Что такое намерение в психологии: Намерение. Что такое «Намерение»? Понятие и определение термина «Намерение» – Глоссарий

Содержание

Что такое намерение в психологии? Детальная разборка. | Ядро психологии и переговоров!

Намерение это в психологии? Определение и разбор примеров. В чем отличие преднамеренного от непреднамеренного? Намерение плачущей женщины.

Здравствуйте, друзья!

Меня зовут Влад Ядро! Мне 45 лет. Профессиональный переговорщик, тренер и консультант по переговорам. Клинический психолог. Звоните! Пишите! Я Вам помогу решить сложности в коммуникациях с другими людьми!

Сегодня мы с Вами будем рассматривать мой любимый психический феномен - НАМЕРЕНИЕ!

Блок 1. Намерение это в психологии. Определение.

Намерение — это состояние внутренней мобилизации, готовности реализовать мысленный план собственных действий для достижения желаемых целевых результатов.

  • Намерение – это сознательное или автоматическое (импульсивное) решение человека.
  • Намерение выполняет функцию побуждения к действию.
  • Намерение — это планирование получить определенный результат.
  • Намерение возникает под конкретную цель, реальную или воображаемую.
  • Намерение формируется на базе потребности.
  • Намерение оформляется желанием.
  • Намерение в процессе деятельности способно противоречить изначальному желанию.
  • Намерение образуется в результате интеллектуального поиска способов удовлетворения потребности.
  • Намерение окрашено эмоциональными переживаниями.
  • Намерение обладает силой и напряжением.
  • Намерение является частью волевого акта.

Примерно следующей фразой можно охарактеризовать желание как намерение.

- Хочу и сделаю!

Человек может хотеть получить целевой результат и при этом не намереваться его осуществить. Так в переговорах одна из сторон может хотеть получить скидку и при этом отказываться от борьбы за нее, потому что не сформировано намерение.

Намерение является составной частью воли, однако воля не обязательно включает в себя намерение.

Так С.Л. Рубинштейн в своей книге «Основы общей психологии» следующим образом разделяет намерение от волевого акта:

«Всякое волевое действие является намеренным или преднамеренным действием в широком смысле этого слова, поскольку в волевом действии результат является целью субъекта и входит, таким образом, в его намерения. Возможно, однако, волевое, т.е. целенаправленное и сознательно регулируемое, действие, в котором намерение в специфическом смысле слова не выделяется как особый момент: в этом смысле существуют ненамеренные волевые действия, т.е. действия, которые, будучи волевыми, не предваряются особым намерением. Так бывает, когда решение непосредственно переходит в исполнение благодаря тому, что соответствующее действие легко, привычно и т.д. Но в скольких-нибудь сложных ситуациях, когда осуществление цели требует более или менее длительных, сложных, непривычных действий, когда исполнение решения затруднено или в силу каких-либо причин должно быть отсрочено, намерение отчетливо выступает как особый момент. Намерение является внутренней подготовкой отсроченного или затрудненного действия.»

Намерение может быть осознанным актом, а может быть и проявлением автоматизма, когда субъект с готовностью совершает поступок, не задумываясь над тем, как это соотносится с доступом к целевым результатам. Намерение существует, пока не получен целевой результат, послуживший «магнитом» для намерения, вместе с тем субъект лишается намерения, если обстоятельства изменились таким образом, что необходимость в получении данного целевого результата отпала.

Шарлота Бюлер психолог и философ создала теорию развития человека, где главной силой, направляющей жизнь, является намерение (интенция). Намерение проявляется через постоянный выбор поступков, направленных на достижение целей. Что важно, цели могут не осознаваться человеком.

Блок 2. Намерение это в психологии. В чем отличие преднамеренного поступка от непреднамеренного?

Можно различать преднамеренные поступки и непреднамеренные. Так, если в процессе волевого акта ребенок в песочнице на детской площадке начинает из собственного пакета с игрушками доставать машинки и показывать их своим сверстникам, то его намерение продемонстрировать свои «богатства» четко прослеживается.

Впоследствии, когда друзья - малыши начинают вместе играть, то один из них роняет машинку на асфальт вне песочницы и игрушка раскалывается. Подобное действие хозяин машинки может расценить, как намеренное и прямо об этом сообщить: «Он это сделал специально!» Или как не намеренное: «Он нечаянно уронил машинку». Скорей всего ребенок будет переживать «потерю» своей игрушки, однако степень и состав эмоций будет различный. В первом случае, когда квалифицирован умысел, подобный поступок способен вызвать «праведный гнев». Во втором случае это скорей всего будет легкая грусть. Тем более что рядом находится близкий взрослый человек, например, мама, которая поможет малышу выбрать правильную оценку и соответствующее ей эмоциональное переживание.

Не менее интересно понять истинное намерение виновника разбитой машинки. Вполне может быть, что он совершил данный поступок нечаянно, с другой стороны, это могло быть следствием проявления зависти. В том случае, когда ребенок уронил машинку не специально, то это не означает, что действие не было волевым. Ребенок мог иметь замысел совершить «перелет» машинки через препятствие, при этом это был волевой поступок, в котором отсутствовало намерение разбить машинку. Вместе с тем, машинка могла случайно выпасть из руки и тогда это уже не волевой поступок.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО "Переговоры с покупателем. Как преодолеть возражения по цене?!"

Блок 3. В чем намерение плачущей женщины?

В примерах из взрослой жизни, когда женщина начинает плакать, например, подчиненная в кабинете у генерального директора (в моей практики был и такой случай), обсуждая свой бонус, то намерение необходимо выделить из общего волевого акта.

С одной стороны, сотрудница плачет, потому что это проверенный манипулятивный прием, по типу «жертву довел до слез плохой доминант» с целью вызвать чувство дискомфорта у мужчины – директора с перерастанием в вину, откуда уже «рукой подать» до получения бонуса в полном объеме. Намерение в этом случае у сотрудницы – осуществить манипуляцию «слезы», с помощью которой получить бонус.

С другой стороны, она может не справиться с чувствами и снять стресс с помощью слез без предварительного намерения осуществить подобную манипуляцию. Однако даже в этом случае на «втором» (заднем) плане может протекать «мыслительный ручеек» во время процесса общения, относительно вторичной выгоды ситуации со слезами, с извлечением выгоды для себя. Тем не менее, в этом случае сотрудница намеревалась получить бонус и осуществляла манипуляцию «слезы».

Волевой акт женщины одинаковый в обоих примерах, результат может быть достигнут – бонус получен, однако восприятие директором данной сотрудницы будет различным при правильном раскрытии ее намерения и эмоциональные переживания будут варьировать от презрения до сострадания.

Узнать подробности "Услуги по переговорам"

Блок 4. Намерение это в психологии. Огонь изнутри.

Жизненная энергия человека – это своего рода плазма, количество которой определено генетикой. Много энергии у конкретного человека вовсе не означает наличие у него мощных намерений. И наоборот, мощное намерение не означает безусловное присутствие большого количества жизненной энергии. Намерение – это устойчивое направление плазмы к цели. Намерение – это значит зажечь ОГОНЬ изнутри! Пока нет огня изнутри, нет намерения, жизнь человека напоминает плывущую по течению спичку. Когда спичка вспыхнула, то меняет свое движение. Чем дольше и сильнее пламя, тем больше изменений движения вне течения потока.

Намерение тесно связано с выбором решения. Выбор усиливает намерение или его ослабляет. Сложность реализации выбора также влияет на намерение, способствует его угасанию или большему воспламенению. Поэтому намерение важно уметь удерживать! Намерение является мишенью атаки со стороны неблагоприятных жизненных обстоятельств и противоборствующих различных мотивов. Без сопротивления атакам намерение угасает, как огонь без кислорода.

Огонь изнутри важно раздувать, как это делают кузнечные меха в кузнице, только тогда температура увеличится и метал расплавится, значит цель будет достигнута. Как раздуть пламя изнутри? Иметь намерение удерживать свое намерение! Это метауровень самоуправления.

Я желаю Вам всем зажигать себя изнутри и удерживать свое пламя, гореть ярко и оставить после себя НАСЛЕДИЕ!

А на этом сегодня все! Прочитать 10 интересных статьей по психологии личности можно по ссылкам:

Друзья, пишите свои комментарии, как же без них? И ставьте лайки, подбодрите автора своим позитивом! Делитесь пожалуйста статьей с другими, вдруг это окажется важным для человека!

Спасибо за Ваше внимание и время, с уважением к Вам, Владислав Ядро, тренер по продажам и переговорам!

намерение - это... Что такое намерение?

  • намерение — Мысль, замысел, умысел, план, предположение, проект (ирон. : прожект), расчет. Добрыми намерениями ад вымощен. Согласно с видами правительства. План мой не удался. Без задних мыслей.. Ср. . См. замысел, мысль, цель возыметь намерение, иметь злое… …   Словарь синонимов

  • Намерение — мотивационная основа деятельности , связанная с сознательным выбором определенной цели. Формирование намерения происходит на основе использования уже приобретенного опыта непосредственного удовлетворения потребностей и при наличии достаточного… …   Психологический словарь

  • НАМЕРЕНИЕ — НАМЕРЕНИЕ, намерения, ср. Предположение совершить что нибудь; план действий, умысел. «Я не имею намерения вредить вам.» Пушкин. Угадать чье нибудь намерение. Благие намерения. Без намерения (нечаянно). Сделать что нибудь с намерением (нарочно).… …   Толковый словарь Ушакова

  • намерение — (неправильно намерение) …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • НАМЕРЕНИЕ — НАМЕРЕНИЕ, я, ср. Предположение сделать что н., желание, замысел. Иметь н. Без всякого намерения (без определённой цели, неумышленно). Благие намерения (ирон.). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • намерение — Абсурдное, адское, безумное, бескорыстное, бесповоротное, благодетельное (устар.), благое, благоразумное, благородное, великое (устар.), выполнимое, гнусное, грязное, давнее, давнишнее (разг.), доброе, дурное, ехидное, жестокое, затаенное, злое,… …   Словарь эпитетов

  • намерение —     НАМЕРЕНИЕ1, дума, замысел, мысль, предположение, книжн. помысел     НАМЕРЕВАТЬСЯ/НАМЕРИТЬСЯ, думать, мыслить, полагать, предполагать/предположить, располагать, рассчитывать/ рассчитать, собираться/собраться, хотеть, устар. помышлять/помыслить …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • намерение — • намерение, умысел, замысел, задумка, план, проект, прожект Стр. 0587 Стр. 0588 Стр. 0589 Стр. 0590 Стр. 0591 Стр. 0592 Стр. 0593 …   Новый объяснительный словарь синонимов русского языка

  • намерение — — [А.С.Гольдберг. Англо русский энергетический словарь. 2006 г.] Тематики энергетика в целом EN design …   Справочник технического переводчика

  • Намерение — осознанная цель, решимость, смысл желания или действия; неотъемлемое всепоглощающее ожидание четко сформулированного события с полным отсутствием сомнений в его необходимости. Если само по себе желание определяет к чему человек стремится, то… …   Википедия

  • Позитивное намерение реферат по психологии

    Позитивное намерение Одна из важных вещей и часто непонятных (и соответственно спорных) принципов НЛП есть позитивное намерение. Принцип состоит из того, что на каком-то уровне любое поведение имеет (или когда-то имело) "позитивное намерение". Другими словами, любое поведение служит (или служило) "позитивной цели". Позитивное намерение "агрессивного" поведения, для примера, часто защита. Позитивное намерение или цель "страха" обычно - желание безопасности. Позитивной целью "гнева" может быть установка (сохранение) границ. "Ненависть" может иметь как позитивную цель мотивацию человека приступить к действию. Позитивные намерения чего- либо похожего на "сопротивление изменению" могло бы определить диапазон исходов, включая желание подтвердить, уважать и почитать прошлое, необходимость защитить самого себя, оставаясь с тем что знакомо, попытка оставить позитивные вещи, которые были когда- то в прошлом, и т.д. Даже физические симптомы могут служить позитивной целью. НЛП рассматривает симптомы, включая физические, как сообщение о том, что что-то не функционирует соответствующе. Физические симптомы часто сигнализируют людям о каком-то нарушении баланса. Случается, физические симптомы даже являются знаком того, что что-то исцеляется. Иногда соответствующее проблемное поведение или симптом может даже служить множественным позитивным намерениям. Я работал с людьми которые хотели, например, оставить курение, и кто-то обнаружил что это служило многим позитивным намерениям. Они курили утром для того, чтобы "встать". Они курили днем для того, чтобы "снизить стресс", "сконцентрироваться" и - парадоксально - "вспомнить как дышать". Они курили ночью для того, чтобы "расслабиться". Часто курение служило для того, чтобы "обернуть" или сделать туманными негативные эмоции. Возможно наиболее важно, что курение было той вещью, которую они делали "для себя", и оно было некоторым наслаждением в их жизни. Другой базовый принцип НЛП, родственный чем-то позитивному намерению, - это полезность отделять "цель" от "образа поведения" - т.е. отделить позитивное намерение, функцию, убеждение, т.е. то что производит поведение от самого поведения. Другими словами, более почтительно, экологично и продуктивно реагировать на "глубинную структуру", чем на поверхностное выражение проблематичного поведения. Последствием комбинирования этого принципа с принципом позитивного намерения для того, чтобы изменить поведение или установить достижимые альтернативы, будет новый выбор, который должен каким-либо путем удовлетворить позитивную цель предыдущего поведения. Когда позитивные намерения, или цели, проблемного состояния или симптома не удовлетворены, то, иронически выражаясь, даже "нормальные" или "желаемые" поведения могут производить такие же проблемные или патологические результаты. Человек, который пытается остановить, для примера, агрессивность, но не имеет другого пути защитить себя, меняет одно множество проблем на другое. Оставляя курение без нахождения альтернатив для всех важных целей, которым оно служило, может привести человека к ужасным новым проблемам. Следуя другому базовому принципу НЛП - присоединению и ведению - эффективное изменение будет сначала присоединятся, узнавая позитивное намерение за существующим поведением, а затем вести, помогая индивиду расширить его или ее карту мира, чтобы найти более соответствующие выборы для удачного достижения этих позитивных намерений. Эти выборы должны позволять человеку сохранять позитивное намерение или цель различными способами. Это именно то, что пытаются выполнить различные НЛП-техники "рефрейминга" . Почему люди не любят принцип позитивного намерения. Можно сказать, принцип позитивного намерения - и подход к изменению, описанный выше - кажется природным и эффективным. Тем не менее, этот принцип породил много критики и насмешек даже среди некоторых членов сообщества НЛП - от восприятия, что это более теоретически и философски, чем практично, до веры, что это откровенно опасно. Понятие "позитивное намерение" более философское чем научное. Это не может быть доказано. В действительности принцип позитивного намерения пришел не из религии или романтического идеализма, а скорее всего из научной дисциплины - теории систем. Фундаментальная предпосылка принципа позитивного намерения - это то, что системы (особенно самоорганизующиеся или "кибернетические" системы) перемещаются в направлении к адаптации. Т.е. существует встроенная тенденция оптимизировать некоторые важные элементы в системе или сохранять систему в балансе. Таким образом, конечная цель всех действий, ответов или поведений внутри системы есть "адаптация", или - конечная цель, которая была адаптивной, дала контекст, в котором эти поведения были изначально установлены. Это верно, что вы не можете объективно "испытывать", что действительно имеется позитивное намерение за конкретным поведением; поэтому это считается "пресубпозицией". Это нечто, что предполагается, а не доказывается. Это похоже на то, что кто-то не может "доказать", что "карта - не территория" и что "нет единой правильной карты мира". Это часть базовой "эпистимиологии" НЛП - базовые убеждения, на которых эта модель основывается. Принципы НЛП и пресубпозиции похожи на фундаментальные концепции геометрии Евклида . Для примера, Евклид построил свою геометрию на концепции "точки". Точка определяет как "объект который имеет положение, но не другие свойства" - она не имеет размеров, массы, цвета, формы. Это, конечно, не возможно доказать - что точка действительно без размера, массы, цвета, и т.д. Однако, если вы примените эту пресубпозицию вместе с некоторыми другими, вы сможете построить целую систему геометрии. Выводы этой системы может затем быть доказаны, исходя из ее фундаментальных, но недоказуемых концепций. Это важно понять, что кто-то не принимает предположения Евклида о точке для того, чтобы создать геометрию. Есть другие геометрии основанные на отличных пресубпозициях [Для примера, MIT математик Seymour Pappert (1980) построил его очаровательную "черепашью геометрию" для детей заменяющих понятие "черепахи" вместо "точки"; "Черепаха" есть объект который имеет положение и направление. ] Таким образом, принятие принципа "позитивного намерения" - это окончательно действие веры. И во многих случаях понятие позитивного намерения, возможно, есть "магическое" ядро НЛП. Если мы примем, что есть позитивное намерение за каждым поведением, то мы найдем или создадим его как противопоставление ожиданию доказательства того, что такие намерения существуют. Если люди, возможно, имеют позитивные намерения, то почему они делают такие плохие вещи ? Общая мудрость что "дорога в ад вымощена благими намерениями" предполагает, что хорошее намерение не гарантирует хорошее поведение. Люди, которые имеют хорошие намерения, делают плохие вещи, потому что имеют ограниченную карту мира. Проблемы всплывают когда, человеческая карта мира с хорошими намерениями предоставляет только несколько выборов для удовлетворения этих намерений. Это то, почему так важно обсуждать принцип позитивного намерения в отношении к другим принципам НЛП. Изолированный от других пресубпозиций и технологий НЛП, принцип позитивного намерения будет действительно наивным идеализмом. Без мастерства НЛП, техник изменения, инструментов мышления, правил общения и т.д. это будет неважно - имеет-ли кто-то позитивное намерение или нет, потому что мы будем беспомощны направить их внимание на новое поведение. Эйнштейн указывал: "Вы не можете решить проблему тем же типом мышления, которое создало ее." Принцип позитивного намерения Воздействие прошлых событий часто больше, чем просто воспоминание об этих конкретных ситуациях. В конкретных условиях события могут производить измененные состояния сознания, которые ведут к "неприятному сознанию", так как часть процесса мышления человека становится диссоциированной от оставшегося процесса. Эта диссоциированная часть сознания, которую Фрейд назвал "вторичное сознание", может производить идеи, которые были "очень сильно отрезаны от ассоциативной коммуникации с оставшейся частью содержимого сознания". В подходе НЛП люди могут перемещаться между различными состояниями сознания. Есть широкое множество состояний, которые нервная система может достигать. В действительности, с позиции НЛП, это полезно и желательно - иметь "части". В обстоятельствах, которые требуют высокого уровня исполнения, для примера, люди часто помещают себя ментально и физически в состояния, отличные от их "нормального состояния" сознания. Конкретные задачи требуют, чтобы люди использовали их тела и нервную систему особыми способами. Для примера, выполнение атлетических упражнений, опыт труда и рождения, даже задачи, требующие высокого уровня концентрации, как, например, хирургия, часто сопровождаются специальными состояниями. Идеи, восприятие и мысли, которые появляются в этих состояниях, часто могут быть "связаны между собой" более легко, чем опыты, которые появляются в других состояниях или обстоятельствах. Такого рода процесс - один из способов, которым мы охраняем себя от того, чтобы быть раздавленными огромным содержимым нашего опыта. Степень воздействия конкретной "части" зависит от "уровня", на котором она была сформирована. Некоторые части находятся скорее на уровне возможностей: "творческая" часть, "логическая" часть, "интуитивная" часть. Другие части -более на уровне убеждений или ценностей: такие как часть, которая "ценит здоровье более чем благополучие" или часть, которая "верит, что семья более важна чем карьера". Другие могут быть на уровне идентичности: такие как часть, которая "взрослая" в противоположность части, которая "ребенок". Различные части могут иметь различные намерения, цели или способности, которые могут или не могут быть связаны с целями других частей человека и ее или его нормальным состоянием сознания. Таким образом, в то время как одна часть человека может понимать что-то, другая может не понимать. Одна часть человека может верить, что что-то важно в то время как другая может верить, что это несущественно. Как результат индивидуальность может иметь различные части с различными намерениями. Эти намерения могут входит в конфликт друг с другом или вести к поведению которые кажутся странными или иррациональными другим или даже части собственного сознания человека. Другими словами, факт, что "нормальное сознание" человека признает другие выборы, не означает что "вторичное сознание", которое начало поведение, понимает или признает эти выборы. Симптом только тогда полностью "рефреймирован", когда часть человека, которая генерирует проблемный ответ, идентифицирована, позитивное намерение за ответом понято и признано, и когда другие эффективные выборы достижения позитивного намерения были приняты частью (конкретные модели того как проводить такую коммуникацию были детализированы во множестве книг по НЛП, включая "Корни НЛП", "Из лягушек в принцы", "Решения", "НЛП. Часть 1", "Рефрейминг") Вы говорите, что нет такой вещи как "зло" ? Понятие "зло" - это определенно древнее понятие. Однако, можно этому удивиться, оно не всегда существовало как важная часть человеческого сознания. В своей книге "The Origin of Consciousness in the Breakdown of the Bicameral Mind (1976)", Джулиан Джейнс указал, что ссылки на концепцию "зла" не появлялись в древних рукописях и артефактах (Греция, Египет или Небреф) до 1200 до н.э. Соответствуя Джейнсу, для того, чтобы идея "зла" появилась, поведение людей должно было стать воспринимаемым как достаточно диссоциированное от воли различных богов, которые контролировали их, для того чтобы люди имели свою собственную "свободную волю". Это началось только с появлением продолжающихся взаимодействий между людьми различных культур, и рождению результирующего убеждения, что различия в поведении людей пришли из их собственных мыслей и желаний, так что появились идеи "лжи" и "зла". Без индивидуального сознания и желания не может быть намерения позитивного или негативного. Может показаться, что исторически концепция зла возникла вне нашей попытки понять и прийти к определениям с помощью нашего собственного внутреннего программирования. Даже с самых ранних времен, однако, "зло" было ассоциировано с "темнотой", а "хорошее" было ассоциировано со "светом". Деструктивное и злое поведение пришло из "темноты". Любящее и здоровое поведение пришло из "света". Эта метафора очень хорошо включается в понятие хорошего намерения. Позитивные намерения похожи на свет. Их цель приносит свет и тепло в мир. Симптомы и проблемное поведение появились из темноты - места которых свет не может достичь. Очень важно помнить, однако, что "мрак" - не "насилие", это просто отсутствие света. Свет может светить в темноте, но темнота не может "светить" во свете. Таким образом, отношение между светом и тенью которую он отбрасывает, - это не борьба между противоборствующими силами. Что мешает свету? Как можно дать немного света туда, где он необходим? С перспективы НЛП, "темнота" приходит из узкой карты мира или из чего-то в модели мира, что мешает "свету" позитивного намерения и отбрасывает тень. Изменение приходит из "расширения отверстия" карты мира человека или нахождения и преобразования препятствий в свет - не с помощью нападения на тень. В соответствии с НЛП, препятствия свету приходят из ограниченных убеждений или "через вирусы" в наших ментальных картах мира. Типично, эти препятствия приходят как убеждения или предположения, которые становятся в оппозицию базовым пресубпозициям НЛП. Для примера, обдумайте как легко создать конфликт или насилие, если принять следующие убеждения: "Есть только одна реальная карта мира - Я/Мы имеем нормальную карту мира. Их намерения негативны - они хотят навредить нам. Они неспособны изменяться - Я/Мы пытались все что Я/Мы могу/можем. Они не часть нашей системы - они сильно отличаются от нас." Эти убеждения, взятые вместе, имеются, без сомнения, в сердце каждого зверства, которое было совершено в человеческой истории. Фундаментальный "свет" и излечивающая способность НЛП приходит из его обязательства выдвигать другое множество пресубпозиций: "Мы система которая является частью большей системы. Эта система фундаментально направляет к здоровью и адаптации. Мы в конце концов мотивируемся позитивными намерениями. Наши карты мира, однако, ограничены и не всегда обеспечивает нам все возможные выборы. Но мы способны изменяться, и мы можем создать подходящий выбор поведений, мы будем автоматически делать его. Результат - это то, что может расширять модель мира, чтобы включить другие выборы и возможности для защиты, мудрости и помощи другим в делание чего-либо хорошо." Список литературы Дилтс Роберт. Позитивное намерение.

