Эмпатическое слушание это в психологии: Эмпатическое слушание

Содержание

Эмпатическое слушание

Рефлексивное слушание дает нам замечательную возможность лучше понять содержание сообщения и перепроверить правильность этого понимания. Однако довольно часто этого бывает недостаточно для того, чтобы точно понять собеседника.

Рассмотрим следующий пример. Девушка 25 лет рассказывает психологу: «…У меня есть парень, но в последнее время у нас часто возникают ссоры… он все время на меня наезжает. И мне приходится молчать, чтобы не испортить с ним отношения… Если я что-нибудь ему скажу, он может обидеться, расстроиться, накричать… да не знаю, что он может сделать, лучше я просто промолчу. Так меньше проблем… Не знаю, что делать!!!»

С помощью техник рефлексивного слушания психолог может уточнить, что здесь подразумевается под «ссорами», как они протекают и что эта девушка делает, чтобы предотвратить ссоры или преодолеть разногласия. Однако в этом сообщении «между строк» явно присутствует гораздо больше информации, чем произносится вслух. Во-первых, эта ситуация у нее вызывает какие-то сильные чувства и она не уточняет какие. Во-вторых, сейчас, рассказывая о своем поведении, она также испытывает какие-то чувства и не демонстрирует их в явном виде. В-третьих, она что-то хочет от себя, от своего парня и от психолога, но не говорит чего.

Резюмируя, психолог может сказать: «Он обижается, когда вы возражаете, и вы решили молчать». Формально именно это и прозвучало, однако, читая «между строк», мы можем почувствовать, что девушка явно хотела сказать что-то другое. Возможно, она его очень любит и боится его потерять, а возможно, она боится стать жертвой агрессии с его стороны… Эмпатический собеседник мог бы сказать примерно следующее: «Вы чувствуете себя уставшей от того, что вам все время приходится терпеть претензии с его стороны, и при этом вы боитесь, что, если будете возражать ему, он вас оставит… »

В общении мы параллельно используем две системы коммуникативных средств: вербальные и невербальные. Вербальные средства — это слова естественного звукового языка, а невербальные — это любые иные средства, не опирающиеся на слова и другие речевые символы. Словами мы преимущественно передаем фактические знания, но чтобы передать чувства, слов бывает недостаточно, и в таких случаях мы говорим: «Я не знаю, как это сказать словами…» или «Я не могу подобрать слов…»

Для наглядности можно представить, что любое сообщение передается одновременно по двум каналам: вербальному и невербальному. «Расшифровка» вербального компонента сообщения обеспечивает понимание рациональной составляющей сообщения. Эмоциональная составляющая сообщения чрезвычайно важна для понимания собеседника, однако ее декодирование — непростая задача, поскольку партнер по общению скорее не говорит про свои чувства и отношения, а проявляет их в поведении.

Понимание чувств или желаний, испытываемых другим человеком, сопереживание ему, называется эмпатией. Эмпатию следует отличать от симпатии. Симпатия — это влечение, внутренняя расположенность к кому-либо. Симпатию мы выражаем чаще всего тому, с кем у нас сложились тесные контакты: друзьям, членам семьи, соседям, коллегам. Симпатия не обязательно предполагает наличие эмпатии: нам может нравиться какой-то человек, но при этом мы можем вовсе не сопереживать ему, а, к примеру, за что-нибудь на него сердиться. И наоборот: мы можем с сочувствием отнестись к человеку, даже если он намлично не симпатичен.

Эмпатия позволяет нам лучше понять то, что говорит человек, поскольку мы определяем значение сказанного им с учетом его чувств и желаний.

Рис. 9. Вербальный и невербальный слои сообщения

Рассмотрим в качестве примера диалог любимых всеми персонажей известной сказки А. Милна (в переводе Б. Заходера).

  • Доброе утро, Иа! — сказал Пух..
  • Доброе утро, медвежонок Пух, — уныло ответил Иа.- Если это утро
  • доброе. В чем я лично сомневаюсь.
  • Почему? Что случилось?
  • Ничего, медвежонок Пух, ничего особенного. Все же не могут. А некоторым и не приходится. Тут ничего не попишешь.
  • Чего все не могут? — переспросил Пух, потерев нос.
  • Веселиться. Петь, плясать и так далее. Под ореховым кустом.
  • А-а, понятно…- сказал Пух. Он глубоко задумался, а потом спросил: — Под каким ореховым кустом?
  • Под которым орешки каленые, — уныло продолжал Иа-Иа. — Хоровод, веселье и тому подобное. Я не жалуюсь, но так оно и есть…
  • … — Да что такое случилось?- спросил Пух.
  • А разве что-нибудь случилось?
  • Нет, но у тебя такой грустный вид.
  • Грустный? Отчего это мне быть грустным? Сегодня же мой день рождения. Самый лучший день в году!
  • Твой день рождения? — спросил Пух, ужасно удивленный.
  • Конечно. Разве ты не замечаешь? Посмотри на все эти подарки.- Иа-
  • Иа помахал передней ногой из стороны в сторону. — Посмотри на именинный пирог!
  • Пух посмотрел — сначала направо, потом налево.
  • Подарки? — сказал он.- Именинный пирог? Где?
  • Разве ты их не видишь?
  • Нет, — сказал Пух.
  • Я тоже, — сказал Иа-Иа. — Это шутка, — объяснил он. — Ха-ха.

Когда наш собеседник охвачен сильными чувствами, он скорее выражает их невербально, чем говорит о них. Однако для того чтобы верно понять смысл его высказываний, нам необходимо принимать во внимание не только значение его слов, но и ту информацию, которую он передает нам невербально: его отношение к нам и к тому, о чем он рассказывает. Сообщение, в котором вербальный и невербальный компоненты противоречат друг другу, в консультативной практике принято называть неконгруэнтным. Когда наш собеседник уныло говорит, что сегодня «самый веселый день в году», его сообщение неконгруэнтно и мы интуитивно понимаем, что оно передает нам нечто большее, чем содержится в словах. Может быть, смысл его сообщения: «Как бы мне хотелось, чтобы меня любили и обращали на меня внимание! Особенно в мой день рождения!» Однако в силу некоторых причин он избегает прямого высказывания, прибегая к иронии.

Затруднения в вербализации чувств

Первая причина заключается в том, что нередко мы сообщаем не совсем то, что имеем в виду, потому что у нас не хватает слов в активном словаре. Мы осознаем наличие желаний и чувств, однако не можем их корректно символизировать с помощью языковых средств.

Вторая причина в том, что говорить о чувствах не принято. В обществе существуют конвенциональные нормы, содержащие запрет на разговоры о чувствах и желаниях. Самораскрытие в таком случае расценивается как нарушение негласно принятых правил поведения.

Третья причина сокрытия чувств — в ощущении, что человек, знающий наши чувства и сокровенные желания, обретает магическую власть над нами. Поскольку теоретически он может воспользоваться этим знанием для причинения нам какого-нибудь ущерба, мы тревожимся и, на всякий случай, избегаем проявлять свои эмоции открыто, подвергаем их цензуре.

Четвертая причина того, что люди не выражают свои желания и чувства словесно, заключается в том, что они могут их не замечать, игнорировать. Дело в том, что некоторые из чувств социально не одобряются. Считается, что нехорошо сердиться, раздражаться, завидовать, желать кому-то зла; часто табу накладывается на проявления сексуальности. Между тем у каждого человека есть ряд «Родительских» запретов и предписаний, с помощью которых он оценивает самого себя. Допустим, Родительское предписание требует: «Ты должен (должна) быть сильным! Проявление чувств — проявление слабости!» Если такой человек осознает себя эмоционально вовлеченным, ему придется испытать чувство вины за несоответствие эталонному образцу Идеально Хорошего Человека. Поскольку в реальности не испытывать чувств он не может, ему приходится обманывать себя, подавляя свои эмоции и изгоняя их из собственного сознания.

Необходимость выражения чувств

Как мы уже увидели выше, более или менее точно раскодировать смысл высказывания человека мы можем лишь в том случае, если знаем о его отношении к тому, о чем он рассказывает. Представим, что наш собеседник говорит нам: «Меня это обрадовало…», а сам при этом хмурится и сжимает кулаки. Возможно, его действительно обрадовало событие, про которое он рассказывает, а сердится он на нашу «непонятливость». А возможно, что он разгневан этим событием, но в силу каких то причин считает, что должен это скрыть. Понять его сообщение мы можем, лишь точно определив его истинные чувства. Таким образом, выражать истинные чувства необходимо, чтобы быть правильно понятым.

В предыдущей работе мы обсуждали «чтение мыслей» — иллюзию, базирующуюся на ощущении, что другие люди могут и даже обязаны непосредственно воспринимать наши чувства и желания. Довольно часто затруднения в межличностных коммуникациях связаны с действием этой иллюзии. Представьте двух незнакомых людей, которые едут в электричке. Один из них едет с дачи и везет корзину яблок. А другой сидит рядом и думает: «Как яблока хочется!.. Вот ведь какой жадный и бездушный попутчик достался: нет бы мне яблочко предложил… » Ожидания, что другие распознают наши чувства и желания без нашего участия и будут действовать в соответствии с ними без просьбы с нашей стороны, основа недоразумений, взаимных претензий и обид. Следовательно, выражать желания и чувства необходимо для того, чтобы другие могли принять их во внимание.

Эмоции можно сравнить с водой: если поток перегородить, то вода будет накапливаться, усиливая давление на плотину, дно и берега. Эмоции, не находящие выхода, оказывают разрушающее действие на поведение и организм: сокрытие своих переживаний, их подавление не приносит облегчения. Если наш собеседник охвачен сильными эмоциями, бесполезно обращаться к его разуму до тех пор, пока он не приведет в порядок свои чувства. Еще в середине двадцатого века знаменитый психолог Курт Левин со своими учениками и коллегами обнаружил и описал ряд закономерностей поведения человека в состоянии фрустрации. Если человек не может справиться с некой проблемной ситуацией и одновременно не может отступиться от ее решения, он переживает внутренний конфликт. При этом он обязательно испытывает сильные эмоции (прежде всего, агрессивного характера), его поведение регрессирует к более примитивным, архаичным формам, снижается контроль сознания за поведением.

Для того чтобы человек, захваченный подобного рода переживаниями, совладал с ситуацией, ему необходимо урегулировать свои эмоции, а выражение своих чувств — один из сильнейших способов эмоционального урегулирования. Таким образом, выражение эмоцийважный способ вернуть утраченное душевное равновесие.

Еще одна причина, обусловливающая внимание психологов и психотерапевтов к чувствам клиента, состоит в том, что человек, не осознающий свои чувства и желания, может руководствоваться ими в принятии решений. Карл Роджерс полагал, что для ориентации в мире мы используем две параллельно действующие системы оценивания: декларативное знание и организмическое знание. Декларативное знание — это знание о свойствах предметов и явлений, заимствованное от других людей, принятое на веру. «Злиться — плохо; хотеть спать в то время, как другие работают — скверно; манго — это очень вкусно» и т. п. Одновременно мы можем чувствовать, что сердимся, можем испытывать непреклонное желание отдохнуть прямо сейчас и испытать разочарование от вкуса купленного на рынке незрелого плода манго. В такие моменты наше знание вступает в конфликт с нашими чувствами.

Некоторые люди больше доверяют своим чувствам и могут принимать их во внимание. Другие в таких случаях отдают приоритет знаниям, игнорируют чувства, утрачивая контакт с ними. Человек, попробовавший зеленый плод манго, может принять решение впредь его не покупать, поскольку он не понравился. Такой человек исходит в принятии решений из личного опыта и находится с ним в контакте. Второму манго тоже не понравился, но он игнорирует этот факт и снова его покупает потому, что этот экзотический фрукт — диковинка и должен нравиться по определению (согласно декларативному знанию). Такой человек неконгруэнтен опыту. Человек, неконгруэнтный опыту, не доверяет своим чувствам, не принимает в расчет собственные желания при принятии решений и именно поэтому часто попадает в тупиковые ситуации.

Представим, что человеку предлагают угоститься, выбрав одно яблоко из двух: одно — кислое, а другое — сладкое. Конгруэнтный опыту человек может прислушаться к своим желаниям и решить, чего вданный моментемухочется больше. Тотже, кто неконгруэнтен опыту, свои желания не принимает во внимание, а руководствуется в своем выборе какими-то иными, не относящимися кделу соображениями. Неудивительно, что его часто постигает разочарование, а в жизни отсутствует радость. Яблоки — это мелочь. Однако тот же механизм может приводить к гораздо более печальным последствиям, если игнорируются чувства и желания в выборе одного из двух потенциальных женихов или в выборе жизненного пути. Таким образом, выражать чувства необходимо для того, чтобы руководствоваться ими в своих оценках и выборах.

Эмпатическое слушание предполагает, что мы делаем акцент не столько на содержании сообщения, как при рефлексивном слушании, сколько на отражении чувств, проявленных говорящим, его установок и эмоционального состояния. Конечно, различие между чувствами и содержанием сообщения не всегда легко уловить. Однако это различие часто приобретает решающее значение при оказании психологической поддержки: как бывает приятно, когда кто-либо понимает наши переживания и разделяет чувства, не обращая особого внимания на содержание нашей речи, существо которой имеет подчас второстепенную роль!

Эмпатическое слушание.

Далее читайте:
Техники эмпатического слушания.

Ранее опубликовано:
Рефлексивное слушание.

Слушание и понимание вербальных сообщений: практические рекомендации

Год издания и номер журнала: 

2004, №1

Рассмотрим простейшую схему слушания, организации и понимания вербальных сообщений клиента. Клиенты говорят о своем:

— Опыте — то есть, о том, что произошло с ними. Если клиентка говорит вам, что ее уволили с работы, то она говорит о своей проблемной ситуации на языке опыта.

— Поведении — то есть о том, что клиенты делают или им не удается делать. Если клиент говорит, что занимался сексом с несовершеннолетним мальчиком, он говорит о проблеме в терминах поведения.

— Аффекте — то есть о чувствах и эмоциях, которые возникают в связи с опытом или поведением. Если клиент рассказывает о депрессии, которую он переживает после алкогольного запоя, то он говорит о состоянии аффекта, связанного с проблемной ситуацией.

