Привязанность к человеку психология: что это такое в психологии? Что значит привязаться к людям и хорошо это или плохо, если чувство сильное? Как понять, что к тебе привязались?

Содержание

что это такое в психологии? Что значит привязаться к людям и хорошо это или плохо, если чувство сильное? Как понять, что к тебе привязались?

Привязанность человека к человеку имеет неоднозначное мнение со стороны окружающих людей. Чаще всего данное чувство является положительным. Но если посмотреть на него с другой стороны, то можно отметить, что сильная привязанность может маскироваться под любовь. Тогда она очень быстро превращается в прилипчивость и становится болезненной зависимостью.

Что это такое?

Психология гласит: чувство близости к человеку, которое основывается на огромной симпатии, преданности или влюбленности, называют привязанностью. Это чувство возникает к людям у ребенка с самого раннего детства, когда его взгляд на мир становится более осознанным. Сначала малыш привязывается к родителям. По мере взросления его социальная среда расширяется. В жизни ребенка появляются воспитатели и учителя. К ним он тоже начинает испытывать определенную тягу.

Если воспитание проходит в правильном направлении, то ребенок растет здоровым как в физическом плане, так и в психологическом. Когда же по отношению к ребенку на протяжении долгого времени не было нужной заботы, и ему приходилось постоянно выпрашивать внимание к себе со стороны близких людей, в его характере может появиться назойливость и зависимость от внешней оценки.

Если с детства не была привита правильная привязанность, то во взрослой жизни человек не в состоянии создать позитивные отношения с другими людьми. Из-за этого у него может сформироваться антисоциальное поведение. Склонность к чему-либо человек выражает в своих мыслях, в отношении к еде, к людям, к животным, даже к отдельному ходу его жизни. По большому счету привязанность – это привычки, которые доставляют личности удовольствие.

Симпатия к чему-либо или к кому-либо дает человеку комфорт, так как без различных эмоциональных потребностей он жить не сможет. А если даже попробует, то это сразу же скажется на общем душевном состоянии. Именно поэтому

привязанность имеется в различных отношениях: в любви, в дружбе, в семье. Значит, благодаря привязанности у человека возникает эмоциональная близость с людьми и окружающим миром.

Поэтому любой из нас, так или иначе, привязан к каким-либо животным, к месту пребывания и многому другому.

Здоровая привязанность имеет гибкий характер и позволяет без особых проблем переносить разлуку с объектом симпатии. Например, влюбленная особа не станет устраивать истерики по поводу того, что ее бросил любимый человек или просто уехал на долгое время. Она постарается взять себя в руки, несмотря на возникновение грусти, и стойко переживет разлуку. Когда в отношениях присутствует здоровая привязанность, то партнеры дают возможность друг другу свободно развиваться и общаться с теми людьми, которые им импонируют.

Однако существует еще и очень сильная привязанность, которая может иметь патологические признаки. Они проявляются, когда привязанность перерастает в зависимость. Тогда даже недолгая разлука с объектом обожания может иметь критический характер. В этом случае возникают панические атаки, истерики и неадекватное поведение. Болезненная реакция человека, который попал в зависимость от другого человека, сужает его окружающий мир до минимума. Зависимому человеку страх сковывает сознание, и поэтому у него пропадает вариативность поведения. Индивид с нездоровой симпатией старается взять под контроль объект обожания и все время находиться рядом.

В результате наступает маниакальное стремление не допустить расставания. А когда партнер изъявляет желание уйти, у зависимого человека возникает истерика. Ему кажется, что его жизнь потеряла смысл. Поэтому нужно стараться избегать взаимоотношений, где присутствует нездоровый интерес одного человека к другому. Ничем хорошим такие отношения не закончатся.

Однако и в этом случае не все так однозначно. Когда человек полностью ликвидирует привязанности, чтобы иметь полную свободу, он также идет по неправильному пути. Особа становится одиночкой, и это сказывается на психическом состоянии.

Это хорошо или плохо?

Без привязанностей человек не сможет полноценно существовать. Благодаря чувству близости к людям индивид может общаться с ними и спокойно адаптироваться в обществе. Стремление к тесному общению с родственными душами является показателем психического здоровья человека. При помощи привязанности к близким людям любой из нас получает необходимую опору и поддержку. Тем самым мы обеспечиваем свою психологическую сохранность. Например, когда душевный настрой человека находится на нуле, он обращается за поддержкой к отцу или матери. Так он избегает стрессовых нагрузок и может быстро восстановить свое внутреннее Я.

Необходимо отметить, что очень сильная привязанность или нездоровая зависимость проникает во все уголки человеческого сознания и оказывает влияние на мысли, чувства, действия. Поэтому именно такие факторы специалисты вполне обоснованно сравнивают с наркозависимостью.

Рассмотрим варианты, когда привязанность превращается в ложное чувство, проходит деформацию и в итоге превращается в прилипчивость.

  1. Парень испытывает к своей девушке очень сильное влечение и любовь. Если его сознание находится в норме, то он может удержать свои чувства «в руках». Молодой человек относится к подруге не как к своей любимой вещи, а как к личности. И если случится так, что девушка перестанет испытывать чувства к любимому, он спокойно примет ее выбор и пойдет своей дорогой. В случае нездоровой привязанности парень будет все время докучать девушке, еще больше усугубляя ситуацию. В итоге вся эта история может закончиться плачевно, вплоть до суицида.
  2. Когда кого-либо мучает боязнь потерять обожаемого человека, и он (она) испытывает «больную» привязанность к объекту, то это тоже является случаем, где ярко проявляется нездоровый интерес. По большому счету привязанность – это детская модель взаимодействия. Если во взрослом состоянии ненормальная дружеская зависимость не исчезает, то, возможно, человеку нужна помощь специалиста.

Чтобы человек не испытывал нездоровую тягу к другому человеку, необходимо, чтобы у него был сформирован автономный психический контроль над своими чувствами. Благодаря такому механизму человек не скатывается в инфантильную зависимость, а, наоборот, его сознание обретает зрелую форму.

Данное направление в сознании позволяет контролировать свои желания и эмоции, если объект обожания отдален.

Любовь и привязанность

Эти два фактора идут рука об руку. Однако иногда происходит подмена одного чувства на другое. Чтобы не путать данные понятия, необходимо рассмотреть их по отдельности. У каждого из нас, так или иначе, сформировалось определенное представление о любви. Если говорить о терминологии, то любовь – это очень сильная симпатия, которую испытывает один человек к другому человеку. Любовь имеет свои характерные черты. В состав этого чувства включены степень откровенности, доверительные отношения (сложный процесс, включающий общность взглядов), физическое влечение и верность (данный пункт очень важен и подразумевает не только любовь, но и уважение к чувствам близкого человека).

Любовь вдохновляет людей и толкает их на самовыражение. Вспомните поэтов. Когда у талантливых особ наступала влюбленность, они писали стихи. Любовь имеет ряд признаков. Например, таких:

  • раздумья о любимом человеке;
  • желание исполнения его желаний;
  • пожелание ему положительных эмоций;
  • анализ действий любимого человека;
  • вдохновение от общения;
  • нежелание видеть недостатки;
  • стремление к саморазвитию, чтобы удивить любимого человека.

Они могут проявляться как одновременно, так и по отдельности. Когда вышеперечисленные пункты проявляются очень часто, то можно говорить о стойком чувстве. Рассмотрев данную информацию, можно сказать, что любовь сопоставима с привязанностью. Данные чувства очень похожи, однако у них есть некоторые различия. Привязанность возникает у человека к разным людям, животным и даже к объектам, имеющим неодушевленный характер. Кроме того, привязанность зарождается в результате длительной адаптации и является довольно серьезным чувством.

Например, некоторые люди сильно привязаны к своим питомцам, другие имеют привязанность к какой-либо вещи: халату, тапочкам. Привязанность человека к человеку бывает нормальной и нездоровой. Нездоровая возникает, когда в психике зависимого человека наблюдаются некие отклонения.

Как определить?

Между любовью и привязанностью есть определенные различия. Понять сразу, какое чувство таится в душе человека, не получится. На это нужно потратить определенное время. Благодаря длительным наблюдениям за поведением человека можно понять, какое чувство формируется в его сознании. Чтобы выполнить данное условие, необходимо опираться на ряд факторов.

Если речь идет о любви, то ее можно определить по длительности отношений. Чувство может «жить» в душе человека на протяжении долгих лет. Например, два влюбленных человека расстались по ряду причин, однако они продолжают думать друг о друге даже тогда, когда у обоих началась новая жизнь. Годы идут, а чувства не проходят.

  1. Настоящая любовь не предусматривает большого выброса эмоций и чувств. Партнеры относятся друг к другу бережно и доверяют.
  2. При истинной любви человеку важно внутреннее содержание своего партнера, а не поверхностная часть. Например, парень или девушка может иметь очень привлекательную внешность. Однако в душе этот человек может быть черствым и неверным.
  3. При сильной любви разлука или размолвка только укрепляет отношения. Партнеры понимают, что не могут жить друг без друга и одновременно приходят к этому мнению.
  4. Любовь дает возможность человеку развиваться и ставить личные цели. Партнер при этом только помогает и ни во что не вмешивается.

Например, парень заинтересован в карьерном росте. Однако ему приходится долгое время проводить на работе. Девушка при этом не устраивает скандалы, а ждет его с ужином дома.

Если речь идет о ненормальной привязанности, то в этом случае такие отношения больше походят на зависимость. Партнер или оба партнера становятся нервными, ревнивыми и нетерпимыми как друг к другу, так и к окружающему миру.

  1. Поэтому привязанные люди становятся глубоко несчастными. Их разум не отдыхает, а все время находится в возбужденном состоянии.
  2. Главное желание в случае привязанности – не добрые отношения, а чтобы партнер всегда находился в поле зрения.
  3. Недостатки партнера не замечаются, несмотря на их сильную выраженность. Например, девушка привязана к парню. Ей кажется, что она его любит, а он – ее. На самом же деле парень является этаким донжуаном. По этому поводу девушка расстраивается и плачет. Ее психическое состояние ухудшается, но ревность заставляет ее еще больше привязываться к партнеру. Таким образом она доводит себя до полной деградации.
  4. Отношения партнеров имеют эгоистическую направленность. В этом случае каждый из них думает только о своих переживаниях.
  5. Разлука с партнером в случае привязанности может довести другого партнера до депрессии.
  6. Больные отношения не дают разрядки, а еще больше накаляют обстановку. В результате оба партнера устают друг от друга и все же не могут расстаться.

Способы избавления

Когда любовь проходит, наступает пустота. Однако любой человек может сделать, чтобы эта пустота не заполнила весь его мир. Если это произойдет, то дело может закончиться глубокой депрессией. После расставания большинство людей продолжает верить в то, что все еще может измениться, и отношения заиграют яркими красками. Все это происходит потому, что один из партнеров или оба партнера еще испытывают некоторые чувства и страдают без внимания. Поэтому прежде всего необходимо «взять себя в руки» и понять, что взаимная любовь приносит только радость, а остаточная привязанность ничего не может дать, кроме страданий.

Значит, если произошел разрыв отношений, сделайте выбор в пользу осознания ситуации и отпустите как саму ситуацию, так и вашего бывшего партнера. Выполнить такое условие помогут некоторые советы психологов.

  1. Знайте, что ваше одиночество долго не продлится. На свете живет много разных людей, и ваша настоящая половинка находится среди них. Если вы самодостаточная и неистеричная личность, сделайте паузу в своих переживаниях. Затем, немного успокоившись и приведя свое душевное состояние в норму, идите навстречу новой любви.
  2. Не стоит сразу после разлуки искать себе другого партнера. Когда человек испытывает отчаяние, он не может принять адекватное решение. Именно поэтому стоит повременить с поиском новых отношений.
  3. Если вас не отпускают обида и надежда на возобновление отношений, то попробуйте осознать следующее: если партнер вас разлюбил и бросил, значит, его чувства к вам угасли. И произошло это не сразу. Возможно, что он уже давно на подсознательном уровне распрощался с вами, и только сейчас принял окончательное решение. А это означает, что вам не стоит унижаться и продолжать усугублять ситуацию. Когда человек ведет себя слишком навязчиво по отношению к другому человеку, это всегда вызывает раздражение и даже злость.
  4. Если не отпускает боль потери, то нужно обратиться за помощью к специалисту. Он поможет. Назначит либо медикаментозное лечение, либо вы пройдете сеансы, которые позволят вам восстановить душевные равновесие.
  5. Займитесь каким-либо делом. Пусть новое увлечение захватит вас полностью. Так вы сможете отвлечься от своих грустных мыслей и найдете новых друзей. А вместе с ними в вашу жизнь вернется и радость.

После того как вы справитесь с ненормальной привязанностью, ничего не бойтесь и идите вперед.

Привязанность к человеку - что это такое и как избавиться

Привязанность к человеку – это чувство, возникающее вследствие сильной симпатии или любви и преданности определенному человеку, и сопровождающееся наличием близости и стремлением к ее поддержанию. Однако не всегда подобное положение вещей является позитивным, т.к. сильная привязанность к человеку способна замещать собой любовь или возникать даже без ее наличия, и тогда эта прилипчивость выступает как болезненная зависимость и патология развития личности.

Что такое привязанность

Механизм развития привязанности изначально обусловливает выживание человека, поскольку без помощи взрослых, человеческий детеныш не способен к выживанию. Для поддержания данных отношений и обеспечения себе соответствующих условий жизни, формируется привязанность к родительским фигурам, обеспечивающим физическое выживание, эмоциональное развитие, познание этого мира. Далее, все больше погружаясь в социум, формируются привязанности к воспитателям (если посещает сад), а далее к другим взрослым, потом детям. Формирование подобных привязанностей к самому близкому к окружению может быть безопасным, когда существует эмоциональная связь, родитель прислушивается к потребностям ребенка и формируется обстановка, способствующая уверенности и адаптивности в формировании личности).

Но встречаются не столь приятные варианты развития, один из которых избегающий, и происходит, если существует эмоциональное пренебрежение с родительской стороны к потребностям ребенка, а поведение и доступность родителя оказывается непредсказуема, тогда ребенок вырастает назойливым, ориентирован на внешнюю оценку и обесценивает близкие отношения. Самая деструктивная форма возникновения первичной привязанности – дезорганизующая, когда ребенка постоянно подавляют или запугивают, что приводит к агрессивности или бездействию, большим трудностям в установлении контактов.

Выявлено, что люди имевшие затруднения в формировании привязанности далее не способны к установлению открытых отношений, у них не формируется сердечная привязанность, что свидетельствует о нарушениях социальной адаптации и может вести к антисоциальному поведению.

Чувство привязанности сопровождает каждого человека, выражается к местам, предметам, еде и людям, определенному ходу событий и специфическим отношениям – все к чему человек привыкает и что приносит ему радость можно назвать привязанностью, но она отлична от любви и потребности. Без привязок прожить можно, но с ними уютнее, радостнее, не так страшно (в зависимости от того к чему привязанность и на основе каких эмоций она сформировалась, такие ощущения и дополняет), без потребностей же прожить либо нельзя вообще, либо это затруднительно и сказывается на здоровье и общем тонусе.

Привязанность к людям может быть во всех типах отношений – любовных, дружеских, родительских и в любом из вариантов в основании лежит желание близости с объектом своей симпатии. Некоторые из этих привязок имеют довольно сильное влияние на дальнейшее формирование личности. Так, в зависимости от того, как формируется привязанность с матерью, сформируются отношения со всем социумом, будет наличествовать или отсутствовать базовое доверие, а также закладываются определенные паттерны поведения. То, как формируется первая сердечная привязанность, оказывает влияние на все дальнейшее восприятие межполовых отношений, сценариев разыгрываемых человеком, способности открываться и доверяться. Если на этих двух уровнях происходит травматизация, то последствия отражаются на всей личности, а избежать деструктивного влияния на дальнейший ход жизни не только самого человека, но встречаемых им людьми, часто становится возможно лишь при помощи психотерапевта.

Сильная привязанность к человеку, обретающая патологические характеристики называется зависимостью и возникает обычно при уже имеющихся нарушениях в сфере формирования привязанностей, либо при наличии фактов эмоционального или физического насилия.

Здоровая привязанность отличается гибкостью, отсутствием какой-либо выгоды, и отсутствием болезненных и негативных ощущений при отсутствии объекта привязки. Т.е. человек способен спокойно переживать разлуку, выносить неизвестность местонахождения и рода занятий того, к кому привязан, а вариант окончания данной связи вызывает грусть, но не критический уровень страха, боли и ощущения бессмысленности жизни.

При здоровой привязанности существует гибкая адаптация личности, позволяющая свободно дышать обоим участникам общения, дающая ресурсы опираться и замечать иные сферы своей жизни. При болезненной зависимости такая гибкость утрачивается, а мир сужается до одного человека, пропадает вариативность поведения, становится сверхважно постоянно находиться рядом или контролировать объект симпатии, при этом существенно страдают другие сферы жизни, причем обоих партнеров. Важным маркером болезненной связи является ощущение боли, страха и маниакального стремления любыми способами не допустить расставания, даже если связь не приносит счастья, даже если партнер хочет уйти.

Привязанность не возникает одномоментно, для ее формирования необходимо время, поэтому, чем больше вы общаетесь с человеком, и чем больше в данном общении возникает эмоционального взаимодействия и значимых для душевной жизни событий, тем более вероятно возникновение привязанности. Для сверхсильной привязки характерен накал страстей, часто делающий ее схожей с любовью, но различия в том, что болезненная привязанность сковывает, тогда как любовь раскрепощает. Именно чтобы не потерять свою свободу, многие стараются избегать привязанностей и близких отношений, тем самым попадая в контрзависимую позицию, где также отсутствует свобода, поскольку выбор только один – не привязываться.

Привязанность к человеку это хорошо или плохо?

Привязанность затрагивает одновременно несколько сфер человеческого проявления – чувства, мысли, действия, самовосприятие. Для такого многогранного понятия не может существовать одного ответа в его оценке со стороны добра и зла. Без привязанности к другому человеку не возможно формирование социального общения, адаптивности в обществе и обеспечения себе душевного комфорта. Если отсутствует привязанность к родителям, то нарушается весь ход развития личности, точно так же как если происходят нарушения формирования привязанности на других важных этапах. Являясь социальным существом, наличие способности поддержания контактов, стремления к сближению являются показателями психической сохранности человека.

Привязанность к другому дает ощущение поддержки и безопасности, таким образом можно получить необходимую опору, если внутренних ресурсов недостаточно. Привязываются люди к тем, у кого могут получить одобрение и помощь, безоценочное принятие, удовлетворение существующих потребностей. И обеспечивая хорошие отношения с окружением, что немаловажно для успешного выживания в мире, привязанность отражает несколько детскую модель взаимодействия с миром. Если посмотреть на все ожидания от объекта привязанности, то они адресуются родительской фигуре, от которой ребенок, так или иначе, зависим. Во взрослом возрасте любая привязка носит определенную долю зависимости, и только уровень зрелости человека может регулировать негативные последствия этого. Если автономная психическая регуляция не сформирована, то любая привязка будет быстро перерастать в зависимость, и вместо получения поддержки будет вспыхивать потребность контроля, вместо тяги душевно и хорошо вместе провести время, с пользой и эмоционально ресурсно для обоих, станет появляться страх потери и желание приковать другого рядом.

Тема зависимости про потерю гибкости в привязанности, лишение свободы как самого человека, так и того к кому привязывается аналогична наркотической зависимости. Аналогия с наркотической зависимостью является наиболее удачной, поскольку при длительном отсутствии другого человека (субъективно длительным отсутствием могут казаться сутки), когда нет возможности узнать местонахождение объекта и получить от него дозу внимания (например, при выключении всей сети мобильного оператора) начинается состояние, отражающее наркотическую ломку. Эмоциональная боль от потери или возможности потери объекта ощущается физически и не дает полноценно существовать.

Если удается не скатываться в инфантильную позицию зависимости, то привязанность обретает взрослую и зрелую форму своего существования, проявляющуюся как любовь, где есть полноценное замечание всех аспектов своей жизни, не возникает разрывающей боли при отдалении объекта, да и сам объект привязанности используется не только с целью получения чего-то эмоционально ценного для себя, а больше для энергообмена и заботы о другом. Таким образом, все зависит от зрелости личности и степени гибкости данного чувства.

Как избавиться от привязанности к человеку

Обычно привязанность формируется, когда вы получаете от другого свою потребность, чаще всего это внутренние силы, спокойствие или жизнерадостность. Так что стоит научиться вырабатывать эти состояния самостоятельно, становясь для себя автономной станцией эмоций. Отлично помогают медитации, спорт, йога, различные духовные практики и психологические группы. Создавайте себе источники счастья повсеместно, ведь ожидая радости только от присутствия одного человека, вы сами формируете токсическую привязку, загоняете себя в тупик. Сидеть в четырех стенах в хандре, ожидая, когда освободится ваша половинка, и только тогда позволять себе счастье – это верная дорога к зависимости и уничтожению ваших отношений.

Избавляться от привязанности имеет смысл, когда она начинает разрушать вашу жизнь и начинать стоит с возвращения потерянного. Обычно, первое, что отходит на второй план, уступая место человеку, – это любимые дела и занятия, так что вспомните, что приносило вам радость или лучше поищите заново занятия, которыми бы вы могли заниматься, погружаясь в процесс. Помимо интересных занятий, начинайте расширять свой круг общения – позвоните старым друзьям, про которых вы забыли, погружаясь в свою привязанность, сходите на мероприятие и познакомьтесь с новыми людьми. Расширяйте круг общения, тогда эмоциональные плюшки, получаемые вами лишь в тех отношениях, вы сможете получать отовсюду, причем, скорее всего более легко и позитивно.

Привязанность к человеку остается психологической проблемой, поэтому почувствовав тягу к своему объекту, задумайтесь, чего именно сейчас не хватает (чувство безопасности вам могут дать другие близкие, ощущение себя прекрасным можно получить в магазинах от продавцов, даже душевное тепло можно получить). Обычно при подобном анализе вырисовывается какая-то пустота, заполнить ее можете только вы, будь то скука или неуверенность, ведь, сколько не затыкай собственные дыры другим, они от этого не исчезают.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Сильная привязанность к человеку. - Психология счастливой жизни

Здравствуйте, Елена!

Ответить на вопрос нормальны ли такие отношения, вы можете только вы сами. кроме вас никто ответить не может, т.к. это личное дело каждого. В вашей ситуации не видно перспективы ваших дальнейших отношений с объектом вашей привязанности, поэтому, подумайте, стоит ли продолжать вести себя также дальше, как вы делаете это сейчас? У вас сложилась такая ситуация, т.к. именно в ней (в ситуации) для вас находится какой-то положительный аспект, или неудовлетворенные потребности, которые вы не осознаете и которые вы нигде получить больше не можете, или не видите, где их можно получить. Эта ситуация стоит для вас на первом плане и поэтому вы не можете увидеть, где можно получить те неудовлетворенные потребности, которые вы находите именно в этой ситуации. Попробуйте ответить себе на вопрос "Что я получаю из этих отношений, какие потребности реализую"? Если ответить не получается, сделайте такое упражнение.

