Что такое ингибиция: Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

Содержание

Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

История открытия эффектов фасилитации и ингибиции

В 1898 психолог Норман Триплетт (Norman Triplett), заметив, что велосипедисты показывают лучшие результаты, если соревнуются с партнером, а не просто используют секундомер для определения времени, провел серию экспериментов для подтверждения своих догадок. Исследование Триплетта стало одним из первых в социальной психологии экспериментов, в ходе которого дети наматывали леску на катушку спиннинга. И оказалось, что они работают энергичнее в присутствии других, чем в одиночестве. Названный Флойдом Олпортом (Floyd Henry Allport) социальной фасилитацией эффект наблюдался и у животных (цыплята быстрее едят зерно, муравьи роют песок, если рядом находятся другие особи). Влияние социальной оценки на производительность вызвало интерес в психологических кругах, и исследования Нормана Триплетта были продолжены. Так, позднее было обнаружено, что присутствие пассивных свидетелей при выполнении определенных задач снижает эффективность действий.

Теория зашла в тупик, ведь не было ясно, как сопоставить оба феномена. Исследования продолжились лишь в 1965 Робертом Зайонцом (Robert Zajonc), сформулировавшим теорию активации. Именно он первым высказал предположение, что эффект социальной фасилитации проявляется в случае выполнения простых механических действий (привычных или усвоенных), а обратный ему эффект ингибиции — в интеллектуально более сложных ситуациях. Данное утверждение опиралось на известный факт, согласно которому появление возбуждения всегда активирует доминирующую реакцию. Возбуждение в данном случае вызывается присутствием других людей при выполнении того или иного задания. Таким образом, в случаях с простыми задачами, доминирующей (наиболее вероятной) реакцией на которые выступает правильное и зачастую единственно верное решение, возбуждение помогает быстрее справиться с ними. А там, где правильный ответ не так очевиден, возбуждение провоцирует неправильные реакции.

Позднее распространение получили и другие предположения относительно природы феномена «фасилитация-ингибиция».

Например, модель Отвлечения-Конфликта, предложенная Робертом Барроном (Robert Barron). Согласно ей, присутствие других людей всегда влечет наше отвлечение и появление внутреннего конфликта между потребностью уделять внимание аудитории и самой задаче. Данный конфликт посредством усиления возбуждения либо помогает нам выполнять задачу, либо мешает этому.

Причины проявления эффекта социальной фасилитации и ингибиции

Психолог Дэвид Майерс (David G. Myers) выделяет 3 причины того, что присутствие других вызывает у людей возбуждение.

1. Боязнь оценки

Наши доминирующее реакции проявляются сильнее, если мы думаем или точно знаем, что присутствующие нас оценивают. Поэтому:

• человек склонен работать лучше, если его коллеги или соисполнители какого-либо задания обладают немного большей компетентностью или навыком;
• уровень возбуждения склонен падать, когда в группу авторитетных людей вливаются те, чье мнение нам безразлично;
• наибольшее влияние чувствуют на себе те, кто переживает по поводу мнений и оценок наблюдателей;
• наибольшее проявление эффекта социальной фасилитации (ингибиции) происходит, когда присутствующие нам не знакомы и мы не успеваем следить за ними.

2. Отвлечение внимания

Когда мы начинаем задумываться над тем, как выполняют работу наши коллеги или как реагирует аудитория, наше внимание рассеивается, а возбуждение растет.

3. Факт присутствия наблюдателя

Экспериментально доказано, что не только боязнь оценки или рассеивание внимания могут вызвать нарастание возбуждения. На это способен и сам факт присутствия наблюдателя.

Кроме того, можно выделить и другие факторы социальной фасилитации.

4. Принадлежность аудитории (наблюдателей) к тому или иному полу

Люди обычно больше испытывают на себе действие фасилитации или ингибиции, если аудитория состоит из представителей противоположного им пола. Так, мужчина будет делать больше ошибок в сложном задании в присутствии женщин, и наоборот, выполнит легкое задание весьма быстро при тех же присутствующих.

5. Настроение

В определенных обстоятельствах хорошее настроение способно усилить действие феномена фасилитации, а плохое — ингибиции.

Пути преодоления эффекта социальной фасилитации (ингибиции)

1. Установление разумных рамок контроля, в том числе и визуального. Если установить их слишком общими и контролировать лишь по конечному результату, не будет проявления феномена фасилитации, а если чрезмерно жесткие и осуществлять постоянный контроль, то проявится феномен ингибиции.

2. Для простой и автоматизированной деятельности осуществлять постоянный контроль, а для сложной и интеллектуальной — лишь общий.  

Ингибиция и PINS в остеопатии


Inhibition and Progressive Inhibition of Neuromusculoskeletal Structures

Ингибиция или торможение, как это определено в остеопатической терминологии, это термин, который описывает постоянное давление на мягкие ткани с целью вызвать релаксационный эффект и нормализовать рефлекторную деятельность. Это использование сдавления мягких тканей, пожалуй, одна из самых ранних методик мануальной терапии.

Могут использоваться и другие имена, но метод практически тот же самый. Ингибирование чаще всего выполняется нажатием пальца или другой части тела, при постоянной от легкой до умеренной силе на регион спазма или гипертоническогой мышцы.

Пациент может сообщить о повышении чувствительности или болезненности. Но если сила поддерживается при постоянном давлении в течении от нескольких секунд до нескольких минут, чувствительность постепенно уменьшается, а структура расслабляется.

Эндрю Тейлор Стилл в молодости испытывал хронические головные боли. Он вылечил себя петлей веревки. Он опустил веревку, чтобы она провисала на несколько сантиметров над землей, перекинул через нее одеяло, и затем расположил его на шеи, на основании черепа. Впоследствии он заснул, а когда проснулся то чувствовал себя свежим и без болей. Этот метод можно представить как ингибирование и позиционирование одновременно.

Прогрессивное торможение нервно-мышечных структур (PINS) является вариантом "торможения". Врач должен, отслеживая в течении процедуры, обратить внимание на изменения в мягких тканях, вызванные дисфункцией. Бывают случаи, когда остеопат лечит заметную, явную дисфункцию с помощью разных методов, но проблема остается. Одна часть проблемы может быть более заметна для обеих и пациента и врача, потому что она более симптоматична, болезненна в то время как другая, менее заметная может быть инициатором или поддерживать дисфункцию. Эти факторы, могут затруднять обследование или лечение. В остеопатии это известно, как "ключевое поражение". В теории, его лечение позволит разгадать картину дисфункции.

PINS это систематический подход с использованием ингибиции направленный на поиск и лечение якоря, ключа нарушения. В качестве более концентрированного подхода он используется для определения паттернов, обычных проявлений дисфункции. Теоретически это не только местные нарушения функции, но они представляют собой серию или поток компонентов, которые поддерживают друг друга.

Dennis J. Dowling

Как присутствие других людей влияет на качество нашей работы

Вместе мы сила! Или нет. Коллеги, руководители и случайные зеваки могут помогать или мешать нам. Сам факт присутствия других людей влияет на скорость и качество работы, на концентрацию внимания и реакцию. А еще на то, халтурим мы или выкладываемся на 100%. Зная, как функционируют эти простые механизмы, можно влиять на эффективность работы коллектива.

Эта статья будет полезна рядовым работникам в любой отрасли, руководителям отделов и команд, эйчарам, директорам.

Социальная фасилитация и ингибиция

Феномен фасилитации (от англ. facilitate — облегчать) говорит, что присутствие других людей, наблюдателей, повышает эффективность нашей работы. На нас влияет даже сам факт чьего-то присутствия, без оценки или соревнования с их стороны, обещания награды или наказания.

Тем более влияет присутствие заинтересованных наблюдателей, которые дают оценку нашим действиям.

Или просто смотрят. Мы стараемся, потому что хотим показаться лучше.

Фасилитация работает, только когда мы трудимся поодиночке или, когда личные усилия каждого члена группы можно оценить индивидуально.

Это простое явление подтверждается такими же простыми экспериментами. В одном из первых дети наматывали леску на катушки удочек. В присутствии наблюдателей ребята справлялись с этим заданием быстрее, чем без них. Наблюдатели не давали советов, не подбадривали и не критиковали.

Механизм фасилитации распространяется не только на примитивную механическую работу. Он справедлив и для решения несложных математических примеров, чтения, анализа текстов, упражнений на мелкую моторику. Особенно хорошо фасилитация заметна в спорте. Лучше секундомера и цифр на весах нас мотивирует присутствие других людей. Соблазн схалтурить усиливается, когда мы занимаемся спортом наедине. Победить его может только сильная мотивация и привычка.

Присутствие других людей помогает не всегда. Более того, в ряде случаев наблюдатели мешают сконцентрироваться, сбивают с работы. Это социальная ингибиция. В следующий раз, когда кто-то будет стоять у вас над душой, смело говорите: «Не провоцируй у меня социальную ингибицию!»

Наблюдатели сбивают с толку, когда перед нами стоят задачи другого уровня: решить уравнение, выучить текст на иностранном языке, запомнить последовательности символов. Почему в одних случаях наблюдатели помогают, а в других мешают? Где проходит граница между фасилитацией и ингибицией?

Ответ дал психолог Роберт Зайонс, используя принцип «возбуждение всегда усиливает доминирующую реакцию». Доминирующая реакция для простого задания — правильный ответ (действие или решение задачи). Доминирующая реакция для сложного задания — неправильный ответ, боязнь ошибиться.

Проведя массу экспериментов, Зайонс пришел к выводу, что социальное возбуждение от присутствия других людей помогает решать простые задачи, но мешает выполнять сложные.

Оно также помогает людям, в совершенстве владеющим каким-то навыком, показывать блестящие результаты. А тем, чьи успехи посредственны, мешает взять привычную планку.

В одном из экспериментов хорошие игроки в бильярд (с точностью удара 71%) при наблюдателях улучшали свои показатели до 80%. А посредственные (с точностью 36%) попадали еще хуже — всего 25%. У хороших спортсменов движения доведены до автоматизма, им не нужно заботиться о технике выполнения. В их случае наблюдатели (чем больше, тем лучше) вдохновляют и придают силу.

Но толпа не всегда благо. Человеку, который волнуется, владеет навыками не в совершенстве, обладает физическим изъяном, экстремальное давление толпы скорее будет мешать. Толпа не меняет реакции людей, стоящих напротив или в этой самой толпе, она лишь усиливает позитивные или негативные реакции.

Боязнь оценки

Способность одного человека, группы или толпы усиливать нашу реакцию проявляется только тогда, когда эти люди оценивают нас (или мы думаем, что так происходит). В этом случае с большей или меньшей силой мы волнуемся в ожидании оценки.

Внимание рассеивается на два важных фронта: выглядеть достойно в глазах наблюдателя и решить задачу. Если эмоционально возбуждение от присутствия наблюдателя слишком сильное, а задание слишком сложное, мы ошибаемся.

Уверены, вы буквально физически чувствовали, как ваша сосредоточенность и сообразительность рассеивалась в воздухе, когда сзади подходил руководитель (коллега, преподаватель, родственник) и смотрел в ваш монитор или в вашу тетрадь.

  • — Не отвлекайся, работай, я просто посмотрю.
  • — Меня отвлекает сам факт твоего присутствия! Даже если ты молчишь!

Часто в такой ситуации у наблюдателя формируется неверное мнение о том, на кого он смотрит. Ему невдомек, что работник или ученик начал ошибаться в простых вещах не потому, что дурак, а потому, что волнуется.

Изучая боязнь оценки, социальные психологи пришли к нескольким интересным выводам.

  • 1. Мы прикладываем больше усилий, если наши коллеги и партнеры сильнее нас. Это помогает расти. Помните фразу из «Револьвера» Гая Ричи? «Единственный способ стать умнее — играть с более умным противником». И это так.
  • 2. Максимальный положительный эффект от социальной фасилитации получается тогда, когда мы не знакомы с наблюдателями. Ведь в этом случае на дружескую лояльность рассчитывать не приходится.
  • 3. На уверенных в себе людей присутствие наблюдателей практически не влияет. А конформиста, слабого человека чужая оценка может надолго выбить из колеи.
  • 4. Степень боязни оценки можно регулировать, «разбавляя» группу важных для нас людей менее значимыми.

Как учитывать в работе социальную фасилитацию и боязнь оценки

  • 1. Планируйте пространство с учетом этих механизмов. Рабочие места людей, которые выполняют простые задачи (механические или интеллектуальные), можно располагать ближе друг к другу. Не сажайте плечом к плечу ювелиров и часовщиков, проектировщиков робототехники и senior-разработчиков: их сложная работа требует концентрации.
  • 2. Оценивайте труд людей по итоговым или промежуточным результатам. Не делайте выводов на основе нескольких минут наблюдения за ними.
  • 3. Не практикуйте обходы рабочих мест с остановкой на каждом. Этим вы точно не простимулируете персонал работать лучше. После каждого такого рейда люди побегут заедать или закуривать стресс.
  • 4. Включайте в каждую рабочую группу «локомотив», к которому будут подтягиваться остальные. Если вся группа ни рыба ни мясо, примерно таким же будет результат ее работы.

Все это в равной степени справедливо для офисных работников, производств, сервисных компаний.

Социальная леность

Этот эффект возникает, когда группа людей трудится над общей целью, но члены группы не несут персональной ответственности за свои действия.

Когда вклад каждого не фиксируется, может возникать желание выехать за счет других. Восточная притча рассказывает о причудливом правителе, который приказал всем жителям города за ночь наполнить пустую чашу фонтана молоком — по литру с человека.

Но каждый из горожан подумал: «Ночь, темно. Если я принесу литр воды вместо молока, никто не заметит». Вы уже догадываетесь, что увидел правитель поутру? Фонтан, наполненный кристально прозрачной водой.

