков

    2.1. Методы диагностики агрессивного поведения подростков

    Для определения уровня агрессивности у учащихся используются следующие методы диагностики:

    - наблюдение

    - интервью

    - проективные методики

    - тесты

    Метод наблюдения – самый древний метод сбора психологической информации, он играет немаловажную роль в исследовании поведения ребенка, по крайней мере, по двум основаниям.

    Метод интервью — психологический вербально-коммуникативный метод, заключающийся в проведении разговора между психологом или социологом и субъектом по заранее разработанному плану.

    Хороший результат в диагностике агрессивности дают проективные методики:

    Одна из наиболее распространенных проективных методик диагностики агрессивных детей – методика «Рисунок несуществующего животного» (РНЖ). Другой достаточно распространенный проективный диагностический метод для изучения агрессивности и причин нарушения поведения у детей является методика «Дом-дерево-человек»

    Одна из наиболее популярных в зарубежной психологии методик для исследования агрессии – «Опросник Басса-Дарки». Согласно известным представления, агрессия является одним из наиболее распространенных способов решения проблем, возникающих в сложных и трудных (фрустрирующих) ситуациях, вызывающих психическую напряженность.

    А.Бассом и А.Дарки был предложен опросник, состоящий из 8 субшкал, которые они считают важными показателями агрессии. Этот опросник широко применяется в зарубежной и отечественной практике. [14]

    В нашей работе была использована методика  «Агрессивное поведение»        Е.П. Ильин, П.А. Ковалев (приложение 1). Методика предназначена для выявления склонности респондента к определенному типу агрессивного поведения. Методика позволяет выявить:

    1. Склонность к прямой вербальной агрессии
    2. Склонность к косвенной вербальной агрессии
    3. Склонность к косвенной физической агрессии
    4. Склонность к прямой физической агрессии

    2.2. Диагностика агрессивности среди подростков

    Нами было проведено тестирование в 9 классе. Количество участников тестирования 20 подростков в возрасте 14-15 лет. При исследовании была использована методика «Агрессивное поведение» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев).

    Анализ результатов свидетельствует о следующем:

    1. Склонность к прямой вербальной агрессии выявлено у 5подростков;
    2. Склонность к косвенной вербальной агрессии выявлено у 5подростков;
    3. Склонность к косвенной физической агрессии выявлено у 2 подростков;
    4. Склонность к прямой физической агрессии выявлено у 1подростка;

    То есть, в данной подростковой группе чаще агрессия проявляется в словестной форме (некрасивые выражения, ругательства, возможно придумывание друг другу неприятных псевдонимов и т. д.)

    После диагностики мной под руководством педагога-психолога было проведено развивающее занятие «Нарисуй чувство».  На занятии подросткам, у которых был выявлен высокий уровень агрессии (вербальной или физической) было предложено изобразить чувство агрессии. После выполнения задания был задан вопрос: «А что бы вы хотели испытывать вместо агрессии?». Все участники назвали положительные чувства: радость, любовь, приятное волнение…  Подросткам было предложено нарисовать то чувство, которое они назвали.

    После занятия участники заполнили анкету со следующими вопросами:

    1. Понравилось ли тебе занятие?

    2.Если Вы испытали следующие ощущения, то отметьте это на бланке:

    1. Мышечное расслабление;
    2. Эмоциональную разгрузку;

    Нами был проведен анализ анкет и получены следующие результаты:

    Всем участникам занятия понравилась форма работы.

    Из 13 участников занятия 6 подростков отметили расслабление в теле, 13 эмоциональную разгрузку.

    Выводы

         Нами было проведено исследование среди подростков в возрасте 14-15 лет. Результаты исследования свидетельствуют о том, что действительно учащиеся подросткового возраста склонны к агрессивному поведению в том или ином проявлении. В диагностируемой группе вербальная агрессия носит доминирующий характер (у 50 % исследуемых подростков).  В связи с потребностью нами было разработано и проведено занятие с подростками.

         Так как 100% участников занятия в анкете указывают на эмоциональную разгрузку, а 78% на мышечное расслабление мы можем говорить о том, что занятия с  использованием рисования являются эффективными для снятия агрессивного состояния у подростков. Данная техника может стать для подростков методом регуляции  собственного состояния. А для учителей способом разгрузки в работе с подростками.

    Литература:

    1) Д. Б. Эльконин. Избранные психологические труды. — Москва: Педагогика, 1989.

    2) Мурадова В. И. Агрессивное поведение современных подростков // Молодой ученый. — 2016. — №15. — С. 413-415.

    3) Л. С. Выготский. Педология подростка. — Москва, 1929

    4) Л. Ф. Обухова. Детская Психология. — Москва: Юрайт, 2013. — С. 359—390. — 460 с.

    5) Л. И. Божович. Личность и её формирование в детском возрасте. — СПб.: Питер Пресс, 2009. — С. 275—304. — 400 с

    6) Выготский, Л.С. Психология детского возраста (1930) Л.С.Выготский. - М.: Эксмо-пресс, 2000. – 1008 с

    7) Андреев А.М. Девиантное поведение подростков и молодежи: причины, особенности и меры предупреждения // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. 2010. № 4. С. 120-125.

    8) Дубинко Н.А. К проблеме условий и движущих факторов агрессии // Социально-педагогическая работа. М.: 2015. № 4. С. 85-92.

    9) Большой психологический словарь / Под редакцией Б.Г. Мещерякова - М.: ЮНИТИ - ДАНА, 2006. 815 с. (Серия «Большая психологическая энциклопедия»).

    10) Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб: Питер, 2011. 352 с: ил. (Серия «Мастера психологии»).

    13) Психология человеческой агрессивности: Хрестоматия / Сост. К.В. Сельчонок. - М., 2014. - 752 с.

    14)  Общая психодиагностика /Под ред .А.А.Бодалева, В.В.Столина. – М.: Изд-во МГУ, 1988. С. 10-13. 
    15)  Практикум по психодиагностике: дифференциальная психометрика /Под ред. В.В. Столина, А.Г. Шмелева. – М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 16-17. 

    Приложение 1

    Методика «Агрессивное поведение» (Е.П. Ильин, П.А. Ковалев)

    Шкалы:

    1. Склонность к прямой вербальной агрессии
    2. Склонность к косвенной вербальной агрессии
    3. Склонность к косвенной физической агрессии
    4. Склонность к прямой физической агрессии

    Назначение теста: методика предназначена для выявления склонности респондента к определенному типу агрессивного поведения.

    Инструкция к тесту: «Перед вами ряд утверждений. Определите, насколько вы согласны с каждым из них. Если вы согласны с утверждением, выберите ответ: «Да», если не согласны – «Нет».

    Опросник

    1. Я не могу удержаться от грубых слов, если кто-то не согласен со мной.
    2. Иногда я сплетничаю о людях, которых не люблю.
    3. Я никогда не раздражаюсь настолько, чтобы кидаться предметами.
    4. Я редко даю сдачи, если меня ударят.
    5. Подчас я требую в резкой форме, чтобы уважали мои права.
    6. От злости я часто про себя посылаю проклятия моему обидчику.
    7. Я могу вспомнить случаи, когда я был настолько зол, что хватал попавшуюся под руку вещь и ломал ее.
    8. Если я разозлюсь, я могу ударить человека.
    9. Если кто-нибудь раздражает меня, я готов сказать все, что о нем думаю.
    10. При возникновении конфликта на работе я чаще всего «разряжаюсь» в разговорах с друзьями и близкими.
    11. Иногда я выражаю свой гнев тем, что стучу по столу кулаком.
    12. Если я должен для защиты своих прав применить физическую силу, то я так и делаю.
    13. Когда на меня кричат, я начинаю кричать в ответ.
    14. Я часто рассказываю дома о недостатках сослуживцев, которые критикуют меня.
    15. С досады я могу пнуть ногой все, что подвернется.
    16. В детстве мне нравилось драться.
    17. Я часто просто угрожаю людям, хотя и не собираюсь приводить угрозу в исполнение.
    18. Я часто про себя обдумываю, что мне надо высказать начальнику, но так и не делаю этого.
    19. Я считаю неприличным стучать по столу, даже если человек очень сердит.
    20. Если тот, кто взял мою вещь, не отдает ее, я могу применить силу.
    21. В споре я часто начинаю сердиться и кричать.
    22. Я считаю, что осуждать человека «за глаза» не очень этично.
    23. Не было случая, чтобы я со злости что-нибудь сломал.
    24. Я никогда не применяю физическую силу для решения спорных вопросов.
    25. Даже если я злюсь, я не прибегаю к сильным выражениям.
    26. Я не сплетничаю о людях, даже если они мне очень не нравятся.
    27. Я могу так рассвирепеть, что буду крушить все подряд.
    28. Я не способен ударить человека.
    29. Я не умею «поставить человека на место», даже если он этого заслуживает.
    30. Иногда я про себя обзываю начальника, если остаюсь недоволен его решением.
    31. Мне не нравятся люди, которые вымещают зло на своих детях, раздавая им подзатыльники.
    32. Люди, которые постоянно изводят вас, стоят того, чтобы их ударили.
    33. Как бы я ни был зол, я стараюсь не оскорблять других.
    34. После неприятностей на работе я часто скандалю дома.
    35. Когда я раздражаюсь, то, уходя, хлопаю дверьми.
    36. Я никогда не любил драться.
    37. Я бываю, грубоват с людьми, которые мне не нравятся.
    38. Если в транспорте мне отдавили ногу, я про себя ругаюсь всякими словами.
    39. Я всегда осуждаю родителей, бьющих своих детей только потому, что у них плохое настроение.
    40. Лучше убедить человека, чем принуждать его физически.

    Обработка результатов и интерпретация

      Склонность к прямой вербальной агрессии: 
    Ответы «Да» на вопросы: 1, 5, 9, 13, 17, 21, 37. 
    Ответы «Нет»: 25, 29, 33.

      Склонность к косвенной вербальной агрессии: 
    Ответы «Да» на вопросы: 2, 6, 10, 14, 18, 30, 34 38. 
    Ответы «Нет»: 22, 26.

      Склонность к косвенной физической агрессии: 
    Ответы «Да» на вопросы: 7, 11, 15, 27, 35. 
    Ответы «Нет»: 3, 19, 23, 31, 39.

      Склонность к прямой физической агрессии: 
    Ответы «Да» на вопросы: 8, 12, 16, 20, 32. 
    Ответы «Нет»: 4, 24, 28, 36,40.

    За каждое совпадение с ключом начисляется 1 балл.

    Причины агрессивного поведения подростков и способы его профилактики

    Сегодня учителя и родители нуждаются в самых разнообразных психологических знаниях, чтобы быть компетентными, в частности, встрече с детской Агрессией. Наблюдая за детьми и подростками, проявляющими агрессивное поведение, психологи выявили несколько наиболее часто встречаемых типов детской агрессии.

    Агрессия при гиперактивности.

    Проявляется в виде приставаний к другим детям, бессмысленных драк, неадекватных реакций, вспыльчивости, возбудимости, вторжения на чужую территорию, порчи имущества и т.д. Связано такое поведение, как правило, с трудностями адаптации ребёнка к среде, которая предъявляет к нему слишком высокие для его уровня зрелости требования. Ребёнок не может структурировать свою деятельность, видеть в ней смысл, ставить цели. для него мир — это хаос и он беспорядочно откликается на «что попало». В этом случае необходимо сотрудничество учителя, психолога, родителей, а также психоневролога

    Агрессия лидерства.

    Этот тип агрессии характеризуется эгоцентричным стремлением ребёнка к лидерству и власти (и несогласием с ролью «второго плана»), соперничеством, попытками подавить соперника (включая порой учителей и родителей), нарушением дисциплины. Иногда — это реакция ребёнка на авторитарный стиль, процветающий в семье. Властное поведение может быть также компенсацией нереализованной потребности в любви и признании.

    Воспитательные воздействия взрослых при подобной агрессии должны быть направлены в первую очередь на развитие эмпатии (т.е. способности к сопереживанию).

    Агрессия демонстративности.

    Ребёнок постоянно делает попытки привлечь к себе внимание, причём любой ценой, включая агрессивные выходки. Вызывающее поведение явно рассчитано на зрителя.

    Он может принимать роль клоуна, «супермена», умника и пр. Когда родители не замечают ребёнка, он привлекает их внимание какой-нибудь выходкой, и если это происходит часто, такое поведение закрепляется. Агрессия демонстративности зачастую является следствием того, что в детстве ребёнок ощущал дефицит любви и внимания.

    Взрослым в этом случае следует поощрять положительное поведение ребёнка, а вызывающее по возможности игнорировать.

    Агрессия мести.

    Проявляется во враждебности, мстительности, подозрительности, недоверии. Это — способ восстановления справедливости, желание защитить себя от «врагов». Такое поведение может быть следствием того, что ребё нок растёт в неблагополучной семье, где чувствует себя отверженным. Дети, склонные к агрессии мести, как правило, не верят в доброту, но при этом нуждаются в ней. Поэтому взрослый может попытаться найти «ключик» к такому ребёнку, проявляя к нему внимание и заботу без всяких условий.

    Агрессия страха.

    На пример, боясь насекомых, человек раздавит паука, даже если тот совершенно безвреден.

    Обычно у этих детей повышенная агрессивность сочетается с трусливостью, поэтому коррекция поведения невозможна без работы со страхами. В этом случае тоже необходима помощь психолога. Взрослые помогают ребёнку отрефлексировать страхи «как нормальное Явление» и затем составить «арсенал» возможных реагирований на них.

    Агрессия тревоги.

    Дети, как правило, не осознают, в чём источник их тревоги, они ощущают, что их «что-то гнетёт», «что-то плохо», что-то «не так». Например, в переедании, излишнем употреблении сладостей, жевательных резинок и т.п., а также в пустой трате времени у телевизора, компьютера. Иногда агрессия направляется вовне в виде раздражения, ворчания, сплетен, пере даче слухов, «страшной» информации, недовольстве «всеми и вся»..

    Усилия взрослых должны быть направлены на то, чтобы избавить ребёнка от состояния тревожности. Этому способствуют доверительные беседы на те мы, касающиеся его отношений с одноклассниками, его успеваемости, его от ношения к себе и т. д.

    Агрессия вины.

    Чувство вины всегда вызывает душевное страдание, и человек, желая избавиться от него, либо старается искупить вину поступком, либо направляет агрессию на источник страданий (если нет сил, возможностей, желания что-то изменить). Если это мать или отец и ребёнок не может себе позволить агрессию по отношению к родителям, он направляет её на младшего брата, на кошку или на другой, как правило, беззащитный объект. Наказание принимает форму самобичевания, самообвинения или само разрушающего поведения.

    Такого рода агрессию можно предупредить, если взрослые будут помнить о своей ответственности при использовании обвинений в качестве воспитательных мер.

    Агрессия низкой самооценки.

    Часто проявляется в виде повышенной обидчивости, вспыльчивости, ранимости. Агрессия низкой самооценки часто формируется в атмосфере излишней критичности, придирок, насмешек, издёвок по отношению к ребёнку. Такие дети нуждаются в чутком и тактичном к себе отношении. Помочь ребёнку осознать свои сильные стороны, поверить в себя, в силу своего духа, а также увидеть других могут взрослые — учителя и родители.

    Рекомендации родителям по профилактике агрессивного поведения детей
    1. Особое место следует уделять формированию круга интересов детей, учитывая особенности его характера и способностей. Привлечение к положительно формирующим личность занятиям: чтению, музыке, спорту и т. д. (младший школьный возраст)
    2. Развитие ребенка осуществляется в деятельности. Необходимо создать возможность реализовать и утвердить себя на уровне взрослых (средний школьный возраст). Это различные виды социально признаваемой деятельности — трудовая, спортивная, художественная, организаторская и т.д.
    3. Избегайте применения силы в ответ на агрессивное поведение детей.
    4. Важно признать необходимость поиска путей решения. «Я вижу, это действительно важно для тебя. Когда ты успокоишься, мы вместе все обсудим. Я тебе помогу».
    5. Старайтесь отмечать положительные и интересные стороны ребенка, не концентрируйте свое внимание только на отрицательных моментах.
    6. Прислушивайтесь к чувствам детей, поощряя их откровенность. Но потом не используйте эту информацию для наказания или для упреков. Важно, чтобы и сам взрослый умел описать и выразить свое эмоциональное состояние.
    7. Для детей важно, что их чувства уважают и они естественны: злиться может любой человек.
    8. Агрессия — это процесс, который сопровождается выбросом большого количества энергии. Ваша задача — направить эту энергию в другое русло. Это может быть какая-либо работа или возможность порвать бумагу, сломать палку, побаловаться подушками.

    Как помочь агрессивному ребёнку?

    Формирование способности к эмпатии, доверию сочувствию, сопереживанию

    Агрессивные дети, как правило, имеют низкий уровень эмпатии.

    Эмпатия — это способность чувствовать состояние другого человека, умение вставать на его позицию.

    Агрессивных же детей чаще всего не волнуют страдания окружающих, они даже представить себе не могут, что другим людям может быть неприятно и плохо.

    Научившись сопереживать окружающим людям, агрессивный ребенок сможет избавиться от подозрительности и мнительности которые доставляют так много неприятностей и самому “агрессору и тем, кто находится с ним рядом.

    Как следствие — научится брать на себя ответственность за совершенные им действия, а не сваливать вину на других.

    «Шпаргалка для взрослых, или Правила работы с агрессивными детьми»

    1. Быть внимательным к нуждам и потребностям ребенка.
    2. Демонстрировать модель неагрессивного поведения.
    3. Быть последовательным в наказаниях ребенка, наказывать за конкретные поступки.
    4. Наказания не должны унижать ребенка.
    5. Обучать приемлемым способам выражения гнева.
    6. Давать ребенку возможность проявлять гнев непосредственно после фрустрирующего события.
    7. Обучать распознаванию собственного эмоционального состояния и состояния окружающих людей.
    8. Развивать способность к эмпатии.

    Выводы.

    Таким образом, агрессивное поведение несовершеннолетних не является «стихийным бедствием», оно управляемо. Для этого важно знать его причины и найти адекватные меры воспитания личности, обучающие общению и решению проблем.

    Агрессивное поведение при психических расстройствах (биологические механизмы, симптоматика, синдромологическая структура, нозологическая принадлежность, терапия, реабилитация, профилактика)

    Статья опубликована на с. 19-23 (Мир)

     


    Агрессивное поведение является неспецифическим феноменом, осуществляющимся по психологическим законам и носящим социально детерминированный характер. Проблемой клинической психиатрии является то, что различные проявления агрессии встречаются у 60 % больных с психическими расстройствами. В обширном ряду социальных проявлений агрессивного поведения в целом определенное место занимает агрессивность лиц с определенными, часто встречающимися психическими расстройствами. В период политических кризисов и вооруженных конфликтов социально значимой становится роль агрессии у лиц с расстройствами адаптации, посттравматическим стрессовым расстройством, аномалиями личности.

    В работе анализируются вопросы систематики, клинической диагностики, лечения и профилактики агрессивного поведения при различных психических расстройствах и нарушениях поведения.

    Статья рассчитана на врачей-психиатров, врачей общей практики — семейной медицины, клинических психологов и социальных работников.

    Определение понятий [2, 6, 8, 11, 30, 35, 44, 52, 54]

    Агрессия — социальная форма поведения человека, направленная на другие объекты и имеющая целью причинение вреда.

    Агрессивность — это черта характера личности, которую можно определить как устойчивую установку, позицию, готовность к совершению агрессивных действий.

    Насилие — агрессивное действие физического или психологического характера, которое нежелательно для жертвы, ограничивает ее волю и считается незаконным в юридическом, психологическом и нравственном смысле.

    Деструкция — это крайняя форма агрессивных действий и агрессивного поведения, а деструктивность — крайнее состояние агрессивности и жестокости, со специальной склонностью к разрушению и уничтожению ценностей и людей.

    Вандализм — это сильное агрессивное стремление к уничтожению культурных ценностей, всего того, что непонятно и неприемлемо.

    Фрустрация — психическое состояние, в котором человек оказывается, когда его целенаправленная деятельность блокируется. Неблагоприятные факторы, затрудняющие эту деятельность, называются фрустраторами.

    Межличностный конфликт — форма взаимно враждебного взаимодействия людей, основанная на противоречии позиций оппонентов.

    Целью настоящей работы является анализ общей психологической структуры агрессивного поведения, особенностей его симптоматики при психических расстройствах, синдромологической и нозологической специфики для обоснования рекомендаций по своевременной диагностике, индивидуально адекватных лечению, реабилитации и профилактике этого нарушения при психических заболеваниях.

    Семиотика агрессивного поведения в психологии

    Агрессивное поведение включает два аспекта [6, 9, 11, 30, 44, 52].

    Внутренний мотивационный аспект включает мотивы (например, желания) и цели агрессивных действий, а также чувства и эмоции (например, ненависть, гнев, злобу, ярость), которые приводят к разрушительным действиям, определяют их длительность, интенсивность и разрушительную силу.

    Внешний или поведенческий аспект включает агрессивные действия, в том числе речевые, тогда мы говорим о речевой или вербальной агрессии, или физические деструктивные действия, которые определяются как физическая агрессия.

    Характеризуя общие цели агрессивного поведения с позиций теории фрустрации, следует констатировать, что агрессия возникает тогда, когда на человека воздействуют неблагоприятные факторы среды, которые блокируют его целенаправленную деятельность. Такой фактор определяется как фрустратор. Агрессия направлена на устранение этого неприятного фактора [2, 6, 20, 26, 30, 35, 40, 52].

    Анализируя мотивы агрессивного поведения, можно выделить ряд вариантов [2, 6, 9–11, 14, 17, 20, 30, 35, 40, 43, 52, 53].

    В первую очередь агрессия является проявлением агонистического поведения в конфликте. При этом конфликтную ситуацию создает противоречие позиций сторон. К открытому конфликту приводит событие, которое определяется как инцидент.

    Важной причиной агрессии является зависть. Эта социальная установка связана с переживанием относительной или абсолютной депривации личности. При этом успехи другого сравниваются со своими достижениями, и это оценивается как нарушение принципа справедливости. Зависть включает компонент враждебности.

    Эмоциональные компоненты агрессии включают ряд взаимосвязанных элементов [6, 8, 14, 15, 17, 20, 30, 35, 41, 44, 52, 53].

    В первую очередь следует отметить злобу, ярость и гнев. Они возникают, когда на пути к достижению цели появляется препятствие, и направлены против фрустратора. Действия других людей, вызывающие эти чувства, определяются понятием стресс-фрустратор. В первую очередь к ним относятся оскорбление и обман.

    Формируются отвращение и презрение к объекту агрессии.

    Гнев постепенно накапливается и в какой-то момент приводит к аффективному взрыву с каскадом агрессивных действий. При этом на фоне аффекта ярости имеет место своеобразное аффективное сужение сознания с концентрацией психической деятельности на объекте агрессии, резким снижением способности к осознанию и волевому контролю поведения.

    Возникает характерный системокомплекс эмоций, определяемый в психологии как триада или комплекс враждебности. В его структуре ведущей эмоцией является гнев (ярость), а факторами, способствующими агрессивному поведенческому взрыву, становятся отвращение и презрение, что выявляется в аффекте злобы.

    Ненависть является эмоционально-когнитивным комплексом, сложной социальной установкой. Выделяют понятие «патологическая ненависть». Это такой уровень данного аффекта, когда он становится доминантным отношением как к себе, так и к другим. 

    В результате многократных фрустраций некоторые индивиды накапливают в своей психике обобщенную злость, хронический гнев. При этом нейтральные ситуации, объекты и люди воспринимаются как враждебные. Этот феномен определяется как свободно плавающий гнев.

    Агрессивное поведение детерминируется системой когнитивных компонентов [2, 6, 8–11, 17, 20, 23, 26, 30, 33, 35, 40, 43, 47, 52, 53].

    Значимыми являются мировоззренческие установки, в частности воспитанное в ходе социального развития отношение к агрессивному поведению как к средству достижения жизненных целей. При этом установки, определяющие агрессию, подчиняются известному парадоксу Р. Лапьера. Он состоит в том, что очень часто установка не приводит к соответствующим действиям. Более того, люди даже совершают противоположные действия.

    Важной частью когнитивных процессов, ведущих к агрессии, является когнитивный диссонанс. При этом между мыслями об одном объекте существует противоречие вплоть до противоположной направленности.

    Его частным проявлением является феномен диссонанса несправедливости. При этом вследствие нарушения субъективного истолкования критериев справедливости успехи объекта зависти кажутся несправедливыми.

    Значимым компонентом когнитивной деятельности, обусловливающим агрессивное поведение, является осознание.

    Так, человек осознает свою ненависть, но не анализирует лежащие в основе ее социальные установки, например зависть.

    При осознании зависти человек признает свое отставание, некомпетентность, отсутствие способностей. Это формирует комплекс неполноценности, который порождает постоянную готовность к переживанию зависти и усиливает зависть.

    Важным когнитивным механизмом агрессии является идентификация, когда объекту агрессии приписывают определенные качества. Характерна отрицательная идентификация, когда объект признается таким, каким нельзя, нежелательно быть. Ему приписываются качества негативные с точки зрения субъекта агрессии [6, 10, 11, 20, 30, 33, 35, 40, 41, 52].

    Значимым феноменом в психологии агрессивности является атрибуция жертвы, когда объекту агрессии приписываются отрицательные черты и мотивы.

    В случае прямого конфликта одним из когнитивных механизмов, поддерживающих агрессию, является проективная атрибуция, когда вина за конфликт возлагается на жертву.

    Большое значение имеет функция внимания. Так, когда человеку удается направить внимание на свой гнев, в его сознании успевают появиться представления о нормах, контролирующих и сдерживающих агрессию [6, 11, 14, 20, 30, 33, 35, 40, 41, 44, 53].

    Близким является процесс интроспекции с концентрацией психической деятельности на определенных переживаниях. При этом напряженная интроспекция убирает эти переживания. Так, обдумывание норм социального поведения и предвосхищение негативных последствий предстоящего акта агрессии разрушают гнев [6, 9–11, 17, 20, 30, 35, 40, 44, 50, 52, 53].