    Мотив как намерение

    К. Левин понимал намерение как такой волевой акт, который создает ситуации, позволяющие человеку положиться на действие внешних стимулов так, что выполнение намеренного действия становится уже не волевым действием, а чисто условно-рефлекторным. В доказательство он приводит пример с почтовым ящиком. Я решаю опустить письмо, для этого запоминаю соответствующую связь между почтовым ящиком и своим действием. В этом и только в этом видит К. Левин существо намерения, которое, как он отмечал, похоже на потребность (он называет ее квазипотребностью). Я создал известную связь, которая дальше будет действовать автоматически, на манер естественной потребности. Стоит мне сейчас выйти на улицу, и первый же почтовый ящик заставит меня автоматически проделать всю операцию опускания письма. Намеренность и основывается на том, пишет К. Левин, чтобы создать действие, вытекающее из непосредственного требования вещей (окружающего поля).

    Л. И. Божович намерения рассматриваются в качестве побудителей поведения в тех случаях, когда принимаются решения. При этом она отмечает, что намерения возникают на базе потребностей, которые не могут быть удовлетворены прямо и требуют ряда промежуточных звеньев, не имеющих своей собственной побудительной силы. В этом случае они выступают в качестве побудителя действий, направленных на достижение промежуточных целей.

    В работах других-авторов отмечается, что намерение формируется тогда, когда цель деятельности отдалена и ее достижение отсрочено, и что оно является результатом влияния потребности — с одной стороны, и интеллектуальной активности человека (связанной с осознанием средств достижения цели) — с другой. Таким образом, в намерении подчеркивается интеллектуальная сторона возникающего побуждения, приводящая к принятию человеком решения.

    Хотя ни в одной работе намерение не отождествляется прямо с мотивом и не рассматривается их соотношение, признание за намерением побудительной силы указывает на то, что оно самым тесным образом связано с мотивацией и мотивом. Неслучайно в психопатологии одним из нарушений мотивационной сферы считается ослабление намерения (Б. В. Зейгарник, 1969), а К. Левин говорил о действиях по намерению. Зная намерения человека, можно ответить на вопросы: «чего хочет достичь?», «что и как хочет сделать?», т. е. значительно продвинуться в понимании оснований действия или поступка. Намерение подчеркивает устремление человека в будущее, его замысел, предположение, готовность что-то сделать, осмысленность принимаемого решения. И наоборот, когда говорят: он это сделал без всякого намерения (т. е. без определенной цели, неумышленно, ненарочно, случайно), хотят подчеркнуть отсутствие предварительного осмысления действия и его последствий («У меня и в мыслях не было», — часто говорим мы; А. С. Пушкин в «Евгении Онегине» писал: «Не мысля гордый свет забавить», т. е. не имея такого намерения). Таким образом, в намерении наиболее ярко проявляется смысл предполагаемых действий и поступков, их произвольный характер.

    Но намерение не раскрывает первоначальную причину действия или поступка, Не отвечает на вопрос «почему?», а в ряде случаев не содержит и побуждения (именно из-за того, что цель, выбираемая человеком, может быть отдаленной по времени; например, подросток может заявить, что по окончании школы намерен поступить в институт; к этому случаю нельзя применить слова: «в крови горит огонь желанья», огня-то нет, а есть задумка, предположение, возможно, трезвый расчет).

    51. Намерение | НЛП для начинающих

    Наверняка вы хоть раз задавались вопросом, а зачем вы что-либо делаете: ходите на работу, пьёте кофе, курите, злитесь на соседа, женитесь, покупаете новый смартфон, обижаетесь на подругу или валяетесь целый день в постели. Ну должна же быть какая-то цель у этих действий. Особенно у самых дурацких.

    Люди вообще очень забавные существа – они считают, что у всего должна быть цель.

    И, да! Такую цель действительно обычно можно найти практически для любых наших действий. И называется она в НЛП намерением.

    Намерение – это цель, которая стоит за любым нашим поведением.

    Что бы мы не делали - говорили, бегали, ругались, смотрели фильм - всё это служит определённой цели.

    Есть даже соответствующая базовая пресуппозиция НЛП: «За любым поведением стоит позитивное намерение».

    Мы чистим зубы для здоровья, покупаем новую обувь для удобства, а новую машину для престижа, читаем статьи для знаний, занимаемся сексом для удовольствия, пьём кофе по утрам для бодрости. Даже у вроде бы «негативного действия»: истерики, депрессия, аллергии, опоздания на работу, курения - практически всегда есть позитивное намерение.

    По крайней мере, так удобно думать (напоминаю, что в НЛП нет «истинных знаний», а есть только «полезные модели»). Потому что тогда это поведение можно научиться контролировать и изменять.

    Когда спрашивали людей, которых спасли после попытки самоубийства, «зачем они это делали», они отвечали что-то вроде: «Я хотел наконец обрести спокойствие».

    Всё, что мы делаем, мы делаем для реализации собственных намерений.

    Либо по-другому:

    Каждое поведение служит для достижения какой-то положительной цели.

    Критерии позитивного намерения

    Естественно, не каждая цель является намерением. Есть набор правил, критериев, которым должно соответствовать намерение:

    • Это цель – то есть то, что человек хочет достигнуть. Отвечает на вопрос: «Чего ты хочешь?». И эта цель позитивно сформулирована - как то, что хочешь получить, а не то, чего хочешь избежать.
    • Это внутренняя цель – то есть касается внутреннего состояния или оценки человека. Например «заработать много денег» это способ достижения, поведение, а соответствующее намерение может быть «обеспеченность» или «богатство».
    • Это намерение для человека всегда позитивно - то есть человек оценивает эту цель как положительную и полезную для себя.

    Зачем выяснять намерение

    Намерение – одно из базовых понятий в НЛП. Умение выяснять намерение, а особенно разделять намерение и поведение, может быть полезным:

    • в коммуникации: более эффективно реагировать на намерение, а не на поведение;
    • в самоисследовании: знание собственных намерений позволяет понять, к чему же мы стремимся;
    • в консультировании: определить намерение необходимо в большинстве случаев работы с клиентом;
    • определение намерения обязательный шаг во многих техниках НЛП: «Генератор нового поведения», «Интеграция конфликтующих частей», «Взмах», «Шестишаговый рефрейминг», «Решение коммуникативной проблемы при помощи трёхпозиционного описания» и многих других;
    • для большей поведенческой гибкости - одно и то же намерение можно пытаться достигнуть разными способами, и зная намерение можно эти способы более эффективно подбирать.

    Иногда даже просто выяснение намерения помогает человеку самостоятельно изменить проблемную ситуацию.

    Как выяснить намерение

    Для выяснения намерения приходится задавать вопросы (как себе, если выясняете собственное намерение, так и другому человеку – если выясняете его намерение):
    - Зачем тебе это нужно?
    - Что тебе это даст?
    - Что ты от этого получишь?

    - Для чего ты это делаешь?

    Например:
    - Я боюсь подойти к красивой девушке. [поведение]
    - Зачем тебе нужен этот страх, что он тебе даёт?
    - Ничего не даёт, только мешает.
    - А если подумать, что-то он наверно тебе всё-таки даёт, зачем-то он тебе нужен? Может он защищает тебя от чего-то или мотивирует?
    - Ну, я боюсь получить отказ.
    - А что произойдёт, если тебе откажут?
    - Я буду чувствовать неуверенность в себе. Так что получается, что страх позволяет мне оставаться уверенным в себе. [намерение]

    Различие между намерением и поведением

    Намерение – это внутренняя позитивная цель, поведение – это попытка достигнуть этой цели.

    Обратите внимание на слово попытка – зачастую способ, при помощи которого человек пытается достигнуть своей цели, может быть совершенно неэффективным. Например, демонстрация обиды зачастую является весьма неудачной попыткой получения одобрения.

    Грамматически.

    Намерение отвечает на вопрос «зачем?» и в большинстве случаев описывается номинализацией или фразой с номинализацией:

    Напоминаю, что номинализация – это слово, обозначающее «овеществлённый процесс»:
    дружба вместо дружить, разговор вместо разговаривать, жалость вместо жалеть.
    • получение удовольствия;
    • одобрение;
    • подтверждение любви;
    • спокойствие;
    • получение информации.

    Поведение же отвечает на вопрос «как?», «каким способом?» и чаще всего выражается фразой с глаголом:

    • приходить вовремя;
    • строгать;
    • удивляться;
    • тщательно подбирать слова;
    • грызть ногти;
    • быстро перебегать дорогу.

    НО! Поведение в некоторых случаях тоже может описываться и фразой с номинализацией:

    • обида;
    • возмущение;
    • демонстрация эмоций;
    • изменение.

    Так что ещё можно различать поведение и намерение по смыслу:

    когда мы думаем о чём-то, как о цели, которой хотим достигнуть – это намерение или метарезультат;
    когда мы думаем о чём-то, как о способе достижения цели – это поведение.

    Намерение намерения

    Но намерение тоже может быть всего-лишь способом реализации намерения более высокого уровня (о как!). И к любому намерению можно задать вопрос: «что это тебе даёт?» или аналогичный, и получить намерение более высокого уровня.
    - Я обижаюсь на мужа. [поведение]
    - Зачем вы это делаете?
    - Я хочу, чтобы он начал меня слушать. [метарезультат]
    - А зачем вам, чтобы муж вас слушал?
    - Если он меня не слушает – это означает, что я ему безразлична.
    - А если он вас слушает?
    - Если он меня слушает – значит я для него важна. [намерение]
    - То есть вы кричите на мужа, чтобы он показал, что вы важны для него?
    - Да.
    - А что лично вам даст то, что он показывает, что вы для него важны?
    - Это означает, что он меня любит. [намерение более высокого уровня]
    - А зачем вам, чтобы он вас любил?
    - Это даёт мне уверенность в себе. [намерение более высокого уровня]
    - А если вы будете уверены в себе целиком и полностью – к чему вы будете стремиться более важному?
    - К гармонии, наверное. [намерение более высокого уровня]

    Терминальные и инструментальные ценности

    Если задавать человеку только вопросы о смысле («что это значит?», «зачем это нужно?» и т.д.), он доходит до какого-то намерения и зависает. Не может определить, какое значение у этого намерения, и часто сообщает, что это «важно само по себе». То есть это не для чего-то, а «конечная цель». Так вот. Это признак так называемой «терминальной» или «конечной» ценности.

    В принципе, намерение – это желание (потребность) удовлетворить какую-то ценность.

    Ценности тоже наши внутренние цели, просто более глобальные и стабильные. И если важность ценностей меняется долго и трудно, то важность намерений меняется очень легко и динамично: долго не ел – важность намерения «сытость» сильно возросла, - поел - и важность «сытости» взяла и уменьшилась.

    А ценности можно разделить на ценности-средства и ценности-цели.

    Существует популярный тест ценностных ориентаций американского аксиолога Милтона Рокича (аксиология – это как раз наука о ценностях). Он как раз делит ценности на
    терминальные (ценности-цели) и инструментальные (ценности-средства).

    Признаки терминальной ценности

    Человек не может (состояние «удивления» - вполне характерное и чётко калибруемое состояние, отличное от состояния «значение есть - найти не могу») найти ответа на вопросы:
    - Зачем тебе это нужно?
    - Что это для тебя обозначает?

    Он конгруэнтно подтверждает, что эта ценность «важна сама по себе».

    Выяснение более важной ценности

    Пример цепочки ценностей.

    Но то, что ценность терминальная, ещё не означает, что ничего более важного нет. Просто для выяснения более важного нужно задавать уже другие вопросы:

    - Если ты получишь [это] целиком и полностью, к чему ты будешь стремиться следующему?

    - Что для тебя более важно чем [это]?

    - Если ты владеешь [этим] совершенно и полностью, что ты хочешь, имея [это], еще более важное?

    [это]: намерение из предшествующего шага.

    Наиболее пытливые умы задаются вопросом: «А что же там в конце?» и «Существует ли конец?». Ответ положительный. Если достаточно долго задавать все эти вопросы, можно прийти к так называемым «сущностным состояниям». Это конечные (терминальные) ценности, для которых не существует каких-то более важных ценностей. То есть всё, конец пути. Обычно у человека их не более пяти, и описывают их как «полная гармония», «тотальное спокойствие», «единение». Но это уже совсем другая история.

    Упражнения

    Упражнение «Определение намерения»

    Напишите 5-7 различных вариантов поведения и определите для каждого соответствующее намерение. Для этого задавайте себе вопросы:

    - Зачем я это делаю?