Быть или не быть социальной лености, решает боязнь оценки. Если она есть (испытуемых оценивают) — срабатывает социальная фасилитация, мы прикладываем больше усилий, работаем на совесть. Если боязни оценки нет (вклад каждого не оценивают) — появляется социальная леность, мы сбавляем газ и теряемся в толпе.

Хорошо, но как насчет командного духа? Ведь он-то прогоняет социальную леность? Далеко не всегда.

Эксперимент с перетягиванием каната многократно показал: в команде люди прикладывают меньше усилий, хотя им так не кажется. Сила, с которой 10 человек тянут канат, не равна 10-кратной силе одного «перетягивателя». Групповое отлынивание растет вместе с размерами группы, а чувство ответственности в это время снижается.

Хорошие новости: социальная леность не приговор. Когда цель трудна, задача нестандартна и интересна, а успех достойно вознаграждается, каждый в группе выкладывается полностью. Гораздо реже ленятся коллективы, участники которых идентифицируют себя с группой. Такой корпоративный патриотизм строится на дружбе и доверии. Теперь вы понимаете, почему грамотный тимбилдинг лишним не бывает.

Как учитывать в работе социальную леность

  • 1. Идентифицируйте вклады сотрудников в общее дело. Можно измерить эффективность работы каждого члена команды. Подумайте, как это сделать в вашем случае: чек-лист, фотоподтверждение, план на доске, отчеты…
  • 2. Ставьте конкретные цели, сроки и KPI, давайте индивидуальные задания. Работу по ТЗ «поди туда, не знаю куда» нельзя подсчитать и оценить.
  • 3. Устраивайте разбор полетов (не выговоры!) после больших проектов. Разбирайте работу коллектива, как это делают тренеры спортивных команд. Проговаривайте успехи и неудачи. Анализируйте их причины и учитывайте на будущее.
  • 4. Формируйте и поддерживайте командный дух. Помните, что речи о целях, миссиях и мотивации работают, только когда удовлетворены базовые потребности людей: есть условия для работы, требования понятны и адекватны, труд честно вознаграждается.

 

Текст: Александр Литвин, Иллюстрации: Константин Амелин, Фото: Shutterstock.com

Характеристики коллекций линолеума Tarkett - linoleum-kovrolin.ru

Ключевые идеи коллекций линолеума Tarkett

Проанализировав потребительское восприятие различных коллекций линолеума Tarkett и протестировав все продукты на устойчивость к различным типам нагрузок, мы объединили их в 5 групп. Синяя группа воспринимается покупателями как самая богатая с точки зрения функциональных возможностей, а серая как самая простая и экономичная. И это полностью соответствует действительности.


Ключевые идеи коллекций линолеума и их основные технические характеристики:Технические характеристики
КоллекцияКлючевая идеяКлассТолщина, защитный слой(мм), вес (кг/м2)Доп. Ценности
ForceУникальное сочетание высокой прочности линолеума и качественных универсальных дизайнов (нейтральных абстрактных и имитаций камня и дерева).332,5/0,6
2,5
Extreme Protection
ИдиллияИзысканный дизайн, тепло и долговечность сочетаются в этом напольном покрытии на двойной основе (пена+полиэстер). Бурные вечеринки и шпильки ему не страшны, а морозостойкость делает его идеальным покрытием для укладки в загородных домах. 23/323,2/0,5
2,45
Extreme Protection, Sanitized
DiscoveryСила и красота натуральных материалов со всего мира в коллекции, объединяющей прочность тепло- и шумоизоляцию. Сегодня Tarkett Discovery - лучшая на рынке бытового линолеума коллекция в своей категории.23/313,5/0,3
2,5
Extreme Protection
МагияМагия живых ощущений - теплая керамика, влагостойкое дерево, прочный текстиль. Благодаря уникальной технологии TRUTEX и высокой плотности коллекции пол больше не выглядит как линолеум и не продавливается. Лучший выбор для кухни!233,0/0,2
2,5
Extreme Protection, Sanitized, Trutex
РадугаТеплая, прочная и безопасная детская коллекция на двойной основе (пена+полиэстер) выполнена в специально разработанных ярких дизайнах. 23/313,5/0,25
2,3
Extreme Protection, Sanitized
ModaОптимальное сочетание цены и качества модных трехмерных (объемных) дизайнов для неповторимых стильных интерьеров.23/322,2/0,5
2,2
Extreme Protection, Sanitized
Imperial DeluxeАктуальные тренды и дизайнерские идеи в декоре воплотились в уникальных по эффектности дизайнах. А улучшенные с 2008 года технические характеристики коллекции дадут возможность надолго забыть о хлопотах по замене напольного покрытия.23/313,0/0,3
2,1
Extreme Protection, Mat and Shine Effect
AlmazТолько удачные дизайнерские находки и отточенные временем навыки в создании интерьера стали основой создания коллекции для истинных ценителей стиля. 23/313,0/0,25
1,95
Extreme Protection
ЕвропаСамая популярная коллекциия линолеума в России - закономерный результат сочетания отличного качества и дизайнов, созданных нами на основе лучших российских традиций в оформлении интерьера.23/313,0/0,25
1,95
Extreme Protection
Супер ССамое практичное решение для дома - лучшая цена на бытовой линолеум с дополнительным защитным слоем и популярные в России дизайны.223,0/0,2
1,8
Extreme Protection
OptimaОптимальное решение для самых практичных - богатый выбор дизайнов в экономичном исполнении.211,4/0,15
1,4
нет

Полная таблица характеристик линолеума Tarkett.

Дополнительные инновационные ценности в коммерческих и бытовых продуктах:

SANITIZED - специальная антибактериальная добавка, содержащая серебро. При контакте с влагой, содержащейся в воздухе, эта добавка выделяет положительно заряженные ионы серебра, которые предотвращают развитие бактерий на поверхности покрытия.

 Дополнительный защитный слой EXTREME PROTECTION. Защищает покрытие от проникновения грязи внутрь и облегчает уход за ним. Инновационная рецептура этого слоя позволила увеличить его износостойкость в 7 раз по сравнению с аналогами.


Химическая ингибиция - один из способов создания рельефа поверхности покрытия. Если при печати в краску добавить специальное вещество, сдерживающее вспенивание (ингибитор), то вспенивание лицевого слоя произойдет не на всей поверхности. Там, где будет действовать ингибитор, мы увидим углубление на готовом продукте.
Механическое тиснение. Всю поверхность полотна линолеума продавливают специальным рельефным валом, что позволяет добиться большей натуральности внешнего вида.

 TRUTEX - инновационная технология создания рельефа компании Tarkett, объединяющая химическую ингибицию и механическое тиснение. Этот способ создания рельефа позволяет добиться идеального воспроизведения структуры натуральных материалов. Вы не поверите, что это линолеум!

 MAT&SHINE EFFECT - технология сочетания в одном дизайне блестящих и матовых поверхностей.

 Двойная основа - это сочетание всех преимуществ вспененной основы и полиэстера, широко применяемого материала благодаря 100% экологичности, прочности и стойкости к низким температурам. Покрытие на двойной основе отлично сохраняет тепло и делает звук шагов тише, по такому полу приятно ходить босиком.

Триггерные точки лечение методами мануальной терапии в Москве

Что такое триггерные точки?

Триггерная точка - это небольшой очаг напряжения в мышце, который активируется при определённых условиях и запускает боль. «Триггер» по-английски означает «пусковой механизм». В данном случае - механизм запуска боли.

Триггерные точки — это ключевой симптом миофасциального синдрома и его «лицо». Именно по триггерным точкам мы распознаём миофасциальный синдром и отличаем его от других болезней: грыжи диска, протрузии или остеохондроза. Не было бы триггерных точек, не было бы и самого миофасциального синдрома.

Миофасциальный синдром – это заболевание мышц, главным проявлением которого является боль. Сила и локализация этой боли зависят от количества триггерных точек и от того, в какой части тела расположена больная мышца.

Интересный факт: триггерные точки не только ключевой симптом, но ещё и прародители других симптомов миофасциального синдрома. Но обо всём по порядку.

Триггерные точки и другие симптомы

Итак, мы выяснили две вещи:

  • Триггерные точки – это ключевой симптом миофасциального синдрома;
  • Триггерные точки порождают другие симптомы миофасциального синдрома.
  • Что это за симптомы? Назовём их и вникнем в суть.

    Симптомы миофасциального синдрома:

    • Триггерные точки
    • Зоны отражённой боли
    • Ослабление мышц
    • Вегетативные проявления

    Зоны отражённой боли. Называются так потому, что боль, вызванная триггерной точкой, возникает не там, где реально находится триггер, а на отдалении от него. Как солнечный зайчик на отдалении от зеркала.

    То есть, активация триггерной точки в одном месте вызывает боль совершенно в другом. Например, триггерные точки в передних мышцах шеи вызывают головную боль в области лба, глаз, ушей или затылка. Забегая вперёд скажем, что не зная этого свойства триггерных точек, многие люди тщетно ищут причину своей боли там, где её нет.

    В то же время врач-мануальный терапевт, зная наизусть взаимосвязи всех болевых зон и всех мышц ещё на этапе беседы с пациентом, выслушивая его жалобы, уже понимает, где именно искать реальный источник боли.

    Вспомните детективные фильмы, в которых полицейские наносят на карту линии, вычисляя место нахождения преступника: там, где линии пересекутся, там и преступник. Это очень напоминает то, как врач анализирует жалобы и симптомы пациента. Зоны отражённой боли – это, условно, первая линия в поиске реального источника боли. Остальные линии – это следующие симптомы.


    Крестиками обозначены триггерные точки. Красным – зоны отражённой боли.

    Ослабление мышц или слабая мышца. Это принципиально важный симптом. В нём нужно разобраться. Поэтому мы уделим ему особое внимание.

    Начнём с того, что мы привыкли думать, будто мышцы слабеют из-за отсутствия тренированности. С этим никто и не спорит, но ослабить мышцу может и болезнь; это тоже нужно учитывать и уметь отличать одно от другого. Простой пример: если человеку приходится долго стоять, скажем, в метро, он выводит больную ногу из под нагрузки и переносит свой вес на здоровую. Такое поведение вполне осознанно. Однако чаще всего больная часть тела (та же мышца) автоматически не включается в работу, чтобы не усугубить свою болезнь. Человек этого не осознаёт и даже не догадывается. А между тем, именно этот феномен является причиной мышечной слабости при триггерных точках и важнейшим диагностическим моментом для их поиска. Но об этом будем говорить в разделе о диагностике, а сейчас давайте рассмотрим рисунок из книги Тревел и Симонс «Миофасциальные боли и дисфункции».


В верхней части рисунка мы видим графическое изображение мышцы, поражённой триггерной точкой. Горизонтальные линии – это сама мышца, а косые линии по её краям – это места прикрепления мышцы. Местами прикрепления обычно служат участки костей.

В нижней части рисунка показана триггерная точка под микроскопом. Мы видим, что здесь чередуются здоровые и спазмированные мышечные волокна.

Но вернёмся к верхней части рисунка.

Узел в центре мышцы – это сама триггерная точка. Как видите, она уплотняет и натягивает пучок волокон, который, в свою очередь, тянет места прикрепления. Из-за этого в местах прикрепления возникает боль. Это легко понять по аналогии с волосом. Когда тянут за волос, боль возникает там, где он крепится к коже. Таким образом, триггерная точка создаёт сразу несколько болевых зон. Во-первых, зону отражённой боли на отдалении от мышцы, а, во-вторых - боль в области прикрепления этой мышцы. Но это всё ещё болевые проявления триггерной точки. А что касается ослабления мышц, давайте рассмотрим это на другой модели.

Возьмём два стула - это условные места прикрепления, и поставим их спинками друг к другу на некотором расстоянии. Теперь возьмём несколько верёвок одинаковой длины и натянем их между стульями. Верёвки - это условная мышца, а каждая верёвка в отдельности – мышечный пучок, вроде тех, что изображены горизонтальными линиями в верхней части рисунка книги Тревел и Симонс.

Верёвки обозначают мышцу; стулья – места её прикрепления.

А теперь на одной из верёвок завяжем узел и посмотрим, к чему это приведёт. Поскольку, на узел ушла часть верёвки, то верёвка автоматически укоротилась, в результате чего последовали сразу две вещи. 1. Укоротившаяся верёвка подтянула стулья друг к другу. 2. Остальные верёвки – ослабли и провисли. Ключевое слово – ослабли.

Триггерная точка, как узел на верёвке – укорачивает мышцу и ослабляет её.

Модель со стульями и верёвками с абсолютной точностью демонстрирует то, что происходит с мышцей, в которой появляется триггерная точка. Места прикреплений сближаются, а сама мышца ослабевает.

Триггерная точка ослабляет мышцу или, говоря медицинским языком, триггерная точка снижает сократительную способность мускулатуры.

С ослаблением мышцы разобрались. Теперь выясним, к чему приводит сближение мест прикрепления не на стульях, а в реальной жизни.

Возьмём для наглядности бицепс. Он прикрепляется одним концом ниже локтя, а другим – выше. И когда бицепс сокращается - места его прикрепления сближаются, и происходит сгибание руки в локтевом суставе. Если бы в бицепсе была триггерная точка, то до тех пор, пока она там находится, бицепс был бы укорочен, а локоть всё время немного согнут.

При сокращении мышцы места её прикрепления сближаются.

А теперь представьте позвоночник. Он окружённый мышечным корсетом. Что произойдёт с позвоночником, если триггерные точки возникнут в мышцах этого корсета? Совершенно ясно, что мышцы укоротятся, изогнув позвоночник, как тетива сгибает лук. И чем больше будет триггерных точек, тем сильнее укоротятся мышцы, и тем заметнее искривится позвоночник. Внешне это будет выглядеть, как вынужденная поза.

Согнувшийся от боли в спине человек - это и есть внешнее проявление мышечного укорочения, вызванного триггерными точками при миофасциальном синдроме.