    Характерным для динамики агрессивного поведения является развитие своеобразного феномена регрессии. Это процесс возврата личности на предыдущие, более ранние и примитивные уровни психического развития поведения, мышления и переживаний [6, 8, 10, 17, 20, 30, 35, 44, 50, 52, 53].

    Ведущим предиспозиционным фактором агрессивного поведения является агрессивность личности. У агрессивных личностей преобладает враждебная тенденция в интерперсональных отношениях, агрессивные реакции генерализуются [6, 8, 9, 11, 14, 15, 20, 30, 33, 35, 40, 41, 43, 52, 53].

    Признаками высокой агрессивности личности считаются склонность к разрушению межличностных связей, нетерпимость, легкое импульсивное возникновение актов насилия, раздражительность.

    Характерен так называемый сенсорный голод — постоянная жажда новых впечатлений. Как правило, имеют место сильные, слабоконтролируемые сексуальные влечения. В качестве предиктора повышенной агрессивности описывается позднее формирование навыка опрятности с наличием неврозоподобного ночного энуреза до раннего подросткового возраста.

    Известен ряд личностных черт, повышающих агрессивность [6, 8, 9, 14, 15, 17, 20, 30, 33, 43, 52, 53].

    Это тревожность с постоянным ожиданием проблем и неприятностей, с легким возникновением страха конкретных объектов и обстоятельств вплоть до уровня трусости.

    Агрессивная напористость предполагает склонность действовать самоуверенно и энергично, без устали стремиться к цели, не гнушаясь нарушениями прав других и устранением со своего пути соперников.

    Следует упомянуть ригидность когнитивных процессов, эмоциональных состояний, установок и взглядов с низким уровнем самокритики и тенденцией к односторонней, эмоциональной, упрощенной оценке ситуации [8, 14, 15, 30, 35, 40, 41, 44, 47, 50, 52, 53].

    Альтернативу агрессивным установкам создает эмпатия — способность к сопереживанию как черта личности. Эмпатическая способность и агрессивность в структуре личности находятся в состоянии так называемого отрицательного сопряжения. Чем сильнее выражена агрессивность, тем слабее развита эмпатия. При усилении эмпатии агрессивность ослабляется [6, 8, 9, 14, 15, 19, 20, 30, 33, 35, 40, 41, 44, 52, 53].

    В ходе развития личности отмечается подавление определенных черт как неприемлемых с позиций социальных установок и жизненных целей человека. Подвергаясь действию известного механизма вытеснения, эти черты утрачивают актуальность, но не исчезают. Формируется как бы отдельная личностная структура, как правило, альтернативная актуальным чертам характера человека (так называемое «второе я» индивида). Эти вытесненные черты личности могут актуализироваться в состоянии эмоционального напряжения (в частности, зависти, ненависти, гнева), способствуя реализации агрессивного поведения [6, 8, 14, 20, 30, 35, 44, 50].

    Характеризуя поведенческий аспект агрессии, следует выделить три типа совершения агрессии по мотивам [6, 8, 11, 30, 35, 41, 43, 44].

    Эмоциональная (враждебная) агрессия исходит из внутреннего эмоционального состояния (гнева, враждебности, ненависти), единственной целью агрессивных действий является причинение ущерба другому человеку. При этом практически значимым является выделение двух типов эмоциональной агрессии.

    Непосредственная импульсная эмоциональная агрессия проявляется немедленно, бурно и часто иррационально, человек не думает о последствиях и целесообразности своих действий.

    Отсроченная враждебная (эмоциональная) агрессия: при этом у человека активизируются внутренние механизмы запрета, и он откладывает свою агрессию, временно подавляет ее.

    Инструментальная (функциональная) агрессия служит другим, внеагрессивным целям. У субъекта агрессии существует иерархия целей, включающая главную (неагрессивную) цель и вторичные (агрессивные) цели. Агрессивная цель и агрессивное поведение служат достижению главной цели.

    Агрессия смешанного типа (эмоционально-инструментальная). Агрессивное поведение имеет несколько равносильных (одинаково ценных для индивида) мотивов. Одна эмоциональная цель может сочетаться с несколькими важными инструментальными целями.

    Формы агрессивного поведения следует классифицировать по трем шкалам [6, 9, 14, 30, 35, 41, 43, 44]:

    а) физическая — вербальная;

    б) активная — пассивная;

    в) прямая — непрямая (косвенная).

    При открытой агрессии агрессивные действия доступны для внешнего наблюдения.

    Косвенная агрессия включает клевету, подстрекательство других к агрессии, агрессивные намеки, отказ в выполнении просьбы, причиняющий вред.

    Отдельным феноменом является переадресованная (замещающая) агрессия, когда вектор агрессии направлен не на фрустратора, а на другой, замещающий его объект (так называемый «козел отпущения») [6, 11, 30, 35, 44].

    При этом замещающий объект отвечает трем критериям:

    1) сходство замещающего объекта с истинным фрустратором;

    2) новый объект играет какую-либо роль в фрустрации;

    3) у замещающего объекта снижена способность к возмездию.

    Вербальная агрессия преследует цели: обесценения личности, оскорбления (дискредитации), унижения достоинства, выражения угрозы [6, 8, 9, 11, 14, 30, 35, 41, 50]. При этом часто используются культурально сформированные инвективы (ругательства).

    Существенным компонентом развития конфликта является вербальная провокация в виде оскорбления и критики.

    Переход от вербальной агрессии к физической включает закономерные этапы: оскорбления — ответные оскорбления — ссора — взаимные угрозы — физическое нападение [6, 9, 30, 40, 41, 43, 44].

    Собственно физическая агрессия включает сложные комплексы невербального поведения, отражающие три этапа развития физического нападения [6, 8, 14, 15, 41, 42].

    Агрессивно-предупредительные элементы: пристальный взгляд, мимика решимости, жесты угрозы, поза агрессии.

    Агрессивно-конфликтные элементы: приближение, мимика напряженности, резкий поворот, жесты угрозы.

    Агрессивно-контактные элементы: нападение, удар, укус.

    Соответственно, результатом агрессивного поведения может быть деструкция или насилие [2, 6, 9, 30, 33, 40, 41, 50].

    При этом выделяют четыре вида насилия: физическое, психическое, сексуальное и информационное (включая медиа-насилие через средства массовой информации) [2, 9, 11, 30, 33, 35, 50, 52].

    Механизмы агрессивного поведения

    Психоаналитические концепции причин агрессии включают теоретические положения З. Фрейда о наличии у человека инстинкта смерти — танатоса как постоянного источника агрессивных импульсов [6, 9, 30, 44, 50, 52].

    В соответствии с учением К. Юнга о коллективном бессознательном архетипы как носители мифов и легенд несут идеи агрессии и пансексуализма [2, 20, 30, 35, 44, 50, 52].

    Биологические механизмы, лежащие в основе агрессивного поведения, включают ряд взаимосвязанных компонентов [6, 9, 11, 30, 35, 52].

    Нейродинамические процессы включают структуры лимбико-диэнцефального круга Папеца — Мак-Линнея. Отмечается активация височных структур (миндалевидный комплекс и гиппокамп) преимущественно левого полушария. В дальнейшем отмечается вовлечение центрэнцефалических структур (в первую очередь ретикулярной формации и диэнцефальных отделов). Активация диэнцефальных структур обеспечивает участие вегетативной нервной системы (преимущественно симпатоадреналового отдела) и активацию эндокринных реакций с усиленным выделением корой надпочечников глюкокортикоидов [5, 7, 34, 51].

    Электрофизиологические процессы характеризуются гиперсинхронной активацией нейронов и усилением тета-ритма. Это связано со снижением тормозной функции структур правого полушария и хвостатого ядра [6, 11, 30].

    Характеризуя нейрохимические механизмы агрессивного поведения, следует упомянуть усиление агрессивности при активации дофаминергической и нор–адренергической систем. Активация серотонинергической системы сопровождается усилением волевого контроля над агрессивными импульсами. ГАМКергическая система обеспечивает анксиолитические и общеседативные эффекты [3, 4, 6, 10, 11, 13, 17, 26–30, 36, 39].

    Различные проявления агрессивного поведения характеризуются закономерными изменениями индивидуального профиля межполушарно-диэнцефального взаимодействия [7, 13, 26, 51, 52].

    Так, сдвиг градиента межполушарной асимметрии в сторону активации левополушарно-ретикулярных структур коррелирует с ростом психомоторной активности, мышечным и эмоциональным напряжением, ростом тревоги с облегченным возникновением гиперстенических и эксплозивных реакций, усилением кататимности мышления с появлением персекуторных идей.

    Активация правополушарно-диэнцефальных структур сопровождается мышечной и психической релаксацией, снижением психомоторной активности, доминированием в спектре эмоционального реагирования тоскливых и апатических компонентов, с печалью о прошлом, критической оценкой собственных поступков и возможностей.

    Агрессивное поведение при психических расстройствах

    Симптоматика агрессивного поведения при психических заболеваниях носит достаточно неспецифический характер. Условно можно выделить два круга симп–томов [8, 14, 15].

    Симптомы-предикторы агрессивного поведения

    Должны настораживать: неожиданные изменения в поведении, появление признаков, напоминающих интоксикацию, ношение солнцезащитных очков. Признаками возможной предстоящей агрессии могут быть: возбуждение, неусидчивость, громкая или тихая речь, гневливость, прямые угрозы, высказанные вслух [11, 41, 43].

    Непосредственные симптомы агрессии [8, 10, 11, 14, 15, 26, 40–43, 45, 47, 53]

    Отдельно анализируются элементарные признаки невербального поведения. Следует отметить частое поверхностное дыхание, злобные интонации речи. Поза агрессии при контакте в положении стоя: кулаки сжаты, руки полусогнуты и приведены, плечи приподняты; при контакте в положении сидя: напряжение мышц плечевого пояса, руки в кулаке, наклон вперед.

    Простые комплексы невербального поведения при агрессии включают: сокращение индивидуального расстояния, напряженную мимику и мимику решимости, пристальный взгляд исподлобья, жесты угрозы и отстранения.

    Характеризуя синдромологические особенности агрессивного поведения при психических расстройствах, следует отметить наличие качественных отличий структуры агрессии при психозах и непсихотических расстройствах [8, 11, 13–15, 41, 47, 53].

    При психозе агрессивное поведение обусловлено преимущественно психопатологической симптоматикой. Следует отметить, что появлению и реализации агрессии способствуют особенности симптомокомплекса, известные как дифференциально-диагностические критерии психоза [8, 13–15, 41, 47, 53].

    Регистры тяжести позитивной симптоматики включают синдромы, сопровождающиеся агрессивными тенденциями. Это состояния спутанности сознания, кататонические и гебефренные, пара–френные, галлюцинаторно-параноидные, паранойяльно-бредовые, психотические аффективные, вербальный галлюциноз [8, 13–15, 40, 41, 45, 47, 53].

    В международных диагностических классификациях и статистических руководствах эти психопатологические образования определяются как психотические симптомы, включающие: галлюцинации и бред, кататоническую симптоматику, психомоторное возбуждение или заторможенность [10, 12, 18, 21, 34, 43, 46, 54].

    Одним из ведущих признаков психоза является отсутствие критической оценки болезненного состояния, при этом исчезало осознание болезненной природы психопатологической симптоматики, утрачивалась способность давать этическую оценку своим действиям и прогнозировать их последствия.

    Существенной особенностью является утрата способности к волевому контролю поведения, когда поступки определяются психопатологической симптоматикой.

    В общей психопатологии отмечен тотальный характер изменения практически всех сфер психической деятельности при психозе. Изменения носят характер качественного скачка с появлением как бы новой личности (носящей черты «второго я» пациента) [8, 13–15, 41, 45, 47, 53].

    Из синдромов спутанности сознания агрессивное поведение наиболее характерно для сумеречного расстройства сознания. Этот синдром имеет место при так называемых особых состояниях в судебно-психиатрической практике: просоночном состоянии, патологическом опьянении, патологическом аффекте, реакции короткого замыкания [8, 14, 15, 41, 45, 47].

    Деструктивный характер агрессивных действий обусловлен: аффектом ярости и ужаса, резким эпилептиформным возбуждением, персекуторным содержанием галлюцинаторно-бредовых переживаний с тематикой угрозы жизни пациента и его близких. Жестокость поступков не соответствует характерологическим особенностям и моральным установкам пациентов. После восстановления сознания больные часто утверждают, что эти действия совершил кто-то другой.

    Для делириозного синдрома агрессивные действия малохарактерны. Только при угрожающей тематике галлюцинаций и бреда в структуре галлюцинаторного поведения возможны защитные деструктивные действия [8, 14, 15].

    Кататонические синдромы часто сочетаются с агрессивным поведением, которое зачастую носит немотивированный характер по типу парабулии. Значимым клиническим феноменом является импульсивность с внезапным совершением тяжких агрессивных и аутоагрессивных, деструктивных и разрушительных действий. Коррелируют с высокой агрессивностью ступор с оцепенением и негативизмом (особенно с явлениями активного негативизма). Опасны импульсивное кататоническое возбуждение, сопровождающееся разрушительными действиями; гебефреническое возбуждение и стереотипное кататоническое возбуждение с нанесением ударов. Агрессивные действия часто совершаются при смене кататонического ступора кататоническим возбуждением [8, 13, 26, 41, 45, 47, 53].

    Явления синдрома Кандинского — Клерамбо в ряде случаев сопровождаются агрессивностью в структуре галлюцинаторного и бредового поведения [8, 13–15, 26, 41, 45, 47, 53].

    Вербальные псевдогаллюцинации сопровождаются агрессивным поведением в случае интерпретативных псевдоголосов, приказывающих совершать деструктивные действия. Опасны вербальные псевдогаллюцинации в виде голосов, которые управляют больным и запрещают рассказывать о симптоматике.

    Психические автоматизмы могут включать управление моторикой с принуждением к совершению деструктивных действий.

    Отмечена высокая агрессивность больных с иллюзорно-бредовой и иллюзорно-фантастической деперсонализацией в сочетании с бредом метаморфозы и одержимости. При этом больной преобразуется в иную негативную фантастическую сущность, в характере которой могут проявляться негативные черты «второго я» пациента [8, 13–15, 41, 45, 47].

    Из парафренных синдромов высокой агрессивностью пациента характеризуется псевдогаллюцинаторная парафрения с невербальными симптомами параноидного сарказма и «усмешки сатира» [8, 13–15, 41, 45].

    Агрессивным поведением, зачастую импульсивного типа, может сопровождаться острый чувственный бред инсценировки, обвинения, преследования, воздействия, особенно в структуре острого синдрома Кандинского — Клерамбо и на этапе становления хронического варианта этого синдрома [8, 13–15].

    Для предикции агрессивного поведения могут быть использованы характерные невербальные симптомы галлюцинаторно-параноидного симптомокомплекса: позы сосредоточенного внимания, раздумья и агрессии; взгляд в глаза, когда брови нахмурены и глазная щель расширена; сжатие руки в кулак; напряженная речь; напряженная мимика интереса, внимания, решимости с диссоциацией мимических выражений верха и низа лица [8, 13–15].

    Острый интерпретативный бред чаще сопровождается агрессивным поведением. Следует отметить склонность к агрессии больных с бредом преследования детективного характера в виде слежки с использованием технических средств [8, 13–15, 41, 45, 47].

    Агрессивными бывают больные с острым интерпретативным бредом воздействия со стороны конкретных лиц из ближайшего окружения.

    Частой бывает отсроченная агрессия при синдроме Капгра с острым интерпретативным бредом двойников и симптомом Фреголи, когда больной в соответствии с детективным сюжетом бредовых построений считает, что лица из ближайшего окружения заменены двойниками.

    Агрессивность больного возрастает при появлении острой интерпретативной разработки идей чувственного бреда. Признаком этого служит смена тревоги и растерянности с демонстративно-патетическим поведением и поиском помощи состоянием подозрительности с гипоноической позицией недоверия, уклончивыми ответами, появлением враждебности и злобности при попытке собеседника детализировать болезненные переживания больного.

    Значительная агрессивность свойственна больным с хроническим интерпретативным бредом. Наиболее агрессивны больные с идеями отравления, вызывания болезни магическим путем с использованием конкретных оккультных манипуляций, компрометации пациента путем распространения порочащих слухов [8, 13–15, 41, 45, 47].

    Значимым предиктором агрессивного поведения является детективное поведение бредового больного, когда он сам ведет наблюдение, пытается скрыться от слежки, выключить подслушивающие приборы.

    Невербальными признаками скрытой агрессии при бреде являются: продолжительный пристальный взгляд, взгляд исподлобья, приподнимание плеч, жевательные движения с выдвижением вперед нижней челюсти, сжимание руки в кулак [8, 13–15, 41, 42].

    Вербальный галлюциноз может сопровождаться агрессивным поведением пациента при угрожающем и императивном содержании голосов [8, 13–15, 41, 42, 47].

    Поэтому предиктором агрессивного поведения следует считать известные невербальные признаки слуховых галлюцинаций: больной прислушивается, отводит взгляд в сторону, разговаривает с невидимым собеседником.

    При паранойяльном синдроме особенности агрессивного поведения зависят от тематики патологических идей [8, 13–15, 41, 42, 45, 47].

    При бреде ревности имеет место характерное брутальное агрессивное поведение с садистическим компонентом агрессии. Отмечается детективное поведение с выслеживанием объекта, поиском доказательств измены. Практически специфическим признаком являются повторные длительные и жестокие допросы объекта с применением психологического и физического насилия (по сути пыток) со стремлением любой ценой добиться признания в нарушении сексуальной верности. Эти эпизоды сопровождаются половым возбуждением пациента, вызывают у него своеобразное наслаждение и нередко завершаются интимной близостью с объектом. Вынужденное признание объекта вызывает у больного временное чувство облегчения.

    В большинстве случаев имеет место физическая агрессия как месть за измену по отношению к партнеру пациента, а в некоторых случаях — и к предполагаемому адъюльтеру. Жертвам наносятся серьезные телесные повреждения вплоть до убийства. Больным свойственна суицидальная активность в виде аффективных аутодеструктивных действий во время допросов или в форме истинных суицидальных попыток после расправы с жертвой.

    При паранойяльном синдроме с бредом преследования и материального ущерба малого масштаба, когда доминируют идеи борьбы за справедливость, доминирует косвенная агрессия в виде дискредитации объекта в ходе сутяжной деятельности. Во время прямых конфликтов чаще используется вербальная агрессия. Характерно провокативное поведение, когда с использованием вербальной провокации объект толкают на применение физического насилия к пациенту, что в дальнейшем является прецедентом для судебных тяжб. Характерен транзитивизм косвенной агрессии, когда мишенями сутяжной деятельности становится все большее число лиц, включая сотрудников административных и юридических структур, разбиравших жалобы пациента.

    Маниакальный синдром может сопровождаться агрессивным поведением в рамках симптома жестокого обращения как реакцией на ограничение свободы пациента. Чаще всего агрессивные действия бывают при состоянии гневливой мании на фоне иронического и критического отношения к окружающему. Агрессия чаще носит вербальный и переадресованный характер и реализуется в виде кратковременных вспышек. Агрессивному поведению способствует расторможенность влечений, поверхностность мышления с неспособностью оценить свои действия и прогнозировать их результаты, слабость волевого контроля над эмоциональными разрядами [8, 13–15, 41, 42, 47].

    Деструктивные действия при маниакальном неистовстве указывают на наличие сложного синдрома с присоединением кататонического возбуждения и импульсивности.

    Депрессивный синдром может сопровождаться деструктивными разрушительными действиями при меланхолических раптусах в рамках динамики психотической тоскливой депрессии и вследствие ажитации при тревожной депрессии [8, 9, 14–16, 23, 27, 36, 52, 53].

    Драматическим и, к счастью, редким осложнением психотических депрессий с фантастическим бредом депрессивного содержания являются расширенные самоубийства, когда перед суицидом больной убивает близких, чтобы избавить их от мучений.

    Общей особенностью депрессивных больных является холодное отношение к близким с враждебностью к тем, кто нарушает покой пациента. Характерно жестокое отношение к детям, травмирующее психику несовершеннолетних членов семьи.

    Близким к депрессии является состояние дисфории с напряженностью, угрюмой злобой, недовольством собой и окружающими, легким возникновением агрессивных и аутоагрессивных действий [8, 14, 15, 41, 45].

    При непсихотических расстройствах агрессивное поведение чаще всего ситуативно обусловлено и носит характер ответной реакции на внешний стимул. Как правило, агрессивные реакции возникают в ситуации конфликта [8, 11, 14, 15, 44, 52].

    Патологический характер эти поведенческие реакции приобретают под влиянием механизмов, известных как сенсибилизация. Имеют место изменения в континууме «реакция — почва». При этом многократные реакции изменяют личностно-характерологические особенности пациента, а это, в свою очередь, облегчает развитие последующих агрессивных реакций, которые приобретают патологический характер [8, 14, 15, 31, 35, 44, 50].

    Условно нормальная реакция соответствует характеру и силе вызвавшего ее стимула. Возникающие в дальнейшем патологические реакции не соответствуют по силе и содержанию вызвавшим их стимулам.

    Для патологической реакции характерно: возникновение по разным поводам по типу клише (генерализация), выраженность реакции превышает вызвавшую ее причину, характер нарушений поведения всегда превышает «порог», который в обычных условиях не преступается, патологическая реакция всегда нарушает социальную адаптацию пациента. 

    Развитию поведенческих реакций с агрессивным поведением предшествует появление сверхценных идей с тематикой нарушенной справедливости. Эти идеи связаны с такими чертами личности пациента, как ригидность, эмоциональная незрелость, низкая критичность мышления. Такие сверхценные идеи эмоционально насыщены и занимают незаслуженно большое место в переживаниях больного. В тематике всегда присутствует компонент зависти к достижениям других и враждебность к тем лицам, которые имеют противоположное мнение [6, 8, 11, 14, 15, 41, 44].

    Соответственно, выделяют два уровня тяжести реакций с агрессивным поведением [8, 14, 15, 31, 32, 35, 41, 44, 50, 52].

    Гиперстенические реакции носят характер эмоциональной вспышки с демонстративным поведением, близким по цели к мольбе о помощи, агрессия только вербальная или переадресованная. Сознание и критика не нарушаются, самоконтроль в целом сохранен. Эпизод завершается истощением, больной сожалеет о содеянном, обвиняет себя в несдержанности, появляется чувство вины перед пострадавшим.

    Эксплозивные реакции носят характер аффективного взрыва с утратой самоконтроля и аффективным сужением сознания, агрессия не контролируется, носит не только вербальный, но и физический характер, направлена против обидчика. Взрыв завершается прострацией, вина полностью возлагается на объект агрессивного поведения, сожаления о содеянном нет.

    При непсихотических расстройствах деструктивное поведение сопряжено с определенными личностно-характерологическими особенностями, определяющими повышенную агрессивность. Выделяют кластеры черт личности, способствующие проявлению насилия [8, 14, 15, 41, 45].

    Паранойяльные черты включают ригидность установок, недоверчивость, кататимное мышление с легким возникновением сверхценных идей и некритичностью.

    Неустойчивые черты связаны с отсутствием положительных социальных установок, чувства долга и сочувствия к другим, стремлением к развлечениям и удовольствиям, неспособностью к раскаянию, извлечению выводов из ошибок и наказаний.

    Застревающие черты характеризуются сильными проявлениями страсти в эмоциональных реакциях; склонностью накапливать эмоциональные переживания, в первую очередь негативные, с возникновением аффективных взрывов; долгим сохранением негативных аффективных состояний; быстрым развитием противоположных по знаку эмоциональных отношений.

    Завершенным системокомплексом этих черт является структура эпилептоидной акцентуации личности. Она включает ригидность мышления и установок, сильные инстинкты, деспотизм, мелочность и скупость, склонность накапливать обиду и подозрительность, взрывчатость с утратой самоконтроля, мстительность и жестокость, полярность эмоциональных отношений от угодливости до злобы, хорошую переносимость регламентированного режима.

    Следует отметить наличие некоторых нозологических особенностей агрессивного поведения при психических расстройствах.

    При эндогенно-процессуальных расстройствах (шизофрения, шизоаффективное, бредовое, острые транзиторные полиморфные психотические и шизотипическое расстройства) психотические эпизоды сопровождаются агрессивным поведением, детерминированным психопатологической симптоматикой [13, 18, 21, 24, 26, 54].

    Вне психотического состояния (шизотипическое расстройство, ремиссии после психотических эпизодов) ситуативно обусловленное агрессивное поведение характерно для аффективно-психопатоподобных синдромов [8, 13–15, 41, 45].

    Типичным представителем этих симптомокомплексов является встречающийся в подростковом возрасте гебоидный синдром. Для него характерно карикатурное усиление проявлений пубертатного криза с вычурным антисоциальным поведением, стремление шокировать, террор по отношению к отдельным (обычно беспомощным) членам семьи, полное отсутствие критики, деструктивное поведение по типу «бреда поступков» с извращением влечений [8, 13–15, 41, 45].

    Для эндогенных аффективных расстройств (маниакальный, депрессивный, смешанный эпизоды, биполярное аффективное, рекуррентное депрессивное расстройства, циклотимия и дистимия) характерно агрессивное поведение, преимущественно при маниакальных эпизодах [10, 12, 16–18, 21, 24, 43, 46, 54].

    Затяжные депрессивные эпизоды в силу холодности больного к близким, эгоцентризма, капризности, недовольства помощью, жестокого обращения с детьми создают ситуацию экзамена для семьи (крепкая семья выдерживает его, а слабая распадается) [9, 16, 23, 27, 36].

    Психические расстройства вследствие органического поражения головного мозга часто сопровождаются агрессивным поведением [5, 7, 10, 17, 21, 24, 34, 40–42, 45, 46, 49, 54].

    Так, агрессивность отмечается при повреждениях в зоне медиальной темпоральной доли, гипоталамуса, межжелудочковой перегородки.

