Физическая близость: Physical intimacy — Wikipedia

Содержание

Физическая близость

Общие сведения о поведении человека при прикосновении см. Тактильное общение. Для осязания см. Соматосенсорная система.

«Ласка» перенаправляется сюда. Информацию об американском бренде мыла Caress см. Люкс (мыло).

Предложение к Вильям-Адольф Бугро (1872)

Физическая близость чувственный близость или трогательно. Это действие или реакция, например, выражение чувства (включая близкие Дружба, платоническая любовь, романтическая любовь или же сексуальное влечение ), между людьми. Примеры физической близости включают пребывание внутри кого-то личное пространство, держась за руки, в обнимку, целоваться, лаская и сексуальная активность.[1] Физическая близость часто может передать реальный смысл или намерение взаимодействия таким образом, что сопровождающая речь просто не может передать. Физической близостью можно обмениваться между любыми людьми, но, поскольку она часто используется для передачи позитивных и интимных чувств, она чаще всего встречается у людей, у которых уже есть отношение, будь то семейные платонические или романтические отношения, в которых романтические отношения усиливают физическую близость. Было отмечено несколько форм романтического прикосновения, включая держание за руки, объятия, поцелуи, объятия, ласки и массирование, а физическая привязанность сильно коррелирует с общими отношениями и удовлетворенностью партнера.[2]

Можно быть с кем-то физически близким, фактически не касаясь его; однако некоторые близость необходимо. Например, устойчивый зрительный контакт считается формой физической близости, аналогичной прикосновению. Когда человек входит в чужое личное пространство с целью интимной близости, это физическая близость, независимо от отсутствия физического контакта.

Большинство людей вступают в физическую близость, которая является естественной частью межличностных отношений и человеческая сексуальность, и исследования показали, что он полезен для здоровья. Объятие или прикосновение может привести к высвобождению окситоцин гормон и снижение стресса гормоны.[3]

Из-за той важной роли, которую языковое общение играет в людях, роль прикосновения часто преуменьшается, однако есть множество доказательств того, что физическое прикосновение по-прежнему играет важную роль в повседневных человеческих отношениях. Хотя люди часто общаются вербально, они также участвуют в тесном контакте. Физическое прикосновение имеет эмоциональные и социальные коннотации, которые часто намного перевешивают все, что можно выразить с помощью языка.[4]

Побуждение к физической близости может исходить из разных источников. В более холодное время года люди, как и другие животные, ищут физической близости друг с другом, чтобы улучшить терморегуляцию.[5] Некоторые формы физического прикосновения между обезьянами и обезьянами выполняют несколько функций, включая очистку, лечение вшей или инфекции и социальный уход.[6]

Некоторые формы физической близости могут быть восприняты отрицательно. Это отношение особенно заметно у людей с гафефобия.[7] Одно исследование показало, что обычно допускается более высокий уровень физической близости между близкие родственники членов, чем между родственники второй степени родства.[8] Нормы близости обычно более негативны эрогенные зоны. В некоторых юрисдикциях это может быть указано как ссылка на гениталии, ягодицы и женщина грудь.[9]

Содержание

  • 1 Разработка
  • 2 Личное пространство
  • 3 Проявление привязанности
  • 4 Культура
  • 5 Среди нечеловеческих приматов
  • 6 Смотрите также
  • 7 Рекомендации
  • 8 внешняя ссылка

Разработка

Физическая привязанность и близость играют чрезвычайно важную роль в младенчестве и детстве. Кожа — самый большой орган чувств, развивающийся в первую очередь. Люди испытывают прикосновение еще на стадии развития плода, когда плод начинает получать сенсорную информацию от контакта с брюшной стенкой матери. В младенчестве младенцы получают значительное количество прикосновений, когда их держат на руках, обнимают и кормят грудью. В дополнение к необходимым функциям, таким как кормление грудью, прикосновение также используется для успокоения младенцев или при контакте кожа к коже, называемом «уход кенгуру». [10] В младенчестве зрение и слух ограничены, и младенцы знакомятся со своим миром в основном через прикосновение и способны различать температуру и текстуру.[11]

Уменьшение количества ласковых прикосновений со стороны лиц, осуществляющих уход (например, для младенцев в учреждениях или младенцев с депрессивными матерями), связано с задержками когнитивного и нервного развития.[12] Эти задержки, похоже, сохраняются годами, а иногда и целыми жизнями.[13] Исследования показывают, что если матери, находящиеся в депрессивном состоянии, делают своим младенцам массаж, это приносит пользу как ребенку, так и им самим, ускоряя рост и развитие детей и приводя к повышенной чувствительности и отзывчивости матерей.[14] Массаж младенцев оказывает также биологически благоприятное воздействие: у недоношенных младенцев уровень кортизола снижается после того, как их держат на руках матери. В период содержания у матерей также снизился уровень кортизола. [15]

Личное пространство

Молодые люди обнимаются — это форма физической близости.

Большинство людей дорожит своим личное пространство и чувствуешь дискомфорт, злость или же беспокойство когда кто-то без согласия вторгается в их личное пространство.[16] Вход в чье-то личное пространство обычно является признаком близости и близости. Однако в современном обществе, особенно в густонаселенных городских общинах, временами трудно сохранить личное пространство, например, в многолюдном тренироваться, лифт или улица. Многие люди считают физическую близость в людных местах психологически тревожной и неудобной.[16] В безличной многолюдной ситуации стараются избегать зрительного контакта. Даже в людном месте важно сохранить личное пространство. Интимный и сексуальный контакт без согласия, такой как фроттеризм и ощупью, недопустимы.

С другой стороны, большинство людей иногда желают физической близости с другими и временами приветствуют знакомого и доверенного человека в своем личном пространстве. Когда партнер или друг недоступны в такое время, некоторые люди удовлетворяют эту потребность в человеческом контакте в многолюдном месте, таком как бар, ночной клуб, рок концерт, уличный фестиваль, так далее.

Проявление привязанности

Люди, которые находятся на знакомая основа могут входить в личное пространство друг друга для физического контакта. Это могут быть индикаторы привязанности и доверия. То, как люди проявляют привязанность, обычно отличается в публичном контексте от частного. В частном порядке люди в интимные отношения или те, кто знаком друг с другом, могут спокойно относиться к физическому контакту и проявлениям привязанности, которые могут включать:

  • объятия
  • ласки (например, голова, руки, руки, спина и талия),
  • щекотка (например, спина и талия),
  • массаж (например, шея, плечи, спина, бедра) или
  • касаясь голов.

Связь посредством интимных, несексуальных контактов между платоническими друзьями и членами семьи включает, помимо прочего, держание за руки, объятия, объятия и поцелуи в щеки.

Однако публично и в зависимости от характера отношений между людьми публичное проявление привязанности обычно сдерживается социальные нормы и может варьироваться от жеста, например целовать или же обнимать в приветствии, в объятиях или держась за руки. Поддержание зрительный контакт в социальном и психологическом плане можно рассматривать как аналог прикосновения.

Культура

Роль прикосновения в межличностных отношениях в процессе развития и в разных культурах недостаточно изучена, однако некоторые данные наблюдений позволяют предположить, что в культурах, где физическая близость больше, уровень насилия ниже, что проявляется у подростков и детей.[17] Народы, живущие ближе к экватору (Средиземноморье, Центральная и Южная Америка, исламские страны), как правило, имеют высокие социальные нормы контактов, тогда как страны, расположенные дальше от экватора, как правило, имеют более низкий уровень контактов (Северная Европа, Северная Америка, Северо-Восточная Азия). Публичное проявление межличностных прикосновений и близости, похоже, также различается в разных культурах.[18]

Термин «шкура» (ス キ ン シ ッ プ, Sukinshippu) возник как псевдоанглийский Японское слово (Wasei-Eigo ), который был придуман для описания близости или близости между матерью и ребенком.[19][20][21] Сегодня это слово обычно используется для установления связи посредством физического контакта, такого как держание за руки, объятия или родители, умывающие ребенка в ванне. Самое раннее упоминание этого слова встречается в Нихон Кокуго Дайдзитен в 1971 г.[22] По словам Скотта Кларка, автора исследования Японская культура купания, это слово чемодан сочетание «кожа» с последним слогом «дружба».[23] Сходство с английским словом ‘родство ‘предлагает дальнейшее объяснение.[21] Использование слова «skinship» в английских публикациях, похоже, сосредоточено на идее разделить ванну обнаженным — идее, известной на японском языке как «голая ассоциация». (裸 の 付 き 合 い, Хадака но цукиай).[нужна цитата ] Непонятно, почему значение изменилось на отношения родитель-ребенок, когда заимствовал обратно на английский. Это слово также используется в Южная Корея.[24]

Среди нечеловеческих приматов

Некоторые животные участвуют в поведении, аналогичном физическим проявлениям у людей. Это поведение, называемое социальным уходом или алло-грумингом, менее распространено за пределами приматов, в то время как другие виды действительно проявляют такое поведение, приматы, похоже, тратят на это гораздо больше времени по сравнению с другими животными. Некоторые виды тратят до 20% своего дня на уход за собой, большая часть которого тратится на уход за другими, а не на себя.[25][26] У более социальных видов количество времени, затрачиваемого на уход за собой, намного меньше времени, затрачиваемого на уход за собой. Хотя такое поведение может показаться целью гигиены (например, удаление паразитов, чистка меха и т. Д.), Данные свидетельствуют о том, что поведение по уходу выполняет уникальную социальную функцию, которая способствует установлению связи.[25] С эволюционной точки зрения количество времени, которое уделяется алло-уходу, кажется, превышает количество времени, в течение которого оно будет адаптивным, что подчеркивает идею о том, что уход должен иметь цель, выходящую за рамки поддержания гигиены. Кроме того, существуют основные партнерские отношения по уходу, которые остаются довольно стабильными и редко меняются, иногда с одними и теми же партнерами в течение нескольких лет.[27]

Некоторые утверждают, что уход — это то, чем обменивают как услугу, ожидая, что равное количество времени будет потрачено или получено взаимностью со стороны их партнера по уходу.[28] Приматы склонны ухаживать друг за другом равное количество времени или в ожидании, что им ответят взаимностью в опасной ситуации. Приматы, которые тратят больше времени на уход друг за другом, с большей вероятностью будут защищать друг друга при нападении. Dunbar, R.I.M .; Данбар, Пэтси (август 1988). «Материнские бюджеты времени бабуинов гелада». Поведение животных. 36 (4): 970–980. Дои:10.1016 / с0003-3472 (88) 80055-1. ISSN  0003-3472.

внешняя ссылка

  • «Американские парни обнимаются» — статья на Республика Аризона
  • NPR: Поэт по вызову, Андрей Кодреску комментарий к объятиям энергетический ядерный реактор

Супружеская близость – это больше, чем секс

Телеграм канал @ieshua.org

Пять путей единения с вашим супругом.

«Мы не чувствуем единения». Они оба ощущали одно и то же. На каком-то этапе своих взаимоотношений они начали отдаляться друг от друга и теперь каждый жил своей жизнью, вместо того, чтобы жить в близком единении друг с другом. Как же разрешить эту проблему разъединенности?

Обычно, когда между людьми возникает отчужденность, корнем проблемы является близость. Есть много причин того, почему близость может терять силу. Некоторые из них едва уловимы, но коварны, как, например, постоянно растущая занятость семейной жизни. Другие – явны и преднамеренны, такие, как воздержание от близости в качестве наказания за причиненную обиду. Какой бы ни была причина, когда близость ослабевает – бывает сложно вернуться в прежнее русло. Один из ключей к восстановлению единения – это понимание того, что близость многогранна. Вообще, существует пять разных типов близости, и только при условии поддержания каждого из них мы можем испытывать глубокое единение в браке.

