Методы регулирования психоэмоционального состояния: Методы регулирования психоэмоционального состояния, применяемые при занятиях физической культуры и спортом

Содержание

Методы регулирования психоэмоционального состояния, применяемые при занятиях физической культурой и спортом

     Таблица 3

     Изменение умственной работоспособности студентов  за экзаменационный период, к исходному  уровню, принятому за 100%

Период  обследования Группы
  1-я 2-я 3-я
Сразу после третьего экзамена 23,1 31,4 46,7
На  следующий день 80,3 82,2 99,8
Сразу после завершения всей сессии (четырех  экзаменов) 64,5 78,9 89,4
Через неделю после сессии 82,3 89,3 100,5
 

     Нецелесообразно изучать технику новых упражнений и пытаться совершенствовать ее. Направленность этих занятий можно характеризовать как профилактическую, а для занимающихся спортом - как поддерживающую уровень тренированности. 

 

 

     Динамика  учебного процесса с его неравномерностью распределения нагрузок и интенсификацией во время экзаменационной сессии является своего рода испытанием организма студентов. Происходит снижение функциональной устойчивости к физическим и психоэмоциональным нагрузкам, возрастает негативное влияние гиподинамики, нарушений режимов труда и отдыха, сна и питания, интоксикации организма из-за вредных привычек; возникает состояние общего утомления, переходящее в переутомление.

     Позитивный  характер изменений умственной работоспособности достигается во многом при адекватном для каждого индивида использовании средств физической культуры, методов и режимов воздействия. Обобщенными характеристиками эффективного внедрения средств физической культуры в учебный процесс, обеспечивающих состояние высокой работоспособности студентов в учебно-трудовой деятельности, являются: длительное сохранение работоспособности в учебном труде; ускоренная врабатываемость; способность к ускоренному восстановлению; малая вариабельность функций, несущих основную нагрузку в различных видах учебного труда; эмоциональная и волевая устойчивость к сбивающим факторам, средняя выраженность эмоционального фона; снижение физиологической стоимости учебного труда на единицу работы. 

 

 

 

1. Здоровье человека и профилактика заболеваний. Учебное пособие. / Под ред. В.П. Зайцева. / Белгородская ГТАСМ, 1998.

  1. Валеология: формирование и укрепление здоровья. Учебное пособие. / Под ред. В.П. Зайцева. / Белгородская ГТАСМ, 1998.
  2. Социально-биологические основы физической культуры. Учебное пособие. /Под ред. Я.Н. Гулько./МГСУ, 1996.
  3. Общая физическая и спортивная подготовка в системе физического воспитания. Учебное пособие. / Под редакцией Т.Г. Савкива. МГСУ, 1995.
  4. Основы спортивной тренировки и методы контроля за состоянием организма студентов в вузе. Учебное пособие. / Под ред. Т.Г. Савкива. МГСУ, J997.
  5. Основы здорового образа жизни. Учебное пособие. / Под ред. Л.М. Крыловой. МГСУ, 1997.
  6. Врачебный контроль за физическим развитием, подготовленностью ифункциональным состоянием организма в процессе занятий физическими упражнениями и спортом в вузе. Учебное пособие. / Под ред. Т.Г. Савкива. МГСУ, 1995.
  7. Методические подходы к проведению занятий со студентами по лечебной физкультуре в специальных медицинских группах. Учебное пособие. / Под ред М.М. Щепотова, В.В. Садовского, М.В. Вдовина. Пензенская ГАСА, 1999.
  8. Физическая культура в вопросах и ответах. Учебное пособие. / Подред В.В. Садовского, В.З. Суровицкого. Пензенская ГАСА, 1999.

Физическая  культура. Учебное пособие/Под ред. В.А. Коваленко. – М.: АСВ, 2000

"Методы регулирования психоэмоционального состояния на занятиях физическими упражнениями и спортом", Физкультура и спорт

SCIENCE TIME

МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ НА ЗАНЯТИЯХ ФИЗИЧЕСКИМИ УПРАЖНЕНИЯМИ И СПОРТОМ Измаханова Мейрамгуль Ахметовна, Кызылординский государственный университет им. Коркыт Ата, г. Кызылорда, Казахстан

E-mail: [email protected]

Аннотация. В статье предприняты попытки определить значение ключевых понятий данного исследования, а также методы регулирования психоэмоционального состояния на занятиях физическими упражнениями.

Ключевые слова: психика, сознание, физические упражнения, спорт.

Психика или сознание — свойства мозга, в основе которых лежат высокоорганизованные нервные процессы в коре больших полушарий головного мозга. Все психические процессы имеют рефлекторную природу: они возникают как ответ на те или иные раздражения внешней или внутренней среды. Различают психические процессы: связанные с познавательной деятельностью (ощущение, восприятие, мышление, память, внимание и т. д.) — выражающие отношение человека к окружающим явлениям (различные виды эмоции) — связанные с волевыми действиями (желания, стремления, волевые усилия и т. д.)

У человека в отличии от животных, типологические свойства высшей нервной деятельности рассматриваются с учетом специфических механизмов его мозгавторой сигнальной системы, т. е. словесной сигнализации. У человека и животных имеется и общая система сигнализации, при которой организм воспринимает окружающее по предметам и явлениям, непосредственно воздействующим на органы чувств. Она обозначается как первая сигнальная система. Исходя из общих законов работы двух сигнальных систем, были установлены типологические различия у людей: для одних людей характерно преобладание эмоциональнообразовательного мышления, для другихотвлеченного мышления, а для третьих — сочетание этих двух видов характера мышления. Физиологической основой проявления одной из трех разновидностей характера мышления служит преобладание восприятия через первую или вторую сигнальную систему. Так, в первом случае (эмоционально;

[1, с.5].

образовательный характер мышления) преобладает восприятие через первую сигнальную систему — это представители «художественного типа» нервной деятельности. Во втором случае (отвлеченный характер мышления) преобладает восприятие через вторую сигнальную систему — это представители «мыслительного типа» нервной деятельности. В третьем случае восприятие окружающей действительности осуществляется посредством сбалансированных сигнальных систем — это представители «среднего типа» нервной деятельности [1, с.12−13].

Чрезвычайная тренировка одной из сигнальных систем вследствие особых условий жизни может стать помехой для развития другой сигнальной системы в силу отрицательной индукции на нее, т. е. проявления торможения менее тренируемой сигнальной системы. Из этого следует, что спортсмену как человеку, у которого происходит интенсивная тренировка первой сигнальной системы, нужно помнить о необходимости постоянного поддерживания высокого уровня деятельности второй сигнальной системы. Целенаправленная высококоординированная мышечная деятельность спортсмена должна быть постоянно под контролем сознания, должна осуществляться осмысленно (формирование и совершенствование двигательного навыка и длительное поддержание тренированности). Нельзя считать что спортивная нагрузка — это нагрузка только физическая. Больше того, чем более глубокая и разносторонняя умственная работа совершается в процессе овладения сложным двигательным навыком, тем более тонкие и сложные регуляторные механизмы вовлекаются в формирование динамического стереотипа двигательного акта. Отсюда следует, что правильно организованный тренировочный процесс — это путь к совершенствованию регуляторных механизмов центральной нервной системы и, следовательно, к тренировке свойств нервных процессов) [2, с.9].

Ощущение — отражение в сознании человека свойств внешних предметов и внутренних состояний организма — возникает при непосредственном воздействии раздражителей на соответствующие органы чувств. Физиологической основой ощущений являются процессы нервного возбуждения, протекающие в анализаторах. Ощущения, отражающие свойства предметов и явлений внешней среды: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, температурные, осязательные (тактильные). Ощущения, отражающие различные состояния внутренних органов: мышечно-двигательные ощущения, ощущения равновесия, органические и болевые) [ 2, с.14].

В частности, большую роль в спортивной деятельности играют мышечнодвигательные ощущения, имеющие сложный характер, т. к. вызываются одновременным раздражением различных рецепторов. Раздражение рецепторных окончаний в мышцах дает ощущение мышечного тонуса при выполнении движений. Ощущение мышечного напряжения и усилия связанно с

раздражением нервных окончаний в сухожилиях, а ощущение направления, формы и быстроты движений связано с раздражением рецепторов суставных поверхностей.

Отражение в сознании предметов и явлений окружающего мира при их непосредственном воздействии на рецепторы называется восприятием. Восприятие всегда имеет целостный характер — явления отражаются в совокупности их свойств и качеств. Сложные нервные процессы в коре головного мозга, лежащие в основе восприятия, вызываются комплексными раздражителями, действующими одновременно на разные рецепторы. Для таких процессов характерна одновременная и согласованная деятельность нескольких анализаторов.

Успешность многих видов спортивной деятельности во многом зависит от точности восприятия различных условий среды, в которых эти действия выполняются. Эти специальные восприятия в практике спорта называют: «чувство воды» — у пловцов, «чувство дистанции» — у боксеров, «чувство времени» — у бегунов, «чувство мяча» — у футболистов и др. Например, «чувство воды» — это весьма тонкое восприятие сопротивления воды при совершении движений в ней. Сопротивление воды воспринимается пловцом с помощью ощущений, полученных при выполнении гребковых движений. Это не только мускульно — двигательные ощущения пловца, но и ощущения давления воды и соприкосновения с ней. Эти и другие специализированные восприятия-показатели совершенства овладения техникой избранного вида спорта спортсмен может развить в себе, если будет анализировать сложную структуру восприятия, выделять в них наиболее существенные элементы и постарается в процессе тренировки делать их более совершенными, точными, «обостренными») [ 3, с.7−8].

Известно, что в различных видах спорта требуются различные уровни мобилизации. Даже в одном и том же виде спорта различные действия и навыки требуют для своей реализации различных уровней активации. Исследования, в которых эффективность деятельности сопоставлялась с различными уровнями активации спортсменов на протяжении дня, показали в частности, что для любых физических усилий существует оптимальный уровень возбуждений. Если этот уровень превышает оптимальный, то результаты спортивной деятельности ухудшаются. Перевозбуждение может ухудшить выполнение недостаточно освоенных движений или заданий, требующих точности (18, https://bakalavr-info.ru).

В показателях активации (психологических, мышечных, физиологических) существуют выраженные индивидуальные различия.

Ожидание предстоящей интенсивной деятельности приводит к изменению уровня возбуждения.

Методы регулирования психоэмоционального состояния. К методам, повышающим психоэмоциональное состояние, следует отнести [4, с.17−18]:

— введение в занятие упражнений на быстроту и ловкость;

— включение в занятие элементов спортивных игр, подвижных игр, танцев;

— музыкальное сопровождение упражнений во время разминки или танцевальных движений;

— метод соревнования (эстафеты) во время проведения занятий;

— приглашение болельщиков на соревнования;

— хорошее состояние спортивной базы и инвентаря, отвечающее санитарным нормам состояние мест занятий;

— сознательный набор контактов между спортсменами и тренерами, преподавателями для достижения каждым из них оптимального уровня активности;

— поощрение за правильное, четко выполненное задание.

К методам, нормализирующим психоэмоциональное состояние, следует отнести:

— повышение общей физической подготовки, тренировка на выносливость;

— включение ритмических и координированных движений в занятия;

— переключение на упражнения, развивающие другие. Не неутомленные работой мышечные группы или двигательные качества;

— общеукрепляющие упражнения, упражнения для снятия локального мышечного напряжения, дыхательные упражнения;

— релаксационная тренировка;

— аутогенная тренировка;

— «активный отдых», «производственная гимнастика», «физкультурная пауза».

Цель работы — ознакомиться с простейшими методами регулирования психоэмоционального состояния при занятиях физическими упражнениями и спортом.

В результате усвоения данной темы студенты должны: знать методы, повышающие и нормализующие психоэмоциональное состояние человека, занимающегося физическими упражнениями;

Уметь применять освоенные методики регулирования психоэмоционального состояния организма в практике занятий физическими упражнениями и спортом.

1. Кретти Б. Д. Психология в современном спорте.-М.:ФиС, 1978.

2. Леонова А. Б., Медведев В. И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности.- М., 1981.

3. Леонова А. Б., Кузнецова А. С. Психопрофилактика стрессов.-М.:Изд-во МГУ, 1993.

4. Линдеман X. Аутогенная тренировка, — М., 1983.

Методы Регулирования Психоэмоционального Состояния Реферат – Telegraph


➡➡➡ ПОДРОБНЕЕ ЖМИТЕ ЗДЕСЬ!

Методы Регулирования Психоэмоционального Состояния Реферат

Главная
Коллекция "Otherreferats"
Спорт и туризм
Методы регулирования психоэмоционального состояния, применимые на занятиях физической культурой и спортом

Общее представление о саморегуляции психоэмоционального состояния. Некоторые общие приемы регуляции эмоциональных состояний. Регулирующее музыкальное воздействие. Специальные виды массажа и двигательные упражнения. Классическая аутогенная тренировка.

посмотреть текст работы

скачать работу можно здесь

полная информация о работе

весь список подобных работ

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.
Размещено на http://www.allbest.ru/
Охрана собственного здоровья - это непосредственная обязанность каждого, он не вправе перекладывать ее на окружающих. Ведь нередко бывает и так, что человек неправильным образом жизни, вредными привычками, гиподинамией, перееданием уже к 20-30 годам доводит себя до катастрофического состояния и лишь тогда вспоминает о медицине. Здоровье это первая и важнейшая потребность человека, определяющая способность его к труду и обеспечивающая гармоническое развитие личности. Оно является важнейшей предпосылкой к познанию окружающего мира, к самоутверждению и счастью человека. Активная долгая жизнь - это важное слагаемое человеческого фактора. Здоровый образ жизни (ЗОЖ) - это образ жизни, основанный на принципах нравственности, рационально организованный, активный, трудовой, закаливающий и, в то же время, защищающий от неблагоприятных воздействий окружающей среды, позволяющий до глубокой старости сохранять нравственное, психическое и физическое здоровье. По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) "здоровье - это состояние физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов".
Вообще, можно говорить о трех видах здоровья: о здоровье физическом, психическом и нравственном (социальном): Физическое здоровье - это естественное состояние организма, обусловленное нормальным функционированием всех его органов и систем. Если хорошо работают все органы и системы, то и весь организм человека (система саморегулирующаяся) правильно функционирует и развивается.
Психическое здоровье зависит от состояния головного мозга, оно характеризуется уровнем и качеством мышления, развитием внимания и памяти, степенью эмоциональной устойчивости, развитием волевых качеств.
Нравственное здоровье определяется теми моральными принципами, которые являются основой социальной жизни чело века, т.е. жизни в определенном человеческом обществе.
Отличительными признаками нравственного здоровья человека являются, прежде всего, сознательное отношение к труду, овладение сокровищами культуры, активное неприятие нравов и привычек, противоречащих нормальному образу жизни. Физически и психически здоровый человек может быть нравственным уродом, если он пренебрегает нормами морали. Поэтому социальное здоровье считается высшей мерой человеческого здоровья. Нравственно здоровым людям присущ ряд общечеловеческих качеств, которые и делают их настоящими гражданами.
Упражнения на создание ощущения тяжести
Упражнения на создание ощущения тепла
«Солнечное сплетение излучает тепло»
«Дыхание совершенно спокойно. Дышится легко»
«Мое сердце работает спокойно, ритмично и надежно»
«Мышцы лица не напряжены. Лоб приятно прохладен»
Общая характеристика физиологических состояний организма при занятиях спортом. Особенности строения женского организма. Сравнительный анализ физиологических процессов, происходящих в организме при занятиях видами спорта с различной структурой движения. курсовая работа [40,6 K], добавлен 30.07.2011
Диагностика и самодиагностика состояния организма при регулярных занятиях физическими упражнениями и спортом. Самоконтроль, его основные методы, показатели и оценки. Физическое воспитание в высших учебных заведениях. Методы врачебного обследования. реферат [23,5 K], добавлен 12.02.2014
Врачебный контроль и врачебно-педагогические наблюдения как важная составная часть медицинских обследований. Определение воздействия тренировочных нагрузок на организм, занимающегося физической культурой. Самоконтроль в процессе физического воспитания. контрольная работа [22,3 K], добавлен 17.04.2015
Лечебная физкультура: общее понятие, основные средства, характерные особенности. Специальные упражнения с использованием тренажеров. Врачебный контроль и самоконтроль при выполнении упражнений. Применение массажа при лечении различных заболеваний. реферат [19,0 K], добавлен 12.02.2014
Организация работы по физическому воспитанию. Педагогический и врачебный контроль при занятиях физической культурой и спортом: содержание, цель, место. Самоконтроль за состоянием здоровья в процессе самостоятельных занятий. Ведение дневника самоконтроля. реферат [31,0 K], добавлен 19.12.2009
История массажа. Спортивный массаж и самомассаж. Краткие анатомо-физиологические основы массажа. Противопоказания к применению массажа и самомассажа. Техника массажа. Основные и вспомогательные приемы массажа. реферат [38,4 K], добавлен 06.10.2006
Понятие и виды здоровья. Система функциональных резервов организма. Элементы здорового образа жизни: рациональный режим труда и отдыха, искоренение вредных привычек, оптимальный двигательный режим, личная гигиена, закаливание, рациональное питание. реферат [24,5 K], добавлен 27.11.2010
Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д. PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах. Рекомендуем скачать работу .

© 2000 — 2020, ООО «Олбест»
Все права защищены

Методы регулирования психоэмоционального состояния ...
Методы регулирования психоэмоционального состояния
Методы регулирования психоэмоционального — КиберПедия
реферат - Методы регулирования психоэмоционального ...
Методы регулирования психоэмоционального состояния ...
Картина Врубеля Царевна Лебедь Сочинение 3
Какие Слова Не Засчитываются В Сочинении
Основные Принципы Международного Права Реферат
Ағылшын Тілі Мұғалімі Эссе
Отношение К Эвтаназии Сочинение

Конференции / РОСМЕДОБР-2018 / РОСОМЕД-2018 / ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЕ АВТОРСКОЙ МЕТОДИКИ «КЛАСС» ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ СИНДРОМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ И СТРЕССА, УПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫМ СОСТОЯНИЕМ В ЖИЗНИ И РАБОТЕ ВРАЧА

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЕ АВТОРСКОЙ МЕТОДИКИ «КЛАСС» ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ СИНДРОМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ И СТРЕССА, УПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫМ СОСТОЯНИЕМ В ЖИЗНИ И РАБОТЕ ВРАЧА

Автор(ы): Кныш О.Ю., Логвинов Ю.И.