    Факторами, способствующими агрессивному поведению при органических психических расстройствах, были прогрессирующее когнитивное снижение, затрудняющее прогнозирование последствий деструктивного поведения, ригидность мышления и эмоциональных реакций со снижением критичности, аффективная взрывчатость с ослаблением возможности волевого контроля поведения, расторможенность влечений, дисфории.

    Мнение о повышенной агрессивности больных эпилепсией преувеличено. Большинство пациентов имеют скорее сенситивные, тревожно-мнительные, педантические, гиперсоциальные черты [10, 15, 17, 34, 41, 42, 45].

    Повышенная агрессивность свойственна пациентам с неблагоприятным течением заболевания, патологической активностью левополушарно-ретикулярных структур, полиморфными частыми и серийными пароксизмами со сложными постиктальными расстройствами, психотическими эпизодами и тяжелыми дисфориями, значительным когнитивным снижением с вязкостью мышления, характерными эпилептическими изменениями личности в виде мелочности, деспотизма, скупости, злопамятности, мстительности, жестокости, полярности эмоциональных реакций и отношений.

    У больных олигофренией (умственной отсталостью) деструктивные действия совершаются во время эксплозивных реакций и дисфорий. Однако в большинстве случаев агрессивное поведение носит ситуативный, часто подражательный характер и связано с вовлечением этих лиц в асоциальные группировки и делинквентную деятельность [8, 10, 14, 15, 17, 34, 40, 41, 42, 45]. 

    Факторами, способствующими возникновению агрессии, являются недостаточное развитие когнитивных функций, высших эмоций, способности прогнозировать, волевого контроля. В силу повышенной внушаемости и склонности к некритичному подражанию пациенты легко попадают под чужое влияние.

    Особенности агрессивного поведения во многом определяются наличием у пациента аномалии личности [6, 10–12, 17, 18, 21, 24, 40, 46, 54].

    В Международных статистических классификациях выделяют ряд патологических кластеров сопряженных личностных и поведенческих расстройств, определяемых как специфические личностные расстройства, предрасполагающих к различным формам агрессивного поведения.

    Это диссоциальное (антисоциальное) расстройство личности, для которого характерно грубое несоответствие между поведением и господствующими социальными нормами, бессердечное равнодушие к чувствам других, безответственность и пренебрежение социальными правилами и обязанностями, легкое возникновение взаимоотношений и неспособность их поддерживать, низкая толерантность к фрустрации, низкий порог разряда агрессии, неспособность испытывать чувство вины, извлекать пользу из жизненного опыта и наказания. В конфликте с обществом больные обвиняют окружающих и благовидно поясняют свое поведение.

    Эмоционально-неустойчивое расстройство личности характеризуется ярко выраженной тенденцией действовать импульсивно, без учета последствий в сочетании с неустойчивостью настроения. Способность планировать и прогнозировать минимальна, поведенческие взрывы сопровождаются агрессией.

    Расстройство включает импульсивный тип с отсутствием контроля импульсивности и вспышками агрессии в ответ на осуждение со стороны окружающих.

    Вторым вариантом расстройства является пограничный тип с колебаниями настроения, изменяющими предпочтения и намерения, ведущими к эмоциональным кризисам, делающими отношения с людьми неустойчивыми и напряженными. Возникают длительные, многолетние фазы с определенной структурой личности, которые чередуются с фазами, когда структура личности радикально иная. Периоды хорошей социальной адаптации с толерантностью и положительными социальными установками сменяются периодами делинквентного поведения и асоциальных взглядов с нетерпимостью и повышенной агрессивностью.

    Следует упомянуть параноидное расстройство личности с постоянным недовольством кем-то, нежеланием прощать обиды, крайней чувствительностью к отказам, искаженным восприятием фактов со склонностью трактовать действия других как враждебные, воинственным отношением к нарушению собственных прав, постоянными подозрениями в сексуальной неверности партнера, чувством собственной значимости, склонностью относить происходящее на свой счет, постоянными мыслями о «законспирированном» значении событий.

    Особое место среди аномалий личности, предрасполагающих к насилию, занимает садистское личностное расстройство, вероятно, связанное с сексуальными девиациями. Для него характерны: жестокость, агрессивное и унижающее поведение. Отмечается физическая жестокость и насилие для достижения господства в отношениях; унижение человека в присутствии других; жестокость по отношению к тем, кто от него зависит; удовольствие от наблюдения страданий других; ограничение независимости близких людей; принуждение их делать то, что они не хотят; увлечение оружием, боевыми искусствами, информацией о пытках.

    В синопсисе по психиатрии США отдельно выделяют рубрику интермиттирующего эксплозивного расстройства (эпизодического нарушения контроля). При этом во время эпизода акты агрессии возникают диспропорционально стимулам. Поведение между эпизодами не носит открыто импульсивный характер.

    У больных невротическими и связанными со стрессом расстройствами агрессивное поведение чаще всего проявляется при адаптационных расстройствах. В частности, выделяют адаптационные расстройства с нарушениями поведения и смешанными нарушениями эмоций и поведения [10, 12, 18, 21, 31, 32, 46, 54].

    Существенно повышена агрессивность при посттравматическом стрессовом расстройстве. Агрессивное поведение может иметь место при наплывах воспоминаний о перенесенном катастрофическом событии (флэшбэках). Раздражительность и вспышки гнева отражают стойкие симптомы повышенной психологической чувствительности. Повышенной агрессивности больного способствует чувство опустошенности и одиночества [10, 12, 17, 18, 21, 27, 31, 32, 34, 35, 40, 46, 52, 54].

    При неблагоприятном течении этого расстройства агрессивные черты характера фиксируются в структуре стойких изменений личности после перенесенного катастрофического переживания.

    Агрессивному поведению способствуют постоянно существующее враждебное или недоверчивое отношение ко всему миру, социальная отгороженность с избеганием контактов с людьми, постоянное чувство опустошенности и безнадежности, переживание существования «на грани» или под постоянной угрозой, чувство отчуждения (когда больной ощущает себя не таким, как другие люди).

    Наиболее тяжело реакции адаптации и посттравматические стрессовые расстройства протекают у военнослужащих, непосредственно участвовавших в боевых действиях, что дало основание использовать понятие комбатантной акцентуации.

    Лечение больных с агрессивным поведением

    Лечение больных с агрессивным поведением предполагает назначение психофармакологической терапии и немедикаментозного лечения [21, 37, 38, 42, 49].

    Лечение включает две задачи: купирование тяжелой агрессии в течение не более 48 часов, длительную терапию агрессивного поведения [21, 37].

    Для купирования агрессивного поведения, или химического ограничения в соответствии с терминологией синопсиса по психиатрии США, используют высокие дозы бензодиазепинов (диазепам, хлордиазепоксид, феназепам) преимущественно парентерально. Эффективно применяются высокие дозы конвенциальных нейролептиков общеседативного (аминазин и тизерцин парентерально), избирательного антипсихотического (галоперидол парентерально) и общего антипсихотического действия (триседил и мажептил парентерально), из атипичных антипсихотиков применяют клопиксол-акуфаз, оланзапин, зипразидон парентерально [1, 10, 11, 13, 17, 21, 22, 26, 29, 37, 39].

    Из средств общебиологического действия следует упомянуть применение электроконвульсивной терапии при кататонической симптоматике и тревожной ажитированной депрессии. Эффективно используется центральная латеральная электроанальгезия [1, 10, 11, 25, 26, 36, 39, 40, 45, 51].

    Для длительного лечения больных с психозами используют конвенциальные нейролептики и атипичные антипсихо–тики пролонгированного действия: модитен-депо, галоперидол-деканоат, пипортил L 4, клопиксол-депо, рисполепт-конста [1, 13, 26, 29, 39, 49].

    Из малых нейролептиков, эффективно устраняющих психопатоподобное поведение, следует назвать неулептил, известный как универсальный корректор поведения. Для лечения дисфорических состояний эффективно используется тиоридазин [1, 29, 35].

    При депрессивной симптоматике применяют длительные курсы антидепрессантов. В частности, уменьшает агрессию длительное лечение флуоксетином [16, 23, 27, 28, 36, 39].

    При наличии аффективных колебаний показаны нормотимики. Устраняет агрессивность длительное применение солей лития. У агрессивных больных эффективны тимостабилизаторы-антиконвульсанты: карбамазепин, натрия вальпроат, ламотриджин, топирамат [1, 3, 16, 21, 29].

    Как средство купирования психотической мании эффективно применяются высокие дозы натрия вальпроата.

    Для коррекции агрессивности при непсихотических расстройствах эффективно применяются длительные курсы растительных седативных препаратов (валерианы, пустырника, мелиссы, пассифлоры, майского ландыша), в том числе в форме гомеопатических препаратов (мемория и нотта) [21, 35].

    Из средств общебиологического действия при параноидной шизофрении может использоваться форсированная и потенцированная инсулинокоматозная терапия [1, 25, 40, 45, 51].

    Из методов латеральной терапии эффективно снижают агрессивность больных низкочастотные субсенсорные зонально-латеральные электростимуляции [26, 51, 52].

    Позитивный эффект дают повторные курсы рефлексотерапии (включая иглорефлексотерапию и электростимуляцию биологически активных точек, в том числе унилатеральную) [35, 40, 41, 51].

    На этапе длительного лечения могут использоваться электропроцедуры: д’арсновализация волосистой части головы и общая франклинизация. Хороший эффект дают повторные курсы бальнеотерапии: теплые хвойные, йодо-бромные и морские ванны [21, 35, 49].

    Из методов лечебной физкультуры могут быть рекомендованы дыхательная гимнастика, бег трусцой, плавание в бассейне [35, 41, 42].

    Психотерапия пациента с повышенной агрессивностью предполагает психологическое консультирование с оценкой, позволяющей создать модель проблем клиента.

    Индивидуальная психотерапия включает рациональную психотерапию, индивидуальную десенситизацию, прогрессивную мышечную релаксацию по Джекобсону.

    Групповая психотерапия носит эклектичный характер, фокусируется на установлении теплых, но строгих отношений, использовании интерпретации, ролевых игр, положительном подкреплении доброжелательного поведения, индукции тревоги при появлении агрессивности. Отдельным направлением является семейная психотерапия в виде поведенческой терапии семейных систем.

    Общим направлением психотерапевтической интервенции является когнитивно-поведенческая психотерапия в виде когнитивного научения по типу когнитивной модификации поведения [6, 11, 30, 35, 40, 44, 49, 52].

    Реабилитация пациентов с повышенной агрессивностью тесно сопряжена с психотерапией. Вмешательство направлено на развитие самосознания, что ведет к личностному росту путем осуществления права выбора и принятия личной ответственности.

    С использованием принципов гуманистической клиентцентрированной терапии Роджерса проводится терапия реальностью с трансактным анализом поведения.

    Программа реабилитации включает тренинги социальных навыков, в первую очередь решения межличностных проблем и самоконтроля с когнитивным реструктурированием поведения.

    При этом путем тренинга эмпатических навыков эгоцентрический уровень когнитивного развития с дефицитом эмпатии и моральных принципов повышается с формированием возможности морального рассуждения со способностью к принятию перспективы.

    Критерием эффективности реабилитационных мероприятий следует считать степень осознания пациентом ведущего положения о том, что «агрессия проблем не решает».

    Соответственно, в период межличностного конфликта пациент начинает избегать стиля конкуренции с конфронтацией, отдавая предпочтение стилям уклонения и компромисса в начале конфликта с переходом к стилям приспособления и сотрудничества для разрешения конфликтной ситуации [6, 11, 30, 35, 40, 44].

    Профилактика агрессивного поведения

    Характеризуя профилактику агрессивного поведения при психических заболеваниях, следует выделить факторы риска агрессивного поведения, к которым относят: мужской пол, молодой возраст, культуральное окружение (наличие криминального прошлого), наличие в анамнезе физического насилия над пациентом (особенно в детские годы).

    Агрессивное поведение должно быть тщательно изучено в анамнезе больного. При клиническом исследовании пациента должны быть учтены все проявления агрессивности. Лечебно-реабилитационная тактика должна включать меры по снижению уровня агрессивности больного [6, 11, 40–42].

    В случае агрессивного поведения больного объект агрессии должен вести себя спокойно и корректно. Недопустимы пререкания с больным и угрозы в его адрес. Объект агрессии должен сохранить самообладание. На этапе вербальной агрессии есть смысл выбрать подчиненную поведенческую стратегию, поговорить с больным для идентификации его эмоций и выяснения причин агрессивного поведения.

    Если агрессивные действия продолжаются, необходимо сказать больному, что объект агрессии собирается позвать на помощь других людей и сделать это немедленно. Объекту агрессии лучше покинуть комнату, в которой находится больной.

    Действия по ограничению физической агрессии должны быть быстрыми, решительными и хорошо координированными [6, 11].

    Заключение

    Таким образом, агрессивное поведение при психических расстройствах носит неспецифический характер. Следует отметить, что причиной этого поведения практически всегда является межличностный конфликт.

    При психотических расстройствах оценка объекта агрессии и характер деструктивных действий пациента могут быть детерминированы психотическими переживаниями.

    Важнейшим компонентом агрессивного поведения является агрессивность больного как склонность реагировать на внешние стимулы деструктивными действиями. Она определяется личностно-характерологическими особенностями пациента, его актуальным эмоциональным состоянием и социальными установками.

    Лечебно-реабилитационная помощь больным психическими расстройствами с агрессивным поведением должна включать своевременную диагностику деструктивной активности, назначение психофармакологического и немедикаментозного лечения, реабилитацию больного со снижением уровня его агрессивности.

    Оказание медицинской и социальной помощи пациентам с психическими расстройствами, склонным к агрессивному поведению, должно строиться на координированных действиях врача-психиатра, медицинского психолога, социального работника и врача общей практики — семейной медицины.

    Детская агрессия - Страничка психолога - Каталог статей

    Детская агрессия - причины, как бороться.

    Гнев и агрессивное поведение — это необходимая человеку реакция. С точки зрения психологии, агрессия – это сила, с которой мы стремимся к осуществлению задуманного и преодолеваем препятствия на своем пути. Порой гнев выходит из-под контроля, причиняя вред как самому человеку, так и тем, кто его окружает. В целом, детская агрессия и проявления гнева – нормальное явление, потому что ребенок еще не умеет выражать свое недовольство иначе. Однако родителям стоит обратить внимание на частоту и интенсивность таких проявлений и искать причины переизбытка эмоциональных разрядок.

    Распространенные причины детской агрессии

    Существуют различные причины детской агрессии, среди них наиболее распространёнными являются:

    Воспитание в негативной среде

    Детская агрессия часто является зеркальным отражением поведения родителей. Взрослые не всегда умеют мирным путем решать свои споры, а дети учатся, глядя на них. Например, если в семье приняты физические наказания, то ребенок воспринимает это как норму. Он привыкает к тому, что получить желаемое можно, просто ударив сверстника.

    Желание ребенка привлечь к себе внимание

    Если ребенок не выделяется какими-либо способностями, например, умением рисовать, его никто не выделяет из общей группы сверстников. Но если привлечь к себе внимание нестандартным способом, например, проявить агрессию, его поведение будут обсуждать.

    Возникновение чувства ревности

    Если мама похвалила чужой детский рисунок в присутствии своего ребенка, это может вызвать вовсе не желание нарисовать так же хорошо, а скорее обратную реакцию. Детская агрессия выльется в то, что ребенок просто порвет чужой удачный рисунок и оттолкнет «конкурента». Причиной детской агрессии в данном случае будет чувство ревности и негодование по поводу того, что кто-то посмел украсть у ребенка мамину похвалу.

    Возникновение чувства зависти

    Причиной детской агрессии также может стать зависть. Если объектом детской агрессии становится человек, которому ребенок завидует, он стремится унизить его, «наказав» таким образом за превосходство. Например, если предметом зависти стала красивая и дорогая игрушка, ребенок с низкой самооценкой может отнять и сломать ее, чтобы устранить эту несправедливую, на его взгляд, разницу.

    Проявление агрессии как способа защиты

    Иногда детская агрессия является способом защиты от враждебного им окружения. А лучшая защита – это нападение. Такую позицию ребенок может усвоить, если родители оценивают его поступки в зависимости от настроения или присутствия посторонних людей. Не зная, чего ожидать, в следующий раз ребенок ведет себя агрессивно просто «на всякий случай».

     

    Как бороться с детской агрессией

    Родителям важно знать, как бороться с детской агрессией. Правильное поведение во время приступа агрессии у ребёнка позволит быстро потушить вспышку гнева.

    Постарайтесь остановить приступ гнева

    Дети не в состоянии успокоиться самостоятельно, им нужно помочь справиться со злостью. Даже если ребенок кусается или дерется, крепко обнимите его. Но сделайте это спокойно, без ответной агрессии.

    Установите зрительный контакт с ребенком

    Пока Вы обнимаете ребенка, необходимо находиться с ним на одном уровне. Не разрывая телесный контакт, постарайтесь наладить зрительный – посмотреть ему в глаза. На подсознательном уровне такое поведение воспринимается как сигнал к обретению спокойствия, ведь мама рядом. Такой прием подействует, даже если в этот момент ребенком владеет злость.

    Выберите правильную интонацию

    Прежде чем заговорить, выберите правильную интонацию, чтобы обозначить эмоциональное состояние ребенка. Желательно, чтобы Ваш голос звучал нейтрально. Обращаться нужно в утвердительной форме, но ни в коем случае не приказным или поучительным тоном. Только так малыш почувствует, что Вы понимаете его состояние. Ведь агрессивное поведение для него и есть способ продемонстрировать свое негодование. И если ребенка поняли, это означает, что цель достигнута и дальнейшее агрессивное поведение просто не имеет смысла.

    Подберите правильные слова

    Сохраняя телесный контакт, подберите правильные и соответствующие возрасту Вашего ребенка слова, которые помогут его успокоить. Если Ваш агрессор еще совсем маленький, подойдет, например, такая фраза: «Тебе плохо, малыш! Успокойся!». Для ребенка постарше важно обозначить эмоции, которые он испытывает в момент проявления агрессии, и их причину, это могут быть следующие слова: «Тебе обидно, что нужно ложиться, а тебе еще хочется поиграть». Если ребенок укусил или ударил Вас, стоит подробно объяснить ему, что Вам неприятно, например: «Мне больно! Мне не нравится, когда меня кусают».

    Игры для профилактики агрессии у детей

    Проводить воспитательную работу и объяснять, как нужно себя вести, имеет смысл тогда, когда все эмоции окончательно схлынут. Только успокоившись, ребенок будет способен услышать Вас. Нужно показать, что проблемы можно решать и мирным путем. Не запрещайте детям выражать агрессию, а просто предложите реагировать на неприятные ситуации иначе, не причиняя вреда окружающим. Пока ребенок не способен спокойно выражать свое недовольство или неприятие чего-либо, с ним нужно проводить специальные игры и упражнения, направленные на моделирование проявлений детского гнева. Используя игровую форму, можно помочь ребенку снять накопившееся эмоциональное напряжение.

    Для «драчунов»

    Эти занятия для профилактики детской агрессии включают упражнения, которые основаны на движениях, совпадающих с реальными ударами.

    • Драка подушками. Ее можно совмещать с игрой на профилактику вербальной детской агрессии, когда участники обзывают друг друга безобидными словами, например: «А ты – шпрот! А ты – блюдце! А ты – ботинок!». Каждая «обзывалка» должна совпадать с импровизированной атакой. Вместо подушек также можно использовать воздушные шары.

    • Пинание или бросание мяча. Для проведения игры лучше выбрать место, где есть много свободного пространства, чтобы ребенок мог бросать и пинать мяч, не ограничивая себя в движениях.

    • Выбивание ковра. Игра заключается в ритуальном изгнании микробов из ковра. Для этого можно использовать мухобойку или теннисную ракетку. Удары должны сопровождаться криками воинов.

    • Разрывание бумаги на скорость. Лист бумаги рвется на мелкие клочки – кто быстрее. Затем этими кусочками участники закидывают друг друга.

      Для «зубастиков»

      Это игры, в которых проявления гнева сопровождаются имитацией укусов.

    • Откусывание батона. Можно купить длинный батон-багет и считать, кто больше от него откусит.

    • Игра в зоопарк. Предлагается изобразить скалящихся и рычащих животных. Ребенок должен показать, как злится тигр, медведь, лев и т. д.

       

      Подготовила педагог-психолог Т. В. Антонова

    Психология агрессивного поведения

    Почему люди ведут себя агрессивно? Почему одни люди более агрессивны, чем другие? Виновата ли биология? А как насчет вашего окружения? Продолжайте читать, чтобы узнать, что вызывает агрессивное поведение.

    Последнее обновление: 18 августа, 2019

    Вы видите агрессивное поведение повсюду. Так или иначе, это часть вашего окружения. Вы видите это в новостях, на улице, в социальных сетях.

    Агрессивность кажется естественной частью жизни, которая в той или иной степени присутствует в каждом человеке. Существует много различных видов агрессивного поведения, и есть теории, которые подчеркивают его ценность для выживания для нас как вида.

    Психология посвятила много времени изучению причин, процессов и последствий агрессивного поведения. Некоторые скрыты, а некоторые явны. Вы можете столкнуться с прямым, косвенным, физическим или вербальным, психологическим или относительным поведением…

    Агрессивное поведение: враждебное или инструментальное

    Вообще говоря, существует два типа агрессивного поведения: враждебная агрессия и инструментальная агрессия.Основное отличие - это мотив поведения. У них разные прецеденты, они предсказывают разные проблемы и связаны с разными когнитивными и эмоциональными процессами.

    Враждебная агрессия

    Враждебная агрессия - это агрессия импульсивного типа с целью причинения вреда. Это реактивная агрессия с большой эмоциональной нагрузкой.

    Инструментальная агрессия

    Это преднамеренно и холодно. Основная цель - не причинить вреда , хотя это все равно может произойти.Воровство могло быть мотивом или захватом власти. Это спланированная агрессия, будь то месть или другие скрытые мотивы.

    Биология агрессивного поведения

    Кажется, нет прямой корреляции между генетикой и агрессивным поведением. Это скорее взаимодействие между биологическими факторами и факторами окружающей среды, которые делают вас более или менее склонными к агрессивности. С другой стороны, агрессия между людьми также регулируется обществом.

    Похоже, что разные типы агрессивного поведения возникают в разных областях мозга. Миндалевидное тело, формирование гиппокампа, перегородка, префронтальная кора и поясная извилина, по-видимому, модулируют агрессивное поведение через связи с медиальным и латеральным гипоталамусом.

    Исследования показали, что у особенно агрессивных людей может быть меньше серого вещества, чем у других субъектов. Высокий уровень тестостерона и низкий уровень кортизола также могут иметь какое-то отношение к агрессивному поведению.Уровень серотонина также играет важную роль в отображении и контроле указанного поведения.

    Врожденные импульсы и усвоенное поведение

    Л. Берковиц разработал когнитивно-неоассоциативную теорию агрессии, основанную на работе Фрейда. Его теория предполагает, что неспособность достичь желаемой цели - вот что вызывает агрессивный импульс. Это приводит к негативному эмоциональному состоянию, которое является источником агрессивного поведения.

    У нас также есть теория социального обучения от Альберта Бандуры.Он предполагает, что виноваты внешних воздействий. Они становятся частью вашего поведенческого репертуара из-за имитации.

    Другими словами, вы начинаете вести себя агрессивно, потому что видите, что это делают другие люди. Это особенно верно, если наблюдатель идентифицирует себя с человеком, за которым он наблюдает, и считает его сверстником.

    Эти две теории были основной отправной точкой для Андерсона и Бушмана . Они предложили объединить две модели.Эта третья теория учитывает биологических, экологических, психологических и социальных факторов для объяснения агрессивного поведения.

    Они утверждают, что агрессивность возникает из-за взаимодействия между личными качествами человека и внешними стимулами, которые активируют ряд когнитивных и эмоциональных процессов.

    Факторы, участвующие в агрессивном поведении

    К факторам, участвующим в агрессивном поведении, относятся социальные подстрекатели, несоциальные факторы и индивидуальные факторы или каждого человека.Социальные подстрекатели включают такие триггеры, как провокация, восприятие несправедливого обращения или социальное неприятие.

    Один из несоциальных подстрекателей - это агрессивные ключи (образы или объекты, присутствующие в ситуации, которые активируют агрессивные мысли). Например, наличие пистолета или оружия. С другой стороны, у есть факторы окружающей среды, такие как жара, перенаселенность и громкие звуки, которые действуют как триггеры агрессивного поведения .

    Здесь также задействованы когнитивные факторы.Это могут быть размышления, моральное разъединение или активация сценариев (схем, которые представляют ситуации, которые определяют агрессивное поведение). Итак, эти сценарии хранят в памяти переживания и ситуации, которые вы легко можете вспомнить. Вы также можете хранить представления о том, каким должно быть нормальное поведение в определенных обстоятельствах.

    В заключение, существует несколько объяснений происхождения или агрессивного поведения , но почти наверняка это некоторая комбинация экологических и биологических факторов.

    Это может вас заинтересовать ...

    Агрессия (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) iResearchNet

    Определение агрессии

    В спорте и в бизнесе термин «агрессивный» часто используется, когда более точными будут термины «напористый, восторженный или уверенный». Например, агрессивный продавец - это тот, кто очень сильно пытается вам что-то продать. В психологии термин агрессия означает нечто иное. Большинство социальных психологов определяют человеческую агрессию как любое поведение, направленное на причинение вреда другому человеку, который хочет избежать этого.Это определение включает три важных особенности. Во-первых, агрессия - это поведение. Вы можете это увидеть. Например, вы можете увидеть, как человек стреляет, наносит удар, ударяет, шлепает или проклинает кого-то. Агрессия - это не эмоция, которая возникает внутри человека, например, чувство гнева. Агрессия - это не мысль, которая возникает в чьем-то мозгу, например, когда человек мысленно репетирует убийство, которое собирается совершить. Вы можете видеть агрессию. Во-вторых, агрессия преднамеренная. Агрессия не случайна, например, когда пьяный водитель случайно наезжает на ребенка на трехколесном велосипеде.Кроме того, не все умышленные действия, причиняющие вред другим, являются агрессивными. Например, стоматолог может намеренно сделать пациенту укол новокаина (и укол больно!), Но цель состоит в том, чтобы помочь пациенту, а не причинить ему вред. В-третьих, жертва хочет избежать вреда. Таким образом, опять же, стоматологический пациент исключается, потому что пациент не стремится избежать вреда (на самом деле, пациент, вероятно, записался на прием за несколько недель вперед и заплатил за это!). Самоубийство также будет исключено, потому что человек, который совершает самоубийство, не хочет избежать вреда.Садомазохизм также будет исключен, потому что мазохист любит, когда садист причиняет ему вред.

