Криминальные субкультуры список: Примерный перечень маркеров (критериев) для возможной вовлечённости несовершеннолетних в криминальную субкультуру на примере АУЕ

Содержание

понятие, структура и соотношение со смежными понятиями – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ББК 67.51

В. В. Тулегенов

Астраханский государственный технический университет Кафедра дисциплин уголовно-правового цикла

КРИМИНАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА: ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА И СООТНОШЕНИЕ СО СМЕЖНЫМИ ПОНЯТИЯМИ

Культурное наследие является главным богатством нашей цивилизации, культура отличает человека прошлого от человека современности, культурные традиции служат отличием одного народа от другого, по культуре человека судят о нем окружающие. Но господствующая в обществе культура не носит универсального характера для всех членов общества. Существуют малые группы, имеющие свою альтернативную культуру, отличающуюся от официальной культуры или даже отрицающую ее. Данное явление обусловило возникновение понятия субкультура (англ. Subculture — подкультура). Субкультура — это система ценностей, установок, способов поведения и жизненных стилей определенной социальной группы, отличающаяся от господствующей в обществе культуры, хотя и связанная с ней [1]. С криминологической точки зрения субкультуры — это структурные и функциональные образования, отличающие лиц, принадлежащих к ним, от остальных членов общества и проявляющих чувство общности [2].

Хотя термин «субкультура» относительно молодой (первым его стал использовать Т. Парсонс [3]), криминальная субкультура существует столько же, сколько существует преступность, и невозможно не согласиться с В. Ф. Пирожковым, утверждавшим, «что преступности без криминальной субкультуры не бывает, так же как данная субкультура не может существовать без преступности» [4, с. 36-37].

Первым отечественным исследователем криминальной субкультуры можно по праву назвать Ф. М. Достоевского. В его повести «Записки из Мертвого дома», опубликованной в 1861 г., отражены впечатления пережитого и увиденного на каторге в Сибири, в омском остроге, где он провел четыре года, осужденный по делу петрашевцев [5]. Примерно в это же время в юридической литературе встречаются первые упоминания собственно об артелях воров и конокрадов [6]. Криминальную субкультуру описывал и А. П. Чехов в повести «Остров Сахалин» [7]. Об особенностях советской уголовно-исполнительной системы периода культа личности И. В. Сталина писали А. И. Солженицын [8], В. Т. Шаламов [9].

К сожалению, несмотря на наличие у нас в стране богатого эмпирического материала, первыми криминальную субкультуру стали исследовать зарубежные социологи (Р. Мертон, Т. Селлин, А. Коэн). В 1938 г. в «Американском социологическом обозрении» Р. Мертон опубликовал статью «Социальная структура и аномия». Одновременно со статьей Р. Мертона в 1938 г. появилась работа Т. Селлина «Конфликт культур и преступность». Т. Селлин рассмотрел в качестве криминогенного фактора кон-

фликт между культурными ценностями различных сообществ. Основой его гипотезы стали результаты чикагских исследователей, установивших повышенный уровень преступности в кварталах некоренных американцев (негров, пуэрториканцев, итальянцев). На основе этой теории американский социолог А. Коэн в 1955 г. разработал концепцию субкультур [10].

Сложность в изучении криминальной субкультуры обусловлена рядом объективных причин. Во-первых, она обладает высокой изменчивостью: «Преступный мир во все времена демонстрировал свою адаптивность, способность приспосабливаться к изменяющимся условиям» [11, с. 39]. Во-вторых, она не оставляет материального наследия: «… уникальность преступной субкультуры заключается в ее специфике — она не располагает, в отличие от культуры, какими бы то ни было материальными носителями кроме самих преступников и передается, как говорится — из уст в уста» [12, с. 61]. В-третьих, криминальная субкультура является своеобразным «тайным знанием», это объясняется стремлением преступников к сохранению конспирации и компенсаторными психологическими реакциями: «. тот или иной индивид, вольно или невольно осознавая, что выбор профессиональной преступной карьеры социально порицаем, искусственно создает для себя иную систему ценностей, в основном на личностном и групповом уровнях» [13, с. 12].

В отечественной же науке к этим объективным причинам, затрудняющим исследование криминальной субкультуры, присоединилась господствующая идеология, относившая преступность к пережиткам предшествующей общественно-экономической формации и полностью отрицавшая профессиональную преступность. Данные обстоятельства не позволяли всесторонне и объективно исследовать криминальную субкультуру. Преступность объяснялась лишь дефектами в сознании отдельных индивидов, и почти не рассматривалась система ценностей преступников как социальной группы [14-16].

Позднее исследователями, занимавшимися криминальной субкультурой, приоритет справедливо был отдан совокупности ценностей, идей, правил и норм поведения, принятых в криминальной среде как в малой группе, а не нравственным дефектам в сознании отдельных личностей, но отсутствие единого понятийного аппарата порождало противоречия.

Так, например, С. Я. Лебедев рассматривал в качестве криминальной субкультуры антиобщественные традиции и обычаи [17]. Д. А. Корецкий данное явление назвал негативно-поощряющей микросредой: «Негативно-

поощряющая микросреда (НПМС) — малая группа, объединенная общим интересом к отрицательным формам проведения досуга, разделяющая антиобщественные взгляды и убеждения, обладающая искаженным мировоззрением и, впоследствии, пренебрежением нормами права и морали, а также бытующих в ней неправильных традиций и привычек, способствующая неправомерному, предпреступному поведению любого из ее членов» [18, с. 45-46].

Ввели понятие «криминальная субкультура», примерно в одно и то же время, в отечественную науку А. А. Тайбаков и В. Ф. Пирожков. У А. А. Тай-

бакова встречается понятие «преступная субкультура» [19], а В. Ф. Пирожков, двумя годами позже, посвятил криминальной субкультуре монографию [4].

К сожалению, «оттепель» конца 80-х гг., помимо крушения идеологических стереотипов, повлекла за собой изменение количественных и обострение качественных характеристик преступности, появилась организованная преступность, ранее неизвестная советским гражданам, стремительное распространение получила наркомания. Это обусловило многообразие форм криминальной субкультуры. Используя классификацию американского криминолога В. Реклесса и классификацию Р. Кловарда и Л. Олина, можно выделить три её вида. В. Реклесс выделяет три вида преступной карьеры: обычную, организованную, профессиональную. К обычным преступникам он относит лиц, которые попадают в места лишения свободы за грабежи, хищения имущества, изнасилования, убийства и ряд других тяжких преступлений (эти лица постоянно нарушают закон, но не являются профессионалами). Организованная преступность — это преступность мафии. Профессиональные преступники — это те, кто совершаемые преступления против собственности делает источником средств существования [20]. Р. Кловард и Л. Олин показали, что общество, прививая подросткам различные ценности, мало заботится о том, является ли их достижение реальным для большинства молодых людей. Когда молодые люди из идеального мира, созданного нравоучениями воспитателей, попадают в реальную жизнь, они начинают испытывать разочарование и фрустрацию. Типичная реакция на это:

— создание воровских шаек, в которых посредством хищений молодые люди получают возможность жить в соответствии с господствующими в обществе стандартами потребления;

— объединение в агрессивные банды, которые снимают напряжение, вызванное общественной несправедливостью, совершением актов насилия и вандализма;

— вступление в антисоциальные группировки, где молодые люди, употребляя наркотики, алкоголь, уходят в себя, замыкаются в тесном кругу сверстников, озабоченных теми же проблемами, и таким путем пытаются заслониться от окружающего их коварства и лицемерия [10].

В классификации Р. Кловарда и Л. Олина воровские шайки есть не что иное, как объединения профессиональных преступников, а члены агрессивных банд в большей степени являются «обычными» преступниками. Антисоциальные группировки молодых людей, употребляющих наркотики и вследствие этого совершающих преступления, представляют собой вариант преступной антикарьеры или преступной карьеры со знаком минус. Суммируя данные классификации, можно обозначить четыре варианта преступного поведения: обычный, организованный, профессиональный, уход в себя.

В отечественной современной действительности представители организованной и профессиональной преступности руководствуются в своей преступной деятельности криминальной субкультурой, чего не скажешь о представителях так называемой «обычной» преступности. «Обычные» преступники, как правило, совершают преступления в силу стечения обстоятельств и личностных особенностей и не являются носителями кри-

минальной субкультуры. Так, при опросе 300 осужденных, проведенном автором в колонии строгого режима, 154 относили себя к так называемым «обычным» преступникам, 141 к профессиональным и 5 — к представителям организованной преступности. Из 154 «обычных» преступников только 2 являлись активными носителями тюремной субкультуры, что составляет 1,2 % от числа «обычных» преступников, а из 141 профессионального преступника 18 осужденных являлись активными носителями тюремной субкультуры, что составляет 12,7 %. Таким образом, в группе профессиональных преступников активных носителей криминальной субкультуры в 10 раз больше, чем в группе обычных преступников, что позволяет сделать вывод о незначительной криминальной зараженности обычных преступников и существенной криминальной зараженности профессиональных преступников.

Субкультура преступников-профессионалов представляет собой изученное явление, а субкультура представителей организованной преступности и наркоманов в аспекте разделения криминальной субкультуры на виды изучена меньше.

Криминальная субкультура отечественных «мафиози», как и организованная преступность, — относительно молодое явление. Своим появлением она обязана главным образом территориальным подростковым группировкам (не рассматриваются организованные преступные группы, сформированные по этническому признаку), которые в начале 80-х гг. XX в. представляли собой лишь сплоченные группы хулиганствующих подростков. В 90-е гг. XX в. эти группировки переросли в организованные преступные сообщества, контролирующие в некоторых случаях даже отдельные сектора экономики. Они широко известны по названиям городов и районов, давших им «путевку в жизнь» («казанские», «тамбовские», «курганские», «люберецкие», «солнцевские» и т. д.), — проблемные районы страны 80-х гг. всего через десять лет стали более известны как «кузницы кадров» для организованной преступности.

Первоначально в группировках руководствовались ценностями профессиональной преступной среды. Но для этих группировок было характерно стремительное совершенствование противоправной деятельности.

Данный тип группировок существенно отличался от традиционных для того времени организованных преступных групп, прежде всего своей организованностью, численностью, сплоченностью. Например, банда «крестного отца» отечественной организованной преступности Геннадия Корькова, более известного под кличкой «Монгол», состояла из 32 рецидивистов [21], а количество членов подростково-молодежных группировок только в одной Казани в начале 1989 г. приблизилось к 10 тысячам. О штурме и погроме отдела милиции рецидивистами не могло быть и речи, но это могли позволить себе хулиганствующие подростки: «В г. Моршанске, например, 22 июля 1988 г. толпой около 300 человек были избиты 13 милиционеров, повреждено несколько служебных автомашин, совершено нападение на горотдел, учинен погром в дежурной части» [22, с. 226].

Очевидно, что если первоначально субкультуру представителей организованной преступности и субкультуру профессиональных преступни-

ков связывали единые антисоциальные корни, то впоследствии субкультура представителей организованной преступности «отпочкавалась» и стала представлять собой самостоятельную субкультуру.

Хотя и субкультура наркоманов (здесь и далее термин «наркоман» используется в отношении лиц, употребляющих наркотики, а не страдающих наркотической зависимостью) в нашей стране — относительно молодое и недостаточно изученное явление, она выделяется отдельными исследователями как самостоятельная субкультура, имеющая криминальные корни: «В молодежной среде формируется особая «наркоманская» субкультура, которая по основным своим параметрам сращивается с криминальной субкультурой, ее антисоциальными нормами, устоями» [23, с. 20]. Выделение субкультуры наркоманов как самостоятельной в рамках криминальной субкультуры целесообразно по ряду особенностей.

Во-первых, наблюдается повсеместная мода на наркотики, и они стали одним из элементов молодежной субкультуры [24]. Во-вторых, патологическая наклонность, объединяющая наркоманов, ставит их в одинаковые условия и делает похожими друг на друга. В-третьих, наркотическая зависимость заставляет концентрировать все внимание на наркотиках, разрушая ядро личности. В-четвертых, общеизвестно, что наркоманы в период абстиненции из-за нехватки средств, необходимых для покупки наркотиков, готовы совершить любое преступление. В-пятых, попадая в условия, при которых отсутствуют наркотики, наркоманы вынуждены сплачиваться в группы для их приобретения. Например, отбывая наказание, наркоманы сплачиваются в группы для приобретения наркотиков и установления нелегальных каналов доставки их в колонию, для чего им приходится прибегать к различным ухищрениям. Данный факт подтверждается и результатами исследования, проведенного автором: 33 человека (84,6 %) из 39 осужденных за незаконный оборот наркотиков относились к одной субкультурной группе.

Сами по себе незаконное приобретение, хранение, сбыт, изготовление, переработка, перевозка, пересылка наркотических веществ уголовно наказуемы, вдобавок сопутствующий наркомании криминальный фон позволяет относить субкультуру наркоманов к криминальной. А вышеуказанные особенности позволяют рассматривать ее как самостоятельный вид криминальной субкультуры.

Таким образом, рассматривая структуру криминальной субкультуры, можно выделить три самостоятельных вида:

— субкультура представителей профессиональной преступности;

— субкультура представителей организованной преступности;

— субкультура наркоманов.

Обобщая содержание работы, следует отметить, что в нашей стране длительное время изучению криминальной субкультуры препятствовали господствующие идеологические штампы, хотя знание особенностей криминальной субкультуры оказало бы помощь в организации мероприятий, направленных на борьбу с преступностью. В частности, при организации предупредительно-профилактической работы необходимо учитывать деление криминальной субкультуры на виды.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

1. Социологический словарь: Пер. с англ. / Под ред. С. А. Ерофеева. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1997.

2. Криминология: Словарь-справочник: Пер. с нем. / Сост. Х.-Ю. Кер-нер. — М.: НОРМА, 1998.

3. Кравченко А. И. Культурология: Словарь. — М.: Академический проект, 2000.

4. Пирожков В. Ф. Законы преступного мира молодежи (криминальная субкультура). — Тверь: ИПП «Приз», 1994.

5. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений: В 15 т. — Л.: Наука, 1988. — Т. 3.

6. Чалидзе В. Уголовная Россия. — М.: Изд. центр «ТЕРРА», 1990.

7. Чехов А. П. Остров Сахалин. — М.: Правда, 1985.

8. Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. — М.: ИНКОМ НВ, 1991.

9. Шаламов В. Т. Воспоминания. — М.: ООО «Изд-во Олимп»: ООО «Изд-во АСТ», 2001.

10. Иншаков С. М. Зарубежная криминология. — М.: Изд. группа ИНФРА-М -НОРМА, 1997.

11. Фролова Л. И. Социально-психологические механизмы экспансии криминальной субкультуры // Преступность и культура: Сб. ст. / Под ред. А. И. Долговой. — М.: Криминологическая ассоциация, 1999.

12. Ли Д. А. Преступность как социальное явление. — М.: Инф.-изд. агентство «Русский мир», 1997.

13. Тайбаков А. А. Профессиональная преступность: основные понятия и направления предупреждения ее органами внутренних дел: Лекция. — М.: ВЮЗШ МВД РФ, 1993.

14. Дагель П. С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. -Владивосток, 1970.

15. Антонян Ю. М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления: Учеб. пособие. — М.: Академия МВД СССР, 1973.

16. Бабаев М. М. Социальные последствия преступности: Учеб. пособие. — М.: Академия МВД СССР, 1982.

17. Лебедев С. Я. Антиобщественные традиции, обычаи и их влияние на преступность: Учеб. пособие. — Омск: ВШМ МВД СССР, 1989.

18. Корецкий Д. А. Тяжкие бытовые преступления и их предупреждение: Учеб. пособие. — М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989.

19. Тайбаков А. А. Криминологическая характеристика и основные направления предупреждения карманных краж: Лекция. — М.: ВЮЗШ МВД РФ, 1992.

20. Гуров А. И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. -М.: Юрид. лит., 1990.

21. МодестовН. С. Москва бандитская. — М.: Центрполиграф, 1996.

22. Полозов Г. Ф. Сообщение из прокуратуры Союза ССР // По неписаным законам улицы… — М.: Юрид. лит., 1991.

23. Позняков Н., Березин С. Профилактика наркомании в УИС // Преступление и наказание. — 2000. — № 5. — С. 20.

24. Кравченко А. Н. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом: Дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1999.

CRIMINAL SUBCULTURE: NOTION, STRUCTURE AND CORRELATION WITH ADJACENT NOTIONS

V. V. Tulegenov

The notion of criminal subculture, the evolution of views on this notion in the native and foreign theory, its structure and correlation with adjacent notions are studied. The modern objective studying of criminal subculture in native science coincides in time with the processes of stratification in the criminal world. The processes of stratification caused the following: in the criminal world representatives of professional criminality, organized criminality and drug addicts isolated themselves from each other and began to have their own values. The author points out three independent types of criminal subculture: a subculture of professional criminality representatives: a subculture of organized criminality representatives and a subculture of drug addicts. This division should be taken into consideration in planning preventive measures.

Западные молодежные субкультуры асоциальной направленности

Библиографическое описание:

Глебова, Е. А. Западные молодежные субкультуры асоциальной направленности / Е. А. Глебова. — Текст : непосредственный // Теория и практика образования в современном мире : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — Т. 1. — Санкт-Петербург : Реноме, 2012. — С. 6-9. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/21/1771/ (дата обращения: 15.09.2022).

В данной статье раскрывается понятие «асоциальное поведение» и рассматриваются западные молодежные субкультуры, склонные к демонстрации асоциального поведения. Статья затрагивает и аспект профилактической работы с молодыми людьми, направленной на предупреждение отклоняющегося от общепринятых норм поведения.

Ключевые слова: асоциальное поведение, молодежная субкультура, асоциальная субкультура, профилактическая работа.

В настоящее время психологи, социологи, социальные педагоги проявляют большой интерес к исследованию проблемы асоциального поведения, которое становится образом жизни для целого ряда молодых людей. В данном случае есть основания считать, что эти молодые люди попали в сферу влияния асоциальной молодежной субкультуры, а, следовательно, в своей деятельности они реализуют ее ценности, традиции и атрибуты. В данной статье мы рассмотрим понятие асоциального поведения, асоциальной молодежной субкультуры, ее атрибутику, а также затронем вопрос профилактики асоциального поведения молодых людей.

Исследователь Р.В. Овчарова под асоциальным поведением понимает вид девиантного поведения и относит к нему агрессивное, делинквентное, криминогенное (преступное) поведение, в основе которого лежат нарушения социализации, социально-педагогическая запущенность и деформации регуляции поведения [1].

Мы не разделяем точку зрения автора относительно того факта, что асоциальное поведение – криминогенно по своей сути. Мы полагаем, что отклоняющееся от норм поведение может привести к преступному, не являясь в своей основе таковым, и мы согласны с исследователями К. Пенсом и П. Беттс, указывающих на то, что в асоциальном поведении могут скрываться истоки преступности [2. С. 216]. Однако, более конструктивным мы находим определение Е.В. Змановской, характеризующей асоциальное поведение как поведение, уклоняющееся от выполнения морально-нравственных норм, непосредственно угрожающее благополучию межличностных отношений [3]. Как правило, асоциальное поведение часто сопровождает людей подросткового (юношеского) возраста, характеризующегося повышенной активностью, которая часто находит свое выражение в таких формах асоциального поведения как хулиганство или вандализм, не имеющих материальных мотивов. Так, например, исследование, проведенное А.
Коеном с мальчиками-правонарушителями, показало, что ребята воровали машины не для их перепродажи, а чтобы веселее покататься, переживая всю рискованность ситуации от того, что не имели на это никакого права [4. С. 18].

Асоциальное поведение молодых людей является предметом серьезного внимания со стороны взрослых и исследователей начиная с 19-го века. Забота об активности юношества вне контроля со стороны взрослых (речь идет об уличных бандах) порождала «моральные паники» (термин принадлежит Стенли Коену «Народные бесы и моральные паники»). Целый ряд западных ученых (К. Гриффин, С. Фрис, М. Брейк, С. Коен, Дж. Форнас, Г. Болин и др) посвятили свои работы молодежи и приписываемой ей девиантности как формы взросления и как некой функции взаимоотношений молодежи и взрослых. Исследователь Кристин Гриффин отмечает, что склонность к бунту, присущая юношескому и подростковому возрасту, создает первоначальную связь с включением молодых людей в делинквентную активность и субкультуры [5].

Прослеживается данная идея и в работе Саймона Фриса, утверждающего, что субкультуры помогают молодым людям идентифицироваться со «своими» и постичь чувства своего отличия от общества [6]. Мы разделяем точку зрения исследователей, поскольку в период взросления личные переживания и непонимание со стороны взрослых легче переживать коллективно, в группе людей, равных себе, так называемых peer groups. Такое неформальное объединение дает молодому человеку поддержку, чувство уверенности, некого престижа, в котором ему отказывает взрослое общество. Однако здесь возникает другая проблема: сознательно ли молодой человек становится вовлеченным в данную субкультуру, разделяя ее идеологию, или же попадает сюда случайно в поисках покровительства, помощи и теперь вынужден принять ценности и нормы данного объединения. Второй случай оказывается весьма распространенным и деструктивным для несформировавшейся личности, особенно, если речь идет о субкультуре асоциальной направленности, поэтому мы не совсем согласны с мнением Коена, который считал, что молодые люди уже асоциально ориентированные объединяются в банды, а не становятся антисоциальными под их влиянием [6].

Асоциальный опыт и мотивы асоциальной деятельности положены в основу многих типологий неформальной молодежной субкультуры. А.В. Мудрик полагает, что в асоциальных субкультурах в зависимости от условий жизни и ценностных ориентаций их носителей присутствуют более или менее трансформированные общественные и частично антиобщественные нормы [7. С. 135]. И.П. Башкатов, выделяя асоциальное неформальное объединение молодых людей, говорит о наличии в них групповых асоциальных ценностей и норм, наличии особого стиля жизни, символики, сленга, о ситуативном характере асоциальных действий и об отсутствии криминогенной направленности [8. С. 19]. Западный исследователь М. Брейк [9. С. 23] рассматривает молодежные субкультуры с точки зрения девиантности и характеризует делинквентную группу как группу, объединяющую тех, кто потенциально способен совершить противоправные действия. Вслед за исследователями под асоциальной молодежной субкультурой мы понимаем объединение молодых людей, разделяющих асоциальные ценности и нормы и вступающих в связи с этим в социальный конфликт с доминирующими общественными традициями.