Город: Москва

Учреждение: ГБУЗ ГКБ им. С. П. Боткина ДЗМ (Учебный центр для медицинских работников – Медицинский симуляционный центр Боткинской больницы)

Актуальность

Учебный центр для медицинских работников - МСЦ Боткинской больницы – один из крупнейших и мощных п о оснащению учебных центров в Европе. За период своей работы с 2015 по 2018 годы обучение прошли более 20 000 человек по практически всем медицинским специальностям.
Во время обучения с курсантами проводилось анкетирование и ряд опросов для повышения уровня образовательных программ. В ходе такого сбора обратной связи от медицинских работников, в частности выяснилось, что одной из актуальных проблем современной ситуации в медицине является профессиональное и эмоциональное выгорание и неумение управлять своим психоэмоциональным состоянием в стрессовых ситуациях.
По отзывам медицинских работников, выгорание негативно сказывается на психологическом и физическом здоровье, влияет на ряд профессиональных компетенций, затрудняет успешное лечение больных

Материалы и методы

В настоящее время в медицинском сообществе сформировалась потребность в создании простой и понятной, быстрой и эффективной методики работы по устранению профессионального выгорания и самостоятельному регулированию своего психоэмоционального состояния или работе со стрессом. Единой эффективной модели преодоления выгорания, удовлетворяющей указанным выше требованиям медицинских работников в настоящий момент нет, и каждое решение требует индивидуального подхода, который будет учитывать специфику человека, ситуации, конкретного учреждения. Однако первый шаг в работе над проблемой выгорания медицинских работников сделан именно в МСЦ Боткинской больницы.
На основе существующих разрозненных методик по работе со стрессом и профессиональным выгоранием был разработан свой авторский метод КЛАСС (Кныш-Логвинов Антистресс Система Саморегуляции). Предлагаемая методика КЛАСС полностью удовлетворяет основным требованиям и запросам медицинских работников: быстро, просто, эффективно, надежно, доступно. Для того, чтобы наиболее полно и эффективно использовать все возможности разработанной методики, специалистами МСЦ Боткинской больницы разработаны и внедрены программы дополнительной профессиональной подготовки и повышения квалификации медицинских работников: «Профилактика профессионального выгорания в работе врача» и «Профилактика стресса и эмоционального выгорания у среднего медицинского персонала».
В предлагаемой системе КЛАСС использованы проверенные методики как отечественных, так и зарубежных специалистов, дополнены техниками НЛП и самогипноза, что позволяет быстро и надежно проработать стрессовую ситуацию любой степени эмоциональной значимости и оперативно (за 7-10 минут) самостоятельно медицинскому работнику скорректировать свое психоэмоциональное состояние без привлечения специалистов в области психологии и психотерапии.
Методика КЛАСС состоит из 5-ти последовательных шагов:
1. Быстрая и остановка стрессового воздействия.
2. Психоэмоциональная перезагрузка человека.
3. Корректировка восприятия стрессовых факторов и ограничивающих убеждений.
4. Самогипноз для восстановления своего оптимального состояния.
5. Выстраивание позитивного восприятия и целеполагания.

Результаты

В МСЦ Боткинской больницы эффективность проведенных курсов с использованием методики КЛАСС была измерена с помощью стандартной процедуры входного и выходного тестирования курсантов. В тестировании приняли участие 127 медицинских сестер из 21 лечебного учреждения ДЗМ и 135 врачей из 30 лечебных учреждения ДЗМ.
Результаты тестирования показывают, что после прохождения учебной программы, у курсантов наблюдается уверенное снижение тревожности, симптомов депрессии, патологических стресс-реакциям и пр. в диапазоне 18-25%, а отдельных случаях и до 70-80%. Применение методики КЛАСС доказало свою эффективность в случае даже однократного применения в не замотивированной аудитории медицинских работников, прибывших по распоряжению руководства проходить обучение:
1. По тесту «Шкала безнадежности Бека» негативное отношение своего будущего снизилось у медсестер на 9,8%, у врачей на 10,5%.
2. По тесту «Шкала тревоги Бека», определяющему оценку степени выраженности тревожных расстройств, произошло снижение тревожности у медсестер на 16,8%, у врачей на 10,2%.
3. По тесту «Шкала депрессии Бека», ощущение своего состояния как депрессивного снизилось у медсестер на 33,8%, у врачей на 38,1%.
4. По тесту «Самочувствие в экстремальных условиях» предрасположенность медицинских работников к патологическим стресс реакциям улучшилась у медсестер на 20,5%, у врачей на 20%.

Выводы

Таким образом, в результате использования методики КЛАСС, при прохождения обучения по разработанным в Учебном центре для медицинских работников МСЦ Боткинской больницы программам, курсант на своем личном опыте ощущает снижение уровня стресса, тревожности и нестабильного психоэмоционального состояния, поэтому он может осознанно и уверенно применять практические навыки для того чтобы реагировать спокойно и адекватно на стрессовые ситуации:
• специалист может повлиять на свою оценку нестандартных и стрессовых ситуаций, т.е. умеет эмоционально более гибко воспринимать события, без излишних разрушающих переживаний;
• медицинский работник в состоянии не допустить развития разрушающих изменений в работе своего организма в том случае, если он уже отреагировал, т. е. правильно и своевременно успокоить себя и коллег, провести комплекс упражнений для восстановления своего психоэмоционального состояния.
В качестве объективной оценки слушателями предложенной программы по профилактике синдрома профессионального и эмоционального выгорания может служить раздел «Отзывы» на сайте ГКБ им. С.П. Боткина: https://botkinmoscow.ru/simcenter/otzyvy-msc/

Тема: Организация здравоохранения
Админ 1

Work Program | Система проектирования учебных курсов и рейтинга студентов СурГПУ

1 Техника безопасности на занятиях волейболом. Развитие общей выносливости. Практическая работа (АК) . Специальные беговые и прыжковые упражнения Применение
Составить комплекс дыхательных упражнений Творчество
2 Возникновение и развитие игры волейбол. Развитие специальной ловкости. Практическая работа (АК) Составление комплексов упражнений, способствующих развитию скоростных качеств Творчество
Составление комплексов упражнений, способствующих развитию развитию общей выносливости Творчество
3 Развитие координационных способностей и вестибулярной устойчивости Практическая работа (АК) Подобрать комплекс упражнений для подготовки к сдаче ГТО Творчество
Выполнение комплекса ГТО Применение
4 Возникновение и развитие игры волейбол. Развитие специальной ловкости. Практическая работа (АК) Составить комплекс Творчество
Составить комплекс Творчество
5 Развитие прыгучести. Специальные упражнения для развития прыгучести Практическая работа (АК) Составление комплексов упражнений, способствующих развитию скоростных качеств Творчество
Составление комплексов упражнений, способствующих развитию силы Творчество
6 Развитие прыжковой выносливости. Специальные прыжковые упражнения Практическая работа (АК) Составить комплекс Творчество
Составить комплекс упражнений для своего типа телосложения Творчество
7 Развитие специальных качеств волейболиста. Упражнения для развития ловкости. Практическая работа (АК) Овладеть техникой сомомассажа Применение
Знать основу физиологического механизма формирования двигательных навыков Применение
8 Стойки, перемещения, остановки. Обучение верхней передаче мяча.Обучениеприему мяча снизу. Практическая работа (АК) Подготовить подводящие упражнения, применяемы для изучения игровых приемов в облегченных условиях Творчество
Передачи мяча в зоны , нападающий удар Применение
9 Технико-тактическая подготовка. Прием мяча снизу. Практическая работа (АК) Подготовить подводящие упражнения, применяемы для изучения игровых приемов в облегченных условиях Творчество
Одиночное блокирование Применение
10 Передачи мяча с изменениями расстояния, траектории и направления Практическая работа (АК) Выполнение технических элементов Применение
Подготовить подводящие упражнения, применяемы для изучения игровых приемов в облегченных условиях Творчество
11 Физкультурные минутки, физкультурные паузы и производственная гимнастика. Практическая работа (АК) 6. Ознакомиться с комплексами упражнений для работников умственного труда и др. профессий Узнавание
Составить комплекс Творчество
Составить комплекс упражнений для своего типа телосложения Творчество
12 Методы самоконтроля состояния здоровья и физического развития. Практическая работа (АК) Составить комплекс дыхательных упражнений Творчество
Выполнение комплекса ГТО Применение
13 Правила игры в волейбол. Скоростно-силовые упражнения Практическая работа (АК) . Беседа, просмотр презентации Узнавание
Специальные беговые и прыжковые упражнения Узнавание
14 Техника игры в нападении. Развитие гибкости. Практическая работа (АК) Выполнение технических элементов Применение
Специальные беговые и прыжковые упражнения Применение
15 Нижняя прямая подача. Техника нападающего удара. Практическая работа (АК) Выполнение технических элементов Применение
16 Нижняя боковая подача. Техника нападающего удара Практическая работа (АК) Выполнение технических элементов Применение
17 Верхняя прямая подача. Техника нападающего удара. Практическая работа (АК) Выполнение технических элементов Применение
Выполнение комплекса ГТО Применение
18 Учебная игра в волейбол. Практическая работа (АК) Выполнение технических элементов Применение
19 Развитие физических качеств (сила, быстрота). Практическая работа (АК) Результаты не указаны
20 Методы регулирования психоэмоциональным состоянием, применяемые на занятиях физической культурой и спортом. Принципы аутогенной тренировки. Практическая работа (АК) Выполнение упражнений по регулированию психо-эмоционального состояния Применение
Выполнение аутогенных упражнения Применение

ТРЕНИНГ В ИНТЕРАКТИВНОЙ СРЕДЕ КАК ТЕХНОЛОГИЯ УЛУЧШЕНИЯ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ СТУДЕНТОВ В ОБУЧЕНИИ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

ТРЕНИНГ В ИНТЕРАКТИВНОЙ СРЕДЕ КАК ТЕХНОЛОГИЯ УЛУЧШЕНИЯ
ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ СТУДЕНТОВ В ОБУЧЕНИИ

Научная статья

Абдурагимова Л.А. 1, *, Савзиханова М. А.2

1 Северо-Кавказский Институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции,
Махачкала, Россия;

2 Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (nudurmagomedov[at]mail.ru)

Аннотация

В статье обоснована актуальность проблемы создания интерактивной психоэмоциональной атмосферы в учебном процессе вуза. Для решения этой проблемы предложена экспериментально обоснованная методика, включающая усвоение студентами техник регулирования психоэмоционального состояния, развитие умений разрешения ситуаций тревожности, неопределенности и неустойчивости в учебном процессе, развитие умений управления психоэмоциональным состоянием в интерактивной образовательной среде, развитие компетенций самоорганизации в имитируемой или реальной профессиональной деятельности. Качественный анализ результатов посредством опросника САН-самочувствие, активность и настроение, оценки выполненных студентами учебных заданий и заключения независимых экспертов показал высокую эффективность методики.

Ключевые слова: психоэмоциональное состояние, психологический тренинг, интерактивная образовательная среда, продуктивность учебной деятельности.

INTERACTIVE ENVIRONMENT TRAINING AS THE TECHNOLOGY FOR THE IMPROVEMENT OF PSYCHOEMOTIONAL STATE OF STUDENTS DURING STUDYING

Research article

Abduragimova L.A. 1, *, Savzikhanova M.A.2

1 North-Caucasus Institute, the branch of The All-Russian State University of Justice, Makhachkala, Russia;

2 Dagestan State University, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (nudurmagomedov[at]mail.ru)

Abstract

The article justifies the topicality of creating an interactive psychoemotional atmosphere of higher education establishments’ academic activities. To solve this problem, we suggest an experimentally-grounded method, including the students mastering techniques of regulating their psychoemotional state, developing the ability to address danger situation, ambiguity and fragility in the educational process, developing the ability to manage the psychoemotional state in an interactive educational environment, and developing self-organization competences in simulated and real professional activities. A qualitative analysis of the results through the SAN questionnaire (state of health, activity, and mood), assessing the students’ assignments completed and neutral experts’ opinions demonstrated the high efficiency of the method.

Keywords: psychoemotional state, mindset training, interactive educational environment, learning activity productivity.

Современная социальная, учебная и трудовая деятельность человека происходит в условиях повышенного информационного и эмоционального, напряжения, которые повышают психическую нагрузку на студентов в принятии и реализации целесообразных и оптимальных решений. Исследователи отмечают, что учебный процесс в вузе для студентов и преподавателей является желанным, интересным, важным, но, одновременно, трудным, тревожным и напряженным процессом. Современным студентам приходится выдерживать физические, умственные, нравственные, волевые, интеллектуальные и эмоциональные нагрузки как на этапе восприятия и понимания изучаемых знаний, так и в создании собственных смыслов знаний и размышлений над ними. В связи с этим стала актуальной проблема создания в учебном процессе высшей школы комфортной среды, в которой студенты могут найти психологическую поддержку в открытом взаимодействии с содержанием изучаемых дисциплин, с преподавателями и другими студентами. В традиционной практике профессионального образования для решения данной проблемы предлагаются различные формы психологического сопровождения образовательного процесса в вузе, необходимость которого в последние годы активно обсуждается учеными и практическими работниками. В числе наиболее распространенных форм психологического сопровождения студентов известны: студенческая психологическая служба, кабинет психологической помощи, служба психологического сопровождения личностного развития студентов, психологическая подготовка преподавателей к управлению учебным процессом.

Микроклимат в студенческой группе очень важен для продуктивной учебной деятельности и развития личности студента. Возможность достижения психологически комфортного состояния студентов в учебной деятельности обеспечивается разнообразными способами. В психологической практике известна методика ДФС (дифференцированные функциональные состояния) «Огненный цветок» И. Н. Каланаускаса, использование которой позволяет научить человека регулировать свое психоэмоциональное состояние в общении с миром и другими людьми. Он считает, что его методика является комплексом методов и технологий, позволяющий перейти от неуправляемого эмоционирования к целостному переживанию и активной саморегуляции [1]. Ее можно использовать в разных областях жизни людей, есть перспективы использования той методики и в создании комфортной открытой среды обучения студентов в профессиональном образовании. Для этого можно совмещать эту методику с психологическим тренингом в интерактивной образовательной среде, поскольку интерактивная среда может создавать непрерывную череду ситуаций неопределенности и неустойчивости поведения студентов в учебном процессе.

Для обоснования такого утверждения необходимо обратиться к характеристике категорий “тренинг” и “интерактивная среда”. Само понятие «тренинг» (от англ. training) пока не получило однозначного определения и рассматривается как обучение, тренировка или дрессировка. В 1991 году Комиссия по трудовым ресурсам Великобритании (Manpower Services Commission, MSC) тренинг определила как “запланированный заранее процесс, цель которого изменить отношение, знания или поведение участников с помощью обучающего опыта, и направленный на развитие навыков выполнения определенной деятельности или нескольких видов деятельности” [2].

В психологическом словаре тренинг связывают с психотерапевтическими технологиями и определена как “совокупность психотерапевтических, психокоррекционных и обучающих методов, направленных на развитие навыков самопознания, саморегуляции, общения и межперсонального взаимодействия и развития коммуникативных и профессиональных умений” [3]. В связи с этим выделяют и противопоказания в применении тренинга как технологии обучения и общения. В их числе приводят: возможность возникновения дискомфортных условий, депрессий, неврозов, тревожных состояний, потребность обращения к психоаналитику [4]. При этом необходимо иметь в виду, что указанные дискомфортные условия взаимодействия студентов в тренинге нельзя рассматривать как помехи для технологии, а их необходимо целенаправленно создавать для стимулирования и поддержки активных действий в развитии студентов.

Некоторые исследователи рассматривают тренинг как “технологию психологического воздействия на личность и группу, с целью их взаимодействия, осуществляемая в единстве и последовательности процессов обучения, коррекции и развития” [5]. В такой позиции, игнорируется взаимодействие как психологический механизм и сущностный компонент педагогических процессов, без которого трудно узнать о позитивных изменениях в психологическом состоянии студентов в тренинге.

Особое место в характеристике тренингов занимает социально-психологический тренинг, который позволяет снимать напряжение и создавать благоприятную атмосферу в образовательной среде. Об этом свидетельствует описание его этапов: установление контакта снятием барьеров и созданием атмосферы доверия, повышение коммуникативной грамотности участников, приучение к конструктивному выражению отношений, утверждение уверенности во взаимодействии, самопрезентация позиции участников, погружение в свой внутренний мир для анализа иных позиций, выход на осмысление планов своего развития [6, с. 95].

Как видно из данных трактовок тренинга, в образовательных системах его используют для отработки умений общения, практических навыков деятельности, формирования профессиональных компетенций. Но в последние годы проведен ряд психологических исследований в которых педагогические процессы и психологическое взаимодействие единогласно отнесены к синергетическим процессам, и отмечаемые дискомфортные условия связывают именно с нелинейным и неустойчивым характером взаимоотношений участников педагогических процессов. В этой позиции утверждают, что “тренинг невозможен без интерактивности, в которой возникает активное взаимодействие с другими людьми и получение от них обратной связи в форме информации о своих действиях” [7, с. 12].

В связи с этим в современном профессиональном образовании постепенно утверждаются принципы синергетики и в психологических исследованиях тренинг воспринимается как группа методов развития способностей к обучению и овладению любым сложным видом деятельности [8]. В связи с этим тренинг в современном его представлении является интерактивным взаимодействием студентов и преподавателей в области раскрытия и развития своих энергетических ресурсов и опыта регулирования своих действий в разных видах деятельности. Большое внимание при этом уделяется работе с личностными смыслами, самооценкой, обращением человека к собственным целям и приоритетам жизни [9].

Уникальность современных тренингов в интерактивной образовательной среде заключается в том, что они направлены не только на формирование компетенций и умений деятельности, а на развитие мобильных умений самоорганизации студентов, на раскрытие механизмов самосознания и творческого потенциала через открытость окружающему миру и другим людям. Для этого в каждое упражнение тренинга в интерактивной среде необходимо включать приемы регулирования эмоционального и интеллектуального напряжения студентов. Проходя через этот процесс открытий, участник тренинга получает доступ к новым уровням свободы выбора, самовыражения, самооценки на основе сопоставления своего понимания с иными позициями. Тренинг в интерактивной образовательной среде создает условия создания собственных мыслей, идей и позиций, но дает еще возможность апробации жизненности этих идей в оценке других участников. Интерактивный тренинг, как правило, идет в группах и дает возможность одновременного взаимодействия участников со своей внутренней культурой, с содержанием информации из разных источников, с нормативными знаниями, с преподавателем и с другими студентами [10].

Такие возможности тренингов позволяют делать их неотъемлемыми элементами современных интерактивных технологий в целях снятия интеллектуального и эмоционального напряжения и стимулирования динамики развития мыслительных процессов и успешности учебной деятельности студентов. Для этого необходима специальная подготовка студентов к овладению умениями регулирования психоэмоционального состояния, умениями разрешения ситуаций неопределенности и неустойчивости в интерактивной образовательной среде, приемами управления своим психологическим состоянием в ситуациях мыслительного и эмоционального напряжения и умениями регулирования психоэмоционального состояния в имитируемых или реальных ситуациях профессиональной деятельности.

В нашем исследовании выявлялся характер взаимодействия названных направлений подготовки студентов с созданием благоприятного климата в учебном процессе и способностью студентов к управлению своим психоэмоциональным состоянием. В исследование были включены более 126 студентов первых-третьих курсов Дагестанского государственного университета и юридического института. При подборе состава участников эксперимента учитывался свободный выбор студентов и наличие у них значительных затруднений в самоорганизации учебной деятельности. Работа проводилась в течение последних двух лет. Тренинги проводились раз в неделю с группами по 10-12 человек с использованием приемов релаксации, невербальных упражнений, групповых дискуссий, ролевых и деловых игр. Респонденты были предварительно ознакомлены с программой тренингов и перспективными целями их организации. Задания в программе соствлялись с учетом следующих критериев оценки позитивного изменения в психоэмоциональном состоянии студентов и развитии у них умений самоорганизации: Целью программы было овладение студентами инструментами управления своим поведением как на уровне мобилизации потенциала своих психических и познавательных процессов во время учебы, так и в развитии профессиональных компетенций в их дальнейшей профессиональной деятельности.