1. Духовная близость

Первый и самый основополагающий тип близости – это духовная близость. Духовную близость можно сравнить со ступицей, от которой отходят все остальные типы близости. Когда духовное единение на высоте, все остальные типы единения, временами то набирающие, то теряющие силу, будут все же иметь определенный уровень естественной устойчивости. Духовная близость возникает от совместного пребывания в Слове, молитв друг о друге и совместного поклонения. Божье Слово – это пища для наших душ (Мф. 4:4; Втор. 8:3). Если у нас один и тот же духовный рацион, мы будем расти подобным образом, а следовательно – расти вместе, не по отдельности.

Старое изречение о том, что молящаяся семья всегда будет вместе, хотя и не безошибочно, в общем, все же, верно. И это не значит просто молиться в присутствии друг друга, но держать друг друга в центре своих личных молитв (это также не значит только лишь просить Господа устранить все то, что нас раздражает в супруге). Поклонение – это чрезвычайно интимный акт, связывающий души Божьего народа и сближающий их друг с другом и с Ним. Бывают уважительные причины того, что супруги не поклоняются вместе (например, когда один из них помогает в детской комнате, поет в хоре и т. п.). Но если у такой пары возникла проблема разъединенности, будет уместно на время оставить подобного рода деятельность и сосредоточиться на восстановлении духовной близости друг с другом.

2. Близость в отдыхе и развлечениях

Второй тип близости – это близость в отдыхе и развлечениях. Эта близость представляет собой связь, которая формируется и крепнет в результате совместного провождения времени. Это могут быть мероприятия широкого спектра – от легких (таких, как разгадывание кроссворда) до экстремальных (вроде дельтапланеризма), но именно взаимное удовольствие, получаемое от этих занятий, подпитывает единение супружеской пары. Пик этого типа близости обычно приходится на ранний этап отношений, когда обоим хочется делать и пробовать что-то вне зоны их комфорта, только ради возможности быть рядом друг с другом. По мере того, как это присутствие становится больше нормой, чем исключением, желание заниматься тем, что не представляет интереса для одного из партнеров, обычно пропадает. Более того, когда жизнь осложняется работой, детьми, домашними заботами и многим другим, возможности для развлечений и отдыха резко сокращаются, да и стоимость стремительно растет. И тем не менее, Бог создал нас таким образом, чтобы мы получали удовольствие от жизни и разных занятий – в особенности со своими супругами (Еккл. 9:9). Нашим семьям необходима возможность смеяться и развлекаться вместе, раз уж приходится переживать разные сложности и временами тяжело работать.

3. Интеллектуальная близость

Третий тип близости – это интеллектуальная близость. Интеллектуальная близость – это единение друг с другом путем обсуждения определенных вопросов. Темы, опять же, могут быть как легкими (любимый фильм), так и очень серьезными (вопросы политики). Но проделывая эту умственную работу вместе со своим супругом, мы укрепляем связующие нити наших отношений. Подобно единению в отдыхе, интеллектуальная близость, как правило, достигает своей высшей точки на ранней стадии отношений.

Зачастую так происходит потому, что тогда люди еще только узнают друг друга и то, как каждый из них смотрит на те или иные вопросы. Но проходит время, и супруги, считая, что знают мнение своего партнера чуть ли не по всем вопросам, перестают исследовать интеллектуальный мир друг друга. Однако, несмотря на то, что каждый из супругов обычно может в общих чертах угадать, что другой думает по данному вопросу, именно подробности имеют значение. Независимо от того, сколько раз супруги обсуждали ту или иную тему, практически всегда есть что-то новое, что можно выяснить или обсудить. И награда за приложенные усилия стоит труда.

4. Физическая близость

Четвертый тип близости – это физическая близость. Физическая близость – это та область, о которой думает большинство людей, когда слышит слово «близость». Это понятие включает в себя секс, но им не ограничивается. Существует и несексуальная физическая близость, проявляющаяся, когда люди держатся за руки, сидят, прижавшись друг ко другу на диване или обнимаются. Иногда несексуальная физическая близость (объятия) приводит к чему-то более глубокому и страстному (половому акту), но это вовсе необязательно. Кстати говоря, это предмет наибольших жалоб со стороны женщин.

Мужчины часто воспринимают любую физическую близость как знак того, что женщине хочется секса, в то время как на самом деле ей просто хочется посидеть рядом с супругом. И все же, из всех типов близости именно этот приносит мужчинам наибольшее удовольствие. На вопрос о том, насколько они близки со своими супругами, мужчины, как правило, отвечают, что наибольшую близость они ощущают в периоды подъема физической (и особенно сексуальной физической) близости. И в этом нет ничего удивительного для христианина, ведь Бог заповедал мужчине наслаждаться такого рода отношениями со своей женой (Пр. 5:18-19).

5. Эмоциональная близость

Пятый тип близости – это эмоциональная близость.  Эмоциональная близость находит выражение в том, что человек делится своим опытом и переживаниями с другим. Мужчинам особенно сложно прочувствовать различие между интеллектуальной и эмоциональной близостью. Как бы то ни было, в первой (интеллектуальной близости) обсуждаются различные вопросы и, как правило, преобладают мысли, а во второй (эмоциональной близости) обсуждаются переживания и обычно доминируют эмоции. Кроме того, у мужчин гораздо более ограничен эмоциональный набор слов, и они не испытывают особого комфорта, слыша эмоционально перегруженную речь. По этой причине мужчины часто недопонимают своих жен, когда те что-то говорят. Они считают, что супруге нужен обмен мнениями, в то время как на самом деле ей нужен тот, кто разделит ее чувства.

Несмотря ни на какие ограничения, мужья призваны заботиться о сердцах своих жен, так же, как жены призваны заботиться о сексуальных потребностях своих мужей. Подобно тому, как мужчины чувствуют наибольшую близость в периоды расцвета физической близости, женщины чувствуют наибольшую близость, когда на высоте эмоциональная близость. Неспроста первым, что сделал Адам, увидев Еву, было не укладывание ее в постель, а изречение первой в мире любовной поэмы (Быт. 2:23).

Из циклов отдаления к циклам близости

Но вот в чем загвоздка: когда мужчины чувствуют разъединенность, они зачастую пытаются достичь физической близости путем близости в отдыхе («давай займемся чем-то интересным, и, может, в итоге закончим постелью»), в то время как женщины, чувствуя разъединенность, пытаются достичь эмоциональной близости путем интеллектуальной близости («давай о чем-нибудь поговорим и, может, в итоге начнем изливать свои чувства»). Оба супруга ощущают потерю единения, но пытаются решить проблему задом наперед. Еще больше усложняя ситуацию, мужчины часто не хотят разговаривать и делиться своими чувствами, если не получают физической близости. А женщинам не хочется физической близости, если они не чувствуют близости в эмоциональной сфере.

В результате супружеские пары довольно быстро попадают в один за другим периоды отдаления, все больше и больше требуя, чтобы их нужды были восполнены прежде, чем они будут восполнять нужды своих партнеров. Именно в таких ситуациях обязательство христианина любить других, даже когда это тяжело (Ин. 13:34-35; Гал. 5:13; 6:2; Еф. 4:2, 32; 1Пет. 4:8-10), может помочь паре перейти из циклов отдаления к циклам единения, если они, движимые любовью, будут ставить нужды другого выше своих собственных.

Забота о своем супруге в этих сферах даже тогда, когда мы сами не чувствуем контакта – это ключ к тому, чтобы достичь настоящее, глубокое и прочное единение. Такое единение делает гораздо больше, чем просто дает нам теплые и пушистые сиюминутные ощущения. Оно помогает нам укорениться в интимной любви Того, в ком наше единение вечно и незыблемо – в любви самого Бога.

Автор — Джош Сквайрес / By John Piper. © 2016 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Татьяна Пронина для ieshua.org

А как вы считаете: любовь и физическая близость

Nadya.chunaeva

А как вы считаете: любовь и физическая близость — вещи абсолютно разные?) любовь вещь близость

684

101

0

Ответы

Фиона

я вообще ничего не считаю,с арифметикой не сложилось…..всё,я свою норму на утро отсидела,бред и враньё отделила,могу со спокойной совестью удалиться,пока…

0

Евгений

Так и считаю. Физ близость я имею с женщиной, а люблю и брата, и сына, и маму, и берёзку под окном… Естественно, и женщину свою люблю.

8 лет

0

Артём

разные, но взаимосвязанные. физическая близость не есть любовь. а романтическая любовь без физической близости кажется неполной

0

ЕБ

Евгений Барбашин

Абсолютно. Любовь — это страсть, в постели мужики физически добиваются прощения у женщин за свои проделки.

0

Nadya.chunaeva

:))

1

ЕБ

Евгений Барбашин

<3

1

Влад Чепкасов

физическая близость может быть и прекрасна и уродлива, смотря что в нее вкладывают, какие мотивы.

0

ИП

Инна Петрова

Нет,не разные,для меня это одно и тоже,но в нашем мире почему-то только физ.близость,без любви

0

ММ

Мурат Муратов

Любовь это тандем двух душ несущихся по жизни не смотря ни на что и никогда не оглядываясь .

0

GA

Galiya Altaevna

да естественно

8 лет

1

Циничный Негодяй

а любовь к физической близости куда относится больше? к любви или физической близости?

0

Светлана

любовь включает близость. есть наверное еще и физическая близость без чувства любви

0

НИ

Николай Инкин

нет любви а близость идет по физиологичческим законам и симпатиям всегда

0

Nadya.chunaeva

Как нет?

1

НИ

Николай Инкин

миф

1

Игорь Кабанов

если вы думаете об этом до этого-то любовь. если после: то физическая близость

0

РИ

Раиса Ильичевск, Одесская Обл.

нет. но не всегда близкие интимные отношения, сопровождаются любовью……….

0

ВР

Вячеслав Романов

Физическая близость — часть любви. Необязательная, но важная и приятная.

0

Ирина Заболотная

Да, но физическая близость может быть и без любви, одни потребности

1

Кохинор

в некоторых случаях разные но хочется чтобы одинаковое было всегда

0

Л.

Лариса ………

не всегда. ..ведь дети и от любви рождаются!…так…что…я за комплект!

0

Танюшка Александрова

любовь ближе к душе к чувствам,а близость это физическое тело…

0

СС

Сладкий Сон

Я считаю с е к с рождает чувства

1

Танюшка Александрова

спорить не буду

1

Черная Мамба

да, можно жрать с голодухи, а можно и вкушать с удовольствием

0

Iosif Cojocari

Любовь это эмоций, а физическое близости, потребности.

0

Светлана Ники

Да, абсолютно. Реально бывает платоническая любовь

0

ЮС

Юрий Синякин

да, но если они совпадают это называется счастьем

0

ЮС

Юрий Синякин

секс это просто удовольствие, основной инстинкт, а любовь это состояние души

1

Nadya.chunaeva

Спасибо)

1

ЮС

Юрий Синякин

не унывай, Наденька

1

Nadya.

chunaeva

Да уж стараюсь не впадать …)

1

ЮС

Юрий Синякин

все ещё впереди, надейся и жди! Имя у тебя подходящее

1

Следующая страница

Другие вопросы

Как жить в «Ответах» ???(вопрос искусственным интеллектам которые тут живут годами

Где скачать образец паспорта гражданина РФ

как сделать на фото что два человека вместе из даух разных фото, чтобы они были в одной обстановке

Невежество в «Христианском» обществе и обществе вообще?

Почему в Китае уже действует самая длинная скоростная железная дорога а в России самолеты в ясную погоду бьются

Нужна помощь срочно! Что такое почтовый код?

Изживет ли себя рыночная система?