Такая схема слушания направлена на то, чтобы помочь клиенту прояснить его проблемную ситуацию и неиспользованные им возможности. Проблемная ситуация ясна, если она понятна с точки зрения специфического опыта, поведения и эмоций. В процессе слушания клиента вы сначала можете сообщить ему о своем понимании его опыта, поведения и чувств, а затем помочь в исследовании и прояснении неясных деталей. Давайте более детально разберем каждую из этих трех категорий.

Для начала рассмотрим пример. Клиент говорит консультанту отдела кадров большой компании: «У меня вчера был самый плохой день в жизни». Консультант понимает, что что-то идет не так, как надо, и клиент очень расстроен из-за случившегося, но консультант почти ничего не знает о конкретном опыте, поведении и чувствах, из-за которых этот день стал для клиента самым ужасным днем. Но, предположим, клиент продолжает: «В самом конце рабочего дня мой начальник накричал на меня, потому я не сделал свою работу (опыт). Я потерял терпение (эмоции) и тоже на него накричал (поведение). Он разозлился (эмоции) и уволил меня (поведение). Теперь я чувствую себя ужасно (эмоция), и хочу понять, имел ли он право так поступить (поведение)». Теперь проблемная ситуация намного понятнее, потому что она ясна с точки зрения специфического опыта, поведения и чувств, связанных с нею.

Слушание опыта клиента

Большинство клиентов большую часть времени тратят на рассказ о том, что произошло с ними.

 

» У меня часто болит голова».

«Во время семейных ссор у меня начинает болеть язва».

«Моя жена не понимает меня».

 

Они часто говорят о поступках других людей или их бездействии, особенно когда это имеет для них негативные последствия.

 

«Она ничего не делает целый день. Всякий раз, когда я прихожу с работы дома полный беспорядок».

«Он все время шутит, а я — мишень для его насмешек».

 

Клиенты часто воспринимают себя, порой верно, а порой нет, как жертвы какой-то силы, им неподвластной. Если эта сила описывается как внешняя по отношению к ним, то это можно назвать внешним, или очевидным опытом.

 

«Он относится ко мне как к ненужной вещи».

«Политика компании состоит в дискриминации женщин».

«Из-за сегодняшнего состояния экономики я не могу найти работу».

«Здесь действует неписаное правило: учитель-новатор всегда попадает под подозрение».

 

Эти силы также могут описываться как скрытые или исходящие изнутри:

 

«Эти депрессивные чувства берутся непонятно откуда и, похоже, они подавляют меня».

«Что бы я ни делал, я все время хочу есть».

«Я не могу не думать о ней».

«Меня так воспитали, мне говорили, что негры — это низшие существа, и теперь я не могу отделаться от этих чувств».

 

Одна из причин, почему люди становятся клиентами, состоит в том, что они чувствуют себя жертвами. На некоторых людей отрицательно действует непосредственное социальное окружение, общество, представленное организациями и институтами или культурными предписаниями. Люди чувствуют, что не имеют контроля над собственной жизнью. Поэтому они говорят очень пространно о своем опыте. Такой разговор может включать высказывания о силах, из-за которых клиент чувствует себя жертвой.

 

«Он относится ко мне как к тряпке, и он всегда такой, он совсем не думает о людях и их чувствах, он абсолютный эгоист».

«Я просто не могу найти работу. Политики вертят экономикой для собственной выгоды. На публике они говорят о простых людях, а за кулисами все они занимаются большим бизнесом».

«Я просто не могу контролировать свой аппетит. Я слышал, что у некоторых людей тоже так бывает. Это такой обмен веществ».

«Я слышу голоса. Они велят мне причинить себе вред. Думаю, это от дьявола».

 

Тщательное слушание крайне важно, поскольку помощь начинается именно с понимания внутренней системы координат клиента. Даже если точка зрения клиента нуждается в трансформации, ее понимание всё равно является начальной точкой изменения. Такого рода понимание вряд ли возможно, если вы не слушаете опыт клиента с максимальной беспристрастностью.

Слушание поведения клиента

Некоторые клиенты свободно говорят о своем опыте, но с гораздо меньшей готовностью говорят о своем поведении. Причина этого довольно проста и применима к большинству из нас. Хотя мы не чувствуем себя ответственными за собственный опыт — за то, что случается с нами, мы, однако, осознаем, что в той или иной степени ответственны за поступки — за то, что мы делаем или избегаем делать, — или, по крайней мере, мы чувствуем, как ответственность возрастает, когда речь заходит о поведении.

 

«Когда он игнорирует меня, я выхожу из себя и начинаю плакать».

«Я даже не начинал искать работу. Я знаю, для меня нет работы в этом городе».

«Когда я чувствую приближение депрессии, я принимаю таблетки, которые прописал мне доктор».

«Когда мне надоедают мои студенты, я закрываю книги и иду в бар с друзьями».

 

Поведение также может быть внешним (экстернальным) или внутренним (интернальным). Внешнее поведение может быть засвидетельствовано другим, независимо от того, был ли он в действительности свидетелем того или иного поступка или нет. Вот несколько примеров такого поведения:

 

«Когда он назвал моё имя, я ударил его».

«Я не сказала мужу о том, что у меня обнаружили рак».

«Я успокаиваюсь, когда хожу в фотомагазин».

 

Внутреннее поведение относится к душевной жизни человека, его не видно окружающим. Вот несколько примеров внутреннего поведения:

 

«Когда он обозвал меня, я стала думать, как отомстить ему. И я сказала себе, что сделаю это».

«Я люблю мечтать о том, как у меня будет ребенок».

«Я никогда не позволяю себе думать о других плохо».

 

Внутреннее поведение включает в себя мысли, фантазии, мечты, установки, воображение, решения, воспоминания, планы и сопровождается чувством некоторого контроля над ними.

 

«Когда она бросила меня, я решил поскорей ее забыть».

«Я стараюсь не думать о сексе».

«Я очень хочу найти работу в этом месяце».

 

Если человек чувствует, что он вовсе не контролирует или контролирует лишь в минимальной степени происходящее внутри него, я склонен интерпретировать это как внутренний опыт, то есть, то, что происходит с человеком.

 

«Я попытался занять себя работой, но никак не мог перестать думать о ней и о том, как она обвела меня вокруг пальца».

«Меня всё время обуревают сексуальные фантазии. Кажется, я совершенно не могу контролировать себя».

«Я всё время думаю о Джоне на его смертном одре. От этого я впадаю в депрессию и начинаю плакать. Я просто не могу перестать думать о нем все время».

 

Частью процесса консультирования является помощь клиенту в осознании того, что он в гораздо большей степени способен контролировать свой опыт, особенно внутренний, чем сам себе представляет.

Слушание аффекта клиента

Это означает слушание чувств и эмоций, вытекающих, сопровождающих, лежащих в основании, окрашивающих или приводящих к опыту или поведению.

 

«Я закончил реферат, который делал несколько недель, и я чувствую себя великолепно».

«Я все время себя жалею с тех пор, как он меня покинул».

«Вчера вечером я накричал на мать, а теперь мне очень стыдно за это».

«Мне было тревожно последние несколько недель, не знаю почему. Я ложусь спать с ощущением страха, потом он проходит, но затем снова возвращается. И так несколько раз за день».

 

Конечно, часто клиенты выражают свои чувства не говоря о них. Немногословный клиент, уставившийся в пол, может не сказать и трёх слов: «У меня депрессия». Умирающие пациенты могут без слов выражать свои чувства злости или депрессии. Некоторые клиенты чувствуют какие-то вещи очень глубоко, но предпочитают подавлять их. Но обычно есть некоторые указания и намёки, вербальные, или невербальные, на те чувства, которые остаются невыраженными.

Некоторые клиенты полагают, что их эмоции живут своей собственной жизнью, и они мало что могут сделать, чтобы сохранить контроль над ними. Это часто сопровождается описанием других в качестве причины их эмоций:

 

«Когда я вижу их вместе, я страдаю».

«Если она захочет, она всегда может вывести меня из терпения. Она все время заставляет меня злиться».

«Я не могу не плакать, когда думаю о том, что они с ней сделали».

 

Люди могут научиться тому, как контролировать свои эмоции. Отчасти терапевтический процесс заключается в том, чтобы показать человеку, как избавиться от подавляющих или дезорганизующих его чувств и эмоций. Кроме того, клиент также может научиться выражать свои эмоции как часть своей человечности, обогащая таким образом взаимодействие как с самим собой, так и с другими.

Слушание и понимание клиента как такового

Люди — это нечто большее, чем сумма их вербальных и невербальных сообщений. Слушание в его глубинном смысле означает способность услышать в клиенте человека, подверженного влиянию того контекста, в котором он «живет, движется и существует». Слушание включает в себя: (1) базисное эмпатическое слушание и понимание, (2) опережающеее (advanced) эмпатическое слушание и понимание, (3) слушание и понимание тех реалий, которое лежат вне эмпатии, если хотите, «транс-эмпатических» реальностей, относящихся к проблемной ситуации клиента и неиспользованным им возможностям.

Базисное эмпатическое слушание и понимание

Эмпатия — это форма человеческой коммуникации, которая включает в себя как слушание и понимание, так и сообщение этого понимания клиенту. Эмпатическое понимание, которое консультант оставляет при себе, мало способствует терапевтическому процессу.

Консультант не сможет сообщить клиенту о понимании его внутреннего мира, не соприкоснувшись с этим внутренним миром. Следовательно, большая часть дискуссий об эмпатии связана со способностью соприсутствовать, наблюдать и слушать — своего рода «сосуществования» с другим — необходимого для понимания клиента и его внутреннего мира. Майероф (Mayeroff, 1971) считает такого рода контакт важнейшим элементом заботы.

«Чтобы заботиться о другом человеке, я должен быть способен понять его самого и его мир так, как если бы оказался внутри него. Я должен быть способным его глазами посмотреть на то, как выглядит для него его мир и как он видит самого себя. Вместо того, чтобы просто безучастно наблюдать извне, как если бы он был образцом для изучения, я должен быть с ним в его мире, «войти» в его мир, чтобы «изнутри» ощутить, какова его жизнь, каким он хочет быть и что ему нужно для роста».

Хаксли (Huxley, 1963), тем не менее, замечает, что это метафизически невозможно — настолько войти внутрь другого, чтобы действительно переживать реальность другого:

«Мы живем вместе, мы действуем и реагируем друг на друга; но всегда, при любых обстоятельствах мы одиноки… Ощущения, чувства, прозрения, фантазии — все это очень приватно и непередаваемо, разве что посредством символов и через вторые руки».

Но и он также считает, что эмпатия возможна и необходима в человеческих отношениях.

«Многие острова вселенной достаточно похожи один на другой, что приводит к пониманию и даже эмпатии или «вчувствованию»… Увидеть себя так, как другие видят нас — это наиболее целебный дар. Едва ли менее важным является умение видеть других так, как они видят себя».

Таким образом, Хаксли описывает эмпатию как попытку прорвать метафизическое одиночество другого.

Эмпатия в своем наиболее фундаментальном смысле включает понимание опыта, поведения и чувств других именно так, как они переживают их. Это значит, что для того чтобы максимально ясно понять точку зрения своих клиентов, консультанты должны отложить в сторону свои собственные склонности, предрассудки и взгляды. Это значит войти в опыт клиентов, чтобы почувствовать их внутренний мир и то, как они видят себя, а также мир людей и вещей вокруг них.

Роджерс (Rogers, 1980) говорит о базисном эмпатическом слушании и понимании как о «неоцененном способе бытия», потому что, несмотря на его полезность в консультировании и терапии, даже так называемые консультанты-эксперты порой или игнорируют его, или не имеют навыка его использовании. Роджерс определяет базисное эмпатическое слушание следующим образом:

«Это значит войти в мир личного восприятия другого человека и полностью освоиться в нем. Оно включает чувствительность к меняющимся чувствам и смыслам другого — к страху, гневу, нежности и смятению, т.е. ко всему тому, что он или она переживает в настоящий момент. Это значит на время вжиться в чужую жизнь, передвигаясь в ней бережно и безоценочно…»

Становится понятно, что в основе эмпатии лежат ценности уважения и подлинности (genuineness).

Опережающее эмпатическое слушание и понимание

Этот второй уровень, хотя и базируется на первом, устремлен несколько глубже. Консультанты в своем намерении слушать и сосуществовать не выходя за пределы опыта клиента, иногда более ясно видят то, что клиент видит лишь отчасти. Этот, более глубокий тип эмпатии включает «прочувствование смыслов, которые клиент едва осознает» (Rogers, 1980). Например, клиент говорит, что злится на жену, а консультант чувствует в его рассказе не только гнев, но и боль. Возможно, клиенту относительно легко говорить о своей злости, но не о боли. Эмпатичный слушатель задает себе, или хотя бы подразумевает, следующие вопросы: «О чем этот человек говорит только наполовину?», «На что он намекает?», «О чем этот человек говорит так путано?», «Какое скрытое послание я должен услышать за его явным сообщением?» Эмпатичный слушатель имеет дело с тем, что клиент действительно говорит или выражает, хотя и путано, а не интерпретирует то, что говорит клиент.

Эффективный консультант прислушивается к ресурсам, скрытым глубоко в клиенте, и о которых тот подчас забывает. Каммингс (Cummings, 1979) дает пример такого типа слушания из своей работы с клиентами с проблемами зависимости.

«Терапевт должен прежде всего осознавать, что клиент действительно не намерен отказываться от используемых веществ (drugs) как от способа жизни. На протяжении первой половины первичной сессии терапевт должен слушать очень внимательно. Затем, примерно в середине сессии, используя коммуникативные навыки, терапевтическую проницательность и третье, четвертое, пятое и т. д. ухо, терапевт различает некоторые неисполненные желания и глубоко запрятанные мечты этого человеческого существа, после чего терапевт, вытягивая их наружу, распаляет желание клиента снова взглянуть на эти мечты. Это не легко, так как если не удастся затронуть за живое, терапевт потеряет клиента».

Это не просто вопрос разрешения проблем, но и вопрос развития, или, как в данном случае, реанимации и возобновления возможностей.

Слушание и понимание реальности клиента

Видение и переживание клиентом себя самого, других и всего мира — это нечто совершенно реальное и доступное пониманию, но это не вся реальность. Понимание клиента не ограничивается прочувствованием его мира, — даже мир разделенных переживаний должен быть подвергнут опережающему эмпатическому слушанию. Например, если клиентка считает себя уродливой, когда на самом деле она красивая, то ее переживание себя как уродливой — реально и должно быть услышано и понято. Её переживание самой себя важно, так как отражает субъективную реальность, но оно не совпадает с тем, что есть на самом деле. Это последнее также должно быть услышано и понято.