Представьте себе идеальное свидание с этим человеком. Представьте себе такое свидание, которое вы хотели бы, чтобы оно осуществилось, позвольте себе пофантазировать. Представьте себе это, как фильм, который вы смотрите в своем воображении. Представьте все до мельчайших подробностей. Где происходит свидание, какие слова вы говорите и т.д. Затем сделайте анализ этого "фильма" и ответьте на вопросы:

1.Какие конкретно моменты были самыми приятными для вас? Почему это было приятно для вас?

2. Какой вы себя чувствовали во время свидания? Дайте не менее 5 определений (сильной, защищенной, и т.д.)

3. Подумайте, какие ваши психологические потребности скрываются за каждым из этих самоощущений. Назовите их.

Можете составить список из приятных моментов на свидании и рядом написать потребности, скрывающиеся за этими моментами.. Затем составить список из ваших чувств на свидании и также рядом написать потребности, скрывающиеся за этими чувствами.

Таки образом вы узнаете вторичную выгоду, скрывающуюся за вашими чувствами, т.е. что вы на самом деле хотите от этих отношений. По результату полученных вами ответов о вторичной выгоде, сделайте для себя вывод, чего именно вам не хватает в вашей жизни и можно ли это получить из другого источника, т.е. переключить свое внимание на более доступный объект.

Желаю удачи.

Оцените ответ психолога:

Просто такая сильная любовь: здоровые чувства или зависимость? :: Здоровье :: РБК Стиль

Что такое зависимость в отношениях?

Острая необходимость быть нужным другому человеку. Зависимость не приносит удовольствия от возможности быть с кем-то вместе, помочь или поддержать, а, наоборот, причиняет страдания, когда такой возможности нет.

Раньше в психологии существовало мнение, что зависимые отношения — это тогда, когда один человек в паре поддерживает тем или иным образом зависимость другого (от алкоголя и запрещенных веществ до игромании), ментальное нездоровье, безответственность и прочие нездоровые схемы поведения другого партнера. Сейчас, когда говорят, что кто-то находится в зависимых или созависимых отношениях, имеют в виду, что человек сильно боится потерять партнера, чрезмерно полагается на его поддержку и одобрение. С компонентами такой зависимости бывает жить непросто, но тем не менее это не то же самое, что «зависимое расстройство личности», при котором люди чувствуют себя полностью беспомощными без поддержки других людей.

Большинство из нас находится в зависимых отношениях в той или иной степени. Все мы полагаемся на близких, ждем поддержки, хотим рассказать партнеру, как прошел день, и тому подобное. Отличие болезненной зависимости — ощущение собственной неполноценности при разделении с партнером. В этом же случае отношения перестают приносить удовлетворение и служат постоянным источником тревоги. Такие ощущения — сигнал того, что над отношениями следует поработать.

Чтобы справится с зависимостью в отношениях, прежде всего нужно определить, какие есть симптомы. 

© «Одержимость», 2004

  • Желание угодить 

Вы постоянно думаете, что бы еще такого сделать, чтобы партнеру было хорошо, чтобы он увидел, какой вы прекрасный человек. У него какая-то проблема? Вы тут же беретесь ее решать. Вы думаете, что партнер ценит вас именно за то, что вы всегда рядом и сможете разрешить любые его трудности, несмотря на личные неудобства и риски. Вы не заботитесь о себе и готовы отречься от чего угодно, чтобы показать свою заботу. Звучит как идеальная романтическая концепция, но на практике после этого всего вы чувствуете опустошение или даже истощение. Это естественная реакция организма, так как, действуя из желания доказать свою «нужность», мы испытываем огромное напряжение. В здоровых отношениях другие мотивы, которые позволяют действовать без таких эмоций (и часто более эффективно).  

  • Вера в то, что если вы сделаете ошибку, вас покинут

Вы постоянно стараетесь, работаете над собой, пытаетесь все сделать идеально. Вы верите, что если вы ошибетесь, поступите глупо, то партнер вас обязательно бросит, так как не сможет оставаться с «таким человеком». Вы считаете, что только вы ответственны за отношения и должны стараться, чтобы их не потерять.

  • Сложно принимать решения самостоятельно 

Если вы спросите себя, что вы чувствуете или чего вам хочется, то вам будет сложно дать ответ. Вы часто не уверены в том, какое решение лучше принять, покупать какую-то вещь или нет, как лучше поступить в той или иной ситуации, поэтому постоянно спрашиваете партнера, сверяетесь с его мнением. Вы хотите, чтобы он указал вам, как нужно сделать.

  • Избегание конфликтов

Вы лучше промолчите, чем выскажете претензию. Зачем говорить, что что-то не так? Ведь будет конфликт, поэтому вы считаете, что лучше уступить и не сказать желаемого. Вам сложно выражать свои чувства, переживания и недовольство.

  • Желание все время быть с партнером

Вам хочется постоянно быть с партнером, проводить с ним как можно больше времени. Вы уже забыли, когда в последний раз встречались с друзьями самостоятельно или когда ходили куда-то. Вы совсем не отдыхаете друг от друга и почти не проводите время порознь.

  • Расставания приносят чрезмерную боль

Расставание с партнером является для вас серьезным горем. Одна мысль об этом заставляет вас переступать через себя и идти против своих принципов. Вы буквально готовы на все, чтобы сохранить отношения. 

  • Желание все контролировать

Так как самое важное — не потерять отношения, то в ход может пойти все, в том числе тотальный контроль. Вами движет желание постоянно знать, где партнер, с кем он, что делает, о чем разговаривает, о чем думает. Вам нужно быть в курсе всего, чтобы иметь возможность повлиять на ситуацию.

Самая большая сложность в зависимых отношениях в том, что чаще всего в них отрицается настоящее положение дел, а партнер и ситуация идеализируются. «Нет у нас никакой зависимости, я просто очень сильно его люблю». Очень сложно признать, что в таких дорогих отношениях есть какой-то тяжелый компонент.

© «Одержимость», 2004

Почему мы можем быть склонны впадать в зависимость?

Наше восприятие себя формируется через отражение нас нашими родителями. Когда девочка трех лет крутится перед зеркалом и слышит: «Ты у меня такая красивая», то так она узнает, что она красивая. Когда она слышит: «Ты такая добрая, ты помогла девочке найти куклу», — она узнает, что она добрая. Набирая в свою внутреннюю копилку такие оценки родителей, мы создаем образ себя. А если мы не слышали от родителей положительных комментариев или, наоборот, получали много негативных, то начинаем остро нуждаться в том, чтобы слышать такие оценки со стороны. Нам становится необходимо постоянно слышать, какие мы хорошие, ценные, важные и так далее, чтобы ощутить себя таковыми. Комплименты — это прекрасно, но плохо, когда без них нам тяжело почувствовать себя хорошо.

  • Детские травмы

На формирование склонности к зависимым отношениям могли повлиять какие-то тяжелые детские травмы, ранний разрыв отношений важным человеком — например, отец ушел из семьи и прекратил общение с ребенком.

  • Нарушение границ

Если родители не уважают личных границ ребенка, то, превращаясь во взрослого человека, он может быть склонен к тому, чтобы попадать в зависимые отношения. Когда родители без спроса заходят в комнату, берут вещи, залезают в телефон или личный дневник с проверками — это размывает границы ребенка, он привыкает к такому отношению и либо пытается сам действовать таким образом во взрослом возрасте, либо ожидает подобного от партнера.

© «Одержимость», 2004

Почему такие отношения не благо?

Если в отношениях много страсти, эмоций, сильная привязанность и вас все устраивает, почему это может быть плохо?

  • Эмоциональное истощение

Зависимые отношения могут приводить к эмоциональному истощению, так как предполагают большую жертвенность, постоянные уступки и действия наперекор себе. Отсутствие заботы о себе в пользу заботы о другом также приводит к измождению.

  • Не совсем своя жизнь

Если вы думаете о другом больше, чем о себе, умалчиваете о своих потребностях и желаниях, не уделяете внимания их реализации, пытаетесь все время быть не совсем собой, а соответствовать идеальному образу, то и жизнь становится как будто не совсем своей. 

  • Вами могут пользоваться

Исследования показывают, что большинство случаев психологического или физического насилия одного партнера над другим происходит именно в зависимых отношениях.

© «Одержимость», 2004

Такие симптомы, конечно, могут проявляться не только в романтических отношениях, но и в любых других. Шаги решения проблемы, которые мы предлагаем, подходят для работы над отношениями любого формата.

  • Начните с определения своих сильных сторон. Их понимание даст большую поддержку в процессе работы над собой и отношениями. Например, у людей, которые пытаются угодить другим, часто высоко развита способность понимать других, их желания и переживания. Это можно использовать для того, чтобы обогатить общение с другими людьми.
  • Проанализируйте, какие именно у вас симптомы зависимых отношений. Подумайте над тем, что вы считаете признаками здоровых отношений. Что вам важно в таких отношениях? Как переход к таким отношениям мог бы обогатить вашу жизнь? Ответы на эти вопросы помогут вам повысить мотивацию для непростой работы над собой и отношениями.
  • Научитесь самостоятельно давать себе позитивную оценку и поддержку. Это очень непросто. Попробуйте отмечать свои победы, даже самые маленькие. Хвалите себя за них, даже если поначалу вам это покажется глупым: постоянное повторение может помочь стать менее зависимой от оценки других людей.
  • Подумайте, что вы делаете лично для себя. Напишите список, как бы вы могли позаботиться о себе, сделать себе приятное. Может, вы давно хотели куда-то сходить или попробовать какое-то новое занятие? Порадуйте себя. Вспомните, что приносит вам удовольствие, что вы любите делать. Уделяйте время своим желаниям и потребностям. Старайтесь делать для себя хотя бы что-то одно каждый день.
  • Работайте над личными границами. Подумайте, когда вы себя чувствуете в общении с партнером некомфортно. Когда он повышает голос или говорит как-то грубо, вы молчите, но чувствуете себя плохо? Значит, в этом месте должна быть граница. Как вы обычно реагируете на ее нарушение? Подумайте, какие новые правила вам нужно установить, чтобы в следующий раз в такой ситуации почувствовать себя лучше. Вы хотите, чтобы партнер брал паузу, уходя в другую комнату, или чтобы извинялся за грубые слова? Расскажите ему о своих мыслях.
  • Лучше всего для работы с зависимыми отношениями подходит психотерапия, так как она помогает отследить то, что находится в слепой зоне, и выйти из отрицания проблем. Большинство людей в зависимых отношениях не замечают, что они могут делать что-то, чтобы усилить зависимость. Психолог помогает клиентам попробовать новые поведенческие стратегии, чтобы переломить ситуацию и улучшить качество отношений.
  • Если в ваших отношениях замешаны алкоголь, наркотики, игромания и тому подобное, то лучше обратиться в специальные программы по работе с зависимостями, например 12 шагов. В тяжелых ситуациях бывает очень важно увидеть других людей с похожими проблемами, чтобы понять, что вы не одиноки, вдохновиться и вместе бороться.
В любом случае работа над зависимыми отношениями сначала приводит в некомфортное и тяжелое состояние, так как очень сложно переломить такой привычный и уютный порядок вещей. Но в итоге всегда наступает облегчение, а жизнь становится более качественной, так как здоровые отношения — это источник ощущения гармонии, наполненности и счастья. 

Проблема эмоциональной привязанности: психоаналитический взгляд

По мнению известного этолога К.Лоренца, персональные узы возникли в ходе эволюции, "когда у агрессивных животных появилась необходимость в совместной деятельности двух или более особей ради какой-то задачи сохранения вида; вероятно, главным образом ради заботы о потомстве. Несомненно, что личные узы и любовь во многих случаях возникли из внутривидовой агрессии, в известных случаях это происходило путем ритуализации переориентированного нападения или угрозы. Поскольку возникшие таким образом ритуалы связаны лично с партнером, и поскольку в дальнейшем, превратившись в самостоятельные инстинктивные действия, они становятся потребностью, - они превращают в насущную потребность и постоянное присутствие партнера, а его самого - в "животное, эквивалентное дому"".[1]

Рене Шпиц, один из основоположников генетического направления в психоанализе, выделял два основных класса животных с принципиально различным поведением, связанным с кормлением и уходом - класс альтрициалов и прекоциалов. К первому классу относились детеныши тех видов, которые рождались на свет незрелыми и беспомощными, а потому некоторое время после рождения нуждались в кормлении и уходе, в то время как детеныши второго класса животных к моменту рождения были покрыты пухом и способны к самостоятельному передвижению. Так как прекоциал, таким образом, по мнению Шпица, имеет в своем распоряжении обширный диапазон врожденных унаследованных паттернов поведения, то обучение и воздействие, или изменения внешней среды будут играть относительно малую роль в его адаптации к окружающей среде, вследствие чего адаптируется не особь, а адаптивные изменения происходят у видов в результате филогенетических модификаций. В отличие от них, у альтрициалов, с довольно длительным периодом беспомощности, "поведение, которое обеспечивает выживание, может быть приобретено путем обучения у кормящей и защищающей матери. Поэтому, чтобы обеспечить выживание альтрициалов, требуется лишь сравнительно небольшое число врожденных паттернов поведения. Защита в период вскармливания и беспомощности позволяет передавать индивидуальный опыт в процессе онтогенеза". [2] Человек, по мнению Шпица, с его длительным периодом беспомощности, нуждающийся в кормлении, помощи и уходе, несомненно относится к альтрициалам.

Благодаря тесному взаимодействию детеныша с матерью, обусловленному беспомощностью альтрициалов, между ними развиваются объектные отношения и коммуникация. Поэтому, как считает Джон Боулби, в свете филогенеза вероятно, что те инстинктивные связи, которые привязывают маленького ребенка к материнской фигуре, основываются на том же самом паттерне, что и у других видов млекопитающих. Таким образом, по мнению Боулби, поведение привязанности является формой инстинктивного поведения, которое развивается у людей, как и у других млекопитающих, в период младенчества, и имеет в качестве своего стремления или цели близость к материнской фигуре, а основная функция поведения привязанности заключается в защите. "В дикой природе",- пишет Боулби - "потерять контакт со своей семейной группой чрезвычайно опасно, в особенности для детенышей. Поэтому в интересах как индивидуальной безопасности, так и воспроизводства видов, должны существовать сильные связи, связывающие воедино членов семьи или расширенной семьи". [3]

С самого начала жизни младенец обладает определенной врожденной оснасткой, которую составляет тотальность филогенетически заранее сформированных и унаследованных способностей новорожденного, а также развертывающиеся в ходе развития задатки и врожденные пусковые механизмы. В частности, Боулби пишет о том, что человеческий детеныш "входит в жизнь, обладая пятью высокоорганизованными поведенческими системами: он способен сосать, плакать, улыбаться, цепляться, а также следовать или ориентироваться". [4] Кроме того, по мнению американского психоаналитика Скотта Даулинга, среди врожденных, временных способностей новорожденного находится способность, известная как интермодальное восприятие (То, что на опыте познается в одном способе восприятия, интраоральном прикосновении, предпочтительно выбирается через другой способ восприятия - зрение.), которая теряется после нескольких недель жизни. Младенец, по мнению Даулинга, также обладает врожденной способностью активно повторять то, что он наблюдал пассивно. Так, в ходе опытов было установлено, что недельные младенцы воспроизводят движения губ взрослого человека после их визуального наблюдения. Причем это происходит при первой попытке, без процесса постепенного научения. По мнению Даулинга, "эти ранние способности, большинство из которых как автоматические механизмы вскоре утрачиваются, служили эволюционной цели, гарантируя способствующие выживанию умения и отклик осуществляющего уход лица, а также обеспечивая поддержку последующего приобретения сходных способностей благодаря психологическому развитию". [5]

Ненаправленный процесс разрядки напряжения у младенца протекает благодаря посторонней помощи (матери). Вначале аффективные отклики младенца являются единственным средством коммуникации. Таким образом развивается важная роль аффектов как сигналов другому лицу. По мнению известного финского психоаналитика В.Тэхкэ, в начале человеческой жизни у действующего вслепую организма есть лишь две первые цели: выживание и уменьшение напряжения. "У недавно рожденного младенца еще нет каких-либо человеческих целей; они возникают лишь в связи с постепенным формированием психики и требуют, чтобы в эмпирическом мире младенца произошла дифференциация самостных и объектных представлений, т.е. чтобы возникла психология даже в субъективном смысле. До этого аккумуляция восприятий вряд ли может иметь какой-либо иной мотив, кроме возрастания и хранения информации относительно условий уменьшения напряжений и ранних форм удовлетворения. Поэтому, вероятно, лишь ощущения, связанные с удовлетворением, становятся имеющими смысл и регистрируются до тех пор, пока их достаточная аккумуляция не сделает возможной эмпирическую дифференциацию субъекта и объекта". [6]

В процессе взаимодействий с матерью у младенца накапливается все большее число следов памяти (энграмм) об ощущениях, связанных с удовлетворением, которые в интактном мозге могут извлекаться из памяти независимо от внешних стимулов. "Фактором, активирующим энграммы ранее воспринятых раздражителей, в последнем случае служит возбуждение мозгового субстрата потребностей - голода, жажды, и т.п., а электрофизиологическим коррелятом механизма, квантирующего поток извлекаемых из памяти энграмм, является тета-ритм, столь характерный для электрической активности гиппокампа". [7] Таким образом, при болезненных возрастаниях напряжения младенец все в большей степени становится в состоянии извлекать из памяти следы о приносящих удовлетворение восприятиях в галлюцинаторной форме. Однако галлюцинации не могут заменять "реального" удовлетворения в течение сколько-нибудь значительного времени. По мнению В.Тэхкэ, "решающим событием, которое кладет начало процессу дифференциации, является первое открытие ребенка: его крик приносит восприятие удовлетворения после того, как галлюцинаторное выполнение желания оказалось невозможным". [8] Всё более полное овладение этим новым средством получения удовлетворения становится для младенца жизненно важным, после чего происходит энергичная и быстрая дифференциация самостных и объектных фрагментов друг от друга с последующим их собиранием вокруг недавно появившихся ядер для дифференциации.

После первичной дифференциации, при наличии достаточно благоприятных и безопасных условий, у ребенка начинается период функциональных селективных идентификаций, в ходе которых он всё в большей мере овладевает теми или иными функциями объекта, и в этом отношении становится независим от ухаживающего за ним лица. Однако для того, чтобы та или иная функция стала эмоционально значимой для ребенка, необходимо эмоциональное отзеркаливание со стороны социального окружения (в нашей культуре обычно со стороны матери), которое становится для ребенка источником его вторичного нарциссизма. Таким образом, функционально-селективная идентификация предстает двухфазным процессом, включающим как первоначальную идентификацию ребенка с функцией объекта, так и его последующую идентификацию со способом объекта отзеркаливать ребенка как обладателя и исполнителя этой функции. Результатом множества функционально-селективных идентификаций приблизительно на третьем году жизни становится рождение индивидуальности ребенка с особым внутренним миром, то есть открытие им своей отделенности от других людей. Параллельно происходит открытие объектов как индивидуальностей с их собственным внутренним миром. Однако до установления такой интеграции и рождения индивидуального объекта, отношение к объекту может быть только исключительно эксплуатирующим и ни благодарность, ни любознательность, ни стремление к персоне не могут испытываться в этой связи, ибо, как считает В.Тэхкэ, "хотя функциональный объект является пространственно отдельным индивидом, он еще не может переживаться ребенком в качестве независимого человека с собственной жизнью и собственным внутренним миром, который возбуждал бы в ребенке интерес и любопытство, а также такие эмоциональные отклики, как благодарность, триадную ревность и стремление к отдельному человеку". [9] Любовь к другому человеку, по мнению В.Тэхкэ, становится возможной, только когда она или он воспринимаются как индивидуальности с внутренним миром и мотивациями и таким образом как находящиеся вне непосредственного обладания и контроля. "Только такое положение дел делает возможной и мотивирует сознательную потребность и любопытство по отношению к вновь открытому внутреннему миру объекта с сопутствующе развивающейся способностью к эмпатическому пониманию. Открытие ребенком того, что любовь объекта не самоочевидна, но обусловлена его способом обращения с этой любовью, сместит акцент его тревоги утраты объекта (и Собственного Я) на тревогу утраты любви объекта. Теперь начнут естественно развиваться попытки активно нравиться объекту, возрастающее внимание к ее (матери) чувствам, нормальная вина и потребность в возмещении и примирении. Понимание самостоятельного выбора в любви у объекта инициирует чувства благодарности так же, как константность объекта делает теперь возможной нормальную идеализацию индивидуального объекта". [10]

При описании характера взаимоотношений между ребенком и его родителями необходимо также принимать во внимание тот тип общества, в котором развивается ребенок. Это тем более важно, так как исходно в примитивных сообществах ребенок, по мнению Д.Б.Эльконина, "встречается" с обществом в целом, где условием развития является система "ребенок-общество". В то время как "по мере развития общества и его усложнения в этом исходно целостном отношении выявляются более конкретные системы "ребенок-общественный взрослый" или "ребенок-общественный предмет", которые представляют как бы две стороны единого отношения "ребенок-общество"". [11] Для описания ядра характерологической структуры множества индивидов Э.Фромм ввел понятие социального характера как совокупности черт характера, общей для большинства. Говоря о социальном характере, Э.Фромм подчеркивал, что эта совокупность черт формируется в результате общих для какой-либо группы переживаний и общего образа жизни, а функция социального характера заключается в том, чтобы направлять и формировать человеческую энергию внутри данного общества во имя функционирования данного общества. Так, например, описывая взросление на Самоа, известный американский антрополог М.Мид отмечала, что система социальных отношений на Самоа была построена таким образом, чтобы по возможности избегать конфликтов и соперничества, поэтому главное требование к поведению состояло в том, чтобы не вызывать ненависти и неодобрения у своих ровесников или старших. Как писала М.Мид: "Здесь никто не спешит в жизни и никого не наказывают за отставание. Наоборот, здесь сдерживают одаренных, развитых не по возрасту, чтобы самые медленные могли сравняться с ними. И в личных отношениях самоанцев мы не видим сильных привязанностей…. С первого месяца своей жизни ребенок, передаваемый из одних случайных женских рук в другие, усваивает урок: не привязывайся очень сильно к одному человеку, не связывай очень больших ожиданий ни с одним из родственников". [12] Такой результат воспитания обусловлен тем, что детей на Самоа "воспитывает не отдельное лицо, а армия родственников, воспитывает в соответствии с общепринятыми стандартами, и личность их родителей очень слабо сказывается на этом процессе". [13]

Несколько иную картину воспитания мы видим у представителей племени манус, живущих к северу от Новой Гвинеи. С самого раннего детства они прививают своим детям чувство уважения к собственности и развивают у них физическую выносливость, сочетая суровую дисциплину с постоянной заботой о детях. Главную роль в семье у манус играет отец, ибо когда ребенку исполняется год, от молодой матери требуют, чтобы она оставила ребенка отцу и занялась выполнением своих обязательств перед своими родственниками. Поэтому неудивительно, что в соперничестве за любовь ребенка всегда выигрывает отец. Так как ребенок постоянно находится рядом с отцом, что в очень большой мере способствует формированию его личности, то "в родительских заботах взрослых мужчин о своих детях манус обрели великолепный социальный механизм переноса их личностных характеристик на следующее поколение". [14]