Помогите! Нужен хороший совет! Дед дебашир! Нужно его отправить в дом престарелых ну или в другое место навсегда

Мошенники взломали кредитку. . Что делать? -Ниже я написал вопрос на форум сайта на котором я проводил платеж-

мне вот интересно, почему некоторые люди, вроде даже хорошие знакомые говорят гадости, типа, ой ты сильно растолстела.

Вопрос 3-ий: «В КАКОМ ресторане меняют тарелку на ГРЯЗНУЮ? «))

Какая ваша машина — мечта?

к чему сон? в вазе с водой стоят растения я вытащила одну ветку посмотреть увидела что уже корни пускают и листики!!

интересно а почему вот на один вопрос пишется ошибка это что таким чудным образом модераторы пытаются избавится

Что Вы скажите о человеке который беспричинно стебается, сравнивая количество умерших детей в России и др. странах?

Что такое настоящая близость между мужчиной и женщиной: Елена Любченко о близости

Недавно зрители «1+1» увидели новый выпуск нового сезона проекта «Одруження наосліп», героями которого стали молодой предприниматель Юрий и телеведущая Оля. И это стало поводом для большой публикации известного психолога Елены Любченко по теме настоящей близости между влюбленными.

Подробности в нашем материале.

Оценка

— 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Ранее среди наших читателей большой резонанс вызвал материал о том, как оставаться вместе двум слишком разным людям. Теперь же важную и смежную тему затронула Елена Любченко и эксперт в шоу на «1+1».

На своей странице в Фейсбук она прокомментировала отношения пары Юрия и Оли, выделила их основные ошибки и объяснила, что такое настоящая близость между любящими людьми.

Приводим слова ее публикации далее. 

Сейчас скажу странное: секс ― это не всегда близость. Более того, у некоторых товарищей секс с близостью и любовью вообще не имеет ничего общего! Близость же, в свою очередь, часто не выражается через секс, а проявляется в совершенно других вещах. И у героев нашего проекта, и у многих людей, вступающих в отношения, в этой области нередко возникает путаница, и одно подменяется другим.

С парой Юра и Оля пришлось разбираться серьезно. И вот, что получилось.

Близость ― это встреча двух человек без масок и защит. Это возможность показать все свои стороны, «без прикрас», без ретуши, без фильтров и «выгодных поз». Это отношения, в которых можно поделиться всем самым сокровенным. Это то, в чем каждый человек чувствует огромную потребность и переживает как самую большую ценность.

И когда близость заменяется сексом ― в современном мире достаточно частое явление, кстати, ― у человека остается ощущение глубинной неудовлетворенности и тоски, которую он пытается компенсировать всеми возможными способами.

Почему многим легче вступить в сексуальные отношения, чем попробовать быть в близких? Очень просто. Секс ― это понятная в наше время, хорошо развитая индустрия. Многие знают, что нужно делать для сексуального сближения и чувствуют себя в сексуальных отношениях довольно уверенно. 

Человек (любого пола) может «отработать сексуальную программу», и быть «на высоте», не приблизившись ни на шаг (в психологическом, душевном смысле) к своему партнёру и оставшись с ним абсолютно закрытыми и чужими.  

А вот в моменты близости мы максимально открыты. А значит ― невероятно уязвимы. Мы становимся очень незащищенными и хорошо помним, как больно нам могли сделать в такие минуты. Поверьте, такое не забывается, как бы давно ни произошло! Может вытесняться в бессознательное, но автоматически будет включать панцири и латы, защищающие нашу душу от повторных ударов. Потому что, если в такие моменты доверия, когда вы с открытой душой, вас высмеивали, обманывали, критиковали, не принимали всерьез, игнорировали, открывать душу желание отбивает навсегда.

Вот и получается, что близость возможна, когда есть ощущение безопасности, когда к другому есть хоть какое-то доверие. Если же доверия в принципе очень мало, как у нашей героини Оли, если жизнь научила защищаться, играть, контролировать, умничать и всячески избегать близости, нужна большая отвага, чтобы сближаться.

А еще близость действительно трудно выражается. Ученые говорят, что уровень возбуждения от близости и уровень сексуального возбуждения у человека примерно одинаковы. Но в сексе-то понятно, что на каком этапе делать, и куда это приведет. А тут? Никаких инструкций. Никаких гарантий.

Иногда можно просто вместе молчать, переживая это удивительное ощущения родства и счастья. Можно говорить о сокровенном, делиться своими чувствами, рассказывать о том, что страшно или болит, о том, что греет и дает смысл. Можно плакать, можно вместе смеяться. Эмоции и проявления могут быть самые невероятные и неожиданные. Но вы всегда почувствуете их истинность и спонтанность. И только от вас зависит, насколько вы сможете открыться в ответ, сделав свой шаг навстречу.

В близости нет «стандартных» или «правильных» реакций. Важно просто быть собой, без масок, быть открытым другому, насколько это возможно. Знаю, не просто. Но ничего важнее в отношениях не существует. Поэтому стоит рисковать.  

А что вы думаете по этому поводу?

Читать также Мы уедем, мы умчимся: как выжить в отношениях на расстоянии

Также читайте о том, что делать при измене любимого.

Фото: 1+1, Pinterest

Материалы по теме:

  • В Киеве появится первый БДСМ-клуб: в меню — порка, шибари, фут-фетиш и не только
  • Скользкий вопрос: 11 фактов о презервативах
  • Эксперты проекта «Я соромлюсь свого тіла» рассказали, как правильно говорить с детьми о сексе?
  • День рождения Пабло Пикассо: «богини», «подстилки» и другие музы гения
  • Как понять, что парень тебя хочет: 6 подсказок для тех, кто не уверен
  • Что чувствует мужчина во время секса: 5 реальных историй
  • Техники орального секса, которые сведут его с ума
  • Сексуальная ориентация — собственный выбор или решение природы? Регистрируйся на бесплатную лекцию «Пол и гендер»
  • Украинцы — самая сексуальная нация на планете
  • Лучшие друзья девушек — это лубриканты

теги: отношения семейные отношения

Что такое эмоциональная измена, как ее пережить и простить

ПсихологияОтношения

Мы все больше привыкаем к жизни в виртуальном мире, и потому нам несложно принять факт, что для некоторых измена перестала быть лишь физическим актом. С развитием мобильной связи, интернета и в условиях изоляции к стандартному определению измены все проще приклеивается прилагательное «эмоциональная», чтобы описать связь такого рода, где физическую близость заменяют чувства и мысли.

Отсутствие физического контакта не избавляет эмоциональную измену от пагубных последствий, особенно для женщин. Журнал Международной академии сексуальных исследований опубликовал официальную статистику по данному вопросу: мужчин сильнее расстраивает физическая неверность (без эмоциональной связи), а женщин — эмоциональная (даже если нет секса). 65% гетеросексуальных женщин, участвующих в исследовании Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, подтвердили, что физическая неверность причиняет им не меньше страданий, чем эмоциональная.

Что такое эмоциональная измена?

Традиционное определение измены не подразумевает двусмысленности — это сексуальная связь на стороне, в которую вовлечен один из партнеров (супругов). Эмоциональная измена — это разновидность неверности, основанная на близости без физических контактов.

Обычно при измене люди встречаются лицом к лицу и занимаются любовью, то есть сексом. При эмоциональной измене встречаться не обязательно — можно увидеться в FaceTime или Zoom, созвониться по WhatsApp или Skype. Или все-таки встретиться — скажем, за ланчем, на выходных или по дороге с работы (если вы не работаете вместе, что нередко случается при эмоциональных романах) — и изливать друг другу душу, не отвлекаясь на интимную близость. Именно потому многие из тех, кто изменяет эмоционально, не считают это неверностью. По их мнению, если нет физического контакта, такое поведение не считается изменой.

Но как бы ни успокаивали себя «эмоциональные любовники», связь такого рода сближает настолько, что неизбежно наносит ущерб существующим отношениям. Обсуждаемые темы становятся все более личными, обрастают секретами, которые скрываются от мужа/бойфренда — и так постепенно непорочное общение с другом/коллегой перерастает в связь, ради которой вы готовы обманывать партнера, скрывая истинную суть вашей параллельной истории.

Признаки эмоциональной измены

Тот, кому изменяют (эмоционально или физически), рано или поздно ощутит недостаток внимания, львиная доля которого достается тому, кто на стороне. Вызовите милого на разговор, как только догадаетесь, что вы у него на вторых ролях. Если он затеет скрывать правду после ваших призывов к честности, скорее всего, ваши отношения ждет печальный прогноз. Доверяйте интуиции, она никогда не подводит.

Если эмоционально «загуляли» вы, имейте в виду, что изменам присуща характерная эскалация. События развиваются по нарастающей: сначала вам приятно общение, затем вы начинаете искать моральной поддержки, постепенно начинаете жаловаться на благоверного и, как следствие, скрывать обсуждаемые с «другом» темы. Потом вы начнете сравнивать его со своим партнером, отмечать очевидные преимущества, но при этом будете отрицать тот уровень близости, которого достигли с героем вашего эмоционального романа. Удалять письма, стирать сообщения, отключать уведомления войдет у вас в привычку — просто потому, что в них содержится информация, не предназначенная для вашего партнера.

«Переход от эмоциональной близости к физической происходит естественно, хотя и совсем необязательно, — комментирует психолог, специалист по работе с травмами Ирина Ткачева. — Со временем эмоциональная связь на стороне приводит к снижению влечения к партнеру или нежеланию проводить с ним время. Погружаясь в эмоциональный роман, стоит отдавать себе отчет в том, чем вы рискуете ради этой сомнительной близости».

Причины эмоциональных измен

Причины у эмоциональных измен те же, что и у физических. Либо вам в отношениях чего-то не хватает, либо вы не привыкли думать о чувствах партнера, либо в силу ряда причин у вас выработался паттерн искать утешения на стороне каждый раз, как только вы чувствуете скуку или стресс. Разберем подробнее первую причину, потому что для двух остальных нужен профессиональный психолог или психотерапевт.

Желание близости с кем-то другим происходит, если вы не уверены в текущих отношениях или чувствуете себя одиноко, даже наедине с милым. Такое нередко случается в парах, где один из партнеров не может полностью раскрыться, быть собой или не доверяет своей половине. Если вы изначально не были откровенны и подстраивались под его/ее интересы, рано или поздно вы начнете искать выход реальным эмоциям. Возможно, ваши отношения пошли на убыль, и вам не хватает любви и понимания. Или заботы и поддержки. Или все вроде бы хорошо, но вы забыли, когда в последний раз испытывали, а не имитировали оргазм. Как бы то ни было, только вам известно, почему вы стали искать эмоций за пределами вашей пары. Причина есть всегда.

Последствия эмоциональной измены

Некоторые утверждают, что эмоциональный роман безвреден, потому что это скорее дружба, чем любовная связь. Однако интимный характер общения, эмоциональная вовлеченность и скрытность по отношению к мужу/бойфренду лишают такие отношения невинности. Кроме того, эмоциональные интрижки часто служат «шлюзом» для перехода к самой что ни на есть неверности и с той же вероятностью могут привести к разрыву отношений, как и физические измены.

Разберем суть эмоциональной измены на простом примере. Скажем, замужняя Маша встретила на Facebook (запрещенная в России экстремистская организация) женатого Петю, свою школьную любовь. Они зафрендили друг друга, вступили в переписку и постепенно их общение утратило какие-либо формальности. Они болтают обо всем на свете, в том числе о своих партнерах, делятся интимными подробностями о проблемах в браке и за глаза критикуют благоверных. В итоге общение приводит к эмоциональной привязанности из чувства взаимной поддержки. Маша и Петя вспоминают свою прежнюю связь и удивляются, почему они расстались, ведь у них так много общего. Они жаждут увидеть друг друга и вновь испытать то, что чувствовали в юности. Не исключено, что они признаются друг другу в любви. Вот, пожалуйста, налицо факт эмоциональной измены, которая того и гляди перерастет в физическую.