Так как, по-видимому, невозможно совершенно отказаться от своих критических оценок, эмпатическое слушание клиентов имеет очень важное значение. В нём акцент делается на выслушивании ради понимания, а не на слушании ради оценки. Более того, базисное эмпатическое слушание и понимание потому и названы базисными, что именно они лежат в основании всех других способов понимания. В приведенном примере слушание и понимание переживания клиенткой себя как уродливой имеет приоритет. Этот опыт клиентки является отправным пунктом терапевтического процесса.

Распознавание предубеждений и их преодоление

Слушать — не так легко, как кажется (Wills, 1978). Большие корпорации, про которые нельзя сказать, что они с готовностью тратят деньги на психологическое образование, все же обучают своих сотрудников навыкам слушания, потому что считают, что хорошее слушание способствует продуктивности. Одна из компаний так обосновывает данную программу:

«Хорошие слушатели мыслят более широко — потому что они слышат и понимают больше фактов и точек зрения. Поскольку они могут посмотреть на проблему свежим взглядом и сочетать то, что они узнали самыми необычными способами они в большей степени способны продуцировать действительно потрясающие идеи. Хорошие слушатели безусловно тоньше чувствуют, куда течёт жизнь, они восприимчивы к тем продуктам, талантам и техническим средствам, в которых появляется нужда».

Корпорации утверждают, что обучение сотрудников более эффективному слушанию привело к: (1) улучшению качества производственных отношений, (2) увеличению продуктивности и (3) креативности сотрудников организации. Одним словом, эти организации оценили тот факт, что хорошее слушание способствует креативности, которая также является важнейшим фактором эффективности консультирования. Однако, существуют препятствия к хорошему слушанию. Далее рассмотрены некоторые принципиальные формы дефектного слушания.

Неадекватное слушание. В разговоре мы легко отвлекаемся от того, что говорит собеседник. Мы погружаемся в свои мысли и представляем себе, что мы собираемся сказать в ответ. И тогда мы можем услышать недовольное: «Вы меня не слушаете». Надо сказать, что неадекватное слушание — это часть нашей повседневной жизни.

Консультант может быть озабочен самим собой и собственными потребностями, что неизбежно мешает ему полностью слышать клиента. Рассмотрим следующие возможности:

Привлекательность. Вы находите клиента или очень привлекательным, или совершенно непривлекательным. Вы уделяете своим чувствам гораздо больше внимания, чем его словам.

Физическое состояние. Вы устали или больны. Не осознавая этого, вы упустите некоторые вещи, о которых говорит клиент.

Заботы. Вы озабочены чем-то своим. Например, вы продолжаете думать о тех аргументах, к которым прибегали в произошедшем до этого споре с женой.

Обеспокоенность. Вы тревожитесь, как ответить, поэтому слышите только часть того, что говорит клиент. Вы заняты вашими собственными реакциями, а не сообщениями клиента.

Сходство проблем. Проблемы, которые излагает клиент, весьма сходны с вашими собственными. То, что рассказывает клиент, вы применяете к своей собственной ситуации.

Различия. Этот клиент и его опыт очень сильно отличается от вас и вашего опыта. Недостаток общего сбивает с толку.

Помимо этого вам на ум могут придти другие причины, которые мешают вам слушать. Главное уяснить, что слушание не настолько легкое дело, как кажется. И, поскольку так много вещей может нарушить слушание, над развитием способности слушать надо специально работать.

Оценочное слушание. Большинство людей, даже когда они слушают внимательно, слушают оценивающе. То есть, в процессе слушания они оценивают то, что рассказывает другой человек, в терминах хорошо/плохо, правильно/неправильно, приемлемо/неприемлемо, нравится/не нравится, относится к делу/не относится к делу и так далее. Они могут также делать подобные суждения о рассказчике как о человеке. Консультанты не составляют исключения из этой универсальной тенденции, но они лучше осознают свою склонность к оцениванию и способны выработать привычку слушать безоценочно.

Это не значит, что любая оценка того, что говорит и делает клиент, является дисфункциональной. Понимание точки зрения клиента — это не то же самое, что принятие ее. И действительно, суждение, что некая точка зрения, будучи понятой, нуждается в расширении или преодолении, или что некий паттерн поведения, однажды отмеченный, должен быть изменен, может стать продуктивной формой оценочного слушания. Например, консультант может «услышать» в истории клиента его неиспользованные ресурсы.

Фильтрующее слушание. Наверно, невозможно слушать клиента совершенно непредвзято. В результате социализации у нас появляется множество фильтров, через которые мы слышим себя, других и весь окружающий мир. Холл (Hall, 1977) отмечает: «Одна из функций культуры состоит в том, чтобы установить между человеком и внешним миром высоко избирательный фильтр. Таким образом, культура в своих многочисленных формах определяет, на что мы обращаем внимание, а что игнорируем. Такой отбор создает структуру мира». Как он указывает, этот процесс имеет позитивную функцию: мы нуждаемся в фильтрах, которые бы обеспечили структуру нашего взаимодействия с миром. Однако, в то же время, личный, семейный, социологический и культурный фильтры создают различные предрассудки, неосознанно влияющие на то, как мы слушаем.

Чем сильнее культуральные фильтры, тем больше вероятность предвзятости. Например, белый консультант, принадлежащий к среднему классу, слушая других, использует фильтр белого, принадлежащего к среднему классу. Это может не иметь значения, если клиент — также белый представитель среднего класса. Но если консультант слушает азиата, имеющего высокий социальный статус в своем сообществе, негра из городского гетто или бедного белого из сельской местности, культуральные фильтры консультанта могут привнести предубеждения, которые будут препятствовать его способности слышать и понимать.

Психологические теории, модели и конструкты могут также служить в качестве дисфункциональных фильтров. Например, если из моей диагностической модели вытекает, что все жизненные трудности являются исключительно межличностными проблемами, то моё слушание будет однобоко. Я не услышу важную информацию. Если вы обучались как консультант или клинический психолог, то очень вероятно, что вы проходили или будете проходить по крайней мере один курс по психопатологии или аномальному поведению человека. Эти модели понимания девиантного поведения, которым вы научились, добавляют «фильтр», через который вы слушаете других, особенно клиентов. Если вы недостаточно осторожны, то «психопатологические» фильтры могут играть слишком большую роль в вашем слушании; слишком многое из того, что вы слышите, вы можете начать интерпретировать как «аномальное поведение». Все, чему вы научились, может помочь в организации материала, который вы слышите, но может и исказить ваше слушание. Эффективный консультант осознает, что даже самые полезные фильтры могут искажать сообщения других.

С другой стороны, консультанты могут сформировать фильтры, предназначенные для более фокусированного слушания. Например, модель развития, описывающая нормативные стадии, задачи развития и жизненные кризисы, помогает консультанту понимать заботы клиентов легче и полнее.

Симпатизирующее слушание. Часто клиентами бывают страдающие люди, а также те, кто оказался жертвой других. Такие клиенты могут вызвать у консультанта настолько сильное чувство симпатии, что оно может исказить рассказанные истории. Например, когда консультант слушает историю женщины, пострадавшей от насилия мужа, то в нем пробуждается глубоко человечное чувство симпатии (не говоря о гневе). Но симпатия оказывается «обоюдоострым мечом», так как может заслонить от консультанта некоторые важные нюансы, которые надо видеть, чтобы помочь этой клиентке. Это особенно верно потому что сторона, осуществляющая насилие, здесь не присутствует. Помочь такой клиентке — значит помочь ей понять свою роль в проблемной ситуации, помочь ей установить направленные на преодоление проблемы цели и выбрать доступные ей средства достижения их. Симпатия несомненно неискоренима в человеческих взаимоотношениях, но ее «терапевтическая польза» — если это не звучит негуманно — ограничена. Она не может занять место эмпатии.

Развитие продуктивного самосознавания в терапевтическом процессе

Чтобы быть эффективным консультантом, нужно слушать не только клиента, но и самого себя, когда вы рядом с клиентом. Это помогает понять, что происходит в то время, когда вы находитесь с клиентом. Это позитивная форма самоосознавания. Например, несколько лет назад мой приятель, который периодически лечился в психиатрической больнице на протяжении нескольких лет, и которого я не видел около полугода, однажды вечером неожиданно без предупреждения появился у меня. Он был в сильном возбуждении. Из него фонтаном исходили идеи, среди которых были как крайне странные, так и совершенно великолепные. Я искренне старался быть с ним, применяя все свои знания и умения. Я стал непосредственно следовать описанным выше «правилам», но обнаружил себя на дальнем крае кушетки, на которой мы с ним сидели, и заметил, что ноги и руки мои скрещены. Думаю, я пытался защитить себя от такого напора идей. Я разъединил руки и ноги, чтобы через 10 минут обнаружить, что они снова оказались перекрещенными. Быть с ним было тяжелой работой. Ретроспективно я осознал, что был озабочен моей собственной безопасностью. Роджерс (1980) так это описал:

«В некотором смысле эмпатическое слушание и соприсутствие означает, что вы оставляете в стороне ваше собственное Я. Это может сделать только тот человек, которому достаточно безопасно с самим собой и который знает, что не потеряется в странном или причудливом мире другого человека и сможет вернуться в свой мир, когда этого захочет».

Такая способность сконцентрироваться почти исключительно на клиенте, то «забывая» про себя, то возвращаясь к продуктивному самоосознаванию, приходит с опытом и зрелостью.

Опытный консультант спрашивает себя время от времени на протяжении сессии, нет ли чего-то, нарушающего его способность соприсутствовать с клиентом и слушать его. Он прислушивается к собственному вербальному и невербальному поведению, ища намеки на предубеждения, озабоченность самим собой или отвлечение внимания. Как только он отвлекается, он сразу принимает меры к тому, чтобы быть с клиентом и слушать более внимательно.

Трейси новый консультант в колледже. Он белый из среднего класса. Во время первой консультации черного студента он заметил, что дезориентирован. После первой сессии у него была беседа с Артом — черным консультантом, который помог ему осознать, что помешало ему. . Обнаружилось, что Трейси боялся. Он боялся, что его происхождение помешает ему хорошо сделать свою работу. Он испугался также и того, что черный студент не захочет консультироваться у белого. Как только он проработал свои страхи, он смог гораздо лучше чувствовать себя, что позволило ему соприсутствовать и слушать черных студентов.

Опытные консультанты подвергают мониторингу качество своего присутствия и слушания. Они также понимают, что ни один человек не в состоянии слушать другого совершенно непредвзято и не отвлекаясь. В ниже приведённой таблице в форме оценочных вопросов суммированы главные моменты, имеющие отношение к эффективному слушанию.

Слушание — оценочные вопросы

  • Читаю ли я невербальные сообщения клиента и вижу ли я, как они модифицируют то, что он говорит вербально?
  • Не впадаю ли я в крайность чрезмерной интерпретации невербального поведения (например, выражения лица или жестов) клиента?
  • Внимательно ли я слушаю то, что клиент говорит словами, различаю ли я его опыт, поведение и чувства?
  • Внимательно ли я слушаю точку зрения клиента, даже если чувствую, что нужно бросить вызов его точке зрения и изменить её?
  • Способен ли я выйти за пределы эмпатического слушания, внимательно отмечая то, как клиент преувеличивает, противоречит сам себе, неправильно интерпретирует реальность, утаивает некоторые вещи и так далее?
  • Могу ли я использовать такое транс-эмпатическое слушание без препятствий моему эмпатическому пониманию клиента и его восприятия мира?
  • Осознаю ли я мои предрассудки и то, как они влияют на мою способность слушать?
  • Прислушиваюсь ли я к тому, что происходит внутри меня самого при взаимодействии с клиентом?
  • Что мешает мне слушать лучше и что я могу сделать, чтобы устранить эти помехи?
  • Литература: 

    1. Cummings N.A. (1979). Turning bread into stones: Our modern antimiracle. // Journal of counseling psychology, 30, 361-366.

    2. Hall E.T. (1977). Beyond culture. — Garden City, N.J.: Anchor Press.

    3. Huxley A. (1963). The doors of perception. — New York: Harper & Row (Originally published by Colophon, 1954).

    4. Mayeroff М. (1971). On caring. — New York: Parennial Library (Harper & Row).

    5. Rogers C.R. (1980). A way of beeng. — Boston: Houghton Mifflin.

    6. Wills T.A. (1978). Perceptions of clients by professional helpers. // Psychological Bulletin, 85, 968-1000.

    Активное (эмпатическое) слушание: техника, приемы, правила, методы

    • Определение понятия
    • История термина
    • Основные техники
    • Методы слушания
    • Сферы использования методик
    • Приемы активного слушания

    Навыки коммуникации делают социальную жизнь человека полноценной и разнообразной. Они позволяют не только обмениваться информацией в виде сухих фактов, но и анализировать ее на подсознательном уровне, запоминать, давать личную оценку.

    Активное слушание помогает избежать конфликтов

    Люди редко могут по-настоящему услышать друг друга. Это приводит к определенным проблемам во взаимоотношениях: отсутствие понимания, частые конфликты и затаенные обиды, разрыв отношений. Умение слушать и слышать собеседника бесценно, оно позволяет обрести гармонию в личной жизни и наладить приятные и выгодные социальные связи.

    Определение понятия

    Сложный коммуникативный навык, способствующий смысловому восприятию всего, что скажет собеседник — активное слушание. Овладеть им в совершенстве может каждый человек, важно только захотеть этого. Приемы активного слушания просты, подробно описаны в психологической литературе.

    Данная методика наглядно демонстрирует, что в беседе заинтересованы все ее участники, а не только говорящий. Активное слушание позволяет легко направлять разговор в нужное русло, избегать конфликтов, оставлять после себя приятное впечатление. В процессе общения возникает доверительная атмосфера, люди начинают сопереживать собеседнику, понимая его мысли и даже чувства в конкретный момент.

    Техники активного слушания часто используются психологами во время приема клиентов. Специалист таким образом входит в положение собеседника, погружаясь в его проблему с головой. Это помогает найти верное решение и подтолкнуть клиента к нему, не давая прямого ответа.

    Такая методика активирует механизмы сопереживания в подсознании, поэтому активное слушание нередко называют эмпатическим. Оно помогает наладить отношения между:

    • начальником и подчиненным;
    • родителями и детьми;
    • учителем и учеником;
    • сверстниками.