Триггерные точки укорачивают мышцы и вынуждают человека сгибаться от боли

Вегетативные нарушения возникают поблизости с триггерными точками. Они проявляются сухостью кожи, её шелушением, покраснением или пигментными пятнами, отёками или сосудистыми звёздочками, а также многими другими нарушениями.

Причина триггерных точек

Вот, что написано об этом в книге Тревел и Симонс

Понять природу триггерных точек довольно сложно…

Наше современное представление о миофасциальных триггерных точках сложилось на основе двух сведённых воедино независимых способов исследования: электродиагностического и гистопатологического. Результаты, достигнутые в каждом из направлений, были суммированы, и на свет появились Интегрированная Гипотеза, призванная объяснить природу происхождения миофасциальных триггерных точек. В настоящее время стало очевидным, что область, которую мы привыкли называть миофасциальной триггерной точкой или болезненным при надавливании узлом, представляет собой клубок, состоящий из многочисленных микроскопических локусов интенсивного отклонения от нормы, разбросанных по всему узлу. Критическая «ненормальность» миофасциальной триггерной точки … может рассматриваться как нейромышечное заболевание.

Если говорить по-простому, то суть в том, что мышцы состоят из клеток, способных сокращаться при поступлении к ним нервного импульса и расслабляться при выключении этого импульса. Сокращение и расслабление – это главные функции мышечной ткани, благодаря которым совершаются все наши действия и движения.

Но если вдруг импульс, идущий к клеткам, становится хаотичным, то возникают непроизвольные, нерегулируемые сокращения мышечной ткани, которые являются прямой предпосылкой к появлению триггерных точек. Чем длительнее сохраняется такая ситуация, тем больше мышечных клеток вовлекается в непроизвольное сокращение. Совокупность патологически сокращённых мышечных клеток и образует триггерную точку.

Таким образом, внутри триггерной точки происходят изменения как самих мышечных клеток (это можно увидеть с помощью микроскопа), так и нарушение их работы, которое выявляется при помощи специальных электродиагностических приборов.

Причина боли

Боль возникает при активации триггерных точек. Факторами активации чаще всего служат перегрузки, переохлаждение, интоксикация, эмоциональные стрессы и просто прямое давление на триггерную точку. Как это происходит?

Триггерная точка, как злая колючка с множеством шипов. Она пребывает в толще нежной мышечной ткани, подобно мине замедленного действия, и ждёт своего часа. Пока мышца находится в покое, колючка ведёт себя смирно и человек ничего не чувствует. Но любое самое слабое шевеление этой мышцы приводит к тому, что мышца напарывается на остриё колючих шипов и вызывает боль.


Активация из-за переохлаждения объясняется тем, что тепло нашего тела вырабатывают мышцы, а при переохлаждении происходит резкая потеря тепла. И чтобы тепло так же резко восполнить, мускулатура вынуждена интенсивно сжиматься. Но тем самым она активирует триггерную точку. Переохлаждение бывает местным и общим. Общее - это, например, холодная погода, а местное – когда сквозняком продувает шею или поясницу.

Токсические причины: алкоголь, никотин и другие вещества, в том числе, бесконтрольное употребление лекарств, а также болезни с токсическим компонентом, например, вирусные инфекции, которые тоже влияют на мышцы (вспомните ломоту в теле при простуде).

Но, пожалуй, самой коварной причиной активации триггерных точек служат эмоциональные стрессы и перегрузки. Их коварство в том, что мало кто из нас видит взаимосвязь между эмоциями и мышцами. Между тем эта связь настолько велика, что почти всегда приводит к активации триггерных точек. Именно из-за того, что эту связь постоянно игнорируют и упускают из виду, эмоциональный фактор при миофасциальном синдроме становится едва ли не самой влиятельной причиной боли. Обязательно учитывайте это, анализируя свою боль.

Что ещё нужно знать о триггерных точках?

В книге Тревел и Симонс говорится, что триггерные точки бывают: активными, латентными, первичными, вторичными, сателлитными и ассоциативными.

Классификация триггерных точек по Тревел и Симонс

Активная миофасциальная триггерная точка. Фокус повышенной раздражимости в мышце или ее фасции, проявляющийся в виде боли; боль отражается в характерные для данной мышцы области в покое и/или при движении. Активная триггерная точка всегда является очень чувствительной, препятствует полному растяжению мышцы, ослабляет мышечную силу, обычно дает отраженную боль в ответ на прямое сдавление, опосредует локальный судорожный ответ мышечных волокон на адекватную стимуляцию и часто вызывает вегетативные явления, обычно проявляющиеся в зоне отраженной боли. Следует отличать от латентной миофасциальной триггерной точки.

Латентная миофасциальная триггерная точка. Фокус повышенной раздражимости мышцы или ее фасции, который проявляет болезненность только при пальпации. Латентная триггерная точка может быть сходной по клиническим характеристикам с активной триггерной точкой, от которой ее следует отличать.

Первичная миофасциальная триггерная точка. Гиперраздражимый участок в уплотненном тяже скелетной мышцы, который активируется при острой или хронической перегрузке (механическое натяжение) мышцы и не активируется в результате активности триггерной точки в другой мышце. Следует отличать от вторичных и сателлитных триггерных точек.

Вторичная миофасциальная триггерная точка. Гиперраздражимый участок, возникающий в мышце (или ее фасции) при ее перегрузке, когда она как синергист выполняет функцию мышцы, имеющей первичную триггерную точку, или как антагонист противодействует образованию в ней уплотнений.

Сателлитная миофасциальная триггерная точка.. Фокус гиперраздражимости в мышце или ее фасции, который становится активным вследствие расположения его в зоне феномена, отраженного от другой триггерной точки. Следует отличать от вторичной триггерной точки.

Ассоциативная миофасциальная триггерная точка. Фокус повышенной раздражимости в мышце или в ее фасции, возникающий при перегрузке этой мышцы в результате ее излишней активности, направленной на компенсацию недостаточной активности другой мышцы, или вызванный активностью триггерной точки в другой мышце. Типичными представителями ассоциативных триггерных точек являются сателлитные и вторичные триггерные точки.

Эта информация свидетельствует о том, что лечение триггерных точек, как и вопрос их диагностики, это отнюдь не рядовые задачи. Они требуют высокой квалификации и серьёзного практического опыта.

Диагностика триггерных точек

Сколько не говори о серьёзности и сложности проблемы, всегда находятся люди, которые впервые услышав о триггерных точках, тут же, как под копирку, выдвигают одну и ту же теорию, дескать, чтобы их лечить, никакая диагностика не нужна. И вообще, не стоит заморачиваться – нужно сделать общий массаж и одним махом устранить все триггерные точки или просто закачать мышцы.

  • Как узнать, откуда исходит боль и где находятся триггерные точки?

В какой-то мере это помогают сделать жалобы самого пациента, ведь он чётко указывает, где у него болит. Но тут есть несколько «НО».

Во-первых, не будем забывать, что боль бывает отражённой, а значит, то место, куда указывает пациент, может не совпадать с реальным источником боли.

Во-вторых, пациент указывает лишь на болезненную зону, но никак не на конкретную мышцу.

В-третьих, у человека более 600 мышц, которые расположены слоями: одни – поверхностно, другие - в глубине под ними. Следовательно, там, куда указывает пациент, может находиться не одна, а несколько различных мышц. В общем, жалобы пациента – это всего лишь начальный ориентир для поиска триггерной точки, но никак не место её реальной локализации.

  • Может быть, диагностику триггерных точек провести с помощью надавливания? Взять и просто прощупать всё тело? Там, где будет больно – там и триггер?

Да, подобный способ действительно существует, но только как «последний штрих», чтобы убедиться, что мы нашли именно триггер. Пальпация – это завершающий этап диагностики, когда триггерная точка уже найдена и осталось лишь выявить её эпицентр. Собственно, пальпация - это плавный переход от диагностики к лечению. Делать же пальпацию основным способом поиска – крайне непрофессионально. Не нужно забывать, что триггерные точки - очень болезненны, к тому же их может быть достаточно много. Если врач будет искать триггерные точки, тыча пальцем по всему телу, это будет пытка, а не диагностика триггерных точек.

  • А может быть вообще не стоит заморачиваться с поиском отдельных триггерных точек, а просто сделать общий массаж всего тела, размассировать все триггеры и тем самым решить задачу?!

Эта идея не нова и не оригинальна, её высказывают почти все, кто впервые столкнулся с триггерными точками. Но лечить триггерные точки общим массажем – это всё равно, что играть на пианино лыжей: положил на все клавиши и жми. Результат примерно такой же. К тому же, массажистов не учат ни диагностике, ни лечению триггерных точек. Это компетенция врачей-мануальных терапевтов. Лечение триггерных точек требует определённых знаний и специфических воздействий. Вот почему устранить триггерные точки простым массажем невозможно. Кроме того, их ещё нужно обнаружить, поэтому без диагностики триггерных точек никак не обойтись.

  • Так как же понять, откуда исходит боль и где находятся триггерные точки?

Как мы говорили в начале статьи, первый ориентир – это зоны отражённой боли. Зная, в какую зону отражается боль от той или иной мышцы, врач приступает к проверке этих мышц с помощью мышечного тестирования. Задача - обнаружить слабую мышцу. Зачем? - спросите вы. Ответ прост. Давайте вновь вернёмся к стульям и верёвкам и вспомним, что триггерные точки ослабляют мышцу. Следовательно, выявив слабую мышцу, мы найдём триггерные точки.

Опережая ваши сомнения, скажем: большинство людей, впервые узнав о диагностике триггерных точек по ослабленным мышцам, сомневаются в её объективности и полагают, что мышца ослабла, потому что она просто «не накачана». Но в том-то и дело, что первопричиной такой слабости являются триггерные точки. И пока мышца ими больна, она не сможет «накачаться». Вот почему правильное лечение триггерных точек подразумевает сначала работу врача по их устранению и лишь потом – выполнение упражнений для закрепления результата.

  • Чем грозит несвоевременное «закачивание» позвоночника и больных мышц?

Лечить мышцы «закачиванием», не устранив триггерные точки, весьма опрометчиво. Вы рискуете потратить впустую время и силы, но хуже всего – вы можете потерять веру в победу над болезнью. Кто «закачивал» - тот подтвердит, что достигнутый эффект прекращается, как только перестаёшь «качаться».

«Закачивание» больных мышц автоматически приводит к перегрузке здоровых.

Закачивание не лечит больные мышцы, а только перегружает здоровые и это - медицинский факт. От возникшей перегрузки в здоровых мышцах тоже начинают формироваться триггерные точки – это называется триггерное заражение. Триггерное заражение идёт по цепочке – от больной мышцы к здоровой. Это истощает силы человека и снижает способность организма сопротивляться данному процессу. Рано или поздно это приводит к декомпенсации, за которой следует лавинообразное развитие болезни. Образно говоря, из-за неправильного лечения тело пациента заполняется триггерными точками, как бочка водой, пока не зальёт по самую макушку и не хлынет изо всех щелей. В такой ситуации пациент буквально не знает, за что хвататься, у него болит везде: то там, то тут.

В общем, чтобы никому не пришлось убеждаться в правоте этих слов на своём горьком опыте, примите как аксиому: физические упражнения помогают укреплению только здоровых мышц. Следовательно, прежде чем «закачивать» мышцы, нужно вылечить их и освободить от триггерных точек, и только потом закреплять эффект. Иначе, что же вы будете закреплять - болезнь?

Помните: сначала – лечение и лишь потом – закрепление эффекта.

Физические упражнения укрепляют только здоровые мышцы.
  • Что ещё, кроме ослабления мышц, указывает на наличие триггерных точек?

Снова возвращаемся к стульям. Мы установили, что триггерные точки укорачивают мышцу и сближают места её прикреплений; внешне это выглядит, как вынужденная поза. Пользуясь этим фактом, врач анализирует позу пациента. И по отклонению от нормального положения головы, плеча, руки, ноги или всей позы, врач определяет место локализации триггерных точек. Это называется визуальная диагностика, а такой же анализ, только в движении, называется кинезиологическая диагностика (« кинезис» по-гречески – «движение»).

Подведём итог

Когда мы вспоминали детективные фильмы и пересечение линий на карте, мы говорили, что это напоминает поиск болезни. Действительно, условное пересечение всех симптомов и всех перечисленных методов диагностики позволяет со 100% точностью выявить все триггерные точки.

На самом деле, диагностика – это неотъемлемая составляющая для эффективного лечения триггерных точек.

Перечисленные пункты являются важнейшими этапами диагностики триггерных точек. Они позволяют выявить даже скрытые триггеры. Грамотный мануальный терапевт обязательно проводит такую диагностику.

  • Пациент рассказывает врачу о своих болях – это опрос пациента.
  • Врач осматривает пациента в статике – визуальная диагностика.
  • Врач осматривает пациента в динамике – кинезиологическая диагностика.
  • Врач проверяет реакцию и силу мышц – мануальное мышечное тестирование.
  • Врач проверяет рефлексы, чувствительность и координацию – неврологическая диагностика.
  • Врач пальпирует обнаруженную триггерную точку, чтобы выявить её эпицентр.

Современная медицина может с уверенностью сказать: «Мы не только проводим точную диагностику — мы знаем способы эффективного лечения триггерных точек

Лечение триггерных точек

Самым безопасным методом лечения триггерных точек является лечение руками врача. Недаром ручная работа – это синоним деликатности, надёжности и качества. Когда мы говорим о мягкой мануальной терапии, мы подразумеваем именно это. Кстати, само название «мануальная терапия» происходит от латинского слова «manus» – рука. Мягкая мануальная терапия – это самый безопасный и эффективный способ лечения триггерных точек. Однако из-за своей эффективности, безопасности и деликатности, мягкая мануальная терапия требует от врача больше времени и труда. Поэтому её стоимость может быть несколько выше, чем у других методов. И сегодня, когда медицина стала платной, мы должны чётко понимать, что стоимость того или иного метода лечения зависит не только от силы его лечебного эффекта, но и от его безопасности. Обязательно сопоставляйте оба эти фактора при выборе лечения.