«Маша и Петя пока что не изменяют партнерам в обычном смысле этого слова, но между ними явно возникла особая близость, — объясняет психолог.  — Нетрудно сделать вывод, чем опасна эмоциональная измена в этом случае: близость с Петей не идет на пользу Машиным отношениям с мужем, разрушает и подрывает их. Эмоционально неверный партнер уделяет больше внимания объекту своей привязанности, чем второй половинке, отстраняется от обязательств в браке».

Как пережить эмоциональную измену

По словам психолога, главное в преодолении эмоциональной измены — способность ее признать. Решившись на ответственный шаг, вы будете готовы перейти на следующий уровень и выбрать, что вам важнее — существующие отношения или иллюзорная связь с непонятными перспективами. Определившись с приоритетами, приступайте к радикальным мерам:

Вариант #1: развод в пользу эмоционального романа.

Вариант #2: выход из эмоционального романа ради текущих отношений.

Выбрав второй вариант, вам, скорее всего, придется поговорить по душам со своей половиной. Рассказывать о том, что у вас чувства к другому, наверное, не стоит, но можно обсудить причины, по которым вы увлеклись общением на стороне и предложить путь к исправлению ситуации. Что касается «третьего», будьте честны с собой и подумайте, сможете ли вы повернуть вашу связь исключительно в дружеское русло. Если нет, «режьте к чертовой матери» — и как можно скорее.

Если изменяли не вы, а вам, возьмите тайм-аут, чтобы подумать, сможете ли вы простить эмоциональную измену. Как сказано выше, женщинам это дается непросто, и вы не обязаны доказывать свою святость тому, кто пренебрег вашей любовью.

Smirnova Natasha

Теги

  • отношения
  • Психология
  • Любовь и секс

Телесная близость до брака не позволяет по-настоящему узнать друг друга

– Здрав­ствуй­те. Хри­сти­ан­ство и Цер­ковь часто упре­ка­ют в неде­мо­кра­тич­но­сти и даже в дре­му­че­сти. Одним из осно­ва­ний для подоб­ных обви­не­ний слу­жит то, что Цер­ковь при­зы­ва­ет отка­зать­ся от добрач­ной бли­зо­сти. То, что века­ми счи­та­лось нор­мой, в насто­я­щее вре­мя при­зна­ет­ся, по мень­шей мере, стран­ным и невоз­мож­ным. Так что такое цело­муд­рие до бра­ка: пере­жи­ток сред­не­ве­ко­вья, насущ­ная необ­хо­ди­мость, или долг люб­ви к Богу? Воз­мож­но ли в пол­ной мере сле­до­вать это­му и не поте­рять свою вто­рую поло­вин­ку, познать и узнать друг дру­га, в чем раз­ни­ца? Обсуж­да­ем в сту­дии вме­сте с насто­я­те­лем Пет­ро­пав­лов­ско­го хра­ма Сара­то­ва игу­ме­ном Нек­та­ри­ем (Моро­зо­вым). Здрав­ствуй­те, отец Нектарий.

– Доб­рый день.

– Ска­жи­те, пожа­луй­ста, поче­му Цер­ковь назы­ва­ет интим­ные отно­ше­ния до бра­ка гре­хом, в чем его суть?

– На самом деле это не такой про­стой вопрос, как может пока­зать­ся на пер­вый взгляд цер­ков­но­му веру­ю­ще­му чело­ве­ку, пото­му что есть нечто, что мы вос­при­ни­ма­ем как дан­ность, и вме­сте с тем эту дан­ность мы не можем объ­яс­нить чело­ве­ку по отно­ше­нию к Церк­ви, по отно­ше­нию к хри­сти­ан­ству внеш­не­му. То есть вро­де бы все пони­ма­ют, в чем заклю­ча­ет­ся гре­хов­ность таких поступ­ков, как воров­ство, или убий­ство, или пре­да­тель­ство, ‒ когда один чело­век дру­го­му при­чи­ня­ет какое-то совер­шен­но оче­вид­ное зло. Здесь все совер­шен­но понят­но. И совре­мен­ные люди совер­шен­но отка­зы­ва­ют­ся пони­мать на пер­вых порах, какое может зло заклю­чать­ся в том, что два чело­ве­ка, не свя­зан­ные уза­ми бра­ка, всту­па­ют друг с дру­гом в близ­кие отно­ше­ния – в близ­кие, с точ­ки зре­ния физи­че­ской. И никак не объ­яс­нить это­го до кон­ца чело­ве­ку неве­ру­ю­ще­му. Поче­му? Пото­му что для того, что­бы объ­яс­нить, в чем здесь заклю­ча­ет­ся грех, надо пони­мать, что такое чело­век, насколь­ко высо­ко его пред­на­зна­че­ние, каким он вооб­ще был пер­во­на­чаль­но, и чем он отли­ча­ет­ся от живот­но­го. Пото­му что если мы сего­дня совре­мен­но­му чело­ве­ку будем гово­рить о том, что это для живот­ных есте­ствен­но, не всту­пая ни в какие заре­ги­стри­ро­ван­ные перед зако­ном – тем паче перед Богом вза­и­мо­от­но­ше­ния, иметь бли­зость, то для чело­ве­ка это неесте­ствен­но. А совре­мен­ный чело­век ска­жет: а что пло­хо­го в живот­ной жиз­ни? Сего­дня мы зна­ем мас­су тече­ний, мас­су направ­ле­ний в совре­мен­ном мире, кото­рые, наобо­рот, пыта­ют­ся сте­реть грань меж­ду чело­ве­ком и живот­ным. Поэто­му здесь я боюсь, что мы не пре­успе­ем. С дру­гой сто­ро­ны, мы, без­услов­но, можем обра­тить вни­ма­ние на ряд чисто таких прак­ти­че­ских или пси­хо­ло­ги­че­ских момен­тов (я о них сей­час ска­жу), а потом мы перей­дем к объ­яс­не­нию вопро­са уже с точ­ки зре­ния рели­ги­оз­ной. Я бы хотел, так ска­жем, к это­му слож­но­му вопро­су подой­ти ком­плекс­но, как при­хо­дит­ся под­хо­дить к раз­ре­ше­нию это­го вопро­са к отве­ту вот на это недо­уме­ние, когда при­хо­дят в храм моло­дые и порой не очень моло­дые люди, кото­рые живут такой доста­точ­но сво­бод­ной жиз­нью, но, тем не менее, что-то их бес­по­ко­ит, и раз­го­вор с ними скла­ды­ва­ет­ся. Вот тогда, как я ска­зал, при­хо­дит­ся гово­рить сра­зу обо всем, о прак­ти­че­ской части, пси­хо­ло­ги­че­ской части, а потом уже, когда в боль­шей сте­пе­ни к это­му ока­зы­ва­ют­ся гото­вы, то и с рели­ги­оз­ной точ­ки зре­ния мы этот вопрос можем разобрать.

Если гово­рить о сто­роне прак­ти­че­ской, пси­хо­ло­ги­че­ской. Если муж­чи­на любит жен­щи­ну, и жен­щи­на любит муж­чи­ну, то они, как пра­ви­ло, хотят быть вме­сте. И не про­сто хотят быть вме­сте, но хотят быть мужем и женой. Поче­му? Ну, пото­му что это некая выс­шая фор­ма един­ства, кото­рая в зем­ной здеш­ней жиз­ни для людей воз­мож­на. Это общий быт, это общее иму­ще­ство, это общая жизнь, это общие дети. Поэто­му, как пра­ви­ло, люди, кото­рые к бли­зо­сти стре­мят­ся, они в фина­ле этой бли­зо­сти видят брак, если они друг дру­га любят. Да, без­услов­но, сего­дня есть люди, у кото­рых есть предубеж­де­ние про­тив штам­па в пас­пор­те, про­тив како­го-то офи­ци­аль­но­го оформ­ле­ния отно­ше­ний, но, как пра­ви­ло, эти пре­пят­ствия доста­точ­но быст­ро пре­одо­ле­ва­ют­ся, когда зада­ют­ся вопро­сом: а как же дети, иму­ще­ство, про­чее? Да, вы не соби­ра­е­тесь друг дру­га обма­ны­вать, вы не соби­ра­е­тесь друг дру­га бро­сать, но один чело­век уми­ра­ет, и выяс­ня­ет­ся, что у него есть род­ствен­ни­ки, кото­рые начи­на­ют пре­тен­до­вать, и целая куча про­блем на все это накла­ды­ва­ет­ся. Без­услов­но, это мож­но раз­ре­шить посред­ством похо­да к нота­ри­усу, еще каких-то дей­ствий, но зачем ого­род горо­дить, когда это мож­но сде­лать гораз­до про­ще. Это то, что при­хо­дит­ся гово­рить людям, кото­рые живут в граж­дан­ском бра­ке. Часто при­хо­дит­ся, напри­мер, гово­рить жен­щине: муж­чи­на не хочет никак с ней рас­пи­сы­вать­ся, не хочет реги­стри­ро­вать­ся, и гово­ришь: ну вы тогда заду­май­тесь, поче­му так, поверь­те, что если муж­чи­на жен­щи­ну любит, он хочет быть ее мужем, и что­бы она была его женой. И наобо­рот при­хо­дит­ся об этом гово­рить. Поэто­му это тоже некая про­вер­ка серьез­но­сти, осно­ва­тель­но­сти, глу­би­ны отно­ше­ний. И опыт сви­де­тель­ству­ет о том, что когда люди реша­ют­ся друг дру­га такой про­вер­ке под­верг­нуть, то одно из двух: либо резуль­та­том ста­но­вит­ся брак пол­но­цен­ный, закон­ный, либо посред­ством это­го выяв­ля­ет­ся та неосно­ва­тель­ность, кото­рая в этих отно­ше­ни­ях име­ет­ся. А эту неосно­ва­тель­ность луч­ше выявить как мож­но рань­ше, а не про­ждать 10, 20, 30 лет и потом остать­ся у раз­би­то­го корыта.

