Что такое жизнь с точки зрения психологии: Что такое жизнь с точки зрения психологии: историко-эволюционный подход к психофизической проблеме

Содержание

Меняем жизнь по плану: психолог о том, как поэтапно улучшить свою жизнь | ОБЩЕСТВО

Редакция «АиФ-Новосибирск» продолжает серию публикаций на важные темы из мира психологии и межличностных отношений с психологом Наталией Красовской.

У каждого в жизни наступает момент, когда становится очевидным – дальше так жить нельзя. Нужно срочно менять и перестраивать свою жизнь, иначе – тупик, «белка в колесе», непонятно, куда и зачем двигаться дальше, каждый день наполнен тягостными мыслями, раздражением, недовольством собой и окружением. И в такой момент важно не паниковать, не кидаться из стороны в стороны, а составить четкий и осуществимый, прежде всего, с вашей точки зрения, план действий. Когда мы решаем изменить свою жизнь, то главное – наметить себе маршрут: понять, где мы находимся сейчас, и чего именно хотим достигнуть. Словами классика: «Жизнь задыхается без цели». А чтобы понять «куда», нужно осознать «откуда», и для этого начать нужно с описания того, что происходит сейчас.

Точка старта

Наглядная система «Колесо жизненного баланса» позволит нам проанализировать нашу жизнь на данный момент. Нарисуем круг и разделим его на сектора — важные именно для нас сферы жизни. Например: здоровье, дети, любовные отношения, работа, финансы, окружение, самореализация, досуг. А теперь «заполним» каждый сектор: оценим по десятибалльной шкале, отложенной по спицам колеса от центра к краям, насколько мы довольны в этой сфере своей жизнью. Отбросьте эмоции и постарайтесь быть максимально объективными.

Колесо должно катиться

«Колесо жизни» не может быть идеально круглым – сложно одинаково преуспеть во всех желаемых сферах. Но оно должно быть работоспособным. У каждого есть сильные стороны, например, поддержка семьи, яркий талант или финансовый успех – они и станут нашей опорой. А вот на резкие «провалы» нужно обратить внимание. И начать ремонт нашего колеса следует с тех сфер жизни, позитивные изменения в которых помогут справиться и с другими проблемами. Если подводит здоровье, лишая возможности и полноценно работать, и нормально отдыхать – занимаемся сначала здоровьем. Не хватает денег ни на дом, ни на семью, ни на развлечения? Приоритетно ищем, как будем решать финансовые проблемы. Но чтобы изменить что-то в ключевых сферах, нужно изменить отношение к ним, само своё мышление, иначе уткнемся в тот же самый потолок, который не давал нам и прежде двигаться дальше. И вот тут необходимо приложить усилия и заставить себя быть предельно честными с самими собой. Помните, все что вы сейчас подумаете и запишете для себя — этого никто не увидит, это сугубо ваш анализ и ваши изменения.

Боремся с ограничивающими установками

Мы склонны игнорировать неприятные факты – это в нашей природе. И мы не просто их игнорируем, а чаще всего отказываемся от ответственности и обвиняем во всем окружающий мир. Так проще мириться с происходящим. Но ключ в том, что, если мы не принимаем решения самостоятельно справляться с проблемами, мы так и остаемся заложниками ситуации без малейшей возможности что-то изменить в своей жизни. Давайте попробуем понять, как это происходит. Допустим, мы проанализировали свои проблемы со здоровьем и осознали, что их причина – лишний вес. Наверняка он тревожил нас и раньше – так почему мы ничего не предприняли? Виной всему – наши ограничивающие убеждения. Чтобы их обнаружить, выпишите все свои мысли по поводу столь печального явления на лист бумаги: «в моём возрасте многие полнеют, и это нормально», «у меня просто такой обмен веществ», «у меня нет ни сил, ни времени заниматься спортом». В какую картину складываются все эти высказывания? Виноваты обстоятельства, они с такой точки зрения совершенно непреодолимы, что позволяет снять ответственность с себя. Теперь, когда мы проговорили себе это, у нас есть два пути. Первый – «путь наименьшего сопротивления» – оставить всё как есть, усугубляя проблемы и деградируя. Второй – принять осознанное решение, сформулировать цель, разбить ее на этапы и действовать.

Вылезать из своей повседневной колеи, терять привычную стабильность – страшно. Но только так можно изменить жизнь к лучшему. Даже если это будет означать, например, необходимость отказаться от пагубной привычки, разорвать тягостные отношения, покинуть нелюбимую работу. Это непросто, но тут нам поможет видение нашей цели и поиск ресурсов, способных придать нам достаточное количество сил.

Рисуем собственный образ

По всем дорогам самосовершенствования мы идём к настоящему себе. Попробуйте представить себя добившимся всех своих целей, каким вы станете спустя какое-то время. Каким человеком я вижу себя? Как выгляжу? Как себя чувствую? Как реализуюсь в жизни? Где живу? Кто окружает меня? Какое место близкие люди занимают в моей жизни? Конечно, в чём-то фантазию придётся укротить – невозможно стать оперной певицей, не имея голоса. Но реалистичная, позитивная и вдохновляющая картина станет для нас образом, к которому хочется стремиться, поможет построить чёткий план целей и действий. Важно, чтобы такая картина действительно вдохновляла, вызывала восхищение – «Ого, это потрясающе! Как же я прекрасно себя там чувствую!»

Каждая цель в идеале должна быть конкретной, измеримой и достижимой на определенном промежутке времени. Не «хоть немного похудеть», а «похудеть на 5 килограмм к 1 июня, а для этого мне нужно снижать вес примерно на 500 грамм в неделю». Выполнение такой цели не кажется невероятным, не лишит уверенности и сил, и даст нам радость и на каждом этапе, и когда будет достигнута полностью. При этом нужно допускать, что дорога не является гладкой, и успехи не достигаются без откатов назад. Будут моменты слабости, потери достигнутых промежуточных результатов, минуты желания все бросить и жить как само получается. Это абсолютно нормально. Падаем, поднимаемся и двигаемся дальше. Важен общий тренд. Важна именно эта удовлетворённость, ощущение позитивной тенденции изменений, возросшая самооценка и любовь к себе, поправленное здоровье, а вовсе не «сферические 90-60-90 в вакууме». Тогда на каждом шагу появляется новый ресурс, дающий возможность двигаться дальше.

Избранные цели должны быть именно нашими, вызывать именно вашу положительную внутреннюю реакцию, а не достигаться для нашей семьи или некоего «идеального человека». Это наша неповторимая жизнь, которая должна быть дорогой не стагнации и выживания, а развития: наполненной и приносящей радость. Это трудно, особенно в начале, но, вне всякого сомнения, усилия того стоят.

Смотрите также:

РБК: Вам к психологу: что такое комфортное жилье с точки зрения психологии

Все говорят о физическом комфорте, эргономике в новостройках, но часто забывают о психологическом комфорте. Безопасность, дворы без машин, световая и цветовая гамма, выбор материалов для интерьеров общественных пространств в жилых комплексах, архитектура и планировка территории — это базовые с точки зрения психологии вещи, которые порождают положительные эмоции и создают комфорт.

В США и западных странах на это давно обратили внимание девелоперы, и при проектировании и разработке планировок жилых кварталов они обращаются за консультациями к психологам. В России застройщики тоже используют западные и собственные наработки при создании не только физического, но и психологического комфорта для жителей. Чаще такие проекты появляются в мегаполисах с высококонкурентным рынком жилья и в новостройках более дорогих сегментов.

Рассказываем, что такое комфортная среда с точки зрения психологии и как застройщики создают такую среду в современных новостройках.

Комфортная среда

Компания RTDA провела исследование «Комфортный город» по заказу Москомархитектуры. В исследовании отмечается, что главными опасениями при выборе жилья и оценках условий проживания для москвичей остаются шум, загруженность дворов, перенаселенность микрорайонов и повышенная нагрузка на объекты социальной инфраструктуры.

Резюмируя исследование RTDA, психолог Пол Кидуэлл дает несколько советов архитекторам, которые помогут им создать в Москве комфортную, безопасную, доступную, стимулирующую и сомасштабную человеку среду. Среди рекомендаций — квартальная периметральная застройка; многофункциональное наполнение городских пространств; разнообразные фасады; формирование сети пешеходных связей, пронизывающих весь город; создание велоинфраструктуры; ограничение парковочных мест в центре и приоритет общественного транспорта; близость парковых территорий к жилью; вариативность форматов жилья — от апартаментов до коттеджей; различная плотность застройки при оптимальной высотности 7–9 этажей.

Главные факторы психологического комфорта

На комфорт для жизни влияют сразу несколько факторов: чувство безопасности, обилие пространства и света, цветовые решения, благоустройство и наличие зелени и деревьев во дворе.

Пространство и свет

С точки зрения психологического комфорта базовые вещи — это пространство и свет. Людям неприятно находиться в небольших комнатах с низкими потолками, говорит психолог частной практики Арина Ковина. По ее словам, психологический комфорт — это воздух и та самая пресловутая инсоляция, то есть солнечные лучи должны попадать в помещение, но не давить в жару излишней духотой.

«Пространство может быть поделено на зоны перегородками и спроектировано так, чтобы не было длинных узких коридоров, как в типовых домах советского периода. Поэтому входные группы стараются делать максимально просторными, двери — стеклянными, вставлять много светлых и ярких орнаментов, которые визуально расширяют помещение», — приводит примеры Арина Ковина.

Большое влияние на психологическое благополучие человека оказывает освещение, поэтому в ЖК Sydney City компании ФСК квартиры запроектированы с учетом глубины комнат, площади остекления, с использованием компьютерного моделирования уровня доступа естественного света (sDA 200,40%). В местах общего пользования предусмотрено «циркадное освещение», когда уровень яркости, блики и световые сценарии в течение дня будут рассчитаны на природные циклы человека.

В некоторых проектах девелоперская компания «Брусника» применяет технологию второго света, благодаря которой солнечные лучи распределяются равномерно, а между уровнями нет глухого перекрытия. Другой пример — зенитные окна, они используются на верхних этажах и представляют собой застекленный проем в потолке, который обеспечивает большее проникновение солнечного света, поясняют в пресс-службе компании.

Двор без машин и озеленение

С точки зрения психологии двор без машин создает ощущение безопасности, потому что автомобиль ассоциируется с движением, скоростью и представляет потенциальную угрозу жизни. Отсутствие парковки у дома позволяет расслабиться, вызывает доверие к жилому пространству и ощущение безопасности, говорит Арина Ковина.

Также наличие зелени успокаивающе действует на человека. «Зелень и ровный газон ассоциируются с успехом, счастьем и хорошим настроением. Плюс эргономика: удобные дорожки, проходы между домами, арки и широкие тротуары — все это должно показать жителям, что именно они здесь на первом месте», — отмечает психолог.

«Доступ к природе оказывает огромное влияние на самочувствие человека, поэтому в своих проектах уделяем особое внимание благоустройству, для чего дополнительно привлекли профессиональных психологов, которые прорабатывали расположение детских, спортивных площадок и зон для релакса в соответствии с психологическими аспектами взаимоотношений между жителями комплекса», — говорит директор департамента по развитию продукта ГК ФСК Петр Кирилловский.

Цветовая гамма

Цветовая гамма, признанная психологами наиболее оптимальной для жизни, — это любые природные цвета. По словам Арины Ковиной, основу любого успокаивающего пейзажа составляют все оттенки зеленого, синий и голубой, а также желтый и коричневый. При этом яркие пятна оранжевых и ярко-желтых оттенков считаются оптимистичными и повышающими настроение, но только в разумных пределах, добавляет психолог.

Детские площадки и зоны отдыха

Еще одна тенденция для создания полноценной психологической среды — уход от дворов, предназначенных только для детей. Разумеется, детским площадкам по-прежнему отдается приоритет, но застройщики стали делать зоны отдыха для разных возрастных групп, бездетных жителей, а также скверы и зоны для барбекю и шашлыков, говорит Арина Ковина.

Благоустройство и городская среда

С точки зрения психологии еще одна сложность в мегаполисах — это нависающие высотные дома, рядом с которыми человек чувствует себя маленьким, эффект небоскребов. Эту проблему обычно решают с помощью корпусов разной этажности и яркого оформления фасадов, приводит пример Арина Ковина.

Западный опыт

В США в 2014 году был создан стандарт для жилых домов WELL, включающий в себя компоненты как физического, так и психологического здоровья человека. Исследователи разбирали все аспекты, которые влияют на жизнь человека в городе. Это качество воздуха, чистота воды, уровень освещенности и еще семь компонентов, ежесекундно определяющих, как мы себя чувствуем. На основе глубокого анализа специалисты составили обширный перечень требований и рекомендаций, которым нужно следовать для проектирования по-настоящему приятного для жизни места.

Сейчас в мире порядка 400 зданий, которые прошли сертификацию WELL. Почти треть — в Европе, еще треть — в США и Австралии, значительная часть — в Китае.

Где строят комфортные дома

К оцениваемым порталом ЕРЗ.РФ параметрам жилых комплексов в части психологического комфорта можно отнести:

транспортную доступность;

функциональные детские площадки;

пешеходную улицу на территории;

объекты массового отдыха и рекреационные зоны;

безбарьерность и среду для маломобильных граждан;

Среди регионов, где оценено не менее десяти жилых комплексов, лидерами по развитию элементов для создания психологического комфорта в ЖК стали: Москва (15,6 балла), Астраханская область (15,5 балла), Республика Мордовия (14,5 балла), Архангельская (14,4 балла) и Свердловская (13,9 балла) области. Санкт-Петербург набрал 13,8 балла, Ленинградская и Московская области 9,1 и 8,8 балла соответственно.

Портал ЕРЗ.РФ также оценивает и элементы дискомфортной среды, такие как вредные воздействия (загрязненная почва, источники шума, магнитных полей, вибрации, неприятного запаха) и неблагоприятное соседство (кладбище, СИЗО, психиатрическая или наркологическая больница, пустыри).

Среди регионов, где оценено не менее десяти ЖК, минимальную средневзвешенную оценку за наличие элементов дискомфортной среды получили: Республика Хакасия (-4,9 балла), Республики Карелия и Саха (Якутия) (по -4,2 балла), Москва (-4,0 балла) и Смоленская область (-3,9 балла). Примечательно, что в Москве как самая высокая доля ЖК с развитыми элементами для создания психологического комфорта, так и одна из лидирующих позиций по доле ЖК с элементами дискомфортной среды.

Подробнее


Здоровый образ жизни

Что такое здоровый образ жизни?

Здоровый образ жизни — это образ жизни человека, направленный на профилактику болезней и укрепление здоровья. В психолого-педагогическом направлении здоровый образ жизни рассматривается с точки зрения сознания, психологии человека, мотивации. Имеются и другие точки зрения (например, медико-биологическая), однако резкой грани между ними нет, так как они нацелены на решение одной проблемы — укрепление здоровья индивидуума. Занятия физкультурой — одна из основных составляющих здорового образа жизни. Здоровый образ жизни является предпосылкой для развития разных сторон жизнедеятельности человека, достижения им активного долголетия и полноценного выполнения социальных функций для активного участия в трудовой, общественной, семейно-бытовой, досуговой формах жизнедеятельности. Актуальность здорового образа жизни вызвана возрастанием и изменением характера нагрузок на организм человека в связи с усложнением общественной жизни, увеличением рисков техногенного, экологического, психологического, политического и военного характера, провоцирующих негативные сдвиги в состоянии здоровья.

В настоящее время довольно часто люди с воодушевлением говорят о здоровом образе жизни, но представление об этом самом «здоровом образе жизни» зачастую довольно отрывочно и, мягко говоря, не вполне осязаемо. По большому счету здоровый образ жизни — это больше чем просто соблюдение режима питания, режима сна и проведение регулярных занятий спортом. Это такой образ жизни, при котором человек может по настоящему всем сердцем и душой наслаждаться жизнью, ее красотой и насыщенностью различными событиями. Конечно же, он связан и с комфортом в физическом и эмоционально-психологическом смыслах. В идеале, здоровый образ жизни позволяет оставаться активным, жизнерадостным и целеустремленным человеком с довольно хорошим физическим здоровьем до конца жизни.

Какие принципы здорового образа жизни современного человека можно определить, как основополагающие?

Основным для сохранения здоровья и увеличения продолжительности здоровой жизни человека является:

    воспитание с раннего детства здоровых привычек и навыков;

    окружающая среда: безопасная и благоприятная для обитания, знания о влиянии неблагоприятных факторов окружающей среды на здоровье;

    отказ от курения, употребления наркотиков, употребления алкоголя.

    здоровое питание: умеренное, соответствующее физиологическим особенностям конкретного человека, информированность о качестве употребляемых продуктов;

    движение: физически активная жизнь, включая специальные физические упражнения, с учётом возрастных и физиологических особенностей;

    личная и общественная гигиена: совокупность гигиенических правил, соблюдение и выполнение которых способствует сохранению и укреплению здоровья, владение навыками первой помощи;

    закаливание организма.

На физиологическое состояние человека большое влияние оказывает его психоэмоциональное состояние. Поэтому некоторые авторы также выделяют дополнительно следующие аспекты здорового образа жизни:

    эмоциональное самочувствие: психогигиена, умение справляться с собственными эмоциями, проблемами;

    интеллектуальное самочувствие: способность человека узнавать и использовать новую информацию для оптимальных действий в новых обстоятельствах. Позитивное мышление.

    духовное самочувствие: способность устанавливать действительно значимые, конструктивные жизненные цели, стремиться к ним и достигать их. Оптимизм.

Как организовать здоровое питание?

Питание является важной составляющей здорового образа жизни. То, что мы едим, оказывает самое непосредственное влияние на наш организм и его функционирование. От поступления тех или иных веществ зависит, как мы себя будем чувствовать, наше настроение, психическое состояние, внимание, память и многие прочие показатели.

Существует огромное количество разнообразных полезных и вкусных блюд, и вовсе необязательно, чтобы продукты при этом были дорогими. Дороговизна не синоним полезности. К основным принципам здорового питания следует отнести следующие:

1. Употребляйте как можно меньше вредных жиров, соли и сахара.

2. Употребляйте как можно больше рыбы, свежих фруктов и овощей, орехов, цельнозерновых и постных белков.

3. Для получения необходимых организму витаминов и минеральных веществ, принимайте витаминно-минеральные комплексы (курсами с небольшими перерывами), но лучше, все-таки полезные вещества получать в натуральном виде — употребляя фрукты и овощи.

Как стресс влияет на состояние организма?

Стрессы оказывают отрицательное влияние как на психологическое состояние, так и на физическое здоровье человека.

Стресс дезорганизует деятельность человека, его поведение, приводит к разнообразным психоэмоциональным нарушениям (тревожность, депрессия, неврозы, эмоциональная неустойчивость, упадок настроения, или, наоборот, перевозбуждение, гнев, нарушения памяти, бессонница, повышенная утомляемость и др.).

Стрессы, особенно если они часты и длительны, оказывают отрицательное влияние не только на психологическое состояние, но и на физическое здоровье человека. Они являются главными факторами риска при проявлении и обострении многих заболеваний. Наиболее часто встречаются заболевания сердечно-сосудистой системы (инфаркт миокарда, стенокардия, гипертоническая болезнь), желудочно-кишечного тракта (гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки), снижение иммунитета.

Гормоны, которые вырабатываются при стрессе, необходимые в физиологических количествах для нормальной работы организма, в больших количествах вызывают множество нежелательных реакций, ведущих к заболеваниям и даже к гибели. Их негативное действие усугубляется тем, что современный человек в отличие от первобытного при стрессе редко пускает в ход мышечную энергию. Поэтому биологически активные вещества еще долго циркулируют в крови в повышенных концентрациях, не давая успокоиться ни нервной системе, ни внутренним органам.

В мышцах глюкокортикоиды в высокой концентрации вызывают распад нуклеиновых кислот и белков, что при длительном действии приводит к дистрофии мышц.

В коже эти гормоны тормозят рост и деление фибробластов, что приводит к истончению кожи, ее легкой повреждаемости, плохому заживлению ран. В костной ткани — к подавлению поглощения кальция. Конечный результат продолжительного действия этих гормонов — уменьшение массы костей, чрезвычайно распространенное заболевание — остеопороз.

Перечень негативных последствий повышения концентрации гормонов стресса свыше физиологических можно долго продолжать. Здесь и дегенерация клеток головного и спинного мозга, задержка роста, снижение секреции инсулина («стероидный» диабет) и т. д. Ряд очень авторитетных ученых даже считают, что стресс является основным фактором возникновения рака и других онкологических заболеваний.

К подобным реакциям приводят не только сильные, острые, но и небольшие, но длительные стрессовые воздействия. Поэтому хронический стресс, в частности, длительное психологическое напряжение, депрессии также могут приводить к вышеуказанным заболеваниям. Возникло даже новое направление в медицине, получившее название психосоматическая медицина, рассматривающая всевозможные формы стресса как основной или сопутствующий патогенетический фактор очень многих (если не всех) заболеваний.

Как легко победить стресс и вновь обрести вкус жизни?

Для начала определите, что послужило причиной вашего стресса? Только после этого вы сможете понять, как можно устранить его влияние. Главное что нужно сделать, так это изменить свое отношение к причинам, вызывающим стресс. Не стоит сильно переживать из-за ситуаций, на которые вы не в силах повлиять. Еще хотелось бы порекомендовать стрессовые ситуации воспринимать как возможность получения дополнительного жизненного опыта и тогда жизнь будет здоровой и полноценной. Хорошо в этой борьбе помогают физические упражнения. Они способствуют появлению повышенного содержания эндорфинов, которые давно уже нарекли гормонами счастья. Особенно хорошее влияние оказывают командные виды, такие как: баскетбол, волейбол, футбол. Это идеальный способ для снятия негативного состояния, выброса отрицательных эмоций. Замечательно, если у человека есть хобби. Занятия любимым делом помогают отойти от проблем и переключиться эмоционально на радостные мысли. Часто подобными увлечениями бывают садоводство, коллекционирование, вязание, рисование. А, кроме того, это времяпровождение является отличным отдыхом. Немаловажно значение сбалансированного питания, а так же релаксации. Научитесь расслабляться под приятную музыку, ешьте больше продуктов с богатым содержанием магния. Балуйте себя небольшим кусочком шоколада. И тогда у вас не возникнет вопроса: Как избавиться от стресса и нужно ли бороться со стрессом?

Какие советы дают профессионалы по формированию здорового образа жизни?

Существует 10 советов, разработанных международной группой врачей, диетологов и психологов, которые составляют основу здорового образа жизни. Следуя им, можно продлить и сделать более приятной нашу жизнь.

1 совет: разгадывая кроссворды, изучая иностранные языки, производя подсчеты в уме, мы тренируем головной мозг. Таким образом, замедляется процесс возрастной деградации умственных способностей; активизируется работа сердца, системы кровообращения и обмен веществ.

2 совет: работа — важный элемент здорового образа жизни. Найдите подходящую для себя работу, которая будет вам в радость. Как утверждают ученые, это поможет выглядеть моложе.

3 совет: не ешьте слишком много. Вместо привычных 2.500 калорий обходитесь 1.500. Это способствует поддержанию активности клеток, их разгрузке. Также не следует впадать в крайность и есть слишком мало.

4 совет: меню должно соответствовать возрасту. Печень и орехи помогут 30-летним женщинам замедлить появление первых морщинок. Содержащийся в почках и сыре селен, полезен мужчинам после 40 лет, он способствует разряжению стресса. После 50 лет необходим магний, который держит в форме сердце и полезный для костей кальций, а рыба поможет защитить сердце и кровеносные сосуды.

5 совет: имейте на все свое мнение. Осознанная жизнь поможет, как можно реже впадать в депрессию и быть подавленным.

6 совет: дольше сохранить молодость помогут любовь и нежность, поэтому найдите себе пару. Укреплению иммунной системы способствует гормон счастья (эндорфин), который вырабатывается в организме, когда человек влюблен.

7 совет: спать лучше в прохладной комнате (при температуре 17–18 градусов), это способствует сохранению молодости. Дело в том, что и от температуры окружающей среды зависят обмен веществ в организме и проявление возрастных особенностей.

8 совет: чаще двигайтесь. Учеными доказано, что даже восемь минут занятий спортом в день продлевают жизнь.

9 совет: периодически балуйте себя. Несмотря на рекомендации, касательно здорового образа жизни, иногда позволяйте себе вкусненькое.

10 совет: не всегда подавляйте в себе гнев. Различным заболеваниям, даже злокачественным опухолям, более подвержены люди, которые постоянно ругают самого себя, вместо того, чтобы рассказать, что их огорчает, а иногда и поспорить.

Проблема веры с точки зрения психологии и теории познания — П.П.Соколов

Речь перед защитой магистерской диссертации «Вера. Психологический этюд», Москва, 1902.

Мм. Гг.! Я выступаю перед вами для защиты магистерской диссертации гораздо позднее, чем должен был бы это сделать, и вы, конечно, будете в праве спросить меня, почему это так произошло. Мне хорошо известно, что этим вопросом интересовались многие. Некоторых он почему то занимал даже гораздо больше, чем это было бы нужно и для решения его были придуманы различные гипотезы, иногда очень нелестные для меня, а иногда не очень лестные и для тех, кто их изобретал. Со стороны казалось, по видимому, всего более странным то обстоятельство, что я оставил незаконченною свою диссертацию «Учение о святой Троице о в новейшей идеалистической философии», печатавшуюся отдельными статьями в журнале «Вера и Разум» в 1893, 1894 и 1896 г.г. Эта работа, возникшая из моего кандидатского сочинена, была уже в принципе одобрена покойным В. Д. Кудрявцевым. Судя по письмам, которые приходилось получать мне и редакции печатавшего её журнала, она имела читателей, дававших ей иногда даже совершенно преувеличенную Оценку, и меня спрашивали, что за причины могли помешать довести её до конца?

Эти причины были сложны, но главных из них было две: одна лежала вне меня, другая была во мне самом. Вне меня был знаменитый в своём роде циркуляр, запрещавший избирать предметами богословских диссертаций ереси и лжеучения. Рассматриваемый теоретически, этот любопытный законодательный документ должен казаться вещью, непостижимой для ограниченного человеческого разума. По крайней мере, я не встречал ни одного человека, который быль бы способен понять его мудрые цели. В особенное недоумение повергал он посторонних наблюдателей наших академических дел. Если предначертания законодателей понимались в том смысле, что этот циркуляр должен быль исполнять роль желоба, направлявшего богословскую мысль исключительно на разработку истин веры, то спрашивали: как же можно исследовать истину, не разобравшись в заблуждениях? Если же его назначение полагалось в том, чтобы служить карантином против каких ни будь умственных зараз, то возникал вопрос: чьи же умы охранялись им от еретических микробов? Умы читателей богословских диссертаций? Но кто же читает богословские диссертации? Ведь их читают в большинстве случаев, конечно, специалисты, т. е. люди, приобрётшие полный иммунитет от всякого умственного заражения. Или, быть может, умы самих авторов этих учёных произведений? Но запрещать богословам из страха за их образ мыслей научное исследование богословских заблуждений, не похоже ли на то, как если бы вздумали запретить врачам писать о холере из опасения, что они могут заразиться ею? Так рассуждали люди, желавшие постигнуть непостижимое. Это были, конечно, метафизики, уверенные в том, что «всё действительное разумно», и им не приходила в голову мысль, что, может быть, весь смысл циркуляра в том именно и состоял, чтобы опровергнуть их лжеучение Но, к сожалению, этот непостижимый акт канцелярского законодательства не был простым предметом метафизических умозрений. Несмотря на всю свою теоретическую несообразность, он получил полное практическое применение, и первые его результаты, вероятно, превзошли ожидания самих законодателей. Вместо того чтобы служить жёлобом и карантином, он, прежде всего, сыграл роль западни для тех молодых учёных, которых он невзначай накрыл за разработкой запрещённых темь. Эти лица были поставлены в совершенно трагическое положение. Им оставалось что-нибудь одно из двух: или прибегать к каким ни будь унизительным уловкам для искусственного примирения своих исследований с буквой циркуляра, или совсем бросать свою работу. В таком-то вот положении я и очутился. Сейчас я уже не помню, называл ли циркуляр в числе ересей, осуждённых вселенскими соборами, и философские теории ХIХ-го века; во всяком случае он разумел их, и этим судьба моей диссертации была решена. С разных сторон я слышал намёки, что магистерское сомнение на такую тему, как теории Троичности в новейшей идеалистической философии, уже не может пройти. Наконец, было дважды заявлено это определённо со стороны вполне авторитетным, и вместе с этим благоразумным предупреждением я получил не менее благоразумный совет: бросить всякие философские материи и заняться «Священным Писанием»… Можно ли было при таких условиях продолжать начатую мною работу?

Вы, может быть, скажете: можно! Нужно было иметь мужество работать, не останавливаясь перед внешними затруднениями, и какова бы ни была судьба моей диссертации, я все равно должен быль её окончить. Да, это правда, и это, вероятно, так и произошло бы, если бы кроме внешних затруднений мне не встретились другие препятствия,– препятствия более фатальные, потому что они лежали уже во мне самом. То, что происходить в нас самих, есть личное дело нашей совести: говорить о таких вещах трудно, а ещё труднее быть понятым, когда говоришь о них. Поэтому я скажу только следующее. Изучение религиозно-философских теорий новейшего идеализма послужило толчком для моих собственных философских поисков, и эти искания привели меня к тому, что для меня стало безусловно невозможным продолжать свою работу в том духе, как я её начал. Вот почему, несмотря на неоднократные попытки вновь возвратиться к ней, я принуждён был в конце концов её бросить; и если она когда-нибудь снова появится в свете, то уже в совершенно изменённом виде.

