Эрих фромм искусство любить эссе: Эссе по книге «Искусство любить» Эрих Фромм

Содержание

Эссе по книге "Искусство любить" Эрих Фромм

Несколько недель назад я искала книгу «Искусство любить» Эрих Фромм, и по этому поводу в одном из интернет-порталов я разместила просьбу выслать мне данную книгу. Случилось так, что ни кто не смог мне с этим помочь, и я все же нашла её в книжном магазине. Но один мужчина заинтересовался моей просьбой и решил узнать, для чего мне книга, в результате разговора я написала целое эссе на тему, что такое для меня любовь, в опровержение словам о том, что книга мне понравиться не может, как рациональному человеку с аналитическим складом ума (по убеждению собеседника).

Уже после первых тридцати страниц чтения книги меня поразило то, на сколько точка зрения автора схожа с моей. ( Или, если вам угодно, наоборот – моя точка зрения схожа со взглядами Эриха.) Тема любви затрагивается многими авторами книг, песен, сценариев. Это одна из главных духовных движущих сил личности и человечества в целом. Но в каком контексте она идет, и какие настроения и ассоциации она рождает. К моему великому сожалению, как правило, это бурный поток боли, ревности, обид, неразделенности и внутреннего одиночества, безуспешных попыток человека стать нужным, любимым и желанным для другого. Именно так выглядит созависимость. Выходит, вся наша культура, музыка, кино и поэзия порождает в нас тягу к болезненным проявлениям чувств, вместо того, что бы учить нас «здоровым» отношениям и преподносить урок, на примере героев, о том, как может выглядеть счастливый и гармоничный союз. Почему так происходит?

Ответ намного проще, чем кажется. Всю эту «культуру любви» создают такие же люди, как мы сами… Порой одинокие люди, получившие в детстве от родителей слишком мало любви и отчаянно ищущие эту любовь во взрослой жизни. Они никогда не найдут её, ведь она находится в них самих, но они об этом не знают. Вернее не осознают и яро ищут кого-то «особенного» для эмоционального воссоединения, для того, что бы попытаться заглушить свое одиночество. Есть так же и другой вид крайностей в любви, это избегание близости - «контрзависимость», она так же возникает из-за проблем с взаимоотношениями с родителями в детстве, но проблем другого рода, это крайне интересная тема, но более отдаленная от темы моего эссе.

Эрих Фромм в своей книге пишет о том, что любовь, это не просто приятное ощущение, а чувство, которому нужно учиться, а так же «акт доброй воли» и нам необходимо развивать в себе этот дар. По ходу книги он затрагивает несколько проблем, некоторые из которых были помечены мной. Каждую из этих проблем я внесла в список формулировок личного мировоззрения, потому что Эрих Фромм порой, будто облекает мои мысли в слова (образно выражаясь), таким образом, что звучит это достаточно емко для того, что бы стать не тривиальными истинами, но фразой, после прочтения которой осознаешь и видишь с нового ракурса все те же простые вещи. Мне очень понравились следующие строчки из книги : «…они (люди) принимают силу безрассудной страсти за доказательство силы своей любви, в то время, как это свидетельствует лишь о том, на сколько они одиноки были прежде». Эта фраза очень ярко характеризует иллюзию о силе любви во многих парах, особенно более молодых (по возрасту и длительности союза). Чем больше эмоциональных травм и равнодушия мы получаем в детстве, тем острее внутри нас одиночество и желание быть нужными, и как следствие, это более эмоционально-нестабильные отношения, сомнительные связи, бесконечные страдания и стремления к самопожертвованию, мазохизм в разной его степени.

Вторая проблема, затронутая Эрихом, это проблема «чистоты» любви и её бескорыстных проявлений в заботе, а так же сложная задача сочетания различий и единства. Охарактеризовать данную проблему можно следующей цитатой: «Но, признав свою обособленность и различие, они (мужчина и женщина) остались чужими, потому что еще не научились любить друг друга (что особенно ясно видно из того, что Адам оправдывается, обвиняя Еву, вместо того, что бы защитить её).» Искренняя любовь подразумевает под собой защиту ближнего и никогда – нападение. Сложность заключается в том, что бы чувствовать себя отдельным целом и при этом находится в единстве. Крайность полного слияния – путь к зависимостям и деградации, отчуждение и крайняя индивидуализация возможно и не несет вреда, но имеет мало общего с любовью. Нам стоит меньше говорить о способности к самопожертвованию и чаще прислушиваться к тому, что же в самом деле необходимо нашим близким, в чем они нуждаются. Ведь порой самопожертвование имеет иную подоплеку – это желание стать жертвой, стать частью чего-то большого и значимого, что бы ощутить полноту своей души и победить отчужденность.

Это эгоистический стимул ощутить Свою значимость и почувствовать Себя лучше, но не желание добра другому человеку и не забота о нем. Тема различий и единства автор развивает дальше и подходит к важному аспекту: «Нечего и говорить , что я не против равенства женщин; но положительные стороны этого стремления к равенству не должны вводить нас в заблуждение. Это часть общей тенденции к устранению различий. Равенство покупается именно этой ценой: женщины равны с мужчинами, поскольку они больше не отличаются от них. ….. Противоположность полов исчезает, а вместе с ней и эротическая любовь, основанная на этой противоположности.» Каким бы ярым защитником прав и свобод женщин я ни была, в этом высказывании я согласна с Эрихом. Я считаю, что женщины бывают морально  сильнее мужчин, что они могут вести свой бизнес, преуспевая ничуть не хуже. Не все женщины такого склада, но они есть. И нет сомнений в том, что у этих женщин преобладает мужской тип личности, и да, они заслуживают уважения, и даже могу утверждать, что этому образу жизни я испытываю симпатии.
Но есть один неприятный момент – такие женщины обычно одни. И не потому, что мужчины слабы и не справляются с ними, а потому, что эти женщины нарушают энергообмен и, подавляя свою женскую энергию, вырабатывают энергию «ЯН», энергию мужского начала. Мужчина не может питаться мужской энергией, как и женщина не может принимать женскую. Все мы ищем противоположность, а это значит, что идти против своего природного начала равносильно войне с собой. Воюя с собой, человек не бывает счастлив.

Так же меня поразило определение эгоизма, данное Эрихом. Я считаю, что это утверждение является близким к истине, я согласна с ним на столько, что вновь не удержалась и сделала пометку в книге. Вот эти строки: «Эгоист любит себя скорее слишком мало, чем слишком много; в действительности он себя ненавидит. … Кажется, что он заботится о себе слишком много, но на самом деле он всего лишь делает неудачные попытки восполнить недостаток заботы о своем подлинном «Я». Эгоизм это желание доставить в первую очередь удовольствие себе, забота прежде всего о своем комфорте, чрезмерное потакание своим желаниям и слабостям.

Когда мы стремимся к чему-то настолько отчаянно, что это приобретает болезненный характер, можно с уверенностью утверждать, что когда-то нам этого не хватило. Возможно, не было заботы тогда, когда мы особенно в ней нуждались, и в подсознании образовалось убеждение в том, что мы этого не заслуживаем, но мы не согласны с таким положением вещей и хотим убедить весь мир в обратном, так, зачастую, появляется эгоизм. По моему мнению, есть так же и другая причина появления эгоизма, это отсутствие умения любить. Умение любить прививается нам еще в детстве, строится оно на картине взаимоотношений в нашей семье и отношения, внимания родителей. Если родители не смогли показать ребенку своим примером любовь, не заботу, беспокойство или платежеспособность, а именно эмоциональный настрой и отношение между близкими, то во взрослой жизни этому человеку придется приложить уйму усилий для того, что бы осознать, что это за чувство и научиться его испытывать. Пока это осознание не произошло, человек не сможет полюбить ни себя, ни другого человека в ортодоксальном смысле этого слова, а только будет пытаться восполнить свои потребности за счет исполнения своих прихотей.
Одной из наиболее актуальных проблем близких отношений современности мне показался аспект «поверхностной близости» или же ложной, но это название субъективно и используется только мной. Эрих Фромм описывает это так: «За близость принимается даже открытое выражение злости и ненависти, полной неспособности сдерживаться. Этим можно объяснить извращенную привязанность друг к другу супругов, которые близки в постели или тогда, когда дают выход взаимной ненависти и гневу. Но все эти виды близости с течением времени все более ослабевают. И поэтому человек ищет новой любви с другим человеком». Люди могут менять партнеров, каждый раз начиная все «с чистого листа», обманывая себя иллюзиями о том, что в этот раз все пойдет иначе. Но, к сожалению, зачастую развитие эмоций, переживаний идет по уже знакомой траектории.

Половое влечение только укрепляет эту обманчивость. И это продолжается и будет продолжаться в каждых последующих новых отношениях до тех пор, пока человек не осознает, что принимаемые им за близость эмоции являются не тем, чем кажутся.

Был так же момент в книге «Искусство любить», который вызвал у меня неприятие. Эрих Фромм утверждает, что любовь должна быть решением полностью посвятить свою жизнь жизни другого человека (стр. 95 Астрель 2011 г). Я не согласна с такой формулировкой. Она кажется мне слишком идеалистичной, кроме того напоминает мне стремления человека страдающего от зависимости и желания приносить себя в жертву, посвящать, сливаться. Такие желания вызывают во мне ассоциации с посетителями общества «Ан-Анон» . Семейные группы Ал-Анон – это Содружество родственников и друзей алкоголиков, которые делятся друг с другом своим опытом, силой и надеждой, чтобы решить общие проблемы. Зачастую это общество занимается помощью при созависимости, возникающей у детей в семьях алкоголиков, наркоманов, а так же трудоголиков. То есть созависимые – это люди, которые в детстве страдали от нехватки внимания и заботы родителей, а так же выполняли роль «спасителя» или никчемного сына/дочери, который не может получать родительскую любовь безусловно, а «должен» её заслужить.

Это описание очень кратко и узко, но если вдаваться в подробности, то можно написать целую книгу о созависимости, которых и так не мало. Говорю я об этом сообществе потому, что выражение чувств у людей, имеющих такое отклонение, имеет характер, очень напоминающий мне некоторые жертвенные ноты в книге Эриха Фромм.

Мне ближе «перечень прав зрелой личности» представленный гештальт-терапевтами. Вот лишь некоторые из пунктов, соответствующие теме обсуждения:

«БЫТЬ ХОРОШО ЭМОЦИОНАЛЬНО ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ ЛИЧНОСТЬЮ – ЗНАЧИТ МЫСЛИТЬ С ПОЗИЦИИ «Я», А НЕ «ВЫ» ИЛИ «МЫ». ИМЕТЬ ПОЗИЦИЮ «Я» ЗНАЧИТ:

  • проводить четкое разграничение между собой и другими и справиться со своей тревогой по этому поводу;
  • ориентироваться на свои цели, а не на цели, включенные в отношения;
  • сохранять чувство самостоятельности, когда сближаетесь со значимыми другими, и самодостаточность, когда отдаляетесь от них;
  • не допускать, чтобы угрозами или провокациями вас заставили принять ответственность за других, и не заставлять других принимать ответственность за вас;
  • отказаться от роли Преследователя. Жертвы или Спасателя.»

Фромм Э. в своих убеждениях о истинной любви, на мой взгляд, в некоторых фрагментах, очень близко подходит к тонкой грани, за которой начинаются зависимые отношения. Это мое субъективное мнение, и при обсуждении этой темы устно, я находила как сторонников моей точки зрения, так и несогласных. По большей же части, я поддерживаю взгляды автора. Они близки мне особенно соображениями о крайней важности бескорыстия любви, а так же о том, что напрасно мы ищем несуществующего, уникального человека, который будет нам близок просто потому, что это «тот самый». Ведь если мы не научимся любить, открывая в себе это чувство с новых аспектов, и не начнем задумываться от том, подлинна ли наша близость, то, в лучшем случае, одни отношения в будут сменять другие раз за разом, и тем не менее, мы останемся неудовлетворенными и разочарованными в людях и чувствах. Ни раз и прежде задавалась я вопросом, умею ли я любить искренне и бескорыстно, в исконном, и наиболее «здоровом» смысле этого слова? Без зависимости или же отторжения близости, без выбора «объекта любви» с точки зрения соответствия его возможностей и моих потребностей, без «примеривания» функций к человеку.

Если быть краткой, то я учусь этому, вполне осознанно, с переменным успехом, продвижениями и падениями вниз, но результаты я ощущаю. На пути обретения гармонии со своими чувствами и духовного совершенствования я бы выбрала фразу из книги «Искусство любить», в качестве эталона: «И только в любви к тем, кто не служит никакой цели, любовь начинает раскрываться».

Эссе на тему: "Эрих Фромм «Искусство любить»"

Эрих Фромм «Искусство любить»
В 1956 году издается одна из самых известных работ немецкого психоаналитика Эриха Фромма «Искусство любить». Данная книга посвящена непростым психологическим аспектам возникновения и сохранения человеком такого, как многие ошибочно полагают, простого чувства, как любовь. Является ли любовь искусством? Или же она является некоторым приятным ощущением, которое человек испытывает случайно, если ему повезет? Именно эти вопросы рассматривает автор в своей книге.
Прочитав эту работу каждый задаст себе вопросы «А что в моем понимании любовь?», «К какому типу любви по Фромму относится, то, что он для себя назвал когда-то «любовью»?». В моем понимании любовь это духовная гармония и близость, общность взглядов, оценок, жизненных установок, духовных укладов. Если ты встречаешь человека, с которым хочется пережить свои самые важные минуты, к которому можно всегда обратиться за помощью, тот с которым хочется дожить до глубокой старости, но остаться молодым сердцем, с которым вы дополняете, а не уничтожаете друг друга, то прожив определенные этапы своей жизни вместе, это приведет вас к счастливому браку, созданию семьи, о которой мечтал каждый из вас. Среди своих друзей я встречал немало разных типов «любви», которые описывает Фромм в своей книге.
Например, люди путают чувство любви и влюбленности. Если можно так выразиться, то они «впадают в омут с головой» и этот самый «омут» принимают, как доказательство своей любви. А когда «туман влюбленности рассеивается» в силу того, что людям становится скучно друг с другом, им не о чем разговаривать, их ничего не объединяет, они понимают, что это была просто страсть, первоначальные эмоции друг от друга, которые с течением времени просто угасли.
Встречаются и люди, которые «подчиняются» или «подчиняют себе», так называемые садисты и мазохисты, которые называют, то что они способны сделать все, для того, чтобы объект их «любви» был рядом с ними, «любовью». Но это так же ошибочно, люди просто боятся оставаться одни, каждому из нас просто необходим кто-то рядом, кто будет «любить» нас, пусть это и будет некая странная, никому не понятная «любовь», которая со временем тоже исчезнет.
Безусловно, можно конечно жить в подчинении или подчиняться кому-то, как например это делалось в древности, когда не ты сам решаешь кого ты будешь «любить», а это решают за тебя твоя семья или общество, в к...

Эссе по книге «Искусство любить» Эрих Фромм

Эссе по книге «Искусство любить» Эрих Фромм.