В соответствии с программой работа начиналась с изучения студентами известных в психологии приемов релаксации своего состояния (созерцание, напряжение мышц, объятия, слушание музыки, чаепитие, идентификация в образе, концентрация внимания, распределенное внимание, аутогенные упражнения). В проведении этих упражнения были использованы модифицированные методики И. Каланаускаса “огненный цветок”. На этом этапе формировалось осознание студентами действенности инструментов регулирования своего поведения.

На втором этапе студенты включались в психологические тренинги, в которых инициировались ситуации эмоционального и интеллектуального напряжения, требующие оперативного реагирования и принятия решений студентами. В ходе выполнения этих упражнений студенты начинали понимать значимость умений управления своим психоэмоциональным состоянием для повышения продуктивности учебной деятельности.

На третьем этапе взаимодействие преподавателя и студентов приобретало противоречивый характер. Преподаватели по разным учебным дисциплинам целенаправленно создавали для студентов ситуации напряжения, а студенты, используя усвоенные ими методы релаксации, старались снижать степень напряжения и рационально разрешать созданные ситуации напряжения. Для этого были разработаны и использованы интерактивные технологии: событийное размышление, сценическое движение, учебная встреча, научная клиника, диалог размышлений, интеллектуальный турнир. В ходе такой работы развивались компетенции самоорганизации студентов в своей учебной деятельности.

На четвертом этапе выходили на выявление уровня готовности студентов к реализации своего потенциала управления поведением в имитируемой и реальной профессиональной деятельности. При этом были использованы интерактивные технологии: ролевая и деловая игра, кейс-технология со сбором и анализом практического материала, обучение в сотрудничестве, групповая самопрезентация, конкурс профессиональных компетенций, ассессмент-центр, деловая игра с онлайн оценкой представителей работодателей.

Качество результатов исследования по динамике психоэмоционального состояния студентов оценивалось по методике САН – самочувствие, активность, настроение [11], а по успешности учебной деятельности – по анализу выполненных студентами учебных заданий и оценкам независимых экспертов. Опросник САН был проведен в начале и в конце исследования. Сравнение результатов показал значительные позитивные изменения в управлении студентами своим психоэмоциональным состоянием в ситуациях учебных затруднений. Так количество студентов с тревожным состоянием сократилось на треть (31,7%), а количество студентов с комфортным психоэмоцональным состоянием, возросло примерно на столько же (33,6%). При этом показатели по самочувствию, активности и настроению коррелируют между собой. Соответственно можно утверждать, что активность, которую стимулировали интерактивные технологии, позитивно повлияла на улучшение психоэмоционального состояния студентов. Анализ выполненных студентами учебных заданий показал, что к концу исследовательской работы их продуктивность повысилась адекватно психологическому состоянию студентов. Оценка результатов по ранговой корреляции Спирмена показала , что наблюдается значимая корреляция между психоэмоциональным состоянием студентов и успешностью выполнения учебных заданий. Экспертные наблюдения и оценки также оказались на стороне продуктивного влияния психоэмоционального состояния студенческих групп на успешность их учебной деятельности.

 Обобщение результатов наших поисков позволяет выделить следующие специфические характеристики описанной методики:

 – создание и постоянная поддержка комфортного психоэмоционального состояния студентов значительно повышает продуктивность их учебных достижений.

 – развитие умений студентов к управлению своим поведением и деятельностью должно быть проведено не отдельным курсом, а в рамках учебных дисциплин.

 – повышение активности студентов, стимулируемое интерактивными образовательными технологиями, значимо улучшает самочувствие, настроение и психоэмоциональное состояние студентов в учебном процессе.

 – методики подготовки студентов к управлению своим психоэмоциональным состоянием должны быть обязательным составным компонентом современного профессионального образования.

 – в работе преподавателя по развитию умений регулирования психоэмоционального состояния студентов необходимо соблюдать адекватность целенаправленного создаваемого напряжения уровню развития умений студентов управлять своим психоэмоциональным состоянием.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Калинаускас И. Жизнь как пространство отношений. Методика ДФС «Огненный цветок» / И. Калинаускас – СПб.: Изд-во “Питер”, 2009. [Электронный ресурс] – URL: https://www.libfox.ru/ 93751-25-igor-kalinauskas-ognennyy-tsvetok-metodika-dfs.html#book (дата обращения 02.07.2020)
  2. Что есть тренинг? [Коллекция определений и описаний]. [Электронный ресурс] – URL: http://treko.ru/show_article_913(дата обращения 02.07.2020)
  3. Тренинг // Психологический словарь. [Электронный ресурс] – URL: https:// vslovare. info/slovo/ psihologicheskiij-slovar/trening/38468 (дата обращения 11.07.2020)
  4. Мозговой С. Г. Тренинг как эффективный метод обучения студентов / С. Г. Мозговой, А. И. Казакова, Н. Ю. Кирова, А. П.. Канунникова [Электронный ресурс] – URL: https://www.sworld. com.ua/index.php/pedagogy-psychology-and-sociology-411/interactive-learning-technologies-and-innovations-in-education-411/11037-411-017 (дата обращения 12.07.2020)
  5. Макаров Ю. В. Тренинг как технология психологического воздействия на личность и группу с целью их взаимодействия / Ю. В. Макаров. [Электронный ресурс] – URL: http://www. emissia. org/offline/ 2014/2245.htm (дата обращения 09.07.2020)
  6. Кулганов В.А. Коррекция психоэмоциональных состояний тревожных подростков / В.А. Кулганов, Р.С. Гаркуша // Здоровье и образ жизни учащихся в современных условиях: взгляд врача и педагога [Текст] : материалы V Рег. науч.-практ. конф., 16-17 сент. 2013 г. – СПб., 2013. – С. 93-99
  7. Сидоренко Е. В. Технологии создания тренинга : от замысла к результату / Е. Сидоренко. – Санкт-Петербург : Речь, 2007. – 327с.
  8. Емельянов, Ю. Н. Активное социально-психологическое обучение / Ю. Н. Емельянов. – Л. : Изд-во ЛГУ, 1985. – 167с
  9. Нюдюрмагомедов А. Н. Технологии стимулирования и развития смыслосозидающего образования студентов [текст] / А.Н. Нюдюрмагомедов , М.А. Савзиханова, С.М. Хаджиев // Высшее образование сегодня, 2018 – № 8.- с.5-9
  10. Интерактивные образовательные технологии в высшей школе: научно-методическое пособие / под ред. профессора А.Н.Нюдюрмагомедова. [Текст] – Махачкала: Издательство ДГУ, 2019. – 94с.
  11. Опросник САН: самочувствие, активность, настроение (В.А. Доскин, Н.А. Лаврентьева, В.Б. Шарай и М.П. Мирошников). [Электронный ресурс] – URL: http://psmetodiki.ru/ index.php/vzroslye/lichnost/141-oprosnik-san-samochuvstvie-aktivnost-nastroenie-v-a-doskin-n-a-lavrenteva-v-b-sharaj-i-m-p-miroshnikov (дата обращения 18.07.2020)

Список литературы на английском языке / List of references

  1. Kalinauskas I. Zhizn’ kak prostranstvo otnoshenij. Metodika DFS «Ognennyj cvetok» [Life as a space of relations. Methodology of DFS “Fire Flower”] / I. Kalinauskas – St. Petersburg: Publishing house “Piter”, 2009. [Electronic resource] –URL: https://www.libfox.ru/ 93751-25-igor-kalinauskas-ognennyy-tsvetok-metodika-dfs.html # book (accessed 07/02/2020) [in Russian]
  2. Chto est’ trening? (Kollekcija opredelenij i opisanij) [What is training? (Collection of definitions and descriptions)]. [Electronic resource] –URL: http://treko.ru/show_article_913 (accessed 07/02/2020) [in Russian]
  3. Trening [Training] // Psihologicheskij slovar’ [Psychological Dictionary]. [Electronic resource] –URL: https: // vslovare. info / slovo / psihologicheskiij-slovar / trening / 38468 (accessed 07/11/2020) [in Russian]
  4. Mozgovoy S. G. Trening kak jeffektivnyj metod obuchenija studentov [Training as an effective method of teaching students] / S. G. Mozgovoj, A. I. Kazakova, N. Ju. Kirova, A. P.. Kanunnikova. [Electronic resource] –URL: https: //www.sworld. com.ua/index.php/pedagogy-psychology-and-sociology-411/interactive-learning-technologies-and-innovations-in-education-411/11037-411-017 (accessed 07/12/2020) [in Russian]
  5. Makarov Y. V. Trening kak tehnologija psihologicheskogo vozdejstvija na lichnost’ i gruppu s cel’ju ih vzaimodejstvija [Training as a technology of psychological influence on a person and a group for the purpose of their interaction] / Ju. V. Makarov. [Electronic resource] –URL: http: // www. emissia. org / offline / 2014 / 2245.htm (accessed 07/09/2020) [in Russian]
  6. Kulganov V.A. Korrekcija psihojemocional’nyh sostojanij trevozhnyh podrostkov [Correction of psychoemotional states of anxious adolescents] / V.A. Kulganov, R.S. Garkusha // Zdorov’e i obraz zhizni uchashhihsja v sovremennyh uslovijah: vzgljad vracha i pedagoga [Health and lifestyle of students in modern conditions: the view of a doctor and teacher] materials V Reg. scientific-practical conf., 16-17 Sept. 2013 – SPb., 2013 .- .P 93-99 [in Russian]
  7. Sidorenko E.V. Tehnologii sozdanija treninga : ot zamysla k rezul’tatu [Technologies of training creation: from concept to result] / E. Sidorenko. – St. Petersburg: Rech, 2007 .- 327p. [in Russian]
  8. Emelyanov Y. N. Aktivnoe social’no-psihologicheskoe obuchenie [Active social and psychological education] / Yu. N. Emelyanov. – L.: Publishing house of Leningrad State University, 1985. – 167p [in Russian]
  9. Nyudyurmagomedov A.N. Tehnologii stimulirovanija i razvitija smyslosozidajushhego obrazovanija studentov [Technologies of stimulation and development of meaning-creating education of students] / A.N. Nyudyurmagomedov, M.A. Savzikhanova, S.M. Khadzhiev // Higher education today, 2018 – No. 8.- p. 5-9 [in Russian]
  10. Interaktivnye obrazovatel’nye tehnologii v vysshej shkole: nauchno-metodicheskoe posobie [Interactive educational technologies in higher education: scientific and methodological manual] / ed. Professor A.N. Nyudyurmagomedov [text] – Makhachkala: DSU Publishing House, 2019. – 94p. [in Russian]
  11. Oprosnik SAN: samochuvstvie, aktivnost’, nastroenie [Questionnaire SAN: health, activity, mood] (V.A. Doskin, N.A. Lavrent’eva, V.B. Sharai and M.P. Miroshnikov). [Electronic resource] –URL: http://psmetodiki.ru/index.php / vzroslye / lichnost / 141-oprosnik-san-samochuvstvie-aktivnost-nastroenie-va-doskin-na-lavrenteva-vb-sharaj-imp-miroshnikov (accessed 18.07. 2020) [in Russian]

Кафедра физического воспитания | РГУ имени С.А. Есенина

Адрес г. Рязань, ул. Свободы, д. 46
Тел.: 8 (4912) 28-04-23

С 2003 года заведует кафедрой Ольга Александровна Плаксина, кандидат педагогических наук, доцент.
E-mail:
[email protected]

Ольга Александровна Плаксина – заведующий кафедрой физического воспитания с 2003 г., кандидат педагогических наук, доцент. Родилась 17 февраля 1960 г. в Шацком районе Рязанской области, п. Свеженькая. По окончании школы поступила в МГПИ имени Крупской, г. Йошкар-Ола (1977-1981 гг.).

За период обучения в вузе выполнила разряд мастера спорта по лыжным гонкам. Ольга Александровна является участником международных студенческих соревнований по лыжным гонкам, многократным победителем соревнований различного уровня среди студентов СССР.  После окончания вуза работала три года тренером в опорном пункте олимпийской подготовки в Йошкар-Оле. Она подготовила 2 мастера спорта и 5 кандидатов в мастера спорта по лыжным гонкам.

С 1984 г. работает в РГПИ в должности ассистента.

С 1988 г. назначена старшим преподавателем, является ответственным за спортивно-массовую работу в вузе.

С 1988 г. по 2016 г. являлась заместителем председателя спортивного клуба.

В 2008 г. защитила диссертацию на тему «Формирование ценностного отношения к здоровому образу жизни у студентов педагогических специальностей университета» по специальности 13.00.01 «Общая педагогика, история педагогики и образования». Научный руководитель – доктор педагогических наук Романов А.А.

Плаксиной О.А. опубликовано более 40 научных трудов. Из них 7 статей в журналах ВАК, 4 учебно-методические рекомендации.

Имеет награды:

2007 г. – знак «За вклад в развитие Университета»;

2008 г. – медаль к 100-летию профсоюзов России;

2012 г. – знак «Почётный работник высшего профессионального образования РФ»;

2014 г. – знак губернатора Рязанской области «За Усердие»;

2015 г. – знак «Отличник физической культуры и спорта».

История кафедры:

Физическая культура как предмет была введена в учебный план Рязанского аграрно-педагогического института в 1930 г. Первым преподавателем физической культуры был А.Н. Смехов.

В сентябре 1932 г. создается кафедра военного обучения и физкультуры. Военная кафедра выполняла свою работу вплоть до 1939 г.

Функционирует спортивный зал и кабинет площадью 80 кв.м. Команда стрелков добивается большого успеха, заняв второе место в заочных соревнованиях между педагогическими вузами страны.

В мае 1937 г. вводится должность старшего преподавателя физической культуры. Им стал Сергей Сергеевич Иванов. Впервые студенты приняли участие в двадцатидневном учебно-тренировочном сборе.

С сентября 1939 г. в институте организуется самостоятельная кафедра физической культуры. Исполняющим обязанности заведующего кафедрой назначен Григорий Иванович Навозов, окончивший Московский центральный институт физической культуры в 1926 г. На кафедре работали 6 преподавателей. Студенты выступали по многим видам спорта, особенно по гимнастике.

9 августа 1942 г. институт был эвакуирован в г. Шацк. Заведующим военной кафедрой был Н.И. Лыгин.

В октябре 1944 г. институт опять вернулся в г. Рязань. Заведующим военно-физкультурной кафедрой назначен майор М.Г. Раздолин, затем – полковник Б.Н. Попов.

С февраля 1945 г. по май 1945 г. – Герой Советского Союза, полковник Иван Михайлович Огнев.

В августе 1947 г. вновь организуется кафедра физического воспитания. Исполняющим обязанности заведующего кафедрой утверждается Леонид Васильевич Мельников. Спортсмены становятся сильнейшими в городе. Сборные команды принимают участие в соревнованиях различного уровня.

Заведующие кафедрой в следующие 10 лет:

1949-1953 гг. – Сергей Сергеевич Иванов.

1953-1955 гг. – Антонина Яковлевна Моисеенко.

1955-1957 гг. – Григорий Иванович Навозов.

1957-1981 гг. Наибольший авторитет в городе и в институте кафедра приобрела с приходом Зои Константиновны Байковой, выпускницы Московского института физической культуры. Она была человеком высокой культуры, специалистом высокого класса. В этот период кафедра была одним из мощных, известных и уважаемых студентами и преподавателями структурных подразделений вуза. Кафедра выступала одним из основных инициаторов строительства летнего оздоровительного лагеря «Полянка». Коллектив кафедры пополнился молодыми перспективными преподавателями: В.С Кордюковым (гимнастика), П.И. Курицыным (лыжные гонки), В.Д. Черновой (художественная гимнастика), Н.И. Потемкиным  (лёгкая атлетика), И.В. Паневой (волейбол), А.Б. Ворониным (баскетбол) и другими.

Лучшие преподаватели кафедры были переведены на факультет физической культуры, который  создан в 1980 г..

С августа 1981 г. по август 1988 г. кафедру возглавлял кандидат педагогических наук А.И. Бабаков. Был оборудован второй зал. Функционировали группы со спортивной направленностью: лыжи, волейбол, легкая атлетика, классическая борьба, спортивная гимнастика.

С сентября 1986 г. по 1988 г. кафедру возглавляла кандидат педагогических наук Валентина Александровна Беляева, мастер спорта по лыжным гонкам. По её инициативе на 3 этаже главного корпуса ремонтируется и оснащается малый тренажёрный зал. Ремонтируется зал тяжёлой атлетики и выдвигается идея строительства игрового спортивного зала.

С августа 1988 г. по август 2002 г. кафедрой заведовал кандидат биологических наук Владимир Нилович Лешко. В этот период кафедра получила новый физкультурно-оздоровительный комплекс площадью 780 км. м., в котором проводятся учебные и тренировочные занятия.

С сентября 2003 г. и по настоящее время кафедрой руководит кандидат педагогических наук, доцент Ольга Александровна Плаксина, мастер спорта по лыжным гонкам. Совместная работа кафедры и спортивного клуба даёт высокие результаты сборных команд при поддержке руководства университета.

В 2017 г. в эксплуатацию введён бассейн «Классика». В связи с этим расширилась спортивная база университета для проведения учебно-тренировочных занятий. На кафедре открылись специализации по плаванию, баскетболу и волейболу.

Состав кафедры:

 


  • Плаксина Ольга Александровна – заведующий кафедрой, кандидат педагогических наук, доцент, мастер спорта по лыжным гонкам, вузовский стаж – 36 лет
  • Орлова Любовь Талматовна – заместитель заведующего кафедрой, доцент, кандидат педагогических наук, ответственная за научно-методическую работу на кафедре, тренер-преподаватель по настольному теннису, золотой значок ГТО, вузовский стаж – 13 лет
  • Киреев Сергей Валентинович – заместитель заведующего кафедрой, старший преподаватель, ответственный за учебную работу на кафедре, вузовский стаж – 40 лет
  • Шилкина Галина Николаевна – зам. декана по воспитательной работе, старший преподаватель, ответственная за спортивно-массовую работу на физико-математическом факультете, КМС по лыжным гонкам, золотой значок ГТО, вузовский стаж – 15 лет
  • Донскова Валерия Валериевна – старший преподаватель, ответственная за спортивно-массовую работу на юридическом факультете, тренер-преподаватель по плаванию, мастер спорта по плаванию, золотой значок ГТО, вузовский стаж – 16 лет
  • Дрынкина Екатерина Юьревна – старший преподаватель, тренер-преподаватель по атлетической гимнастике, вузовский стаж – 6 лет
  • Еськов Евгений Анатольевич – старший преподаватель, ответственный за спортивно-массовую работу в институте естественных наук, вузовский стаж – 16 лет
  • Зайцев Сергей Иванович – старший преподаватель, ответственный за спортивно-массовую работу в институте психологии, педагогики и социальной работы, вузовский стаж – 39 лет
  • Земскова Ольга Александровна – старший преподаватель, ответственная за учебную работу на кафедре, КМС по лыжным гонкам, золотой значок ГТО, вузовский стаж – 17 лет
  • Калинин Василий Евгеньевич –старший преподаватель, ответственный за спортивно-массовую работу на факультете русской филологии и национальной культуры, КМС по шахматам, тренер-преподаватель по шахматам, золотой значок ГТО,  вузовский стаж – 18 лет
  • Лоренц Ольга Анатольевна – старший преподаватель, ответственная за спортивно-массовую работу на факультете истории и международных отношений, золотой значок ГТО, вузовский стаж – 20 лет
  • Михайлов Дмитрий Дмитриевич – старший преподаватель, ответственный за спортивно-массовую работу в институте иностранных языков, тренер–преподаватель по баскетболу, вузовский стаж – 27 лет
  • Рыбцова Ольга Матвеевна – старший преподаватель, ответственная за спортивно-массовую работу на факультете экономики и ФСУ, тренер–преподаватель по оздоровительной суставной гимнастике, КМС по спортивной гимнастике, вузовский стаж – 35 года

Научная и учебно-методическая деятельность:

В соответствии с требованиями ФГОС, целью освоения дисциплины «Физическая культура и спорт» является формирование компетенций по физической культуре, направленных на развитие личности студента и способности применения средств и методов физической культуры и спорта для сохранения и укрепления здоровья, психофизической подготовки и самоподготовки к будущей жизни и профессиональной деятельности.