Тем не менее священный обряд «соискания учёной степени магистра богословия» остаётся по прежнему тем ключом, которым отпираются для меня двери профессорского рая. Без него я то же, что в канцелярии «неподписанная бумага»: мне нельзя «дать хода». И вот теперь я вновь пытаюсь совершить этот традиционный обряд, но при условиях уже не совсем обычных. Моё настоящее выступление перед вами в качестве соискателя магистерской степени является несколько неожиданным для меня самого. Если сочинение, которое я назначал для этой цвети, мне не пришлось защищать, то книжка о веры, которую я буду сейчас защищать, наоборот, не предназначалась для этой цели. Возникшая из моей актовой речи и из статей, печатавшихся в 1902 году в журнале «Вопросы философии и психологии», она была издана в качестве простого чисто научного очерка, мало подходящего к обычному типу богословских диссертаций. Ей, без сомнения, недостаёт многих качеств, свойственных этим учёным произведениям прежде всего она лишена одного из обычных их свойств, – большого объёма. Правда, мне уже давно, и притом с разных сторон, предлагали сделать из неё то употребление, которое я теперь делаю; но тогда эта мысль по разным причинам казалась неосуществимой. Некоторые из соображений, руководивших мною в то время, конечно, сохранили своё значение и теперь. Мало того, к ним прибавилось ещё одно неудобное для меня обстоятельство: моя книжка уже разошлась, и самому было трудно разыскать её экземпляры. Но fata volentem ducunt, nolentem trahunt…

В ком могут воплотиться для меня потом эти капризные «fata» и куда в конце концов они увлекут меня, я не знаю; но в настоящее время они воплотились в лице двух моих уважаемых рецензентов, которые благосклонно нашли, что моя небольшая работа может иметь не только научный, но и богословский интерес. Сейчас эти снисходительные рецензенты превратятся в свирепых оппонентов и будут доказывать, что она, наоборот, не имеет ни того, ни другого, а придётся опровергать их возражения и доказывать противоположное. В виду этой надвигающейся опасности мне приходится ещё раз осмотреть свои позиции и выяснить, как для себя, так и для других, в чем состояла задача моей работы и в чем она не состояла, чего можно требовать от неё чего нельзя.

Веру можно исследовать с двоякой стороны: как функцию и как объект, как известное душевное состояние и как совокупность тех вещей, к которым относится это состояние, как fides guae creditur и fides quae creditur. Исследуя её как функцию, мы хотим определить её субъективную природу, условия и законы; рассматривая её как предмет, мы желаем выяснить её объективное содержание, основания и критерии. В первом случат» мы решаем вопросы как и отчего мы верим?, во-втором: во что и ради чего мы должны верить? Первый из этих вопросов психологический, второй философский. В качестве психолога, я избрал предметом своего изучения первый вопрос. К этому меня побуждали не только мои специальные интересы и первостепенная важность вопроса самого по себе, но и то обстоятельство, что до сих пор он быль почти не затронуть в нашей литературе. Между тем как с философской точки зрения вера рассматривалась у нас неоднократно, её психологическая природа, её законы и её внутренние условия насколько мне известно, ещё не были подвергнуты русскими учёными специальному исследованию.

Что такое вера по своей психологической природе, это можно довольно легко видеть как из наблюдения фактов, так и из анализа относящихся к ним теорий. В каких бы формах ни проявлялась и как бы различно она ни понималась, по существу она всегда сводится к одному и тому же: это-сознание или чувство реальности, внушаемое нам каким-нибудь представляемым объектом и выражающееся в том или ином активном отношении к этому объекту. Все, что называется «убеждением», «мнением», «уверенностью», «доверием», «верой разумной», «верой слепой», и т. д., суть лишь разновидности этого чувства, объясняемые различною его силой, неодинаковым его постоянством, большею или меньшею ясностью его теоретических и практических оснований. Но как зарождается в нашей душе это знакомое каждому чувство? Каким основным законом определяется его возникновение и какие психологические условия его подготовляют? Вот вопрос, гораздо более трудный, и решение этого именно вопроса сделалось моею главною задачей.

Найти основной закон веры значить открыть такое всеобщее и неизменное соотношение явлений, которое наблюдалось бы во всех формах человеческих верований и убеждений, будут ли их объекты чувственного или сверхчувственного характера, будет ли это вера религиозная или мифическая, истинная или ложная, просвещённая или суеверная. Такое соотношение явлений я нашёл в факте, отчасти указанном ещё Юмом и Дегальдом Стюартом,– в зависимости веры от живости наших представлений и идей. Внимательное наблюдение может показать, что всюду, где вещи представляются или мыслятся нами с особенною живостью, они неизбежно внушают нам уверенность в их действительном существовании. Эта уверенность может быть продолжительна или мимолётна, она может сохраняться на всю жизнь или исчезнуть в следующее же мгновенье, но раз это основное условие дано, она возникает с необходимостью рефлекса. Вот почему самые живые состояния нашего сознания, переживаемые нами как непосредственное настоящее, ощущения, сопровождаются самою непоколебимою верой в реальность их объектов. Вера в воспоминания прошлого, в представлении будущего и в творческие образы свободной фантазии прямо пропорциональны их живости. Даже вера в идеи зависит оттого, что она живо представляются нами, облекаясь в конкретные образы, или живо мыслятся, делаясь центром внимания. Идея, захватившая наше внимание, может, конечно, остаться па уровне отвлечённого понятия, и если никакой враждебный психический элемент не ослабляет её живости и силы, это не мешает ей стать предметом глубокого убеждения. Но по мере того, как сфера внимания суживается и живость идеи возрастает, она все более и более стремится принять репрезентативную форму,– перейти из отвлечённого понятия в конкретное, представление, а это представление в свою очередь при известных обстоятельствах может достигнуть живости ощущений и получить галлюцинаторный характер. И мы можем наблюдать, как вместе с этими метаморфозами возрастает сила веры, как идея все более и реализуется в сознании, превращаясь из простой мысли в самую очевидную действительность.

Вот положения которые я прежде всего старался обосновать, и если приведённая мною в доказательство их соображения и факты отличаются какою-нибудь степенью убедительности, главная часть моей задачи может считаться исполненной. Перед нами обрисовываются контуры очень важного психологического закона, который можно кратко формулировать так «вера есть функция живости представлений и идей». Что такой закон мог бы иметь первостепенную теоретическую важность, об этом нет надобности говорить: он связывает одною идеей необозримую совокупность и вносит порядок и отношения внутренней необходимости туда, где по-видимому царят только хаос и непонятные капризы случая. Но не меньше ясно и его практическое знание. Проблема воспитания и самовоспитания веры, значение символики и культа в религиозной жизни, тайна мистических переживаний, психология религиозного фанатизма и сектантства, – вот наиболее интересные для богослова практические вопросы, которым этот закон может дать несколько новое освещение.

Если основной закон веры состоит в том, что она есть функция живости представления и идей, то её дальнейшие условия очевидно, сводятся к совокупности таких причин и влияний, которыми создаётся эта живость. В противоположность единству и неизменности закона веры, эти причины и влияния весьма изменчивы и разнообразны. Их нет, пожалуй, надобности долго отыскивать, когда идёт речь о вере в ощущения и представления или образы, так как в общем они сами собою понятны. Живость ощущений зависит от силы внешних впечатлений от деятельности внимания живость представлений обу словливается механизмом ассоциаций и индивидуальными свойствами памяти и воображения. Но они очень сложны в мире идей. Здесь условия веры имеют более субъективный, чем объективный характер, и стоять в связи со всем строем человеческой личности. В той мере, в какой они поддаются психологическому анализу, их можно. по моему мнению, кратко выразить в следующих положениях. Общими причинами живости идей служат два более или менее тесно связанных между собой психологических факта: отсутствие враждебных этим инеям ассоциаций и присутствие сродных им психических синтезов.

В свою очередь психические, синтезы, способные оживить идею в сознания, имеют троякую психологическую основу: их теоретическую истинность, т. е. ясную для ума логическую связь их с остальным содержанием нашей мысли, их моральную необходимость, т. е. связь их с нашими чувствами, нравственными потребностями и привычками, и их практическую полезность, т. е. связь их с нашими эгоистическими расчётами и интересами. Наконец, преобладание теоретических, моральных или утилитарных побуждений обусловливается двумя причинами: непосредственное – влияние воспитывающей нас среды, книг и исторического момента, и косвенно – нашею собственною волей.

Так решаю я свою психологическую проблему. Насколько удовлетворительно такое, решение, об этом, конечно, не мне судить; но хотелось бы защитить себя от одного упрёка, который я встречал даже в печати. Недостаток моей теории веры видят в том, что она слишком низко оценивает влияние воли на склад наших убеждений. Мысль, что воля влияет на веру лишь косвенным образом, представляется в наш волюнтаристический век непростительною ересью, а практические последствия такого взгляда могут казаться почти роковыми. Ведь, если вера является более или менее необходимым результатом известного психологического механизма, то что же станется с нашими лучшими стремлениями? Тогда для человека нет свободного пути к высшим идеалам и нет моральной ответственности ни за свои убеждения, ни за вытекающее из них поступки…

Это тяжёлый упрёк. но мне кажется, что он основан отчасти на недоразумении, отчасти же, быть может, на не. достаточном знакомстве с долами нашего душевного мира. Признать влияние воли на веру не прямым, а косвенным, вовсе не значить оценивать его слишком низко; это значить только понимать тот способ, каким оно действует. Вера не может возникать «по щучьему веленью, по нашему хотенью»; она обусловливается целым рядом психологических причин, отношение которых действительно имеет характер механического взаимодействия. Но воля может влиять на этот психологический механизм, и если ей вообще дана власть управлять нашею верою, то эта власть может осуществляться только таким путём. Ведь инженер, устраивающим ирригацию какого-нибудь земельного участка, не найдёт источника воды, если вздумает копать землю прямо в первом попавшемся месте; для этого ему нужно сначала познакомиться с условиями подпочвенных вод и определить местонахождение водяной жилы. А если вода вдруг хлынет из этой жилы ему навстречу, он не остановит её непосредственно своими руками: ему придётся выкопать канаву и посредством неё отвести воду в новое русло. Подобное же происходить и с верой. Прямым хотением воли мы не создадим в своей душе этого родника живой воды, и не прекратим его течения, если он в ней существует; мы можем создать или изменить только те условия, при которых он был бы способен забить в нас сам собою. А эти условия, как мы знаем, очень сложны. Чтобы заставить нас уверовать в реальность какой-нибудь идеи, воля должна оживить её в нашем уме, а чтобы оживить идею в уме, она должна прежде всего привести в движение эмоциональные пружины нашего сердца. Она должна сначала воспитать в нас нравственную потребность в этой идее, пробудить горячее чувство к ней, зажечь любовь к её объекту, и уже эта потребность, это чувство, эта любовь дадут нам веру. Чтобы верить, недостаточно хотеть верить; для этого нужно полюбить то, во что мы хотим верить. Так говорили все христианские подвижники и святые, сообщившие нам плоды своего духовного опыта; так думали все великие мыслители, углублявшиеся в психологию веры; так чувствуют, вероятно, и все вообще верующие люди. Но если воля влияет на веру лишь посредством того психологического механизма, которым вера создаётся, следует ли отсюда, что наши высшие нравственные задачи неосуществимы? Без сомнения, нет. Отсюда следует только то, что осуществление этих задач не лёгкое дело, что cстремление к идеалу не шутка, не, каприз, даже не простое усилие воли, а долгая и трудная борьба, которая особенно тяжела потому, что здесь человеку приходится бороться с самим собой. Эта напряжённая нравственная борьба не всякому посильна, но она возможна, и тем больше заслуга того, кто одержит в ней победу. Вот в каком смысле я говорю, что при благоприятных условиях воля может стать решительницей судеб нашей веры; и вот почему я заканчиваю свою работу призывом к борьбе за вечные идеалы.

Итак, если вы позволите выразить те же мысли немножко иными словами, в вера, как и в жизни, закономерность не исключает свободы, а свобода не мыслима иначе, как в формах закономерности. Отвергая прямое вмешательство воли в дела нашей веры, я этим устраняю из области веры не волю, а произвол. Вера может подчиниться воли, если воля сумеет найти доступ к сокровенным тайникам нашего сердца; но она не может быть игрушкою произвола, ни чужого, ни нашего собственного. Это и психологически немыслимо, и нравственно недопустимо.

Другое воззрение, которое приходилось также неоднократно слышать, состоит в том, что я слишком узко понял или поставил свою задачу. Я изучал исключительно психологический вопрос, как и отчего мы верим. Но для какой же высшей цели, во имя какого положительного идеала я предпринял эту работу? Разве все, во что мы верим, имеет одинаковую важность и одинаковое влияние на человеческую мысль? Разве нет никакого различия между верой истинной и верой ложной, между бесспорною достоверностью и простым суеверием, между реальною действительностью и призрачною мечтой? Ведь в конце концов для нас важно не то, как и отчего мы верим, а то, во что и ради чего мы должны верить. Психологическое исследование субъективных условий и законов веры может быть только введением к неустранимому для нас философскому вопросу о её объективном содержании и критериях. И если я счёл возможным обойти этот капитальный вопрос, то тут видно какое-то равнодушие к высшим интересам человеческой мысли…

Любопытно, что возражений подобного рода я слыхал не, только от заурядных читателей философской и научной литературы, но и от таких лиц, которые, казалось, должны были бы уметь разбираться в вопросах научной методологии и систематики. Между тем на самом деле оно походит ведь вот на что. Представьте себе, что геолог вздумал исследовать внутреннее строение земной коры н хорошо или худо выполнил эту задачу. Но вы ему скажете: каким же высшим целям служить его исследование и какое значение имеет оно само по себе? Ведь для нас в конце концов важно не то, как устроена земная кора, а то, кто и как живёт на её поверхности: для нас важны люди, их общественный быт и их исторически судьбы. Поэтому, ограничившись одними геологическими проблемами, он понял свою задачу слишком узко. Чтобы изучить вопрос более основательно и широко, он должен был дополнить свою геологическую работу надлежащим очерком социологии и обзором всемирной истории. Если же он этого не сделал, то тут можно видеть только равнодушие к интересам человеческой жизни… Ясно, что философский вопрос о предметах и основаниях веры составляет совершенно иную задачу, чем изучение её психологических условиям и законов; и если я счёл необходимым оставить его в стороне, то не потому, чтобы я быль равнодушен к нему, а потому, что он в отношении к предмету моей работы лежит в другой плоскости. Величайшая важность этого вопроса для меня очевидна. Более того, если есть проблема, которую я мог бы назвать главным интересом своей личной жизни, то это именно данный вопрос. Но раз я задался целью исследовать психологию веры, границы моей работы определялись сами собой, и заниматься рассмотрением философских проблем было бы с моей стороны такою же методологическою ошибкой, как смешивать историю с геологией.

Если вопрос о предметном содержании и критериях веры не могут войти в мою работу, то, может быть, было бы лучше совсем не касаться его и в этой маленькой работе. Дело в том, что это не только весьма важный, но и чрезвычайно сложный вопрос. Чтобы рассмотреть его во всем объёме, пришлось бы пуститься в необозримый океан метафизических гипотез и, после более или менее продолжительного плавания там, пристать к твёрдому берегу какой-нибудь философской системы. А такой системы я не знаю, и все, что я мог бы предложить вместо неё вашему вниманию, было бы, по моему мнению, только рядом философских грёз, едва ли способных иметь какой-нибудь объективный интерес. Но вопрос мне поставлен и я принуждён так или иначе на него ответить, Оставляя в сторону метафизическую разработку этой проблемы, я попытаюсь рассмотреть только её теоретико-познавательную сторону; не претендуя дать ей решения, я позволю себе лишь наметить тот путь, каким она, по моему мнению, могла бы быть решена.

Когда мы спрашиваем: «во что и во имя чего мы должны верить»?, то этот вопрос имеет для нас прежде всего такой смысл: что должно быть для нас всего более цельно? Что способно дать наибольшее удовлетворение запросам нашей мысли, воли и чувства? Что могли бы мы признать безусловно истинным, добрым и прекрасным? Но то, что кажется нам безусловно истинным, добрым и прекрасным, может быть только нашею мечтой. Это наш идеал, а пока мы находим в себе какие нибудь побуждения сомневаться в том, что этому. идеалу соответствует действительность, верить в него мы не можем, как бы ни была велика его ценность. Для того, чтобы идеал получил право стать предметом нашей веры, он должен быть не только безусловно ценным, но и безусловно реальным. Таким образом, вопросы «во что и ради чего мы должны верить»? распадается на две проблемы: какие объекты нашей веры абсолютно ценны, и какие из них абсолютно реальны?

Эти проблемы можно решать трояким путём: эмпирически, теоретически и практически. Абсолютная ценность – и реальность объектов нашей веры могут быть или очевидны из фактов нашего непосредственного опыта, или обязательны в силу известных требований нашей логической мысли, или, наконец, достоверны вследствие известного склада наших эмоциональных и волевых отношений. Мир эмпирической очевидности принадлежит науке, область теоретической обязательности составляет достояние философии, сфера практической достоверности есть жизнь.

Какой же из этих путей и в какой мере мог бы привести нас к желательной цели? И прежде всего, что сказала бы в ответ на наши запросы наука?

Если мы обратимся к науке с вопросом: «что должно быть для нас абсолютно ценным»? то она не даст нам

никакого ответа. Наука не рассуждает о том, что «должно быть», и не определяет ценности вещей; она лишь исследует то, что «есть», отыскивая причины и законы явлений. У неё нет крыльев, чтобы уноситься в мир идеалов добра и красоты, и пред её бесстрастными очами «порок и добродетель» различаются не больше, чем «купорос и сахар». Чистая наука хочет знать только истину, какова бы она ни была, хороша или дурна, прекрасна или безобразна. Но её истина не вечная, не абсолютная, а временная и условная; это истина, доступная средствам человеческого познания и изменяющаяся с этими средствами, истина нашего опыта, нашего разума, нашего мира явлений. Все, что выходить за пределы этого пространственное-чувственного мира, науке недоступно, и вопросы о том, «что есть тайна от века, в чем состоит существо человека, откуда пришёл он, куда он идёт, и кто там верху, над звёздами, живет такие вопросы не могут иметь научного решения. Те верования, в которых люди искали и ищут ответа на эти вопросы, могут быть для науки только предметом исторического и психологического интереса. Она рассматривает их как продукты человеческой мысли и сердца и как факты человеческой истории, и её задача в отношении к ним состоит только в том, чтобы уяснить их элементы и формы, их условия и законы, их генезис и их эволюцию. Сами по себе все эти верования для неё безразличны, и до тех пор, пока она остаётся на почве чистого опыта, она никогда не решит и даже никогда не поставить вопроса о том, что может быть в них абсолютно ценным.

Но наука никогда не решит и вопроса: «что в наших верованиях абсолютно реально»? Она изучает то, что «есть», но её «бытие», как и её «истина», не заключает в себе» ничего безусловного. Это вовсе не абсолютная действительность: это; действительность эмпирическая, бытие, наблюдаемое в пределах опыта, а наш опыт насквозь идеален. То, что мы называем этим именем, есть своеобразная ткань, сплетённая из объективных и субъективных элементов, из данных чувственности и форм рассудка, из наших ощущений и идей. Ощущения составляют содержание опыта, идеи образуют его форму, и задача науки состоит в том, чтобы уложить в эту мысленную форму ощущаемое содержание. Исследуя чувственное содержание опыта, наука открывает в его явлениях некоторые общие свойства и некоторые неизменные отношения. Общие свойства явлений она выражает в понятиях «материи», «силы», «энергии», «движения»; их неизменные отношения она обобщает в идеях «причины» и «закона». Каждая самостоятельная группа явлений организуется ею при помощи этих понятий, а каждое отдельное явление подводится под общие теоретические целой группы. В результате всех этих операций бесформенный хаос чувственных впечатлений заменяется связною системой идей и то, что до сих пор было только ощущаемо, становится теперь «понятным», мыслимым. Так слагается процесс научного объяснения природы и создаётся совокупность нашего знаний о мире. Это единственное знание, каким мы обладаем, и оно может быть безусловно точным, но имеет ли оно дело с действительностью? Ответ очевиден: оно имеет дело только с символами, потому что наши ощущения суть лишь символы действительности, а наши идеи суть символы ощущений. Наука-это банкиры она хранит и умножает богатства человеческой мысли. Но она оперирует не с реальными ценностями, а с кредитными бумагами, и сущность её операций состоит только в своеобразной конверсии этих бумаг. Превращая ощущения в идеи, она конвертирует мене ценные, чувственные символы действительности в более ценные, идейные. А какова настоящая стоимость её символических ценностей, какова подлинная природа изучаемых ею чувственных явлений, какова реальная основа её идей, эти вопросы для науки настолько неразрешимы, что она совершенно справедливо считает излишним даже и заниматься ими.

Если наука не в состоянии уяснить нам ни абсолютно ценного, ни абсолютно реального, то в какой мере могла бы разрешить эти проблемы философия? Первая из этих проблем, проблема ценности, издавна составляла основную задачу философской мысли, и нет никакого сомнения в том, что. её место в философии совершенно законно. Можно спорить относительно того, разрешима ли вообще такая проблема, но раз мы допустим, что она в том или ином смысле разрешима, её можно решать только философским путём. Идеалы абсолютной истины, добра и красоты никогда не были и не могут быть результатом эмпирического изучения мира, потому что в пределах эмпирического знания нет никаких абсолютных принципов. Они являются плодом теоритического размышления о мире, а размышление о мире и есть философия. Не порывая связи с фактами опыта и примыкая к тем идеям, посредством которых наука организует, эти факты, философия стремится уяснить нам их истинную природу и смысл, определить их значение и назначение. Из мира эмпирического «бытия» она переходить здесь в сферу абсолютного долженствования», чтобы показать нам, как мы должны думать, действовать и чувствовать, каковы должны быть нормы и содержание того, что мы называем истинным, добрым и прекрасным. И если она сумеет возвыситься до общего синтеза, она найдёт всеединый принцип, из которого логически вытекают остальные её идеальные ценности и становятся понятными связь и развитие вещей. Разрешая эти задачи, философия преследует цель, аналогичную целям научного знания подобно науке, она хочет «объяснить» вселенную. Но объекты и средства философского объяснения совершенно иные, чем там. Если наука объясняет наблюдаемые явления, определяя их свойства, причины и законы, то философия желает понять идеальный смысл этих явлений, установить их основание, цели и нормы. И если научное объяснение состоит в том, что учёный превращает ощущения в идеи, то философ превращает идеи в идеалы.

Между тем, как причины ощущения, составляющих основу науки, всегда одни и те же, условия возникновения философских идеалов различны и изменчивы. Размышление о мире не есть ни бесстрастное исследование фактов, доступных всеобщей проверке, ни прямолинейный логический вывод неизбежных следствий из общепризнанных оснований. Это процесс весьма сложный и глубоко субъективный. Факты, которые служат его исходною точкой, не выходят за пределы личного опыта и интереса, а заключены относительно этих фактов зависят не только от свойств индивидуального ума, но и от всего душевного склада человека. Как бы ни казались нам убедительными известные философские выводы, они никогда не бывают результатом чистого, неподкупного мышления. В работу мысли у нас постоянно вторгаются влияние сердца и воли, чувств и стремлений потребностей и привычек, и эти-то незаметные иррациональные влияния являются тою пружиной, которая в конце концов определяет и изменяет её направление. Вот почему философия миросозерцания так различны и теоретическая «переоценка ценностей» такое обычное явление. Это факт, основанный на психологии познания, и философы должны быть по крайней мере настолько психологами, чтобы понять его неизбежность и примириться с ним.

Только одно остаётся постоянным и неизменным среди этого разнообразия философских идеалов: это самое стремление к идеалу. Как бы различно не понимались истина, добро и красота и какие бы противоречивые интересы, чувства и страсти ни сталкивались у их подножия, к ним, как к святыне устремлены умы и сердца всех людей. На каждой ступени развития и при всяком складе убеждением в человеке живёт сознание, что достигнутое им не есть предел совершенства, что есть или может быть нечто лучшее, нечто ботве истинное, более доброе, более прекрасное, и когда он всматривается в эти открывающиеся перед ним великие возможности, его неудержимо влечёт к себе их бесконечная даль. Только в этом неустанном стремлении к идеалу заключается смысл человеческого существования. Оно побуждает людей жить и мыслить, бороться и страдать: оно служить движущею пружиной прогресса и составляет вечную тему человеческой истории. Более того, в этом стремлении есть что-то высшее, сверхчеловеческое. Оно представляется бесконечною силой, которая ведёт людей к высшей цели независимо от их желаний и побуждений. Оно, как Эрос Платона, соединяет человека с вечностью. В нем, как в фокусе, отражается та вечная, Божественная мысль, которая проникает все мироздание и о которой поэт говорит:

Носк über der Zeit und dem Raume webt Lebendig der höchste Gedanke.

Философия есть только наиболее сознательное выражение этого общечеловеческого или сверхчеловеческого стремления к идеалу. Она продумывает заложенную в нем мировую думу, переводя на язык понятий то, что в жизни часто остаётся простым чувством и смутным инстинктом. И как бы ни были разнообразны, противоречивы и эфемерны философские теории, они являются лишь индивидуальными и временными преломлениями одного и того же вечного луча. В их разноголосом хоре слышится мировая легенда о высшем и бесконечном; в их непрестанной борьбе осуществляется оценка и переоценка абсолютно ценного.

Но в состоянии ли философия когда-нибудь доказать, что это абсолютно ценное есть вместе с тем и абсолютно реальное? Что истина, добро красота, о которых она размышляет и спорить так много веков, существуют не только в наших стремлениях и идеалах, а и в действительности? Что сверхчеловеческое или мировое бытие высшей силы и вечной мысли есть что ни будь большее, чем простая метафизическая иллюзия или поэтическая мечта? Вот вопрос, на который мы, современные люди, уже не можем отвечать утвердительно.

Было время, когда философам казалось, что проблема реальности неотделима от проблемы ценности и сама собою решается вместе с нею. Для древнегреческого мыслителя понятие «ценности» (χρῆμα) совпадало с понятием «вещи» (πράγμα) или «бытия» (τό εἶναι, τό ὅν). Все, что древний грек находил в своём сознании, переносилось им в объективный мир; все, что он мыслит, представлялось ему действительным, и положение Парменида: τό γάρ αὑτό νοεῖν ἐστίν τε καὶ εἶναι, было теоретикопознавательным принципом большинства философов древности. Ни Платон, ни Аристотель не сомневались в истинности этого положения, и все их усилия были направлены к тому, чтобы в мире понятий найти реальную сущность вещей (τό όγτως ὅν, τό τί εἶναι). На этой ступени ещё не сознавалась граница, отдаляющая идеальное от реального; здесь мышления непосредственно превращалось в бытие.

Однако эта точка зрения не могла удовлетворять запросам нарождавшейся критической мысли. Уже древний скептицизм Пиррона и Энезидема разрушил наивную уверенность в непосредственной реальности наших идей. Средневековые, споры реалистов и номиналистов ещё более раздвинули границы, отделяющие мышление от бытия, и когда на сцену выступила новая философия, дифференциация этих понятий завершилась. Мышление и бытие были поставлены рядом друг с другом как две совершенно различных и самостоятельных сферы, которые мыслились то в вид двух различных субстанций то в качестве, двух разных «атрибутов» одной и той же субстанции:. Но признавалось не подлежащим никакому сомнению догматом, что между этими двумя сферами существует самое полное соответствие. Мышление есть копия бытия, а бытие его оригинал. Все, что существует в действительности, может найти себе точное и истинное выражение в мысли, а все, что мы истинно мыслим, должно существовать в действительности. «ldea vera debet cum suo ideato convenire», как гласить одна из аксиом Спинозы. Таким образом, наивный реализм древности превратился из непосредственного верования в догматический постулат и принял новую форму: на месте простого отожествления мышления и бытия стала теория параллелизма и адекватности.

Защитники этой теории думали найти в ней незыблемую основу для онтологической метафизики, но она оказалась столь же несостоятельною, как и то безыскусственное мировоззрение, на смену которому она пришла. Расшатанная эмпиризмом Локка, идеализмом Беркли и скептицизмом Юма, эта новая форма наивного реализма, как известно окончательно пала под ударами «Критики чистого разума» Канта и «Наукоучения» Фихте.

Кант доказал, что «бытие», которое предшествовавшие философы считали объективным двойником «мышления», на самом деле было их собственною тенью. Ведь под именем «бытия» мы можем разуметь что-нибудь одно из двух: или существование вещей самих в себе, за пределами опыта, или их существование в опыте. Но то, что лежит за пределами нашего опыта, θo ipso находится и за пределами нашего познания. Поэтому о «вещах в себе мы ровно ничего не знаем и говорить о каком-нибудь соответствии между ними и мышлением не можем. Вещи известны нам лишь настолько, насколько они даны в опыт. Между тем в опыт нам даны уже не сами вещи, а только их «явления», т. е. «представления, которые они вызывают у нас, когда производят впечатления на наши чувства». В этом смысле бытие, конечно, «соответствует» мышлению), но это потому, что между ними уже нет никакого различия. Это один и тот же факт сознания, только рассматриваемый с двух сторон с субъективной стороны, как состояние внутреннего опыта, протекающее исключительно во времени, этот факт будет «мышлением»; со стороны объективной, как содержание внешнего опыта, представляемое в формах времени и пространства, он является «бытием».

Однако Кант не был настолько последовательным, чтобы довести свою критическую работу до конца. Он с неумолимою логикой показал, что все известное нам бытие без остатка сводится к эмпирическим явлениям и априорным формам мысли, но он беспомощно остановился перед бытием неизвестным. Ему казалось, что непознаваемость вещей за пределами опыта нисколько не мешает нам признать их существование, и он счёл себя в праве, оставаясь на почве критической философии, провозгласить свой знаменитый догмат «вещи в себе». Этот догмат быль величайшим недоразумением «Критики чистого разума». Им восстановлялся тот же дуализм мысли и действительности, который мы видим в прежних метафизических системах, с тою лишь разницей, что теперь эти сферы перестали считаться адекватными друг другу. И эта своеобразная реставрация была достигнута при помощи понятий, явно двусмысленного и противоречивого.