Что такое любовь? Я думаю, что этот вопрос весьма распространён в нашем мире, и абсолютно у каждого человека имеется свой ответ на данный вопрос. Как часто мы задумываемся о любви к себе, к молодому человеку (девушке), отцу, матери, братьям, сёстрам к своим родным, к окружающим? Наверно, постоянно.  На самом деле, тема любви затрагивается авторами во все времена, ведь эта тему актуальна всегда. Но совсем не редко она вызывает как положительные (радость, смех, счастье, улыбку, эйфорию), так и негативные (боль, обиду, ненависть, одиночество) эмоции. Но, если вдуматься, то в действительности, эти чувства взаимодополняют друг друга. Ведь в процессе ссоры с каким-либо человеком, которые нам не безразличен, мы испытываем все эти негативные чувства, но по мере успокоения души, мы понимаем, что именно с этим человеком нам бывает так хорошо и так спокойно, именно с ним мы и познали истинное счастье. Когда мы смотрим на какого-либо человека, в нашем сознании начинает происходить процесс, с помощью которого мы можем определить, есть ли у нас, по отношению к нему чувства симпатии, а может быть и что-то большее. Эрих Фромм в своей книге "Искусство любить" пишет, что удовлетворение в индивидуальной любви не может быть достигнуто без способности любить своего ближнего, без истинной человечности, отваги и дисциплины.  Произведение можно разделить на два блока. Первый это теория любви, а второй - это практика любви. Хотя у каждого человека данное чувство возникает и протекает по-разному. Он постарался максимально широко разъяснить оба блока. И следует заметить, что достаточно простым языком. Я думаю, что это ради того, чтобы с этим произведением могло познакомиться, как можно большее количество людей, с разными интересами. И показать наглядно всю сущность процесса распада нашего общества. Ведь как иначе можно назвать ныне происходящее, как не распад? На примере простых отношений девушки и парня: каждая из сторон получает по своим потребностям, которые сводятся к «животным инстинктам» и извлечению материальной выгоды. Автор же направляет читателя, на то, что данное чувство никак не должно соприкасаться с нынешним порядком вещей. Фактически, если посудить, мы ищем свою вторую половину, как многие говорят, но не все понимают, для чего они это делают, сводя все к банальностям, не углубляясь в саму суть.

 Хотелось бы отметить, что Э. Фромм  выделяет несколько элементов любви:

1. Забота и заинтересованность.

2. Ответственность.

3. Уважение.

4. Знание.

 Э.Фромм считает, что "Подлинная любовь это выражение созидательности, и она предполагает заботу, уважение, ответственность и знание".

Он пишет, что забота и заинтересованность ведут к ответственности . Сегодня ответственность понимается как обязанность, как что-то навязанное. Но ответственность в ее истинном смысле от начала до конца это добровольный акт.

О знании он говорил что это путь соединения с другим индивидом. Фромм писал что  уважать человека невозможно пока ты его не узнаешь.  Есть один, отчаянный, путь познать тайну: это путь полного господства над другим человеком, господства, которое сделает его таким, как мы хотим, заставит чувствовать то, что мы хотим; превратит его в вещь, нашу вещь, собственность.

Высшая степень такой попытки познания обнаруживается в желании и способности причинять страдания людям ; пытать их ,насильственно заставить выдать их  свою тайну. Эта идея была выражена Исааком Бабелем. Он приводит слова офицера ,который конем затоптал своего бывшего хозяина. «Стрельбой, – я так выскажу, – от человека только отделаться можно: стрельба – это ему помилование, а себе гнусная легкость, стрельбой до души не дойдешь, где она у человека есть и как она показывается. Но я, бывает, себя не жалею, я, бывает, врага час топчу или более часу, мне желательно жизнь узнать, какая она у нас есть…

Эрих Фромм «Искусство любить». Эссе на тему | Тома Власова, психолог, КПТ

Когда я начала читать Фромма, то понятия не имела, что он, оказывается, психоаналитик. Честно говоря, я, вообще, о нем мало что знала, потому что его книгу «Искусство любить» открыла в автобусе, возвращалась с фотосессии. И еще подумала, куда ехать: домой или, может, заскочить на выставку картин? Выбрала второе. И так как ехать было далеко, я открыла Фромма. И пропала.

Это как яма, которая затянула Алису Льюиса Кэролла. Ты падаешь. И чем глубже, тем темнее, а потом вдруг - свет, и другая жизнь, в которой перевернуто все с ног на голову. И ты вроде ничего не понимаешь, но к концу своего восприятия этой реальности, уже имеешь четкие очертания настоящего чего-то.

Итак, Эрих Фромм. Основное, что хочется сказать, что хоть он и был психоаналитиком, представлял именно гуманистическую его ветвь. Те проблемы, которые он ставил перед собой и перед всем человечеством, касаются каждого. Они нравственные. И они - вечные.

Мои инсайты:

«Любовь - это всегда деятельность, а не пассивный аффект»

О том, как важно не брать, а давать. Учитывая, что все мы сейчас живет в парадигме капитализма, весьма сложно следовать этому утверждению. Так как, если ты что-то делаешь (особенно ярко это видно в работе, а горит прям ярким пламенем - если ведешь собственный бизнес), то обязательно должен что-то получить взамен. В виде денег (что, конечно, самое распространенное), внимания (например, количества подписчиков в соцсетях, их лайков, комментариев и т.д) и каких-то других моментов. И даже если ты даешь что-то бесплатно, то это все равно условно. Так как ты просто вводишь, я бы даже сказала, втягиваешь, человека в воронку продаж, и конечная цель - продать.

Увы, я понимаю, что преодолеть это не получится. Ибо капитализм. Поэтому для себя решила просто делать максимально много для своих клиентов и подписчиков в том же Instagram. И если я действительно могу дать пользу бесплатно, без какой-либо дальнейшей корыстной цели, делаю с большим удовольствием и энтузиазмом.

«Забота, ответственность, уважение и понимание - базовые элементы, общие для всех форм любви»

Понимание заботы ко мне пришло с рождением первого ребенка. Это был тот случай, когда ты понимаешь, что боль, отсутствие комфорта - это не просто мелочи, по сравнению с тем, чтобы дать поесть, например малышу. Это то, что, в принципе, не должно возникать в твоей голове. Ибо не должно. Помню, как лежала в чудном роддоме на кровати с панцирной сеткой., которая висела практически до пола. И пыталась накормить ребенка, который скатывался в ту же сетку. И тогда впервые мне не было грустно, противно. Впервые не было мыслей о себе, а только о малыше. Как сделать ему максимально хорошо, чтобы он не чувствовал неудобств. И все это шло не через ломание себя, а с улыбкой.

Зато понятие уважения и понимания людей, к сожалению, пришли ко мне через большую ломку себя. Когда мои высказывания воспринимались не просто, как странные, а как такие, за которые нужно бить камнями и делать изгоем. Причем, не единожды. Ну, это такой урок, который, видимо, с первого раза сложно усвоить. Поэтому надо было гвоздями в сердце прибить «Уважай других людей! И понимааааай!»

Безусловная и условная любовь

Эту мысль сначала я прочитала у Фромма, а потом очень подробно, и с весьма неожиданной стороны, обсудила со своим психологом. Мать любит безусловно, просто за то, что ты есть. Каким бы ты ни был. Недавно смотрела передачу о 63-летнем профессоре Соколове, который убил и расчленил свою 25-летнюю студентку-любовницу. Так вот, мать этого существа (человеком не могу назвать, не получается), сказала, что их сын не такой, что нужно еще разобраться, кто там в чем виноват… Такая вот она - всепрощающая, к счастью или к сожалению, слепая на оба глаза, материнская любовь.

А отцовская любовь - условная, то есть папа может любить только за что-то. Хорошие оценки в школе, хорошая работа, хороший характер, в конце концов. И самое интересное в этом всем, что это относится не только к родительско-детским отношениям. Но и к обществу, в принципе. Ведь люди не могут полюбить другого просто так. Их любовь нужно заслужить. Добиться успехов в учебе, получить определенный статус на работе, подтвердить его кейсами, дипломами, другими бумагами.

И когда я это поняла, мне так грустно стало. А потом - ничего, приободрилась. Ведь оценивать другого можно не только по материальным достижениям, но и по духовным. Например, написал книгу, только не такую, когда просто собрал тезисы из своих вебинаров, наскачивал картинки из интернета, и выдал за свое собственное изобретение. А такую книгу, чтобы душа, мысли у других менялись. За творчество ведь тоже можно ценить. За духовность, за высокую нравственность и чистоту мышления.

«В современности капиталистическом обществе… объектом восхищения и подражания становится кто угодно, но только не носитель высоких моральных достоинств»

Заметьте, книга была написана в 1956 году. Уже тогда остро стояла эта проблема. А как ярко эти слова отражают нашу современную культуру сейчас… Конечно, есть интересные представители в разных видах искусства. Но вот я думаю, можно ли хоть одного современного писателя сравнить с тем же Достоевским по силе переживания, накалу душевных страстей и величине? Пелевин, Акунин, Глушковский - конечно, очень интересны, необычны. Но станут ли они классиками? В тех писателях, которые были раньше, чувствуется величина. Что в них было? Может, талант, гениальность? ПРАВДА, в конце концов?

Вот недавно была в книжном магазине. Там есть полки с супер хитами. Смотрю на названия. Сплошные убийства, секс, личный бренд, и много-много смешного. Что, вообще, происходит? Почему хитами становится все это, а не, например, Ирвин Ялом?

Кто читал, поделитесь вашими впечатления в комментариях? Действительно, интересно.

Эрих Фромм "Искусство любить" - рецензия - Психология эффективной жизни

Автор

Эрих Фромм (1900–1980) — немецкий философ, один из ярчайших представителей социальной психологии. Входил во Франкфуртскую школу социальных исследований, заложил основы неофрейдистского и фрейдомарксистского течений.

Сложность изложения

3 из 5. Рекомендуется психологам, философам, студентам гуманитарных специальностей.

Целевая аудитория

Все, кто интересуется проблемами взаимоотношений между людьми, вопросами любви и пола.

Зачем читать

Автор вместе с читателем последовательно задается вопросом, что такое любовь, является ли она чувством, доступным зрелой личности, и какие условия необходимы для того, чтобы научиться любить. В книге предложен развернутый анализ любви с точки зрения психологии, философии и истории.

Читаем вместе

Обычно мы думаем, что любовь — это чувство, спектр приятных ощущений, преходящее состояние, которое «накрывает» человека, если ему выпал такой счастливый случай. Основная же проблема большинства людей, желающих любви, — то, что для них это желание сводится в первую очередь к потребности быть любимыми, а не к вопросу о том, как любить самим. Человек стремится вызвать в другом любовь, прибегая к множеству различных ухищрений для этого: мужчина — через завоевание власти и богатства, женщина — через приумножение внешней привлекательности. Но привлечь интерес другого — еще не значит вызвать в нем любовь. Более того, это еще не значит полюбить самому.

Другая проблема, с которой сталкивается человек в вопросе любви, — отсутствие достойного ее объекта. Однако здесь мы смещаем фокус внимания с причины возникновения любви на ее следствие: не проблема объекта должна быть ключевой, а проблема способности. Способен ли я любить? — вот с какого вопроса нужно начинать путь постижения искусства любви.

Если в животном мире привязанность между особями предопределена инстинктами, то над человеком в этом вопросе власть биологических детерминант выражена гораздо слабее. Человек обладает самосознанием, то есть он способен выделить себя из окружающей среды, отделить себя от другого, осознать краткость своей жизни и свою беспомощность перед миром природы и социумом. Мы приходим в мир и уходим из него в одиночестве. И это переживание одиночества, обособленности, отделенности вызывает у человека тревогу. Чаще это беспричинное беспокойство, вспышки страха, которые необходимо как-то заглушить, нивелировать, чтобы жить дальше и не сойти с ума.

Снижению тревожности на ранних стадиях развития человечества способствовали оргиастические культы, в которых момент экстаза соединялся с переживанием групповой общности и ощущением исчезновения внешнего мира. Подобный эффект в современном обществе достигается путем принятия алкоголя и наркотиков, однако культура современного западного мира, в отличие от ранних, стигматизирует алкоголизм и наркоманию, что добавляет к базовому чувству тревоги у человека еще и переживание вины.

Другой способ избавиться от страха и беспокойства — подчинение группе, обществу, государству, что проявляется в расцвете диктатур или в стремлении к всеобщему равенству (то есть единению) в демократическом мире. На практике эффективность этого способа оказывается невысокой, что подтверждается распространением алкоголизма и других девиантных привычек в современном обществе.

Третий способ — творчество, в процессе которого человек сливается с предметом своей деятельности (художник — с картиной, скульптор — с мрамором и т.п.).

Однако все эти способы могут только временно избавить человека от чувства тревоги. Полное же освобождение возможно только в любви — при достижении безусловного единения с другим человеком.

От любви необходимо отличать как влюбленность — мимолетную заинтересованность, так и симбиотическую связь, которую можно трактовать как незрелую форму любви. Связь эта бывает двух видов: пассивная (мазохизм) и активная (садизм). В первом случае человек может избавиться от тревоги, только осознавая себя частью другой личности. Во втором — только признавая другую личность как часть себя.

В отличие от подобного симбиоза, зрелая любовь основана на признании и сохранении единства личности. Это единство подкрепляется способностью давать, дарить, умножать счастье любимого — и в то же время свое счастье.

Иными словами, любовь представляет собой активную действенную силу, проявляющуюся в четырех основных аспектах:

  1. Заботе (о благополучии другого).
  2. Ответственности (за обоих).
  3. Уважении (внимании к потребностям другого).
  4. Знании (стремлении понимать, что переживает любимый, которое возможно через понимание природы человека вообще).

Любовь возможна не только между полами.

Фромм описывает пять типов любви:

1. Братская любовь, предполагающая любовь к людям, к любому человеку только на том основании, что он — человек. Это базовый тип любви, который является фундаментом для возникновения остальных.

2. Материнская любовь — безусловная любовь матери к ребенку. Мать принимает ребенка полностью, любым, она не может вдруг разлюбить его, если он что-то сделает; или же не принимает вовсе. Любовь отца, в отличие от материнской, не инстинктивна, ее необходимо завоевывать, поэтому нередки истории о проснувшихся отцовских чувствах ближе к отрочеству или совершеннолетию ребенка.

3. Эротическая любовь — любовь между полами. Самая обманчивая, поскольку основана на признании исключительности избранного объекта и легко может превратиться в союз двух самовлюбленных индивидов. Подлинная эротическая любовь предполагает не фиксацию на себе или другом, а единение двоих равных человеческих существ в одно.

4. Любовь к себе. Логика братской любви говорит, что каждый человек заслуживает право быть любимым. Следовательно, и я заслуживаю того, чтобы меня любили. И если моей любви достоин любой, то и я тоже достоин моей любви. Этот вид необходимо отличать от эгоизма, который является не любовью, а стремлением к потреблению.

5. Любовь к Богу. Этот тип проходит сложный путь развития. Сперва он подобен привязанности ребенка к матери — беспомощной и безусловной: человек любит Бога, потому что без Него он не выживет. Затем отношение начинает напоминать любовь ребенка к отцу, основанную на восхищении и послушании. Зрелая любовь к Богу предполагает слияние, единение с Ним, в итоге Бог начинает восприниматься в поэтико-символическом смысле.

Настоящая зрелая любовь — это активная действенная способность. На ее проявление и развитие у человека значительное и не всегда позитивное влияние оказывает культура. Капиталистический мир, нуждающийся в работниках и потребителях, предоставляет индивиду разнообразные возможности избавиться от чувства одиночества и тревоги: монотонная стабильная работа, стандартизированные развлечения, создающие ложное чувство общности. Общество потребления предлагает человеку тысячу способов получить удовольствие, делая вид, что именно в этом заключается счастье. Подмена истинно человеческих потребностей их эрзацами, подобиями приводит и к разложению любви: превращению семьи в рекламный образ «команды», потребительскому отношению к другому.