Для достижения поставленной цели на кафедре физического воспитания предусматривается решение следующих задач:

 — формирование у студентов мотивационно-ценностного отношения к здоровью и занятиям физкультурно-спортивной деятельностью;

 — освоение системы знаний о социально-биологических, психолого-педагогических основах физической культуры;

— овладение системой методических умений, обеспечивающих сохранение и укрепление здоровья, развитие и совершенствование двигательных умений и психофизических качеств, необходимых в профессиональной деятельности;

— приобретение опыта использования методико-практических знаний для самосовершенствования.

Кафедра физического воспитания обеспечивает учебный процесс по дисциплине «Физическая культура и спорт» на всех факультетах по следующим направлениям:

— организация и проведение учебного процесса по дисциплине «Физическая культура и спорт» со студентами 1-3 курсов с применением ДОТ, обеспечивающего укрепление здоровья студентов, повышение их работоспособности, улучшение физической подготовленности и заинтересованности в физическом самосовершенствовании и здоровом образе жизни, приобретение студентами теоретических знаний, практических умений и навыков в области использования средств физической культуры в жизни, в том числе в профессиональной деятельности;

— методическое обеспечение учебных занятий по физической культуре в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта ВО;

— организация и проведение учебно-тренировочного процесса со студентами, занимающимися в спортивных секциях университета;

— организация и проведение внутриуниверситетских спортивно-массовых мероприятий по различным видам спорта;

— участие в обеспечении подготовки сборных команд университета к областным спортивным играм молодежи среди студентов вузов и военных институтов по многим видам спорта и соревнованиям Всероссийского спортивного студенческого союза по ведущим видам спорта;

— обеспечение учебного и тренировочного процессов необходимым инвентарем и оборудованием, сборные команды университета – соответствующей спортивной формой; обеспечение морального и материального поощрения лучших спортсменов и команд-победительниц различных соревнований;

— сотрудничество с городскими, областными, Всероссийскими спортивными и другими организациями по проблемам физической культуры и спорта; вся спортивная и физкультурно-массовая работа проводится в контакте со спортивным клубом и факультетом физической культуры.

Практические занятия проводятся в спортивном зале, в тренажерных залах, районе лесопарка и на открытых площадках городского парка, бассейне «Классика».

Преподаватели кафедры занимаются тренерской деятельностью, под их руководством студенты неоднократно становились победителями и призерами соревнований различного уровня:

  • Д.Д. Михайлов – баскетбол (женский)
  • В.Е. Калинин – шахматы
  • Л.Т. Орлова – настольный теннис
  • В.В. Донскова – плавание

С 2019 г. начали функционировать оздоровительные кружки по направлениям:

  • Атлетическая и оздоровительная гимнастика (девушки и юноши)
  • Оздоровительная аэробика
  • Плавание

Научная деятельность преподавателей связана с общекафедральной темой «Пути повышения эффективности учебного процесса по физической культуре». Руководитель исследования – к.п.н, доцент О.А. Плаксина.

Преподавателями кафедры опубликованы научные работы и методические рекомендации. Наиболее значимые из них:

  1. Плаксина О.А. «Некоторые аспекты формирования у бакалавров университета ценностного отношения к физической культуре и здоровому образу жизни»
  2. Донскова В.В. «Плавание как необходимый вид двигательной активности в адаптивной физической культуре»
  3. Донскова В.В., Земскова О.А. «Влияние личности преподавателя на эффективность занятий по физической культуре»
  4. Лоренц О.А. «Спортивные игры как средство физического воспитания студентов»
  5. Рыбцова О.М. «К вопросу об определении профессионально-значимых качеств тренера»
  6. Лоренц О.А., Земскова О.А. «Методы регулирования психоэмоционального состояния студента»

Учебно-методические рекомендации и пособия:

  1. Плаксина, О.А. «Педагогика здоровья: программа курса и методические рекомендации»
  2. Киреев С.В. «Лечебная физкультура в системе физической подготовки студентов специальных медицинских групп»
  3. Михайлов Д.Д. «Физическая подготовка баскетболиста в ВУЗе»
  4. Орлова Л.Т. «Занятия оздоровительной направленности на тренажёрах со студентами подготовительной группы»
  5. Орлова Л.Т. «Методика развития общей выносливости на практических занятиях по легкой атлетике со студентками подготовительной медицинской группы здоровья»

 

Электронный ресурс:

  1. Михайлов Д.Д. Силовая подготовка баскетболистов / Режим доступа: http://www.rsu.edu.ru/wordpress/wp-content/uploads/2011
  2. Киреев С.В. Методика воспитания физических качеств / Режим доступа: http://www.rsu.edu.ru/wordpress/wp-content/uploads/2011

Нормативные документы:

  • приказ РФ от 1994 г. № 777 «Об организации процесса физического воспитания в высших учебных заведениях» / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.consultant.ru
  • приказ Минздрава РФ от 20.08.2001 г. № 337 «О мерах по дальнейшему развитию и совершенствованию спортивной медицины и лечебной физкультуры»/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.webapteka.ru/phdocs/doc824.html
  • Федеральный закон РФ от 04.12.07 г. № 329-ФЗ (в ред. От 12.14 г.) «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_173465/
  • письмо Министерства образования РФ от 25.11.11 г. № 19-229 «О методических рекомендациях» (Разработка учебных программ по предмету «Физическая культура» / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71756416/ дата обращения 20.11.2020
  • Федеральный закон РФ от 29.12.2012 г. N 273-ФЗ (ред. От 31.12.14 г.) «Об образовании в Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Раздел «Литература» после первой лекции — http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/
  • письмо Минобрнауки РФ от 30 мая 2012 года N МД-583/19 Методические рекомендации «Медико-педагогический контроль за организацией занятий физической культурой обучающихся с отклонениями в состоянии здоровья», [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://docs.cntd.ru
  • приказ Минобрнауки России от 5 апреля 2017 г. N 301 «Об утверждении порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам высшего образования…»/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа / http://www.consultant.ru/

 

Контрольные вопросы для 1- ых курсов по лекционному материалу.

Лекция №1. Тема: «Физическая культура в общекультурной и профессиональной подготовке студентов»

Вопросы:

  1. Дать определение понятия «Физическая культура».
  2. Основоположник отечественной системы физического образования.
  3. С какого года преподается дисциплина «физическая культура» в высших учебных заведениях нашей страны.
  4. Назовите цель и задачи дисциплины «Физическая культура» в вузе.
  5. Кто осуществляет руководство процессом физического воспитания в вузе?
  6. Назовите формы занятий физического воспитания в вузе.
  7. Из каких разделов состоит учебный процесс по физической культуре?
  8. Как происходит распределение на группы на учебных занятиях по физической культуре?
  9. Назовите обязанности студента на учебных занятиях по физической культуре.
  10. Перечислить нормативно-правовые документы, согласно которым происходит реализация учебного процесса дисциплины физическая культура в вузе. Перечислить социальные функции физической культуры в вузе.
  11. В чем сущность гуманизации и по физической культуре?
  12. В чем сущность гуманитаризации образовательного процесса по физической культуре.
  13. Перечислить ценности образовательного процесса по физической культуре?
  14. Назвать компоненты ценностного отношения по физической культуре.
  15. Какие качественные характеристики результативности образовательного процесса по физической культуре можно выделить?
  16. Перечислите основные требования, необходимые для успешной аттестации студента (получение «зачета») по дисциплине «Физическая культура».
  17. Назвать структурные компоненты Физической культуры

Лекция №2 Тема: «ОСНОВЫ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ СТУДЕНТА.»

Вопросы:

  1. Понятие «Здоровье»
  2. Назвать виды здоровья
  3. Дать определение физического здоровья
  4. Какое здоровье определяет духовный потенциал человека?
  5. Факторы, влияющие на здоровье и продолжительность жизни человека
  6. Что изучает биометрология
  7. Влияние окружающей среды на здоровье
  8. Дать определение «Здоровый образ жизни»
  9. Назвать компоненты ЗОЖ
  10. Дать определение режиму труду и отдыха.
  11. Норма ночного сна учащейся молодежи?
  12. Дать определение рациональному питанию
  13. Укажите среднее суточное потребление энергии у девушек.
  14. Укажите среднее суточное потребление энергии у юношей.
  15. Организация двигательной активности
  16. Укажите в часах минимальную норму двигательной активности студента в неделю.
  17. Компоненты личной гигиены.
  18. Укажите виды и принципы закаливания организма.
  19. Вредные привычки и их последствия на организм.
  20. Укажите причины проявления вредных привычек
  21. Назовите меры профилактики вредных привычек
  22. Из чего состоит культура межличностного общения
  23. Психофизическая регуляция организма. Методы борьбы со стрессом
  24. Дать определение физического самовоспитания
  25. Назовите этапы формирования физического самовоспитания

Лекция №3 Тема: «Социально–биологические основы физической культуры»

Вопросы:

  1. Понятие социально–биологических основ физической культуры.
  2. Организм человека. Гомеостаз.
  3. Гиподинамия. Гипокинезия. МПК.
  4. Организм человека как биосистема.
  5. Понятие об органе и системе органов.
  6. Представление о мышечной системе и ее функциях.
  7. Функции кровеносной системы.
  8. Функции дыхания.
  9. Функции пищеварения.
  10. Функции нервной системы.
  11. Функции выделения.
  12. Эндокринная система.
  13. Влияние гиподинамии на человека.
  14. Обмен веществ.
  15. Внешняя среда и ее влияние на организм.
  16. Экология и ее влияние на организм.
  17. Утомление и его фазы развития.
  18. Взаимосвязь физической и умственной деятельности.
  19. Движение как важнейшее свойство организма.

Лекция №4 Тема: «Спорт. Общая физическая и спортивная подготовка студентов»

Вопросы:

  1. Физическое воспитание, формы, классификация
  2. Методические принципы физического воспитания.
  3. Методы и средства физического воспитания.
  4. Основы обучения движениям.
  5. Основы совершенствования физических качеств.
  6. Формирование психических качеств в процессе физического воспитания.
  7. Общая физическая подготовка, ее цели и задачи.
  8. Спортивная подготовка, ее цели и задачи.
  9. Средства и методы спортивной тренировки ее планирование и построение
  10. Спортивные соревнования как средство и метод общей и специальной подготовки
  11. Определение «спорт» виды спорта
  12. Индивидуальный выбор видов спорта или системы физических упражнений
  13. Система студенческих спортивных соревнований: внутривузовских, межвузовских, городские, окружные, всероссийские, международные.
  14. Коррекция общего физического развития, телосложения, совершенствование двигательных и функциональных возможностей средствами физической культуры

Литература

  1. Бишаева, А.А. Физическая культура: учебник / А.А. Бишаева, В.В. Малков. — Москва: КноРус, 2016. — 312 с. — (Бакалавриат). — Библиогр.: с. 294-297. — Рек. ФГБОУ ВПО «Рос. гос. пед. ун-т им. А. И. Герцена»; То же [Электронный ресурс]. — Режим доступа http://lib.sibsport.ru/www/libsport.nsf/0/2dc1fa8cb47e0af0462582020033b78a/$FILE/Бишаева.pdf : (дата обращения: 20.11.2020)
  2. Виленский М.Я. Физическая культура / под ред. М.Я. Виленского. — 3-е изд., стер. — Москва: КноРус, 2016. — 424 с. — (Бакалавриат). — Рек. РГПУ им. А.И. Герцена; То же [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://bmu.vrn.muzkult.ru/media/2018/08/02/1225661244/Vilenskij-Fizicheskaya-kultura.pdf  (дата обращения: 20.11.2020)
  3. «Литература» после второй, третьей и четвёртой лекций — нет документа — Виленский М.Я. Физическая культура / под ред. М.Я. Виленского. — 3-е изд., стер. — Москва: КноРус, 2016. — 424 с. — (Бакалавриат). — Рек. РГПУ им. А.И. Герцена; То же [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://bmu.vrn.muzkult.ru/media/2018/08/02/1225661244/Vilenskij-Fizicheskaya-kultura.pdf  (дата обращения: 20.11.2020)

 

Фотогалерея:

Социальная регуляция эмоций: интегративная междисциплинарная модель

Аннотация

Исследования в области регулирования эмоций в основном сосредоточены на том, как люди управляют своими эмоциями, но растет признание того, что способы, которыми мы регулируем эмоции другие тоже важны. Опираясь на работы из разных дисциплин, мы предлагаем интегративную модель психологических и нервных процессов, поддерживающих социальную регуляцию эмоций. Эта организационная структура, «цикл социального регулирования», определяет на нескольких уровнях описания акт регулирования эмоций другого человека, а также переживание того, что оно является объектом регулирования.Цикл описывает этапы обработки, которые побуждают регуляторы пытаться изменить эмоции целевого человека, влияние регуляции на процессы, генерирующие эмоции у цели, и на лежащие в основе нейронные системы.

За пределами личности: социальное регулирование эмоций

Если мы злимся на разногласия на работе, переживаем после разрыва или опечалены потерей любимого человека, способность регулировать свои эмоции имеет важное значение для поддержания психического здоровья , социальное функционирование и физическое благополучие.За последние двадцать лет наблюдался огромный рост исследований по регулированию эмоций [1]. По большей части эта работа была сосредоточена на способности человека саморегулировать свои эмоции. Эксперименты изучили, как конкретные регуляторные стратегии соотносятся с поведенческими, эмпирическими и физиологическими результатами [2]. Исследования нейровизуализации, сфокусированные в первую очередь на когнитивных способах управления эмоциями, показали, что эффективная регуляция поддерживается префронтальными системами, которые модулируют активность в значительной степени подкорковых систем, генерирующих эмоции [3].Кроме того, были предложены многоуровневые модели [4], которые описывают связи между использованием конкретных стратегий, поддерживающих когнитивные и аффективные процессы, и лежащими в основе нейронными системами.

Какими бы значительными ни были эти эмпирические и теоретические достижения, растет признание того, что понимание того, как люди регулируют эмоции друг друга, также важно. Социальная регуляция эмоций относится к одному человеку (регулятору), сознательно пытающемуся изменить эмоциональную реакцию другого индивида (цели), и в нескольких литературных источниках исследуются феномены социальной регуляции.Исследования в области развития изучили социализацию эмоций у детей, подчеркнув, что социальное регулирование не только улучшает текущее эмоциональное состояние ребенка, но также повышает его способность к саморегулированию в будущем [5,6]. Социальные и клинические исследования романтических пар подчеркивают двунаправленную природу эмоционального выражения и переживания, встраивая как цель, так и регулятор в непрерывный обмен, в котором оба взаимно формируют результаты друг друга [7]. Исследования организационного поведения подчеркивают реляционные преимущества регулирования социальных эмоций, особенно в отношении построения доверия [8–10].Кроме того, исследования в области социальной когнитивной нейробиологии обеспечивают понимание психологических процессов и нейронных систем, поддерживающих участие людей в регуляции социальных эмоций [3,11].

Социальное регулирование важно отчасти потому, что саморегулирование может быть проблематичным по нескольким причинам. Во-первых, люди часто не понимают своих эмоциональных реакций, иногда неверно интерпретируя источник или даже положительную или отрицательную природу своего возбуждения [12,13], тогда как сторонние наблюдатели могут быть более точными в этих суждениях [14,15].С другой стороны, эмоциональные реакции способствуют аффективно-конгруэнтному мышлению, которое помогает поддерживать аффективные реакции [16] и нарушает префронтальные системы контроля, поддерживающие саморегуляцию [17–20]. Кроме того, у некоторых людей, как правило, снижена способность к саморегуляции из-за незрелости (например, дети) [21], ухудшения (например, пожилые) [22] или нарушения (например, психиатрические группы) [23] префронтальной функции. В таких случаях орган социального регулирования может использовать свой исполнительный потенциал для реализации регуляторных стратегий от имени объекта.

По мере того, как эмпирические исследования социальной регуляции эмоций продолжают расширяться в этих разнообразных областях, становится все более важным интегрировать идеи, полученные в каждой из них, для достижения всеобъемлющей точки зрения. Однако до настоящего времени такая интеграция была минимальной, и в этой литературе прогресс часто происходил разрозненно. Цель этого обзора - предоставить интегративную и всеобъемлющую основу для понимания социальной регуляции эмоций, которая может преодолеть множество способов, которыми она исторически изучалась, и определить возможности для будущих исследований.Таким образом, этот обзор отличается от предыдущих обзоров социальной регуляции эмоций, которые были сосредоточены на описании непрофессиональных концепций этого явления [24], выявлении социальных мотивов саморегулирующихся эмоций [25] или преимуществах межличностных эмоций для социальных отношений регулирование [7]. Вместо этого этот обзор направлен на синтез текущих знаний по целому ряду дисциплин, чтобы прояснить подходы, которые используют регуляторы при попытке управлять эмоциями целей, задействованные психологические процессы и нейронные системы, которые их поддерживают.Основная цель - определение работающей модели социальной регуляции эмоций. Хотя эта модель является в некоторой степени предварительной, учитывая текущее состояние междисциплинарной работы в этой области, мы намерены создать организационную структуру и проверяемые прогнозы, которые могут направлять будущие поведенческие и нейробиологические исследования.

С этой целью обзор состоит из трех частей. В первом мы определяем социальное регулирование в отличие от других связанных конструкций и вводим цикл социального регулирования (SRC).SRC определяет последовательность этапов обработки, задействованных, когда один человек пытается регулировать эмоции другого человека, и, как таковой, может использоваться для систематизации выводов и теорий из различных областей. Вторая и третья части раскрывают этапы обработки SRC с точки зрения регулятора и цели. Хотя скудные нейробиологические исследования изучали многие аспекты SRC, мы опираемся на соответствующую литературу, чтобы предположить вероятные нейронные основы. Наконец, мы завершаем обсуждение потенциальных приложений этой модели в различных областях исследований и предлагаем направления для будущих исследований.