Подытоживая индивидуальные отличия у людей в этих двух культурах, М.Мид отмечает, что у детей манус в отличие от детей на Самоа роль возрастной группы незначительна, и они в очень большой степени усваивают отличительные особенности своих отцов, связанные с их возрастом, экономическим положением и успехом в обществе, что в дальнейшем приводит к резким индивидуальным различиям. В то же время на Самоа "заботливо воспитанные привычки благоразумного стандартизирования поведения, соответствующего скорее социальному статусу человека, чем его естественным склонностям или личностным особенностям, делают самоанцев значительно более однородной массой, гораздо более пригодными для стрижки под одну гребенку". [15]

По мнению известного американского психоаналитика Х.Кохута, приобретение новых психических структур ребенком (особенно мальчиком) посредством преобразующей интернализации часто протекает "от матери как объекта самости (обладающей для ребенка прежде всего функцией зеркального отражения) к отцу как объекту самости (главная функция которого состоит в том, чтобы быть объектом идеализации со стороны ребенка". [16] Как считает Х.Кохут: "Матрицу для развития здоровой самости ребенка создает способность объекта самости отвечать точным зеркальным отражением, по крайней мере время от времени; патогенным является не случайная несостоятельность объекта самости, а его или ее хроническая неспособность отвечать адекватно, которая в свою очередь обусловлена его или ее собственной патологией в сфере самости….Здоровый в психологическом отношении взрослый сохраняет потребность в зеркальном отражении самости объектами самости (точнее говоря, объектами его любви), и он сохраняет потребность в объектах для идеализации". [17] При нарушении обоих полюсов развития самости, депривированный человек пытается противостоять внутреннему ощущению фрагментации своей самости посредством аддиктивного поведения, пытаясь заменить недостающие материнские и отцовские функции посредством наркотика. Как пишет известный французский психоаналитик МакДугалл: "Вдобавок к безнадежной потребности разрядить непереносимое давление аффектов, все формы сильных наркотических привычек стремятся восстановить разрушенный образ "Я", что неизменно включает в себя попытку установить связь с родительскими фигурами прошлого (иногда проецируемыми на общество в целом). Это тройной вызов: 
1. Это вызов внутреннему материнскому объекту (который ощущается как отсутствующий или мало способный успокоить беспокойного внутреннего ребенка). Наркотический эрзац всегда будет доступен как замена недостающих материнских функций. 
2. Это вызов внутреннему отцу, который, согласно убеждению сына (дочери), не смог выполнить своих отцовских функций и поэтому был изгнан. Эта установка обычно проецируется на общество. 
3. Наконец, это вызов самой смерти, принимающий две формы. Первая - состояние всемогущества. Затем, когда эта грандиозная форма защиты рушится и становится невозможно более отрицать чувство внутренней неодушевленности,возникает уступка зову смерти". [18]

Подобные случаи патологического воздействия родителей на своих детей часто встречаются в современном обществе, "особенно в тех патогенных семейных констелляциях, когда мать страдает серьезной патологией самости, а отец отказывается от семьи эмоционально (например, уходя в свои дела или в работу либо тратя все свое время на развлечения и хобби). Другими словами, отец, пытаясь спастись от деструктивного влияния жены, жертвует ребенком, который остается под патогенным влиянием матери". [19] Могут иметь место и другие патогенные семейные констелляции. Например, говоря о состоянии семейных отношений в Америке, М.Мид писала о том, что "низведение роли отца до роли усталого, часто смущенного, ночного гостя сделало очень многое для того, чтобы исключить саму возможность плодотворной идентификации сына с ним". [20]

Джон Боулби, который предпринял специальное исследование развития у людей уверенности в себе и в своих силах, что помогает таким людям быть успешными как в своих человеческих взаимоотношениях, так и в работе, пришел к выводу о том, что для внутрисемейной жизни таких людей типической была картина мирного дома, в котором оба родителя делили ответственность и интересы, и воспринимались детьми любящими и дающими людьми. Во время детства, по словам этих людей, они ощущали себя с матерью в полной безопасности. В то же самое время у них была сильная идентификация с отцом. Кроме того, те преграды, с которыми они встречались, были им по силам, что увеличивало уровень их притязаний, вело к успеху и достижению добавочной уверенности в своих силах. В результате проведенного исследования Д.Боулби пришел к выводу, что сильная и постоянная поддержка от родителей, в сочетании с ободрением и уважением автономии ребенка, не только не подрывает уверенность последнего в своих силах, но обеспечивает условия, которые могут наилучшим образом способствовать развитию такой уверенности. [21]

Примечания

[1] К.Лоренц, Агрессия (так называемое "зло"), М., 1994, с.214 - 215.

[2] Р.Шпиц, Психоанализ раннего детского возраста, М., 2001, с.22-23.

[3] См. Bowlby, Support, Innovation and Autonomy. London: Tavistok Publications, 1973.

[4] Ф.Тайсон, Р.Тайсон, Психоаналитические теории развития, Екатеринбург, 1998, с.95.

[5] Скотт Даулинг, Формирование фантазии: точка зрения детского аналитика, Журнал практического психолога, №1-2, январь-февраль 2001, с.107.

[6] Вейкко Тэхкэ, Психика и ее лечение: психоаналитический подход, М., 2001, с.35.

[7] П.В.Симонов, Эмоциональный мозг, М., 1981, с.119.

[8] Вейкко Тэхкэ, Психика и ее лечение: психоаналитический подход, М., 2001, с.50.

[9] Там же, с.347.

[10] Там же, с.110-111.

[11] К.Н.Поливанова, Психология возрастных кризисов, М., 2000, с.19-20.

[12] М.Мид, Культура и мир детства, М., 1988, с.150.

[13] Там же, с.159.

[14] Там же, с.219.

[15] Там же, с.220-221.

[16] Хайнц Кохут, Восстановление самости, М., 2002, с.180.

[17] Там же, с.182.

[18] Джойс МакДугалл, Тысячеликий Эрос, Санкт-Петербург, 1999, с.208.

[19] Хайнц Кохут, Восстановление самости, М., 2002, с.192.

[20] М.Мид, Культура и мир детства, М., 1988, с.221.

[21] См. Bowlby, Support, Innovation and Autonomy. London: Tavistoc Publications, 1973.

Что такое привязанность к человеку?

Случалось ли с вами: встретили человека и почувствовали такую мгновенную и удивительную силу притяжения, что сразу решили, что он — ваш единственный?

Вы так близки и ощущаете себя настолько комфортно, что думаете, наконец, нашли свою половинку.

Но так ли это? Пришла любовь? Или же это элементарная привязанность к человеку? Любите ли вы его или остро нуждаетесь в нем? А какая, спросите, разница?

В ожидании счастья

Мы часто поглощаем чувства и настроения других людей, мы привыкаем к их образу жизни, их верованиям. Привязанность – это глубокая эмоциональная связь с другим человеком.

Склонность к образованию таких связей является универсальной чертой человеческой жизни. А возможность потерять партнера может вызывать страх, отчаяние, неопределенность, стать разрушительной.

Если возникает непреодолимая связь с самовлюбленным человеком, вам трудно отделить себя от него, вы стали его добычей. Но вы этого не понимаете, пока не станет слишком поздно. Вместо этого, вы считаете, что влюбились.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Например, переезд в новый город, новая работа, дискомфорт в новой среде. Большие изменения в жизни всегда вызывают стресс. И в это время вы становитесь уязвимы.

Но вот происходит встреча. Он дружелюбен, весел, хочет помочь. Он показывает вам надежное место, чтобы сдать ваш автомобиль в ремонт, он приглашает вас в бар выпить кофе после работы. Он даже помогает вам расставить мебель в вашей новой квартире.

Он предлагает помощь и общение, которых вы так хотели, и которые вам так нужны. Он также заставляет вас смеяться и говорит вам, насколько вы хороши, как он ждал вас всю жизнь. Вы чувствуете, что вас оценили, это льстит. С облегчением вы обнаружили, что на кого-то можно положиться. Вы чувствуете себя любимой.

Начинаются отношения

Но вскоре все вокруг задаются вопросом, что эти двое увидели друг в друге. Вы не имеете ничего общего.

Однако возникла привязанность. И вы остаетесь вместе, даже если этот человек начинает все больше требовать, даже когда вам перестает быть комфортно с ним.

Несмотря ни на что, вы не расстаетесь, потому что мысль о потере ужасает. Но вы должны задуматься, что это, привязанность или любовь? Единственное, что вас действительно объединяет, — страх одиночества, потребность в ком-то, необходимость чувствовать, что кто-то заботится о вас.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Это привязанность. Она нужна, чтобы поднять самооценку, заполнить пустоту. Он — словно порт в шторм. Но для любви этого мало. Любовь — не потребность или отчаяние.

Любой порт пригодится во время бури. Но вы не обязаны там остаться. Если он – не ваш человек, не следует даже бросать якорь. Нет привязанностей — нет страданий. Просто нужно не сдаваться, держать паруса.

Помните, что вы справитесь самостоятельно, вы выдержите этот шторм. И когда он закончится, вы обязательно встретите человека, который также выдержал свою бурю. Вы сможете смотреть на жизнь смело и рассчитывать на настоящую любовь.

Новые ощущения или ностальгия

Мы постарались объяснить, что такое привязанность к человеку, чем она отличается от любви. На самом деле, данные понятия столь близки, что не всегда возможно их разделить.

Иногда привязанность переодевается в любовь. Но это просто забота о ком-то и благодарность за время, проведенное вместе. Если же добавляется физический элемент в отношения, то эти понятия становится отличить еще труднее.

Часто привязанность считают любовью те, кто еще не испытал настоящую любовь. Проводя много времени вместе, привыкая друг к другу, молодые люди думают, что это то самое чувство…

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Важно иметь в виду, что любовь имеет все компоненты привязанности, но не наоборот. Она намного глубже, чем привязанность, более устойчива и более интенсивна.

Другое чувство, еще более усложняющее задачу разделить любовь и привязанность, – ностальгия. Иногда вы чувствуете тоску по тому времени, которое провели с кем-то, и принимаете ее за любовь. Вы чувствуете себя сентиментальной, вспоминая свои отношения с бывшим. Не обязательно продолжать ваши отношения в будущем, если они закончились по объективным причинам.

Когда вы оцениваете текущие отношения или думаете о продолжении их в будущем, необходимо остановиться и рассмотреть, что происходит. Вы влюблены или испытываете привязанность?

Возможно, вы просто чувствуете ностальгию по прошлым временам? Нет стыда в любой из этих ситуаций, но важно делать различие между ними. Любовь измеряется мерой прощения, привязанность — болью прощания.

А может, все же Любовь?

Итак, мы видим, сколь близки понятия привязанность и любовь. Романтическая привязанность может перетекать в любовь, а может стать обузой и препятствием к настоящим чувствам. Назовем некоторые признаки истинной любви.

  1. Вы не способны прекратить думать об этом человеке.
  2. Вы можете говорить часами, забыв о времени.
  3. Вы хотите сделать друг друга счастливыми.
  4. Он пробуждает в вас самые лучшие качества.
  5. Вы принимаете его таким, какой есть, с причудами, родственниками и друзьями.

Сохраняйте баланс между любовью и страстью. Не спешите привязаться друг к другу, позвольте отношениям развиваться естественным путем. Чем больше вы готовы привнести любви, честности, страсти и романтики в ваши отношения, тем легче будет привлечь кого-то, кто разделяет те же качества.

Возможно ли различить чувства?

Существует множество всевозможных методик, тестов, которые помогают понять себя. Попытаемся понять, как отличить привязанность от любви. Тест, приведенный ниже, поможет прийти к какому-либо мнению.

Вопрос Привязанность Любовь
Что притягивает в партнере? Фигура, красивое лицо, достижения, карьера Личность в целом
Помните ли вы начало отношений? Симпатия с первого взгляда Медленное развитие
Ваш интерес постоянен? Переменный Постоянное глубокое чувство
Как чувство влияет на жизнь? Дезорганизует. Забросила дела (не всегда) Проявляется большинство лучших качеств
Отношение к другим? Равнодушна ко всем, кроме объекта Любимый – главный человек, но и остальные люди не безразличны
Как влияют расставания? Чувства гаснут Чувства обостряются
Часто ли ссоритесь? Часто, потому что не о чем поговорить Ссоры сходят на нет со временем
Позиционирование себя в отношениях? Я и он, мое и его Мы, нам, наше
Бескорыстие или эгоистичность? Буду ли я счастлива с ним? Хочу сделать его счастливым

Важно помнить, время – ваш единомышленник в решении вопроса о привязанности и любви.

  The YouTube ID of 7lbi2k23xCk&list is invalid.

Не спешите бежать под венец или расставаться, пусть пройдет какое-то время. И задачка решится сама.

Автор: Светлана Прусс

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

К чему приводит нарушение привязанности и как этого не допустить в отношениях с ребенком

Источник: LETIDOR

Разбираемся, чем грозит для ребенка лишение надежной привязанности со значимым взрослым.

Наш постоянный автор Диана Машкова, писатель, журналист, руководитель направления «Просвещение» фонда «Арифметика добра», мама 4 детей, 3 из которых приемные, уже рассказывала нам и о правильной иерархии в приемной семье, и об этапах адаптации приемного ребенка в семье, и об отношениях с кровными родственниками приемного ребенка. В новой статье Диана объясняет, насколько важно сохранять привязанность и чем чревато ее нарушение.

У большого количества современных взрослых людей — ученые называют цифру 45% — в детстве не сложилось надежной привязанности с родителями. К сожалению, это не просто факт из их прошлого. Это то, что влияет на человека всю жизнь: сказывается на здоровье, отношениях с другими людьми, жизнестойкости, уверенности в себе и многих других вопросах.

Люди, лишенные «надежной привязанности» в первые годы жизни, часто неосознанно воспроизводят нарушенную модель и в собственной семье, со своими детьми, передавая сбитый код отношений из поколения в поколение. Можно ли разорвать этот порочный круг?

Что же такое привязанность? Если обратиться к определению — это взаимный процесс образования эмоциональных связей между людьми, которые сохраняются неопределенное время, даже если люди разделены.

Для взрослых это полезная вещь, объединяющая между собой самых близких. Для детей — витальная потребность и жизненно важная необходимость.

Для младенца мать или человек, который постоянно ее заменяет, — это естественный источник пищи, тепла, безопасности, утешения, радости и других эмоций. Малыш не в состоянии ни накормить себя, ни успокоить, ни увлечь. Поэтому в одиночестве останавливается развитие ребенка, включается подсознательная установка: «я никому не нужен», которая является одной из причин высокой младенческой смертности в учреждениях для сирот.

Привязанность не дается ребенку по факту рождения, она возникает постепенно, в ежедневном взаимодействии взрослого и ребенка.

Младенец испытывает естественную потребность — голод, жажду, дискомфорт, удовлетворить которую самостоятельно не может, и поэтому кричит. На зов приходит значимый взрослый — кормит, поит, меняет пеленки, а вместе с этим ласково приговаривает, целует и прижимает к себе. Из этого здорового круга отношений — потребность, зов, приход взрослого, вовлеченное удовлетворение потребности — рождается основополагающий для развития базис.

Он учится доверять взрослому, который надежен и небезразличен, а через доверие к близкому человеку рождается доверие к другим людям и ко всему миру. Рождается надежное будущее.

Прекрасной основной для понимания сути и механизмов привязанности может стать книга классика психологии развития выдающегося английского ученого Джона Боулби. Она так и называется «Привязанность».

Еще более легкий способ ознакомиться с основами — это прочесть книгу известного отечественного психолога Людмилы Петрановской «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка».

Главное — осознать, что здоровая привязанность закладывает в ребенке способность любить, понимать собственные чувства и чувства других людей, контролировать свои эмоциональные вспышки, учиться и получать знания, логически мыслить, испытывать самоуважение и строить отношения с другими людьми. Она оберегает от многих психосоматических заболеваний и снижает риски возможных задержек в развитии.

В этом неоспоримая ценность надежной привязанности в жизни ребенка.


«Начиная со времен Второй мировой войны и далее, – пишет всемирно известный психолог и терапевт Нильс Питер Рюгаард в своей книге “Дети с нарушением привязанности”, — с ускорением в 1960-е годы, мы предприняли самый масштабный социальный эксперимент, который когда-либо проводился в западном мире: матери детей младшего и дошкольного возраста пошли работать вне дома, отлучившись от своих малышей… Условия обучения тому, как становиться человеком посредством отношений в период раннего детства, были перевернуты с ног на голову. На сегодняшний день мы, вероятно, являемся единственным видом млекопитающих, у которого мать и младенец не остаются неразлучными в течение, по крайней мере, первых двух-трех лет с момента рождения».


В роддомах новорожденных начинают отделять от матерей сразу после появления на свет, якобы давая роженице время для восстановления, а на самом деле травмируя обоих и порождая у женщин тревожность, неуверенность и чувство вины.

В Советском Союзе малышей отдают в ясли с четырех месяцев, а иногда и раньше, отрывая от матерей вопреки жизненно важным потребностям в грудном вскармливании, ласке, тактильном контакте и любви. Появляются детские сады — пятидневки, которые позволяют родителям работать, устраивать личную жизнь и зарабатывать деньги, а детей обрекают на тяжелые переживания утраты и боли разлуки.

Депривация, неизбежный и вечный спутник сирот в государственных учреждениях, внезапно захватывает и семейных детей.

Родителям запрещают брать младенцев на руки, чтобы «не привыкали», предписывают кормить их по часам, а не по требованию, не позволяют матерям находиться с маленькими детьми в больницах и прочих «оздоровительных» учреждениях.

Многие из нас, сегодняшних взрослых, стали жертвами этих необдуманных действий. Именно в них причина тех самых 45% людей с ненадежной привязанностью.

Нарушение привязанности может проявлять себя по-разному. Многое зависит от индивидуальных особенностей ребенка — его психологической структуры, темперамента, жизнестойкости. То, что довольно легко переносится одними детьми, оказывается глубокой травмой для других.

В книге известного психотерапевта Брюса Перри «Мальчик, которого растили как собаку» рассказывается история подростка-насильника, асоциального типа, жестокие преступления которого ужасают даже специалистов. Но больше всех — его собственных родителей, которые не понимают, что происходит с их младшим сыном.

Старший ребенок вырос прекрасным парнем, а младший оказался преступником, хотя обоих воспитали одни и те же родители.

Как такое могло случиться? Постепенно, в ходе работы с семьей, психотерапевт добирается до сути — оказывается, у младшего сына в младенчестве развилось тяжелое нарушение привязанности.

Семья сразу после его рождения переехала в новый район, где у мамы не было ни родственников, ни друзей, никакой поддержки. Из-за небольшой умственной отсталости она не справлялась сразу с двумя детьми, к тому же младший оказался крайне беспокойным и вызывал раздражение женщины. Она кормила его утром, пеленала и оставляла в кроватке на весь день, а сама уходила со старшим сыном гулять. Возвращалась только к вечеру, когда муж приходил с работы.

Так мальчик и рос — в семье, но без матери, которую некому было заменить. И все дальнейшие нарушения взяли старт в том периоде жизни, о котором он даже не помнил.

Окажись на месте этого парня менее чувствительный ребенок, он мог бы выйти из ситуации иначе, мог добрать любви близких взрослых в старшем возрасте. Но именно для этого ребенка пренебрежение нуждами имело фатальные последствия.

Не существует общих для всех схем «события — последствие». Есть уникальный набор нарушений и травм, который ведет к непредсказуемым результатам.

У одного ребенка может проявиться агрессия, у другого депрессия, у третьего психосоматическое заболевание, у четвертого склонность к суициду, у пятого нелюдимость, у шестого предельно низкая самооценка, у седьмого отсутствие эмпатии и так далее. А у кого-то — все сразу. Этого невозможно предугадать.

Поэтому для сравнения просто приведу еще один реальный пример.

Сания Испергенова с рождения и до 18 лет воспитывалась в детском доме. В ее книге «Я – Сания. История сироты», изданной при поддержке благотворительного фонда «Арифметика добра», прослеживается влияние депривации и нарушения привязанности на весь путь становления человека.

Девушка рассказывает о расстройствах здоровья (энурез на нервной почве, множественные пневмонии и бронхиты в детстве), о жутком страхе перед людьми, о сенсорной депривации, о депривации социальной, о неумении строить близкие отношения, об отсутствии эмпатии и многом другом.

«Тактильный контакт оказался для меня самым сложным, — делится она с читателями. — Я долго привыкала к каждому мимолетному касанию, входила в отношения, словно в холодную воду. Продвигалась вперед маленькими, едва заметными шажками.

После жизни без матери, без семьи трудно было научиться объятиям, поцелуям, прикосновениям — все это казалось слишком сложной наукой».

Отсутствие внимания и заботы в детстве мешало и формированию эмоционального интеллекта.


«Тогда мне и в голову не приходило, — рассказывает Сания, — что внутри взрослого человека бурлят собственные эмоции. Кто и когда говорил с нами о чувствах? Кто учил распознавать радость или грусть, веселье или отчаяние, удовольствие или боль? Не было ничего. Я не могла назвать собственных переживаний и, как слепая, не обращала внимания на чувства других. Окружающие люди никогда не казались мне расстроенными или, наоборот, счастливыми. Испуганными или, наоборот, спокойными. Мне, откровенно говоря, было на них на всех наплевать. Годы невнимания к моим собственным чувствам вернулись в подростковом возрасте бумерангом безразличия».


История Сании — яркий пример серьезного расстройства привязанности. И все же он жизнеутверждающий: Сания доказывает читателям, что человек способен изменить свое будущее. Главное, не опускать руки, желать перемен и искать в жизни опору.

Что помогает справиться с последствиями нарушения привязанности?

Конечно, первый шаг — это обнаружить проблему и ее осознать. Не списывать все трудности отношений с ребенком на детские капризы, «дурную» наследственность или плохой характер, а попробовать разобраться в сути происходящего.

Часто первыми людьми, которые видят нарушения, становятся сами родители. В случае с детьми-сиротами — приемные родители.

И тогда основной задачей оказывается построение с ребенком доверительных и теплых отношений. Любой ценой. Именно на это — не на учебу, кружки или спорт — должны быть направлены все усилия в семье. Только на построение привязанности.

Специалисты, работающие со случаями такого расстройства, подтверждают: старания родителей первичны, а усилия психологов и психотерапевтов для успеха — вторичны. Доверительные отношения со значимым взрослым — как раз и есть тот фундамент, на котором строится вся жизнь ребенка: происходит его развитие, раскрываются таланты, формируется физическое и психическое здоровье.

Важно сделать все возможное и невозможное для того, чтобы у каждого ребенка был свой надежный и любящий взрослый.


«Спасти может только сознательный, зрелый человек, которому “не все равно”, — утверждает Сания. — Я своими глазами видела, как меняются дети, когда у них появляются близкие люди. Хотя бы наставники. Еще лучше — приемные родители. Многих это вытянуло буквально со дна. Как и меня. Не будь Эсланды Борисовны, я бы пропала».


Получается, можно корректировать последствия нарушений привязанности и в подростковом возрасте, и даже будучи взрослыми людьми.

Если осознать, что это необходимо, и быть готовыми к кропотливой работе.

Описанные в научной и публицистической литературе результаты труда психологов и психотерапевтов, вкупе с усилиями самого человека и его ближнего круга над построением близких отношений, доказывают возможность перемен к лучшему в большинстве случаев.

Реальные истории детей, подопечных фонда «Арифметика добра» и многих других благотворительных организаций, также подтверждают это. Главное — не опускать руки и быть готовыми прилагать большие усилия в построении доверительных отношений с близкими людьми. Ради самого будущего.