    Мотивы агрессии могут быть разными. Рассмотрим два примера. В первом примере муж застает свою жену и ее любовника вместе в постели. Он достает из шкафа свое охотничье ружье, стреляет и убивает обоих. Во втором примере «киллер» использует винтовку, чтобы убить другого человека за деньги. Мотивы в этих двух примерах кажутся совершенно разными. В первом примере мужчиной движет гнев.Он приходит в ярость, когда видит, что его жена занимается любовью с другим мужчиной, поэтому стреляет в них обоих. Во втором примере киллер, похоже, руководствуется деньгами. Наемный убийца, вероятно, не ненавидит свою жертву. Он может даже не знать свою жертву, но он все равно убивает этого человека из-за денег. Чтобы уловить различные типы агрессии, основанные на разных мотивах, психологи проводят различие между враждебной агрессией (также называемой аффективной, гневной, импульсивной, реактивной или ответной агрессией) и инструментальной агрессией (также называемой проактивной агрессией).Враждебная агрессия - это «горячее», импульсивное, гневное поведение, мотивированное желанием причинить кому-либо вред. Инструментальная агрессия - это «холодное», преднамеренное, расчетливое поведение, мотивированное другой целью (например, получение денег, восстановление имиджа, восстановление справедливости).

    Одна из трудностей с разграничением враждебной и инструментальной агрессии состоит в том, что мотивы агрессии часто смешаны. Рассмотрим следующий пример. 20 апреля 1999 года, в 110-ю годовщину со дня рождения Адольфа Гитлера, Эрик Харрис и Дилан Клиболд поступили в свою среднюю школу в Литтлтоне, штат Колорадо (США), с оружием и боеприпасами.Они убили 13 студентов и ранили еще 23, прежде чем направить оружие на себя. Харрис и Клиболд неоднократно злились и провоцировались спортсменами в их школе. Однако они спланировали бойню более чем на год вперед, исследовали оружие и взрывчатые вещества, сделали чертежи своих планов и провели репетиции. Был ли это акт враждебной или инструментальной агрессии? Сложно сказать. Вот почему некоторые социальные психологи утверждают, что пора избавиться от различия между враждебной и инструментальной агрессией.

    Еще одно различие - между перемещенной и прямой агрессией. Вытесненная агрессия (также называемая эффектом «пинка собаки») включает подмену цели агрессии: у человека есть импульс атаковать одного человека, но вместо этого он нападает на другого. Прямая агрессия предполагает нападение на человека, который вас спровоцировал. Люди вытесняют агрессию по нескольким причинам. Непосредственное нападение на источник провокации может быть невозможно из-за недоступности источника (например, провокатор покинул ситуацию) или из-за того, что источник является нематериальным субъектом (например.g., высокая температура, громкий шум, неприятный запах). Страх возмездия или наказания со стороны провокатора также может препятствовать прямой агрессии. Например, сотрудник, которому начальник делает выговор, может отказаться от ответных мер, потому что он не хочет потерять работу.

    Насилие - это агрессия, целью которой является нанесение тяжких телесных повреждений, например, травма или смерть. Например, намеренное столкновение одного ребенка с трехколесным велосипедом является актом агрессии, но не насилием. Умышленное нанесение одним человеком ударов, ног, стрельбы или ножевых ранений другому человеку является актом насилия.Таким образом, все насильственные действия являются агрессивными, но не все агрессивные действия являются насильственными; только крайние.

    Агрессия врожденная или приобретенная?

    На протяжении десятилетий психологи спорят о том, является ли агрессия врожденной или приобретенной. Теории инстинктов предполагают, что причины агрессии являются внутренними, тогда как теории обучения предполагают, что причины агрессии являются внешними. Зигмунд Фрейд утверждал, что мотивационные силы человека, такие как секс и агрессия, основаны на инстинктах.В своих ранних работах Фрейд предлагал стремление к чувственному и сексуальному удовлетворению в качестве основного человеческого инстинкта, который он назвал эрос . Однако, увидев ужасы Первой мировой войны, Фрейд предположил, что у людей также есть деструктивный инстинкт смерти, который он назвал thanatos .

    По словам Конрада Лоренца, ученого, лауреата Нобелевской премии, агрессивное поведение как у людей, так и у других людей происходит из агрессивного инстинкта. Этот агрессивный инстинкт предположительно развился в ходе эволюции, потому что он способствовал выживанию человеческого вида.Поскольку борьба тесно связана со спариванием, агрессивный инстинкт помогал гарантировать, что только самые сильные особи передадут свои гены будущим поколениям.

    Другие психологи предположили, что агрессия не является врожденным побуждением, как голод, в поисках удовлетворения. Согласно теории социального обучения Альберта Бандуры, люди учатся агрессивному поведению так же, как они учатся другому социальному поведению - на собственном опыте и наблюдая за другими. Когда люди наблюдают и копируют поведение других, это называется моделированием.Моделирование может ослабить или усилить агрессивную реакцию. Если модель вознаграждается за агрессивное поведение, у наблюдателей усиливается агрессивная реакция. Если модель наказывается за агрессивное поведение, агрессивная реакция наблюдателей ослабляется.

    Споры между природой и воспитанием часто вызывают больше тепла, чем света. Многие эксперты по агрессии выступают за золотую середину в этой дискуссии. Очевидно, что у обучения есть своя роль, и люди могут научиться вести себя агрессивно.Учитывая универсальность агрессии и некоторые ее особенности (например, молодые люди всегда являются наиболее агрессивными людьми), а также недавние результаты исследований наследственности, агрессия также может иметь врожденную основу.

    Некоторые факторы, связанные с агрессией

    Расстройства и другие неприятные события

    В 1939 году группа психологов из Йельского университета опубликовала книгу под названием «Разочарование и агрессия». В этой книге они предложили гипотезу фрустрации-агрессии, которую они резюмировали на первой странице своей книги следующими двумя утверждениями: (1) «Возникновение агрессивного поведения всегда предполагает наличие фрустрации» и (2) «существование» разочарования всегда приводит к той или иной форме агрессии.Они определили разочарование как блокирование целенаправленного поведения, например, когда кто-то толпится перед вами, пока вы ждете в длинной очереди. Хотя они всегда ошибались в использовании этого слова, нельзя отрицать основную истину о том, что агрессия усиливается разочарованием.

    Пятьдесят лет спустя Леонард Берковиц модифицировал гипотезу фрустрации-агрессии, предположив, что все неприятные события, а не только фрустрация, заслуживают признания причин агрессии. К другим примерам неприятных событий относятся высокие температуры, скопление людей, неприятные запахи, пассивное курение, загрязнение воздуха, громкие звуки, провокации и даже боль (например,г., ударяя молотком по большому пальцу).

    Все эти неприятные факторы окружающей среды, вероятно, усиливают агрессию, потому что заставляют людей чувствовать себя плохо и сварливыми. Но почему плохое настроение должно усиливать агрессию? Одно из возможных объяснений состоит в том, что разгневанные люди агрессивны, потому что думают, что это поможет им почувствовать себя лучше. Поскольку многие люди считают, что выходить из себя - это здоровый способ уменьшить гнев и агрессию, они могут дать выход, набросившись на других, чтобы улучшить свое настроение. Однако исследования неизменно показывают, что излияние гнева на самом деле увеличивает гнев и агрессию.

    Важно отметить, что, как и разочарование, плохое настроение не является ни необходимым, ни достаточным условием для агрессии. Все люди в плохом настроении не ведут себя агрессивно, и все агрессивные люди не в плохом настроении.

    Агрессивные реплики

    Оружие . Очевидно, что использование оружия может увеличить агрессию и насилие, но может ли просто увидеть оружие увеличить агрессию? Ответ положительный. Исследования показали, что простое присутствие оружия увеличивает агрессию - эффект, называемый эффектом оружия.

    Насилие СМИ . Анализ содержания показывает, что насилие - обычная тема для многих типов СМИ, включая телевизионные программы, фильмы и видеоигры. В средствах массовой информации дети становятся свидетелями примерно 10 000 насильственных преступлений в год. Результаты сотен исследований показали, что агрессивные СМИ усиливают агрессию. Величина воздействия агрессивных СМИ на агрессию также не является тривиальной. Корреляция между насилием на телевидении и агрессией лишь немного меньше, чем корреляция между курением и раком легких.Курение представляет собой полезную аналогию для размышлений о последствиях насилия в СМИ. Не все, кто курит, заболевают раком легких, и не все, кто заболевает раком легких, являются курильщиками. Курение - не единственный фактор, вызывающий рак легких, но это важный фактор. Точно так же не все, кто использует агрессивные СМИ, становятся агрессивными, и не все агрессивные люди используют жестокие медиа. Насилие в СМИ - не единственный фактор, вызывающий агрессию, но это важный фактор. Как и первая сигарета, первый просмотренный жестокий фильм может вызвать у человека тошноту.Однако после многократного воздействия человек жаждет все больше и больше. Последствия курения и просмотра насилия накапливаются. Выкуривание одной сигареты, вероятно, не вызовет рак легких. Точно так же просмотр одного жестокого фильма, вероятно, не сделает человека более агрессивным. Но повторяющееся воздействие сигарет и насилия со стороны СМИ может иметь пагубные долгосрочные последствия.

    Химические воздействия

    Было доказано, что на агрессию влияют многочисленные химические вещества, включая тестостерон, кортизол, серотонин и алкоголь.

    Тестостерон . Тестостерон - мужской половой гормон. И у мужчин, и у женщин есть тестостерон, но у мужчин его намного больше. Тестостерон был связан с агрессией. Роберт Сапольски, автор книги «Проблема с тестостероном», писал: «Удалите источник тестостерона у видов после того, как виды и уровень агрессии обычно резко падают. После этого восстановите нормальный уровень тестостерона с помощью инъекций синтетического тестостерона, и агрессия вернется ».

    Кортизол .Второй гормон, который важен для агрессии, - это кортизол. Кортизол - это гормон стресса человека. У агрессивных людей низкий уровень кортизола, что говорит о том, что они испытывают низкий уровень стресса. Как этим можно объяснить агрессию? Люди с низким уровнем кортизола не опасаются негативных последствий своего поведения, поэтому они с большей вероятностью будут вести себя агрессивно. Кроме того, людям с низким уровнем кортизола быстро становится скучно, что может привести к поведению, требующему ощущений, например, агрессии.

    Серотонин . Другое химическое влияние - серотонин. В мозгу информация передается между нейронами (нервными клетками) за счет движения химических веществ через небольшой промежуток, называемый синапсом. Химические посланники называются нейротрансмиттерами. Серотонин - один из этих нейромедиаторов. Его называют нейромедиатором «хорошего самочувствия». Низкий уровень серотонина был связан с агрессией как у животных, так и у людей. Например, у жестоких преступников дефицит серотонина.

    Спирт . Алкоголь издавна ассоциируется с агрессивным и агрессивным поведением. Более половины насильственных преступлений совершается людьми в состоянии алкогольного опьянения. Означает ли все это, что агрессия каким-то образом содержится в алкоголе? Нет. Алкоголь усиливает, а не вызывает склонность к насилию или агрессии. Факторы, которые обычно усиливают агрессию, такие как провокация, разочарование, агрессивные сигналы и агрессивные средства массовой информации, оказывают гораздо более сильное воздействие на людей в состоянии алкогольного опьянения, чем на людей трезвых.

    Самость и культура

    Нормы и ценности . Амок - одно из немногих индонезийских слов, используемых в английском языке. Этот термин восходит к 1665 году и описывает жестокое, неконтролируемое безумие. В переводе «взбесить» означает «сходить с ума». Молодой малайский мужчина, потерявший лицо или потерпевший другую неудачу, выходил из себя, безрассудно совершая насильственные действия. Малайцы считали, что в таких обстоятельствах молодые люди не могут сдерживать свои дикие агрессивные действия.Однако, когда британская колониальная администрация не одобрила эту практику и начала возлагать на молодых людей ответственность за свои действия, включая наказание за причиненный ими вред, большинство малайцев перестали выходить из-под контроля.

    Таким образом, история бесчинства выявляет три важных момента, касающихся агрессии. Во-первых, это показывает влияние культуры: насилие было принято в одной культуре и запрещено в других, а когда местная культура изменилась, практика исчезла. Во-вторых, это показывает, что культуры могут поощрять насилие, не придавая ему положительной ценности.Нет никаких признаков того, что малайцы одобряли буйство или считали это хорошей, социально желательной формой действия, но в положительной ценности не было необходимости. Все, что было необходимо, - это поверить в то, что культура поверила, что для людей нормально терять контроль при определенных обстоятельствах и в результате действовать жестоко. В-третьих, это показывает, что, когда люди верят, что их агрессия выходит из-под контроля, они часто ошибаются - якобы неконтролируемая модель бесчинства исчезла, когда британцы расправились с ней.Таким образом, влияние культуры опосредовано самоконтролем.

    Самоконтроль . В 1990 году два криминолога опубликовали книгу под названием «Общая теория преступности». Такое яркое название не могло не вызвать споров. В конце концов, преступлений и причин много, поэтому даже идея выдвинуть единую теорию в качестве основного объяснения была довольно смелой. Что бы характеризовало их теорию: бедность? Разочарование? Генетика? Насилие в СМИ? Плохое воспитание? Как оказалось, их основная теория сводилась к плохому самоконтролю.Авторы предоставили множество данных, подтверждающих свою теорию. Во-первых, преступники кажутся импульсивными людьми, которые просто не проявляют особого уважения к нормам, правилам и стандартам поведения. Если самоконтроль - это общая способность привести свое поведение в соответствие с правилами и стандартами, то преступникам его не хватает. Еще одним признаком является то, что преступники демонстрируют низкий самоконтроль даже в действиях, которые не противоречат закону (например, курение сигарет).

    Социальная психология обнаружила множество причин насилия, включая разочарование, гнев или оскорбление, алкогольное опьянение, насилие в средствах массовой информации и высокие температуры.Возникает вопрос, почему насилия не больше, чем есть. В конце концов, кто не сталкивался с разочарованием, гневом, оскорблением, алкоголем, насилием в СМИ или жаркой погодой за последний год? Тем не менее, большинство людей никого не причиняют вреда и не убивают. Эти факторы могут вызвать побуждения к насилию, но большинство людей сдерживают себя. Насилие начинается, когда прекращается самообладание.

    Культура чести . Юг Соединенных Штатов издавна ассоциировался с более высоким уровнем агрессивного отношения и поведения, чем север Соединенных Штатов.По сравнению с северными штатами, южные штаты имеют больше убийств на душу населения, имеют меньше ограничений на владение оружием, позволяют людям стрелять в нападавших и грабителей, не отступая, более терпимы к телесным наказаниям детей дома и в школах и более благосклонны. любых войн с участием войск США.

    Социальный психолог Ричард Нисбетт предположил, что эти региональные различия вызваны южной культурой чести, которая требует насильственного ответа на угрозы чести.Эта культура, по-видимому, восходит к европейцам, впервые приехавшим в Соединенные Штаты. Север Соединенных Штатов был заселен английскими и голландскими фермерами, тогда как юг Соединенных Штатов был заселен шотландскими и ирландскими пастухами. Вор мог быстро разбогатеть, украв стадо другого человека. Иначе обстоит дело с сельскохозяйственными культурами на Севере. Быстро украсть 50 соток кукурузы сложно. Мужчины должны были быть готовы защищать свои стада, прибегая к насилию. Похожая культура насилия существует на западе США или на так называемом Диком Западе, где ковбой также может быстро потерять свое богатство, не защищая свое стадо.(Ковбои пасли коров, отсюда и название.) Эта жестокая культура не ограничивается южными и западными Соединенными Штатами; культурные антропологи заметили, что животноводческие культуры во всем мире имеют тенденцию быть более жестокими, чем сельскохозяйственные культуры.

    Унижение , по-видимому, является основной причиной насилия и агрессии в культурах чести. Унижение - это состояние позора или утраты самоуважения (или уважения со стороны других). Это тесно связано с концепцией стыда.Исследования показывают, что чувство стыда часто приводит к насильственному и агрессивному поведению. В культурах чести нет ничего хуже, чем унижение, и надлежащая реакция на унижение - быстрое и сильное возмездие.

    Возраст и агрессивность

    Исследования показали, что самые агрессивные люди - это малыши от 1 до 3 лет. Исследователи, наблюдающие за детьми ясельного возраста в детских садах, обнаружили, что около 25% взаимодействий связаны с какой-либо физической агрессией (например.g., один ребенок отталкивает другого ребенка и берет его игрушку). Высокий уровень агрессии у детей ясельного возраста, скорее всего, связан с тем, что у них все еще нет средств для более конструктивного общения. Ни одна группа взрослых, даже жестокие молодежные банды или закоренелые преступники, не прибегает к физической агрессии в 25% случаев.

    Маленькие дети не совершают много насильственных преступлений, особенно по сравнению с молодыми людьми. Скорее всего, это связано с тем, что маленькие дети не могут нанести большой физический урон, потому что они меньше и слабее.

    Продольные исследования показывают, что пиковое значение серьезного агрессивного и агрессивного поведения наступает сразу после полового созревания. После 19 лет агрессивное поведение начинает снижаться. Однако относительно небольшая подгруппа людей продолжает агрессивное поведение после подросткового возраста. Эти «профессиональные преступники» обычно начинали насильственные преступления в раннем детстве. Чем раньше начинается агрессивное или агрессивное поведение, тем выше вероятность того, что оно будет продолжаться и в более позднем возрасте.

    Пол и агрессивность

    Во всех известных обществах молодые люди, достигшие возраста полового созревания, совершают большинство насильственных преступлений.Редко женщины. Редко пожилые мужчины. Редко маленькие дети. Исследования показывают, что мужчины более агрессивны физически, чем женщины, но эта разница уменьшается, когда людей провоцируют. Мужчины также более вербально агрессивны, чем женщины, хотя разница гораздо меньше. Женщин часто учат менее прямолинейно выражать агрессию, поэтому они часто прибегают к более косвенным формам агрессии. Например, когда дело доходит до агрессии в отношениях, женщины более агрессивны, чем мужчины. Реляционная агрессия определяется как намеренное нанесение вреда чьим-либо отношениям с другими.Некоторые примеры агрессии в отношениях включают плохие слова о людях за их спиной, отказ от привязанности, чтобы получить то, что вы хотите, и исключение других из вашего круга друзей. Таким образом, вместо того, чтобы просто утверждать, что мужчины более агрессивны, чем женщины, точнее будет сказать, что оба пола могут вести себя агрессивно, но они склонны к различным типам агрессии.

    Агрессия и предвзятая обработка социальной информации

    Люди не реагируют пассивно на то, что происходит вокруг них, но они активно пытаются воспринимать, понимать и придавать значение этим событиям.Например, когда в местном супермаркете кто-то толкает тележку для покупок вам в колено, вы, скорее всего, сделаете больше, чем просто почувствуете боль и возьмете с полки еще одну упаковку молока. Вместо этого вы попытаетесь разобраться в том, что с вами произошло (часто это происходит автоматически и так быстро, что вы даже не подозреваете об этом): Почему этот человек ударил меня? Это было случайно или намеренно?

    Согласно модели обработки социальной информации, то, как люди обрабатывают информацию в ситуации, может иметь сильное влияние на их поведение.У агрессивных людей обработка социальной информации протекает иначе, чем у неагрессивных людей. Например, агрессивные люди склонны к враждебному восприятию. Они воспринимают социальные взаимодействия как более агрессивные, чем неагрессивные люди. Агрессивные люди уделяют слишком много внимания потенциально враждебной информации и склонны упускать из виду другие типы информации. Они смотрят на мир как на враждебное место. У агрессивных людей есть предубеждение в отношении враждебных ожиданий. Они ожидают, что другие будут реагировать на потенциальные конфликты агрессией.Более того, агрессивные люди имеют предубеждение враждебной атрибуции. Они предполагают, что у других враждебные намерения. Когда люди воспринимают неоднозначное поведение как проистекающее из враждебных намерений, они с гораздо большей вероятностью будут вести себя агрессивно, чем когда они воспринимают такое же поведение как проистекающее из других намерений. Наконец, агрессивные люди более склонны полагать, что «агрессия окупается». Оценивая последствия своего поведения, они чрезмерно сосредоточены на том, как получить желаемое, и не уделяют особого внимания поддержанию хороших отношений с другими.Вот почему агрессивные люди часто выбирают агрессивные решения межличностных проблем и игнорируют другие решения.

    Посредством агрессии и насилия

    Большинство людей очень обеспокоены уровнем агрессии в обществе. Скорее всего, это связано с тем, что агрессия напрямую нарушает основные потребности людей в безопасности. Соответственно, необходимо срочно найти способы снизить агрессию. У агрессии несколько причин. Неприятные события, предвзятая обработка социальной информации, агрессивные СМИ и снижение самоконтроля - вот лишь некоторые из факторов, которые могут усилить агрессию.Тот факт, что не существует единой причины агрессии, затрудняет разработку эффективных мер вмешательства. Лечение, которое работает для одного человека, может не работать для другого. Одна подгруппа чрезвычайно агрессивных и жестоких людей, психопатов, даже считается неизлечимой. Действительно, многие люди начали принимать тот факт, что агрессия и насилие стали неотъемлемой частью общества.

    При этом, безусловно, есть вещи, которые можно сделать, чтобы уменьшить агрессию и насилие.Хотя здесь не будут подробно обсуждаться стратегии вмешательства в агрессию, следует отметить два важных общих момента. Во-первых, успешные вмешательства направлены на как можно большее количество причин агрессии и пытаются бороться с ними коллективно. Чаще всего эти вмешательства направлены на снижение факторов, способствующих агрессии в непосредственной социальной среде (семья, друзья), общих условиях жизни (жилье и соседство, здоровье, финансовые ресурсы) и профессии (школа, работа, свободное время).Общие вмешательства включают обучение социальной компетентности, семейную терапию, обучение родителей управлению (у детей и подростков) или их сочетание. Вмешательства, узко направленные на устранение единственной причины агрессии, какими бы хорошо они ни проводились, обречены на провал.

    Агрессия часто бывает стабильной во времени, почти такой же стабильной, как и интеллект. Если маленькие дети проявляют чрезмерный уровень агрессии (часто в форме ударов, укусов или пинков), это подвергает их высокому риску стать агрессивными подростками и даже агрессивными взрослыми.Гораздо труднее изменить агрессивное поведение, когда оно является частью взрослой личности, чем когда оно все еще находится в стадии развития. Таким образом, в качестве второго общего правила подчеркивается, что проблемы агрессивного поведения лучше всего лечить на раннем этапе развития, когда они еще податливы. Чем больше профессионалов способно выявлять и лечить первые признаки агрессии, тем в большей безопасности будут наши сообщества.

    Артикулы:

    1. Андерсон, К. А., и Бушман, Б. Дж. (2002).Человеческая агрессия. Ежегодный обзор психологии, 53, 27-51.
    2. Бушман, Б. Дж., И Андерсон, К. А. (2001). Не пора ли отказаться от дихотомии враждебной и инструментальной агрессии? Психологический обзор, 108, 273-279.

    Какая психология стоит за насилием и агрессией? Новая лаборатория VCU стремится выяснить это

    Четверг, 17 августа 2017 г.

    Всю свою жизнь Дэвид Честер, доктор философии, задавался одним вопросом: почему люди стремятся причинить вред другим?

    «В детстве я видел эти новостные статьи и местные теленовости, показывающие убийства, нападения и тому подобное», - сказал Честер, доцент кафедры психологии Гуманитарно-научного колледжа.«Это всегда озадачивало меня, потому что мы проделали огромную работу по продвижению вперед как вид и построению этого великого общества, но мы все еще сохранили одну часть нашего доисторического прошлого - мы сохранили эту тенденцию к насилию и агрессии».

    Честер, ведущий ученый в области исследований агрессии, недавно пополнен на факультете VCU. Его лаборатория социальной психологии и нейробиологии этой осенью запускает серию исследований, направленных на углубление нашего понимания агрессивного поведения, изучение роли мозга и психологии человека в таких темах, как месть, домашнее насилие, психопаты и многое другое.

    «Цель нашей лаборатории - снизить уровень насилия в реальном мире. Это наша миссия. Вот для чего мы здесь », - сказал он. «Раскрывая эти психологические и неврологические процессы, лежащие в основе агрессии, мы можем серьезно понять, как это делать».

    Может ли насилие быть зависимостью?

    Недавнее исследование Честера, проведенное в сотрудничестве с Натаном ДеУоллом, доктором философии, профессором кафедры психологии Университета Кентукки, было сосредоточено на том, может ли насилие действительно вызывать привыкание.И, если это правда, можно ли лечить пристрастие к агрессии, подобно тому, как лечится алкоголизм или опиоидная зависимость?

    Обычно считается, что насилие часто вызывается отрицательными эмоциями, такими как гнев или страх. Например, человек мог стать агрессивным, потому что был зол на другого человека или боялся, что другой человек может причинить ему боль.

    «Наша лаборатория действительно показала, что это правда - отрицательные эмоции присутствуют», - сказал Честер.«Но на самом деле положительные эмоции также играют довольно большую роль в агрессивном поведении. Так что агрессия может быть приятной. И это удовольствие - и связанное с ним, то, что мы называем гедонистическим вознаграждением - действительно мощная мотивирующая сила ».