К западным неформальным объединениям асоциальной направленности исследователи в основном относят металлистов, рокеров, панков, хиппи (И.П. Башкатов, И.Я. Полонский). Дополняют список байкеры, готы, субкультура хип-хоп, рейверы, которым присущи элементы асоциального поведения (С.В. Косарецкая, С.Г. Косарецкий). Относят сюда скинхедов и субкультуры, уже ушедшие в прошлое, такие как тедди-бои и моды (С. Коен, К. Хесс). Как и любая субкультура, они имеют свои атрибуты. Исследователь Карен Хесс среди главных атрибутов выделяет жаргон, татуировки, клички [10. С. 214-216]. Так, основная функция татуировки – обозначить принадлежность определенной социальной группе и непринадлежность социуму, освобождение из под его власти. Для скинхедов характерны татуировки на плече или гладкой коже головы – изображение черепа или подобия свастики (паука), а также различные символы насилия. Пирсинг и скарификация (шрамирование) наиболее характерны для панк-культуры, акцентирующей внимание на боли, разрушении и разложении.

Кличка выступает как способ внутригруппового социального «клеймения» молодых людей, закрепления за ними определенных социальных ролей в групповой иерархии. В уличных субкультурах кличками становятся «имена», выражающие бунт и непокорность, чаще всего это названия животных (Тигр, Ворон, Кобра, Пантера, Шакал). Получение клички – важный момент обозначения принадлежности подростка к группе, принятия в неформальное сообщество. Это некое закрепление групповой обособленности, способ социально-психологического ограждения, обособления от окружающих, деления на «своих» и «чужих». Схожую функцию выполняет и жаргон, как замечает А.В. Мудрик, он выступает своеобразным паролем для осуществления коммуникации внутри неформального объединения. Так, среди жаргонной лексики панков можно привести следующие примеры: хаер – прическа, гиг – концерт, подвисать – проводить время, хой – привет; для скинхедов характерны словечки: по хардкору – правильно, верно, катировать – ценить, уважать, фа – фашисты.
Вспомогательными атрибутами могут быть различные клятвы (у готов) или граффити, к которым прибегают уличные субкультуры, чтобы четко очертить границы своей территории или для того, чтобы бросить вызов своим соперникам (членам отличной субкультуры).

Рассмотрим проявления асоциального поведения современных западных молодежных неформальных объединений. Одной из самых агрессивных молодежных субкультур является субкультура скинхедов. Неслучайно, Стенли Коен в своей работе называет субкультуру скинхедов «народными бесами», демонстрирующих девиантное поведение и порождающих общественные «моральные паники» [11]. Данная субкультура сформировалась в Англии к концу 60-х годов и представляла собой выходцев из семей мелкой буржуазии и рабочей аристократии. Отличительными признаками данного сообщества были бритая голова, черная одежда, украшенная множеством металлических заклепок, различные символы националистических партий и движений.

Ее члены разработали целый ряд ритуалов, включающих обряд посвящения (инициации), ритуал поощрения и наказания за несоблюдение принятых в их среде норм. За агрессивность, националистические воззрения, жесткое отстаивание прав «белого человека» скинхеды получили название «народных дьяволов» [11]. В России скинхеды появляются в 90-е годы. Основа идеологии данной субкультуры – национализм и расизм. Отстаивают свои ценности скинхеды в разнообразных формах (самая безобидная форма — агитационные листовки), чаще всего асоциальных, как например, жестокое избиение представителей другой расы или презираемых ими членов определенных субкультур, например, эмо.

Родиной движения панков также является Англия и приходится оно на 70-е годы прошлого столетия. В нашу страну панк пришел через прибалтийские республики СССР в начале 80-х годов. Данное объединение стало демонстративным протестом молодежи бедных слоев общества против богатства, коррупции в стране, предрассудков. Все элементы данной субкультуры: поведение, имидж, сленг носили вызывающий характер и были призваны эпатировать, раздражать, возмущать взрослых. Само слово «панк» образовалось от английского «punk» — гадина, ублюдок [12]. Их вид устрашал и привлекал одновременно: разорванные джинсы, разноцветный ирокез на голове, цепочки от унитаза на плечах. Д. Хеббидж писал, что даже через одежду они могли выражать ругательства обществу [13. С. 78]. В настоящее время панки продолжают шокировать общественность, и как только население перестает реагировать на какие-либо формы эпатажа, начинают появляться еще более безнравственные и социально опасные, как сексуальная агрессия и насилие.

Элементы асоциальности можно найти и в субкультуре хип-хоп, получившей популярность в ряде стран Северной Америки и Западной Европы в начале 70-х годов. Эти элементы прослеживаются особенно в истоках ее зарождения: вызов обществу молодежь демонстрировала в разрисовывании стен домов (граффити), экспериментировании со звуковоспроизводящей аппаратурой (диджеинг), в исполнении уличного танца (брейк-данса) в борьбе за осуществление контроля над теми или иными районами мегаполиса [14. С. 51-65]. В настоящее время нередко можно услышать непристойные слова в современной рэп-музыке или увидеть оскорбительные рисунки-граффити. Однако данная молодежная субкультура в условиях современности все-таки противопоставляется криминальным группировкам, так как «битвы» здесь пропагандируются исключительно с целью выявить, кто лучше владеет техникой того или другого танцевального направления или выполнения граффити.

Субкультуру готов, обозначившуюся в Англии в начале 80-х годов, многие исследователи также наделяют асоциальными характеристиками. Это связано, прежде всего, с готическим мировоззрением: пристрастием к образам смерти, прогулкам на кладбищах, оккультной практике, сатанизму. Выражение идеологии проявляется в черных цветах одежды, аксессуарах с вампирской эстетикой, макияже (как у девушек, так и юношей). В целом готов рассматривают как неагрессивную субкультуру, не способную нанести вред окружающим [15]. Однако известны преступные действия (паника по поводу «готов-людоедов», обозначенная СМИ в Санкт-Петербурге 2009 года), совершаемые отдельными личностями с отклонениями в психике, но, тем не менее, на наш взгляд, в которых нельзя обвинить всю субкультуру и повесить ярлык на всех последователей данного субкультурного образования.

Изучая проявления асоциального поведения представителей молодежных неформальных объединений, особую важность приобретает вопрос профилактической работы. Отечественные исследователи О.С. Яворская и Н.Н. Бушмарина отмечают, что наиболее эффективной становится профилактическая работа, включающая технологию психолого-педагогического сопровождения молодежи, представляющую собой содействие, педагогическую поддержку, минимизацию и коррекцию негативных влияний. Исследователи С.В. Косарецкая и С.Г. Косарецкий предлагают стратегии организации профилактической работы, ориентированные на самого индивида и на социальное окружение. Западные ученые Н. Польски и С. Редхед также указывают, что профилактика рецидивов преступного поведения представителей агрессивных молодежных субкультур наиболее эффективна, когда профилактическое воздействие на правонарушителей оказывается непосредственно в их социальном окружении [16. С. 16]. Стивен Хассен занимался исследованием психотерапевтических технологий по снижению уровня «деструктивного» поведения и отмечал их благотворное воздействие. Нам кажется, что одним из воспитательно-профилактического средства может стать легализация увлечений молодежи, а именно создание возможностей для реализации своих увлечений в подростково-юношеских клубах, центрах через самостоятельное участие представителей молодежных группировок в организации своего досуга и проявления своего музыкального или иного творчества. В свою очередь, это позволит предупредить перерастание досуговых групп в объединения асоциальной направленности и позволит вовремя предотвратить проявления асоциального поведения.

В заключении хочется сказать, что, безусловно, неформальные молодежные объединения асоциальной направленности присутствуют в любом обществе. Как писал Беккер [11] «девиация создается обществом». Опасение и страх вызывает тот факт, что эти субкультуры балансируют на грани дозволенного и могут частично или полностью переходить в криминальные группировки. В то же время мы полагаем, что невозможно искоренить такое явление как молодежная субкультура, однако в наших силах найти рычаги регулирования и минимизации вспышек асоциального поведения, для того, чтобы они не привели к разрушению и разложению общества и функционирующих в субкультурах личностей.

Литература:

  1. Овчарова Р.В. Практическая психология образования. М.: Академия, 2003. – 448 c.

  2. Pence K., Betts P. Socialist modern: East German Everyday Culture and Politics. The University of Michigan Press, 2008. P.216

  3. Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения). М.: Академия, 2003. – 228 c.

  4. Stephens Paul, Leach Andy, Taggart Laura, Jones Hilary. Think Sociology. Stanley Thomes Ltd, 1998. P.18

  5. Griffin C. Representation of Youth. The Study of Youth and Adolescence in Britain and America. Cambridge: Polity Press, 1993.

  6. Frith S. The Sociology of Youth. London: Open University Press, 1984.

  7. Мудрик А.В. Социализация человека: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / 2-е изд., испр. и доп. М.: Издательский центр «Академия», 2006. С. 135-149.

  8. Косарецкая С.В., Косарецкий С.Г., Синягина Н.Ю. Неформальные объединения молодежи: Профилактика асоциального поведения. СПб.: КАРО, 2006. – 400 с.

  9. Brake M. The Sociology of Youth Cultures and Youth Subcultures in America,

  10. Britain and London. Rouledge and Kegan Paul, 1995. P. 23

  11. Hess Karen. M. Juvenile Justice. Wadsworth Cengage Learning, 2009. P. 214-216

  12. Cohen S. Folk Devils and Moral Panics. The Creation of the Mods and Rockers. Oxford: Basil Blackwell, 1972.

  13. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. Oxford University Press, 2000. – 1540 p.

  14. Hebdige D. Subculture: The meaning of style. L.: Methuen, 1979. P. 78

  15. Lewis G. Craige. The truth behind hip-hop. The USA, 2009. P. 51-65

  16. Hodkinson Paul. Goth: identuty, style and subculture. New York, 2002. – 210 p.

  17. Бушмарина Н.Н. Молодежные субкультуры как предмет педагогического исследования: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2008. С. 13-17.

Основные термины (генерируются автоматически): асоциальное поведение, субкультура, профилактическая работа, асоциальная направленность, Англия, асоциальная молодежная субкультура, молодежная субкультура, сторона взрослых, девиантное поведение, молодой человек.

Переезд не может являться основанием для лишения сироты права на предоставление жилого помещения

Эксперты «АГ» сошлись во мнении, что профильное законодательство, а также сложившаяся практика не содержат прямого запрета на предоставление жилого помещения на иной территории, отличной от той, в которой преимущественное время проживал ребенок.

11 августа Верховный Суд вынес Определение № 4-КГ20-25-К1, в котором разобрался, возможно ли сироте, выросшей в одном регионе, при смене места жительства получить предусмотренное законом жилое помещение в другом субъекте РФ.

Алексей Герман с детства был под опекой, поскольку его мать и отец – инвалиды и, кроме того, местонахождение последнего неизвестно. Решением Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 16 января 2018 г. Алексей Герман был признан лицом, оставшимся без попечения родителей. Постановлением администрации муниципального образования «город Бугуруслан» Оренбургской области от 23 марта 2018 г. он был принят на учет и включен в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению специализированными жилыми помещениями.

В июле 2018 г. Алексей Герман поступил на обучение на бюджетной основе в ФГБОУ ВО «МИРЭА – Российский технологический университет» г. Москвы, сменил место жительства и переехал в Московскую область. 16 августа того же года молодой человек обратился с заявлением в администрацию Бугуруслана об исключении его из списка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, в связи с изменением места жительства и места регистрации.

В дальнейшем распоряжением Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городским округам Люберцы, Дзержинский, Котельники и Лыткарино от 9 октября 2018 г. Алексею Герману было отказано во включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению специализированными жилыми помещениями, со ссылкой на то, что он был исключен из соответствующего списка в нарушение действующего законодательства, поскольку снятие его с регистрационного учета по месту жительства не может служить основанием для этого и право на обеспечение жилым помещением сохраняется за ним до фактического обеспечения жильем в г. Бугуруслане.

Не согласившись с таким решением, Алексей Герман обратился в Люберецкий городской суд с иском к органу опеки о признании незаконным отказа во включении в список, о признании права на обеспечение жилым помещением из специализированного жилищного фонда, а также о возложении обязанности включить его в список.

Разрешая спор и удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что право истца на получение жилого помещения могло быть прекращено только в случае предоставления ему такого жилья на законных основаниях, снятие истца с соответствующего учета в г. Бугуруслане Оренбургской области в связи с переездом в Московскую область не лишает его права на обеспечение жилым помещением на льготных условиях по последнему месту жительства в соответствии с требованиями закона.

Апелляция же пришла к выводу о том, что исключение из списка администрацией г. Бугуруслана произведено в нарушение действующего законодательства и за Алексеем Германом сохраняется право на обеспечение жилым помещением в пределах этого муниципального образования, а добровольный выезд истца в другой регион РФ не лишает его данного и конкретного права. При этом основания для обеспечения Алексея Германа жилым помещением в Московской области отсутствуют, принимая во внимание достоверно установленный факт того, что Московская область не являлась его местом жительства на момент достижения совершеннолетия. Первый кассационный суд общей юрисдикции согласился с выводами апелляции.

Алексей Герман подал кассационную жалобу в ВС, изучив которую, Суд отметил, что в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденном Президиумом ВС РФ 20 ноября 2013 г., разъяснено, что единственным критерием, по которому следует определять место предоставления жилого помещения детям-сиротам, федеральным законодателем названо место жительства этих лиц.

«Предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, проживающим на территории субъекта Российской Федерации, должно осуществляться на одинаковых условиях, без каких-либо предпочтений, исключений либо ограничений дискриминационного характера для отдельных групп из их числа по месту проживания (или временного пребывания)», – посчитал Верховный Суд.

Он отметил, что согласно п. 1 ст. 20 Гражданского кодекса место жительства гражданина определяется как место его постоянного или преимущественного проживания. Высшая инстанция указала, что местом жительства Алексея Германа в настоящее время является квартира, принадлежащая на праве собственности И. Черниковой, в которой он был зарегистрирован 7 августа 2018 г., что подтверждается выпиской из домовой книги и отметкой в паспорте.

ВС заметил, что в соответствии со ст. 27 Конституции каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. «Переезд из Оренбургской области на постоянное место жительства в Московскую область не может являться основанием для лишения истца права на предоставление жилого помещения как лицу, оставшемуся без попечения родителей, поскольку исполнение принятых на себя государством расходных обязательств по оказанию в том числе лицам, оставшимся без попечения родителей, мер социальной поддержки в виде предоставления жилого помещения не может быть поставлено в зависимость от реализации гражданином его права на выбор места жительства в пределах территории Российской Федерации», – резюмировал Суд, отменив определения кассации и апелляции и оставив в силе решение первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян назвала определение важным с точки зрения последующего правоприменения по аналогичным спорам. «Действительно, профильное законодательство, а также сложившаяся практика не содержат прямого запрета на предоставление жилого помещения на иной территории, отличной от той, в которой преимущественное время проживал ребенок. В качестве основного критерия, по которому определяется место предоставления жилого помещения детям-сиротам, названо лишь место жительства этих лиц. Таким образом, при установлении факта проживания в том или ином городе, при отсутствии факта предоставления жилого помещения в рамках программы по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, оснований для отказа в удовлетворении требований в данном деле не имелось», – отметила адвокат.

При этом, указала она, не имеют значения с правовой точки зрения фактические основания снятия с учета. «Полагаю, что нуждающийся в жилом помещении не может быть связан с местностью, в которой ранее проживал. Обратное же ставило бы гражданина в ситуацию, когда помощь от государства в виде предоставления жилого помещения носила бы лишь формальный характер. Указанное жилое помещение подлежало бы реализации с целью последующего приобретения недвижимости в той местности, в которой гражданин учится, работает либо связан с ней иными обстоятельствами. Это в свою очередь вызвало бы как минимум неудобства, связанные с продажей имущества, и как максимум потенциально ставило бы нуждающегося в трудное финансовое положение, так как стоимость имущества в различных регионах отличается в разы. Таким образом, натурное предоставление жилища теряет свои функциональные задачи и превращается в материальное обеспечение, которое с большой вероятностью кратно будет отличаться от необходимого для приобретения аналогичного жилища», – резюмировала Нарине Айрапетян.

Юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отметила, что предоставление жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, является обязанностью государства в совместном ведении с субъектами Российской Федерации. В соответствии с п. 1 ст. 8 Закона о дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечивались органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм. «Таким образом, единственным условием определения места предоставления жилого помещения служит место жительства лица, имеющего право на предоставление жилого помещения», – указала Мария Рулькова.

Криминальная субкультура — Wikiwand

Криминальная субкультура — духовные и материальные ценности (культура), которые регламентируют и упорядочивают образ жизни, поведение и преступную деятельность криминальных (преступных) сообществ. Это способствует сплоченности, организованности, криминальной активности, а также преемственности новых поколений.

В основе криминальной субкультуры лежат определенные традиции, правила, нормы и ритуалы, которые противоречат законопослушному обществу, оправдывают и поощряют преступный образ жизни, а также и совершение преступлений[1][2]. Достаточно специфический смысл в криминальной среде приобретают такие качества, как порядочность, честность, благородство, свобода, ответственность за данное слово и семья[2]. При этом, криминальная субкультура вторгается в официальную культуру, взламывая ее, обесценивая ее ценности и нормы, внедряя в нее свои правила и атрибутику[1]: отдельные составляющие криминальной субкультуры, такие, как жаргон, татуировки, язык жестов, воровской шансон и т. д. стали стремительно переплетаться с культурой, обыденной речью и образом жизни вполне добропорядочных граждан[3].

Криминальная субкультура — это, своего рода культура меньшинства, которая противоречит с общепринятой культурой. Общество отвергает преступников, замыкает их в местах заключения: исправительных колониях, тюрьмах, следственных изоляторах и для того, чтобы не чувствовать себя изгоем и для собственного комфорта, люди криминальной устремленности объединяются в сообщества, вырабатывают собственную идеологию, противопоставляют и разделяют общество на понятия «мы» и «они»[2].

История возникновения

О криминальной субкультуре, ее роли и значимости в преступном мире и в обществе, проведено немало исследований и написано внушительное количество научных статей и книг. Однако, одним из первых отечественных исследователей криминальной субкультуры можно отметить Ф. М. Достоевского. В своей повести «Записки из мертвого дома» (1861 г.) он описал впечатления увиденного и пережитого им на каторге в Сибири, где он провел четыре года. Также криминальную субкультуру описывал А. П. Чехов в повести «Остров Сахалин».

Кроме того, одними из первых это явление стали исследовать и зарубежные социологи, такие как Р. Мертон, Т. Селин, А. Коэн. В 1938 г. в «Американском социологическом обозрении» Робертом Мертоном была опубликована статья «Социальная структура и аномия». В этой статье Мертон описывал идею о том, что основной причиной преступности является некое противоречие между ценностями, к которым стремится общество и возможностями их достижения по правилам и этическим соображениям общества. В результате, те, кто не сумели получить эти ценности законным путем, идут на преступления для достижения своей цели.

Также в 1938 г. Т. Селин опубликовал статью «Конфликт культур и преступность». В этой статье Селин рассматривал конфликт между культурными ценностями различных сообществ. Затем в 1955 г. А. Коэн разработал концепцию субкультур. Он исследовал особенности культурных традиций криминальных сообществ, в которых могут формироваться свои небольшие культуры. Впоследствии, данное явление и получило название субкультуры. Кроме того, о некоторых сторонах криминальной субкультуры рассказывал А. И.  Гуров, В. Ф. Пирожков и Ю. П. Дубягин, которые считаются видными специалистами в области криминальной субкультуры.

Одним из этапов развития криминальной субкультуры можно отметить период Второй мировой войны, которая, в некотором роде, мирила все социальные группы общества. Речь идет о том, что во время войны многие профессиональные преступники защищали родину на поле боя, наряду с законопослушными офицерами. Также, одной из причин широкого распространения криминальной субкультуры можно отметить миграционные процессы, которые начались с великим переселением молодежи на «стройки коммунизма». Кроме комсомольских активистов туда направлялось большое количество условно освобожденной молодежи.

В. Н. Кудрявцев[кто?] отмечает, что на современной криминальной субкультуре больше всего отразились два обстоятельства:

  • Произошло массовое вытеснение прежних «воров в законе», а вместе с ними их взглядов и традиций. На смену им пришло новое поколение преступников, которое уже не изолируется от общества, но активно в него внедряется, вкладывая свои правила и устои;
  • Сплочение преступной субкультуры с обычаями современного общества, в котором «идет война всех против всех»[4].

Уровни криминальной субкультуры

Источники определяют такие уровни:

  1. Криминальная субкультура общества характеризуется прежде всего положением криминалитета в обществе, в системе законодательной власти, в политике, экономике, в системе образования и воспитания, общественного правосознания.
  2. Криминальная субкультура социальной группы может сильно различаться в зависимости от характера криминальной организованности группы, содержания существующих между ее участниками связей, вплоть до криминального сообщества.
  3. Криминальная субкультура личности формируется прежде всего в процессе совершения преступлений, участия в уголовном процессе, нахождения в местах лишения свободы и образом жизни, который ведет лицо.

Основные функции

Ученые выделяют такие основные функции:[2]

  1. Криминальная субкультура выступает в качестве связующего звена поведения человека до совершения преступлений и после того, как он принял для себя это решение.
  2. Регулятивная функция. Она заключается в том, чтобы формировать, взаимоотношения и поведение представителей криминальных сообществ. Она включает в себя: регулирование социального статуса, отношения к правовым учреждениям, администрации исправительных учреждений и т.д; регулирование поведения в местах лишения свободы и в быту;
  3. Криминальная субкультура служит в качестве определенного самоутверждения и психологической защиты.
  4. Последняя функция криминальной субкультуры состоит в том, что она: извращает общественное сознание, дестабилизирует добропорядочность населения, сохраняет и передает преступный опыт и традиции из поколения в поколение, формирует общественное мнение о рациональности правонарушений и преступлений.

См. также

  • Преступность

Примечания

  1. 1 2 Пирожков, 2007.
  2. 1 2 3 4 Старков, 2010.
  3. ↑ Тайбаков, 2001.
  4. ↑ Шемякина, 2009.