В самом деле, что такое Кантовская «вещь в себе»? Как и «бытие» докантовских метафизиков, она, конечно, должна быть чем-нибудь одним из двух: это или действительная вещь, существующая за пределами сознания, или простая вспомогательная идея, возникшая в нашем уме. Но каким образом могли бы мы признать её действительною вещью, если нам о ней ничего неизвестно? Ведь там, где мы не знаем о предмете ровно ничего, мы, очевидно, не имеем права говорить не только о его соответствии нашей мысли, но и о самом его существовании. Скажут, что, не имея непосредственных сведений о «ве щах в себе», мы можем удостовериться в их реальности косвенно, путём логического умозаключения. Но тогда возникает другой вопрос: на чем же, будет основываться подобное умозаключение? Единственным его основанием могла бы быть только потребность найти объективную причину для наших ощущений и этим дать реалистическое объяснение опыта. Между тем, удовлетворить это желание значило бы сделать трансцендентальное употребление закона причинности, т. е. совершить такой поступок, после которого не может быть речи о «Критике чистого разума». Кант с совершенною очевидностью выяснил всем метафизикам, что никакими умозаключениями нельзя доказать действительного существования тех трансцендентных объектов, которые мыслятся в идеях нашего разума. Все подобные сумозаключения суть простые софизмы, при помощи которых догматическое мышление пытается оправдать свои естественные иллюзии. Но «вещь в себе» есть также трансцендентный объект, и заключение о ней, как о реальной причине наших ощущений, не менее софистично и догматично. Как бы такое заключение ни казалось естественным, в нем с точки зрения критической теории познания не может быть ничего иного, кроме наивной попытки оправдать неизбежные иллюзии нашей чувственности. Итак, Кантовская «вещь в себе», вопреки прямому смыслу этого названия, очевидно, вовсе не есть действительная вещь; она может быть только простым понятием, которым ваша мысль дополняет наличие данных наших восприятий. Как известно, Кант в трансцендентальной аналитике и приходит к такому именно взгляду. По его учению, «вещь в себе» есть ноумен, т. е. мысленная вещь. Ей не только нельзя дать трансцендентального употребления, но невозможно даже приписать какого-нибудь положительного содержания. Это просто «предельное понятие» (Grenzbegriff), весь смысл которого заключается в том, чтобы ограничить притязание чувственности на исключительное объективное значение и показать, что вещи доступны познанию не только в формах ощущений, а и в формах мысли. Но если так, то каким же образом можно называть это понятие «вещью в себе»? Ясно само собою, что это «вещь в мышлении», т. е. такое же субъективное «явление», как и все другие состояния нашего сознания. «Ноумены» Канта представляют собою только видь «феноменов»: его «Ding аn sich» есть, как говорят современные немцы, «Gedankending».

Все это понял как нельзя лучше первый же великий преемник Канта на философской сцене, Фихте. Придя к заключению, что «вещь в себе была противоречивым и ненужным догматическим пережитком в системе Канта, он без сожаления выбросил её из своего «Наукоучения». Но выбросив «вещь в себе», Фихте этим ликвидировал и самую проблему реальности. Для него было очевидно, что вопрос о реальном бытии неразрешим на идеальной почве теоретическаго знания. Все предметы познания как таковые, суть состояния познающего «я». Следовательно, и старая антитеза «бытия» и «мышления» может выражать собою для познания только соотношение этих состояний. В ней противопоставляются два вида явления, переживаемых «я», активная и пассивная, – сознательная и бессознательная. Само по себе «я» есть не небытие, а деятельность, – единая и абсолютная мыслящая деятельность, существующая лишь постольку, поскольку она сама себя «полагает» или осуществляет в своих актах. Но эта единая деятельность может осуществлять себя в двояком направлении она может или сосредоточиваться на себе самой в акте рефлексии или уходить в представление своих продуктов в актах воображения и в других подобных ему созерцательных состояниях. Как скоро «я» подвергает себя «рефлексии», оно сознает свою мыслящую деятельность и усвояет сел свои акты; поэтому оно «полагает» себя как то, что оно есть на самом деле, как мыслящее и действующее «я», как мыслящий субъект или субъективное мышление. Напротив, там, оно переходить от рефлексии к воображению и погружается в созерцание своих продуктов, сознание собственной активности у него исчезает и заменяется чувством пассивности; созерцаемые образы кажутся ему чем-то чуждым и от него независимым, какою-то внешнею границей, перед которою не вольно останавливается его деятельность, и оно «противополагает» сел эти явления как «не-я», как существующий вне его объектов или объективное бытие. Таким образом, «бытие» есть только продукт «мышления», фиксированный в представлении; это временно затвердевшая и призрачно омертвевшая частица вечно жизни духа, неподвижно застывшая пена на поверхности бурлящего ключа. Искать в таком «бытии» чего-нибудь реального было бы, конечно, явным недоразумением Все, что мы могли бы назвать реальным, исчерпывается деятельностью «я»; а «бытиe» есть «не-я», т. е. нечто недеятельное и нереальное. Если это отношение представляется нам в обратном виде, если нам кажется, что «не-я» есть мир объективной действительности, а «я» лишь зеркало этого реального мира, то это в сущности такая же оптическая иллюзия, как мираж в пустыне. Не сознавая того процесса, путём которого состояние духа превращаются в картину мира, мы думаем, что на самом деле картина мира воспроизводится в состояниях духа; не зная, где действие и где причина, мы принимаем причину за действие, а действие за причину.

Если «не-я» лишено всякого реального характера и есть только призрачный продукт «я», то действительное существование «я», по-видимому, уже не может подлежать никакому сомнению: там, где «бытие» всецело растворяется в мышлении, мышление само становится действительностью. Однако, можно ли в конце концов сказать даже это? После «Критики чистого разума», конечно, никто уже не решится повторить знаменитого умозаключение Декарта: «соgito, ergo sum», в его подливном, метафизическом смысле. Для критического философа никакие умозаключения не могут превратить «мышлениe» в «мыслящую вещь» или «мыслящею субстанцию». Если трансцендентальное употребление понятия «вещи в себе» незаконно в сфере внешнего опыта, то оно в такой же мере недопустимо и в области нашего внутреннего мира. Переделать «вещь в себе» на «я в себе», конечно, очень легко: но из этой несложной операции ничего не выйдет, кроме нового, и ещё более вопиющего, противоречия. Ведь гипотеза «я в себе» предполагает существование «я» за пределами самосознания и мысли; а «я» за пределами самосознания и мысли есть то же самое, что самосознание вне самосознания и мышления вне мышления. С точки зрения критической теории познания, «я» должно быть понимаемо не в субстанциальном, а в актуальном смысле, и может существовать не как «бытие в себе», а только как «явление». Но существовать в качестве явления значить ли реально существовать? Ведь «бытие в явлении» есть бытие идеальное, т. е. простая идея бытия, поэтому и «я», как скоро оно существует в явлении, существует как идея. А существуя в виде идеи оно, очевидно, находится на том же уровне, как и представление «не-я»: оно существует призрачно, или, говоря попросту, на самом деле совсем не существует.

К такому именно заключению и приходит теоретическая философия Фихте. Как мы знаем, по воззрению Фихте, действительность «я» состоит только в его деятельности: «я» существует лишь в той мире, в какой оно себя «полагает» или осуществляет. Следовательно, прежде чем «я» начинает действовать или «полагать себя», оно ещё не существует: вместо действительности оно представляет собою только простую возможность или «способность» (Vermögen). Равным образом, оно не существует и после того, как перестаёт действовать: в этом случав вместо него остаётся опять лишь возможность, – бесконечная возможность новой деятельности и нового существования, представляемая нами как бесконечный идеал. Все существование «я» ограничивается тем неуловимым моментом, который лежит между этими двумя возможностями. Но и в этих узких пределах «я» скорее кажется существующим, чем существует в действительности. Дело в том, что «я»полагает себя лишь в той мере, в какой оно противополагает себе «не-я»: без этой противоположности оно никоим образом не могло бы определить себя как то, что оно есть. А так как «не-я» противополагается им только в мысли, то и себя самого оно полагает таким же образом. «Я» и «не-я», это лишь две, взаимно предполагающих и вместе, с тем взаимно исключающих друг друга идеи, – логические тезисы и антитезисы. Тот синтез, в котором примиряются эти идеи, то единство, из которого возникают и в котором снова исчезают, есть безличное и беспредметное «мышление», «абсолютное», сверхиндивидуальное «я». Не безличное и беспредметное мышление может ли реально существовать? Сверхиндивидуальное «я» есть ли что-нибудь большее, чем смелая метафора? Ведь все, что мы были бы в о нем сказать, состоит в том, что оно не

есть ни «я», ни «не-я», а только может быть тем или другим. Иными словами, это не действительность, а, как сейчас показано, простая возможность.

Таким образом, «я», с какой бы стороны мы его ни взяли, так же мало реально, как и «не-я». Рассматриваемое теоретически, оно есть простая мысль, и мы не найдём действительности ни позади, ни впереди него, ибо за его пределами виднеются лишь одни возможности. Если «я» кажется нам чем-то действительно существующим, то это происходить потому же, почему и «не-я» превращается для нас в реальное бытие: источником этой иллюзии служит то, что общая мысль о «я», как субъективной деятельности, фиксируется в наших представлениях и понятиях. Зная, что деятельности «я» предшествует её возможность, мы понимаем эту возможность как причинность, а причину представляем как особую сущность или силу. С другой стороны, нам известно, что за деятельностью «я» следует новая и новая возможность без конца: эту бесконечную возможность мы превращаем в бесконечную цель или идеал, а идеал представляем опять в виде сущности или силы. Таким образом, мы завязываем рассыпающееся нити нашего «я» с обоих концов и обеспечиваем ему двоякую реальность: под ним мы предполагаем относительно реальный субстрат, а над ним абсолютно реальную субстанцию. Все мыслимые в нем возможности становятся для нас действительностью, н мы не замечаем что пред нами лишь тень действительности, поднимающаяся над бездной возможностей.

«Наукоучение» Фихте, недостаточно понятое в своё время – и не вполне оценённое до сих пор, является в сущности последним словом критики познания. Оно разрушило последние остатки догматизма, уцелевшие после Кантовской «Критики чистого разума», и очистило философскую атмосферу от всяких онтологических иллюзии. Проблема реальности, на которой до тех пор сосредоточивались все философские интересы, сама собою устранялась из области теоретического мышления. Правда, ни сам Фихте, ни по. следующая философия не могли удержаться на этой трудной критической позиции. Начался период повального, дотоль – небывалого метафизического творчества, и так как философская мысль не сумела различить свои метафизические ценности от реальностей, то она тотчас же впала в прежние догматический онтологизм. Но неслыханный крах, последовавший за этим небывалым расцветом онтологической метафизики, вновь отрезвил умы. Философе снова возвратилась к Канту, чтобы ещё раз пересмотреть «проклятый» вопрос о возможности и границах познания. А теперь, после долгого господства кантианцев, она направляется в сторону Фихте и сближается с критическими выводами «Наукоучения». Из недр ортодоксального неокантианства выделяется доктрина Виндельбанда, покидающая бесплодное Iпереживание проблемы реальности и ограничивающая философское исследование исключительно сферою ценностей и норм. На ряду с нею получают все более и более преобладающее влияние два философских течения, окончательно расставшихся с легендою о «вещи в себе» и перенёсших всю действительность в пределы сознания: немецкий, эмпириокритицизм, рассматривающий вещи как «системы ощущений», и англо-американский «прагматизм», восстановляющий формулу Беркли «esse est percipi», в её полном и буквальном значении. Таким образом, мы присутствуем при своеобразном зрелище; философия, после своих многовековых исканий, приходить к выводу, как раз противоположному её исходной точке. Она вышла из наивной уверенности, что всякая мысль есть действительность, потом сроднилась с представлением, что мысль и действительность различны, но параллельны друг другу, и, наконец, видит себя в необходимости признать, что всякая действительность есть не больше, как мысль. Если у древнего мудреца мышление непосредственно превращалось в быте, то у современного философа, наоборот, бытие целиком претворяется в мышление.

Вов исторические итоги всех философских поисков за действительностью. Можно ли дальше идти по той же дороге? Остаётся ли хотя бы малейшая надежда на то, что философии когда-нибудь удастся доказать реальность своих абсолютных ценностей? Ответ сам собой очевиден. Дорога упирается в тупик и дальше идти некуда. старые иллюзии разбиты, и мы уже не в силах воскресить их. Мы теперь ясно видим, что философия не может удостоверить нас даже в том, что лежит в нас и вокруг нас, – в реальном существовании внешнего мира, других людей и нашего собственного «я»; тем более она не могла бы заглянуть за грань всякого человеческого опыта и доказать нам действительное бытие вечной истины, добра и красоты. Философия есть мышление о вещах, а мышление никогда не в состоянии выйти за пределы себя самого. Всюду, куда бы оно ни проникало, оно находить только свои собственные состояния. Ему, как Нарциссу, суждено вечно любоваться лишь своим собственным изображением и чем больше оно старается поймать эту обманчивую тень, тем дальше она от него убегает. Между мышлением и бытием нет моста; они трансцендентны и чужды друг другу. Там, гдеони соприкасаются между собой, неизбежно происходить что-нибудь одно из двух: или исчезает мышлениеe, превращаясь в иррациональные формы практических отношений, в чувства и действия, или пропадает бытие, заменяясь чисто теоретическими состояниями, группами образов и идей. Идеальность всех мыслимых нами объектов очевидна сама собою: она вытекает аналитически из самого понятия мышления. Поэтому заниматься проблемой реальности и доказывать логическими операциями действительное бытие вещей для философии так же бесполезно, как отыски вать «квадратуру круга». Если бы все метафизики мира соединили свои усилия только для того, чтобы «доказать» своё собственное существование, то и тогда им не удалось бы ничего добиться. С ними только повторилось бы известное приключение барона Мюнхгаузена, желавшего вытащить себя из болота за свою собственную косу. Пора онтологической метафизики прошла безвозвратно, и если в настоящее время метафизика возможна, то уже не онтологическая, а хрематологическая. Она должна быть не «теорией бытия», а «теорией ценностей». Она должна уяснять не фактически данное, а теоретически необходимое, не сущее, а должное, не реальное, а идеальное, не действительное, а истинное, доброе и прекрасное. Разрешая эту задачу, она может прилгать к смелым гипотезам и создавать широкие построения; но она не должна ни на минуту забывать, что предметы её размышления не вещи, а идеи, что их теоретическое значение состоит не в том, что они реальны, а в том, что они бесконечно ценны. Вопрос о реальности их лежит за пределами философского умозрения. Где же искать нам ответа на этот вечный вопрос?

Ключ к проблеме реальности находится в руках жизни. Только жизнь может ставить нас лицом к лицу с абстрактными ценностями нашей мысли, и только ей дана чудесная власть превращать эти мёртвые ценности в живую, конкретную действительность. Тайна этой власти заключается в том, что представляемое и мыслимое становится здесь объектом чувств и действий. Жизнь есть система практических отношений к тому, что для мышления является только теоретическим состоянием. Это физические отношение к миру, нравственные отношения к людям и религиозные отношения к Божеству.

Рассматриваемый теоретически, мир есть только совокупность наших ощущений. Но эти ощущения живы и ярки; они привлекают нас и отталкивают; они пробуждают в нас чувства удовольствия и страдания, они скрывают за собой таинственные силы, с которыми мы находимся в непрестанном взаимодействии. И в этой атмосфере чувств и действий пропадает наш субъективный мираж: как бы по волшебству наши «ощущения» превращаются в «вещи», и перед нашим взором раскрывается объективный мир, как реальная причина этих ощущений, как независимая от нас внешняя действительность.

С точки зрения теоретического мышления! Наше «я» и окружающие нас люди суть не больше, как образы, идеи, созерцаемые и мыслимые явления, возникающая в чьём-то безличном или сверхличном сознании. Но эти эфемерные явления оказываются вместилищами своеобразной жизни и исходными точками сложных отношений. Наше «я» стоить в центре всех переживаемых нами душевных и телесных перемен: оно ощущает и чувствует, мыслить и действует, любить и ненавидит, борется и страдает. Окружающая нас человеческая среда слагается из таких же мыслящих, чувствующих и действующих индивидуумов. Между нами и этой средой протягивается густая сеть взаимных связей, в которой тонкие нити личных чувств, симпатий, привязанностей и привычек тесно переплетаются с более грубыми и прочными узами социального взаимодействия, с общими или групповыми интересами, целями и задачами. И в этой практической обстановке непосредственных переживаний и активных отношений нам кажутся чуждыми и непонятными наши теоретические схемы. Мы являемся здесь уже не элементами мысли, а её творцами не феноменами сознанием, а его носителями; мы относимся к людям не как к идеям, а как к реальным существам. Тысячи повседневных опытов показывают нам невозможность иных отношений, и мы сочли бы проявлением безумия, если бы кто-нибудь на самом вообразил себя окружённым простыми образами своего собственного или чьего-нибудь чужого сознания. Под чудодейственным механизмом жизни эти бледные образы принимают реальные формы, бесплотные скелеты мысли облекаются в плоть и кровь, и перед нами выступают не китайские тени, а живые, действительные люди.

Для скептического рассудка Божество есть только наш идеал, наша человеческая мечта об истинном, добром и прекрасном. Но в субъективной оболочке этого идеала живёт и действует объективная, реальная и бесконечно могучая сила. Эта сила, как небесный призыв, неудержимо влечёт к себе наши сердца, как высшая воля, подчиняет себе нашу волю. Заметно или незаметно, явно или скрыто. она управляет мыслью и жизнью людей, указывает цель человеческого развития, определяет ход человеческой истории. Между нею и человеческою душой существует глубокая внутренняя связь, называемая религией. Эта мистическая связь состоит не из сухих понятий и холодных умозаключений: она вся соткана из нежных чувств, вся согрета огнём энтузиазма вся воплощена в стремлениях и делах. Плод любви и вдохновение, она то выражается в молитве, то обнаруживается в служении «Божией правде» и в желании «Божьего дела», для которого кажется тесным целый мир. И там, где мы вступаем в эту живую, практическую связь с Божеством, в нашей душе умолкают теоретические сомнения. Для того, кто глубоко погружается в стихию религиозных переживаний, кто все дело открывает своё сердце воздействием высшего мира, делает свою волю орудием вечной воли, стремится осуществить в жизни человеческой начала Божественной жизни, – для того Божество уже не идеал, а действительность, абсолютная действительность, в сравнении с которою все остальное может казаться призраком. В минуты таких переживаний, стремлений и действует человек стоить перед лицом живого Бога, касается Его подлинного, реального бытия.

То, что я сейчас сказал о мире, людях и божестве в абстрактном и общем значении этих понятий, можно применить и к тем конкретным формам, в каких они представляются человеческому сознанию. Эти формы разнообразны, но по существу их различие сводится к тому, что в одних случаях действительность рассматривается нами как средство, а в других как цель. Там, где она признается простым средством, её ценность определяется в зависимости от нашего «я». С этой точки зрения мир кажется только источником наслаждений и предметом эксплуатации, люди – безличными и бесправными рабами, предназначенными лишь к тому, чтобы уравнивать путь для благополучного шествия разных больших и маленьких «сверхчеловеков», Божество -подателем чувственных благ, исполнителем человеческих капризов. защитником личных, сословных и национальных интересов. Напротив, там, действительность понимается как цель, мы сами получаем своё значение в зависимости от неё. В этом случае мир представляется воплощением вечной мысли и сферой осуществления идеала, чело век – разумною и свободною личностью, обладателем безусловных прав, носителем высшего назначения, Бог абсолютным сверхчувственным благом, духом п разумом, направляющим все к осуществлению своих вечных планов, независимо от мелких человеческих расчётов и страстей.

Говоря теоретически, все подобные представления о действительности имеют, конечно, лишь субъективную ценность это наши миросозерцание, наши личные точки зрения на вещи, наши привычные ассоциации идей. Но в жизни эти субъективные представления превращаются в объективные отношения, окружаются атмосферой чувств и осуществляются в действиях. Сливаясь с тою действительностью, которая в них отражается, и реализуясь вместе с нею, они становятся для неё тем же, чем бывают краски для картины ночи тембр для звука: они сообщают ей свой колорит, усложняют её своими индивидуальными качествами дают ей определённый конкретный облик. И смотря по характеру этих представлений действительность, является такою, какой мы стоим, – благородною или пошлою, возвышенною или низменною, истинною или ложною. На месте мира мы находим увеселительное заведение или храм, грязное корыто с кормом или чистый сосуд красоты. В образе человечества мы узнаем стадо баранов или «царство духов», слепое орудие злых сил или свободный орган добра. Под именем Божества мы чтим самодовольного фетиша или Творца миров, земную ложь или небесную истину. И все быт(е превращается для нас в хаос враждебных друг другу элементов или в гармоническое сочетание истины, добра и красоты.

По мере развития мысли человеческое представление о вещах становятся яснее, выше и чище. В грубо утилитарные воззрения на действительность все более и более вливается эстетическая и этическая струя. Природа получает свою ценность в связи с высшим назначением человека, личные стремления людей подчиняются общественным задачам, социальные отношения оцениваются с точки зрения моральных начал, религиозные понятия сближаются с общечеловеческими идеалами и наполняются вечным содержанием. Но до тех пор, пока эти представления, понятия и идеалы остаются в пределах чистой мысли и не влияют на жизнь, они имеют не больше значение, чем всякая отвлечённая формула. Это простые возможности, не перешедшие в действительность, теоретические ценности, не сделавшиеся реальностями. Чтобы получить реальный характер, высшей понятий должны впитать в себя челове ческие чувства, подчинить себе человеческие действия, воплотить себя в человеческих учреждениях, захватить собою личность и общественный строй. И чем глубже и шире окажется этот захват, тем полнее будет их действительность. Есть сумрачные души, в которые никогда не проникает луч идеала: в других он горит лишь несколько мгновений в течении всей жизни. Среди целого народа идеал может найти себе осуществление только в лице немногих, лучших людей, а со всею полотою и совершенством он, может быть, воплощается лишь в одной исключительной личности на пространстве всей человеческой истории. Но в той или иной степени и в тех или других формах его влияние расширяется и границы завоёванной им действительности раздвигаются все дальше и дальше. Развитие мысли определяет собою эволюцию жизни, и в туманной дали веков виднеется лучезарная цвель этой эволюциии – мировая реализация идеала.

Итак, чем более мы углубляемся в анализ наших теоретических ценностей, тем очевиднее становится для нас та истина, что, с точки зрения жизни, и с реальность пропорциональна их реализации. Эти ценности существуют для нас постольку, поскольку осуществляются в нас и вокруг нас. Вопрос о их действительности, занимавший так долго философскую мысль и породивший так много бесплодных теоретических споров, вовсе не есть теоретическая проблема. Это – практическая задача.

Если вы теперь возвратитесь к исходной точке наших размышлений и спросите: во что же и во имя чего мы должны верить? то я отвечу: мы должны верить абсолютные, ценности мысли во имя их абсолютной реальности в жизни. Мы должны верить в истину, добро и красоту, чтобы сделать жизнь истинною, доброю и прекрасною. Высшие идеалы мысли, – вот предмет веры; высшее развитие жизни, – вот её основание. Вера не истинна, если не может быть оправдана разумом; она мертва и не действительна, если не служить прогрессу. Каким образом вера может превратить идеалы мысли в реальные факты жизни, мы знаем: это сложный процесс, развивающийся при участии самой жизни и протекающих в глубине человеческой души. Вступая в жизнь, идеал становится элементом практических отношений, предметом чувств, целью действий, и в этой именно обстановке с ним происходит та психологическая метаморфоза, которую я описал в своей книге. Поддерживаемый благоприятными влияниями окружающей среды или задерживаемый её враждебными течениями, исчезая в одной форме и возрождаясь в другой, борясь и побеждая, он постепенно пробивает сел дорогу в человеческое сознание, овладевает вниманием, захватывает воображение и, наконец, достигает в умах такой живости и силы, что вызывает невольное чувство реальности и выражается в стремлениях и актах. Таким образом, созревая в атмосфере чувств и действий, идеал в конце концов сам переходить в чувства и действия; оживая в соприкосновения жизнью, он в свою очередь становится её источником. Чем выше, разумнее и благороднее человеческие верования, тем полнее человеческая жизнь, тем шире и богаче её развитие, потому что верить значить оживлять предмет веры в сознании и обнаруживать его в делах, а оживлять его в сознании и проявлять в делах значить превращать его в живую действительность. Между верой и жизнью существует такое же отношение, как между мыслью и словом: вера есть внутренняя сторона жизни, а жизнь есть внешняя сторона веры, и в жизни только находит себе объективное выражение то, что в вере осуществляется субъективно. Вы знаете этот прелестный греческий миф о Пигмалионе, оживившем силой любви свою статую. Вера совершает с идеалом такое же чудо: она оживляет этот субъективный образ, чтобы преобразить им жизнь. Это чудо преображения жизни силою оживотворённого идеала не укладывается в рамки отдельных человеческих существований, не ограничивается пределами отдельных человеческих поколений и не оканчивается в оправленный момент времени; оно составляет задачу всего человечества и служить вечною темой историй. Но его могут совершать только души, полные веры, и сердца, сильные мужеством. Перед нами расстилается волнующийся океан человеческой жизни и в его туманной дали нам грезятся неясные очертания заветных берегов. Там наша цель, но к этим «новым берегам» приплывёт лишь ладья того, кто помнить призыв поэта:

Du musst glauben, du musst wagen,

Denn die Götter leihn kein Pfand;

Nur ein Wunder kann dich tragen

In das schöne Wunderland.

Harvard Business Review Россия

Почему люди в зрелом возрасте, начиная все заново, становятся счастливее, чем в молодости?

Известно, что Микеланджело начал писать для Сикстинской капеллы свой «Страшный суд» в 61 год. Гете завершил «Фауста» в 81 год. Тициан в 95 написал одну из лучших своих картин — «Оплакивание Христа». Творчес­кими долгожителями были физиолог Иван Павлов, писатель Бернард Шоу, математик Бертран Рассел. Американская летчица Марион Харт получила пилотское удостоверение в 66 лет, а в 80, в 1962 году, пересекла в одиночном беспересадочном полете Атлантический океан; потом она повторила это еще шесть раз и заодно облетела все США, Европу, Азию и Южную Америку. Инженер Евгений Патон мировую известность получил, когда в 60 лет приобрел новую специальность и разработал новые методы проектирования сварных конструкций. Знаменитый мост Патона через Днепр в Киеве — первый в мире цельносварной мост — был построен в 1953 году, когда автору идеи исполнилось 83.

Считается, что это редкие исключения, аномалии, не имеющие отношения к нашей жизни и к «обычным» людям. Но это не так. «Я фотографировал женщину, которая в сто лет занимается промышленным альпинизмом. Представить себе, как такое может быть, трудно, но в сегодняшнем мире все бывает. Таких людей гораздо больше, чем нам кажется», — говорит журналист Владимир Яковлев, основатель ИД «Коммерсант» и журнала «Сноб», автор книг «Возраст счастья», «Другое дело» и «Хорошо за 50».

С точки зрения науки есть три вида старения: биологическое — это физическое угасание, социальное — потеря статуса и роли в обществе, психологическое — снижение интеллектуальной активности и ухудшение отношения к собственной старости. «Психологический фактор часто становится ведущим», — замечает доктор психологических наук, завкафедрой возрастной психологии Московского психолого-социального университета Марина Ермолаева. Это подтверждено многочисленными эмпиричес­кими исследованиями. Например, в 2002 году психолог Бекка Леви из Йельского университета опубликовала в Journal of Personality and Social Psychology данные о сотнях людей в возрасте от 50 и старше, за которыми она наблюдала на протяжении 20 лет. Оказалось, что те, кто ­воспринимает старость позитивно, живут в среднем на 7,5 года дольше тех, для кого этот возраст — лишь источник немощей и время угасания.

Геронтопсихологи выделяют два основных типа старения (третий — патологический, вызванный деменцией): нормальное, с прямой траекторией постепенного общего спада, и оптимальное, которое сопровождается личностным развитием, когда жить все интереснее. Наступление старости — дело индивидуальное, точной датировки здесь нет. «Ее условное начало связано с выходом на пенсию, и если человек, скажем в 80 лет, продолжает работать примерно в прежнем объеме и статусе, то психологически это еще не старость», — говорит Марина Ермолаева. Более того, старость как психологический возраст может и не наступить, залогом чему служит творчество во всех его проявлениях, включая созидание собственной жизни, каждого ее дня.

Интересно и другое. Сегодня меняются прежние представления о старости. Все очевиднее удлиняется срок жизни, и нынешние 45—55-летние проживут дольше своих родителей лет на 20—25. Но, главное, люди дольше остаются здоровыми, говорит Яковлев: то есть не старость дольше продолжается — она позже начинается. Если несколько поколений назад считалось, что 60 лет — это финал жизни, то сегодня он сдвинулся к 80 годам. «Это означает, что в жизни человека появился совершенно новый период, которого раньше не было», — замечает Яковлев. Когда предыдущие жизненные установки выполнены, происходит смена социальных ролей. Именно в этот период перед человеком открываются новые возможности, в первую очередь саморазвития. Люди понимают, что жить по-прежнему нельзя, и ищут новые способы реализации в разных сферах — от экстремальных видов спорта до образования. Главное, что их объединяет, — нежелание следовать стереотипным представлениям о старости. «Эти люди сказали себе: “Нет, я могу попробовать что-нибудь другое”», — считает Яковлев.