Если гово­рить о отно­ше­ни­ях добрач­ных, кото­рые не пред­по­ла­га­ют граж­дан­ско­го бра­ка, а пред­по­ла­га­ют толь­ко физи­че­скую бли­зость, без вооб­ще како­го-то ни было бра­ка: дело в том, что когда люди встре­ча­ют­ся, начи­на­ют общать­ся и увле­ка­ют­ся как-то друг дру­гом – это есте­ствен­ный такой пери­од, когда люди недо­стат­ка у друг дру­га чаще не заме­ча­ют. И опять-таки отку­да этим недо­стат­кам взять­ся? Быта обще­го нет, дел общих нет, делить нече­го, люди про­сто про­во­дят вре­мя. Они друг с дру­гом про­во­дят вре­мя, пото­му что они достав­ля­ют друг дру­гу раз­лич­ные удо­воль­ствия. Им при­ят­но гово­рить, им при­ят­но где-то вме­сте про­во­дить вре­мя, и все это еще допол­ня­ет­ся вот этой бли­зо­стью физи­че­ской, если она есть. Но на самом деле, имен­но физи­че­ская бли­зость меша­ет людям по-насто­я­ще­му друг в дру­ге разо­брать­ся. Поче­му так часто полу­ча­ет­ся, что люди какое-то вре­мя вме­сте, и им кажет­ся, что им так хоро­шо, они друг для дру­га созда­ны, а потом спу­стя какое-то вре­мя ста­но­вят­ся совер­шен­но чужи­ми и зада­ют вопрос: а как же так? Я нахо­дил­ся рядом с чело­ве­ком, он со мной рядом нахо­дил­ся, мы были так близ­ки, но мы совер­шен­но чужие люди, раз­ные, меж­ду нами нет ниче­го обще­го. Конеч­но, нет ниче­го обще­го, пото­му что этим общим для вас на какое-то вре­мя ста­ла телес­ная бли­зость. Это очень мощ­ный фак­тор, не толь­ко физи­че­ский, но и пси­хо­ло­ги­че­ский, и на самом деле это все гораз­до глуб­же. Пото­му что это некий момент еди­не­ния людей, а не про­сто полу­че­ние удо­воль­ствия. И вот про­ис­хо­дит под­ме­на: люди, всту­пив­шие в эти отно­ше­ния, зача­стую не могут кри­ти­че­ски оце­нить ни друг дру­га, ни самих себя, ни то, что их по-насто­я­ще­му свя­зы­ва­ет, и это при­во­дит к очень серьез­ным ошиб­кам. Вме­сте с тем люди, кото­рые име­ют в себе муже­ство на эти отно­ше­ния рань­ше вре­ме­ни не идти, име­ют гораз­до боль­ше шан­сов друг дру­га узнать по-насто­я­ще­му и уви­деть, что в дру­гом чело­ве­ке цен­но. Не может же быть так, что имен­но физи­че­ская бли­зость – это глав­ное, что есть в дру­гом чело­ве­ке, спо­соб­ность физи­че­ской бли­зо­сти с ним или его с тобой. Поче­му? Пото­му что есть его ум, есть его серд­це, есть его инте­ре­сы, есть его устрем­ле­ния, есть его образ жиз­ни. И если все это тебе близ­ко – зна­чит, это твой чело­век, если нет – зна­чит, это не твой чело­век, и не надо этой иллю­зии как-то под­да­вать­ся. А обсто­я­тель­ства в жиз­ни людей быва­ют раз­ные. Быва­ют болез­ни, быва­ют дли­тель­ные коман­ди­ров­ки, быва­ют какие-то стрес­со­вые ситу­а­ции, когда людям не до бли­зо­сти – по край­ней мере, одно­му из них. И поче­му в этих ситу­а­ци­ях из-за отсут­ствия бли­зо­сти порой раз­ру­ша­ют­ся и семей­ные сою­зы, и вот такие отно­ше­ния, кото­рые мы назы­ва­ем граж­дан­ским бра­ком, и про­сто отно­ше­ния добрач­ные, о кото­рых мы сей­час гово­рим, раз­ру­ша­ют­ся пото­му что ока­зы­ва­ет­ся, что это было свя­зу­ю­щей какой-то такой нитью, какой-то скре­пой в их жиз­ни, совер­шен­но непра­виль­ной. Если же этой скре­пой явля­ет­ся пони­ма­ние того, что этот чело­век тебе по-насто­я­ще­му дорог, что этот чело­век тобою любим, тогда раз­ру­ше­ние не про­ис­хо­дит. Но так это или не так, дей­стви­тель­но, есть меж­ду вами то, что вас род­нит или его нет, меша­ет понять вот эта бли­зость преж­де­вре­мен­ная. Это я гово­рю сей­час о прак­ти­че­ской пси­хо­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щей, не о религиозной.

И на самом деле тако­го рода дово­дов мож­но было бы при­ве­сти еще доста­точ­но мно­го. Но если гово­рить о том, что име­ет зна­че­ние в первую оче­редь для нас, то есть то, что мож­но назвать рели­ги­оз­ным фак­то­ром. Дело в том, что чело­век – это суще­ство, кото­рое объ­еди­ня­ет в себя два мира: мир духов­ный и мир физи­че­ский, мир телес­ный. Это такое слож­ное очень соче­та­ние, даже до кон­ца мы не можем понять, ни как это соеди­не­ние про­ис­хо­дит, ни чем мы в резуль­та­те ста­но­вим­ся, пото­му что тут есть ангель­ские сущ­но­сти про­стые, есть, наобо­рот, живот­ные, кото­рые живут на зем­ле и заня­ты чисто прак­ти­че­ской дея­тель­но­стью, кото­рая заклю­ча­ет­ся в том, что они самих себя обес­пе­чи­ва­ют всем, что им для жиз­ни необ­хо­ди­мо, и так вот суще­ству­ют. И вот есть чело­век, кото­рый в себе соче­та­ет и то, и дру­гое. И, как гово­рит об этом нам вся свя­щен­ная исто­рия, Бог ста­но­вит­ся имен­но Чело­ве­ком, то есть это что-то такое, за пре­де­ла­ми чело­ве­че­ско­го рас­суд­ка нахо­дя­ще­е­ся. И мы пони­ма­ем, что если пер­во­на­чаль­но чело­век был создан как некий такой венец тво­ре­ния, как тот, кто дол­жен был в себе объ­еди­нить эти два мира – не толь­ко по фак­ту тво­ре­ния его тако­вым, но и по соб­ствен­ной воле, и все это при­не­сти к Богу – «Твоя от Тво­их». Это­го не про­изо­шло, но во Хри­сте нам эта воз­мож­ность и спо­соб­ность даро­ва­на вновь. И ничто из того, что нам дано, не долж­но рас­тра­чи­вать­ся впу­стую, не долж­но рас­тра­чи­вать­ся непра­виль­но. И если мы гово­рим о том, что от «сло­вес сво­их оправ­да­ешь­ся, от сло­вес тво­их и осу­дишь­ся», то есть даже сло­во чело­ве­ка име­ет цену и име­ет огром­ное зна­че­ние, то сколь боль­шее зна­че­ние, сколь боль­шую цену име­ет то, что заклю­че­но в самом чело­ве­ке. Я имею в виду спо­соб­ность любить, спо­соб­ность любить людей, спо­соб­ность любить дру­го­го чело­ве­ка, и когда про­ис­хо­дит низ­ве­де­ние этой вели­чай­шей спо­соб­но­сти, упо­доб­ля­ю­щей, на самом деле, чело­ве­ка Богу, через вот эту любовь, – когда про­ис­хо­дит низ­ве­де­ние все­го это к при­ми­тив­ным, чисто телес­ным отно­ше­ни­ям, в кото­рых все как-то замы­ка­ет­ся, в кото­рых все заклю­ча­ет­ся, то, конеч­но, про­ис­хо­дит некое страш­ное нис­па­де­ние. Мы ведь даем ответ не толь­ко за то, что какое-то зло на этой зем­ле явно совер­ши­ли: убий­ство, воров­ство, обман, пре­да­тель­ство, но мы и даем ответ за то, что мы непра­виль­но рас­по­ря­ди­лись теми талан­та­ми, кото­рые нам Гос­подь дал, и в том чис­ле и талан­та­ми наших чувств и наших пере­жи­ва­ний, и того, что вооб­ще в нашем серд­це внут­ри нас про­ис­хо­дит. Гре­хов­на не сама по себе физи­че­ская бли­зость меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Если бы она была гре­хов­ной, то Гос­подь бы не дал это людям как спо­соб про­дле­ния рода в нашем, по край­ней мере, пад­шем состо­я­нии, пото­му что есть мас­са дис­кус­сий отно­си­тель­но того, как имен­но долж­ны были пло­дить­ся и мно­жить­ся люди до гре­хо­па­де­ния: так же, как это было до гре­хо­па­де­ния или как-то ина­че, я думаю, не име­ет даже смыс­ла об этом гово­рить. Мы можем гово­рить о том, что в нашем нынеш­нем состо­я­нии Гос­подь бла­го­слов­ля­ет брак, и бла­го­слов­ля­ет, в том чис­ле, и телес­ную бли­зость меж­ду мужем и женой. И, навер­ное, доста­точ­но об этом ясно и пря­мо гово­рит­ся в чино­по­сле­до­ва­нии таин­ства бра­ка, когда оно совер­ша­ет­ся, каж­дый может это услы­шать. Но когда люди про­сто исполь­зу­ют вот эту спо­соб­ность телес­ной бли­зо­сти для полу­че­ния удо­воль­ствия, а не как часть их общей жиз­ни, то про­ис­хо­дит нечто совер­шен­но дру­гое. Люди друг дру­га начи­на­ют потреб­лять. Потре­би­тель­ство вооб­ще очень тяже­лый грех, очень страш­ный грех. Но чело­век сего­дня ста­но­вит­ся потре­би­те­лем по отно­ше­нию к Богу, по отно­ше­нию к духов­но­му миру, ко все­му в целом, и по отно­ше­нию друг к дру­гу люди ста­но­вят­ся потре­би­те­ля­ми. И про­ис­хо­дит некая дегра­да­ция чело­ве­ка, какое-то вырож­де­ние. Чело­век он таков, что он ни в хоро­шем, ни в пло­хом меры не зна­ет. Если чело­век стре­мит­ся к хоро­ше­му, стре­мит­ся к чисто­те, к свя­то­сти, мы зна­ем, кем он может стать: мы име­ем меся­це­слов пра­во­слав­ной Церк­ви, мы видим людей, кото­рые, стре­мясь к хоро­ше­му, образ­но гово­ря, это­го хоро­ше­го достиг­ли в такой сте­пе­ни, что боже­ствен­ная бла­го­дать сде­ла­ла их сосу­да­ми этой бла­го­да­ти. И вме­сте с тем пло­хое тоже может до самой глу­би­ны без­дны дой­ти. И когда чело­век начи­на­ет поль­зо­вать­ся дру­гим чело­ве­ком для удо­вле­тво­ре­ния сво­их каких-то потреб­но­стей – может быть, не низ­мен­ных, но кото­рые тако­вы­ми в тече­ние вре­ме­ни ста­но­вят­ся, то он все боль­ше и боль­ше ста­но­вит­ся живот­ным, и все мень­ше и мень­ше в нем оста­ет­ся духов­но­го, все мень­ше в нем оста­ет­ся того, что спо­соб­но его воз­во­дить к небе­сам. И это при­во­дит в конеч­ном ито­ге ко все­му тому, что мы видим в совре­мен­ном мире. А мы видим в совре­мен­ном мире некую гра­да­цию вза­и­мо­от­но­ше­ний полов, кото­рая заклю­ча­ет­ся в том, что уже вос­пи­та­но целое поко­ле­ние, или поко­ле­ния людей, для кото­рых физи­че­ская бли­зость вооб­ще не пред­по­ла­га­ет нали­чие каких-то чувств. Мы видим людей, кото­рые сего­дня как живот­ные гото­вы всту­пать друг с дру­гом в связь даже не на какое-то вре­мя, даже не с какой-то пер­спек­ти­вой, а сию­ми­нут­но. При этом для них совер­шен­но может не зна­чить ниче­го лич­ность дру­го­го чело­ве­ка, ему может даже неваж­но, как это­го, дру­го­го, чело­ве­ка зовут, и это то, что наш мир все боль­ше и боль­ше пере­пол­ня­ет. Мы видим вот эту без­дну, кото­рая перед нами откры­ва­ет­ся и все то, что нани­зы­ва­ет­ся на это.