стилей прикрепления | Simply Psychology

  1. Теория привязанности
  2. Ситуация со штангой
  3. Стили привязанности

Безопасное прикрепление и другие стили привязанности

Стефани Хуанг, опубликовано 24 августа 2020 г. личность относится к другим людям. Стиль привязанности формируется в самом начале жизни, а однажды установившись, это стиль, который остается с вами и проявляется сегодня в ваших отношениях в интимных отношениях и в том, как вы воспитываете своих детей.

Что такое вложение?
  • Привязанность определяется как «длительная психологическая связь между людьми» (Bowlby, 1969) и может считаться взаимозаменяемой с такими понятиями, как «привязанность» и «эмоциональная связь».
  • Первая привязанность человека часто устанавливается в младенчестве с основным опекуном; Однако следует отметить, что привязанность не является уникальной особенностью отношений между младенцем и опекуном, но также может присутствовать в других формах социальных отношений.
  • Привязанности различных видов формируются посредством повторяющегося акта «поведения привязанности» или «транзакций привязанности», непрерывного процесса поиска и поддержания определенного уровня близости к другому конкретному человеку (Bowlby, 1969).
  • Поскольку лица, осуществляющие уход, различаются по уровню чувствительности и отзывчивости, не все младенцы одинаково относятся к ним.
  • Стили привязанности - это ожидания людей в отношении отношений с другими людьми, основанные на отношениях, которые у них были со своим основным опекуном, когда они были младенцами.

Стили прикрепления младенцев

Стили прикрепления младенцев

Мэри Эйнсворт и ее коллеги обнаружили три основных паттерна, которые младенцы привязывают к своим основным опекунам («фигурам матери») в своем исследовании «Странная ситуация» (Ainsworth et al., 1978).

В исследовании были отобраны четыре разных образца младенцев в возрасте около 1 года и вовлекли их в процедуру «Странная ситуация», примерно описанная ниже:

Младенец был помещен в незнакомую среду со своей матерью и мог свободно исследовать среда; незнакомец вошел в комнату и постепенно подошел к младенцу; Затем мать вышла из комнаты, вернувшись после того, как ребенок провел некоторое время наедине с незнакомцем.

Эйнсворт и его коллеги наблюдали, насколько комфортно каждому младенцу было физически дальше от матери в незнакомой среде, как каждый младенец взаимодействовал с незнакомцем и как каждый младенец приветствовал мать по ее возвращении.

На основании наблюдений они разделили младенцев на три основные группы.

Избегающая привязанность (Группа A)
Избегающая привязанность (Группа A)

Дети со стилем избегающей привязанности склонны избегать взаимодействия с опекуном и не испытывают стресса во время разлуки.Это может быть связано с тем, что родитель проигнорировал попытки сблизиться, а ребенок может усвоить убеждение, что они не могут зависеть от этих или каких-либо других отношений.

Младенец в группе А был охарактеризован как практически не проявляющий тенденции к поиску близости с матерью. Младенец часто не выказывал страданий во время разлуки с матерью, общался с незнакомцем так же, как он или она общался бы с матерью, и проявлял легкие признаки избегания (отворачивание, избегание зрительного контакта и т.) при воссоединении с матерью.

Эйнсворт и его коллеги интерпретировали избегающее поведение младенцев группы А как защитный механизм против отвергающего поведения самой матери, такого как неудобство при физическом контакте или более легкое раздражение младенцев.

Безопасное прикрепление (Группа B)
Безопасное прикрепление (Группа B)

Боулби (1988) описал безопасное прикрепление как способность хорошо и надежно соединяться во взаимоотношениях с другими, а также способность к автономным действиям. в зависимости от ситуации.Надежная привязанность характеризуется доверием, адаптивной реакцией на то, что вас бросили, и верой в то, что человек достоин любви.

Младенец в группе B характеризовался как активно ищущий и поддерживающий близость с матерью, особенно во время эпизода воссоединения. Младенец может или не может быть дружелюбным с незнакомцем, но всегда проявляет больший интерес к общению с матерью.

Кроме того, в то время как младенец имел тенденцию быть немного обеспокоенным во время разлуки с матерью, младенец редко плакал.

Эйнсворт и ее коллеги интерпретировали младенцев группы B как надежно привязанных к своим матерям, демонстрирующих меньшую тревогу и более позитивное отношение к отношениям, вероятно, потому, что они верят в отзывчивость матери к их потребностям.

Амбивалентная привязанность (Группа B)
Амбивалентная привязанность (Группа B)

Отношения амбивалентной привязанности характеризуются опасением, что другие не ответят взаимностью на ваше желание близости.Это возникает, когда младенец узнает, что его опекун или родитель ненадежен и не оказывает должного внимания к его потребностям.

Младенец в группе C характеризовался как несколько амбивалентный (и устойчивый) к матери. Младенец часто демонстрировал признаки сопротивления взаимодействию с матерью, особенно во время эпизода воссоединения.

Однако, как только был установлен контакт с матерью, младенец также проявил твердое намерение поддерживать такой контакт.В целом, младенцы Группы C часто, казалось, демонстрировали неадаптивное поведение в Странной ситуации.

Эйнсворт и его коллеги обнаружили, что младенцы из группы C тревожатся и не уверены в реакции своих матерей, поскольку матери младенцев из группы C не обладают «тонким чувством времени» при реагировании на потребности младенцев.

Неорганизованная привязанность (Группа D)
Неорганизованная привязанность (Группа D)

Мэйн и Соломон (1986) обнаружили, что значительная часть младенцев фактически не попадала в группы A, B или C, на основании их поведение в эксперименте "Странная ситуация".Они отнесли этих младенцев к группе D с неорганизованным типом привязанности.

Неорганизованная привязанность классифицируется детьми, которые демонстрируют последовательность поведения, не имеющую легко наблюдаемых целей или намерений, включая явно противоречивое поведение или остановку / остановку движений.

Мэйн и Соломон обнаружили, что у родителей младенцев из группы D часто были неразрешенные травмы, связанные с привязанностью, которые заставляли родителей демонстрировать испуганное или пугающее поведение, что, в свою очередь, приводило к замешательству младенцев из группы D или заставляло их полагаться на них. на кого-то, кого они боялись одновременно.


Стили привязанности для взрослых

Стили привязанности для взрослых

Различные стили привязанности можно рассматривать по существу как разные внутренние рабочие модели «отношений», которые возникли из событийного опыта (Main, Kaplan, & Cassidy, 1985).

Это предполагает, что ранние взаимодействия с опекунами могут не только формировать то, как младенец понимает и ведет себя во взаимоотношениях (на примере стилей привязанности младенцев), но и что такое влияние может быть перенесено во взрослую жизнь.

Кроме того, другой жизненный опыт взаимоотношений также может формировать рабочую модель взаимоотношений на протяжении всей жизни.

Интервью для взрослых

Мэри Мэйн и ее коллеги разработали интервью для взрослых, в котором запрашивались описания ранних событий, связанных с привязанностью, и понимание взрослыми того, как эти отношения и события повлияли на взрослых личностей (Джордж, Каплан и Мэйн). , 1984).

Примечательно, что интервью для взрослых оценивало «безопасность личности по отношению к привязанности в ее общем виде, а не по отношению к каким-либо конкретным настоящим или прошлым отношениям» (Main, Kaplan, & Cassidy, 1985), i.е. общее состояние ума относительно привязанности, а не то, как человек привязан к другому конкретному человеку.

Мэйн, Каплан и Кэссиди (1985) проанализировали ответы взрослых на собеседование по поводу привязанности у взрослых и наблюдали три основных закономерности в том, как взрослые рассказывают и интерпретируют детские переживания привязанности и отношения в целом.

Безопасный (автономный)
Безопасный (автономный)

Безопасные взрослые, как правило, придерживаются положительной самооценки и положительного имиджа других, что означает, что у них было как чувство собственного достоинства, так и ожидание того, что другие люди в целом принимающий и отзывчивый.

Взрослые, продемонстрировавшие безопасный стиль привязанности во время собеседования. ценили отношения и подтверждали влияние отношений на их личности.

Во-вторых, они продемонстрировали готовность вспомнить и обсудить привязанность, что предполагало много размышлений перед интервью. Наконец, они продемонстрировали объективность в оценке своих показателей привязанности и прошлого опыта без какой-либо идеализации.

Примечательно, что многие безопасные взрослые люди на самом деле могут испытывать негативные события, связанные с привязанностью, но они способны объективно оценивать людей и события и приписывать положительное значение отношениям в целом.

Отвергающая-избегающая привязанность
Отстраняющая-избегающая привязанность

Стиль пренебрежительно-избегающей привязанности демонстрируется взрослыми, которые придерживаются положительного образа себя и отрицательного образа других. Они предпочитают избегать близких отношений и близости с другими, чтобы сохранить чувство независимости и неуязвимости.

Взрослые, избегающие пренебрежения, отрицают переживание стресса, связанного с отношениями, и преуменьшают важность привязанности в целом, считая других людей ненадежными.

Заинтересованная привязанность
Заинтересованная привязанность

Заинтересованный стиль привязанности демонстрируется взрослыми, которые чрезмерно озабочены неопределенностью отношений.

Заинтересованные взрослые придерживаются отрицательной самооценки и положительного образа других, что означает, что они чувствуют себя недостойными, но в целом оценивают других положительно.

Таким образом, они стремятся к самопринятию, пытаясь получить одобрение и признание в своих отношениях с другими значимыми людьми.Они также требуют более высокого уровня контакта и близости от отношений с другими людьми.

Кроме того, они были озабочены зависимостью от своих родителей и по-прежнему активно пытались доставить им удовольствие.


Романтические стили привязанности

Романтические стили привязанности

Несмотря на то, что категоризация Мэйна и его коллег (1985), категоризация концептуализации взрослых отношений привязанности была важна, она сосредоточилась на высокоуровневых концепциях привязанности, главным образом задавая вопросы об отношениях между родителями и детьми. .

Многие вопросы собеседования касались отношений взрослых с их собственными родителями и детьми) и не охватывали другие типы отношений привязанности, например отношения между двумя взрослыми.

Одной из важнейших форм отношений привязанности между двумя взрослыми являются романтические отношения. Хазан и Шейвер (1987) начали исследования в этой области, проанализировав анкеты, составленные самими взрослыми, в которых взрослым предлагалось охарактеризовать свои самые важные романтические отношения.

Хазан и Шейвер (1987) определили три различных стиля привязанности в романтических отношениях, которые примерно соответствовали обоим стилям привязанности младенцев и Мэйну и др. (1985) характеристика из интервью взрослого.

Безопасные любовники
Безопасные любовники

Безопасные любовники охарактеризовали свои самые важные романтические отношения как счастливые и доверительные. Они смогли поддержать своих партнеров, несмотря на их ошибки.

Их отношения обычно длились дольше. Надежные любовники считали, что, хотя романтические чувства могут усиливаться и ослабевать, некоторая романтическая любовь никогда не исчезнет.

Статистический анализ показал, что у надежных любовников в детстве были более теплые отношения с родителями.

Избегающие любовники
Избегающие любовники

Избегающие любовники характеризовались страхом близости, эмоциональными взлетами и падениями и ревностью. Избегающие любовники часто не были уверены в своих чувствах к своим романтическим партнерам, считали, что романтическая любовь редко может длиться долго, и считали, что им трудно влюбиться.

По сравнению с надежными любовниками, избегающие любовники сообщали о более холодных отношениях с родителями в детстве и находили своих матерей особенно холодными и отвергающими.

Амбивалентные любовники
Амбивалентные любовники

Амбивалентные любовники характеризовали свои самые важные романтические отношения одержимостью, желанием взаимности и союза, эмоциональными взлетами и падениями, а также крайним сексуальным влечением и ревностью.

Амбивалентные любовники верили, что им легко влюбиться, но они также утверждали, что неувядающую любовь трудно найти.По сравнению с безопасными любовниками, амбивалентные любовники сообщали о более холодных отношениях с родителями в детстве.


Четырехкатегорийные модели

Четырехкатегорийные модели

Бартоломью и Горовиц (1991)

Бартоломью и Горовиц (1991) разработали новую четырехкатегориальную модель, которая смогла уловить различные виды привязанности и классифицировать взрослых после проведение как интервью, так и самоотчетов.

Четыре категории: безопасная, тревожно-озабоченная, боязливая-избегающая и пренебрежительно-избегающая, были разделены на основе матрицы 2x2: положительный-отрицательный образ себя x положительный-отрицательный образ других.

Рисунок 1. Модель насадки для взрослых. Адаптировано из «Стили привязанности среди молодых взрослых: тест на четырехкатегориальную модель» К. Бартоломью и Л. М. Горовица, 1991, Журнал личности и социальной психологии, 61, с. 227.

Эта модель была попыткой объединить как методологии (интервью против самоотчета), так и фокусы (родитель-ребенок против романтических отношений) Main et al. (1985) и исследования Хазана и Шейвера (1987) о стилях привязанности взрослых.

Модель из четырех категорий Бартоломью и Горовица стала моделью, которая сегодня наиболее широко используется для понимания моделей привязанности взрослых.

Бреннан, Кларк и Шейвер (1998)

Другой способ концептуализации этих четырех категорий был исследован Бреннаном, Кларком и Шейвером (1998), которые проанализировали четыре рабочие модели, используя другой набор измерений: степень привязанности. и степень избегания привязанности.

В этой матрице безопасные взрослые характеризовались низким уровнем тревожности и низким уровнем избегания; Тревожно-озабоченные взрослые характеризовались высоким уровнем тревожности и низким уровнем избегания; Взрослые, склонные к боязни-избеганию, характеризовались высоким уровнем тревожности и избегания; а взрослые, склонные к пренебрежительному и избегающему поведению, характеризовались низким уровнем тревожности и высоким уровнем избегания.

Влияние привязанности на отношения детства и взрослых

Влияние привязанности на отношения детства и взрослых

Согласно теории Боулби (1988), когда мы формируем нашу первичную привязанность, мы также мысленно представляем, что такое отношения (внутренние рабочая модель), которую мы затем используем для всех других отношений в будущем, то есть для дружбы, работы и романтических отношений.

Согласно Боулби (1969), более поздние отношения, вероятно, будут продолжением ранних стилей привязанности (безопасных и небезопасных), потому что поведение основной фигуры привязанности младенца способствует внутренней рабочей модели отношений, которая заставляет ребенка ожидать того же самого. в более поздних отношениях.Другими словами, будет преемственность между ранним опытом привязанности и более поздними отношениями. Это известно как гипотеза непрерывности.

Дружба в детстве

Согласно теории привязанности, ребенок с безопасным стилем привязанности должен быть более уверенным в общении с друзьями.

Эту точку зрения поддерживает немало свидетельств. Например, в исследовании Миннесоты (2005 г.) наблюдали за участниками от младенчества до позднего подросткового возраста и обнаружили непрерывность между ранней привязанностью и более поздним эмоциональным / социальным поведением.Дети с надежной привязанностью наиболее высоко ценились в плане социальной компетентности в более позднем детстве, были менее изолированными и более популярными, чем дети с ненадежной привязанностью.

Hartup et.al (1993) утверждают, что дети с безопасным типом привязанности более популярны в яслях и больше вовлекаются в социальное взаимодействие с другими детьми. Напротив, дети с незащищенной привязанностью, как правило, больше полагаются на учителей в вопросах взаимодействия и эмоциональной поддержки.

Стиль воспитания

Есть свидетельства того, что стили привязанности могут передаваться из поколения в поколение.

Исследования показывают преемственность между поколениями между типами привязанности взрослых и их детьми, включая детей, перенимающих стиль воспитания своих родителей. Люди склонны основывать свой стиль воспитания на внутренней рабочей модели, поэтому тип привязанности, как правило, передается из поколения в поколение.

Мэйн, Каплан и Кэссиди (1985) обнаружили сильную связь между безопасностью рабочей модели привязанности взрослых и моделью привязанности их младенцев, причем особенно сильная корреляция между матерями и младенцами (vs.отцы и младенцы).

Кроме того, то же исследование также показало, что пренебрежительные взрослые часто были родителями избегающих младенцев, тогда как озабоченные взрослые часто были родителями резистентных / амбивалентных младенцев, что свидетельствует о том, что то, как взрослые концептуализировали отношения привязанности, напрямую влияет на то, как их младенцы привязываются к ним.

Альтернативным объяснением непрерывности отношений является гипотеза темперамента, которая утверждает, что темперамент младенца влияет на реакцию родителей и, таким образом, может быть определяющим фактором в типе привязанности младенца.Темперамент младенца может объяснить его проблемы (хорошие или плохие) отношениями в дальнейшей жизни.

Романтические отношения

Также кажется, что существует преемственность между стилями ранней привязанности и качеством романтических отношений в более позднем возрасте. Эта идея основана на внутренней рабочей модели, в которой первичная привязанность младенца формирует модель (шаблон) будущих отношений.

Внутренняя рабочая модель влияет на ожидания человека от дальнейших отношений, таким образом, влияет на его отношение к ним.Другими словами, будет преемственность между ранним опытом привязанности и более поздними отношениями.

Отношения между взрослыми, вероятно, будут отражать ранний стиль привязанности, потому что опыт, который человек пережил со своим опекуном в детстве, приведет к ожиданию того же опыта в более поздних отношениях.

Это проиллюстрировано в эксперименте Хазана и Шейвера с любовной викториной. Они провели исследование, чтобы собрать информацию о ранних стилях привязанности участников и их отношении к любовным отношениям.Они обнаружили, что у тех, кто был надежно привязан в младенчестве, как правило, были счастливые длительные отношения.

С другой стороны, ненадежно привязанные люди считали взрослые отношения более сложными, склонны к разводам и считали, что любовь редкость. Это подтверждает идею о том, что детские переживания существенно влияют на отношение людей к дальнейшим отношениям.

Гипотезу о непрерывности обвиняют в редукционизме, поскольку она предполагает, что у людей, которые в младенчестве ненадежно привязаны, будут плохие отношения со взрослыми.Это не всегда так. Исследователи обнаружили, что у многих людей есть счастливые отношения, несмотря на ненадежные привязанности. Следовательно, теория может быть чрезмерным упрощением.

Бреннан и Шейвер (1995) обнаружили сильную связь между собственным типом привязанности и типом привязанности романтического партнера, предполагая, что стиль привязанности может повлиять на выбор партнеров.

Чтобы быть более конкретным, исследование показало, что безопасный взрослый, скорее всего, будет в паре с другим безопасным взрослым, в то время как избегающий взрослый будет в паре с безопасным взрослым; когда безопасный взрослый не вступал в пару с надежным партнером, у него или нее с большей вероятностью был вместо этого тревожно озабоченный партнер.

Более того, всякий раз, когда избегающий или тревожный взрослый не вступал в пару с надежным партнером, он или она с большей вероятностью заканчивали избегающим партнером; очень маловероятно, что встревоженный взрослый будет в паре с другим встревоженным взрослым.

Стиль привязанности взрослого также влияет на то, как человек ведет себя в романтических отношениях (ревность, доверие, стремление к близости и т. Д.) И как долго эти отношения могут длиться, как обсуждалось в предыдущих абзацах о выводах Хазара и Шейвера (1987).

Это, в свою очередь, связано с общей удовлетворенностью отношениями.Бреннан и Шейвер (1995) обнаружили, что склонность к типу безопасной привязанности положительно коррелировала с удовлетворенностью отношениями, тогда как избегание или тревога отрицательно ассоциировалось с удовлетворенностью отношениями.

С точки зрения поведения, связанного с привязанностью, в отношениях, склонность искать близости и доверять другим были положительно коррелированы с удовлетворенностью отношениями.

Самостоятельность, амбивалентность, ревность, навязчивость, легкое разочарование по отношению к партнеру или незащищенность в целом - все это отрицательно коррелировало с удовлетворенностью отношениями.

Было обнаружено, что стиль привязанности и связанное с ним поведение партнеров также влияет на удовлетворенность отношениями. Неудивительно, что наличие надежного партнера повысило удовлетворенность отношениями.

Однако избегающий партнер был единственным типом партнеров, который, казалось, отрицательно влиял на удовлетворение отношений, в то время как тревожный партнер не оказал существенного влияния в этом аспекте.

Склонность партнера искать близости и доверять другим увеличивает удовлетворение, в то время как амбивалентность и разочарование партнера по отношению к себе уменьшают удовлетворение.


Критическая оценка

Критическая оценка

Следует иметь в виду, что можно проявлять разные стили привязанности в разных отношениях.

Исследование, проведенное с участием молодых людей, показало, что участники обладали разными моделями привязанности для разных типов отношений (родитель-участник, дружба и романтические отношения) и не испытывали одной «общей ориентации привязанности», за исключением некоторого совпадения тревожности, испытываемой обоими дружба и романтические отношения (Caron et al., 2012).

Такие эмпирические данные служат напоминанием о том, что стиль привязанности может зависеть от контекста и что нельзя рассматривать результаты каких-либо оценок как единственный показатель стиля привязанности. Кроме того, стоит отметить, что стиль привязанности со временем тоже может измениться.

В ходе различных исследований было обнаружено, что около 70% людей имели более стабильный стиль привязанности, в то время как остальные 30% были более подвержены изменениям.

Болдуин и Фер (1995) обнаружили, что 30% взрослых изменили рейтинг своего стиля привязанности в течение короткого периода времени (от одной недели до нескольких месяцев), причем те, кто изначально идентифицировал себя как тревожно-амбивалентный, оказались наиболее склонными к этому. изменить.

В ходе 20-летнего длительного исследования Waters et al. (2000) провели интервью с молодыми людьми, которые участвовали в эксперименте «Странная ситуация» 20 лет назад. Они обнаружили, что 72% участников получили такую ​​же классификацию «безопасный» и «небезопасный», как и в младенчестве.

У остальных участников изменились модели привязанности, при этом большинство - хотя и не все - из них пережили серьезные негативные жизненные события.

Такие данные свидетельствуют о том, что оценки стиля привязанности следует интерпретировать более осмотрительно; более того, всегда есть возможность для изменений - и это даже не обязательно связано с негативными событиями.

Об авторе

Стефани Хуанг имеет степень магистра педагогики Гарвардской высшей школы образования. Ее академические интересы в основном лежат в области психологии развития, социально-эмоционального обучения и неформального образования. В настоящее время она работает стажером-исследователем в Международных исследовательских школах (США) и стажером музейного образования в STEAMLab (Тайвань).

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

Huang, S (2020, 3 ноября). Стили прикрепления . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment-styles.html

Ссылки на стиль APA

Эйнсворт, М. Д. С., Блехар, М. К., Уотерс, Э. и Уолл, С. (1978). Модели привязанности: психологическое исследование странной ситуации . Лоуренс Эрльбаум.

Болдуин, М.В., и Фер, Б. (1995). О нестабильности оценок стиля привязанности. Личные отношения, 2, 247-261.

Варфоломей, К., И Горовиц, Л.М. (1991). Стили привязанности у молодых взрослых: тест на четырехкатегориальную модель. Журнал личности и социальной психологии, 61 (2), 226–244.

Bowlby, J. (1969). Приложение и утрата: Том I. Приложение . Лондон: Hogarth Press.