По безопасности и эффективности лечения триггерных точек мягкая мануальная терапия - № 1.

О безопасности мы заговорили не случайно. Ведь далеко не все методы лечения триггерных точек одинаково безобидны. И тут никогда нельзя забывать главную заповедь врача «Не навреди!». Этой заповеди должны следовать все врачи. Везде и всегда. Особенно это касается такого метода лечения, как прокалывание триггерных точек иглой. И вы, как пациент, должны чётко понимать, что при прокалывании всегда существует риск проткнуть вену, артерию или какой-нибудь орган. Особенно, если триггерная точка находится в области грудной клетки, поясницы или шеи.

Существуют ещё аппаратные виды лечения триггерных точек, например, столь популярная сейчас ударно-волновая терапия (УВТ). В плане безопасности она почти безобидна, но там имеется другой подвох. Несмотря на отсутствие сложных профессиональных навыков и больших трудовых затрат, необходимых для выполнения этой процедуры, её стоимость бьёт все рекорды. И, к сожалению, это объясняется отнюдь не высокой эффективностью метода (она довольно посредственна) а банальной маркетинговой раскрученностью. Имейте это в виду.

Но, как бы то ни было, выбирая метод лечения триггерных точек, не нужно упускать главного: лечит не метод, а врач. В умелых руках и ударно волновая терапия (УВТ), и прокалывание - эффективны и результативны. Но, опять же, благодаря полному отсутствию риска, мануальное лечение триггерных точек безопасно даже у начинающего врача. Возможно, начинающий врач будет не так эффективен, как опытный, зато и лечение у него будет стоить дешевле. А что касается результата, он в этом случае будет достигнут количеством сеансов.

Выбор своего метода и своего врача всегда остаётся за пациентом.

В клинике «Спина Здорова» мы используем все методы мягкой мануальной терапии:

1

релаксация / ПИР

Обеспечивает предварительное расслабление мышц и гарантирует полную безопасность последующих воздействий. Каждый сеанс мы начинаем с ПИР.

Устраняет блоки и восстанавливает подвижность позвоночника и суставов. Аккуратными движениями мягко поправляет шею, позвоночник, суставы рук и ног.

Вызывает потрясающий эффект мышечного расслабления и надёжно устраняет боль.

Очень мягкое локальное воздействие с переменной амплитудой для коррекции позвонков и суставов.

Врач фиксирует пациента в специальных позах, устраняя этим боль и сильное перенапряжение.

6

Миофасциальный релиз

Освобождает мышцы и позвонки от зажимов, благодаря чему они безболезненно «встают на место».

Феномены социальной фасилитации, ингибиции и лености

Социальная психология давно занята исследованием взаимодействия индивида и социальной группы, которое связано, с одной стороны, с изучением группового давления, а с другой стороны — с изучением закономерностей влияния индивида на групповые психологические явления и групповое поведение.

Первые экспериментальные исследования в этой области были посвящены изучению влияния присутствия группы и группового взаимодействия на протекание психических процессов индивида и его поведение (Н.Триплетт, 1898, В.Меде, 1920, Ф.Олпорт, 1924, В.М.Бехтерев, 1925). Результатом этих и других исследований было открытие эффектов социальной фасилитации, ингибиции и лености, которые разъясняют каким именно образом группа и аудитория влияют на психологию поведения личности. Социальная фасилитация — это повышение скорости или продуктивности деятельности индивида вследствие актуализации в его сознании образа (восприятия, представления и т.п.) другого человека (или группы людей), выступающего в качестве соперника или наблюдателя за действиями данного индивида. Противоположным эффектом является социальная ингибиция, подразумевающая снижение продуктивности и качества деятельности индивида. Установлено, что присутствие наблюдателя положительно влияет на количественные характеристики деятельности и отрицательно на качественные, соответственно повышая результативность относительно простых видов деятельности и затрудняя выполнение трудных действий и решение сложных задач. Следует отметить, что выраженность социально-психологического феномена «фасилитация — ингибиция» во многом зависит от половозрастных, статусно-ролевых и целого ряда других социальных и социально-психологических характеристик личности. [1, с.210]

История феномена социальной фасилитации началась более ста лет назад, когда психолог Норман Триплетт, интересовавшийся велосипедными гонками, заметил, что спортсмены демонстрируют более высокие результаты не тогда, когда «соревнуются с секундомером», а когда участвуют в коллективных заездах. Прежде чем предать гласности догадку о том, что в присутствии других людей человек работает более производительно, Триплетт провел лабораторный эксперимент. Дети, которым было велено наматывать леску на катушку удочки с максимально возможной скоростью, в присутствии соисполнителей справлялись с этим заданием быстрее, чем поодиночке. [2, c.236]. В результате множества экспериментов, проводившихся в разных странах, было зафиксировано, что в присутствии других повышается скорость и точность, с которой люди выполняют простые примеры.

Однако, последующие исследования показали, что не всегда присутсвие других стимулирует индивида на более эффективную деятельность. Было отмечено, что в ряде случаев присутсвие других людей отрицательно воздействует на личность, и соответсвенно, на эффективность выполнения каких-либо действий с ее стороны. Противоречивость результатов первых исследований феномена «фасилитация-ингибиция» привела к тому, что эксперименты в этой области практически прекратились на довольно длительный период.

Новый толчок эти исследования получили благодаря работам социального психолога Р. Зайенса. Он был первым, кто выдвинул предположение о том, что эффект фасилитации имеет место в случае простой механической деятельности, а ингибиции — в ситуации интеллектуально сложной. При выдвижении этой идеи, он опирался на хорошо известный принцип, согласно которому возбуждение всегда усиливает доминирующую реакцию. Усиление возбуждения благоприятствует решению простых задач, для которых наиболее вероятной, «доминирующей», реакцией является правильное решение. Люди быстрее разгадывают простые анаграммы, когда возбуждены. Когда же речь идет о выполнении сложных заданий, в которых правильный ответ не столь очевиден, а потому не является доминирующей тенденцией, чрезмерное возбуждение повышает вероятность неправильного решения. С решением более сложных анаграмм возбужденные люди справляются хуже, чем те, кто находится в спокойном состоянии [3, c.364].

Способен ли этот принцип раскрыть тайну социальной фасилитации? Или разумнее согласиться с тем, что подтверждается многими данными, а именно: присутствие других возбуждает людей и делает их более энергичными? Если социальное возбуждение усиливает доминирующие реакции, оно должно благоприятствовать выполнению легких заданий и мешать выполнению сложных. В этом случае известные экспериментальные данные уже не кажутся противоречащими друг другу. Наматывание лески, решение простых примеров на умножение, как и выполнение заданий, связанных с едой, — все это простые действия, реакции на которые или хорошо усвоены, или даны нам от рождения (т. е. доминируют). Естественно, нет ничего удивительного в том, что присутствие посторонних «подстегивает» нас при выполнении хорошо знакомых и усвоенных действий. Усвоение нового материала, прохождение лабиринта или решение сложных математических задач — более трудные задания, правильные реакции на которые с самого начала совсем не так очевидны. В подобных ситуациях присутствие посторонних приводит к увеличению числа неверных ответов. В обоих случаях «работает» одно и то же общее правило: возбуждение благоприятствует доминирующим реакциям [2, c.237].

Идея о том, что присутствие других людей усиливает «доминирующую», т.е. наиболее вероятную для данного индивида реакцию, была настолько очевидной, что ученые того времени просто удивлялись, как не додумались до этого сами и намного раньше Зайенса. В подтверждение данного вывода было проведено почти 300 исследований, в которых в качестве испытуемых в общей сложности приняли участие более 25 000 добровольцев. Несколько экспериментов, в которых Зайенс и его помощники создавали произвольную доминирующую реакцию, подтвердили, что присутствие наблюдателей усиливает ее. В одном из этих экспериментов исследователи просили испытуемых произносить (от 1 до 16 раз) различные, лишенные смысла слова. Затем они говорили им, что эти слова появятся на экране, одно за другим, и каждый раз им нужно будет догадаться, какое именно слово появилось. На самом же деле испытуемым показывали в течение сотых долей секунды только случайные черные линии, но они «видели» преимущественно те слова, которые произносили большее число раз. Эти слова стали доминирующими реакциями. Испытуемые, которые проходили аналогичный тест в присутствии двух других испытуемых, были еще более склонны к тому, чтобы «видеть» именно эти слова. [2, c.237]

Авторы более поздних исследований подтвердили вывод о том, что социальное возбуждение облегчает доминирующую реакцию, независимо от того, верная она или нет. Питер Хант и Джозеф Хиллери обнаружили: в присутствии наблюдателей студенты быстрее разбираются с легким лабиринтом и дольше — с трудным. По данным Джеймса Майклза и его сотрудников, хорошие игроки в бильярд из Студенческого союза (те, у которых результативным был 71 удар из 100) в присутствии 4 наблюдателей показывали еще более высокий результат — 80% попаданий в лузу. Плохие игроки (количество результативных ударов не превышает 36%) начинали играть еще хуже, когда возле стола появлялись посторонние (количество попаданий в лузу сокращалось до 25%). Спортсмены демонстрируют хорошо усвоенные навыки, что объясняет, почему они наилучшим образом выступают тогда, когда их подбадривает толпа болельщиков. Результаты изучения «послужных списков» более 80 000 любительских и профессиональных команд Канады, Англии и США позволяют говорить о том, что «дома» они выигрывают примерно 6 игр из 10, причем для бейсбола и футбола этот показатель несколько ниже, а для баскетбола и соккера — несколько выше. Возможно, что преимущества положения «хозяев поля» связаны также и с тем, что игрокам не нужно проходить акклиматизацию, совершать утомительные перелеты; кроме того, они контролируют территорию, что дает им ощущение доминирования, а подбадривающие крики болельщиков усиливают чувство принадлежности к команде [2, c.237].

Следует отметить, что в последние годы, наряду с теорией Р. Зайенса, получили распространение и другие точки зрения на природу и сущность феномена «фасилитация — ингибиция». Одной из них является так называемая модель отвлечения внимания/конфликта. В основе данной модели лежит представление о том, что присутствие других людей всегда привлекает к себе наше внимание, в результате чего возникает внутренний конфликт между двумя основными тенденциями, проявляющимися практически в любой ситуации публичной деятельности: 1) уделять внимание аудитории и 2) уделять внимание самой задаче. Данный конфликт способен увеличить возбуждение, которое в дальнейшем помогает или препятствует выполнению задачи в зависимости от того, связано ли ее правильное решение с доминирующей реакцией или нет. Кроме того, такой конфликт может вызвать когнитивную перегрузку, если усилия, необходимые для того, чтобы непременно уделять внимание сложной задаче и другим людям, превышают уровень познавательных способностей индивида.

Более того, проявление и степень выраженности феномена «фасилитация — ингибиция» зависит от целого ряда факторов. С собственно социально-психологической точки зрения, особый интерес в этой связи представляет влияние уровня группового развития. Как показывает практика, в группах высокого уровня социально-психологического типа развития, присутствие других и взаимодействие с ними оказывает отчетливо выраженное фасилитирующее влияние в процессе их сложной интеллектуальной деятельности. Особенно ярко это проявляется при работе над проблемными задачами, не имеющими не только очевидного, но и «единственно верного» решения и требующими креативного подхода. Более того, как показывают последние исследования в области психологии менеджмента, в современных условиях наличие полноценной команды является не только полезным, но часто и совершенно необходимым условием поиска эффективных решений такого рода задач [3, c.365].

Итак, согласно основным принципам социальной психологии и психологии групп, очевидно, что мы реагируем на присутствие других людей. Но действительно ли их присутствие возбуждает нас и каковы его последствия? Если человеку тяжело на душе и его терзают печальные мысли, друг, оказавшийся рядом в эту минуту, может выслушать и помочь утешить волнение и боль. Однако в присутствии посторонних людей, человек, переживающий стресс, больше потеет, нервничает, и напрягается. Даже доброжелательная аудитория может стать причиной плохого исполнения обязанностей, требующих от человека полной отдачи. На собственном опыте могу подтвердить, что в стрессовых ситуациях аудитория лишь усугубляет положение. До поступления в университет, я 9 лет училась в музыкальной школе. При сдаче экзаменов и во время концертов, чем больше в зале было людей, тем сложнее мне было унять волнение и преодолеть страх совершить ошибку или забыть произведение. Естественно, когда я играла в присутствии меньшей и более «знакомой» группы людей, такие мысли никогда не посещали меня. Во многих случаях многочисленные зрители и волнение, вызванное их присутствием, приводят к проблемам реализации даже таких автоматизированных навыков, как речь. Испытывая экстремальное давление, мы очень легко можем начать заикаться, забывать слова, путать предложения, и т.д. Каждый из нас сможет припомнить подобный случай из своей практики, когда нужно было выступить перед большой аудиторией, а по причине волнения забывалось многое из того, что хотелось сказать. Именно поэтому многие публичные люди заранее готовят себе мини-конспекты, чтоб в случае чего, подглядеть и вспомнить о чем планировалось говорить.

До сих пор говорилось о том, что если вы владеете какими-либо навыками, то присутствие зрителей «подстегнет» вас продемонстрировать свои умения или же, если вы перевозбуждены и слишком озабочены тем, как и что вы делаете, наоборот, уменьшить эффективность ваших действий. Однако то, что в повседневной жизни и так дается вам с трудом, в подобных обстоятельствах может оказаться вообще невыполнимым. Почему же присутствие посторонних возбуждает нас и приводит к таким последствиям? Возможны три причины, и каждая из них имеет экспериментальное подтверждение.

1. Боязнь оценки.