Кому-то пока­жет­ся, может быть, что эти вещи никак не свя­за­ны, но они свя­за­ны. Отку­да вот такое увле­че­ние одно­по­лы­ми бра­ка­ми, отку­да про­па­ган­да все­го это­го в мире нас окру­жа­ю­щем, отку­да какие-то вещи, кото­рые даже и назы­вать не хочет­ся, пото­му что о них не то, что гово­рить, о них и думать как-то про­тив­но и непри­лич­но – отку­да все эти вещи рож­да­ют­ся? Люди пре­сы­ща­ют­ся. Сна­ча­ла люди про­сто всту­па­ют в отно­ше­ния вне бра­ка или до бра­ка; потом люди начи­на­ют в эти отно­ше­ния всту­пать, вооб­ще никак не думая о бра­ке. Потом ока­зы­ва­ет­ся, что для них это все слиш­ком прес­но, нуж­но что-то поост­рее, пого­ря­чее, и начи­на­ют делать такие вещи. Я вче­ра смот­рел ста­ти­сти­ку в Рос­сии по дан­ным един­ствен­ной орга­ни­за­ции мони­то­рин­го­вой, кото­рая серьез­но зани­ма­ет­ся: в год 150 тысяч детей стра­да­ет от педо­фи­лов. И не надо думать, что это никак не свя­зан­ные вещи ‒ они свя­зан­ные. Я еще раз повто­рюсь: пре­сы­ще­ние при­во­дит к это­му страш­но­му совер­шен­но резуль­та­ту. А пре­сы­ще­ние про­ис­хо­дит зако­но­мер­ным обра­зом. Как мы гово­рим о том, что чело­век – это суще­ство чрез­вы­чай­но высо­кое, и его пищей сви­ней, рож­ка­ми сви­ны­ми не насы­тишь. Когда он полу­ча­ет воз­мож­ность их потреб­лять в неогра­ни­чен­ном коли­че­стве, он начи­на­ет пони­мать, что ему это­го недо­ста­точ­но, он не может ими насы­тить­ся. Но толь­ко кто-то, в свя­зи с этим, воз­вра­ща­ет­ся в дом отца, как блуд­ный сын, но боль­шая часть воз­вра­ща­ет­ся не в дом отца, боль­шая часть начи­на­ет искать еще более какой-то острой такой пищи. А потом фак­ти­че­ски это при­во­дит чело­ве­ка к пол­ной дегра­да­ции и уби­ва­ет его, по сути.

Может быть, кто-то пой­мет то, о чем мы гово­рим сей­час, даже из людей, от Церк­ви дале­ких. Может, кто-то, бла­го­да­ря это­му, полу­чит некую аргу­мен­та­цию для того, что­бы объ­яс­нить сво­им дале­ким от Церк­ви дру­зьям, поче­му не сто­ит всту­пать в эти отно­ше­ния до бра­ка и вне бра­ка. Но для кого-то эти сло­ва оста­нут­ся неким пустым зву­ком, пото­му что он уже настоль­ко дале­ко про­шел по это­му пути пре­вра­ще­ния чело­ве­ка в живот­ное, что уже мы его не раз­вер­нем обрат­но, но гово­рить об этом мы все-таки долж­ны, как бы над нами в ответ ни сме­я­лись и как бы ни пыта­лись выста­вить нас каки­ми-то зам­ше­лы­ми ретро­гра­да­ми, кото­рые ниче­го не пони­ма­ют. На самом деле себя губят те, кто не дела­ет раз­ли­чия меж­ду телес­ной бли­зо­стью и любо­вью. Той любо­вью, кото­рая при­во­дит к вступ­ле­нию в брак и эту бли­зость дела­ет не про­сто закон­ной с точ­ки зре­ния како­го-то фор­маль­но­го тако­го к это­му отно­ше­ния, а дела­ет закон­ной с точ­ки зре­ния зако­нов духов­ных, кото­рые пер­вич­ны. Пото­му что зако­ны телес­ной жиз­ни важ­ны, но по срав­не­нию с зако­на­ми жиз­ни духов­ной они, конеч­но, в мень­шей сте­пе­ни важ­ны. Пото­му что непра­виль­ное отно­ше­ние к телес­ным зако­нам вре­дит орга­низ­му чело­ве­ка, непра­виль­ное отно­ше­ние к духов­ным зако­нам чело­ве­ка уби­ва­ет. Уби­ва­ет и духов­но, и уби­ва­ет и телес­но. Таки­ми при­ме­ра­ми напол­не­на вся окру­жа­ю­щая нас жизнь.

– Батюш­ка, все очень хоро­шо Вы ска­за­ли, но про­бле­ма, на мой взгляд, заклю­ча­ет­ся в том, что очень часто Вы гово­ри­ли о моло­дых людях, кото­рым Вам при­хо­дит­ся отве­чать на какие-то вопро­сы. Но ведь очень часто люди живут и не успе­ва­ют прий­ти к свя­щен­ни­ку, напри­мер, с эти­ми вопро­са­ми, и для них поня­тие гре­ха и поня­тие нрав­ствен­ной нор­мы фор­ми­ру­ют­ся тем обще­ством, в кото­ром они живут. И очень часто для таких людей чув­ство их явля­ет­ся глав­ным аргу­мен­том в поль­зу бли­зо­сти: любовь не может быть греховной.

– Я могу ска­зать такую вещь, может быть, не на весь вопрос отве­тить сра­зу, мы к это­му еще вер­нем­ся, но я как свя­щен­ник, как прак­тик, могу ска­зать такую вещь, что огром­ное коли­че­ство таких моло­дых – и повто­рюсь, немо­ло­дых людей, кото­рые при­хо­дят с этим вопро­сом, или же они не при­хо­дят с этим вопро­сом, а про­сто в ходе испо­ве­ди выяв­ля­ет­ся то, что они такой жиз­нью живут, – они на самом деле руко­вод­ству­ет­ся не чув­ства­ми. Чув­ства – это все-таки что-то более высо­кое, чем то, чем они руко­вод­ству­ют­ся. Они руко­вод­ству­ют­ся жела­ни­я­ми, это раз­ные вещи. Чув­ство – это любовь, чув­ство – это нена­висть, чув­ство – это страх. А есть жела­ние, кото­рое ни к люб­ви, ни к стра­ху, ни к нена­ви­сти, ни к чему-то подоб­но­му не име­ет нико­го отно­ше­ния, это чистая физио­ло­гия. Они руко­вод­ству­ют­ся сво­и­ми физио­ло­гич­ны­ми потреб­но­стя­ми. Я пони­маю, что сей­час я буду утри­ро­вать, дово­дить до кого-то абсур­да, но как мы отне­сём­ся к чело­ве­ку, кото­рый шел по ули­це и у него воз­ник­ла физио­ло­ги­че­ская потреб­ность схо­дить в туа­лет, и он, посколь­ку оно воз­ник­ло пря­мо сей­час, пря­мо сей­час и решил ее реа­ли­зо­вать? Для нас это будет чем-то очень стран­ным сего­дня. И вме­сте с тем обще­ство совре­мен­ное совер­шен­но спо­кой­но отно­сит­ся к тому, что у како­го-то чело­ве­ка воз­ник­ла такая потреб­ность, он тут же начал ее реа­ли­зо­вы­вать – может, не посре­ди ули­цы, а где-то еще, и это не кажет­ся стран­ным. На самом деле все идет к тому, что люди ско­ро и свои физио­ло­ги­че­ские потреб­но­сти будут посре­ди ули­цы справ­лять, и вот тако­го рода потреб­но­сти будут реа­ли­зо­вы­вать. По боль­шо­му сче­ту, мы все это наблю­да­ем пока в усе­чен­ном виде, но это будет все боль­ше и боль­ше. Поче­му? Пото­му что есть такая вещь важ­ней­шая – дис­ци­пли­на не толь­ко чувств, но и дис­ци­пли­на жела­ний. Чело­век ни в одной обла­сти жиз­ни не может ниче­го добить­ся, если эта дис­ци­пли­на отсут­ству­ет у него. И вме­сте с тем, если она отсут­ству­ют, не про­сто добить­ся не может, а он еще опять-таки в ту самую без­дну валит­ся со страш­ной силой. Это часть отве­та на вопрос.

А вто­рое, о чем я хотел ска­зать: когда люди идут навстре­чу этим поже­ла­ни­ям или под­да­ют­ся тому, что им кажет­ся чув­ства­ми, или даже порой когда это на самом деле быва­ют чув­ства, то хочу ска­зать, что я как свя­щен­ник, очень часто стал­ки­ва­юсь с тем, что эти люди, кото­рые об этом гово­рят, они на самом деле не обре­та­ют того, чего ищут. Пото­му что физи­че­ская бли­зость без под­лин­ной люб­ви – а под­лин­ная любовь, как я ска­зал, она ищет сою­за с люби­мым навсе­гда, а не на месяц, не на неде­лю, не на день, не на час, – эти отно­ше­ния без люб­ви ока­зы­ва­ют­ся выхо­ло­щен­ны­ми, они ока­зы­ва­ют­ся совер­шен­но пусты­ми, и чело­век того, что ищет, не полу­ча­ет. Образ­но гово­ря, чело­век хотел поужи­нать в доро­гом ресто­ране, а его накор­ми­ли какой-то тре­бу­хой из Мак­до­нальд­са. Это не шут­ка, это не смех, это дей­стви­тель­но так, и с этим при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся. А что про­ис­хо­дит даль­ше после это­го, когда чело­век, не обре­тая того, что он искал, ему начи­на­ет казать­ся, про­сто вот этот чело­век не тот, зна­чит, нужен дру­гой, и тот не тот, и тот не тот, и начи­на­ет­ся поиск. И эти поис­ки при­во­дят порой к тому, что у чело­ве­ка не один, не два, не три в тече­ние жиз­ни быва­ет парт­не­ров, как это сего­дня назы­ва­ет­ся, а сто, две­сти, три­ста – и это то, с чем люди при­хо­дят, это то, с чем люди живут. Это при­во­дит к страш­ной эмо­ци­о­наль­ной опу­сто­шен­но­сти, при­во­дит к страш­но­му эмо­ци­о­наль­ном выго­ра­нию. Я сей­час гово­рю опять-таки не о духов­ной, не о рели­ги­оз­ной состав­ля­ю­щей, а о прак­ти­че­ской, о том, что про­ис­хо­дит с людь­ми. У того же Вик­то­ра Франк­ла, на кото­ро­го я так люб­лю ссы­лать­ся в этих наших бесе­дах, есть такая мысль. Он был посто­ян­ным таким оппо­нен­том Фрей­да. И когда Фрейд гово­рил о том, что глав­ная потреб­ность – это потреб­ность вот имен­но такая у чело­ве­ка, Фран­кл гово­рил, что если это глав­ная потреб­ность чело­ве­ка, то он несча­стен. Поче­му? Пото­му что чело­век, кото­рый стре­мит­ся к удо­воль­ствию, нико­гда его не полу­чит. Нель­зя полу­чить удо­воль­ствие, стре­мясь к удо­воль­ствию. Поче­му? Пото­му что удо­воль­ствие – это то, что чело­век полу­ча­ет, не напря­га­ясь. А напря­га­ясь, ты его не можешь полу­чить, это любой чело­век из сво­е­го соб­ствен­но­го опы­та в самых раз­ных обла­стях может понять. Фран­кл гово­рит, что удо­воль­ствие явля­ет­ся сопут­ству­ю­щим фак­то­ром. То есть, когда ты пра­виль­но живешь и все дела­ешь пра­виль­но, ты испы­ты­ва­ешь от это­го удо­воль­ствие, но не пото­му, что ты его ищешь. Как толь­ко ты начи­на­ешь его искать, его ты най­ти уже не можешь, пото­му что нахо­дишь­ся в напря­жен­ном состо­я­нии, ты мимо него про­хо­дишь. Мы все это даже по рабо­те зна­ем: если у нас есть какой-то про­цесс напря­жен­ный, и мы в нем нахо­дим­ся непре­рыв­но, мы те эта­пы, кото­рые долж­ны были для нас ста­но­вить­ся радо­стью и удо­воль­стви­ем, мы их про­сто про­ска­ки­ва­ем. То же самое про­ис­хо­дит и здесь, и это не тео­рия, это самая насто­я­щая практика.