Никогда не поздно

Владимир Яковлев вспоминает, как в 51 год понял, что начал стареть: «Я очень боялся приближающейся старости, был уверен, что ничего хорошего дальше от жизни ждать не стоит». Пугаться было чего: самый обычный в России вариант — нормальное старение: это когда человек выходит на пенсию, теряет социальные связи и становится никому не нужным. «Безусловно, выход на пенсию — это суровая штука, мы помним, как это было у наших родителей», — соглашается 56-летний москвич Александр Носков, системный аналитик из крупной компании, ставший поэтом.

При этом на человека давят стереотипы массовой культуры, прежде всего глобальный культ молодости. «Нам с детства говорят, что если вы не выглядите молодо, как мальчики и девочки на обложке журнала, то ваша жизнь закончена», — отмечает Яковлев. Из-за этого люди теряют радость и вкус к жизни, а это после 50-ти — основная причина деградации. Во-вторых, в нашем социуме с детства закладываются представления о том, как должна проходить старость. В книгах, фильмах человек в 70 лет почему-то сидит в валенках и кемарит, а в 30 лет смотрит на жизнь с распахнутыми глазами. «Дело в том, что эти произведения писали и снимали предыдущие поколения, люди, для которых жизни после 50 фактически не было», — считает Яковлев.

По его мнению, поскольку примеров полноценной жизни в этом возрасте нет, нынешние 50-летние вдруг обнаруживают, что «жизнь кончилась, что дальше у них просто нет программы». И чаще всего, заключает он, человек садится на диван и утыкается в телевизор на следующие 20 лет. Путь к изменениям начинается с переосмысления. Примерно между 39 и 45 годами наступает так называемый кризис середины жизни, делящий ее на две части: человек чувствует, что физически он уже не тот, и осознает, что впереди осталось меньше, чем позади. «Люди начинают задумываться, на что они потратили свою жизнь, замыкаются в себе и критически переосмысливают свои социальные достижения», — говорит Ермолаева. Предыдущая жизнь часто видится постоянной гонкой: нужно обеспечивать семью, решать квартирный вопрос, растить детей. Такая ситуация — типична и отчасти вынуждена, говорит Ермолаева: до 45 лет происходит форсированная социализация, когда личный успех определяется внешними достижениями. Но, если люди заняты не тем, чем хотели бы, они погружаются в нудное состояние однообразия. Это, считает ­Ермолаева, и есть главная проблема современного человека. «Он страдает от монотонии, ощущения, что его загнали в колею, — говорит психолог. — Утром он, едва продрав глаза, успевает лишь быстро поесть — и надо бежать, чтобы быстро переделать все дела, чтобы быстро прийти вечером, поужинать и быстро лечь спать. А жить некогда». К 50 годам наступает еще один кризис: человек понимает, что задачи, связанные с воспитанием детей, домом, выполнены.

Примерно в этот период начинается духовная жизнь и появляется шанс начать все сначала. Многочисленные опросы, проведенные, в частности, американским General Social Survey и европейским Eurobarometer, свидетельствуют, что удовлетворенность жизнью, или индекс счастья, графически точнее всего отражает U-образная траектория. Согласно данным, опубликованным в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, официальном печатном органе Академии наук США, удовлетворенность жизни у американцев, достигнув пика в 18 лет, снижается к 50 годам и затем устойчиво растет до максимума к 85 годам. В СССР и России подобные масштабные исследования не проводились. И хотя в США есть свои культурные особенности — нацеленность на внешний результат, соревновательность, — можно предположить, что в России подобный рост «показателя счастья» если и не происходит массово, то в принципе возможен. Конечно, тут общество нам не большой помощник, поэтому приходится рассчитывать на себя и своих близких. На самом деле, говорит Ермолаева, путь к изменениям открыт в любом возрасте, независимо от социального положения человека. Например, Татьяна Шиповская, которая всю жизнь была домохозяйкой и занималась детьми, в 59 лет стала начальницей отдела озеленения и благоустройства в пансионате. Она 30 лет прожила в деревне, куда переехала с мужем из Москвы в конце 1980-х: хотелось жить поближе к природе и к местному православному монастырю. «Мне уже было за 50, когда я осталась одна. Семеро детей выросли и разъехались; муж ушел в монахи. Вдобавок ко всему сгорел наш деревенский дом, где я 28 лет растила детей. Я даже понимаю почему — мне никак не удавалось оторваться от прошлого. Такая у меня была депрессия жуткая: закончился предыдущий период жизни, а что дальше ­делать, неясно», — вспоминает она. В 2011 году Татьяна окончила курсы ландшафтного дизайна: «У меня энергии — море, и она должна воплощаться в творчестве: для меня это цветы». Москвичка Ирина Головина работала учителем биологии и химии в школе, организатором культурно-массовых мероприятий в колледже милиции, откуда ушла через восемь лет в звании майора. Затем был дворец творчества и историко-краеведческий проект. После этого она в 50 лет открыла свой клуб путешественников «Будь туристом!». «Я всегда работала на кого-то и представить себе не могла, что займусь своим делом», — замечает она.

Владимир Яковлев приводит в своих книгах другие примеры. Евгения Степанова была инженером, а в 60 лет увлеклась прыжками в воду с вышки и вы­играла чемпионат Европы среди возрастных спортсменов. Александра Васютина всю жизнь проработала крановщицей, а в 56 лет, когда из-за проблем с ногами с трудом передвигалась, занялась бегом и стала марафонцем — в 80 лет она пробежала 115 км за 24 часа непрерывного бега. А стоит ли вообще игра свеч? Не проще ли провести остаток дней по старинке, не напрягаясь? «Вопрос для тех, кто перешагивает рубеж в 50 лет, заключается не в том, сколько я проживу, — мы все проживем довольно долго, — уверен Яковлев. — Важно, как мы проживем эти дополнительные 25—30 лет. Будут ли они самыми радостными в жизни или превратятся в пытку».

Лучше попытаться что-то изменить — ведь это интересно, даже если не все осуществится, — чем потом жалеть, убеждена коуч-консультант Марина Мелия: помимо прочего, жизненных сил такие сожаления не прибавляют. С этим согласен Владимир Чаба, 51 год, который бросил хорошую карьеру журналиста в Воркуте, где он возглавлял местное отделение ВГТРК, и переехал в Москву писать классическую музыку и саундтреки для фильмов: «Даже если у меня не получится осуществить все, чего я хочу, моя жизнь уже изменилась, и я получаю удовольствие от самого процесса». Вопреки расхожим представлениям, возраст может стать преимуществом для тех, кто готов начать все заново. «Примерно к 60 годам у человека накапливается много опыта. В том числе, и это особенно важно, негативного. Именно этот негативный опыт может позволить человеку развиваться дальше и становиться счастливым», — считает Яковлев. «С возрастом ты многое понимаешь, — говорит Мелия. — Появляется возможность уйти от того, что тебе не нужно, и попытаться прийти туда, куда тебе нужно, и шанс на успех очень велик».

Выбрать, что хочется

У 67-летней Марины Мелии к 50 годам было все, о чем, казалось бы, можно было мечтать. Высокий гарантированный доход, прекрасный офис в центре Москвы, должность гендиректора известной российско-американской фирмы, в создании которой она сыграла ведущую роль. Однако в 51 год, отдав организации, которая работала как часы, 11 лет, она ушла из нее и открыла свою авторскую консалтинговую компанию «ММ-Класс». Решение кажется рискованным и странным, тем более что на дворе был 1999 год — страна еще не отошла от кризисного потрясения. «Я не взяла с собой из компании ни одного консультанта, ни одного клиента. По сути, я ушла в никуда», — вспоминает Марина Мелия. В основе такого решения — четкое осознание того, чем и как хотелось дальше заниматься. «Во-первых, я поняла, с какими клиентами мне интересно работать.

Это предприниматели, творцы, “авторы” своих компаний, которые начинали свое дело с нуля, а не отщипывали от госсобственности. Такие альфа-лидеры, которые сами принимают решения и несут за них ответственность», — говорит она. Во-вторых, у Марины Мелии к тому времени сформировалась своя концепция работы, так называемый персонологический подход. «Это означает, что для каждого руководителя, для каждой компании я разрабатываю свою уникальную программу, — поясняет она. — Все было в единственном экземпляре, что называется, ручной работы, а не наборы стандартных методик, которые я считаю неэффективными». Ясное понимание желаемой цели придает силы и уверенность. «У меня не было ни малейшего сомнения в том, что я поступаю правильно. Потому что считаю, что заниматься нужно тем, что тебе действительно интересно и отвечает твоим ценностям», — говорит она. Но начиналось все не просто.

Первые месяцы она с двумя коллегами работала у себя дома. Через полгода они сняли небольшое помещение, потом — побольше, а сейчас у нее офис в центре Москвы, в пяти минутах от Кремля. На это ушло много времени и сил, но в результате Мелия создала именно ту компанию, которую хотела. «Вместе со мной работают люди, которые полностью разделяют мои мысли и представления о работе, и есть клиенты, которым я действительно приношу пользу», — говорит она. От чего-то, конечно, как при любом выборе, приходится отказываться. Мелия, например, не работает с бюджетными и сырьевыми компаниями. «Мне важно, чтобы мои клиенты руководили, что называется, персоналозависимыми компаниями, теми, где все зависит от “качества” людей. Тогда я вижу от своей работы наибольшую отдачу», — говорит она. По ее словам, с каждым годом жить ей становится интереснее: «В этом и есть формула счастья — делать то, что любишь, и делать это изо всех сил. Поэтому, наверное, у меня есть силы работать по 12—14 часов в день и еще книжки писать». У Мелии вышло четыре книги по практической психологии, первая из них — в 2004 году: «Конечно, хочется, чтобы все полезное, что было накоплено за долгие годы — некие выводы и размышления, — стало достоянием как можно большего круга людей».

Истории других людей, получающих после 50 лет удовольствие от жизни, в чем-то схожи. Все они занялись тем, чем им хочется, и организовали все так, как им нравится. Татьяна Шиповская, историк-архивист по образованию, оставшись одна, вспомнила, что всю жизнь увлекалась цветами. В своем деревенском саду она за четверть века собрала огромную коллекцию декоративных растений. «А в молодости хотела стать художницей, я с детства хорошо рисовала, — говорит она. — Но вышла замуж, начались другие дела. Сейчас я хочу снова заняться живописью».

Ирине Головиной всю жизнь хотелось путешествовать, но все было не до того, а к 50 годам она решилась: сама позвонила и попросилась на работу в историко-просветительский проект, который, в том числе, проводит экскурсии по Москве и областным городам. Уже набравшись опыта, Ирина создала свой клуб: «Я поняла, как его устрою. Мне интересны исследовательские туры, а работая на кого-то, это невозможно было реализовать». Впрочем, на вопросе «что мне интересно?» многие спотыкаются. «Мы всегда знаем, чего не хотим, но вот чего мы хотим — с этим возникают трудности», — говорит Мелия. В результате многие лишь вечно жалуются — то не так, это не то — и не могут в полной мере наслаждаться жизнью. «Мешает и пассивность — детское ожидание, что за тебя кто-то что-то сделает, обстоятельства удачно сложатся, а я подожду», — замечает Мелия. Но человек сознательно или нет в каждый момент жизни совершает выбор: кем быть, каким быть, с кем быть? Согласно экзистенциально-гуманистической традиции в психологии готовность отвечать за свой выбор — ключевое условие саморазвития взрослого человека. «А с чего начинается выбор? С анализа пространства выбора, то есть выявления разных возможностей», — говорит Марина Ермолаева. По ее словам, человек выбирает болезнь или здоровье, успех или неудачу, хотя ему самому может казаться, что это он просто такой невезучий. «И тут выбор оказывается таким разнообразным, что я знаю немало людей, которые в 60 с лишним и выглядят лучше, и чувствуют себя лучше, чем раньше», — говорит Ермолаева.

Делая выбор, важно не поступаться собой. «Хотела девушка стать косметологом, а родители возмутились — что это за профессия?! — и она послушно пошла на биофак МГУ, чем-то там занималась, защитила кандидатскую, но свою профессию она не любит», — приводит пример Марина Мелия. Или человек выбирает вуз, где меньше конкурс, а не потому, что там интереснее. Или остается на нелюбимой работе только ради зарплаты. Конечно, в каждом выборе есть риск, и многие предпочитают синицу в руках. Но такие постоянные внутренние компромиссы приводят к печальным последствиям: люди постепенно подавляют в себе все свои желания и не дают им развиться. «А если ты, наоборот, в процессе жизни накапливаешь опыт рискованных решений, то и в 50, и в 70 лет у тебя будут силы изменять внешние обстоятельства, не изменяя себе», — говорит Марина Мелия. Рискнуть, сделать выбор бывает очень трудно.

Мы ищем гарантий, но это мешает брать ответственность на себя. «Я долго бегал от себя, считая, что мои занятия стихами — не более чем баловство, — рассказывает Александр Носков, инженер по образованию. — Но когда я перестал кокетничать с собой, то вдруг почувствовал, что нащупал дорогу, которая оправдает мое существование. Может быть, я более важного в жизни-то и не сделал». Его мироощущение изменилось: «Теперь мой день растянулся, как в детстве, — я чувствую его по минутам, они наполнены наблюдениями, событиями, они в тебя входят, и от них ты словно распухаешь к концу дня». Поэзия стала для Александра делом жизни — и, как ни удивительно, люди это оценили: его стихотворения, которые он сначала просто публиковал на сайте «Стихи.ру», издали в сборнике. Потом их читали со сцены МХТ им. Чехова. «В театре был вечер поэзии — актеры читают стихи, которые сами выбрали, и Николай Чиндяйкин прочел пять-шесть моих. Я просто летал! — рассказывает Александр. — И сейчас я спокоен — приближается пенсия, но я не вздрогну: теперь я знаю, что мне свезло, я почувствовал, чем утешусь». Владимир Чаба тоже непросто принимал решение. В Воркуте он добился многого. «Чаша весов “против” была тяжелой: полная социальная защищенность, предсказуемость жизни, спокойствие, комфорт. А на чаше весов “за” — только мечта. Но я знал, что музыка — это то, что я могу делать лучше других». Музыкой Владимир увлекался с детства, а после армии окончил Орловское музыкальное училище. Но занялся журналистикой, рекламой и пиаром. В какой-то момент он понял, что достиг профессионального потолка. «Чтобы двигаться дальше и пробивать этот потолок, нужно было затратить все оставшиеся в жизни ресурсы. Я не хотел этого. Да, это удобно, когда жизнь идет по накатанной колее. Но со временем стала нападать такая тоска, и я в этой колее засыпал за рулем».

Владимир уехал из Воркуты в 49 лет. Начать новую жизнь в Москве помог случай: одну из его песен заметила Алла Пугачева и пустила в ротацию на своем «Радио-Алла». Затем стали поступать предложения. Заинтересованность, по его словам, проявили кинорежиссеры — Валерий Тодоровский, Вячеслав Росс. Сейчас заказ на арию для оперы сделал солист Большого театра. «Это все пока трудно назвать результатом, но это, безусловно, очень важная эмоциональная опора для меня», — говорит Владимир. Пока он сводит концы с концами, но в правильности своего решения уверен: «Никогда не простил бы себе трусость. До конца жизни мучился бы тем, что побоялся реализовать свои лучшие стремления». Что помогло этим людям решиться? Конечно, интерес к своему делу. Кроме того, у каждого был опыт преодоления трудностей. «Из крупиц такого опыта человек и строит здание своей жизни, — говорит Марина Мелия. — При этом каждые последующие решения становятся более уверенными». Так, задолго до того, как открыть свою компанию, она в 1988 году ушла с должности декана факультета Государственного института физической культуры и начала создавать первый в СССР психологический кооператив. «Тогда я тоже ушла, по сути, в никуда. И все недоумевали: как так, это же большой риск, за воздух деньги не платят… Ведь тогда о практической психологии мало кто слышал», — вспоминает она. Марина Мелия фактически два раза начинала с нуля, сжигала все мосты. «Ведь когда ты знаешь, что у тебя есть подстраховка, то при малейших трудностях можно сдать назад», — говорит она. Без подстраховки человек мобилизуется, выкладывается, полностью погружается в новое дело. «Часто человек сетует: я же попробовал, у меня не получилось… — поясняет Мелия. — А он всерьез и не пытался: просто обозначил что-то вполсилы, имея на всякий случай запасной вариант. Но по совместительству важные ­жизненные решения не принимаются». Осмысленный выбор помогают совершить сильные экзистенциальные переживания, говорит Марина Ермолаева. К ним относят переживания, связанные с творчеством, искусством, религиозными поисками. Творчество, например, как пишет российский психолог, академик Ксения Абульханова-Славская, «потенцирует время», насыщает его смыслами. Благодаря искусству, говорит Ермолаева, специализирующаяся на этой теме, у человека «есть возможность приподняться над событийным временем и ощутить жизнь как единое целое прошлого, настоящего и будущего», то есть, по сути, ощутить то, что называется прозрением, когда человек понимает, зачем он живет.

Одновременно, поясняет психолог, у человека появляется возможность через живопись, театр, музыку, литературу пережить другой опыт, себя другого. Такие моменты, которые философ Мераб Мамардашвили называл «зазорами длящегося опыта», имеют высокую аффективно-смысловую насыщенность и помогают понять, что человеку действительно нужно, замечает Ермолаева. Схожие переживания дает любовь: когда жизнь воспринимается как чудо. «И тогда найдутся и цели в жизни, и средства их достижения, тогда человек может все изменить, он видит вариативность этого мира, понимает, что жизнь прекрасна, а мир красив», — утверждает Ермолаева.

Чем заняться

Николай Вересов, уроженец Оленегорска, всю жизнь занимался строительным и горнодобывающим бизнесом (добыча ископаемых, объекты промышленного назначения). В 57 лет у него созрела идея открыть картинную галерею. «Я со студенческих времен увлекался живописью, по музеям бегал. А тут захотелось заняться чем-то более правильным. Не все же золотому тельцу молиться», — объясняет он. Его друзья не поверили, что получится: не развит в России этот рынок, да и современное классическое искусство, которое хотел популяризовать Вересов, у нас не очень востребовано. Затея сулила одни убытки. Но Вересов отремонтировал в Москве здание, пригласил выставляться художников, которых считает значимыми: в их числе Борис Мессерер, Валерий Архипов. И дело пошло. Относится к нему Вересов трепетно и требовательно — какие могут быть компромиссы с делом жизни? «Надо, чтобы картины были грамотно представлены, аккуратно доставлены — поэтому мы занялись и каталогами, и багетными работами, и светом, и перевозками», — поясняет он. Сейчас, по его словам, Veresov Gallery — это прибыльная галерея, которая продвигает наших художников в России и на Западе. «Я почему так резко сменил сферу деятельности? У меня все нормально было, но надоедает делать одно и то же всю жизнь, — говорит он. — А когда дело любимое, то о возрасте не думаешь. К тому же люди это ценят. Это приятно». Его цель — помогать людям приобщиться к искусству, а художникам — найди дорогу к аудитории. Получается работа, важная для него самого, но понимаемая им как нужная другим. «Это и есть единственная оптимальная форма старения: когда человек обращается к деятельности социальной направленности», — говорит Марина Ермолаева.

Американский психолог Джон Хорн еще в 1960-х годах, изучая интеллект, разделил его на два типа: флюидный (текучий) и кристал­лизованный (вербальный). Первый отвечает за способности, благодаря которым мы обретаем новые знания и навыки (скорость запоминания, индуктивное и абстрактное рассуждение, оперирование абстрактными образами, восприятие новых связей и отношений). Этот тип мышления, характерный для математика и инженера, по мнению Хорна, отражает возрастные особенности нервной системы и постепенно в старости снижается. Благодаря кристаллизованному интеллекту мы накапливаем словесные навыки, осведомленность и весь объем знаний в течение жизни, а также можем формулировать суждения, анализировать проб­лемы и использовать усвоенные стратегии для их решения. Позже другой известный американский психолог Пол Балтес пришел к выводу, что за счет вербального интеллекта общий уровень интеллекта сохраняется по меньшей мере до 70 лет, если человек в принципе воспринимает и анализирует информацию. «В тех видах деятельности, где превалирует вербальный интеллект, человек может работать до конца жизни», — объясняет Ермолаева.

Остается главный вопрос: что вызывает удовольствие от жизни в зрелом возрасте? «Об этом много написано, но ответ простой: понимание, что твоя жизнь — реализация твоего замысла. Это касается любого возраста», — считает Ермолаева. То есть, во-первых, нужен сам замысел. В зрелом возрасте, имея за плечами опыт, выбрать его проще, чем в молодости. И во-вторых, этот замысел, а точнее — возникающие из него потребности, должны держать человека в напряжении. «Когда они удовлетворяются раньше, чем возникают — а, как правило, это очень нехитрые потребности, — то тогда тоска. Это полная инвалидизация личности», — говорит Ермолаева. В этом смысле у людей «за 50» опять-таки преимущество: молодежи сегодня часто все равно, чем заниматься, — лишь бы платили.

Собрав истории более сотни пожилых людей по всему миру, которые по-прежнему ведут активную жизнь, Владимир Яковлев сделал вывод: «Люди, которые меняют жизнь в 50 лет и продолжают развиваться, намного дольше живут, остаются активными и здоровыми». Психологи это подтверждают. «Если человек развивается, о какой старости может идти речь, тем более что о ней думать? — замечает Ермолаева. — Ну некогда думать о старости, если столько планов». А учитывая, как изменяется жизнь, мы не представляем себе, что вообще возможно в 50—100 лет. Главное, не делать вид, что возраста не существует, честно признать, что наступает новый этап, и проживать его творчески. Так что тех, кто выбрал перезагрузку своей жизни, еще ждут интересные открытия.  ­

Что такое «ошибка выжившего»: примеры из жизни и бизнеса

Истории чужого успеха вселяют уверенность: если получилось у одного, получится и у других. За этой убежденностью скрывается систематическая «ошибка выжившего». Рассказываем, что это такое и как избежать этой ловушки

Что такое ошибка выжившего

Систематическая ошибка выжившего — это тип смещения выборки, возникающий, если при принятии решения человек опирается только на примеры «выживших» (тех, кто добился успеха), но не учитывает статистику по «погибшим» (тех, у кого не получилось прийти к такому же результату), поскольку данных по ним мало или они отсутствуют.

Подобные ошибки замечали еще древние греки. В трактате «О природе богов» Марк Туллий Цицерон (106 год до н. э. — 43 год до н. э.) рассказывает историю о философе и знаменитом «безбожнике» Диагоре Мелосском. Друг привел Диагора в храм на эгейском острове Самофракия и задал вопрос: «Вот ты счи­та­ешь, что боги пре­не­бре­га­ют людь­ми. Но раз­ве ты не обра­тил вни­ма­ния, как мно­го [в хра­ме] таб­ли­чек с изо­бра­же­ни­я­ми и с над­пи­ся­ми, из кото­рых сле­ду­ет, что они были пожерт­во­ва­ны по обе­ту людь­ми, счаст­ли­во избе­жав­ши­ми гибе­ли во вре­мя бури на море и бла­го­по­луч­но при­быв­ши­ми в гавань?»

«Так-то оно так, — отве­тил Диа­гор, — толь­ко здесь нет изо­бра­же­ний тех, чьи кораб­ли буря пото­пи­ла, и они сами погиб­ли в море».

Как ошибка выжившего искажает восприятие

Ошибка выжившего — это распространенное когнитивное искажение, в основе которого лежит непонимание причины и следствия. Человек находит закономерность в наборе данных, но не учитывает вероятность простого совпадения. Например, то, что некоторые основатели известных компаний бросили учебу в университете и стали успешны, является совпадением, поскольку не обязательно этот факт привел их к такому результату.

Самира Анохина, клинический психолог высшей категории, действительный член Российского психологического общества:

«С точки зрения психологии, когда мы говорим о феномене «ошибки выжившего», речь идет о двух процессах: перцепции (восприятии) и когниции (осмыслении, оценке, переработке) информации. Если анализировать перцептивный контекст, можно увидеть, что тот, кто совершает такую ошибку, воспринимает только часть ситуации или часть информации, имеющей отношение к этой ситуации.

В качестве примера можно привести двойные картинки, на которых можно последовательно видеть вазу и два профиля, утку либо кролика, портрет молодой девушки либо старухи. Причем увидеть оба изображения одновременно невозможно, как ни старайся. Для того чтобы видеть то или иное «закодированное» изображение, нужно переключать внимание на разные детали картинок. Этот процесс можно сравнить с работой прожектора, который, поворачиваясь, освещает разные участки местности.

Примерно то же происходит и на уровне когнитивной оценки ситуации, когда предположения и выводы делаются на основе информации, отражающей лишь определенную сторону события, при этом та часть информации, которая находится за пределами «когнитивного прожектора», не воспринимается».

Где мы с этим сталкиваемся: примеры в жизни и бизнесе

Люди подвергаются этому когнитивному искажению в разных ситуациях: при принятии решений в повседневной жизни, финансовом планировании, в научных исследованиях, бизнесе.

Как все начиналось: сбитые самолеты Второй мировой войны

Хрестоматийным примером «ошибки выжившего» является открытие математика Абрахама Вальда во время Второй мировой войны. Американская армия теряла много самолетов в боях. Чтобы решить проблему и уменьшить потери, командование поставило перед Вальдом задачу: придумать, как укрепить конструкцию. Полностью забронировать машины было нельзя, иначе они бы просто не полетели, поэтому нужно было определить самые уязвимые места.

Военные инженеры изучили повреждения машин, вернувшихся с поля боя, и предположили, что нужно укреплять наиболее поврежденные части. Однако Абрахам Вальд отметил, что если самолет смог вернуться на базу, то попадания в эти части не критические. Важнее обратить внимание на те повреждения, с которыми самолеты не возвращались. То есть бронировать нужно те места, где у «выживших» машин не было пробоин. Это помогло снизить потери американской авиации и сохранить жизни многих летчиков.

Иллюстрация картины критических и некритических повреждений на бомбардировщике по Абрахаму Вальду

«Ошибка выжившего» сегодня: как проявляется в повседневной жизни

  • Если где-то произошло крушение самолета или врачи совершили ошибку, которая привела к летальному исходу, то в СМИ появляется статья об этом. Хотя, по статистике, большинство самолетов успешно приземляется, а врачи чаще совершают правильные действия, инфоповодами становятся в основном негативные сюжеты. Из-за такого перекоса у некоторых людей складывается впечатление, что летать опасно, а все врачи некомпетентны.
  • Убеждение в том, что дельфины спасают людей, — еще один пример «ошибки выжившего». Известны случаи, когда они действительно помогали тонущим добраться до берега. Такие истории попадают в СМИ и создают впечатление, что дельфины — спасатели. На самом деле эти млекопитающие могут проявлять агрессивное поведение по отношению к людям, наносить серьезные травмы и даже топить. Те, кому повезло, рассказывают о чудесном спасении, а те, кто стал жертвой дельфинов, по очевидным причинам не расскажут ничего.
  • «Ошибка выжившего» обнаруживается и в медицинских исследованиях. Например, когда ученые определяют показатели выживаемости для какого-либо заболевания, в статистику попадают только те пациенты, которым успели поставить диагноз. Те пациенты, которые умирают до постановки диагноза, не попадают в выборку. Это приводит к искажению реальных результатов.
  • В условиях пандемии COVID-19 показательный пример «ошибки выжившего» — ковид-диссиденты.

Дмитрий Ковпак, врач-психотерапевт, к. м. н., доцент кафедры психотерапии, медицинской психологии и сексологии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова, президент Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии:

«Пандемия ярко показывает, как «ошибка выжившего» искажает восприятие и к чему она приводит. Люди верили в заговоры правительств и транснациональных корпораций, выдвигали конспирологические теории происходящего, а в некоторых странах все доходило до абсурда: граждане, отрицавшие существование нового коронавируса, приводящего к заболеванию COVID-19, демонстративно лизали дверные ручки, лишь бы показать, что этого вируса не существует. И если они не заразились после этого, то преподносили это как доказательство своей теории. Другие люди смотрели на все это и верили в то, что вируса действительно не существует. А потом оказывались в больницах.

В этом случае «ошибка выжившего» — это опасно и больно. Потому что когда человек верит в отсутствие проблемы, а потом сталкивается с ней лицом к лицу, это становится двойным ударом. Помимо того, что он оказывается в тяжелой жизненной ситуации, он еще поражен тем, что случилось то, чего в его картине мира быть просто не могло. Такие серьезные кризисы могут формировать посттравматические расстройства, кризис доверия себе и миру, выученную беспомощность и депрессию».

«Ошибка выжившего» в бизнесе: как она влияет на принятие решений

«Ошибка выжившего» часто встречается в сфере бизнеса. Никто не говорит о компаниях, которые потерпели неудачу на ранней стадии и больше не существуют, зато успехи нескольких десятков компаний, которые «выстрелили», превозносятся десятилетиями. Это искажает статистику и убеждает многих, что положительный исход более вероятен, чем есть на самом деле. Например, несмотря на то, что по статистике 90% стартапов терпят неудачу, начинающие предприниматели уверены, что они смогут попасть в число победителей.

Истории чужого успеха и карьерная стратегия

Яркий пример «ошибки выжившего» — культ историй успеха. Многие черпают вдохновение из рассказов о предпринимателях-миллиардерах и при этом неверно понимают причины и следствие. Например: «Стив Джобс бросил колледж и стал миллионером. Значит, секрет успеха — это уйти из университета и посвятить все время своей идее». На деле это не работает, и миллиардеры без высшего образования встречаются реже, чем кажется: из 362 самых богатых людей Америки только 12,2% бросили университет.

Те, кто стремится повторить историю успеха компании или конкретного человека, часто игнорируют роль времени, удачи, связей и социально-экономического фона. Многие из известных предпринимателей добились успеха, несмотря на свой необычный выбор, а не благодаря ему.