    Отечественная и зарубежная психологии знают немало примеров, подтверждающих это. Зная, что такое активное слушание, можно достичь небывалых высот, прослыть чутким и толерантным собеседником. И к таким людям тянутся окружающие, желая им помочь во всем в качестве благодарности за проявленную чуткость.

    Приемы активного слушания

    Умение слушать

    Во время общения важно не только выразительно, грамотно говорить, но и уметь слушать собеседника. Для взаимопонимания со своим визави это имеет большое значение

    Уметь слушать – значит, воспринимать поток информации от рассказчика. Уровень культуры человека позволит вежливо выслушать собеседника, тактично воздержаться от резких высказываний, пренебрежительной мимики.

    Умение слушать зависит от типа личности, интеллекта, культуры общения, возраста, гендерной принадлежности. Учеными доказано, что женщины эмоциональны во время слушания, невнимательны, часто перебивают собеседника собственными рассказами. Мужчины же способны дослушать информацию до конца, мысленно подыскивая пути ее решения.

    Многие профессии связаны с умением слушать. Это продавцы, парикмахеры, массажисты, психологи, врачи, учителя, администраторы, консультанты. Для делового общения важна эффективность и культура слушания. Существуют специальные методики, которые способствуют восприятию информации. Прием активного слушания поможет поддержать собеседника, покажет значимость его рассказа.

    История термина

    Впервые о понятии активное слушание общественность узнала от семейного психолога Юлии Гиппенрейтер. Во время своей практики она обратила внимание на то, что многих семейных конфликтов удается избежать, если внимательно слушать друг друга, быть готовыми воспринимать значение слов в том контексте, в котором они были произнесены. Если что-то непонятно, всегда можно задать ряд уточняющих вопросов и вникнуть в ответы на них.

    Ю. Гиппенрейтер разработала основные приемы активного слушания, которые успешно используются и по сегодняшний день.

    Неправильно считать, что ими могут оперировать сугубо профессиональные психологи. Любой человек сможет овладеть техникой с первого раза.

    Запрет на чувства и чем он опасен

    При эмпатическом слушании нельзя говорить: «да ты себя накручиваешь!», «разве это проблема?», «ты разозлился на пустом месте!», «нашел на что обижаться», «не бери в голову!», «представь, как живут голодающие в Африке…».

    Мы часто говорим эти фразы, тем самым пытаясь помочь собеседнику, убедить его в том, что на самом деле все не так плохо. Мы хотим как лучше. Но на самом деле, подобными фразами мы обесцениваем чувства собеседника. Как он слышит такие фразы? «Ты не прав», «ты слишком ранимый», «слишком зациклен на себе», «ты слишком бурно реагируешь», «ты не умеешь держать себя в руках».


    Как слушать человека так чтобы услышать? Эмпатическое слушание.

    Фразами типа: «будь позитивнее!», «улыбнись!» «разве это повод для плохого настроения?», мы не только неосознанно обесцениваем переживания человека. Мы еще отрицаем его право чувствовать то, что он чувствует.

    Основные техники

    Техника активного слушания всегда состоит из множества приемов, позволяющих достичь нужного эффекта. Специалисты утверждают, что окончательной целью всегда должна быть неискаженная призмой восприятия информация.

    Слушатель внимательно смотрит на собеседника, чтобы услышать не только слова, но и оценить его позу, жесты, выражение лица. Такие «мелочи» могут сыграть большую роль, они подскажут, насколько искренен собеседник. Заинтересованный в беседе слушатель всегда настроен «на одну волну» с оппонентом, он внимает его словам всем телом. Со стороны это выглядит так:

    • глаза устремлены на говорящего или сфокусированы на предмете, расположенном рядом с ним;
    • корпус тела слегка подается вперед;
    • лицо повернуто в сторону собеседника;
    • во всем теле ощущается легкое напряжение, заметно, что слушатель не «витает в облаках», а внимательно слушает.

    Любая техника внимательного активного слушания основывается на невербальном восприятии мозгом, заинтересованности в беседе. Если говорить проще, в определенные отделы головного мозга поступают сигналы о том, что мышцы напряжены, корпус повернут к собеседнику, сознание не загружено другими мыслями. Мы готовы вникать в суть сказанного по максимуму.

    Среди приемов и техник активного слушания выделяют три главных:

    • эхо;
    • интерпретация;
    • перефразирование.

    Эхо — наиболее распространенный и любимый психологами трюк, позволяющий раскрепостить собеседника и самому настроиться на восприятие того, о чем он говорит. На практике это выглядит следующим образом: с определенной периодичностью последние слова некоторых фраз слушающий повторяет за говорящим, словно эхо. Делается это мягко, не слишком громко и с вопросительной интонацией. Данные правила активного слушания необходимо соблюдать в точности, они несложны и понятны. Ими пользовались наши предки, и у них было гораздо меньше конфликтов между близкими людьми, коллегами. Интерпретация позволяет повысить значимость беседы для обоих собеседников, помогает им полностью понять друг друга, увеличить уровень доверия между ними. После того как говорящий закончил, можно пересказать его изречение своими словами, а затем предположить, насколько правильно собеседник понял смысл.

    Перефразирование — повторение фразы, сказанной собеседником, только другими словами. Это своеобразное уточнение. Слушатель для себя решает, правильно ли он понял то, что ему только что сказали.

    Для говорящего в этой технике активного слушания также есть немало полезного, он осознает важность того, что произносит, чувствует уважение к своей персоне. Это позволяет быть ему более искренним в своих словах.

    Активное слушание условно делят на два вида:

    • женское — является эмпатическим благодаря способности слабого пола сопереживать собеседнику, быть более открытой в общении; для дам характерно использование техники перефразирования, акцент делается на проговаривании эмоций и ощущений;
    • мужское — предусматривает рациональную рефлексию, очень популярно в процессе деловых переговоров; мужчины скупы на эмоции, поэтому используют технику интерпретации с множеством уточняющих вопросов.

    Эмпатическое слушание также не чуждо некоторым мужчинам, обладающим мягким характером и чувственным восприятием окружающего мира. Оно приносит хорошие результаты в зависимости от ситуации, а также от индивидуальных особенностей собеседника. Активное слушание — это прямой путь к вершине самопознания, шанс открытия в себе лучших качеств, о которых некоторые даже не подозревают.

    Примеры приемов активного слушания

    Методы слушания

    Методы активного слушания неразрывно связаны с нашей эмоциональной сферой. Чтобы лучше понять собеседника, настроиться на его эмоциональный фон, используется несколько методов. Главным критерием является эмпатия, которая может проявляться в трех основных формах:

    • симпатия — изначально теплое отношение к окружающим, способность не видеть или не замечать намеренно их ярко выраженных недостатков;
    • сопереживание — способность переживать эмоции собеседника в режиме «здесь и сейчас»;
    • сочувствие — острое желание помочь собеседнику решить его психологические проблемы.

    Эмпатическое слушание подразумевает проявление одной или нескольких форм одновременно. То, насколько человек способен проникаться проблемами других, зависит от особенностей его нервной системы. Но не всегда это качество является врожденным, постоянная работа над собой приводит к развитию и закреплению эмпатических навыков. Во время беседы человек не только слушает то, что ему говорят другие, но и проявляет разного рода активность в процессе. Он постоянно задает наводящие вопросы, позой и жестами стремится доказать, что весь есть внимание. Желательно в этот момент полностью отгородиться от окружающего мира, не идти на поводу посторонних мыслей, стараться отогнать предвзятое отношение к другим, если таковое возникло.

    В психологии выделяют такие методы активного слушания:

    • перефразирование — все значимые моменты передаются собеседнику в форме обратной связи;
    • резюмирование — в конце беседы нужно коротко подытожить сказанное, если информация понята неверно, говорящий обязательно об этом скажет;
    • уточнение — несколько раз во время беседы нужно мягко и негромко уточнить, правильно ли понят собеседник;
    • логическое следствие — попытка определить, насколько все высказывания связаны между собой звеньями логической цепи;
    • эмоциональный повтор — повторение высказанной мысли с той же интонацией и теми же словами (возможно использование диалекта или сленга), это сильный прием активного слушания, несущий в себе позитивный заряд;
    • вербальные знаки — слова, подталкивающие собеседника к продолжению рассказа, можно говорить «а что было дальше», «продолжайте», «я внимательно вас слушаю» и другие;
    • невербальные знаки — это жесты, позволяющие говорящему понять, что озвученный им монолог имеет практическую ценность, это может быть открытая, искренняя улыбка, кивок головой, касание руками.

    Эти способы можно использовать по одному или комбинировать друг с другом на свое усмотрение. Главное, не переборщить, не стать слишком навязчивым собеседником, который сбивает говорящего с мысли. Интуиция сама подскажет, как действовать в ситуации. Нелишним будет обращать внимание на реакцию человека, жесты или слова.

    Сферы использования методик

    Методы активного (эмпатического) слушания помогают сориентироваться в незнакомом коллективе и влиться в него быстро и безболезненно. Окружающие любят, когда к их речи прислушиваются и не перебивают по пустякам.

    Активное слушание очень востребовано в сферах, где люди постоянно взаимодействуют друг с другом на вербальном уровне. Это профессии социальной направленности — менеджеры, психологи, консультанты по продажам, работники ниши социального обеспечения населения. Иногда затянувшаяся пауза в разговоре может послужить сигналом, что с человеком творится неладное или его эмоциональный накал находится на грани. Тогда ему необходимо прийти на помощь.

    Активное слушание является главным инструментом при работе с детьми младшего и старшего школьного возраста. Они, как никто другой, чувствуют фальшь. Настроить ребят на сотрудничество поможет только искренность. Эмоциональные повторы, правильные невербальные знаки, разного рода уточнения позволяют ребенку расслабиться и почувствовать себя важным и значимым.

    Активное слушание используется в сфере бизнеса. Деловые партнеры могут общаться друг с другом с помощью разных стилей, но каждый требует к себе уважения и признания своих достоинств.

    Эффективное решение любой проблемы всегда зависит от двух собеседников, один из которых говорит, а второй вникает в суть его слов.

    Активное или эмпатийное слушание — это очень действенный инструмент, которым просто нужно научиться умело пользоваться.

    Активное слушание часто применяется в бизнес-сфере

    Приемы активного слушания

    Техники активного слушания многокомпонентны. Начинать нужно с более простых психологических операций. Это правило действует всегда, как бы мы ни хотели.

    Приемы активного слушания очень просты и понятны даже новичку, который не вникал в суть психологии. Среди них выделяют следующие способы.

    • Уточнение — короткий и емкий вопрос, содержащий перефразирование или интерпретационную фразу. Оно позволяет понять, правильно ли воспринимается смысл слов. Неправильные выводы неминуемо приведут к конфликтной ситуации или недомолвкам. Такой прием активного (эмпатичного) слушания чаще всего используют мужчины с их тягой ко всему конкретному и рациональному.
    • Пауза в мыслях — в момент, когда слушается монолог рассказчика, нужно отвлечься от всего и оставить голову «чистой» для восприятия информации. Это основной прием слушания, он позволяет сосредоточиться и услышать то, что сказано «между строк», т. е. не произнесено вслух.
    • Сообщение о восприятии — иногда бывает полезно высказать свои мысли о собеседнике в его присутствии. Не стоит делать это за его спиной: если информация дойдет до нужного адресата, конфликт неминуем. Всегда лучше говорить искренне, открыто и в глаза, даже если эти слова содержат критику.
    • Развитие мысли — можно самостоятельно продолжить тему беседы. Делать это лучше в тот момент, когда собеседник ненадолго умолк. Такой прием активного (эмпатичного) слушания повысит уровень доверия к персоне не только со стороны говорящего, но и всех остальных участников беседы.

    Перечисленные выше приемы активного слушания могут использоваться в любой момент разговора, по одному или все вместе. Главное, чтобы все выглядело натурально и как бы непроизвольно.

    Эмпатическое (активное) слушание — это тайное оружие в руках каждого, кто стремится быстро наладить социальные контакты и быть признанным. Выполнение нехитрых правил, методов и приемов активного слушания раскрепощает всех участников беседы, помогает выстроить доверительные отношения и выйти из любого, даже самого острого конфликта с малыми потерями.

    Уточнение

    Обычный разговор предполагает множество недомолвок, недоговоренностей и недосказанностей. Они додумываются той и другой стороной в произвольном порядке, но при активном восприятии подобного допускать нельзя. Ведь основная цель заключается в извлечении правдивой и максимально полной информации по теме беседы, а также налаживании контакта с партнером.

    Поэтому уточнение выполняет сразу две функции:

    • разъясняет сказанное путем направленного диалога;
    • позволяет мягко обходить самые острые и болезненные вопросы.

    Это сохраняет взаимопонимание и доверие между собеседниками.

    Техника и прием активного слушания в психологии

    В психологии общения человеку важно осознание собственной значимости — когда им интересуются, внимательно слушают, желают понять. Взаимодействие людей в социуме строится на вежливости и основах этикета.

    Одним из новых направлений в навыках коммуникации является технология активного слушания. Ее суть заключается в доброжелательном отношении к собеседнику, желании понять его. Заинтересованность — основной прием активного слушания. Знание технологии поможет завоевать доверие собеседника, получить от него развернутую информацию.

    В общении с детьми позволит лучше понять страхи и переживания ребенка. Он научится самостоятельно преодолевать свои проблемы. Родители и дети станут внимательнее, терпимее друг к другу. Так появятся гармоничные отношения в семье.

    Умение слушать

    Во время общения важно не только выразительно, грамотно говорить, но и уметь слушать собеседника. Для взаимопонимания со своим визави это имеет большое значение. Уметь слушать — значит, воспринимать поток информации от рассказчика. Уровень культуры человека позволит вежливо выслушать собеседника, тактично воздержаться от резких высказываний, пренебрежительной мимики.

    Умение слушать зависит от типа личности, интеллекта, возраста, гендерной принадлежности. Учеными доказано, что женщины эмоциональны во время слушания, невнимательны, часто перебивают собеседника собственными рассказами. Мужчины же способны дослушать информацию до конца, мысленно подыскивая пути ее решения.

    Многие профессии связаны с умением слушать. Это продавцы, парикмахеры, массажисты, психологи, врачи, учителя, администраторы, консультанты. Для важна эффективность и культура слушания. Существуют специальные методики, которые способствуют восприятию информации. Прием активного слушанияпоможет поддержать собеседника, покажет значимость его рассказа.