Для того чтобы развить способность любить, научиться этому искусству, необходимо проявить достаточно усилий. Практика искусства любить требует дисциплины, терпения, сосредоточенности и предельной заинтересованности в этом процессе. Нужно уметь слушать, чувствовать и другого, и самого себя. И, наконец, нужно верить в любовь — не как в индивидуальное чувство, а как в способность, присущую всему человечеству.

Лучшая цитата

«Любовь к одному человеку предполагает любовь к человеку как таковому».

Чему учит книга

— Необходимо понимать, что любовь — это не преходящее чувство, а фундаментальная способность человека.

— Следует распознавать ложные и незрелые формы любви.

— Нужно развивать в себе способности любить (включая практические рекомендации).

— Необходимо ответственно относиться к любви, партнеру, ребенку и человечеству.

 

От редакции

Зачастую мы торопимся принимать скоротечную влюбленность за настоящую любовь, попадая под действие своеобразного наркотика. Фейерверк гормонов мешает разглядеть особенности характера партнера, да и сами в его глазах становимся на порядок привлекательнее. Почему так происходит, рассуждает писатель и популярный блогер Марта Кетро: http://psy.systems/post/vlublennost-kak-samocel.

О материнской любви написаны тысячи песен и сложены тысячи стихотворений. Мать для новорожденного — это весь мир. Но употребит ли женщина эту огромную власть во благо или во зло — зависит от нее самой. Почему одни женщины внушают своим детям любовь к жизни и уверенность в себе, а другие, наоборот, подрывают доверие к жизни? Об этом рассуждает в своей статье педагог, психолог, детский писатель Вадим Слуцкий: https://psy.systems/post/dayuschaya-zhizn-ili-otnimayuschaya.

Как дать партнеру ощущение настоящей любви к нему? Рассказать о ней на понятном ему языке. У нас развит определенный унаследованный любовный кодекс, в рамках которого мы привыкли выражать чувства и ожидать в ответ тех же понятных любовных схем и формул. Чтобы разобраться, какой язык ваш и отличается ли он от языка вашего любимого, причитайте с нами книгу эксперта по взаимоотношениям Гэри Чепмена «Пять языков любви»: https://psy.systems/post/gery-chepmen-pyat-yazykov-lubvi.

Эссе на книгу Э.Фромма "Искусство любить" ~ Проза (Психология)


Эрих Фромм в своей книге "Искусство любить" пишет, что "если человек не стремится более активно развивать свою личность в целом, чтобы достичь продуктивной ориентации; что удовлетворение в индивидуальной любви не может быть достигнуто без способности любить своего ближнего, без истинной человечности, отваги, веры и дисциплины.
Процесс обучения искусству можно последовательно разделить на два этапа: первый – овладение теорией; второй – овладение практикой. Стать мастером в любом искусстве – овладение искусством должно стать предметом наивысшего сосредоточения; не должно существовать в мире ничего более важного, чем это искусство".
Э.Фромм пять элементов любви:
1. Давание. "Любовь значит, прежде всего, давать, а не брать. В этом элементе проявляется выражение собственной жизненной способности, что побуждает другого человека тоже стать дающим, разделяя друг с другом радость, которую внесли в жизнь"
2. Забота и заинтересованность. "Любовь - это активная заинтересованность в жизни и развитии того, кого мы любим. Сущность любви - это труд...каждый любит то, для чего он трудится, и каждый трудится для того, что он любит".
3. Ответственность. "Быть "ответственным" значит быть в состоянии готовности "отвечать".
4. Уважение. "Способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность".
5. Знание. "Я могу переступить пределы собственного интереса и увидеть другого человека в его собственном проявлении - единственный путь полного знания - это акт любви".

Э.Фромм считает, что "Подлинная любовь это выражение созидательности и она предполагает заботу, уважение, ответственность и знание".
Созидательность - это потребность видеть наглядные результаты своей деятельности и способность их достигать, невзирая на возможные трудности.
Забота - целенаправленное содействие чьему-либо благу.
Э.Фромм пишет, что "любовь означает заботу, наиболее очевидно в любви матери к своему ребенку. Никакое ее заверение в любви не убедит нас, если мы увидим отсутствие у нее заботы о ребенке, если она пренебрегает кормлением, не купает его, не старается полностью его обиходить; но когда мы видим ее заботу о ребенке, мы всецело верим в ее любовь. Это относится и к любви к животным и цветам. Если какая-то женщина скажет нам, что любит цветы, а мы увидим, что она забывает их поливать, мы не поверим в ее любовь к цветам. Любовь – это активная заинтересованность в жизни и развитии того, что мы любим. Где нет активной заинтересованности, там нет любви. Сущность любви –это труд для кого-то и содействие его росту, что любовь и труд нераздельны. Каждый любит то, для чего он трудится, и каждый трудится для того, что он любит.
Забота и заинтересованность ведут к другому аспекту любви: к ответственности . Сегодня ответственность часто понимается как налагаемая обязанность, как что-то навязанное извне. Но ответственность в ее истинном смысле это от начала до конца добровольный акт. Это мой ответ на выраженные или невыраженные потребности человеческого существа. Быть «ответственным» значит быть в состоянии и готовности отвечать». Любящий человек чувствует себя ответственным. Жизнь его брата это не только дело самого брата, но и его дело. Он чувствует ответственность за всех ближних, как он чувствует ответственность за самого себя. Эта ответственность в случае матери и ребенка побуждает ее к заботе, главным образом, о его физических потребностях. В любви между взрослыми людьми она касается, главным образом, психических потребностей другого человека.
Ответственность — субъективная обязанность отвечать за поступки и действия, а также их последствия.
Э.Фромм пишет, что забота и заинтересованность ведут к другому аспекту любви: к ответственности . Сегодня ответственность часто понимается как налагаемая обязанность, как что-то навязанное извне. Но ответственность в ее истинном смысле это от начала до конца добровольный акт. Это мой ответ на выраженные или не выраженные потребности человеческого существа. Быть «ответственным» значит быть в состоянии и готовности отвечать». Любящий человек чувствует себя ответственным. Жизнь его брата это не только дело самого брата, но и его дело. Он чувствует ответственность за всех ближних, как он чувствует ответственность за самого себя. Эта ответственность в случае матери и ребенка побуждает ее к заботе, главным образом, о его физических потребностях. В любви между взрослыми людьми она касается, главным образом, психических потребностей другого человека.
Уважение — позиция одного человека по отношению к другому, признание достоинств личности. Уважение предписывает не причинять другому человеку вреда, ни физического, ни морального. В моральном сознании общества уважение предполагает справедливость, равенство прав, внимание к интересу другого человека, его убеждениям.
Э.Фромм считает, что "Ответственность могла бы легко вырождаться в желание превосходства и господства, если бы не было компонента любви: уважения. Уважение – это не страх и благоговение; оно означает в соответствии с корнем слова (геspicere = to look at) способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность. Уважение означает желание, чтобы другой человек рос и развивался таким, каков он есть. Уважение, таким образом, предполагает отсутствие эксплуатации. Я хочу, чтобы любимый мною человек рос и развивался ради него самого, своим собственным путем, а не для того, чтобы служить мне. Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не с таким, как мне хотелось бы чтоб он был, в качестве средства для моих целей. Ясно, что уважение возможно, только если я сам достиг независимости, если я могу стоять на своих ногах без посторонней помощи, без потребности властвовать над кем-то и использовать кого-то. Уважение существует только на основе свободы: lamor est lenfant de la liberte– как говорится в старой французской песне, любовь дитя свободы и никогда – господства".
Знание
Э.Фромм пишет, что "Уважать человека невозможно, не зная его; забота и ответственность были бы слепы, если бы их не направляло знание. Знание было бы пустым, если бы его мотивом не было заинтересованность. Есть много видов знания; знание, которое является элементом любви, не ограничивается поверхностным уровнем, а проникает в самую сущность. Это возможно только тогда, когда я могу переступить пределы собственного интереса и увидеть другого человека в его собственном проявлении. Я могу знать, например, что человек раздражен, даже если он и не проявляет это открыто; но я могу знать его еще более глубоко: я могу знать, что он встревожен и обеспокоен, чувствует себя одиноким, чувствует себя виноватым. Тогда я знаю, что его раздражение это проявление чего-то более глубинного, и я смотрю на него как на встревоженного и обеспокоенного, а это значит – как на страдающего человека, а не только как на раздраженного.
Знание имеет еще одно, и более основательное, отношение к проблеме любви. Фундаментальная потребность в соединении с другим человеком таким образом, чтобы помочь ему освободиться из темницы собственной изоляции, тесно связаной с другим специфическим человеческим желанием, желанием познать «тайну человека». Хотя жизнь уже и в самих биологических аспектах является чудом и тайной, человек, в его именно человеческих аспектах, является непостижимой тайной для себя самого – и для своих ближних. Мы знаем себя, и, все же несмотря на все наши усилия, мы не знаем себя. Мы знаем своего ближнего; и все же мы не знаем его, потому что мы не вещь и наш ближний – не вещь. Чем глубже мы проникаем в глубины нашего существа или какого-либо иного существа, тем более цель познания удаляется от нас. И все же мы не можем избавиться от желания проникнуть в тайну человеческой души, в то сокровеннейшее ядро, которое и есть «он».
Есть один, отчаянный, путь познать тайну: это путь полного господства над другим человеком, господства, которое сделает его таким, как мы хотим, заставит чувствовать то, что мы хотим; превратит его в вещь, нашу вещь, собственность. Высшая степень такой попытки познания обнаруживается в крайностях садизма, в желании и способности причинять страдания человеческому существу; пытать его, мучениями заставить выдать свою тайну. В этой жажде проникновения в тайну человека, его – и соответственно – нашу собственную тайну, состоит сущностная мотивация глубокой и напряженной жестокости и разрушительности. В очень лаконичной форме эта идея была выражена Исааком Бабелем. Он приводит слова офицера времен русской гражданской войны, который конем затоптал своего бывшего хозяина. «Стрельбой, – я так выскажу, –от человека только отделаться можно: стрельба – это ему помилование, а себе гнусная легкость, стрельбой до души не дойдешь, где она у человека есть и как она показывается. Но я, бывает, себя не жалею, я, бывает, врага час топчу или более часу, мне желательно жизнь узнать, какая она у нас есть…
Мы часто видим этот путь познания в явной его форме у детей. Ребенок берет какую-либо вещь и разбивает ее ради того, чтобы познать; или он берет живое существо, жестоко обрывает крылья бабочке, чтобы познать ее, выведать ее тайну. Жестокость сама по себе мотивируется чем-то более глубинным: желанием познать тайну вещей и жизни.
Другой путь познания «тайны» – это любовь. Любовь представляет собой активное проникновение в другого человека, проникновение, в котором мое желание познания удовлетворяется благодаря единению. В акте слияния я познаю тебя, я познаю себя, я познаю всех – и я «не знаю» ничего. Я обретаю таким путем – благодаря переживанию единства – знание о том, чем человек жив и на что способен, но это знание невозможно получить благодаря мысли. Садизм мотивирован желанием познать тайну, и все же я остаюсь таким несведущим, каким был и прежде. Я расчленил другое существо на части, и все, чего я достиг – это разрушил его. Любовь – единственный путь познания, который в акте единения отвечает на мой вопрос. В акте любви, отдавания себя, в акте проникновения вглубь другого человека, я нахожу себя, я открываю себя, я открываю нас обоих, я открываю человека.
Страстное желание узнать самих себя и узнать наших ближних выражено в дельфийском призыве «Познай себя». Это основная пружина всей психологии. Но ввиду того, что желание это заключает в себе познание всего человека, его сокровеннейшей тайны, то желание это никогда не может быть полностью удовлетворено познанием обычного рода, познанием только посредством мысли. Даже если бы мы знали о себе в тысячу раз больше, то и тогда мы никогда не достигли бы самой сути. Мы все же продолжали бы оставаться загадкой для самих себя, а также и наши ближние продолжали бы оставаться загадкой для нас. Единственный путь полного знания, это акт любви: этот акт выходит за пределы мысли, выходит за пределы слова. Это смелое погружение в переживание единства. Однако познание мыслью, т. е. психологические знания, это необходимое условие для полного знания в акте любви. Я должен познать другого человека и самого себя объективно, чтобы было возможно увидеть, каков он в действительности или вернее, чтобы преодолеть иллюзии, иррационально искаженный образ его, возникший у меня. Только если я познаю человеческое существо объективно, я могу познать в акте любви его глубочайшую сущность.
Забота, ответственность, уважение и знание взаимозависимы. Они представляют собой набор установок, которые должны быть заложены в зрелом человеке, т. е. в человеке, который развивает свои созидательные силы, который хочет иметь лишь то, что он сам создал, который отказывается от нарциссистских мечтаний о всезнании и всемогуществе, который обрел смирение, основанное на внутренней силе, которую может дать только истинно созидательная деятельность".
Э.Фромм описал 5 видов любви:
1. Братская любовь. «Я разумею ответственность, заботу, уважение, знание какого-либо другого человеческого существа , желание продлить его жизнь.
2. Материнская любовь. Безусловное утверждение в жизни ребенка:
1) заботы и ответственности, необходимых для сохранение его жизни и роста;
2) установки, которая внушает любовь к жизни, что хорошо быть живым.
3. Эротическая любовь. Любовь к глубинной сути своего существа и восприятие в другом глубинной сути его или её существа.
4. Любовь к себе. Любовь к своему собственному «Я".
5. Любовь к Богу. «Стремление к достижению совершенной способности любить».