Как не стать жертвой ошибки выжившего

Дмитрий Ковпак:

«Когнитивным искажениям подвержены в той или иной степени все люди. Это систематические отклонения в восприятии, мышлении и поведении, тесно связанные с предубеждениями или так называемыми ограничивающими убеждениями, ошибочными стереотипами. Чаще всего они не осознаются самим носителем и требуют специальных навыков для их обнаружения и коррекции. Если человек думает, что никакого из когнитивных искажений у него нет, то это тоже своего рода когнитивное искажение.

Что касается «ошибки выжившего», то больше всего им подвержены люди, которые живут и действуют на автомате, не задумываются, что из их мыслей, предположений и ожиданий верно, а что нет, не анализируют и не проверяют факты, то есть редко пользуются критическим мышлением, логикой и анализом опыта».

Когда человек знает об «ошибке выжившего», ему гораздо проще не попасться в эту когнитивную ловушку. Кроме этого, избежать последствий влияния этой ошибки можно, если подходить к принятию решения критически.

Копайте глубже

Не доверяйте поверхностным суждениям и скоропалительным выводам, убедитесь, что у вас достаточно информации для принятия решения. Задавайте вопросы, которые помогут увидеть картину целиком. Например:

  • Откуда я это знаю?
  • Вся ли это информация по теме?
  • Какие данные подтверждают эту версию/гипотезу?
  • При каких условиях были собраны данные?
  • Могу ли я отделить факты от субъективного мнения и впечатлений?
  • Та информация, которая есть, составляет полную картину или только ее часть?

Изучайте разные точки зрения

Воспринимайте любую историю успеха как одну из версий развития событий, а не как истину в последней инстанции. Найдите неудачную статистику или истории провала и посмотрите, что в них пошло не так.

Дмитрий Ковпак:

«Многие любят публичные выступления людей, которые преодолели превратности судьбы и выжили всему вопреки. Книги наподобие «Секретов успеха от Джона Смита» также страдают «ошибкой выжившего»: это значит лишь то, что дело Джона Смита не разорилось. Куда полезнее было бы узнать, какие ошибки допустили его разорившиеся конкуренты.

Если вам пришла идея открыть ресторан в своем городе исходя из факта, что здесь много прибыльных ресторанов, вы проигнорировали то, что видите только уцелевшие и ставшие успешными точки общепита, победившие в конкурентной борьбе. Может быть, 90% всех открытых заведений в вашем городе разорились за первые два года. Но вы этого не знаете, потому что для вас они не существуют. Как писал Нассим Талеб в своей книге «Черный лебедь», на кладбище закрытых ресторанов очень тихо».

Наедине с семьей: плюсы и минусы удаленки с точки зрения психологии

Режим удаленки, о котором когда-то мечталось, для многих продолжается в связи с Covid-19. А для кого-то и работа вдруг «встала на паузу». Это сильно повлияло на людей и их семейные отношения. Ведь дома оказались все: взрослые, дети, люди старшего поколения. Такая ситуация внесла в нашу жизнь определенные огорчения и переживания, но в то же время подарила определенные новые возможности, одна из которых — возможность побыть наедине с самыми близкими. В наше суматошное время подобная возможность возникает крайне редко. О плюсах и минусах этого положения рассказала специалист Московской службы психологической помощи Светлана Успенская.

Плюсы

  • Изменившийся уклад жизни дал возможность понять, насколько взаимоотношения в семье гармоничны и какие есть проблемы. Если в семье до пандемии царила гармония, а взаимоотношения ее членов строились на фундаменте взаимного уважения, доверия и заботы о близких, то пандемия только еще больше сплотила родных. Хозяйственно-бытовые проблемы пришлось решать сообща. И вдруг всем стало видно, что именно вместе многое получается быстрее и дается легче.
  • К тому же ситуация жизни бок о бок подарила что-то новое в общении с детьми, дала возможность найти себя в новых занятиях, проявить себя каким-то неожиданным образом в вопросах кулинарии, например, или дизайна и усовершенствования своего жилища.
  • Домочадцам пришлось освоить новые роли, и они с этим справились. Например, многие взрослые, кроме родительской функции, стали выполнять функцию педагога, чтобы помочь детям в онлайн-обучении, а дети, в свою очередь, для бабушек и дедушек стали проводниками в мир интернета, чтобы те имели возможность расширить свои границы в общении.
  • Возникшая в некоторых семьях экономическая неустойчивость, которую мы раньше отнесли бы, наверное, к минусам семейных отношений, еще больше сблизила людей. Появившиеся трудности с работой дали возможность каждому в такой семье яснее почувствовать подставленное плечо близкого, родного человека, который понимает и любит. Они подтолкнули к осваиванию чего-то нового, к дополнительному обучению, самосовершенствованию, а в итоге — к личностному росту.

Минусы

  • Изменившийся ритм жизни, изменившаяся нагрузка на каждого, если в семье до пандемии гармонии в отношениях недоставало, породили в ней дополнительно новые неурядицы, усилили напряжение в отношениях, ограничения личной свободы.
  • Пандемия пока не прекращается, и каждый в семье, в которой отсутствует или является дефицитной поддержка со стороны близких, стал острее ощущать тревогу как за себя, свое здоровье, так и за здоровье значимых для него людей.
  • Неустойчивость семейной системы в таких условиях усиливается. Дети часто становятся объектами родительского раздражения. Конфликты в таких семьях стали возникать чаще и проходить тяжелее.

Кто-то, наверное, скажет, что конфликты могут возникать в любой семье. Да, это так. Но в семье, в которой превалируют позитивные эмоции, вспышки раздражительности будут носить локальный характер и не будут оказывать на семейную систему серьезного разрушительного влияния. Семья же, где в отношениях царит дисгармония, если ее члены в сложившихся обстоятельствах удаленки и самоизоляции не договорятся хотя бы о временном перемирии, может даже развалиться. Поэтому постарайтесь сохранять благоприятный климат в своих семьях и избегать ссор друг с другом!

Что делать если ссоры возникают?

  • Ссорьтесь здесь и сейчас, не таите в глубине души обид.
  • Ссорьтесь по одному поводу, возникшему в данных обстоятельствах, не вспоминайте всего того, что было раньше.
  • Помните, что ссора не должна долгое время оставаться открытой, иначе она перерастет в конфликтные отношения. Ссора обязательно должна иметь завершение.

А в целом — учитесь лучше распознавать свои эмоции, лучше слышать друг друга, находить с членами своей семьи все больше общих интересов, любить и беречь друг друга!

Мы готовы помочь!

Бесплатная поддержка психолога доступна для каждого москвича в удобном для него формате. Услуги специалистов можно получить очно и дистанционно. Подразделения Московской службы психологической помощи населению есть во всех округах столицы. Единый справочный телефон МСППН: +7 (499) 173-09-09.

Если требуется экстренная связь с психологом, можно позвонить на круглосуточный телефон неотложной психологической помощи 051 (с городского телефона) или +7 (495) 051 (с мобильного телефона) или воспользоваться чатом психологической поддержки на сайте МСППН, который также работает в круглосуточном режиме.

На регулярной основе проходят бесплатные психологические вебинары на самые актуальные запросы: например, 27 января состоится вебинар «Как быть в паре, но оставаться свободным». Занятие будет посвящено тому, как, находясь наедине с семьей, оставаться в гармонии с самим собой. Записаться на вебинар можно на сайте Московской службы психологической помощи.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Историко-эволюционный подход к проблеме разума и тела

будет лишен в случае отсутствия жизни, а жизнь, в свою очередь, порождает более

и более новых форм в различных условиях окружающей среды, в том числе в условиях

ноосфера и «Психозойская эра» (Ж. ЛеКонт).

Принципиальная зависимость множества сложных объектов (включая живые

) от множества внешних воздействий была указана Уильямом Россом Эшби,

, который на основе принципов кибернетики сформулировал закон необходимого разнообразия.

Согласно этому закону, для обеспечения возможности управления системой, разнообразие контрольных действий

должно быть не менее разнообразия нарушений на входе (W. Ross Ashby,

1952).

Таким образом, разнообразие жизни предопределяется неоднородностью и способностями

(валентностей) окружающей среды. По словам автора экологического подхода к восприятию

, Джеймса Гибсона, который, в свою очередь, опирается на классические работы Дж. Фон Юкскюля

и теорию поля Курта Левина, каждый вид и каждый организм занимает свое собственное

экологическое ниша в разнообразном мире, извлекая из окружающей среды только то, что

соответствует ее способностям (Дж.Гибсон, 1950). Это утверждение согласуется с тем фактом

, что организмы представляют собой индивидуальные системы. Сущность индивида в данном случае — уникальность

, уникальность каждого организма, т. Е. Несводимость аутопоэза одной системы

к аутопоэзу другой (С. Цоколов, 2000).

Индивидуальный характер взаимодействия организма с окружающей средой

требует оценки внешних сигналов в контексте «возможностей»

этого организма.Это, в свою очередь, порождает фундаментальное свойство живых систем:

познания и его специализированный инструмент — мозг. Являясь частью организма, мозг

имеет ограниченную «мощность», а значит, соответствует законам энергетического гомеостаза, т.е.

непроизвольного стремления к энергетическому оптимуму (В.Ф. Фокин, Н.В. Пономарева, 2003).

Однако с развитием мозга функция энергообеспечения дополняется

новой функцией: информационной, а именно способностью производить новые знания,

, которые, в отличие от потоков энергии, не могут быть объяснены только на основа критериев гомеостаза

, так как не ограничивается заранее заданными константами (А.Г. Асмолов,

Е.Д. Шехтер, А. Черноризов 2014).

Насколько объективно наше знание мира? Поскольку любой человек (человек,

собака или таракан) занимает ограниченную экологическую нишу, его знание внешнего мира

не может быть полным. Теоретическое понимание этой позиции

принадлежит, в первую очередь, Якобу фон Юкскюллю, который на основе анализа, подкрепленного множеством фактов

, приходит к следующим выводам: 1) Когнитивные способности каждого живого

13

В чем смысл жизни согласно позитивной психологии [2019]

«В конце концов, человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но должен признать, что спрашивают именно его.Одним словом, каждого человека ставит под вопрос жизнь; и он может ответить жизни, только отвечая за свою собственную жизнь; на жизнь он может ответить, только будучи ответственным ».

Виктор Франкл

На протяжении всей современной истории люди чаще всего задают один из вопросов: «В чем смысл жизни?»

Мы все жаждем смысла, цели, ощущения, что наша жизнь стоит больше, чем сумма ее частей.

К счастью, люди находчивы — у нас есть бесконечные способы поиска смысла и бесконечные потенциальные источники смысла.Мы можем найти смысл в каждом сценарии, каждом событии, каждом происшествии, каждом контексте. Мы можем найти смысл в возвышенном, в абсурдном, в унылом и унылом и в совершенно убогой жизни.

Мы интуитивно знаем, что хотим смысла в нашей жизни, и этот смысл помогает нам процветать, но мы редко останавливаемся, чтобы спросить:
«Зачем нам нужен смысл? Как значение влияет на нас? Что вообще ЕСТЬ значение? »

Если вы когда-либо задавали эти вопросы сами, вы попали в нужное место! В этой статье мы рассмотрим, что такое значение, откуда он может взяться, как его можно найти и другие важные темы, связанные со смыслом жизни.

Прежде чем вы начнете читать, мы подумали, что вы могли бы бесплатно скачать наши 3 упражнения для смысла и ценности для жизни. Эти творческие, научно обоснованные упражнения помогут вам узнать больше о ваших ценностях, мотивациях и целях и дадут вам инструменты, которые вдохновят вас осознать смысл жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

7 Определения значений

Прежде всего, давайте удостоверимся, что мы находимся на одной странице, когда говорим о значении.

Существует так много способов определения значения, что невозможно сузить его до одного или двух «лучших» определений значения. В конце концов, «значение» может иметь разное значение для всех!

Давайте начнем с самого простого определения.

Мы можем достать наш верный старый словарь (или, в данном случае, www.dictionary.com) и перейти к разделу «M», чтобы получить серьезное определение слова.

Значение (существительное):

  1. Что должно быть или фактически выражено или обозначено; значение; Импортировать.
  2. Цель, цель или значение чего-либо.

Значение (прилагательное):

  1. Предназначено.
  2. Полный значения; выразительный

Эти определения значений должны быть вам знакомы. Это определения, которые применяются, когда мы говорим что-то вроде «Что он имел в виду, когда сказал это?» или «смысл был потерян для нее».

Конечно, есть более глубокие уровни значения слова.

Например, www.Vocabulary.com дает нам более глубокое определение:

«Значение — это то, что означает слово, действие или понятие — его цель, значение или определение. Если вы хотите узнать значение этого слова, вам просто нужно найти его в словаре ».

Далее на сайте указано:

«Когда вы читаете стихотворение, вы пытаетесь выяснить предполагаемое автором значение, интерпретируя выбранные им слова. Например, если поэт описывает любовь как «тюрьму», вы можете интерпретировать это значение как его чувство, ограниченное его любовью.”

Теперь мы подходим к сути слова: значение — это то, что мы извлекаем, что-то, что мы разделяем, и что-то, что мы можем создать.

Двигаясь дальше, у слова есть не только разные уровни, но и разные значения. В лингвистике, например, существует как семантическое значение, или фактическое содержание, так и прагматическое значение, или значение, зависящее от контекста (Nordquist, 2017).

Например, фраза «Вы устроили настоящее шоу!» имеет одно и то же семантическое значение независимо от того, в каком контексте оно произносится, но прагматическое значение может широко варьироваться — если сказать это ребенку после того, как он увидит его выступление на школьном шоу талантов, это, скорее всего, придаст ему очень положительный и комплиментарный прагматический смысл, сказав это для незнакомца, который просто поскользнулся и упал при спуске по лестнице, скорее всего, не будет воспринят как положительный или комплиментарный.

В более популярном смысле значение обсуждалось как «конструкция и опыт, окутанные тайной» (Mattiuzzi, 2015), «то, что люди пытаются создать или найти» (West, 2007), или просто заменены или заменены такими словами, как «Цель» или «призвание».

Значение можно описать, определить и рассмотреть множеством разных способов, и все это происходит еще до того, как мы дойдем до теорий или философий о значении! Если вы не испугались, читайте дальше, чтобы перейти к теме значения в философии.

Философия смысла

«Жизнь не имеет смысла. У каждого из нас есть смысл, и мы воплощаем его в жизнь. Бесполезно задавать вопрос, когда на него отвечаете вы ».

Джозеф Кэмпбелл

Как вы, наверное, догадались, философы потратили бесчисленные часы на рассмотрение концепции значения, а также «значения значения».

Множество теорий значения было выдвинуто за последние пару столетий, поскольку люди изо всех сил пытались прийти к некоторому согласованному пониманию того, что такое значение, как оно создается и как его можно найти.Однако не было предложено никакой теории, которая ответила бы на все важные вопросы. Некоторые отвечают на один или два вопроса, другие могут отвечать на другой, но ни один из них не предлагает исчерпывающего взгляда на предмет.

Ниже описаны некоторые из наиболее важных теорий значения.

Теории смысла

Модернизм

В целом модернизм считается доминирующим взглядом на жизнь и смысл в конце 19 — начале 20 веков («История модернизма», прим.д.). Это был резкий отход от мистицизма и опоры на сверхъестественное, которое доминировало в ландшафте ранее, с его упором на «долой старое, вместе с новым!»

Модернисты подвергли сомнению значение традиций и, действительно, всего, что мы приобрели или узнали с помощью традиционных средств. Инновации и потрясающие открытия начала 1900-х годов толкают человечество в мир новых возможностей. Теория относительности Эйнштейна только укрепила идею о том, что жизнь и человечество имеют больше нюансов, чем это считалось ранее.

Разум и логика заменили религию и суеверия, и с этими заменами пришло убеждение, что ключи к мирному утопическому существованию можно найти в науке, а не в духовности. Внезапно значение перестало считаться значением по умолчанию для людей, дарованным всемогущим творцом; скорее, это было то, что можно было обнаружить с помощью логических выводов и рассуждений.

Модернизм породил множество новых теорий и перспектив, которые бросили вызов мудрости традиций и конформизма в пользу более новых, инновационных идей.Одним из таких ответвлений был логический позитивизм.

Логический позитивизм

В период с начала до середины 1900-х годов эта теория восстала из пепла Первой мировой войны, чтобы попытаться разобраться в хаотическом и запутанном мире. Логические позитивисты считали, что смысл и знание имеют логические, научные корни; они верили в утверждения, поддающиеся проверке, и избегали того, что было ненаблюдаемым.

Эта теория разделяет предложения на одну из трех групп:

  1. Факты, которые можно проверить.
  2. Аналитические утверждения, смысл которых определяется словами и структурами, их составляющими.
  3. Метафизические, эстетические и этические утверждения, которые обращаются только к эмоциям и не содержат интеллектуального содержания (Holcombe, 2015).

Верификация — жизненно важный компонент логического позитивизма. Идея о существовании универсальных истин лежит в основе большинства современного научного мышления, но логический позитивизм совершенно по-другому относится к тому, что считается эмпирическим доказательством — в основном, все факты можно проверить только с помощью органов чувств.

Эта теория, хотя она быстро потеряла популярность у ведущих философов того времени, способствовала поиску всеобъемлющей теории значения за счет ее акцента на проверяемых фактах и ​​наличии по крайней мере некоторых абсолютных истин. Эти факторы были перенесены во многие последующие теории.

Постмодернизм

С другой стороны, некоторые теории утверждали, что значение не является абсолютным и не формируется эмпирическим наблюдением, а является изменчивым и индивидуальным.

Одна из таких теорий — постмодернизм; эта теория (или, точнее, школа мысли) отвергала идею абсолютной истины или проверяемых фактов, полагая вместо этого, что значение может быть обнаружено из самых разных мест и практически из любого источника.

Постмодернисты с подозрением относились к строгому следованию логике и не соглашались с тем, что существует объективная реальность независимо от людей. Эти философы считают, что реальность создается людьми, и что разум — просто один из многих равнозначных способов открыть свою собственную истину (Duignan, n.д.).

Каждый человек был свободен открыть свое собственное уникальное значение, и каждый человек имел высшую власть над своей собственной реальностью.

Экзистенциализм

Экзистенциализм — это теория, связанная с постмодернизмом, в этом смысле субъективна и не существует универсального кодекса или морального авторитета.

Однако он отходит от постмодернизма, настаивая на отсутствии внутреннего смысла; экзистенциализм утверждает, что каждый человек создает свой собственный смысл, а не находит смысл в окружающем его мире.

Это может показаться тонким различием, но оно имеет некоторые важные последствия: экзистенциалисты задаются вопросом, существует ли какой-либо естественный порядок вещей. В отличие от модернистов, экзистенциалисты не видят в науке и технологиях ключей к утопическому обществу; вместо этого они считают, что осмысленные ответы нельзя найти ни в одной единственной модели «бытия».

Они не обязательно отвергают науку или ее открытия, но они могут рассматривать научные теории как больше как «описания» мира, чем объяснения или истинное понимание (Burnham & Papandreopoulos, n.д.).

В этой школе мысли идея о том, что у жизни может быть реальный «смысл», абсурдна. Люди свободны создавать для себя смысл, но вселенная, в которой они обитают, не имеет внутреннего смысла.

Хотя все эти теории значения (или «бытия») внесли свой вклад в наши размышления о значении, большинство современных концептуализаций значения значительно отличаются от каждой из них.

Текущие исследования смысла

В современной психологии значение само по себе больше не подвергается сомнению; Практически все психологи согласны с тем, что смысл существует как концепция для людей, что его можно найти в окружающем нас мире и что мы также можем создать или раскрыть свое собственное уникальное чувство смысла.

В этом смысле мы пришли к «пост-постмодернистскому» пониманию значения. Мы больше не видим отчетливых, дискретных теорий значения; вместо этого нам удобно смешивать, смешивать и сливать идеи из разных теорий (Irvine, 2013). Таким образом, нынешнее понимание значения выглядит примерно так:

«Мы не уверены, откуда именно исходит значение, является ли оно врожденным или вообще« реальным »; что мы действительно знаем, так это то, что люди процветают, когда они есть, и страдают, когда нет.”

Эта идея превалирует, в частности, в позитивной психологии, где исследователи теоретизируют и экспериментируют с тем, как увеличить значение, источники, которые обеспечивают значение, и как мы можем манипулировать нашим собственным переживанием значения, и все это без слишком глубокого погружения в вопросы о том, где значение происходит от, в более широком смысле, независимо от того, присуще ли оно жизни или нет.

Однако ни одна область изучения психологии не будет полна конкурирующих теорий и множества противоположных идей.Ниже приведены некоторые из самых популярных и влиятельных идей о значении в позитивной психологии.

Модель поиска смысла Франкла

«У человека можно отнять все, кроме … последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в любых данных обстоятельствах».

Виктор Франкл

Работа Виктора Франкла о значении, безусловно, не самая последняя, ​​но заложила основу для исследований значения, которые проводились в последующие десятилетия.

Франкл разработал свой подход к значению и терапию для лечения отсутствия смысла до Второй мировой войны, но усовершенствовал его во время пребывания в нацистских концентрационных лагерях. Его новаторская работа по логотерапии и его опыт в лагерях назван «Человек в поисках смысла» не зря — основная идея его теории состоит в том, что людьми движет их желание смысла.

Основываясь на этой идее, Франкл разработал три основных компонента своей философии:

  1. У каждого человека есть здоровый «стержень».”
  2. У каждого человека есть внутренние ресурсы, чтобы «использовать» свое здоровое внутреннее ядро.
  3. Жизнь предлагает каждому индивидуальную цель и смысл, но она никому не обязана счастьем или удовлетворением (Good Therapy, 2015).

Далее Франкл предположил, что смысл жизни можно открыть тремя способами:

  1. Создавая работу или выполняя какую-то задачу.
  2. Полностью испытать что-то или любить кого-то.
  3. По отношению к неизбежным страданиям (Good Therapy, 2015).

Хотя страдание — неизбежная часть жизни, Франкл побуждает нас упиваться своей способностью выбирать, как мы реагируем на страдание. Действительно, переживание страдания может заставить нас найти смысл, который иначе мы не увидели бы, в зависимости от того, как мы на него реагируем.

Работа

Франкла, хотя и является новаторской, не так глубоко углубляется во внутреннюю работу смысла, как хотелось бы некоторым исследователям. Некоторые исследователи в области позитивной психологии и за ее пределами имеют собственное понимание смысла.

Значение как понимание, цель и значение

Один из таких подходов к пониманию значения принадлежит исследователям Джорджу и Парку. Их концептуализация смысла жизни рассматривает его как трехчастную конструкцию, определяемую как:

«[В] степени, в которой жизнь воспринимается как имеющая смысл, направляемая и мотивируемая ценными целями и имеющая значение в мире».

Это определение можно разбить на три компонента:

  • Понимание, или степень, в которой люди воспринимают чувство согласованности и понимания в отношении своей собственной жизни.
  • Цель, или степень, в которой люди воспринимают жизнь как направленную и мотивированную ценными жизненными целями.
  • Материя, или степень, в которой люди считают свое существование значимым, важным и ценным для мира (George & Park, 2016).

Понимание, цель и значение следует рассматривать не как три отдельных понятия, а как три тесно связанных конструкции, которые вместе составляют смысл жизни. Они будут естественно взаимодействовать и влиять друг на друга; очень низкая степень одного компонента, скорее всего, потянет вниз другие, и наоборот.

На эти три компонента также влияют смысловые рамки или системы представлений о том, как обстоят дела и как они должны быть. Если человек обнаруживает, что вещи больше не имеют смысла в соответствии с их системами мышления, эти рамки могут быть изменены, отброшены или заменены в процессе поддержания смысла или создания смысла.

Эта трехкомпонентная теория смысла жизни все еще нова, но это многообещающий шаг к более всестороннему пониманию того, что значение «означает» для людей.

Значение

Текущие исследования также все больше и больше сосредотачиваются на осмыслении или процессах, в которых люди участвуют, чтобы уменьшить стресс и восстановиться после стрессовых событий (Park, 2010). Человек может «придавать» несколько значений, в том числе:
  • Глобальное значение — общая ориентировочная система человека, состоящая из его убеждений, целей и чувств; По сути, глобальное значение — это то, как человек смотрит на мир и какие у него представления о том, как все работает.
  • Ситуационное значение — значение в контексте конкретной среды или встречи, обычно вызывающей стресс.
    o Оцениваемое значение — подкомпонент ситуативного значения, оцениваемое значение — это значение, которое человек автоматически приписывает ситуации; это неявный вид смысла, но он может быстро меняться, когда человек пытается придать смысл стрессовому событию.

Существует столько же уникальных способов придания значения, сколько людей в мире, но есть несколько полезных категорий, чтобы лучше понять наиболее распространенные процессы.Были выявлены и изучены четыре различия между процессами создания смыслов:

Автоматический против преднамеренного

Значение может быть автоматическим или преднамеренным; человек может участвовать в создании смысла бессознательно, даже не осознавая этого, или он может сознательно участвовать в процессе, чтобы придать смысл своей ситуации.

Автоматическое осмысление происходит, когда, например, человек переживает стрессовое событие и у него всплывают навязчивые и нежелательные мысли о событии.Хотя этот опыт не является приятным, на самом деле он может помочь человеку осознать свое стрессовое событие и найти смысл в своих страданиях.

Осознанные процессы могут быть задействованы разными способами, включая действия по преодолению трудностей. Люди, которые участвуют в этих действиях по преодолению трудностей, используют позитивную переоценку, пересматривают свои цели и ищут решения своих проблем или активизируют духовные убеждения и опыт, чтобы помочь им пережить свой трудный опыт (Park, 2010).

Ассимиляция vs.Где остановиться

Когда человек столкнулся со стрессовым событием, и его глобальное значение не совпадает с его оценочным значением ситуации, что-то должно измениться. Это изменение может происходить в их глобальном значении (изменение смысловых рамок индивида или в понимании мира), в их оценочном значении ситуации (изменение в том, как они интерпретируют стрессовое событие), или в том и другом.

Когда человек меняет ситуативное значение, чтобы оно больше соответствовало его глобальному значению, он использует ассимиляцию.Когда человек меняет свое глобальное значение, чтобы освободить место для этой новой ситуации, которая не «соответствует» его нынешнему пониманию, он прибегает к приспособлению.

Обычно считалось, что люди больше использовали ассимиляцию, поскольку она не требовала от них изменения своих общих убеждений; однако приспособление может быть более распространенным явлением, особенно перед лицом огромных событий, изменяющих жизнь (Park, 2010).

Поиск понятности и поиск значимости

Это различие проводится между попыткой привести событие в соответствие с определенной системой правил и стандартов и попыткой найти значимость, ценность или ценность в событии.

Например, человек, переживший трагическую утрату, может искать понимания, напоминая себе, что с хорошими людьми часто случаются ужасные вещи. В качестве альтернативы, она могла бы искать значение, задаваясь вопросом, какое влияние эта потеря окажет на ее жизнь и как она изменит ее личность (Park, 2010).

Когнитивное против эмоционального

Когнитивные процессы — это процессы, которые сосредоточены на обработке информации о стрессовом событии и переоценке или переработке своих убеждений.С другой стороны, эмоциональная обработка больше сосредоточена на переживании и изучении эмоций, связанных со стрессовым событием. Эти эмоции должны быть поглощены и обработаны, прежде чем человек сможет продолжить свою жизнь (Park, 2010).

Результатов

Эти процессы создания смысла могут привести к раскрытию или усилению смысла во многих различных формах, в том числе:

  • Ощущение того, что вы «имели смысл» или пришли к пониманию того, почему произошло стрессовое событие (даже если «почему» просто «дерьмо происходит»).
  • Принятие или согласие с событием.
  • Повторная атрибуция и причинное понимание, или приход к выводу о причине события.
  • Восприятие роста или положительных изменений в жизни.
  • Изменение идентичности / интеграция стрессового опыта в личность.
  • Переоценка значения фактора стресса или приведение опыта в соответствие с текущим глобальным значением.
  • Изменились глобальные (или общие) представления о том, как обстоят дела в мире.
  • Измененные глобальные (или общие) цели, такие как отказ от недостижимых целей или создание альтернативных целей.
  • Восстановленное или измененное чувство смысла жизни (Парк, 2010).

Однако исследователи определяют, различают или анализируют эту концепцию, но в целом все они согласны с тем, что чем больше смысла мы ощущаем в нашей жизни, тем лучше.

25 примеров значимого опыта

Если вы думаете, что хотели бы найти больше смысла в своей жизни, но не знаете, где искать, вероятно, вы уже слишком много думаете об этом!

Значение можно найти в каждой нашей встрече и взаимодействии.

Однако, если вы похожи на меня (т. Е. Из тех, кто ценит списки), просмотрите эти списки самых значимых событий в жизни.

Положительный опыт

Значимый положительный опыт можно найти в самых разных контекстах, но некоторые из наиболее распространенных и эффективных опытов включают:

  • Влюбленность
  • Рождение ребенка
  • Рождение внука
  • Примирение или воссоединение с любимым человеком
  • Погрузитесь в новую культуру или образ жизни
  • Первый раз, когда вы принимаете важное, изменяющее жизнь решение для себя
  • Показать кому-то глубину своих чувств к нему или получить такое выражение чувств

Хотя большие, вероятно, те, к которым вы обратились в первую очередь, смысл также можно найти во многих маленьких моментах жизни, таких как:

  • Ребенок, который впервые берет вас за руку или полностью добровольно и с энтузиазмом обнимает вас
  • Встреча с другом, которого давно не видел
  • Познакомиться с новой культурой в отпуске или гуманитарной поездке
  • Любимый человек выражает вам свою благодарность
  • Возвращение домой к счастливому, любящему питомцу
  • Бросить то, что делает вас несчастным
  • Провести неожиданное время в одиночестве
  • Осознание того, что вы овладели трудным навыком
  • Запрыгивая в машину для спонтанной поездки («9 знаменательных моментов», 2014)

Не забывайте делать паузу и искать смысл в больших и малых моментах.Очень часто это маленькие моменты, которые мы вспоминаем годами после того, как переживаем их.