– Одна­ко же, отец Нек­та­рий, очень часто, если спро­сить чело­ве­ка о том, как вот он живет и как он себя ощу­ща­ет, про­жи­вая вот эти отно­ше­ния, не обя­зы­вая себя ничем, эти­ми отно­ше­ни­я­ми, он не ска­жет, что он несча­стен, он ска­жет, что он полу­ча­ет удо­воль­ствие и живет свободно.

– Конеч­но, он так и ска­жет, пото­му что тот, кто не зна­ет луч­ше­го, доволь­ству­ет­ся худ­шим. Сего­дня очень рас­про­стра­не­на такая вещь, когда чело­ве­ку пред­ла­га­ют некие услу­ги. Эти услу­ги могут в любой обла­сти: в обла­сти меди­ци­ны, пита­ния, спор­та, чего-то еще, когда чело­ве­ка при­об­ре­та­ют посред­ством того, что гово­рят: «Ты зна­ешь, что ты всю жизнь поль­зо­вал­ся вот этим, вот этим?» – «Да, поль­зо­вал­ся» – «Ты ни разу не полу­чал это в том виде, в кото­ром он долж­но быть, вот мы тебе сей­час пока­жем, как оно долж­но быть». И чело­век, когда видит то, что ему пред­ла­га­ют, он оста­ет­ся навсе­гда кли­ен­том, потре­би­те­лям тех услуг, о кото­рых ему рас­ска­за­ли, что это такое на самом деле. Без­услов­но, духов­ная жизнь и услу­ги – это раз­ные вещи, но в каком-то смыс­ле мы можем здесь про­ве­сти опре­де­лен­ную парал­лель. Люди, кото­рые не зна­ют, кто такой чело­век по сво­ей при­ро­де, и люди, кото­рые не зна­ют, кем они могут быть и кем они долж­ны быть, доволь­ству­ют­ся тем, что они видят, доволь­ству­ют­ся тем, что они име­ют в повсе­днев­ной сво­ей жиз­ни. Но если им открыть гла­за и ска­зать, кем они могут быть и кем они долж­ны быть, и они хотя бы на корот­кое вре­мя попы­та­ют­ся стать тем, кем они долж­ны быть, – они потом не захо­тят воз­вра­щать­ся к этой жиз­ни. Поче­му для чело­ве­ка воцер­ко­в­лён­но­го, для чело­ве­ка, живу­ще­го цер­ков­ной жиз­нью, то, что для людей осталь­ных явля­ет­ся нор­мой, явля­ет­ся невоз­мож­ным? Не пото­му, что он, ска­жем так, более стро­го к себе отно­сит­ся, не пото­му, что он боль­ше, чем они, боит­ся ‒ это внеш­ние при­чи­ны. Он пони­ма­ет, что он поте­ря­ет. И если гово­рить о людях, уже в Церк­ви живу­щих, но в какие то момент совер­ша­ю­щих опре­де­лен­ные ошиб­ки, опре­де­лен­ные паде­ния, то они видят тот мрак, тот холод, тот ужас, кото­рый напол­ня­ет их души. Это не пси­хо­ло­гия, это про­ис­хо­дит, не когда они пада­ют, это про­ис­хо­дит не пото­му, что они боят­ся, не пото­му, что над ними осуж­де­ние внеш­нее довле­ет. Это про­ис­хо­дит пото­му, что они теря­ют бла­го­дать. Пото­му что чело­век, живу­щий в бла­го­да­ти – это чело­век. А чело­век, кото­рый теря­ет бла­го­дать – это чело­век, но не совсем чело­век. Это чело­век без очень важ­ной состав­ля­ю­щей его жиз­ни. Тут нет, конеч­но, весов, на кото­рых взве­сишь, сколь­ко бла­го­да­ти оста­ет­ся у того, кто пал, и сколь­ко у того, что не пал, но по сво­е­му состо­я­нию чело­век это может понять. И порой ты видишь чело­ве­ка, кото­рый при­хо­дил вче­ра в храм, и он све­тил­ся, и он при­шел сего­дня – и ты его не можешь узнать, пото­му что он потем­нел. Тако­во его состо­я­ние не пси­хо­ло­ги­че­ское, это нечто, нося­щее харак­тер совер­шен­но объ­ек­тив­ный. Поэто­му я и гово­рю, что этот вопрос, нами обсуж­да­е­мый, сложный.

Для чело­ве­ка в состо­я­нии паде­ния есте­ствен­ны самые раз­ные вещи. Но сто­ит чело­ве­ка при­под­нять из это­го состо­я­ния, пока­зать, что из него есть выход, этот выход ему пока­зать, дать пожить в этом состо­я­нии исхо­да из паде­ния, и вот тогда он смо­жет все пра­виль­но и здра­во оце­нить. Вот, мы ходим по ули­це, там нахо­дят­ся без­дом­ные. Мы пони­ма­ем, что с эти­ми людь­ми про­изо­шло, они ока­за­лись на ули­це, они поне­во­ле при­ня­ли на себя этот образ жиз­ни. Нам кажет­ся, это не жизнь, это про­сто ужас какой-то: чело­век спит на ули­це, чело­век ходит в одной и той же одеж­де меся­ца­ми, он гни­ет зажи­во, он ищет хотя бы какую-то копей­ку, хотя бы какой-то рубль, что­бы купить какой-то алко­голь и напить­ся, что­бы ему не было холод­но, что­бы он не замерз, что­бы он не думал о том, кем он стал. И он в этом совер­шен­но выго­рев­шем состо­я­нии посто­ян­но нахо­дит­ся, тако­во боль­шин­ство без­дом­ных. И потом он уми­ра­ет в резуль­та­те все­го это­го. Уми­ра­ет от того, что замер­за­ет; уми­ра­ет в резуль­та­те отрав­ле­ния каким-то нека­че­ствен­ны­ми алко­го­лем в резуль­та­те того, что такой же без­дом­ный, как он, дает ему чем-то по голо­ве за пару руб­лей или про­сто так, даже сам не зная, зачем он это дела­ет. Но для этих людей то, как они живут, уже ста­ло нор­мой, и попро­буй их убе­ди, что эта жизнь, кото­рой они живут, непол­но­цен­ная. Это уже ока­зы­ва­ет­ся невоз­мож­ным. Поче­му? Мы пыта­ем­ся это­му чело­ве­ку вос­ста­но­вить пас­порт, мы пыта­ем­ся его одеть, мы пыта­ем­ся дать ему воз­мож­ность куда-то посе­лить­ся, а он уже не может, для него эта жизнь ста­ла нор­мой. И если спро­сить: «А как ты живешь?» – «Нор­маль­но!» Вот толь­ко пожрать, вот толь­ко вот напить­ся, вот толь­ко зава­лить­ся и заснуть, и все хорошо.

А теперь спро­еци­ро­вать на то, о чем мы гово­рим: на тех моло­дых и немо­ло­дых людей, кото­рые гово­рят, что я не несча­стен, я полу­чаю удо­воль­ствие от жиз­ни. Сопо­ста­ви­мые удо­воль­ствия. Толь­ко одно в самом кон­це этой цепоч­ки нахо­дит­ся, а дру­гое чуть повы­ше, но в прин­ци­пе и то, и дру­гое очень похо­жи. Мы все в духов­ном плане напо­ми­на­ем очень здо­ро­во этих несчаст­ных людей, кото­рых так жесто­ко назы­ва­ют бом­жа­ми, но все-таки меж­ду нами тоже есть опре­де­лен­ная раз­ни­ца. Сре­ди нас есть те, кто еще спо­соб­ны вновь полу­чить пас­порт, соци­а­ли­зи­ро­вать­ся и жить в обще­стве, и есть те, кто про­дол­жа­ет вот это сколь­же­ние вниз. При этом они могут цве­сти и пах­нуть, они могут вести здо­ро­вый образ жиз­ни, но в духов­ном, внут­рен­нем плане, они таки­ми же бом­жа­ми будут – да пото­му что наше под­лин­ное место житель­ство Цар­ство небес­ное, а тот, кто не стре­мит­ся к нему – это чело­век без опре­де­лен­но­го места житель­ства. Оно у него когда-нибудь опре­де­лит­ся, но будет очень страш­ным, оно начи­на­ет опре­де­лять­ся еще здесь. Еще раз ска­жу: то, о чем я гово­рю, это не пред­мет веры – это пред­мет прак­ти­ки, это пред­мет опыта.

– Отец Нек­та­рий, Вы уже немно­го ска­за­ли об этом, о той раз­ни­це меж­ду «познать» и «узнать» друг дру­га. Для мно­гих людей не понят­но чисто даже прак­ти­че­ски: а что же тогда вме­сте делать, если не жить той жиз­нью, о кото­рой мы сей­час гово­рим, что она недо­стой­на чело­ве­ка? Объ­яс­ни­те чуть-чуть, в чем тогда будет узна­ва­ние друг дру­га, двух моло­дых людей, кото­рые заду­мы­ва­ют­ся, напри­мер, о бра­ке и хотят быть вместе?

– Если люди, кото­рые по какой-то при­чине лиша­ют­ся воз­мож­но­сти иметь физи­че­скую бли­зость, зада­ют­ся вопро­сом, что же им друг с дру­гом делать и как им про­во­дить вре­мя, если это так, то дело пло­хо, очень пло­хо. И надо вооб­ще-то начи­нать раз­би­рать­ся, как ты живешь, что в тво­ей жиз­ни есть, чем она напол­не­на. Это полу­ча­ет­ся, что мы гово­рим о людях абсо­лют­но нищих, и тако­вых нема­ло, на самом деле это так. Но что такое нище­та? Чело­век может нищать и может бога­теть, один и тот же. И нища­ют, и бога­те­ют, конеч­но, от каких-то внеш­них фак­то­ров, но в первую оче­редь это зави­сит от его соб­ствен­ных дей­ствий, от его соб­ствен­но­го выбо­ра. То же самое здесь. Есть огром­ная жизнь. Жизнь – это все, что нас окру­жа­ет, и неуже­ли мы можем все­рьез счи­тать, что эта жизнь долж­на сво­дить­ся к реа­ли­за­ции толь­ко к одной из потреб­но­стей чело­ве­че­ской при­ро­ды? Навер­но, это совер­шен­но непра­виль­но, это в корне непра­виль­но. Я знаю такие при­ме­ры, когда люди вме­сте живут года­ми, они вме­сте едят, они вме­сте спят, может быть, даже не всту­пая при этом в брак. Они потом рас­хо­дят­ся: один на одну рабо­ту, дру­гой на дру­гую рабо­ту, порой кто-то из них при­хо­дит домой ноче­вать, кто-то не при­хо­дит домой ноче­вать, они к это­му при­вы­ка­ют, и дома они даже не раз­го­ва­ри­ва­ют. Поче­му? Не о чем. Они могут вме­сте съез­дить куда-то отдох­нуть, они пони­ма­ют этот образ про­ве­де­ния вре­ме­ни сов­мест­но, они могут схо­дить в кино, но они не зна­ют даже, о чем друг с дру­гом гово­рить, пото­му что им мир друг дру­га – не то, что­бы не инте­ре­сен, они даже об этом мире не зна­ют, что он есть. Да, такое быва­ет, но это все напо­ми­на­ет обще­ство буду­ще­го, это напо­ми­на­ет какую-то страш­ную анти­уто­пию. Но если мы гово­рим сей­час о людях, кото­рые не пере­шаг­ну­ли эту грань, не ста­ли эти­ми людь­ми буду­ще­го, кото­рые вооб­ще не спо­соб­ны ниче­го в жиз­ни уви­деть из того, чем она напол­не­на, – то, навер­ное, мы обра­ща­ем­ся к тем людям, кото­рые могут заду­мать­ся, и поста­рать­ся понять, из чего твоя жизнь состо­ит, из чего твой внут­рен­ний мир состо­ит, и не хочешь ли ты поста­рать­ся его сде­лать более раз­но­сто­ронне бога­тым. Пото­му что от это­го зави­сит то, как ты про­жи­вешь жизнь. Есть люди, кото­рые не раз­ли­ча­ют цве­тов; навер­ное, есть люди, кото­рые видят мир чер­но-белым, но это не зави­сит от чело­ве­ка – он родил­ся таким, с таким дефек­том, и это очень суще­ствен­но обед­ня­ет его спо­соб­ность вос­при­я­тия. Но мы, здо­ро­вые люди, мы можем видеть мир цвет­ным, мы можем видеть его объ­ем­ным, можем видеть его цели­ком – так надо на него и смот­реть цели­ком. Не обя­за­тель­но быть каким-то даль­то­ни­ком несчаст­ным. Пото­му что если Гос­подь кому-то посы­ла­ет такое испы­та­ние – ради чего-то Он посы­ла­ет. Зачем само­му себя делать чем-то ограниченным?