1.Братская любовь
Братская любовь – это любовь между равными.
Наиболее фундаментальный вид любви, составляющий основу всех типов любви, это братская любовь. Под ней я разумею ответственность, заботу, уважение, знание какого-либо другого человеческого существа, желание продлить его жизнь. Об этом виде любви идет речь в Библии, когда говорится: «возлюби ближнего своего, как самого себя». Братская любовь это любовь ко всем человеческим существам; ее характеризует полное отсутствие предпочтения. Если я развил в себе способность любви, я не могу не любить своих братьев. В братской любви наличествует переживание единства со всеми людьми, человеческой солидарности, человеческого единения. Братская любовь основывается на чувстве, что все мы – одно.
Братская любовь это любовь между равными; но даже равные не всегда «равны». Как люди, все мы нуждаемся в помощи. Сегодня я, завтра ты. Но потребность в помощи не означает, что одни беспомощен, а другой всесилен. Беспомощность это временное состояние; способность обходиться собственными силами это постоянное и общее состояние.
И все же любовь к беспомощному человеку, любовь к бедному и чужому это начало братской любви.
Любовь начинает проявляться, только когда мы любим тех, кого не; можем использовать в своих целях.
2. Материнская любовь
Материнская любовь – это любовь к беспомощному существу.
Мать – это тепло, мать – это пища, мать – это эйфорическое состояние удовлетворения и безопасности. Все эти переживания кристаллизуются и объединяются в одном переживании: я любим . Я любим, потому что я – ребенок своей матери. Я любим потому что я беспомощен. Я любим, потому что я прекрасен, чудесен. Я любим, потому что мать нуждается во мне. Это можно выразить в более общей форме: Я любим за то, что я есть, или по возможности еще более точно: Я любим, потому что это я. Это переживание любимости матерью –пассивное переживание. Нет ничего, что я сделал для того, чтобы быть любимым – материнская любовь безусловна. Все, что от меня требуется, это быть – быть ее ребенком. Материнская любовь – это блаженство, это покой, ее не нужно добиваться, ее не нужно заслуживать. Но есть и негативная сторона в безусловной материнской любви. Ее не только не нужно заслуживать – ее еще и нельзя добиться, вызвать, контролировать. Если она есть, то она равна блаженству, если же ее нет, это все равно как если бы все прекрасное ушло из жизни – и я ничего не могу сделать, чтобы эту любовь создать. Материнская любовь по самой своей природе безусловна. Мать любит новорожденного младенца, потому что это ее дитя, потому что с появлением этого ребенка решилось нечто важное, удовлетворились какие-то ожидания.
Связь с отцом совершенно другая. Мать – это дом, из которого мы уходим, это природа, океан; отец не представляет никакого такого природного дома. Он имеет слабую связь с ребенком в первые годы его жизни, и его важность для ребенка в этот период не идет ни в какое сравнение с важностью матери. Но хотя отец не представляет природного мира, он представляет другой полюс человеческого существования: мир мысли, вещей, созданных – человеческими руками, закона и порядка, дисциплины, путешествий и приключений. Отец – это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир.
Отцовская любовь это обусловленная любовь. Ее принцип таков: «Я люблю тебя, потому что ты удовлетворяешь моим ожиданиям, потому что ты исполняешь свои обязанности, потому что ты похож на меня». В обусловленной отцовской любви мы находим, как и в безусловной материнской, отрицательную и положительную стороны. Отрицательную сторону составляет уже тот факт, что отцовская любовь должна быть заслужена, что она может быть утеряна, если человек не сделает того, что от него ждут. В самой природе отцовской любви заключено, что послушание становится основной добродетелью, непослушание – главным грехом. И наказанием за него является утрата отцовской любви. Важна и положительная сторона. Поскольку отцовская любовь обусловлена, то я могу что-то сделать, чтобы добиться ее, я могу трудиться ради нее; отцовская любовь не находится вне пределов моего контроля, как любовь материнская. Ребенок старше шести лет начинает нуждаться в отцовской любви, авторитете и руководстве отца. Функция матери – обеспечить ребенку безопасность в жизни, функция отца – учить его, руководить им, чтобы он смог справляться с проблемами, которые ставит перед ребенком то общество, в котором он родился. В идеальном случае материнская любовь не пытается помешать ребенку взрослеть, не пытается назначить награду за беспомощность. Мать должна иметь веру в жизнь, не должна быть тревожной, чтобы не заражать ребенка своей тревогой. Частью ее жизни должно быть желание, чтобы ребенок стал независимым, и, в конце концов, отделился от нее. Отцовская любовь должна быть направляема принципами и ожиданиями; она должна быть терпеливой и снисходительной, а не угрожающей и авторитетной. Она должна давать растущему ребенку все возрастающее чувство собственной силы и, наконец, позволить ему стать самому для себя авторитетом и освободиться от авторитета отца.
В конечном счете, зрелый человек приходит к тому моменту, когда он сам становится и своей собственной матерью и своим собственным отцом. Он обретает как бы материнское и отцовское сознание. Материнское сознание говорит: «Нет злодеяния, нет преступления, которое могло бы лишить тебя моей любви, моего желания, чтобы ты жил и был счастлив». Отцовское сознание говорит: «Ты совершил зло, ты не можешь избежать следствий своего злого поступка, и если ты хочешь, чтобы я любил тебя, ты должен прежде всего исправить свое поведение». Зрелый человек внешне становится свободен от материнской и отцовской фигур, он строит их внутри себя.
Более того, зрелый человек соединяет в своей любви материнское и отцовское сознание несмотря на то, что они, казалось бы, противоположны друг другу. Если бы он обладал только отцовским сознанием, он был бы злым и бесчеловечным. Если бы он обладал только материнским сознанием, он был бы склонен к утрате здравого суждения и препятствовал бы себе и другим в развитии.
В этом развитии от матерински-центрированной к отцовски-центрированной привязанности и их окончательном синтезе состоит основа духовного здоровья и зрелости.
3.Эротическая любовь
Эротическая любовь, она жаждет полного слияния, единства с единственным человеком. Она по самой своей природе исключительна, а не всеобща; к тому же, вероятно, это самая обманчивая форма любви.
Любимого человека познаешь так же хорошо, как самого себя. Или, может, лучше сказать –познаешь так же мало, как самого себя. Если бы познание другого человека шло вглубь, если бы познавалась бесконечность его личности, то другого человека никогда нельзя было бы познать окончательно – и чудо преодоления барьеров могло бы повторяться каждый день заново.
Эротическая любовь еще не дополняется братской любовью, это никогда не поведет к единству, которое было бы чем-то большим, чем оргиастическое преходящее единение.
Эротическая любовь еще не дополняется братской любовью, это никогда не поведет к единству, которое было бы чем-то большим, чем оргиастическое преходящее единение.
Часто предпочтительность эротической любви неверно интерпретируется как привязанность, основанная на обладании. Нередко можно найти двух людей, влюбленных друг в друга и не испытывающих любви больше ни к кому. На самом деле их любовь это эгоизм двоих. Два человека отождествляются друг с другом и решают проблему одиночества, увеличивая единичную индивидуальность вдвое. Они достигают чувства преодоления одиночества, однако, поскольку они отделены от всего остального человечества, они остаются отделенными и друг от друга, и каждый из них отчужден от самого себя. Их переживание единства – иллюзия. Эротическая любовь делает предпочтение, но в другом человеке она любит все человечество, все, что есть живого. Она предпочтительна только в том смысле, что я могу соединить себя целиком и прочно с одним человеком. Эротическая любовь исключает любовь к другим только в смысле эротического слияния, полного соединения во всех аспектах жизни – но не в смысле глубокой братской любви.
Часто предпочтительность эротической любви неверно интерпретируется как привязанность, основанная на обладании. Нередко можно найти двух людей, влюбленных друг в друга и не испытывающих любви больше ни к кому. На самом деле их любовь это эгоизм двоих. Два человека отождествляются друг с другом и решают проблему одиночества, увеличивая единичную индивидуальность вдвое. Они достигают чувства преодоления одиночества, однако, поскольку они отделены от всего остального человечества, они остаются отделенными и друг от друга, и каждый из них отчужден от самого себя. Их переживание единства – иллюзия. Эротическая любовь делает предпочтение, но в другом человеке она любит все человечество, все, что есть живого. Она предпочтительна только в том смысле, что я могу соединить себя целиком и прочно с одним человеком. Эротическая любовь исключает любовь к другим только в смысле эротического слияния, полного соединения во всех аспектах жизни – но не в смысле глубокой братской любви.
Часто предпочтительность эротической любви неверно интерпретируется как привязанность, основанная на обладании. Нередко можно найти двух людей, влюбленных друг в друга и не испытывающих любви больше ни к кому. На самом деле их любовь это эгоизм двоих. Два человека отождествляются друг с другом и решают проблему одиночества, увеличивая единичную индивидуальность вдвое. Они достигают чувства преодоления одиночества, однако, поскольку они отделены от всего остального человечества, они остаются отделенными и друг от друга, и каждый из них отчужден от самого себя. Их переживание единства – иллюзия. Эротическая любовь делает предпочтение, но в другом человеке она любит все человечество, все, что есть живого. Она предпочтительна только в том смысле, что я могу соединить себя целиком и прочно с одним человеком. Эротическая любовь исключает любовь к другим только в смысле эротического слияния, полного соединения во всех аспектах жизни – но не в смысле глубокой братской любви.
Эротическая любовь требует определенных особенных, в высшей степени индивидуальных элементов, которые наличествуют у отдельных людей, но не у всех. Обе точки зрения – одна, что эротическая любовь это от начала до конца уникальное индивидуальное влечение двух определенных людей, а другая, что эротическая любовь не что иное как акт воли, – верны.
4. Любовь к себе
Фромм пишет: « …мое собственное «я» должно быть таким же объектом моей любви, как и другой человек. Утверждение моей собственной жизни; счастья, развития, свободы коренится в моей собственной способности любить, т. е. в заботе, уважении, ответственности и знании. Если индивид в состоянии любить созидательно, он любит также и себя; если он любит только других, он не может любить вообще.
Эгоистичный человек любит себя не слишком сильно, а слишком слабо, а на самом же деле он ненавидит себя. Отсутствие нежности и заботы о себе, которые составляют только частное выражение отсутствия созидательности, оставляет его пустым и фрустрированным. Он неизбежно несчастен и тревожно силится урвать у жизни удовольствия, получению которых сам же и препятствует. Кажется, что он слишком много заботится о себе, но, в действительности, он только делает безуспешные попытки скрыть и компенсировать свой провал в деле заботы о своем собственном «я».
Эти идеи любви к себе нельзя суммировать лучше, чем цитируя на эту тему Мейсгера Экхарта: «Если ты любишь себя, ты любишь каждого человека так же, как и себя. Если же ты любишь другого человека меньше, чем себя, то в действительности ты не преуспел в любви к себе, но если ты любишь всех в равной мере, включая и себя, ты будешь любить их как одну личность, и личность эта есть и бог и человек. Следовательно, тот великая и праведная личность, кто, любя себя, любит всех других одинаково"
5. Любовь к Богу
Это ведет к подчеркиванию значения правильного образа жизни. Все в жизни, всякое мелкое и всякое важное действие, посвящены познанию бога, но познанию не посредством правильной мысли, а посредством правильного действия. Во-первых, она ведет к терпимости.
В преобладающей на Западе религиозной системе любовь к богу это в сущности то же, что и вера в бога, в божественное существование, божественную справедливость, божественную любовь. Любовь к богу это в сущности мысленный опыт. В восточных религиях и в мистицизме любовь к богу это напряженное чувственное переживание единства, нераздельно соединенное с выражением этой любви в каждом жизненном действии.
В истории рода человеческого мы видим – и можем предвидеть наперед – то же развитие: от первоначальной любви к богу, как беспомощной привязанности к матери-богине, через послушную привязанность к богу-отцу, к зрелой стадии, когда бог перестает быть внешней силой, когда человек вбирает в себя принципы любви и справедливости, когда он становится единым с богом, и наконец, к точке, где он говорит о боге только в поэтическом, символическом смысле.
В истории рода человеческого мы видим – и можем предвидеть наперед – то же развитие: от первоначальной любви к богу, как беспомощной привязанности к матери-богине, через послушную привязанность к богу-отцу, к зрелой стадии, когда бог перестает быть внешней силой, когда человек вбирает в себя принципы любви и справедливости, когда он становится единым с богом, и наконец, к точке, где он говорит о боге только в поэтическом, символическом смысле.
В современной религии мы находим все стадии, от самого раннего и примитивного развития до высшей стадии. Слово «бог» обозначает как племенного вождя, так и «абсолютное ничто». Таким же образом, и каждый индивид сохраняет в себе, в своем бессознательном, как было показано Фрейдом, все стадии, начиная со стадии беспомощного младенца. Вопрос в том, до какой стадии человек дорос. Одно вполне определенно: природа его любви к богу соответствует природе его любви к человеку, и далее, действительный характер его любви к богу и человеку часто остается бессознательным, будучи скрыт и рационализирован более зрелой мыслью о том, что есть его любовь. Далее, любовь к человеку, хотя непосредственно она вплетена в его отношения со своей семьей, в конечном счете определяется структурой общества, в котором он живет. Если социальная структура основана на подчинении авторитету – явному авторитету, анонимному авторитету рынка и общественного мнения, – его понятие бога по необходимости оказывается инфантильным и далеким от зрелости, зерна которой можно найти в истории монотеистической религии.