По мнению Николаса Коттрелла, наблюдатели вселяют в нас тревогу, потому что нам не все равно, как они нас оценивают. Чтобы проверить свою гипотезу и доказать существование боязни оценки, он вместе со своими коллегами повторил в Кентском университете эксперименты Зайенса и Сэйлза с бессмысленными слогами, дополнив их третьим условием: наблюдателями. В одном случае наблюдателям завязывали глаза якобы для того, чтобы подготовить их к эксперименту по изучению восприятия, в то время как другие просто сидели и смотрели на испытуемых. В результате этого эксперимента выяснилось, что в отличие от «зрячей» аудитории, наблюдатели с завязанными глазами не повлияли на действия испытуемых.

Выводы Коттрелла были подтверждены и другими исследователями: усиление доминирующих реакций максимально, когда люди думают, что их оценивают. В одном из экспериментов, проведенных на беговой дорожке в Санта-Барбаре, бегуны трусцой из Калифорнийского университета, пробегая мимо сидевшей на траве женщины, прибавляли скорость, если она смотрела на них, и не делали этого, если она сидела к ним спиной. Боязнь оценки помогает также объяснить, почему:

— люди работают лучше, если соисполнители немного превосходят их;

— возбуждение уменьшается, когда группа, в которую входят люди, обладающие высоким статусом, «разбавляется» теми, чьим мнением мы не дорожим;

— наблюдатели оказывают наибольшее влияние на тех, кто более других озабочен их мнением;

— эффект социальной фасилитации наиболее заметен тогда, когда мы незнакомы с наблюдателями и нам трудно уследить за ними.

Смущение, которое мы испытываем, когда нас оценивают, тоже может помешать нам справиться с тем, что мы лучше всего делаем автоматически, не задумываясь. Например, если во время выполнения решающих свободных бросков баскетболисты будут думать о том, как они выглядят со стороны, и анализировать все свои движения, они, скорее всего, промахнутся.

2. Отвлечение внимания.

Гленн Сандерс, Роберт Бэрон и Дэнни Мур развили мысль о боязни оценки и пошли немного дальше. Они предположили: если люди задумываются о том, как работают их соисполнители, или о том, как реагирует аудитория, их внимание рассеивается. Конфликт между невозможностью отвлечься от окружающих и необходимостью сосредоточиться на выполняемой работе, будучи слишком тяжелой ношей для когнитивной системы, вызывает возбуждение. Свидетельства в пользу того, что люди на самом деле возбуждаются из-за рассеивания внимания, получены из экспериментов, в которых доказано: социальная фасилитация может быть следствием присутствия не только другого человека, но и неодушевленных предметов, например вспышек света.

3. Факт присутствия наблюдателя.

Зайенс полагает, что даже и без боязни оценки, и без отвлечения внимания сам факт присутствия наблюдателя способен стать причиной возбуждения. Например, в ходе одного из экспериментов, испытуемые более определенно называли свои любимые цвета в присутствии наблюдателей. При выполнении подобных заданий нет ни «верных», ни «неверных» ответов, которые могли бы оценить наблюдатели, а потому нет никаких оснований беспокоиться о том, какое мнение у них сложится. Тем не менее, присутсвие посторонних людей «электризует» [2, c.239-240].

Можно сделать вывод, что люди реагируют на присутствие друг друга бессознательно, и факторами, определяющими степень реакции, являются следующие:

1. Количество окружающих людей.

Воздействие других людей на индивида и его деятельность возрастает с увеличением их количества. Человек гораздо сильнее возбуждается в окружении большого количества людей. Массовидность повышает возбуждение, которое обостряет доминирующую реакцию;

2. Взаимоотношения симпатии или антипатии внутри группы.

Нахождение личности в кругу людей, которые ей симпатичны, или же наоборот, не симпатичны, по своему влияет на степень ее возбуждения и на эффективность ее деятельности. Естесвенно, при взаимодействии с людьми, которые друг-другу симпатичны, эффективность и результативность их взаимодействия намного выше, нежели в группах со взаимоотношениями антипатии.

3. Значимость окружающих людей для человека.

Социальное возбуждение и степень социальной фасилитации и/или ингибиции напрямую зависит от значимости окружающих людей – чем они значимее, тем степень возбуждения и волнения сильнее, и наоборот.

4. Степень пространственной близости между людьми.

Социальное возбуждение тем сильнее, чем теснее друг к другу располагаются люди [4, c.99].

Помимо рассмотренных выше эффектов социальной фасилитации и ингибиции существует еще и третий – социальная леность. Социальная леность объясняется тенденцией людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности. Действует тот же принцип: когда наблюдение увеличивает боязнь оценки, результатом будет социальная фасилитация или ингибиция; когда же затерянность в толпе уменьшает боязнь оценки, результатом будет социальная леность [4, c.104].

Почти сто лет назад французский инженер Макс Рингельманн обнаружил, что коллективные усилия не превышают даже половины суммы максимально возможных индивидуальных усилий. Вопреки расхожему мнению, что «в единстве — сила», из этого следует, что члены группы, выполняя коллективное задание, на самом деле могут быть менее мотивированы [4, c.99].

Не исключено, конечно, что низкая продуктивность является следствием плохой координации общих действий. Однако, группа ученых из Массачусетса под руководством Алана Ингама провела эксперимент, во время которого она хитроумно разъяснила данный вопрос — испытуемые думали, что другие тянут канат вместе с ними, а на самом деле трудились в одиночестве. Когда испытуемые знали, что тянут в одиночестве, они развивали усилие на 18 % больше, чем когда думали, что сзади им помогают от двух до пяти человек.

В Государственном институте Огайо исследователи Бибб Латане, Киплинг Уильямc и Стивен Харкинс старались найти другие методы изучения этого феномена, который они назвали социальной леностью. Они заметили, что шум, создаваемый шестью участниками эксперимента, когда их просили «аплодировать и кричать как можно громче», лишь в два с небольшим раза превосходил потенциально максимальный шум, создаваемый одним человеком. В данном случае, как и в случае перетягивания каната, также встал вопрос того, что эффективность при создании шума могла падать из-за плохой скоординированности действий, а не из-за эффекта социальной лености. Поэтому Латане с коллегами последовал примеру Ингама, заставив испытуемых поверить, что они шумят и хлопают вместе с другими, хотя на самом деле они делали это в одиночку.

Политолог Джон Суини, заинтересовавшись политическими последствиями социальной лености, получил сходные экспериментальные результаты в Техасском университете. Он обнаружил, что студенты крутили педали велотренажера интенсивнее (судя по выходной электрической мощности), если думали, что экспериментаторы за каждым из них наблюдают индивидуально, а не просто суммируют мощность, развиваемую всеми «велосипедистами». В результате был сделан вывод о том, что в условиях групповых действий люди обычно склонны увиливать от работы.

В этих и еще примерно в 160 других экспериментах прослеживается проявление одной из психологических сил, вызывающих социальную фасилитацию, — боязнь оценки. В экспериментах по социальной лености люди, как правило, уверены, что их оценивают только тогда, когда они действуют в одиночку. При групповых действиях (перетягивание каната, овации и т. п.) боязнь оценки уменьшается. Когда люди не отвечают за конечный результат и не могут оценить свой собственный вклад, ответственность распределяется между всеми членами группы. Напротив, в экспериментах по социальной фасилитации люди в большей степени подвергаются оценке со стороны. Оказавшись в центре внимания, они добросовестно контролируют свое поведение [2, c.242-243].

Таким образом, действует один и тот же принцип: когда наблюдение усиливает боязнь оценки, результатом будет социальная фасилитация; когда же затерянность в толпе снижает боязнь оценки, результатом будет социальная леность.

Например, из истории нам известно, что при коммунистическом режиме крестьяне в российских колхозах работали то на одном поле, то на другом и практически не несли никакой личной ответственности за конкретный участок земли. Для их собственных нужд им были оставлены небольшие частные наделы. Согласно одному из исследований, эти частные наделы в целом занимали всего 1 % пригодных для обработки земель, но давали 27 % всей советской сельскохозяйственной продукции. В Венгрии частные наделы занимали 13 % земель, давая одну треть продукции.

В Северной Америке рабочие, которые не платят взносы в профсоюз и не работают на общественных началах, тем не менее не прочь воспользоваться профсоюзными льготами. То же самое происходит и со зрителями общественного телевидения, которые не спешат откликнуться на кампании по сбору средств для телестудии. Это наводит на мысль о другом возможном объяснении социальной лености. Когда вознаграждение делится поровну, независимо от личного вклада, каждый из участников получает большее вознаграждение на единицу своих усилий, если он паразитирует. Таким образом, у людей может возникнуть мотивация бездельничать, если их вклад не оценивают и не вознаграждают в индивидуальном порядке [2, c.244].

Но, разумеется, коллективность усилий не всегда приводит к их ослаблению. Иногда цель настолько значима и так важно, чтобы каждый прилагал максимум усилий, что командный дух вызывает и поддерживает настоящее рвение. Ряд свидетельств убеждают нас в том, что это и в самом деле так. Люди в группе меньше бездельничают, если задача вызывающе сложна, притягательна и увлекательна. Коллективно решая трудную и интересную задачу, люди могут воспринимать собственный вклад как незаменимый. Группы намного меньше бездельничают, если их члены — друзья, а не чужие друг другу люди. Следовательно, можно четко выделить следующие факторы социальной лености:

-наличие индивидуальной ответственности за результаты своего труда. Чем выше ответственность, тем ниже социальная лень;

-групповая сплоченность и дружеские отношения. Люди в группах меньше бездельничают, если они друзья, а не чужие друг другу люди;

-численность группы. Чем больше численность группы, тем выше социальная лень;

-кросс-культурные различия. Члены коллективистических культур проявляют меньше социальной лени, чем члены индивидуалистических культур;

-гендерные различия. Женщины в меньшей степени проявляют социальную лень, чем мужчины [4, c.104].

Итак, хотя социальная леность действительно то и дело проявляется, когда люди работают вместе и не несут при этом индивидуальной ответственности, все же нельзя говорить, что всегда чем больше рук, тем меньше сделанной работы.

В заключении следует отметить, что на сегодняшний день, феномены социальной фасилитации, ингибиции и лености являются актуальными, важными и необходимыми для изучения и познания темами не только со стороны психологов, но и людей других профессий. Знание особенностей и тонкостей этих феноменов может помочь многим найти рычаги контроля как своего поведения, так и поведения других людей, и подстегнуть в нужный момент к достижению максимально продуктивных результатов.

Литература

1. А.Л. Журавлев, Социальная психология. Учебное пособие для вузов. Москва, 2002, с.210.

2. Д. Майерс, Социальная психология, 7-ое издание, 2002, c.236 – 244.

3. М. Ю. Кондратьев, В. А. Ильин, Азбука социального психолога - практика. Справочно энциклопедическое издание, Москва, 2007, с.364-265.

4. Л.Г. Почебут, В. А.Чикер, Организационная социальная психология: Учебное пособие, Санкт-Петербург, 2002, с.99-104.

Автор: Алиева Н. Н.

Фото: morganhomes.com

КПТ - Что такое схема-терапия?

Что такое схема-терапия?


Схема-терапия - это психологическое направление, которое было создано Джеффри Янгом, как модификация когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), для пациентов, в отношении которых стандартная КПТ была недостаточно эффективна. Эти пациенты страдали, преимущественно, от расстройств личности, последствий комплексной психологической травмы и пренебрежения эмоциональными потребностями ребенка в детском возрасте. Возможно, именно поэтому схема-терапию, наряду с другими подходами, относят к «третьей волне» в КПТ.

Наиболее важное понятие в схема-терапии - это Ранние Дезадаптивные Схемы.

Схемы определяются как глубоко укоренившиеся убеждения относительно себя и своих отношений с другими, сформированные в детстве, закрепленные в течении всей жизни и, в значительной мере, являющиеся дисфункциональными.

Здоровые схемы развиваются, когда удовлетворяются базовые эмоциональные потребности ребенка. Это дает возможность детям развить позитивные образы себя, других людей и мира в целом.

В схема-терапии обычно выделяют пять категорий базовых эмоциональных потребностей человека, некоторые из них являются наиболее важными в детстве (Young, Klosko, & Weishaar, 2006):

1. Привязанность и безопасность.

2. Независимость, компетенция и идентичность.

3. Свобода выражения своих потребностей и эмоций.

4. Спонтанность, веселье и игра.

5. Реалистичные границы, самодисциплина и самоконтроль.

Более детально ознакомиться с тем, что такое базовые эмоциональные потребности, можно перейдя по ссылке.

Схемы развиваются в детстве в процессе взаимодействия врожденного темперамента ребенка и детского опыта отношений с родителями, братьями (сестрами) и сверстниками.

Поскольку они формируются в самом начале жизни, схемы становятся знакомыми и, таким образом, удобными. Мы искажаем наш взгляд на события в нашей жизни, чтобы сохранить действительность наших схем. Схемы могут оставаться в спящем виде, пока они не активируются ситуациями, имеющими отношение к этой конкретной схеме.

Так что же происходит, если в детстве базовые эмоциональные потребности не удовлетворяются?

Мы формируем неадаптивные схемы или "жизненные ловушки".

Эти жизненные темы, закономерности или "ловушки" образуются, когда базовые эмоциональные потребности не удовлетворяются в детстве (но также могут быть следствием их неудовлетворения в подростковом возрасте). Впоследствии схема не позволяет базовым эмоциональным потребностям удовлетворятся во взрослом возрасте. Например, ребенок, чья потребность в безопасных отношениях не удовлетворялась его родителями, может много лет в будущем жить без безопасных отношений, как ответ на отсутствие удовлетворения этой потребности раньше, и это может продолжаться в течение всей жизни.

Это может сначала казаться интуитивно-противоположным, но психотерапия и психология, с подачи Фрейда, определяет это как "навязчивое повторение". Мы воспроизводим в нашей взрослой жизни недостатки раннего детства, потому что мы чувствуем себя "более комфортно" с этими схемами, даже осознавая, что они не служат нам как адаптивные, зрелые. В этом лежит конфликт.