    - Что мне это даёт?

    - К чему я стремлюсь в данном случае?

    Помните, что намерение должно быть положительным для вас. Если вы нашли цель поведения, но эта цель не является приемлемой для вас – продолжайте задавать вопросы.

    Например:

    Поведение

    Намерение

    Чищу зубы по утрам

    Здоровье

    Грызу ногти

    Спокойствие

    Бегаю по утрам

    Бодрость

    Переедаю шоколада

    Удовольствие

    Перехожу улицу только на зелёный свет

    Безопасность

    Упражнение «Построение цепочки намерений»

    Возьмите три различных варианта поведения и простройте для каждого цепочки намерений на 3-4 шага «вглубь».

    При поиске намерения следующего уровня, кроме вопросов:

    - Зачем я это делаю?

    - Что мне это даёт?

    - К чему я стремлюсь в данном случае?

    можно задавать и другие:

    - Если я получу [это] целиком и полностью, к чему я буду стремиться следующему?

    - Что для меня более важно чем [это]?

    - Если у меня будет [это], что я буду хотеть более важное?

    [это] – намерение из предыдущего шага.

    Например:

    Бегаю по утрам >> снять внутреннее напряжение >> хорошее самочувствие >> бодрость >> уверенность в себе >> расслабленность >\> внутреннее спокойствие.

    Упражнение «Различные способы реализации намерения»

    Возьмите 5-7 своих намерений и для каждого распишите не менее трех способов достижения.

    Спокойствие:

    - полежать почитать книжку;

    - расслабиться и выровнять дыхание;

    - горячий душ;

    - пятиминутная медитация вечером.

    В этом упражнение не требуется подобрать варианты поведения, которые вы сможете тут же воплотить в жизнь – здесь, в первую очередь, важно расширение кругозора.

    Упражнение «Подходящее поведение»

    Вообще говоря, подходящее поведение должно удовлетворять следующим критериям. Оно должно быть:

    • эффективным – позволяет достигать поставленной цели;
    • надёжным – это происходит регулярно, а не изредка;
    • доступным – это можно легко получить или использовать;
    • экологичным – последствия этого действия для вас приемлемы.

    Например, курение для получение удовольствия эффективно, надёжно и доступно, но достаточно неэкологично – портит здоровье.

    Игра в казино как способ обогащения – эффективно, относительно доступно, более-менее экологично, но обычно совершенно не надёжно.

    Получасовая прогулка по лесу как способ успокоиться – эффективно, надёжно, экологична, но, в большинстве случаев, не доступно (например, во время экзамена в институт).

    Для каждого из намерений из предыдущего упражнения, возьмите по три контекста в которых у вас есть потребность удовлетворить это намерение и найдите как минимум одно поведение, которое удовлетворяло бы всем четырём критериям: эффективность, надёжность, доступность, экологичность.

    Намерение: спокойствие.

    Контекст: вечер, после работы.

    Поведение: горячий душ, полежать почитать книжку.

    Контекст: разговор с начальником.

    Поведение: предварительное расслабление и контроль дыхания.

    Контекст: знакомство с девушкой на улице.

    Поведение: расслабленное весёлое состояние, пофигизм по отношению к возможности отказа.

    Где проходим

    Тренинг:: Мастерство Коммуникации

    Тренинг:: Успешное Мышление

    По теме

    Модель НЛП:: Намерение и вторичные выгоды

    Глоссарий:: Намерение

    НЛП-практик:: Намерение и вторичные выгоды

    Глоссарий:: Вторичная выгода

    Психология жизни, отношений. Самопознание и развитие - Намерение и желание — какая разница Чувства и эмоции качественно отличаются друг от друга, но современные люди постоянно смешивают их и уже не способны уловить разницу. Большинство из нас только думает, что он чувствует, вовсе не находясь в реальном переживании. Самообман стал явлением вполне обыденным, не случайно именно в последнее столетие западные люди занялись копанием в "подсознании". Почти каждый из нас путается в том, что вообще можно всерьез принимать за настоящее чувство. Особенно сложно женщинам, как правило, попадающим в зависимость от внешних энергий и вызываемых ими эмоций. Патология восприятия состоит в подмене чувств эмоциями, которые делают женщину, и без того плохо приспособленную к линейному развитию, социально неадекватной. Поскольку нарушена связь между внешним миром и внутренними чувствами, поведение женщины становится непредсказуемым не только для окружающих, но даже для нее самой. А страдает от этого, в первую очередь, опять-таки она сама. Желания и намерения также плохо различимы, ибо они исходят из соотношения чувств и эмоций. Но можно выделить несколько критериев различия в соответствии с их направленностью, зарождением, воплощением в жизнь и полученным результатом. Желания вызываются чем-то внешним, что хотелось бы получить, а намерение — внутренним стремлением что-то создать. Желания неподвластны вообще или малоуправляемы, хотя нередко вызывают частичное сопротивление, а намерение означает осознанную решимость, полное согласие с самим собой. Потакание своим желаниям превращает жизнь в хаос, а следование намерению наводит в ней порядок. Реализованное намерение приводит к обретению нового качества жизни, а осуществление желания приводит только к погашению самого желания. Результат действия позволяет оценить ситуацию лишь позже, поэтому это самый сложный способ различать желания и намерения. Но и без всяких критериев женщина, разбирающаяся в своих чувствах, способна интуитивно решить, насколько необходимо то или иное действие. #чувства #самооценка #осознанность #психологияотношений #психология #психологияжизни #какпонятьсебя Лана Йеркандер

    Психология жизни, отношений. Самопознание и развитие на Facebook. Если вам интересны новости Психология жизни, отношений. Самопознание и развитие, регистрируйтесь на Facebook сегодня!

    как понять суть человека и распознать его намерения — Блог Викиум

    Мы каждый день общаемся с разными людьми, и у каждого из них разный стиль общения. Да и у нас для каждого есть своя «маска». Это объяснимо субординацией на работе, близкими дружескими отношениями, формальной вежливостью с незнакомцами в магазине. Но иногда мы узнаем хорошо знакомых нам людей с совершенно неожиданной стороны. Как правило, это негативный опыт, когда мы понимаем, что нами пытались манипулировать, обманывали или просто извлекали личную выгоду из дружбы. Как избежать таких сюрпризов и сразу видеть суть человека?

    Наша манера общения, поведение, уровень искренности заложены в психологии. Каждый из нас является представителем определенного психотипа, руководствуется некоей метапрограммой поведения. Все эти качества формируются с течением жизни, набором опыта и переживанием эмоциональных моментов. Базовые знания психологии людей позволяют не только сразу распознать, что скрывается за определенным поведением, но и выявить ложь и манипуляции в разговоре, даже предугадать дальнейшие слова или поступки. Как выявить характерные особенности каждого типа?

    Проверка на прочность

    Человек может носить идеальную маску на работе, дома, с друзьями. И настоящим быть только наедине с самим собой. Но есть ситуации, когда сквозь эту маску проглядывают истинные черты характера. Например, стресс. В экстремальных условиях человеку сложно выдерживать образ, поскольку все его силы, ресурсы организма, а также мыслительные процессы направлены на разрешение ситуации. Необязательно кататься с ним на американских горках, чтобы понять, каков человек на самом деле. Любая неожиданная ситуация покажет, как он справляется с гневом — потому сложнее сдерживать эмоции, и о чем он лжет — потому что нет времени придумывать легенду и собирать предыдущую полуправду в единый сюжет. Задайте неожиданный вопрос, понаблюдайте, как человек ведет себя под давлением или в условиях ограниченного времени.

    Существует еще несколько маркеров, которые могут показать неприятные стороны человека. Например, как он общается с тем, кто младше, слабее его и не обладает над ним властью. Есть распространенный совет — понаблюдать, как человек обращается к официантам. А еще нас выдает язык — тела и не только. У каждого психотипа есть характерные фразы, за которыми они скрывают ложь и манипуляции. Язык тела же обычно подтверждает догадки: взгляд, поза, положение рук и ног. На первый взгляд кажется сложным проанализировать такой большой объем информации и не превратиться из собеседника в дотошного следователя. Но изучив основы профайлинга, вы сможете делать это незаметно и автоматически.

    Игра в детектива

    Профайлинг — это понятие, которое подразумевает составление психологического портрета человека, т.е. его профиля. Такое умение нашло обширное применение в различных профессиональных областях — от криминалистики до рекрутинга. А в повседневной жизни оно помогает как раз распознать намерения собеседника, разоблачить лжеца и самое важное — научиться противостоять манипуляциям. Викиум разработал уникальный курс на базе научных знаний о психологии людей — «Профайлинг». Он расскажет о 9 психотипах людей и характерных особенностях их поведения, научит читать язык тела и распознавать скрытые мотивы. Специально разработанные тренажеры помогут отточить способность быстро считывать другого человека и правильно выстроить общение с ним. Научитесь видеть людей насквозь вместе с Викиум.

    границ | Принцип преднамеренности

    Введение

    Один из эффективных подходов к теоретизированию того, как обстоят дела в мире, - это построение моделей. Модель - это представление чего-то реального и включает в себя гипотетические сущности, такие как влияния, конструкции и отношения. Модель предсказывает, как все пойдет в некотором аспекте реальности, и дает одно объяснение этому. Нет необходимости утверждать, что его гипотетические сущности отражают реальные сущности.Построение моделей в области народной психологии обсуждается у Майбома (2003) и Годфри-Смита (2005).

    Любое научное объяснение изменений, скорее всего, задействует нефизические сущности, такие как силы и причинно-следственные связи. Хотя они могут показаться очевидными, они в некотором смысле предполагаются и, следовательно, являются гипотетическими. В этом смысле практически все научное объяснение изменений происходит в форме моделей. Прогнозирование также в значительной степени основано на моделях, хотя научные наблюдения, такие как записи астрономических движений Тихо Браге, позволяют делать прогнозы в отсутствие какой-либо модели.

    В некоторых научных объяснениях предполагается, что гипотетические сущности отражают реальные сущности. Особенно очевидным примером является то, что пространство-время не является физическим, но считается аспектом реальности. Тем не менее, есть ценность в представлении о том, что даже пространство-время является гипотетической сущностью, которая может быть изменена или заменена по мере роста понимания. Известно, что Эйнштейн изменил научные представления о пространстве и времени. И Кант предположил, что пространство и время были просто априори категориями понимания, а не аспектами конечной (ноуменальной) реальности.Даже когда есть веские основания полагать, что определенная гипотетическая структура точно отражает то, как обстоят дела на самом деле (как, например, соотношение E = mc 2 ), гипотетические структуры являются выдуманными моделями и свидетельствами, подтверждающими их силу в действии. предсказание и объяснение широко основаны на других, часто неявных гипотетических объектах, таких как принцип причинности.

    Психология может получить особую пользу, если рассматривать влияния на изменения как простые гипотетические сущности, зависящие от модели.Разум интуитивно моделируется как интенциональная система, тогда как мозг моделируется как причинная система. Обе эти модели могут быть действительными, даже если интенциональность несовместима с принципом причинности. А позволяя интенциональным моделям существовать самостоятельно, можно открыть дверь для различных гуманитарных наук, которые вращаются вокруг моделей, несовместимых с полностью причинными моделями физических наук.

    Все основные научные модели кажутся причинными моделями, трактующими любую согласованность физических событий как некоторую соответствующую принципу причинности.Грубо говоря, причинно-следственная связь существует везде, где, помимо случайности, физическое событие B всегда следует непосредственно за непрерывным в пространстве и времени физическим событием A, так что событие B не произойдет, если событие A заблокировано. Принцип причинности утверждает, что, помимо случайности, каждое физическое событие можно проследить до одной или нескольких причин и, следовательно, через причинные цепочки в прошлое (быстро запутанное случайностью). Огромное значение имеет поиск способов моделирования всех физических изменений в соответствии с принципом причинности.Например, когда оказалось, что квантовые события не подчиняются принципу причинности, небольшая адаптация принципа решила проблему. Если рассматривать событие A как большое количество повторений определенной причины, надежный эффект представляет собой фиксированное статистическое распределение, которое можно рассматривать как событие B. Иными словами, каждое отдельное событие A вызывает определенную волновую функцию как событие B. немного с принципом причинности другими способами. Теорема Белла описывает причинно-следственные связи, которые нарушают требование непрерывности, и существуют теоретические подходы, в которых квантовый эффект возникает немного раньше своей причины.Как и в случае с любой гипотетической сущностью, принцип причинности может быть изменен новыми доказательствами такого рода.

    Предположительно, принцип причинности в той или иной форме окажется универсальным для физических событий. В этой статье предлагается принцип интенциональности, несовместимый с принципом причинности. Ожидается, что он будет универсальным для любого произвольного поведения, даже если все психические процессы согласуются с процессами мозга, а все процессы в мозге согласуются с принципом причинности.То есть, интенциональная модель разума и причинная модель мозга могут быть действительными, построенными на гипотетических структурах, несовместимых друг с другом, и могут или не могут отражать структуру реальности.

    Согласно гипотезе, развитой ниже, принцип интенциональности не только направляет все произвольные мысли и поведение, но также вовлечен во все значения, ценности и цели. Если он окажется верным, это даст возможность моделям разума, которые могут быть гораздо более мощными, чем может быть любая полностью причинная модель психических процессов.Кроме того, он может предложить мощные модели объективной ценности и цели, имеющие значение для других гуманитарных наук, помимо психологии.

    Есть основания сомневаться в том, что каузальные модели могут адекватно учитывать агентскую или объективную ценность. Причинно-следственные модели показывают, как будет развиваться , но не то, как намерения могут изменить ход физических событий и почему одно направление лучше другого. Они показывают, что является истинным, но не показывают, насколько истинные убеждения объективно ценнее ложных.Они кажутся моделями «что-есть», пассивно описывающими вселенную, как если бы она не имела ценности. Принцип интенциональности раскрывается ниже таким образом, чтобы открыть дверь для оценки, так что одна вещь объективно лучше другой.

    Если принцип интенциональности позволяет мощно моделировать как сознание, так и ценности (как вещи объективно имеют значение), это может привести к революции Коперника, в которой принцип причинности больше не является центром научной вселенной (в которой действительные научные теории может не соответствовать этому принципу).Вместо этого представления о мире в целом могут вращаться вокруг моделей What-Matters, в которых разум и материя научно обоснованы, а модели What-Is как подмножества, которые используются для понимания только физических аспектов Вселенной. Модель What-Matters будет использовать комбинацию принципов интенциональности и причинности, придавая смысл некоторым ключевым конструкциям, которые доминируют в человеческой жизни, в том, что касается разума (таких как сознание, действие, убеждения и желания) и материи (например, как истину, добро, красоту и цель).

    Фокус этой статьи будет немного скромнее: интенциональная модель для прогнозирования и объяснения психических процессов в рамках науки психологии, описывающая сознание, но не предписывающая поведения. Становится ясно, как такая модель может когда-нибудь привести к серьезным научным исследованиям объективных ценностей, но, возможно, только в отдаленном будущем. Тем не менее, интересно учитывать, что границы строгого научного понимания могут выходить за пределы принципа причинности даже в понимании психических процессов.

    Интенциональность заняла центральное место в психологии как центральное понятие народной психологии, а не как действительный научный принцип. Это связано с тем, как люди понимают друг друга и себя. Отдельно был интерес к народной физике: как люди понимают физический мир. Люди используют неявные версии принципов интенциональности и причинности для своих интегрированных ментальных моделей мира, делая их моделями того, что имеет значение. Аналогичным образом, научная интенциональная модель, описанная ниже, представляет собой модель «Что имеет значение», которая полностью использует принцип причинности не только в отношении физических изменений, но и в качестве влияния на развитие намерений, а также общего искажающего влияния на действия агента. исходные намерения.Нейробиология будет продолжать продвигаться вперед в предсказании человеческого поведения с помощью полностью причинных (что есть) моделей. Преднамеренные модели разума будут полностью включать эти причинные влияния как в качестве альтернативных объяснений исходных намеренных влияний, так и в качестве объяснения того, как исходные намерения искажаются. Разумно подозревать, что модели разума и модели мозга будут иметь тенденцию к идентичным предсказаниям человеческого поведения, предлагая при этом совершенно разные объяснения.

    Модель Деннета

    Общая структура интенциональных моделей довольно знакома. Это было заявлено с исключительной ясностью в Dennett (1987). Он предложил ее как описание народной психологии, но предположил, что она настолько сильна, что может быть основой научной модели интенциональности, заявив, что она «кажется истинной теорией , в общем и целом, и, следовательно, кандидат… для включения в науку »(с. 47). Эта статья следует за его предложением и развивает его, за исключением того, что предлагается метод отслеживания временно иррационального поведения до идентифицируемых причинных влияний.

    По словам Деннета, в основе народной психологии лежит намеренная установка в качестве основного способа прогнозирования человеческого поведения, а также поведения различных других сложных систем. Эта позиция рассматривает людей как рациональных агентов, которые делают выбор в соответствии со своими убеждениями и желаниями. Таким образом, можно оценить, что агент должен сделать , а затем сделать вывод, какие убеждения и желания у него должны быть, чтобы достичь этого рационального поведения. Таким образом, убеждения - это вымышленные конструкции теоретика, а не реальные сущности.

    Для того, чтобы предсказать поведение, говорит он (стр. 17), «вы выясняете, какие убеждения [и желания] должны иметь этот агент, учитывая его место в мире и его цель». Затем вы выясняете, что «агент должен сделать » в этой ситуации (что агент будет делать, если он будет рациональным), и это поведение вы предсказываете. На самом деле он предлагает прагматический подход к моделированию желаний: начните с самых элементарных, таких как желание выжить, поесть, произвести потомство, найти развлечения и избежать боли, плюс желание делать другие вещи как средства для достижения этих целей.Он говорит, что нужно разрабатывать «особые истории», чтобы объяснить ложные убеждения и пагубные желания агента, которые приводят к иррациональному поведению (стр. 20). Он имеет в виду стабильную иррациональность, тогда как теория ниже объясняет переменную рациональность. Деннетт называет намеренную позицию «чрезвычайно мощным инструментом прогнозирования» (стр. 24), пока область, которую предстоит прогнозировать, не станет слишком детализированной. Модель Деннета в основном рассматривает агентов как последовательных, руководимых устойчивыми убеждениями и желаниями. Предлагаемая ниже интенциональная модель приписывает несоответствия в поведении агента причинным влияниям и предполагает, что ее можно усовершенствовать для получения точных прогнозов даже на мелкозернистых уровнях.