Формы псевдолюбви
Любовь как спасение от одиночества
Псевдолюбовь возникает если «В «любви» отыскивается, наконец, спасение от одиночества. . Создается союз двоих против мира, и этот эгоизм вдвоем ошибочно принимается за любовь и близость.
<..>Основополагающая идея состояла в том, что любовь дитя сексуального наслаждения, и если два человека научатся сексуально удовлетворять друг друга, то они будут любить друг друга. В соответствии с общей иллюзией времени, считалось, что использование правильной техники это решение не только технических проблем индустриального производства, но также и всех человеческих проблем. Игнорировался тот факт, что истина прямо противоположна этому основополагающему предположению. Любовь не является результатом адекватного сексуального удовлетворения, сексуальное счастье – даже знание так называемой сексуальной техники – это результат любви. Если бы этот тезис нуждался в ином, кроме повседневного наблюдения, доказательстве, то такое доказательство можно найти в обширном материале психоаналитических данных. Изучение наиболее часто встречающихся сексуальных проблем – фригидность у женщин и более или менее острые формы психической импотенции у мужчин – показывает, что причина здесь не в отсутствии знания правильной техники, а в торможениях, производящих эту неспособность любить. Страх или ненависть к другому полу служат причиной тех трудностей, которые мешают человеку отдаваться полностью, действовать стихийно, непосредственно и просто довериться сексуальному партнеру в физической близости. Если человек с сексуальными торможениями сможет избавиться от страха или ненависти и обретет способность любить, исчезнут и ее или его сексуальные проблемы. Если нет, то не поможет и знание сексуальной техники.
Влюбленность всегда граничит с ненормальностью, она всегда сопровождается безрассудностью в отношении действительности, подчиненностью слепой силе и является перенесением с объектов детской любви.
Любовь как неограниченное сексуальное удовлетворение
Псевдолюбовь если: “ клинические факты показывают, что мужчина – или женщина – которые посвящают свою жизнь неограниченному сексуальному удовлетворению, не достигают счастья и очень часто страдают от острых невротических конфликтов или симптомов. Полное удовлетворение всех инстинктивных потребностей не только не дает основы для счастья, но даже не гарантирует психического здоровья.
Любовь как стадия детской привязанности
Псевдолюбовь у людей: «чье эмоциональное развитие осталось на стадии детской привязанности к матери. Это люди, которые как бы никогда так и не отделились от матери. Они все еще чувствуют себя детьми, жаждут материнской опеки, любви, тепла, заботы и восхищения; жаждут безусловной материнской любви, любви, которая дается по той только причине, что в ней нуждаются они – дети своей матери, они беспомощны. Такие мужчины часто бывают нежны и обаятельны, если стараются возбудить к себе женскую любовь, и даже после того, как добились своего. Но их отношение к женщине (как, фактически, и ко всем другим людям) остается поверхностным и безответственным. Их цель – быть любимыми, а не любить. В мужчине такого типа обычно много пустоты, более или менее прикрытой грандиозными идеями. Если они находят подходящую им женщину, они чувствуют себя беспечными, на вершине мира, и могут проявлять много нежности и обаятельности. Вот почему эти люди часто обманчивы. Но когда, по прошествии некоторого времени, женщина перестает удовлетворять их фантастическим ожиданиям, начинаются конфликты и обиды. Если женщина не всегда восхищается им, если она делает попытки своей собственной жизни, если она хочет быть любима и окружена вниманием, и в крайних случаях, если она не согласна прощать его любовные дела с другой женщиной (или проявлять к ней восхищенный интерес), то мужчина чувствует себя глубоко задетым и разочарованным и обычно рационализирует это чувство посредством идеи, что женщина «не любит его, эгоистка или подавляет его». Все, что не согласуется с отношением любящей матери к своему очаровательному ребенку, расценивается как доказательство отсутствия любви. Такие мужчины обычно смешивают свое нежное поведение, свое желание нравиться с подлинной любовью, а затем приходят к выводу, что с ними обошлись просто нечестно; они воображают себя великими любовниками и горько жалуются на неблагодарность своих любовных партнеров.
С этой стороны предстает отрицательный аспект материнского образа – разрушительный, поглощающий. Мать может дать жизнь и может забрать жизнь. Она та, кто порождает жизнь, и та, кто уничтожает; она может творить чудеса любви – и никто не может причинить больше боли, чем она.
Другую форму невротической патологии находим в тех случаях, где главное это привязанность к отцу.
Но в своих отношениях с женщиной они остаются сдержанными и держатся на расстоянии. Женщина для них не имеет центрального значения; они обычно относятся к ней с пренебрежительной снисходительностью, часто маскируемой под отеческий интерес к маленькой девочке. Поначалу они часто производят на женщину сильное впечатление своими мужскими качествами, но когда женщина, которую взяли в жены, открывает, что ей выпало играть вторую роль после идущего впереди чувства привязанности к отцовскому образу, который в данное время является главным для мужа, то ее разочарование все возрастает; может однако случиться, что и жена остается привязанной к своему отцу – и тогда она счастлива с мужем, который относится к ней как к капризному ребенку.
Отстраненность супругов
Более сложный вид невротического нарушения в любви, основанного на ином виде родительской ситуации, имеет место тогда, когда родители не любят друг друга, но слишком сдержанны, чтобы ссориться или проявлять вовне какие-либо знаки неудовольствия. Отстраненность не позволяет им быть непроизвольными в своих отношениях к ребенку. Маленькая девочка живет в атмосфере «корректности», эта атмосфера не допускает близкого контакта с отцом или матерью, и, следовательно, девочка оказывается лишенной возможности разрешать свои проблемы и живет боязливой. Она никогда не знает, что родители чувствуют или думают; в этой атмосфере всегда присутствует элемент неопределенности, таинственности. В результате девочка уходит в свой собственный мир, в мечты наяву, остается отстраненной и сохраняет эту же установку в своих позднейших любовных отношениях.
Далее, эта замкнутость в себе сказывается на развитии напряженной тревожности, чувства недоверия к миру, и часто ведет к мазохистским склонностям, как единственному способу пережить напряженную возбужденность. Часто такая женщина предпочитает, чтобы муж устроил сцену и стал кричать вместо того, чтобы сохранять более нормальное и благоразумное поведение, потому что, по крайней мере, это хоть как-то может снять с нее бремя напряжения и страха; нередко такие женщины бессознательно провоцируют подобное поведение, чтобы избавиться от мучительного состояния эмоциональной нейтральности.
Любовь - поклонение
Форма псевдолюбви, которая нередко встречается и часто воспринимается (а еще чаще изображается в кинокартинах и романах) как «великая любовь», это любовь-поклонение.
Если человек не достиг уровня, на котором он обретает чувство аутентичности, собственного «я», благодаря продуктивной реализации своих собственных возможностей, он имеет склонность «поклоняться» любимому человеку. Он отчужден от своих собственных сил и проецирует их на любимого человека, которого почитает как высшее благо (summum bonum), воплощение любви, света, блаженства. В этом процессе он лишает себя всякого ощущения собственной силы, теряет себя в любимом человеке вместо того, чтобы находить себя в нем. Поскольку обычно никакой человек не может в течение долгого времени жить согласно ожиданиям своего поклоняющегося почитателя, то наступает разочарование, и, как лекарство, отыскивается новый идол, иногда так происходит помногу раз. Что характерно для этого типа поклоняющейся любви, так это сила и внезапность любовного переживания на начальном этапе. Эта любовь-поклонение часто описывается как истинная, великая любовь; но хотя она, казалось бы, должна свидетельствовать о силе и глубине любви, на самом деле она лишь обнаруживает голод и отчаяние поклоняющегося. Нет необходимости говорить, что нередко два человека относятся друг к другу с взаимным поклонением, которое иногда, в крайних случаях, представляет образ folie a deux.
Сентиментальная любовь
Другая форма псевдо-любви может быть названа «сентиментальной любовью». Ее сущность в том, что любовь переживается только в фантазии, а не в здесь и сейчас существующих отношениях с другим реальным человеком. Наиболее широко распространенная форма этого типа любви это заместительное любовное удовлетворение, переживаемое потребителем кинокартин и романов с любовными историями, песен о любви. Все неосуществленные желания любви, единства и близости находят удовлетворение в потреблении такой продукции. Мужчина и женщина, которые в отношениях к своим супругам неспособны проникнуть сквозь стену отчужденности, бывают растроганы до слез, когда принимают участие в счастливой или несчастливой любовной истории, разыгрываемой на экране. Для многих пар, смотрящих эти истории в кино, это единственный способ пережить любовь – не друг к другу, а вместе, в качестве зрителей «любви» других людей. Пока любовь существует как сон наяву, они могут принимать в ней участие; но как только они спускаются в мир реальности отношений двух реальных людей, – они становятся холодны.
Другой аспект сентиментальной любви представляет собой абстракция любви во времени. Пара может быть глубоко растрогана воспоминаниями о своей прежней любви, хотя когда это прошлое было настоящим, никакой любви не чувствовалось, – или фантазиями о своей будущей любви. Как много помолвленных или молодоженов мечтают о блаженстве любви, которая придет в будущем, тогда как в данный момент, в котором они живут, они уже начинают скучать друг с другом. Эта тенденция совпадает с общей установкой, характерной для современного человека. Он живет в прошлом или в будущем, но не в настоящем. Он сентиментально вспоминает свое детство и свою мать или строит счастливые планы на будущее. Переживается ли любовь заместительно, как участие в фиктивных переживаниях других людей, переносится ли она из настоящего в прошлое или будущее, такая абстрактная и отчужденная форма любви служит наркотиком, который облегчает боль реальности, одиночества и отчуждения.
Проблема собственного существования сосредоточена на собственном ребенке
«Другая форма проекции это проекция своих собственных проблем на детей. Прежде всего такая проекция часто проявляется в желании иметь ребенка. В таких случаях желание иметь ребенка задается главным образом проекцией проблем своего собственного существования на ребенка. Когда человек чувствует, что он не в состоянии придать смысл своей собственной жизни, он старается обрести этот смысл в ребенке. Но так можно ввергнуть в беду как самого себя, так и своего ребенка. Себя потому, что проблема существования может быть разрешена каждым человеком только внутри самого себя, а не при помощи посредника; ребенка потому, что в человеке могут отсутствовать качества, которые необходимы для воспитания ребенка. Дети служат проективным целям и тогда, когда встает вопрос о расторжении несчастливого брака. Главный аргумент родителей в такой ситуации тот, что они не могут разойтись, чтобы не лишать ребенка благодеяний единой семьи. Всякое тщательное изучение показало бы, однако, что атмосфера напряженности и несчастливости внутри «единой семьи» более вредна для ребенка, чем открытый разрыв – который по крайней мере учит, что человек в состоянии посредством смелого решения изменить непереносимую ситуацию».
Вывод
«Любовь возможна, только если два человека связаны друг с другом центрами существования, а значит каждый из них воспринимает себя из глубины своего существования. Только в таком « центральном переживании» состоит человеческая реальность, только здесь жизненность, только здесь основа любви. Любовь, так переживаемая, это постоянный риск, это состояние не отдыха, а движения, роста, работы сообща; наличие гармонии или конфликта, радости или печали является вторичным по отношению к основному факту, что два человека чувствуют полноту своего существования, в единстве друг с другом каждый из них обретает себя, а не теряет. Есть только одно доказательство наличия любви: глубина отношений, жизненность и сила каждого из любящих: это плод, по которому узнается любовь».

Искусство любить

Эрих Фромм об искусстве любить

В этой статье мы рассмотрим взгляды Эриха Фромма, посвященные проблеме любви, представленные в его работе «Искусство любить» (1956).

Эрих Фромм с самого предисловия предупреждает нас, что ни любовь, ни его книга не предполагают инструкций чисто технического характера. «Любовь – не сентиментальное чувство, которое может испытать каждый», – пишет Э. Фромм. Способность переживать любовь тесно связана с уровнем развития личности, ее зрелостью и созидательной ориентацией. Для того чтобы любить, требуется истинная человечность, дисциплина, отвага и вера. Как исследователь культуры и общества Эрих Фромм с сожалением отмечает, что в некоторых культурах возможность такого личностного созревания оказывается труднодостижимой. Но, как это для него характерно, отмечает, что сложности не должны нас останавливать. Сложности нужно стремиться понять, а в результате глубокого понимания найти условия их преодоления.

Итак, первейшая посылка книги состоит в том, что любовь не является чем-то легкодоступным, приятным и случайным, любовь как любое искусство требует усилия и знания. В то же время в современной культуре Э. Фромм видит прямо противоположное отношение к любви, люди стремятся скорее вызывать любовь к себе, чем любить самим. Э. Фромм отмечает, что «для большинства людей нашей культуры умение возбуждать любовь это, в сущности, соединение симпатичности и сексуальной привлекательности». В такой установке любовь из проблемы способности превращается в проблему объекта, первостепенным оказывается нахождение достойного объекта, а не собственная способность любить.

Эрих Фромм стремится провести анализ причин, приведших к такому плачевному отношению к любви в современном обществе. Он отмечает, что для современного общества наиболее характерны идеи неограниченного потребления и взаимовыгодного обмена, что накладывает свой весомый отпечаток и на представления об отношениях между людьми. Ценность объекта любви определяется по его социальной привлекательности подобно тому, как упаковка указывает на значительность товара. «Едва ли стоит удивляться, – отмечает Эрих Фромм, – что в культуре, где превалирует рыночная ориентация и где материальный успех представляет выдающуюся ценность, человеческие любовные отношения следуют тем же образцам».

Как же все-таки возможно овладеть искусством любить? Эрих Фромм выделяет в этом искусстве, как и в любом другом, три составляющие: теорию, практику и сосредоточение на самом искусстве как на чем-то наиболее ценном. Чтобы овладеть искусством, оно должно стать важнейшей ценностью, и здесь вскрывается проблема любви для современного человека, для которого большую ценность зачастую представляет вовсе не любовь, а «успех, престиж, деньги, власть». Любовь, не приносящая ни денег, ни какой-либо ощутимой пользы, оказывается недостойной приложения усилий современного человека.

Обозначив исходные проблемы, Эрих Фромм переходит к заявленному рассмотрению теории и практики любви.

Теория любви должна предполагать теорию человеческого существования, любовь собственно и является ответом на проблему специфически человеческого существования. Хотя привязанность в отношениях животных мы воспринимаем как эквивалент любви, для животных эти отношения укоренены в инстинктивной природе. Для человека подобная гармония с природой безвозвратно утрачена, но взамен человек получает способность разума и осознание своей отделенности.

По Э. Фромму, осознание себя в качестве отдельного существа, осознание краткости своей жизни, своего одиночества и беспомощности, разобщенности с другими существами наполняет жизнь тяжелейшими переживаниями, освободиться от которых можно лишь на основе нового объединения с другими людьми и окружающим миром.

Так как переживание отделенности порождает чувства тревоги, стыда и вины, то «глубочайшую потребность человека составляет потребность преодолеть свою отделенность». Эта проблема – преодоления своей отделенности и достижения единства с другими людьми – стоит перед человеком во все времена и во всех культурах, этот вопрос исходит из самих условий человеческого существования. Ответы на этот вопрос различны. Собственно, набор таких ответов и является историей человеческой культуры, историей религии и философии.

Эрих Фромм подчеркивает, что качество ответа во многом зависит от уровня индивидуализации, достигнутой человеком. Так, маленький ребенок, «я» которого еще развито слабо, в присутствии своей матери не чувствует свою отделенность. Со временем, по мере развития собственной индивидуальности, ребенку будет недостаточно присутствия матери, ему потребуются иные пути преодоления отделенности. «Сходным образом человеческий род в своем младенчестве еще чувствовал единство с природой, – отмечает Э. Фромм, – но чем больше человеческий род порывал с этими первоначальными узами, чем более он отделялся от природного мира, тем более напряженной становилась потребность находить новые пути преодоления отделенности».

Эрих Фромм выделяет и описывает несколько путей преодоления человеческой отделенности.

Одним из путей служат все виды оргиастических состояний, которые могут иметь форму транса или наркотического опьянения. Примером такого пути, согласно Э. Фромму, могут служить и многие ритуалы примитивных племен: «в трансовом состоянии экзальтации исчезает внешний мир, а вместе с ним и чувство отделенности от него». Оргиастический союз достигается и в переживании сексуального удовлетворения. Для всех форм оргиастического союза характерны следующие черты: интенсивность переживаний, захватывающих человека целиком, и относительная кратковременность этих переживаний.

Другой формой единства во все времена было «единство, основанное на приспособлении к группе, ее обычаям, практике и верованиям». В таком стадном единстве, спасающем от ужасающего чувства одиночества, человек во многом утрачивает себя. Путь приспособления не вызывает таких сильных переживаний как при оргиастических состояниях, поэтому не всегда оказывается достаточным, симптомами чего Э. Фромм видит распространенные в современном мире эротоманию, алкоголизм и наркоманию. К тому же путь приспособления больше захватывает уровень ума, чем тела, в отличие от оргиастических состояний. Правда у стадного конформизма есть и достоинство – его стабильность, в противоположность периодичности оргиастических переживаний.

Третий путь обретения единства заключается в творческой деятельности. В творческом труде человек достигает единства со своим предметом, что символически выражает единство со всем внешним миром. Эрих Фромм акцентирует и то, что для современного мира, где работающий человек становится «придатком машины или бюрократической организации», доля творческого труда в рабочем процессе катастрофически сокращается.

Все три способа единения частичны, ограничены: «Единение, достигаемое в созидательной работе, не межличностно; единение, достигаемое в оргиастическом слиянии, – преходяще; единение, достигаемое приспособлением – это только псевдоединение». Полноценный ответ на проблему человеческой отделенности может дать только межличностное единение в любви с другим человеком.

Говоря о любви, могут возникнуть чисто терминологические трудности, так как под одним и тем же словом «любовь» могут подразумеваться как ее зрелые, так и незрелые формы, доходящие до «симбиотического союза». Поэтому стоит уточнить, что, употребляя слово «любовь», Э. Фромм имеет в виду ее зрелые формы. Незрелые формы любви характеризуются тотальной зависимостью, отсутствием собственной целостности и индивидуальности, их аналогом является биологическое единство матери и плода.

Зрелая любовь помогает человеку объединяться с другими людьми, сохраняя при этом самого себя и свою целостность. Способность любить предполагает самоотдачу и преодоление желания накоплять и эксплуатировать других. Кроме того, любовь предполагает заботу, уважение, ответственность и знание другого человека, «это активная заинтересованность в жизни и развитии того, что мы любим».

Эрих Фромм настаивает на том, что любовь не исчерпывается отношением к определенному человеку, а представляет собой способность, установку характера, задающую отношение к миру вообще. Тем не менее, он выделяет несколько типов любви в зависимости от того, на кого она направлена: братская любовь, материнская любовь, эротическая любовь, любовь к себе и любовь к Богу.

Братская любовь является фундаментальным видом любви, предполагающей заботу, ответственность, уважение и знание другого человека. Братская любовь включает в себя также сострадание по отношению к слабым, немощным и чужакам.

Материнская любовь – это безусловное утверждение жизни ребенка, транслирующее ребенку глубинное знание о ценности и радости жизни.

Эротическая любовь отличается от двух предыдущих типов тем, что предполагает единство с единственным человеком, она не адресована каждому. Эротическая любовь исключительна, а не всеобща.

Любовь к себе, вопреки распространенному заблуждению, не является противоположностью и не исключает любви к другим, что отражено еще в библейском «возлюби ближнего как самого себя». Еще одно заблуждение связано с отождествлением любви к себе и эгоизма. В сущности, эгоизм является прямой противоположностью любви к себе – напряженным, ненасытным и в итоге безуспешном усилием получать удовольствия.