– Отец Нек­та­рий, пред­по­ло­жим, что чело­век при­ни­ма­ют всем серд­цем то, о чем Вы сей­час гово­ри­те, но стал­ки­ва­ет­ся с непо­ни­ма­ни­ем со сто­ро­ны сво­е­го избран­ни­ка. И здесь воз­ни­ка­ет столк­но­ве­ние двух таких поляр­ных мне­ний: 1) если любит, то потер­пит, 2) отка­зы­ва­ешь в бли­зо­сти – зна­чит, не любишь. Сего­дня их воз­мож­но каким-то обра­зом при­ми­рить, най­ти какой-то баланс?

– Мы опять упи­ра­ем­ся в то же самое: что зна­чит избран­ник, что зна­чит избран­ни­ца? Избран­ник, избран­ни­ца – на день, на час, на пять минут, или на год, или на целую жизнь? Если речь идет об избран­ни­ке или избран­ни­це на целую жизнь, то это чело­век, с кото­рым тебе пред­сто­ит эту жизнь про­жить. А жизнь состо­ит из настоль­ко нево­об­ра­зи­мых каких-то пово­ро­тов, раз­во­ро­тов, что мас­са будет ситу­а­ций, когда будет необ­хо­ди­мо, что­бы чело­век был тебе верен, был тебе пре­дан – точ­но так­же, как и ты верен и пре­дан ему. И если вот этот малень­кий вопрос кажет­ся кому-то гипер­важ­ным, это малень­кий вопрос ‒ но это не так. И вот если этот малень­кий вопрос созда­ет угро­зу отно­ше­ни­ям людей, то пусть пря­мо сей­час все закон­чит­ся. Не надо само­му себе ста­вить под­нож­ку. Есть такая жесто­кая ста­ти­сти­ка, она гово­рит о том, сколь­ко бра­ков рас­па­да­ет­ся; она гово­рит о том, сколь­ко бра­ков рас­па­да­ет­ся в пер­вый год, сколь­ко в тре­тий, сколь­ко в пятый, сколь­ко в деся­тый. Но нет ника­кой ста­ти­сти­ки пол­но­цен­ной, кото­рая мог­ла бы ска­зать, сколь­ко есть бра­ков несчаст­ных. Пото­му что дале­ко не все люди гото­вы ска­зать о том, что несчаст­ны в бра­ке, дале­ко не все люди пони­ма­ют, поче­му они несчаст­ны в бра­ке. Но если брать про­цент бра­ков счаст­ли­вых и остав­ших­ся целост­ны­ми, я думаю, что он будет очень неве­лик. Я как свя­щен­ник, могу гово­рить о том, что бра­ков таких пол­но­цен­ных, хоро­ших, к сожа­ле­нию, очень-очень мало. Поче­му? А пото­му что момент выбо­ра быва­ет неосо­знан­ным, он быва­ет до кон­ца непро­ду­ман­ным, и люди ока­зы­ва­ют­ся вме­сте, но, по боль­шо­му сче­ту, вме­сте они быть не гото­вы. Они гото­вы быть сего­дня, может быть, зав­тра, а всю жизнь, тем более веч­ность – а это отно­ше­ния на веч­ность долж­ны быть, – вот с этим все гораз­до слож­нее, все гораз­до хуже, Имен­но в силу того, что люди порою идут навстре­чу друг дру­гу в чем-то таком, в чем не надо было бы идти навстре­чу. Если бы тебя чело­век в этом понял – да, это был бы твой чело­век; если ты был его в этом понял, ты был бы его чело­ве­ком. А если чело­век из-за это­го, как Вы гово­ри­те, готов рас­ста­вать­ся, и вот это явля­ет­ся мери­лом «любишь – не любишь», это несе­рьез­но. Люди сего­дня поми­мо каких-то отно­ше­ний супру­же­ских, поми­мо отно­ше­ний телес­ных, они друг с дру­гом всту­па­ют в отно­ше­нии дело­вые, и когда люди друг с дру­гом всту­па­ют в дело­вые отно­ше­ния, там все будет настоль­ко взве­шен­но, настоль­ко выме­ре­но, что если пере­ло­жить эту ситу­а­цию, о кото­рой мы гово­рим, в область дело­вых вза­и­мо­от­но­ше­ний, то там сра­зу ста­нет понят­но, о чем мы гово­рим. Дело­вой чело­век, кото­рый при­вык к этой систе­ме, он сам пой­мет, что в этом есть своя логи­ка опре­де­лен­ная. Про­сто очень мало кто хочет пере­но­сить, но это дей­стви­тель­но так. То есть ты дела­ешь выбор на всю жизнь. Есть такая вещь как некая про­вер­ка парт­не­ра ‒ в дан­ном слу­чае это про­вер­ка парт­не­ра. Толь­ко это не про­вер­ка парт­не­ра – это про­вер­ка чело­ве­ка, кото­рый тебя любит или не любит, и ты его либо любишь, либо не любишь. А ина­че он как раз парт­не­ром и ока­жет­ся – тем парт­не­ром, кото­рый до опре­де­лен­но­го момен­та с тобой, а после опре­де­лен­но­го момен­та он не с тобой – когда ты поте­рял руки-ноги, когда ты ослеп, когда ты оглох, когда у тебя рак. Порой при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся даже не толь­ко с тем, что вто­рой чело­век бро­са­ет пер­во­го, когда все выше­ука­зан­ное с ним про­ис­хо­дит, порой быва­ет, что пер­вый чело­век не в силах пове­рить в то, что вто­рой спо­со­бен после все­го это­го любить, и сам его бро­са­ет, а порой даже уби­ва­ет – и такое в нашей реаль­но­сти происходит.

– Батюш­ка, как двум людям в паре понять, где про­хо­дит та грань непредо­су­ди­тель­но­го, с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния, то есть общать­ся как брат с сестрой?

– Я совер­шен­но не пони­маю такой фор­му­ли­ров­ки «как брат с сест­рой». Люди вме­ня­е­мые, нор­маль­ные, тем более веру­ю­щие, не женят­ся на сест­рах, не выхо­дит замуж за бра­тьев. И отно­ше­ние с бра­том или сест­рой – это одно отно­ше­ние, по кро­ви. А с бра­том или сест­рой во Хри­сте, с кото­рым (или с кото­рой) может брак впо­след­ствии сло­жить­ся, отно­ше­ния все-таки носят дру­гой харак­тер. И если у муж­чи­ны нет вле­че­ния к жен­щине, кото­рую он любит, или у жен­щин нет вле­че­ния к муж­чине, кото­ро­го она любит, то это какая-то пато­ло­гия, на самом деле. Это может быть объ­яс­не­но неки­ми выс­ши­ми духов­ны­ми моти­ва­ми, но людей со столь высо­ки­ми духов­ны­ми моти­ва­ми крайне мало, если вооб­ще кто-то из нас мож­но ска­зать, что он таких людей в сво­ей жизнь встре­чал. И чаще все­го, если это так, то это обу­слов­ле­но каким-то рав­но­ду­ши­ем, холод­но­стью, эго­из­мом – чем угод­но, кро­ме како­го-то высо­ко­го духов­но­го тако­го объ­яс­не­ния. И поэто­му совер­шен­но есте­ствен­но, что если есть отно­ше­ние нерав­но­душ­ное к дру­го­му чело­ве­ку, если есть зарож­да­ю­ща­я­ся или уже родив­ша­я­ся любовь, то будет и какая-то потреб­ность в обще­нии менее фор­маль­ном и менее стро­гом, чем обще­ние меж­ду людь­ми, меж­ду кото­ры­ми нет тако­го рода отно­ше­ний. А вот где про­хо­дит грань, я не решусь ска­зать это, и я не думаю, что вооб­ще это дело свя­щен­ни­ка – пытать­ся эту грань про­во­дить и изме­рять: вот это мож­но, вот это­го нель­зя. Мы можем ска­зать, что не долж­но быть физи­че­ской бли­зо­сти, не долж­но быть тех отно­ше­ний, кото­рые умест­ны толь­ко в бра­ке. А даль­ше каж­дый пусть это дела­ет, сооб­ра­зуя со сво­ей соб­ствен­ной сове­стью, может быть, обсуж­дая это со сво­им духов­ни­ком, может быть, не обсуж­дая, но, тем не менее, глав­ным кри­те­ри­ем, мне кажет­ся, здесь долж­но быть сле­ду­ю­щее: что­бы у людей не было ощу­ще­ния, что они друг дру­гом как-то поль­зу­ют­ся, что они исполь­зу­ют друг дру­га не по назна­че­нию. Что это такое, как опре­де­лить меру это­го – я думаю, что мог бы силь­но погре­шить, пыта­ясь взять это на себя.

– Но тем не менее, к Вам как к свя­щен­ни­ку, навер­ня­ка с подоб­ным вопро­сом обра­ща­ют­ся. И как Вы под­ска­зы­ва­е­те, на что нуж­но обра­тить вни­ма­ние и как для себя эту меру чело­век может определить?

– Я как свя­щен­ник под­ска­зы­ваю, что чело­ве­ку нуж­но обра­тить вни­ма­ние на свою соб­ствен­ную совесть. Я не думаю, что будет кор­рект­но с моей сто­ро­ны гово­рить чело­ве­ку: вот кон­крет­но, это как-то про­ти­во­есте­ствен­но, на мой взгляд, совер­шен­но будет. Я про­сто ино­гда, столк­нув­шись с тем, что чело­век гово­рит, и столк­нув­шись с тем, какое это дей­ствие про­из­во­дит на его внут­рен­нюю жизнь, на его душу, есте­ствен­но, могу ему ска­зать: «Ты пони­ма­ешь сам?» Чело­век гово­рит: «Пони­маю» – «Ну и посту­пай долж­ным обра­зом». Не гово­ря уже о том, что если ты к какой-то гра­ни под­хо­дишь, то еще мгно­ве­ние – и ты ее перей­дешь. Это вопрос очень тон­кий, это вопрос очень дели­кат­ный, и он тре­бу­ет, мне кажет­ся, столь же дели­кат­но­го и тако­го тон­ко­го под­хо­да, безусловно.

– Спа­си­бо, отец Нек­та­рий. О добрач­ной бли­зо­сти сего­дня мы гово­ри­ли с насто­я­те­лем Пет­ро­пав­лов­ско­го хра­ма Сара­то­ва игу­ме­ном Нек­та­ри­ем (Моро­зо­вым). Я бла­го­да­рю вас за вни­ма­ние, до свидания. 

 

Игу­мен Нек­та­рий (Моро­зов)

Бесе­до­ва­ла Инна Самохина

Источ­ник: инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский пор­тал «Пра­во­сла­вие и совре­мен­ность»

  • 2.2 тыс. 1