    Деннетт признает, что приписывать убеждения и желания агенту, предполагая, что он действует рационально, кажется закономерным, и все же определить, что было бы рациональным для этого агента, исходя из того, что он должен делать , учитывая ее убеждений и желаний. Но «вся система взаимосвязанных атрибуций… спасена от пустоты, давая независимо проверяемые предсказания» (стр. 50). Во многом в том же ключе эта статья предполагает, что наука о психологии неявно использовала модель народной психологии в качестве отправной точки и разработала методы для создания и проверки таких прогнозов.

    Деннет изо всех сил старается отличить мозг как «синтаксический двигатель» (своего рода органический компьютер) от разума как семантического двигателя, работающего больше с помощью значений [и целей] и их сложных взаимосвязей, чем с помощью автоматических процедур. Он говорит, что «индивидуальные убеждения и желания нельзя приписывать изолированно, независимо от приписывания других убеждений и желаний» (стр. 58). Следовательно, необходимо понять всю ментальную модель. Интересно, как семантическая машина реализуется синтаксической машиной, но между ними может не быть причинно-следственной связи, потому что «синтаксис системы не определяет ее семантику» (стр.61). Подразумевается, что наука о мозге исследует поведение на основе синтаксических структур, тогда как наука о сознании исследует семантические структуры: значения с аспектами убеждений и желаний. Объяснительный путь для мозга лежит в причинных цепочках через нейронные пути и в прошлое, тогда как объяснительный путь для разума - вовне, в окружающую среду, и вперед, в желаемое будущее.

    Деннет отрицает наличие фиксированной точки различия между тем, чтобы рассматриваться как синтаксический или семантический механизм (например,г., стр. 31–32). Но в некоторой степени сложности семантическая интерпретация оказывается более действенной. В частности, если кажется, что система (например, человек) имеет внутреннее представление (ментальную модель), которое в достаточной степени соответствует окружающей среде, она рассматривается как агент. Его точка зрения состоит в том, что наука строит модели разума, распознавая модели, которые в некотором смысле реальны, помимо причинных закономерностей в мозгу. Опять же, интенциональная модель построена на таких конструктах, как убеждение. По словам Деннета, такие конструкции более реальны, чем инструменталисты, но они могут не иметь определенного содержания (стр.39–41).

    Преднамеренное отношение

    Брентано (1874/1973) предположил, что интенциональное отношение - это отношение сущности между значением и тем, о чем оно говорит (на что бы оно ни указывало). Для предлагаемой научной модели, однако, интенциональное отношение преобразовывается как «Я намереваюсь это сделать», отношение Я-оно (субъект-объект), которое опосредовано ментальным значением, с помощью которого субъект указывает на объект (характеризует и оценивает его). . В убеждении субъект неявно утверждает, что это значение точно представляет состояние дел, прошлое, настоящее или потенциальное.В восприятии (которое является своего рода верой в этом смысле) указание является пространственным, например, субъект использует свое яблоко , чтобы идентифицировать этот объект. В желании субъект привлекается или отталкивается воображаемым будущим, которое характеризуется убеждениями. В аспекте веры намерение - это просто что-то вроде бытия. В аспекте желания это также влияние на явное или скрытое поведение.

    Желание, как здесь используется, - это любое аффект / чувство (например, побуждение, настроение или эмоция), которое влияет на выбор или оценочное суждение.Зайонц (1980) предполагает, что «форма опыта, которую мы стали называть чувством, сопровождает всех познаний…» (стр. 154), где «аффект и познание находятся под контролем отдельных и частично независимых систем, которые могут влиять друг на друга. … »(Стр. 151). Он отличает чувства приближения / избегания от других видов чувств, таких как удивление и вина (стр. 152), таким образом, казалось бы, отличает намеренный аффект от других видов аффекта. Биолог Фриман (2000) говорит: «Все действия эмоциональны, и в то же время у них есть свои причины и объяснения.Такова природа намеренного поведения »(с. 210). В соответствии с этим утверждением, интенциональная модель рассматривает каждое намерение как имеющее как убеждение, так и компонент желания. Убеждения моделируют то, что так и что вероятно. Желание (аффект, влияющий на выбор или оценочное суждение) влияет как на направление, так и на интенсивность тенденции к действию.

    Субъект в интенциональном отношении - это нечто вроде бессодержательного, просто подразумеваемого «я», со всем содержанием (таким как самооценка и средства настройки желаний для каждой ситуации), содержащимися в ментальной модели.Действия руководствуются тем, что субъект (агент) намеревается выполнить, учитывая то, что он понимает в своих интересах, ситуации и вероятных последствиях доступных вариантов, которые приходят на ум. Таким образом, субъект является ответственным, но нет очевидного конфликта между этой интенциональной моделью и причинной моделью мозга, потому что и выбор действия, и степень мотивации моделируются как полностью отражающие психическое состояние, в котором субъект намеревается. , который предположительно лежит в основе познаваемого состояния мозга.

    Интенциональное отношение (я имею в виду это) не зависит от причинного отношения (A вызвало B), так что маловероятно, что одно может быть выведено из другого. В то время как причинное отношение предполагает модель, построенную вокруг законов природы, интенциональное отношение предполагает структуру, которую можно охарактеризовать как личную точку зрения субъекта (агента). Перспектива подразумевает целостную мысленную модель, которая является линзой, с помощью которой окружающая среда объекта может быть сфокусирована.То есть ментальная модель субъекта обеспечивает неявный контекст для всего опыта, а ориентированные убеждения и желания (например, недавние восприятия) обеспечивают несколько менее имплицитную модель окружающей среды как непосредственного контекста. Конкретное намерение возникает в этом контексте. Намерения, включая восприятие, обязательно приписываются агенту, использующему такую ​​линзу. Чтобы намеренно предсказать и объяснить человеческое мышление и поведение, психологическая наука разрабатывает научную модель ментальной модели агента.Вместо того, чтобы рассматривать ее как доступ к фиксированным или определяемым убеждениям и интересам (желаемым вещам), ментальную модель более уместно рассматривать как инструмент для адаптации убеждений и желаний к ситуации. Даже в совершенно незнакомой ситуации эта ментальная модель имеет тенденцию создавать ассоциации со значениями, которые могут быть применимы. В то время как каузальные модели человеческого мышления проводят довольно резкое различие между корой головного мозга как источником убеждений и лимбической системой как источником желаний, интенциональная модель имеет тенденцию рассматривать значения в целом, их взаимосвязи и более широкий контекст.

    Примечательно, что Брентано обсуждал интенциональную связь в книге под названием Психология с эмпирической точки зрения. Согласно Бартоку (2005), он был особенно заинтересован в предложении научной (эмпирической) методологии, совершенно отдельно от философии, хотя эмпиризм, о котором он думал, был феноменологическим. Предлагаемая интенциональная модель, в отличие от Серла (1983) и, возможно, Брентано, трактует все значения как интенциональные (как характеристику и оценку намеченного объекта, даже если в настоящее время не мотивирует действие).Смыслы в фантазиях связаны с воображаемыми объектами, а значение яблока человека во время потока мысли, даже если научное рассмотрение сорта яблок имеет оценку как одно семантическое измерение. Возможно, большая часть или вся произвольная ментальная обработка является преднамеренной в этом смысле и поддерживается непроизвольными процессами, такими как поиск в памяти и прогнозирующее кодирование.

    Мудрость и принцип преднамеренности

    Остается определить два центральных элемента предложенной интенциональной модели: конструкт объективной мудрости и формальное утверждение принципа интенциональности.

    Мудрость, как здесь используется, является мерой практического понимания и рациональности интенциональных существ (веры в то, во что вы должны верить, и желания того, чего вы должны хотеть, как выразился Деннет; см. Также Baltes and Smith, 1990). Мудрость - это объективный стандарт того, что Деннетт называет рациональностью. То есть рациональное поведение - это выполнение того, что рационально в соответствии с вашими убеждениями и желаниями, а мудрость является мерой адекватности этих убеждений и желаний. Грубо говоря, намерения разумны в той степени, в которой они могут привести к желаемым ситуациям и желаемой жизни, с индивидуальными различиями в разумной ставке, по которой обесцениваются отсроченные и долгосрочные выгоды.Мудрость - это мера соответствия убеждений субъекта тому, что есть, а его желаний - тому, что является для него разумно ценным. Благоразумная ценность - это то, чего желал бы субъект , если бы он был поумнее, и, таким образом, отражает то, что так о том, что для нее желательно в сети. Обнаружение того, что является объективно мудрым, иногда является целью психологии (например, Greene and Brown, 2009). Некоторые психологические исследования выбирают ситуации, в которых известно нормативное (объективно разумное, в соответствии с обществом) поведение, например, правильное суждение.

    Намерение выполняет практическую функцию в жизни только потому, что одни намерения объективно более адекватны (мудрее, рациональнее и адаптивнее), чем другие. Хотя мудрость по своей природе может быть довольно нечеткой, ее можно сделать все более объективной как меру, особенно в контролируемых контекстах. Как указывает Деннет, намерения выводятся из того, что является мудрым, а мудрость выводится из того, что намеревается сделать, на основе независимо проверяемых прогнозов, подобных тем, которые имеют место в психологических исследованиях.Дефицит мудрости двух видов важен для преднамеренной модели. Незнание - это дефицит базовой мудрости субъекта по сравнению с объективной мудростью, независимо от того, вызван ли этот дефицит недостатком знаний, неправильным пониманием реальных интересов или неправильным процессом рассуждений. Глупость - это еще один недостаток временно искаженной мудрости субъекта по сравнению с ее исходной мудростью.

    Конструкции объективной мудрости, невежества и глупости предлагают основу для предсказания и объяснения намеренного поведения на основе интенциональных отношений и понятия ментальных моделей.Предлагаемый принцип преднамеренности можно сформулировать следующим образом:

    Каждое намеренное действие направляется тем, что в текущей активной ментальной модели субъекта определяется как мудрое, будь то базовая модель субъекта (измеренная на соответствие объективной мудрости) или отклонение от нее (глупость), которое можно проследить до искажающих влияний на человека. убеждения и желания субъекта.

    Этот принцип моделирует намеренное поведение на трех уровнях мудрости: объективный, исходный и глупый.Согласно Деннету, понятие объективной мудрости необходимо для того, чтобы обеспечить точку привязки, вокруг которой интенциональность может быть привязана к тому, что есть на самом деле. Тем не менее, быть намеренным - значит следовать тому, что кажется мудрым, исходя из действующей в настоящее время ментальной модели. Например, депрессивный субъект ненормально моделирует мир и ведет себя намеренно (разумно), основываясь на этой искаженной (глупой) модели. Точно так же убеждения и желания продолжающегося депрессивного состояния могут в какой-то момент рассматриваться как новый базовый уровень.

    Случайный выбор субъекта иногда несовместим с его исходной ментальной моделью, даже при отсутствии искажающих влияний. Разумно предположить, что только крошечный (и не всегда очень репрезентативный) фрагмент базовой модели субъекта доступен для случайного выбора. Субъект может чрезмерно полагаться на существенные и ориентированные факторы при вынесении суждения (см., Например, Taylor and Fiske, 1978) или не принимать во внимание соответствующие убеждения и желания. Преднамеренное поведение воспринимается как мудрое, основано на на этом крошечном кусочке.Таким образом, некоторая глупость объясняется случайным игнорированием ключевых соображений, прослеживаемых к непроизвольным процессам, которые определяют, какие убеждения и желания активируются. Способность умышленно предсказывать и объяснять случайное поведение зависит от моделирования этих процессов. Кроме того, при очень мелкомасштабном прогнозировании принцип преднамеренности наиболее эффективен при работе с функциональными моделями мозга. На данный момент изучение интенциональности наиболее эффективно в контролируемых, хорошо продуманных ситуациях.

    Эта преднамеренная модель наиболее очевидно применима к поведению, преследующему свои намерения. Но согласно гипотезе, каждое значение, активируемое во время мыслительного процесса, имеет аспекты убеждений и желаний, так что оно может тонко влиять на направление мысли. Вероятно, существуют также непроизвольные когнитивные процессы, которые мало связаны с убеждениями или желаниями, но все же влияют на намеренное поведение. Например, если агент намеревается сделать ставку на правильный номер рулетки, то на выбор номера могут повлиять процессы, отличные от преднамеренных.В качестве другого примера, хорошо отработанные процессы, основанные на правилах, такие как поиск в памяти, несомненно, взаимодействуют с преднамеренными процессами в некоторой мысленной обработке.

    Модель преднамеренности особенно подходит для описания тех случаев, когда нисходящие процессы направляют выбор и поведение. Желаемое будущее иногда можно смоделировать во вложении уровней. Когда домино падает, научное объяснение может проследить его назад в пространстве-времени через ряд домино до пальца, который толкнул первое.Вместо продолжения этой причинно-следственной цепи через функциональные процессы и влиятельные внешние события, объяснение могло бы продолжиться во вложении желаний, когда бабушка запускала цепную реакцию домино, чтобы развлечь своего внука, насладиться его реакцией и поощрить его симпатию к ней, чтобы построить связь между ними, чтобы сделать ее жизнь более желанной. Такое гнездование, хотя и неявное и не всегда сознательное, подлежит эмпирической проверке.

    Обратите внимание, что этот принцип интенциональности в сочетании с нейробиологией и когнитивным моделированием может когда-нибудь быть адекватным для предсказания и объяснения любого произвольного поведения, даже если оно детализировано, способами, которые согласуются с обычными представлениями о разуме.

    Интенциональная модель и основная психология

    Деннет предположил, что намеренная установка не может быть успешной для детального прогнозирования поведения. Но во многих психологических исследованиях за последние сто лет неявно использовалось что-то вроде модели Деннета, и были успешно разработаны методы, которые делают ее все более управляемой. Индивидуальные различия почти устраняются путем моделирования намерений среднего испытуемого .Посторонние влияния практически исключаются путем экспериментов в контролируемых условиях. И исследователи тщательно разрабатывают ситуации, которые изолируют некоторые узкие аспекты убеждений и желаний среднего испытуемого, отображая влияние на поведение путем постепенных изменений независимой переменной. Научная модель мышления среднего первокурсника колледжа расширяется на одну узкую область исследования за раз.

    Помимо изучения рационального поведения, которое определяется базовыми убеждениями и желаниями субъекта, некоторые психологические исследования вводят переменные, которые предназначены для искажения базовых желаний субъекта (или, иногда, базовых убеждений).Такие понятия, как мудрость, невежество и глупость, подразумеваются в любом психологическом исследовании, которое сравнивает поведение контрольной группы как с нормативным поведением, так и с девиантным поведением экспериментальных групп. Модели иррационального поведения облегчаются предположением о том, что любое отклонение от базового поведения указывает на временное искажение базовых желаний и / или убеждений субъекта, причем это искажение приписывается непроизвольным мозговым процессам, которые часто можно связать с внешними воздействиями, такими как независимая переменная.В типичном эксперименте контрольная группа определяет базовое поведение, а экспериментальные группы подвергаются воздействию независимых переменных, которые, как ожидается, вызовут что-то вроде активации лимбической системы, например чувство жадности, гнева, неуверенности в себе или страха. В некоторых исследованиях ожидается, что независимая переменная исказит убеждения или суждения, например, за счет создания смысла, который может помешать.

    Базовые намерения обычно можно обозначить как нормальные для данного предмета. Но «нормальный» немного двусмысленно.Например, Канеман (2011) описывает обработку суждений Системы 1 и Системы 2, в которой суждения Системы 2 более осторожны и требуют больших усилий. Как он отмечает, рационально выполнять обработку суждений Системы 1, когда ставки низкие, и обработку Системы 2, когда они достаточно высоки. Тогда любой из них можно рассматривать как исходное намерение, в зависимости от целей исследования.

    Одним из достоинств предложенной интенциональной модели является то, что она облегчает смешивание причинных и преднамеренных влияний любым удобным способом.Предположительно, в основе всего поведения лежат нейронные процессы, так что исследователь может свободно определять, какие аспекты поведения следует моделировать намеренно. Например, могут быть аспекты произвольного поведения, которые более удобно моделировать как функциональные мозговые процессы для конкретной исследовательской программы.

    Существуют мощные функциональные описания нейронных процессов, которые позволяют изолировать то, как мозг имитирует намерения. Таким образом, функциональные модели могут обеспечить ценный интерфейс между моделями разума и мозга.Деннет предполагает, что интенциональная установка работает, потому что «эволюция разработала людей, чтобы они были рациональными, чтобы верить в то, во что они должны верить, и желать того, чего они должны хотеть» (стр. 33). Далее он говорит (стр. 34), что «в настоящее время ... популярным объяснением является то, что описание того, как работает [преднамеренная] стратегия, и описание того, как работает механизм [мозг], будут (примерно) совпадать ... Я думаю, что некоторые версия [этого объяснения] окажется верной ».

    Принцип интенциональности дает возможность предсказывать и объяснять поведение человека на основе убеждений и желаний и обеспечивает структуру для полной интенциональной модели.Эта модель имеет практические ограничения в ближайшем будущем просто потому, что конструкция объективной мудрости нуждается в конкретизации. Наиболее очевидная ценность принципа заключается в контролируемых ситуациях, в которых можно определить операциональную конструкцию мудрости. Помимо этого, принцип интенциональности может найти немедленное применение для создания новых гипотез для объяснения намеренного поведения и для предложения синергии между различными существующими психологическими теориями. Он также может иметь немедленное применение в любой области, в которой полезно приписывать как преднамеренные, так и причинные воздействия, например психофизические исследования (обнаружение сигналов, контекстные эффекты и т. Д.) и исследования по расширенной обработке, где это может облегчить сочетание основанных на правилах и преднамеренных аспектов. И это имеет очевидное применение в моделях обучения и развития, где концепция объективной мудрости может быть ценна.