Любовь к Богу является религиозной формой любви, в основе которой лежит все та же потребность преодолеть одиночество в переживании единства. По мнению Эриха Фромма, во всех религиях Бог означает высшее благо, поэтому понимание Бога тесно связано с тем, как человек понимает высшее благо. Поэтому исходным снова оказывается анализ характера человека. Природа любви к Богу соответствует природе любви к человеку, и, согласно Э. Фромму, во многом определяется структурой общества, в котором живет человек.

Тема взаимосвязи характера человека с культурой и структурой общества является центральной для всего творчества Э. Фромма. В книге «Искусство любить» он вскрывает те трудности, на которые в современном мире наталкивается развитие способности любить, исходящей из возможности развития человеческой личности в целом. Любовь в современном обществе заменяется многочисленными формами псевдолюбви.

В современном обществе способами преодоления одиночества становятся соответствие общественному мнению, неограниченное потребление вещей и всевозможных развлечений, что ведет к крайней поверхностности контактов с ближними.

Распространенной формой псевдолюбви становится любовь- поклонение. В ней не достигший собственной индивидуальности человек, не имеющий возможности опереться на собственные созидательные силы, приписывает все лучшее объекту своего поклонения. В таком отношении рано или поздно наступает разочарование, и тогда подыскивается новый идол. «Эта любовь-поклонение часто описывается как истинная, великая любовь; но хотя она, казалось бы, должна свидетельствовать о силе и глубине любви, на самом деле она лишь обнаруживает голод и отчаяние поклоняющегося».

К другой форме псевдолюбви относится «сентиментальная любовь», которая «переживается только в фантазии, а не в здесь и сейчас существующих отношениях с другим реальным человеком». К этому типу псевдолюбви относится удовольствие «переживаемое потребителем кинокартин и романов с любовными историями, песен о любви. Все неосуществленные желания любви, единства и близости находят удовлетворение в потреблении такой продукции». Здесь же Э. Фромм отмечает и распространенную иллюзию о том, что любовь будто бы предполагает полное отсутствие конфликтов.

Рассмотрев теоретические вопросы искусства любить, Эрих Фромм переходит к практическим.

Как и любое другое искусство, искусство любить предполагает дисциплину, причем дисциплину по отношению ко всей своей жизни. Эта самодисциплина в корне отлична от той дисциплины, когда человек подчиняется рабочему распорядку и другим внешним шаблонам, регламентирующим его жизнь.

Не менее важными практическими аспектами искусства любви являются сосредоточенность и терпение – «если кто-то гонится за быстрыми результатами, он никогда не научится искусству». В современном мире с его культом быстроты и мобильности, подобные качества вытесняются прямо противоположными, «как и во многих других отношениях человеческие ценности стали определяться экономическими ценностями». Для современного человека характерно полагать, что время, когда он не действует быстро, остается потерянным, но и выигранное время ему остается только убивать, так как он не знает, что с ним делать.

Еще одно важное и необходимое условие овладения любым искусством – собственная сильнейшая заинтересованность ученика в достижении мастерства, причем такая заинтересованность должна организовывать всю его жизнь. В овладении и практике искусства собственная личность становится важнейшим инструментом, поэтому тот, кто стремится стать мастером «должен начать с практикования дисциплины, сосредоточенности, терпения во всех сферах жизни».

Эрих Фромм отмечает, что сосредоточение для современного западного человека также является чем-то труднодостижимым, ведь сосредоточение означает способность оставаться наедине с собой, а это для многих связано со слишком большим беспокойством и тревогой. Однако именно «способность оставаться наедине с собой является условием способности любить». Эрих Фромм рекомендует избегать дурных компаний, тривиальных разговоров и совершать упражнения по сосредоточению, например, расслабиться и понаблюдать за своим дыханием. Конечно же, для овладения навыками сосредоточения необходимо время и терпение, подобно тому, как время и терпение нужно детям, которые учатся ходить. Для того чтобы научиться сосредотачиваться, необходимо уметь чувствовать себя, слышать свой внутренний голос и понимать себя. В то же время важно научиться не подменять самопонимание шаблонными рационализациями и псевдообъяснениями.

Эрих Фромм поднимает важный вопрос: для восприятия собственных духовных процессов человеку важны какие-то достойные образцы в окружающей его действительности, а это указывает на проблемы нашей культуры. Современная западная культура ориентирована на передачу знаний, оставляя без внимания первостепенную значимость для человеческого развития живого присутствия зрелых, духовно развитых людей. В предыдущие эпохи и в культурах Востока учитель был не столько носителем информации, сколько носителем определенных человеческих установок. В современном мире «людьми, внушающими восхищение и желание подражать, являются кто угодно, но только не носители выдающихся духовных качеств». У нас чаще всего эту роль играют те, кто добился известности и «звездности». Из этого тупика Эрих Фромм видит выход в знакомстве с великими произведениями литературы и искусства, биографиями «настоящих» людей. Только так можно достичь представления о зрелой жизни, иначе вся культурная традиция прервется «даже если будет дальше передано и развито ее знание».

Эрих Фромм обращает внимание на то, что для способности любить важным условием является преодоление собственного эгоизма и нарциссизма, что требует развития восприимчивости и смирения. Причем эти качества нужно стремиться выражать в любой ситуации и по отношению к любому человеку, а не только к любимым.

Еще одно важное качество, которое Эрих Фромм видит условием способности любить, – это вера. Освобождение от эгоизма и психическое развитие, по мнению Эриха Фромма, невозможны без веры, коренящейся в нашей «созидательной интеллектуальной и эмоциональной деятельности». В свою очередь, вера в возможности другого человека становится важным условием его развития. Вера предполагает и отвагу, так как то, во что мы по настоящему верим и что является для нас ценным, требует наших активных усилий, нонконформистской позиции, а иногда связано с риском и жертвами.

Последний вопрос, которому уделяет внимание Эрих Фромм, – это вопрос совместимости плодотворной ориентации в целом и ее выражения в способности любить с социальной организацией современного западного общества, основанной на принципе эгоизма, лишь смягченного этикой взаимовыгодного обмена. Несмотря на несовместимость принципа любви и принципа эгоизма, все же Эрих Фромм видит возможности как для нонконформизма в современном обществе, так и для веры в неизбежное общественное переустройство, в котором будет больше возможностей переживать любовь «как единственный здравый и удовлетворительный ответ на проблему человеческого существования».

Мы рассмотрели ключевые идеи Эриха Фромма, посвященные проблеме любви, и теперь можем подвести итоги и сделать выводы:

1. Книга Э. Фромма «Искусство любить» носит просветительский характер, она адресована современному (так и хочется сказать «массово выпущенному») человеку, который, не смотря на успехи наук и технологий, оказался до гротеска беспомощным по отношению к своим истинно человеческим целям и нуждам.

2. Конечно, Э. Фромма можно упрекнуть в некоторой схематизации решаемых им проблем, однако его мировоззренческая позиция и те ценности, которые он защищает, действительно насущны в современном мире, переживающем глубокий духовный кризис. В этом контексте отстаивание приоритета духовных компонентов в человеческой природе посреди всеобщего релятивизма и нигилизма создает важный прецедент и ориентир для современного человека.

3. Важно отметить и то, что Эриха Фромма выгодно отличает открытое отношение к читателю – он не прячется за терминологический фасад, не подменяет разговор о самом важном «птичьим» языком современного научно-философского дискурса.

4. Что же является наиважнейшей идеей «Искусства любить» – вера в то, что человек способен любить, способен созревать и возможности для развития существуют, а препятствия преодолимы. Даже если это всего лишь вера писателя и философа – это именно та вера, которая является условием развития читателя. Это та вера, которая является условием способности любить и созревать. Которая требует отваги. И которая создает прецедент и живое присутствие такой дефицитной сегодня духовной установки.

Эссе Эриха Фромма «Искусство любви» - 1159 слов

«Искусство любви» Эриха Фромма

Прочитав «Искусство любви» Эриха Фромма, я лучше понял, что такое любовь на самом деле. Книга Фромма рассматривает любовь в перспективе. Он начинает с нескольких фактов, касающихся отношения людей к любви. Это проблемы того, как быть любимым, объект любви, а также путаница между первоначальным опытом влюбленности и постоянным состоянием влюбленности, что оказало на меня огромное влияние, поскольку любовь - это.

Незнакомцы встречаются, они разрушают социальные стены друг друга, и они чувствуют себя близкими, как одно целое. Они якобы полюбили друг друга, для Фромма влюбленность - это не любовь, это скорее увлечение. Фромм описывает

… показать больше…
Фромм утверждает, что любовь - это искусство, и говорит, что для истинной любви во всех ее формах вы должны обладать зрелостью, самопознанием; и смелость.

Многие люди преследуют объекты привязанности или объекты любви и обращаются с ними как с собственностью.Фромм утверждает, что любовь - это способность любить в различных формах, братская любовь, романтическая любовь, материнская любовь и т. Д. Поскольку Фромм говорит, что любовь - это искусство, которое нужно практиковать, ее можно практиковать только в условиях свободы друг с другом. Вы не можете относиться к другим как к объектам или имуществу в своих эгоистических или эгоистических целях, потому что такое поведение приведет только к разрушению, и вы никогда не косите и не достигнете настоящей любви.

Психосоциальные этапы развития Эриксона гласят, что для того, чтобы обрести близость и узнать, «кто вы есть», вы должны разрешить свой конфликт в «Идентичность vs.Стадия смешения ролей. Некоторые люди, которые никогда не находят настоящей любви, могут считаться не прошедшими этап успешно. Они так и не разрешили свой конфликт, что приводит к путанице ролей. Фромм утверждает, что для того, чтобы любить, вы должны иметь себялюбие. Как вы можете любить себя, если не знаете, «кто вы?» Это то, что я чувствую, создает собственническую любовь, обидную любовь и любовь, которая воспринимается как должное. Это единственная тумбочка: «Я называем вас "любовью".

Фромм описывает то, что он называет основными компонентами, которые необходимо освоить для всех форм любви: забота, активная забота о жизни и росте того, что мы любим.

Эрих Фромм Очерк «Искусство любви»

Эрих Фромм родился в 1900 году во Франкфурте, Германия. Он был единственным ребенком в семье еврейских родителей. Фромм вырос, зная два разных мира - ортодоксальный иудейский и христианский, где он время от времени сталкивался с антисемитизмом. Семья Фромм была далека от идеала. Он описал своих родителей как «очень невротичных», а себя как «невыносимо невротичного ребенка».

Когда в Европе разразилась Первая мировая война, Фромму было 14 лет. Хотя он был слишком молод, чтобы сражаться, его поразили человеческие глупости и деструктивные наклонности.Позже он писал: «Я был глубоко озабочен молодым человеком, которого мучил вопрос о том, как эта война оказалась возможной, а также желание понять иррациональность поведения человеческих масс и страстное стремление к миру. и взаимопонимание между народами ». Ответы на эти вопросы показывают огромное влияние Фрейда и Карла Маркса. Работа Фрейда помогла ему понять, что люди не осознают причины своего поведения. Читая Маркса, он узнал, что общественно-политические силы существенно влияют на жизнь людей.

В отличие от Фрейда, Юнга и Адлера, Фромм не имел медицинского образования. Изучал психологию, социологию и философию, ему была присвоена степень доктора философии. в Гейдельбергском университете в 1922 году. Он получил базовое психоаналитическое образование в Берлинском психоаналитическом институте.

В 1934 году Фромм эмигрировал в Соединенные Штаты Америки, стремясь избежать нацистской угрозы. Он начал частную практику в Нью-Йорке. Фромм опубликовал свою первую книгу «Побег из свободы» в 1941 году.В нем он показал особое значение способов, которыми социальные силы и идеологии формируют структуру характера личности. Эта тенденция, развитая в большом количестве последующих книг, принесла Фромму членство в Международной психоаналитической ассоциации.

В 1945 году Фромм стал членом Института психиатрии Уильяма Алансона Уайта. Позже он читал лекции во многих университетах США и работал профессором психиатрии в Национальном университете Мексики с 1949 года до своего отъезда в 1965 году.Вместе с женой Фромм в 1976 году он переехал в Швейцарию, где умер от сердечного приступа в 1980 году.

Я решил написать эссе по книге Эриха Фромма «Искусство любви», чтобы лучше понять, что такое любовь. , который играет такую ​​большую роль в жизни каждого человека. Я не ожидал получить «доступные инструкции в искусстве любви», а, наоборот, понять глубинные корни этого чувства, получить ответы на свои вопросы с точки зрения психологии и философии.

В принципе, содержание книги Фромм передан в предисловии, которое сразу настраивает читателя на предмет и сложность книги. Сразу хочу отметить, что, во-первых, «Искусство любви» содержит много интересных идей и, во-вторых, с большинством, если не со всеми, я согласен, что это очень мило. Поэтому я с большим удовольствием прочитал эту книгу, хотя, честно говоря, думал о ней почти в каждом слове.

Название первой главы представлено в виде вопроса «Любовь ли искусство?» Большинство считает любовь, скажем, случайностью, что, на мой взгляд, в корне неверно.Потому что для многих «проблема любви только в том, чтобы быть любимой, а не в том, чтобы любить, чтобы уметь любить». Поскольку значительная часть людей думает, что на самом деле любить легко, проблема только в том, чтобы найти подходящий объект, который бы отвечал всем требованиям (почти как какой-то продукт!) И который потом влюбился бы. Разумнее будет сказать, что любовь - это естественный результат усилий и знаний.

Хотя некоторые даже не думают, что для того, чтобы любить вас, нужно также приложить определенные усилия, и самое главное, что любовь к кому-то больше счастья, чем сознание, которое вы любите.Также люди не всегда могут отличить первоначальное чувство любви от постоянного состояния влюбленности.

Любовь должна учиться, - пишет Фромм, и я разделяю его точку зрения. Поскольку, если люди не умеют любить, то даже так называемая «настоящая любовь» не продлится долго.

Любовь - это искусство, с этим полностью согласен. И, конечно же, как и всякому искусству, этому надо учиться. Но для начала надо осознать (что многим кажется невозможным): нас с детства учили относиться к любви просто, даже не задумываясь, то есть вопросами типа «Любишь ли ты сына, Маню из соседнего двора? ? » В большинстве случаев они хотели услышать утвердительный ответ), что любовь - это искусство, которое, как и всякое мастерство, не дается без труда, и только тогда ему можно научиться.

Но, несмотря на все неудачи в этой области, многие ставят на первое место «больше» реальных вещей: деньги, успех, власть и так далее. И поскольку такое же большинство являются прагматиками, это в основном так, потому что уже в начале пути (кого угодно) я хочу увидеть или хотя бы каким-то образом представить конечную цель. Когда ты учишься любви, о ней трудно говорить, если это невозможно. Фромм правильно пишет, что наша нынешняя культура подразумевает достойные усилия по обучению только тем вещам, с помощью которых можно заработать деньги или престиж, а любовь, которая приносит пользу «только душе», но бесполезна в современном понимании, - это «роскошь».«Чтобы изменить такое положение вещей, была написана эта книга. Конечно, это только одна причина.

Вторая глава книги, собственно, посвящена теории любви. Здесь я хотел бы добавить, что содержание книги выходит за рамки определения этого чувства, что понятно. Наша жизнь - это сочетание различных факторов и обстоятельств; следовательно, любовь не может быть отделена от реальности, от окружающей среды.

Здесь (в этой главе), как я уже сказал, есть много интересных идей.Например, одна из них такова: человек по своей сути стремится быть идентичным, то есть подсознательно он хочет, чтобы он не был таковым. Хотя внешне это кажется обратным: «люди живут иллюзией, что они следуют собственным идеям и наклонностям, что они оригинальны, что они приходят к своим убеждениям в результате собственного мышления».