Бреннан К. А., Кларк К. Л. и Шейвер П. Р. (1998). Самостоятельное измерение привязанности взрослых: комплексный обзор. В J. A. Simpson & W. S. Rholes (Eds.), Теория привязанности и близкие отношения (стр.46–76). Гилфорд Пресс.

Бреннан, К. А., и Шейвер, П. Р. (1995). Измерения взрослой привязанности, влияние на регуляцию и функционирование романтических отношений. Бюллетень личности и социальной психологии, 21 (3), 267–283.

Кэрон, А., Лафонтен, М., Бюро, Дж., Левеск, К., и Джонсон, С. (2012). Сравнение близких отношений: оценка качества отношений и моделей привязанности к родителям, друзьям и романтическим партнерам у молодых взрослых. Canadian Journal of Behavioral Science, 44 (4), 245-256.

Джордж К., Каплан Н. и Мэйн М. (1984). Интервью взрослого по поводу привязанности. Неопубликованная рукопись, Калифорнийский университет в Беркли.

Харлоу, Х. (1958). Природа любви. Американский психолог, 13 , 573-685.

Hazan, C., & Shaver, P. (1987). Романтическая любовь концептуализирована как процесс привязанности. Журнал личности и социальной психологии, 52 (3), 511–524.

Мейн М., Каплан Н. и Кэссиди Дж. (1985). Безопасность в младенчестве, детстве и зрелости: переход на уровень репрезентации. В I. Bretherton & E. Waters (Eds.), Точки роста теории привязанности и исследований. Монографии Общества исследований в области развития детей, 50 (1-2), 66-104.

Мэйн, М., и Соломон, Дж. (1986). Обнаружение ненадежно-дезорганизованной / дезориентированной модели привязанности. В T. B. Brazelton & M. W. Yogman (Eds.), Аффективное развитие в младенчестве .Издательство Ablex Publishing.

Waters, E., Merrick, S., Treboux, D., Crowell, J., & Albersheim, L. (2000). Безопасность привязанности в младенчестве и раннем взрослении: 20-летнее лонгитюдное исследование. Развитие ребенка, 71 (3), 684-689.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

Huang, S (2020, 3 ноября). Стили прикрепления . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment-styles.html

сообщить об этом объявлении

Теория привязанности | Simply Psychology

  1. Психология развития
  2. Теория привязанности

Теория привязанности

Саул МакЛауд, обновлено 5 февраля 2017 г.


Сообщения для дома
  • Привязанность можно определить как глубокую и прочную эмоциональную связь между двумя людьми, в которых каждый ищет близости и чувствует себя в большей безопасности в присутствии фигуры привязанности.
  • Привязанность взрослых к ребенку включает чуткое и адекватное реагирование на потребности ребенка.Такое поведение универсально во всех культурах.
  • Теория привязанности объясняет, как возникают отношения между родителями и детьми и влияют на их последующее развитие.
  • Привязанность чаще всего формируется с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени. Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.
  • Привязанность характеризуется особым поведением у детей, например, стремлением приблизиться к фигуре привязанности, когда она расстроена или находится под угрозой (Bowlby, 1969).

Введение

Теория привязанности в психологии берет свое начало в основополагающей работе Джона Боулби (1958). В 1930-х годах Джон Боулби работал психиатром в детской психологической клинике в Лондоне, где лечил многих детей с эмоциональными расстройствами.

Этот опыт побудил Боулби задуматься о важности взаимоотношений ребенка с матерью с точки зрения их социального, эмоционального и когнитивного развития. В частности, это сформировало его убеждение о связи между ранним младенческим разлучением с матерью и более поздней дезадаптацией, и побудило Боулби сформулировать свою теорию привязанности.

Боулби определил привязанность как «длительную психологическую связь между людьми».

(1969, стр. 194)

Боулби (1958) предположил, что привязанность можно понимать в контексте эволюции, в котором воспитатель обеспечивает безопасность и защиту младенца. Привязанность адаптивна, поскольку увеличивает шансы ребенка на выживание.

Это проиллюстрировано в работах Лоренца (1935) и Харлоу (1958). По словам Боулби, у младенцев есть универсальная потребность в близости со своим опекуном, когда они находятся в состоянии стресса или угрозы (Prior & Glaser, 2006).


Стадии привязанности

Стадии привязанности

Рудольф Шаффер и Пегги Эмерсон (1964) исследовали, развивается ли привязанность через серию стадий. изучение 60 младенцев с интервалом в месяц в течение первых 18 месяцев жизни (это так называемое лонгитюдное исследование).

Все дети были изучены в их собственном доме, и была выявлена ​​закономерность в развитии привязанности.

Младенцев посещали ежемесячно в течение примерно одного года, наблюдали за их взаимодействием с опекунами и опрашивали опекунов.

Мать вела дневник, чтобы исследовать доказательства развития привязанности. Были записаны три показателя:

Беспокойство незнакомца - реакция на приход незнакомца.

Тревога при разлуке - уровень стресса при разлуке с лицом, осуществляющим уход, степень комфорта, необходимая по возвращении.

Social Referencing - степень, в которой ребенок смотрит на опекуна, чтобы проверить, как он должен реагировать на что-то новое (безопасная база).

Они обнаружили, что привязанности ребенка развиваются в следующей последовательности:

Асоциальные (0-6 недель)

Асоциальные (0-6 недель)

Очень маленькие младенцы асоциальны во многих видах заболеваний. стимулы, как социальные, так и не социальные, вызывают благоприятную реакцию, например, улыбку.

Неизбирательные привязанности (от 6 недель до 7 месяцев)

Неизбирательные привязанности (от 6 недель до 7 месяцев)

Младенцы без разбора наслаждаются человеческим обществом, и большинство младенцев одинаково реагируют на любого воспитателя. Они расстраиваются, когда человек перестает с ними взаимодействовать.

С 3 месяцев младенцы больше улыбаются на знакомых лицах и могут легко чувствовать себя комфортно, если ухаживает за ними.

Специальное приложение (7–9 месяцев)

Специальное приложение (7–9 месяцев)

Особое предпочтение для одной фигурки вложения.Младенец обращается к определенным людям в поисках безопасности, комфорта и защиты. Это показывает страх перед незнакомыми людьми (страх незнакомцев) и несчастье, когда они разлучены с особенным человеком (тревога разлуки).

Некоторые младенцы гораздо чаще и сильнее проявляют страх перед незнакомцем и тревогу разлуки, чем другие, тем не менее, они рассматриваются как свидетельство того, что у ребенка сформировалась привязанность. Обычно это развивается к годовалому возрасту.

Множественная привязанность (10 месяцев и старше)

Множественная привязанность (10 месяцев и старше)

Многие дети из исследования Шаффера и Эмерсона имели несколько привязанностей к 10 месяцам, включая привязанность к матерям , отцы, бабушки и дедушки, братья и сестры и соседи.

Ребенок становится все более независимым и образует несколько привязанностей. К 18 месяцам у большинства младенцев формируются множественные привязанности.

Множественные привязанности, формируемые большинством младенцев, различаются по своей силе и важности для младенца. Привязанности часто имеют иерархическую структуру, при которой у младенца может быть три привязанности, но одна может быть сильнее двух других, а одна может быть самой слабой.

Результаты исследования показали, что привязанность чаще всего формировалась с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени.Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.

Младенцы с сильной привязанностью имели матери, которые быстро отвечали на их требования и общались с ними. Младенцы со слабой привязанностью имели матери, которые не могли взаимодействовать.

Результаты

Результаты исследования показали, что привязанность, скорее всего, формировалась с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени. Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.

Младенцы с сильной привязанностью имели матери, которые быстро отвечали на их требования и общались с ними. Младенцы со слабой привязанностью имели матери, которые не могли взаимодействовать.

Самым важным фактом в формировании привязанности является не то, кто кормит и меняет ребенка, а кто играет и общается с ним или с ней. Таким образом, чувствительная реакция на сигналы ребенка оказалась ключом к привязанности.

Оценка

Исследование Schaffer and Emerson имеет низкую популяционную валидность.Все младенцы в исследовании происходили из Глазго и в основном были из семей рабочего класса. Кроме того, небольшой размер выборки из 60 семей снижает надежность вывода, который мы можем сделать из исследования.

Однако точность сбора данных родителями, которые вели ежедневные дневники и явно были очень заняты, может быть поставлена ​​под сомнение. Такой дневник также очень ненадежен, поскольку главными проблемами являются характеристики спроса и социальная желательность. Матери не всегда готовы сообщать о негативном опыте в своей повседневной жизни.

Исследование не имеет исторической достоверности. Это проводилось в 1960-х годах, когда гендерные роли были другими: сейчас все больше мужчин остаются дома, чтобы присматривать за своими детьми, а женщины выходят на работу, поэтому выборка является необъективной.


Теории привязанности

Теории привязанности

Психологи предложили две основные теории, которые считаются важными для формирования привязанности.

Теория обучения Теория обучения привязанности предполагает, что все поведение усваивается, а не является врожденным биологическим поведением, поскольку дети рождаются с чистого листа.бихевиористы сосредотачивают свое объяснение на поведении, которое усваивается посредством классической или оперантной обусловленности. Классическая обусловленность была впервые исследована Павловым в 1927 году.

Некоторые вещи, такие как мать младенца, могут ассоциироваться с едой, поскольку они постоянно присутствуют каждый раз, когда ребенка кормят в течение первых месяцев жизни, что известно как нейтральные стимулы.

Однажды нейтральные стимулы, которыми в данном контексте является мать, которая присутствует, пока ребенок ест, постоянно связаны с безусловным стимулом и в конечном итоге вызовут такую ​​же реакцию.

Тогда мать становится усвоенным условным стимулом и производит условный ответ. Это приводит к тому, что мать, однажды увиденная младенцем, доставляет ребенку чувство удовольствия, которое является условной реакцией.

Оперантное обусловливание было сначала исследовано Скиннером, а затем дополнительно исследовано Доллардом и Миллером (1950) в отношении теории уменьшения привязанности и влечения, которая описывает то, что мотивирует поведение. Затем это было исследовано, поскольку, когда младенец голоден, возникает побуждение уменьшить дискомфорт, который возникает в результате.Когда ребенка накормили, это вызывает чувство удовольствия, которое является положительным подкреплением.

Поведение, которое вознаграждается едой, повторяется, и еда становится основным подкреплением, поскольку оно связано с наградой и подкрепляет поведение.

Человек, поставляющий пищу, который может быть матерью или основным опекуном, становится вторичным подкреплением, поскольку он становится источником вознаграждения. В конце концов, привязанность возникает потому, что ребенок связывает человека, дающего еду, с наградами и ищет их.

Эволюционная теория

Эволюционная теория привязанности (например, Боулби, Харлоу, Лоренц) предполагает, что дети приходят в мир биологически запрограммированными на формирование привязанностей с другими, потому что это поможет им выжить.

Младенец вырабатывает врожденное «социальное освобождающее» поведение, такое как плач и улыбка, которое стимулирует врожденную реакцию взрослых на заботу. Детерминант привязанности - не еда, а забота и отзывчивость.

Боулби предположил, что ребенок изначально формирует только одну первичную привязанность (монотропия) и что фигурка привязанности действует как надежная основа для исследования мира.

Отношения привязанности служат прототипом всех будущих социальных отношений, поэтому их нарушение может иметь серьезные последствия.

Эта теория также предполагает, что существует критический период для развития привязанности (около 0-5 лет).

Если привязанность не сформировалась в этот период, ребенок будет страдать от необратимых последствий для развития, таких как снижение интеллекта и повышенная агрессия.


Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Теория привязанности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment.html

Ссылки на стиль APA

Эйнсворт, М. Д. С. и Белл, С. М. (1970). Привязанность, исследование и разлука: проиллюстрировано поведением годовалых детей в странной ситуации. Развитие ребенка, 41 , 49-67.

Эйнсворт, М. Д. С. (1973). Развитие привязанности младенца к матери. В Б. Кардвелле и Х. Риччиути (ред.), Обзор исследований развития ребенка (Том 3, стр. 1-94) Чикаго: University of Chicago Press.

Эйнсворт, М. Д. С. (1991). Привязанности и другие привязанности на протяжении всего жизненного цикла. В C. М. Паркс, Дж. Стивенсон-Хинд и П. Маррис (ред.), Привязанность на протяжении жизненного цикла (стр. 33-51). Лондон: Рутледж.

Bowlby, J. (1958). Природа ребенка связана с его матерью. Международный журнал психоанализа, 39 , 350-371.

Боулби Дж. (1969). Приложение . Привязанность и потеря: Vol. 1. Убыток . Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби Дж. И Робертсон Дж. (1952). Двухлетний ребенок попадает в больницу. Труды Королевского медицинского общества, 46, 425–427.

долларов, J. & Miller, N.E. (1950). Личность и психотерапия . Нью-Йорк: McGraw-Hill

Харлоу, Х. Ф. и Циммерманн, Р. Р. (1958). Развитие аффективной реакции у детенышей обезьян. Proceedings of the American Philosophical Society, 102, 501-509.

Прайор, В., и Глейзер, Д. (2006). Понимание привязанности и расстройств привязанности: теория, доказательства и практика. Издательство Джессики Кингсли.

Шаффер, Х. Р. и Эмерсон, П. Э. (1964). Развитие социальных привязанностей в младенчестве. Монографии Общества исследований в области развития детей, 1-77.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Теория привязанности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment.html

сообщите об этом объявлении

Краткий обзор теории и исследований привязанности взрослых

Сводка

Исследование привязанности взрослых основывается на предположении, что та же мотивационная система, которая порождает тесную эмоциональную связь между родителями и их дети несут ответственность за связь, которая развивается между взрослыми в эмоционально интимных отношениях.Цель этого эссе - дать краткий обзор истории исследований привязанности взрослых, ключевых теоретических идеи и примеры некоторых результатов исследования. Это эссе написано для людей, которые хотят больше узнать об исследованиях привязанности взрослых.

Предпосылки: теория привязанности Боулби

теория привязанности была первоначально разработана Джоном Боулби (1907 - 1990), британский психоаналитик, который пытался понять сильное страдание пережили младенцы, разлученные со своими родителями.Bowlby заметил, что разлученные младенцы пойдут на невероятные меры (например, плачет, цепляется, лихорадочно ищет), чтобы предотвратить разлука с родителями или восстановление близости к пропавшему родителю. Во время первых работ Боулби психоаналитические авторы считали эти выражения проявлением незрелых защитных механизмов, которые подавляли эмоциональные боль, но Боулби отметил, что такие выражения являются обычным явлением для самых разных млекопитающих, и предположили, что такое поведение может служить эволюционная функция.

Опираясь на этологическую теорию, Боулби предположил, что эти поведения привязанности , такие как плач и поиск, были адаптивными реакциями на разлуку с первичная фигурка вложения - тот, кто оказывает поддержку, защита и забота. Потому что человеческие младенцы, как и младенцы других млекопитающих, не могут прокормить или защитить себя, они зависят от ухода и защита «старших и поумневших» взрослых.Боулби утверждал, что в течение эволюционной истории младенцы, которые могли поддерживать близость к фигуре привязанности через поведение привязанности с большей вероятностью доживет до репродуктивного возраст. Согласно Боулби, мотивационная система, которую он называл поведенческая система привязанности постепенно «проектировалась» естественным отбором, чтобы регулировать близость к фигуре привязанности.

Система поведения привязанности - важное понятие в теории привязанности. потому что он обеспечивает концептуальную связь между этологическими моделями развития человека и современные теории регуляции эмоций и личности.По словам Боулби, система крепления по существу «просит» следующий фундаментальный вопрос: Доступна ли фигурка прикрепления поблизости, и внимательный? Если ребенок воспринимает ответ на этот вопрос как "да", он или она чувствует себя любимым, защищенным и уверенным, и в поведении может исследовать свое окружение, играть с другими и быть общительный. Если же ребенок усвоит ответ на этот вопрос чтобы быть "нет", ребенок испытывает тревогу и поведенчески может проявлять поведение привязанности, начиная от простого визуального поиска на нижнем крайнем уровне до активного следования и голосовой сигнализации на другом (см. рисунок 1).Такое поведение продолжается до тех пор, пока ребенок не сможет восстановить желаемый уровень. физической или психологической близости к фигуре привязанности, или до тех пор, пока ребенок «изнашивается», что может произойти в условиях длительного разлука или потеря. В таких случаях Боулби считал, что маленькие дети испытывают глубокое отчаяние и депрессию.

Индивидуальные различия в моделях привязанности младенцев

Хотя Боулби считал, что описанная выше базовая динамика отражает нормативные динамики поведенческой системы привязанности, он признал, что индивидуальные различия в том, как дети оценивают доступность фигуры привязанности и как они регулируют свое поведение привязанности в ответ на угрозы.Однако только после того, как его коллега Мэри Эйнсворт (1913-1999) начал систематически изучать разделение детей и родителей, которое было сформулировано формальное понимание этих индивидуальных различий. Эйнсворт и ее ученики разработали технику под названием странного Ситуация - лабораторная парадигма для изучения привязанности младенца к родителю. В странной ситуации приносят 12-месячных младенцев и их родителей. в лабораторию и систематически отделяются друг от друга и воссоединяются друг с другом.в странная ситуация, большинство детей (т.е. около 60%) ведут себя так, как предполагалось "нормативной" теорией Боулби. Они расстраиваются, когда родитель покидает комнату, но, когда он возвращается, они активно ищут родителя и легко утешаются им или ею. Дети, демонстрирующие этот узор поведения часто называют безопасным . Остальные дети (около 20% или меньше) сначала неуютно, а после разлуки становятся крайне огорчен.Важно отметить, что, воссоединившись со своими родителями, эти дети трудно успокаиваться и часто демонстрируют противоречивое поведение которые предполагают, что они хотят утешения, но также хотят «наказать» родителя для ухода. Этих детей часто называют тревожно-устойчивых . Третий образец привязанности, задокументированный Эйнсворт и ее коллегами называется избегающий . Избегающие дети (около 20%) не появляются слишком огорчены разлукой и после воссоединения активно избегают поисков контакт со своими родителями, иногда обращая их внимание на игровые объекты на полу лаборатории.

Работа Эйнсворт была важна как минимум по трем причинам. Сначала она предоставила один первых эмпирических демонстраций того, как моделируется поведение привязанности как в безопасном, так и в пугающем контексте. Во-вторых, она предоставила первую эмпирическая таксономия индивидуальных различий в моделях привязанности младенцев. Согласно ее исследованиям, существует как минимум три типа детей: кто уверен в своих отношениях со своими родителями, те, кто тревожно-устойчивые, а тревожно-избегающие.Наконец, она продемонстрировала что эти индивидуальные различия коррелировали с взаимодействиями младенца и родителя в домашних условиях в течение первого года жизни. Дети, которые кажутся безопасными в странной ситуации, например, родители, как правило, отзывчивые к их потребностям. Дети, которые кажутся неуверенными в странной ситуации (то есть тревожно-устойчивые или избегающие) родители часто нечувствительны их потребностям, или непоследовательности, или отказа в оказываемой ими помощи.В последующие годы ряд исследователи продемонстрировали связь между ранней родительской чувствительностью и отзывчивостью и безопасность вложений.

Романтические отношения для взрослых

Хотя Боулби был в первую очередь сосредоточен на понимании природы ребенка, ухаживающего за ним отношения, он считал, что привязанность характеризует человеческий опыт всю жизнь." Только в середине 1980-х гг. однако исследователи начали серьезно относиться к возможности того, что процессы привязанности могут разыграться во взрослом возрасте.Хазан и Шейвер (1987) были двумя из первых исследователей, которые исследовали идеи Боулби в контексте романтических отношений. По словам Хазана и Шейвера, эмоциональная связь, которая развивается между взрослыми романтическими партнерами, частично является функцией той же мотивационной системы - поведенческой системы привязанности - что вызывает эмоциональную связь между младенцами и их опекунами. Хазан и Шейвер отметили, что отношения между младенцами и опекунами и отношения между взрослыми романтическими партнеры разделяют следующие особенности:

  • оба чувствуют себя в безопасности, когда другой рядом и отзывчивый
  • оба находятся в тесном, интимном, телесном контакте
  • оба чувствуют себя неуверенно, когда другой недоступен
  • оба делятся открытиями друг с другом
  • оба играют с чертами лица друг друга и проявляют взаимное восхищение. и озабоченность друг другом
  • оба занимаются "детским лепетом"

На основании этих параллелей Хазан и Шейвер утверждали, что взрослый романтик отношения, такие как отношения между младенцем и опекуном, являются привязанностями, и что романтическая любовь - это свойство поведенческой системы привязанности, а также мотивационные системы, которые приводят к заботе и сексуальности.

Три следствия теории привязанности взрослых

Идея о том, что романтические отношения могут быть отношениями привязанности, возникла. глубокое влияние на современные исследования близких отношений. Там являются по крайней мере тремя важными следствиями этой идеи. Во-первых, , если взрослый романтические отношения - это отношения привязанности, тогда мы должны соблюдать те же индивидуальные различия во взрослых отношениях, которые Эйнсворт наблюдается в отношениях между младенцем и опекуном .Мы можем ожидать некоторых взрослых, например, быть в безопасности в отношениях - чувствовать себя уверенно что их партнеры будут рядом с ними, когда это необходимо, и открыты для зависимости на других и зависимость других от них. Мы должны ожидать других взрослых, напротив, быть неуверенными в своих отношениях. Например, некоторые неуверенные взрослые могут быть устойчивыми к тревоге : они беспокоятся, что другие может не любить их полностью и легко расстраиваться или злиться, когда их потребности в привязанности остаются неудовлетворенными.Другие могут быть избегающими : они могут похоже, не слишком заботится о близких отношениях и может предпочесть не быть слишком зависимым от других людей или чтобы другие были слишком зависимы на них.

Во-вторых, если взрослые романтические отношения - это отношения привязанности, то то, как "работают" взрослые отношения, должно быть похоже на то, как отношения между младенцем и опекуном . Другими словами, одни и те же виды факторов, которые способствуют исследованию детей (т.е., имея отзывчивый опекун) должен способствовать исследованию среди взрослых (т. е. иметь отзывчивый партнер). Типы вещей, которые делают фигуру привязанности «желательно» для младенцев (т. е. отзывчивость, доступность) Вот те факторы, которые взрослые должны находить желанными в романтических партнерах. Короче говоря, индивидуальные различия в привязанности должны влиять на отношения. и личностное функционирование во взрослом возрасте так же, как и в детстве.

В-третьих, является ли взрослый безопасным или незащищенным в своих отношениях со взрослыми может быть частичным отражением его или ее опыта с его или ее основными опекунами . Боулби считал, что ментальных репрезентаций или рабочих моделей (т.е. ожидания, убеждения, «правила» или «сценарии» поведения и мышления), которые ребенок держит в отношении отношения являются функцией его или ее опыта заботы.Для Например, безопасный ребенок склонен верить, что другие будут рядом его или ее, потому что предыдущий опыт привел его или ее к такому выводу. Как только у ребенка возникнут такие ожидания, он или она будет стремиться искать из опыта отношений, который соответствует этим ожиданиям и воспринимать других так, как это окрашено этими убеждениями. В соответствии по мнению Боулби, такой процесс должен способствовать преемственности в привязанности закономерности на протяжении всей жизни, хотя возможно, что человек модель привязанности изменится, если его или ее переживания в отношениях не соответствует его или ее ожиданиям.Короче говоря, если предположить, что взрослые отношения - это отношения привязанности, возможно, что дети, которые находятся в безопасности в детстве, вырастут в безопасности в своих романтические отношения. Или, соответственно, что люди, которые, будучи взрослыми, чувствуют себя уверенно в отношениях со своими родителями, с большей вероятностью будут строить безопасные отношения с новыми партнерами.