    Объяснение намерений в рамках полностью причинных моделей

    Некоторые модели когнитивной обработки, такие как коннекционизм (например, Rumelhart and McClelland, 1987) и прогнозирующее кодирование (обобщенное в Clark, 2013), очень успешны без прямого обращения к интенциональности.Кажется вероятным, что они продолжат предсказывать непосредственные взаимодействия с окружающей средой в более мелких деталях, чем может быть выполнено любой моделью, основанной на принципе преднамеренности в отрыве от этих функциональных моделей. Но модели человеческого познания как внутренней обработки информации иногда критикуют за то, что они рассматривают мозг как процессор компьютера и в некотором смысле как черный ящик. Это привело к альтернативным функциональным подходам, которые простираются за пределы мозга к телу и / или окружающей среде, обычно с феноменологии Мерло-Понти (1962) в качестве отправной точки.Примеры включают воплощенное познание (Rosch et al., 1991), ситуативное познание (Clancey, 1993), энактивизм (Thompson, 2007) и экстернализм (Clark and Chalmers, 1998). Некоторые из этих подходов используют интенциональный язык для описания процессов, которые в конечном итоге являются причинными. Вебер и Варела (2002) считают ошибкой игнорировать принципиально телеологическую природу жизни. Изображая точку зрения, против которой они выступают, они говорят: «В нашем нынешнем научном мире ... телеологическое поведение живых существ - это иллюзия, видимость, скрывающая лежащий в основе механизм» (стр.100). Вместо этого они предполагают, что «организмы - это субъекты, преследующие цели в соответствии с ценностями, встречающимися в процессе их существования» (стр. 102). Ди Паоло (2005), вслед за Варела (1991), предполагает, что что-либо является агентом, обладающим адаптивным аутопоэзом, даже на уровне одноклеточного организма. Он называет такого агента «самопостроенным единством, которое вовлекает мир, активно регулируя его обмены с ним для адаптивных целей, которые призваны служить его постоянной жизнеспособности» (стр. 443). Томпсон (2011) предполагает, что «достижения в биологии и науках о разуме и мозге могут правильно решить вопросы телеологии жизни и интенциональности сознания» (стр.10–11). Томпсон и Стэплтон (2009) критикуют «традиционную функционалистскую концепцию познания как фундаментально отличную от эмоций» (стр. 27). По их словам, «нейроны не думают и не чувствуют; люди и животные »(стр. 26). Но учет влияния аффекта сам по себе не говорит о том, является ли энактивизм формой телеологического функционализма. Роулендс (2009) говорит, что энактивизм «кажется особой формой, которую может принимать функционализм» (стр. 57). Все эти подходы учитывают ориентированное на будущее поведение, не выходя за рамки полностью причинной модели.Они согласуются с идеей, что интенциональные психические процессы возникают из процессов мозга таким образом, что, хотя в конечном итоге они являются причинными, не легко вписываются в классическую версию причинности как однонаправленной цепи причин.

    Но все функциональные процессы, даже если они выходят за пределы мозга и включают аффекты, являются частью того, что можно рассматривать как причинное моделирование и, следовательно, как нейтральное по отношению к ценностям. Нагель (1977), обсуждая биологическую телеологию, проводит ключевое различие между интенциональной и функциональной телеологией.Вот как он описывает «намеренный взгляд». «Цель G действия или процесса называется некоторым положением дел , предназначенным агентом-человеком; намерение само по себе является «внутренним психическим состоянием», которое в сочетании с внутренним состоянием «желания» G вместе с «верой» в то, что действие A будет способствовать реализации G , предположительно является причинный детерминант последующего действия A »(с. 264, выделено его).Использование интенциональных терминов, таких как агент, цель и ценность, в функциональной телеологии - это то, что Нагель называет «метафорическим расширением» за пределы интенциональной точки зрения (стр. 266).

    На эту тему Деннетт предлагает убедительный комментарий: «Но мозг ... это просто синтаксический механизм ... Это все, что может сделать ... Как может любой объект ... получить семантику системы только из ее синтаксиса? Не могло ». (стр.61). Далее он говорит, что мозг просто имитирует семантику. Для науки психологии это предполагает, что интенциональная модель разума не зависит от причинной модели мозга.Выявление процессов, имитирующих намеренность, имеет значительную ценность, но при этом упускается из виду суть того, что значит быть намеренными.

    В соответствии с тем, что Нагель называет интенциональным взглядом, предложенная интенциональная модель предполагает, что субъекты свободно действуют, преследуя то, что они считают желательным в данный момент, учитывая их активные убеждения и ожидаемые ими результаты доступных действий. Намерения имеют содержание и связь с миром на основе объективных мер их адекватности.Убеждение можно сравнить с тем, что есть на самом деле, а желание - с тем, чего хотел бы этот субъект, если бы он лучше понимал себя и использовал методы лучшего суждения. Чем более объективно адекватное намерение, тем больше оно имеет тенденцию быть вознагражденным, что свидетельствует о том, что является объективно мудрым. Хотя Деннет и Нагель очень далеки друг от друга по теме сознания и, возможно, в отношении каузальной эффективности намерений, между ними нет очевидного конфликта относительно природы научной модели интенциональности.

    Включение интенциональной модели в контекст

    Были подвергнуты нападкам различные подходы к преднамеренному моделированию. Например, Каррутерс (2013) отрицает, что суждения и решения руководствуются конкретными интроспективными намерениями (такими как внутренняя речь). Но он просто настаивает, чтобы люди делали выводы о своих намерениях во многом так же, как они делают выводы о намерениях других. В другом месте он поддерживает намерения как действенные. Например, Каррутерс (2008) утверждает, что умы «организованы в наборы систем восприятия, которые подключаются к системам, генерирующим убеждения и цели, и которые также информируют практическое мышление в свете целей, порожденных таким образом» (стр.260). Как и в случае с моделью Деннета, это рассматривает убеждения как конструкты, выведенные с научной точки зрения, а не обязательно определяемые, интроспективно доступные или даже пропозициональные.

    Гаукер (2005) утверждает, что философии не удалось найти какую-либо законоподобную формулу для предсказания рационального интенционального поведения. «Люди делают то, что, по их мнению, удовлетворит их желания» - это пример формулы, которую он критикует (стр. 122). Однако он не отрицает действенности намерений.Вместо этого он говорит, что «мы не можем представить рациональность действия как соответствие некоему универсальному правилу» (стр. 142). Предлагаемый принцип интенциональности - это законоподобная модель, и она должна быть действенной даже сейчас в различных сферах. Однако сила этой модели в прогнозировании поведения будет увеличиваться только по мере заполнения всевозможных пробелов эмпирическими данными и новыми теоретическими структурами, имеющими дело со сложностями, подобными описанным выше.

    В этой статье предлагается разделить поведение на две очень разные модели.Наука о мозге основана на принципе причинности, тогда как наука о сознании должна быть основана в первую очередь на принципе интенциональности и только во вторую очередь - на причинности. Преднамеренная модель всегда будет по крайней мере такой же мощной, как и любая полностью причинная модель, потому что она полностью включает причинность, делая преднамеренные прогнозы наиболее точными.

    В то время как причинная модель прослеживает поведение до внешних и прошлых влияний, интенциональная модель прослеживает его до интерпретаций окружающей среды и воображаемого желаемого будущего (а также до искажающих причинных влияний на базовые убеждения и желания субъекта).Кажется, что это два разных метода объяснения, а не конкурирующие утверждения. Один метод отслеживает все согласованности через отношение «A вызвало B», а другой добавляет «Я намереваюсь это сделать» в качестве альтернативы. Есть преимущества в сохранении двух моделей, когда разум является действительной конструкцией в одной модели, но не в другой; где в одной модели есть субъекты со свободой воли, а в другой нет; и где в одной модели плохо умирать с голоду из-за нехватки еды, а другая модель остается нейтральной в ценностном отношении.Принцип интенциональности, по-видимому, является более подходящим подходом к наполнению содержания конструктов, таких как разум, значение, вера, желание, «я», цель, счастье и ценность.

    Принцип причинности рассматривает причины как управляющие происходящим. Принцип интенциональности рассматривает намерения как контроль над тем, что происходит, не причинно, а посредством способности агента действовать. Понятие свободы воли имеет отношение к агенту, контролирующему как своего рода первопричину, а не моделируется как звено в цепи причин.

    Важное моделирование

    Несомненно, Деннет не случайно говорит, что наука об интенциональности предсказывает, основываясь на том, что агент должен сделать . Любая полностью причинная модель является просто описательной и может внести ценность в обсуждение только с помощью утверждений ЕСЛИ / ТОГДА, например, ЕСЛИ вам нужен научный прогресс, ТОГДА это ценно для…). Напротив, любая преднамеренная модель вращается вокруг открытия и достижения желаемого. Он по своей сути предписывает в дополнение к описательности, поскольку предписывает вести себя рационально и стремиться к мудрости, развивая более истинные убеждения и более мудрые желания: намерения, которые все лучше сочетаются с достижением общего личного блага.

    Существует значительное научное понимание практической истины, но очень ограниченное научное понимание личного блага. Таким образом, научная модель того, что имеет значение лично (помимо того, что является разумным в тщательно контролируемых ситуациях), в настоящее время является не более чем мечтой. В конце концов, модели ценностей могут получить распространение по мере того, как модели психических процессов станут более совершенными. Все это напоминает более раннюю цитату Деннета о рациональности, где независимо проверяемые предсказания и взаимосвязанные атрибуции могут постепенно способствовать созданию внутренне непротиворечивой модели материи.

    Интенциональная модель применима как к сообществу, так и к индивидуумам - к сообществу умов в дополнение к индивидуальному сознанию. Но, возможно, общее благо даже менее доступно для тщательного научного исследования, чем личное благо обычного человека.

    Значение для философии разума

    Интенциональная модель подчеркивает различие между тремя видами знания. Во-первых, это объективные знания о физических объектах, таких как мозг.Он объективен с двух точек зрения: касается физических объектов и интерсубъективного научного понимания. Помимо физических объектов, он включает объективное (интерсубъективное) знание научных конструкций, таких как пространство-время, энергия и причинность, независимо от их онтологического статуса. Во-вторых, есть объективные знания о людях и других физических объектах, использующие интенциональную модель. Он также объективен в обоих направлениях и добавляет объективное (интерсубъективное) знание научных конструкций, таких как субъект, разум, цель, ценность и мудрость, независимо от их онтологического статуса.Это, безусловно, считается объективным знанием, хотя знание психических процессов в настоящее время менее развито, чем знание физического. В-третьих, существует субъективных знаний о феноменологических переживаниях, таких как боль, так что я знаю, чем сегодняшняя боль отличается от вчерашней. Это субъективно в том смысле, что, когда я описываю вам разницу, вы можете только сделать вывод о том, что я имею в виду, допуская, что у нас есть похожие феноменологические переживания в объективно подобных ситуациях. Субъект является объективной конструкцией интенциональной модели, но опыт как субъекта является феноменологическим, что-то вроде того, что значит быть летучей мышью (Nagel, 1974).Причинная модель мозга и интенциональная модель разума объединяет то, что они являются объективными моделями, а интенциональная модель использует конструкции, отсутствующие в каузальной модели. Эти две модели служат разным целям и используют разные методы объяснения, так что интенциональная модель никогда не может быть адекватно отнесена к полностью причинной модели, даже если интенциональное знание, наконец, ничего не добавляет к предсказательной способности в отношении поведения.

    Таким образом, наука об интенциональности не занимается феноменологическими вопросами, такими как природа квалиа.Макгинн (1989) отрицает, что может быть какое-либо окончательное решение проблемы разума и тела, потому что исследовать можно только путем изучения мозга или интроспекции. Этот аргумент, кажется, касается только причинной модели в сравнении с феноменологией. В этой статье высказывается предположение, что другая проблема разума и тела (не говоря уже о феноменологии) может быть решена путем признания наличия двух достоверных научных моделей, которые служат разным целям.

    Философы разума, такие как Дэвидсон (1970), теоретизируют, как ментальные события могут быть причинно-следственными.В этой статье высказывается предположение, что в рамках полностью причинной модели ментальные события не существуют и, следовательно, не являются ни причинно-следственными, ни эпифеноменальными с точки зрения науки. Вместо этого они намеренно эффективны, лично управляют поведением. Боль, например, может быть умышленно действенной, помимо феноменологии, на основе приданного ей значения, как с компонентами восприятия, так и с компонентами желания. Бем (2001) продвигает объяснительный плюрализм таким образом, который, кажется, оставляет место для предложенной интенциональной модели.Он описывает психологический уровень объяснения как функциональный, но не причинный, принимая представление Брентано о сущности как действительное функциональное объяснение, а не как метафизическую концепцию (стр. 789). Робинсон (2010), философ, получивший образование в области психологии, говорит: «Психическая жизнь - это жизнь значений. Физические сущности в буквальном смысле бессмысленны. Я считаю этот разрыв непреодолимым »(стр. 791). Это кажется совместимым с принципом интенциональности, независимо от онтологии интенциональности и совершенно независимо от феноменологии.

    Деннетт указывает на намеренную позицию, что это выдуманная модель, которая работает, а не отражает структуру реальности. Научная ценность предложенной интенциональной модели не зависит от объяснения того, почему она так сильна. Тем не менее, поразительно, что не может быть подходящего способа свести интенциональную модель к какой-либо полностью причинной модели. Тогда возможно, что существуют две действительные модели Вселенной, которые нельзя объединить. Есть по крайней мере три подхода к тому, чтобы считать оба действительными.

    Первая - просто прагматическая: обе мощные, но противоречивые теории иногда рассматриваются как действительные, пока одна не будет подорвана или подведена под другую, либо две не будут включены в объединяющую теорию. Так обстоит дело с сосуществованием квантовой теории и теории относительности. Обе теории дают мощные и почти идентичные предсказания гравитационных эффектов, но с очень разными объяснениями. Каждая имеет постоянную ценность в различных сферах, но есть некоторые ожидания, что в конечном итоге обе эти теории будут объединены в единую теорию, которая превосходит любую теорию по отдельности.Таким же образом может оказаться, что модель «Что имеет значение» может быть полностью включена в доминирующее научное (причинное) представление о Вселенной или что возникнет новая объединяющая модель.

    Второй подход - это недоопределение того типа, который предлагает Куайн (1975), так что две (или более) эмпирически эквивалентные научные модели существуют бесконечно долго, без научного способа выбора между ними. Всегда может существовать одна модель, основанная на принципе причинности, и вторая модель, которая также включает принцип интенциональности, без какого-либо научного способа выбора между ними.Поскольку эти две модели имеют очень разные метафизические значения, возможно, не будет никакого способа разрешить разногласия между верующими и неверующими при искренней свободе воли. Те, кто отрицают, что принцип интенциональности отражает что-либо в высшей реальности, могут продолжать полагаться на интенциональную модель в своей повседневной жизни. То есть люди, которые отвергают представление о наличии свободы воли в высшей реальности, могут по-прежнему тепло принимать интенциональность как центральную роль как в своей личной жизни, так и в качестве модели с неограниченной ценностью в предсказаниях и объяснениях.Это может быть хорошим отражением точки зрения Деннета. Также возможно, что ни принцип причинности, ни принцип интенциональности ничего не отражают в конечной реальности. Можно, например, принять кантианскую точку зрения, согласно которой и то, и другое являются всего лишь априори категориями разума.

    Третий подход предполагает, что структура реальности более сложна, чем может быть представлена ​​в любой полностью причинной модели. Думайте об окончательной реальности как о двух взаимосвязанных измерениях, одно причинное, а другое - намеренное.Интенциональные отношения реальны, когда намерения агента фактически влияют на физические события, и где агент может изменить свое мнение. Но, согласно гипотезе, может не быть способа подтвердить это прямое влияние экспериментально, потому что интенциональные и причинные измерения неразрывно связаны и полностью гармонируют. Нейронные процессы и внешние воздействия, которые можно проследить в причинных цепочках в прошлом, являются неотъемлемой частью формирования намерений, так что, в принципе, полностью причинная модель может надежно предсказать, что намерен действовать агент.Намерения агента напрямую влияют на физические события, но вместе с этим влиянием существует эпифеноменальная причинная связь, так что нет научной основы для выбора между двумя объяснениями. Конечно, возможно, что в конечном итоге появятся некоторые экспериментальные средства, которые мы еще не можем себе представить, для определения того, действительно ли намерение является эффективным. Двухмерная вселенная такого типа не зависит от дуалистического утверждения, что сознательные переживания (квалиа) реальны, но нефизичны.Дуалист цитирует свидетельства субъективного опыта, чтобы оправдать реальность квалиа. Но сторонник двумерной Вселенной мог бы вместо этого сослаться на полную неадекватность любой полностью причинной модели для понимания чего-либо, касающегося разума и материи. Кроме того, в соответствии с дуалистическим аргументом можно было бы утверждать, что опыт свободы воли и значимых вещей более примитивен и определен, чем любая причинная модель окружающей среды.