Литература

  • Александров Ю. К. Очерки криминальной субкультуры. — М.: Права человека, 2001. — 152 с. — ISBN 5-7712-0181-2.
  • Глава 15. Тюремная субкультура в среде осуждённых // Дмитриев Ю. А., Казак Б. Б. Пенитенциарная психология: учебник для образовательных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации. — Ростов н/Д.: Феникс, 2007. — 682 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-222-12254-9.
  • Донских Д. Г. Понятие и соотношение терминов субкультура и контркультура. Криминальная субкультура // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. — 2009. — № 2. — С. 251—253.
  • Ефимова Е. С. Современная тюрьма: быт, традиции и фольклор / РГГУ, Ин-т высших гуманитарных исследований, Центр типологии и семиотики фольклора. — М.: ОГИ, 2004. — 399 с. — (Нация и культура. антропология/фольклор).  — ISBN 5-94282-105-4.
  • Ефимова Е. С. Субкультура тюрьмы и криминальных кланов // Центр типологии и семиотики фольклора Российского государственного гуманитарного университета
  • Пирожков В. Ф. Законы преступного мира молодежи. — Тверь, 1994. — 319 с.
  • Пирожков В. Ф. Криминальная психология. — М.: Ось-89, 2007. — 709 с. — ISBN 978-5-98534-717-3.
  • Кочетков В. В. Психология межкультурных различий. — М.: ПЕР СЭ, 2001. — 416 с. — ISBN 5-9292-0032-7.
  • Письменный Е. В. Смысловые уровни мифологемы матери в контексте тюремно-воровской субкультуры // Челябинский гуманитарий: научный журнал / Академия гуманитарных наук. Челябинское отделение; гл. ред. проф. В. Н. Белкин. — 2010a. — № 3 (12). — С. 117—121.
  • Письменный Е. В. Мифологическая сущность ритуала употребления чифира как феномена тюремной субкультуры // Молодёжь в науке и культуре XXI века: материалы международного научно-практического форума. Челябинск, 2-3 ноября 2010 г. Ч. 1. / сост. Е. В. Швачко. — Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2010b. — С. 172—176.
  • Письменный Е. В. Мифологические основы пенитенциарной инвективы // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. — 2010c. — № 4 (28). — С. 77—79.
  • Письменный Е. В. Специфичность мифологии тюремно-воровской субкультуры в контексте пенитенциарного пространства // Коммуникативные стратегии в современном научном мире : Межвузовский сборник научных трудов, Челябинск, 2011 г. / Отв. ред. О. Л. Дигина; ФГБОУ ВПО ЧГАКИ. — Челябинск: Энциклопедия, 2011a. — С. 201—240.
  • Письменный Е. В. Экспликация мифологем тюремно-воровской субкультуры в речи // Пятые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры»: материалы международной научной конференции 25—26 февраля 2011 г. : в 2 ч. Ч. 2 / ред. проф. Н. Г. Апухтина. — Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2011b. — С. 179—181.
  • Письменный Е. В. Экспликация квазиархаических форм мифологии пенитенциарного пространства лексическими средствами тюремно-воровского арго // Язык и культура : сборник материалов VI международной научно-практической конференции. Челябинск, 22 марта 2011 г.. — Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2011c. — С. 96—99.
  • Письменный Е. В. Отражение архаической семантики мифологемы черепа в символике тюремно-воровской субкультуры // История и культура славянских народов : достижения, уроки, перспективы: материалы международной научно-практической конференции 25 -26 ноября 2011 г.. — Пенза — Белосток — Прага: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011d. — С. 168—175.
  • Письменный Е. В. Процесс реинтерпретации мотивов мифологии тюремно-воровской субкультуры как многоаспектный феномен // Молодёжь в науке и культуре XXI века: материалы международного научно-практического форума. Челябинск, 2-3 ноября 2011 г. Ч. 1. / сост. Е. В. Швачко. — Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2011e. — С. 172—174.
  • Письменный Е. В. Полифункциональный характер мифологии тюремно-воровской субкультуры // Традиционная и современная культура : история, актуальное положение, перспективы: материалы международной научно-практической конференции 20-21 сентября 2011 г.. — Пенза — Белосток — Прага: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011f. — С. 58—61.
  • Письменный Е. В. Социокультурная сущность и динамика мифологии тюремно-воровской субкультуры / автореф. дис. … канд. культурологии: 24.00.01; Место защиты: Челяб. гос. акад. культуры и искусства. — Челябинск, 2012a. — 31 с.
  • Письменный Е. В. Реинтерпретация мифологических мотивов тюремно-воровской субкультуры как целенаправленный процесс // Теория и практика общественного развития. — 2012b. — № 1. — С. 91—94.
  • Письменный Е. В. Мифология тюремно-воровской субкультуры в зеркале карточной игры // Культура — искусство — образование: взаимозависимость результатов науки и практики: Материалы XXXIII научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава академии: в 2 ч. Ч. 1.. — Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2012e. — С. 283—290.
  • Сидоров А. А. Великие битвы уголовного мира: история профессиональной преступности Советской России. — Ростов н/Д.: МарТ, 1999. — 278 с. — ISBN 5-87688-246-1.
  • Старков О. В. Криминальная субкультура. — М.: Волтерс Клувер  (англ.) (рус., 2010. — 240 с. — ISBN 978-5-466-00490-8.
  • Тайбаков А. А. Преступная субкультура // Социологические исследования. — 2001. — № 3. — С. 90—93.
  • Чалидзе В. Н. Уголовная Россия. — М.: Терра, 1990. — 395 с.
  • Шемякина В. В. Криминологичекое значение тюремной субкультуры в местах лишения свободы для несовершеннолетних // Вестник Челябинского государственного университета. — 2008. — Вып. 16, № 22 (123). — С. 122—130.
  • Шемякина В. В. Исторический аспект возникновения, становления и развития криминальной субкультуры // Вестник Челябинского государственного университета.  — 2009. — Вып. 18, № 7 (145). — С. 100—103.
  • Шемякина В. В. Криминальная субкультура в современной России / автореф. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / ГОУ ВПО Челябинский государственный университет. — Челябинск, 2010. — 24 с.

В статье есть список источников, но не хватает сносок. Без сносок сложно определить, из какого источника взято каждое отдельное утверждение. Вы можете улучшить статью, проставив сноски на источники, подтверждающие информацию. Сведения без сносок могут быть удалены.

This page is based on a Wikipedia article written by contributors (read/edit).
Text is available under the CC BY-SA 4.0 license; additional terms may apply.
Images, videos and audio are available under their respective licenses.

Cover photo is available under {{::mainImage.info.license.name || ‘Unknown’}} license. Cover photo is available under {{::mainImage.info.license.name || ‘Unknown’}} license. Credit: (see original file).

Криминальная субкультура как внутренний источник воспроизводства преступности — Center Bereg

(Макаров В. В.) («Российский следователь», 2014, N 4)

КРИМИНАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА КАК ВНУТРЕННИЙ ИСТОЧНИК ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРЕСТУПНОСТИ

В. В. МАКАРОВ

Макаров Виктор Владимирович, адъюнкт ФГКУ «ВНИИ МВД России».

Статья посвящена рассмотрению криминальной субкультуры в качестве внутреннего источника воспроизводства преступности, приводящего к самодетерминации преступности.

Ключевые слова: криминальная субкультура, самодетерминация преступности, внутренний источник воспроизводства.

Crime subculture as an internal source of reproduction crime V. V. Makarov

Article is devoted to consideration of criminal subculture as an internal source for the reproduction of the crime, leading to self-determination of criminality.

Key words: criminal subculture, self-determination of criminality, internal source of reproduction.

Преступность является закономерным для общества явлением. И такая закономерность вполне объективна, даже несмотря на негативный характер преступности. Следовательно, нужно признать, что и стимулирующие преступность процессы также закономерны для самой преступности. Такое же отношение должно быть и к процессам, сдерживающим преступность. В целом как стимулирующие, так и сдерживающие преступность процессы занимают самостоятельное место во всем многообразии общественных отношений и занимают свое место среди других процессов и явлений в обществе. Механизм функционирования названных закономерностей (процессов) имеет свои исторически обусловленные особенности, но в целом остается единым и относительно стабильным. Это относится как к преступности, так и к другим сферам общественной жизни. Представляется, что, какими бы исторически обусловленными особенностями ни обладали механизмы, влияющие на преступность, они призваны сохранить, развить и даже сбалансировать ее. Речь идет о внутренних механизмах, которые являются предметом нашего исследования применительно к имеющим внутреннюю природу детерминантам преступности. Упомянутые внутренние механизмы, обусловливающие преступность наряду с другими, лежат в основе самодетерминации преступности. Как представляется, внутренние механизмы влияния на преступность складываются путем взаимодействия внутренних источников воспроизводства (внутренних репродуктивных свойств) преступности и внешней благоприятной среды, которая способствует воспроизводству преступности. Рассмотрим подробнее внутренние источники воспроизводства, приводящие к самодетерминации преступности. Первый связан с закономерностью, согласно которой одно удачно совершенное и нераскрытое преступление зачастую приводит к совершению второго и последующих. Данная закономерность привела к возникновению и развитию таких явлений, как рецидивная (в криминологическом смысле) и профессиональная преступность. Обладая относительной устойчивостью и склонностью к повторному воспроизведению, навыки предопределяют стереотипное воспроизведение преступных действий <1>. ——————————— <1> Алексеев С. А. Преступные навыки как фактор, детерминирующий способ совершения однородных повторяющихся преступлений // Российский следователь. 2012. N 14. С. 31.

Второй внутренний источник воспроизводства связан с закономерностью, согласно которой для обеспечения совершения основного преступления совершаются «сопутствующие». Их можно также назвать вспомогательными или подсобными, например приобретение лицом оружия для последующего совершения с его помощью убийства. К этому же фактору относится и посткриминальная деятельность, которая обычно связана с совершением новых преступлений, таких как поджог дома для сокрытия следов преступления, убийство изнасилованной женщины, скупка краденого. Так, одно преступление порождает совершение другого. Третий внутренний источник воспроизводства связан с закономерностью, в соответствии с которой созданная организованная группа или преступное сообщество воспроизводят преступления, для совершения которых они созданы. Таким образом, организованная преступность становится «конвейером» преступлений и привлекает в свои ряды новых членов. Организованные формы являются яркими примерами способности преступности к саморазвитию, относительной самостоятельности, саморегуляции, динамическому равновесию и самовоспроизводству. Четвертый внутренний источник воспроизводства связан с закономерностью, согласно которой криминальная субкультура является благоприятной питательной средой, в результате чего преступность получает «обоснование», идеологическую подпитку и формирует собственные, отличные от общепризнанных правила поведения и нормы. К внешней благоприятной среде, способствующей самовоспроизводству преступности, относится целый ряд факторов. Один из них проявляется через психологию населения и сводится к универсальному правилу: если уровень преступности высок, а преступления часто остаются безнаказанными, то в обществе происходит изменение условных границ допустимого. Возникает состояние вседозволенности, «разрешенности» преступного поведения, развиваются представления о слабости, необязательности и ничтожности законов, увеличивается количество видов так называемых «социально одобряемых» преступлений. Такое состояние «безнормативности», когда нормы права и морали работают неэффективно, приводит к тому, что часть общества можно легко склонить к преступному поведению. Таким образом, расширение преступности вызывает ее дальнейший рост, и она становится привычной формой существования в обществе, «целостной системой» <2>. ——————————— <2> Арутюнян Д. А. Системный подход к механизму управления органами предварительного следствия // Российский следователь. 2012. N 14. С. 3.

На основании изложенного следует, что самодетерминация или способность к самовоспроизводству, являющаяся одним из системных качеств преступности, представляет собой обусловленность преступности присущими ей внутренними репродуктивными свойствами, которые проявляются при наличии благоприятной внешней среды. Самодетерминация приводит к росту (расширению) преступности и поддержанию ее на определенном уровне. Мы не претендуем на исчерпывающий и окончательный перечень закономерностей функционирования механизмов преступности, однако рассчитываем на раскрытие основных из них. Рассмотрим криминальную субкультуру в качестве внутреннего источника воспроизводства преступности, приводящего к ее самодетерминации. В основе любой субкультуры лежат традиции и обычаи, на основании которых строятся закономерности как правомерного, так и противоправного поведения. По вполне обоснованной точке зрения С. Я. Лебедева, в зависимости от степени распространенности влияния на те или иные сферы общественной жизни иерархия традиций и обычаев в обществе может быть следующей: 1. Этические традиции и обычаи. Основаны на соблюдении элементарных общечеловеческих норм общения, являются в основном позитивными. Как по форме, так и по содержанию — самые древние из всех традиций и обычаев. 2. Национальные традиции и обычаи. Самые многообразные и по сути, и по форме, и по содержанию. Могут быть как позитивными, так и негативными и антиобщественными. Вместе с тем сфера их влияния, а отсюда и специфика строго ограничены социально-политическими, историческими, культурными, географическими, экономическими и иными рамками развития той или иной нации или народности. 3. Религиозные традиции и обычаи. Позитивные по своей сути. Сфера распространения их более узкая, поскольку воздействуют они в основном на людей, исповедующих ту или иную религию. Присутствуют у всех народов. Во многом зависят и определяются историческими условиями развития каждой нации и народности. 4. Семейно-бытовые традиции и обычаи. Многообразны как по форме, так и по содержанию, носят в основном позитивный характер. Однако не исключены в их ряду традиции и обычаи с негативной направленностью. По форме ограничиваются рамками существования и развития той или иной семьи. Содержание может быть общим для сферы семейно-бытовых отношений. Во многом обусловлены всей системой традиций в обществе. 5. Классово-политические традиции и обычаи (патриотические, трудовые, революционные, интернациональные и т. п.). Объединение всех их в одну группу продиктовано главным образом спецификой исторического развития нашей страны. Именно им в недавнем прошлом уделялось господствующее внимание. 6. Питейные традиции и обычаи. Могут занимать самостоятельную ступень в иерархии традиционных установок, поскольку сфера их воздействия на людей довольно широка и мало зависит от особенностей общественной деятельности. В различных обстоятельствах могут проявлять себя по-разному, т. е. и позитивно, и негативно. В целом с криминологической точки зрения они, как правило, носят негативный характер. Интенсивность проявления в них национальных особенностей незначительна и касается в основном формы. 7. Криминальные (преступные) традиции и обычаи. Имеют совершенно иной, в отличие от выделенных выше групп традиций и обычаев, характер, определяемый спецификой сферы, которой порождены, благодаря которой сохраняются и воспроизводятся, сохраняя и воспроизводя тем самым преступность. Сущность их — антиобщественная. Не исключены связи с некоторыми из перечисленных выше групп традиций и обычаев, в частности с питейными. Преступные традиции могут нести на себе отпечаток национальных и религиозных традиций и обычаев <3>. ——————————— <3> Лебедев С. Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического анализа. М.: Межрегиональный центр коммерческой безопасности, 1995. С. 20.

Криминальные традиции и обычаи лежат в основе криминальной субкультуры, формируют ее. Сущность криминальной субкультуры — антиобщественная, преступная. Она представляет из себя совокупность форм межличностных отношений, сложившихся в уголовной среде на основании традиций и обычаев по поводу осуществления преступной деятельности как образа жизни и характеризующихся нарушением норм права и морали. При этом передаются такие отношения из поколения в поколение. Как справедливо отмечает С. Я. Лебедев, криминальной субкультуре, а в частности функционирующим в ее рамках криминальным традициям и обычаям, присущи следующие элементы: 1. Регулятивные: «законы и правила», регулирующие взаимоотношения между преступниками, в связи с ведением антиобщественного образа жизни и совершением преступлений, специфические ритуалы общения и поведения в преступной среде. 2. Атрибутивные: татуировки, жаргон, клички, мимика, жестикуляция, отражающие принадлежность той или иной личности к преступной деятельности. 3. Эмоциональные: песни, стихи, поговорки с «воровской» тематикой, отражающие эмоциональную сторону антиобщественного образа жизни и совершения преступлений (так называемый преступный фольклор) <4>. ——————————— <4> Лебедев С. Я. Указ. соч. С. 30.

Криминальная субкультура, безусловно, является продуктом преступной деятельности, но в то же время нельзя отрицать и то, что она является частью культуры в самом широком понимании этого слова. Многие компоненты криминальной субкультуры заимствованы из «официальных» норм права, морали, религии. Иными словами, всеобщая взаимообусловленность всех процессов и явлений позволяет сделать вывод о включенности криминальной субкультуры в общую систему культуры, существующую в обществе. Криминальная субкультура обладает повышенной гибкостью по отношению к другим составляющим всеобщей культуры, поскольку у нее есть необходимость незамедлительно приспосабливаться к изменяющимся условиям процесса противодействия преступности. Такая гибкость и возможность приспособления обусловлены необходимостью самосохранения, саморазвития и самовоспроизводства криминальной субкультуры. Изложенное позволяет сделать следующие выводы. 1. Криминальная субкультура, а также отдельно взятые ее элементы, такие как криминальная субкультура в местах лишения свободы, в молодежной среде и т. д., должны быть постоянным объектом криминологического анализа; 2. Криминальная субкультура занимает собственное место в культуре общества и общей системе традиционных установок. Это дает криминологии возможность оценить интенсивность ее криминогенного воздействия. 3. Исследование криминальной субкультуры позволяет собрать внушительную эмпирическую базу для постановки и решения конкретных теоретических и практических задач противодействия преступности. Теоретические задачи заключаются в познании закономерностей функционирования криминальной субкультуры как социального явления. Здесь необходимо определить ее роль и место в общественной жизни, а также уровень распространенности в обществе. Существенную помощь в такой задаче криминологии могут оказать философия, социология и психология. Эмпирический уровень криминологического изучения криминальной субкультуры включает использование прежде всего различных социологических методов познания. На наш взгляд, успех при изучении криминальной субкультуры будет иметь междисциплинарный характер исследования. Методология познания базируется как на общефилософских и частнонаучных принципах исследования, так и на криминологических. Среди них — диалектический подход в изучении криминальной субкультуры, который предполагает: — учет исторических предпосылок формирования криминальной субкультуры; — постоянство (с одной стороны) и изменяемость (с другой) криминальной субкультуры в силу постоянства и, соответственно, изменений исторических условий, а также в силу внутренних процессов; — наличие обратных связей между культурой в широком ее понимании и преступностью. Следовательно, изучение криминальной субкультуры как внутреннего источника воспроизводства преступности состоит в познании функционирования закономерностей ее влияния на самодетерминацию преступности, а также в формировании в данном контексте теории и практики предупреждения преступности. Объектом криминологического изучения должна быть совокупность носителей криминальной субкультуры — своего рода социальная база. При выборе техники криминологического исследования стоит уделить внимание социологическим опросам (анкетирование, интервью), наблюдению, экспериментам и анализу документов. Криминальная субкультура — достаточно интимная сфера человеческого бытия, оберегаемая ее носителем от постороннего вмешательства. Следовательно, результат исследования будет зависеть и от правильности выбора психологических приемов во время исследования. Итак, методология криминологического исследования криминальной субкультуры основана на применении общенаучных, частнонаучных и криминологических принципов познания. В основе этих принципов и лежит методика изучения криминальной субкультуры.

Список литературы

1. Алексеев С. А. Преступные навыки как фактор, детерминирующий способ совершения однородных повторяющихся преступлений // Российский следователь. 2012. N 14. 2. Арутюнян Д. А. Системный подход к механизму управления органами предварительного следствия // Российский следователь. 2012. N 14. 3. Лебедев С. Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического анализа. М.: Межрегиональный центр коммерческой безопасности, 1995.

——————————————————————

Антисоциальные и криминальные молодёжные группы

1.

Антисоциальные и криминальные молодёжные группы

2. Неформальные молодёжные группы

Неформальные группы, возникающие вне школы, отличаются от
ученических групп склонностью к самоизоляции, крайнему
обособлению от взрослых, прежде всего от родителей и учителей.
По характеру социальной направленности выделяют три типа
неформальных молодежных групп:
1) просоциальные, или социально положительные;
2) асоциальные, стоящие в стороне от основных социальных
проблем, замкнутые в системе узкогрупповых ценностей;
3) антисоциальные, или социально отрицательные,
преступные, группы.

4. Криминальные группы

Асоциальные группы, в которых
еще не совершаются, но как бы
созревают преступления,
называют криминогенными
группами.
Члены криминогенных групп, в
отличие от преступных, не имеют
четкой ориентации на
совершение преступлений, но
нередко совершают их в
проблемных, конфликтных
ситуациях или при
благоприятных для этого
условиях.

5. Криминальные группы

Криминальные
группы отличаются от других
социальных групп целями, спецификой групповых
процессов, особой общественной опасностью. Они
характеризуются четкой ориентацией на преступное
поведение. Их отличают противоправные нормы и
подготовленное, организованное совершение
преступлений. Поэтому такие группы называют еще
и преступными группами.

7. Антисоциальные группы

Это — социальнопсихологические
характеристики
поведения,
противоречащего
социальным нормам
Это — различные
проявления преступного
образа жизни.
К ним относится скрытый,
тайный характер; оппозиция
существующим в обществе
нормам; неприятие социально
полезных целей деятельности;
наличие аморальных,
противоправных групповых
норм и санкций. Проявляется
антисоциальная субкультура в
языке (жаргоне), татуировках,
мимике, жестах, кличках,
клятвах, а также в четкой
статусно-ролевой
дифференциации.

9. Антисоциальные группы

Особый феномен антисоциальной субкультуры —
круговая порука, предполагающая взаимное
укрывательство, выручку в неблаговидных делах.
Самым большим «проступком» считается честное
признание и выдача соучастников на суде или в
комиссии по делам несовершеннолетних, нежелание
взять всю вину на себя и выгородить вожака.
Совершившие такой «проступок» подвергаются
унижениям и нередко становятся объектом насилия.
Под воздействием круговой поруки
несовершеннолетние правонарушители и молодежь
зачастую демонстрируют «несгибаемость» на суде,
чем пользуются более опытные преступники, уходя
от ответственности.

10. Антисоциальные группы

В антисоциальной субкультуре
новички всегда воспринимаются как
«чужие». «Своими» они становятся по
прошествии испытательного срока.
Система отношений к новичкам в
антисоциальной субкультуре
называется «дедовщиной».
Под «дедовщиной» понимается
система неформальных правил
вхождения в новое сообщество,
определения статуса, прав и
обязанностей, движения от
сверхобязанностей к сверхправам.
Законодатели этих норм — старожилы,
или «деды». Отсюда и название
данного явления.