SRC

На сегодняшний день исследования регуляции эмоций сосредоточены в первую очередь на том, как люди управляют своими эмоциями. В то время как большинство попыток саморегулирования происходят в социальных контекстах [26] и имеют разветвления для социального функционирования (вставка 1), саморегулирование отличается от социального регулирования эмоций. Социальное регулирование происходит, когда один человек пытается изменить эмоциональные реакции другого человека. Вместо того, чтобы просто предлагать другим регулирующие стратегии, регуляторы социальных эмоций применяют стратегии для изменения характера, продолжительности или интенсивности эмоционального опыта и выражения целевого человека.Целенаправленный характер социального регулирования отличает его от связанных явлений, таких как социальное разделение, сочувствие или эмоциональное заражение, когда действия одного человека стратегически не направлены на влияние на эмоции другого. Хотя социальная регуляция эмоций может быть вызвана неявными процессами [27], настоящий обзор сосредоточен преимущественно на регулирующих целях и стратегиях, доступных для осознания.

Box 1

Социальные последствия саморегулирующихся эмоций

Хотя эмоции по своей сути являются социальными явлениями, которые используются для координации и передачи информации между людьми [31,119], и большинство попыток саморегулирования эмоций происходит в социальных контекстах [31,119]. 26], предыдущие исследования редко изучали влияние регуляции эмоций на социальную динамику [25].Тем не менее, существующие работы показывают, что те, кто более успешны в саморегулировании эмоций, испытывают меньше межличностных конфликтов и, как правило, имеют более качественные отношения [120]. Такая работа обычно противопоставляет эффекты различных стратегий (таких как переоценка и подавление поведения) в формировании межличностных отношений. Например, привычное использование подавления поведения снижает близость отношений, тогда как переоценка увеличивает как оценку симпатии, так и близость в отношениях со стороны сверстников [121].Точно так же среди студентов, переходящих в колледж, частое использование поведенческого подавления привело к меньшей социальной поддержке со стороны друзей, меньшему количеству близких отношений с другими и меньшему удовлетворению в отношениях [122, 123]. Межличностные издержки подавления поведения могут возникать из-за чувства недостоверности для регулятора [109] или напряженности во время взаимодействий, в которых одна из сторон подавляет свои реакции. В лабораторных исследованиях диадических взаимодействий, когда одна сторона участвует в поведенческом подавлении, кровяное давление и отрицательные аффекты возрастают для обеих сторон, и построение отношений нарушается [111].Напротив, использование переоценки связано с более тесными межличностными отношениями и более высоким социальным статусом с течением времени [122], а вмешательства, предполагающие переоценку, улучшают реакцию на конфликт. Например, просьба супругов переоценить источник конфликта в их браке со временем улучшает удовлетворенность браком [124], а участие в переоценке во время неразрешимого конфликта приводит к тому, что люди испытывают меньше негативных эмоций, направленных на другую сторону, и поддерживают усилия по примирению [125]. ].Эти данные свидетельствуют о том, что эффективное саморегулирование эмоций улучшает межличностные взаимодействия.

Мы концептуализируем социальную регуляцию эмоций как фундаментально межличностный SRC, который включает динамическую, взаимодействующую последовательность этапов обработки как для регулятора, так и для цели. В то время как эта концептуализация объединяет влияние нескольких областей исследований, три литературных источника наиболее ярко отражают ее многоуровневый, циклический характер. Первый - это социальные исследования и исследования в области развития диадических отношений, которые подчеркивают двунаправленную природу эмоций и последствия феноменов социальной регуляции [6,7], но не рассматривают лежащие в основе нейронные системы.Второй - поведенческие и мозговые исследования саморегуляции эмоций, которые предоставляют модели для концептуализации регуляции как итеративного цикла и проясняют механизмы, лежащие в основе различных классов стратегий [2,18]. Третий - это литература по социальной поддержке, в которой исследуется, как один человек может благотворно влиять на других [28,29], но не делает эмоции основным фокусом и часто концептуализирует оказание поддержки как контекстуальный фактор, составляющие психологические и нейронные процессы которого не исследуются. .SRC - это прототипная модель, основанная на результатах каждой из этих областей исследований, которая позволяет делать прогнозы о процессах, лежащих в основе социальной регуляции эмоций. Одним из преимуществ SRC является то, что он позволяет концептуализировать любой конкретный случай социального регулирования с точки зрения конкретных типов процессов, разворачивающихся как для регулирующих органов, так и для целей. Это позволяет описать для каждой стадии цикла на нескольких уровнях анализа соответствующее поведение, лежащие в основе психологические процессы и поддерживающие нейронные системы.Эти многоуровневые описания генерируют множество полезных прогнозов, в том числе объясняют, почему социальное регулятивное поведение приводит к определенным результатам.

Объединяя эти литературные источники, мы определяем социальное регулирование эмоций других как циклический процесс, имеющий сходство с саморегуляцией эмоций [30], но отличающийся от него фундаментальным образом (). При саморегуляции регулятор и цель - это один и тот же человек, использующий системы префронтального контроля для регулирования активности в своих системах генерации эмоций.Напротив, во время социального регулирования эмоций регулятор и цель являются разными агентами, что означает, что системы управления, задействованные регулятором, воздействуют на системы генерации эмоций в отдельной цели, а системы социального познания используются регулятором для интерпретации эмоции цели и цель сделать вывод о намерениях регулирующего органа. Ниже мы расскажем об этих и других элементах SRC, сначала с точки зрения регулирующего органа, а затем с точки зрения цели.Поскольку социальное регулирование во многих отношениях является более сложным для регулирующего органа, чем для целевого объекта, обсуждение в первую очередь сосредоточено на регулирующих органах, а не на целевых показателях.

Социальная регуляция эмоций

(A) В отличие от саморегуляции, в которой регулятор и цель являются одним и тем же субъектом, социальная регуляция эмоций включает в себя двух отдельных людей, участвующих в повторяющемся и динамическом цикле, в котором формируются действия одного человека. другие ответы. (B) Эта фундаментальная диссоциация между агентами имеет разветвления для задействованных основных нейронных цепей.При саморегуляции системы, поддерживающие регуляцию, и системы генерации эмоций, на которые они нацелены, находятся в одном и том же агенте. В социальном регулировании эмоций эти процессы осуществляются отдельными агентами, при этом системы управления регулятора реагируют на систему генерации эмоций цели и действуют на нее. Важно отметить, что эта повышенная социальная сложность также предъявляет требования к соответствующим социальным когнитивным системам. В результате обе стороны задействуют системы ментализации (обозначены зеленым), а регуляторы с большей вероятностью мобилизуют области системы идентификации действий (желтый) и системы для эмпатического обмена эмоциональными состояниями других (оранжевый).Сокращения: АСС - передняя поясная кора; ПФК, префронтальная кора; TPJ, височно-теменное соединение.

Социальное регулирование с точки зрения регулирующего органа

Регулирующие органы задействуют сложный набор когнитивных и аффективных процессов, чтобы вывести эмоции цели, решить, следует ли регулировать, взвесить потенциальные стратегии и, в конечном итоге, реализовать их (, Ключевой рисунок). Несмотря на то, что ни в одном исследовании непосредственно не изучались соответствующие нейронные системы в контексте социальной регуляции per se , для каждой стадии мы обсуждаем вероятные нейронные системы, поддерживающие SRC ().

Управление эмоциональным состоянием других людей включает несколько основных психологических процессов. Для регулятора (верхняя половина панели; черные линии) цикл начинается со считывания эмоционального состояния цели. Во-вторых, регулятор должен оценить, отличается ли текущая эмоция от желаемого или целевого эмоционального состояния. Если регулирующий орган решает вмешаться, он должен впоследствии разработать возможные стратегии управления эмоциями объекта управления и выбрать соответствующий подход. Наконец, регулирующий орган должен реализовать выбранную ими стратегию (подробности о возможных стратегиях см. В тексте), которая может затрагивать любой из нескольких этапов в последовательности генерации эмоций у цели.Для цели (нижняя половина панели; серые линии) цикл начинается с их восприятия стимулов / ситуаций, вызывающих эмоцию, которая запустила цикл, но со временем он также включает их восприятие регулятора. Второй шаг включает в себя внимание к различным аспектам первичного элиситора и регулятора. Третий шаг включает в себя оценку значения факторов, которые могут быть сформированы действиями регулирующего органа, и, в свою очередь, может привести к оценке этих действий целевыми объектами.Наконец, поведенческие, физиологические и эмпирические проявления эмоций у цели сами могут быть целями для вмешательства регулятора.

Нейронные системы, лежащие в основе процессов социальной регуляции

При участии в социальной регуляции эмоций регуляторы задействуют базовый набор из трех нейронных систем, включая области для когнитивного контроля, социального познания и генерации аффектов. Каждый поддерживает определенные психологические процессы на каждом этапе цикла социального регулирования.Сокращения: АСС - передняя поясная кора; ПФК, префронтальная кора; TPJ, височно-теменное соединение– минимально задействовано.

Идентификация

Цикл начинается с определения текущего эмоционального состояния цели (), которое передает важную информацию регулятору [31,32]: эмоциональные проявления могут сигнализировать о желании поддержки (например, грусти), модификации поведения (например, , гнев) или удовлетворение (например, счастье). Поскольку регулирующие органы не имеют прямого доступа к внутренним состояниям цели, точное определение их эмоций может быть сложной задачей, а неправильные выводы создают проблемы для последующих этапов цикла регулирования.Регуляторы действительно имеют доступ к выразительному поведению и внешнему контексту [33,34], однако, и на основе этих сигналов могут делать соответствующие выводы, включая природу эмоции, какие стимулы ее спровоцировали, и вероятные оценки со стороны цели.

Многочисленные исследования восприятия человека показали, что три типа областей мозга поддерживают эмпатическое понимание эмоций цели и социальное когнитивное понимание причин их реакций [35–37]. Во-первых, миндалевидное тело реагирует на соответствующие социальные сигналы, в том числе на те, которые дают ключ к разгадке эмоций жертвы, и может обеспечивать грубую интерпретацию некоторых из них (например,г., выражения страха [38,39]). Вторая - это система ментализации, сосредоточенная вокруг дорсальной медиальной префронтальной коры, предклинья и височно-теменного соединения, которая поддерживает оценку психических состояний (включая эмоции, цели и убеждения) [11,40,41]. Третий включает двигательные и аффективные области, сосредоточенные вокруг премоторной коры и нижней теменной доли, а также средней поясной и островковой коры соответственно. Эти области активируются в регуляторе, когда он наблюдает за целью, тем самым поддерживая косвенное понимание двигательных намерений и аффективных состояний цели.Двигательные области поддерживают неявную мимику, зеркальное отображение и явные суждения о поведении других [11,40–44], тогда как аффективные области поддерживают косвенное понимание чужой боли [45].

Оценка

Следующим шагом является оценка потребности в социальном регулировании путем оценки расхождения между (предполагаемым) текущим эмоциональным состоянием объекта и желаемым или целевым эмоциональным состоянием объекта. Когда разрыв между текущим и целевым состояниями невелик, регулирующие органы могут решить не вмешиваться, но, если разница достаточно велика, регулирование может быть сочтено необходимым.В некоторых случаях цели могут прямо требовать вмешательства регулирующего органа, чтобы помочь им регулировать свои эмоции. Примечательно, что люди часто предлагают больше регулятивной поддержки, чем они ищут [46], предполагая, что социальное регулирование часто инициируется регулирующими органами, а не запрашивается целями. Однако мало эмпирических исследований посвящено изучению того, как регулирующие органы определяют целевые состояния и какие мотивации направляют их попытки регулирования [25].

Тем не менее, мы делаем два замечания о мотивах, лежащих в основе социального регулирования.Первый касается степени, в которой регулятор и объект преследуют одинаковые цели в отношении эмоционального состояния объекта. Эмпирические исследования, как правило, сосредоточены на случае схожих просоциальных целей (например, оба хотят, чтобы объект испытывал более положительные и менее отрицательные эмоции), особенно в родительских, супружеских или клинических отношениях, и эти случаи являются предметом настоящего обзора. Случаи, когда регулирующий орган имеет корыстные мотивы, расходящиеся с целями цели, вероятно, также распространены, особенно в условиях конкуренции [47–49], но о них известно меньше.Второй вопрос касается того, в какой степени регулировка эмоционального состояния объекта, per se , является основной задачей регулирующих органов, или же регулирование осуществляется в интересах другой стороны. Социальное регулирование может предложить средства для координации целей и поведения между несколькими сторонами [25], включая подготовку цели к взаимодействию с регулирующим органом таким образом, чтобы облегчить контроль регулирующего органа над ситуацией [50]. Социальное регулирование также может использоваться для развития собственных способностей жертвы к саморегулированию.Например, некоторые родители придерживаются философии коучинга в отношении эмоций своих детей, рассматривая социальное регулирование как возможность научить своих детей чувствам, развить навыки решения проблем и укрепить близость [51]. В этих случаях достижение ребенком желаемого краткосрочного эмоционального состояния подчиняется долгосрочным целям более высокого порядка.

Три системы, вероятно, поддерживают этап оценки. Во-первых, системы ментализации поддерживают выводы об эмоциональном состоянии цели [52] и могут, в свою очередь, просоциально мотивировать регулирование, переводя заботу о цели в действия [52,53].Во-вторых, системы мониторинга производительности в задней дорсомедиальной префронтальной коре отслеживают несоответствие между этими состояниями и сигнализируют, когда необходим дополнительный исполнительный контроль [54-57]. Обнаружение отклонений от целевых состояний важно для оценки необходимости регулирования, а также для мониторинга воздействия выбранной и реализованной стратегии, как указано ниже. Эти системы обнаружения конфликтов мобилизуют процессы управления в других системах, таких как соответствующие социальные когнитивные [58] или сети обработки эмоций [59, 60].В-третьих, системы вознаграждения - включая вентромедиальные префронтальные области и вентральное полосатое тело - социально усиливают регуляторное поведение и генерируют ожидания вознаграждения за будущее регуляторное поведение [61].

Выбор стратегии

После того, как регулирующий орган принимает решение о регулировании, он должен выбрать соответствующие средства социального регулирования эмоций цели. Хотя выбор стратегии важен для саморегуляции [62], в контексте социального регулирования проведено относительно мало исследований.На сегодняшний день исследования показывают, что процесс выбора стратегии определяется тремя факторами.

Во-первых, регулятор может сопоставить пассивное бездействие с активным включением. Регулирующий орган может решить оставаться пассивным, даже если эмоции жертвы требуют регулирования, по нескольким причинам. Регулирующий орган может решить, что цель способна самостоятельно регулировать свои эмоции, или что попытка саморегулирования отвечает ее интересам [5]. Регулирующий орган также может определить, что другое лицо имеет больше возможностей для участия в социальном регулировании, и решить не заниматься лично (например,g., например, когда переговорщик решает позволить назначенному посреднику взаимодействовать с недовольным партнером). В таких обстоятельствах регулирующий орган может решить не вмешиваться и продолжить наблюдение за эмоциональным состоянием объекта.

Во-вторых, знание регулирующим органом различных возможных стратегий определит диапазон рассматриваемых вариантов и на каком этапе процесса генерации эмоций они решат вмешаться. Прошлый опыт регулирующего органа в успешном управлении своими эмоциями и эмоциями других, а также их опыт социального регулирования со стороны других, дает им информацию о рассмотрении различных подходов [37,51].Знакомство с конкретными стратегиями или обучение им повышает вероятность того, что регулирующий орган рассмотрит и потенциально реализует конкретный подход [63].

Наконец, регулирующие органы должны спрогнозировать, как целевой объект будет реагировать на конкретную стратегию регулирования. Целевые реакции на регулирование будут формироваться множеством факторов, и ключевым вопросом для регулирующего органа является то, должны ли они делать свои попытки регулирования видимыми, прямыми и явными или невидимыми, косвенными и неявными [28,64]. В той мере, в какой регулирующий орган ожидает, что объект будет негативно реагировать на его предложения по регулированию, он может выбрать менее заметный подход к регулированию.Как и в случае с ментализацией на этапе идентификации, ошибки в выводе реакции цели на определенные стратегии могут привести к менее эффективному регулированию или реактивному сопротивлению цели.

Связанная литература по нейробиологии предполагает, что два типа систем будут поддерживать выбор стратегии. Во-первых, снова могут быть задействованы системы ментализации и идентификации действий, в данном случае для имитации воздействия стратегии на эмоции цели [11,40,44]. Во-вторых, вентролатеральные префронтальные системы, участвующие в отборе релевантной для цели информации из памяти [65,66], могут извлекать информацию о возможных стратегиях, которые могут быть реализованы в текущей ситуации.

Реализация

Заключительным этапом регулирующего органа является реализация выбранной стратегии. Из этапов SRC этот этап - тот, о котором мы знаем больше всего с различных дисциплинарных точек зрения. Опираясь на модели процессов саморегуляции эмоций [2,18], можно выделить четыре класса стратегий с точки зрения их воздействия на различные этапы последовательности генерации эмоций у цели (описанной в следующих разделах;). В то время как некоторые исследования в области нейробиологии задавали вопрос, как отдельные формы социальной регуляции влияют на активацию систем мозга жертвы для эмоционального реагирования, на сегодняшний день не было проведено ни одной работы с вопросом, какие регионы регуляторы используют для реализации стратегий.Однако разумно предположить, что системы, используемые для реализации стратегий посредством саморегулирования, будут также использоваться для их реализации через социальное регулирование (). Таким образом, мы прогнозируем участие латеральных префронтальных систем в поддержании и реализации регуляторных целей, а также задних медиальных префронтальных областей, которые отслеживают, эффективно ли реализуются стратегии [18,67].

Примеры социальных регулирующих стратегий, нацеленных на различные фазы процесса генерации эмоций

В исследовании, посвященном саморегулированию эмоций, стратегии регулирования классифицируются в зависимости от того, на какую фазу процесса генерирования эмоций направлена ​​стратегия.Подобным образом социальная регуляция эмоций также включает стратегии, которые затрагивают различные фазы цикла генерации эмоций у цели. Регулирующие органы могут решить изменить особенности ситуации или средства выявления, то, как объект направляет внимание на эти особенности, интерпретацию их значения объектом или внешнее аффективное поведение объекта воздействия.

Выбор и изменение ситуации

Первый класс стратегий включает в себя изменение ситуации и связанных с ней элиситоров эмоций, которым подвергается цель.При выборе ситуации регулятор направляет цель в сторону среды, которая способствует желаемой эмоциональной реакции, или от обстоятельств, вызывающих нежелательные реакции. При модификации ситуации регулятор изменяет стимул (изменяя его характер, продолжительность или интенсивность), который вызвал эмоцию, требующую регулирования, или вводит или удаляет стимулы, которые изменяют то, как цель реагирует на этот первоначальный триггер. Хотя в принципе существует множество способов реализации этих стратегий, два разных средства получили наибольшее эмпирическое внимание.