    Другими словами, сказал он, агрессивное поведение может быть усилено положительным чувством власти и доминирования.

    «Итак, агрессия - это не просто« Я злюсь и хочу кого-то ударить », - сказал Честер. «Это также о том, как приятно иногда отомстить тому, кто обидел вас или кого вы считаете обидчиком.”

    Это положительное ощущение, как обнаружил Честер, воздействует на те же нервные цепи, что и другие виды аддиктивного поведения, такие как кокаин, азартные игры и рискованное сексуальное поведение.

    «Он следует по траектории, где отрицательные и положительные эмоции сочетаются друг с другом», - сказал он. «Итак,« Я чувствую себя плохо, я не хочу чувствовать себя плохо, поэтому я ищу то, что заставляет меня чувствовать себя хорошо ». Что ж, мы всегда знали, что наркотики и рискованное поведение относятся к этой группе. Мы говорим, что агрессия тоже относится к этой группе.И что люди ищут его, когда им плохо. И что они используют это как инструмент, чтобы помочь себе регулировать свое настроение. И когда они это делают, это активирует эти цепочки зависимости в мозгу и усиливает это поведение ».

    В ближайшие месяцы лаборатория Честера планирует начать испытание препарата под названием налтрексон, чтобы проверить, можно ли рассматривать агрессию как зависимость.

    «В основном [налтрексон] блокирует удовольствие», - сказал он. «Это мешает вам чувствовать себя хорошо из-за вещей, которые обычно доставляют вам удовольствие.Обычно его используют для лечения алкогольной зависимости. Эти люди, когда хотят выпить, они выпивают и чувствуют себя хорошо. Если у вас есть имплантат налтрексона, который заменяют каждые шесть недель или около того, вы пьете, вы ждете, когда начнется шум, вы можете получить немного, но на самом деле вы не получите такой же удар, который вы использовали к. Потому что этот препарат блокирует обычные нейротрансмиттеры и нейрохимические вещества, усиливающие удовольствие, от выполнения их работы. Это стоит у них на пути ».

    Итак, если агрессия действует на те же схемы вознаграждения, сказал он, вполне возможно, что налтрексон также может обуздать пристрастие к насилию.

    «Мы с нетерпением ждем возможности действительно протестировать эту идею в следующем году и посмотреть, сможем ли мы использовать эту идею и выйти в реальный мир и, возможно, снизить агрессивное поведение», - сказал он.

    Понимание мозга психопата

    Эмили Ласко - одна из трех докторантов, работающих в лаборатории социальной психологии и нейробиологии. Ее исследования сосредоточены на неврологической связи между психопатией, эмпатией и агрессией.

    В частности, Ласко исследовал сканирование мозга людей с психопатическими чертами и обнаружил, что эти черты могут быть связаны с плотностью серого вещества в областях мозга, участвующих в обработке эмоций и контроле поведения.

    «Обретя более глубокое понимание биологических маркеров агрессии, сочувствия и« темных »черт личности, а также понимая, как такие черты могут проявляться как дезадаптивными, так и потенциально адаптивными, мы можем лучше подготовиться к раннему развитию. стратегии вмешательства и реабилитационные программы для агрессивного и антиобщественного поведения », - сказала она. «Эти знания также будут способствовать усилиям по выявлению и развитию потенциальных сильных сторон или адаптивных качеств« темных »личностей.”

    Считается, что психопаты лишены сочувствия, сказал Честер, но у них часто есть и другие черты, такие как харизма и способность получать то, что они хотят.

    «Есть понятие успешных психопатов, так что представьте себе генерального директора. Что ж, дело не только в том, что они ходят без сочувствия, и это позволяет им получать то, что они хотят. У них также есть способности манипулировать другими. Так что это должно соответствовать чему-то в мозгу, - сказал Честер.

    «Итак, мы видим, что у них есть повышенная плотность серого вещества - и серое вещество, где происходит обработка информации, вот где выполняется работа - в этих частях мозга, называемых боковой префронтальной корой, которая действительно участвует в самооценке. контроль, саморегулирование ».

    Данные

    Ласко показывают, что плотность серого вещества психопатов может дать им больший контроль над тем, как они регулируют себя, позволяя им легче адаптироваться к различным ситуациям и манипулировать другими.

    Агрессия и романтика

    Другая аспирантка, Александра Мартелли, изучает агрессию интимного партнера и в настоящее время проводит исследование, в котором она наблюдает за мозговой активностью пар, которые активно действуют агрессивно по отношению друг к другу.

    «Тесные отношения жизненно важны для нашего благополучия и общего счастья, и когда у нас есть неразрешенный конфликт с близкими людьми, он может иметь разрушительные внутриличностные последствия для нашего здоровья и благополучия», - сказал Мартелли.«Особенно в отношениях, где один или оба партнера страдают от различных психопатологий, таких как депрессия, тревога, зависимость или алкоголизм, - которые могут создать дополнительный стресс для отношений».

    Предыдущие исследования изучали последствия агрессии интимного партнера и ее влияние на мозг. Считается, что эксперимент Мартелли первым включает наблюдение за этой мозговой активностью в реальном времени по мере возникновения конфликта.

    «Мы действительно пытаемся изучить, какие нейронные механизмы, какие мозговые процессы способствуют и заставляют людей причинять вред своим романтическим партнерам», - сказал Честер.«Мы смотрим на то, что, учитывая, что агрессия интимного партнера - это своего рода уникальный привкус агрессии, это особый вид. Что мозг делает для этого, а не просто агрессивен? »

    Исследовательские интересы

    Мартелли включают тренинг осознанности и то, как это может помочь здоровым отношениям.

    «Мои основные интересы заключаются в лучшем понимании того, как тренировка осознанности может улучшить функционирование отношений в неблагополучных парах, а также в лучшем понимании нейронных механизмов, задействованных в посредничестве осознанности, и ее влиянии на регуляцию эмоций и результаты отношений», - сказала она.

    Докторант Сэм Уэст изучает изображения мозга в лаборатории социальной психологии и нейробиологии.

    Почему некоторые хладнокровно служат мести?

    Докторант Сэм Уэст рассматривает спровоцированную и неспровоцированную агрессию в межвременном контексте - это означает, что иногда люди хотят причинить кому-то боль немедленно, тогда как в других случаях они могут выбрать некоторое время, чтобы отомстить.

    «Мы ничего об этом не знаем, - сказал Честер.«Мы не понимаем мотивационных свойств, лежащих в основе того, почему некоторые люди иногда предпочитают проявлять агрессию прямо сейчас, в данный момент, в отличие от того, почему они иногда готовы ждать и отомстить позже».

    Уэст, который провел исследование социального неприятия, агрессивного поведения, отвращения и дегуманизации, разрабатывает новую исследовательскую парадигму для изучения агрессивного поведения как вознаграждения в контексте отложенного удовлетворения и социально-экономического статуса.

    Он адаптирует эксперимент, используемый в исследовании зависимости, в котором людям, которые, скажем, зависимы от кокаина, предлагают немедленную дозу кокаина или большее количество, если они ждут определенное время.

    «Люди, которые выбирают немедленный удар, это траектория, по которой вы действительно не хотите идти. Это люди, у которых худшие результаты », - сказал Честер. «Это идея вознаграждений - вы можете получить небольшую награду сейчас или большую награду позже. И поэтому мы делаем то же самое с агрессией ».

    Выводы

    West могут иметь значение для борьбы с насильственными преступлениями.

    «То, что мы видим из очень предварительной работы, - это то, что похоже, что она дает аналогичный образец ответа (например.g., большинство людей предпочитают немедленное вознаграждение) простому получению денег », - сказал Уэст. «Недавнее исследование, которое мы провели, показало, что, возможно, самоконтроль является самым сильным предиктором этого, поскольку более высокая способность делать паузу, прежде чем действовать, чтобы нанести больший ущерб в будущем».

    Понимание агрессии

    Чтобы уменьшить насилие, говорит Честер, мы должны сначала получить более глубокое понимание того, почему люди прибегают к насилию.

    «Используя метафору, есть много механиков, которые работают над автомобилем, но они не знают, как машина работает», - сказал он.«Тысячи людей ежедневно работают над уменьшением насилия, пытаясь сделать мир менее фиолетовым, но мы не знаем, как это работает, понимаете?»

    «Итак, в лаборатории мы изучаем машину», - сказал он. «Мы изучаем мозг и психологию человека, пытаясь понять, что мотивирует людей быть агрессивными. Таким образом, мы знаем, где искать, когда пытаемся решить проблему ».

    Биологические и эмоциональные причины агрессии - Принципы социальной психологии - 1-е международное издание

    Цели обучения

    1. Объясните, как агрессия может быть эволюционно адаптивной.
    2. Опишите, как разные части мозга влияют на агрессию.
    3. Обобщите влияние тестостерона и серотонина на агрессию.

    Когда мы видим вокруг себя столько насилия каждый день, мы можем сделать вывод, что у людей есть врожденная склонность или даже инстинкт к агрессии. Некоторые известные философы и психологи утверждали, что это действительно так. Например, философ Томас Гоббс (1588–1679) придерживался этой точки зрения, утверждая, что люди по своей природе злы и что только общество может сдерживать их агрессивные тенденции.С другой стороны, философ Жан-Жак Руссо (1712–1778) был более позитивным. Он считал, что люди от природы мягкие существа, которые агрессивны только потому, что нас так учат в нашем обществе. Влиятельный психолог Зигмунд Фрейд, переживший катастрофу Первой мировой войны, в которой были убиты миллионы его собратьев, утверждал, что, хотя у людей действительно есть «инстинкт жизни», у них также есть «инстинкт смерти» - импульс к уничтожение себя и других.

    Является ли агрессия эволюционно адаптивной?

    Вера в врожденные склонности человека к агрессии - что способность быть агрессивным по отношению к другим, по крайней мере при некоторых обстоятельствах, является частью нашего фундаментального человеческого устройства - согласуется с принципами эволюционной психологии. В конце концов, цель сохранения и совершенствования себя в некоторых случаях потребует, чтобы мы не позволяли другим причинять вред нам и тем, кто нам небезразличен. Мы можем нападать на других, потому что это позволяет нам получить доступ к ценным ресурсам, таким как еда и желанные спутники жизни, или защитить себя от прямого нападения со стороны других.И мы можем агрессировать, когда чувствуем, что нашему социальному статусу угрожает опасность. Следовательно, если агрессия помогает либо нашему индивидуальному выживанию, либо выживанию наших генов, то процесс естественного отбора вполне может заставить людей, как и любое другое животное, быть агрессивными. Люди должны уметь проявлять агрессию в определенных ситуациях, и природа дала нам эти навыки (Buss & Duntley, 2006). В правильной ситуации почти все из нас станут агрессорами.

    Однако то, что мы можем агрессировать , не означает, что мы будем.Он не обязательно эволюционно адаптируется к агрессии во всех ситуациях. Во-первых, агрессия может дорого обойтись, если другой человек агрессивен в ответ. Поэтому ни люди, ни животные не всегда агрессивны. Напротив, они используют агрессию только тогда, когда чувствуют, что им это абсолютно необходимо (Berkowitz, 1993a). У животных реакция «бей или беги» на угрозу иногда заставляет их атаковать, а иногда и спасаться бегством. У людей есть еще более широкий спектр потенциальных ответов на угрозу, только одна из которых - агрессия.Опять же, социальная ситуация критическая. Мы можем бурно реагировать в ситуациях, когда нам неудобно или страшно, или когда другой человек нас спровоцировал, но мы можем реагировать более спокойно в других обстоятельствах. И есть культурные различия, так что насилие более распространено в одних культурах, чем в других.

    Нет сомнений в том, что агрессия отчасти определяется генетически. Животных можно разводить так, чтобы они были агрессивными, скрещивая друг с другом наиболее агрессивное потомство (Lagerspetz & Lagerspetz, 1971).Дети, которые агрессивны в младенчестве, также агрессивны во взрослом возрасте (Coie & Dodge, 1998; Dubow, Huesmann, & Boxer, 2003; Raine, 1993), и однояйцевые близнецы более похожи, чем разнояйцевые близнецы, по своим агрессивным наклонностям и судимости. Исследования поведенческой генетики показали, что криминальное и агрессивное поведение коррелирует примерно на 0,70 для однояйцевых близнецов и только на 0,40 для разнояйцевых близнецов (Tellegen et al., 1988).

    Авсалом Каспи и его коллеги (2002) нашли доказательства того, что при определении агрессии происходит индивидуальное взаимодействие.Они сосредоточились на влиянии определенного генетического фактора, гена моноаминоксидазы (МАОА), расположенного на Х-хромосоме, который производит фермент, который влияет на выработку серотонина, нейротрансмиттера, который влияет на настроение, аппетит и сон и который подавляет агрессия. Подтверждая роль генетики в агрессии, они обнаружили, что люди, у которых был более низкий уровень активности этого гена, были более подвержены риску проявить разнообразие агрессивного поведения во взрослом возрасте. Однако они также обнаружили, что генетический фактор важен только для детей, с которыми также жестоко обращались.Эффект индивидуального взаимодействия показан на рисунке 9.4. Хотя требуется гораздо больше исследований, похоже, что на агрессивное поведение, как и на большинство других форм поведения, влияет взаимодействие между генетическими и средовыми вариациями.

    Рис. 9.4 Эффект индивидуального взаимодействия

    Каспи и его коллеги (2002) нашли доказательства индивидуального взаимодействия относительно роли генетики и родительского отношения в агрессии. Антисоциальное поведение и агрессия были сильнее у детей, подвергшихся жестокому обращению, но этот эффект был еще сильнее у детей с вариациями гена, которые снижали выработку серотонина.

    Принципы эволюции предполагают, что у нас меньше шансов причинить вред тем, кто генетически связан с нами, чем тем, кто отличается от нас. И исследования подтвердили этот вывод - например, биологические родители гораздо реже подвергают жестокому обращению или убивают своих собственных детей, чем приемные родители могут причинить вред своим приемным детям (Daly & Wilson, 1998, 1999). Фактически, эти исследователи обнаружили, что у детей дошкольного возраста, живущих с отчимом или приемным родителем, вероятность быть убитым своим родителем во много раз выше, чем у детей, живущих с обоими биологическими родителями.

    Роль биологии в агрессии

    Агрессия в значительной степени контролируется областью в более старой части мозга, известной как миндалевидное тело (рис. 9.5, «Ключевые структуры мозга, участвующие в регулировании и подавлении агрессии»). Миндалевидное тело - это область мозга, отвечающая за регулирование нашего восприятия и реакции на агрессию и страх. Миндалевидное тело имеет связи с другими системами организма, связанными со страхом, включая симпатическую нервную систему, лицевые реакции, обработку запахов и высвобождение нейротрансмиттеров, связанных со стрессом и агрессией.

    Миндалевидное тело не только помогает нам переживать страх, но и помогает нам извлекать уроки из ситуаций, вызывающих страх. Миндалевидное тело активируется в ответ на положительные результаты, но также и на отрицательные, и особенно на раздражители, которые мы рассматриваем как угрожающие и вызывающие страх. Когда мы переживаем опасные события, миндалевидное тело стимулирует мозг запоминать детали ситуации, чтобы мы учились избегать ее в будущем. Миндалевидное тело активируется, когда мы смотрим на выражения лиц других людей, испытывающих страх, или когда мы сталкиваемся с представителями чужих расовых групп (Morris, Frith, Perrett, & Rowland, 1996; Phelps et al., 2000).

    Хотя миндалевидное тело помогает нам воспринимать опасность и реагировать на нее, и это может привести к агрессии, другие части мозга служат для контроля и подавления наших агрессивных тенденций. Одним из механизмов, который помогает нам контролировать наши негативные эмоции и агрессию, является нейронная связь между миндалевидным телом и областями префронтальной коры (Гибсон, 2002).

    Префронтальная кора головного мозга, по сути, является центром контроля агрессии: когда она более активна, мы в большей степени способны контролировать наши агрессивные импульсы.Исследования показали, что кора головного мозга менее активна у убийц и заключенных, приговоренных к смертной казни, что позволяет предположить, что насильственные преступления могут быть, по крайней мере частично, вызваны неспособностью или сниженной способностью регулировать эмоции (Davidson, Jackson, & Kalin, 2000; Davidson, Putnam , & Ларсон, 2000).

    Рисунок 9.5 Ключевые структуры мозга, участвующие в регуляции и подавлении агрессии

    Области мозга, которые влияют на агрессию, включают миндалевидное тело (область 1) и префронтальную кору (область 2). Индивидуальные различия в одной или нескольких из этих областей или во взаимосвязях между ними могут увеличивать склонность к импульсивной агрессии.

    Гормоны влияют на агрессию: тестостерон и серотонин

    Гормоны также важны для создания агрессии. Наиболее важным в этом отношении является мужской половой гормон тестостерон , который связан с повышенной агрессией как у животных, так и у людей. Исследования, проведенные на различных животных, обнаружили сильную корреляцию между уровнем тестостерона и агрессией. Эта связь между людьми кажется слабее, чем среди животных, но все же остается значительной (Dabbs, Hargrove, & Heusel, 1996).

    В одном исследовании, показывающем взаимосвязь между тестостероном и поведением, Джеймс Даббс и его коллеги (Dabbs, Hargrove, & Heusel, 1996) измерили уровень тестостерона у 240 мужчин, которые были членами 12 братств двух университетов. Они также получили описания братств от университетских чиновников, офицеров братств, фотографии из ежегодников и отделений, а также полевые заметки исследователей. Исследователи сопоставили уровни тестостерона и описания каждого из братств.Они обнаружили, что братства, у которых был самый высокий средний уровень тестостерона, также были более дикими и непослушными, а в одном случае были известны всему университетскому городку своим грубым поведением. С другой стороны, братства с самым низким средним уровнем тестостерона были более воспитанными, дружелюбными, академически успешными и социально ответственными. Другое исследование показало, что несовершеннолетние правонарушители и заключенные с высоким уровнем тестостерона также вели себя более агрессивно (Banks & Dabbs, 1996).Тестостерон влияет на агрессию, влияя на развитие различных областей мозга, контролирующих агрессивное поведение. Гормон также влияет на физическое развитие, такое как мышечная сила, масса тела и рост, которые влияют на нашу способность успешно проявлять агрессию.

    Хотя уровень тестостерона у мужчин намного выше, чем у женщин, связь между тестостероном и агрессией не ограничивается только мужчинами. Исследования также показали положительную взаимосвязь между тестостероном и агрессией и соответствующим поведением (например, конкурентоспособностью) у женщин (Cashdan, 2003).Хотя у женщин в целом уровень тестостерона ниже, они больше подвержены меньшим изменениям этих уровней, чем мужчины.

    Следует иметь в виду, что наблюдаемые взаимосвязи между уровнем тестостерона и агрессивным поведением, которые были обнаружены в этих исследованиях, не могут доказать, что тестостерон вызывает агрессию - отношения только корреляционные. Фактически, влияние агрессии на тестостерон, вероятно, сильнее, чем влияние тестостерона на агрессию.Участие в агрессии вызывает временное повышение уровня тестостерона. Люди, которые чувствуют, что их оскорбили, проявляют как большую агрессию, так и больше тестостерона (Cohen, Nisbett, Bosdle, & Schwarz, 1996), и опыт стресса также связан с более высоким уровнем тестостерона, а также с агрессией. Даже игра в агрессивную игру, такую ​​как теннис или шахматы, увеличивает уровень тестостерона у победителей и снижает уровень тестостерона у проигравших (Gladue, Boechler, & McCaul, 1989; Mazur, Booth, & Dabbs, 1992).Возможно, именно поэтому фанаты профессиональной хоккейной команды Montreal Canadiens взбунтовались после того, как их команда выиграла важный матч против Pittsburgh Penguins в 2010 году.

    Тестостерон - не единственный биологический фактор, связанный с агрессией человека. Недавние исследования показали, что серотонин также важен, поскольку серотонин имеет тенденцию подавлять агрессию. Было обнаружено, что низкий уровень серотонина предсказывает агрессию в будущем (Kruesi, Hibbs, Zahn, & Keysor, 1992; Virkkunen, de Jong, Bartko, & Linnoila, 1989).У жестоких преступников уровень серотонина ниже, чем у ненасильственных преступников, а у преступников, осужденных за импульсивные насильственные преступления, уровень серотонина ниже, чем у преступников, осужденных за умышленные преступления (Virkkunen, Nuutila, Goodwin, & Linnoila, 1987).

    В одном эксперименте по оценке влияния серотонина на агрессию Берман, Макклоски, Фаннинг, Шумахер и Коккаро (2009) сначала выбрали две группы участников, одна из которых указала, что они часто проявляли агрессию (всплески гнева, физические драки и т. Д.). словесная агрессия, нападения и агрессия по отношению к объектам) в прошлом, а вторая группа сообщила, что не проявляла агрессивного поведения.

    Затем в лабораторных условиях участники из обеих групп были случайным образом распределены для приема либо препарата, повышающего уровень серотонина, либо плацебо. Затем участники выполнили соревновательное задание с тем, что, по их мнению, было другим человеком в другой комнате. (Ответы оппонента фактически контролировались компьютером.) Во время задания человек, выигравший каждое испытание, мог наказать проигравшего испытанием, применив электрический ток к пальцу. По ходу игры «соперник» продолжал наносить участникам все более сильные удары.

    Как вы можете видеть на рисунке 9.6, участники, которые в прошлом проявляли агрессию, были значительно более склонны принимать ответные меры, нанося сильные удары током своему противнику, чем менее агрессивные участники. Однако агрессивные участники, которым давали серотонин, показали значительно сниженный уровень агрессии во время игры. Повышенный уровень серотонина, по-видимому, помогает людям и животным подавлять импульсивные реакции на неприятные события (Soubrié, 1986).

    Рисунок 9.6

    Участники, которые сообщили, что они проявляли много агрессивного поведения (правая панель), показали более агрессивные ответы в соревновательной игре, чем те, кто сообщил, что они менее агрессивны (левая панель). Уровни агрессии для более агрессивных участников увеличились в ходе эксперимента у тех, кто не принимал дозу серотонина, но агрессия не увеличилась значительно у тех, кто принимал серотонин. Данные взяты из Berman et al. (2009).

    Алкоголь усиливает агрессию

    Возможно, неудивительно, что исследования показали, что употребление алкоголя увеличивает агрессию.Фактически, чрезмерное употребление алкоголя является причиной большинства насильственных преступлений, включая изнасилования и убийства (Abbey, Ross, McDuffie, & McAuslan, 1996). Доказательства очень ясны, как из корреляционных исследований, так и из экспериментов, в которых участники случайным образом распределяются между употреблением или не потреблением алкоголя, что алкоголь увеличивает вероятность того, что люди будут агрессивно реагировать на провокации (Bushman, 1997; Graham, Osgood, Wells , & Stockwell, 2006; Ito, Miller, & Pollock, 1996).Даже люди, которые обычно не агрессивны, могут реагировать агрессией в состоянии опьянения (Bushman & Cooper, 1990).

    Алкоголь увеличивает агрессию по нескольким причинам. Во-первых, алкоголь нарушает управляющие функции, то есть когнитивные способности, которые помогают нам планировать, организовывать, рассуждать, достигать целей, контролировать эмоции и подавлять поведенческие тенденции (Séguin & Zelazo, 2005). Исполнительное функционирование происходит в префронтальной коре, которая является областью, которая позволяет нам контролировать агрессию.Следовательно, алкоголь снижает способность человека, употребляющего его, подавлять свою агрессию (Steele & Southwick, 1985). Острое употребление алкоголя с большей вероятностью будет способствовать агрессии у людей с низкими, а не высокими исполнительными способностями.

    Во-вторых, когда люди находятся в состоянии алкогольного опьянения, они становятся более сосредоточенными на себе и менее осведомленными о социальной ситуации, состояние, известное как алкогольная миопия . В результате они с меньшей вероятностью замечают социальные ограничения, которые обычно мешают им действовать агрессивно, и с меньшей вероятностью будут использовать эти социальные ограничения в качестве руководства.Обычно мы можем замечать присутствие полицейского или других людей вокруг нас, которые напоминают нам, что агрессивность неуместна, но когда мы пьяны, мы с меньшей вероятностью осознаем это. Сужение внимания, которое происходит в состоянии опьянения, также мешает нам осознавать негативные последствия нашей агрессии. Когда мы трезвы, мы понимаем, что агрессивность может вызвать возмездие, а также вызвать множество других проблем, но мы с меньшей вероятностью осознаем эти потенциальные последствия, когда пьем (Bushman & Cooper, 1990).

    Алкоголь также влияет на агрессию через ожидания. Если мы ожидаем, что алкоголь сделает нас более агрессивными, тогда мы, как правило, становимся более агрессивными, когда пьем. Вид бутылки с алкоголем или рекламы алкоголя усиливает агрессивные мысли и враждебное отношение к другим людям (Bartholow & Heinz, 2006), а вера в то, что мы употребляли алкоголь, увеличивает агрессию (Bègue et al., 2009).

    Отрицательные эмоции вызывают агрессию

    Если бы вы попытались вспомнить случаи, когда вы были агрессивны, вы, вероятно, сообщили бы, что многие из них случались, когда вы были злы, в плохом настроении, уставали, испытывали боль, были больны или разочарованы.И вы были бы правы - мы гораздо больше склонны к агрессии, когда испытываем негативные эмоции. Когда мы плохо себя чувствуем, когда мы получаем плохую оценку на экзамене или когда наша машина не заводится - короче говоря, когда мы в целом злимся и расстроены, - у нас, вероятно, будет много неприятных мыслей и чувств, и эти могут привести к агрессивному поведению. Агрессия в значительной степени вызвана негативными эмоциями, которые мы испытываем в результате неприятных событий, которые происходят с нами, и нашими негативными мыслями, которые их сопровождают (Berkowitz & Heimer, 1989).