11. Панки – свободные от обязательств люди

Движение возникло в Англии, США, Австралии и Канаде в конце 60-х годов.
Характерные черты молодежной субкультуры – яркие ирокезы на голове,
джинсы, тяжелые ботинки или кеды. В группу в основном входят безработные,
малообразованные молодые люди. У них есть свои принципы и моральные
ценности, которые они защищают иногда даже в агрессивной форме.
Особенности молодежной субкультуры такой формы заключаются в
приверженности к полной свободе и личной независимости.
Панки могут иметь самые разные политические взгляды. В основном их
объединяет музыка – рок или панк-рок. В песнях затрагиваются проблемы,
беспокоящие эту группу людей. Самое главное для панка – не продаваться и
всегда рассчитывать только на себя.

14. Хиппи – миролюбивые философы

Хиппи появились в 60-х годах в Америке и очень быстро
распространились во многих странах. Это молодые люди,
пропагандирующие мир во всем мире. Они выступают против войны и
насилия, не воспринимают правительство, поскольку, по их мнению,
именно политики провоцируют кровопролитные конфликты.
Такие молодежные направления субкультуры любят
экспериментировать, заниматься саморазвитием, искать духовное
удовольствие в творчестве. Многие представители хиппи отказываются
от богатства в пользу нищеты, упрощая свою жизнь. К негативным
аспектам движения следует отнести прием наркотиков, жизнь в
коммунах, склонность к бродяжничеству.

17. Скинхеды – защитники территории

18. Скинхеды

Некоторые современные молодежные субкультуры имеют собирательное
название. Именно к таким относятся и скинхеды, поскольку они состоят из
нескольких направлений. В основном в группировку входят парни из
неблагополучных семей или же любители острых ощущений. Это агрессивная
субкультура, многие ассоциируют ее с расистами, нацистами, хотя не все
скинхеды негативно относятся к «чужакам».
Некоторые виды молодежных субкультур чтут память об истоках становления
движения, им присущ патриотизм, чувство необходимости защиты своей
территории. Скинхеды относятся именно к такой группе. К негативным
аспектам стоит отнести злоупотребление алкоголем, создание конфликтных
ситуаций с последующими драками, в некоторых случаях расовые
предрассудки.

20. Эмо – депрессивная молодежь

Эмо – детская субкультура, образовавшаяся на базе поклонников
одноименного музыкального стиля. Ее представителей еще называют
плаксивыми девочками и мальчиками, подверженными депрессивным
настроениям. Многие молодежные субкультуры (список их довольно велик)
совершенно неагрессивны, наоборот, миролюбивы, настроены на изменение
мира в лучшую сторону. Тем не менее, к их представителям нужно относиться
с еще большей осторожностью, нежели к агрессивно настроенным движениям.
Эмо – это пример молодежных субкультур, прославляющих возвышенные
чувства, романтизм, выступающих против несправедливости. Подростки очень
тяжело переживают личные неудачи, и даже общественные события вызывают
у них бурю эмоций. Если рассматривать по степени суицидального характера,
какие бывают субкультуры молодежи, список возглавят Эмо, потому что они
ненавидят себя и больше всех склонны к самоубийству.

23. Готы – мрачные приверженцы мистики

Молодежные субкультуры в современной России никак не могут обойтись без
готов. Это мрачные на вид люди, одетые во все черное, предпочитающие
носить украшения с мистической символикой. Если Эмо ненавидят себя, то
готы ненавидят всех. Они проявляют интерес к хоррор-литературе, фильмам
ужасов, слушают готик-металл, дэт-рок и дарквэйв.
Не все молодежные субкультуры проявляют интерес к политике или
общественной жизни. Например, готы не имеют даже обязательных правил,
исполняемых всеми участниками движения. Для них главное – быть
неординарными, красивыми, эпатажными. Современные молодежные
субкультуры питают нездоровый интерес к необычным украшениям. Готы
носят серебряные кольца, цепи, кулоны с кельтскими крестами, египетской
символикой, черепами и даже гробами.

26. Косплееры – любители перевоплощаться

27. Косплееры

Косплей — субкультура, возникшая сравнительно недавно. Страной-прародителем
косплея является Япония. Дословно этот термин означает «костюмированная игра».
Играть можно любое живое существо любого пола. По сути, перевоплотиться
возможно в кого угодно, потому как пользоваться для этого можно огромным
арсеналом средств. Преданные своему увлечению косплееры мастерят костюмы
собственными руками, на что порой может уйти до полугода. При этом соблюдаются
все мельчайшие подробности внешнего облика копируемого героя. На лицо наносится
интенсивный грим, меняющий косплеера до неузнаваемости.Многие герои имеют
отличный от привычного цвет волос, кожи или глаз. Поэтому в ход активно идут
разноцветные парики и диковинные линзы. Герои часто имеют при себе разного рода
магические атрибуты, которые также изготавливаются вручную.

правонарушителей и криминальных субкультур | Encyclopedia.com

Субкультуры состоят из норм, ценностей, интересов и связанных с ними артефактов, которые являются производными от более крупной референтной культуры, но отличаются от нее. Этот термин также иногда используется в широком смысле для различения отдельных лиц, групп или других коллективов на основе их демографических характеристик (например, возраста, этнической принадлежности и региона проживания) или модели поведения (например, род занятий или приверженность определенным видам деятельности — наблюдение за птицами, коллекционирование марок). делинквентное или криминальное поведение и т. д.). Однако решающим элементом в определении субкультуры является степень, в которой общие ценности, нормы и идентичности, связанные с категорией членства или моделью поведения, отличают эту категорию или модель поведения от более крупных, более инклюзивных социальных и культурных систем. с которым оно связано.

Преступные или делинквентные субкультуры, таким образом, состоят из систем норм, ценностей, интересов и связанных артефактов, поддерживающих преступное или делинквентное поведение. Степень, в которой делинквентное и преступное поведение «поддерживается» субкультурами, сильно различается, как и участие многих видов поведения, определенных законом как преступное или делинквентное. Некоторые субкультуры поддерживают определенные преступные действия или ограниченный набор таких действий (см. Inciardi). Некоторые криминальные субкультуры просто оппортунистичны, используя практически любые преступные возможности (например, субкультуры «мошенников»; см. Anderson, 19).78; Валентин). В значительной степени это также относится к делинквентным субкультурам, где специализация встречается редко. Напротив, «профессиональные преступники» гордятся своим ремеслом, организуются для безопасного и эффективного совершения преступлений, на которых они специализируются, и обычно избегают других видов преступного участия, которые могут привлечь к ним внимание властей (Сазерленд).

Субкультурная теория

Общая теория так и не появилась, несмотря на многочисленные попытки определить это понятие как теоретическую конструкцию (но см. Yinger, 1960; 1977). Большое количество исследований документирует огромное количество субкультур. На основе иллюстраций и аналогий, взятых из этого исследования, было выявлено несколько принципов субкультурного формирования.

Первый принцип заключается в том, что культура является адаптивной (см. Силлс, изд., записи в разделе «Культура»). Из этого следует, что субкультуры также адаптивны; и, как и в случае с общественной жизнью в целом, субкультуры меняются в ответ на изменение технологий и моды, а также экологических, политических и экономических условий (см. Шовер).

Второй фундаментальный принцип состоит в том, что «социальное разделение порождает культурную дифференциацию» (Glaser, p. 90). Социально обособленные друг от друга группы или категории лиц неизбежно сталкиваются с разными жизненными проблемами; следовательно, также появляются культурно разные решения таких проблем. Однако социального разделения недостаточно для объяснения субкультурной адаптации. Альберт Коэн, теоретизируя о «субкультуре правонарушителей», утверждал, что «решающим условием появления новых культурных форм является существование в эффективном взаимодействии друг с другом ряда акторов со схожими проблемами приспособления» (стр. 59).). «Подобные проблемы приспособления», конечно, могут касаться вполне обычных людей, чьи особые интересы требуют общения и взаимодействия с другими людьми, имеющими такие же интересы (например, коллекционерами марок). Однако Коэн считал это условие особенно подходящим для субкультур, связанных с такими неутилитарными правонарушениями, как вандализм и общее «хулиганство».

Заметив, что этот тип поведения чаще всего встречается среди мальчиков из рабочего класса, Коэн выдвинул гипотезу, что этот тип субкультуры правонарушителей сформировался в ответ на проблемы со статусом, с которыми мальчики из рабочего класса столкнулись в учреждениях среднего класса, таких как школы. Многие мальчики из рабочего класса недостаточно подготовлены ни к образовательным требованиям, ни к дисциплине формального образования. В результате они плохо учатся и соответственно оцениваются с точки зрения «измерительной линейки среднего класса», используемой в начальной и средней школе. Девочки из рабочего класса, которые находятся под более строгим контролем в семье и оцениваются в соответствии с традиционными женскими ролевыми ожиданиями, испытывают меньшее давление в таком контексте среднего класса.

Коэн утверждал, что для некоторых мальчиков из рабочего класса решение проблем статуса заключается в отказе от критериев эффективности и статуса институтов среднего класса, что, по сути, переворачивает ценности среднего класса с ног на голову. Теория Коэна не стремилась объяснить поведение отдельных мальчиков-правонарушителей или поведение всех мальчиков из рабочего класса. Большинство последних не занимаются серьезным правонарушением или преступным поведением. Альтернативные адаптации доступны для большинства молодых людей, например, неуспевающие, но по существу не совершающие правонарушений «мальчики из угла» или успешные «мальчики из колледжа», описанные в классической книге Уильяма Фута Уайта 9.0017 Street Corner Society (1943).

Процессы, связанные с альтернативными поведенческими адаптациями, до конца не изучены. Существует множество свидетельств того, что мальчики и девочки из рабочего класса и низшего класса, как правило, обесцениваются и маргинализируются в институциональном контексте среднего класса, несмотря на часто благонамеренные усилия со стороны школ и других учреждений. Учреждения также развивают субкультурную адаптацию в работе с молодежью. Некоторые из них контрпродуктивны, фактически улучшая поведение, которое они призваны контролировать (см. Дивайн). Маргинализация правонарушителей и преступников даже больше, чем у лиц, обесцененных в силу своего социального классового положения. Это особенно верно в отношении закоренелых правонарушителей и преступников, а также тех, кто совершает серьезные преступления, в отличие от тех, кто редко нарушает закон и с незначительными последствиями. Когда маргинальность подкрепляется навешиванием ярлыков, стигматизацией или предвзятым отношением в школах и на рынках труда, «проблемы приспособления» усугубляются. Общее экологическое расположение многих правонарушителей в городских трущобах крупных городов и их объединение в школах обеспечивает условия для «эффективного взаимодействия».

Эти принципы сходятся теоретически и эмпирически в недавних исследованиях. Основываясь на обширных исследованиях, Уильям Джулиус Уилсон убедительно доказывает, что в Соединенных Штатах в 1960-х и 1970-х годах появился постоянный низший класс — «действительно обездоленные». Эффекты социальной изоляции и концентрации особенно очевидны среди бедняков гетто, которые являются афроамериканцами. И то, и другое увеличилось во времена беспрецедентного изобилия в обществе в целом, усугубляя проблемы в каждом институциональном секторе и оставляя за собой множество социальных бед, включая бедность, злоупотребление наркотиками, преступность и правонарушения.

Хотя криминальные и делинквентные субкультуры имеют долгую историю в промышленно развитых обществах (Кресси, Швендингер и Швендингер), они продолжают меняться в ответ на изменение социальных и экономических условий. Среди этих субкультур большое влияние оказало появление действительно молодежной субкультуры . Коулман и его коллеги связывают это развитие с событиями, произошедшими в Соединенных Штатах после Второй мировой войны: «бэби-бум» и рост благосостояния, которые в совокупности создали огромный рынок молодежи; расширение формального образования молодежи; отсрочка выхода молодых людей на рынок труда; увеличение числа женщин, вступающих в ряды рабочей силы, что еще больше отдаляет матерей от детей в домах и районах; увеличение занятости взрослых в крупных организациях, где не было молодежи; и расширение средств массовой информации, которые все больше ориентируются на молодежный рынок, обслуживая и формируя их моду. Каждое из этих широких социальных изменений значительно увеличилось по мере того, как двадцатый век подходил к концу.

Таким образом, социально изолированные от общества молодые люди низшего класса, тем не менее, подвержены уговорам молодежной моды и ее дорогих артефактов. Мерсер Салливан, изучая банды молодых людей в Бруклине, штат Нью-Йорк, заметил, что среди этих молодых людей «культурное значение преступления было сконструировано в… взаимодействии из материалов, поступающих из двух источников: местности, в которой они проводят время; почти полностью неконтролируемая и неуправляемая взрослыми, и потребительская молодежная культура, пропагандируемая в средствах массовой информации» (с. 249).). Результатом является изменчивая смесь депривации на макроуровне, индивидуальных забот о статусе и выживании, а также групповых и межличностных отношений, которые готовят почву для насилия.

Взгляд на американское общество с нуля

Преобразование американских городов из экономики, основанной на производстве, в экономику, основанную на сфере услуг и высоких технологий, а также влияние все более глобальной экономики оставили многих людей в центральной части города в крен. Результатом стало появление в некоторых городских районах городского низшего класса (Уилсон). Жители этих районов страдают не только от тяжелых последствий бедности, но и отчуждения. Многие убеждены, что агенты и органы социального контроля решительно настроены против них и других членов их сообществ, и стали рассматривать расизм как один из важных фактов повседневной жизни. Такое глубокое отчуждение усугубляется рыночными силами, которые забирают хорошо оплачиваемую работу в бедных районах городов и заменяют ее менее высокооплачиваемой, тупиковой работой в сфере услуг, которая должна конкурировать с нелегальными средствами к существованию, которые особенно привлекательны для тех, кто отчужден. Безделушки, такие как автомобили, золото и дизайнерская одежда, развешиваются перед людьми как знаки или доступные символы статуса в строго ограниченной среде с очень ограниченными возможностями. В этих обстоятельствах такие символы приобретают особое значение, особенно когда они ассоциируются с сильно преувеличенными представлениями о личном достоинстве, статусе и уважении.

Эта проблема особенно очевидна среди чернокожих американцев, проживающих в городских районах — в эпицентре, — где последствия бедности для соседей наиболее интенсивны и продолжительны и где существует чрезвычайно сильное желание прямых доказательств социального благополучия, но с небольшим количеством законных возможностей трудоустройства. которые позволили бы жителям бедных районов улучшить свое положение или обеспечить достойную жизнь. А местные жители легко усматривают в их бедственном положении расовую связь. Например, чернокожие США получают гражданство раньше всех, кроме коренных американцев среди меньшинств в Соединенных Штатах, но они остаются в конце очереди на работу, конкурируя не только с новыми иммигрантами, но и с иностранными рабочими, чья низкая заработная плата привлекает производителей. У тех, кто находится в эпицентре, мало авторитета, и они часто чувствуют, что они и их сообщества в значительной степени списаны властями. Самые отчаявшиеся жители, в том числе многие порядочные люди, тогда чувствуют, что они предоставлены сами себе, особенно в вопросах личной безопасности, и должны делать все возможное, чтобы выжить. Для многих, особенно молодежи, эта ситуация поощряет глубоко отчужденные субкультурные темы, которые обычно ассоциируются с преступностью и насилием, особенно в средствах массовой информации. В ответ более широкое общество с готовностью определяет городских жителей как склонных к насилию и преступности и не заслуживающих ассоциации, что дает основание для их дальнейшей изоляции. Таким образом, запускается порочный круг, который оказал значительное влияние на крупные мегаполисы Соединенных Штатов.

Важно понимать, что не все жители городских районов бедны и отчуждены. Подавляющее число людей бедны, но вежливы и порядочны по отношению к своим соседям. Как указывалось выше, чтобы защитить себя, «порядочные» родители и дети должны имитировать жесткое поведение отчужденных, показывая всем входящим в их присутствие, что они способны защитить себя и своих близких, что является чрезвычайно важной ценностью в местной сообщество. Удивительно, но такое приспособление к условиям соседства часто приводит к «вытеснению» общины, то есть к тому, что все больше и больше людей в целях самозащиты принимают «уличную» манеру поведения просто для того, чтобы другие не узнали об этом. неопределенные термины, с которыми нельзя шутить. При такой широко распространенной изоляции от основных институтов и культуры местные группы молодых мужчин и женщин поощряются к созданию уличных банд, которые иногда становятся преступными или квази-криминальными бандами.

Основное различие между чернокожими и другими этническими группами в Соединенных Штатах заключается в том, что отчуждение, неравенство и преступность на расовой почве существуют очень давно. Этот факт, вместе с общим ощущением отдаленности перспектив продвижения в основном обществе, только усиливает значение немедленного удовлетворения, особенно среди молодежи.

Кроме того, такое отчуждение снижает актуальность ценностей общества в целом и влияние его санкций (Андерсон, 19 лет).99). Те, кто занимается преступной деятельностью, могут чувствовать себя менее ограниченными надеждами, стремлениями и мечтами, которые могут быть реализованы в основном обществе, и поэтому они могут совершать насилие по отношению к своим согражданам. Самые злые и самые отчужденные люди развивают повышенную чувствительность к пренебрежению, когда другие не уважают их, и от них часто требуется защищать свою честь и «вернуть уважение», чтобы выжить в обществе по соседству, и слишком часто результатом является насилие. Эта критически важная реальность должна быть оценена по достоинству, если мы хотим понять насилие молодых бедных афроамериканцев из бедных районов города.

Промежуточная площадка

Сочетание концентрированной городской бедности, социальной изоляции и исторических обстоятельств способствовало тому, что район стал уникальным, часто посещаемым бедными и отчужденными. В частности, молодые люди заполняют вакуум, образовавшийся из-за пренебрежения обществом, собираясь в местах, которые позволяют им играть роли, дающие им уважение и статус среди сверстников. Именно здесь, в плацдармах , процветают уличные группы, и их члены ищут идентичность (Андерсон, 19 лет).99).

Площадка, или, как описывают ее участники, «тусовка» — это общественное место, где происходят действия, которые подготавливают почву для других действий, которые могут разыгрываться либо на месте перед всеми, кто там собрался, либо (в зависимости от обстоятельств) в менее заметных местах. Мысль о краже со взломом или грабеже может материализоваться в план. Словесную перепалку в парке можно решить дракой, например, в переулке. Люди собираются здесь в любое время дня и ночи, «профилируя» и «представляя» образ самих себя, под которым они хотят быть известными: они пытаются представить наиболее ценное представление о том, кто они и как они стоят по отношению к другие. Конкуренция может быть жесткой и иметь последствия. Поэтому мальчики и девочки, а также некоторые «взрослые» люди стоят вокруг, прикидывая друг друга, «оглядываясь», как говорится. В этой тусовке фраза «следи за спиной» приобретает буквальное значение. Друзья сближаются и успокаивают друг друга («Я прикрою твою спину»), потому что поблизости всегда есть люди, ищущие возможности надругаться над другими или просто «что-то сойти с рук». В таких условиях публичные проявления порядочности не вызывают особого уважения, и доминирующей проблемой становится «пристально смотреть» или считаться более подлым, чем другой человек.

Помимо школы, которая находится в отдельной категории (о чем будет сказано ниже), можно выделить три типа плацдармов. Один из них довольно локальный и вращается вокруг местных заведений, таких как магазины на вынос, винные магазины и бары. Промежуточная площадка может быть внутри, на углу улицы снаружи или на домашней вечеринке с небольшим присмотром взрослых или без него (Шорт и Стродтбек). Имеются алкоголь и наркотики. Второй тип состоит из деловых улиц, где магазины обслуживают ориентированный на улицу рабочий класс и бедняков. Гудя от деятельности, люди привлечены от большей области. Третий тип — многозальные театры, спортивные мероприятия и концерты — собирает большие толпы со всего города. Они наиболее изменчивы, особенно в таких местах, как катание на роликах или танцы, где музыка, алкоголь и наркотики сочетаются с грубыми толпами молодых людей, склонных «разыгрывать» то, что они видели или слышали от других, будь то в фильмах, на записи или лично. Некоторые молодые люди весьма наводящие на размышления. Говорят, что люди из других районов, посторонние, которые приходят на плацдарм и представляют себя, «представляют» как то, кто они есть, так и «мир» или «капюшон», из которого они родом.

Чтобы активно представлять, от человека может потребоваться публичный бой, что неизбежно отразится на его «имени» или репутации, которую он создает. Более того, представлять — значит ставить свой район города на линию, чтобы сказать посторонним: «Эй, это то, что касается меня [из чего я сделан] и моего района», по сравнению с другими районами города. На спортивных мероприятиях престиж школы может быть поставлен на карту. Именно на сценической площадке прорастает и растет субкультура улицы, взращенная непростыми условиями этого пространства, в том числе публикой, которая им живет и поэтому обязана его поддерживать. Для самых смелых молодых людей иногда действительно необходимо положить себе на плечо чип и заставить других сбросить его, вести кампанию за уважение, но с дополнительными элементами смелости и вызова. Часто в плацдарме достаточно молодых людей, чтобы обеспечить аудиторию, а также критическую массу негативной энергии, необходимой для разжигания насилия не только против таких же, как они сами, но и против других, присутствующих в плацдарме, временами создавая критическую вспышку. -балл за насилие.

В плацдармах вокруг уличных перекрёстков и улиц, где тусуется множество наркоторговцев и уличных мальчишек, из-за множества статусных символов и их значений потенциальные агрессоры, как правило, склонны знать, кто есть кто, кто «умеет драться» и кто не может, у кого есть нервы и сердце, а кто болван. В этих условиях, на различных социальных аренах и на улицах в целом болван не пользуется уважением или вообще не пользуется им, а тех, кто похож на эту модель, чаще всего толкают, придираются, испытывают или проверяют, и в конечном итоге чаще всего становятся частыми жертвами. грабежа и беспричинного насилия, служащего цели для тех, кто будет проводить кампанию, чтобы стоять выше.