Схемы - это очень стабильные и устойчивые паттерны, состоящие из воспоминаний, телесных ощущений, эмоций и чувств. После активации часто возникают интенсивные эмоции, и они, как правило, могут лежать в основе долговременных трудностей, с которыми, по нашему мнению, мы боремся.

Одна из причин, почему схемы трудно менять, - это то, что они не подчиняются логике, а хранятся в эмоциональной части мозга, которая называется миндалиной, в отличие от частей мозга, которые легко поддаются логическому анализу или дискурсу (куда, например, может нацеливаться "классическая" КПТ).

Хотя схема терапия использует много процедур КПТ подхода, она также более глубоко проникает в ранней жизненный опыт, используя эмоциональные (экспериенциальные) и межличностные техники, способствуя повышению уровня аффекта в сессиях и имея более длительный эффект.

Выделяют 18 ранних дезадаптивных схем, которые сгруппированы в 5 категорий в соответствии с неудовлетворением базовых эмоциональных потребностей:

1. Потеря привязанности и отвержение:

  1. Эмоциональная депривация
  2. Покинутости/нестабильности отношений
  3. Недоверия/ожидания причинения вреда
  4. Дефективности/стыда
  5. Социальной изоляции/отвержения

2. Ограничение автономии, реализации себя и способности достичь успеха:

  1. Зависимости/беспомощности
  2. Ожидания катастрофы (уязвимости к жизненным вызовам и болезням)
  3. Слияние/неразвитая идентичность
  4. Некомпетентности и неминуемых неудач

3. Нарушение границ:

  1. Особого статуса и прав
  2. Недостаточный самоконтроль и самодисциплина

4. Ориентированность на других:

  1. Подчинения
  2. Самопожертвования
  3. Поиск признания

5. Чрезмерная бдительность и ингибиция:

  1. Эмоциональная ингибиция
  2. Сверхвысокие стандарты и гиперкритичность
  3. Негативизм/пессимизм
  4. Наказания

Больше информации про ранние дезадаптивные схемы можно найти по ссылке.

Часто, если человек находится в особенно тяжелой ситуации или переживает резкие изменения в мыслях, чувствах и поведении, когда активны много различных дезадаптивных схем, схема-терапевты предлагают работать со схемами с помощью модели модов или частиц. Моды или частицы - это такие режимы психики или состояния активации ранних дезадаптивных схем и коупингов, которые внутренне могут ощущаться как отдельные и совершенно разные части нас самих (которые часто могут находиться в конфликте между собой).

Более детально про модель частиц или модов можно узнать по ссылке.

Вместе с клиентом этим различным частям будут даны имена, и с ними работают почти как с "персонажами" во внутреннем мире клиента, рассматривая, как взаимодействуют эти различные моды и как они функционируют, подкрепляя дезадаптивные схемы, «жизненные ловушки» и, возвращая клиента к путям удовлетворения своих фрустрированных (неудовлетворенных) базовых эмоциональных потребностей, которые были изобретены в детстве, и могут частично срабатывать при определенных обстоятельствах, но, в целом, бесполезны в долгосрочной перспективе.

Как схемы работают?

Существует две основные операции по схеме: исцеление схемы и сохранения схемы. Все мысли, поведение и чувства могут рассматриваться как часть одной из этих операций. Или они закрепляют схему или они исцеляют схему. В следующем разделе о терапевтическом процессе мы подробнее объясним об исцелении схемы.

Сохранение схемы относится к рутинным процессам, с помощью которых схемы функционируют и закрепляют себя. Это происходит благодаря когнитивным искажениям, самоподдерживающим поведенческим паттернам (self-defeating behaviour patterns) и стилям преодоления схемы.

Когнитивные искажения являются центральной частью классической когнитивной терапии. Эти искажения состоят из негативных интерпретаций и прогнозов жизненных событий. Схема будет выделять или преувеличивать информацию, подтверждающую схему и будет минимизировать или отклонять информацию, которая противоречит ей. Кроме того, нездоровые модели поведения будут увековечивать существование схемы. Кто-то, кто был обиженным в детстве и создал схему недоверия / ожидания ущерба, может искать подобные отношения во взрослом возрасте и оставаться в них, обеспечивая постоянное подтверждение схемы.

Для того чтобы понять, как схемы, таким образом, увековечиваются, существуют три стиля преодоления, которые необходимо выявить. Это такие стили: : капитуляция перед схемой («сдаться»), избегание схемы («убежать») и чрезмерная компенсация или гиперкомпенсация («напасть») схемы. Благодаря этим трем стилям, схемы влияют на наше поведение и обеспечивают себе собственное выживание.

Стиль «сдаться» относится к способам, когда мы пассивно принимаем нашу схему. Мы принимаем схему как правду, а потом действуем так, чтобы подкрепить схему. Например, молодой человек со схемой «Покинутости / нестабильности» может выбирать партнеров, которые неспособны строить долгосрочные отношения. Тогда она может реагировать даже на незначительные признаки покинутости, например, находясь короткое время без партнера, преувеличивать это и чувствовать чрезмерные негативные эмоции. Несмотря на эмоциональную боль от ситуации, он может так же пассивно оставаться в отношениях, поскольку не видит иного способа общения с партнером.

Стиль «избегание» - это способы, в которых мы делаем все возможное, чтобы избежать активации схем. Когда схемы активируются, это вызывает чрезвычайно негативные эмоции. Таким образом, мы пытаемся найти способы избежать запуска схем, чтобы не чувствовать эту боль. Существует три типа уклонения от схемы: когнитивный, эмоциональный и поведенческий.

Когнитивное избегание - это усилия, которые люди делают, чтобы не задумываться над событиями, которые их огорчают. Эти усилия могут быть как осознанными, так и автоматическими. Люди могут добровольно принять решение не концентрировать внимание на каком-то аспекте своей личности или событии, которое они считают тревожным. Существуют также бессознательные процессы, которые помогают людям закрывать информацию, которая может слишком огорчить, если будет осознана. Люди часто забывают особенно болезненные события. Например, дети, подвергшиеся сексуальному насилию, часто не помнят об этом.

Эмоциональное или аффективное избегание означает автоматические или осознанные попытки блокировать болезненные эмоции. Часто, когда люди имеют очень болезненные эмоциональные переживания, их чувства «немеют», чтобы свести к минимуму боль. Например, человек может рассказывать о том, как жена намеренно оскорбляет его, но говорить, что он не чувствует никакого гнева к ней, лишь небольшое раздражение. Некоторые люди злоупотребляют алкоголем или наркотиками, чтобы заглушить эмоции, вызванные схемами.

Третий вид избегания – поведенческое избегание. Люди часто действуют так, чтобы избегать ситуаций, которые вызывают схемы, и таким образом избегать психологического боли. Например, женщина со схемой «некомпетентности и неизбежных неудач» может избегать принятия сложной новой работы, которая для нее была бы очень полезной. Избегая сложной ситуации, она избегает боли, связанной с интенсивной тревогой, которая может быть вызвана активацией схемы.

Третий стиль "напасть"  – это гиперкомпенсация схемы. Человек ведет себя таким образом, который является противоположностью тому, что предлагает схема, чтобы избежать активации схемы. На поверхности может показаться, что гиперкомпенсаторы ведут себя здоровым образом, защищая таким способом себя. Но когда они заходят слишком далеко, пересекают границу, это имеет такие последствия, которые затем закрепляют схему. Например, молодой человек со схемой дефективности может слишком компенсировать, представляя себя совершенным и критикуя других. Это, вероятно, приведет к тому, что другие, в свою очередь, будут критиковать его, тем самым подтверждая его убеждение в том, что он какой-то дефективный.

Терапевтический процесс – изменение схем.

В схема-терапии цель лечения заключается в привлечении процессов исцеления схемы. Эти процессы направлены на то, чтобы ослабить ранние дезадаптивные схемы и дисфункциональные стили преодоления схем как можно больше, и построить здоровую часть клиента. Альянс или союз, сформированный между терапевтом и здоровой частью клиента, противостоит схемам. Любая терапевтическая деятельность, описанная ниже, может рассматриваться как пример исцеления схемы.

Первым шагом в терапии является комплексная оценка клиента. Главная цель этой оценки - определить схемы и стили их преодоления, наиболее актуальные в психологическом складе клиента. Существует несколько шагов в этом процессе. Сначала терапевт хочет узнать о последних событиях или обстоятельствах в жизни клиента, которые побудили его обратиться за помощью. После этого терапевт обсуждает историю жизни клиента и ищет закономерности, которые могут быть связаны со схемами.

Есть еще несколько шагов, которые психотерапевт может делать для диагностики схем. Могут быть использованы специальные опросники, которые клиент заполняет, у них есть перечень различных мыслей, чувств и поведения, связанных с различными схемами; утверждение этих опросников надо оценить по отношению к жизни клиента.

Есть также различные методы работы с воображением, которые терапевт также может использовать для диагностики схем. Так, одна специфическая техника предполагает приглашение клиентов закрыть глаза и представить себя ребенком рядом со своими родителями. Часто появляющиеся воспоминания, приводят к основным схемам. Кроме того, иногда просто рассказ о ключевых, мучительных воспоминаниях может помочь сделать предположение относительно основных дезадаптивных схем.

Есть много методов, которые психотерапевт может использовать, чтобы помочь клиентам ослабить их схемы. Эти методики или техники можно разделить на четыре категории: эмоциональные, межличностные, когнитивные и поведенческие.

Эмоциональные техники поощряют клиентов испытывать и выражать эмоциональные аспекты своей проблемы. Один из способов заключается в том, что клиенты закрывают глаза и представляют, что они разговаривают с человеком, на которого направлена эмоция. Тогда их поощряют выражать эмоции как можно полнее в воображаемом диалоге. Одна женщина, основной схемой которой была "Эмоциональная депривация", имела несколько таких сессий, в которых она имела возможность выразить свой гнев на родителей, потому что они не были достаточно эмоциональными. Каждый раз, когда она выражала эти чувства, она могла отдалять себя подальше от схемы. Она смогла увидеть, что у ее родителей были собственные проблемы, которые не давали им возможности обеспечить ей адекватное воспитание, и она не навсегда должна быть лишена этого.

Существует много вариантов вышеупомянутой техники. Клиенты могут взять на себя роль другого человека в этих диалогах и выражать то, как они представляют, что чувствовали те люди. Или они могут написать письмо другому человеку, не собираясь его отсылать, чтобы они могли выразить свои чувства без сдерживания.

Межличностные техники освещают взаимодействие клиента с другими людьми, позволяя выявить роль схем. Один из способов - сосредоточиться на взаимодействии с психотерапевтом. Часто клиенты со схемой "Подчинения" согласны со всем, что предлагает терапевт, даже если они не считают задания, имеющими отношение к проблеме. Тогда они чувствуют недовольство терапевтом, которое они показывают опосредованно. Такой паттерн взаимодействия и непрямого выражения возмущение можно затем исследовать с пользой для клиента. Это может привести к исследованию случаев, когда клиент взаимодействует подобным образом с другими, и впоследствии обижается на них, и затем попытаться понять, как с этим можно лучше справляться в будущем.

Другой тип межличностной техники предусматривает включение партнера в терапию. Мужчина со схемой "Самопожертвования" может выбрать жену, которая стремится игнорировать его желания. Терапевт, возможно, захочет привлечь жену к лечению, чтобы помочь им обоим узнать закономерности их взаимоотношений и изменить способы взаимодействия.

Когнитивные техники - это те, в которых подвергаются сомнению дисфункциональные когнитивные искажения. Как и в краткосрочной когнитивной терапии, распознаются дисфункциональные мысли и рассматриваются доказательства против них. Тогда их заменяют на новые мысли и убеждения. Эти методы помогают клиенту изобрести альтернативные способы видения различных ситуаций.

Первым шагом в работе со схемами когнитивно, является изучение доказательств за и против схемы, которая рассматривается. Это включает исследование жизни и опыта клиента и изучения всех доказательств, которые поддерживают или опровергают схему. Данные затем рассматриваются критически, чтобы узнать, действительно ли они доказывают истинность схемы. Как правило, в полученных доказательствах выявляются ошибки, и они становятся уже не такими убедительными.

Например, рассмотрим молодого человека со схемой "эмоциональной депривации». На просьбу привести доказательства того, что его эмоциональные потребности никогда не будут выполнены, он приводит случаи, когда бывшие подруги не удовлетворяли его потребности. Однако, когда эти прошлые отношения внимательно рассматриваются, он обнаруживает, что в рамках «стиля сдаться» он выбирал женщин, которые не могут предоставить эмоциональную поддержку. Это понимание дает ему чувство оптимизма, если он по-другому начнет выбирать своих партнерш, то его потребности, возможно, смогут быть удовлетворены.

Другой когнитивной техникой является структурированный диалог между клиентом и терапевтом. Во-первых, клиент занимает сторону схемы, а терапевт представляет более конструктивный взгляд. Затем стороны меняются ролями, что дает клиенту возможность вербализировать альтернативную точку зрения.

После нескольких подобных диалогов клиент и терапевт могут потом создать карточку-напоминание (flashcard) для клиента, которая содержит краткое изложение показаний против схемы.

Типичная карта для клиента со схемой "Дефективности / стыда" содержит: "Я знаю, что я чувствую, что со мной что-то не так, но моя здоровая часть знает, что я в порядке. Было несколько человек, которые хорошо знали меня и оставались со мной надолго. Я знаю, что могу иметь дружеские отношения со многими людьми, которые мне интересны".

Клиенту предлагается всегда сохранять флэш-карту доступной и читать ее, когда возникает соответствующая проблема. В процессе постоянного использования этой или других когнитивных техник вера клиента в схему постепенно ослабевает.

Поведенческие техники - это те, в которых терапевт помогает клиенту заменить долговременные поведенческие паттерны, таким образом что, например, дезадаптивный поведенческий стиль "сдаться" уменьшается, а усиливаются более адаптивные поведенческие ответы.