В следующих разделах я кратко рассмотрю эти три последствия в свете ранних и современных исследований привязанности взрослых.

Наблюдаем ли мы у взрослых такие же типы привязанности, что и мы? Наблюдать среди детей?

Самое раннее исследование привязанности взрослых включало изучение ассоциации между индивидуальными различиями во взрослой привязанности и тем, как люди думать об их отношениях и своих воспоминаниях о том, что их отношения со своими родителями похожи. Хазан и Шейвер (1987) разработали простой анкета для измерения этих индивидуальных различий.(Эти отдельные различия часто обозначаются как типы крепления , крепления шаблоны , ориентации крепления или различия в организация системы крепления .) Короче Хазан и Шейвер попросили участников исследования прочитать три абзаца, перечисленные ниже, и укажите, какой абзац лучше всего характеризует их образ мышления, чувства, и вести себя в близких отношениях:

А.Мне несколько неудобно быть рядом с другими; мне сложно полностью доверять им, трудно позволить себе полагаться на них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко, и часто другие хотят, чтобы я быть более близким, чем мне комфортно быть.

Б. Мне относительно легко сближаться с другими, и мне комфортно в зависимости от них и от меня.Я не волнуюсь о быть брошенным или о том, что кто-то слишком близко подошел ко мне.

С. Я обнаружил, что другие не хотят подходить так близко, как мне хотелось бы. я часто переживаю, что мой партнер меня не любит или не захочет останься со мной. Я хочу быть очень близко со своим партнером, и это иногда отпугивает людей.

На основе этой трех категорий измерения, Хазан и Шейвер обнаружили, что распределение категорий было похоже на то, что наблюдалось в младенчестве.Другими словами, около 60% взрослые считали себя безопасными (параграф B), около 20% описали как избегающие (параграф A), и около 20% назвали себя как тревожно-устойчивые (пункт С).

Хотя эта мера послужила полезным способом изучения связи между привязанностью стилей и функционирования отношений, это не позволило полностью проверить гипотеза о том, что одинаковые виды индивидуальных различий наблюдаются у младенцев может проявляться среди взрослых.(Во многих отношениях Хазан и Шейвер измеряют предположил, что это правда.) Последующие исследования исследовали эту гипотезу. разными способами. Например, Келли Бреннан и ее коллеги собрали ряд утверждений (например, "Я верю, что другие будут там для меня, когда они мне нужны ") и изучил, как эти утверждения" вешают " вместе »статистически (Brennan, Clark, & Shaver, 1998). результаты показали, что есть два основных аспекта в отношении к моделям привязанности взрослых (см. рисунок 2).Одна критическая переменная была помечена как , связанная с привязанностями. Тревога . Люди, получившие высокие баллы по этой переменной, склонны беспокоиться о том, их партнер доступен, отзывчив, внимателен и т.д. на нижнем конце этой переменной более безопасны в воспринимаемой отзывчивости своих партнеров. Другая критическая переменная называется , относящаяся к привязанности. Нефть . Люди высокого уровня в этом измерении предпочитают не полагаться на других или открываться другим.Люди на нижнем уровне этого измерения более комфортны в интимных отношениях с другими и в большей безопасности в зависимости и зависимость от них других. У прототипа безопасного взрослого низкий уровень по обоим этим параметрам.

Выводы Бреннана имеют решающее значение, поскольку недавний анализ статистических паттернов поведения младенцев в странной ситуации выявляют два функционально аналогичные измерения: тот, который фиксирует изменчивость тревожности и сопротивления ребенка и другой, который фиксирует вариативность желания ребенка использовать родителя в качестве убежища для поддержки (см. Fraley & Spieker, 2003а, 2003б).Функционально эти размеры аналогичны двумерным. обнаружены среди взрослых, что позволяет предположить, что похожие модели привязанности существуют в разные моменты жизни.

В свете выводов Бреннана, а также опубликованных таксометрических исследований Фрейли и Уоллер (1998), большинство исследователей в настоящее время концептуализируют и измерять индивидуальные различия в привязанности скорее размерно чем категорически.То есть предполагается, что стили привязанности - это вещи, которые различаются по степени, а не по виду. Самые популярные меры взрослого стиля привязанности - это ECR Бреннана, Кларка и Шейвера (1998), а также исследования Фрэйли, Уоллера и Бреннана. (2000) ECR-R - переработанная версия ECR. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы определить ваш стиль привязанности основаны на этих двух измерениях.] Оба этих инструмента самоотчета непрерывно выставлять оценки по двум параметрам привязанности беспокойство и избегание.[Щелкните здесь, чтобы узнать больше о самооценке индивидуальных различий во взрослой привязанности.]

У взрослых романтические отношения «работают» таким же образом, как у младенцев-опекунов Отношения работают?

В настоящее время все больше исследований показывают, что взрослые романтики отношения функционируют аналогично отношениям между младенцем и опекуном, Конечно, за некоторыми примечательными исключениями.Натуралистические исследования взрослых разлука со своими партнерами в аэропорту продемонстрировала, что поведение признаки протеста, связанного с привязанностью, и заботы были очевидны, и что регулирование этого поведения было связано с привязанностью стиль (Fraley & Shaver, 1998). Например, при разводе пар обычно проявляли больше привязанности, чем неразлучные пары, взрослые с высокой степенью избегания проявляли гораздо меньшее поведение привязанности, чем менее избегающие взрослых.В следующих разделах я обсуждаю некоторые параллели. которые были обнаружены между тем, как отношения между младенцем и опекуном и взрослые романтические отношения функционируют.

Выбор партнера
Межкультурные исследования показывают, что надежный образец привязанности у младенчество повсеместно считается наиболее желанным образцом для матерей (см. van IJzendoorn & Sagi, 1999). По понятным причинам подобных исследование, спрашивающее младенцев, предпочитают ли они привязанность, вызывающую безопасность фигура.Взрослые, стремящиеся к долгосрочным отношениям, проявляют отзывчивый уход такие качества, как внимательность, сердечность и чуткость, как наиболее "привлекательные" в потенциальных партнерах по свиданиям (Zeifman & Hazan, 1997). Несмотря на привлекательность Однако, обладая надежными качествами, не все взрослые имеют надежных партнеров. Некоторые данные свидетельствуют о том, что люди заканчивают отношения с партнерами. которые подтверждают свои существующие представления об отношениях привязанности (Фрейзер и другие., 1997).

Безопасная база и безопасное убежище
В младенчестве безопасные младенцы, как правило, наиболее хорошо приспособлены в том смысле, что что они относительно устойчивы, ладят со своими сверстниками и очень нравятся. Подобные закономерности были выявлены в исследованиях привязанность взрослого. В целом, обеспеченные взрослые люди, как правило, более удовлетворены их отношения, чем незащищенные взрослые. Их отношения характеризуются за счет большей продолжительности жизни, доверия, приверженности и взаимозависимости (e.г., Фини, Noller, & Callan, 1994), и они с большей вероятностью будут использовать романтических партнеров. в качестве безопасной базы для исследования мира (например, Fraley & Davis, 1997). Большая часть исследований привязанности взрослых была посвящена к раскрытию поведенческих и психологических механизмов, которые способствуют безопасность и безопасное базовое поведение у взрослых. Было два основных открытия на данный момент. Во-первых, в соответствии с теорией привязанности, безопасные взрослые с большей вероятностью, чем незащищенные их партнеры, когда огорчены.Более того, они, скорее всего, предоставляют поддержки своим бедствующим партнерам (например, Simpson et al., 1992). Во-вторых, приписывание незащищенных людей поведение их партнера во время и после обострения конфликтов в отношениях, вместо того, чтобы облегчить их неуверенность (например, Simpson et al., 1996).

Избегающие крепления и защитные механизмы
В соответствии Согласно теории привязанности, дети различаются по видам стратегий, которые они используют для регулирования тревожности, связанной с привязанностью.Следующий разлука и воссоединение, например, некоторые небезопасные дети приближаются их родители, но с амбивалентностью и сопротивлением, в то время как другие уходят от родителей, очевидно, сводя к минимуму чувства, связанные с привязанностью и поведение. Один из важных вопросов в изучении привязанности младенцев являются ли дети, уходящие от родителей, избегающие детей, действительно менее огорчены, или их защитное поведение является прикрытием за их истинное чувство уязвимости.Исследования, в которых измеряется способность внимания детей, частота сердечных сокращений или уровень гормона стресса предполагает, что избегающие дети огорчены разлукой, несмотря на тот факт, что они производят впечатление прохладной, оборонительной манеры.

Недавнее исследование привязанности взрослых выявило некоторые интересные сложности. относительно отношений между избеганием и защитой. Хотя некоторые избегающие взрослые, которых часто называют человек, избегающих боязни, взрослых, плохо приспособлены, несмотря на их защитный характер, другие, часто называемые увольняющими-избегающими взрослые способны адаптивно использовать защитные стратегии.Например, в экспериментальном задании, в котором взрослые были проинструктированы обсудить проигрыш их партнер Фрейли и Шейвер (1997) обнаружили, что увольнение людей (т. е. люди, которые высоко ценят привязанность избегание, но низкий уровень тревожности, связанной с привязанностью). в таком же физиологическом состоянии (по оценке кожной проводимости) как и другие люди. Получив указание подавить свои мысли и чувства, однако увольнения смогли сделать это эффективно.Это, они могли до некоторой степени деактивировать свое физиологическое возбуждение и минимизировать внимание, которое они уделяли мыслям, связанным с привязанностями. Боязливо избегающий люди не были столь успешны в подавлении своих эмоций.

Стабильны ли модели привязанности от младенчества до взрослого возраста?

Пожалуй, самый провокационный и противоречивый подтекст взрослой привязанности. теория состоит в том, что стиль привязанности взрослого человека формируется его или ее взаимодействия с фигурами родительской привязанности.Хотя идея что ранний опыт привязанности может повлиять на привязанность стиль в романтических отношениях относительно однозначен, гипотезы об источнике и градусов перекрытия между двумя видами ориентации привязанности были противоречивыми.

При рассмотрении вопроса о стабильности необходимо учитывать как минимум два момента: а) Насколько схожи между собой люди, работающие в сфере безопасности. с разными людьми в своей жизни (например,г., мамы, отцы, романтик партнеры)? и (b) в отношении любого из этих отношений, как стабильна ли безопасность с течением времени?

Что касается этого первого вопроса, кажется, что существует скромная степень совпадений между тем, как люди чувствуют себя в безопасности со своими матерями, например, и насколько безопасно они чувствуют себя со своими романтическими партнерами. Фрейли, например, собрал самоотчеты о своем текущем стиле привязанности с значимая родительская фигура и нынешний романтический партнер и нашел корреляции в диапазоне примерно.От 20 до 0,50 (т. Е. От малого до умеренный) между двумя видами отношений привязанности. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, предназначенную для оценки сходства между ваш стиль привязанности к разным людям в вашей жизни.]

Что касается второй проблемы, то устойчивость привязанности к своему корреляция между родителями составляет примерно 0,25 - 0,39 (Fraley, 2002). Есть только одно продольное исследование, о котором мы знаем, что оценил связь между безопасностью в возрасте 1 года в странной ситуации и безопасность тех же людей 20 лет спустя в их взрослых романтических отношениях.Это неопубликованное исследование выявило корреляцию 0,17 между этими двумя переменные (Steele, Waters, Crowell, & Treboux, 1998).

Связь между ранним опытом привязанности и взрослой привязанностью стили также изучались в ретроспективных исследованиях. Хазан и Шейвер (1987) обнаружили, что взрослые, которые были уверены в своих романтических отношениях чаще вспоминали свои детские отношения с родителями как проявление нежности, заботы и принятия (см. также Feeney & Noller, 1990).

На основании такого рода исследований кажется вероятным, что стили привязанности в дочерний-родительский домен и стили привязанности в романтических отношениях domain в лучшем случае связаны лишь умеренно. Каковы последствия таких открытий для теории привязанности взрослых? По мнению некоторых писателей, наиболее важное положение теории состоит в том, что система привязанности, система, изначально адаптированная для экологии младенчества, продолжает влиять на поведение, мысли и чувства в зрелом возрасте (см. Fraley & Shaver, 2000).Это утверждение может быть верным независимо от того, являются ли индивидуальные различия в том, как организована система, остается стабильной более десяти лет, и стабильна в различных интимных отношениях.

Хотя социальные и когнитивные механизмы, на которые ссылаются теоретики привязанности, подразумевают что стабильность в стиле привязанности может быть скорее правилом, чем исключением, эти базовые механизмы могут предсказывать долгосрочную непрерывность или прерывность, в зависимости от точных способов их концептуализации (Fraley, 2002).Фрейли (2002) обсудил две модели непрерывности, основанные на привязанности. теории, которые делают разные прогнозы относительно долгосрочной преемственности даже хотя они были выведены из одних и тех же основных теоретических принципов. Каждый Модель предполагает, что индивидуальные различия в представлениях о привязанности сформированы различиями в опыте общения с воспитателями в раннем детстве, и что, в свою очередь, эти ранние представления формируют качество последующий опыт привязанности человека.Однако одна модель предполагает что существующие представления обновляются и пересматриваются с учетом новых такой опыт, что старые представления в конечном итоге «перезаписываются». Математический анализ показал, что эта модель предсказывает, что долгосрочные стабильность индивидуальных различий приблизится к нулю. Вторая модель аналогичен первому, но делает дополнительное предположение, что репрезентативный сохраняются модели, разработанные на первом году жизни (т.э., они не перезаписываются) и продолжают влиять на поведение в отношениях на протяжении всего жизненный путь. Анализ этой модели показал, что долговременная стабильность может приближаться к ненулевому предельному значению. Важным моментом здесь является то, что принципы теории привязанности могут быть использованы для получения модели, которые делают совершенно разные прогнозы о долгосрочном стабильность индивидуальных различий. В свете этого открытия существование следует учитывать долгосрочную стабильность индивидуальных различий эмпирический вопрос, а не предположение теории.

Отлично Вопросы и дальнейшие направления исследований привязанности взрослых

Есть ряд вопросов, которые текущие и будущие исследования по прикреплению необходимо заняться. Например, вероятно, что в то время как некоторые романтические отношения - это настоящие отношения привязанности, другие - нет. Будущим исследователям необходимо будет найти способы улучшить определить, действительно ли отношения обслуживают связанные с привязанностями функции.Во-вторых, хотя понятно, почему поведение привязанности может служить важная эволюционная функция в младенчестве, неясно, привязанность выполняет важную эволюционную функцию у взрослых. В третьих, у нас до сих пор нет четкого представления о точных факторах, которые может изменить стиль привязанности человека. В интересах улучшения людей жизней, необходимо будет узнать больше о факторах, способствующих безопасность привязанности и благополучие в отношениях.

© 2018 Р. Крис Фрейли

Чтобы узнать больше о теории привязанности и исследованиях, ознакомьтесь с книгой, которую мы с Омри написали.

Bowlby & Ainsworth: что такое теория привязанности?

Теория привязанности сосредоточена на отношениях и связях между людьми, особенно на долгосрочных отношениях, в том числе между родителем и ребенком, а также между романтическими партнерами.

Веривелл / JR Bee

Как развивалась теория привязанности

Британский психолог Джон Боулби был первым теоретиком привязанности, описав привязанность как «прочную психологическую связь между людьми».Боулби интересовался пониманием страха разлуки и дистресса, которые испытывают дети, когда они разлучены со своими основными опекунами.

Некоторые из самых ранних поведенческих теорий предполагали, что привязанность - это просто усвоенное поведение. Эти теории предполагали, что привязанность была просто результатом кормящих отношений между ребенком и опекуном. Поскольку воспитатель кормит ребенка и дает ему пищу, ребенок становится привязанным.

Боулби заметил, что даже кормление не уменьшало беспокойства, испытываемого детьми, когда они были разлучены со своими основными опекунами.Вместо этого он обнаружил, что привязанность характеризовалась четкими моделями поведения и мотивации. Когда дети напуганы, они будут искать близости к своему основному опекуну, чтобы получить как комфорт, так и заботу.

Понимание вложения

Привязанность - это эмоциональная связь с другим человеком. Боулби считал, что самые ранние связи, сформированные детьми со своими опекунами, имеют огромное влияние, которое сохраняется на протяжении всей жизни. Он предположил, что привязанность также помогает удерживать ребенка рядом с матерью, тем самым повышая шансы ребенка на выживание.

Боулби рассматривал привязанность как продукт эволюционных процессов. В то время как поведенческие теории привязанности предполагали, что привязанность была усвоенным процессом, Боулби и другие предположили, что дети рождаются с врожденным стремлением формировать привязанность к опекунам.

На протяжении всей истории дети, которые сохраняли близость к фигуре привязанности, с большей вероятностью получали комфорт и защиту и, следовательно, с большей вероятностью дожили до взрослой жизни. В процессе естественного отбора возникла мотивационная система, призванная регулировать привязанность.

Так что же определяет успешное прикрепление? Бихевиористы предполагают, что именно еда привела к формированию этого поведения привязанности, но Боулби и другие продемонстрировали, что забота и отзывчивость были основными детерминантами привязанности.

Тема теории привязанности

Центральная тема теории привязанности состоит в том, что основные опекуны, которые доступны и реагируют на потребности младенца, позволяют ребенку развить чувство безопасности. Младенец знает, что на опекуна можно положиться, что создает для него надежную основу для исследования мира.

«Странная ситуация» Эйнсворт

В своем исследовании 1970-х годов психолог Мэри Эйнсворт значительно расширила оригинальную работу Боулби. Ее новаторское исследование «Странная ситуация» выявило глубокое влияние привязанности на поведение. В ходе исследования исследователи наблюдали за детьми в возрасте от 12 до 18 месяцев, когда они реагировали на ситуацию, когда их ненадолго оставляли одних, а затем воссоединили со своими матерями.

Основываясь на ответах исследователей, Эйнсворт описала три основных стиля привязанности: безопасная привязанность, амбивалентно-небезопасная привязанность и избегающая-небезопасная привязанность.Позже исследователи Мэйн и Соломон (1986) добавили четвертый стиль привязанности, названный неорганизованной-небезопасной привязанностью, на основе их собственных исследований.

С тех пор ряд исследований подтвердил стиль привязанности Эйнсворт и показал, что стили привязанности также влияют на поведение в более позднем возрасте.

Исследования материнской депривации

Печально известные исследования Гарри Харлоу о материнской депривации и социальной изоляции в 1950-х и 1960-х годах также изучали ранние связи.В серии экспериментов Харлоу продемонстрировал, как возникают такие связи и какое мощное влияние они оказывают на поведение и функционирование.

В одной из версий его эксперимента новорожденных макак-резусов отделяли от своих биологических матерей и выращивали суррогатные матери. Детенышей обезьян помещали в клетки с двумя матерями-проволочными обезьянами. Одна из проволочных обезьян держала бутылку, из которой детеныш обезьяны мог кормиться, а другая проволочная обезьяна была покрыта мягкой махровой тканью.

В то время как детеныши обезьян шли к матери из проволоки за едой, они проводили большую часть своих дней с матерью из мягкой ткани. Испуганные детеныши обезьянок обращались к своей матери, покрытой тканью, за утешением и безопасностью.

Работа

Харлоу также продемонстрировала, что ранние привязанности были результатом получения комфорта и заботы со стороны опекуна, а не просто результатом кормления.

Этапы привязанности

Исследователи Рудольф Шаффер и Пегги Эмерсон проанализировали количество отношений привязанности, которые формируются у младенцев, в продольном исследовании с 60 младенцами.Младенцев наблюдали каждые четыре недели в течение первого года жизни, а затем еще раз в 18 месяцев.

Основываясь на своих наблюдениях, Шаффер и Эмерсон выделили четыре различных фазы привязанности, в том числе:

Стадия предварительной установки

От рождения до 3 месяцев младенцы не проявляют особой привязанности к конкретному опекуну. Сигналы младенца, такие как плач и беспокойство, естественно привлекают внимание опекуна, а положительные реакции ребенка побуждают опекуна оставаться рядом.

Беспорядочное пристрастие

В возрасте от 6 недель до 7 месяцев младенцы начинают отдавать предпочтение лицам, обеспечивающим первичный и вторичный уход. У младенцев появляется уверенность в том, что воспитатель откликнется на их потребности. Хотя они все еще принимают помощь от других, младенцы начинают различать знакомых и незнакомых людей, более позитивно реагируя на основного опекуна.

Дискриминационная привязанность

На этом этапе, примерно от 7 до 11 месяцев, младенцы проявляют сильную привязанность и предпочтение к одному конкретному человеку.Они будут протестовать, когда разлучены с основной фигурой привязанности (тревога разлуки), и начнут проявлять тревогу вокруг незнакомцев (тревога незнакомцев).

Несколько вложений

Примерно после 9 месяцев у детей начинают формироваться сильные эмоциональные связи с другими опекунами, выходящие за рамки основной привязанности. Это часто включает отца, старших братьев и сестер, бабушек и дедушек.

Факторы, влияющие на привязанность

Хотя этот процесс может показаться простым, есть несколько факторов, которые могут повлиять на то, как и когда развиваются привязанности, в том числе:

  • Возможность для привязанности : Дети, не получающие первичной помощи, например, воспитанные в детских домах, могут не развить в себе чувство доверия, необходимое для формирования привязанности.
  • Качественный уход : Когда воспитатели реагируют быстро и последовательно, дети узнают, что они могут зависеть от людей, которые несут ответственность за их уход, что является важным основанием для привязанности. Это жизненно важный фактор.

Образцы крепления

Существует четыре модели привязанности, в том числе:

  • Амбивалентная привязанность : Эти дети очень расстраиваются, когда их родители уезжают. Амбивалентный стиль привязанности считается необычным и затрагивает примерно 7–15% U.С. дети. В результате недостаточной доступности родителей эти дети не могут рассчитывать на то, что их основной опекун будет рядом, когда они им понадобятся.
  • Избегающая привязанность : Дети с избегающей привязанностью склонны избегать родителей или опекунов, не отдавая предпочтения между опекуном и совершенно незнакомым человеком. Такой стиль привязанности может быть результатом жестокого обращения или пренебрежения опекунами. Дети, которых наказывают за то, что они полагаются на опекунов, научатся избегать обращения за помощью в будущем.
  • Неорганизованная привязанность : Эти дети демонстрируют смешанное поведение, кажущееся дезориентированным, ошеломленным или сбитым с толку. Они могут избегать родителей или сопротивляться им. Отсутствие четкой схемы привязанности, вероятно, связано с непоследовательным поведением опекуна. В таких случаях родители могут служить одновременно источником комфорта и страха, что приводит к неорганизованному поведению.
  • Надежная привязанность : Дети, которые могут зависеть от своих опекунов, испытывают страдание, когда их разлучают, и радуются, когда воссоединяются.Хотя ребенок может быть расстроен, он уверен, что воспитатель вернется. Когда они напуганы, надежно привязанные дети чувствуют себя комфортно, ища поддержки у опекунов.