Материальные вещи служат глубокими символами, играя важную и сложную роль в создании собственного образа при репрезентации. Молодежь обычно придает большое значение очкам, кожаным курткам, дорогим кроссовкам и другим предметам, которые имеют значение как символы статуса. Бедный городской юноша, который может приобретать эти материальные вещи, способен чувствовать себя большим и производить впечатление на других, которые затем могут попытаться лишить его собственности, чтобы самому почувствовать себя большим и произвести впечатление на других. Соседские мудрые юноши понимают, что лучше не выбирать более дорогие вещи, потому что они понимают, что тем самым делают себя мишенью для краж и грабежей. Молодой человек должен не только демонстрировать что-то ценное, но и уметь удержать это. Следовательно, простое посещение плацдарма может быть как приятным, так и рискованным. Вы идете на «квартал», на стриптиз или на концерт, чтобы увидеть последние тенденции, что происходит, кто что с кем делает, кто что кому сделал и когда.

Кроме того, плацдарм также является густонаселенным местом, где молодые люди тусуются и ищут встречи с представителями противоположного пола. Здесь молодые мужчины и женщины, чтобы быть «с этим» или «модным», курят сигареты или пьют «сороковые» или другие алкогольные напитки, или, возможно, они здесь, чтобы получить кайф от «косяков» (сигар с наркотиками). Молодые люди могут насмехаться над другими, шутя с ними, прямо говоря: «А теперь начните что-нибудь!» как будто они готовы ко всему. На мероприятии с большим скоплением людей со всего города разнородные группы соревнуются за социальное положение. Люди могут обидеться, и из-за, казалось бы, незначительных происшествий может начаться ссора; но то, что может произойти, едва ли незначительно: может произойти ранение или смерть, социальный порядок групп может быть изменен, и может быть подготовлена ​​сцена для вражды, вдохновленной расплатой. Когда на карту поставлено так много, человек может легко почувствовать неуважение со стороны другого, который смотрит на него или на нее «слишком долго», или просто быть отрезанным в очереди на уступку. Такая «стрижка», которая также может рассматриваться как заигрывание с чьей-то девушкой или парнем, может быть воспринята как «заявление». Оспаривание утверждения создает «спор», и может вспыхнуть конфронтация. По мере ухудшения ситуации любой из сторон может быть очень трудно отступить, особенно если члены аудитории имеют или считаются имеющими значительный социальный вклад в то, кем и чем притворяется каждый участник.

Вопросы, связанные с плацдармом, часто связаны с возмездием или «расплатой», и чтобы быть готовыми ко всему, некоторые люди носят с собой «эквалайзеры» или «дерьмо» — огнестрельное или другое оружие — на плацдармы. Из-за формальной безопасности большинство оставляет свое дерьмо в другом месте, спрятанное в доступных местах, чтобы его можно было найти, когда возникнет необходимость. Молодой человек с широко известным говядиной почувствует, что есть шанс, что ему придется идти за своим дерьмом. Его жизнь не должна подвергаться непосредственной опасности; гордость, то, как он относится к своим корешам, низкие чувства или плохое окончание ссоры могут быть достаточными для него, чтобы подготовиться уладить дела, чтобы отомстить за более раннее избиение или ответить на предполагаемую угрозу.

Хотя плацдармы часто являются местами, где разгораются говядины и происходят бои за их урегулирование, код улицы прорастает, появляется и растет на улицах, в переулках и на игровых площадках в центре города, где в интересах социального выживания маленькие дети рано начинают свою кампанию за уважение (Андерсон, 1999).

Школа как плацдарм

В самых суровых городских кварталах местная школа служит форпостом традиций общества в целом, а также центром местной культуры, местом, где «маленькие традиции» местное соседство и «великие традиции» общества в целом объединяются. Расово сегрегированный и расположенный в бедном городском сообществе, где свирепствуют насилие, наркотики и преступность, а иногда и игнорируются властями, он характеризуется уличной динамикой. По определению самих молодых людей, молодые люди, которых считают порядочными, часто не пользуются большим уважением на улице, а тех, кого считают «уличными», обычно считают крутыми, и поэтому их следует уважать.

В раннем возрасте большинство детей признают легитимность школы и с энтузиазмом подходят к обучению. Однако с течением времени неустанная кампания, которую они ведут за уважение в своей общественной среде, требует соблюдения уличного кодекса. К четвертому классу достаточное количество детей обычно выбирают правила улицы, и они начинают эффективно конкурировать с культурой школы, а кодекс начинает доминировать в их общественной культуре — как в школе, так и за ее пределами — становясь способом общения. жизнь для многих, в конечном итоге сливаясь с культурой самой школы. В таких обстоятельствах школа становится основным плацдармом кампании за уважение.

В этом процессе, в основном в инструментальных целях, приличные дети учатся «переключаться между кодами», в то время как беспризорники становятся более преданными улице. Разница тесно связана с семейным положением, доступными сверстниками и образцами для подражания, а также с тем, «насколько жестким» воспринимается район. Для многих отчужденных молодых чернокожих, посещающих школу и хорошо успевающих, они негативно воспринимаются как «действующие белые», и поступать так в этой среде означает считать себя уязвимыми. В по существу черном уличном мире часто существует острая потребность продемонстрировать свою способность вести себя социально и физически на улицах гетто. Это мощная общественная ценность сама по себе. «Уличное знание» ценится, и стремление к нему и внимание к тем, у кого оно есть, начинают преобладать, в конечном итоге конкурируя с миссией школы, а иногда и подрывая ее.

Поскольку эти соседские условия сохраняются, с каждым годом школа теряет позиции, так как все больше и больше учеников принимают уличную ориентацию, хотя бы для выживания и самообороны в районе. Но часто то, что находится на улице, приносят в классы, в основном, для более выразительных целей. Следовательно, сверстники поощряют некоторых из наиболее беспокойных учеников действовать, преодолевать учителя, проверять авторитет, выискивая слабые стороны. В частности, в теплую погоду многие ученики старших классов посещают школу время от времени или вообще перестают ходить, потому что уличные занятия эффективно конкурируют за их время. Даже в школе они ходят по коридорам, а не посещают занятия, и их встречи там часто повторяют встречи на улице, отмеченные напряжением и драками.

Самые проблемные дети-уличники могут драться с учителями, приносить в школу оружие и ножи и угрожать людям. В этой высококонкурентной среде сочетаются лишения и гнев. Самые обездоленные юноши, которых легко заставить чувствовать себя плохо, иногда становятся завистливыми и ревнивыми к сверстникам. Некоторые компенсируют это тем, что возвышают себя, унижая других. Обычная тактика состоит в том, чтобы «напасть» на кого-то или «обозначить» кого-то, словесно дразня человека, иногда до слез. Иногда самых красивых девушек могут избить из-за ревности. Из-за такой большой зависти и ревности легко вспыхивают споры, начиная с ритуальных «ударов» и заканчивая серьезными физическими столкновениями, чтобы уладить дела. Оговариваются права на столкновение, определяя, кому разрешено сталкивать кого, кого выбирать и при каких обстоятельствах. В этом процессе молодые люди борются за место, уважение и, в конечном счете, уважение.

Таким образом, школа в самом глубоком смысле трансформируется в плацдарм для улиц, место, куда люди приходят, чтобы показать себя, показать, откуда они, и остаться на равных со своими сверстниками или доминировать над ними. Насилие и угрозы насилием очень часто носят инструментальный характер и всегда возможны, ибо типично неблагополучная школа окружена хронической бедностью, где правилом является дефицит ценных вещей, усугубляющий и без того высококонкурентную социальную среду. А авторитет, особенно полиции и других агентов общественного контроля, очень часто подвергается сомнению, и прямое неповиновение может рассматриваться как добродетель. В этой кампании молодые люди должны быть готовы не только проявить определенное неповиновение этой власти, но и порой бороться или, по крайней мере, не отступать.

Кроме того, молодые люди должны очень внимательно относиться к своему внешнему виду. Чтобы завоевать и сохранить уважение своих сверстников, они должны демонстрировать правильный внешний вид. А правильный внешний вид означает не носить старую или «безвкусную» одежду или кроссовки, которые изношены, грязны или вышли из моды. Уважение настолько ненадежно, что его можно отнять одним словом, и детям постоянно приходится защищать то, что у них есть, и то, кем они хотят быть. Социальная жизнь становится сценарием с нулевой суммой, в котором внешний вид и имущество могут принижать других. Имея дело с такой обстановкой, порядочные дети часто подражают уличным детям, ведя себя уличным образом, что часто сбивает с толку учителей (а также потенциальных работодателей и полицию, которые могут быть неспособны отличить порядочных от уличных). Некоторые учителя не могут провести различие между этими двумя группами; они могут быть ошеломлены, не желая или неспособные различить часто застенчивого ребенка за «жестким» фасадом.

Как уже отмечалось, большая часть поведения учащихся может носить чисто оборонительный характер, требуя значительных затрат социальной энергии. Самые слабые игроки, как правило, становятся жертвами, и бизнес школы нарушается. В самых сложных ситуациях уличный элемент (и те, кто будет уличным) может доминировать над школой и ее местным ландшафтом. Хотя большинство молодых людей в этих условиях склонны к порядочности, когда правят уличные элементы, они должны вести кампанию за уважение, принимая уличное отношение, внешний вид и самопрезентацию. Приличные дети должны бороться, чтобы сохранить доверие к себе. Один пятнадцатилетний мальчик обычно менял свою «квадратную» одежду на черную кожаную куртку (тем самым принимая уличный вид) после того, как выходил из дома за угол и скрывался от глаз матери. Чтобы сохранить собственное самоуважение и уважение сверстников, он также прятал свои книги под курткой, когда шел в школу, предлагая выйти на улицу. В школе, как и по соседству, подростки озабочены развитием чувства того, кто они есть, что они есть и кем они будут. Они примеряют множество образов и ролей и экспериментируют со многими сценариями. Одни работают, другие нет.

Школьный авторитет чрезвычайно важен для молодых людей, но слишком часто авторитетные лица воспринимаются как чуждые и невосприимчивые. Учителя и администраторы обеспокоены тем, чтобы к их собственному авторитету относились серьезно, а претензии на авторитет часто принимаются за деньги, даже подвергаясь открытому оспариванию. Хотя молодые люди не развивают свою идентичность исключительно на основе привилегий и наград, предоставляемых учителями, эта динамика существует. Часто студенты воспринимают (более или менее точно), что вуз и его сотрудники совершенно невосприимчивы к их уличным презентациям. В сочетании с их неспособностью отличить приличного ребенка от беспризорника, усилия учителей по борьбе с улицей могут привести к тому, что они смешивают хороших учеников с плохими, обычно рассматривая всех, кто носит уличные эмблемы, как противников.

В ответ приличные дети придают все большее значение своей способности переключать коды, принимая один набор действий внутри здания и другой снаружи. Однако в пылу борьбы за уважение эти две роли часто сливаются. Возникающая путаница подрывает школьную дисциплину, особенно когда некоторым детям это «сходит с рук».

Когда учащиеся убеждаются, что они не могут получить свою «поддержку» (должное вознаграждение) от учителей и персонала, они обращаются в другое место, как правило, на улицу, поощряя других следовать их примеру, особенно когда кажется, что недостижимое предоставляется только на основа актерского мастерства белого цвета. Тогда появляется мощный стимул для молодых людей, особенно для тех, кто сидит на культурном заборе, инвестировать себя в оппозиционную субкультуру, которую можно спутать с «черной идентичностью». Такая резолюция позволяет отчужденным студентам вести кампанию за уважение на своих условиях. В связи с этим многие ученики становятся самодовольными из-за того, что не ценят школу и ее связь с более широкими традициями.

Таким образом, образование постепенно подрывается, поскольку миссия школы понимается как несовместимая с более распространенным кодексом улицы. Для стольких молодых людей принять школу — значит сдаться и вести себя как белый, а ни то, ни другое публично не приемлемо. Ценности приличия и воспитания не были достаточно глубоко привиты и объяснены детям, чтобы заставить их отказаться от уличных обычаев. Таким образом, школа, как аванпост основного общества, пытается донести свое послание в среде, которая мало заботится об этом обществе. Кодекс улицы и, как следствие, оппозиционная субкультура очень эффективно конкурируют с традиционными ценностями. Отчужденные чернокожие студенты настолько эффективно берут на себя оппозиционные роли, что их можно рассматривать как образцы для других недовольных студентов.

Школа – это микрокосм сообщества. Несмотря на меры безопасности, дети расхаживают по коридорам, общаются. Некоторые покупают и продают наркотики как в школе, так и за ее пределами. И все же школа остается убежищем, местом, куда можно пойти, ожидать и найти относительный порядок и покой. Одно из следствий описанной здесь реальности связано с различиями между насилием в пригородных районах среднего класса, таких как Колумбайн, штат Колорадо, и насилием, происходящим в городских центрах. Поведение в нулевых районах часто является инструментальным, так люди живут, чтобы ладить, а насилие часто носит карательный характер; люди стремятся посетить возмездие или «отомстить» тем, кто нарушает их проступками или угрозами. И дети, и молодежь, и взрослые люди соблюдают правила улицы, тогда как в таких местах, как Колумбайн, правила улицы не так уж и нужны. Потому что в таких сообществах среднего класса дети могут путешествовать в школу и из школы и общаться со своими сверстниками без кода. Промежуточные площадки существуют среди детей из среднего класса, но с меньшей угрозой и насилием (см. Шварц). Насилие в сообществах среднего класса, скорее всего, будет экспрессивным, возможно, имитирующим то, что видно по телевидению и киноэкранам, которые часто представляют прославленную картину насилия, в том числе и того, что имеет место в центральной части города. Проблема экспрессивного и инструментального насилия говорит об отчуждении, происходящем в эпицентре.

Заключение

Среди делинквентных групп и субкультур существуют большие различия в характере и силе групповых норм, ценностей и интересов. Однако многое остается неизвестным. Степень, в которой делинквентное поведение можно отнести к групповым нормам, ценностям или особым интересам, сама по себе проблематична, поскольку правонарушительное поведение некоторых преступных группировок, по-видимому, является результатом действия групповых процессов в той же степени, что и групповых норм (Short, 1997). . Наблюдения за уличными бандами показывают, что даже среди самых правонарушителей групповая жизнь относительно мало связана с правонарушениями; и когда такие группы участвуют в правонарушениях, некоторые члены обычно не участвуют. Субкультуры состоят из «наборов нормативных порядков» — наборов правил и практик, связанных с общей ценностью (Герберт), — а не норм, ориентированных на одну ценность (например, быть «мачо», «крутым» или каким-то образом исключительно одаренным). ). Люди обычно ассоциируются более чем с одной субкультурой — например, «приличная» молодежь, наблюдаемая Андерсоном (19).99), например. Таким образом, простая связь с субкультурой вряд ли может быть хорошим предсказателем поведения любого конкретного человека.

Культуры, субкультуры и связанные с ними группы пересекаются, часто множественным и сложным образом. Например, говорить о молодежной культуре означает обозначать субкультуру более крупной культуры, в которой доминируют взрослые и которая институционально определена. Точно так же субкультуры правонарушителей содержат элементы как молодежной, так и взрослой культуры. Например, «кокаиновые дети» Уильямса из низшего класса, принадлежащие к меньшинству, были предприимчивы, много работали и сохраняли самодисциплину — все это важные элементы идеологии достижений американской мечты (см. др.). Большинство рассматривало свое участие в торговле наркотиками как способ начать законный бизнес или преследовать другие обычные цели, и некоторым это удалось хотя бы временно. Криминальная субкультура, которую они идентифицировали, имела симбиотические отношения со своими клиентами (включая многих представителей среднего и высшего класса), которые разделяли субкультурные ценности, одобряющие употребление наркотиков, но которые участвовали в субкультуре распространения наркотиков только как потребители. Для молодых торговцев наркотиками продажа наркотиков была способом «быть кем-то», преуспеть в жизни и приобрести такие вещи, как драгоценности, одежду и автомобили — символы богатства, власти и уважения.

Изучение Салливаном групп и молодых мужчин в трех бруклинских общинах — чернокожих, преимущественно латиноамериканцев и белых — имеет особое значение в этом отношении. Молодые люди из группы белых Мерсера Салливана смогли найти лучшую работу, чем чернокожие и латиноамериканцы всех возрастов. Их запас человеческого капитала был подкреплен опытом работы с дисциплиной на рабочем месте, в то время как их социальный капитал был усилен их способностью обеспечивать более качественную работу в результате превосходных личных связей, которые они разделяли со взрослыми. сообщество (Салливан). Молодежь из числа меньшинств находилась в невыгодном положении как с точки зрения человеческого, так и социального капитала в семье и другими способами (см. Коулман). Как человеческий, так и социальный капитал приобретается через личный опыт, а сообщества и районы различаются по своему запасу как в качественном, так и в количественном отношении.

Субкультуры динамичны и постоянно меняются под влиянием как внешних, так и внутренних сил и процессов. На каждом уровне объяснения существуют существенные пробелы в знаниях, и то, как именно они соотносятся друг с другом, до конца не изучено. Субкультуры и вызывают социальные изменения, и адаптируются к ним, и по этой причине они важны теоретически, эмпирически, а также поскольку они отражают социальную политику и влияют на нее. Отчет Роберта Сэмпсона и его коллег о том, что районы Чикаго с более высокими показателями «коллективной эффективности» имеют более низкие показатели преступного насильственного поведения, например, предполагает, что разработка способов поощрения отождествления соседей друг с другом и готовности помогать друг другу в их общий интерес усилит местный социальный контроль и поможет ослабить влияние субкультур, поощряющих такое поведение. Таких примеров можно привести много.

Элайджа Андерсон

Джеймс Ф. Шорт

См. также Причина преступления: социологические теории; криминальная карьера; отклонение; ювенальные и молодежные банды; несовершеннолетние правонарушители; Организованная преступность; Проституция.

БИБЛИОГРАФИЯ

Андерсон, Элайджа. Место на углу. Чикаго: University of Chicago Press, 1978.

——. Знание улиц: раса, класс и перемены в городском сообществе. Чикаго: University of Chicago Press, 19.90.

——. Кодекс Улиц. Нью-Йорк: В.В. Norton, 1999.

Коэн, Альберт К. Мальчики-правонарушители: культура банды. Нью-Йорк: Free Press, 1955.

Коулман, Джеймс С. «Социальный капитал в создании человеческого капитала». Американский журнал социологии 94 (Приложение 1988 г.): S95–S120.

Коулман, Джеймс С.; Бремнер, Роберт Х .; Кларк, Бертон Р.; Дэвис, Джон Б.; Эйхорн, Дороти Х .; Гриличес, Цви; Кетт, Джозеф Ф .; Райдер, Норман Б.; Деринг, Захава Блюм; и Мэйс, Джон М. Переход юности во взрослую жизнь. Доклад группы Президентского научного консультативного комитета. Чикаго: University of Chicago Press, 1974.

Кресси, Дональд Р. «Преступники и преступные субкультуры». В Энциклопедия Преступности и Правосудия. Под редакцией Сэнфорда Х. Кадиша. Нью-Йорк: Free Press, 1983. Страницы 584–590.

Девайн, Джон. Максимальная безопасность: культура Насилие в городских школах. Чикаго: University of Chicago Press, 19.96.

Фаган, Джеффри. «Банды, наркотики и перемены в районе» В «Банды в Америке», , 2-е изд. Под редакцией К. Рональда Хаффа. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage, 1996. Страницы 39-74.

Глейзер, Дэниел. Социальные отклонения. Чикаго: Маркхэм, 1971.

Хейган, Джон; Хефлер, Герд; Классен, Габриэле; Бенке, Клаус; и Меркенс, Ганс. «Подземные источники субкультурной преступности за пределами американской мечты». Криминология 36 (1998): 309–341.

Хагедорн, Джон М. «Групповое насилие в постиндустриальную эпоху». В Насилие среди молодежи. Том. 24 из Преступность и правосудие. Под редакцией Майкла Тонри и Марка Х. Мура. Чикаго: University of Chicago Press, 1998. Страницы 365–419.

Хагедорн, Джон М. , с Мейкон, Перри. Люди и люди: Банды, преступность и низший класс в городе Ржавого пояса. Чикаго: Lake View Press, 1987.

Герберт, Стив. «Пересмотр полицейской субкультуры». Криминология 36 (1998): 343–369.

Инчарди, Джеймс А. «Профессиональное преступление». В Справочник по криминологии. Под редакцией Дэниела Глейзера. Чикаго: Рэнд-МакНалли, 1974. Страницы 299–401.

Кляйн, Малкольм В. Американская уличная банда. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1995.

Месснер, Стивен Ф., и Розенфельд, Ричард. Преступление и американская мечта. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт, 1994.

Сэмпсон, Роберт Дж.; Рауденбуш, SW; и Эрлс, Ф. «Районы и насильственные преступления: многоуровневое исследование коллективной эффективности». Наука 277 (1997): 918–924.

Шварц, Гэри. За гранью соответствия или бунта: Молодежь и власть в Америке. Чикаго: University of Chicago Press, 1987.

Швендингер, Герман, и Швендингер, Джулия Сигель. Подростковые субкультуры и правонарушения. Нью-Йорк: Прегер, 1985.

Шорт, Джеймс Ф., мл. Бедность, этническая принадлежность и насильственные преступления. Боулдер, Колорадо: Westview, 1997.

——. «Новый взгляд на проблему уровня объяснения — Американское общество криминологии 1997 Президентское обращение». Криминология 36 (1998): 3–36.

Шорт, Джеймс Ф.-младший и Стродтбек, Фред Л. Групповой процесс и правонарушения банд. Чикаго: University of Chicago Press, 1965

Шовер, Нил Великие претенденты: погони и карьера настойчивых воров Боулдер, штат Колорадо: Westview, 1996.

Силлс, Дэвид, изд. Макмиллан и Фри Пресс, 19 лет.68.

Салливан, Мерсер Л. «Получение оплаты»: молодежная преступность и работа во внутреннем городе. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1989.

Сазерленд, Эдвин Х. Профессиональный вор. Чикаго: University of Chicago Press, 1937.

Валентайн, Беттилу. Суета и прочая тяжелая работа Работа: образ жизни в гетто. Нью-Йорк: Free Press, 1978.

Уайт, Уильям Фут. Street Corner Society. Чикаго: University of Chicago Press, 19.43.

Уильямс, Терри. Дети-кокаинисты: изнутри История наркобизнеса подростков. Менло-Парк, Калифорния: Addison-Wesley, 1989.