Одна из поведенческих стратегий заключается в том, чтобы помочь клиентам выбирать партнеров, подходящих для них и способных строить здоровые отношения. Клиенты со схемой "Эмоциональная депривация",как правило, выбирают партнеров, которые не в состоянии оказывать эмоциональную поддержку. Терапевт, работающий с такими клиентами, помогает им в процессе оценки и выбора новых партнеров.

Другая поведенческая техника заключается в том, чтобы обучать клиентов лучшим навыкам общения. Например, женщина со схемой "Подчинения" считает, что она заслуживает повышения на работе, но не знает, как сказать об этом. Одна из техник, которую использует терапевт для того, чтобы научить ее общаться с ее руководителем, это ролевая игра. Сначала, терапевт берет на себя роль клиента, а клиент берет на себя роль руководителя. Это позволяет психотерапевту продемонстрировать, как правильно сделать запрос. Затем клиент получает возможность практиковать новые формы поведения и получать обратную связь от терапевта перед тем, как изменить поведение в реальной ситуации.

Таким образом: схема-терапия может помочь людям понять и изменить долговременные жизненные паттерны. Терапия предполагает выявление ранних дезадаптивных схем, коупинг-стилей и частиц, и систематическое противостояние им, изменение и исцеление их.

По материалам schematherapylondon.org


Определение ингибирования по Merriam-Webster

в · привет · би · ция | \ ˌIn-hə-ˈbi-shən , ˌI-nə- \

1 : внутреннее препятствие для свободной деятельности, самовыражения или функционирования: например,

а : умственный процесс, налагающий ограничение на поведение или другой умственный процесс (например, желание).

б : ограничение функции органа тела или агента (например, фермента)

б : то, что запрещает, запрещает или ограничивает

Определение запрета по Merriam-Webster

в · hib · it | \ in-ˈhi-bət \

заторможенный; торможение; подавляет

переходный глагол

1 : запретить что-либо делать

б : , чтобы препятствовать свободной или спонтанной деятельности, особенно в результате действия внутренних психологических или внешних социальных ограничений.

Подавление | психология | Britannica

Торможение , в психологии сознательное или бессознательное ограничение или ограничение процесса или поведения, особенно импульсов или желаний.Торможение служит необходимым социальным функциям, подавляя или предотвращая воздействие определенных импульсов ( например, желание ударить кого-то в пылу гнева) и позволяя отсрочить получение удовольствия от приятной деятельности. Сознательное торможение - обычное явление в повседневной жизни и присутствует всякий раз, когда испытываются два конфликтующих желания ( например, желание съесть обильный десерт по сравнению с желанием похудеть).

Подробнее по этой теме

память: Помехи

Известная теория забывания на поведенческом уровне основана на феномене вмешательства или торможения, которым может быть и то, и другое...

Психоаналитическая теория рассматривает торможение как в значительной степени бессознательный механизм, который является посредником между суперэго (совестью) и ид (примитивными желаниями). Табу, например, против инцеста или убийства, - это те социально навязанные запреты, которые возведены до уровня неписаных законов.

Крайнее отсутствие торможения может быть антисоциальным и быть симптомом некоторых психических расстройств, особенно расстройств поведения, социопатических расстройств личности и шизофренических расстройств.И наоборот, слишком сильное торможение может быть разрушительным для личности, приводя к невротической неспособности чувствовать или выражать определенные эмоции, или к сексуальной фригидности или импотенции.

Прием алкоголя и некоторых наркотиков, в частности седативных транквилизаторов (, например, хлордиазепоксид и диазепам), снотворных (, например, флуразепам) и некоторых наркотиков, может снизить ингибирование. Эффекты будут отличаться от человека к человеку.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Торможение также играет важную роль в формировании условий и обучении, потому что организм должен научиться сдерживать определенные инстинктивные поведения или ранее изученные шаблоны, чтобы овладеть новыми шаблонами.

В физиологической психологии термин торможение относится к подавлению нервной электрической активности.

Торможение или тормозящий контроль - когнитивные способности

Торможение или подавляющий контроль - это способность подавлять или контролировать импульсивные (или автоматические) реакции и создавать ответы, используя внимание и рассуждение .Эта когнитивная способность является одной из наших исполнительных функций и способствует предвидению, планированию и постановке целей. Тормозящий или тормозящий контроль блокирует поведение и останавливает неуместные автоматические реакции, изменяя один ответ на лучший, более продуманный ответ, адаптированный к ситуации.

Доктор Рассел Баркли предложил модель саморегуляции поведения, в которой тормозящий контроль является основой правильного функционирования остальных исполнительных функций. Тормозящий контроль необходим для переключения, контроля импульсивности или помех, рабочей памяти, регулирования аффектации или эмоций и т. Д.Плохое торможение - одна из основных проблем СДВГ. Недостаточное торможение может проявляться на трех разных уровнях :

  • Уровень двигателя : Плохой контроль двигательного поведения, проявляющийся в гиперактивности. Например, когда ребенок находится в классе, он может не справиться с подъемом, когда ему скучно сидеть.
  • Уровень внимания : проявляется в отвлекаемости и затруднении внимания.Например, если ребенок читает книгу и его отвлекает звук снаружи.
  • Поведенческий уровень : проявляется в импульсивном поведении, которое невозможно подавить. Например, гудок, когда вы разочарованы водителем перед вами.

Фронтальные структуры мозга созревают в последнюю очередь в процессе развития, поэтому часто можно увидеть, как маленькие дети не могут контролировать свое поведение и справляться с неожиданными изменениями или событиями.Детям, как правило, трудно сдерживать действия, если они уже были начаты. Если нет особых проблем, препятствующих естественному развитию торможения, оно будет усиливаться и развиваться с возрастом.

Торможение - одна из наиболее часто используемых когнитивных функций. Так мозг исправляет поведение . Торможение - это то, что позволяет нам сохранять молчание, когда вы хотите что-то сказать, но знайте, что вам не следует этого делать, это то, что помогает вам оставаться тихим и сидеть, когда вы в классе, это то, что помогает вам оставаться в безопасности, когда кто-то объединяется в свою полосу движения, не используя поворотник, и это то, что помогает вам учиться или работать, даже когда вам скучно или вы хотите встать.Торможение позволяет быстро и безопасно реагировать на непредвиденные или опасные ситуации. Хорошо развитое торможение или тормозящий контроль могут помочь улучшить поведение и дать возможность лучше учиться, на работе, в дороге и с друзьями.

  • Если вы учитесь и проверяете свой телефон, болтаете с друзьями или идете на кухню, чтобы перекусить, ваши уровни торможения ниже, чем они могли бы быть в моменты, когда вы усердно учитесь и избегаете отвлекающих факторов. Успешный ученик сможет воспрепятствовать этим действиям и, вероятно, будет лучше учиться.
  • Подобные ситуации часто можно увидеть в офисе. Многие сотрудники обнаруживают, что автоматически делают то, что отвлекает их от работы, например, смотрит в свой телефон, разговаривает с коллегами или тратит время на беспокойство о личной деятельности. Если у служащего есть хороший тормозной контроль, они будут более эффективными работниками.
  • Нередко случаются неожиданные изменения или аварии во время вождения. Возможно, вы готовитесь к выезду на шоссе и вам придется свернуть, чтобы пропустить машину, которая сменила полосу движения, не используя поворотник.Ваша способность реагировать, останавливаться и подавлять действие возможна из-за вашего торможения.
  • Некоторые люди склонны зацикливаться на негативных мыслях и проблемах. Это также может быть связано с проблемами с тормозящим контролем, поскольку они не могут «выключить» и контролировать эти негативные мысли.
  • Если вас укусил комар, это нормально - почесаться, чтобы облегчить зуд. Люди с хорошим подавляющим контролем смогут не поцарапать укус насекомого, даже если он чешется.Плохой подавляющий контроль может затруднить сопротивление расчесыванию зуда, в результате чего укус насекомого будет кровоточить и образовывать корку.
  • Если вы ужинаете со своей семьей, и ваш зять (который вам не очень нравится) говорит одну неприятную вещь за другой, вам может быть трудно удержаться от того, чтобы что-то ему сказать. Однако, если у вас есть хороший сдерживающий контроль, вы сможете контролировать себя и сохранять спокойствие. Если у вас плохой тормозящий контроль, вы рискуете испортить ужин.
  • Люди с плохим сдерживающим контролем склонны прерывать беседу, что затрудняет поддержание плавной беседы. Часто люди с плохой сдержанностью могут говорить или отвечать на вопрос, не задумываясь полностью, что приводит к частым ошибкам.

Растормаживание и другие расстройства, связанные с плохим подавлением или подавляющим контролем

Поведенческое подавление (BI) - проблема, которая возникает в детстве и характеризуется чрезмерным подавлением.Ребенок с поведенческим торможением, скорее всего, будет иметь проблемы при изучении новых мест, людей или предметов и будет испытывать сильную тревогу по поводу неизвестного, что обычно приводит к тому, что ребенок избегает социальных ситуаций. Это похоже на застенчивость, но может проявляться в несоциальных ситуациях.

Люди с поражением префронтальной доли головного мозга в результате инсульта, хронической травматической энцефалопатии или опухолей часто страдают растормаживанием. Иногда это выражается в простом и непрекращающемся разговоре или в тенденции дотронуться до всего, до чего они могут дотянуться, потому что отсутствие торможения не дает им возможности препятствовать тому, что они говорят или делают.Однако растормаживание может иногда вызывать поведенческих проблем, приводя к агрессивности, проклятиям или несоответствующему сексуальному поведению.

Бывают также случаи, когда люди с повреждением головного мозга страдают от обратного воздействия на язык и поведение. В отличие от людей с проблемами растормаживания, есть люди, чья речь чрезмерно заторможена, из-за чего они не часто разговаривают. Однако когда они говорят, они говорят плавно и исчерпывающе.

В дополнение к проблемам, указанным выше, плохое торможение также является основной проблемой при таких расстройствах, как Гиперактивное расстройство с дефицитом внимания (СДВГ) или Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).СДВГ может вызывать как поведенческое, так и когнитивное растормаживание. Поведенческое растормаживание обычно заставляет ребенка проявлять импульсивность и отвергать действие или представление о том, что ему не нравится, или заставляет его вставать и ходить, когда им скучно. Растормаживание на когнитивном уровне, как правило, очень затрудняет или даже делает невозможным подавление отвлекающих стимулов, затрудняющих концентрацию внимания. Люди с ОКР не могут сдерживать или контролировать свои катастрофические мысли, которые вызывают у них тревогу, сосредотачивая свое внимание на том, о чем они беспокоятся.

Алкоголь и наркотики могут существенно повлиять на торможение. В целом, алкогольная интоксикация вызывает изменения в подавляющем контроле и является одной из причин, по которым запрещено водить машину с определенным уровнем алкоголя в крови. Алкоголизм может навсегда повлиять на торможение. Недавние исследования показывают, что пьянство (употребление большого количества алкоголя за короткий период в сочетании с периодами воздержания) может повредить торможение аналогично алкоголизму.

Как можно измерить и оценить торможение?

Тормозной контроль основан на многих повседневных привычках.Наша способность вписываться в окружающую среду и справляться с отвлекающими факторами и неожиданными изменениями напрямую зависит от сдерживания. Вот почему для оценки подавляющего контроля может быть полезным в различных средах. Академические области : Узнайте, может ли ребенок больше отвлекаться или у него могут быть проблемы с поведением или гневом. Медицинские области : Знайте, есть ли у пациента суицидальные наклонности и плохое сдерживание, которые могут привести к более высокому риску суицидального поведения. Профессиональные области : Полиция, солдаты или другие профессионалы, которые обращаются с оружием или опасными инструментами, должны обладать отличной защитой от несчастных случаев.

Команда CogniFit использовала тест переменных внимания (TOVA) и тест Струпа (Stroop, 1935) в качестве справочных данных для оценки ингибирования. Помимо запрета, эти тесты также измеряют время отклика, скорость обработки, переключение, зрительно-моторную координацию и обновление.

  • Тест обработки REST-INH: на экране появятся блоки чисел и различных форм. Сначала пользователю нужно будет обратить внимание на размер фигуры и указать, какая из них больше. Затем пользователь должен будет указать, какой блок имеет больший номер.
  • Тест эквивалентности
  • INH-REST: названия цветов появятся на экране, и пользователь должен будет дать ответ как можно быстрее, когда слово соответствует цвету, которым оно написано. Если они не совпадают, пользователь не ответит.
  • Тест на невнимательность FOCU-SHIF: в каждом углу экрана появится световой сигнал. Пользователь должен будет нажимать желтые огни как можно быстрее и избегать нажатия на красные огни.

Как можно улучшить торможение?

Как и другие наши когнитивные навыки, торможение можно изучить, тренировать и улучшать.CogniFit может помочь в этом.

Нейропластичность - это основа реабилитации и улучшения заторможенных и других когнитивных навыков. CogniFit разработал серию упражнений, которые помогают восстановить дефицит торможения и других когнитивных функций. Как и наши мышцы, мозг и его связи необходимо задействовать и задействовать, чтобы стать сильнее и лучше работать. Если вы часто практикуете торможение, связи мозга и его структуры также станут сильнее.

В CogniFit работает команда профессионалов, специализирующихся на процессах синаптической пластичности и нейрогенеза, что позволило создать персонализированную программу когнитивной стимуляции , соответствующую потребностям каждого отдельного пользователя. Эта программа начинается с оценки торможения и других основных когнитивных способностей. На основе результатов этой оценки программа когнитивной стимуляции от CogniFit автоматически создаст индивидуальную программу тренировок для тренировки управляющих функций пользователя и других когнитивных навыков, которые получили оценку ниже среднего при первоначальной оценке.