    Один из видов негативного аффекта, который увеличивает возбуждение, когда мы его переживаем, - это фрустрация (Berkowitz, 1989; Dollard, Doob, Miller, Mowrer, & Sears, 1939). Разочарование происходит , когда мы чувствуем, что не достигаем важных целей, которые мы перед собой поставили . Мы расстраиваемся, когда наш компьютер выходит из строя, когда мы пишем важную статью, когда мы чувствуем, что наши социальные отношения не ладятся или когда наша школьная работа идет плохо.То, насколько мы разочарованы, также во многом определяется социальным сравнением. Если мы можем провести нисходящие сравнения с важными другими людьми, в которых мы видим себя такими же или лучшими, чем они, то мы с меньшей вероятностью будем разочарованы. Но когда мы вынуждены сравнивать себя снизу вверх с другими, мы можем испытывать разочарование. Когда мы получаем более низкую оценку, чем наши одноклассники, или когда нам платят меньше, чем нашим коллегам, это может нас расстраивать.

    Хотя разочарование является важной причиной негативного аффекта, который может привести к агрессии, существуют и другие источники.Фактически, все, что вызывает дискомфорт или отрицательные эмоции, может усилить агрессию. Возьмем, к примеру, боль. Берковиц (1993b) сообщил об исследовании, в котором участников заставляли чувствовать боль, помещая руки в ведро с ледяной водой, и было обнаружено, что этот источник боли также усиливал последующую агрессию. В качестве другого примера известно, что работа при очень высоких температурах увеличивает агрессию - когда нам жарко, мы более агрессивны. Гриффит и Вейч (1971) попросили студентов заполнить анкеты либо в комнатах с нормальной температурой, либо в комнатах с температурой выше 32 градусов по Цельсию (90 градусов по Фаренгейту).Студенты в последнем состоянии выразили значительно большую враждебность.

    Более высокие температуры связаны с более высоким уровнем агрессии (рис. 9.7) и насилия (Anderson, Anderson, Dorr, DeNeve, & Flanagan, 2000). В более жарких регионах, как правило, выше уровень насильственных преступлений, чем в более прохладных регионах, а количество насильственных преступлений выше в жаркие дни, чем в более прохладные дни, и в более жаркие годы, чем в более прохладные годы (Bushman, Wang, & Anderson, 2005). Даже количество бейсбольных игроков, пораженных полем, выше, когда температура на игре выше (Reifman, Larrick, & Fein, 1991).Исследователи, изучающие взаимосвязь между жарой и агрессией, предположили, что глобальное потепление может привести к еще большему насилию (Anderson & Delisi, 2011).

    Рисунок 9.7. Тепло создает негативные переживания, которые усиливают агрессию. Было предсказано, что глобальное потепление повысит общий уровень человеческой агрессии. Источник: Тепловая волна освежает его водой с мгновенной выгодой (http://en.wikipedia.org/wiki/File:Heat_wave_refresh_it_with_water.jpg
    ), используемой в соответствии с CC BY SA 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/deed.en
    )

    В фокусе исследований

    Влияние провокации и страха смерти на агрессию

    McGregor et al. (1998) продемонстрировали, что люди, которых спровоцировали другие, могут быть особенно агрессивными, если они также испытывают негативные эмоции по поводу страха собственной смерти. Участники исследования были отобраны на основе предшествующих отчетов, которые придерживались политически либеральных или политически консервативных взглядов.По прибытии в лабораторию их попросили написать короткий абзац, описывающий их мнение о национальной политике. Кроме того, половину участников (условие значимости смертности ) попросили «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о собственной смерти» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет. для вас, когда вы физически умираете, и когда вы физически мертвы ». Участники контрольного условия экзамена также думали о негативном событии, но не о том, что связано со страхом смерти.Им было сказано: «Пожалуйста, кратко опишите эмоции, которые вызывает у вас мысль о следующем важном экзамене» и «Запишите как можно конкретнее, что, по вашему мнению, произойдет с вами, когда вы будете физически сдавать следующий экзамен, и как только вы физически сдадите следующий экзамен ».

    Затем участники прочитали эссе, которое предположительно было написано другим участником исследования. (Другой человек не существовал, но участники не знали об этом до конца эксперимента.) Эссе, которое читали участники, было подготовлено экспериментаторами для осуждения политически либеральных взглядов или политически консервативных взглядов. Таким образом, половина участников была спровоцирована другим человеком, прочитав утверждение, которое сильно противоречило их собственным политическим убеждениям, тогда как другая половина прочитала эссе, которое поддерживало их убеждения (либеральные или консервативные).

    На этом этапе участники перешли к тому, что, по их мнению, было совершенно отдельным исследованием, в котором они должны были дегустировать и создавать свои впечатления о некоторых продуктах питания.Кроме того, им сказали, что участникам исследования необходимо передать образцы пищи друг другу. Затем участники узнали, что еда, которую они собирались попробовать, была острым острым соусом, и что они собирались давать соус тому же человеку, чье эссе они только что прочитали! Кроме того, участники прочитали некоторую информацию о другом человеке, которая указала на то, что этот человек очень не любит острую пищу. Участникам дали попробовать острый соус (который был очень острым), а затем попросили перелить его некоторое количество в чашку, чтобы другой человек мог попробовать.Кроме того, им сказали, что другой человек должен съесть весь соус.

    Как вы можете видеть на Рисунке 9.8, «Смертность и агрессивность», это исследование дает еще один пример того, как негативные чувства могут привести нас к агрессии после того, как нас спровоцировали. Эссе с угрозами мало повлияло на участников экзаменационного контроля. С другой стороны, участники, которые оба были спровоцированы другим человеком и которым также напомнили об их собственной смерти, проявляли значительно большую агрессию, чем участники в трех других условиях.

    Рисунок 9.8 Смертность и агрессивность

    Угроза мировоззрению повысила агрессию, но только для участников, которые думали о собственной смерти. Данные взяты из McGregor et al. (1998).

    Подобно тому, как отрицательные чувства могут усиливать агрессию, положительные эмоции могут ее уменьшить. В одном исследовании (Baron & Ball, 1974) участников сначала спровоцировал экспериментальный сообщник. Затем участникам в случайном порядке показывали забавные мультфильмы или нейтральные картинки.Когда участникам была предоставлена ​​возможность отомстить, устроив шок в рамках эксперимента по обучению, те, кто видел позитивные карикатуры, испытали меньше шока, чем те, кто видел нейтральные картинки.

    Кажется, что хорошее самочувствие или хорошее отношение к другим несовместимо с гневом и агрессией. Вы можете видеть, что это, по сути, оборотная сторона результатов, которые мы обсуждали в главе 8 «Помощь и альтруизм» относительно альтруизма: так же, как плохое самочувствие ведет нас к агрессии, хорошее самочувствие заставляет нас с большей вероятностью помочь и реже причинять боль другим.Это, конечно, имеет смысл, поскольку эмоции являются сигналами об уровне угрозы вокруг нас. Когда нам хорошо, мы чувствуем себя в безопасности и не думаем, что нам нужно агрессию.

    Конечно, отрицательные эмоции не всегда приводят к агрессии по отношению к источнику нашего разочарования. Если мы получим плохую оценку от нашего учителя или билет от полицейского, маловероятно, что мы будем напрямую агрессировать против него или нее. Скорее, мы можем смещать нашу агрессию на других, особенно на других, которые кажутся похожими на источник нашего разочарования (Miller, Pedersen, Earleywine, & Pollock, 2003). Вытесненная агрессия происходит , когда отрицательные эмоции, вызванные одним человеком, вызывают агрессию по отношению к другому человеку . Недавний метаанализ обнаружил четкие доказательства того, что люди, которых спровоцировали, но не могут отомстить спровоцировавшему их, более агрессивны по отношению к невиновным другим людям, и особенно к людям, внешне похожим на истинных источников провокации по сравнению с теми, кого раньше не провоцировали (Marcus-Newhall, Pedersen, Carlson, & Miller, 2000).

    Понятно, что отрицательный аффект увеличивает агрессию. И вы помните, что эмоции, которые сопровождаются сильным возбуждением, более интенсивны, чем эмоции с низким уровнем возбуждения. Таким образом, можно ожидать, что агрессия более вероятна, когда мы более возбуждены, и это действительно так. Например, в своем важном исследовании возбуждения Дольф Зиллманн обнаружил, что многие типы стимулов, вызывающие возбуждение, в том числе езда на велосипеде, прослушивание эротической истории и громкие звуки, имеют тенденцию увеличивать как возбуждение, так и агрессию (Zillman , Hoyt, & Day, 1974; Zillman, Katcher, & Milavsky, 1972).Возбуждение, вероятно, влияет на агрессию отчасти из-за неправильного приписывания эмоций. Если мы испытываем возбуждение, которое на самом деле было вызвано громким шумом или какой-либо другой причиной, мы можем ошибочно принять это возбуждение за гнев по отношению к кому-то, кто недавно разочаровал или спровоцировал нас.

    Можем ли мы уменьшить негативные эмоции путем агрессивного поведения?

    Мы увидели, что, когда мы испытываем сильные отрицательные эмоции, сопровождаемые возбуждением, например, когда мы расстроены, злимся, испытываем дискомфорт или тревожимся по поводу собственной смерти, мы с большей вероятностью проявим агрессию.Однако, если мы осознаем, что испытываем эти негативные эмоции, мы можем попытаться найти решение, чтобы не наброситься на других. Возможно, мы могли бы подумать, что если мы сможем высвободить наши негативные эмоции относительно безвредным способом, то вероятность того, что мы будем агрессивны, может уменьшиться. Возможно, вы пробовали этот метод. Пытались ли вы когда-нибудь кричать по-настоящему громко, ударить по подушке или пнуть что-нибудь, когда вы злитесь, в надежде, что это ослабит ваши агрессивные наклонности?

    Идея о том, что менее вредные агрессивные действия снизят склонность к агрессии в дальнейшем более опасным образом , известная как катарсис , является давней.Греческий философ Аристотель упомянул о нем как о способе уменьшения насилия и был важной частью теорий Зигмунда Фрейда. Многие также верят в катарсис. Рассел, Армс и Бибби (1995) сообщили, что более двух третей опрошенных ими людей верили в катарсис, соглашаясь с утверждениями о том, что участие в агрессивных видах спорта и других агрессивных действиях и наблюдение за ними является хорошим способом избавиться от них. агрессивные позывы. Люди, которые верят в ценность катарсиса, используют его, потому что думают, что это поможет им почувствовать себя лучше (Bushman, Baumeister, & Phillips, 2001).Вера в катарсис побуждает людей прибегать к таким популярным методам, как вентиляция и расслабляющая терапия, или даже играть в жестокие видеоигры (Whitaker, Melzer, Steffgen & Bushman, 2013), хотя многочисленные исследования показали, что эти подходы неэффективны.

    Это правда, что уменьшение негативного аффекта и возбуждения может снизить вероятность агрессии. Например, если мы можем отвлечься от наших негативных эмоций или разочарования, делая что-то еще, а не размышляя об этом, мы можем чувствовать себя лучше и с меньшей вероятностью будем агрессивны.Однако, насколько удалось определить социальным психологам, попытки избавиться от негативных эмоций путем участия или наблюдения за агрессивным поведением (то есть идея катарсиса) просто не работают.

    В одном соответствующем исследовании Бушман, Баумейстер и Стэк (1999) сначала попросили своих участников написать статью о своем мнении по социальной теме, такой как аборты. Затем они убедили их, что другой участник прочитал статью и дал очень отрицательный отзыв о ней.Другой человек сказал такие вещи, как: «Это одно из худших эссе, которое я читал!» Затем участники прочитали сообщение о том, что катарсис действительно сработал. (В нем утверждалось, что агрессивные действия - это хороший способ расслабиться и уменьшить гнев.) На этом этапе половине участников было разрешено катарсическое поведение - им дали боксерские перчатки, некоторые инструкции по боксу, а затем получили шанс ударить боксерскую грушу за две минуты.

    Затем все участники получили возможность вступить в агрессию с тем же человеком, который разозлил их ранее.Участник и партнер играли в игру, в которой проигравший в каждом испытании слышал шум. В начале каждого испытания каждому участнику разрешалось установить интенсивность шума, который другой человек получит, если он или она проиграет испытание, а также продолжительность страданий проигравшего, поскольку продолжительность шума зависела от как долго победитель нажимал кнопку.

    Вопреки гипотезе катарсиса, ученики, которые ударили боксерской грушей, не расслабились и не уменьшили свою агрессию, поскольку прочитанное ими сообщение предполагало, что произойдет.Скорее, эти ученики на самом деле устанавливали более высокий уровень шума и производили более длительные шумы, чем участники, у которых не было возможности ударить боксерскую грушу. Кажется, что если мы ударяем боксерской грушей, ударяем по подушке или кричим настолько громко, насколько можем, с идеей избавиться от разочарования, происходит обратное - вместо того, чтобы уменьшать агрессию, такое поведение фактически усиливает ее (Bushman et al. , 1999). Участие в агрессии просто делает нас более , не менее агрессивными.

    Одно из предсказаний, которое может быть получено из идеи катарсиса, состоит в том, что страны, которые в настоящее время ведут войны, будут демонстрировать меньшую внутреннюю агрессию, чем те, которые этого не делают.В конце концов, граждане этих стран читают о войне в газетах и ​​регулярно видят ее кадры по телевидению - разве это не уменьшит их потребности и желания к агрессии? Опять же, ответ отрицательный. Агрессия не уменьшается, а увеличивается на , когда страна, в которой человек живет, в настоящее время или недавно ведет войну, возможно, отчасти потому, что война укрепляет групповые союзы (Bauer, Cassar, Chytilová & Heinrich, 2014). В ходе архивного исследования Арчер и Гартнер (1976) обнаружили, что в странах, которые участвовали в войнах, наблюдался значительный послевоенный рост количества убийств.Это увеличение было значительным по величине, имело место как после крупных войн, так и после войн меньшего масштаба, с несколькими типами показателей уровня убийств, в странах-победителях, а также в побежденных странах, в странах как с улучшенной, так и с ухудшившейся послевоенной экономикой, среди правонарушителей как мужчин, так и женщин, и среди правонарушителей нескольких возрастных групп. Повышение уровня убийств происходило с особой последовательностью среди стран с большим количеством боевых смертей.

    Повышение агрессии, возникающее в результате агрессивного поведения, не является неожиданным - и происходит по разным причинам.Во-первых, поведение, связанное с насилием, например удары кулаком по подушке, увеличивает наше возбуждение. Кроме того, если нам нравится заниматься агрессивным поведением, мы можем быть вознаграждены, повышая вероятность повторения этого поведения. А агрессия напоминает нам о возможности проявить агрессию в ответ на наши разочарования. Короче говоря, полагаться на катарсис, проявляя агрессию или наблюдая за ней, является опасным поведением - это скорее усилит огонь агрессии, чем потушит его. Лучше просто дать разочарованию развеяться со временем или, возможно, заняться другими ненасильственными, но отвлекающими действиями.

    Основные выводы

    • Способность к агрессии - часть эволюционной адаптации человека. Но агрессия - не единственный и не всегда лучший подход к разрешению конфликта.
    • Миндалевидное тело играет важную роль в отслеживании пугающих ситуаций и создании агрессивных реакций на них. Префронтальная кора служит регулятором наших агрессивных импульсов.
    • Мужской половой гормон тестостерон тесно связан с агрессией как у мужчин, так и у женщин.Нейромедиатор серотонин помогает нам подавлять агрессию.
    • Отрицательные эмоции, включая страх, гнев, боль и разочарование, особенно когда они сопровождаются сильным возбуждением, могут вызвать агрессию.
    • Вопреки идее катарсиса, социально-психологические исследования показали, что участие в агрессии не снижает дальнейшую агрессию.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Вспомните время, когда вы испытали разочарование. Вы отреагировали агрессией? Если да, то какой это был тип агрессии?
    2. Рассмотрим случай, когда вы или кто-то из ваших знакомых совершили агрессивный акт с целью уменьшить дальнейшую агрессию (катарсис).Попытка удалась?

    Список литературы

    Эбби, А., Росс, Л. Т., Макдаффи, Д., и МакАуслан, П. (1996). Факторы риска сексуального насилия среди женщин-студенток, связанного с алкоголем и свиданиями. Psychology of Women Quarterly, 20 (1), 147–169.

    Андерсон, К. А., и Делиси, М. (2011). Последствия глобального изменения климата для насилия в развитых и развивающихся странах. В J. Forgas, A. Kruglanski, & K. Williams (Eds.), Социальный конфликт и агрессия .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Андерсон, К. А., Андерсон, К. Б., Дорр, Н., ДеНев, К. М., и Фланаган, М. (2000). Температура и агрессия. В М. П. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (том 32, стр. 63–133). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Арчер Д. и Гартнер Р. (1976). Насильственные действия и жестокие времена: сравнительный подход к послевоенным уровням убийств. Американский социологический обзор, 41 (6), 937–963.

    Бэнкс, Т., И Даббс, Дж. М., младший (1996). Тестостерон и кортизол в слюне в преступной городской субкультуре. Журнал социальной психологии, 136 (1), 49–56.

    Барон Р. А. и Болл Р. Л. (1974). Подавляющее агрессию влияние не враждебного юмора. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (1), 23–33.

    Бартолоу Б. Д. и Хайнц А. (2006). Алкоголь и агрессия без потребления: алкогольные сигналы, агрессивные мысли и враждебное восприятие. Психологическая наука, 17 (1), 30–37.

    Бауэр, М., Кассар, А., Хитилова, Дж., И Генрих, Дж. (2014). Устойчивое влияние войны на развитие эгалитарных мотивов и внутригрупповых предубеждений. Психологическая наука, 25 (1), 47-57.

    Бег, Л., Субра, Б., Арверс, П., Мюллер, Д., Брико, В., и Зорман, М. (2009). Сообщение в бутылке: Экстрафармакологические эффекты алкоголя на агрессию. Журнал экспериментальной социальной психологии, 45 (1), 137–142.

    Берковиц, Л. (1989). Гипотеза фрустрации-агрессии: исследование и переформулировка. Психологический бюллетень, 106 (1), 59–73.

    Берковиц, Л. (1993a). Агрессия: ее причины, последствия и контроль . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Берковиц, Л. (1993b). Боль и агрессия: некоторые выводы и выводы. Мотивация и эмоции, 17 (3), 277–293.

    Берковиц, Л., и Хеймер, К. (1989). О построении переживания гнева: события, вызывающие отвращение, и негативное воздействие на формирование чувств.В Л. Берковиц (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (Том 22, стр. 1–37). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Берман, М. Э., Макклоски, М. С., Фаннинг, Дж. Р., Шумахер, Дж. А., и Коккаро, Э. Ф. (2009). Увеличение серотонина снижает реакцию на нападение у агрессивных людей. Психологическая наука, 20 (6), 714–720.

    Бушман, Б. Дж. (Ред.). (1997). Влияние алкоголя на агрессию человека: обоснованность предлагаемых объяснений .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press.

    Бушман, Б. Дж., И Купер, Х. М. (1990). Влияние алкоголя на агрессию человека: обзор интегративного исследования. Психологический бюллетень, 107 (3), 341–354.

    Бушман Б. Дж., Баумейстер Р. Ф. и Филлипс К. М. (2001). Люди агрессивны, чтобы улучшить свое настроение? Катарсисные убеждения, влияют на возможность регулирования и агрессивное реагирование. Журнал личности и социальной психологии, 81 (1), 17–32.

    Бушман, Б.Дж., Баумейстер Р. Ф. и Стек А. Д. (1999). Катарсис, агрессия и убедительное влияние: самореализующиеся или обреченные на провал пророчества? Журнал личности и социальной психологии, 76 (3), 367–376.

    Бушман, Б. Дж., Ван, М. К., и Андерсон, К. А. (2005). Кривая зависимости температуры от агрессии является линейной или криволинейной? Повторное рассмотрение нападений и температуры в Миннеаполисе. Журнал личности и социальной психологии, 89 (1), 62–66.

    Бусс, Д.М., и Дантли, Дж. Д. (ред.). (2006). Эволюция агрессии . Мэдисон, Коннектикут: Психосоциальная пресса.

    Кашдан, Э. (2003). Гормоны и соревновательная агрессия у женщин. Агрессивное поведение, 29 (2), 107–115.

    Каспи, А., Макклей, Дж., Моффит, Т., Милл, Дж., Мартин, Дж., Крейг, И. В. Каспи, А., Макклей, Дж., Моффит, Т., Милл, Дж., Мартин , J., Craig, IW, et al. # 8230; Poulton, R. (2002). Роль генотипа в цикле насилия в отношении детей, подвергшихся жестокому обращению. Science, 297 (5582), 851–854.

    Коэн Д., Нисбетт Р. Э., Босдл Б. и Шварц Н. (1996). Оскорбление, агрессия и южная культура чести: «Экспериментальная этнография». Журнал личности и социальной психологии, 70 , 945–960.

    Кой, Дж. Д., и Додж, К. А. (1998). Агрессивность и антиобщественное поведение. В N. Eisenberg & W. Damon (Eds.), Справочник по детской психологии (5-е изд., Том 3, стр. 779–862). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

    Даббс, Дж. М., младший, Харгроув, М. Ф., & Хойзель, К. (1996). Различия в тестостероне между студенческими братствами: хорошее поведение или шумное поведение. Личность и индивидуальные различия, 20 (2), 157–161.

    Дейли М. и Уилсон М. (ред.). (1998). Эволюционная социальная психология насилия в семье . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

    Дейли М. и Уилсон М. (ред.). (1999). Эволюционно-психологический взгляд на убийства .Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Дэвидсон, Р. Дж., Джексон, Д. К., и Калин, Н. Х. (2000). Эмоции, пластичность, контекст и регулирование: перспективы аффективной нейробиологии. Психологический бюллетень, 126 (6), 890–909.

    Дэвидсон, Р. Дж., Патнэм, К. М., и Ларсон, К. Л. (2000). Дисфункция нейронной схемы регуляции эмоций - возможная прелюдия к насилию. Science, 289 (5479), 591–594.

    доллара, Дж., Миллер, Н., и Дуб, Л.(1939). Разочарование и агрессия . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Дубов Э. Ф., Хюсманн Л. Р. и Боксер П. (2003). Теоретические и методологические соображения в межпоколенческих исследованиях воспитания и агрессивного поведения детей. Журнал аномальной детской психологии, 31 (2), 185–192.

    Гибсон, К. Р. (2002). Эволюция человеческого интеллекта: роль размера мозга и умственного строительства. Brain Behavior and Evolution, 59 , 10–20.

    Глэду, Б. А., Бёхлер, М., и МакКол, К. Д. (1989). Гормональный ответ на конкуренцию у мужчин-мужчин. Агрессивное поведение, 15 (6), 409–422.

    Грэм К., Осгуд Д. В., Уэллс С. и Стоквелл Т. (2006). Насколько интоксикация связана с агрессией в барах? Многоуровневый анализ. Журнал исследований по алкоголю, 67 (3), 382–390.

    Гриффит У. и Вейтч Р. (1971). Жарко и многолюдно: влияние плотности населения и температуры на межличностное аффективное поведение. Журнал личности и социальной психологии, 17 (1), 92–98.

    Ито Т. А., Миллер Н. и Поллок В. Э. (1996). Алкоголь и агрессия: метаанализ смягчающих эффектов тормозящих сигналов, запускающих событий и сосредоточенного внимания. Психологический бюллетень, 120 (1), 60–82.

    Крузи, М. Дж., Хиббс, Э. Д., Зан, Т. П., и Кейсор, К. С. (1992). 2-летнее проспективное катамнестическое исследование детей и подростков с деструктивными поведенческими расстройствами: прогнозирование спинномозговой жидкости 5-гидроксииндолеуксусной кислоты, гомованилиновой кислоты и вегетативные показатели? Архив общей психиатрии, 49 (6), 429–435.

    Лагерспец, К. М., & Лагерспец, К. Ю. (1971). Изменения агрессивности мышей в результате селективного разведения, обучения и социальной изоляции. Скандинавский журнал психологии, 12 (4), 241–248.

    Маркус-Ньюхолл, А., Педерсен, В. К., Карлсон, М., и Миллер, Н. (2000). Замещенная агрессия жива и здорова: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии, 78 (4), 670–689.

    Мазур А., Бут А. и Даббс Дж.М. (1992). Тестостерон и шахматные соревнования. Social Psychology Quarterly, 55 (1), 70–77.

    МакГрегор, Х.А., Либерман, Дж. Д., Гринберг, Дж., Соломон, С., Арндт, Дж., Саймон, Л., и Пищински, Т. (1998). Управление терроризмом и агрессия: доказательства того, что значимость смертности мотивирует агрессию против других, угрожающих мировоззрению. Журнал личности и социальной психологии, 74 (3), 590–605.

    Миллер Н., Педерсен В. К., Эрливайн М. и Поллок В.Э. (2003). Теоретическая модель вызванной вытесненной агрессии. Обзор личности и социальной психологии, 7 (1), 75–97.

    Моррис, Дж. С., Фрит, К. Д., Перретт, Д. И., и Роуленд, Д. (1996). Дифференциальный нейронный ответ миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Nature, 383 (6603), 812–815.

    Фелпс, Э.А., О’Коннор, К.Дж., Каннингем, В.А., Фунаяма, Э.С., Гатенби, Дж. К., Гор, Дж. К., и Банаджи, М. Р. (2000). Результаты косвенных оценок расы позволяют прогнозировать активацию миндалины. Журнал когнитивной неврологии, 12 (5), 729–738.

    Рейн, А. (1993). Психопатология преступности: преступное поведение как клиническое расстройство . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Рейфман А.С., Ларрик Р. П. и Фейн С. (1991). Характер и температура на алмазе: отношения между жарой и агрессивностью в бейсболе высшей лиги. Бюллетень личности и социальной психологии, 17 (5), 580–585.

    Рассел, Г. У., Армс, Р. Л., и Бибби, Р.W. (1995). Вера канадцев в катарсис. Социальное поведение и личность, 23 (3), 223–228.