    Авторские взносы

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноски

    1. Эйнштейн отрицает, что даже твердо установленные принципы, такие как E = mc 2 , представляют собой нечто большее, чем теории: «Физические концепции являются свободными творениями человеческого разума, и, как может показаться, они не определены однозначно. внешним миром.” Эволюция физики , А. Эйнштейн и Л. Инфельд, Нью-Йорк, Саймон и Шустер, 1938.
    2. Существуют необъяснимые тенденции, для которых не предлагается причинное объяснение, но, возможно, нет заявлений о том, что такие тенденции не зависят от сложного причинного объяснения.
    3. Понятие причины не бесспорно, например, Рассел (1913) и Нортон (2003).
    4. Юм (1739/1978) сделал знаменитый вывод о том, что, кажется, нет никакого способа узнать, реальна ли причинная эффективность, кроме вывода из опыта.
    5. Кригель (2016) утверждает, что Брентано в конечном итоге стал рассматривать интенциональность как свойство объекта, а не как значение, хотя и не совсем так, как предлагается здесь.
    6. Описание желания на языке высказываний можно назвать утверждением, что такое-то будущее состояние будет полезным или удовлетворительным. Такое утверждение привносит рациональность (и, следовательно, объективный стандарт) в действие желаний.
    7. Убеждения и желания можно рассматривать как простые конструкции, искусственно разделяя намерение на вклады когнитивных (репрезентативных) и аффективных (мотивационных) процессов.Компонент желания значения может иногда присваивать нейтральное значение, неявно утверждая, что его объект не является ни привлекательным, ни отталкивающим в сети.
    8. Часть убеждения ментального значения, например, может иногда извлекать часть своего содержания из-за пределов коры головного мозга. Фриман (2000), говоря о картографическом вкладе гиппокампа, говорит: «Намеренное действие не может существовать без этой усвоенной структуры, но это динамический оператор, а не хранилище фактов или геометрических форм.»(Стр. 217)
    9. Сирл (1983) говорит: «Некоторые, не все ментальные состояния и события обладают Интенциональностью. Убеждения, страхи, надежды и желания являются преднамеренными; но есть формы нервозности, восторга и ненаправленной тревоги, которые не являются преднамеренными ». (стр. 1) Однако в предлагаемой интенциональной модели возможно, что такие аффективные состояния не являются ментальными состояниями до тех пор, пока не будет дано значение (где Я тревожусь, - убеждение, а тревога нежелательна), так что это не противоречит с Сёрлом.
    10. Барток (2005) говорит, что ко времени публикации приложения к своей книге 1911 года Брентано более глубоко рассмотрел онтологические вопросы и не думал, что может быть намеренное отношение к несуществующему объекту (стр. 22). . Независимо от того, был ли прав Брентано, предлагаемая интенциональная модель обращается скорее к научной, чем к онтологической интенциональности.
    11. Osgood et al. (1957) обнаружили, что оценка, такая как притяжение и отталкивание, является самым большим измерением большинства значений.
    12. Пруденциальная ценность - это термин, который философы (например, Griffin, 1986; Taylor, 2013) иногда используют для чего-то вроде того, что я называю мудростью. Это отражается в более позднем сожалении и в моделях обучения на собственном опыте.
    13. Адекватность намерений часто измеряется по культурным нормам, адекватность которых в конечном итоге должна быть измерена по объективной мудрости, даже если объективная мудрость может немного отличаться от одной культуры к другой, так же как и от одного человека к другому.
    14. Людей, чья базовая мудрость хуже, чем нормальная культура, иногда называют глупцами. В предлагаемой терминологии их вместо этого назвали бы невежественными. Однако субъект, который постоянно предпринимает действия, которые, как ей известно, являются глупыми, игнорируя вероятные последствия, моделируется как глупое поведение, при этом ее базовая мудрость постоянно искажается лимбическими активациями.
    15. Рациональность выше исходного уровня или энтузиазм выше исходного уровня могут считаться нормальной (рациональной) реакцией на исключительные условия.Было бы глупо, если бы, согласно исходной мудрости этого испытуемого, усилия не соответствовали потенциальному результату.
    16. Братман (1987) обсуждает такого рода вложенность намерений как части более крупных планов.
    17. Розенберг (1994) утверждает, что эволюция биологически выбирает функцию, а не структуру. С точки зрения предложенной интенциональной модели утверждение, подобное утверждению Деннета, могло бы означать, что эволюция делает выбор в пользу рациональности больше, чем нейронных структур.Это подтверждает утверждение о том, что существуют объективные меры адекватности намерений.
    18. См., Например, Cabell and Valsiner (2014).
    19. Люди - социальные животные, поэтому личное благо неотделимо от благополучия других, но в данном обсуждении это осложнение не будет учитываться.
    20. Как цитировалось выше, Нагель (1977, стр. 264) относится к числу философов, которые рассматривают интенциональный взгляд как утверждение, что намерения причинно эффективны онтологически.

    Список литературы

    Балтес П. и Смит Дж. (1990). «К психологии мудрости и ее онтогенезу», в Мудрость: ее природа, происхождение и развитие , изд. Р. Штернберг (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 87–120.

    Google Scholar

    Барток П. (2005). «Чтение Брентано об интенциональности ментального», in Intentionality: Past and Future , ред. Г. Форрай и Г. Кампис (Амстердам: Родопи), 15–24.

    Google Scholar

    Бем, С.(2001). Объяснительная автономия психологии: почему разум - это не мозг. Theory Psychol. 11, 785–795. DOI: 10.1177 / 0959354301116005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Братман, М. (1987). Намерения, планы и практические причины . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Брентано, Ф. (1874/1973). Психология с эмпирической точки зрения. Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

    Кабелл, К.и Валсинер Дж. (2014). Катализирующий разум: за пределами моделей причинности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

    Google Scholar

    Каррутерс, П. (2008). Точность архитектуры разума: массивная модульность и гибкость мышления. Mind Lang. 23, 257–262. DOI: 10.1111 / j.1468-0017.2008.00340.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каррутерс, П. (2013). «О знании своих убеждений», в Новые очерки веры: структура, конституция и содержание , изд.Н. Ноттлман (Бейзингсток: Пэлгрейв Макмиллан), 145–165.

    Google Scholar

    Clancey, W. (1993). Расположенное действие: нейропсихологическая интерпретация ответа Вере и Саймону. Cogn. Sci. 17, 87–116. DOI: 10.1207 / s15516709cog1701_7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэвидсон Д. (1970). «Психические события», в Experience and Theory , ред. Л. Фостер и Дж. Суонсон (Амхерст, Массачусетс, Массачусетский университет), 79–101.

    Google Scholar

    Деннет Д. (1987). Преднамеренная позиция. Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

    Ди Паоло, Э. (2005). Аутопоэзис, адаптивность, телеология, агентство. Феноменальный. Cogn. Sci. 4, 429–452. DOI: 10.1007 / s11097-005-9002-y

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фриман, W. (2000). «Эмоции необходимы для любого намеренного поведения», в «Эмоции, развитие и самоорганизация: динамические системные подходы к эмоциональному развитию» , ред.Льюис и И. Гранич (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 200–235.

    Google Scholar

    Годфри-Смит, П. (2005). Народная психология как модель. Философы Выходные данные 5, 1–15.

    Google Scholar

    Гриффин Дж. (1986). Благополучие: его значение, измерение и моральное значение. Оксфордшир: Clarendon Press.

    Google Scholar

    Хьюм, Д. (1739/1978). Трактат о человеческой природе. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Канеман, Д. (2011). Мыслить быстро и медленно. Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

    Google Scholar

    Кригель, У. (2016). Зрелая теория интенциональности Брентано. J. Hist. Анальный. Филос. 4, 1–15. DOI: 10.15173 / jhap.v4i2.2428

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майбом, Х. (2003). Читатель мыслей и ученый. Mind Lang. 18, 296–315.

    Google Scholar

    Мерло-Понти, М.(1962). Феноменология восприятия , пер. К. Смит. Лондон: Routledge Press.

    Google Scholar

    Нортон, Дж. Д. (2003). Причинность как народная наука. Философы Выходные данные 3, 1–22.

    Google Scholar

    Осгуд, К. Э., Сучи, Г., и Танненбаум, П. (1957). Измерение смысла. Урбана, Иллинойс: Университет Иллинойс Press.

    Google Scholar

    Рош Э., Томпсон Э. и Варела Ф.(1991). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

    Розенберг А. (1994). Инструментальная биология, или разобщенность науки. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

    Rumelhart, D., and McClelland, L. (1987). Параллельная распределенная обработка: основы , Vol. 1. Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar

    Серл, Дж.(1983). Интенциональность: очерк философии разума. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Тейлор С. и Фиске С. (1978). «Заметность, внимание и атрибуция: главные феномены», в Успехах в экспериментальной социальной психологии , том. 11, изд. Л. Берковиц (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press).

    Google Scholar

    Тейлор, Т. (2013). Благополучие и экономическая ценность. Philos. Государственная политика 31, 10–17.

    Google Scholar

    Томпсон, Э. (2007). Разум в жизни: биология, феноменология и науки о разуме. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Э. Томпсон (2011). Точность разума в жизни: биология, феноменология и науки о разуме. J. Сознание. Stud. 18, 10–22.

    Google Scholar

    Томпсон Э. и Стэплтон М. (2009). Осмысление смысла: размышления о теориях активного и расширенного разума. Topoi 28, 23–30. DOI: 10.1007 / s11245-008-9043-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Варела, Ф. (1991). «Организм:« сеть самоотверженных я », в Организм и происхождение себя , изд. А. Таубер (Dordrecht: Kluwer), 79–107.

    Google Scholar

    Вебер А. и Варела Ф. (2002). Жизнь после Канта: природные цели и аутопоэтические основы биологической индивидуальности. Phenomenol. Cogn. Sci. 1, 97–125.DOI: 10.1023 / A: 1020368120174

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зайонц, Р. Б. (1980). Чувство и мышление: предпочтения не нуждаются в умозаключениях. г. Psychol. 35, 151–175. DOI: 10.1037 / 0003-066X.35.2.151

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Жить с намерением | Психология сегодня

    Источник: Готье Д'Аготи, Wellcome Collection

    .

    Намерение - это способность человека перенаправить электричество в ваш мозг вместо того, чтобы просто позволить ему течь по пути наименьшего сопротивления.Животные этого не делают. Мир достигает их чувств, и электричество течет по путям, проложенным прошлым опытом. Мы, люди, можем заметить этот поток и отклонить его.

    Но это непросто. Чтобы направить электричество по новому пути, требуется так много энергии, что мы можем делать это только для небольшого количества информации за раз. Мы должны автоматизировать выполнение рутинных задач, просто чтобы иметь умственную энергию, необходимую для действий в соответствии с намерением. Вы можете проложить новый путь в своих нейронах, если вы создадите энергию, заботясь о себе, и сохраните эту энергию, избегая других применений.

    Жить с намерением означает выбирать, куда вложить свою маленькую сверхдержаву. Если вы не будете осторожны, ваша умственная энергия будет растрачена на то, что достаточно громко, чтобы привлечь ваше внимание. Или вы потратите их на список того, что нужно сделать другим людям. Уважение к намерениям других истощает энергию, необходимую для уважения своих собственных.

    Я научился сознательно расходовать свою умственную энергию в очень молодом возрасте. Я узнал, потому что моя мать была эмоционально обеспокоена, и я понял, что утону, если буду продолжать помогать ей плавать.Поэтому я выбираю, на чем сосредоточить свое внимание, вместо того, чтобы реагировать на то, что попало внутрь.

    Живя с намерениями, вы можете не идти в ногу с другими. Например, когда мне нужно было уехать из дома в колледж, я очень хотел учиться, потому что не хотел возвращаться туда, откуда пришел. Я хотел учиться в тот день, когда у меня была умственная энергия. По ночам я хотел здоровых развлечений, которые не отправили бы меня домой. Увы, мои сверстники не так видели мир. Казалось, они общались весь день и беспокоились о том, чтобы учиться по ночам.Я не хотел плыть по этому потоку, как я хотел иметь друзей. Моя умственная энергия была всем, что у меня было, и я не хотел ее тратить. Так что я устроилась официанткой по ночам и зарабатывала столько денег, что каждое лето уезжала за границу.

    Можно сказать, что это не было намерением, потому что я уже был настроен заниматься своими делами. В самом деле, мне нужно продолжать прокладывать новые следы в своем мозгу, а не просто повторять старые привычки. Например, я люблю писать, но ненавижу продвигать свои произведения.Итак, написав несколько книг, я пообещал себе, что перестану писать и сосредоточусь на продвижении на год. Конечно, если я съеживаюсь, когда продвигаю свою работу, это не совсем новый путь, поэтому я решил получить удовольствие от этих усилий. Я использовал свою капельку дополнительной энергии, чтобы отвлечь электричество от страха раздражать людей на удовольствие предложить людям что-то прекрасное. (Притворяясь, что вы предлагаете им пирожное, - сказал мне терапевт.) Конечно, эта новая мысль была всего лишь крошечной струйкой электричества, потому что у меня не было супермагистрали, чтобы направить ее.Но я вложил энергию, необходимую, чтобы повторять это, пока путь не станет прочным. Тогда пришло время для нового намерения. После многих лет постановки целей я решил пойти голым, оставив больше места для неожиданностей, вместо того, чтобы сосредоточиться на цели. Когда я боюсь пустоты, я перенаправляю свои мысли на мысль о том, что в будущем есть хорошие вещи, о которых я еще не мог себе представить. Я так благодарен за свои крошечные умственные способности, что полон решимости не тратить их зря!

    Вы можете установить и соблюдать свой умственный GPS вместо того, чтобы делать все на автопилоте.Вы можете копить свой бюджет умственной энергии, вместо того, чтобы позволять другим решать, на что вы должны его потратить. Это делает тебя человеком!

    Подробнее об этом читайте в моей книге « привычек счастливого мозга»: научите свой мозг повысить уровень серотонина, дофамина, окситоцина и эндорфина.

    И посмотрите мое бесплатное слайд-шоу Guided Neuroplasticity - это простое, но полное (и красивое) руководство по химическим веществам в вашем мозгу и вашей власти над ними.

    Некоторые комментарии о различии между намерением и намерением

    Behav Anal.2007 осень; 30 (2): 211–216.

    Bryn Mawr College

    Адресная переписка с Полом Нойманом, факультет психологии, Bryn Mawr College, Bryn Mawr, Пенсильвания, 19010, электронная почта: [email protected] Ассоциация анализа поведения Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Тема намерения недавно привлекла внимание поведенческих аналитиков (Hineline, 2003; Neuman, 2004). С точки зрения поведенческого анализа важно определить обстоятельства, в которых люди произносят такие термины, и выявить потенциальные обстоятельства, поддерживающие такие высказывания.Отсюда следует, что с точки зрения поведенческого анализа основное внимание уделяется тем, кто наблюдает за поведением и приписывает этому поведению намерения. Однако не было различия между намерением и намерением . В текущем анализе подчеркивается различие между этими двумя терминами как с традиционной точки зрения (психолог и непрофессионал), так и с точки зрения поведенческого анализа. С точки зрения поведенческого аналитика, различие важно, потому что наблюдатели могут реагировать на различные функциональные отношения, когда они приписывают намерение или интенциональность поведению.

    Ключевые слова: интенциональность, намерение, атрибуция намерения, функциональный анализ интенциональности

    Хотя традиционно это не является темой для анализа поведения, обстоятельства, в которых мы говорим о намерениях, и ситуации, в которых наблюдатели приписывают намерения как причины поведения. недавно был рассмотрен поведенческими аналитиками (Hineline, 2003; Neuman, 2004). Хинелайн подчеркнула неверный характер намеренных терминов, в результате чего наблюдатели ищут внутри акторов источники поведения, а не текущие и прошлые непредвиденные обстоятельства, и то, как эти неверные направления возникают.Нойман подчеркнул роль предполагаемого вербального поведения в случаях наблюдаемого поведения в форме непредвиденных обстоятельств (интенциональность для непрофессионала) и роль вербализации в случаях наблюдаемого учебного контроля над атрибутами учебного контроля (поведение, обусловленное намерениями, для непрофессионала). В обоих случаях основное внимание уделяется атрибуции наблюдателем намерений как причин поведения, а не роли намерений в поведении актера.

    Хинелайн (2003) и Нойман (2004) не предоставили традиционных операционных определений намерений , но, скорее, они соответствовали поведенческому аналитическому операционизму (Скиннер, 1945).Различие между операциональными определениями и операционизмом Скиннера важно, потому что первое может привести к овеществлению намерений, а второе, вероятно, приведет к прояснению того, что происходит, когда мы говорим о намерении, и случайностей, поддерживающих это высказывание. Важность анализа различия подтверждается Leigland (1996), который предоставил подробный обзор и защиту функционального анализа психологических терминов, в котором он утверждал, что такая программа имеет большое значение.Хотя этот тип функционального анализа выходит за рамки данной статьи, важно отметить, что этот тип функционального анализа имеет решающее значение для продвижения поведенческого аналитического подхода к вербальному поведению в целом и для обеспечения научного понимания терминов, имеющих центральное культурное значение, таких как намерение подробнее конкретно.

    Есть три очевидные причины, по которым те, кто не занимается анализом поведения, не принимают поведенчески-аналитическое объяснение намерения. Прежде всего, поведенческий аналитический подход к намерениям не рассматривает их как причины поведения (Hineline, 2003; Neuman, 2004).Рахлин (1994) описал эффективную и окончательную причинность как два из четырех элементов концепции причины Аристотеля. Фактически, Хинелин специально заявила, что намерения - это то, что Аристотель называл эффективными причинами, которые являются «сокращенными» причинными объяснениями, а не конечными причинами, которые будут функциональными отношениями, частью которых является рассматриваемое поведение. То есть действенные причины - это сокращения в форме слова или фразы, которые заменяют подробное описание сети причинных отношений, конечной причины.Следовательно, поведенческий аналитик не считает намерения причинами, тогда как те, кто не занимается анализом поведения, считают намерения достаточным объяснением поведения. Во-вторых, поведенческие аналитические методы не основаны на организме, в отличие от намеренных объяснений поведения. То есть предполагается, что действие или локус контроля поведения находится не в организме, а в окружающей среде. Те, кто находится за пределами поведенческой аналитической традиции, склонны считать, что локус контроля поведения находится внутри организма, где предполагаются намерения.Наконец, и Hineline (2003), и Neuman (2004) сосредотачиваются на поведении тех, кто занимается наблюдением и интерпретацией поведения, при этом внимание уделяется причинам поведения человека, которые объясняются только для определения условий и случайностей, которые побуждают наблюдателей говорить. намерения.

    Есть еще одна более тонкая причина, по которой люди с более традиционной ориентацией отвергают поведенчески-аналитическую ориентацию. На сегодняшний день поведенческие аналитические отчеты не делают различия между намерением и интенциональностью, что с точки зрения более традиционной психологии является упущением, которое в лучшем случае делает поведенческие аналитические отчеты неполными.Цель этой статьи - рассмотреть различие между преднамеренностью и намерениями. Кроме того, вместе с примерами будут приведены некоторые моменты в попытке убедить читателей в том, что поведенческие аналитики могут найти полезность в утверждениях, которые определяют то, что Аристотель называл эффективными причинами.