Негативный опыт

Хотя мы все хотели бы получать максимум положительных впечатлений и избегать отрицательных, это привело бы к невероятной неуравновешенности людей! Часто именно в эти негативные, стрессовые и сложные времена мы узнаем, в чем заключаются наши сильные стороны, как продвинуться дальше, чем мы когда-либо продвигались раньше, и как по-настоящему преуспеть.

Некоторые из значительных негативных переживаний, которые могут привести к глубокому значению, включают:

  • Смерть любимого человека
  • Развод, развод или другой разрыв отношений
  • Потеря работы (увольнение или увольнение)
  • Стихийное бедствие (e.г., наводнение, пожар, лавина)
  • Стать жертвой преступления
  • Получение травмы (например, солдаты в бою или свидетели крайнего насилия)
  • Почти смертельный опыт
  • Получение тяжелых травм
  • Диагноз рака или тяжелой болезни

Из всех этих переживаний вы, вероятно, слышали по крайней мере одну или две истории о ком-то, кто находил смысл в своей травме или стрессе.

Важный момент, который следует вынести из этого обсуждения значимого опыта, заключается в том, что определение «значимого» может широко варьироваться; некоторые люди найдут значительный и изменяющий жизнь смысл в ситуациях, в которых другие просто пожмут плечами и продолжат свою жизнь.

Если вы не нашли какие-то впечатления в этих списках значимыми, не волнуйтесь! Значение — очень личная вещь, и все мы находим его в разных местах и ​​в разных формах.

В чем смысл жизни?

«Единственный смысл жизни — служить человечеству».

Лев Толстой

«Ибо смысл жизни различается от человека к человеку, от дня к дню, от часа к часу. Следовательно, значение имеет не смысл жизни в целом, а конкретный смысл жизни человека в данный момент.”

Виктор Франкл

Итак, теперь, когда мы рассмотрели несколько основных теорий и концепций значения в философии и психологии, теперь мы можем ответить на большой вопрос:

В чем смысл жизни?

Каким бы неудовлетворительным ни был этот ответ, кажется, что смысл жизни для каждого из нас различен.

Мы можем найти высший смысл в любви супруга или ребенка.

Мы можем найти это в работе, которую делаем.

Мы можем обнаружить, что волонтерство и отдача в нашем сообществе — это деятельность, которая придает нашей жизни наибольший смысл.

Мы могли бы даже обнаружить, что Виктор Франкл был точным в своей теории значения и что наше отношение к тому, что с нами происходит, является источником смысла в нашей жизни.

Где бы мы ни находили цель и исполнение, кажется, что действительно наша задача — выявить то, что является самым важным, самым животворным и самым значительным.В этом супе ценностей, опыта, целей и убеждений мы можем собрать воедино то, что дает нам наилучшее ощущение смысла нашей собственной жизни.

4 книги о смысле (жизни)

Если вы все еще дико не удовлетворены этим ответом о смысле жизни, возможно, этот список поможет!

Трудно сузить список лучших книг по смыслу; в конце концов, люди писали о смысле жизни столько, сколько существует письменность! На эту тему довольно много материала, так что считайте это очень, очень коротким списком некоторых из самых полезных, проницательных и / или юмористических книг о поиске смысла жизни.

1.

Человек в поисках смысла — Виктор Э. Франкл, Уильям Дж. Уинслейд и Гарольд С. Кушнер

Эта книга, основополагающая работа над моделью смысла Франкла, меняет жизнь многих, кто ее читает. Написанная в форме мемуаров, эта книга знакомит читателя с опытом Франкла в четырех концентрационных лагерях, включая печально известный Освенцим.

Франкл пострадал больше, чем большинство из нас когда-либо потерпит, среди прочего потеряв родителей, брата и беременную жену.Испытав такую ​​ужасную боль, он разработал теорию значения, которая заложила основу для десятилетий исследований и вдохновила миллионы читателей на поиски смысла для себя.

Первый раздел этой книги в основном представляет собой описание опыта Франкла в лагерях между 1942 и 1945 годами, а второй раздел посвящен его теории: логотерапии. На протяжении всей книги читателю будут представлены свидетельства и анекдоты, показывающие, насколько сильным может быть выбор того, как вы реагируете на страдания.

Если вы хотите прочитать бестселлер Франкла (а я настоятельно рекомендую вам это сделать), вы можете найти ее в продаже.

Найдите книгу на Амазонке.

2.

Каждый раз, когда я нахожу смысл жизни, они меняют его: мудрость великих философов о том, как жить — Дэниел Кляйн

Эта книга имеет совершенно иной тон, чем предыдущая, но она может быть столь же проницательной.

Во время учебы в колледже, изучая философию, Дэниел Кляйн заполнил тетрадь цитатами из некоторых из лучших и ярких в мире — цитатами, которые вдохновляли его, просветили его или показались ему прекрасным руководством.

В свои 80 лет Кляйн повторно посетил эту записную книжку и добавил, отредактировал и исправил свои записи, предоставив примечания и заметки, чтобы читатель мог следить за ними. Обладая мудростью и опытом, которые может принести только возраст, автор исследует, как он изменился и как он остался прежним, и как каждая цитата применима (или не попадает в цель!) В его жизни.

Если вы ищете увлекательную, юмористическую и познавательную книгу одновременно, эта книга может быть для вас.

Найдите книгу на Амазонке.

3.

Размышления — Марк Аврелий

Вероятно, знакомая книга для студентов-философов и преподавателей гуманитарных наук, этот фолиант содержит личные сочинения Марка Аврелия, римского императора с 161 по 180 год нашей эры.

Он содержит двенадцать книг, каждая из которых состоит из нескольких цитат, от одного предложения до длинных абзацев. Хотя эти сочинения никогда не предназначались для публикации и распространения среди масс, они по-прежнему полны некоторых из самых интересных и заставляющих задуматься идей, которые когда-либо были изложены на бумаге.

Meditations включает размышления Марка Аврелия о жизни, философии, религии, добродетели, морали и многом другом. Это непростая задача для чтения, но она, безусловно, стоит затраченных усилий.

Найдите книгу на Амазонке.

4.

Библия (Ветхий и Новый Заветы), Коран, Трипитаки и Бхагавад Гита

Независимо от того, являетесь ли вы религиозным, агностиком, атеистом, духовным деятелем или кем-либо еще, вы можете кое-что получить, прочитав эти основополагающие труды основных религий.

Если вы христианин, я настоятельно рекомендую прочитать Коран (священную книгу ислама), Трипитаки (буддийские писания) и Бхагавад-гиту (одно из самых важных священных писаний индуизма). Точно так же, если вы принадлежите к одной из других религий в этом списке, я настоятельно рекомендую прочитать священные книги других основных религий.

Так легко застрять в одном образе мышления или бытия и упустить изменяющие жизнь знания и идеи, которые можно найти в тех местах, куда вы даже не подумали бы искать.Даже если вы думаете, что знаете все, что нужно знать о другой религии или деноминации, вы обязательно узнаете что-то новое, расширив свои религиозные чтения.

Хотя вы, скорее всего, не согласитесь со всеми (или даже с большинством!) Правил, законов или морали, изложенных в каждой книге, их чтение даст вам представление о том, что человечество сочло важным, значимым и значимым за последние несколько тысяча лет. Вы заметите интересные совпадения между системами убеждений и заметите, что у них общего (например, знаменитое Золотое правило).

Прочитать каждую книгу будет непросто, но награда — более глубокое понимание каждой религии, самого человечества и своего собственного смысла в мире. Не повредит хотя бы несколько страниц прочитать, правда?

Сообщение о возвращении домой

Я надеюсь, что вы отошли от этой статьи с более широким пониманием того, что такое «значение», как люди его понимают и как оно на нас влияет. Я надеюсь, что вы также нашли по крайней мере одну новую теорию или рекомендацию по чтению, которые вызвали ваш интерес.

Значение — одна из немногих вещей, которые просто нельзя переусердствовать; иметь более значимую жизнь — всегда стоящее занятие, и вы никогда не сможете стать слишком удовлетворенным или слишком целеустремленным!

Что вы думаете о смысле жизни? Есть ли в жизни цель, которую я полностью упустил? Что вы лично считаете значимым в своей жизни? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши 3 упражнения для смысла и ценности для жизни.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс «Смысл и ценность жизни» © поможет вам понять науку, лежащую в основе смысла и ценности жизни, вдохновит вас подключиться к своим ценностям на более глубоком уровне и сделает вас экспертом в воспитании смысла в жизни. жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

  • «9 знаменательных моментов». (2014). 9 важных моментов, на которые стоит обратить внимание Huffington Post Parents. Получено с https: // www.huffingtonpost.com/2014/08/19/meaningful-moments_n_5537455.html
  • Burnham, D., & Papandreopoulos, G. (нет данных). Экзистенциализм. Интернет-энциклопедия философии. Получено с http://www.iep.utm.edu/existent/#Sh2f
  • Duignan, B. (нет данных). Постмодернизм. Британская энциклопедия. Получено с https://www.britannica.com/topic/postmodernism-philosophy
  • Джордж Л. и Парк К. Л. (2016). Значение в жизни как понимание, цель и значение: к интеграции и новым исследовательским вопросам. Обзор общей психологии, 20 , 205-220.
  • Хорошая терапия. (2015). Логотерапия. Хорошая терапия. Получено с https://www.goodtherapy.org/learn-about-therapy/types/logotherapy
  • «История модернизма». (нет данных). Гуманитарный факультет колледжа Майами Дейд. Получено с https://www.mdc.edu/wolfson/academic/artsletters/art_philosophy/humanities/history_of_modernism.htm
  • Ирвин М. (2013). Подходит к по-мо. Программа коммуникации, культуры и технологий Джорджтаунского университета. Получено с http://faculty.georgetown.edu/irvinem/theory/pomo.html
  • Маттиуцци, П. Г. (2 марта 2015 г.). Смысл и цель жизни: банально или трудно найти? Блог Huffington Post. Получено с https://www.huffingtonpost.com/paul-g-mattiuzzi/meaning-and-purpose-in-li_b_6398216.html
  • Nordquist, R. (3 апреля 2017 г.). Семантика смысла. Глоссарий грамматических и риторических терминов. Получено с https://www.oughttco.com/meaning-semantics-term-16

  • Парк, С.(2010). Осмысление смысла литературы: комплексный обзор создания смысла и его влияния на приспособление к стрессовым жизненным событиям. Психологический бюллетень, 136 , 257-301. DOI: 10.1037 / a0018301
  • Вест Р. (2007). Имея в виду. Городской словарь. Получено с https://www.urbandictionary.com/define.php?term=meaning

Как найти смысл в жизни

Кейтлин Луна : Здравствуйте и добро пожаловать в «Говоря о психологии», подкаст Американской психологической ассоциации, который выходит раз в две недели.Я твой хозяин, Кейтлин Луна.

Прежде чем мы углубимся в нашу беседу, я хочу напомнить вам, наши слушатели, что мы были бы рады услышать от вас. Если у вас есть для нас какие-либо комментарии, вопросы или идеи, напишите мне по адресу [email protected], то есть [email protected] Теперь к разговору.

Мы все хотим найти смысл в своей жизни — повод вставать по утрам. Но сделать это может быть не так-то просто. В чем смысл жизни и как его найти для себя? У нас в гостях доктор Клара Хилл, научный сотрудник АПА и профессор психологии Университета Мэриленда.Доктор Хилл недавно опубликовал книгу «Смысл жизни: руководство для терапевта», которая помогает терапевтам найти смысл в своей жизни. Сегодняшняя беседа исследует понятие смысла жизни и способы его найти. Добро пожаловать, доктор Хилл.

Клара Хилл : Спасибо. Приятно быть здесь.

Кейтлин Луна : Итак, сейчас много говорят о поиске цели или призвания, страсти, ну понимаете, смысла жизни. Итак, что вы думаете о тех разговорах, которые происходят в мире?

Клара Хилл : Что ж, я думаю, что это потрясающе, потому что я думаю, что людям действительно нужно найти смысл в жизни, и сейчас акцент делается больше, чем раньше, и это интересно.Я думаю, что в прошлом люди часто воспринимали смысл своей жизни как свою религию или работу, и у них не было возможности думать об этом. Я думаю, что они все еще имели смысл в жизни. У них просто не было возможности иметь столько вариантов смысла жизни. И я думаю, что по мере того, как конкретная религия приходит в упадок и поскольку гарантия работы становится настолько гибкой, людям действительно приходится тратить гораздо больше времени на то, чтобы думать о том, чего они хотят в жизни и как они собираются этого добиться.

Кейтлин Луна : Смысл жизни — это вечный вопрос? Всегда ли люди искали смысл жизни или это происходит из-за современного мира?

Клара Хилл : Я думаю, это то, что люди всегда искали, потому что по природе нашего когнитивного развития, когда мы пытаемся понять, как понять мир, я думаю, именно поэтому возникли религии.Людям нужно было выяснить, для чего они здесь, для чего они здесь, поэтому я думаю, что это то, с чем мы всегда боролись.

Иногда мне кажется, особенно в далеком прошлом, что за нас должны были решать другие люди, и я думаю, опять же, по мере того, как больше технологий, времена меняются, я думаю, что у нас больше возможностей принимать решения. сами то, что мы хотим, чтобы наш смысл был.

Кейтлин Луна : Да, конечно. Возможно, они увидят то, что они увидят в древних, возможно, в Библии, древних текстах, в таких вопросах, как «какова наша цель здесь» или «что мы делаем в этом мире?»

Клара Хилл : И я думаю, что ответы были более четкими.Ваша цель — исполнить волю Бога. Но, и вы знаете, это было действительно хорошо, и есть много доказательств того, что люди, которые религиозны и обладают духовным чутьем, более счастливы и имеют больше смысла. Но это работает не для всех.

С другой стороны, мы говорили о людях, у которых есть цель, но мы могли бы поговорить о других животных, в частности, о собаках и лошадях. Много написано о чувстве необходимости иметь цель, чтобы чувствовать, что они делают что-то важное.Собак приучают помогать людям. Это не просто люди, это уровень когнитивного развития, и я думаю, что людям, безусловно, приходилось говорить об этом больше. Итак, это имеет значение.

Кейтлин Луна : Это интересно в отношении животных. Я не думал об этом. Если вы подумаете, то знаете, что делает собаку счастливой, это что-то вроде работы или обнюхивания, что, вероятно, у них в голове, проверка окружающей среды, обеспечение безопасности семьи или собаки-поводыря, и тому подобное.

Клара Хилл : А некоторые собаки, если они не такие, как бордер-колли, — если у них нет работы, они как бы сходят с ума.

Кейтлин Луна : Да, или хаски, что-то в этом роде. Рабочий вид собаки. Собака поменьше, может быть, очень маленькая, как игрушечный пудель или что-то в этом роде. Но все же я думаю, что у животных есть врожденное чутье.

Клара Хилл : Вправо. И я думаю, что это действительно связано с нашим когнитивным развитием, потому что вы можете увидеть это у детей.Маленькие дети по-прежнему хотят чем-то заниматься, но по мере того, как вы начинаете больше об этом думать, это способность думать, особенно когда вы становитесь подростком, понимаете, чувства по поводу смысла жизни, дети хотят знать, что они поживаете своей жизнью. Итак, размышления о том, что я буду делать, превращаются в период кризиса в значительной степени в период кризиса, а затем в среднем возрасте это становится периодом благополучия: делаю ли я то, что хочу? А потом, когда вы станете старше, я сделал то, что хотел? Что дальше?

И еще я думаю, что в этом явно фигурирует страх смерти, потому что, когда мы умираем, мы хотим чувствовать, что мы чего-то достигли.И смерть случится со всеми нами.

Кейтлин Луна : Да, давайте немного коснемся этого. Как смысл жизни меняется на протяжении всей жизни? Например, вы упомянули детей, затем подростков и подростков, а затем, вы знаете, подающих надежды взрослых, средний возраст. Кажется, что смысл жизни может меняться на протяжении всей жизни.

Клара Хилл : Совершенно верно. Что ж, я думаю, что еще одна вещь, о которой важно подумать, — это не то, что вы достигли.Вы всегда над этим работаете. Итак, у вас может быть одна важная вещь, например, у вас может быть определенная карьера. Но также я думаю, что в каждый момент каждого дня мы думаем о том, что придает нам значение прямо сейчас. Итак, есть разные значения малого m и большого m.

Кейтлин Луна : Да, конечно. Думаю, на днях я думал о вещах, которые мне нужно было сделать, когда я вернулся домой, — например, приготовить ужин или что-то в этом роде. И я с неохотой думал об этом.И я попытался связать это с ценностями, которые у меня есть, такими как обед на столе и здоровая еда, и это, похоже, немного помогло, понимаете? Вы приходите домой с работы и думаете обо всех этих вещах, прежде чем у вас появится возможность провести свое время. Но, похоже, это помогло. Очевидно, это очень мелочь. Дело не в том, «какова моя цель здесь?»

Клара Хилл : Но это не мелочь. Я считаю, что все это важно, даже мелочи имеют большое значение.И он каждый момент принимает решения о том, чем я хочу заниматься, и если вы делаете что-то неохотно, ваша жизнь от этого становится хуже. Если вы делаете это, потому что хотите позаботиться о себе, вы хотите позаботиться о своем партнере, тогда у вас начнется другое отношение, и, если ваши ценности совпадают, очень важно, чтобы оно соответствовало ценностям.

Кейтлин Луна : Да, похоже, это помогло. Даже что-то вроде уборки или чего-то в этом роде.

Клара Хилл : Ну, мы все время делаем выбор.Итак, уборка на каком-то уровне может быть непростой задачей, но если вы можете думать об этом как о чем-то, что я хочу сделать, и если я не хочу этого делать, есть другие способы обойти это. По каким стандартам я живу?

Кейтлин Луна : Вправо. Это важно изучить даже на небольшом уровне.

Клара Хилл : Совершенно верно.

Кейтлин Луна : И я хотела — не могли бы вы объяснить разницу между смыслом жизни и смыслом жизни? Потому что, даже когда я писал эти вопросы, я думал — мне все время приходилось ловить себя на том, что говорю о смысле жизни.Итак, вы можете объяснить, что это такое?

Клара Хилл : Совершенно верно. Итак, смысл жизни в чем смысл жизни? Почему мы здесь? Как появились люди? Есть ли у нас предопределенная цель? Есть ли больший смысл жизни? Или это просто эволюция, которая привела нас к тому месту, где мы находимся? Так что это своего рода… это своего рода общий для всех. Это касается не только меня лично, в то время как смысл жизни — это то, как я конструирую свой смысл.

Даже если я верю, что смысл жизни — это религиозный смысл, мне все равно нужно сделать это своим смыслом.Так что я берусь за дело, конструирую и развиваю. Итак, он даже не ищет его, потому что поиск звучит так, как будто что-то снаружи, вы выходите и находите какое-то место. А я говорю, что это нечто большее, что мы должны построить. Мы должны помириться. Мы должны решить. Надо выбирать. И это в наших силах, в пределах ограничений, потому что у всех нас есть ограничения. Но в наших силах выбрать, в чем будет заключаться наш смысл.

Кейтлин Луна : А не могли бы вы рассказать о том, как люди могут найти смысл в своей жизни? Я имею ввиду, это очень большие вопросы.

Клара Хилл : Очень большие вопросы. Что ж, я думаю, что это простая вещь — на некоторых уровнях это просто. Каждая мелочь, которую вы делаете — делаете выбор — что я выбираю делать? Что я получаю от этого? Какой смысл я извлекаю из этого? И быть очень рефлексивным и самосознательным. Я думаю, что это — это ключ к нахождению цели, а затем выяснению, делаю ли я то, что хочу делать? И действительно останавливаясь и размышляя.

И я думаю, что большинство из нас не думают об этом регулярно.Жизнь берет верх, и мы просто проходим и делаем то, что должны делать в течение дня. А потом, когда что-то происходит, какой-то большой переход — смерть родителя или смерть домашнего животного, или вас внезапно увольняют с работы, это похоже на «ох». Затем у нас есть большие экзистенциальные беседы о том, что я имею в виду. Итак, я снова думаю, что каждая мелочь, которую мы делаем, а также более важные вопросы о значении.

Кейтлин Луна : Итак, вы говорите об ответах на эти важные экзистенциальные вопросы.Часто ли они возникают, когда у вас происходят перемены в жизни?

Клара Хилл : Ага.

Кейтлин Луна : Хорошо, можешь поговорить об этом еще немного.

Клара Хилл : Это происходит либо в периоды обычной жизни, либо в задачах, связанных с развитием, таких как взросление, поиск работы, поиск партнера, средний возраст, старость, либо это происходит из-за переходов, например, вы застряли в цунами, или у вас смерть, или вы получаете травму из-за изнасилования или чего-то в этом роде, и внезапно все, о чем вы думали в этом мире как о справедливом мире, все так, как есть, нарушается.И нужно остановиться и подумать. Я помню, когда умер мой отец, я помню, как сидел в кафе, и мне казалось, будто мир остановился. Как эти люди могут продолжать? Больше ничего не имеет смысла. И, особенно я думаю, когда что-то не имеет смысла, что мешает нам и заставляет задуматься. И часто мы просто закрываем это и просто не можем с этим справиться. Просто убежать.

Итак, такое ощущение, что с этим невозможно справиться. И я думаю, дело в том, что эти экзистенциальные вопросы очень сложны, но это золотое время, это действительно возможность остановиться, подумать и переоценить, так ли я хочу проводить свою жизнь? Потому что у нас здесь только определенное количество времени.

Кейтлин Луна : Значит, эти моменты действительно подарок?

Клара Хилл : Совершенно верно.

Кейтлин Луна : Как бы сложно это ни казалось в данный момент, независимо от того, что вы, вероятно, имеете дело с сложной ситуацией.

Клара Хилл : Что ж, это возможность.

Кейтлин Луна : возможность. Да правильно.

Клара Хилл : Не знаю, рассказывала ли я когда-нибудь — некоторые из тех вещей, которые, как мне кажется, я никогда не скажу в качестве подарка.

Кейтлин Луна : Я имею в виду, оглядываясь назад, можно сказать, что это была возможность, и мы оказались на одном из поворотных моментов в жизни.

Клара Хилл : Ключевые точки. С другой стороны, иногда события настолько тяжелы, что разрушают нас. Но некоторые события достаточно хороши, чтобы помочь нам переосмыслить то, что мы хотим.

Кейтлин Луна : Что-то вроде точки поворота?

Клара Хилл : Ммм, хм. Точно.

Кейтлин Луна : Это действительно захватывающе, я имею в виду, что эти события могут действительно кардинально измениться — вы знаете, ставят под сомнение то, что вы имели в виду.

Итак, если у вас случится травматическая ситуация, которая ставит под сомнение смысл жизни, в который вы верили до этого, что вы делаете?

Клара Хилл : Вы должны очень долго и серьезно подумать, знаете, что это значит? Я думаю, что большинство людей попадают в такие ситуации и думают, например, что существует справедливый мир.И когда они узнают, что мир несправедлив, что мир несправедлив, это просто травмирует. Это ужасно во многих отношениях. И необходимость вернуться к этому и включить это в свой образ мышления и не сдаваться, а сказать, в рамках того, что я могу сделать, что я могу сделать? Как я могу с этим справиться? Как я могу преуспеть в рамках своих ограничений?

Кейтлин Луна : Да, так что, если вы столкнетесь с ситуацией, когда вы думаете, что мир несправедлив, вы как бы говорите, что нужно продолжать и продолжать задавать трудные вопросы?

Клара Хилл : Да, мне не нравится идея просто продолжать.Я думаю, что это принижает трудности. Я думаю, что нужно действительно остановиться, сделать паузу и задуматься. Если в чем-то и есть какая-то тема, так это самоосознание, размышления, размышления о себе. Проблема в том, что для многих это действительно сложно. Вы знаете, именно поэтому терапия так ценна, потому что действительно приятно иметь поддерживающего человека, который выслушает вас и поможет вам исследовать без осуждения. У большинства из нас в детстве этого не было.

Итак, присутствие там человека, который будет нас слушать, действительно важно, потому что это вещи, на которые мы не хотим смотреть.Нас часто учили не смотреть на них. И поэтому действительно полезно иметь рядом кого-то, с кем можно поговорить об этом.

Кейтлин Луна : Да, конечно. Это как зеркало, понимаете? Очевидно, очень умное натренированное зеркало, но это отражение вас и вашего отношения.

Клара Хилл : Совершенно верно. Потому что вы пытаетесь понять, чего хотите, потому что, проводя время с детьми, мы делаем то, что нам говорят. Итак, перейдем от того, что нам говорят, к самостоятельному выяснению того, кто мы и чего хотим, потому что никто не может вам этого сказать.Это то, с чем вам придется бороться самостоятельно. И чем больше откладываешь, тем труднее становится, но тем важнее.

Кейтлин Луна : Итак, вы думаете, если вы все-таки откладываете это, приведет ли это к чему-то вроде кризиса в дальнейшей жизни?

Клара Хилл : Совершенно верно.

Кейтлин Луна : Или глубокое сожаление о смерти?

Клара Хилл : Вправо.

Кейтлин Луна : И это звучит очень страшно.Я имею в виду, если я просто подумаю об этом прямо сейчас, будет слишком поздно. Мы часто говорим об этих мотивационных вещах, как будто никогда не поздно что-то изменить, во что я верю. Но в то же время будет момент.

Клара Хилл : Будет момент, когда будет слишком поздно. А иногда в последние годы жизни мы не только умираем, но и заболеваем болезнью Альцгеймера или чем-то еще, и тогда уже слишком поздно.

Кейтлин Луна : Верно, где вы заболели или что-то в этом роде.

Клара Хилл : Но вы делаете то, что можете в данный момент, и иногда некоторые из нас не могут сделать больше, и это то, что мы можем сделать.

Кейтлин Луна : В своей книге вы написали о пяти составляющих смысла жизни. И они: осознанное чувство смысла; значение и значение; цель, цели и участие в жизни; согласованность; и рефлексивно о смысле. Можете ли вы рассказать нам о каждом компоненте?

Клара Хилл : Совершенно верно. Таким образом, если вы спросите кого-нибудь: «Есть ли у вас смысл в жизни?», У большинства из нас возникает чувство. Они сразу ответят «да» или «нет» или по 10-балльной шкале, 6, 7 и т.д.И у вас есть именно это чувство, и часто бывает трудно даже сказать, что это такое. Иногда, и есть исследования, которые показывают, что когда вы чувствуете себя хорошо, вы оцениваете себя как имеющего больше смысла в жизни. Я не думаю, что это то же самое, но я думаю, что вы действительно видите, что в вас больше смысла, когда вы чувствуете себя хорошо. Так что это просто осознанный смысл. На мой взгляд, важнее всего имеет значение и значимость. Значение имеет значение для кого-то другого или других людей, имеющих значение для вас. Ощущение моей семьи, моего мужа, моих детей, моих внуков, моих студентов, они важны для меня, и я чувствую, что значу для них.Имеет значение, что я в мире, а они в мире. Так вот в чем дело. Фрэнк и Фрэнк в своей книге «Убеждение и исцеление» говорили о некоторых африканских культурах, и когда некоторые люди были выброшены из племени, им велели уйти, изгнанные из племени, они умерли. Совершенно здоровые люди уходили в лес и умирали, потому что они больше не имели значения. И есть некоторые исследования заключенных, которые считают, что заключенные не имеют значения, они чувствуют себя изгнанными из общества.И это чувство значимости настолько важно для нас, что вроде как у меня есть место в этом мире. Так что в этом суть и значение, которое связано с этим, состоит в том, что я сделал что-то значимое, у меня есть наследие. Подумайте обо всех президентах, оставивших после себя наследие. Я думаю, мы все хотим оставить немного наследия, мы хотим увидеть некролог. Люди, которые нас запомнили, что мы были там. У нас есть надгробие, мы можем показать, что я был здесь, я существовал, я изменил ситуацию хотя бы на мгновение.Так что это имеет значение и значение. А затем цель, цели и участие — это ощущение, что у вас есть что-то, чего нужно достичь в жизни, что-то, что вы делаете, у вас есть цель или цели, или у вас есть цель или цели, или что вы полностью заняты чем-то. . Так, например, я пишу исправление к своей книге «Навыки помощи»; Я полностью этим поглощен. Это помолвка. Я чувствую, что делаю что-то важное для меня. Так что у этого есть цель. Много времени уходит на работу, но это может быть призвание, может быть хобби, это может быть волонтерство, это может просто делать что-то для соседа, это может быть случайный акт доброты.

Кейтлин Луна : Значит, работа не должна быть такой напряженной. Я думаю, что когда дело доходит до того, чтобы найти свою страсть или призвание, люди испытывают сильное давление. Есть много отличных мотивационных ораторов, которые рассказывают о том, что они узнали и о том, как они добились успеха, но я думаю, что иногда это может быть несколько подавляющим. У вас есть эти люди, на которых вы можете смотреть как на кумира, но если вы не так относитесь к своей работе или чему-то еще, это может быть страшно.

Клара Хилл : Это как если бы я не сделала лекарство от рака, понимаете.Написать книгу о смысле жизни — это не то же самое, что вылечить рак. Или, если я не Карл Роджерс или Зигмунд Фрейд, я что-нибудь? Все или ничего, мы должны быть знаменитыми.

Кейтлин Луна : Это определенно давление, чтобы быть известным или что-то в этом роде.