    Сеген, Дж. Р., & Зелазо, П. Д. (2005). Исполнительная функция при ранней физической агрессии. В: Р. Э. Тремблей, У. У. Хартуп и Дж. Арчер (редакторы), Истоки агрессии, связанные с развитием, (стр. 307–329). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Субри, П. (1986). Согласование роли центральных нейронов серотонина в поведении человека и животных. Поведенческие науки и науки о мозге, 9 (2), 319–335.

    Стил, К. М., и Саутвик, Л. (1985). Алкоголь и социальное поведение: I. Психология пьяных эксцессов. Журнал личности и социальной психологии, 48 (1), 18–34.

    Теллеген А., Ликкен Д. Т., Бушард Т. Дж., Уилкокс К. Дж., Сегал Н. Л. и Рич С. (1988). Сходство личности у близнецов, воспитанных отдельно и вместе. Журнал личности и социальной психологии, 54 (6), 1031–1039.

    Вирккунен, М., де Йонг, Дж., Бартко, Дж. Дж., И Линнойла, М. (1989). Психобиологические сопутствующие факторы истории попыток суицида среди насильственных преступников и импульсивных поджигателей. Архив общей психиатрии, 46 (7), 604–606.

    Вирккунен, М., Нуутила, А., Гудвин, Ф. К., и Линнойла, М. (1987). Уровни метаболитов моноаминов в спинномозговой жидкости у мужчин-поджигателей. Архив общей психиатрии, 44 (3), 241–247.

    Уитакер, Дж. Л., Мельцер, А., Штеффген, Г. и Бушман, Б. Дж. (2013).Очарование запретного: нарушение табу, разочарование и влечение к жестоким видеоиграм. Психологические науки, 24 (4), 507.513.

    Зиллман Д., Хойт Дж. Л. и Дэй К. Д. (1974). Сила и продолжительность воздействия агрессивных, жестоких и эротических коммуникаций на последующее агрессивное поведение. Коммуникационные исследования, 1 (3), 286–306.

    Зиллман Д., Катчер А. Х. и Милавский Б. (1972). Переход возбуждения от физических упражнений к последующему агрессивному поведению. Журнал экспериментальной социальной психологии, 8 (3), 247–259.

    Связь развития между агрессивным поведением и просоциальным поведением: 5-летнее лонгитюдное исследование | BMC Psychology

  • Arbuckle, JL. (1995). AMOS для анализа структур моментов в Windows. Версия 3.5 . Чикаго: Small Waters Corp.

    Google Scholar

  • Arbuckle, JL. (2010). Руководство пользователя IBM SPSS Amos 19 (SPSS, Ed.). Чикаго: ILL.

    Google Scholar

  • Arsenio, WF, & Lemerise, EA. (2004). Агрессия и моральное развитие: интеграция моделей обработки социальной информации и моральной области. Развитие ребенка, 75 (4), 987–1002. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2004.00720.x.

    PubMed Google Scholar

  • Ассоциация Швейцарского этического комитета (2009 г.). Forschung mit Menschen.Ein Leitfaden für die Praxis (Исследования с людьми. Руководство пользователя). Опубликовано Schweizeriche Akademie (Швейцарская академия), Schwabe AG.

  • Боукер, Дж. К., Рубин, К. Х., Роуз-Краснор, Л. и Бут-Лафорс, К. (2007). Хорошая дружба, плохие друзья: факторы дружбы как модераторы связи между агрессией и обработкой социальной информации. Европейский журнал психологии развития, 4 (4), 415–434. DOI: 10.1080 / 17405620701632069.

    Google Scholar

  • Bowlby, J.(1980). Привязанность и потеря: Том III: Утрата, печаль и депрессия. Международная психоаналитическая библиотека (стр. 1–462) . Лондон: Hogarth Press и Институт психоанализа.

    Google Scholar

  • Браун, М.В., и Кадек, Р. (1993). Альтернативные способы оценки соответствия. В KA Bollen, J Long, & S (Eds.), Testing Structural Equation Models (pp. 111–135). Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.

    Google Scholar

  • Campbell, SB, Spieker, S, Burchinal, M, & Poe, MD.(2006). Траектории агрессии от детства до 9 лет позволяют прогнозировать академическое и социальное функционирование до 12 лет. Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин, 47 (8), 791–800. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2006.01636.x.

    PubMed Google Scholar

  • Caprara, GV, Barbaranelli, C., & Pastorelli, C. (2001). Просоциальное поведение и агрессия в детстве и дошкольном возрасте. В AC Bohart & DJ Stipek (ред.), Конструктивное и деструктивное поведение: последствия для семьи, школы и общества (стр. 187–203). Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация.

    Google Scholar

  • Caprara, GV, Dodge, KA, Pastorelli, C., & Zelli, A. (2006). Влияние предельных отклонений на развитие поведения. Европейский психолог, 11 (2), 79–89. DOI: 10.1027 / 1016-9040.11.2.79.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Card, NA, Stucky, BD, Sawalani, GM, & Little, TD.(2008). Прямая и косвенная агрессия в детстве и подростковом возрасте: метааналитический обзор гендерных различий, взаимосвязей и отношения к дезадаптации. Развитие ребенка, 79 (5), 1185–1229. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01184.x.

    PubMed Google Scholar

  • Карло, Г., Хаусманн, А., Кристиансен, С., и Рэндалл, Б. (2003). Социокогнитивные и поведенческие корреляты меры просоциальных тенденций подростков. Journal of Early Adolescence, 23 (1), 107–134. DOI: 10.1177 / 0272431602239132.

    Google Scholar

  • Чен, Х, Ли, Д, Ли, З, ​​Ли, Би, и Лю, М. (2000). Социальные и просоциальные аспекты социальной компетентности у китайских детей: общий и уникальный вклад в социальную, академическую и психологическую адаптацию. Психология развития, 36 (3), 302–14. DOI: 1O.1O37 // OO12-1649.36.3.3O2.

    PubMed Google Scholar

  • Чен, Х, Хуанг, Х, Чанг, Л, Ван, Л, и Ли, Д.(2010). Агрессия, социальная компетентность и академическая успеваемость у китайских детей: 5-летнее лонгитюдное исследование. Развитие и психопатология, 22 (3), 583–92. DOI: 10.1017 / S0954579410000295.

    PubMed Google Scholar

  • Исследовательская группа по предотвращению проблем с поведением. (2010). Эффекты многолетней универсальной социально-эмоциональной программы обучения: роль учащихся и характеристик школы. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 78 (2), 156–68.DOI: 10.1037 / a0018607.

    PubMed Central Google Scholar

  • Crick, NR. (1996). Роль явной агрессии, относительной агрессии и просоциального поведения в прогнозировании будущего социального приспособления детей. Развитие ребенка, 67 , 2317–2327. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2015.02.053.

    PubMed Google Scholar

  • Crick, NR, & Dodge, KA.(1996). Механизмы обработки социальной информации в развитии ребенка с реактивной и проактивной агрессией. Развитие ребенка, 67 , 993–1002. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1996.tb01778.x.

    PubMed Google Scholar

  • Crick, NR, Ostrov, JM, & Werner, NE. (2006). Продольное исследование агрессии в отношениях, физической агрессии и социально-психологической адаптации детей. Журнал аномальной детской психологии, 34 (2), 131–42.DOI: 10.1007 / s10802-005-9009-4.

    PubMed Google Scholar

  • Дефо, Индиана, Фаррингтон, Д.П., и Лобер, Р. (2013). Выявление взаимосвязи между преступностью и гиперактивностью, низкими достижениями, депрессией и низким социально-экономическим статусом: анализ повторяющихся продольных данных. Journal of Criminal Justice, 41 (2), 100–107. DOI: 10.1016 / j.jcrimjus.2012.12.002.

    Google Scholar

  • Dishion, TJ, & Tipsord, JM.(2011). Заражение сверстников в социальном и эмоциональном развитии детей и подростков. Ежегодный обзор психологии, 62 , 189–214. DOI: 10.1146 / annurev.psych. 093008.100412.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Додж, К.А., Лэнсфорд, Дж. Э., Бёркс, В. С., Бейтс, Д. Е., Петтит, Г. С., Фонтейн, Р., & Прайс, Дж. М.. (2013). Неприятие сверстников и факторы обработки социальной информации в развитии проблем агрессивного поведения у детей. Развитие ребенка, 74 (2), 374–393. DOI: 10.1111 / 1467-8624.7402004.

    Google Scholar

  • Durlak, JA, Weissberg, RP, Dymnicki, AB, Taylor, RD, & Schellinger, KB. (2011). Влияние улучшения социального и эмоционального обучения учащихся: метаанализ универсальных мероприятий в школе. Развитие ребенка, 82 (1), 405–432. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2010.01564.x.

    PubMed Google Scholar

  • Дымницки, А.Б., Вайсберг, Р.П., и Генри, Д.Б.(2011). Понимание того, как работают программы по предотвращению явного агрессивного поведения: метаанализ посредников программ начальной школы. Journal of School Violence, 10 (4), 315–337. DOI: 10.1080 / 15388220.2011.602599.

    Google Scholar

  • Эйзенберг, Н. (2000). Эмоции, регуляция и нравственное развитие. Annual Review of Psychology, 51 , 665–697. DOI: 10.1146 / annurev.psych.51.1.665.

    PubMed Google Scholar

  • Айзенберг, Н. и Миллер, Пенсильвания.(1987). Отношение сочувствия к просоциальному и связанному с ним поведению. Психологический бюллетень, 101 (1), 91–119. DOI: 10.1037 / 0033-2909.101.1.91.

    PubMed Google Scholar

  • Эйзенберг, Н., Спинрад, Т., и Кнафо, А. (2015). Просоциальное развитие. В ME Lamb & RM Lerner (Eds.), Handbook of Child Psychology and Developmental Science, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие (7-е издание, стр.XXX) (Том 7). Нью-Йорк: Вили.

    Google Scholar

  • Эйснер, М.П., ​​и Мальти, Т. (2015). Агрессивное и агрессивное поведение. В ME Lamb & RM Lerner (Eds.), Handbook of Child Psychology and Developmental Science, Vol. 3: Социальное, эмоциональное развитие и развитие личности (том 7, стр. 795–884). Нью-Йорк: Вили.

    Google Scholar

  • Eisner, M, Ribeaud, D, Juenger, R, & Meidert, U.(2007). Fruehpraevention von Gewalt und Aggression. In Ergebnisse des Zuercher Praeventions- und Interventionsprojektes an Schulen [Раннее предупреждение насилия и агрессии. Результаты Цюрихского проекта профилактики и вмешательства в школах] . Цюрих: Rueegger Verlag.

    Google Scholar

  • Эйснер, М., Мальти, Т., и Рибо, Д. (2011). Масштабные полевые криминологические эксперименты. Цюрихский проект социального развития детей.В D Gadd, S Karstedt, & S. Messner (Eds.), The SAGE Handbook of Criminological Research Methods (pp. 410–424). Лондон: Мудрец.

    Google Scholar

  • Эйверс, Арканзас, Брендген, М. и Борге, АИГ. (2010). Стабильность и изменение просоциального и антисоциального поведения при переходе в школу: точки зрения учителей и сверстников. Early Educ Dev, 21, (6), 843–864. DOI: 10.1080 / 104092800684.

    Google Scholar

  • Эйверс, Арканзас, Брендген, М., Витаро, Ф. и Борге, АИГ.(2012). Параллельные и лонгитюдные связи между антисоциальным и просоциальным поведением детей и их друзей в дошкольных учреждениях. Early Childhood Research Quarterly, 27 (1), 137–146. DOI: 10.1016 / j.ecresq.2011.05.001.

    Google Scholar

  • Eron, LD, & Huesmann, LR. (1984). Связь просоциального поведения с развитием агрессии и психопатологии. Агрессивное поведение, 10 , 201–211. DOI: 10.1002 / 1098-2337.

    Google Scholar

  • Фрейзер, М.В., Галински, М.Дж., Смоковски, П.Р., Дэй, С.Х., Терциан, М.А., Роуз, Р.А., и Гуо, С. (2005). Обучение навыкам обработки социальной информации для повышения социальной компетентности и предотвращения агрессивного поведения в третьих классах. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 73 (6), 1045–55. DOI: 10.1037 / 0022-006X.73.6.1045.

    PubMed Google Scholar

  • Гассер, Л., и Мальти, Т.(2012). Моральные рассуждения детей и их друзей: отношения с агрессивным поведением. Международный журнал поведенческого развития, 36 (5), 358–366. DOI: 10.1177 / 0165025412448353.

    Google Scholar

  • Hastings, PD, Utendale, WT, и Sullivan, C. (2007). Социализация просоциального развития. В JE Grusec & PD Hastings (Eds.), Справочник по социализации: теория и исследования (стр. 638–664).Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Hay, DF, & Cook, KV. (2007). Трансформация просоциального поведения от младенчества к детству. В CA Brownell & CB Kopp (Eds.), Социально-эмоциональное развитие в детстве: переходы и трансформации (стр. 100–131). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

  • Хьюстон, AC, и Рипке, Миннесота (ред.). (2010). Контекст развития в среднем детстве: мосты к отрочеству и зрелости . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Кенни, Д.А., и Харацкевич, Дж. М.. (1979). Перекрестная корреляция панелей: практика и обещание. Журнал прикладной психологии, 64 (4), 372–379. DOI: 10.1037 // 0021-9010.64.4.372.

    Google Scholar

  • Клайн, РБ.(1998). Принципы и практики моделирования структурных уравнений . Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar

  • Кокко, К., Тремблей, Р. Э., Лакурс, Э, Нагин, Д. С. и Витаро, Ф. (2006). Траектории просоциального поведения и физической агрессии в среднем детстве: связь с подростками, бросающими школу, и физическим насилием. Журнал исследований подросткового возраста, 16 (3), 403–428. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2006.00500.x.

    Google Scholar

  • Krahé, B. (2013). Социальная психология агрессии 905 10. Хоув, Англия: Psychology Press.

    Google Scholar

  • Krahé, B, & Möller, I. (2011). Связь между самооценкой случаев насилия в СМИ и оценками учителей агрессии и просоциального поведения среди немецких подростков. Journal of Adolescence, 34 , 279–87.DOI: 10.1016 / j.adolescence.2010.05.003.

    PubMed Google Scholar

  • Куппенс, С., Лоран, Л., Хейверт, М., и Онгена, П. (2013). Связи между родительским психологическим контролем и относительной агрессией у детей и подростков: многоуровневый и последовательный метаанализ. Психология развития, 49 (9), 1697–1712. DOI: 10.1037 / a0030740.

    PubMed Google Scholar

  • Ladd, GW.(1999). Отношения со сверстниками и социальная компетентность в раннем и среднем детстве. Annual Review of Psychology, 50 , 333–359. DOI: 10.1146 / annurev.psych.50.1.333.

    PubMed Google Scholar

  • Ladd, GW, & Profilet, SM. (1996). Шкала детского поведения: учитель сообщает об агрессивном, замкнутом и просоциальном поведении маленьких детей. Психология развития, 32 (6), 1008–1024. DOI: 10.1037 / 0012-1649.32.6.1008.

    Google Scholar

  • Lansford, JE, Malone, PS, Dodge, KA, Pettit, GS, & Bates, JE. (2010). Каскады развития отвержения сверстников, предубеждений при обработке социальной информации и агрессии в среднем детстве. Развитие и психопатология, 22 (3), 593–602. DOI: 10.1017 / S0954579410000301.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Лев-Визель, Р., Сарид, М., и Штернберг, Р.(2013). Измерение социального неприятия сверстников в детстве: развитие и проверка. J Агрессия, жестокое обращение, травма, 22 (5), 482–492.

    Google Scholar

  • Литтл, ТД. (1997). Средние и ковариационные структуры (MACS) анализ кросс-культурных данных: практические и теоретические вопросы. Multivariate Behavioral Research, 32 (1), 53–76. DOI: 10.1207 / s15327906mbr3201_3.

    Google Scholar

  • Logis, HA, Rodkin, PC, Gest, SD, & Ahn, HJ.(2013). Популярность как организующий фактор сетей дружбы в подростковом возрасте: помимо просоциального и агрессивного поведения. Журнал исследований подросткового возраста, 23, (3), 413–423. DOI: 10.1111 / jora.12033.

    Google Scholar

  • MacCallum, RC, Browne, MW, и Sugawara, HM. (1996). Анализ мощности и определение размера выборки для моделирования ковариационной структуры. Психологические методы, 1 (2), 130–149. DOI: 10.1037 // 1082-989X.1.2.130.

    Google Scholar

  • Мальти Т. и Креттенауэр Т. (2013). Отношение атрибуции моральных эмоций к просоциальному и антисоциальному поведению: метаанализ. Развитие ребенка, 84 (2), 397–412. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2012.01851.x.

    PubMed Google Scholar

  • Мальти, Т., Рибо, Д., и Эйснер, депутат. (2011). Эффективность двух универсальных профилактических вмешательств в снижении экстернализирующего поведения детей: кластерное рандомизированное контролируемое исследование. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 40 (5), 677–692. DOI: 10.1080 / 15374416.2011.597084.

    PubMed Google Scholar

  • Марш, Х.В., Балла, младший, и Макдональд, РП. (1988). Индексы согласия в подтверждающем факторном анализе: влияние размера выборки. Психологический бюллетень, 103 (3), 391–410. DOI: 10.1037 / 0033-2909.103.3.391.

    Google Scholar

  • McDonald, RP, & Ho, M-HR.(2002). Принципы и практика составления отчетов по анализу структурных уравнений. Психологические методы, 7 (1), 64–82. DOI: 10.1037 // 1082-989X.7.1.64.

    PubMed Google Scholar

  • Мюррей-Клоуз, Д. и Остров, Дж. М.. (2009). Лонгитюдное исследование форм и функций агрессивного поведения в раннем детстве. Развитие ребенка, 80 , 828–842.

    PubMed Google Scholar

  • Muthén, BO, Curran, PJ, Brown, H, Hussong, A, & Khoo, S.(1997). Общее продольное моделирование индивидуальных различий в экспериментальных планах: структура скрытых переменных для анализа и оценки мощности. Психологические методы, 2 (4), 371–402. DOI: 10.1037 / 1082-989x.2.4.371.

    Google Scholar

  • Nivette, AE, Eisner, M, Malti, T., & Ribeaud, D. (2014). Половые различия в агрессии среди детей с низким и высоким уровнем гендерного неравенства: сравнение гендерных ролей и теорий полового отбора. Агрессивное поведение, 40 (5), 451–464. DOI: 10.1002 / ab.21530.

    PubMed Google Scholar

  • Остров, Ю.М. (2010). Предполагаемые ассоциации между виктимизацией сверстников и агрессией. Развитие ребенка, 81 (6), 1670–7. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2010.01501.x.

    PubMed Google Scholar

  • Остров, Дж. М., и Китинг, С. Ф. (2004). Гендерные различия в дошкольной агрессии во время свободной игры и структурированного взаимодействия: обсервационное исследование. Социальное развитие, 13 (2), 255–277. DOI: 10.1111 / j.1467-9507.2004.000266.x.

    Google Scholar

  • Пеплер, Д., Крейг, В., Цзян, Д., и Коннолли, Дж. (2008). Развитие травли. Международный журнал подростковой медицины и здоровья, 20 (2), 113–119. DOI: 10.1515 / ijamh.2008.20.2.113.

    PubMed Google Scholar

  • Piquero, AR, Carriaga, ML, Diamond, B, Kazemian, L, & Farrington, DP.(2012). Возвращение к стабильности в агрессии. Агрессия и агрессивное поведение, 17 (4), 365–372. DOI: 10.1016 / j.avb.2012.04.001.

    Google Scholar

  • Пурселл, Г.Р., Лаурсен, Б., Рубин, К.Х., Бут-Лафорс, С., и Роуз-Краснор, Л. (2008). Гендерные различия в моделях ассоциации между просоциальным поведением, личностью и внешними проблемами. Журнал исследований личности, 42 (2), 472–481. DOI: 10.1016 / j.jrp.2007.06.003.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Рубин, ДБ. (1976). Вывод и недостающие данные. Биометрика, 63 (3), 581–592.

    Google Scholar

  • Рубин, К. Х., Коплан, Р. Дж., И Боукер, Дж. (2009). Социальная изоляция в детстве. Annual Review of Psychology, 60 (c), 141–71. DOI: 10.1146 / annurev.psych.60.110707.163642.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Rudolph, KD, & Clark, AG. (2001). Представления об отношениях у детей с депрессией и агрессивными симптомами. Социально-когнитивные искажения или реальность. Журнал аномальной детской психологии, 29 (1), 41–56. DOI: 10.1023 / A: 1005299429060.

    PubMed Google Scholar

  • Самерофф, AJ.(2000). Системы развития и психопатология. Развитие и психопатология, 12 (3), 297–312. DOI: 10,1017 / s0954579400003035.

    PubMed Google Scholar

  • Саторра А. (2001). Проверка согласия в моделях структурных уравнений с множественными групповыми данными и ненормальностью. В RC Cudeck, S du Toit, & D Sorbom (Eds.), Моделирование структурных уравнений: настоящее и будущее (стр. 231–256). Линкольндуд, Иллинойс: Международное научное программное обеспечение.

    Google Scholar

  • Скотт, Т.Дж., Шорт, Э.Дж., Сингер, Л.Т., Расс, ЮВ, и Миннес, С. (2006). Психометрические свойства доминикативного интерактивного оценивания: компьютеризированный самоотчет для детей. Оценка, 13 (1), 16–26. DOI: 10,1177 / 10731

  • 284843.

    PubMed Google Scholar

  • Шеридан, Б.А., Макдональд, Д.А., Донлон, М., Кун, Б., Макговерн, К., и Фридман, Х.(2011). Оценка программы социальных навыков, основанной на теории социального обучения, реализованной в школьной среде. Психологические отчеты, 108 (2), 420–436. DOI: 10.2466 / 10.11.17.pr0.108.2.420-436.

    PubMed Google Scholar

  • Tremblay, RE, Loeber, R, Gagnon, C., Charlebois, P, Larivée, S, & LeBlanc, M. (1991). Подрывные мальчики со стабильными и нестабильными боевыми манерами поведения в младших классах начальной школы. Журнал аномальной детской психологии, 19 (3), 285–300. DOI: 10.1007 / bf00

    2.

    PubMed Google Scholar

  • Vitaro, F, Gagnon, C, & Tremblay, RE. (1990). Прогнозирование стабильного отказа от сверстников из детского сада в первый класс. Журнал клинической детской психологии, 19 (3), 257–264. DOI: 10.1207 / s15374424jccp1903_9.

    Google Scholar

  • Volk, AA, Camilleri, JA, Dane, AV, & Marini, ZA.(2012). Запугивание подростков - это эволюционная адаптация? Агрессивное поведение, 38, (3), 222–238. DOI: 10.1002 / ab.21418.

    PubMed Google Scholar

  • Wispe, LG. (1972). Положительные формы социального поведения. Обзор. Journal of Social Issues, 28 (3), 1–19. DOI: 10.1111 / j.1540-4560.1972.tb00029.x.

    Google Scholar

  • Youngstrom, E, Loeber, R, & Stouthamer-Loeber, M.(2000). Паттерны и корреляты согласия между родителями, учителями и подростками мужского пола, оценивающими экстернализацию и интернализацию проблем. Журнал консультирования и клинической психологии, 68 (6), 1038–1050. DOI: 10.1037 // 0022-006x.68.6.1038.

    Google Scholar

  • Циммер-Гембек, MJ, Гейгер, TC, & Крик, NR. (2005). Реляционная и физическая агрессия, просоциальное поведение и отношения со сверстниками: гендерная умеренность и двунаправленные ассоциации. Журнал раннего подросткового возраста, 25, , 421–452. DOI: 10.1177 / 0272431605279841.

    Google Scholar

  • Глобальное потепление и агрессивное поведение - Ассоциация психологических наук - APS

    Ученые-экологи из различных дисциплин в подавляющем большинстве признали изменение климата, вызванное деятельностью человека, как факт. Столь же бесспорным является тот факт, что последствия повышения температуры будут глобальными по своему масштабу и крайне негативными: засухи, наводнения в прибрежных городах, сокращение производства продуктов питания и экстремальные погодные условия, и это лишь некоторые из них.Однако вы, возможно, не учли некоторые из более тонких психологических и социальных последствий быстрого изменения климата, включая агрессию и жестокие конфликты. Растущее количество данных показывает, что быстрое глобальное потепление может (и продолжает) усиливать насильственное поведение тремя разными способами.

    Когда людям становится некомфортно жарко, их вспыльчивость, раздражительность и вероятность физической агрессии и насилия возрастают. Это, возможно, лучше всего продемонстрировано в серии лабораторных исследований, проведенных научным сотрудником APS Крейгом А.Андерсон и его коллеги (Андерсон, 1989, 2001; Андерсон и Андерсон, 1984, 1996, 1998; Андерсон, Андерсон, Дорр, ДеНив, и Фланаган, 2000; Андерсон, Бушман и Грум, 1997; Андерсон и Делиси, 2011). В нескольких исследованиях студенты-студенты выполнили измерения воспринимаемой враждебности, гнева или поведенческой агрессии, но были случайным образом назначены для этого в одной из нескольких комнат с контролируемой температурой. Для некоторых в комнате, в которой они сидели, была комфортная температура (например, 75 o F).Для других комната была особенно холодной (например, 57 o F) или жаркой (например, 97 o F), и сами участники указали, что эти комнаты были довольно неудобными. В одном исследовании участники в холодных и горячих комнатах воспринимали серию снятых на видео взаимодействий как более враждебные и агрессивные, чем участники в комфортабельной комнате. В другом случае участники в холодных и горячих помещениях получили более высокие оценки, чем участники в комфортабельных помещениях по шкале государственной враждебности. В заключительном исследовании участники в более теплых и более прохладных комнатах по сравнению с теми, кто находился в комфортабельных комнатах, ответили на неоднозначную провокацию оппонента во время соревновательного задания на время реакции вспышками интенсивного шума.Исследователи пришли к выводу, что неудобно высокие температуры усиливают агрессию.