Продолжительное влияние ранней привязанности

Исследования показывают, что неспособность сформировать надежную привязанность в раннем возрасте может негативно сказаться на поведении в более позднем детстве и на протяжении всей жизни.

Дети с диагнозом оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD), расстройство поведения (CD) или посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD) часто демонстрируют проблемы с привязанностью, возможно, из-за раннего жестокого обращения, пренебрежения или травмы.Клиницисты предполагают, что дети, усыновленные после 6 месяцев, имеют более высокий риск проблем с привязанностью.

Хотя стили привязанности, проявляемые во взрослом возрасте, не обязательно такие же, как в младенчестве, ранние привязанности могут оказать серьезное влияние на более поздние отношения. Те, кто был надежно привязан в детстве, как правило, обладают хорошей самооценкой, крепкими романтическими отношениями и способностью раскрывать себя другим.

Дети, которые в младенчестве надежно привязаны к себе, как правило, по мере взросления развивают более высокую самооценку и большую уверенность в себе.Эти дети также, как правило, более независимы, лучше учатся в школе, имеют успешные социальные отношения и меньше переживают депрессию и беспокойство.

Взгляд привязанности к психопатологии

Мировая психиатрия. 2012 фев; 11 (1): 11–15.

МАРИО МИКУЛИНЦЕР

1 Школа психологии, Междисциплинарный центр Герцлия, П.О. Box 167, Герцлия 46150, Израиль

ФИЛИП Р. ШЕЙВЕР

2 Департамент психологии Калифорнийского университета at Davis, One Shields Avenue, Davis, CA 95616-8686, USA

1 Школа психологии, Междисциплинарный центр Герцлия, П.O. Box 167, Герцлия 46150, Израиль

2 Департамент психологии Калифорнийского университета at Davis, One Shields Avenue, Davis, CA 95616-8686, USA

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

В последние годы теория привязанности, которая первоначально была сформулирована описать и объяснить эмоциональную связь младенца и родителя, был применен к изучение романтических отношений подростков и взрослых, а затем изучение психологических процессов, таких как межличностное взаимодействие, регулирование эмоций, преодоление стресса и психическое здоровье.В этой статье мы предлагаем краткий обзор точки зрения привязанности к психопатологии. После краткого отчета теории привязанности, мы продолжаем объяснять, как изучение индивидуальных различий у взрослых привязанность пересекается с изучением психопатологии. Конкретно, мы анализируем результаты исследований, показывающие, что отсутствие безопасности является основным способствуют психическим расстройствам, и что усиление безопасности привязанности может облегчить психопатологию.

Ключевые слова: Привязанность, психопатология, регуляция эмоций, безопасность, межличностные отношения, самость, психическое здоровье

Теория привязанности 1,2,3 оказалась очень плодотворная структура для изучения регуляции эмоций и психического здоровья.В частности, исследования процессов привязанности взрослых и индивидуальных различий ориентации привязанности предоставили убедительные доказательства буферизации тревоги функция того, что Боулби 2 назвал поведенческая система привязанности и актуальность человека, связанного с привязанностью. различия в преодолении стресса, управлении стрессом и сохранении психологического устойчивость 4.

В этой статье мы предлагаем краткий обзор точки зрения привязанности по психопатологии. После краткого изложения теории привязанности базовые концепции, мы анализируем результаты исследований, показывающие, что неуверенность в привязанности - в теории называемые тревогой привязанности и избеганием - являются связаны с психическими расстройствами, что увеличивает надежность привязанности являются важной частью успешного лечения этих заболеваний.

ТЕОРИЯ ПРИКРЕПЛЕНИЙ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

Bowlby 2 утверждал, что люди рождаются с врожденной психобиологической системой (поведенческая привязанность система), которая мотивирует их искать близости к значимым другим (привязанность цифры) в случае необходимости. Bowlby 1 также обозначил основные индивидуальные различия в функционировании насадки система. Взаимодействие с фигурками вложений, доступными во времена нуждаются, и кто чутко реагирует на предложения о близости и поддержке, способствовать устойчивому чувству безопасности привязанности и формировать позитивные ментальные представления себя и других.Но когда данные о привязанности человека ненадежны доступный и поддерживающий, поиск близости не помогает облегчить страдание, чувствовал безопасность подрывается, формируются негативные модели себя и других, и возрастает вероятность возникновения в дальнейшем эмоциональных проблем и дезадаптации.

При проверке этой теории в исследованиях взрослых большинство исследователей о систематической модели отношений, ожиданий, эмоций и поведения это результат истории привязанности - то, что Хазан и Шейвер 5 назвали стилем привязанности.Ясно исследуйте указывает на то, что стили привязанности можно измерить двумя независимыми измерения, тревога, связанная с привязанностью, и избегание 6. Позиция человека по измерению тревожности указывает степень, в которой он или она беспокоится о том, что партнер будет недоступен и отзывчивый в случае необходимости. Позиция человека в отношении избегания измерение указывает на степень, в которой он или она не доверяет партнерам по взаимоотношениям. добрая воля и стремление сохранить поведенческую независимость, самостоятельность, и эмоциональная дистанция.Эти два измерения можно измерить надежным и надежным способом. действительные шкалы самооценки (например, 6), и они теоретически связаны предсказуемые способы с качеством взаимоотношений и корректировкой 4.

Mikulincer and Shaver 4 предложили что местоположение человека в двухмерном концептуальном пространстве определено привязанность, тревога и избегание отражают чувства человека безопасности привязанности и способов, которыми он или она справляется с угрозами и бедствие. Люди с низкими показателями по этим параметрам, как правило, в безопасности. и склонны использовать конструктивные и эффективные стратегии регулирования аффекта.Те, кто высоко оценивает тревогу привязанности или избегание (или оба) страдают от незащищенности и склонны полагаться на то, что Кэссиди и Кобак 7 назвали вторичными стратегиями привязанности, либо деактивация, либо гиперактивация их системы привязанности в попытке справляться с угрозами.

Согласно Mikulincer and Shaver 4, люди с высокими оценками избегающей привязанности, как правило, полагаются на стратегии дезактивации - стараться не искать близости, отрицать потребность в привязанности и избегать близость и взаимозависимость в отношениях.Эти стратегии развиваются в отношения с людьми привязанности, которые не одобряют и наказывают близость и выражения потребности или уязвимости 8. Напротив, люди с высокими показателями тревожности привязанности склонны полагаться на гиперактивность. стратегии - энергичные попытки достичь близости, поддержки и любви в сочетании с отсутствием уверенности в том, что эти ресурсы будут предоставлены и с негодованием и гневом, когда они не предоставляются 7. Эти реакции возникают в отношениях, в которых привязанность фигура иногда отзывчива, но ненадежно, помещая нуждающегося человека на графике частичного подкрепления, который вознаграждает настойчивость в поиске близости попытки, потому что иногда они успешны.

Индивидуальные различия в стилях прикрепления начинаются при взаимодействии с родители в младенчестве и детстве (например, 9 лет). Однако Bowlby 3 утверждал, что взаимоотношения в подростковом и взрослом возрасте могут двигать человека из одного региона в другой двухмерного концептуального пространства, определенного привязанностью, тревогой и избеганием. Более того, все больше исследований показывает, что стиль привязанности может меняться, тонко или резко, в зависимости от о текущем контексте, недавнем опыте и недавних отношениях (например,г., 10,11).

ПРИВЯЗАННОСТЬ, ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ПСИХОПАТОЛОГИЯ

Согласно теории привязанности, взаимодействия с непоследовательными, ненадежными, или нечувствительные фигурки прикрепления мешают развитию безопасного, устойчивая психическая основа; снизить сопротивляемость стрессовой жизни События; и предрасполагают человека к психологическому срыву во времена кризис 3. Отсутствие привязанности может поэтому следует рассматривать как общую уязвимость к психическим расстройствам, с конкретная симптоматика в зависимости от генетики, развития и окружающей среды факторы.

Mikulincer и бритва 4 рассмотрены сотни поперечных, продольных и проспективных исследований обоих клинических и неклинических образцов и обнаружил, что ненадежность привязанности была распространены среди людей с широким спектром психических расстройств, начиная от от легкого дистресса до тяжелых расстройств личности и даже шизофрении. Последовательно совместимые результаты также были получены в недавних исследованиях. Например, неуверенность в привязанности (как тревожной, так и избегающей разновидностей) связана при депрессии (напр.г., 12), клинически значительная тревога (например, 13 лет), обсессивно-компульсивный расстройство (например, 14 лет), посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) (например, 15 лет), суицидальные наклонности (например, 16 лет) и расстройства пищевого поведения (например, 17 лет).

Незащищенность привязанности также является ключевой чертой многих расстройств личности. (например, 18,19). Однако конкретный вид незащищенности привязанности различается в зависимости от расстройства. Тревожная привязанность связана с зависимостью, театральностью и пограничностью. расстройства, тогда как избегающая привязанность связана с шизоидными и избегающими расстройства.Crawford et al.18 обнаружено что тревога привязанности связана с тем, что Ливсли 20 назвал компонентом «эмоциональной дисрегуляции». расстройств личности, которые включают спутанность личности, тревогу, эмоциональные лабильность, когнитивные искажения, покорность, оппозиционность, членовредительство, нарциссизм и мнительность. Кроуфорд и др. 19 также обнаружил, что избегающая привязанность связана с тем, что Ливсли 20 назвал «сдерживающим» компонентом личности. проблемы, включая ограниченное выражение эмоций, проблемы с близостью, и социальное избегание.

Другой вопрос, связанный с ассоциациями между ненадежностью привязанности и психопатология - это степень, в которой неуверенность в привязанности является достаточным причина психических расстройств. На наш взгляд, помимо таких расстройств, как разлука тревога и патологическое горе, при которых травмы привязанности являются основными причины и темы, ненадежность привязанности сами по себе вряд ли будут достаточными причины психических расстройств. Другие факторы (например, генетически детерминированный темперамент; интеллект; жизненный анамнез, включая жестокое обращение), вероятно, совпадают с или усилить влияние переживаний привязанности на пути к психопатологии.

Рассмотрим, например, связь между уклонением от привязанности. и психологический стресс. Многие исследования больших выборок сообществ показали, что нет связи между избегающей привязанностью и показателями самооценки глобального бедствие 4. Однако исследования, в которых при очень стрессовых событиях, таких как попадание в ракетные удары, проживание в опасный район или рождение ребенка-инвалида указали что избегание связано с большим страданием и более плохой долгосрочной адаптацией 4.

Факторы жизненного цикла также важны. Например, связь между незащищенность привязанности и депрессия выше среди взрослых с детством история физического, психологического или сексуального насилия (например, 21 год). Стрессовые жизненные события, бедность, проблемы с физическим здоровьем, а также участие в бурных романтических отношениях в подростковом возрасте. укрепить связь между ненадежностью привязанности и психопатологией (например, 22).

Причинно-следственные связи между привязанностью и психопатологией также сложны. по результатам исследований, показывающих, что психологические проблемы могут усилить привязанность незащищенность.Davila et al 23, например, обнаружили, что женщины позднего подросткового возраста, которые со временем стали менее надежно привязаны к в возрасте от 6 до 24 месяцев чаще, чем их сверстники, имели в анамнезе психопатологию. Cozzarelli и др. 24 обнаружили, что женщины кто двигался в направлении небезопасной привязанности в течение 2-летнего периода после аборты были более вероятны, чем у других женщин, сделавших аборт, чтобы они имели история депрессии или жестокого обращения. Соломон и др. 25 оценили неуверенность в привязанности и симптомы посттравматического стрессового расстройства среди израильских бывших военнопленных (вместе с соответствующей контрольной группой ветеранов) 18 и 30 лет после их освобождение из плена.Тревога привязанности и избегание со временем усилились среди бывших заключенных, и это увеличение было предсказано серьезностью Симптомы посттравматического стрессового расстройства на первой волне измерения.

В целом, ненадежность привязанности, кажется, неспецифически способствует многие виды психопатологии. Однако особые формы незащищенности привязанности похоже, предрасполагают человека к определенным конфигурациям психических расстройств. Связь привязанности и психопатологии регулируется большим количеством биологических, психологические и социокультурные факторы, и психические расстройства сами по себе могут подрывают чувство защищенности привязанности.

ЛЕЧЕБНОЕ ДЕЙСТВИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИВЯЗАННОСТИ

Если ненадежность привязанности является фактором риска психопатологии, то создание, поддержание или восстановление чувства безопасности привязанности должно повысить сопротивляемость и улучшить психическое здоровье. Согласно теории привязанности, взаимодействие с доступными и поддерживающими фигурами привязанности придает смысл безопасности, вызвать положительные эмоции (например, облегчение, удовлетворение, благодарность, любовь) и предоставить психологические ресурсы для решения проблем и невзгод.Защищенные люди остаются относительно невозмутимыми во время стресса, восстанавливаются быстрее от эпизодов дистресса и переживают более длительные периоды положительных эмоций. аффективность, которая способствует их общему эмоциональному благополучию и психическому здоровье.

В некоторых наших исследованиях мы изучали влияние повышенной безопасности по различным показателям психического здоровья путем экспериментальной активации психических изображения поддерживающих фигурок прикрепления (например, 26,27). Эти исследования методы, которые мы называем «Подготовка к безопасности», включая подсознательные изображения, предполагающие фигуру привязанности доступность, подсознательные имена людей, обозначенных участниками как повышающие безопасность фигурки прикрепленных предметов, изображения с подсказками, подчеркивающие доступность и поддержку фигуры вложения, и визуализация лиц с целью повышения безопасности фигурки вложения.

Прайминг безопасности улучшает настроение участников даже при угрозе контекстах и ​​устраняет пагубное влияние угроз на позитивное настроение (например, 26). Mikulincer и др. 28 обнаружили, что подсознательное праймирование с помощью связанных с безопасностью слова смягчали когнитивные симптомы посттравматического стрессового расстройства (повышенная доступность связанных с травмой слова в задаче наименования цветов Струпа) в неклинической выборке. Адмони 29 обнаружил, что прайминг имен каждого участника поставщики услуг безопасности смягчили два когнитивных симптома расстройства пищевого поведения (искаженные восприятие тела и повышенная доступность связанных с едой слов в Stroop задача) в выборке женщин, госпитализированных с расстройствами пищевого поведения.

Есть также предварительные доказательства того, что чувство безопасности обеспечивается психотерапевт улучшает психическое здоровье клиента. В исследовании на основе по данным многопрофильного Национального института психического здоровья (NIMH). из программы совместных исследований депрессии, Зурофф и Блатт 30 обнаружили, что положительные оценки клиентов или чувствительность и поддержка терапевта предсказывали облегчение депрессия и сохранение терапевтических преимуществ в течение 18-месячного периода. Результаты не были связаны с характеристиками пациента или тяжестью депрессия.В однолетнем проспективном исследовании эффективности жилого лечение подростков из группы высокого риска, Гур 31 обнаружил что сотрудники обеспечивают чувство безопасности привязанности в у подростков снизились показатели гнева, депрессии и поведенческих проблем. Хотя эти предварительные результаты обнадеживают, все еще есть необходимость в дополнительных хорошо контролируемых исследованиях, изучающих долгосрочные эффекты терапевтических фигур о психическом здоровье клиентов, повышающих безопасность.

Процессы-посредники

Согласно теории привязанности 3, связь между ненадежностью привязанности (будь то в форме тревоги, избегание или и то, и другое), а психопатология опосредуется несколькими путями.В В этом разделе мы рассмотрим наиболее важные из этих путей.

Самовосприятие

Согласно теории привязанности и исследованиям, отсутствие родительской чувствительности и отзывчивость способствует расстройствам личности, характеризующимся отсутствие сплоченности, сомнения во внутренней согласованности и преемственности со временем нестабильная самооценка и чрезмерная зависимость от чужих одобрение (например, 32,33). Неуверенные люди могут быть чрезмерно самокритичными, страдает неуверенностью в себе или склонен использовать средства защиты, например, деструктивные перфекционизм, чтобы противостоять чувству никчемности и безнадежности (e.г., 34). Эти дисфункциональные представления о себе увеличить риск развития психических расстройств у незащищенных людей.

Исследование привязанности также показало, что ненадежность привязанности связана с с патологическим нарциссизмом (например, 35 лет). В то время как избегающая привязанность связана с явным нарциссизмом или грандиозностью, который включает как самовосхваление, так и отрицание слабостей 36, тревога привязанности связана с скрытым нарциссизмом, характеризуется сосредоточенным вниманием, гиперчувствительностью к чужим оценки и преувеличенное чувство собственного достоинства 36.

Регулирование эмоций

Согласно теории привязанности, взаимодействия с имеющейся привязанностью цифры и возникающее в результате ощущение надежности прикрепления обеспечивают фактическую и символические опоры для обучения конструктивным стратегиям регулирования эмоций. Например, взаимодействие с эмоционально доступными и отзывчивыми людьми. предоставить контекст, в котором ребенок может выучить это признание и показать эмоций - важный шаг к восстановлению эмоционального баланса, и это полезно и социально приемлемо выражать, исследовать и пытаться понять чувства 37.

В отличие от относительно защищенных людей, избегающие часто предпочитают оцепление от эмоций от своих мыслей и действий. В результате они, как правило, представляют фасад безопасности и хладнокровия, но оставьте подавленное бедствие неразрешенным таким образом, который снижает их способность справляться с неизбежными жизненными невзгодами. Это нарушение особенно вероятно при длительных стрессовых нагрузках. опыт, требующий активного решения проблемы и мобилизации внешние источники поддержки (например,г., 38).

Люди с высокими показателями тревожности привязанности, напротив, часто находят отрицательные эмоции должны соответствовать гиперактивации их системы привязанностей. Для для них «регулирование эмоций» может означать усиление эмоций и преувеличение тревог, депрессивные реакции на реальные или потенциальные потери и неудачи, и симптомы вторжения посттравматического стрессового расстройства после травм. Тревога привязанности также ассоциируется с социально деструктивными вспышками гнева и импульсивностью, требовательное поведение по отношению к партнерам по взаимоотношениям, иногда включая насилие 4.

Проблемы в межличностных отношениях

Согласно теории привязанности, периодическое отсутствие поддержки со стороны фигурки привязанности и для поддержания чувства безопасности, и, как следствие, уверенности на вторичные стратегии привязанности (гиперактивация и деактивация), мешают с приобретением социальных навыков и создают серьезные проблемы в межличностном общении. связи. Варфоломея и Горовица 32, Используя в качестве инструмента оценки Опросник межличностных проблем 39, обнаружил, что тревога привязанности была связана с с большим количеством межличностных проблем в целом.Защищенных лиц не показали заметные возвышения в отдельных частях круга проблем, но избегающие люди обычно имели проблемы с воспитанием (холодность, замкнутость, или соревновательные), а у тревожных людей были проблемы с эмоциональностью (например, быть чрезмерно выразительным). Эти проблемы, кажется, лежат в основе незащищенных людей. самооценка одиночества и социальной изоляции (например, 40 лет) и их относительно низкая удовлетворенность отношениями, больше частые разрывы отношений и более частые конфликты и насилие 4.

ВЫВОДЫ

Неуверенность в привязанности связана с широким спектром психических расстройств, от легкой негативной аффективности до тяжелой, дезорганизующей и парализующей расстройства личности. Данные свидетельствуют о том, что небезопасная ориентация привязанности (тревожные или избегающие) - довольно общие патогенные состояния. Хотя многие результаты исследований, подтверждающие эти идеи, корреляционны, некоторые исследования показывают предполагаемую связь между ненадежностью привязанности и уязвимость к расстройствам.С терапевтической точки зрения мы рассмотрели предварительное свидетельство того, что ситуативное усиление чувства людей безопасность привязанности снижает вероятность и интенсивность психических симптомов (например, посттравматическое стрессовое расстройство, расстройства пищевого поведения). Это свидетельство подчеркивает успокаивающее, исцеляющее, терапевтические эффекты реальной поддержки, предлагаемой партнерами по взаимоотношениям, в том числе терапевтов, а также комфорт и безопасность, предлагаемые ментальными репрезентациями поддерживающий опыт и любящие и заботливые фигуры привязанности.Исследование доказательства заставляют нас с оптимизмом смотреть на полезность клинических вмешательств. которые повышают у клиентов чувство надежности привязанности.

В конечном итоге исследования безопасности и незащищенности вложений, а также связи между незащищенностью и психопатологией должны способствовать к сильно социальным представлениям о человеческом разуме и его уязвимости перед патологии. В новаторской главе о социальной неврологии привязанности процессов, Коан 41 предложил то, что он называется социальной базовой теорией.Согласно этой теории, человеческий мозг эволюционировал в очень социальной среде, и многие из его основных функций зависят от социальных совместная регуляция эмоций и физиологических состояний. Это означает, что скорее чем концептуализация людей как отдельных сущностей, чьи взаимодействия друг с другом нужно понимать, имеет смысл рассмотреть социальные родство и его ментальные корреляты в качестве нормального «исходного уровня» условие. Использование этого в качестве отправной точки помогает нам понять, почему опыт разделения, изоляции, отвержения, жестокого обращения и пренебрежения психологически таковы. болезненные, и почему дисфункциональные отношения часто являются причинами или усилителями психических расстройств.