Уилсон, Уильям Джулиус. Действительно обездоленные: внутренний город, низший класс и государственная политика. Чикаго: University of Chicago Press, 1987.

Yinger, Milton. «Контракультура и субкультура». American Sociological Review 23 (1960): 625–635.

——. «Контркультуры и социальные изменения». American Sociological Review 42 (1977): 833–853.

Список криминальных субкультур — Список FamousFix

  • Триада (организованная преступность) Китайский синдикат транснациональной организованной преступности

     0 0

    ранг #1 · 1

    Триада — одно из многих ответвлений китайских транснациональных синдикатов организованной преступности, базирующихся в Китае, Гонконге, Макао и Тайване, а также в странах со значительным китайским населением, таких как США, Канада, Вьетнам, Корея, Япония, Сингапур, Филиппины, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Великобритания, Бельгия, Италия, Нидерланды, Франция, Испания, Южная Африка, Австралия, Бразилия и Новая Зеландия.

    • Организованные преступные группы в Бразилии · 9Т
    • Банды в Азии · 16Т
    • Китайские тайные общества · 11 т
  • Джаггало банды Американская свободно организованная гибридная банда, основанная на одноименном хип-хоп дуэте.

     0 0

    ранг № 2 ·

    Juggalo (или Juggalette для женщин) — это имя, данное преданным фанатам рэп-группы Insane Clown Posse или любого другого артиста Psychopathic Records. Субкультура джаггало возникла из специальных фан-групп хорроркор-хип-хопа; в последние годы преступные группы начали использовать название «Джаггало» и связанные с ним образы из основной культуры Джаггало. В результате правительство и правоохранительные органы, в том числе Федеральное бюро расследований, Национальный центр разведки банд, а также штаты Аризона, Калифорния, Пенсильвания и Юта, классифицировали Джаггало как уличную преступную банду. Наборы банды Джаггало были задокументированы правоохранительными органами как минимум в 21 штате, включая те, которые не признают Джаггало бандой на уровне штата.

  • Мотоциклетный клуб вне закона Мотоциклетная субкультура

     0 0

    ранг #3 ·

    Мотоциклетный клуб вне закона — мотоциклетная субкультура, уходящая своими корнями в послевоенную эпоху североамериканского общества. Обычно он сосредоточен на использовании мотоциклов-круизеров, особенно Harley-Davidson и чопперов, а также на наборе идеалов, прославляющих свободу, несоответствие основной культуре и лояльность к группе байкеров.

  • Банда Насильственная группа лиц

     0 0

    ранг #4 ·

    Банда – это группа сообщников, друзей или членов семьи с определенным руководством и внутренней организацией, которая идентифицирует себя или заявляет о контроле над территорией в сообществе и участвует, индивидуально или коллективно, в незаконных и, возможно, насильственных действиях . Банды возникли в Америке к середине девятнадцатого века и с момента своего появления вызывали беспокойство городских властей. Некоторые члены преступных группировок «вскакивают» (проходя процесс инициации) или должны доказывать свою лояльность и право на принадлежность, совершая определенные действия, обычно воровство или насилие. Члена банды можно назвать «гангстером», «бандитом» или, менее конкретно, «головорезом».

    • Типы организации · 38 т
    • Банды · 5Т
    • Криминология · 53Т
  • Якудза Члены традиционных синдикатов транснациональной организованной преступности в Японии

     0 0

    ранг № 5 ·

    Якудза (яп. ヤクザ, ), также известные как гокудо (極道, «крайний путь»), являются членами транснациональных синдикатов организованной преступности, происходящих из Японии. Японская полиция и средства массовой информации по запросу полиции называют их бурёкудан (暴力団, «группы насилия»), в то время как якудза называют себя нинкё дантай (任侠団体/仁侠団体, «рыцарские организации»). Английский эквивалент термина якудза — гангстер, означающий человека, вовлеченного в мафиозную преступную организацию. Якудза печально известны своими строгими кодексами поведения, организованной вотчиной и несколькими нетрадиционными ритуальными практиками, такими как «Юбитсумэ». Членов якудза часто описывают как мужчин с сильно татуированными телами и прилизанными волосами, однако эта группа по-прежнему считается одной из «самых изощренных и богатых преступных организаций».

    • Банды на Гавайях · 7Т
    • Филиппинская война с наркотиками · 13Т
    • Банды в Азии · 16Т
  • вор в законе Тип профессионального преступника

     0 0

    ранг #6 ·

    Вор в законе ( русский : вор в зако́не , грузинский : კანონიერი ქურდი ), в Советском Союзе, постсоветских государствах и соответствующих диаспорах за рубежом — это специально предоставленный формальный и особый статус «криминального сановника» (криминальный авторитет). ), профессиональный преступник, занимающий элитное положение среди других известных мафиози в среде организованной преступности и пользующийся неформальной властью над ее членами с более низким статусом. Фраза «вор в законе» является рудиментарным дословным переводом русской сленговой фразы «вор в зако́не», дословно переводимой как «вор в [должности] закона», которая может иметь два значения в Русские: «узаконенный вор» и «вор, который закон». Обратите внимание, что слово «вор» стало означать «вор» не ранее 18 века, до этого оно означало «преступник» (и до сих пор означает это на профессиональном криминальном жаргоне). Каждый новый вор (вор) проверяется (буквально «коронован» с соответствующими ритуалами и татуировками) по согласованию нескольких вор. Культура форов неотделима от тюремной организованной преступности: статус форов имеют только повторно отбывавшие наказание осужденные. Воры в законе набираются из многих национальностей из ряда постсоветских государств, но абсолютное большинство составляют этнические грузины, а также другие национальные меньшинства из Грузии.

  • Резня в университете Обафеми Аволово Тема

     0 0

    ранг #7 ·

    Резня в Университете Обафеми Аволово — серия перестрелок и убийств студентов университета Обафеми Аволово в Иле-Ифе, штат Осун, Нигерия, в субботу, 10 июля, 19.99. В результате пять человек погибли и одиннадцать получили ранения, причем все они были студентами ОАЕ.

  • Антисоциальное поведение Тема

     0 0

    ранг #8 ·

    Антиобщественное поведение — это действия, которые наносят ущерб или не учитывают благополучие других. Это также было определено как любой тип поведения, нарушающий основные права другого человека, и любое поведение, которое считается разрушительным для других в обществе. Это может осуществляться различными способами, включая, помимо прочего, преднамеренную агрессию, а также скрытую и открытую враждебность. Антиобщественное поведение также развивается через социальное взаимодействие в семье и обществе. Это постоянно влияет на темперамент ребенка, когнитивные способности и его взаимодействие с негативно настроенными сверстниками, резко влияя на навыки решения проблем у детей. Многие люди также называют антиобщественным поведением поведение, которое считается противоречащим преобладающим нормам социального поведения. Однако исследователи заявили, что этот термин трудно определить, особенно в Соединенном Королевстве, где существует бесконечное количество действий, подпадающих под его категорию. Термин особенно используется в британском английском.

  • Субкультурная теория | Psychology Wiki

    В криминологии Субкультурная теория возникла в результате работы Чикагской школы по бандам и развилась через Школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и отношения, которые способствуют преступности. и насилие. Основное внимание уделяется преступности несовершеннолетних, поскольку теоретики считают, что если эту модель правонарушений можно будет понять и контролировать, это остановит переход от подросткового правонарушителя к обычному преступнику. Некоторые из теорий являются функционалистскими, предполагающими, что преступная деятельность мотивирована экономическими потребностями, в то время как другие постулируют социально-классовое обоснование отклонений.

    Содержание

    • 1 Определения
    • 2 Фредерик М. Трэшер
    • 3 Э. Франклин Фрейзер
    • 4 Альберт К. Коэн
    • 5 Ричард Клоуард и Ллойд Олин
    • 6 Уолтер Миллер
    • 7 Дэвид Маца
    • 8 Фил Коэн
    • 9 Каталожные номера

    Определения

    Культура – ​​это все то, что передается социально, а не биологически, и представляет собой нормы, обычаи и ценности, по которым поведение оценивается большинством. Субкультура — это особая культура внутри культуры, поэтому ее нормы и ценности отличаются от культуры большинства, но не обязательно представляют собой культуру, которую большинство считает девиантной. Субкультура отличается от контркультуры, которая действует в прямом противоречии с культурой большинства. Теория культурной трансмиссии и теория социальной дезорганизации утверждают, что в самых бедных районах города определенные формы поведения становятся культурной нормой, передаваемой от одного поколения к другому, как часть нормального процесса социализации. Успешные преступники являются образцом для подражания для молодежи, демонстрируя как возможности успеха с помощью преступления, так и его нормальность. См. Шоу (1930), который описывает социальное давление, побуждающее к преступной деятельности. Субкультурная теория предполагает, что люди, живущие в городских условиях, способны найти способы создать чувство общности, несмотря на преобладающее отчуждение и анонимность. В культурной структуре доминируют нормы большинства, что заставляет людей формировать сообщества новыми и разными способами. Совсем недавно Фишер (1995) предположил, что размер, население и неоднородность городов на самом деле укрепляют социальные группы и способствуют формированию субкультур, которые по своей природе гораздо более разнообразны по сравнению с общей культурой. Фишер определяет субкультуру как «…большой набор людей, которые разделяют определяющую черту, общаются друг с другом, являются членами институтов, связанных с их определяющей чертой, придерживаются определенного набора ценностей, разделяют набор культурных инструментов». и принять участие в общем образе жизни» (Фишер: 544). В менее густонаселенной и менее разнообразной среде создание таких субкультур было бы практически невозможно. Но этнические меньшинства, профессионалы, художественный авангард, перемещенные сельскохозяйственные семьи и т. д. переселяются в города, и их образ жизни становится типичным для городов.

    Фредерик М. Трэшер

    Трэшер (1927: 46) систематически изучал банды, анализируя деятельность и поведение банд. Он определил банды по процессу, через который они проходят, чтобы сформировать группу:

    «Банда представляет собой интерстициальную группу, первоначально образовавшуюся спонтанно, а затем интегрировавшуюся в результате конфликта. Для нее характерны следующие типы поведения: встреча лицом к лицу, скрещивание, движение в пространстве как единое целое, конфликт и планирование. результатом такого коллективного поведения является развитие традиции, нерефлексивной внутренней структуры, esprit de corps , солидарность, боевой дух, групповое сознание и привязанность к местной территории».

    Трэшер утверждал, что банды естественным образом возникают в подростковом возрасте из спонтанных игровых групп, которые ввязываются в разного рода шалости. Они становятся бандами, когда они вызывают неодобрение и оппозицию, таким образом приобретая более определенное групповое сознание.Как и Дюркгейм и Мертон, Трэшер описал, как окружающая среда может способствовать преступному поведению, что бандитские субкультуры возникли в щелях или «промежутках» городского запустения в сочетании с внутренние трещины идентичности, возникающие в бурные годы подросткового возраста.Шоу (1930) также описал преступность как групповую активность, которая передавалась от старших мальчиков к младшим, а улицы и тюрьмы Чикаго были их классными комнатами. Трэшер подтвердил работу других в Школе, обнаружив большинство банд в переходной зоне с самым высоким уровнем семей с одним родителем, безработицей, многоквартирными домами, делами о пособиях и низким уровнем образования. Это были трущобы, гетто и баррио, и он нашел свидетельства по крайней мере 1313 банд, насчитывающих примерно 25 000 членов, которые нашли другой способ обрести идентичность и статус. Банды стали референтной группой молодежи, в которой формировались основные ценности, убеждения и цели, и в некотором смысле также стали семьей, предлагая чувство принадлежности и чувство собственного достоинства.

    Э. Франклин Фрейзер

    На самых ранних этапах Чикагской школы и их исследований экологии человека одним из ключевых тропов была концепция дезорганизации, которая способствовала появлению низшего класса. Аналитики рассматривают гетто как симптом бедности и дезорганизации, измеряя степень его расхождения с ценностями среднего класса, представляя его как место беспорядка, аномии и безнравственности. Будучи первым афроамериканским председателем в Чикаго, Фрейзер (1931) подчеркивал распад брака, упадок, нищету, преступность и порок, в которые неизбежно впадали «негры», мигрировавшие в городскую среду, используя семейные структуры как определяющий признак дезорганизации. Возникли две субкультурные проблемы:

    • Фрейзер (1932) интересовался, сохранились ли какие-либо западноафриканские обычаи в США. Согласно креолистам, рабское население США и их потомки не имели общей культуры и их обычаев, религиозных верований, диалектов и социальных структур. слишком сильно различались, чтобы влиять на этническую и культурную сплоченность. Фрейзер, который придерживался крайне консервативных креолистских убеждений, объяснил, что все культурные остатки местной культуры были уничтожены в рукопашной схватке с рабством, и, по сути, западноафриканское наследие имеет мало или вообще ничего общего с нынешним афроамериканским населением в США. Другие ревизионистские убеждения подчеркивали преемственность в африканской истории и утверждали, что существует наслоение культур, представляющих население диаспоры в Новом Свете.
    • Фрейзер (1957) продолжил дискуссию о социальной дистанции и о том, что он называет «общим моральным порядком», ведя хронику растущих социальных классовых различий между обеспеченными афроамериканцами, имитирующими белых, и их менее удачливыми собратьями. Фрейзер (1932) отметил в своей истории рабства, что там, где между господами и рабами устанавливались человеческие отношения, и те, и другие с меньшей вероятностью проявляли жестокость по отношению друг к другу. Известно также, что к рабам-должникам относились, как правило, с большим вниманием, чем к иностранным рабам, добытым путем захвата и торговли. Эта система защитного покровительства продолжилась в отношениях между белой культурой и новой черной буржуазией.

    Наконец, Фрейзер обсудил вопрос о том, было ли афроамериканское население «чрезмерно воцерковленным» как особая социальная структура. Он определил пять атрибутов чернокожих семей с матриархальной точки зрения, включая сильную ориентацию на достижения, сильную ориентацию на работу, гибкие семейные роли, прочные родственные узы и сильную религиозную ориентацию, которые потенциально привнесли гендерную предвзятость в субкультуру.

    Альберт К. Коэн

    Коэн (Cohen, 1955) не рассматривал экономически ориентированных профессиональных преступников, а рассматривал субкультуру правонарушений, сосредоточив внимание на бандитских правонарушениях среди молодежи рабочего класса в трущобах, которые развили самобытную культуру в ответ на их ощущается отсутствие экономических и социальных возможностей в американском обществе. Он был учеником Эдвина Сазерленда (теория дифференциальных ассоциаций и теория социальной передачи) и Мертона (теория деформации). Особенностями этой субкультуры были:

    • антиутилитарные: во многих случаях в кражах или других преступлениях не было корыстного мотива. Основная цель состояла в том, чтобы способствовать установлению связей между сверстниками путем обмена опытом нарушения законов.
    • формирование коллективной реакции: банда перевернула ценности культуры большинства, намеренно преследуя зеркальное отражение американской мечты.
    • злой умысел: многие акты вандализма и порчи имущества были мотивированы злобой, неуважением и личным намерением причинить вред.
    • краткосрочность: банда жила настоящим моментом, ища мгновенного удовлетворения.
    • групповая автономия: все было направлено на укрепление групповой лояльности.

    Коэн (1958) объяснил это в терминах, сходных с теорией деформации (т. «статусное разочарование» или формирование реакции, переворачивающие ценности среднего класса, чтобы нанести ответный удар по системе, которая их подвела. Ценности среднего класса подчеркивают независимость, успех, успеваемость, отсроченное удовлетворение, контроль над агрессией и уважение к собственности. Родители из низшего класса поощряют разные ценности в своих детях (т.е. различную социализацию). В семьях из низшего класса амбиции и планирование должны уступить место насущным проблемам момента. ».

    Ричард Клоуард и Ллойд Олин

    Клоуард и Олин предположили, что путь к правонарушениям связан с одной из трех субкультур:

    • Преступник: представляет теорию Мертона Аномия , в которой подростки используют преступления для получения материальной выгоды. Эта субкультура обычно формируется в районах, где существует устоявшаяся организация преступности взрослых, которая предоставляет молодежи «незаконную структуру возможностей» для изучения «премудростей ремесла».
    • Конфликт: когда незаконная структура возможностей недоступна, правонарушители часто образуют конфликтующие банды из-за разочарования в отсутствии каких-либо доступных структур возможностей.
    • Отступник: это включает в себя употребление наркотиков и суету, поведение, обычно встречающееся среди «двойных неудачников» — тех, кто не может найти признание ни в законных группах, ни в двух других субкультурах.

    Уолтер Миллер

    Миллер (1958, 1959) соглашался с Коэном в том, что существует субкультура правонарушений, но утверждал, что она полностью возникла из образа жизни низшего класса. Между двумя социальными классами существовало четкое различие в ценностях. В то время как средний класс ориентирован на достижения и социальные цели, Миллер считал, что родители из низшего класса больше заботятся о том, чтобы их дети не попадали в неприятности, например. сыновья избегают драк, а дочери избегают беременности. Ожидалось, что мальчики будут крутыми и умными, что давало им стимул присоединиться к банде. Учитывая, что их обычная жизнь была скучной, возбуждение от преступности было долгожданным облегчением, принося чувство автономии, отрицая социальный контроль, навязанный государством. Для среднего класса наиболее важными институтами являются семья, работа и (для ребенка) школа. Для низшего класса решающую роль играет еще один институт: однополая группа сверстников или банда важнее семьи, работы или школы, потому что они дают чувство принадлежности и способ достичь статуса, которого им не так легко достичь в основном обществе. Таким образом, правонарушение было не реакцией на ценности среднего класса, а скорее средством соответствовать их собственным культурным ожиданиям в отношении жесткости и сообразительности. Действительно, банда набирала только самых «способных» членов, поэтому членство в банде подтверждало высокий статус. К сожалению, государство решило, что деятельность многих банд является преступлением.

    Дэвид Матца

    Матца (1964) утверждал, что молодые люди вместо того, чтобы совершать правонарушения, дрейфовали между традиционным и нетрадиционным поведением. Первоначальная социализация действительно привнесла понимание социальных ожиданий и чувство вины, если эти ожидания не оправдались, но люди разработали методы нейтрализации, чтобы избежать чувства вины. В какой-то степени общество также помогло нейтрализовать чувство вины, обвиняя родителей в том, что они не могут должным образом присматривать за своими детьми. Маца также утверждал, что поиск волнения был бесклассовым. Просто у молодежи рабочего класса было меньше возможностей для законной деятельности. Тем не менее, девиация может быть забавной для всех. Есть определенное волнение в проявлении свободы воли и нарушении правил, зная, что мало шансов быть пойманным. Это подразумевает определенную степень рационального выбора в рамках структурных ограничений. Правонарушители – это люди, которые чувствуют себя бессильными. Они устали от помыканий и просто хотят бросить вызов системе. Если их поймают и они предстанут перед судом, они станут жертвами в своей группе сверстников и получат статус.

    Фил Коэн

    Коэн (1972) изучал молодежь Восточного Лондона в начале 1970-х годов. Он исследовал непосредственный и более широкий контекст, чтобы определить, как две разные молодежные субкультуры реагировали на изменения, происходящие в их сообществе. Он предположил, что реакция модов была на новую идеологию изобилия. Они хотели показать, что у них есть деньги и они умеют их тратить. Напротив, скинхеды оглядывались на более традиционное сообщество рабочего класса. Каждое поколение пытается найти работу или приспосабливается к безработице. Но 19Экономические обстоятельства 20-х годов сильно отличались от более поздних десятилетий. Коэн утверждал, что молодежь развивает культурный стиль как средство справиться с особыми обстоятельствами и противостоять господствующим ценностям общества. Это делает молодежь рабочего класса знаменосцами классовой борьбы. На самом деле молодежь мало что может сделать для изменения общества, но сопротивление приносит субъективное удовлетворение, которое можно показать через стиль: одежду, прически, музыку и язык различных молодежных культур. Коэн утверждал, что эти стили не бессмысленны, а имеют глубокое значение. Это приложение марксистской субкультурной теории, которое синтезировало структурализм марксизма с теорией ярлыков. Подход соответствовал подходу Центра современных культурных исследований Бирмингемского университета (см. Crow: 19).97). Этот подход делает акцент на содержании молодежной культуры и на различиях, вызванных классовым происхождением. Предполагается, что капиталистическое общество пытается достичь гегемонии, используя культурные ценности общества для собственной выгоды. Господство взрослых обеспечивается системой ипотечных кредитов, кредитных карт и семейных обязательств, и они соблазняются принять относительную безопасность капитализма. Но молодежь относительно свободна от долгосрочных обязательств или ответственности за семью, и, поскольку многие безработные, молодежь является самым слабым звеном в структуре гегемонии.

    Ссылки

    • Коэн, Альберт К. (1955). Мальчики-правонарушители: культура банды , Гленко. ИЛ: Свободная пресса.
    • Коэн, Альберт и Шорт, Джеймс (1958), «Исследования субкультур правонарушителей», Journal of Social Issues , стр. 20–37.
    • Коэн, П. (1972). Субкультурный конфликт и сообщество рабочего класса. Рабочие документы по культурологии. №2. Бирмингем: Бирмингемский университет.
    • Ворона, Томас. (1997). «Вещество важнее стиля — переосмысление молодежного вопроса художника Фила Коэна» . АртФорум XXXVI, октябрь, стр. 15-16. [1]
    • Фишер, Клод. (1995). «Субкультурная теория урбанизма: оценка двадцатого года». Американский журнал социологии 101(3), 543—577.
    • Фрейзер, Эдвард Франклин (1931) Негритянская семья в Чикаго . Пересмотренное и сокращенное издание: 1967 г. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
    • Фрейзер, Эдвард Франклин. (1932). Свободная негритянская семья , Арно Пресс.
    • Фрейзер, Эдвард Франклин. (1949). Негр в США . Нью-Йорк: Макмиллан.
    • Фрейзер, Э. Франклин. (1957). Черная буржуазия . Издание Free Press в мягкой обложке: 1997 г. ISBN 0684832410
    • Фрейзер, Э. Франклин. (1957). Расовые и культурные контакты в современном мире . Нью-Йорк: Альфред Кнопф.
    • Маца, Дэвид. (1964). Просрочка и дрейф . Репринтное издание: 1990. Transaction Press. ISBN 0887388043
    • Миллер, Уолтер. (1958). «Культура низшего класса как среда, порождающая преступность банд». Журнал социальных вопросов . Том. 14, 5-20.
    • Миллер, Уолтер. (1959). «Последствия городской культуры низшего класса для социальной работы». Обзор социальной службы . Том. 33, 219-236.
    • Шоу, Клиффорд (1030). Джекроллер: собственная история мальчика-правонарушителя . Репринтное издание: 1966 г. Чикаго: Издательство Чикагского университета.
    • Трэшер, Ф.М. (1927). Банда . Чикаго: Издательство Чикагского университета.
    • Трэшер, Ф.М. (1933). «Преступность несовершеннолетних и предупреждение преступности». Журнал педагогической социологии , 6, 500-509.
    На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотреть авторов).