    Различие между намерением и интенциональностью

    Сирл (1980), выдающийся когнитивный философ, провел ключевое различие в своем описании интенциональности, которое может служить для отделения интенционального поведения от поведения, находящегося под влиянием намерений.Во-первых, он различал предшествующие намерения и намерения в действии. То есть человек может планировать сделать что-то, что, как говорят, связано с намерением (например, пойти на конференцию), в отличие от того, чтобы делать что-то незапланированное, предположительно связанное с намерением (например, поймать мяч). Затем он заявил, что предыдущие намерения ссылаются на себя; намерения человека связаны с его собственным поведением. Наконец, он предположил, что действия имеют два компонента: опыт действия (намерения в действии) и участие в самом действии (например,г., движение руки). То есть действие включает в себя проприоцептивную стимуляцию и самообслуживание этой симуляции, а также некоторое вербальное поведение в отношении действия, которое временно (до или после) удаляется из действия. Согласно этой версии, все действия, которые не являются интуитивными или рефлексивными, должны иметь намеренный компонент. Однако не все действия находятся под влиянием предшествующих намерений, и не все предыдущие намерения влияют на действие, как это выражается в следующем:

    Все намеренные действия имеют намерение в действии, но не все намеренные действия имеют предшествующие намерения.Я могу сделать что-то намеренно, не имея предварительного намерения сделать это, и у меня может быть предварительное намерение что-то сделать, но не действовать в соответствии с этим намерением. (стр. 52–53)

    Согласно Сирлу, есть случаи, когда предшествующие намерения действительно влияют на действия. Эти предшествующие намерения, которые имеют вербальную форму, а также являются самореферентными (например, «Я сделаю X»), должны влиять (а не просто происходить) на компоненты действия (X), чтобы действие можно было отличить от других намеренных действия.То есть Сирл проводил различие между действиями, на которые влияет вербализация с самореферентной вербализацией (предыдущие намерения), и действиями, которые не являются таковыми, хотя оба могут считаться намеренными действиями:

    Предыдущее намерение поднять руку представляет собой как опыт действие и движение, и является самореферентным в том смысле, что если намерение не вызывает переживание действия, которое, в свою очередь, вызывает движение, я на самом деле не выполняю свое предыдущее намерение. (стр. 62)

    Здесь Сирл различал намерения (действия, находящиеся под влиянием предшествующих намерений) и интенциональность (намерение в действии или опыт действия).

    Чепмен (1990), который описывает свою позицию как совместимую с позицией Сёрла, также прямо обращался к различию между намерением и интенциональностью. Его точка зрения такая же, как и точка зрения Серла, трактуя намерения как причинные предпосылки действий, тогда как интенциональность - это управляемое свойство ментальных состояний: «Интенциональность - это управляемое свойство определенных ментальных состояний, как описано ранее; намерения являются причинными предшественниками действий и, как таковые, представляют собой только один тип намеренного психического состояния »(стр.251). Чтобы прояснить, что имеется в виду под «направленным свойством определенных психических состояний», рассмотрим следующую цитату:

    Рассмотрим доказательства того, что даже двухмесячные дети хотят вознаграждений и выказывают радость или гнев в зависимости от того, удовлетворяются ли эти желания или нет. В лучшем случае это свидетельство того, что они обладают определенными намеренными состояниями (желание, радость, гнев, разочарование), а не намерениями. (стр. 251)

    Наконец, следующая цитата подчеркивает оперантную природу интенциональности, важность которой станет ясна в следующем разделе.Я должен отметить, что Чепмен сделал заявление, чтобы идентифицировать неправильное употребление слова намерение и показать случай, в котором не было сделано различия между намерением и намерением.

    Тот факт, что инструментальная реакция детей в возрасте от 2 до 8 месяцев увеличивается во время фазы угасания в эксперименте по оперантному условию, наряду с соответствующими изменениями в их выражениях радости и гнева, может быть объяснена только путем приписывания им намерения. в виде желания получить вознаграждение посредством инструментального ответа.(стр. 251)

    Анализ поведения и различие между намерением и намерением

    Нойман (2004) подчеркнул влияние вербального поведения или предполагаемых вербализаций (то, что Сирл называл влиянием предшествующих намерений на действия) на атрибуцию намерение как причина поведения. Однако даже в ситуациях, в которых маловероятно, чтобы вербализация имела место, или в которых маловероятно, чтобы вербальное поведение влияло на другое поведение (учебный контроль или поведение, управляемое правилами), люди часто приписывают намерение при объяснении поведения.Например, когда аутфилдер ловит мяч, мы говорим, что он намеревался это сделать, хотя маловероятно, что захват был связан с учебным контролем. Согласно Сирлу (1980), в действии присутствует намерение (синоним интенциональности), но нет предварительного намерения при выполнении таких движений, как ловля мяча.

    Цель настоящего краткого обзора - выявить обстоятельства, при которых наблюдатели говорят об умышленности, даже если у них нет предварительного намерения. То есть, с точки зрения поведенческого анализа, когда наблюдатели говорят об интенциональности, когда поведение формируется скорее как случайность, чем под учебным контролем или предполагаемым учебным контролем? Рассмотрим пример с неживыми движущимися объектами.Дассер, Ульбек и Премак (1989) расширили классическую работу по восприятию причинности, используя тесты внимания на привыкание (время взгляда) и отказ от привычки (время взгляда на новую последовательность движений). Дети дольше уделяли внимание синхронизированным движениям, которые считались преднамеренными, чем те из непреднамеренных движений, которые были десинхронизированы. Примером синхронного движения может быть большой шар (L), опустившийся сам по себе, оставшийся неподвижным; маленький шарик (S) двинулся к L и коснулся его, после чего L оттолкнул S; S снова двинулся к L и прыгнул на него, L оттолкнул S; L ударил S и вернулся в исходное положение; С. быстро ушел.В соответствующем рассинхронизированном состоянии каждый шар двигался одинаково, но L стартовал позже в последовательности. Поскольку наблюдения проводились за двумя движущимися шарами, а не за поведением живых организмов, словесная активность наблюдаемого человека как основание для распознавания намерений может быть исключена. Следующая цитата подчеркивает, почему причинные утверждения, сделанные детьми, были истолкованы как преднамеренные причины:

    Однако существует и второе ощущение причинности.Ball L ударил по мячу S , потому что S его разозлил; S бросился обратно к L , потому что боялся; и так далее. «Потому что» в этих конструкциях не относится к физической причинности, определяемой пространственно-временной смежностью двух соответствующих действий; но к психологической причинности, определяемой предполагаемым изменением внутреннего состояния одного объекта, вызванным либо предполагаемым изменением внутреннего состояния другого объекта, либо действием другого объекта, либо и тем, и другим. Это чувство причинности и есть то, что мы подразумеваем под намерением.(стр. 367)

    На основании утверждений, сделанных участниками экспериментов, был сделан вывод, что синхронные, а не десинхронизированные движения побуждали субъектов антропоморфизировать движение объектов и говорить об интенциональности. 1 Вероятно, что синхронные движения, а также действия с ясными или предполагаемыми результатами побуждают людей говорить об интенциональности живых организмов. То есть большинство случайных форм поведения интерпретируется психологами, не занимающимися поведенческим анализом, и непрофессионалами как вовлекающее интенциональность. 2 Наблюдатели говорят, что аутфилдер, ловящий флайболл, предполагает преднамеренность, потому что последствия этого очевидны. Кроме того, то же самое можно сказать и о поведении с отрицательным подкреплением; квотербэки могут «выбросить мяч», чтобы избежать увольнения, и мы говорим, что это действие было умышленным. Как и в случае с другим непредвиденным поведением, изучение поведения в этих двух примерах могло включать в себя учебный контроль при первоначальном выполнении, но маловероятно, что вербализация влияет на действия, если они хорошо отработаны.Тем не менее, эти ситуации могут привести к приписыванию интенциональности поведению, но не намерениям.

    Важно уточнить, что результат или последствия поведения являются вероятностными, и эти последствия различаются по подкрепляющей ценности. Таким образом, ответ может дать набор последствий, иерархически связанных как с вероятностью возникновения, так и с подкрепляющей ценностью. Например, двумя альтернативными последствиями передачи защитником передачи являются прием и перехват.Независимо от того, что происходит, наблюдатели склонны говорить, что прием был преднамеренным, а перехват - непреднамеренным. Это потому, что приемы являются более вероятным результатом из двух альтернатив, а также более подкрепляющим результатом. Обратите внимание, что есть исключения, в которых наблюдатели приписывают намерение поведению, когда наиболее вероятный результат менее подкрепляет, как в азартных играх. В таких случаях результат с более низкой вероятностью может включать относительно большую подкрепляющую ценность, поэтому наблюдатели могут по-прежнему приписывать поведению преднамеренность.

    Следует отметить, что не все поведение, являющееся частью упорядоченных отношений, можно интерпретировать как предполагающее намерение. Рассмотрим висцеральные реакции, которые могут быть частью рефлексов, входящих в павловские отношения. Люди, как правило, не говорят, что человек намеревается вспотеть непосредственно перед устной презентацией. Кроме того, наблюдатели, как правило, не говорят, что человек намеревается нервничать, когда кто-то прогнозирует, что он будет беспокоиться во время устной презентации. Однако можно сказать, что человек намеренно положил руку на дверную ручку и повернул ее (оперантное поведение) при входе в комнату, потому что последствия этого относительно вероятны и усиливаются.

    Почему различие важно для поведенческих аналитиков

    Я не предполагаю, что намерение, и намерение, - полезные термины, которые должны быть приняты поведенческими аналитиками. Однако поведенческие аналитики являются частью более широкого вербального сообщества, которое регулярно использует эти термины при объяснении поведения, и я утверждаю, что намерение и интенциональность предполагают различные функциональные отношения. Хотя тщательный функциональный анализ является предпочтительным, поведенческие аналитики часто должны полагаться на словесные описания поведенческих проблем, которые включают эти термины, при разработке и реализации вмешательств.В прикладных настройках было бы идеально выполнить полный и тщательный функциональный анализ для каждого случая. Иногда существуют ограничения, которые могут уменьшить широту анализа, а при некоторых обстоятельствах выполнение функционального анализа невозможно. В этих обстоятельствах поведенческие аналитики могут быть вынуждены полагаться, по крайней мере, частично на словесные описания поведения и его потенциальных функциональных отношений, предоставленные соответствующими опекунами, такими как родители и учителя. Такие описания обычно включают эффективные причины, такие как намеренность, и поведенческим аналитикам может быть полезно определить потенциальные функциональные отношения в этих ситуациях.Кроме того, поскольку большая часть поведения, нацеленного на сокращение, не связано с учебным контролем, с точки зрения непрофессионала, скорее всего, это связано с намерением, а не намерением.

    Рассмотрим пример, в котором люди практикуют самоповреждение. Два альтернативных утверждения от опекунов могут быть: «Кажется, она не замечает своего окружения» или «Он намеренно ударил себя головой». Без сбора данных можно было бы предположить, что функция членовредительства в первом случае является самостимулирующей.Хотя это случайное поведение, результат может быть не ясен наблюдателю. Во втором случае это может привлечь внимание или осязаемый предмет. Дело в том, что утверждения, которые определяют действенные причины, могут быть полезными помощниками в выявлении функциональных отношений или при проведении оценки, когда ситуация не позволяет провести тщательный функциональный анализ.

    Рассмотрим другой пример, когда люди проявляют агрессию. Два альтернативных утверждения от опекунов могут быть: «Она на самом деле не хочет этого делать» или «Он намеренно причиняет вред другим людям.Без данных можно было бы предположить, что первое утверждение относится к вызванной агрессии или агрессии со стороны респондента (Азрин, Хатчинсон и Хейк, 1963; Ульрих и Азрин, 1962; Ульрих, Вольф и Азрин, 1962). Из второго утверждения можно предположить, что агрессия является оперантной и может привести к побегу из аверсивной ситуации (Azrin & Holz, 1966). Выполнение этих предположений может помочь сократить время, необходимое для завершения функционального анализа, или дать направление аналитикам прикладного поведения, когда функциональный анализ невозможен.

    Наконец, рассмотрите возможность консультирования пары по вопросам семейных проблем, и такое утверждение, как «всякий раз, когда у нас возникают разногласия, он намеренно меняет тему», может привести к тому, что поведенческий аналитик сделает выводы о возможных функциональных отношениях. Вполне вероятно, что смена субъекта действует как поведение избегания, которое представляет собой поведение в форме непредвиденных обстоятельств, когда непрофессионалы говорят об интенциональности. Нет никаких оснований предполагать, что смена темы включает поведение (намерение), управляемое правилами.Теперь рассмотрим альтернативное утверждение, например: «Каждый раз, когда у нас возникают разногласия, он планирует гольф-отпуск со своими друзьями». Планирование поездки, скорее всего, связано с поведением или намерением, регулируемым правилами, и нет никаких оснований предполагать, что удаленное событие, такое как отпуск, положит конец дискуссии. Эти различные топографии, вероятно, влекут за собой разные функциональные отношения, требующие различных вмешательств, причем первое связано с интенциональностью, а второе - с намерением.

    Поскольку люди часто объясняют поведение действенными причинами (Hineline, 2003), аналитику поведения важно знать обстоятельства, в которых это происходит, чтобы можно было идентифицировать потенциальные функциональные отношения.Сюда входит различие между намерением , которое в значительной степени основывается на влиянии или предполагаемом влиянии вербального поведения на другое поведение (Neuman, 2004), и намерении , которое обычно включает в себя поведение в форме непредвиденных обстоятельств, когда возможны альтернативные последствия поведения. ясно для тех, кто занимается наблюдением и интерпретацией.

    Сноски

    1 Хотя слово намерение присутствует в цитате, оно относится к движению неживых (и, следовательно, невербальных) объектов.Следовательно, это пример намерения (намерения в действии), а не намерения (предшествующего намерения).

    2 Хотя самостимулирующее поведение, такое как кусание ногтя, является непредвиденным поведением, его вряд ли можно интерпретировать как преднамеренное, поскольку последствия такого поведения не ясны с точки зрения наблюдателя.

    Ссылки

    • Azrin N.H, Holz W.C. Наказание. В: Хониг В.К., редактор. Оперантное поведение: области исследования и применения.Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts; 1966. С. 380–447. [Google Scholar]
    • Азрин Н.Х., Хатчинсон Р.Р., Хэйк Д.К. Болевые бои у белки-обезьяны. Журнал экспериментального анализа поведения. 1963; 6: 620. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Чепмен М. Намерение, интенциональность и конструктивный характер научного знания. Психологический опрос. 1990; 1: 251–253. [Google Scholar]
    • Дассер В., Ульбек И., Премак Д. Восприятие намерения.Наука. 1989; 243: 365–367. [PubMed] [Google Scholar]
    • Hineline P.N. Когда мы говорим о намерениях. В: Латтал К.А., Чейз П.Н., редакторы. Теория поведения и философия. Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum; 2003. С. 203–221. [Google Scholar]
    • Лейгланд С. Функциональный анализ психологических терминов: в защиту исследовательской программы. Анализ вербального поведения. 1996. 13: 105–122. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Нойман П. Преднамеренная интерпретационная перспектива.Поведенческий аналитик. 2004. 27: 55–65. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Рахлин Х. Поведение и разум: корни современной психологии. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1994. [Google Scholar]
    • Searle J.R. Интенциональность намерения в действии. Когнитивная наука. 1980; 4: 47–70. [Google Scholar]
    • Сирл Дж. Сознание, объяснительная инверсия и когнитивная наука. Поведенческие науки и науки о мозге. 1990; 13: 585–642. [Google Scholar]
    • Скиннер Б.F. Оперативный анализ психологических терминов. Психологический обзор. 1945; 52: 270–277. 291–294. [Google Scholar]
    • Ульрих Р.Э., Азрин Н.Х. Рефлексивная борьба в ответ на отвращающую стимуляцию. Журнал экспериментального анализа поведения. 1962; 5: 511–520. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Ульрих Р.Э., Вольф П.К., Азрин Н.Х. Шок как средство проявления боевого поведения внутри и между видами. Поведение животных. 1962; 12: 14–15. [Google Scholar]

    Намерение - отношения поведения: концептуальный и эмпирический обзор

    Предыстория: Результаты моделирования показывают, что приложения для отслеживания контактов COVID-19 могут помочь в борьбе с пандемией.Соответственно, высокая степень принятия приложений была условной предпосылкой успеха. Ранние исследования потенциального усыновления обнадеживают. Были исследованы несколько факторов, предсказывающих скорость принятия, особенно в отношении характеристик пользователей. С тех пор несколько стран выпустили приложения для отслеживания контактов COVID-19. Цель: Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить качественные характеристики национальных европейских приложений для отслеживания контактов COVID-19, тем самым переключив внимание с пользователя на характеристики приложения.Во-вторых, были исследованы связи между качеством приложения и его распространением. Наконец, были определены функции приложения, способствующие более высокому качеству приложения. Методы: Соответствующие критериям приложения для отслеживания контактов COVID-19 были выпущены национальными органами здравоохранения государств-членов Европейского Союза, бывших государств-членов и стран Европейской ассоциации свободной торговли, всех стран с сопоставимыми правовыми стандартами в отношении защиты личных данных и добровольности использования приложений. Шкала рейтинга мобильных приложений (MARS) использовалась для оценки качества приложений.Междисциплинарная группа, состоящая из двух ученых, занимающихся вопросами здоровья и двух ученых, взаимодействующих с компьютером, независимо провела оценку MARS. Чтобы исследовать взаимосвязь между качеством приложений и уровнем усыновления и уровнем заражения, был проведен байесовский линейный регрессионный анализ. Полученные результаты: Мы обнаружили 21 национальное приложение для отслеживания контактов COVID-19, все из которых демонстрируют высокое качество в целом и высокий уровень функциональности, эстетики и качества информации. Однако средний показатель внедрения приложения - 22.9% (стандартное отклонение 12,5%) было ниже уровня, рекомендованного имитационными исследованиями. Были обнаружены более низкие уровни дизайна приложений, ориентированных на взаимодействие, с существенными различиями между приложениями. С помощью регрессионного анализа был рассчитан коэффициент принятия в лучшем случае (BCAR), исходя из предположения, что приложения достигают наивысших оценок. Средние показатели BCAR для взаимодействия и общего качества приложения составили 39,5% и 43,6% соответственно. Более высокие показатели усыновления были связаны с более низкими кумулятивными показателями инфицирования. В целом мы выделили пять категорий функций (оценка и мониторинг симптомов, регулярно обновляемая информация, индивидуализация, отслеживание и коммуникация) и 14 отдельных функций, которые способствовали повышению качества приложения.К этим 14 функциям относятся: средство проверки симптомов, дневник симптомов, статистика по COVID-19, использование приложений, инструкции / ограничения общественного здравоохранения, информация о нагрузке на систему здравоохранения, присвоение личных данных, региональные обновления, контроль над отслеживанием активности, контактный дневник, регистрация на месте, чаты, телефоны доверия и возможность совместного использования приложений. Выводы: Европейские национальные органы здравоохранения обычно выпускают высококачественные приложения для отслеживания контактов COVID-19 с точки зрения функциональности, эстетики и качества информации.Однако дизайн приложения, ориентированный на вовлечение, в целом был более низкого качества, даже несмотря на то, что результаты регрессионного анализа указывают на вовлечение как многообещающую цель оптимизации для увеличения показателей принятия. Связь между более частым внедрением приложений и более низким уровнем заражения согласуется с результатами моделирования, хотя и признается, что использование приложений может быть частью более широкого набора защитных установок и поведения для себя и других. Были определены различные функции, которые могут направить дальнейшую разработку приложений, способствующих вовлечению пользователей.Клиническое испытание:

    Саморегуляция отношений, намерений и поведения в JSTOR

    Abstract

    Мы утверждаем, что отношения и субъективные нормы не являются достаточными детерминантами намерений и что намерения не являются достаточным стимулом для действий, как утверждают ведущие теории отношения. Чтобы углубить теорию отношения, мы обращаемся к роли когнитивных и эмоциональных механизмов саморегуляции. Предполагается, что связь отношения и намерения зависит от процессов воли и определенных реакций совладания, направленных на эмоциональную значимость оценочных оценок.Предполагается, что отношения субъективной нормы и намерения регулируются определенными когнитивными действиями, присущими принятию точки зрения, а также положительными и отрицательными эмоциональными реакциями, связанными с оценками отклонения и соответствия как самого себя, так и других ожиданиям, касающимся общего социального значения фокусного действовать. Наконец, предполагается, что отношения намерения и поведения, особенно для целенаправленного поведения, обусловлены принятием решений в отношении средств, необходимых для достижения цели; в отношении процессов реализации, связанных с планированием, мониторингом, руководством и контролем инструментальных действий; и в отношении мотивационных процессов, связанных с приверженностью, усилием и воздействием на средства.