Список литературы

1. Боулби Дж. Прикрепление и потеря, Vol. 2. Разлука: тревога и гнев. Нью-Йорк: основные книги; 1973. [Google Scholar] 2. Боулби Дж. Привязанность и потеря, Vol. 1. Приложение (2-е изд.) Нью-Йорк: Основные книги; 1982. [Google Scholar] 3. Боулби Дж. Надежная база: клиническое применение теории привязанности. Лондон: Рутледж; 1988. [Google Scholar] 4. Mikulincer M, Бритва PR. Привязанность в зрелом возрасте: структура, динамика и изменения. Нью-Йорк: Гилфорд; 2007. [Google Scholar] 5.Хазан С., Бритвенный PR. Романтическая любовь концептуализирована как процесс привязанности. J Pers Soc Psychol. 1987. 52: 511–524. [PubMed] [Google Scholar] 6. Бреннан К.А., Кларк К.Л., Британский PR. Самооценка романтической привязанности взрослых: интегративный обзор. В: Симпсон Дж. А., Роулз В. С., редакторы. Теория привязанности и близкие отношения. Нью-Йорк: Гилфорд; 1998. С. 46–76. [Google Scholar] 7. Кэссиди Дж., Кобак Р.Р. Клинические последствия прикрепления. В: Бельский Дж., Незворский Т., ред. Хиллсдейл: Эрлбаум; 1988 г.С. 300–323. [Google Scholar] 8. Ainsworth MDS, Blehar MC, Waters E, редакторы. Паттерны привязанности: оцениваются в странной ситуации и дома. Хиллсдейл: Эрлбаум; 1978. [Google Scholar] 9. Уотерс Э., Меррик С., Требу Д. Безопасность привязанности в младенчестве и раннем взрослении: двадцать лет длительное обучение. Child Dev. 2000. 71: 684–689. [PubMed] [Google Scholar] 10. Болдуин М.В., Килан Дж.П.Р., Фер Б. Социально-когнитивная концептуализация рабочих моделей привязанности: эффекты доступности и доступности.J Pers Soc Psychol. 1996. 71: 94–109. [Google Scholar] 11. Mikulincer M, Бритва PR. Повышение безопасности привязанностей для укрепления психического здоровья, просоциального ценности и межгрупповая толерантность. Psychol Inq. 2007. 18: 139–156. [Google Scholar] 12. Катандзаро А., Вэй М. Привязанность, зависимость, самокритика и депрессия у взрослых Симптомы: тест опосредованной модели. J Pers. 2010. 78: 1135–1162. [PubMed] [Google Scholar] 13. Bosmans G, Braet C, Van Vlierberghe L. Привязанность и симптомы психопатологии: ранняя дезадаптация схемы как познавательное звено? Clin Psychol Psychother.2010. 17: 374–385. [PubMed] [Google Scholar] 14. Дорон Дж., Молдинг Р., Кириос М. Неуверенность в привязанности у взрослых связана с обсессивно-компульсивным расстройством. явления. J Soc Clin Psychol. 2009; 28: 1022–1049. [Google Scholar] 15. Эйн-Дор Т., Дорон Г., Соломон З. Вместе в боли: диадические процессы, связанные с привязанностью, и посттравматические стрессовое расстройство. J Couns Psychol. 2010. 57: 317–327. [PubMed] [Google Scholar] 16. Гормли Б., МакНил, DE. Ориентация привязанности взрослых, депрессивные симптомы, гнев, и самоуправляемая агрессия со стороны психиатрических пациентов.Cogn Ther Res. 2010. 34: 272–281. [Google Scholar] 17. Illing V, Tasca GA, Balfour L. Незащищенность привязанности предсказывает симптомы расстройства пищевого поведения и результаты лечения на клинической выборке женщин. J Nerv Ment Dis. 2010; 198: 653–659. [PubMed] [Google Scholar] 18. Кроуфорд Т.Н., Ливсли В.Дж., Янг К.Л. Небезопасная привязанность и расстройство личности: исследование близнецов взрослых. Eur J Личность. 2007; 21: 191–208. [Google Scholar] 19. Мейер Б., Пилконис П.А. Модель расстройства личности привязанности. В: Ленценвегер М.Ф., Кларкин Дж.Ф., редакторы.Основные теории расстройства личности. Нью-Йорк: Гилфорд; 2005. С. 231–281. [Google Scholar] 20. Ливсли WJ. Классификация расстройств личности: идеальные типы, прототипы, или габариты? J Pers Disord. 1991; 5: 52–59. [Google Scholar] 21. Уиффен В.Е., Джадд М.Э., Обе Дж. Интимные отношения смягчают связь между детством сексуальное насилие и депрессия. J Interpers Violence. 1999; 14: 940–954. [Google Scholar] 22. Davila J, Steinberg SJ, Kachadourian L. Романтическая вовлеченность и депрессивные симптомы на ранних и поздних этапах подростковый возраст: роль ориентированного на отношения стиля взаимоотношений.Pers Relationship. 2004. 11: 161–178. [Google Scholar] 23. Давила Дж., Бердж Д., Хаммен С. Почему меняется стиль привязанности? J Pers Soc Psychol. 1997. 73: 826–838. [PubMed] [Google Scholar] 24. Коццарелли К., Карафа Дж. А., Коллинз Н. Л.. Стабильность и изменение стилей привязанности взрослых: ассоциации с личными уязвимостями, жизненными событиями и глобальными представлениями о себе и другие. J Soc Clin Psychol. 2003. 22: 315–346. [Google Scholar] 25. Соломон З., Декель Р., Микулинсер М. Комплексная травма военного плена: перспективное исследование привязанности и посттравматическое стрессовое расстройство.Psychol Med. 2008; 38: 1427–1434. [PubMed] [Google Scholar] 26. Mikulincer M, Hirschberger G, Nachmias O. Аффективный компонент безопасной базовой схемы: аффективный заполнение представлениями о безопасности вложений. J Pers Soc Psychol. 2001. 81: 305–321. [PubMed] [Google Scholar] 27. Mikulincer M, Бритва PR. Теория привязанности и межгрупповая предвзятость: доказательства того, что прайминг безопасная базовая схема ослабляет негативные реакции на чужие группы. J Pers Soc Psychol. 2001. 81: 97–115. [PubMed] [Google Scholar] 28.Mikulincer M, Shaver PR, Horesh N. Основы привязанности регуляции эмоций и посттравматической адаптации. В: Снайдер Д.К., Симпсон Дж. А., Хьюз Дж. Н., редакторы. Регулирование эмоций в семье: пути к дисфункции и здоровью. Вашингтон: Американская психологическая ассоциация; 2006. С. 77–99. [Google Scholar] 29. Адмони С., редактор. Безопасность привязанности и расстройства пищевого поведения. Докторская диссертация, Бар-Илан Университет. Рамат-Ган, Израиль: 2006. [Google Scholar] 30. Zuroff DC, Blatt SJ. Терапевтические отношения в кратком лечении депрессии: вклад в клиническое улучшение и повышение адаптационных возможностей.J Консультируйтесь с Clin Psychol. 2006. 74: 199–206. [PubMed] [Google Scholar] 31. Гур О, редактор. Изменения в представлениях, связанных с настройкой и привязкой, среди Подростки из группы высокого риска во время лечения в стационаре: трансформирующее воздействие функционирования лиц, обеспечивающих уход, в качестве надежной основы. Докторская диссертация, Университет Бар-Илан. Рамат-Ган, Израиль: 2006. [Google Scholar] 32. Бартоломью К., Горовиц Л.М. Стили привязанности у молодых людей: тест из четырех категорий модель. J Pers Soc Psychol. 1991; 61: 226–244.[PubMed] [Google Scholar] 33. Парк Л.Е., Крокер Дж., Микельсон К.Д. Стили привязанности и непредвиденные обстоятельства самооценки. Pers Soc Psychol B. 2004; 30: 1243–1254. [PubMed] [Google Scholar] 34. Вэй М., Хеппнер П.П., Рассел Д.В. Неадаптивный перфекционизм и неэффективное совладание как посредники между привязанностью и будущей депрессией: перспективный анализ. J Couns Psychol. 2006; 53: 67–79. [Google Scholar] 35. Дикинсон К.А., Пинкус А.Л. Межличностный анализ грандиозного и уязвимого нарциссизма. J Pers Disord. 2003. 17: 188–207.[PubMed] [Google Scholar] 36. Wink P. Два лица нарциссизма. J Pers Soc Psychol. 1991; 61: 590–597. [PubMed] [Google Scholar] 37. Кэссиди Дж. Регулирование эмоций: влияние отношений привязанности. Monogr Soc Res Child Dev. 1994; 59: 228–283. [PubMed] [Google Scholar] 38. Берант Э., Микулинсер М, Бритва ПР. Стиль привязанности матерей, их психическое здоровье и эмоциональная уязвимость детей: семилетнее исследование детей при врожденном пороке сердца. J Pers. 2008. 76: 31–66. [PubMed] [Google Scholar] 39.Горовиц Л.М., Розенберг С.Е., Баер Б.А. Инвентаризация межличностных проблем: психометрические свойства и клиническое применение. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 1988. 56: 885–892. [PubMed] [Google Scholar] 40. Лароз С., Бернье А. Процессы социальной поддержки: посредники состояния привязанности. ум и приспособление в позднем подростковом возрасте. Прикрепите Hum Dev. 2001; 3: 96–120. [PubMed] [Google Scholar] 41. Коан Дж. К неврологии привязанности. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник по приложению: теория, исследования и клиническое применение (2-е изд.) Нью-Йорк: Гилфорд; 2008. С. 241–268. [Google Scholar]

Теория привязанности - обзор

C Преодоление традиций младенца-ребенка и взрослого

Теория привязанности предоставила мощную и всеобъемлющую модель влияния интимных отношений на социальное и психологическое функционирование на протяжении всей жизни, и это в настоящее время является выдающейся теорией, лежащей в основе исследования и романтических отношений между взрослыми и воспитателями. Тем не менее, исследование привязанности взрослого развивалось и развивалось совершенно отдельно от исследования привязанности младенца и ребенка , несмотря на их общее наследие в основополагающей работе Боулби.В некоторой степени это может быть связано с четкими дисциплинарными границами: исследование привязанности младенец-ребенок обычно проводится психологами, занимающимися вопросами развития, для которых идентификация взрослых проявлений процессов родитель-ребенок, которые они изучают, может не быть главной темой интереса. Исследования привязанности взрослых обычно проводятся социальными и личностными психологами, которые могут иметь базовые знания о предполагаемых причинах развития стилей привязанности, но обычно гораздо больше заинтересованы в изучении их значения для функционирования взрослых.

В каждом из этих «лагерей» были произведены чрезвычайно ценные исследования функционирования системы привязанности в младенче-детстве и во взрослом возрасте, но бифуркация развития исследований привязанности затруднила наше понимание того, как сама система развивается и изменяется с течением времени. Даже вышеупомянутые лонгитюдные исследования, в которых наблюдались индивиды от младенчества до взрослого возраста, были сосредоточены на основных вопросах непрерывности безопасности привязанности от детства до взрослой жизни и не позволяли тщательно исследовать изменения в развитии процессов, связанных с привязанностью.

Возможно, наиболее ярким проявлением этого слепого пятна в исследованиях привязанности является продолжающееся недостаточное исследование процессов привязанности в течение подросткового возраста , а не младенчества, детства и взрослой жизни. Согласно обзору Аллена и Лэнда (1999), подростковый возраст является критически важным периодом жизни с точки зрения теории привязанности. Возрастающие способности подростков к сложным рассуждениям, абстракции и исполнительному функционированию (Blakemore & Choudhury, 2006; Keating, 1990) способствуют постепенной консолидации внутренних рабочих моделей привязанности и их интеграции с конкретным текущим межличностным опытом.Подростки также должны уравновесить нормативное давление развития, направленное на дифференциацию от родителей, с постоянной потребностью в родительской поддержке и помощи, особенно в свете все более сложных социальных, эмоциональных и психологических проблем, которые сопровождают этот этап жизни. Наконец, растущий интерес подростков и их участие в романтических и сексуальных отношениях закладывает основу для характерной трансформации развития в системе привязанности: переход от одностороннего поиска безопасности от родителей к взаимному поиску и обеспечению безопасности романтическим партнерам.

Мы предполагаем, что лучший способ интегрировать растущее количество исследований подростковых процессов привязанности с существующими традициями младенцев, детей и взрослых - это более систематически сосредоточиться на аффектах и ​​ функциях привязанности. Регулирование аффектов и эмоций критически важно как в нормативных, так и в индивидуальных компонентах теории привязанности, и было обнаружено, что они опосредуют и умеренные процессы привязанности как во взрослом возрасте, так и в младенчестве-детстве.Более того, растущее количество исследований множественных физиологических механизмов, лежащих в основе аффекта и регуляции эмоций, помогает прояснить базовую психобиологию системы привязанности и конкретные физиологические процессы, посредством которых опыт привязанности и отношения формируют как психическое, так и физическое здоровье и конечно (Diamond, 2001; Diamond & Hicks, 2004).

В следующем разделе мы даем обзор аффекта и регуляции эмоций и их связи с процессами привязанности.Мы показываем, что на всех этапах жизни аффекты и регулирование эмоций остаются основными функциями системы привязанности, хотя конкретные процессы, посредством которых они осуществляются, со временем меняются. Затем мы переходим к нашему собственному исследованию взаимосвязей между привязанностью, регуляцией аффектов и благополучием в раннем подростковом возрасте.

Понимание стилей привязанности и того, как они влияют на ваши отношения

Психология стилей привязанности - одна из самых интересных областей для семейных психотерапевтов, которые необходимо исследовать и осваивать сегодня.

Стили привязанности - это понимание того, как люди относятся к другим людям. Стили привязанности в отношениях могут создавать или разрушать эти отношения. Установлено, что несовместимые стили привязанности сильно влияют на уровень удовлетворенности в браке.

Может быть, даже более важно то, что психология стилей привязанности существенно влияет на стили воспитания. Это может иметь длительное влияние на то, как дети, воспитанные с этими моделями, будут относиться к другим людям на протяжении всей своей жизни.

Тем не менее, для столь важной концепции все еще есть много людей, которые даже не осознают, каковы типы стилей привязанности у взрослых. Они блуждают по жизни, испытывая одни и те же проблемы в отношениях за отношениями, никогда не находя ключа к безопасности и счастью.

Это делает понимание стилей привязанности в отношениях особенно важным для тех, кто готовится к браку и карьере семейного терапевта. Это билет к лучшим отношениям в вашей личной жизни и более эффективному консультированию в вашей профессиональной жизни.

Почему важно понимать стили прикрепления?

Психология стилей привязанности - один из тех ключей, который открывает множество загадок в отношениях, когда вы даже не догадывались, что там вообще есть замок. Как только вы узнаете, каковы типы стилей привязанности у взрослых и как их расшифровать, внезапно многие кажущиеся странными поведения начнут обретать смысл. И, вооружившись этими знаниями, вы можете сделать много хорошего, восстанавливая связь людей друг с другом.

Определение стилей привязанности во взаимоотношениях позволяет ускорить решение большинства проблем, связанных с взаимоотношениями. Стиль привязанности, который люди формируют друг с другом, может быть основной причиной всего, от неверности до агрессии. Вы не сможете справиться с ущербом, если не поймете его первопричину.

Вы также узнаете, как адаптировать свое консультирование для людей с разными стилями привязанности в отношениях. Вы поймете, что то, что может показаться отличным советом для человека с безопасным стилем привязанности, может поставить человека с тревожным стилем привязанности в полный эмоциональный штопор.И вы же не хотите убирать после той аварии!

Понимание типов стилей привязанности у взрослых является важной частью построения вашей стратегии оценки и консультирования. Но есть еще более важные причины, чтобы углубиться в различные стили привязанности, если вы хотите добиться успеха в качестве терапевта.

Терапевтам необходимо знать свои собственные стили привязанности для достижения успеха

Также удивительно важно, чтобы терапевты понимали, что их собственный стиль привязанности может иметь большое влияние на отношения пациентов.Стили привязанности и отношения не ограничиваются только романтическими отношениями. Любые отношения покажут влияние вашего стиля привязанности, даже отношения пациент / терапевт. И успех этих отношений может зависеть от совместимости этих стилей.

Например, терапевт, придерживающийся избегающего стиля, часто будет иметь проблемы с формированием связей, необходимых в терапевтических отношениях, вместо этого сосредоточиваясь на мыслях и интеллектуальных вопросах, а не на чувствах.В некоторых случаях это может быть даже хорошо! Но чаще всего это мешает эффективной терапии.

Большинство терапевтов сами проходят терапию, чтобы лучше понять свой стиль. Что еще более важно, вы можете научиться менять свой стиль, чтобы наиболее эффективно работать с конкретным клиентом перед вами.

Понимание стилей привязанности в отношениях дает вам диагностическое преимущество, но также обеспечивает своего рода отстраненность, полезную в терапии. Если вы понимаете шаблоны стилей привязанности в психологии, вы сможете взглянуть на них более объективно.

Каковы четыре стиля привязки отношений?

Для такого важного понятия действительно легко изучить и понять различные стили привязанности к отношениям. Во-первых, у взрослых распознается всего четыре типа. Итак, если вы можете сосчитать до четырех, вы уже на пути к овладению стилями привязанности в психологии.

Различные стили были обнаружены Джоном Боулби, британским психологом, на которого повлиял тот факт, что он провел большую часть своей юности вдали от родителей, воспитывался нянями и отправлялся в школу-интернат.Он пробудил в себе естественное любопытство к формированию привязанности в более позднем возрасте, эти стили обычно используются в практике семейной и семейной терапии сегодня.

Идея стилей прикрепления также становится все более и более популярной, поэтому нет ничего необычного в том, что пациенты, которые входят в дверь, уже имеют некоторое представление о своем стиле. Но как профессионалу вам придется пойти гораздо глубже, чем просто определения из поп-психологии. Вы также должны быть готовы разбить эту информацию для пациентов так, чтобы они могли ее усвоить.

Боулби определил привязанности как длительные психологические связи между людьми. Это узы, которые люди склонны принимать как должное в своих личных взаимодействиях. Но Боулби понял, что в них нет ничего простого или естественного. Способы, которыми разные люди строят разные отношения, сочетаются с их собственной историей привязанности и повторяющимся поведением, которое моделировалось для них на протяжении многих лет.

Существуют различия между стилями привязанности младенцев и стилями привязанности взрослых, хотя они могут быть связаны между собой.Для взрослых Боулби обнаружил четыре стиля привязанности в отношениях:

1. Тревожный стиль привязанности

Люди с тревожным стилем привязанности не уверены в своих интимных отношениях. Они часто беспокоятся о том, что их отвергают и бросают, и производят впечатление нуждающихся и чувствительных. Эти черты могут привести именно к тому результату, которого они опасаются, поскольку их реакция на кажущееся увольнение может вызвать фактическое неприятие разочарованных партнеров!

Тревожные привязанности не передаются четко.Их представления об отношениях могут существовать в основном в их собственной голове, и это может приводить к появлению капризности и эмоциональности без каких-либо явных триггеров. Они могут активно провоцировать конфликт, чтобы проверить прочность отношений. Конечно, это только еще больше его дестабилизирует.

Из-за их интернализации отношений они воспринимают поведение слишком лично и часто обвиняют других в проблемах в отношениях.

2. Неорганизованный стиль привязанности

Неорганизованный или неразрешенный стиль привязанности вращается вокруг неуверенности, возникшей в результате предыдущих травм в отношениях.Неорганизованные люди могли в прошлом пережить потери близких им людей. Они склонны избегать сближения с другими, чтобы избежать будущих потерь.

Подобно людям с тревожным стилем привязанности, они могут провоцировать ссоры или споры, но как способ создания пространства и дистанции, а не как испытание силы. Они выглядят антисоциальными и нарциссическими, могут быть подвержены злоупотреблению психоактивными веществами и совершать преступления.

Поскольку им сложно контролировать свои эмоции, эти люди также склонны к жестокому обращению с детьми или другими иждивенцами.

3. Избегающий стиль привязанности

Избегающий или пренебрежительный стиль привязанности пытается держать партнеров на расстоянии вытянутой руки. Эти люди ценят свою независимость и предпочитают автономию близости. Они производят впечатление крутых и контролирующих людей и не будут зависеть от партнера.

Этот стиль имеет тенденцию отделять эмоции от отношений и оценивать связи на прагматическом, интеллектуальном уровне. Обычно они пытаются избежать конфликта, но могут резко отреагировать, когда это неизбежно.Большинство партнеров будут воспринимать их как эмоционально недоступные.

4. Надежный стиль крепления

Надежный стиль крепления - идеальный вариант. Люди, которые чувствуют себя в безопасности в своих отношениях, могут быть эмоционально доступными и надежными, не становясь чрезмерно зависимыми или компульсивными. Они уверены в себе, но также ценят и ценят своих партнеров, признают их потребности и удовлетворяют их.

Поскольку они уверены в себе, люди, демонстрирующие этот стиль привязанности, также могут более свободно сообщать о своих потребностях и эмоциях.Они доверчивы и чутки, умеют терпеть разногласия и прощать ошибки.

У них есть способность быть близкими и близкими, а также предлагать пространство и безопасность в разлуке. Из них получаются отличные родители, которые созвучны потребностям своего ребенка, и, как правило, воспитывают детей, у которых также будет надежный стиль привязанности.

Какой тип прикрепления самый распространенный?

Если вас интересует карьера консультанта или психотерапевта любого рода, вам нужно научиться распознавать все четыре наиболее распространенных стиля привязанности в психологии, но вы можете использовать один отличный трюк, чтобы дать толчок анализу.

Этот трюк заключается в том, чтобы понять, что почти никто не вписывается в один стиль крепления!

Реальность такова, что стили привязанности в отношениях могут меняться в зависимости от самих отношений. Человек, у которого есть надежная привязанность в одних отношениях, может иметь избегающий стиль в других. Или, что еще чаще, человек может демонстрировать сочетание разных стилевых черт даже в ходе одних отношений только с одним другим человеком!

Подумайте обо всех различных ситуациях, через которые проходят люди с партнерами, коллегами или семьей.Редко когда кто-то просто помещается в один слот при каждом взаимодействии. Они могут быть по очереди нуждающимися, пренебрежительными, стабильными или дезорганизованными, в зависимости от ситуации и другого человека, с которым они взаимодействуют.

Оказывается, у большинства людей все в порядке.

Тем не менее, есть и хорошие новости о преобладании стиля привязанности в отношениях. Исследования, проведенные в Денверском университете, показывают, что около 60 процентов людей в первую очередь имеют надежные привязанности.Хотя у них могут быть некоторые черты, которые переходят в более небезопасный и опасный стиль, большинство людей в основном уверены в себе, сочувствуют и заботятся. Это заставляет твое сердце светиться или как?

Лишь около двадцати процентов людей имеют избегающую привязанность, а еще двадцать процентов - тревожную привязанность. Но даже у этих людей могут быть отношения, в которых они демонстрируют более безопасный стиль привязанности. У всех есть надежда!

Такое сочетание стилей может немного затруднить диагностику, но обычно закономерности выявляются после тщательного исследования.Вы можете видеть одни и те же проблемы, возникающие от отношений к отношениям, и это даст вам довольно хорошее представление о том, какой будет самый главный стиль в комнате.

Как стиль привязанности влияет на отношения?

Как стиль привязанности влияет на отношения, должно быть очевидно, когда вы поймете, что такое стиль привязанности, но давайте продолжим и расскажем об этом.

Самый большой способ, которым стили привязанности в отношениях влияют на сами отношения, - это недопонимание.Люди с разным стилем привязанности будут смотреть на свои отношения через разные линзы. Они никогда не бывают на одной волне со своими партнерами. Их реакции будут казаться неровными и не совпадающими друг с другом. Это похоже на телефонную игру, в которой участвуют всего два человека ... каждое сообщение, кажется, смешивается между ними.

Это потому, что все приложения связаны с исходными предположениями. Человек с безопасным стилем в основном предполагает лучшее; они принимают вещи за чистую монету, говорят то, что имеют в виду, и выражают уважение и привязанность.

Но соедините их с кем-то, кто в основном обеспокоен, и весь подтекст изменится. Они предполагают худшее, потому что это их опыт. Они ищут скрытые признаки в том, что им говорят люди, считая неправильный смысл даже в простых утверждениях. Они могут попытаться использовать или удержать привязанность как своего рода тест, а не просто что-то, что относится к здоровым отношениям.

Для терапевтов вы можете видеть, как эти паттерны утверждаются от отношений к отношениям.Отголоски стиля привязанности будут проявляться повсюду, от самых интимных отношений до того, как человек взаимодействует с коллегами. Без профессионального руководства многие люди никогда не осознают, каков их стиль привязанности в отношениях. И если вы не можете понять, что это такое, вы не сможете легко это изменить.

По сути, стиль привязанности - это удовлетворение индивидуальных потребностей. Профессиональный терапевт может распознать, как неадаптивные стили привязанности сами саботируют. Например, человек с небезопасным или избегающим типом привязанности может активно искать партнеров, которые отстранены или холодны.

Может быть, еще хуже то, что плохие стили привязанности могут истекать кровью из поколения в поколение.Например, родитель с небезопасным стилем привязанности может создать проблемы со стилем привязанности у своих детей. Такой каскадный эффект рушится из поколения в поколение и преодолевает границы, усложняя жизнь и причиняя больше вреда будущим партнерам и детям.