Первый включает изменение физической близости стимула. После соответствующей работы в контексте саморегуляции ([62], B. Dore et al. неопубликовано), стратегии, которые включают дистанцирование цели от раздражающего стимула и переход в альтернативную ситуацию, являются высокоэффективными, но не всегда доступны. Например, жена может посоветовать своему мужу избегать встреч с другом, с которым он склонен спорить (выбор ситуации), или может посоветовать ему оставаться физически подальше от друга, когда они неизбежно встречаются на общественных мероприятиях (изменение ситуации). .Такие стратегии могут быть особенно эффективными, когда регулирующий орган имеет больший контроль над контекстом или элиситором, чем цель. Это может быть правдой в организационном контексте, где менеджеры и посредники могут изменять обстоятельства, чтобы управлять межличностными конфликтами. Медиаторы часто обучаются проводить закрытые собрания отдельно с участниками спора, когда одна из сторон испытывает стресс [68], создавая контекст для более открытого и менее негативно заряженного общения [63]. Подобные результаты наблюдаются в контексте развития, когда родители изменяют тревожную ситуацию, чтобы подавить дистресс своего ребенка [69].

Второй тип ситуационно-ориентированного регулирования возникает, когда физическое присутствие другого человека помогает цели более адаптивно реагировать на стимулы. Например, крысы и человеческие дети, попавшие в стрессовую ситуацию со знакомым товарищем, с большей вероятностью будут исследовать, чем дети с незнакомым другом [70,71]. Уход за матерью изменяет стресс-реактивность у крысят, увеличивая экспрессию генов глюкокортикоидных рецепторов гиппокампа, которые подавляют активность оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA) [72].У взрослых людей присутствие поддерживающих людей снижает количество запросов на обезболивающие во время родов [73] и сокращает время восстановления пациентов [74], а держание за руку близкого человека - или даже просмотр их фотографий - может уменьшить самооценку. и нейронные маркеры негативного аффекта, вызванного ожиданием электрического шока [75–77].

Вообще говоря, ситуационно-ориентированное регулирование также может быть проактивным, а не реактивным, например, когда регулирующий орган предвидит потенциальную эмоциональную реакцию цели и изменяет окружающую среду, чтобы изменить ожидаемую реакцию.Это может быть важно при управлении конфликтом, когда встреча с спорящим лицом до посредничества, чтобы узнать его вероятные эмоциональные триггеры, помогает посреднику структурировать обсуждение для поддержания эмоционального равновесия всех сторон [63]. В таких обстоятельствах этап идентификации изменяется для регуляторов, поскольку они реагируют на ожидаемую эмоциональную реакцию цели, а не на уже существующую.

Привлечение внимания

Эмоциональные элиситоры привлекают внимание [78,79], и регуляторы могут изменять эмоции цели, переключая ее внимание с нежелательных элиситоров на других.Возвращаясь к примеру, когда мужчина спорит со своим другом на общественном мероприятии, его жена может привлечь его внимание к кому-то еще в комнате и усилить это перераспределение внимания, сосредоточив свое внимание на них. Раскрытие внимания, инициированное межличностными отношениями, может быть особенно эффективным, потому что совместное сосредоточение с другим человеком усиливает и увековечивает перенаправление внимания. Этому уделялось особое внимание в литературе по развитию, где детям сложно реализовать развертывание внимания самостоятельно, но инициированное родителями отвлечение снижает уровень дистресса у детей [69,80], и малыши пытаются использовать эти стратегии чаще, когда присутствует взрослый. которые могут помочь усилить перераспределение их внимания [81].В таких случаях социальная регуляция эмоций усиливает саморегуляцию со стороны цели, эффективно поддерживая или дополняя [5], а не заменяя усилия цели по контролю.

Раскрытие внимания может быть наиболее эффективным, когда оно инициируется проактивно [82], до того, как эмоциональные реакции других полностью проявятся. Матери, которые ожидают, что выполнение поручений потребует от их детей терпения, могут решить активно отвлекать и развлекать своих детей на протяжении всего опыта [80], тем самым уменьшая страдания своих детей по сравнению с матерями, которые откладывают регулирование до тех пор, пока их дети не расстроятся.Более того, ожидание, пока дети не начнут страдать, чтобы реализовать социальное регулирование, усиливает быстрый рост эмоций и препятствует способности детей к саморегулированию (саморегулирование труднее, когда они испытывают сильные чувства) [17,19,83].

Когнитивные изменения

Регуляторы могут изменить способ когнитивной интерпретации объектами значения эмоционально вызывающих стимулов, изменяя их последующую аффективную реакцию. Когнитивные изменения предлагают способ управлять эмоциями, продолжая при этом взаимодействовать с целями с помощью элиситора, что важно, когда необходимо приблизиться к стимулу (например,ж., экзамен) или которых нельзя избежать (например, телесные ощущения [84–87]). Из множества способов, которыми можно было изменить интерпретацию значения стимула, переоценка получила самое эмпирическое внимание.

Социальная переоценка включает в себя предложение целевой аудитории альтернативных интерпретаций эмоционально вызывающих стимулов. В примере, когда мужчина спорит со своим другом, жена может предложить альтернативные интерпретации действий друга, которые рассеивают негативные эмоции ее мужа.Такие примеры эффективной социальной переоценки можно найти в самых разных контекстах. В организациях менеджеры и руководители имеют хорошие возможности для того, чтобы переосмыслить опыт других или прервать их негативное толкование обстоятельств [63,88], тем самым увеличивая степень доверия этих сотрудников к ним [8]. Представители службы поддержки клиентов могут использовать аналогичные рефреймы, чтобы уменьшить негативное влияние клиентов и усилить их позитивное влияние [89]. В контексте воспитания детей использование стратегий, предназначенных для помощи детям в выявлении и устранении источника их дистресса, положительно коррелирует с их способностью справляться с трудностями и их социальным функционированием [90].Кроме того, в лабораторных условиях есть многочисленные результаты, показывающие, что манипулирование представлениями о природе стимулов - например, путем предоставления описательных подписей или ярлыков - имеет регулирующий эффект. Например, нейтральные подписи к аверсивным изображениям уменьшают самооценки и индексы связанного с событием потенциала (ERP) негативного аффекта [91], обозначая удивленное лицо как испуганное, увеличивает активность миндалины [92], говоря кому-то, что они пробуют дорогое вино, а не дешевое. модулирует предпочтения и активацию в полосатом теле и вентромедиальной префронтальной области вознаграждения [93], бульон вкуснее, если его пометить как насыщенный, а не мягкий [94], а аромат, помеченный как «сыр чеддер», по сравнению с «запахом тела», считается более приятным и уменьшается нервная активность, связанная с отвращением [95].

Модуляция отклика

Внешние выражения эмоций - будь то изменения в выражении лица, голосовом тоне или другом поведении - являются очень важными аспектами эмоционального опыта для других, и модуляция отклика включает в себя их контроль. В примере с мужчиной, спорящим со своим другом, его жена могла бы ввести запретительный контроль, посоветовав ему вести себя по-другому (например, посоветовав ему расслабиться). Угрожающий контекст и сильные отрицательные эмоции с большей вероятностью побуждают людей выбирать модуляцию ответа по сравнению с другими стратегиями, либо при управлении своими собственными реакциями [96], либо другими людьми [89].Эта тенденция к использованию модуляции ответа может быть связана с приписыванием регулятором источника реакции. Подобно фундаментальной ошибке атрибуции [97,98], регуляторы с большей вероятностью приписывают сильные эмоциональные реакции чертам личности, демонстрирующей их, а не распознаванию того, как аспекты ситуации формируют эти реакции. Состояния негативного настроения также имеют тенденцию фокусировать внимание [99,100], и поэтому в тех случаях, когда реакция цели вызывает негативный эффект для регулятора, они могут с большей вероятностью отточить свое внимание на реакции цели и пренебречь внешним контекстом.Эти атрибуции могут побудить регуляторов выбрать стратегию, которая наиболее тесно связана с выражением - модуляцию ответа - в отличие от нацеливания на другую фазу реакции, порождающей эмоции.

Социальное регулирование с точки зрения цели

В SRC () цели задействуют последовательность этапов обработки для генерации эмоциональной реакции, которая, в свою очередь, инициирует их динамическое взаимодействие с регуляторами. Поскольку эта последовательность генерации эмоций была хорошо изучена и описана в другом месте [1], мы кратко обсудим ее элементы и сосредоточимся на способах, которыми генерация эмоций отличается в контексте социальной регуляции по сравнению с саморегуляцией.Возможно, наиболее важные различия связаны с тем, как цели обращают внимание и интерпретируют попытки регулирующего органа изменить их эмоции, что частично определяется отношениями между двумя сторонами (вставка 2). Хотя мы подробно обсуждаем эти интерпретации в разделе «Оценка», они модулируют социальную регуляцию на каждом этапе процесса генерации эмоций.

Вставка 2

Контекст взаимоотношений социального регулирования

По определению, социальное регулирование эмоций происходит в контексте отношений, который снижает как вероятность того, что регулирующие органы будут участвовать в управлении эмоциями, так и реакцию целей на попытки регулирование.Отношения обычно можно разделить на общинные или обменные [126]. Коммунальные отношения характеризуются заботой о благополучии других, тогда как отношения обмена обычно носят преимущественно транзакционный характер. Выражение эмоций более вероятно в общественных отношениях [127,128], предлагая регуляторам более глубокое понимание текущего эмоционального состояния цели. Это понимание может частично объяснить, почему регулирующие органы с большей вероятностью будут предлагать поддержку в общественных отношениях [129, 130], потому что они лучше способны идентифицировать отклонения между текущим и целевым эмоциональным состоянием жертвы.Хотя регуляция социальных эмоций более вероятна в общественных отношениях [130], это было задокументировано в среде обмена [89, 131–135]. Таким образом, общинный межличностный контекст может способствовать регулированию социальных эмоций, но не является необходимым предварительным условием.

Однако в некоторых обстоятельствах, например, со случайными знакомыми или коллегами, не всегда может быть ясно, являются ли отношения общими или нет. В неоднозначных контекстах взаимоотношений у людей повышается чувствительность к диагностической информации об отношениях и мотивах их партнера [136], и они становятся более восприимчивыми к доброжелательным действиям.В этих обстоятельствах целевая атрибуция действий регулирующего органа может быть более важной, а попытки межличностного регулирования эмоций могут укрепить доверие, если их интерпретировать как результат беспокойства о пользе для цели [10]. Подобные эффекты были задокументированы даже в условиях низкого доверия, таких как тюрьмы. Охранники и заключенные, которые пытаются улучшить эмоциональное состояние друг друга, с большей вероятностью будут рассматривать свои отношения с целью как общие и с большей вероятностью будут доверять цели [9].Важно отметить, что эти попытки также приводят к тому, что цель будет рассматривать регулирующий орган как друга и с большей вероятностью будет доверять регулирующему органу, даже в тех случаях, когда они выполняют другую роль (например, заключенные или охранники) [9]. Предполагается, что аналогичные процессы распространяются за пределы отдельных лиц и улучшают межгрупповые или межорганизационные отношения [10]. И наоборот, если цель воспринимает попытки регулирования как сигнал о том, что регулирующий орган не заботится о чувствах цели, это может привести как к пагубной эмоциональной реакции, так и к снижению межличностного доверия [8,89].Таким образом, когда цели воспринимают попытки регулирования как следствие корыстных мотивов или негативных суждений, они на самом деле могут иметь неприятные последствия, не улучшая воздействия цели и приводя к долгосрочным негативным результатам для отношений.

Ситуация и элиситор

Цикл цели начинается с элиситоров в окружающей среде, которые вызывают эмоции. Исследования обычно сосредоточены на внешних элиситорах, но стимулы могут быть внутренними (например, ощущение, что сердце колотится [87]).Внешние элиситоры играют ключевую роль в социальном регулировании по двум причинам. Во-первых, присутствие регулятора изменяет окружающую среду и представляет новый стимул для цели. Теория социального базиса объясняет это тем, что люди работают оптимально в присутствии знакомых других, потому что их присутствие увеличивает совместные ресурсы, распределяет риск между несколькими участниками и увеличивает индивидуальное восприятие эффективности своих действий [101,102]. Таким образом, социальные регуляторы могут обнаружить, что простое их присутствие улучшает эмоциональную реакцию жертвы.Во-вторых, действия регулятора могут быть эмоциональным триггером, запускающим регуляторный цикл [7], например, когда мы пытаемся подавить страдания другого человека после того, как обидели его.

Социально реализуемая модификация ситуации может регулировать эмоции жертвы, но может создать проблемы в будущем, если цель интерпретирует поддержку как решение само по себе, а не как средство, позволяющее им саморегулироваться. Лучшие примеры такого неуместного подкрепления можно найти в литературе по развитию, например, когда дети узнают, что выражение эмоций мобилизует системы контроля родителей для исправления ситуации.Например, если ребенок хочет получить игрушку во время истерики, он может с большей вероятностью выражать негативные эмоции и с меньшей вероятностью будет саморегулироваться, когда станет старше [69]. Таким образом, ментальные ассоциации жертвы между их выражениями и действиями регулирующего органа могут усилить нежелательное поведение в будущем.

Внимание

Внимание часто описывают как избирательный аспект обработки, и то, может ли и как долго человек уделять внимание эмоционально вызывающему стимулу, влиять на интенсивность его реакции на него.В контексте социального регулирования ключевой вопрос, требующий внимания, заключается в том, замечает ли цель действия регулирующего органа. Когда цели воспринимают попытку социального регулирования, они могут испытывать реактивное сопротивление. В романтических парах попытки отрегулировать эмоции супруга могут сами стать эмоциональным триггером, когда они сигнализируют о том, что эмоциональная реакция жертвы неуместна [7]. В организационном контексте руководители, пытающиеся изменить эмоциональные реакции своих сотрудников, или представители службы поддержки клиентов, пытающиеся управлять эмоциями своих клиентов, иногда негативно рассматриваются их целями и могут фактически усилить негативное эмоциональное переживание цели [8,89 ].Обратная реакция возникает, когда цели не считают регуляторов способными на законных основаниях идентифицировать для них соответствующие целевые эмоциональные состояния или когда они не согласны с идентифицированным целевым состоянием [89]. В таких обстоятельствах социальное регулирование может быть наиболее эффективным, когда оно менее заметно [28,64] и, следовательно, менее вероятно, что цели узнают о нем.

Оценка

Оценка - это интерпретация значения стимулов, которая влияет на вызываемые эмоции. Первичные оценки оценивают релевантность стимула для достижения целей, а вторичные оценки оценивают способность человека справляться со стимулом [12,87,103].В SRC оценки возникают по двум основным направлениям: как объект оценивает свои собственные способности справляться с ситуацией и как он интерпретирует мотивацию социального регулятора.

Что касается того, как цели видят свои собственные способности, простое присутствие просоциального другого может повысить их собственную воспринимаемую самоэффективность [101,102] и уменьшить страдания. Нейробиологические исследования демонстрируют, что присутствие близкого человека уменьшает негативное влияние, не вызывая активации в боковых префронтальных областях, связанных с усиленным контролем [75], что согласуется с утверждением базовой социальной теории о том, что присутствие других снижает требования к ресурсам саморегуляции. мишени [102].Тем не менее, цели могут воспринимать попытки социального регулирования как отражение уверенности регулирующего органа в том, что они не могут умело управлять своими эмоциями. Такое восприятие подрывает чувство самоэффективности цели и потенциально подрывает попытки социального регулирования. Снижение заметности попыток социального регулирования ограничивает эти негативные последствия. Например, в выборочном исследовании студентов-юристов, готовящихся к экзамену на адвоката, и их супругов, студенты испытывали наибольшие эмоциональные выгоды, когда партнеры оказывали социальную поддержку, которую студенты не замечали, например, выполняли домашние дела, давали советы или обеспечение необходимого отвлечения внимания [28].Эти формы невидимой поддержки снижали стресс среди учащихся, не вызывая сомнений в их способности справляться со стрессовыми факторами. Точно так же советы, направленные на минимизацию стресса жертвы во время воздействия социального стресса, были наиболее эффективны, когда не воспринимались как суждение о том, что цель нуждается в помощи [64]. Эти результаты показывают, что социальное регулирование может быть наиболее эффективным, когда цели не осознают, что они регулируются.

Целевые оценки также окрашивают то, как они интерпретируют мотивацию регулирующих органов к участию в социальном регулировании двумя основными способами.Во-первых, цели могут приписать регулятору гнусные мотивы. Например, если цели рассматривают стратегии социального регулирования как рассчитанные попытки манипулировать ими, как в случае взаимодействия «хороший полицейский - плохой полицейский» [104], такая стратегия может не только оказаться неэффективной при изменении эмоций цели, но вместо этого может вызвать межличностный конфликт. Во-вторых, цели могут сомневаться в подлинности просоциальных действий регулирующих органов, особенно когда цель обращается за помощью со стороны регулирующих органов. Требование социального регулирования заставляет цель чувствовать себя уязвимой и вызывает сомнения в намерениях регулирующего органа [105,106].В контексте когнитивных изменений, если регулирующие органы предлагают альтернативные интерпретации или новые факты для улучшения их эмоционального состояния, информация, которую они предоставляют, часто рассматривается как ненадежная, а их попытки воспринимаются как недостоверные [105,106]. В таких обстоятельствах может отрицательно сказаться как на эмоциональном состоянии объекта, так и на отношениях между объектом и регулятором.

Ответ

Управление поведенческим выражением эмоций известно как модуляция ответа.В контексте социального регулирования целевые реакции играют два типа ролей. Во-первых, цели могут участвовать в стратегическом выражении эмоций, усиливая выражение подлинных эмоций или демонстрируя неаутентичные эмоции, чтобы вызвать желаемые реакции со стороны регуляторов. Например, дети могут подражать отрицательным эмоциям, чтобы получить взятку от родителей, а участники переговоров могут чрезмерно выражать отрицательные эмоции, чтобы добиться уступок от других [107–110]. Второй касается эффектов модуляции социальной реакции.Самонаправленная модуляция реакции эффективна при изменении внешних проявлений эмоций, но мало влияет на эмоциональные переживания, снижает внимание и память на внешние раздражители и увеличивает физиологическое возбуждение для себя и других [111–113]. Аналогичные затраты связаны с модуляцией социальной реакции, которая часто оказывается неэффективной и является стратегией социального регулирования, которая, скорее всего, пагубна для цели. Например, представители службы поддержки клиентов, которые пытаются модулировать социальную реакцию (например,ж., «постарайтесь расслабиться») вызывают у клиентов еще больше негативных эмоций [89]. Сведение к минимуму родительского стресса у детей может ограничить непосредственное эмоциональное выражение, но в конечном итоге приведет к ухудшению реакции и снижению социальной компетентности [36]. Таким образом, сведение к минимуму или наказание за выразительное поведение может научить детей тому, что эмоции неприятны, уменьшая вероятность того, что они признают свои чувства или исследуют свое прошлое в будущем, и увеличивая избегающее копирование [36, 90]. Как и в случае с другими стадиями обработки, целевая интерпретация значения реакций регулятора на их эмоциональные выражения формирует как эффективность попытки регулирования, так и их будущее поведение.

Заключительные замечания и направления на будущее

Опираясь на исследования в различных областях, настоящий обзор предлагает интегративную и всеобъемлющую структуру социальной регуляции эмоций, которая может организовать и направить поведенческие и нейробиологические исследования. Эта рабочая структура представляет собой динамический интерактивный SRC как модель социальной регуляции эмоций. Ценность SRC частично проистекает из общего языка и системы отсчета, которую он обеспечивает для множества дисциплин - от психологии развития, социальной и организационной психологии до различных областей нейробиологии - для разработки теорий и эмпирического исследования связанных явлений.Хотя предлагаемый SRC является в некоторой степени предварительным, учитывая текущее состояние междисциплинарных исследований в этой области, именно на ранних этапах исследования выявление возможностей для междисциплинарной интеграции может быть наиболее ценным. В принципе, этот комплексный подход может ответить на множество вопросов о механизмах, описанных в SRC, и результатах, которые они производят (вставка 3) в целом ряде приложений (вставка 4). Однако практические соображения ограничивают нас выделением трех основных направлений будущих исследований (см. Нерешенные вопросы).