    Виды слушания

    Психологи и исследователи общения выделяют 4 вида слушания.

    Эмпатическое слушание . Это умение считывать чувства, эмоции говорящего. Умение представить себя на месте собеседника, сопереживать ему. Эмпатическое слушание эффективно, если визави или его информация вызывают положительные эмоции.

    Критическое слушание . Это целенаправленный анализ полученной информации. Ее критическое восприятие, понимание. Такое слушание эффективно для принятия ответственных решений. Оно позволяет взвесить все за и против, согласиться или не согласиться с собеседником.

    Пассивное (нерефлексивное) слушание . Такой вид используется, когда собеседнику необходимо выговориться. Оно подразумевает минимальное вмешательство в монолог визави.

    Активное (рефлексивное) слушание. Это максимальное установление обратной связи с собеседником. Активное слушание помогает расположить к себе собеседника. Позволяет влиять на его точку зрения. Прием активного слушаниясвидетельствует об элементарной вежливости, внимании к словам собеседника.

    Что такое активное слушание?

    Активное слушание — смысловое восприятие информации. Это коммуникативное умение позволяет сконцентрироваться на беседе, уточнять детали, переспрашивать. С помощью этой технологии собеседник чувствует необходимость в своей информации, интерес к ней окружающих.

    Умение вести беседу, воспринимать и понимать слова говорящего возможно только при доброжелательном настрое. Активное слушание, техника и приемыего способствуют развитию доверительных отношений между собеседниками. Это профессиональный навык и целое искусство, на овладение которым могут уйти годы.

    Неспособность наладить диалог, отчужденность людей делают технологию активного слушания востребованной. Этот процесс состоит из нескольких этапов.

    Основные этапы активного слушания

    1. Искренний интерес к человеку, желание ему помочь.
    2. Внимание к собеседника.
    3. Умение временно отбросить критическое суждение, постараться встать на место говорящего.
    4. Создать благоприятную обстановку для собеседника, стимулируя его на самостоятельный поиск решения ситуации.

    Помехи для активного слушания

    Во время слушания человек сталкивается с определенными сложностями, которые мешают восприятию информации.

    Внутренние помехи — это собственные мысли, переживания. Они мешают восприятию, заставляя концентрироваться на одной мысли или целом комплексе размышлений. Мечтательное или сонливое состояние также препятствует активному слушанию.

    Внешние помехи — раздражители, которые заставляют отвлекаться от беседы. Это может быть неумение собеседника доносить информацию (несвязность и невнятность речи, ее темп и громкость), посторонние люди или отвлекающие шумы (телефон, ремонтные работы, звуки транспорта).

    Активное слушание. Его виды и приемы

    Техника активного слушания условно разделяется на 2 вида: мужской и женский.

    Мужской вид активного слушания больше относится к навыкам делового общения. Здесь важна правильная подача информации, ее понимание и анализ. Поэтому в активном слушании мужского вида чаще всего звучат уточняющие вопросы: «где», «сколько», «когда», «для чего», «каким образом».

    Женский вид активного слушания ориентирован на чувства и эмоции. Здесь не столько важна точность информации, сколько отношение к ней или собеседнику. Это позволяет встать на место визави, почувствовать его настроение, переживания.

    Во время общения следует обратить внимание на слова собеседника, постараться понять его. Это позволит правильно подобрать соответствующие приемы активного слушания.К ним относятся

    поощрение, повторение, отражение, обобщение . Они помогут лучше понять рассказчика, будут способствовать симпатии между собеседниками.

    Приемы активного слушания

    Основные приемы активного слушания заключаются в желании уловить суть речи собеседника, по возможности помочь ему. Овладение этими методами достигается при условии постоянной тренировки. Кприемам активного слушания относится:

    Поощрение. Оно заключается в заинтересованности, выраженном желании выслушать собеседника. На этом этапе важна доброжелательность, отсутствие оценочных мнений;

    Повторение. Оно заключается в уточняющих вопросах, повторении фраз говорящего. Словесная концентрация на основных моментах беседы;

    Отражение. Оно заключается в понимании эмоций собеседника. На этом этапе можно копировать в умеренных дозах мимику или жесты собеседника, таким образом выражая интерес и полное взаимопонимание;

    Обобщение. Оно заключается в подведении итогов речи собеседника. Это концентрация на главной мысли всего сказанного и подбор компромисса.

    Примеры активного слушания

    При регулярном использовании легко запомнить основные приемы активного слушания. Примерыдля тренинга заключаются в поощрительных и уточняющих вопросах, сочувствующем поддакивании и кивании головой.

    Поощрение собеседника позволяет настроиться на беседу. Здесь могут быть использованы невербальные методы (улыбка, кивание, доброжелательный взгляд). В дополнение к ним — вербальные. Это слова «угу», «продолжайте, пожалуйста», «я вас внимательно слушаю», «как интересно».

    Повторение лучше формулировать в Тогда собеседнику будет проще указать на ошибку и озвучить свой вариант фразы. Это вопросы «я вас правильно понимаю?», «вы это хотели сказать?», «другими словами…».

    Отражение — это умение понять то, что сложно передать словами. Подтекст можно прочитать в мимике, модуляции голоса, повышенной или пониженной интонации. Это слова «вы встревожены», «вы чувствуете, что…», «вам кажется, что…».

    Обобщение или разрешение проблемы во время беседы проскальзывает несколько раз. Опытный собеседник обязательно подведет итог, тем самым давая понять, что внимательно слушал рассказчика и понял его основную идею. Это слова «кажется, я понимаю, что вы хотели сказать…», «похоже, что самое главное здесь…», «если я правильно понимаю, вы испытывали…», «в общем вы решили, что…».

    Вопросы для активного слушания

    Во время беседы не стоит отвлекаться, а надо постараться вникнуть в суть речи собеседника. Выяснить, что он хочет сказать и для чего. Необходимо своевременно задавать уточняющие вопросы. Они помогут быстрее понять собеседника.

    Открытые вопросы требуют развернутого ответа. Чем больше их будет, тем объемнее станет полученная информация. Это вопросы «как», «каким образом», «сколько», «почему», «зачем».

    Закрытые вопросы требуют короткого однозначного ответа «да» или «нет». Не следует злоупотреблять ими — они создают атмосферу допроса. Их лучше использовать в конце беседы, чтоб выяснить состояние собеседника. Удалось ли договориться с ним, прийти к одному решению.

    Альтернативные вопросы состоят из двух частей. Первая часть — открытый вопрос. Вторая часть — два и более варианта ответа. Собеседнику предоставляется возможность выбрать нужный вариант.

    Ошибки в применении технологии

    Приемы активного слушания в психологииспособствуют полноценному выстраиванию отношений в социуме. Поэтому следует избегать явных ошибок при общении.

    • Отвлечение от разговора, реакция на внешние раздражители, собственные мысли.
    • Придумывание ответов или аргументов способствует потере сути беседы.
    • Наставления, критика и морализация («я же говорил…») только подтолкнут собеседника прекратить разговор.
    • «Попугайские» фразы или копирование слов говорящего создают иллюзию понимания. Проницательный человек догадается, что его не слушают.
    • Нельзя перебивать, заканчивать фразу за собеседника. Лучше дать ему самостоятельно оформить мысль.
    • Сводить разговор к бессмысленной полемике.
    • Концентрировать внимание на себе, переводя все слова собеседника на свои ситуации («а у меня было так…»).

    Активное слушание в общении с ребенком

    В детском возрасте важно знать, что родители понимают переживания ребенка. Ему иногда бывает сложно выразить словами все то, что он чувствует. Внимательные родители должны помочь ребенку грамотно объяснить свое состояние, внятно рассказать о произошедшем событии.

    Приемы активного слушания детей — это помощь в озвучивании чувств и эмоций. Родителям не только следует понимать ребенка, но и научиться сопереживать ему, поддерживать его. Это сблизит и укрепит отношения в семье. Научит ребенка не бояться негативных чувств, справляться с ними. Приведет к взаимному активному слушанию: родители — ребенка, ребенок — родителей.

    Отцу и матери следует узнать виды слушания. Приемы активного слушания детейзаключаются в их демонстрации. Необходимо показать малышу, что его хотят выслушать и помочь.

    1. В беседе с ребенком следует находиться на одном с ним уровне, глаза в глаза. Отложить все дела, не разговаривать с ним из разных комнат. Показать важность диалога доброжелательным взглядом.
    2. Постараться объединить смысл слов ребенка с его чувствами. Это поможет разобраться в ситуации. Предпочесть утвердительную форму (не вопрос) в описании внутреннего состояния ребенка. «Ты расстроился, потому что…», «ты злишься, потому что…».
    3. Делать паузы, чтобы ребенок мог собраться с мыслями и продолжить диалог.
    4. Повторять своими словами основную мысль ребенка. Так ему станет ясно, что родители его услышали и поняли.
    5. Не оставлять ребенка один на один с его страхами, проблемами, переживаниями.

    Бывает и так, что от собеседника следует как можно быстрее избавиться. Причины могут быть разные: от нежелания общаться с конкретным человеком до нежелания выслушивать длинные монологи. На основе приемов активного слушания можно создать альтернативную технологию. С ее помощью собеседник почувствует нежелание общаться с ним. Какие понятия не относятся к приемам активного слушания?

    • Молчание, отсутствие эмоциональной реакции на слова, игнорирование собеседника.
    • Постоянные ответы вопросом на вопрос.
    • Пренебрежительная поза, мимика.
    • Перебивание собеседника, переход на свои личные темы.
    • Во время беседы отвлекаться на телефонные звонки, заниматься другими делами.
    • Резко критиковать собеседника, сразу же указывая на его ошибки и просчеты.

    Такую альтернативную методику не стоит использовать постоянно. Людям необходимо общение и сочувствие. Только в редких исключениях следует вспоминать о том, какие понятия не относятся к приемам активного слушания. Лучше всего вежливо объяснить, что визави выбрал неподходящее время для беседы. Постараться избежать назойливых собеседников, отдавая предпочтение позитивным людям.

    Основные приемы активного слушанияспособствуют благожелательному С их помощью собеседник почувствует внимание к его словам, переживаниям. Знание приемов и умение пользоваться ими создаст у визави чувство собственной значимости, что поможет быстрее прийти к консенсусу.

    • Не следует перебивать, прерывать человека. Такой прием активного слушания позволит довести основную мысль до конца.
    • После вопроса обязательно дождаться ответа собеседника, не отвечать за него.
    • Поддерживать визуальный контакт, повернуться к говорящему лицом.
    • Установить обратную связь, задавать вопросы, кивать.
    • Не следует сразу опровергать услышанную информацию. Сначала вникнуть в суть беседы, разобраться в мотивах собеседника.
    • Не поддаваться на агрессию говорящего. Терпением и спокойствием постараться нивелировать ее.

    Эмпатия. Основные составляющие активного эмпатического слушания как базовой техники эффективного психолого-педагогического общения

    Эмпатия (от греч. empatheia — сопереживание) — постижение эмоционального состояния, проникновение-вчувствование в переживания другого человека.

    Термин «эмпатия» введен Э. Титченером, обобщившим развивавшиеся в философской традиции идеи о симпатии с теориями вчувствования Э. Клиффорда и Т. Липпса. Различают эмоциональную эмпатию, основанную на механизмах проекции и подражания моторным и аффективным реакциям другого человека; когнитивную эмпатию, базирующуюся на интеллектуальных процессах (сравнение, аналогия и т. п.), и предикативную эмпатию, проявляющуюся как способность человека предсказывать аффективные реакции (см. Аффект) другого в конкретных ситуациях. В качестве особых форм эмпатии выделяют сопереживание — переживание субъектом тех же эмоциональных состояний, которые испытывает другой человек, через отождествление с ним, и сочувствие — переживание собственных эмоциональных состояний по поводу чувств другого.

    Важной характеристикой процессов эмпатии, отличающей ее от других видов понимания (идентификации, принятия ролей, децентрации и др.), является слабое развитие рефлексивной стороны (см. Рефлексия), замкнутость в рамках непосредственного эмоционального опыта.

    Установлено, что эмпатическая способность индивидов возрастает, как правило, с ростом жизненного опыта; эмпатия легче реализуется в случае сходства поведенческих и эмоциональных реакций субъектов.

    Более подробно о возникновении понятия и то, какой смысл в него вкладывают — написано в

    Проникновенное сопереживание. Очень важно:

    При этом очень важно подчеркнуть существенную особенность эмпатии (отмеченную, кстати, еще Фрейдом). Обладать эмпатией означает воспринимать субъективный мир другого человека так, как если бы сам воспринимающий был этим другим человеком. Это значит — ощущать боль или удовольствие другого так, как чувствует это он сам, и относиться, как он, к причинам, их породившим, но при этом ни на минуту не забывать о том, что «как если бы».

    Если последнее условие утрачивается, то данное состояние становится состоянием идентификации — весьма, кстати, небезопасным. Показателен в этом отношении опыт самого Роджерса, который в начале 50-х настолько «вчувствовался» во внутренний мир одной своей клиентки, страдавшей тяжелым расстройством, что вынужден был сам прибегнуть к помощи психотерапевта. Лишь трехмесячный отпуск и курс психотерапии у одного из коллег позволили ему оправиться и осознать необходимость соблюдения известных пределов сопереживания.

    Этот момент представляется особенно важным в связи с той абсолютизацией роли эмпатии, которая явно имеет место в последнее время.

    Чтобы иметь возможным «поставить себя на место другого» нужно неплохо представлять себе этого другого, иметь его модель у себя в голове. Только так можно не впадать в иллюзию, перенося собственные стереотипные представления на другого.