Клара Хилл : А сколько людей известно? Означает ли это, что лишь немногие люди могут иметь значение? Это не. Вы можете иметь смысл, приготовив хороший суп или что-то в этом роде.

Кейтлин Луна : Точно, помогать соседу или быть рядом с другом.Необязательно быть настолько серьезным, если вы президент США или певец, занимающий лидирующие позиции в чартах. Это большое давление, которому нужно соответствовать.

Клара Хилл : Слишком сильное давление, и это внешнее давление извне. И это то, что вы не можете контролировать. Мы можем контролировать в определенных пределах, и у всех нас есть свои пределы. Мы можем делать выбор в этих пределах. Так что я могу быть не Зигмундом Фрейдом, но я могу быть Кларой Хилл, и этого должно быть достаточно.

Итак, следующий вопрос — это согласованность, и сначала мне было труднее всего ухватиться за него, но это своего рода понимание мира. Какое мое место в мире занимает и имеет ли этот мир смысл? Это похоже на то, что мы думаем в терапии как прозрение, понимание меня, самого себя, моего места в мире, того, как я вписываюсь. И все мы хотим некоторого чувства согласованности. Таким образом, людям нравятся деревья, расположенные в упорядоченных рядах, больше, чем случайные, потому что это заставляет их чувствовать, что есть согласованность. И даже если в мире нет согласованности, даже если это так, и я верю в это с эволюционной точки зрения, в некотором смысле случайно мы попали туда, где мы есть, но приятно чувствовать, что это не полностью случайно.Итак, я чувствую эту потребность в согласованности. И наконец, последний — это рефлексия, и это размышления о значении. И в некотором смысле он отличается от других, потому что это источники значения, но если бы мы не думали о значении, у нас не было бы смысла. Итак, все саморефлексия, размышления и размышления, кто я? Чего я хочу? Это помогает нам сформировать смысл и извлечь его из других аспектов. Итак, это пять.

Кейтлин Луна : Вы можете сделать это самостоятельно или думаете, что вам нужен терапевт? Что посоветуете?

Клара Хилл : Думаю, все мы делаем это самостоятельно и все время.И я думаю, что это, в общем, очень похоже на сновидения, еще одна область, которая меня интересует. Мы в основном смотрим на свои сны и думаем о них сами, но я думаю, что когда мы застреваем, психотерапевт помогает. Я думаю, что все должны пойти на терапию, но очевидно, что не все могут себе это позволить, это невозможно. Но я думаю, это в основном когда ты застрял. Когда у вас не было хорошего воспитания и вам нужен кто-то, кто поможет вам переосмыслить свою жизнь. Поэтому я считаю, что психотерапия невероятно полезна.Но вы должны быть готовы к этому, вы должны найти того, кто вам подходит. Но особенно когда ты застрял. Я думаю, что в эти серьезные кризисные моменты было бы очень полезно иметь там кого-то, кто вас выслушает.

Кейтлин Луна : Совершенно верно. Имея дело с тем, что происходит, и преодолевая это, вы пытаетесь понять, что это значит для вашей жизни. Вы действительно говорили о том, что когда вы чувствуете себя счастливым или чувствуете себя лучше, вы склонны приписывать, что у вас больше смысла в жизни, или верите, что у вас больше смысла в жизни.Так как же ко всему этому подходит счастье? Имеет ли смысл жизнь быть счастливым? Вы счастливы, если у вас есть смысл в жизни, и если у вас есть смысл в жизни, вы счастливы?

Клара Хилл : Это отличный вопрос, и я думаю, что исследование этого затруднено, и некоторые люди снова обнаружили, что если вам хорошо, вы скажете, что имеете значение. Итак, Баумейстер провел прекрасное исследование, рассматривая тот факт, что счастье и смысл тесно взаимосвязаны, так что да, по большей части, когда вы счастливы, вы чувствуете, что имеете смысл, потому что я думаю, потому что вы видите вещи в жизни и приписываете им иметь смысл, а когда у вас есть смысл, я думаю, это делает вас счастливыми.Но он также обнаружил, что между ними есть некоторые различия. Итак, счастье больше связано с удовольствием. Итак, в данный момент хорошее самочувствие, вроде хорошей еды или хорошего шоколада, в то время как смысл состоит в том, чтобы понимать вещи, чувствовать, что вы значимы, чувствовать, что вы вносите свой вклад. Он привел отличный пример парадокса воспитания, когда родители в то время не очень счастливы, но им кажется, что воспитывать ребенка имеет смысл. Или люди, которые являются миссионерами или революционерами, они, вероятно, не очень счастливы, потому что они, вероятно, по большей части живут в ужасных условиях, но они чувствуют, что делают что-то очень, очень важное, поэтому они готовы немедленно бросить удовольствие или счастье.Они будут спать в каких бы то ни было условиях, чтобы делать то, чего они хотят. Так связаны, но вы можете увидеть некоторые места, где они очень разные.

Кейтлин Луна : Это то, что вы сами выяснили, где пересекаются счастье и смысл жизни и где они расходятся.

Клара Хилл : Я думаю, дело в том, что многие люди слишком много ищут удовольствий, и я думаю, что безумный поиск удовольствий приводит к ощущению пустоты.В то время как поиск смысла, я думаю, заставляет вас чувствовать, что вы находитесь в точке, где вы чувствуете, что я могу внести свой вклад? В некотором смысле, я думаю, что некоторые люди, которым больше всего трудно понять смысл жизни, являются слишком богатыми людьми. Им никогда не приходилось в этом разбираться, им все было передано, поэтому они могут чувствовать себя хорошо, но вносят ли они что-нибудь? И опять же, это ценность, я определенно ценю то, что важно иметь смысл.

Кейтлин Луна : Да, это похоже на буддийскую историю о рождении в королевстве и уходе, чтобы узнать истинный смысл страданий жизни.

Клара Хилл : Совершенно верно.

Кейтлин Луна : И это было больше смысла… Я думаю, что смысл в жизни и смысл жизни — я думаю, это могло быть понемногу и того, и другого.

Клара Хилл : И вы произнесли замечательное слово. Все слово страдания. Виктор Франкель говорил о страданиях, о том, как важно для всех нас осознавать свои страдания, думать о них и справляться с ними. И он сказал, что вам не нужно искать страдание, потому что оно всегда рядом.

Неважно, где вы находитесь в своей жизни — у некоторых из нас гораздо больше, чем у других. Но нам нужно осмыслить страдание, а не пытаться избавиться от него.

Кейтлин Луна : Да, я думаю, это может быть сложно. Если вы думаете — вы можете подумать — я думаю, что я тоже борюсь с этим вопросом. Вы вроде как чувствуете, что у других людей намного хуже, понимаете? Знаете, я не должен так много думать о проблемах в моей жизни. Но, полагаю, я пытался прийти к осознанию, и я пытался сказать себе, что, знаете, я не могу быть в ситуации другого человека.Я определенно могу проявить сочувствие и сочувствие и посмотреть, что я могу сделать, чтобы помочь, но если я не буду решать проблемы в своей собственной жизни, я, вероятно, мало что сделаю для себя.

Клара Хилл : Вправо. Да, я думаю, что в каком-то смысле мы не можем. Все, на что мы можем ответить, это что, кто мы и что мы можем внести сейчас. Я думаю, что еще один момент: мы должны, я думаю, очень ценная часть значения — это социальная справедливость — попытаться помочь другим людям, которые не так привилегированы, как мы. И есть много людей, не пользующихся привилегиями.Но я не думаю, что мы можем сказать «хорошо», я не должен чувствовать себя плохо, потому что у меня нет большего, чем у них. Скорее осознавать свои привилегии и находить смысл в попытках им помочь. Пытаюсь изменить мир. И я думаю, что в этом вся суть психологии — она ​​пытается изменить мир к лучшему.

Кейтлин Луна : Совершенно верно. Точно. И одна вещь, о которой вы упомянули — если вы пытаетесь найти смысл жизни, говорила о том, чтобы написать свой собственный некролог. Поразмышляйте над смыслом своей жизни.Вы можете немного рассказать об этом? Делаете это упражнение?

Клара Хилл : Ага. Это серьезное упражнение. Я много пользуюсь им на уроках. И по-настоящему осознать это чувство, как будто я лежу на смертном одре. За что я хочу, чтобы меня запомнили? Я думаю, что существует область, называемая телеологией, и идея заключается в том, что когда мы проецируем в будущее то, что мы чувствуем, тогда мы больше стараемся достичь этого.

Итак, идея того, что я хочу, чтобы люди думали обо мне, слышали обо мне, думали обо мне, тогда у меня больше шансов измениться и пойти и сделать это.Это как бы спровоцировать кризис, о котором мы говорили, вы знаете, так что вы должны подумать об этом на мгновение.

Но это действительно сложно, потому что я думаю, что для большинства из нас думать о некрологе, думать о смерти — это то, чего мы не хотим делать.

Кейтлин Луна : Да, конечно. Но было бы полезно подумать о том, какими бы вы хотели, чтобы вас запомнили.

Клара Хилл : Как мы хотим, чтобы нас запомнили? Что для тебя важно? И я думаю, что кто-то однажды сказал, что когда они умирают, они больше не хотят проводить время в офисе.

И я подумал: нет, это не так — я чувствую, что время, которое я провожу в офисе, — это — мне нравится то, что я делаю. Итак, я хочу быть там. Итак, делать то, что вы хотите делать, и не говорить позже: «О, у меня есть эти сожаления».

Кейтлин Луна : Да, это действительно звучит… Я могу только представить, как это будет ощущаться в этот момент моей жизни. Вы можете видеть, как некоторые пожилые люди могут в некотором роде впадать в отчаяние. Очевидно, это могло быть по разным причинам, но могло быть и из сожалений.

Клара Хилл : Но я также думаю, что и с пожилыми людьми я думаю, что, возможно, какая-то действительно хорошая терапия поможет им изменить свою жизнь и вернуться, взглянуть на это и вместо того, чтобы сожалеть о том, что они не сделали, попробовать чтобы получить некоторое представление о том, что они сделали, что имело значение.

Кейтлин Луна : Да, это может быть связано с тем, о чем мы только что говорили, — это то, что могут чувствовать некоторые люди, если они не Мадонна, не президент США или сенатор…

Клара Хилл : Все или ничего.

Кейтлин Луна : революционер в учебниках истории, что они ничего не сделали. Но сколько людей, которые внесли свой вклад, стоят за этими людьми. Это, знаете ли, нерассказанные истории. Итак, я думаю, как вы сказали, измените свою жизнь. Это тоже важно.

Клара Хилл : Да, и попробуй понять, что я могу сделать? Какие у меня таланты? А некоторые люди разносторонне развиты. Это сложно. А некоторых людей, у которых не так много талантов, ограничивает бедность — я имею в виду, что это действительно сложно.Но все же в рамках этого, чтобы выяснить, что я могу сделать, чтобы сделать себя и мир лучше.

Кейтлин Луна : Да, и у всех есть таланты. У каждого есть что внести свой вклад.

Клара Хилл : Ну, некоторые из них. Многие из нас более ограничены, чем другие.

Кейтлин Луна : Вы все еще верите, что каждый может что-то внести, верно?

Клара Хилл : Что-то.

Кейтлин Луна : Да, кое-что для мира, чтобы оставить его в лучшем месте.

Клара Хилл : Да, но это не обязательно то, что социально одобряется как лучшее. Знаете, что мне больше подходит? Мол, один из моих клиентов хочет выращивать георгины.

Кейтлин Луна : О, цветок. Ага.

Клара Хилл : Ага. Знаешь, и для нее очень важно понять, как это сделать. Итак, не каждый из нас должен судить о том, что делает кто-то другой, а должен сам выяснить, что придает нам значение.

Кейтлин Луна : Да, конечно. Как мы можем побудить других людей в нашей жизни, о которых мы заботимся, — наших родителей, братьев и сестер, друзей, супругов — найти смысл в своей жизни?

Клара Хилл : Это действительно интересный вопрос. Я бы сказал, что не надо.

Кейтлин Луна : Хорошо. Как так?

Клара Хилл : Я имею в виду, что мы много раз пытаемся изменить других людей, и, знаете, они как будто недостаточно хороши, поэтому иногда люди заводят партнера — они находят партнера, а затем они пытаются немедленно их поменять.

Кейтлин Луна : Да, это никогда не бывает хорошей идеей.

Клара Хилл : Никогда не бывает хорошей идеей. Итак, я думаю, что в некотором смысле лучше всего то, что вы меняетесь, а не побуждаете других людей меняться, жить жизнью, которой вы хотите вести, и если люди спросят вас, дайте им знать, что вы делаете. Но не говори им, что делать. Не пытайтесь заставить их делать то, что вы хотите.

Итак, я думаю, что быть моделью — это больше, чем брать на себя ответственность за свою жизнь.

Кейтлин Луна : Кажется, это одна из самых сложных вещей — просто взять на себя ответственность за свою жизнь и не пытаться изменить других или осудить других. Типа, я думаю, это то, с чем я могу сказать, что большинство из нас борется с этим.

Клара Хилл : Совершенно верно. Абсолютно. Да, особенно в отношениях. Вы знаете, мы хотим, чтобы другие люди были счастливы. Мы не хотим, чтобы они грустили. Мы не хотим, чтобы они страдали.

Кейтлин Луна : Да, верно.

Клара Хилл : И большинство людей, которые занимаются психологией — мои студенты — я вижу это все время — они хотят помочь другим, понимаете? И часть этой помощи помогает им, но также помогает им чувствовать себя лучше.

Но, знаете, вы можете быть там, и вы можете быть ресурсом, но не можете изменить других людей.

Кейтлин Луна : Да, это очень тонкая грань, я думаю, потому что вы хотите служить — я думаю, идея, о которой вы только что говорили, — служить образцом для подражания, и это действительно важно, потому что люди понимают об этом в вашей жизни.Я имею в виду, не всех, но я думаю, когда вы видите кого-то, кто живет так, как вы восхищаетесь или какие качества вам нравятся, вы можете увидеть, что вам нравится, и принять это на себя.

Клара Хилл : И не пытайтесь им быть. Но это также трудность, знаете ли, в том, чтобы пытаться быть самим собой и понять, кто вы есть. И для этого в нашей культуре нет хороших вещей.

Кейтлин Луна : Да, и это еще один вопрос, который у меня был к вам.Кажется, что наш сегодняшний мир действительно создан для краткосрочных поисков краткосрочных удовольствий. Несмотря на то, что есть возможности поразмышлять о своей страстной цели, в краткосрочной перспективе существует множество соблазнов покупать вещи, делать что-то или использовать медиа — вы знаете, это очень заметно. Мы не вдаваемся в подробности этих важных вопросов. Есть, и у нас есть слушатели из других стран, но есть американское общество — о котором я могу говорить, потому что я живу в Америке — оно создано для них, отвечая на эти большие вопросы и действительно живя жизнью, которая о смысле?

Клара Хилл : Я так не думаю.Я думаю, это слишком сложно. Думаю, проще понять, что я хочу купить дальше? Что я буду одевать? Как я буду смотреть? Что думает сосед? Но я думаю, что эти вопросы о значении мы просто хотим отодвинуть. Так что да, я не думаю, что мы созданы для этого.

Даже на терапии — люди идут на терапию, чтобы избавиться от симптомов. Не многие люди идут на терапию, чтобы поработать над экзистенциальными проблемами. Это должно быть то, чем в основном занимается терапия, — это большие проблемы, с которыми нам нужно бороться.И нужно приложить больше усилий для этого.

Кейтлин Луна : Да, я немного обдумала это. Просто кажется, что намного больше работает против вас.

И подкаст, который я недавно делал, рассказывал о финансах и беспокойстве вокруг фондового рынка. Я действительно разговаривал с психологом об этом, и возникали похожие вопросы, например, о том, чтобы думать о будущем, иметь кладезь и откладывать удовлетворение, и насколько это важно. И похоже, что в некотором смысле это даже похоже на параллели со смыслом жизни.Я имею в виду, что, очевидно, все по-другому. Окружающая нас культура делает жизнь сложной.

Клара Хилл : Вправо. Ну сколько нам нужно денег? Приятно иметь деньги. Но это не приносит вам счастья. Это не дает вам смысла. И чтобы помочь людям понять это на раннем этапе, чтобы дети поверили, что это то, что вы, — что нам нужно быть хорошими людьми, — нам нужно быть добрыми людьми.

Кейтлин Луна : Да, и наоборот, давление очень велико, так что вам нужно идти против течения и немного бороться с течением.

Клара Хилл : Совершенно верно.

Кейтлин Луна : И в этом смысле мы также видим, что уровень самоубийств пугающе высок. В отчете CDC, выпущенном летом, это очень тревожно. Как обретение смысла жизни может помочь людям, которые могут чувствовать это чувство никчемности или беспомощности, или людям, борющимся с тяжелой депрессией? Я имею в виду, что у нас явно кризис. У нас происходит проблема.

Клара Хилл : Ну, на самом деле это кризис смысла.Я имею в виду, что очень часто люди кончают жизнь самоубийством, потому что в них нет смысла. Так что это фактически воплощение того кризиса.

Одна из групп, о которых они в основном говорят, — это белые мужчины, которые чувствуют себя так, как будто, знаете, раньше они отвечали за общество, а теперь чувствуют себя неактуальными. Многие люди теряют работу. Придут роботы и заберут еще больше рабочих мест. Итак, что будут делать люди? Как люди собираются найти смысл в своей жизни? Так что да, я думаю, что самоубийства — это большая проблема.И я думаю, что часто это большой крик о помощи, попытки понять, где мы находимся и что мы можем сделать — я думаю, что часто проблема в том, что самоубийство — это люди — это похоже на туннельное видение. Они не видят новых возможностей. Они настолько избиты, что сдаются. Итак, я считаю, что нам нужно многое сделать, чтобы помочь людям, которые находятся в этом месте. Я точно помню, как в старшей школе испытывал подобные чувства. И в то время я не мог представить, что может быть иное будущее.

Кейтлин Луна : Чувствуешь себя беспомощным?

Клара Хилл : Да, просто мне кажется, что это плохое место. Я не хочу здесь быть, да.

Кейтлин Луна : Это довольно легко, когда вы видите, что вокруг происходит много плохого, и вы также сказали, что мир меняется.

Клара Хилл : Так быстро меняется. Где наше место в этом?

Кейтлин Луна : Да, и я видел интервью, которое вы провели с Университетом округа Колумбия, где вы немного говорили о поиске цели в работе и о том, как автоматизация, роботы могут сыграть роль.И было интересно услышать, что, поскольку я думаю, что у нас есть чувство согласия, мы хотим делать более значимую работу, чтобы у нас был автоматический кассовый аппарат или кто-то в фаст-фуде — кто-то в проезде, так что вы там нет настоящего человека. Но, похоже, — я не знаю, есть — конечно, я просто говорю это. Я не знаю, есть ли какая-то связь, но с ростом числа людей, не имеющих работы, и как они связаны с чувством беспомощности, были ли у вас мысли о том, как меняются технологии и как это влияет на смысл жизни? Создает ли это более сложную задачу для людей обрести смысл жизни? Потому что, если вы находите смысл в жизни через работу, какой бы она ни была, что это делает с вашим духом?

Клара Хилл : Да, я думаю, что в будущем возникнут огромные проблемы, если у стольких людей не будет работы, а нас заменят роботы.Что мы делаем? Давай, красим ногти, понимаешь? Это все, чего нам нужно с нетерпением ждать? И имея достаточно денег? Как люди будут жить? Если наша культура кардинально не изменится, чтобы поддерживать всех. Я имею в виду, разве это не было бы замечательно, если бы мы на самом деле поддерживали всех и оказывали всем медицинскую помощь, а затем говорили всем, знаете ли, как вы можете найти смысл? Тебе не нужно работать. Знаешь, что ты хочешь делать со своей жизнью? Это был бы совсем другой мир.

Кейтлин Луна : Да, может быть, вы исследуете работу, на которой вы можете использовать свои таланты по-разному и тому подобное.

Клара Хилл : Да, особенно если есть подстраховка, чтобы ловить людей. Но тогда все общество должно измениться. Мы должны полностью переоценить то, что значит заботиться о людях. Если у людей нет стоматологической или медицинской помощи, они не могут думать о смысле жизни. Им просто нужно выжить.

Кейтлин Луна : Да, и говоря о различных способах — как вы можете достичь самоактуализации, если вас беспокоят основные потребности? И мы думаем о людях по всему миру, которые находятся в такой ситуации.Или даже люди в нашей стране. В этом году АПА выступила с инициативой по борьбе с нищетой в рамках нашего нового президента. И мы говорим об этой глубоко укоренившейся бедности, с которой люди сталкиваются, и о том, как это связано с благополучием.

Клара Хилл : Да, неприятное ощущение.

Кейтлин Луна : Да, конечно. Вы в режиме выживания.

Клара Хилл : Вы находитесь в режиме выживания и чувствуете себя изгоем общества.

Кейтлин Луна : Да, это очень большая проблема.Я думаю, что цифра, которую я видел недавно, была примерно 18,5 миллиона человек, живущих в условиях глубокой бедности, и их доход составляет половину федеральной черты бедности. Итак, о доходе около 12000 долларов на семью из четырех человек. Итак, как смысл жизни влияет на людей, принадлежащих к разным социально-экономическим статусам?

Итак, это интересно — вы говорите о людях, которые чувствуют себя богатыми, которые богаты переживают эти кризисы. И люди в бедности. Это на обоих концах спектра. Это увлекательно.

Клара Хилл : Очень часто люди, живущие в бедности, есть такой цикл, понимаете? У них слишком много детей.У них проблемы со здоровьем. У них есть все это, и им приходится работать на трех или четырех работах. Они просто изо всех сил пытаются держаться, и это очень и очень сложно.

Кейтлин Луна : Безусловно, очевидно, что эти вопросы, вероятно, будут оставаться на связи, вероятно, для всего человечества.

Клара Хилл : Совершенно верно.

Кейтлин Луна : Не могли бы вы затронуть, помимо своей книги, другие исследования, которые вы проводите о смысле жизни? Я знаю, что вы проделали большую работу по этой теме.

Клара Хилл : Итак, кое-что мы делаем. У нас есть клиника в Университете Мэриленда, Клиника психотерапии и Исследовательская лаборатория Мэриленда, где все, все клиенты, которые приходят, заполняют критерии смысла жизни. Затем мы фактически возвращаемся к некоторым занятиям и кодированию, когда смысл жизни обсуждается открыто. Итак, мы можем вернуться и посмотреть, когда и о каких темах говорят люди. Итак, это некоторые из вещей, которые появятся в будущем.Глядя на смысл жизни.

Кейтлин Луна : Будет ли эта тема вашего исследования продвигаться вперед?

Клара Хилл : У меня много тем для исследований — это не только смысл жизни. Как я уже упоминал, навыки оказания помощи — одна из моих главных сфер, и поэтому одна из моих страстей — научить терапевтов быть хорошими терапевтами. Итак, я много работаю над этим прямо сейчас, а также в области психотерапии и пытаюсь понять, как работает психотерапия. Итак, у меня есть несколько обширных областей интересов.

Кейтлин Луна : Это люди… они участвуют в программе PhD в Мэриленде? Или они уже практикуют навыки очистки?

Клара Хилл : Нет, люди, которые только начинают, например студенты, проходят курс обучения навыкам помощи. Аспиранты проходят курс обучения навыкам оказания помощи. Итак, он действительно пытается выяснить, как помочь им отточить навыки, которые у них есть, чтобы быть лучшими коммуникаторами — лучшими терапевтами. Ага.

Кейтлин Луна : И последний вопрос к вам.Вы сосредоточены на смысле жизни, поэтому чувствуете ли вы, что нашли смысл в своей жизни?

Клара Хилл : Хорошо, вы так хорошо формулируете этот вопрос, потому что я не думаю, что кто-нибудь когда-нибудь найдет смысл. Я думаю, что это процесс конструирования смысла на повседневной основе, о котором мы говорили ранее. Итак, я думаю… я не думаю, что могу сказать, что нашел смысл. Я думаю, что некоторые моменты я чувствую — пару дней назад я чувствовал себя так: «Вау, я чувствую, что на самом деле нахожусь в ударе, и писать эту книгу о навыках помощи просто здорово.”

А иногда это огромное отчаяние «кого это волнует? Какая разница? » Итак, я думаю, что это сиюминутный момент, и понимаете, знаете ли, что я внес?

Итак, но я также могу сказать, что для меня невероятно повезло, что у меня прекрасная семья. У меня прекрасная работа. Я делаю то, что мне нравится делать. На данный момент я делаю только то, что хочу. Итак, я считаю привилегией и очень удачливыми следовать тому, чего я хочу добиться с точки зрения моего смысла. То есть я могу сменить тему в любое время.Я могу мечтать. Я могу делать смысл. Я могу заниматься психотерапией. И не так уж много людей имеют такую ​​свободу общаться с умными студентами — заниматься исследованиями. Я имею в виду, это просто потрясающая карьера психолога.

Кейтлин Луна : Мне тоже нравится, как вы это сказали, о путешествии, а не о пункте назначения. Я имею в виду, что это звучит как такое клише. Иногда речь идет о многом. Дело в пути, а не в пункте назначения. Но это правда. Бывают прекрасные дни, когда вы чувствуете себя на вершине мира, а в другие дни вы чувствуете себя ну и ну.Знаете, в чем смысл?

Клара Хилл : В чем смысл? Что это меняет? Кого бы вы ни знали, я смотрю написанную мной статью, и никто ее никогда не читал. Зачем я беспокоился?

Кейтлин Луна : Да, но я думаю, что это полезно — вы говорили о том, чтобы просто смотреть на повседневную жизнь и в течение определенного периода времени. Не просто смотреть на повседневные вещи. Но я думаю также, как вы сказали, о том, как разные вещи связаны с вашими ценностями и что важно для вашей жизни.А если это не важно, может быть, это место для переоценки и определения того, где вы можете сделать что-то, что заставит вас почувствовать, что это связано с чем-то важным для вас.

Клара Хилл : Совершенно верно. Да, тогда мы должны внести изменения.

Кейтлин Луна : Думаю, это самая сложная часть. Но это важно. Я полагаю, что многие люди имеют в себе глубокое чувство, если они действительно исследуют это, что, вероятно, есть желание почувствовать, что у них есть смысл в жизни.У них есть цель.

Клара Хилл : Думаю, да. Я думаю, что это заложено в нашем — в том, как мы запрограммированы на то, чтобы иметь смысл. Даже если в этом нет смысла, нам нужно сделать это, чтобы мы могли чувствовать, что мы что-то делаем в своей жизни.

Кейтлин Луна : Да, конечно.

Клара Хилл : Думаю, это правда.

Кейтлин Луна : Большое спасибо за этот увлекательный разговор, доктор Хилл. Мне очень понравилось, что ты участвовал в подкасте.

Клара Хилл : Это очень весело. Спасибо.

Kaitlin Luna : Если вы давно слушаете или впервые слышите наш подкаст, поставьте нам оценку в itunes или, если у вас есть время, напишите отзыв. Мы были бы очень признательны.

Кроме того, как я уже упоминал в начале шоу, мы будем рады получить известие от вас напрямую. Итак, если у вас есть какие-либо вопросы, комментарии или идеи, которыми вы хотите поделиться, напишите мне по адресу [email protected] Это [email protected]

Speaking of Psychology является частью сети подкастов APA, в которую входят подкасты APA Journals Dialogue о новых психологических исследованиях и Progress Notes о практике психологии. Вы можете найти наши подкасты в iTunes, Stitcher или где бы вы ни находились. Вы также можете посетить наш сайт SpeakingofPsychology.org, чтобы послушать другие серии. Я Кейтлин Луна из Американской психологической ассоциации.

Сила цели и смысла жизни

Социальные отношения и физическая активность связаны с поиском смысла жизни.

Источник: yacobchuk / iStock

Ощущение, что жизнь имеет смысл, может исходить от множества вещей: от работы (оплачиваемой или неоплачиваемой), которая кажется стоящей, от заветных отношений, от религиозной веры или даже от регулярного любования закатом. Хотя не имеет большого значения, что дает вам цель, важно, что вы где-то ее найдете. Все больше исследований показывают, что ощущение смысла жизни связано с множеством положительных результатов для здоровья.А теперь новое исследование пожилых людей, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences , идет еще дальше, показывая, что ощущение того, что человек живет полноценной жизнью, по-видимому, положительно связано практически со всеми аспектами нашей жизни, а не только здоровье. Новое исследование также отслеживало людей с течением времени и показало, что чем более полезной они находили свою жизнь, тем больше положительных изменений они испытали в течение следующих четырех лет.

«Эти ассоциации кажутся довольно широко распространенными, во всем спектре нашего опыта», — говорит ведущий автор Эндрю Степто, психолог и эпидемиолог из Университетского колледжа Лондона, который руководил исследованием.«Это связано не только со здоровьем, но и с социальными функциями, психологическим и эмоциональным опытом, экономическим процветанием, такими вещами, как хороший сон и время, потраченное на различные виды деятельности».

Работа была частью продолжающегося британского исследования пожилых людей, известного как Английское лонгитюдное исследование старения (ELSA), которым руководит Степто. Новые результаты основаны на данных более чем 7300 взрослых старше 50 лет (средний возраст 67,2 года). Примерно каждые два года участники проходят обширные собеседования и проводят серию медицинских тестов.Их попросили оценить по шкале от одного до десяти, насколько ценными они считали свою жизнь. Средняя полезная оценка составила 7,41, хотя оценки у женщин были немного выше, чем у мужчин (7,46 против 7,35). Важно отметить, что результаты корреляционные, то есть они показывают связь между ценными оценками и другими аспектами жизни, но не обязательно означают, что одно вызывает другое.