Вставка 3

Результаты, связанные с социальным регулированием эмоций

Понимание того, какие механизмы приводят к полному диапазону возможных результатов социального регулирования, очень важно, учитывая, что это может иметь многочисленные преимущества как для регулирующего органа, так и для цели, в том числе: наращивание потенциала саморегулирования для них обоих ([69,137], BP Dore et al. неопубликовано), деэскалация конфликта и повышение удовлетворенности отношениями [138], а также уменьшение негативных и усиление позитивных эмоций [9,139], которые в свою очередь может укреплять и улучшать социальные связи [140] и укреплять доверие как между отдельными людьми [128, 141], так и между группами [10].В SRC то, окажется ли данный случай социального регулирования полезным или пагубным для регулирующих органов и целей, зависит от того, как разворачивается цикл регулирования. Например, данная попытка изменить эмоции объекта может потерпеть неудачу, потому что регулирующий орган неверно определяет его / ее эмоции, ставит неверные цели регулирования, выбирает неподходящие стратегии или неэффективно реализует свою стратегию. Со своей стороны, действия цели могут подорвать регулирование, потому что они неверно понимают намерения регулирующего органа по отношению к ним или потому, что их эмоциональные реакции не ясно передают их истинные потребности в регулировании.В этом обзоре выделено несколько таких примеров, в том числе то, что социальное регулирование оказывается наиболее эффективным, когда оно изменяет ранние стадии процесса генерации эмоций у цели, например, изменение ситуации или изменение оценки целевой аудитории элиситора, и что стратегии которые менее заметны или воспринимаются как более доброжелательные, вероятно, оказывают наиболее желаемое влияние на эмоциональное состояние жертвы. Потребуется дальнейшая работа, чтобы раскрыть механизмы, лежащие в основе всего диапазона возможных результатов социального регулирования.

Box 4

Клинические и организационные приложения цикла социального регулирования

Дальнейшая работа по изучению социальной регуляции эмоций, вероятно, будет полезна для практики в нескольких контекстах вне лаборатории. Хотя многие приложения SRC могут оказаться полезными, мы выделяем две ключевые области, в которых понимание социального регулирования может иметь влияние. Первый - это клиническая область, где SRC может быть информативным как для дисфункции, так и для лечения.Что касается дисфункции, SRC предлагает способ объяснить, как попытки социального регулирования могут потерпеть неудачу на любом из множества этапов как для регулирующих органов, так и для целей, и как таковые могут служить моделью для понимания ключевых аспектов супружеской дисфункции, жестоких отношений и психиатрические группы населения, характеризующиеся дисфункциональными отношениями и межличностным поведением в более общем смысле, такими как пограничные расстройства личности и социальные тревожные расстройства [142,143]. Что касается лечения, SRC предлагает способ объяснить, как попытки социального регулирования могут быть успешными, и, как таковые, могут служить моделью для различных видов психотерапевтических вмешательств, где терапевт является регулятором, пытающимся воздействовать на эмоции жертвы. пациент [144].Вторая область - это организации, где межличностные и межорганизационные взаимодействия важны как для индивидуальных, так и для институциональных результатов. Социальное регулирование может измениться, если оно проводится не внутри диады, а в больших группах [7], например, когда лидер тренирует команду. Организационные контексты позволяют исследовать такие сложные структуры отношений, а также предлагают понимание того, как другие факторы влияют на социальное регулирование, такие как иерархии власти и истории отношений [145]. В будущем можно будет изучить, как дополнительная социальная сложность может усложнить процессы эмпатии и вывода, которые поддерживают социальное регулирование, потенциально изменяя как вероятность того, что регулирование будет предпринято, так и его вероятный результат.

Нерешенные вопросы

  • Как саморегуляция эмоций взаимодействует с социальной регуляцией эмоций? В какой степени социальные регуляторы эмоций также должны участвовать в саморегулировании?

  • Как меняется социальное регулирование, когда цель и регулирующий орган имеют разные цели в отношении эмоционального состояния жертвы?

  • Какие нейронные механизмы лежат в основе SRC, особенно для регуляторов?

  • Как дисфункциональная социальная регуляция способствует этиологии и поддержанию психических и клинических расстройств и как понимание социальной регуляции может быть полезно при их лечении?

  • Если выйти за рамки диад, как социальное регулирование эмоций разворачивается в сложных социальных группах, структурах и организациях?

Наш обзор начался со сравнения саморегулирования и социального регулирования, и будущая работа могла бы попытаться понять их взаимодействие.Например, для социального регулирования регулирующим органам в первую очередь может потребоваться эффективное саморегулирование (вставка 1), например, когда жены, которые подавляют свои собственные негативные эмоции, впоследствии участвуют в большем разрешении конфликтов, и как они, так и их супруги сообщают о более высоком уровне удовлетворенности браком [35]. И наоборот, снижение способности регулировать собственные эмоции может привести к негативному межличностному поведению, например, к домашнему насилию [114]. В будущей работе следует изучить гипотезу о том, что избегание собственного негативного аффекта или цикла неадаптивной регуляции эмоций может помочь регулятору легче принять адаптивные межличностные стратегии.

Второй вопрос касается круга изученных феноменов социальной регуляции. На сегодняшний день большинство исследований сосредоточено на аффилированных отношениях, в которых и объект, и регулирующий орган обычно хотят, чтобы друг друга испытывали более положительные и менее отрицательные эмоции, такие как родительские, супружеские и клинические отношения. Хотя возможно, что аналогичные процессы поддерживают социальное регулирование в более конкурентных контекстах, в будущих исследованиях следует изучить такие попытки для оценки точек конвергенции и расхождения.

Третий вопрос касается нейронных основ процессов, поддерживающих социальное регулирование. Как отмечалось ранее, большая часть знаний об этих системах получена из соответствующих исследований саморегуляции и человеческого восприятия, а также из нескольких исследований, демонстрирующих влияние социального регулирования на аффективную оценку и системы реагирования целей. Визуализирующие исследования нейронных систем, задействованных регуляторами на каждом этапе цикла, станут важным направлением для будущих исследований.

В целом, исследования социальной регуляции эмоций привлекают повышенное внимание множества исследовательских сообществ, и этот растущий Zeitgeist наступает как раз вовремя, поскольку области, которые когда-то были в основном связаны с людьми, от когнитивной нейробиологии до изучения организационного поведения, начинаются рассмотреть динамические социальные взаимодействия [115–117], сети и подсообщества [118]. Повышенное внимание к социальным отношениям как единице анализа, вероятно, будет способствовать прогрессу в понимании феноменов социального регулирования.Это важно, потому что понимание механизмов, которые направляют социальное регулирование, может дать информацию для клинической практики, смягчить социальные конфликты и сформировать основу для разработки методов управления. Авторы надеются, что прогресс в этой области не только обеспечит прогностическое понимание фундаментальных социальных и эмоциональных механизмов, но и послужит основой для соответствующих приложений, от зала заседаний до клиники.

Управляющие листы и раздаточные материалы

Регулирование аффекта, или регулирование эмоций, - это способность человека модулировать свое эмоциональное состояние, чтобы адаптивно соответствовать требованиям окружающей среды.Люди с широким спектром стратегий регулирования аффектов смогут гибко адаптироваться к ряду стрессовых ситуаций. Люди, которые борются с эмоциональной регуляцией, могут прибегнуть к более ограниченному кругу стереотипных стратегий, которые не столь успешны в удовлетворении их потребностей или имеют более серьезные непредвиденные последствия. Способность успешно регулировать эмоции иногда рассматривается в свете теории привязанности (Bowlby, 1969/1982). Прочитайте больше языки 70 языков

Вмешательство

Учебные пособия

  • Регулирование эмоций, эффективность межличностного общения и навыки толерантности к стрессу для подростков: Руководство по лечению | Чарлерс Боннер | 2002 скачать в архиве копия
  • Руководство по качеству ОБТ | Энтони Бейтман, Рассвет Бейлз, Йост Хатсебаут | 2014 скачать в архиве копия

Раздаточные материалы

Рабочие листы

Программы самопомощи

Преодоление нетерпимости к бедствию (столкновение со своими чувствами)

Тренировка стабилизации осознанного осознания

  • Сессия 1 - Внимательность и окно толерантности скачать архивная копия
  • Сессия 2 - Внимательность и мозг скачать заархивированная копия
  • Сессия 3 - Внимательность и эмоции скачать заархивированная копия
  • Сессия 4 - Разработка плана действий по уходу за собой скачать заархивированная копия
  • Аудиодорожка 1 - Осознанность чувств ссылка
  • Аудиодорожка 2 - Трехминутная передышка ссылка
  • Аудиодорожка 3 - Осознанность дыхания ссылка
  • Аудиодорожка 4 - Медитация звуков ссылка
  • Аудиозапись 5 - Осознанность эмоций ссылка
  • Аудиозапись 6 - Медитация стоя ссылка
  • Аудиозапись 7 - Медитация самосострадания ссылка

Презентации

  • Терапия, основанная на ментализации - обучающие слайды ucl.ac.uk заархивированная копия
  • Терапия, основанная на ментализации - клинические слайды ucl.ac.uk заархивированная копия
  • Что такое ментализм и зачем это делать? | Chris Taylor скачать в архиве копия
  • Терапия, основанная на психологии подростков | Луиза Даффи, Хелен Гриффитс | 2016 скачать заархивированная копия

Рекомендуемая литература

  • Боулби Дж. (1969/1982).Привязанность и потеря: Vol. 1. Приложение (2-е издание). Нью-Йорк: Basic Books,
  • Хофманн, С. Г. (2014). Модель межличностной регуляции эмоций настроения и тревожных расстройств. Когнитивная терапия и исследования , 38 (5), 483-492. скачать

Что такое регулирование воздействия?

Методы регулирования воздействия

Регулирование аффекта - это широкая категория, охватывающая практически все, что делается для управления нашим эмоциональным состоянием, в том числе:

Список литературы

  • Bowlby, J.(1969). Вложение и утрата: Том I. Приложение. Лондон: Тавистокский институт человеческих отношений .
  • Bowlby, J. (1982). Привязанность и потеря: взгляд в прошлое и перспектива. Американский журнал ортопсихиатрии , 52 (4), 664.

границ | Гибкое регулирование эмоций: как ситуационные требования и индивидуальные различия влияют на эффективность регулирующих стратегий

Теории регуляции эмоций

В психологических исследованиях все больше внимания уделяется теме психологической гибкости (Кашдан, 2010).В быстро меняющемся мире кажется, что для того, чтобы лучше справляться с изменениями и эффективно адаптироваться к ним, людям необходимо гибко выбирать из широкого спектра возможных решений и способов преодоления трудностей. Наша статья затрагивает тему гибкости в области регулирования эмоций. Мы предполагаем, что гибкое регулирование эмоций является очень эффективным способом справиться с ситуацией, и представляем некоторые предварительные доказательства, подтверждающие это предложение. Более того, мы призываем к дальнейшим исследованиям в этой области и предлагаем некоторые возможные процедуры.

Психологические исследования показывают, что эмоции, хотя и основаны на функциональном и эволюционном развитии, чтобы увеличить наши шансы на выживание (Frijda, 1986; Ekman and Davidson, 1994; Oatley and Jenkins, 2003), должны регулироваться, чтобы поддерживать психологическое здоровье и благополучие ( Jarymowicz, 2008; Aldao et al., 2010) или помочь в достижении наших целей (Aldao et al., 2015). Таким образом, регуляция эмоций кажется механизмом, позволяющим лучше справляться с требованиями окружающей среды, так что эмоции, которые являются важными сигналами, информирующими о внешних обстоятельствах или внутренних состояниях (Jarymowicz, 2002; Jarymowicz and Imbir, 2015), на самом деле являются полезными и полезными, а не беспокоящими. и невыгодно.

Регулирование эмоций в психологии определяется по-разному. Campos et al. (2004) описывают унитарную модель эмоций и эмоциональной регуляции. Они утверждают, что проявление эмоций и регулирование эмоций - это неразличимые взаимодействующие процессы, которые не происходят последовательно, а скорее возникают параллельно и имеют одинаковые функции. Психологические процессы, такие как избегание или поиск ситуаций, которые с большей вероятностью вызывают определенную эмоцию, могут помешать людям испытать эту эмоцию.Соответственно, определенные процессы, такие как оценка ситуации и самооценка регуляторных способностей, отвечают как за активацию, так и за регулирование эмоций. Однако большинство исследователей утверждают, что генерация эмоций и регулирование эмоций - это два разных явления. Их исследования сосредоточены на изучении конкретных стратегий регулирования. Например, Гарнефски и др. (2001) различают девять концептуально различных стратегий регуляции когнитивных эмоций: самообвинение, обвинение других, размышление, катастрофизация, рассмотрение перспективы, позитивная перефокусировка, позитивная переоценка, принятие и планирование.Результаты их исследований показывают, что одни стратегии более эффективны, чем другие.

Другие теоретические предложения определяют регулирование эмоций как процесс, направленный на максимизацию положительных эмоций и минимизацию отрицательных (Larsen and Prizmic, 1999; Wojciszke, 2003), который называется гедонической регулировкой эмоций. Такое определение, однако, не охватывает весь спектр процессов регуляции эмоций, поскольку иногда люди имеют скорее инструментальные, чем гедонистические мотивы в регулировании своих эмоций, например, чтобы уменьшить переживание положительных эмоций, чтобы оставаться сосредоточенными, или увеличить количество испытываемых отрицательных эмоций становится более напористым (Gross, 2015a; Tamir, 2016; Ortner et al., 2018). Эта возможность принята во внимание теорией регуляции эмоций Гросса, которая в последнее время стала очень плодотворной и доминирующей.

Гросс (2014, 2015a, b) определяет регулирование эмоций как процесс, с помощью которого люди влияют на то, какие эмоции у них есть, когда они у них возникают, а также как они их испытывают и выражают. Гросс утверждает, что регулирование эмоций приводит к изменениям динамики, продолжительности и скорости возникновения эмоций, а также к изменениям последствий вызванных эмоций (в поведении, опыте и физиологии).Регулирование эмоций может быть направлено на уменьшение, усиление или поддержание опыта как положительных, так и отрицательных эмоций в зависимости от текущих потребностей или целей человека Gross, 1998, 2002, 2014; Алдао, 2013). В своей модели процесса регуляции эмоций Гросс описывает пять семей, связанных с динамикой эмоционального процесса, в котором может происходить регуляция: выбор ситуации, изменение ситуации, развертывание внимания, когнитивные изменения и модуляция реакции. Первые четыре семейства стратегий классифицируются как , ориентированные на антецедент, , потому что они используются до эмоциональной реакции (Gross, 2002; Ochsner and Gross, 2008, 2014).Пятое семейство - это , ориентированное на ответ, поскольку оно используется после активации эмоциональной реакции. Более того, стратегии, ориентированные на антецедент, описываются как более эффективные (поскольку они изменяют саму эмоцию), чем стратегии, ориентированные на реакцию (которые изменяют эмоциональную реакцию, возникающую после того, как эмоция уже пережита).

Эффективность выбранных стратегий регулирования эмоций

Применяя критерии частого использования стратегий в повседневной жизни, хорошо объясненное определение и возможность манипуляции в лаборатории, Гросс и его коллеги (e.г., Брутто, 1998, 2008, 2014; Gross and John, 2003) сосредоточили внимание на двух стратегиях: когнитивной переоценке (стратегия, ориентированная на предшественник) и экспрессивном подавлении (стратегия, ориентированная на реакцию). В большинстве исследований сравнивается эффективность этих двух стратегий. Переоценка - это стратегия, ориентированная на антецеденты, которая направлена ​​на изменение эмоционального значения и воздействия ситуации, которая вызывает эмоции (Gross and John, 2003). Напротив, подавление - это форма модуляции реакции, которая определяется как подавление эмоционального выражения (Gross, 1998).Поскольку подавление происходит позже в процессе генерации эмоций, оно влияет не на саму эмоцию, а, скорее, на ее результаты.

Исследования показали, что привычное использование переоценки положительно коррелирует с благополучием и отрицательно с симптомами психопатологии (Gross and John, 2003; Aldao et al., 2010), тогда как использование экспрессивного подавления положительно коррелирует с симптомами депрессии и отрицательно коррелирует с удовлетворением в межличностных отношениях (Gross, Levenson, 1993; Srivastava et al., 2009). Более того, люди, которые обычно используют опыт переоценки и выражают больше положительных и меньше отрицательных эмоций, в то время как люди со склонностью использовать опыт подавления и выражать меньше положительных и больше отрицательных эмоций (John and Gross, 2004). Более того, подавление требует самоконтроля и, как следствие, большего количества когнитивных ресурсов (по сравнению с переоценкой), так как нужно помнить, что подавлять следует по мере развития эмоциональной реакции. С другой стороны, когда проводится переоценка, она влияет на последующий эмоциональный процесс без каких-либо дополнительных напоминаний, и, таким образом, переоценка требует меньше ресурсов (Gross, 2002).

Согласно модели Гросса (2014), эмоции не нужно постоянно регулировать или изменять, а только тогда, когда они мешают желаемому поведению или целям (Aldao et al., 2015; English et al., 2017). Тем не менее, прошлые исследования регуляции эмоций в основном были сосредоточены на выявлении адаптивных или дезадаптивных стратегий в целом (Gross and John, 2003; John and Gross, 2004; Gross, 2014, 2015b). Исследования индивидуальных различий в тенденциях к использованию переоценки и подавления, а также исследования последствий двух противоположных стратегий, активированных в экспериментальных исследованиях, показали, что переоценка более адаптивна и «более здорова», чем подавление (John and Gross, 2004; Mauss and Гросс, 2004; Дэн-Глаузер и Гросс, 2015).Однако, как отмечает Трой и др. (2013) утверждали, что этот вывод является неполным, поскольку ни один психологический процесс не является всегда и полностью эффективным и адаптивным (Lazarus, 1991, 1993; Grant and Schwartz, 2011). Например, исследование McRae et al. (2012) продемонстрировали, что переоценка имела разные эффекты, когда люди преследовали разные цели (либо уменьшение негативных, либо усиление позитивных эмоций в ответ на негативные стимулы) и использовали разные тактики [способы достижения заданных целей, например, (а) изменение реальности (б) дистанцирование или (в) изменение будущих последствий].В другом исследовании McRae et al. (2011) описали некоторые контекстные детерминанты частоты использования переоценки и подавления. Участники исследования, проведенного на фестивале Burning Man, сообщили о снижении использования подавления и увеличении использования переоценки по сравнению с обычным использованием регуляции эмоций дома. Это говорит о том, что социальный контекст и социальные ситуационные нормы могут быть важны для выбора различных стратегий регуляции эмоций. Хотя последнее исследование указывает на возможные ситуативные детерминанты использования определенных стратегий регуляции эмоций, оно не имело экспериментального плана и не давало никакого представления об эффективности стратегий.Однако вышеупомянутые результаты предполагают, что использование и адаптируемость стратегий регуляции эмоций может зависеть от конкретного контекста, в котором они используются (Cheng, 2001; Westphal et al., 2010; McRae et al., 2011, 2012).