    В Сопереживание, эмпатия: Если сопереживание — достаточно знакомое для современного читателя слово, то термин эмпатия — способность увидеть мир глазами другого — только начинает появляться на страницах трудов по философии и психологии. В своей статье «Эмпатия, гуманность и благополучие животных» Д-р Майкл У. Фокс дает анализ таких понятий, как сочувствие, сопереживание и эмпатия. Сопереживание и эмпатия — различные явления. Сопереживание с кем-то его эмоций, особенно горя, страданий, включает сострадание, жалость. Эмпатия — это слово, которое произошло от греческого термина, означающего нежность, и более позднего немецкого слова, означающего чувства к чему-то. Эмпатия подразумевает способность понимания и мысленного проникновения в другое существо. Сочувствие к животному как чисто субъективное чувство, не подкрепленное объективным пониманием поведения животного и его потребностей, может привести к ошибочным заключениям о том, что ощущает животное. Эмпатия же включает и понимание природы животного, и сочувствие к нему. Отсутствие эмпатии дегуманизирует человека, превращая мир в отдельные предметы, не имеющие с нами никакой связи. Когда мы понимаем рассудочную и эмоциональную стороны поведения живых существ и испытываем эмоциональное чувство к ним, становится возможной зрелая, рациональная и исполненная ответственности эмпатическая любовь к другим существам, понимание их.  Итак, понимание другого невозможно без определенного знания его повадок. Это понимание выражается в эмпатии и если такое понимание достаточно полно (на уровне совместимости с его ценностями), то становится верной пословица «понять — значит простить», т.е. оправдать, принять таким каков есть. Наблюдая другого, мы строим модель его поведения в себе, которую и можем затем примерять так же как и примеряем модели самого себя к разным ситуациям, делая предположения и прогнозы.

    Воздержимся от попытки дать строгое определение эмпатии, что предполагает полное понимание ее сущности, хотя такого определения все еще нет именно по причине не полного понимания. Возможно, такое определение и не окажется нужным:) Так бывает, когда ранее внешне выделяемые явления психики оказывается лишь частными проявлениями более общих механизмов. Это справедливо в отношении «неврозов» не желающих вписываться ни в какие постоянно меняющиеся психиатрические классификации (и которые являются зависимыми состояниями ), так бывало с попытками определить «интеллект», который оказывается проявлением жизненного опыта (см. Интеллект), так обстоит дело с «эмоциями», с «бессознательным» и многими другими психологическими терминами, описывающими видимые проявления психических механизмов. В отличие от телепатии эмпатия — реально регистрируемое явление психики. Как и многие другие психические явления, выделенные психологами в некоторые самостоятельные сущности, она, на самом деле является неотъемлемым свойством организации адаптивной памяти мозга (т.е. памяти, которая постоянно приспосабливается к тому, чтобы быть в соответствии с воспринимаемыми свойствами окружающей реальности) и вскоре станет понятно почему.

    И, судя по общепринятому определению, эмпатия — это не совсем то, что привыкли так называть в обыденном употреблении, упрощая ее до некоего эмоционального варианта телепатии, и тем самым придавая ей несуществующее свойство приема-передачи эмоционального настроя на расстоянии. На самом деле все явления эмпатии предполагают непосредственную передачу некоей предварительной информации, часто неосознаваемых признаков, на основе которых возникает возможность сопереживания. Услышав вдруг по телефону знакомое изменение тембра голоса, предвещающее волнение, мы живо воображаем себе это волнение. Но даже просто подумав о том, что в данный момент знакомый человек сталкивается с чем-то для него небезразличным, возникает сопереживание его ощущений, когда мы ставим себя на его место. Но на самом деле может оказаться, что мы не точны в оценке времени и в этот момент этот человек вовсе еще не ощущает то, что мы знаем по опыту — несомненно ощутил бы в критический момент.

    Про незнакомого человека мы не можем сказать то же самое. Мы можем только предполагать что-то, обобщая реакции тех, кто нам знаком и распространяя это предположение на незнакомого. Хотя личная уверенность в правильности предположения может оказаться какой угодно большой. Вообще личная уверенность в чем бы то ни было — вещь настолько прихотливая, что оказывается подчас сильнее здравого смысла 🙂

    У маленького ребенка нет опыта наблюдения многих реакций, и он не способен на сопереживание даже основанное на предположении. Он плохо еще знает, что такое боль, причиняемая другим, и может мучить кошку или сверстника, совершенно не сопереживая причиняемым страданиям. Нетрудно представить, что чем лучше мы знаем другого (даже не обязательно человека), тем лучше можем и представить его состояние в зависимости от того, с чем он сталкивается или непосредственно откликаться на признаки этого состояния, которые этот другой передает множеством неуловимых деталей своей внешности и реакций. Мы уже научились связывать общую картину, составленную этими неуловимыми и неосознаваемыми деталями с тем, какое эмоциональное состояние другой испытывает. И чем лучше мы это знаем, тем увереннее распознаем в каждом случае. И это касается не только эмоциональных, но и любых других проявлений психики другого, даже его мыслей, оформленных словесно и когда-то раньше высказывавшихся явно.

    Внимание!

    Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

    Расчет стоимостиГарантииОтзывы

    В Роль эмпатии в воспитании и развитии личности ребенка в семье:

    В основе развития эмпатии, усвоения нравственных норм лежит формирующаяся направленность ребенка на окружающих, обусловленная особенностями общения детей со взрослыми и, прежде всего, с родителями.

    В области возрастной психологии А. Бек и В. Штерн положили начало изучению эмпатии и ее проявлений у детей. Проблема эмпатии рассматривается в связи с формированием личности ребенка, развитием форм поведения, социальной адаптацией.

    В дальнейшем А. Валлона (1967) привлекает эта проблема в аспекте развития эмоциональной сферы ребенка, и он намечает эволюцию эмоциональной отзывчивости ребенка на чувства взрослых и детей. Валлон отмечает, что ребенок на первых этапах жизни связан с миром через аффективную сферу, и его эмоциональные контакты устанавливаются по типу эмоционального заражения.

    По А. Валлону, на втором году жизни ребенок вступает в «ситуацию симпатии». На этой стадии ребенок как бы слит с конкретной ситуацией общения и с партнером, чьи переживания он разделяет. «Ситуация симпатии» подготавливает его к «ситуации альтруизма». На стадии альтруизма (4-5 лет) ребенок научается соотносить себя и другого, осознавать переживания других людей, предвидеть последствия своего поведения.

    Так по мере психического развития ребенок переходит от низших форм эмоционального реагирования к высшим нравственным формам отзывчивости.

    Сочувствие у детей, особенно у подростков, сопровождается актом альтруизма. Тот, кто наиболее чуток к эмоциональному состоянию другого, охотно помогает и наименее склонен к агрессии. Сочувствие и альтруистическое поведение свойственны детям, родители которых разъяснили им нравственные нормы, а не прививали их строгими мерами.

    Развитие эмпатии — это процесс формирования непроизвольно действующих нравственных мотивов, мотиваций в пользу другого. С помощью эмпатии происходит приобщение ребенка к миру переживаний других людей, формируется представление о ценности другого, развивается и закрепляется потребность в благополучии других людей. По мере психического развития ребенка и структурирования его личности эмпатия становится источником нравственного развития.

    Нарушение эмоционального контакта с родителями, отсутствие эмоционального принятия и эмпатического понимания тяжело травмирует психику ребенка, оказывает отрицательное влияние на развитие детей, формирование личности ребенка…. Эмпатия возникает и формируется во взаимодействии, в общении.

    В Особенности эмпатии у старшеклассников: в исследованиях, проводимых в подростковой среде, начинают впервые обнаруживаться половые различия в отношениях к различным объектам эмпатии. Девочки-подростки в целом проявляют большую степень сочувствия к животным, чем мальчики. Этот факт можно считать результатом более раннего усвоения девочками нравственных норм, а также большей ориентацией девочек на общение, их стремлением иметь признание в межличностных отношениях, в то время как мальчики более ориентированы на предметные достижения. Способность к эмпатии является основой для дружеских отношений, которые занимают огромное место в межличностном общении подростка. Эмпатия, в свою очередь, основывается, как пишет Г. Крайг, на социальном выводе, «потому что если вы не знаете того, что чувствует другой человек, вы не сможете ему сочувствовать» . Эмпатия как психическое личностное образование, достигнув своей выраженности в период пубертата, является в дальнейшем стимулятором просоциального поведения и альтруизма. В ряде зарубежных исследований, касающихся подросткового и юношеского возрастов, описан эффект переноса эмпатийных переживаний отрочества на юность и зрелый возраст с сохранением эмоционального знака. «Если будучи ребенком и подростком человек имел с родителями эмпатийное взаимопонимание, то в период взрослости эмпатийное реагирование на окружение не вызывает отрицательных переживаний, и наоборот: кое-кто в течение всей жизни переносит на других людей ненависть к своим родителям» . Эффект переноса эмпатийных переживаний выражается также в том, что, однажды проявившись в отношении к какому-либо объекту, эмпатия может распространяться на другие объекты, к которым личность до этого была настроена индифферентно. Обнаружена значительная корреляция показателей эмпатии к героям художественных произведений…  Эмпатия может проявляться по отношению не только к реально существующим, но и вымышленным персонажам, что несомненно исключает непосредственность передачи «эмпатийного сигнала», а говорит о способности сознательно или неосознанно ставить себя на место того, о ком имеется определенное представление. Читая о переживаниях персонажа, мы настолько способны сопереживать ему, насколько хорошо уже понимаем его или нам кажется, что понимаем: что он подходит под некий известный стереотип. По отдельным признакам в ходе повествования мы судим о переживаниях, согласно нашей модели. И это может значительно, до противоположности, расходиться с оценкой тоже же самого других людей, что дополнительно свидетельствует: нет некоего внешнего источника такой информации. Способность распознавать по совокупности признаков психическое состояние чрезвычайно ценится в психологической и психиатрической практике и нарабатывается личным опытом общения с пациентами. О такого рода профессиональной эмпатии немало пишут в профессиональных статьях.

    Так, в статье Природа эмпатии и ее роль в психотерапии: В клиент-центрированной терапии Карла Роджерса и психоаналитической Я-психологии Хайнца Кохута эмпатии принадлежит ключевая роль. Роджерс считал эмпатию основополагающей установкой терапевта в терапевтических отношениях и ключевым условием изменения личности клиента1). Кохут отстаивал позицию, что основным инструментом в психоаналитическом исследовании является именно эмпатия аналитика. Кроме того, Кохут поместил эмпатическую откликаемость окружения ребёнка в центр своей теории нарциссического развития Я. Благодаря их влиянию эмпатия была признана большинством терапевтических школ в качестве основополагающего навыка терапевта, необходимого для создания терапевтического климата. Эмпатия — это сложное явление, которое с трудом поддается определению. В связи с этим имеет смысл начать с такого определения, которое разделяется большинством авторов. Начальной точкой, на наш взгляд, может послужить утверждение Мид (Mead, 1934) о том, что эмпатия предполагает способность занимать позицию другого. Иначе говоря, эмпатия подразумевает принятие роли другого и понимание чувств, мыслей и установок другого человека. Однако, эмпатия — это не просто отождествление с переживанием другого индивида. Рассмотрим простой пример: пациент начинает плакать. То, что терапевт непосредственно наблюдает, это слёзы и спертое дыхание, свидетельствующее о комке в горле. Терапевт сравнивает эти сигналы с собственными аналогичными переживаниями. Таким образом, терапевт приходит к гипотезе о эмоциональном состоянии пациента. Вместе с пациентом терапевт переживает некоторую боль и печаль, однако это не значит, что он находится с ним в слиянии. Терапевт лишь временно переживает эти чувства. Вместе с тем он осознаёт, что данные переживания относятся к пациенту, что позволяет ему сохранить некоторую дистанцию от них. Другими словами, терапевт не только находит в себе переживания, которые кажутся ему сходными с тем, что он наблюдает у пациента, но и делает поправку на расхождение опыта.  Для полноты картины, в понятийном плане определения явления эмпатии, стоит ознакомиться с тем, как это явление представляли и чем наделяли различные ее умозрительные исследователи. Так, в Эмпатия как предмет исследований в современной западной философии: В последние два десятилетия ХХ века феномен эмпатии, традиционно понимаемый как способность человека представлять себя другим и телесно-чувственно проживать его воспринимаемые/вспоминаемые/воображаемые формы и предполагаемые состояния, все чаще становится объектом внимания философов (Е. Я. Басин, Е.В. Борисов, А.Дж. Ветлизен, Х.Г. Кёглер, О.Ю. Кубанова, Р.А. Маккрил, Х. Питер Стивс, М. Савицки, Д.В. Смит, В.П. Филатов, Ю.М. Шилков). Согласно Гуссерлю, в эмпатии раскрывается сущность социального познания и поэтому ее можно отнести не столько к сфере онтологии Другого (там рассматриваются трансцендентальные и интертемпоральные предпосылки эмпатии), сколько к сфере гносеологии Другого (там рассматривается имманентно-трансцендентная, позиционально-квази-позициональная познавательная структура эмпатии). Эмпатия включает в себя как до-рефлексивное знание что Другой есть, так и до-рефлексивное и осознанное предполагание что именно собой представляет Другой. В феноменологии Э. Гуссерля и Э. Штайн эмпатия наделена достаточно высоким гносеологическим статусом. Современный американский философ Д. Смит еще более подчеркивает гносеологическую составляющую эмпатии, когда наряду с эмпатической идентификацией и эмпатическим восприятием при знакомстве с Другим особо выделяет «эмпатическое суждение». Такое суждение предполагает вживание не только в чувства, но и в мысли, в особенности мировосприятия Другого. Я делает умозаключение не что Другой есть, не что именно он есть, а что он переживает. «Я могу эмпатически судить, что Другой переживает, только если я обладаю способностью репродуктивно воображать, что я переживаю вместо Другого». Г.-Г. Гадамер, анализируя роль предпонимания и традиции как универсальных условий возможности интерпретации текстов, потому наделял эмпатию низким методологическим статусом герменевтики, что считал ее способностью чувственно-интуитивного слияния понимающего с понимаемым, такого психологического слияния, при котором невозможно различить заложенный в понимаемом смысл. Он полагал, что с помощью эмпатии невозможно объективно и достоверно реконструировать заложенный в тексте смысл, поскольку для того, чтобы понять текст необходимо прежде всего знать язык, на котором он изложен, языковую традицию того исторического прошлого, когда он был создан. Интуитивное понимание не дает такого знания. Только если возникает реальный или воображаемый диалог между понимающим и понимаемым на основе общей языковой традиции, можно, согласно Гадамеру, говорить об обнадеживающих перспективах интерпретации. Сопоставляя представления о психическом явлении «эмпатия», можно выделить основные ее черты: она не дается от рождения, а приобретается с опытом познания объекта эмпатии, как свойство представлять себя на месте другого, не обязательно живого (можно и вымышленного персонажа, даже сказочно-воображаемого) или ныне живущего, и даже не обязательно человека. И эта способность настолько же дает точные результаты (в случае с вымышленными персонажами — адекватность с представлениями автора), насколько хорошо знакомы свойства, реакции другого. Но все сказанное касается вовсе не только того, по отношению к чему обычно применяют слово «эмпатия». Точно так же как строятся и развиваются модели поведения живых существ, вообще все объекты воспринимаемого (объект — несуществующая в реальности абстракция, — то, что выделяется в восприятии как некая совокупность свойств, проявляемых целостно одним «объектом», представленным «неделимо»).   Прошу прошение за то, что дальнейший текст потребует немалого напряжения в его понимании для тех, кто не представляет себе в достаточной мере механизмы работы мозга. Однако, он несет самый непосредственный и строгий смысл, который становится доступен при внимательном прочтении или после ознакомления с популярным изложением представлений системной нейрофизиологии. Но смысл сказанного не теряется и независимо от понимания реализации конкретных механизмов в случае внимательного прочтения. Все то, что воспринимаемся извне и не безразлично личности (имеет не нулевое произведение новизны на значимость) запоминается как связанная между собой (общим ансамблем возбуждения) совокупность более элементарных свойств, и в последующем распознается по этим свойствам.