    Теория субкультур — Теория субкультур

    Теория субкультур предполагает, что люди, живущие в городских условиях, способны находить способы создания чувства общности, несмотря на преобладающее отчуждение и анонимность.

    В начале теории субкультур участвовали различные теоретики, связанные с тем, что стало известно как Чикагская школа. Субкультурная теория возникла из работы Чикагской школы по бандам и развилась через школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и отношения, которые способствуют преступности и насилию. Работа, связанная с Центром современных культурных исследований Бирмингемского университета (CCCS), была наиболее ответственной за ассоциацию субкультуры с группами, основанными на эффектных стилях (теды, моды, панки, скины, мотоциклисты и так далее).

    Теория субкультуры: Чикагская школа социологии

    В начале теории субкультур участвовали различные теоретики, связанные с тем, что стало известно как Чикагская школа. Хотя акценты теоретиков различаются, школа наиболее известна концепцией субкультур как девиантных групп, возникновение которых связано с «взаимодействием восприятия людьми самих себя с мнением о них других». Это, пожалуй, лучше всего резюмировано в теоретическом введении Альберта Коэна к исследованию «Мальчиков-правонарушителей» (19).55). Для Коэна субкультуры состояли из людей, коллективно решающих проблемы социального статуса путем разработки новых ценностей, которые делали достойными статуса общие характеристики, которые они разделяли.
    Приобретение статуса в субкультуре влекло за собой навешивание ярлыка и, следовательно, исключение из остального общества, на что группа реагировала собственной враждебностью к чужакам, вплоть до того, что несоответствие господствующим нормам часто становилось добродетельным. По мере того, как субкультура становилась более существенной, самобытной и независимой, ее члены становились все более зависимыми друг от друга в социальных контактах и ​​подтверждении своих убеждений и образа жизни.

    Темы навешивания ярлыков и субкультурной неприязни к «нормальному» обществу также подчеркнуты в работе Говарда Беккера, которая, среди прочего, примечательна своим акцентом на границах, проведенных джазовыми музыкантами между собой и их ценностями как «модными» и их аудитория как «квадраты». Представление о растущей поляризации между субкультурой и остальным обществом в результате навешивания внешних ярлыков получил дальнейшее развитие в отношении наркоманов в Британии Джоком Янгом (1971) и в отношении моральной паники в СМИ вокруг модников и рокеров Стэном. Коэн. Для Коэна обобщенные негативные образы субкультур в средствах массовой информации одновременно укрепляли доминирующие ценности и конструировали будущую форму таких группировок.

    Фредерик М. Трэшер — (1892–1962) был социологом из Чикагского университета.
    Систематически изучал банды, анализируя деятельность и поведение банд. Он определил банды по процессу, через который они проходят, чтобы сформировать группу.

    Э. Франклин Фрейзер — (1894–1962), американский социолог, первая афроамериканская кафедра Чикагского университета.
    На самых ранних стадиях Чикагской школы и их исследований экологии человека одним из ключевых тропов была концепция дезорганизации, которая способствовала возникновению низшего класса.

    Альберт К. Коэн (1918 г.р.) — выдающийся американский криминалист.
    Он известен своей субкультурной теорией преступных городских банд, в том числе своей влиятельной книгой «Мальчики-правонарушители: культура банды». Коэн не смотрел на экономически ориентированного профессионального преступника, но смотрел на субкультуру правонарушений, сосредоточив внимание на преступности банд среди молодежи из рабочего класса в районах трущоб, которая развила самобытную культуру в ответ на предполагаемое отсутствие у них экономических и социальных возможностей в обществе США.

    Ричард Клоуард (1926–2001) был американским социологом и активистом.
    Ллойд Олин (1918–2008) был американским социологом и криминалистом, преподававшим в Гарвардской школе права, Колумбийском и Чикагском университетах.
    Ричард Клоуард и Ллойд Олин сослались на теорию деформации Р. К. Мертона, сделав еще один шаг в том, как субкультура была «параллельной» по своим возможностям: криминальная субкультура имела те же правила и уровень. Отныне это была «структура нелегитимных возможностей», параллельная, но все же поляризация легитимных.

    Уолтер Миллер, Дэвид Маца, Фил Коэн.

    Теория субкультуры: Центр исследований современной культуры Бирмингемского университета (CCCS)

    Бирмингемская школа с неомарксистской точки зрения рассматривала субкультуры не как отдельные проблемы статуса, а как отражение положения преимущественно рабочего класса. молодых людей в связи с особыми социальными условиями Великобритании 1960-х и 1970-х годов. Утверждается, что впечатляющие молодежные субкультуры функционировали для разрешения противоречивого социального положения молодых людей из рабочего класса между традиционными ценностями «родительской культуры» рабочего класса и современной гегемонистской культурой массового потребления, в которой доминируют СМИ и коммерция.

    Критики Чикагской школы и Бирмингемской школы теории субкультуры

    Существует множество хорошо изложенных критических замечаний в отношении подходов Чикагской школы и Бирмингемской школы к теории субкультуры. Во-первых, благодаря своему теоретическому акценту на решении проблем статуса в одном случае и символическом структурном сопротивлении в другом обе традиции представляют собой чрезмерно упрощенную оппозицию между субкультурой и доминирующей культурой. Относительно игнорируются такие особенности, как внутреннее разнообразие, внешнее совпадение, индивидуальное перемещение между субкультурами, нестабильность самих групп и большое количество относительно незаинтересованных «прихлебателей». В то время как Альберт Коэн предполагает, что субкультуры решают одни и те же проблемы статуса для всех членов, бирмингемские теоретики предполагают существование сингулярных, подрывных значений субкультурных стилей, которые, в конечном счете, отражают общее классовое положение участников.
    Кроме того, существует тенденция предполагать без подробностей и доказательств, что субкультуры каким-то образом возникли благодаря большому количеству разрозненных индивидуумов, которые все одновременно и спонтанно реагировали одинаковым образом на приписываемые социальные условия. Альберт Коэн туманно указывает, что процесс «взаимного притяжения» недовольных индивидуумов и их «эффективного взаимодействия друг с другом» привел к созданию субкультур.

    Связь СМИ и коммерции с субкультурой и теорией субкультур

    Тенденция помещать средства массовой информации и торговлю в оппозицию субкультурам является особенно проблематичным элементом большинства теорий субкультур. Понятие объединения предполагает, что средства массовой информации и коммерция сознательно вовлекаются в маркетинг субкультурных стилей только после того, как они на какое-то время утвердились. По мнению Джока Янга и Стэна Коэна, их роль сводится к непреднамеренному навешиванию ярлыков и усилению существующих субкультур. Между тем, для Хебдиджа повседневные расходные материалы просто обеспечивают сырье для творческой субкультурной подрывной деятельности. Понятие объединения предполагает, что средства массовой информации и коммерция сознательно вовлекаются в маркетинг субкультурных стилей только после того, как они на какое-то время утвердились, и Хебдиге подчеркивает, что это участие фактически означает гибель субкультур. Напротив, Торнтон предполагает, что субкультуры с самого начала могут включать в себя множество как положительных, так и отрицательных форм прямого участия СМИ.

    Четыре показателя субкультурного содержания

    Четыре показательных критерия субкультуры: идентичность, приверженность, последовательная самобытность и автономия.

    Теория субкультуры: последовательная самобытность
    Было бы чрезмерным обобщением стремиться к полному удалению понятий символического сопротивления, гомологии и коллективного разрешения структурных противоречий из анализа массовой культуры. Однако ни один из этих признаков не следует рассматривать как существенную определяющую характеристику термина субкультура. По большей части функции, значения и символы субкультурной вовлеченности могут варьироваться между участниками и отражать сложные процессы культурного выбора и совпадения, а не автоматическую общую реакцию на обстоятельства. Однако это не означает, что в стилях и ценностях современных группировок нет самобытности или последовательности, или что, если они присутствуют, такие черты не являются социально значимыми. Принимая неизбежность определенной степени внутренних различий и изменений с течением времени, первый показатель субкультурной субстанции включает в себя наличие набора общих вкусов и ценностей, который отличается от вкусов и ценностей других групп и достаточно последователен, от одного участника к другому. следующий, одно место к другому и один год к следующему.

    Идентичность
    Второй показатель субкультурной субстанции направлен на решение этой проблемы путем сосредоточения внимания на том, в какой степени участники придерживаются восприятия того, что они вовлечены в отдельную культурную группу и разделяют чувства идентичности друг с другом. Если оставить в стороне важность оценки последовательной самобытности на расстоянии, ясное и устойчивое субъективное ощущение групповой идентичности само по себе начинает устанавливать группировку как субстанциальную, а не эфемерную.

    Обязательство
    Также предполагается, что субкультуры могут сильно влиять на повседневную жизнь участников практики, и что чаще всего это концентрированное участие будет длиться годы, а не месяцы. В зависимости от характера рассматриваемой группы субкультуры могут составлять значительную часть свободного времени, моделей дружбы, торговых маршрутов, коллекций товаров, привычек выхода в свет и даже использования Интернета.

    Автономия
    Последним показателем субкультуры является то, что рассматриваемая группа, хотя и неизбежно связана с обществом и политико-экономической системой, частью которой она является, сохраняет относительно высокий уровень автономии. В частности, значительная часть производственной или организационной деятельности, лежащей в ее основе, может осуществляться энтузиастами и для них. Кроме того, в некоторых случаях операции по извлечению прибыли будут осуществляться наряду с обширной полукоммерческой и добровольной деятельностью, что указывает на особенно высокий уровень участия инсайдеров на низовом уровне в культурном производстве.

    Бирмингемский университет
    Чикагская школа социологии

    Девиантные субкультуры. Словарь

    Изучение слов с помощью карточек и другие виды деятельности

    Другие учебные мероприятия

    Практика Ответьте на несколько вопросов по каждому слову. Используйте это, чтобы подготовиться к следующему тесту! Vocabulary JamСоревнуйтесь с другими командами в режиме реального времени, чтобы увидеть, кто правильно ответит на большинство вопросов! Проверка орфографии Проверьте свою орфографическую хватку. Прочитайте определение, послушайте слово и попробуйте написать его!

    Инструменты для обучения

    Викторина Создавайте и назначайте тесты своим ученикам, чтобы проверить их словарный запас. Назначайте занятия Назначайте учебные задания, включая практику, Vocabulary Jams и Spelling Bees, своим ученикам, и следите за их прогрессом в режиме реального времени.

    1. Проверка

      найти или проверить правду о чем-то

      Пользователи могут делать это в среде единомышленников, где они испытывают проверка и принадлежность к этому сообществу и поддержка других.

    2. Всемирная паутина

      компьютерная сеть, состоящая из набора интернет-сайтов, которые предлагают текстовые и графические, звуковые и анимационные ресурсы через протокол передачи гипертекста

      Тем не менее, Всемирная паутина и другие коммуникационные устройства позволили людям с отклонениями находить и общаться с другими единомышленниками.

    3. норма

      стандарт, модель или образец, считающийся типичным

      Субкультура – ​​это та, которая отклоняется от нормы и социальные ценности, установленные обществом.

    4. хакер

      программист, взламывающий компьютерные системы

      На примере компьютера хакеры , когда человек использует свой компьютер для доступа к другому, чаще всего это одиночная экскурсия.

    5. антиобщественный

      избегание контакта с другими

      К сожалению, это также верно для людей, которые выражают антисоциальное или даже опасное поведение.

    6. социальное обеспечение

      государственное оказание экономической помощи нуждающимся

      Однако группы, придерживающиеся системы ценностей, прямо противоречащей нормам общества, т. социальное обеспечение можно назвать девиантной субкультурой, предложенной социологом Эдвином Сазерлендом (Hagan, 1998:309, 33pgs).

    7. периферийный

      на краю или вблизи края или составляющих внешнюю границу

      Как правило, человек присоединяется к группе, которая придерживается тех же основных ценностей, и человек может изменить некоторые из своих периферийных значений (Newman & Newman, 2001:515, 24 стр.).

    8. готика

      характеризуется мрачностью и загадочностью и гротеском

      Субкультуры не обязательно должны быть криминальными, поскольку многие из них просто представляют собой другую форму выражения, например… готика . �?

    9. Веб-сайт

      набор страниц в Интернете, организованных как единое целое

      Однако, когда один человек получает доступ к строго ограниченному веб-сайт или база данных, например, принадлежащая правительству, они могут завоевать репутацию, и это побуждает других пытаться взломать более труднодоступные области.

    10. отклоняться

      отвернуться; отвернуться от

      Субкультура – ​​это та, которая отклоняется от норм и социальных ценностей, установленных обществом.

    11. легитимность

      законность в силу наличия полномочий

      Этот обмен информацией и отношения, которые формируются при встрече с другими людьми с общими интересами, обеспечивают легитимности своей деятельности.

    12. Новый человек

      Киноактер США (1925 г.р.)

      Как правило, человек присоединится к группе, которая придерживается тех же основных ценностей, и человек может изменить некоторые из своих второстепенных ценностей ( Ньюман и Ньюман, 2001:515, 24 стр.).

    13. теоретик

      тот, кто строит гипотезы

      Теоретики спорили о правомерности названия таких групп культурой, поскольку личная заинтересованность является ключевым фактором преступности, но развитие коммуникационных технологий объединило некоторые группы преступников.

    14. персона

      образ самого себя, который человек представляет миру

      Они дают многим возможность выразить различные персон им может быть неудобно показываться в другом месте.

    15. компьютер

      машина для автоматического выполнения расчетов

      Эпоха коммуникаций породила ряд новых преступлений, таких как электронное мошенничество и компьютер взлом, но он также предоставил этим группам преступников сеть связи (Williams, 2000:95, 10 стр.).

    16. увековечить

      причина продолжать или преобладать

      Контакты, общение и инвестиции в эти сообщества обеспечивают положительное подкрепление этих девиантных черт и позволяют им увековечить .

    17. Сазерленд

      Австралийское оперное сопрано (1926 г.р.)

      Однако группы, которые придерживаются системы ценностей, прямо противоречащей нормам общества, то есть снижающей общественное благосостояние, можно назвать девиантной субкультурой, как предложил социолог Эдвин Сазерленд (Хаган, 1998:309, 33 стр.).

    18. срок действия

      качество законности и строгости

      Теоретики спорили о законность называть такие группы культурой, поскольку личные интересы являются ключевым фактором преступности, но развитие коммуникационных технологий объединило некоторые группы преступников.

    19. личность

      признаки, по которым вещь или лицо известны

      Большое количество исследований посвящено изучению того, что помогает определить тождество , и многие из этих принципов справедливы при формировании девиантных субкультур.

    20. репутация

      состояние почета и уважения

      Однако, когда одно лицо получает доступ к строго ограниченному веб-сайту или базе данных, например, принадлежащему правительству, оно может получить репутация , и это побуждает других пытаться взломать более труднодоступные места.

    21. виртуальный

      фактически таков почти во всех отношениях

      Есть много положительных сторон виртуальных сообществ.

    22. уголовное

      лицо, совершившее наказуемое деяние

      Субкультуры не должны Criminal , хотя многие из них просто являются другой формой выражения, такой как «готика».

    23. снижаться

      изменение в меньшую сторону

      Однако группы, придерживающиеся системы ценностей, прямо противоречащей нормам общества, т. снижает социальное благосостояние, можно сказать, что это девиантная субкультура, как предложил социолог Эдвин Сазерленд (Хаган, 19 лет).98:309, 33 стр.).

    24. предоставлять

      дать что-нибудь полезное или нужное

      Они предоставляют многим возможность выражать разные образы, которые они могут не чувствовать себя комфортно в другом месте.

    25. фактор в

      считать уместным при принятии решения

      Теоретики спорят о правомерности называть такие группы культурой, поскольку фактор в преступности, но развитие коммуникационных технологий объединило некоторые группы преступников.

    26. положительный

      характеризуется или отображает подтверждение или принятие

      Есть много положительных аспектов виртуальных сообществ.

    27. правоприменение

      обеспечение соблюдения или подчинения

      Контакты, коммуникация и инвестиции в эти сообщества дают положительные ре- принудительное исполнение этих девиантных черт и позволяет им увековечиваться.

    28. электронный

      относящиеся к регулируемому току или работающие от него

      Век общения породил ряд новых преступлений, таких как электронное мошенничество и взлом компьютеров, но он также предоставил этим группам преступников сеть связи (Williams, 2000:95, 10pgs).

    29. Эдвин

      король Нортумбрии, принявший христианство

      Однако группы, которые придерживаются системы ценностей, прямо противоречащей нормам общества, то есть снижающей общественное благосостояние, можно назвать девиантной субкультурой, как предложил социолог Эдвин Сазерленд (Хаган, 1998: 309, 33 стр.).

    30. определять

      показать форму или контур

      Большое количество исследований посвящено изучению того, что помогает определяют личность , и многие из этих принципов справедливы при формировании девиантных субкультур.

    31. устройства

      склонность или желание

      Тем не менее, Всемирная паутина и другие средства связи Устройства позволили людям с отклонениями находить и общаться с другими единомышленниками.

    32. индивидуальный

      быть или характеризовать одну вещь или человека

      Иногда может возникать конфликт между тем, что человек воспринимает свою идентичность и то, как социальная группа ожидает от него поведения.

    33. основной

      центр объекта

      Как правило, человек присоединяется к группе, которая придерживается того же основных ценностей, и человек может изменить некоторые из своих периферийных ценностей (Newman & Newman, 2001:515, 24pgs).

    34. ограничивать

      ограничить доступ до

      Однако, когда один человек получает доступ к ограниченный веб-сайт или база данных , например, принадлежащая правительству, они могут завоевать репутацию, и это побуждает других пытаться взломать более труднодоступные области.

    35. выступать против

      против

      Однако группы, которые придерживаются системы ценностей, выступает против нормы общества, то есть снижение общественного благосостояния, можно назвать девиантной субкультурой, как предложил социолог Эдвин Сазерленд (Hagan, 1998:309, 33pgs).

    36. Окружающая среда

      совокупность окружающих условий

      Пользователи могут делать это среда единомышленников, где они испытывают признание и принадлежность к этому сообществу и поддерживают других.

    37. одинокий

      не растут или живут группами или колониями

      Взяв пример компьютерных хакеров, когда человек использует свой компьютер для доступа к другому, чаще всего это одиночный экскурсионный.

    38. Уильямс

      Английский священник и колонист, высланный из Массачусетса за критику пуританства; он основал Провиденс в 1636 году и получил королевскую хартию на Род-Айленд в 1663 году (1603-1683)

      Эпоха общения породила ряд новых преступлений, таких как мошенничество с использованием электронных средств и взлом компьютеров, но также предоставила этим группам преступников сеть связи ( Уильямс , 2000:95, 10 стр. ).

    39. фактор

      все, что причинно способствует результату

      Теоретики спорят о правомерности называть такие группы культурой, поскольку фактор в преступности, но развитие коммуникационных технологий объединило некоторые группы преступников.

    40. исследовать

      наблюдать, проверять и внимательно осматривать или осматривать

      Было проведено большое количество исследований. изучает то, что помогает определить свою идентичность, и многие из этих принципов справедливы при формировании девиантных субкультур.

    41. устройство

      приспособление, изобретенное для определенной цели

      Тем не менее, Всемирная паутина и другие средства связи Устройства позволили людям с отклонениями находить и общаться с другими единомышленниками.

    42. благосостояние

      то, что помогает или способствует хорошему самочувствию

      Однако группы, придерживающиеся системы ценностей, прямо противоречащей нормам общества, т. е. снижающей социальную благосостояние можно назвать девиантной субкультурой, предложенной социологом Эдвином Сазерлендом (Hagan, 1998:309, 33pgs).

    43. понимать

      осознать через чувства

      Иногда может возникнуть конфликт между тем, что воспринимает свою личность и то, как социальная группа ожидает от них поведения.

    44. сеть

      открытая ткань, сотканная через равные промежутки времени

      Эпоха общения породила ряд новых преступлений, таких как мошенничество с использованием электронных средств и взлом компьютеров, но также сети этим группам преступников (Williams, 2000:95, 10pgs).

    45. ассоциированный

      привести или привести в действие

      Тем не менее, Всемирная паутина и другие коммуникационные устройства позволили людям с отклонениями находить и связывает с другими единомышленниками.

    46. отображать

      нечто, предназначенное для передачи определенного впечатления

      Если человек, который придерживается ценностей, которые общество считает девиантными, он или она не может отображают таких черт из-за давления групповых норм.

    47. сайт

      участок земли, на котором что-либо расположено

      Можно найти

      веб-сайтов, которые предлагают хакерские программы для использования и справочные руководства, чтобы помочь им, а также дискуссионный форум, как и любой другой Интернет. сайт .

    48. изменить

      причина изменения; делать разные

      Как правило, человек присоединяется к группе, которая придерживается тех же основных ценностей, и человек может изменяют некоторые из их периферийных значений (Newman & Newman, 2001:515, 24 стр.).

    49. культура

      все знания и ценности, разделяемые обществом

      Теоретики спорили о правомерности называть такие группы культура как личный интерес является ключевым фактором преступности, но развитие коммуникационных технологий объединило некоторые группы преступников.

    50. аспект

      характеристика, которую необходимо учитывать

      Много положительных аспектов виртуальных сообществ.

    51. исследовательская работа

      поиск знаний

      Большое количество исследования занялся изучением того, что помогает определить чью-либо идентичность, и многие из этих принципов справедливы при формировании девиантных субкультур.

    52. конфликт

      открытое столкновение между двумя противоборствующими группировками

      Иногда может быть конфликт между тем, как человек воспринимает свою идентичность, и тем, как социальная группа ожидает от него поведения.