    Хотя лабораторные формы агрессии могут показаться тривиальными, другие исследования иллюстрируют смертельные последствия этих открытий. Исследователи Альдерт Врий, Яап ван дер Стин и Леендерт Коппелаар (1994) случайным образом назначили 38 голландских полицейских для прохождения имитационного тренинга с огнестрельным оружием либо в комнате с комфортной температурой (70 o F), либо в комнате с более высокой температурой (81 o F).В симуляции офицеры отреагировали на сценарий, отображаемый в натуральную величину на экране проектора перед ними. Сценарий предполагал приближение к сараю в ответ на сигнал тревоги о взломе и столкновение с подозреваемым, размахивающим ломом. Ответы офицеров были записаны и закодированы исследователями, вместе с впечатлениями офицеров после сценария. Офицеры, завершившие симуляцию в более теплой комнате, с большей вероятностью, чем офицеры в более холодной комнате, восприняли подозреваемого как агрессивного, с большей вероятностью сочли их угрозой и с большей вероятностью вытащили свое огнестрельное оружие из кобуры (85 % против.59%). Подобные выводы иллюстрируют ту роль, которую температура играет в перерастании мелких споров в полномасштабные нападения или убийства.

    Многочисленные перекрестные исследования и исследования временных рядов с использованием реальных данных о жаре и насилии предоставляют сходные доказательства. Города и регионы с более высокими температурами, как правило, подвергаются большему количеству преступлений с применением насилия, чем более прохладные регионы, даже с учетом десятка социокультурных факторов, таких как возраст, раса, бедность и культура чести. Кроме того, исключая альтернативные объяснения, некоторые исследования оценивали температуру и насилие в одном и том же географическом регионе с течением времени.Через часы, дни, месяцы и даже годы проявляются аналогичные тенденции: когда становится жарче, насилие возрастает. От Чикаго до Брисбена, от Ванкувера до Далласа, будь то домашнее насилие или физическое насилие, возникают одни и те же отношения. В одном из наиболее тщательных и наглядных исследований Андерсон и ДеЛизи (2011) сравнили данные из Единых отчетов о преступлениях ФБР за 1950–2008 гг. По насильственным преступлениям (уровень убийств и нападений на 100000 человек) и ненасильственным преступлениям (уровень краж со взломом и автотранспортных средств). краж на 100000 человек) со среднегодовыми данными о температуре от Национального управления океанических и атмосферных исследований за те же годы.Среднегодовые температуры в значительной степени положительно коррелировали с уровнем насильственной преступности, но не с уровнем ненасильственной преступности. Что еще более важно, эта взаимосвязь сохранялась даже после учета многочисленных альтернативных объяснений (например, количества заключенных). На основе этих выводов исследователи подсчитали, что повышение средней температуры на 1 ° C на ° C - довольно консервативная оценка изменения климата в следующие десятилетия - вероятно, приведет к увеличению количества насильственных преступлений на 6%, то есть на 25000 больше. серьезные и смертоносные нападения в год только в Соединенных Штатах.

    Помимо прямого теплового воздействия, существует как минимум два косвенных пути, по которым быстрое изменение климата (будь то быстрое нагревание или быстрое охлаждение) увеличивает риск насилия. Один из них связан с известными путями развития, которые приводят к тому, что младенцы, дети и подростки становятся склонными к насилию взрослыми.

    Одним из основных результатов быстрого изменения климата является отсутствие продовольственной безопасности. Увеличиваются засухи, экстремальные погодные условия и лесные пожары, и все они представляют собой угрозу для жизненно важного растениеводства и крупномасштабной нехватки продовольствия.И хотя голод, связанный с нехваткой пищи, представляет собой проблему сам по себе, он имеет дополнительный ущерб, поскольку способствует агрессии на индивидуальном уровне. Исследования показали, что недоедание - как дородовое, так и у детей раннего возраста - является предшественником антиобщественного поведения, агрессии и насилия в зрелом возрасте. Чтобы проиллюстрировать это, в продольном исследовании мавританских детей, проведенном Цзянхонг Лю и ее коллегами (2004 г.), более десяти лет спустя было обнаружено, что недоедающие трехлетние дети более агрессивны и антиобщественны и с большей вероятностью проявляют признаки недоедания. расстройства поведения, чем были достаточно накормлены дети.Учитывая, что, по оценкам, сотни миллионов людей страдают от отсутствия продовольственной безопасности, вызванного изменением климата, не следует недооценивать масштабы воздействия недоедания на агрессивное поведение.

    Все более частые и экстремальные погодные условия разрушают дома и рабочие места и требуют значительных затрат на чрезвычайные ситуации и восстановление. Экономические последствия непропорционально сильно ощущаются обездоленными и уязвимыми группами населения, что приводит к увеличению уровня бедности и неравенства доходов. Как и в случае с недоеданием, это проблема сама по себе, но она также может привести к усилению агрессии: неравенство в доходах может привести к неудовлетворенности жизнью, негодованию, инакомыслию, желанию возмездия и даже к насилию.В одном примере политологи Кристофер К. Батлер и Скотт Гейтс (2012) изучали влияние неблагоприятных погодных условий на скотоводов в Восточной Африке. Они разработали основанную на теории игр модель конфликта в регионе, которая учитывает доступные ресурсы, их распределение, права собственности и роль государства. Авторы приходят к выводу, что засухи и нехватка ресурсов, вызванная изменением климата, приводят к увеличению неравенства в доходах среди пастухов, что, в свою очередь, разжигает негодование и конфликты, которые проявляются в виде бандитизма и ответной агрессии, часто наблюдаемых в регионе.

    Фактически, многие из тех же факторов, вызванных изменением климата, способствуют вербовке террористов: неуверенность и разочарование в отношении средств к существованию, видение других, которые кажутся незаслуженно незатронутыми, и вера в то, что других жизнеспособных вариантов для самообеспечения нет, могут все способствовать этому. терроризм. Считается, что эти факторы сыграли роль в региональных конфликтах, таких как конфликты в Сьерра-Леоне, Палестине и Манагуа. И, учитывая, что засухи и другие вызванные климатом стихийные бедствия уже становятся все более интенсивными и повторяющимися (как это было предсказано много лет назад с помощью моделей изменения климата), вполне вероятно, что конфликты и насилие будут продолжать усугубляться по мере того, как ресурсы становятся все меньше и неравенство в уровне благосостояния увеличивается.

    То, что быстрое изменение климата будет (и уже оказывает) негативное влияние на средства к существованию и агрессивные тенденции отдельных людей, очевидно, но полезно рассмотреть, как целые группы населения реагируют на эти эффекты. Среди наиболее заметных ожидаемых эффектов на групповом уровне - ecomigration , когда целые группы мигрируют в ответ на физическую, экономическую или политическую нестабильность, вызванную экологической катастрофой. Хотя экоммиграция сама по себе не является признаком агрессии, она может привести к враждебности и конфликту из-за внезапного усиления конкуренции за ресурсы региона, объединяя людей с противоположными или несовместимыми мировоззрениями, обеспокоенными намерениями обоих мигрантов. группы и местного населения, а также множество социально-экономических проблем.Действительно, существует множество исторических примеров климатических катаклизмов, ведущих к экоммиграции, войнам и даже династическому краху.

    В качестве недавнего примера рассмотрим возможную роль засух для экоммиграции и конфликта в сирийской гражданской войне. После очень необычной многолетней засухи (которая теперь многие считают вызванной изменением климата) уничтожила большую часть пахотных земель и скота в стране, сельские фермеры и скотоводы массово мигрировали в города. Беспокойство по поводу предполагаемой роли правительства в катастрофе и неспособность сделать больше для оказания помощи росло, создавая условия, благоприятные для конфликтов и терроризма.Сравнимая засуха в Уганде также привела к эскалации цен на продукты питания, жестоким внутренним конфликтам и массовой миграции более миллиона человек, которые столкнулись с вооруженными скотоводами из Судана, спасавшимися от той же засухи. В Кении, Судане и Эфиопии также наблюдались похожие конфликты, вызванные изменением климата, что побудило исследователей предсказать на основе моделей, которые включают данные за десятилетия и десятки стран, что гражданские войны, протесты, перевороты, восстания, беспорядки и крупномасштабные конфликты все они, вероятно, будут расти по мере повышения температуры и по мере того, как изменения в количестве осадков становятся все более экстремальными.

    Конфликт, вызванный экономической миграцией, не следует рассматривать исключительно как проблему Африки или Ближнего Востока, и не только как проблему засухи. Сочетание социально-экономических факторов и экологических катастроф за последние шесть десятилетий привело к кумулятивной миграции более 10 миллионов бангладешцев в Индию. Этот приток мигрантов был источником постоянной напряженности в регионе, поскольку многие индийцы считали, что мигранты крадут сельхозугодья. В конечном итоге напряженность привела к буйству в 1983 году, в результате которого погибли 1700 бенгальских мигрантов.А совсем недавно ураган Катрина привел к перемещению сотен тысяч американцев, многие из которых бежали в соседние государства в поисках убежища. В следующие месяцы количество убийств в городах, куда были приняты беженцы, выросло, и опросы показали, что напряженность между беженцами и жителями нарастает. Федеральная помощь и другие сдерживающие факторы предотвратили перерастание этой напряженности в вооруженные конфликты, но этот инцидент является примером той роли, которую изменение климата играет в насильственном поведении. Действительно, появляется все больше исследовательской литературы, изучающей взаимосвязь между стихийными бедствиями, связанными с погодой (и, следовательно, с изменением климата), и вспышками насилия.Недавнее исследование, проведенное в журнале Science , сообщило об огромном увеличении числа «конфликтов из-за воды», которые произошли за последнее десятилетие или около того.

    Легко упустить из виду важность психологической науки для изменения климата. Поэтому неудивительно, что многие люди также упускают из виду важную роль, которую психологи могут сыграть в уменьшении изменения климата и его последствий. Один из очевидных способов - применить то, что мы знаем об изменении отношения, принятии решений и изменении поведения, чтобы помочь просвещать население в целом (например,g., общественные объявления, учебные модули), государственные деятели и политики. Например, психологические исследования показывают, что формирование у людей долгосрочной перспективы заставляет их с большей вероятностью учитывать свое наследие и проявлять более проэкологическое поведение. Другие психологи обнаружили, что, когда вы рассматриваете изменение климата в глобальных терминах, а не в терминах конкретных локальных бедствий, люди становятся более миролюбивыми и склонными к примирению, что может оказаться очень полезным в качестве средства противодействия влиянию изменения климата на агрессию.Ясно, что психологам необходимо - да и есть много способов - взвесить вопрос об изменении климата и его связи с агрессивным поведением.

    В будущем ученые-психологи могут также проводить более междисциплинарные исследования, работая рука об руку с климатологами, политологами и экономистами. Некоторые из лучших психологических исследований взаимосвязи между температурой и агрессией доказали, насколько плодотворным может быть включение климатологических данных в анализ поведенческих данных.Включение методов и данных из других областей может помочь в построении более точных моделей последствий изменения климата, которые включают более тонкие, менее часто рассматриваемые конечные переменные. Междисциплинарный подход также может оказаться жизненно важным для преодоления разрыва между тем, что знают ученые, во что верит широкая общественность, и существующей государственной политикой. œ

    Андерсон, К. А. (1989). Температура и агрессия: повсеместное влияние жары на случаи человеческого насилия. Психологический бюллетень, 106 , 74–96.

    Андерсон, К. А. (2001). Жара и насилие. Текущие направления в психологической науке, 10 , 33–38.

    Андерсон, К.А., и Андерсон, Д.С. (1984). Температура окружающей среды и насильственные преступления: проверка линейной и криволинейной гипотез. Журнал личности и социальной психологии, 46 , 91–97.

    Андерсон, К. А., и Андерсон, К. Б. (1996). Исследования уровня насильственной преступности в философском контексте: разрушительный подход к тестированию последствий жары и южной культуры насилия. Журнал личности и социальной психологии, 70 , 740–756.

    Андерсон, К. А., и Андерсон, К. Б. (1998). Температура и агрессия: парадокс, противоречие и (довольно) ясная картина. В: Р. Г. Гин и Э. Доннерштейн (ред.), Человеческая агрессия: теории, исследования и последствия для социальной политики (стр. 248–298). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Андерсон, К. А., Андерсон, К. Б., Дорр, Н., ДеНев, К. М., и Фланаган, М. (2000). Температура и агрессия. Успехи экспериментальной социальной психологии, 32 , 63–133.

    Андерсон, К. А., Бушман, Б. Дж., И Грум, Р. У. (1997). Жаркие годы и серьезное и смертоносное нападение: эмпирические проверки гипотезы тепла. Журнал личности и социальной психологии, 73 , 1213–1223.

    Андерсон, К. А., и Делиси, М. (2011). Последствия глобального изменения климата для насилия в развитых и развивающихся странах. В Дж. П. Форджес, А. В. Круглански и К. Д. Уильямс (ред.), Психология социального конфликта и агрессии (стр. 249–265). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Арчибальд, С., и Ричардс, П. (2002). Обращается к правам человека? Популярные дискуссии о войне и справедливости в сельских районах Сьерра-Леоне. Африка, 72 , 339–367.

    Auliciems, A., & DiBartolo, L. (1995). Домашнее насилие в субтропической среде: звонки полиции и погода в Брисбене. Международный журнал биометеорологии, 39, 34–39.

    Берк, М.Б., Мигель, Э., Сатьянат, С., Дайкема, Дж. А., и Лобелл, Д. Б. (2009). Потепление увеличивает риск гражданской войны в Африке. Proceedings of the National Academy of Science, USA, 106 , 20670–20674.

    Бушман, Б. Дж., Ван, М. К., и Андерсон, К. А. (2005a). Кривая зависимости температуры от агрессии является линейной или криволинейной? Ответ Беллу (2005) и Кону и Роттону (2005). Журнал личности и социальной психологии, 89 , 74–77.

    Бушман, Б.Дж., Ван М. С. и Андерсон К. А. (2005b). Кривая зависимости температуры от агрессии является линейной или криволинейной? Повторное рассмотрение нападений и температуры в Миннеаполисе. Журнал личности и социальной психологии, 89 , 62–66.

    Батлер, К. К., и Гейтс, С. (2012). Войны за африканский ареал: климат, конфликты и права собственности. Журнал исследований мира, 49 , 23–34.

    Девитт, К., и Тол, Р. С. Дж. (2012). Гражданская война, изменение климата и развитие: исследование сценария для Африки к югу от Сахары. Журнал исследований мира, 49 , 129–145.

    Дитц, Т., Гарднер, Г. Т., Гиллиган, Дж., Стерн, П. К., и Ванденберг, М. П. (2009). Действия домашних хозяйств могут создать поведенческий клин для быстрого сокращения выбросов углерода в США. Proceedings of the National Academy of Science, USA, 106 , 18452–18456.

    Доэрти, Т. Дж., И Клейтон, С. (2011). Психологические последствия глобального изменения климата. Американский психолог, 66 , 265–276.

    Глейк, П.Х. (2016). Водные стратегии для следующей администрации. Science, 354, 555–556.

    Хейдж, Г. (2003). «Приходит время, когда мы все полны энтузиазма»: понимание палестинских террористов-смертников во времена экзигофобии. Общественная культура, 15, 65–89.

    Халлегатт, С., Бангалор, М., Бонзаниго, Л., Фэй, М., Кейн, Т., Нарлох, У.,… Фогт-Шильб, А. (2016). Ударные волны: управление воздействием изменения климата на бедность . Всемирный банк: Вашингтон, округ Колумбия. Получено с https: // openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/22787/9781464806735.pdf

    Харрис, К. Д., и Стадлер, С. Дж. (1988). Жара и насилие: новые выводы из полевых данных Далласа, 1980–1981 гг. Журнал прикладной социальной психологии, 18, 129–138.

    Хендрикс, С., и Салехян, И. (2012). Изменение климата, осадки и социальные конфликты в Африке. Журнал исследований мира, 49 , 35–50.

    Гомер-Диксон, Т. Ф. (1994). Экологическая нехватка и жестокие конфликты: доказательства из случаев. Международная безопасность, 19 , 5–40.

    Гомер-Диксон, Т. Ф., Бутвелл, Дж. Х., & Рэтдженс, Г. У. (1993). Изменение окружающей среды и насильственные конфликты: растущая нехватка возобновляемых ресурсов может способствовать социальной нестабильности и гражданским конфликтам. Scientific American, 268 , 38–45.

    Хьюстон, А.С., и Бентли, А. (2009). Человеческое развитие в социальном контексте. Annual Review of Psychiatry, 61, 411–437.

    Интегрированные региональные информационные сети.(2006). Уганда: засуха вытесняет суданских пастухов на северо-восток . Получено с http://www.irinnews.org/report/57871/uganda-daught-forces-sudanese-herdsmen-into-northeast

    .

    Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. (2006). Восточная Африка: региональные меры реагирования на засуху [Бюллетень DREF NO. MDR64001]. Получено с http://reliefweb.int/report/burundi/eastern-africa-regional-daught-response-dref-bulletin-no-mdr64001

    .

    Кин, Д.(2000). Стимулы и препятствия к насилию. В М. Бердал и Д. М. Мэлоун (ред.), Жадность и недовольство: экономические программы и гражданские войны (стр. 19–42). Боулдер, Колорадо: Линн Риннер.

    Келли, С. П., Мохтади, С., Кейн, М. А., Сигер, Р., и Кушнир, Ю. (2015). Изменение климата на Плодородном полумесяце и последствия недавней засухи в Сирии. Proceedings of the National Academy of Science, USA, 112 , 3241–3246.

    Лефф, Дж. (2009). Скотоводы в состоянии войны: насилие и безопасность в пограничном регионе Кения-Судан-Уганда. Международный журнал конфликтов и насилия, 3 , 188–203.

    Лю Дж., Рейн А., Венейблс П. Х. и Медник С. А. (2004). Недоедание в возрасте 3 лет и внешние поведенческие проблемы в возрасте 8, 11 и 17 лет. Американский журнал психиатрии, 161, 2005–2013.

    Маклур Р. и Сотело М. (2004). Молодежные банды в Никарагуа: членство в бандах как структурированная индивидуализация. Journal of Youth Studies, 7, 417–432.

    Марес, Д.М., и Моффет, К. В. (2016). Изменение климата и межличностное насилие: «глобальная» оценка и региональное неравенство. Изменение климата, 135 , 297–310.

    Нафцигер, Э. В. и Аувинен, Дж. (2002). Экономическое развитие, неравенство, войны и государственное насилие. World Development, 30, 153–163.

    Национальное общественное радио. (2013, 8 сентября). Как засуха могла спровоцировать гражданскую войну? Получено с http://www.npr.org/2013/09/08/220438728/how-could-a-daught-spark-a-civil-war

    Нойгебауэр, Р., Хук, Х. В., & Сассер, Э. (1999). Пренатальный контакт с голодом во время войны и развитие антисоциального расстройства личности в раннем взрослом возрасте. JAMA, 282, 455–462.

    О’Лафлин, Дж., Линке, А. М., и Уитмер, Ф. Д. У. (2014). Влияние изменчивости температуры и осадков на риск насилия в странах Африки к югу от Сахары, 1980–2012 гг. Proceedings of the National Academy of Science, USA, 111 , 16712–16717.

    О’Лафлин, Дж., Уитмер, Ф. Д., Линке, А.М., Лэйнг, А., Геттельман, А., и Дудхия, Дж. (2012). Изменчивость климата и риск конфликтов в Восточной Африке, 1990–2009 гг. Proceedings of the National Academy of Science, USA, 109, 18344–18349.

    Олссон, Л. (2000). Конфликты в средствах к существованию: связь бедности и окружающей среды как причин конфликта. Стокгольм, Швеция: Отдел экологической политики, Шведское агентство международного сотрудничества в области развития.

    Парри, М. Л., Канциани, О. Ф., Палутикоф, Дж. П., ван дер Линден, П.J., & Hanson, C.E. (ред.). (2007). Межправительственная группа экспертов по изменению климата. Кембридж, Соединенное Королевство: Издательство Кембриджского университета.

    Пищинский, Т., Мотыль, М., Вейл, К. Э., III., Хиршбергер, Г., Арндт, Дж., И Кесебир, П. (2012). Привлечение внимания к глобальному изменению климата снижает поддержку войны. Мир и конфликт: журнал психологии мира, 18, , 354–368.

    Роли, К., Линке, А., и О’Лафлин, Дж. (2014). Экстремальные температуры и насилие. Nature Climate Change, 4, 76–77.

    Роли К. и Урдал Х. (2007). Изменение климата, ухудшение состояния окружающей среды и вооруженные конфликты. Политическая география, 26, 674–694.

    Рино, В. (1997). Война, рынки и изменение конфигурации слабых государств Западной Африки. Сравнительная политика, 29, 493–510.

    Реувени Р. (2007). Миграция, вызванная изменением климата, и насильственные конфликты. Политическая география, 26, 656–673.

    Реувени, Р.(2008). Экомиграция и насильственные конфликты: тематические исследования и последствия для государственной политики. Экология человека, 36, 1–13.

    Врай А., Ван дер Стин Дж. И Коппелаар Л. (1994). Агрессия полицейских в зависимости от температуры: эксперимент с системой обучения огнестрельному оружию. Журнал общественной и прикладной социальной психологии, 4, 365–370.

    Уайт, К. С., Ахмад, К. К., Анисимов, О., Арнелл, Н., Браун, С., Кампос, М.… Рэтт, Д. (2001). Техническое резюме.В книге Дж. Дж. Маккарти, О. Ф. Канциани, Н. А. Лири, Д. Дж. Доккена и К. С. Уайта (ред.), Изменение климата 2001: воздействия, адаптация и уязвимость (стр. 19–74).

    Ясайко, Ж. Л. (2010). Нападения на водителей общественного транспорта в зависимости от температуры окружающей среды. ( кандидатская диссертация). Бернаби, Канада: Университет Саймона Фрейзера.

    Заваль, Л., Марковиц, Э. М., и Вебер, Э. У. (2015). Как меня запомнят? Сохранение окружающей среды ради наследия. Психологическая наука, 26 , 231–236.

    Изменение пассивно-агрессивного поведения | Психология сегодня

    Назовите это враждебным сотрудничеством, приукрашенной враждебностью или уступчивым неприятием. Назовите это всем вышеперечисленным. Пассивная агрессия не является чередованием между пассивным поведением и агрессивным поведением, а скорее объединяет эти два в одно поведение, которое одновременно сбивает с толку и расстраивает других.

    Пассивно-агрессивное поведение - это преднамеренный и замаскированный способ выражения скрытого чувства гнева.Это включает в себя различные виды поведения, предназначенные для того, чтобы отомстить другому человеку, не осознавая скрытый гнев. В конечном итоге пассивная агрессия может быть даже более разрушительной для межличностных отношений, чем агрессия, и со временем все отношения с пассивно-агрессивным человеком станут сбивающими с толку, обескураживающими и дисфункциональными.

    Почему люди используют пассивно-агрессивное поведение?

    Пассивная агрессия мотивируется страхом человека выразить гнев напрямую.Пассивно-агрессивный человек считает, что жизнь станет только хуже, если другие люди узнают о своем гневе, поэтому они выражают гнев косвенно. Пассивно-агрессивный человек получает подлинное вторичное удовольствие, расстраивая других. По этой причине мы называем этот образец поведения « злая улыбка ».

    Как выглядит пассивно-агрессивное поведение?

    Пассивно-агрессивные люди часто ...:

    • Отрицайте или подавляйте чувство гнева.
    • Используйте короткие отклоняющие ответы, такие как «Я в порядке» или «Как бы то ни было», когда кто-то спрашивает их, расстроены ли они.
    • Уйти и дуться.
    • Воспользуйтесь бесшумной обработкой.
    • Вызывает незначительное, но хроническое раздражение у других.
    • Будьте открыты для сотрудничества, но скрыто отказываться от сотрудничества.
    • Откладывать дела на потом или выполнять задачи неэффективно.
    • Будьте уклончивы и скрытны.
    • Используйте электронную почту, текстовые сообщения, социальные сети и другие технологии, чтобы избежать прямого общения.
    • Выражать гнев на других.
    • Бросьте себя в роль жертвы откровенно разгневанного человека.
    • Будьте спокойны, манипулируйте и контролируйте.
    • Заставьте других проглотить свой гнев и в конечном итоге взорваться.
    • Дайте бесконечные обещания измениться.
    • Создавайте у других ощущение эмоциональных американских горок.

    Как противостоять и изменять пассивно-агрессивное поведение?

    Чтобы эффективно управлять этим образцом поведения и изменять его, нужно обладать навыками, позволяющими распознавать его на ранней стадии, избегать естественной человеческой склонности отражать его и тщательно раскрывать скрытый гнев.Для выполнения этих сложных задач мы разработали шестиступенчатый процесс Доброжелательное противостояние (Лонг, Лонг и Уитсон, 2018).

    Доброжелательная конфронтация работает, выявляя скрытый гнев. В то время как пассивно-агрессивный человек направляет свою хитрость и усилия на то, чтобы скрыть гнев и побудить других выразить его через неконтролируемые реакции, доброжелательная конфронтация помогает вернуть ответственность за мысли, чувства и поведение обратно в руки человека. пассивно-агрессивный человек.

    В то время как доброжелательная конфронтация оказывает сильное влияние на пассивно-агрессивную личность, она столь же влиятельна как инструмент для взрослого, имеющего дело с пассивно-агрессивным ребенком, студентом, супругом, другом или коллегой. Вместо того, чтобы увлекаться разочаровывающими спорами, бесконечными циклами конфликтов и словесными войнами, разрушающими отношения, пошаговый процесс Доброжелательной конфронтации дает взрослому основу для навигации по конфликтам и разрешения проблем.

    Во второй части этого поста мы приводим пример того, как учитель использовал шаги доброжелательной конфронтации, чтобы устранить несоблюдение ученика.

    Список литературы

    Лонг, Н., Лонг, Дж. И Уитсон, С. (2018). Сердитая улыбка: эффективные стратегии управления пассивно-агрессивным поведением дома, в школе, в отношениях, на рабочем месте и в Интернете . Хагерстаун, Мэриленд: Институт LSCI.

    .