На самом деле, если копнуть глубже, можно увидеть, что «их идеи подобны идеям большинства», то есть «согласие всех свидетельствует о правильности« их »идей.Но поскольку в индивидуализме все же есть небольшая потребность, она удовлетворяется с помощью таких незначительных отличительных знаков, как инициалы на одежде, принадлежность к той или иной партии и так далее. Но на самом деле полное единство, то есть ощущение, что он не одинок, приходит только в любви. Но в то же время только это чувство позволяет двум существам стать одним и в то же время оставаться двумя.

Сразу же Фромм дает некоторое определение: «Любовь - это активная сила в человеке, сила, которая разрушает стены, отделяющие человека от его соседей; что объединяет его с другими; любовь помогает ему преодолеть чувство замкнутости и одиночества; позволяя ему оставаться самим собой, сохранять свою целостность.«Достаточно емкое, на мой взгляд, определение.

Таким образом, активный характер чувства состоит именно в том, что любовь - это прежде всего отдача, а не принятие. Но чтобы отдавать, человек должен достичь определенного уровня развития. Фактически, «давать более радостно, чем брать, не потому, что это лишение, а потому, что в этом акте отдачи проявляется выражение моей жизненной силы».

В своей работе Фромм выделяет пять элементов, присущих каждому виду любви.Это дар, забота, ответственность, уважение и знания. Способность дарить любовь подразумевает достижение «высокого уровня продуктивной ориентации», при котором человек преодолевает нарциссическое желание эксплуатировать других и накапливать и обретает веру в свои силы, смелость полагаться на себя в достижении целей. «Чем больше человеку не хватает этих черт, тем больше он боится выдать себя - и, следовательно, проявляет любовь», - считает Фромм.

Любовь означает заботу, что наиболее очевидно проявляется в привязанности матери к своему ребенку.Ее уверенность в обожании не убедит нас, если мы увидим отсутствие у нее опеки над ребенком, если она пренебрегает кормлением, не пытается полностью окружить его вниманием, но когда мы видим ее заботу о ребенке, мы полностью в нее верим. чувство. «Любовь - это активный интерес к жизни и развитию того, что мы любим».

Другой аспект любви - ответственность - это ответ на выраженные или невысказанные потребности человека. Быть ответственным означает быть способным и желающим «ответить».Любящий человек чувствует ответственность не только за себя, но и за своих близких. В любви между взрослыми ответственность в основном касается психических потребностей другого человека.

Ответственность могла легко переродиться в стремление к превосходству и господству, если бы в любви не было уважения. «Уважение - это не страх и благоговение, это способность видеть человека таким, какой он есть, осознавать его уникальную индивидуальность». Таким образом, благоговение подразумевает отсутствие эксплуатации. «Я хочу, чтобы мой любимый рос и развивался ради него самого, своего собственного пути, а не для того, чтобы служить мне.Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с тем, что он есть, а не с тем, каким я хотел его видеть, как средство достижения моих целей.

«Невозможно уважать человека, не зная его: забота и ответственность были бы слепыми, если бы знание не направляло их». Фромм рассматривал любовь как один из способов познания тайны человека, а знание как аспект любви, который является инструментом этого познания, позволяющим проникнуть в самую суть.

Есть несколько типов любви, которые Фромм называет «объектами»: братская любовь, материнская любовь, эротическая любовь, любовь к себе и любовь к Богу.

Под братской любовью Фромм понимает любовь между равными, основанную на ощущении, что мы все едины. «Любовь начинает проявляться только тогда, когда мы любим тех, кого не можем использовать в своих целях», - пишет автор. Материнская любовь, которую я бы назвал родительской любовью, не разделяя ее на чувства отца и матери, согласно Фромму, является привязанностью к беспомощному существу. Философ говорит о любви к себе как о чувстве, без переживания которого невозможно полюбить другого человека.

Для сексуальных и эротических чувств Фромм использует один термин - «эротическая любовь». В качестве основного принципа автор выделяет слияние, как в физическом, так и в духовном смысле. Однако, когда философ начинает описывать конкретные проявления эротической любви, он обнаруживает, что физический аспект близости без духовного единства не способен удовлетворить его.

«Если бы восприятие другого человека углубилось в него, если была осознана бесконечность его личности, то другой человек никогда не смог бы быть полностью познан - и чудо преодоления препятствий могло бы повторяться каждый день заново.Но для большинства людей знакомство с собственной личностью, а тем более с другими слишком поспешно, истощается слишком быстро. Для них близость подтверждается в первую очередь половым контактом. Поскольку они воспринимают отчуждение другого человека прежде всего как физическое отчуждение, они воспринимают физическое единство как чувство близости.

В этом отрывке для нас важно различать два аспекта в понимании эротической любви Фромма. Во-первых, это достижение единства с другим через физическую близость, а, во-вторых, это достижение единства с другим в бесконечном познании другого через физическую близость.

В первом случае все переживания сосредоточены на самом факте физической близости. Во втором - с другой, осмысленной через эту близость. Вполне возможно согласиться с Фроммом, когда он подчеркивает несамостоятельность чисто сексуального аспекта любви: «На короткое время сексуальное желание создает иллюзию единства, но без любви оно делает людей чуждыми друг другу. как были раньше. Иногда это заставляет их потом стыдиться и даже ненавидеть друг друга, потому что, когда иллюзия исчезает, они чувствуют себя отчужденными еще больше, чем раньше.

Далее в этой главе описывается любовь Бога, которую я предпочел бы обойти своим вниманием.

Третий раздел книги называется «Любовь и ее распад в современном обществе». Многие мысли и идеи тесно переплетены или даже упоминались в предыдущих главах. Но здесь я хочу процитировать один абзац, который мне кажется наиболее правильным. То есть заблуждение, иллюзия, что «любовь обязательно означает отсутствие конфликта», очень распространено.Кроме того, люди привыкли думать, что боли и печали следует избегать ни при каких обстоятельствах ... И они находят правильные аргументы в пользу этой идеи, что столкновения, которые они видят вокруг, оказываются всего лишь деструктивным обменом, который не приносит никакой пользы. добро любой из сторон.

На самом деле ссоры для большинства людей - это попытки избежать реальных конфликтов. Это скорее разногласия по незначительным и поверхностным вопросам, которые по самой своей природе не поддаются прояснению или разрешению.Настоящие конфликты между двумя людьми заключаются не в том, чтобы что-то скрывать или обвинять другого человека, они переживаются на глубоком уровне внутренней реальности, из которой они исходят. Такие конфликты не разрушительны. Они приводят к прояснению, они вызывают катарсис, из которого оба человека выходят, обогащенные знанием и силой.

И последняя глава, самая маленькая, «Практика любви», где Фромм сразу предупреждает тех, кто ждет каких-либо рецептов вроде «сделай сам», что этого не произойдет.Автор лишь подчеркивает общие требования и черты характера, необходимые в любом искусстве, будь то музыка, медицина и, конечно же, любовь.

Прежде всего, философ выделяет в качестве критерия дисциплину, но именно дисциплину всей своей жизни. Второй аспект - концентрация, то есть овладение каким-либо искусством должно быть предметом высшей концентрации, не должно быть ничего важнее этого занятия. Третий фактор - терпение. Последнее условие - высшая заинтересованность в достижении мастерства в этом вопросе.«Если искусство не является для него предметом первостепенной важности, студент никогда не выучит его. В лучшем случае он останется хорошим любителем, но никогда не станет мастером. Это условие так же необходимо в искусстве любви, как и в любом другом.

Далее Фромм рассматривает качества, необходимые для способности любить: преодоление собственного нарциссизма, разум, смирение. Автор сводит все эти три черты к одному определению: «любовь, будучи зависимой от относительного отсутствия нарциссизма, требует развития смирения, объективности и разума.Этой цели должна быть посвящена вся жизнь.

В целом, хочу сказать, что это замечательная книга, которая позволила мне многое понять, но в то же время заставила задуматься о других вещах, а не только о любви. И я хотел бы закончить цитатой Эриха Фромма о том, что «любовь - это черта характера, она должна присутствовать не только в отношениях с семьей и друзьями, но и с теми, с кем человек контактирует на работе, в делах, в жизни. их профессиональная деятельность.Не существует «разделения труда» между любовью к себе и любовью к другим. Напротив, условием существования первого является наличие второго. ”

Цитируйте эту работу

Чтобы экспортировать ссылку на эту статью, выберите стиль ссылки ниже:

StudyBoss. (Январь 2019). Эрих Фромм «Искусство любви». Получено с https://studyboss.com/essays/erich-fromm-the-art-of-love.htmlСкопировать в буфер обмена Ссылка скопирована в буфер обмена.

«Эрих Фромм« Искусство любви »». studyboss.com. 01 2019. 06 2021. .Copy to clipboard Ссылка скопирована в буфер обмена.

StudyBoss. Январь 2019. Эрих Фромм «Искусство любви». [онлайн]. Доступно по адресу: https://studyboss.com/essays/erich-fromm-the-art-of-love.html [Доступно с 15 июня 2021 г.]. Копировать в буфер обмена Ссылка скопирована в буфер обмена.

StudyBoss. Эрих Фромм «Искусство любви» [Интернет].Январь 2019 г. [доступ 15 июня 2021 г.]; Доступно по адресу: https://studyboss.com/essays/erich-fromm-the-art-of-love.html. Копировать в буфер обмена Ссылка скопирована в буфер обмена.

Искусство любви Эрих Фромм Примеры эссе - 1930 слов

Искусство любви Эриха Фромма
Кэри Андрейол
Рецензия на книгу
Университет Гранд-Каньон
Миссис Каслс

Что такое «Искусство любви» Эриха Фромма

Что такое любовь? Почему люди голодают и смотрят бесконечные любовные фильмы о любви? По словам Эриха Фромма, любовь - это искусство, требующее знаний и усилий (стр.6). В книге упоминается, что о любви можно многому научиться, и это не только песни и фильмы о любви. Я расскажу о важности теории любви, о том, как ее видят в глазах людей, и о типах любви (то есть материнской любви, отцовской любви, братской любви). Эта книга демонстрирует, как любовь - это навык, которому можно научить и развить. Любовь - это не то, во что вы попадаете просто по волшебству; это фактически незавершенная работа. В книге упоминаются три предпосылки, из-за которых мы неправильно понимаем, что такое любовь на самом деле.Первая предпосылка состоит в том, что мы, люди, подчеркиваем факт любви, а не сосредотачиваемся на любви к другому (стр.7). Вторая предпосылка заключается в том, что люди думают, что любить - это так просто, но просто найти подходящего человека для любви сложно. Третья посылка, которую он объясняет, состоит в том, что люди предполагают, что о любви нечего узнать. Одно из мнений о любви - это, как правило, любить объект, которым обычно является человек, и им нужно преследовать или обладать, - это современное понимание любви.После прочтения первой главы автор очень непреклонен в том, что любовь - это не то, во что вы просто «впадаете», она гораздо глубже. Люди знают, что любовь важна, и действительно жаждут ее. Проблема в том, что женщины и мужчины пытаются стать более привлекательными, совершенствуя свое тело, чтобы стать более привлекательными, вместо того, чтобы концентрироваться на том, как любить. Фромм говорит о настоящей любви как о чувстве, которому не может легко потакать кто-либо; это любовь к кому-то через смирение, веру, дисциплину и мужество.
«Искусство любви» демонстрирует, что есть четыре основных элемента любви, и они включают; забота, ответственность, уважение и знания (стр.8). Каждый из них можно интерпретировать по-разному в зависимости от каждого человека, его отношений и обстоятельств. Любовь будет самым трудным делом, которое человек когда-либо делал, но в то же время самым полезным. Фромм упоминает понятие любви к себе. По его словам, любить себя не означает быть заносчивым, высокомерным или эгоцентричным. На самом деле это означает заботиться о себе, брать на себя ответственность за свои действия, находить время, чтобы узнать себя и быть честным с собой.Если вы хотите, чтобы кто-то любил вас или даже вы действительно любили кого-то, вы должны уметь любить себя таким образом. Фромм утверждает, что нельзя любить всем сердцем другого человека, если он не любит человечество или себя.
Теория любви, основанная на искусстве любви;
Хотя мы находим любовь или, скорее, эквивалент любви у животных, их привязанности в основном являются частью их инстинктивного снаряжения; в человеке можно увидеть только остатки этого инстинктивного оборудования.
Любовь - это ответ на проблему человеческого существования (стр.9).
Глава 2 обзор Любовь между матерью и ребенком - это неразрывная связь с самого рождения (с. 23), это чувство смерти, разлуки беспокойства с матерью. Для ребенка мать - это тепло, еда и эйфорическое чувство удовлетворения и безопасности. У матери есть внутренняя связь, которая разделяет любовь отца. Мать требует, чтобы ребенок ничего не делал, чтобы завоевать ее любовь. Ребенка любят с рождения за то, что он ничего не делает; материнская любовь безусловна и не требует оговорок.Любовь матери не нужно заслуживать, приобретать, производить или контролировать. Если у вас есть любовь своей матери, у вас есть самое большое благословение, если вам не хватает материнской любви. Фромм упоминает, что «это как будто вся красота ушла из жизни - и я ничего не могу сделать, чтобы создать это »(с.24)
Отношение к отцу совершенно отличается от отношения к матери. Мать - это то место, где мы приходим

Искусство любить эссе

В романе Эриха Фромма «Искусство любить» автор пытается определить, что именно означает слово «любовь» и что оно означает «любить кого-то».Он начинает с представления своих теорий любви и того, как они применимы к различным областям и аспектам жизни. Затем он объясняет, как следует применять эти теории. Рассказ автора очень убедителен и дает читателям четкое представление о том, что такое любовь, и о том, как им следует использовать его объяснение в развитии своей собственной любовной жизни.
Он начинает с вопроса: «Является ли любовь искусством? Тогда это требует знаний и усилий. Или любовь - это приятное ощущение, испытать которое - дело случая, что-то, во что« впадаешь », если ему повезет?» (Fromm, 1) ) В первой короткой главе Фромм излагает то, что именно он намеревается объяснить в своей книге.Сначала он рассеивает все ложные характеристики, впечатления и отношения, которые люди склонны иметь к любви. Он винит эти ложные взгляды на любовь во многих «неудачах в любви», которые происходят на протяжении всей жизни людей. Он представляет идею о том, что любовь - это искусство, и, как и любое искусство, оно требует знаний и усилий. Далее Фромм заявляет, что этот процесс обучения состоит из трех этапов: понимание теории, изучение ее приложений и применение ее в реальной жизни. Люди должны понимать, что любовь - это не просто явление.Это требует практики, и с ее помощью можно развить истинное понимание любви.
Во второй главе Фромм представляет свое пространное обсуждение теории любви. Он утверждает, что человек - существо социальное. Человеческие существа не предназначены для одиночества, и любовь является ответом на это «одиночество», которое вызывает сильную тревогу. «Итак, самая глубокая потребность человека - это необходимость преодолеть свою обособленность, выйти из тюрьмы своего одиночества» (Фромм, 9). Это чувство тревоги можно разрешить разными способами.Первый - через оргиастический с ...

Философ Эрих Фромм об искусстве любви и о том, что мешает нам овладеть им - Brain Pickings

«Любить, не зная, как любить, ранит человека, которого мы любим», великий учитель дзен Тич Нхат Хан предостерег в своем потрясающем трактате о том, как любить - чувство, глубоко сбивающее с толку в контексте нашей культурной мифологии, которая постоянно бросает вызов любовь как нечто, что происходит с нами пассивно и случайно, что-то, во что мы падаем, что-то, что поражает нас, как стрела, а не навык, достигнутый посредством той же осознанной практики, что и любое другое стремление к человеческому совершенству.Наша неспособность распознать этот аспект умелости, возможно, является основной причиной того, почему любовь так переплетается с разочарованием.