Последовательная и стимулирующая когнитивная стимуляция - лучший способ улучшить торможение. CogniFit предлагает инструменты для профессиональной оценки и реабилитации, которые помогают оптимизировать эти когнитивные функции. CogniFit рекомендует тренироваться по 15 минут в день два-три раза в неделю.

Оценка и тренировка мозга CogniFit доступны в Интернете и на мобильном устройстве. Существует ряд интерактивных игр и занятий, в которые можно играть на компьютере, планшете или мобильном телефоне.После каждого сеанса CogniFit будет создавать подробный график когнитивного прогресса пользователя.

Ингибирование ферментов - обзор

3.1 Общие соображения

Ингибирование ферментов, включая ингибирование XME химическими веществами окружающей среды и другими ксенобиотиками, интенсивно изучалось и может быть продемонстрировано на нескольких уровнях биологической организации, включая следующие: in vivo , эффекты на метаболизм in vivo , эффекты на in vitro метаболизм после обработки in vivo и in vitro .Каждый из этих подходов имеет свои преимущества и недостатки. Например, эксперименты in vitro и необходимы для изучения механизма ингибирования, но из-за общих эффектов абсорбции и распределения мало или ничего не могут сказать нам о воздействии на интактный организм. 59

Следует также отметить, что кинетические исследования описали и охарактеризовали несколько типов ингибирования ферментов: конкурентное, неконкурентное, неконкурентное и необратимое.Однако из-за разведения, зависящего от распределения, метаболизма и выведения, только необратимое ингибирование оказывается важным в метаболических взаимодействиях токсикантов. Необратимое ингибирование обычно включает предшествующий метаболизм ингибитора и образование реактивного промежуточного продукта, который затем вступает в реакцию с ферментом, отсюда термины «механический ингибитор» и «суицидный ингибитор». В любом случае при необратимом ингибировании комплекс метаболитов с ингибиторами является стабильным и не может быть легко отменен, если вообще не может быть отменен.Демонстрация и классификация ингибирования применительно к токсичным веществам обобщены Уоллесом и Ходжсоном. 59

В случае агрохимикатов есть три важных примера взаимодействий, основанных на ингибировании: ингибирование CYP синергистами бензодиоксола (метилендиоксифенила), повышение токсичности малатиона из-за ингибирования карбоксилэстеразы и ингибирование CYP реактивными сера, выделяющаяся при активации инсектицидов OP, содержащих фрагмент PS.Синергисты бензодиоксола, такие как пиперонилбутоксид, как полагают, образуют стабильный комплекс, ингибирующий метаболиты, в результате взаимодействия между гемовым железом CYP и карбеном, образующимся при удалении воды после гидроксилирования метиленового углерода синергиста. 60 Низкая токсичность и селективность малатиона для млекопитающих обусловлена ​​действием карбоксилэстеразы, распространенной у млекопитающих, но редко у насекомых. Ингибирование этой карбоксилэстеразы такими химическими веществами, как EPN или изомалатион, загрязняющий малатион, позволяет увеличить CYP-зависимую активацию малаоксона и резко увеличивает токсичность малатиона для млекопитающих.Ингибирование CYP фосфорорганическими инсектицидами было исследовано несколько лет назад 61–63 с использованием паратиона и очищенного CYP кролика и связано с образованием стабильного комплекса между гемовым железом CYP и реактивной серой, высвобождающейся во время реакции активации. Этот последний пример представляет особый интерес и важность в настоящее время для исследований взаимодействия фосфорорганических инсектицидов с человеком, описанных ниже.

Ингибирование ферментов - обзор

Метаболизм глюкозы необходим для здорового мозга

Метаболизм глюкозы строго регулируется, так как он необходим для обеспечения клеток энергией, которая важна для выживания клеток и определенных клеточных функций, таких как передача сигналов в нервных клетках .Нарушение регуляции или ингибирование ферментов в этом пути (например, фосфорилирование) может привести к лактоацидозу и / или недостатку энергии. Было обнаружено, что метаболизм глюкозы нарушен у людей с эпилепсией и в нескольких моделях эпилепсии на грызунах и, как считается, потенциально может привести к дефициту энергии в «эпилептическом мозге». Недостаточная энергия может способствовать судорогам, потому что большое количество энергии требуется для глутаматергической передачи сигналов и буферизации калия, последний из которых важен для стабилизации мембранных потенциалов и регулирования нервных сигналов.В этой главе мы рассматриваем биохимию метаболизма глюкозы, а затем подводим итоги нарушений при хронической эпилепсии [4–7]. Эти данные дают научное обоснование метаболической терапии, обсуждаемой в конце.

Мозг - очень метаболически активный орган, которому требуется постоянное снабжение энергией [8]. На преобразование сигнала и буферизацию калия приходится около половины энергии (например, [9]). У здоровых людей и большинства взрослых животных, соблюдающих стандартную смешанную диету, большая часть энергии в мозге вырабатывается за счет метаболизма глюкозы.Хорошо известная классическая биохимия разделяет два основных пути метаболизма глюкозы на цитозольный метаболизм глюкозы посредством гликолиза, который не требует кислорода и кислородзависимого окислительного метаболизма глюкозы в митохондриях. Гликолиз дает лишь небольшое количество аденозинтрифосфата (АТФ). Напротив, окислительный метаболизм глюкозы генерирует в сумме два АТФ, два FADH 2 и восемь NADH на молекулу глюкозы в цикле трикарбоновой кислоты (TCA). Максимум два АТФ могут быть произведены из FADH 2 и три АТФ из NADH через цепь переноса электронов.Следовательно, нормальное функционирование окислительного метаболизма глюкозы и цепи переноса электронов необходимо для поддержания нормальной мозговой активности при стандартном питании. Межприступные нарушения метаболизма глюкозы включают снижение утилизации глюкозы, измеренное с помощью позитронно-эмиссионной томографии (FDG-PET) 18 F-флуродезоксиглюкозы и окислительного метаболизма глюкозы. Это может снизить способность продуцировать АТФ и, таким образом, дестабилизировать ионные градиенты и мембранные потенциалы и, следовательно, способствовать аберрантной электрической активности и, в конечном итоге, вызвать судороги [10].Кроме того, после приступов требуется большое количество энергии для восстановления ионных градиентов и мембранных потенциалов, а также для восстановления повреждений. Кроме того, атомы углерода, входящие в цикл TCA, являются важными предшественниками липидов, аминокислот и белков (рис. 29.1), основных структурных компонентов мозга и важных частей для нейротрансмиссии и обучения. Несколько альтернативных видов топлива обсуждаются в последних абзацах. Они могут обойти новые известные проблемные шаги, которые ограничивают гликолитический и окислительный метаболизм глюкозы.Эти соединения входят в цикл TCA непосредственно в форме ацетил-CoA и / или обеспечивают также четырехуглеродные промежуточные (анаплеротические) субстраты, что впоследствии обеспечивает улучшенное производство энергии и производство биосинтетических предшественников. Обсуждаются также другие полезные механизмы, включая антиоксидантные свойства вспомогательных топлив и модуляторов активности пируватдегидрогеназы (ПДГ).

Рисунок 29.1. Схема метаболических нарушений, обнаруженных в хронической эпилептической ткани.

Клетки мозга используют глюкозу в качестве основного топлива, а в цитозоле производят пируват путем гликолиза, который генерирует небольшое количество АТФ.Пируват может метаболизироваться в лактат в цитоплазме (вверху слева), особенно в условиях гипоксии или при дисбалансе между гликолизом и активностью цикла TCA. В противном случае пируват поглощается митохондриями и далее метаболизируется ПДГ до ацетил-КоА, который входит в цикл ТЦА. Цикл TCA производит НАДН и ФАДН 2 , которые поставляют электроны и ионы водорода в цепь переноса электронов (комплексы I – IV в нижней части диаграммы) с последующим образованием АТФ комплексом V (АТФ-синтаза).Обратите внимание, что липиды и аминокислоты производятся из метаболитов цикла TCA, цитрата, OAA и α-KG, соответственно, которые могут истощать промежуточный пул цикла TCA. Красные стрелки и двойные линии на этом графике указывают на снижение использования глюкозы в отношении глутамата и аспартата, а также на активность ферментов, обнаруженных при хронической эпилепсии у людей и / или животных моделей в затронутых областях мозга, рассмотренных здесь. Снижение уровней глутамата и аспартата указывает на вероятное снижение количества OAA и α-KG.Все эти изменения ограничивают производство НАДН и АТФ.

α – KG , α-кетоглутарат; α-KG , α-кетоглутаратдегидрогеназа; ATP , аденозинтрифосфат; GDH , глутаматдегидрогеназа; Gln , глутамин; Glu , глутамат; GLUT , транспортер глюкозы; OAA , оксалоацетат; PC , пируваткарбоксилаза; PDH , пируватдегидрогеназа; TCA , трикарбоновая кислота.

Рекомендуются дополнительные обзоры и работы по этой теме, которые добавляют дополнительную информацию об аналогичных изменениях при нейродегенеративных заболеваниях и вкладе гипометаболизма в эпилептогенез [11,12] (и ссылки в них) или уделяют больше внимания окислительному стрессу [13,14] и анаплероз [15].Также обратите внимание, что важность гликолиза не будет обсуждаться в этой главе.

Что такое константа ингибирования (Ki) и как она связана с пониманием взаимодействия лекарств?

Если клиницисты еще не начали сталкиваться с Ки в литературе и вкладыши в упаковку для лекарств, они наверняка встретят их в будущее.1-3 Ки, в частности, становится важным для помощи в прогнозировании клинически значимые лекарственные взаимодействия.1,3 Просто указано, что константа ингибирования (Ki) и половина максимальной ингибирующей концентрации (IC50) лекарственного средства, которое, как известно, вызывает ингибирование фермента цитохрома P450 (CYP) связано с концентрация, необходимая для снижения активности этого фермента наполовину. В частности, Ki отражает аффинность связывания и IC50 в большей степени отражает функциональную силу ингибитора, но оба фактора влияют на концентрацию лекарственного средства, присутствующего для ингибирования активности фермента. Следует отметить, что для препаратов, которые являются неконкурентными ингибиторами ферментов CYP, Ki препарата составляет по существу то же числовое значение, что и числовое значение IC50, тогда как для конкурентных и неконкурентное торможение Ki составляет примерно половину от IC50.3 Следовательно, чем меньше Ki, тем меньше количество лекарства необходимо для подавления активности этого фермента.

Если Ки много превышающие максимальные концентрации лекарств в плазме, воздействию которых подвергается пациент типичная дозировка, то это лекарство вряд ли будет ингибировать активность этого фермент. Этот эффект также может быть отражен в соотношении [I] / Ki.1 A Клинически значимый пример этого можно увидеть, оценив Ki для протонов ингибиторы помпы (ИПП) фермента цитохрома P-450 (CYP) 3A4. Например, Ki значительно выше для большинства ИЦП (от 42 до 51 мМ), чем у их соответствующие максимальные концентрации (от 1 до 5.2 мМ) у пациентов с либо интенсивные метаболизаторы, либо слабые метаболизаторы 2C219.4-9 Потому что Ki для ИПП намного больше, чем максимальные наблюдаемые концентрации препарата при обычном дозировании большинство ИПП вряд ли будут ингибировать активность CYP3A4.

Это также важно понимать, интерпретируя или просматривая Ki для конкретное лекарство, на стоимость которого влияют несколько факторов получено в результате исследования. Эти факторы включают специфичность субстрат, связывающие компоненты в системе инкубации и любой субстрат или ингибитор истощения.1 Что касается инкубационной системы, в зависимости от в используемой биологической системе Ki может колебаться, что приводит к диапазону Ki.4,10

Следовательно, использование Ki помогает определить вероятность того, что конкретный лекарство будет ингибировать определенный фермент и привести к клиническому соответствующее лекарственное взаимодействие с субстратом для фермента. Во многих случаях, оценка Ki в зависимости от концентрации ингибитора присутствует в теле уже сделано и используется как основа для программ или определенные источники информации о наркотиках, чтобы сообщить о конкретном лекарстве как о ингибитор или нет.Не менее важно, чтобы врачи также признать, что все лекарства могут или не могли быть полностью оценены в зависимости от их поступления на рынок. В таких случаях или ситуациях, когда пытаясь определить вероятность лекарственного взаимодействия между вместе с лекарствами, врачам может потребоваться прибегнуть к этому методу оценка.

Каталожные номера:

  1. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Руководство для промышленности. Исследования взаимодействия с наркотиками - дизайн исследования, анализ данных и последствия для дозирования и маркировки.Сентябрь 2006 г. Клиническая фармакология.
  2. Атазанавир (Reyataz®) вкладыш в упаковку продукта. Бристоль-Майерс Сквибб. Принстон, штат Нью-Джерси. Апрель 2009 г.
  3. Бахманн KA, Льюис JD. Прогнозирование ингибирующих лекарственных взаимодействий и оценка отчетов о лекарственном взаимодействии с использованием констант ингибирования. Аня Pharmacother 2005; 39: 1064-72.
  4. Li XQ, Andersson TB, Ahlstrom M. et al. Сравнение ингибирующих эффектов препаратов, ингибирующих протонную помпу, омепразол, эзомепразол, лансопразол, пантопразол и рабепразол на цитохром P450 человека виды деятельности.Drug Metab Dispos 2004; 32: 821-7.
  5. Декслансопразол (Капидекс®)-вкладыш в упаковку продукта. Takeda Pharmaceuticals America, Inc. Дирфилд, Иллинойс, январь 2009 г.
  6. Эзомепразол (Nexium®)-вкладыш в упаковку продукта. AstraZeneca Pharmaceuticals LP. Уилмингтон, Делавэр. Июнь 2009 г.
  7. Лансопразол (Превацид®)-вкладыш в упаковку продукта. Takeda Pharmaceuticals America, Inc. Дирфилд, Иллинойс, январь 2009 г.
  8. Пантопразол (Protonix®)-вкладыш в упаковку продукта. Wyeth Pharmaceuticals Inc.