    Информация журнала

    Social Psychology Quarterly (SPQ) публикует теоретические и эмпирические статьи о связи между человеком и обществом, в том числе изучение отношений людей друг с другом, а также с группами, коллективы и учреждения. Он также включает изучение внутриличностных процессы в той мере, в какой они существенно влияют или находятся под влиянием социальных структура и процесс. SPQ действительно междисциплинарный, издательский работы как социологов, так и психологов.Публикуется ежеквартально в марте, Июнь, сентябрь и декабрь.

    Информация об издателе

    Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги для своих членов и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

    Разрыв между намерениями и поведением - обзор

    Планирование действий и планирование адаптации: концептуальный и эмпирический обзор

    В моделях социального познания, таких как Теория запланированного поведения (TPB; Ajzen, 1991), используются мотивационные факторы, такие как намерение людей выполнение определенного поведения считаются наиболее близкими детерминантами этого поведения.Однако большинство людей, которые намереваются усвоить и регулярно выполнять желаемое для здоровья поведение, с трудом справляются с этим и в конечном итоге не могут превратить свое намерение в конкретные действия (Sheeran, 2002). Изменение поведения, связанного со здоровьем, может быть сложной задачей, но точное планирование того, как реализовать свои намерения и как справляться с трудностями в достижении цели, является многообещающей стратегией преодоления пресловутого «разрыва между намерениями и поведением» (Webb & Sheeran, 2005).

    Две концептуально различные формы планирования были идентифицированы в области здравоохранения (Sniehotta, 2009; Sniehotta, Schwarzer, Scholz, & Schüz, 2005; Ziegelmann, Lippke, & Schwarzer, 2006) на основе более широкой литературы по реализации . намерения / планы (Gollwitzer, 1999). Планирование действий (AP) включает в себя определение деталей того, когда, где и как действовать в соответствии со своими намерениями. Планирование преодоления трудностей (КП) включает определение того, как человек будет справляться с потенциальными препятствиями или препятствиями, которые могут встать на пути к процессу достижения цели.

    Корреляционные и экспериментальные исследования AP и CP рассматривают два различных, но дополняющих друг друга волевых процесса. Корреляционные планы используются для изучения того, в какой степени естественно сформулированные планы, называемые спонтанными или самонастраиваемыми AP и CP, могут объяснить различия в поведении, связанном со здоровьем, например, PA.Участников просят указать, в какой степени у них спонтанно запланировано , когда, где и как выполнять целенаправленное поведение и справляться с препятствиями в течение определенного периода времени (Rise, Thompson, & Verplanken, 2003). Экспериментальные исследования включают экспериментальных побуждений , или непосредственное наставление и вмешательство в процесс определения действий и / или планов преодоления. Участников инструктируют с помощью упражнений с бумагой и карандашом или взаимодействия с экспериментатором, чтобы указать, когда, где и как они планируют выполнять ПА (т.е., AP) и устранять ожидаемые препятствия (т. е. CP). Спонтанное и экспериментально индуцированное планирование потенциально может взаимодействовать друг с другом - например, люди, уже формирующие спонтанные планы в своей повседневной жизни, могут не выиграть (совсем или в той же степени) от вмешательств, направленных на содействие планированию. Эти два потока исследований естественного и индуцированного возникновения планирования PA еще предстоит описать, суммировать и количественно оценить в одном интегративном обзоре существующей корреляционной и экспериментальной литературы.

    Кроме того, необходим всеобъемлющий систематический метааналитический обзор литературы, чтобы отразить противоречивые результаты, наблюдаемые в литературе по ПА. Учитывая сложную природу ПА как цели для изменения поведения (Maes & Gebhardt, 2005), люди могут с большей вероятностью столкнуться с трудностями в регулировании своей цели в этой области, что приведет к более слабым или менее согласованным величинам эффекта. Действительно, корреляционные исследования AP и CP сообщили о двумерной корреляции в диапазоне от.13 (Sniehotta, Gorski, & Araújo-Soares, 2010) до 0,67 (Norman & Conner, 2005). Полевые исследования планирования вмешательств при ПА также показали большую вариативность, при этом некоторые из них показали положительные результаты (например, Sniehotta, Scholz, & Schwarzer, 2006; Ziegelmann et al., 2006), а другие сообщили об отсутствии результатов (например, Skår, Sniehotta, Gerard, Prestwich , & Araújo-Soares, 2011) или даже отрицательные эффекты (например, Budden & Sagarin, 2007).

    Недавний метаанализ начал прокладывать путь к лучшему пониманию экспериментальной литературы по AP для PA (Bélanger-Gravel, Godin, & Amireault, 2011).Примечательно, что этот обзор связал AP с более широкой литературой по психосоциальным вмешательствам при ПА. О решениях об абстракции данных сообщалось прозрачно, а важные модерирующие переменные (например, метод оказания вмешательства, оперативные определения «намерений по реализации») рассматривались, чтобы предложить детальный портрет воздействия AP на PA. В этом обзоре также содержится подробное описание выборки, физической активности и характеристик вмешательства, что позволяет читателям более легко определить как сильные стороны, так и области, нуждающиеся в дальнейшем улучшении, в литературе.

    Наш метаанализ дополняет и расширяет обзор Bélanger-Gravel et al. (2011) несколькими способами. Во-первых, предыдущий обзор был сосредоточен исключительно на экспериментальных исследованиях AP для PA. В соответствии с самыми последними предположениями ведущих исследователей в области планирования ФА, настоящий обзор включал как корреляционных, так и экспериментальных исследований. Примечательно, что, как заметил Sniehotta (2009), большая часть исследований по планированию внедрения, проводимых за пределами области здравоохранения, проводилась в лаборатории и включала планы, назначенные исследователем.Напротив, исследования по планированию реализации физической активности обычно проводились на местах и ​​включали планы, составленные самими участниками. Следовательно, структура и содержание самостоятельных планов участников, изученных в ходе полевых исследований, остаются неизвестными и могут частично объяснять неоднозначные результаты, наблюдаемые при планировании литературы по PA. Во-вторых, предыдущий обзор был сосредоточен почти исключительно на AP, поскольку CP был изучен лишь кратко в анализе подгрупп. В текущем метаанализе мы провели отдельные анализы для самостоятельной установки AP и CP.Как упоминалось ранее, решение исследовать как AP, так и CP было вызвано различными призывами к большей теоретической и концептуальной ясности, которая может быть достигнута только путем изучения как AP, так и CP (например, Sniehotta и другие утверждали, что AP и CP, вероятно, включают разные антецеденты, исходы и опосредующие механизмы; (Sniehotta, 2009; Sniehotta, Schwarzer, et al., 2005)). Таким образом, модерационный анализ проводился отдельно для каждого типа планирования всякий раз, когда имелась достаточная информация для надлежащего изучения влияния модератора.

    В своем обзоре Bélanger-Gravel et al. подчеркнули важность теории при разработке и реализации мероприятий по охране окружающей среды. В нашем обзоре мы попытались сделать еще один шаг вперед, используя доступные данные для исследования опосредующей роли AP и CP в отношениях намерения и поведения - важного теоретического вопроса в литературе о намерениях и планировании (см. Раздел «Посредничество» во введении).

    В прошлых исследованиях часто использовались лонгитюдные планы с множественными временными точками, критериями результатов, экспериментальными условиями и контрольными группами.Хотя было бы легче создать средние эффекты для всех условий, мы последовали рекомендации Хиггинса и Альтмана (2008), предприняв целенаправленные усилия, чтобы избежать внесения потенциальной систематической ошибки в метааналитические результаты путем кодирования и учета временных лагов, результатов , а также экспериментальные / контрольные условия отдельных исследований в наших опубликованных статистических анализах. Чтобы снизить риск систематической ошибки, мы также скорректировали размер эффекта отдельных исследований с учетом ошибки измерения - особенность, которую Bélanger-Gravel et al.(2011) определили важность рассмотрения в будущих метаанализах. Наконец, мы закодировали все экспериментальные исследования для обеспечения качества, чтобы помочь читателям оценить потенциальный риск систематической ошибки, который в настоящее время прилагается к литературе по экспериментальному планированию для PA. Эти уникальные концептуальные, теоретические и методологические особенности должны максимизировать новизну и значимость синтеза, предлагаемого в текущем метаанализе.

    Намерения реализации (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) - iResearchNet

    Целевое намерение определяет желаемое будущее состояние в форме «Я намереваюсь выполнить / достичь Z!» (е.g., часто заниматься спортом / быть худым). Однако простой постановки цели или очень сильного желания ее достичь недостаточно для ее реального достижения. Корреляция между намерениями цели и фактическим поведением довольно низкая; Сила намерения человека обычно объясняет только 20–30% отклонений в достижении цели. Одна из стратегий, разработанных для улучшения достижения цели, - это дополнительно сформировать намерение реализации. Намерение реализации - это простой план в форме «Если X, то я сделаю Y!» который определяет ожидаемую релевантную для цели ситуацию X и целенаправленную реакцию Y, которая поможет достичь цели.Например, намерение реализации, сформированное для поддержки цели «часто заниматься спортом», будет иметь форму «Если на улице солнечно, когда я встаю утром, то я пойду на работу пешком, а не на автобусе». Другими словами, фраза «Я хочу больше заниматься спортом» не дает многого. Но планирование: «Если будет солнечное утро, я пойду на работу пешком», может увеличить шансы на достижение этой цели - больше тренироваться.

    Как работают цели внедрения?

    Намерения реализации формируются сознательным волевым актом.Однако их эффекты возникают в результате автоматического, не требующего усилий контроля действий, основанного на следующих психологических механизмах. Во-первых, указание ожидаемой критической ситуации в if-компоненте намерения реализации (т. Е. Солнечное утро) служит для усиления активации его ментального представления (т. Е. Солнечное утро более заметно для вас). Как следствие, критическая ситуация легче распознается, с большей готовностью к ней обращаются и более эффективно отзываются о ней.Во-вторых, намерения реализации облегчают достижение цели, делая запланированный ответ (указанный в тогдашнем компоненте) автоматическим в ответ на эту критическую ситуацию. Как только образуется связь между ожидаемой критической ситуацией и целенаправленной реакцией в форме утверждения «если-то», человек, сталкивающийся с ситуацией, может немедленно, эффективно и без второго акта сознательной воли воспроизвести реакцию. Другими словами, когда наша начинающая спортсменка видит солнце, когда она просыпается, она подумает: «Я пойду на работу» - сразу же, без усилий и без необходимости снова решать, что ей делать солнечным утром, чтобы достичь результатов. ее цель - больше заниматься спортом.Этот автоматизм был подтвержден в нескольких исследованиях, демонстрирующих непосредственность (то есть более быструю реакцию), эффективность (то есть, требующую меньших когнитивных ресурсов) и избыточность сознания (то есть инициация происходила даже без осознания наличия критической ситуации). Создавая прочные ментальные связи между ожидаемой ситуацией и запланированной реакцией, намерения реализации позволяют людям автоматически работать над достижением своих целей, подобно привычке, сформированной путем многократного сочетания ситуаций и реакций в повседневной жизни.По этой причине считается, что намерения внедрения создают мгновенные привычки или стратегическую автоматизацию.

    Какие виды проблем могут решить замыслы реализации?

    Намерения внедрения использовались для борьбы с четырьмя потенциальными проблемами при достижении цели: неспособность приступить к работе, сход с рельсов, жесткость и чрезмерное расширение.

    Во-первых, как только цель поставлена, люди часто не могут инициировать целенаправленные реакции, когда им предоставляется возможность.Для этого есть ряд причин: люди могут не заметить, что появилась возможность начать преследование своей цели, могут быть не уверены в том, как им действовать в нужный момент, или могут просто забыть о своей цели, когда они заняты. с другими вещами. Как описано ранее, намерения реализации позволяют легче заметить критическую ситуацию и легче выполнить ответные действия. Поэтому неудивительно, что намерения реализации уменьшают проблему начала работы над своими целями, даже когда они заняты другими делами.В одном исследовании намерения реализации помогли людям выполнить необходимое поведение, когда их целевое намерение (то есть написать о кануне Рождества) должно было быть выполнено в напряженное время (например, во время Рождества). Или, в другом исследовании, люди, которые сформировали намерение о том, когда и где тренироваться, с большей вероятностью будут тренироваться в указанном месте и времени и, следовательно, с большей вероятностью достигнут своей общей цели - больше тренироваться. Намерения по внедрению помогли людям достичь других целей в области здравоохранения, таких как регулярное самообследование груди, скрининг на рак шейки матки, маммография, соблюдение лекарств и здоровое питание.Более того, было обнаружено, что намерения внедрения способствуют достижению целей, о которых легко забыть (например, регулярный прием витаминных таблеток).

    Во-вторых, люди могут не достичь своих целей, потому что они отклоняются от целенаправленного курса действий. Поскольку многие достижения цели влекут за собой постоянное стремление и повторяющиеся поведенческие действия, нужно оградить стремление к цели от отвлекающих факторов. Эти отвлекающие факторы могут проявляться в форме соблазнов, настроений, которые могут неосознанно влиять на способность добиваться успеха, или в виде привычек, которые конкурируют с выбранным курсом действий.Например, было обнаружено, что целью реализации является блокирование отвлекающих эффектов соблазнов в форме развлекательной рекламы (во время теста по математике) путем подавления внимания к отвлекающим факторам. Было также обнаружено, что намерения внедрения эффективно противодействуют неблагоприятным последствиям настроений для достижения цели. Намерения по реализации могут также защитить стремление к цели от нежелательных привычек (например, заказ нездоровой еды в ресторане) в пользу недавно поставленной цели изменений (например, здоровое питание).Исследования показали, что привычное пищевое поведение и намерения по реализации имеют независимое влияние на последующее здоровое питание. То есть, независимо от того, были ли старые нездоровые пищевые привычки слабыми или сильными, намерения реализовать улучшили диету человека. Предвзятые чувства и стереотипные убеждения - еще одна привычная реакция, с которой можно справиться с помощью намерений реализации; Намерения по реализации помогли участникам подавить автоматическую активацию предвзятых чувств и стереотипных убеждений, когда простые цели справедливости не могли этого сделать.

    В-третьих, люди могут не достичь своих целей, потому что они становятся жесткими в их стремлении к цели. Им может потребоваться либо отстраниться от своих целей из-за новой информации, которая меняет ценность цели, либо им может потребоваться изменить свои средства достижения этой цели, потому что она стала неэффективной. Исследования показали, что есть несколько способов, которыми реализация намерений борется с жесткостью преследования цели:

    1. Достижение цели посредством намерений реализации учитывает качество вышестоящей цели, включая ее уровень ситуационной активации (т.е., если цель актуальна в данной ситуации), степень, в которой цель все еще удерживается, и сила цели.
    2. Указание хорошей возможности действовать в соответствии с намерением реализации не заставит человека забыть об альтернативных лучших возможностях.
    3. Формирование намерений реализации не заставляет человека не реагировать на эффективность или неэффективность его или ее планов «если-то» (т. Е. Если эти планы оказываются контрпродуктивными, они отбрасываются, и человек может действовать в соответствии с намерением цели. один).
    4. Намерения реализации могут быть использованы, чтобы прервать эскалацию обязательств (то есть, когда один образ действий не работает, но человек продолжает наращивать свои усилия, вместо того, чтобы отказываться от преследования).

    Последнее препятствие на пути к цели - чрезмерное расширение себя. Лица, которые прилагают усилия для достижения определенной цели, впоследствии испытывают снижение способности к саморегулированию; это называется истощением эго. Истощение эго является результатом истощения регуляторных ресурсов в результате самоконтроля в ответственной первой задаче; Затем истощенный эго человек демонстрирует пониженную производительность при выполнении следующей задачи, потому что этих ресурсов саморегулирования теперь не хватает.Поскольку намерения реализации делают саморегулирование более автоматическим, их можно использовать для предотвращения возникновения истощения эго (по первой задаче), а также для повышения производительности (по второй задаче) после того, как истощение эго произошло.

    Исследование намерений реализации показало, что создание планов «если-то» - очень эффективная стратегия саморегулирования стремления к цели. Положительные эффекты этой стратегии основаны на намеренном переключении управления действиями с сознательного руководства целевым намерением на прямое управление с помощью заранее запланированных критических ситуационных сигналов.

    Ссылки:

      ,
    1. , Голлвитцер, П. М. (1993). Достижение цели: роль намерений. Европейский обзор социальной психологии, 4, 141-185.
    2. Голлвитцер, П. М. (1999). Намерения реализации: сильные эффекты простых планов. Американский психолог, 54, 493-715.
    3. Голлвитцер, П. М., и Ширан, П. (2006). Намерения реализации и достижение цели: метаанализ эффектов и процессов.