Это то, что великий немецкий социальный психолог, психоаналитик и философ Эрих Фромм (23 марта 1900 - 18 марта 1980) исследует в своем шедевре 1956 года Искусство любви ( публичная библиотека ) - случай ведь любовь - это умение, которое нужно оттачивать так же, как художники подготавливают себя к работе на пути к мастерству, требуя от своего практикующего как знаний, так и усилий.

Эрих Фромм

Фромм пишет:

Эта книга… хочет показать, что любовь - это не чувство, которому может легко потакать кто угодно, независимо от достигнутого им уровня зрелости. Он хочет убедить читателя в том, что все его попытки любви обречены на провал, если он не попытается самым активным образом развить свою личность в целом, чтобы достичь продуктивной ориентации; что удовлетворение в личной любви невозможно достичь без способности любить ближнего, без истинного смирения, мужества, веры и дисциплины.В культуре, в которой эти качества редки, достижение способности любить должно оставаться редким достижением.

Фромм считает необходимым инь-янь нашего искаженного восприятия любви:

Большинство людей видят проблему любви в первую очередь в том, что любят , а не в любви , в способности любить. Следовательно, проблема для них в том, как быть любимыми, как быть любимыми.

[…]

Люди думают, что любить просто, но что найти правильный объект, чтобы любить - или быть любимым - сложно.Такое отношение имеет несколько причин, коренящихся в развитии современного общества. Одна из причин - большие изменения, произошедшие в двадцатом веке в отношении выбора «объекта любви».

Иллюстрация Мориса Сендака из День открытых дверей для бабочек Рут Краусс

Наша зацикленность на выборе «объекта любви», утверждает Фромм, посеяла своего рода «путаницу между первоначальным опытом« влюбленности »и постоянным состояние влюбленности, или, лучше сказать, «стоять» в любви »- это то, о чем Стендаль обратился более века назад в своей теории« кристаллизации любви ».Фромм считает, что ошибочно принять искру за вещество:

Если два человека, которые были незнакомцами, как и все мы, внезапно позволили стене между ними разрушиться, и почувствовали себя близкими, почувствовали себя единым целым, этот момент единства станет одним из самых волнующих, самых волнующих переживаний в жизни. Это тем более чудесно и чудесно для людей, которые были отключены, изолированы, без любви. Это чудо внезапной близости часто достигается, если оно сочетается с сексуальным влечением и завершением или инициируется им.Однако этот вид любви по своей природе недолговечен. Эти два человека хорошо знакомятся, их близость все больше и больше теряет свой чудесный характер, пока их антагонизм, их разочарования, их взаимная скука не убивают все, что осталось от первоначального возбуждения. Тем не менее, вначале они всего этого не знают: фактически, они принимают интенсивность страстного увлечения, «безумия» друг на друга, за доказательство силы их любви, в то время как это может лишь доказать степень их влюбленности. предшествующее одиночество.

[…]

Вряд ли найдется какое-либо мероприятие, какое-либо предприятие, которое начиналось бы с такими огромными надеждами и ожиданиями и все же терпело неудачу так регулярно, как любовь.

Иллюстрация Джули Пашкис из Пабло Неруда: Поэт народа Моники Браун

Фромм утверждает, что единственный способ уменьшить этот послужной список неудач - это изучить основные причины разрыва между нашими представлениями о любви и ее действительным механизмом. - что должно включать признание любви как осознанной практики, а не как незаслуженную благодать.Фромм пишет:

Первый шаг, который нужно сделать, - это осознать, что любовь - это искусство, так же как жизнь - это искусство; если мы хотим научиться любить, мы должны поступать так же, как мы должны поступать, если мы хотим изучать любое другое искусство, скажем, музыку, живопись, столярное дело, искусство медицины или инженерное дело. Каковы необходимые шаги в изучении любого искусства? Процесс обучения искусству можно условно разделить на две части: первая - овладение теорией; другой - мастерство практики.Если я хочу изучить искусство медицины, я должен сначала узнать факты о человеческом теле и о различных заболеваниях. Когда у меня есть все эти теоретические знания, я никоим образом не компетентен в искусстве медицины. Я стану мастером в этом искусстве только после длительной практики, пока, в конце концов, результаты моих теоретических знаний и результаты моей практики не сольются в одно - мою интуицию, суть мастерства в любом искусстве. Но, помимо изучения теории и практики, есть третий фактор, необходимый для того, чтобы стать мастером в любом искусстве: овладение искусством должно быть вопросом первостепенной важности; в мире не должно быть ничего важнее искусства.Это справедливо и для музыки, и для медицины, и для плотницкого дела, и для любви. И, может быть, в этом и заключается ответ на вопрос, почему люди в нашей культуре так редко стараются изучать это искусство, несмотря на свои очевидные неудачи: несмотря на глубоко укоренившуюся тягу к любви, почти все остальное считается важнее любви: успех, престиж, деньги, власть - почти вся наша энергия тратится на то, чтобы научиться достигать этих целей, и почти не на то, чтобы научиться искусству любви.

В оставшейся части неизменно превосходного Искусство любви Фромм продолжает исследовать заблуждения и культурные заблуждения, мешающие нам овладеть этим высшим человеческим умением, излагая его теорию и практику с необычайным пониманием сложности человеческое сердце.Дополните его французским философом Аленом Бадью о том, почему мы влюбляемся и остаемся влюбленными, и Мэри Оливер о неизбежных безумствах любви, а затем исследуйте дальновидную работу Фромма о любви не только как романтическом переживании, но как социальном катализаторе коллективного здравомыслия.

Пример Эриха Фромма «Искусство любви»

Эрих Фромм рассматривает, как можно получить разную универсальную и личную любовь: романтическую, личную, материнскую, братскую, любовь к Богу, любовь родителей к детям и эротическую любовь, чтобы почувствовать себя целостным.Фромм приближается к этому идеалу достижения любви, рассматривая его как искусство, которым нужно овладеть, отсюда и название его книги «Искусство любви». Как и любой другой вид искусства, Фромм считает, что любви можно научиться, овладев ее теорией и овладев ею на практике.

(стр.5) Его рационализированный подход - подход строителя; строитель готов построить то, чего еще не построили. Разбивая значение любви и анализируя его до мельчайших подробностей, Фромм считает, что человек может получить эти разные виды любви, понимая причины, по которым мы в ней нуждаемся.

Не используйте источники плагиата. Получите свое эссе на

Искусство любви Эриха Фромма

Всего от 13,9 $ / стр.

Фромм в начале книги «Искусство любви» объясняет, что такое любовь. Он видит в этом искусство, такое как музыка, живопись, медицина или какой-то другой вид практики, в которую каждый входит и учится.

Фромм дает макет, а не инструкции, как человек может совершить любовь через знания.В отличие от других форм искусства, где нужно получать знания в образовательном учреждении, Art Of Loving дает советы автора, чтобы получить любовь. Фромм предлагает читателю изложить его теоретическую точку зрения в главе 2.

Прежде чем приступить к теоретическим занятиям, Фромм внимательно изучает, что такое искусство любви и, возможно, почему люди хотят обрести романтическую любовь, чтобы чувствовать весь. В капиталистическом обществе люди подходят к получению любви так же, как и к финансовым операциям.Фромм рассматривает это как причину, по которой люди не могут получить доступ к любви. Хотя,

Искусство любить 2

Люди хотят почувствовать себя любимыми, но у них нет необходимых инструментов для их получения. Их способность быть любимыми им недоступна. Это потому, что общество устанавливает стандарт, которому нужно следовать, чтобы добиться признания; это включает любовь. Например, женщины стараются быть привлекательными, а мужчины стремятся покупать вещи для острых ощущений. Оба пола хотят завоевать любовь друг друга, как призы (стр.3). Со временем, в течение двадцатого века, Фромм говорит, что эта социальная ценность изменилась; однако основополагающие настроения - нет. Суть социальных требований обретения любви-объекта со временем изменилась. (стр. 3-4)

Фромм говорит, что изучение причин отказа в любви и их значения откроет предположение, ошибку, как он это называет, - что нельзя научиться у любви. Фромм оспаривает эту мысль и строит свои аргументы против нее по кирпичику. В целом, процесс познания любви как искусства, овладение ею достигается через ее знание.В Retrospect результаты покажут на практике, что есть интуиция. Фромм называет интуицию «сущностью мастерства в любом искусстве». (стр.5).

Как настоящий художник, Фромм смотрит на любовь со стороны, как наблюдатель. Как сторонний наблюдатель, он может рационализировать свою теорию любви; он объясняет, что «любая теория любви должна начинаться с теории человека, человеческого существования». (стр.7). Он отправляет нас в путешествие по своим теориям, начиная с существования людей и того, как им нужно соответствовать в обществе, особенно капиталистическом, чтобы они чувствовали себя частью чего-то, союза.Точно так же люди относятся к обретению любви. Согласно Фрому, людей в западном обществе не заставляют подчиняться, но подсознательно они чувствуют необходимость подчиняться, чтобы чувствовать себя частью чего-то, чувствовать себя объединенными, поэтому не нужно быть одному.

Искусство любви 3

Фромм суммирует три причины, по которым люди испытывают сильное желание соответствовать или объединяться с другими: облегчение беспокойства о разлуке, распорядок работы или удовольствий и творческая активность.Конечно, это теоретизирование желания людей соответствовать происходит из представления 1950-х годов о том, что людей поощряют быть такими же, а не отличаться. Фромм указывает, что этот идеал единства или соответствия является «псевдо-единством»; это не настоящее единство. (стр.17) Фромм думает, что это нереально из-за того, как людей убеждают действовать. Он объясняет, что люди желают «межличностного слияния». (стр.17) Межличностное слияние может быть достигнуто разными способами. Однако настоящая любовь, о которой говорит Фромм, происходит от зрелой любви.Он разбирает неудачи в достижении настоящей любви, разрушая то, что люди переживали, как то, что он называет «симбиотическим союзом». Симбиотический союз принимает разные формы: психический симбиотический союз, пассивный симбиотический союз (мазохизм), активный симбиотический союз (садизм). Все эти типы симбиотического союза подпадают под действие незрелой любви, потому что это часть эскапизма. Например, пассивная форма симбиотической любви (мазохизм), «человек избавляется от невыносимого чувства изоляции и обособленности, становясь неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, направляет его, защищает его…» (стр.18) Это восходит к тому, что Фромм называет частью неудачи, когда человек пытается отделиться от одиночества. Чтобы человек преодолел одиночество, он адаптируется, чтобы сформировать связь, чтобы он мог чувствовать себя любимым. Однако эта любовь «псевдо» из-за того, как она была получена - бегством от реальности.

Продолжая свою теорию любви, Фромм вкратце касается любви между родителем и ребенком, в которой ребенок эгоцентричен и реагирует на радость быть любимым только ответной привязанностью родителей.(стр.36) Фромм уточняет, говоря:

Искусство любви 4

Ребенок еще не научился любить, но по мере взросления ребенка он познает зрелую любовь. Поступая так, ребенок вырывается из клетки своего эго и испытывает любовь, потому что это возможно. Автор хочет, чтобы люди ясно понимали разницу. Он говорит: «Любовь - это прежде всего не отношения к конкретному человеку; это установка, установка характера, которая определяет отношение человека к миру в целом, а не к одному «объекту» любви.Чтобы преодолеть эту симбиотическую привязанность, нужно уметь любить не только другого человека, но и всех людей. (стр. 44) Фромм кратко упоминает типы любви: братская любовь, материнская любовь, эротическая любовь, себялюбие и любовь к Богу. Они легко могут стать симбиотическими, если это не уравновешивается зрелой любовью.

Чтобы практиковать это искусство любви, Фромм предлагает три требования: дисциплина, концентрация и терпение. Фромм считает, что у людей очень мало дисциплины, особенно если ее не принуждают, например, на рабочем месте, где дисциплина постоянно практикуется.В результате отсутствия дисциплины вне работы жизнь человека становится разбитой, сумасшедшей и неясной. (стр.97) Фромм советует не практиковать дисциплину под личиной капиталистического общества, а выражать ее по собственному желанию. (стр.98) Человек должен почувствовать выражение желания быть дисциплиной без ограничений. Приобретать концентрацию необходимо во время обучения мастеру искусства любви. Чтобы создать это, нужно научиться оставаться наедине с собой, не отвлекаясь. Терпение - еще одна добродетель - это то, чему нужно научиться в рамках практики искусства любви.(Фромм, 1956, с.98-104)

В своем открытии можно аплодировать Фромму за то, что он дал убедительный совет о том, как научиться искусству любви, практикуя его, и через практику можно овладеть им. Фромм обращается к этой важной теме в период своего времени в 1950-х годах, в период, когда

Искусство любви 5

Капиталистическая вера означает быть таким же и чувствовать то же самое, объединяться в профсоюзы. Фромм не уклоняется от этого; он решает эту проблему как фальшивый - симбиотический символ - который заставляет человека отстраняться от себя, в то же время желая привязаться к кому-то.Фромм не отговаривает людей уходить от других, на самом деле он поощряет. Он говорит, что для того, чтобы иметь любовь, зрелый вид, нужно ее построить. Человек должен научиться любить, прежде чем его можно будет любить. Фромм заключает, что «общество должно быть организовано таким образом, чтобы социальная, любящая природа человека не отделялась от его социального существования, но становилась единым целым с ним. (с.120) Человек построил искусство любви через знания и практику и будет двигаться вперед, чтобы стать хозяином своей любви, не чувствуя себя изолированным в капиталистическом обществе.Поэтому они смогут любить, зная, что их можно любить.

Каталожные номера:
  1. Фромм, Эрих. (1956). Искусство любить. Нью-Йорк: Harper & Row, Publishers.

БЕСПЛАТНО Искусство любви - Эрих Фромм Эссе

Часть III: Фромм рассматривает практику любви как искусство и поэтому заявляет: «Практика любого искусства имеет определенные общие требования». (стр.98). Соответственно, Фромм обсуждает многие, связанные с любовью.Перечислите и опишите четыре из них и обсудите, почему Фромм считает, что современное общество затрудняет их реализацию. .
Сторонник пропаганды любви как формы искусства, а не эмоции, в которую человек неохотно впадает, Эрих Фромм объясняет, что для того, чтобы практиковать искусство любви безупречно, необходимо соблюдать определенные основные требования, которые также необходимо практиковать. Фромм считает, что только если следовать этим шагам, можно успешно усовершенствовать искусство, особенно любовь.
Наиболее важным из этих поборов является то, что Фромм называет «высшей заботой о мастерстве в искусстве» (98). Без чувства, что практика своего искусства имеет глубокое значение, человек не сможет практиковать искусство любви с тремя другими необходимыми компонентами овладения каким-либо искусством, а именно терпением, дисциплиной и концентрацией. .
Для совершенствования искусства необходимо терпение. Показывает огромное количество времени, потраченного на изучение вида искусства и избавление от понятия ".быстрые результаты »(99) поможет достичь безграничного понимания искусства. Однако еще более важным является демонстрация строгого плана дисциплины не только в практике искусства, но и в применении его в своей жизни. Недостаток дисциплины в овладении искусством часто является причиной минимального понимания и снижения интереса к этому искусству, и чтобы предотвратить это, нужно вызвать чувство дисциплины к этому искусству изнутри, а не ощущать его извне. сила.Это знаменует собой действительно успешное владение искусством.