    Так организуется распознавание от самых элементарных зрительных образов (круги, квадраты, полосы, точки), в «зрительном анализаторе» мозга, до объектов, имеющих признаки от различных сенсорных систем (зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, обонятельные), функции распознавания которых реализованы по одному и тому же принципу: как адаптивные детекторы совокупности воспринимаемых признаков (см. Иллюстрация организации памяти мозга). В этом нет никакой принципиальной (и вообще для нашего восприятия) разницы между любыми объектами восприятия, от простых до самых сложных.  Общим для всех объектов является то, что его распознавание происходит в зависимости от более общих условий восприятия (т.е. признаки условий также дополняют совокупность всех признаков дающую уверенность распознавания), самым общим из которых является эмоциональное состояние, и более уточняющие: место действия, время действия, текущие потребности организма, присутствие других объектов, как-то связанных по возможному воздействию. В каждом из таких условий распознается объект в неразрывной связи со смыслом, значением его для нас во всех известных вариантах воздействия и результатов этого воздействия, представление о которых дает жизненный опыт прежних контактов с объектом. С каждым новым контактом все более уточняет совокупность возможных условий в которых объект проявляет новое для нас свойство, вызывая наше к этому отношение: положительное или отрицательное, что и определяет в будущем, будем ли мы избегать контакта в данных условиях или стремиться к нему.

    Топологически в нейронной сети мозга такие детекторы признаков представлены колонками нейронов — специализирующихся детекторов во всех зонах мозга, и являются наиболее общим и универсальным принципом его организации: от анализа на элементарные признаки восприятия — через синтез все более сложны сложных детекторов объектов восприятия — к конкретным программах действия — эффекторным детекторам. Это — хорошо изученная и детально описанная структурно организация нейронной сети. Описанная как морфологически, так и модельно на уровне схемотехники персептронов и их математической формализации (см. подборку фактических материалов Исследования психических явлений). Во всех случаях развития представлений об объекте мы примеряем его воздействия на нас, в зависимости от личной системы отношения — значимости, которая и подсказывает, хорошо это для нас или плохо.  Объект «Я», как выделяемая совокупность признаков самого себя среди окружающего, в этом плане ничем не отличается от моделей любых других объектов, и формируется столько различимых моделей Я, сколько значительно различимых условий присутствовало в личном жизненном опыте. Особенно это касается самых общих, эмоциональных состояний. В каждом из этих состояний объект Я может проявлять свойства, подчас, противоположные свойствам в других условиях. Так, модель поведения в состоянии наркотического транса (алкогольного опьянения или др.) это — резко отличающаяся по свойствам личность, имеющая собственные моральные и этические представления. В случаях длительного опыта наркотического транса такая личность может оказаться более детально развитой, чем все другие. Фокус внимания (точка осознания) таким образом ограничивает каналы восприятия, чтобы наиболее важная информация (важность соответствует произведению отклика детекторов нового на отклик системы значимости) оказывалась связана в общем ансамбле возбуждения с той моделью объекта Я, которая активна (представлена возбуждением в нейронной сети детекторов распознанных признаков) в данных условиях. Модель Я получает каналы восприятия, для нее приоткрываются (не полностью активированные) каналы возможных действий (которые определяются прежним опытом). Каждый из этих каналов окрашен отношением к получаемому результату (связан с активностью системы значимости), что дает возможность в момент, когда станет необходимо действовать (появился пусковой стимул в восприятии), выбрать наиболее предпочтительный вариант из всех. Но точно так же фокус внимания может организовать каналы восприятия — ответа и для любой другой модели объектов, даже не одной из моделей собственной личности. Этот трюк проделывают гипнотизеры, заставляя человека почувствовать себя другим человеком, воплотиться в него. Так бывает и при некоторых психических расстройствах, когда текущие модели Я оказываются настолько связанными с негативными переживаниями, что становится невозможным активировать их вниманием. И тогда оставшимся еще не блокированным оказывается модели Я в детстве. Человек начинает полностью и совершенно естественно осознавать себя в другой модели объекта. Его можно даже заставить воплотиться в великого художника или ученого и он станет выполнять эту роль настолько, насколько имеет об этом сложившиеся представления.   В наркотических трансах человек может воплотиться даже не в живое существо, а в камень, в пламя, в демона, в Бога, во что угодно существующее или вымышленное, что имеет представительство в виде модели объекта.  В норме, оставаясь самим собой, точно так же как приоткрываются каналы возможных вариантов действий, с текущим объектом Я, на котором есть фокус внимания, может связываться активность других объектов восприятия, давая возможность осмыслить (оценить значимость) их в контексте существующих условий. Мы получаем возможность представить реакции другого объекта настолько, насколько хорошо его знаем и уже сталкивались с подобными реакциями. А если нет, то можем только предположить, насколько возможны (не противоречивы с его свойствами) для него те, реакции, которые вообще присущи данным условиям. И степень сочувствования может быть от самого легкого подвозбуждения вариантов поведения объекта до полного отождествления с ним самого себя (полная передача фокуса внимания ему).  Определенные проявления такого сочувстования называют эмпатией 🙂 Но на самом деле это — намного более общее явление, чем, то, что условились называть эмпатией. Ясно, что так сочувствовать можно не только моделям других объектов, но и собственным моделям в других условиях, жалея себя, переживая за случившиеся или предстоящее, ставя себя в другую ситуацию и пытаясь понять, как будем себя в ней чувствовать. Сопереживать, даже в каком-то возможном смысле ставя себя на сторону сопреживаемого, можно вымышленному персонажу или брошенному у дороги цветку, вообще чему угодно от самых простых объектов восприятия до самых сложных — сопереживать народу или культуре, идее или объекту художественного творчества.

    Я думаю, что теперь понятно, почему в начале этой статьи не была сделана попытка дать строгое определение эмпатии 🙂 Для взаимопонимания вполне достаточно того понятия, которое оказалось сейчас наиболее общепринятое, а вот для понимания сути необходимо было выйти за рамки и рассмотреть механизм явления, реализованный в организации памяти мозга. После чего становится ясно, каковы вообще свойства и возможные приложения этого явления — совершенно осмысленно. И, в частности, избежать иллюзий понимания, так характерных для этой абстракции. Особенно в устоявшихся представлениях о том, что стоит мысленно поставить себя на место любого другого и станет возможно достоверно представить, что именно он чувствует и как может поступить. Для последнего нужно иметь очень большой опыт очень близких отношений, но и он во многом не гарантирует желаемо полного понимания… ведь люди меняются постоянно с каждым соприкосновением с реальностью 🙂 Это обеспечивает им вообще способность понимать и быть в соответствии с меняющейся действительностью, не становясь более приспособленными монстрами методами видообразования, а чисто психически, на протяжении собственной жизни. И в конце — живой пример… Вот что сказала одна девушка про то как возникли условия для того, чтобы она начала развивать свою эмпатию. Причем она сразу и не обратила внимания на эти условия и процесс развития как бы шел сам по себе: в детстве — еще до школы…. или в самой ранней школе….. я очень любила командовать девочками. ….. и как-то они все ушли от меня.. а я расплакалась кажется….. а мои родители рассмеялись….. и папа сказал: ну а кому бы понравилось, чтобы ими командовали…… вот ты попробуй себя поставить на их место… подумай, что они чувствуют…. и тогда поймешь, как, когда и с кем нужно разговаривать. и после этого.. я не помню, как именно это произошло, но помню, что все поменялось.

    Почти все люди довольно рано научаются понимать других людей вокруг, относя к какому-то качеству — типу, и типы этих других не так уж многообразны. Невольно сразу увиденный относится к наиболее типичному. И опыт понимания повадок этого типа все время растет. Но если все время проверять, насколько точно оказывается предположение, то будет немало разочарований. Однако, отнесение к определенному типу — очепь личностная операция и мало бывает соотносится с реальностью.

    Поможем написать любую работу на аналогичную тему

    • Реферат

      Эмпатия. Основные составляющие активного эмпатического слушания как базовой техники эффективного психолого-педагогического общения

      От 250 руб

    • Контрольная работа

      Эмпатия. Основные составляющие активного эмпатического слушания как базовой техники эффективного психолого-педагогического общения

      От 250 руб

    • Курсовая работа

      Эмпатия. Основные составляющие активного эмпатического слушания как базовой техники эффективного психолого-педагогического общения

      От 700 руб

    Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

    Узнать стоимость

    Умение слушать .

    Психологос [Энциклопедия практической психологии]

    Важнейшее умение слушать является достаточно редким. В него включается и умение слышать именно собеседника, а не свои соображения по поводу сказанного им, и умение слушать так, чтобы собеседник хотел вам рассказывать, говорил открыто и с удовольствием. Умение слушать помогает установить контакт и расположить к себе собеседника, понять его точку зрения и при необходимости повернуть ее в нужную сторону.

    Едва ли есть универсальная формула умения слушать. Предпочтительный стиль слушания определяется психотипом рассказчика, да и разные ситуации требуют разного подхода. Деловое слушание – это преимущественно фиксация информации и повтор основных смысловых пунктов. Личное слушание более разнообразно. Иногда это взаимопомощь с вчувствованием и отражением чувств, иногда – живое развлечение собеседников, предполагающее и обмен яркими эмоциями, и уместный анекдот в ответ, и дружеские подначки.

    Деловое и личное слушание – два разных умения. Личное слушание – это в первую очередь вчувствование и отражение чувств. Деловое слушание – это преимущественно фиксация информации и повтор основных смысловых пунктов.

    При любых типах слушания важнейшим моментом является внимание к собеседнику, внимание к тому, что он говорит. Похоже, в процессе общения умение слушать, погружаясь в мысли и чувства партнера, поддерживая ход его мыслей и разделяя его чувства, важнее умения говорить ярко и интересно. Если в течение всего разговора вы заинтересованно молчали, лишь изредка задавая уточняющие вопросы и иногда повторяя мысли собеседника, чтобы их лучше понять, то, скорее всего, у вашего партнера останется самое лучше впечатление от общения с вами.

    Хорошо ли, слушая собеседника, говорить о себе? Лучше расспрашивать человека о его интересах и предпочтениях. О себе и о своем – тоже можно и хорошо, но в первую очередь для того, чтобы разговорить собеседника.

    Вторым по важности моментом качественного слушания являются точные подстройки под собеседника. Подстройки по жестам, выражению лица и глаз, темпу речи, словарю и ценностям, дыханию создают ощущение «мы вместе, мы свои» и улучшают контакт в общении. Умение и привычка вчувствоваться в собеседника автоматически создают все нужные подстройки между вами плюс обеспечивают вам максимально возможное чувствование того, что сейчас ощущает ваш собеседник, что ему сейчас сказать можно, а что было бы неуместно.

    Что касается зрительного контакта, то здесь важнее не сколько смотреть, а как. Большинство людей избегают в общении смотреть в лицо и глаза собеседнику, причем многие, когда смотрят, выражают недоверие и критику, негативную оценку. Правильно учить людей смотреть в глаза чаще, но еще важнее учить их смотреть в глаза доброжелательно, с теплой поддержкой. Тогда люди сами догадаются, что иногда можно взгляд отвести (а именно, когда собеседнику нужно решить что-то внутри себя), а все остальное время разговора чем больше общающиеся смотрят друг другу в лицо, тем лучше.

    Чтобы заслужить репутацию достойного собеседника, полезно знать, что такое конфликтогены, и в своем общении их не использовать. Категоричные негативные оценки и возражения, упреки и обвинения, жалобы и оправдания, как и в целом разговоры на негативные темы, – помеха качественному общению. Напротив, освоенный навык «Тотального Да» сделает ваше слушание одновременно и продуктивным, и приятным: собеседник будет уверен, что вы его слышите и понимаете, в то время как вы действительно сможете услышать то дельное, что человек хочет сообщить.

    Умелые собеседники, слушая, повторяют основные мысли партнера во внутренней речи, а при необходимости уточнить мысль повторяют ее другими словами или придают ей другой оттенок, чтобы партнер мог на это откликнуться и уточнить свою мысль. Эта техника, известная как «внутренний и внешний переводчик», помогает собеседникам лучше слышать друг друга и согласовывать свои позиции.

    Лучший вариант – это активное слушание, слушание с правильной внутренней и внешней активностью. Оно помогает установить контакт и расположить к себе собеседника, понять его позицию и, если нужно, направить ее в нужную сторону.

    Слушать собеседника как следует, так, чтобы ему хотелось делиться с вами своими мыслями и чувствами, – сложное дело. Такое слушание – работа, причем не столько ума, сколько души.

    Быть на волне собеседника, не отвлекаясь на «свое», погружать себя в чувства собеседника и позитивно отзываться на них, продолжая держать именно партнера в центре беседы, – это искусство активного слушания.

    Внешним выражением активного слушания являются следующие признаки: поворот или наклон тела в сторону собеседника, кивки, поддакивание в знак согласия, угуканье в знак слушания, реакция глаз на те или иные интересные или важные моменты в речи собеседника, парафраз смысла и отражение его чувств.

    Неважно, с какого приема вы решите начать тренировать навыки грамотного слушания, – все, что вы освоите, будет очень полезным. Тем не менее для решения профессиональных задач первым пунктом обычно ставят освоение нерефлексивного слушания. На данном этапе вы приучитесь вливаться и вчувствоваться в речь собеседника с минимальным собственным внешним участием. После нерефлексивного слушания обычно следует отработка активного слушания, в котором слушание все больше превращается в совместный диалог. Активное слушание по мужскому типу, ориентированное преимущественно на разум и логику, называется рефлексивным слушанием. Активное слушание по женскому типу, ориентированное на чувства и отношения, – эмпатическое слушание.