Тем не менее, результаты показывают, что в полноценной жизни есть что-то важное.На многих уровнях это неудивительно. Представление о цели жизни восходит к древним грекам. Современное мышление по этому поводу восходит к работам врача Виктора Франкла 1940-х годов, который считал, что наличие цели в жизни помогло ему пережить три года в Освенциме. После войны Франкл разработал набор из 13 вопросов, чтобы определить цель жизни.

Исследование ELSA проверило жизнеспособность аналогичного набора вопросов, которые были включены в регулярные обследования Национальным статистическим управлением Соединенного Королевства, его эквивалентом U.С. Бюро переписи населения. Степто считает, что их убедительные выводы говорят о ценности такой оценки качества жизни на национальном уровне.

Одной из областей, которые особо выделялись для Steptoe, были исследования социальной жизни людей. Более высокие оценки были связаны с более прочными личными отношениями (брак был важен, но также был важен регулярный контакт с друзьями) и с более широким социальным участием, таким как участие в общественных организациях, культурная деятельность и волонтерство.Люди с высокими рейтингами реже чувствовали себя одинокими. «Меня поражает постоянство ассоциаций между этими чувствами [осмысленной жизни] и социальной и культурной деятельностью», — говорит Степто. «С другой стороны, люди с низким рейтингом, как правило, проводят много времени в одиночестве. Они, как правило, больше смотрят телевизор и занимаются более пассивной деятельностью ». Он считает, что идея ясна, особенно для пожилых мужчин и женщин, о том, что важно оставаться социально вовлеченными, если это вообще возможно.«Это побуждает себя гулять и продолжать участвовать в жизни общества, а не отказываться от него».

Что касается здоровья, то у людей с более высокими оценками было лучше психическое и физическое здоровье. Это привело к меньшему количеству депрессивных симптомов, меньшему количеству хронических заболеваний, меньшей хронической боли и меньшей инвалидности. У них также была большая сила верхней части тела, они ходили, меньше страдали ожирением и имели более благоприятные биомаркерные профили, такие как количество лейкоцитов, витамин D и холестерин липопротеинов высокой плотности (хороший холестерин).Они больше занимались физической активностью, ели больше фруктов и овощей, лучше спали и реже курили.

Вполне возможно, что прочные социальные связи и хорошее здоровье способствуют осознанию людьми смысла своей жизни. Но Степто и его коллега Дейзи Фэнкур также провели лонгитюдный анализ за четыре года. Они обнаружили, что люди, у которых в 2012 году были низкие показатели по некоторым показателям, но которые имели более высокие рейтинги, с большей вероятностью увидят улучшения в этих показателях к 2016 году.Другими словами, тот, кто изначально был физически неактивен, но дал высокие оценки, имел больше шансов стать регулярно активным позже, чем кто-то с более низкими оценками.

«Я думаю, что это двусторонний процесс», — говорит Степто. «То, что мы делаем, будет влиять на наши суждения о цели и ценности того, что мы делаем в жизни. Но это, в свою очередь, будет либо стимулировать, либо препятствовать будущей деятельности. Это добродетельный круг «.

Авторские права Лидия Денворт 2019.

Если вам нравится то, что вы здесь читаете, подпишитесь на мой информационный бюллетень и получайте сообщения на свой почтовый ящик каждый месяц.

Каков твой взгляд на жизнь? — MVOrganizing

Каков ваш взгляд на жизнь?

Жизненная перспектива — это то, как люди видят жизнь, включая то, как они подходят к жизни, и все, что связано с их личным опытом. В то время как одна группа рассматривает жизнь с точки зрения «все продолжается, пока это делает вас счастливым», другая группа рассматривает жизнь как «есть границы, которые вы не должны пересекать.”

Почему в жизни важна перспектива?

Взгляд с точки зрения другого человека помогает вам понять вещи в ином свете и открывает путь для гораздо большего понимания и терпимости. Иногда вещи кажутся большими, но в целом это действительно что-то маленькое.

Как написать перспективное эссе?

Написание перспективного эссе начинается с выбора темы, определения тезисов для эссе, выбора конкретной точки зрения и подкрепления эссе конкретными примерами, иллюстрациями и вопросами.Отличное перспективное эссе должно иметь четкое введение, текст и заключение.

Как перспектива влияет на нашу жизнь?

Восприятие — это все; то, как вы воспринимаете вещи, как вы их видите, в конечном итоге и будет тем, как вещи будут разворачиваться в вашей жизни. Ваш разум вдохновляет ваше восприятие, создавая мысли, теории, идеи, мифы и воображения. …

Почему важно иметь разные точки зрения?

Важно смотреть на темы с разных точек зрения, чтобы мы могли видеть полную картину, что позволяет нам лучше найти основную причину проблемы и найти решение, учитывающее потребности и чувства всех участников.

Как можно увидеть жизнь с разных точек зрения?

Меняем вашу точку зрения

  1. Измените свой распорядок дня. Сделайте утреннюю прогулку в противоположном направлении. Выйдите через черный ход и идите налево, а не направо.
  2. Верните себе силу. Давайте посмотрим правде в глаза.
  3. Визуализируйте. Практикуйтесь в визуализации проблемы с разных точек зрения.

Каковы 7 основных перспектив в психологии?

Вот семь основных перспектив современной психологии.

  • Психодинамическая перспектива.
  • Поведенческая перспектива.
  • Когнитивная перспектива.
  • Биологическая перспектива.
  • Межкультурная перспектива.
  • Эволюционная перспектива.
  • Гуманистическая перспектива.

Что такое позитивная перспектива?

На самом деле, одно из величайших достоинств любого лидера — это сильная позитивная перспектива — способность видеть хорошее в любых обстоятельствах.

Что такое перспектива?

Ваша перспектива — это то, как вы что-то видите. Если вы думаете, что игрушки развращают детский разум, то с вашей точки зрения магазин игрушек — злое место. У перспективы есть латинский корень, означающий «смотреть сквозь» или «воспринимать», и все значения перспективы имеют какое-то отношение к взгляду.

Каковы примеры перспектив?

Перспектива — это то, как на что-то смотрят. Это также художественная техника, которая изменяет расстояние или глубину объекта на бумаге.Примером может служить мнение фермера об отсутствии дождя. Пример перспективы — картина, на которой железнодорожные пути кажутся изгибающимися вдаль.

Как вы употребляете слово «перспектива»?

Пример предложения с перспективой

  1. Когда он заговорил, его точка зрения удивила ее.
  2. У нее была интересная перспектива, и она заставляла его думать о вещах иначе.
  3. Как оказалось, сеньор Медена смотрел на ситуацию так же, как и Кармен.

Какой пример взгляда на перспективу?

Например, человек может понять, что с точки зрения другого человека он может видеть собаку справа, но с его собственной точки зрения собака находится слева. С тех пор были проведены исследования, чтобы проверить, могут ли дети продемонстрировать способность восприятия перспектив на уровне 1 и уровне 2.

Как я могу улучшить свою точку зрения?

Как улучшить навыки перспективного видения

  1. Подойдите к разговору с позицией любопытства: «Интересно, что побуждает их так думать / действовать»
  2. Используйте открытые вопросы, чтобы выявить основные интересы и потребности, лежащие в основе позиций.
  3. Подумайте о своей ситуации и посмотрите, какие слабые места вы можете определить.

Как вы развиваете перспективу?

Поддержка развития перспективных приемов

  1. Прогулка пешком.
  2. Поговорим о чувствах.
  3. Признавайте и уважайте чувства.
  4. Покажи им другую сторону.
  5. Обучите своего маленького детектива.
  6. Поощряйте сообщество.
  7. Создайте любящую и теплую атмосферу.

В чем разница между взглядом на перспективу и сочувствием?

Взгляд на перспективу или взгляд на чью-то сторону определяется как принятие точки зрения другого человека через призму наших личных целей и намерений.Сочувствие или чувство чьей-то боли, как и сочувствие, характеризуется как эмоциональная реакция на принятие чьих-либо трудностей.

Перспектива — это навык?

Взгляд на перспективу — важный навык практически во всех аспектах бизнеса. От продаж и маркетинга до переговоров и управления сотрудниками — понимание перспектив — ключевой компонент успеха лидера.

Какой человек лишен сочувствия?

Два психологических термина, особенно связанных с отсутствием эмпатии, — это социопатия и психопатия.Психопатия, происходящая от греческих корней psykhe, что относится к разуму, и pathos, что означает страдание, с годами изменилась в популярном значении, но всегда ассоциировалась с болезнью разума.

Что вызывает апатию?

Апатия может быть симптомом проблем с психическим здоровьем, болезни Паркинсона или болезни Альцгеймера. Часто это длится долго. У вас может отсутствовать желание делать что-либо, что связано с мышлением или вашими эмоциями. Этот термин происходит от греческого слова «пафос», что означает страсть или эмоция.

Как вы не показываете эмоций?

Как скрыть свои эмоции

  1. Сделайте глубокий вдох.
  2. Не шевелите бровями.
  3. Не изображайте фальшивую улыбку.
  4. Расслабьте лицо.
  5. Не поддерживай голову.
  6. Перестаньте ерзать и воздержитесь от постоянного приспосабливания.
  7. Сделайте паузу, подумайте и говорите сбалансированным тоном.
  8. Отказ от ситуации.

Психологические перспективы | Simply Psychology

Психологические перспективы

Автор: Dr.Сол Маклеод, обновлено 2013 г.


В современной психологии существуют различные подходы.

Подход — это перспектива (т. Е. Точка зрения), которая включает определенные допущения (т. Е. Убеждения) о человеческом поведении: о том, как они функционируют, какие их аспекты заслуживают изучения и какие методы исследования подходят для проведения этого исследования.

В рамках одного подхода может быть несколько различных теорий, но все они разделяют эти общие допущения.

Пять основных точек зрения в психологии: биологическая, психодинамическая, поведенческая, когнитивная и гуманистическая.

Вы можете задаться вопросом, почему существует так много разных психологических подходов и верен ли один подход, а другой — нет.

Большинство психологов согласятся с тем, что ни один подход не является правильным, хотя в прошлом, на заре психологии, бихевиористы сказали бы, что их точка зрения была единственно действительно научной.

Каждый подход имеет свои сильные и слабые стороны и привносит что-то новое в наше понимание человеческого поведения. По этой причине важно, чтобы у психологии были разные взгляды на понимание и изучение поведения людей и животных.

Ниже приводится краткое изложение шести основных психологических подходов (иногда называемых перспективами) в психологии.


Бихевиористская перспектива

Бихевиористская перспектива

Если ваше непрофессиональное представление о психологии всегда было о людях в лабораториях, одетых в белые халаты и наблюдающих, как несчастные крысы пытаются преодолеть лабиринты, чтобы добраться до обеда, то вы, вероятно, думаете о поведенческая психология.

Бихевиоризм отличается от большинства других подходов, потому что они рассматривают людей (и животных) как контролируемых их окружающей средой, и в частности, что мы — результат того, что мы узнали из нашей окружающей среды.Бихевиористская точка зрения связана с тем, как факторы окружающей среды (называемые стимулами) влияют на наблюдаемое поведение (называемое реакцией).

Бихевиористская точка зрения предлагает два основных процесса, посредством которых люди учатся у своего окружения: а именно классическое обусловливание и оперантное обусловливание. Классическая обусловленность включает обучение по ассоциации, а оперантная обусловленность включает обучение на основе последствий поведения.

Классическое обусловливание (КК) изучал русский психолог Иван Павлов.Хотя он изучал естественные рефлексы и нейтральные раздражители, ему удалось заставить собак выделять слюну на звук колокольчика путем повторения, связанного со звуком колокольчика и еды.

Принципы CC были применены во многих терапиях. К ним относятся систематическая десенсибилизация по поводу фобий (постепенное одновременное воздействие на раздражитель, которого опасаются) и терапия отвращения.

Б.Ф. Скиннер исследовал оперантное обусловливание произвольного и непроизвольного поведения. Скиннер считал, что какое-то поведение можно объяснить мотивом человека.Следовательно, у поведения есть причина, и три основных метода формирования поведения — это положительное подкрепление, отрицательное подкрепление и наказание.

Бихевиоризм также верит в научную методологию (например, контролируемые эксперименты) и что следует изучать только наблюдаемое поведение, потому что его можно объективно измерить. Бихевиоризм отвергает идею о том, что у людей есть свобода воли, и считает, что окружающая среда определяет все поведение. Бихевиоризм — это научное исследование наблюдаемого поведения, основанное на том, что поведение можно свести к изученным единицам S-R (стимул-реакция).

Бихевиоризм подвергался критике за то, что он недооценивает сложность человеческого поведения. Во многих исследованиях использовались животные, которых трудно обобщить на людей, и они не могут объяснить, например, скорость, с которой мы постигаем язык. Должны быть задействованы биологические факторы.


Психодинамическая перспектива

Психодинамическая перспектива

Кто не слышал о Зигмунде Фрейде? Так много выражений нашей повседневной жизни происходит из теорий психоанализа Фрейда — подсознание, отрицание, подавление и анальная личность, и это лишь некоторые из них.

Фрейд считает, что события в нашем детстве могут существенно повлиять на наше поведение во взрослом возрасте. Он также считал, что у людей мало свободы воли делать выбор в жизни. Напротив, наше поведение определяется бессознательным умом и детским опытом.

Психоанализ Фрейда — это одновременно теория и терапия. Это оригинальная психодинамическая теория, вдохновившая таких психологов, как Юнг и Эриксон, на разработку собственных психодинамических теорий.Работа Фрейда обширна, и он внес большой вклад в психологию как дисциплину.

Фрейд, основатель психоанализа, объяснил, что человеческий разум подобен айсбергу, видимым лишь малой частью которого является наше наблюдаемое поведение, но именно бессознательный, погруженный в воду разум оказывает наибольшее, глубинное влияние на наше поведение. Фрейд использовал три основных метода доступа к бессознательному: свободные ассоциации, анализ сновидений и оговорки.

Он считал, что бессознательный разум состоит из трех компонентов: «ид», «эго» и «суперэго».«Ид» содержит два основных инстинкта: «Эрос», который представляет собой инстинкт жизни, который включает самосохранение, и секс, подпитываемый энергетической силой «либидо». «Танатос» — это инстинкт смерти, чьи энергии, поскольку они менее могущественны, чем у «Эроса», направляются от нас самих к агрессии по отношению к другим.

«Ид» и «суперэго» постоянно находятся в конфликте друг с другом, и «эго» пытается разрешить разногласия. Если этот конфликт не разрешен, мы склонны использовать защитные механизмы, чтобы уменьшить нашу тревогу.Психоанализ пытается помочь пациентам разрешить их внутренние конфликты.

Одним из аспектов психоанализа является теория психосексуального развития Фрейда. Он показывает, как ранние переживания влияют на взрослую личность. Стимуляция различных участков тела важна по мере того, как ребенок проходит важные этапы развития. Слишком много или слишком мало может иметь впоследствии плохие последствия.

Самая важная стадия — фаллическая стадия, когда фокус либидо сосредоточен на гениталиях.На этой стадии маленькие мальчики испытывают «комплекс Эдипа», а маленькие девочки испытывают «комплекс Электры». Эти комплексы приводят к тому, что дети идентифицируют себя со своим однополым родителем, что позволяет им научиться соответствующему сексуальному поведению и моральному кодексу поведения.

Однако его критиковали за то, что он чрезмерно подчеркивает важность сексуальности и недооценивает роль социальных отношений. Теория ненаучна и не может быть доказана, так как она циркулярна.Тем не менее, психоанализ внес большой вклад в психологию, поскольку он побудил многих современных теоретиков изменить его к лучшему, используя его основные принципы, но устранив его основные недостатки.


Гуманистическая перспектива

Гуманистическая перспектива

Гуманистическая психология — это психологическая перспектива, которая подчеркивает изучение личности в целом (известное как холизм). Психологи-гуманисты смотрят на человеческое поведение не только глазами наблюдателя, но и глазами человека, который ведет себя.

Психологи-гуманисты считают, что поведение человека связано с его внутренними чувствами и самооценкой. Гуманистическая точка зрения основана на представлении о том, что каждый человек уникален и индивидуален и имеет свободную волю меняться в любой момент своей жизни.

Гуманистическая точка зрения предполагает, что каждый из нас несет ответственность за собственное счастье и благополучие как люди. У нас есть врожденная (то есть врожденная) способность к самоактуализации, которая является нашим уникальным желанием реализовать свой наивысший потенциал как людей.

Из-за такого акцента на человеке и его или ее личном опыте и субъективном восприятии мира гуманисты считали научные методы неподходящими для изучения поведения.

Две из наиболее влиятельных и устойчивых теорий в гуманистической психологии, которые возникли в 1950-х и 1960-х, — это теории Карла Роджерса и Абрахама Маслоу.


Когнитивная перспектива

Когнитивная перспектива

Психология была учреждена как наука в 1879 году Вильгельмом Вундтом, который основал первую психологическую лабораторию.

За его инициативой вскоре последовали другие европейские и американские университеты. Эти первые лаборатории с помощью экспериментов исследовали такие области, как память и сенсорное восприятие, которые, по мнению Вундта, тесно связаны с физиологическими процессами в мозге. Все движение развилось от ранних философов, таких как Аристотель и Платон. Сегодня этот подход известен как когнитивная психология.

Когнитивная психология вращается вокруг представления о том, что если мы хотим знать, что движет людьми, то для этого нужно выяснить, какие процессы на самом деле происходят в их сознании.Другими словами, психологи с этой точки зрения изучают познание, которое является «умственным актом или процессом, посредством которого приобретается знание».

Когнитивная перспектива связана с «умственными» функциями, такими как память, восприятие, внимание и т. Д. поскольку они похожи на компьютеры по способу обработки информации (например, ввод-процесс-вывод). Например, и человеческий мозг, и компьютеры обрабатывают информацию, хранят данные и вводят процедуру вывода.

Это привело к тому, что когнитивные психологи объяснили, что память состоит из трех этапов: кодирования (когда информация принимается и обрабатывается), хранения (где информация сохраняется) и поиска (где информация вызывается).

Это чрезвычайно научный подход, который обычно использует лабораторные эксперименты для изучения человеческого поведения. Когнитивный подход имеет множество применений, включая когнитивную терапию и свидетельские показания.


Биологическая психология

Биологическая психология

Биологическая точка зрения утверждает, что все мысли, чувства и поведение в конечном итоге имеют биологическую причину. Это одна из основных перспектив в психологии, которая включает в себя такие вещи, как изучение мозга, генетики, гормонов, иммунной и нервной систем.

Теоретики биологической точки зрения, изучающие поведенческую геномику, рассматривают, как гены влияют на поведение. Теперь, когда человеческий геном нанесен на карту, возможно, когда-нибудь мы более точно поймем, как на поведение влияет наследуемая нами ДНК. Биологические факторы, такие как хромосомы, гормоны и мозг, оказывают значительное влияние на поведение человека, например, пол.

Биологический подход полагает, что большая часть поведения передается по наследству и имеет адаптивную (или эволюционную) функцию.Например, в первые недели после рождения ребенка уровень тестостерона у отцов снижается более чем на 30 процентов. Это имеет эволюционную функцию. Мужчины, лишенные тестостерона, с меньшей вероятностью будут блуждать в поисках новых партнеров для оплодотворения. Также они менее агрессивны, что полезно, когда рядом находится ребенок.

Биологические психологи объясняют поведение в неврологических терминах, то есть физиологию и структуру мозга и то, как это влияет на поведение. Многие биологические психологи сосредоточились на ненормальном поведении и пытались его объяснить.Например, биологические психологи считают, что на шизофрению влияет уровень дофамина (нейромедиатора).

Эти открытия помогли психиатрии взлететь и облегчить симптомы психических заболеваний с помощью лекарств. Однако Фрейд и другие специалисты утверждают, что это лечит только симптомы, а не причину. Именно здесь психологи здоровья берут открытие, которое делают биологические психологи, и изучают связанные с этим факторы окружающей среды, чтобы получить лучшую картину.


Эволюционная психология

Эволюционная психология

Центральное утверждение эволюционной психологии состоит в том, что мозг (и, следовательно, разум) эволюционировал для решения проблем, с которыми сталкивались наши предки-охотники-собиратели в период верхнего плейстоцена более 10 000 лет назад.

Эволюционный подход объясняет поведение с точки зрения давления отбора, которое формирует поведение. Считается, что большинство видов поведения, которые мы видим / демонстрируем, развились во время нашего EEA (среды эволюционной адаптации), чтобы помочь нам выжить.

Наблюдаемое поведение, вероятно, развилось, потому что оно адаптивно. Это было выбрано естественным путем, то есть особей, которые лучше всего приспособлены к выживанию и размножению. поведение может даже быть отобранным по признаку пола, т. е. люди, которые наиболее успешны в получении доступа к партнерам, оставляют после себя больше потомства.

Таким образом, разум наделен «инстинктами», которые позволили нашим предкам выжить и размножаться.

Сильной стороной этого подхода является то, что он может объяснить поведение, которое кажется дисфункциональным, например, анорексию, или поведение, которое не имеет смысла в современном контексте, например, нашу биологическую реакцию на стресс, когда мы узнаем, что мы перегружены в банке.


Перспективы Заключение

Перспективы Заключение

Таким образом, в заключение, в психологии существует так много разных точек зрения, чтобы объяснить разные типы поведения и дать разные точки зрения. Ни одна точка зрения не обладает объяснительной силой по отношению к остальным.

Только с помощью всех различных типов психологии, которые иногда противоречат друг другу (споры о природе и воспитании), накладываются друг на друга (например, психоанализ и детская психология) или опираются друг на друга (биологический психолог и психолог здоровья), мы можем понять и создать эффективные решения при возникновении проблем, чтобы у нас было здоровое тело и здоровый дух.

Тот факт, что существуют разные точки зрения, представляет сложность и богатство поведения человека (и животных). Научный подход, такой как бихевиоризм или когнитивная психология, имеет тенденцию игнорировать субъективный (т. Е. Личный) опыт людей.

Гуманистическая перспектива признает человеческий опыт, но в значительной степени за счет ненаучности методов и способности предоставлять доказательства. Психодинамическая перспектива слишком сильно концентрируется на бессознательном уме и детстве.Таким образом, он имеет тенденцию упускать из виду роль социализации (которая отличается в каждой стране) и возможность свободы воли.

Биологическая перспектива сводит человека к набору механизмов и физических структур, которые явно необходимы и важны (например, гены). Однако он не учитывает сознание и влияние окружающей среды на поведение.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2013). Психологические перспективы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/perspective.html

сообщите об этом объявлении

Гуманистическая перспектива: ускоренный курс психологии AP®

Внимание: Этот пост был написан несколько лет назад и может не отражать последние изменения в программе AP®. Мы постепенно обновляем эти сообщения и удалим этот отказ от ответственности после обновления этого сообщения. Спасибо за ваше терпение!

Введение

Гуманистическая перспектива — это способ оценки человека в целом, вместо того, чтобы смотреть на него только через меньший аспект его личности.Это раздел психологии, связанный с идеей быть полностью уникальным и индивидуальным. Эта теория все еще относительно нова и рассматривает то, как иерархия потребностей влияет на то, что вы делаете в своей жизни, а также на то, что вы хотите для своего собственного будущего.

Что такое гуманистическая перспектива? Источник изображения: Wikimedia Commons

Эта точка зрения относится к тому, как человек действует или ведет себя, а также к тому, как он думает или чувствует в связи с этими действиями и поведением.Психологи с этой точки зрения считают, что полное понимание потребностей человека чрезвычайно важно для понимания причин, по которым человек будет продолжать действовать тем или иным образом.

Гуманистическая перспектива рассматривает иерархию потребностей, которые есть у человека, а затем рассматривает, какие из них являются наиболее важными. У человека может быть ряд различных потребностей. Каждая из перечисленных ниже потребностей важна для общих потребностей и желаний любого члена человеческого рода.Они перечислены ниже в порядке от наименее важного к наиболее важному в соответствии с этой иерархией. Эти потребности включают:

1. Физиологический

2. Безопасность

3. Принадлежность / любовь

4. Почтение

5. Самоактуализация

Каждая из этих потребностей имеет решающее значение для счастья человека. Каждая из этих потребностей немного отличается по важности, хотя каждая из них в той или иной степени необходима. Во-первых, физиологические потребности включают голод и жажду.Однако они очень важны для жизни, на самом деле они менее важны для человека, чем другие потребности. Человек будет работать над получением еды и жидкости, которые ему необходимы для выживания, однако он не считает это важным для своего благополучия, как другие аспекты иерархии потребностей.

Безопасность стоит на втором месте по важности и означает, что человек может чувствовать себя в безопасности в своей жизни. Принадлежность является следующей по важности из-за внутренней потребности человечества принадлежать и чувствовать себя любимым кем-то.За этим следует важность уважения или ощущения признательности за то, на что он способен, и за то, что он сделал. Чувствуя признание, а также положительно относясь к себе, можно достичь уважения, необходимого для счастья.

Последний аспект иерархии потребностей — самый важный, самореализация. Именно здесь человек полностью реализует свой потенциал, и на самом деле это то, над чем он будет работать больше, чем что-либо другое.Если человек сможет достичь самоактуализации, он сможет лучше достичь счастья.

Кто основал гуманистическую перспективу?

Гуманистическая перспектива была основана Абрахамом Маслоу, а также Карлом Роджерсом. Маслоу известен прежде всего созданием иерархии потребностей, которая используется в качестве основы для гуманистической точки зрения. Эта теория была основана в 1943 году и фактически была опубликована в статье под названием «Теория человеческой мотивации». В этой статье представлены основные основы этой теории.

Затем Карл Роджерс рассмотрел идеал Я-концепции, который подталкивает человека к работе над самоактуализацией, последней ступенью в иерархии потребностей, основанной Абрахамом Маслоу. Терапевтический аспект этой теории связан с сосредоточением внимания на безоговорочном положительном отношении и поддержке клиента, независимо от того, что говорится во время сеанса. Таким образом, человек может лучше чувствовать себя актуализированным и лучше воспринимать себя.

Примеры гуманистической перспективы

Пример 1:

Маргарет учится в колледже в своем городе.Она пытается получить диплом медсестры, потому что очень хочет стать медсестрой. Она всегда чувствовала, что действительно может помочь другим, и что она должна попробовать все возможное, чтобы стать лучше. Когда она станет медсестрой, она планирует осуществить свою мечту — работать с малообеспеченными людьми.

Маргарет работает над самореализацией и раскрытием своего потенциала. Она также работает над повышением собственной самооценки и чувства принадлежности. Она хочет чувствовать себя важной, но на самом деле хочет быть уверенной, что помогает другим людям.

Пример 2:

Брэндон чувствует, что в его жизни все идет не так хорошо. Он ходит на работу и в школу, но больше ничем особо не занимается. Он не проводит много времени с друзьями или гуляет, и большую часть времени ему очень скучно. В результате его жизнь кажется очень невыносимой. Он хочет что-то с этим сделать, но не знает, с чего начать.

Мысль о том, что Брэндон хочет изменить вещи в своей жизни, чтобы избавиться от чувства скуки, является еще одним аргументом в пользу гуманистической точки зрения.Он хочет внести изменения, чтобы получить преимущества счастливой и полноценной жизни. Изменения, которые он вносит, повысят его самооценку, а также его самореализацию.

Пример 3:

Келси новенькая в своей школе. Она беспокоится о том, чтобы приспособиться и завести новых друзей. В свой первый день в новой школе она решает вступить в несколько клубов, чтобы познакомиться с новыми людьми. Она выходит за пределы своей зоны комфорта, чтобы поговорить с большим количеством людей, и очень быстро находит нескольких, которые становятся ее друзьями.

Келси реагирует на внутреннюю потребность в дружбе, самооценке и самореализации. Для этого ей необходимо обратиться к другим людям и попытаться завести новых друзей, поскольку она привыкает к новому месту жительства. Гуманистическая точка зрения гласит, что для того, чтобы быть счастливой, Келси врожденная потребность адаптировать свою жизнь и стать еще счастливее. Она будет работать над этими изменениями из-за присущих ей потребностей.

Другие важные факты о гуманистической перспективе

Эта перспектива смотрит на то, как человек будет смотреть на свое будущее и свои собственные надежды на будущее.При рассмотрении этих перспектив он рассматривает как детей, так и взрослых. Например, ребенок будет создавать свое собственное состояние ценности, понимая поведение, получателем которого он является, а также поведение, которое он видит. Это помогает им понять, как они могут заслужить положительные эмоции и заслуживают ли они этих эмоций от других.

Когда дети будут младше, они будут видеть, как их родители обращаются с ними, а также как их родители или друзья относятся к другим людям.Это улучшит их отношение к себе на всю оставшуюся жизнь. Если они не получат хорошего представления о себе и о том, чего они могут достичь, это может на самом деле повлиять на их собственное восприятие самих себя. Это может повлиять на них на протяжении всего детства, а также во взрослой жизни.

Те, кто не может достичь всех аспектов иерархии потребностей, не смогут достичь истинного счастья в своей жизни. Они будут чувствовать себя несчастными и неудовлетворенными, независимо от того, чего они на самом деле могут сделать.Важным аспектом иерархии потребностей является то, что они абсолютно необходимы. Без выполнения каждого из них на 100% невозможно прожить 100% полноценную жизнь. Это требует постоянного достижения каждого из этих аспектов.

Если человек чувствует себя актуализированным в какой-то момент, но это чувство исчезает, он не сможет достичь всех аспектов иерархии потребностей. В результате они не смогут быть счастливы и удовлетворены на 100%.

Заключение

Гуманистическая перспектива рассматривает основные человеческие потребности человека и то, насколько они действительно важны для общего счастья этого человека.При этом учитываются аспекты, относящиеся к жизни и свободе.

1. Гуманистическая перспектива рассматривает физиологические потребности, потребности в безопасности, принадлежности, уважении и самоактуализации.

2.