    53. помогать

      оказать помощь; быть полезным

      Можно найти

      веб-сайтов, которые предлагают хакерские программы для использования и руководства по помощь им, а также дискуссионный форум, как и любой другой веб-сайт.

    54. область

      протяженность двумерной поверхности в пределах границы

      Однако, когда один человек получает доступ к строго ограниченному веб-сайту или базе данных, например, принадлежащей правительству, он может получить репутацию, и это побуждает других пытаться взломать областей более труднодоступны.

    55. преступление

      деяние, наказуемое по закону; обычно считается злым поступком

      Век общения породил ряд новых преступлений , таких как мошенничество с использованием электронных средств и взлом компьютеров, но он также предоставил этим группам преступников сеть связи (Williams, 2000:95, 10pgs).

    56. рассмотреть возможность

      хорошенько подумай; весить

      Если человек, придерживающийся ценностей этого общества считает девиантным, он или она могут не проявлять такие черты из-за давления групповых норм.

    57. Поделиться

      активы, принадлежащие физическому лицу или группе

      Это обмен информацией и отношения, которые формируются в результате встречи с другими людьми с общими интересами, обеспечивают легитимность их деятельности.

    58. опыт

      содержание наблюдения или участия в мероприятии

      Пользователи могут сделать это в среде единомышленников, где они опыт проверка и принадлежность к этому сообществу и поддержка других.

    59. поддерживать

      акт переноса веса или усиления

      Пользователи могут делать это в среде единомышленников, где они испытывают признание и принадлежность к этому сообществу и поддерживают другие .

    60. правительство

      система или форма управления сообществом

      Однако, когда один человек получает доступ к строго ограниченному веб-сайту или базе данных, например, принадлежащему правительство , они могут завоевать репутацию, и это побуждает других пытаться взломать более труднодоступные места.

    Создано 13 июля 2010 г.

    примеров теории субкультур

    Субкультура — это культура подсообщества мезоуровня. Субкультура — это идентифицируемая культура, которая формируется в результате свободных ассоциаций, а не таких факторов, как национальность. Сара-Энн. Многие факторы могут поместить человека в одну или несколько субкультур. Примеры субкультур включают хиппи, готов, байкеров и скинхедов. Хорошими примерами книг, связанных с субкультурами и применимых к описанию индивидуальной молодежной культуры (скинхедов) с небольшим акцентом на субкультурную теорию, являются: «Дух 69». — Библия скинхедов» и «скинхед Ника Найта». Субкультурная теория о том, что членство в банде способствует развитию девиантных или криминальных ценностей, подтверждается эмпирическим анализом. Культурные или субкультурные теории преступности фокусируются на содержании усвоенного поведения, а не на процессе. обучения этому поведению. Теория субкультур. Теория организационной культуры Эдгара Шейна определяет три значимые субкультуры, построенные вокруг конкретных функций, которые сотрудники выполняют для организации. Субкультура — это группа, чьи ценности отличаются от основной культуры. культура (как и бактерии) произошла от другой культуры Понятие субкультуры было разработано в социологии и культурологии учебник, субкультурная теория представляет собой социологическую перспективу, подчеркивающую вклад, внесенный различными культурными группами в явление преступности (162). … это группа людей, разделяющих ряд второстепенных ценностей, например защитники окружающей среды. делаются дополнительные предположения. Общие примеры включают молодежные субкультуры, этнические субкультуры, региональные субкультуры, субкультуры, связанные с определенными занятиями, и субкультуры, которые развиваются среди людей, которые разделяют особые интересы, такие как наблюдение за птицами, коллекционирование марок или модели преступного или делинквентного поведения. Субкультурная теория и теоретики имеют уникальное западное происхождение. Субкультура — это группа людей, отличающихся от основной культуры, что часто приводит к социальным конфликтам. Субкультура — это просто небольшая культурная группа внутри более крупной культуры; люди субкультуры являются частью более крупной культуры, но также имеют определенную идентичность в пределах меньшей группы. В криминологии субкультурная теория возникла из работы Чикагской школы по бандам и развилась через школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и отношения, которые способствуют преступности и насилию. Субкультура в общих чертах представляет собой группу с определенными культурными особенностями, которые позволяют ей отличаться от других групп и более широкого общества, из которого она возникла. Соответствие. Эти молодые люди обычно культурно отождествляются с музыкой, дресс-кодом, татуировкой и языком. Концепция субкультуры имеет особенно сильную, но противоречивую траекторию в социальных науках в целом и антропологии в частности. Тип субкультуры, к которой присоединяется индивидуум, зависит от существующих субкультур (которые образуют IOS). Существует три типа субкультур: криминальная (районы рабочего класса/организованная мелкая преступность), конфликтная (меньше людей за столом) и отступническая (например, разочарование статусом Альберта Коэна). Теория 2. Это связано с чувством социального обучения и поиска Субкультура теории старения предполагает, что среди многих пожилых людей растет осознание того, что они являются не просто членами социальной категории, но членами социальная группа с общими проблемами и отличительной субкультурой. . Существуют теории, такие как теория культурных отклонений, теория деформации и теория социального контроля, которые предлагают рамки, в которых профессионалы и ученые могут рассматривать и/или объяснять формирование банд. Примеры из жизни 1. Хиппи, байкеры, готы — вот несколько примеров субкультур. Номера страниц взяты из старого учебника. Футболисты используют стероиды, потому что их используют другие игроки в команде. Теория субкультуры и теория социального контроля для молодежной преступности. Клод Фишер (1975, 1995) субкультурная теория урбанизма призвана объяснить, как и почему социальные отношения изменяются в зависимости от численности населения в поселениях. Эта теория разделена на три раздела: субкультура правонарушителей, дифференциальные возможности и другие теории субкультур. Бандитская субкультура отличается неутилитарностью. В этом задании меня попросили оценить основные моменты субкультурных теорий и их критики. Члены субкультуры обычно имеют общие убеждения и ценности, которые их привлекают. Они также стремились преодолеть то, что воспринималось как ограничения этих моделей, и расширить их уникальные сильные стороны. Например, Миллер использовал культуру низшего класса для объяснения делинквентного поведения молодежи из низшего класса, заявляя, что девиантность является нормой в культурах низшего класса. Эти субкультуры могут быть основаны на употреблении наркотиков, этнической принадлежности, религии, регионе или множестве других принадлежностей. Постоянно в новостях мы слышим о росте определенных субкультур, например, о росте «культуры толстовок» среди подростков. В этой исчерпывающей книге Уильямс помогает читателям понять теорию субкультур. Введение. например, продвижение по службе (предлагает больше денег и статуса, но меньше времени для семьи — это НЕ привлекает некоторых людей), такие группы, как «Культура хиппи» (1960-х) или Новый . Пересмотр/расширение — Теория субкультуры насилия Пересмотр/расширение теории субкультуры насилия Насилие проистекает из обстоятельств жизни бедняков из гетто Проживание в этих районах подвергает людей особому риску стать жертвами агрессивного поведения Например, молодежь могут настаивать на том, чтобы курить марихуану в косяке. К 1950-м и 1960-м годам теоретики криминологии определили ограничения экологических и символических вариантов взаимодействия субкультурной теории. Хиппи были одной из самых влиятельных контркультур 20-го века. В криминологии субкультурная теория возникла из работы Чикагской школы по бандам и развилась через школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и отношения, которые способствуют преступности и насилию. Субкультурные теоретики утверждают, что девиантность является результатом отрыва от общества целых групп, имеющих девиантные ценности (субкультуры), а девиантность является результатом подчинения этих людей ценностям и нормам субкультуры, к которой они принадлежат. Некоторые примеры субкультур могут включать хиппи, готов, поклонников хип-хопа или хэви-метала, но примеры бесконечны. Мы используем термин «субкультура наркотиков» как взаимосвязанный кластер культурных элементов, связанных с употреблением запрещенных наркотиков в социальных условиях. Примеры субкультур включают байкеров, мормонов, трекки и бодибилдеров. В соответствии с теорией пособничества и подстрекательства и теорией заговора всех пятерых можно судить за действия, предпринятые другими. контркультура, всегда противоположная тому, что считается культурой большинства людей. Известными примерами, которые являются синонимами панка, являются ботинки Doc Marten, английские булавки, непонятные прически и журнал для фанатов. А. субкультура. Примеры молодежных субкультур. акт или пример создания субкультуры. Субкультуры также могут рассматриваться как неблагоприятные, потому что . Теория социального обучения Акерса фокусируется на . III. Согласно образовательному сайту Chegg, поскольку этот термин относится к меньшей культуре внутри культуры, все группы людей со схожими интересами, обычаями, убеждениями, профессиями и происхождением могут принадлежать к субкультуре. Другие способы включают пол, этническую принадлежность и возраст. Мод — это субкультура, зародившаяся в Лондоне в 1958, которые распространились по Великобритании и другим странам. 18. В общественном пространстве социальные отношения обычно поверхностны. Субкультуры являются неотъемлемой частью общества и сохраняют в неизменном виде определенные характеристики. Использование отклонений для создания стигмы известно как социальный контроль, важный аспект анализа отношений между субкультурами, расой и отклонениями (Becker, 1966). ИГРАТЬ В. Учиться. Основное внимание в теории субкультуры уделяется . Основное внимание уделяется преступности несовершеннолетних, потому что теоретики считают, что если эта модель правонарушений . Субкультурная теория. Байкеры — люди, интересующиеся мотоциклами, которые часто объединяются в группы, путешествующие вместе. Это формирование реакции означает, что субъект крайне остро реагирует на ситуации. Таким образом, теория субкультуры имеет тенденцию объяснять преступность, которая затрагивает определенное общество, поэтому она является структурной. Принимая во внимание, что предполагается, что субкультура относится к более низкому подчиненному или . Тест. Этнические банды. Нью-Йорк: Рутледж. Субкультуры развивают свои собственные нормы и ценности в отношении культурных, политических и сексуальных вопросов. 1. Банды прочно существуют как самобытная субкультура. Теория передачи культуры. . Примером дела, в котором культурная защита использовалась в качестве убедительной части обычной правовой нормы, был молодой человек по имени Конг Моуа. Таким образом, основное недовольство современным миром выражалось, например, в одежде или неблагозвучной музыке с целью деконструкции традиционных концепций или культурных фактов. Субкультуры имеют свои ценности и нормы, касающиеся политических, культурных и сексуальных вопросов. Раса — это один из способов, которым мы идентифицируем себя и друг друга в обществе. Понятие было сформулировано в ранней социальной теории для обращения к разнообразным социокультурным формам, включенным в тотальность, будь то общество или национальная культура. Понятие было сформулировано в ранней социальной теории для обращения к разнообразным социокультурным формам, включенным в тотальность, будь то общество или национальная культура. Субкультура — это группа людей внутри культуры, которая отличается от родительской культуры, к которой она принадлежит, часто сохраняя некоторые из своих основополагающих принципов. Субкультурная теория. Субкультурная теория Коэна исходит из того, что преступность является следствием объединения молодежи в так называемые субкультуры, в которых доминируют девиантные ценности и моральные представления. 42 субкультуры. Подростковые субкультуры называются кликами. По словам Альберта Коэна, субкультура правонарушителей — это наиболее преступное поведение, встречающееся у молодых мужчин из низшего класса, и это наиболее частая форма преступности банд. Пик движения пришелся на 19 в.69 Лето любви и . Субкультура — это термин для группы людей в обществе, которые придерживаются ценностей, отличных от общества в целом. Эта идея пытается объяснить, почему правонарушения так часто происходят в бандах и среди мужчин из низшего рабочего класса. Коэн намеревался развить теорию напряжения Мертона и, в частности, ответить на вопросы о том, почему группы совершают преступления и почему люди совершают неутилитарные действия. Скачать. . Фэндом — фанаты фильмов, знаменитости или любые общие интересы. Субкультурная теория правонарушений объясняет субкультуру, существующую в обществе, которая содержит различные системы ценностей. В этом задании меня попросили оценить основные моменты субкультурных теорий и их критики. 128) Поэтому важно отметить, что в теории Хебдиге субкультуры были отклонениями от анонимной культуры, направленными на… . Основное внимание уделяется преступности несовершеннолетних, потому что теоретики считают, что если эта модель правонарушений . Например, мальчик из низших классов всегда стремится приспособиться к более высоким социальным слоям, но сталкивается с этим. «Микро» означает «маленький», а «макро» означает «большой». Теория социального контроля Эта теория связана с объяснением уровня преступности и взглядов на мировоззрение. Поскольку эти мальчики не способны добиться успеха, они прибегают к процессу, который Коэн называет формированием реакции. Простая теория субкультурной теории, студенты сталкиваются с этими проблемами, когда конфликтуют с другими студентами. Люди субкультуры являются частью более крупной культуры, но также имеют определенную идентичность в рамках меньшей группы. Связанной со старением, которая влияет на культуру пожилых людей, например, является теория субкультуры старения, которая представляет собой группу, имеющую свои собственные нормы, ожидания, убеждения, и они разделяют физические ограничения и… В криминологии субкультурная теория возникла из работы Чикагской школы по бандам и развилась через школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и отношения, которые способствуют преступности и насилию. Этнические и расовые группы разделяют язык, пищу и обычаи своего наследия. Субкультуры могут формировать прочные социальные связи и стать важным элементом . Вольфганг, Марвин и Франко Ферракути. В статье будет предпринята попытка сослаться на эти теории и/или использовать их как часть экзамена. Теория, которая объясняет, что насилие сконцентрировано в сообществах рабочего класса из-за норм и ценностей, допускающих насилие. . Карточки. Субкультура воспринимается как подрыв нормальности. Если история молодежных субкультур неизменно начинается с Teddy Boys, то история рок- и поп-музыки часто так же бросает якорь в середине. . Что такое теория субкультуры? Каган 1991; Маца 1964; Магглтон 2000. В социологии понятие субкультуры объясняет поведение некоторых социальных групп; социологи изучают субкультуры как один из способов изучения культуры. Чтобы ответить на этот вопрос, заданный мне, я перейду к точному описанию того, что такое субкультура, затем я перейду к изложению различных теоретиков, которые выдвинули теории относительно того, что такое субкультура, почему она возникает и как они могут ее оценивать. и поймать его, показывая . Никакой общей теории не возникло, несмотря на многочисленные попытки определить это понятие как теоретическую конструкцию (но см. Yinger, 19).60; 1977). Субкультуры. Чтобы ответить на этот вопрос, заданный мне, я перейду к точному описанию того, что такое субкультура, затем я перейду к изложению различных теоретиков, которые выдвинули теории относительно того, что такое субкультура и почему она возникает. Есть четыре человека, о которых вам нужно знать для теории субкультуры: 1. Субкультура определяется ее готовностью участвовать. Большое количество исследований документирует огромное количество субкультур. Субкультурная теория: основы. Однако, что же такое субкультуры, и действительно ли они так сильно связаны с преступностью и девиантным поведением? ЛГБТ — все менее маргинализированное сообщество лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. А. субкультура. . Клод Фишер (1975; 1995) урбанистическая теория призвана объяснить, как и почему социальные отношения изменяются в зависимости от численности населения в поселениях. . При этом он развил две волны по обеим сторонам . Субкультурная теория урбанизма. Субкультуры являются частью общества, сохраняя при этом свои специфические характеристики. Евреи и члены «Чаепития» являются примерами субкультур в американской теории субкультуры правонарушителей. Во многих случаях субкультура растет вокруг таких занятий, как искусство, музыка, хобби и спорт. Многие факторы могут поместить человека в одну или несколько субкультур. По данным Портсмутского университета, субкультурная теория преступников Альберта Коэна утверждает, что правонарушения часто возникают как субкультура из-за общего чувства экономического и социального неблагополучия в обществе. Пример субкультуры включает в себя следующие группы людей с длительным существованием, такие как анонимные алкоголики, битники, байкеры, фэндомы, уродцы, ЛГБТ, военные ребята, рокабилли, скинхеды, выживальщики и т. д. Это также связано с такими факторами образа жизни, как мода. Теория субкультур — изобретение англо-американских социологов и криминалистов XIX в.60-х и 1970-х годов. Теория и общая концепция субкультур получили дальнейшее развитие в Бирмингемской школе, современных теоретиках. 1. Вместо этого эти социологи разработали теорию возможностей субкультур, которая постулирует, что молодежь, сталкивающаяся с трудностями, ищет незаконные решения в своей собственной социальной среде, которые позволяют… Во-первых, это руководители, чьими главными заботами являются финансы и накопление капитала. наркотические субкультуры), которые C и O считали . Теоретическая основа теории субкультуры насилия требует разграничения тех субкультурных ценностей, которые разделяет значительная часть населения (Wolfgang, 2001, стр. 113). Субкультура создается на основе такой идеи, как музыка, возраст, местоположение, религия или даже образ жизни. Итак, на мезоуровне анализа социологи рассматривают . Введение. Вы можете использовать его в качестве примера при написании собственного эссе или использовать его как источник, но со ссылкой на него. Субкультура теории насилия может . Хиппи. Концепция субкультуры имеет особенно сильную, но противоречивую траекторию в социальных науках в целом и антропологии в частности. 6 Итак, культура – ​​это идеи общества. Это сочинение написал однокурсник. это группа людей, разделяющих набор второстепенных ценностей, например, защитники окружающей среды. Сделано. Те теоретики, которые верят в слабо структурированную субкультурную идентичность (например, в исследовании 2002 года, проведенном Национальным институтом злоупотребления наркотиками, 2,5% восьмиклассников и 10-классников и 4% двенадцатиклассников признались в употреблении стероидов в некоторых случаях. Нет общей теории злоупотребления наркотиками). появились субкультуры. В то время как еврейская субкультура основана на общих религиозных ценностях, движение «Чайная партия» было в первую очередь основано на неудовлетворенности политическим статусом. и общество в целом, из которого оно возникло.83, Хокинс подверг критике субкультурную теорию насилия, которая обычно используется для объяснения различий в убийствах между африканцами. В общественной сфере социальные отношения обычно поверхностны, потому что люди обычно взаимодействуют с другими. Члены банд чаще одобряли манипулятивное и инструментальное отношение к закону, а также неуважение к полиции. Предположения этой теории заключаются в том, что ее легко отличить от другой культуры, например, от Гравитации. На страницах 74-76 нового учебника Роба Уэбба рассматриваются субкультурные теории. Субкультура насилия, разработанная Марвином Вольфгангом и Франко Ферракути, утверждает, что насилие проявляется не в каждой ситуации, а скорее в том, что люди постоянно готовы к насилию. Фрик-сцена — субкультура, зародившаяся в конце 1960-е с элементами хиппи и панка. Эти субкультурные ценности были важными предикторами самости. Согласно теории, городская жизнь делится на общественную и частную сферы. Этот пример эссе «Гипотеза о субкультуре насилия» опубликован только в образовательных и информационных целях. Хути, Норму Джин и их кузена Джаспера должны были судить в одной группе. Редакция 🙂 Термины в этом наборе (20) Что такое субкультура. Новые медиа, такие как Интернет, создают уникальные социальные связи. Например, Миллер использовал для объяснения культуру низшего класса. Примеры молодежных субкультур. Расцвет субкультурной перспективы. ИССЛЕДОВАНИЕ. Текст фокусируется на концепциях и анализе, но все же включает примеры, чтобы дать читателям представление о том, как эти теории проявляются в субкультурных сценах. Орфографии. Второй — это инженеры, решающие проблемы, которые используют технологии для разработки систем, процессов и . Но прежде чем можно будет попытаться более точно прояснить понятие субкультуры, необходимо изучить более широкий и родственный термин «культура». Именно ценности, убеждения и правила составляют это общество. Субкультура берет свое начало в небольшой группе стильных лондонских молодых людей, которые… Кембридж: Политическая пресса. Согласно теории, городская жизнь делится на общественную и частную сферы. В Соединенных Штатах существуют тысячи субкультур. 42 субкультуры. Хиппи. Экспертный участник. В криминологии субкультурная теория возникла из работы Чикагской школы по бандам и развилась через школу символического интеракционизма в набор теорий, утверждающих, что определенные группы или субкультуры в обществе имеют ценности и отношения, которые способствуют преступности и насилию. Но прежде чем можно будет попытаться более точно прояснить понятие субкультуры, необходимо изучить более широкий и родственный термин «культура». Субкультура насилия: к интегрированной теории криминологии. Сочетание теории напряжения и субкультурной теории. Скачать. Узнайте о различиях между культурой и . В основном они относятся к молодым мужчинам из городского рабочего класса, поведение которых противоречит доминирующему обществу. Если вам нужно индивидуальное эссе или исследовательская работа по этой теме, пожалуйста, воспользуйтесь нашими услугами по написанию. Это предназначено для подходов к преступности в теории и с различными другими ответами. Хиппи были одной из самых влиятельных контркультур 20-го века. Субкультурная теория: традиции и концепции. Эссе, страницы 13 (3242 слова) Просмотры. . Теория. Большая часть полевых исследований, которые привели к формулированию теории культурного расхождения, проводилась среди иммигрантских уличных банд в Чикаго и Бостоне в первой половине двадцатого века. На протяжении более полувека субкультурная теория оказывает все большее влияние на изучение молодежной преступности (Young, 2010). Они начались в середине 1960-х годов в Соединенных Штатах как молодежная субкультура, характеризующаяся свободной любовью, утопическим социализмом, сексуальной революцией и психоделическим искусством и музыкой. Еще один пример теории разобщения, если после выхода на пенсию женщины испытывают потерю социальных сетей и самоудовлетворенность работой. Примеры: субкультурами могут быть готы, эмо, серфингисты, кореши и т. д. Теория субкультур фокусируется на отношениях между группами и их культурами. Теории субкультуры, как правило, предполагают, что общественные контексты, свободные от родительского контроля, создают пространство для музыкального самовыражения молодежи. . Субкультурная теория стала доминирующей теорией своего времени. Пик движения пришелся на 19 в.69 Лето любви и . Темы: Политика криминальной культуры. Субкультура. Субкультура — это культура в рамках более широкой основной культуры со своими собственными ценностями, практиками и убеждениями. Субкультуры — это группы, имеющие ценности, нормы и/или культурные модели, которые отличают группу от общества в целом. Раса — это один из способов, которым мы идентифицируем себя с другими. Представители субкультур, агенты управления, политики, государственные и частные силовые структуры, СМИ. Основные спорные моменты внутри субкультурной теории можно сгруппировать в три области.