    Рефлексивное слушание

    Рефлексивное слушание – активное слушание по мужскому типу, ориентированное преимущественно на разум и логику, а не на чувства и душевное понимание.

    Однако личностные особенности людей никто не отменял, и корректность в рефлексивном слушании обязательна: слишком дельное замечание, воспринятое собеседником как критика, может вызвать эмоциональный протест.

    Эмпатическое слушание – слушание от сердца к сердцу, активное слушание по женскому типу. Оно очень помогает в общении с детьми: ребенок лучше понимает и выражает свои чувства, а взрослый лучше находит с ним контакт.

    Рефлексивное слушание предназначено в первую очередь для делового стиля общения, его задача – усвоить и разумно переработать передаваемую информацию. Это слушание содержательное, с вопросами вроде «где, когда, сколько, какие обоснования и что из этого следует». Разбор, анализ, разумная критика и подсказки в рефлексивном слушании нормальны и приветствуются.

    Вдумчивость – внутренняя основа рефлексивного слушания. Владение техникой «Повтори, согласись, добавь» – показатель того, что вы освоили этот стиль слушания.

    Рефлексивное слушание необходимо развивать, как и многие другие важные коммуникативные навыки. Есть мнение, что в обычной жизни мы слышим половину сказанного и понимаем половину того, что услышали. Типичная ситуация: вы задали вопрос, человек вам отвечает – но на что-то свое, а не на то, о чем вы спросили. Чтобы слышать собеседника более качественно, полезно научиться воспроизводить его речь точно, практически дословно. Самое простое упражнение – это повторение вслух обращенного к вам вопроса или утверждения собеседника в форме вопроса на подтверждение: «Ваш вопрос такой-то…» или «Я правильно вас понял? Вы говорите, что…».

    Как специальное упражнение тренировка «повторить дословно» может быть организована, например, следующим образом.

    Из отчета студента-психолога: «1) Пять раз в неделю по 30 минут в день смотрю любую телепередачу и повторяю про себя каждую фразу за ее участниками с задержкой в 1–2 секунды. 2) Читаю текст, проговариваю одно предложение и повторяю вслух. 30 минут в день, два раза в неделю. 3) Читаю текст по одной строчке и переписываю на бумагу / электронное устройство (10 предложений), один раз в неделю. Объем запланированного результата: могу дословно повторить обращенный ко мне вопрос или просьбу».

    Вопрос: что из последнего абзаца вы сможете повторить дословно?

    Эмпатическое слушание

    Эмпатическое слушание – слушание от сердца к сердцу, активное слушание по женскому типу. Оно ориентировано на чувства и отношения.

    «Что ты почувствовала? Ты расстроилась… Тебе было тяжело это слышать? Ты к нему привязалась… Как ты пережила то, что он тебе сделал? Я тебя так понимаю!» – все эти реплики выражают мягкую поддержку, душевное понимание и сочувствие.

    Эмпатическое слушание очень помогает в общении с взрослыми людьми, которые находятся во власти чувств. Например, этот способ слушания помогает разговорить человека, находящегося в состоянии молчаливой обиды.

    Ваш собеседник молчит, но вы видите, что он обиделся. Вы (мягко): «Ты обиделся на меня». Он (раздраженно): «Нет». Что делать дальше? Может быть, вы осторожно скажете: «Ты говоришь, что не обиделся, потому что не хочешь ссориться со мной», или: «У тебя сердитый голос. Похоже, я была в чем-то неправа». Иногда можно деликатно предположить: «Ты недоволен тем, что…», а иногда – просто вернуть инициативу собеседнику, повторив с паузой его слова: «Не обиделся…» Если с вашей стороны все это звучит мягко и собеседник все-таки хочет вам что-то сказать, то общение начнется.

    Эмпатическое слушание очень помогает и в общении с детьми. Оно помогает ребенку лучше понимать и выражать свои чувства, а взрослому – легче находить с ним контакт. Однако активно слушать детей – не всегда простое дело, а очень творческая задача, поскольку постоянно приходится переводить нечто нечленораздельное и негативное во что-то осмысленное и позитивное. Иногда из «слушать» получается прямо-таки «переводить». Представьте, что забираете ребенка из детского сада, а он хмурится и выдает вам: «Ты плохая мама. Не нужно меня забирать». Что с ним происходит? Вы действительно думаете, что он считает вас плохой? А может быть, он расстроен, потому что вы прервали своим появлением интересную игру? Попробуйте именно так расшифровать его слова. Задумчиво проговорите: «Вот ведь, а! Похоже, я пришла тебя забирать как раз тогда, когда ты так здорово разыгрался!» – возможно, малыш переключится на разговор об игре, и дальше вы будете слушать своего ребенка с настоящим удовольствием.

    Развитое вчувствование и грамотный парафраз, обращение к чувствам и отражение чувств – показатель способности к эмпатическому слушанию.

    Неверно думать, что эмпатическое слушание не предполагает работу ума: напротив, развитый разум, опыт и жизненная мудрость делают эмпатическое слушание более глубоким. Видимо, тут нужно учесть, что многое из того, что люди привыкли называть чувствами, при более глубоком рассмотрении по большей части является интеллектуальными конструкциями.

    Учитывая, что среди психологов преобладают женщины, то эти специалисты чаще осваивают и практикуют именно эмпатическое слушание. И когда психологи обучают родителей, как устанавливать контакт с детьми и подростками, они также чаще предлагают осваивать не активное слушание вообще, а только его женскую модель. Это разумно и оправданно, однако перенос этой модели в общение с мужчинами и в деловую сферу будет уже ошибочным, вызовет непонимание и протест.

    Как развивать активное слушание? Внутреннюю активность следует развивать через вдумчивость и вчувствование, внешнюю – через освоение соответствующих знаков слушания.

    Эмпатическое слушание: определение, примеры и навыки

    Эмпатическое слушание: определение, примеры и навыки

    Сухман Рехи, магистр медицины.

    Все мы знаем, что значит слушать, но чем отличается эмпатическое слушание? Читайте дальше, чтобы узнать о навыках и методах, чтобы стать более чутким слушателем.

    *Эта страница может содержать партнерские ссылки; это означает, что мы зарабатываем на соответствующих покупках продуктов.

    Вы когда-нибудь разговаривали с другом или коллегой, и все, что вы им говорили, казалось, прошло через одно ухо и вылетело из другого? Или, может быть, вы пытались быть уязвимыми со своими эмоциями по отношению к кому-то, и вы просто не чувствуете, что вас должным образом оценивают или слышат. Это расстраивает, верно? Если вы здесь, чтобы научиться лучше эмпатически слушать, или надеетесь поделиться этой статьей с кем-то, кто, по вашему мнению, будет слушать с большим сочувствием, давайте узнаем немного больше о важности эмпатического слушания и о том, как реализовать эту здоровую практику. в нашей повседневной жизни.

    Прежде чем читать дальше, если вы являетесь терапевтом, тренером или предпринимателем в области велнеса, обязательно скачайте нашу бесплатную электронную книгу Wellness Business Growth, чтобы получить советы экспертов и бесплатные ресурсы, которые помогут вам развивать свой бизнес в геометрической прогрессии. ​​​​​​

    Вы терапевт, тренер или предприниматель в сфере велнеса?

    Получите нашу бесплатную электронную книгу, чтобы


    узнать, как экспоненциально развивать свой оздоровительный бизнес!

     ✓   Сэкономьте сотни часов времени     Зарабатывайте больше $ быстрее 
     Повышайте доверие к себе  Представляйте высокоэффективный контент

    Что такое эмпатическое слушание? (Определение)

    Эмпатическое слушание — это тип слушания, в котором используется сочетание навыков активного слушания, отражения чувств и техники постановки вопросов в сочетании с межличностной способностью эмпатии лучше понимать кого-то интеллектуально и эмоционально (Gearhart & Bodie, 2011). Проще говоря, чтобы быть эмпатичным слушателем, важно проявлять намеренную заботу и внимание к говорящему, когда он выражает свои взгляды или чувства. Предложение этой поддержки в качестве слушателя не только позволяет говорящему почувствовать себя признанным, но и может помочь нам вызвать более искренний отклик.

    В то время как эмпатическое слушание было в значительной степени разработано психологом Карлом Роджерсом, эмпатическое слушание стало широко популярным методом благодаря книге Стивена Р. Кови « 7 навыков высокоэффективных людей ». Давайте узнаем немного больше об учении Кови.

    Что Стивен Кови говорит об эмпатическом слушании?

    Из семи привычек пятая гласит: «Сначала стремитесь понять, а затем быть понятым» (Covey, 1989). Под этим он имеет в виду, что главная забота должна заключаться в том, чтобы заставить другого человека почувствовать, что его поняли, прежде чем мы подумаем о том, как мы собираемся ответить на то, что он сказал.

    Кови разбивает то, что, по его мнению, является различными уровнями слушания:

    • Уровень 1: полное игнорирование другого человека
    • Уровень 2: Притворение, что слушает человека
    • Уровень 3: Выборочное слушание того, что он слышит повторять
    • Уровень 4: Внимательно слушать их
    • Уровень 5: Слушать говорящего с сочувствием

    Что это на самом деле означает?

    Кови объясняет, что мы не должны просто слушать ушами или пытаться понять логику того, что говорит говорящий. Кови говорит: «При эмпатическом слушании вы слушаете ушами, но вы также, что более важно, слушаете глазами и сердцем. Вы слушаете ради чувства, ради смысла. Вы прислушиваетесь к поведению. Вы используете правое полушарие так же, как и левое. Вы чувствуете, вы интуитивно чувствуете, вы чувствуете» (Кови, 19 лет).89).

    Что значит слушать без сочувствия?

    Согласно работе Кови, слушание без эмпатии, по сути, подразумевает уровни 1-4 слушания. Однако отсутствие эмпатического слушания также может создать разрыв между вами (слушающим) и говорящим. Если вы слушаете без сочувствия, это может означать, что вы не полностью присутствуете в разговоре, слушаете, чтобы ответить своими собственными комментариями, или нерешительно общаетесь с другим человеком.

    Почему важно слушать с сочувствием?

    Без эмпатического слушания мы можем прервать наши эмоциональные связи с другими и обесценить чужие чувства, даже если это не входило в наши намерения. Таким образом, эмпатическое слушание становится решающим, если мы хотим укреплять человеческую связь, проявлять заботу и предлагать поддержку людям, которых мы окружаем, а также создавать доверительные отношения и отношения, решающие проблемы.

    Видео: Взгляд Брене Браун на эмпатическое слушание и сочувственное слушание

    Вы случайно не визуал? Посмотрите это видео, в котором рассказывается, как поддержать и выслушать с сочувствием, когда близкий человек чувствует себя подавленным.

    Что колокольчики говорят об эмпатическом слушании?

    В своей книге « Все о любви: новые взгляды » Белл Хукс подчеркивает, что эмпатическое слушание является основным принципом развития любви. Прежде чем мы обсудим некоторые советы по эмпатическому слушанию, вот отрывок из ее книги, в котором обсуждается важность слушания в отношениях и почему мы иногда можем испытывать недостаток эмпатического слушания:

    «Те из нас, кто был ранен в детстве, часто стыдились и унижался, когда мы выражали обиду. Это эмоционально разрушительно, когда партнеры, которых мы выбрали, не слушают нас. Обычно партнеры, которые не могут сострадательно реагировать на то, как мы говорим о своей боли, понимают они ее или нет, не могут слушать, потому что эта выраженная обида вызывает у них собственное чувство бессилия и беспомощности. Многие мужчины никогда не хотят чувствовать себя беспомощными или уязвимыми. Иногда они предпочтут заставить партнера замолчать с помощью насилия, а не стать свидетелями эмоциональной уязвимости. Когда пара может определить эту динамику, они могут работать над проблемой заботы, прислушиваясь к боли друг друга, участвуя в коротких разговорах в подходящее время. Установив время, когда оба человека собираются вместе, чтобы выслушать сочувственно, вы укрепите общение и связь. Когда мы полны решимости делать дело любви, мы слушаем, даже когда это причиняет боль» (хуки 1999).

    Хотя не все отношения или партнерские отношения созданы равными, и хотя вы, возможно, не совсем понимаете ее пример выше, Белл Хукс предлагает полезную информацию о том, как быть более преднамеренным в качестве эмпатического слушателя.

    Как слушать с сочувствием

    Вот некоторые из ее советов и других стратегий, которые помогут вам слушать более внимательно:

    • Когда вы начинаете разговор с кем-то, успокойте свой разум.
    • Освободите себя от любых отвлекающих факторов (например, телефона, фоновой музыки).
    • Уделите минутку осознанности, чтобы успокоить любые навязчивые мысли, которые могут помешать вам принять участие в прослушивании.
    • Выделите время, чтобы поговорить с другом, партнером, членом семьи или коллегой, чтобы обсудить любые проблемы или выразить свои чувства.
    • Создайте пространство комфорта и безопасности для общения.
    • Слушай ушами и сердцем.
    • Слушайте без осуждения.
    • Не перебивайте их и не обрывайте предложения до того, как они закончат.
    • Используйте соответствующие невербальные средства коммуникации, чтобы показать свое понимание (например, кивайте головой).
    • Позвольте другому человеку вести беседу, особенно если есть моменты тишины или время, необходимое для размышлений.
    • Дождитесь своей очереди говорить.
    • Когда вы говорите, делайте это ободряющим и поддерживающим тоном.
    • Отражайте их чувства или заявления, чтобы уточнить или убедиться, что вы поняли, что они сказали.
    • Работает как дека для динамика.
    • Не стесняйтесь признавать их голос, говоря что-то вроде «ага».
    • Задавайте открытые вопросы, чтобы лучше понять их эмоции или точки зрения.
    • Может быть полезно не сбрасывать со счетов то, что чувствует другой человек, даже если вы чувствовали бы себя по-другому в той же ситуации.
    • Старайтесь воздерживаться от советов, если говорящий не спросит.
    • Используйте добрые и заботливые слова или высказывания (некоторые примеры см. ниже).
    • Пока вы слушаете, подумайте о том, что чувствует другой человек, и постарайтесь поставить себя на его место, чтобы лучше понять его точку зрения.

    TED Talk: Эмпатическое слушание в разговорах, Селеста Хедли ​