Важность гибкости

Регулирование эмоций направлено не на устранение эмоций из нашей жизни, а скорее на их гибкое использование (Cheng, 2001; Aldao, 2013), используя их разумно (Mayer, Salovey, 1995; Wranik et al., 2007; Matczak и Кнопп, 2013; Sìmieja et al., 2014) или понимание их и контроль их влияния, когда это влияние нежелательно (Kofta, 1979; Kolańczyk, Pawłowska-Fusiara, 2002; Jarymowicz, Kobylińska, 2005; Kobylińska, 2007; Kolańczyk, 2007; Jarymowicz, 2008). Окружающая среда, в которой мы живем, постоянно меняется. Фиксированные, негибкие реакции, в том числе регуляция эмоций, в целом не адаптируются, а большая гибкость связана с улучшенной адаптацией (Aldao et al., 2015) и лучшим копированием (Levy-Gigi et al., 2015). Как Hollenstein et al.(2013) утверждают: «Успех эволюции человека зависел от гибкости адаптации к изменяющимся требованиям окружающей среды (...) развитие людей также зависит от гибкости. Процесс развития от рождения до взрослой жизни может характеризоваться рядом проблем, требующих все более сложных методов адаптации, включая обучение, саморегуляцию и метапознание »(стр. 403). Более того, Кашдан и Роттенберг (2010) изучили индивидуальные различия в общей психологической гибкости, глядя на данные экспериментальных исследований, дневника, анкеты и лонгитюдных исследований.Результаты показали, что общая гибкость постоянно выступает в качестве основного компонента общего состояния здоровья и адаптации.

Однако подход, лежащий в основе адаптивных функций гибкости, оставался почти полностью теоретическим в области регуляции эмоций, и лишь несколько недавних примеров исследований пытались уловить гибкость регуляции эмоций, а не проводить различие между чрезмерно адаптивными и дезадаптивными стратегиями. Соответственно, цель данной статьи - изучить исследования гибкой регуляции эмоций и доказать, что эффективность стратегий регуляции эмоций зависит как от ситуационного контекста, так и от индивидуальных различий в личностных характеристиках.Мы хотим показать, почему этой теме следует уделять больше внимания в психологических исследованиях. Во-первых, насколько нам известно, ни одно исследование не рассматривало взаимодействие ситуационных и диспозиционных детерминант эффективности стратегий регуляции эмоций. Вместо этого было два разных направления исследований: одно фокусировалось на ситуационном контексте как модераторе эффективности стратегий, а другое - на личностных коррелятах регуляции эмоций (и обычно в этих исследованиях измерялась либо общая способность регуляции эмоций, либо склонность к использованию определенные стратегии, а не эффективность различных стратегий, экспериментально индуцированных).Их необходимо объединить, чтобы более полно понять детерминанты эффективности регуляции эмоций и важность гибкой регуляции эмоций. Во-вторых, как уже отмечали некоторые исследователи (Aldao et al., 2015; Dore et al., 2016), оба направления исследований недостаточно представлены, учитывая огромное количество опубликованных исследований по регуляции эмоций в целом. Требуется более глубокое понимание темы гибкости, исходя из результатов исследований. Мы считаем, что эффективное регулирование эмоций является результатом определенных паттернов стратегия-ситуация-личность.Такие паттерны могут быть определены на основе дальнейших исследований, основанных на более сложных моделях эффективности регуляции эмоций. Распознавание таких паттернов может не только помочь нам лучше понять концепцию гибкой регуляции эмоций, но также послужить основой для разработки психологических вмешательств, направленных на уменьшение дисрегуляции эмоций и разработку адаптируемых методов борьбы с эмоциями.

Совсем недавно Dore et al. (2016) предложили аналогичную теоретическую основу и описали регулирование эмоций как взаимодействие человека, ситуации и стратегии.Они рассматривают ряд исследований, посвященных как ситуативным, так и индивидуальным предикторам различий в регуляции эмоций. Однако в описанных исследованиях исследователи сосредоточили внимание на таких факторах, как пол или возраст как индивидуальные различия, а не на личностных характеристиках.

Что такое гибкое регулирование эмоций?

Модели гибкости описывают адаптивные формы регуляции эмоций как предполагающие гибкое использование различных стратегий в зависимости от текущих ситуационных требований (Cheng, 2001; Bonanno et al., 2004; Кашдан, 2010; Бонанно и Бертон, 2014; Koole et al., 2015a). По мнению некоторых исследователей, психологическая дисфункция (например, аффективные расстройства или пограничное расстройство личности) может характеризоваться дефицитом гибкости используемой регуляции эмоций (Rottenberg et al., 2005; Bonanno and Burton, 2014). Например, Бонанно и Бертон (2014) утверждают, что стратегии регулирования эмоций не являются ни чисто эффективными и адаптивными, ни чисто неэффективными и не адаптивными. Они сообщают о результатах ряда исследований, которые предположили, что необходима новая конструкция регулирующей гибкости.Согласно Бонанно и Бертон (2014), гибкость адаптивна, а отсутствие гибкости - не адаптивна. Они указывают на то, что дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на поиске наиболее подходящих моделей ситуации и стратегии, показывая, какая стратегия может быть наиболее эффективной в каком ситуационном контексте. Также Aldao (2013) и Aldao et al. (2015) поощряют исследования в важной, но недостаточно представленной области гибкости регуляции эмоций.

Мы согласны с тем, что эффективное регулирование в целом должно зависеть от контекста и основываться на широком наборе стратегий.Более того, в соответствии с моделями личностной ситуации в личностной и социальной психологии (Mischel and Shoda, 1995; Cervone, 2004) мы предполагаем, что стабильные индивидуальные различия в личностных характеристиках могут влиять на эффективность конкретных стратегий регулирования эмоций, применяемых в различных контекстах. Таким образом, мы определяем гибкую регуляцию эмоций как способность эффективно регулировать эмоции, применяя различные стратегии регуляции эмоций (выбранные из широкого репертуара) в различных ситуациях в зависимости от особенностей ситуации и индивидуальных характеристик личности.

Почему гибкое регулирование эмоций эффективно?

Принимая во внимание рассмотренные теоретические и экспериментальные исследования, мы понимаем под эффективным регулированием эмоций гибкое использование различных стратегий регулирования эмоций. Гибкое использование стратегий регуляции эмоций должно быть адаптировано к требованиям ситуации и личностным характеристикам. Такое регулирование эмоций позволяет достичь нормативных целей в конкретных ситуациях (например, уменьшить силу отрицательных эмоций или сохранять спокойствие, если необходимо продолжить важный разговор с другим человеком) и поддерживает психологическое здоровье и долгосрочное благополучие.Например, Aldao et al. (2015) предполагают, что «… гибкость регуляции эмоций является адаптивной, когда она приводит к повышенной вероятности достижения личностно значимых целей (внешних, таких как похудание, или внутренних, таких как спокойствие»; стр. 268). Разные ситуации очень часто требуют совершенно другого подхода, чтобы эффективно справляться с эмоциями и достигать целей, и существует множество различных стратегий регулирования эмоций, которые можно использовать (для обзора см. Gross and Thompson, 2007; Koole, 2009; Webb et al. ., 2012). В то же время люди различаются по чувствительности к эмоциональным особенностям ситуаций и по легкости умелого или эффективного применения этих разных подходов.

В обширном обзоре литературы по регулированию эмоций Алдао (2013) подчеркнул важность многих контекстуальных факторов, которые влияют на эффективность конкретных регуляторных стратегий, включая личностные факторы, стимулы, используемые для вызова эмоций, способы, которыми стратегии регулирования эмоций являются выбранные и реализованные, а также типы результатов.Например, люди с богатым репертуаром стратегий регуляции эмоций могут знать, как гибко реализовывать адаптивные стратегии в ответ на контекстные требования, и, таким образом, могут (в большей степени) получать выгоду от их использования (Aldao and Nolen-Hoeksema, 2012a, b. ; Aldao et al., 2014). Данные о культурных и социальных вариациях в регуляции эмоций предполагают дополнительные личностные факторы, которые могут модулировать последствия применения определенных способов борьбы с эмоциями (Matsumoto et al., 2008; Mesquita et al., 2014). Например, исследования показывают, что в определенных коллективистских культурах подавление не связано с плохим психологическим функционированием и имеет меньше негативных последствий, чем обычно описывается в индивидуалистических культурах (Butler et al., 2009; Soto et al., 2011).

Несколько исследований непосредственно касались гибкости регуляции эмоций. Однако ни один из них явно не тестировал взаимодействие ситуационных и диспозиционных факторов в определении успеха регуляции и не продемонстрировал прямых доказательств существования паттернов стратегия-ситуация-человек, влияющих на эффективную регуляцию эмоций.Вместо этого они сосредоточились на более узких исследовательских проблемах, все еще приводя некоторые доказательства эффективности гибкого регулирования эмоций.

Ситуационный контекст и эффективность стратегий регулирования эмоций

В области совладания (которое очень часто описывается как форма регулирования эмоций) Ченг (2001) отметил, что в использовании конкретных стратегий выживания в разных ситуациях не было согласованности, и что необходимо более полное понимание процесса совладания с ситуацией. включать изучение гибкого развертывания различных стратегий в разных контекстах.Более того, Bonanno et al. (2004) утверждали, что «успешная адаптация зависит не столько от какого-то одного регуляторного процесса, сколько от способности гибко усиливать или подавлять эмоциональное выражение в соответствии с ситуативными требованиями» (стр. 482). В их исследовании лабораторная задача участников заключалась в том, чтобы усилить эмоциональное выражение, подавить эмоциональное выражение и вести себя нормально в различных испытаниях. Результаты подтвердили гипотезу гибкости и показали, что участники, которые лучше умели усиливать и подавлять выражение эмоций, демонстрировали меньший стресс в последующем исследовании.Авторы интерпретируют этот результат как свидетельство гибкости регуляции эмоций.

Troy et al. (2013) описали индивидуальный подход к регулированию эмоций. В рамках этого подхода авторы сосредоточились на изучении переоценки и утверждали, что, поскольку метаанализ когнитивной переоценки показал малую и среднюю величину эффекта для прогнозирования результатов (Aldao et al., 2010; Webb et al., 2012), переоценка является адаптивным процессом. во многих контекстах, но не может быть адаптивным во всех контекстах. Согласно предложенному ими индивидуальному подходу адаптивность различных стратегий регуляции эмоций зависит от ситуативного контекста, в котором они применяются.На основе исследований выживания они предположили, что управляемость ситуации может быть одним из важнейших факторов, влияющих на адаптируемость регулирующих усилий. Более ранние исследования показали, что стратегии, ориентированные на проблемы, были более адаптивными при использовании в контролируемых ситуациях, в то время как стратегии, ориентированные на эмоции, были более адаптивными при использовании в неконтролируемых ситуациях (Lazarus, 1993). Трой и др. (2013) выдвинули гипотезу, что переоценка (которую можно рассматривать как тип адаптации, ориентированной на эмоции) может быть очень адаптивной в контексте неконтролируемого стресса, поскольку в неконтролируемой ситуации эмоции - единственное, что можно изменить.Однако при столкновении с относительно контролируемыми факторами стресса изменение реальной ситуации (ориентированное на проблему копирование) может дать больше преимуществ. В этом случае переоценка может быть менее полезной или адаптивной. В ходе исследования способность к переоценке когнитивных функций, тяжесть недавних жизненных стрессоров, контролируемость стрессоров и уровень депрессии были измерены у 170 участников, недавно переживших стрессовое жизненное событие. Соответственно, результаты показали, что у участников, страдающих от неконтролируемого стресса, способность к когнитивной переоценке была связана с более низким уровнем депрессии, тогда как у тех, кто страдает от контролируемого стресса, более высокая способность к переоценке была связана с более высоким уровнем депрессии (Troy et al., 2013). Эти результаты могут подтвердить предположение, что эффективность переоценки может зависеть от управляемости стрессоров (хотя управляемость экспериментально не изменялась), и предполагают, в соответствии с нашим предположением, что «определенные стратегии регулирования эмоций не являются адаптивными или дезадаптивными per se ; скорее, их приспособляемость зависит от контекста »(стр. 2505).

Haines et al. (2016) изучали ту же гипотезу соответствия стратегии в области благополучия. Их результаты показали, подтверждая гипотезу, что участники с относительно высоким уровнем благополучия использовали переоценку больше в ситуациях, которые они считали менее контролируемыми, чем в ситуациях, которые они считали более контролируемыми.

Sheppes et al. (2011) показали некоторые доказательства того, что разные стратегии могут быть более или менее эффективными в зависимости от контекста. В их исследовании была изучена эффективность двух стратегий: отвлечения (с довольно ранней стадии эмоционального процесса) и переоценки (с более поздней стадии эмоционального процесса). Результаты серии экспериментов показали, что в контексте низкой интенсивности эмоциональной ситуации люди были склонны использовать переоценку, а не отвлечение, в то время как в контексте эмоциональной ситуации высокой интенсивности отвлечение было предпочтительной стратегией.В другом наборе исследований Sheppes et al. (2014) показали, что при низкой интенсивности стимулов, низком когнитивном спросе или при активизации долгосрочных целей участники предпочли выбрать переоценку; тогда как при высокой интенсивности стимулов когнитивная потребность высока, а когда активизируются краткосрочные цели, участники предпочитают отвлекаться. Эти результаты подтверждают мнение о том, что выбор стратегии зависит от контекста. Мы считаем, что эффективность используемых стратегий также зависит от контекста, и разделяем мнение Инглиша и др.(2017), что «необходимы дополнительные исследования для изучения различных ситуационных особенностей, которые могут повлиять на использование и успех стратегии регуляции эмоций» (с. 240).

Bonanno et al. (2004) обратились к теме эффективности гибкости. В их исследовании большая выразительная гибкость (отражающая способность участников изменять выражения по команде) была связана с лучшим общим психическим здоровьем и лучшими способностями справляться со стрессовыми факторами (Bonanno et al., 2004; Westphal et al., 2010). Эти результаты предполагают, что возможность переключения между различными стратегиями связана с большей эффективностью регулирования.

В своем обзоре Бонанно и Бертон (2014) сосредоточились на преодолении стресса и регуляции эмоций, утверждая, что это две разные области, но все же они управляются одними и теми же механизмами саморегуляции. Эти исследователи подчеркивают важность контекста в эффективном регулировании эмоций и определяют концепцию контекстной чувствительности как «способность воспринимать вторгающиеся требования и возможности из ситуативного контекста по мере того, как они возникают сверх нормативного фона текущих регуляторных проблем и процессов, и определять наиболее подходящая регуляторная стратегия в ответ на эти требования или возможности »(стр.594). Чувствительность к требованиям и возможностям, а также к угрозам в ситуации служит (по их мнению) важнейшим компонентом гибкого реагирования.

Характеристики личности и эффективность стратегий регулирования эмоций

Хотя исследования, посвященные описанной выше теме гибкости регуляции эмоций, сосредоточены на взаимосвязи ситуационного контекста и эффективности регуляции эмоций, мы предполагаем, что личностные характеристики (относительно стабильные индивидуальные различия) также могут быть важными детерминантами эффективности использования различных стратегий.

Имеющиеся данные показывают, что общая способность к регуляции эмоций связана с характеристиками личности, например, с экстраверсией и невротизмом (Eysenck, 1967; Verduyn, Brans, 2012; Finley et al., 2017), а также с ориентацией на действия (Koole and Kuhl, 2007; Koole, Fockenberg, 2015). Однако эти исследования не фокусируются на том, как личность может влиять на легкость и эффективность использования определенных стратегий регулирования эмоций.

Несколько корреляционных исследований показывают, что тенденции к использованию определенных стратегий регулирования эмоций (в основном привычное использование переоценки и подавления, снова измеряемых тестами) коррелируют с личностными характеристиками (John and Gross, 2004; Wang et al., 2009; Пурнаманингсих, 2017). Например, было обнаружено, что невротизм отрицательно связан с использованием переоценки, экстраверсия отрицательно коррелирует с использованием подавления (John and Gross, 2004; Purnamaningsih, 2017), а небезопасные стили привязанности (избегание и тревога) связаны с частым использованием подавления (Gross, 2008). ). Было обнаружено, что отрицательная срочность коррелирует с более частым использованием стратегий разобщения или рефлексивной регуляции эмоций (King et al., 2018). В области психопатологии (хотя это не является основной темой данной статьи) Aldao и Nolen-Hoeksema (2012b) показали, что определенные стратегии регуляции эмоций, такие как подавление и размышления, более тесно связаны с психопатологией, чем другие стратегии, такие как как переоценка и принятие.В исследовании Bloch et al. (2010), клинические группы использовали подавление чаще, чем неклинические. Однако в этих исследованиях не затрагивалась тема эффективности регуляции эмоций, вместо этого они были сосредоточены на субъективно оцениваемой тенденции к использованию определенных стратегий. Мы считаем, что существуют личностные детерминанты эффективности использования различных стратегий. Чтобы проверить это, нам потребуются исследования, которые проверяют эффективность использования стратегий, например, долгосрочные эффекты применения определенных стратегий людьми с определенными характеристиками личности, показанными в лонгитюдных исследованиях.

Более того, необходимы экспериментальные исследования, в которых экспериментально индуцируются различные стратегии и измеряются личностные черты. Однако в большинстве экспериментальных исследований, проверяющих эффективность данных стратегий, личностные характеристики не измеряются. Мы полагаем, что этим можно объяснить довольно слабые эффекты теоретически эффективных стратегий, полученных в экспериментальных исследованиях (Webb et al., 2012). Эффекты могут быть сильнее для групп участников с определенными уровнями данных характеристик.Мы считаем, что характеристики личности следует измерять в качестве модераторов в исследованиях регуляции эмоций, а не предполагать, что случайное распределение участников в экспериментальных условиях будет определять влияние личности и других индивидуальных различий.

Исследование Кобылинской и Марчлевской (2016) может служить примером исследования, в котором проверяется, как активированная стратегия (переоценка или подавление) взаимодействует с личностью при прогнозировании эффективности регуляции эмоций.В ходе исследования измерялась ориентация на действие - одна из чертоподобных характеристик личности, которая, как было показано, важна для регуляции эмоций (Kuhl, 1992; Koole, Coenen, 2007; Koole et al., 2015b). С точки зрения управления действиями, люди с высоким уровнем ориентации на действие имеют лучшую неявную регуляцию эмоций, что может привести к лучшему соответствию применяемых ими стратегий ситуации. Ориентация на действие взаимодействовала с активированной стратегией регуляции эмоций при прогнозировании результатов регуляции (Kobylińska and Marchlewska, 2016): в ситуации, требующей регуляции эмоций (вызывающей негативное состояние), подавление было более эффективным, чем переоценка у участников с низким уровнем ориентации на действие.Таким образом, стратегия, описываемая как довольно неадаптивная и неэффективная, на самом деле может иметь лучшие последствия, если ее используют люди с определенными личностными характеристиками - в данном случае участники слабо ориентированы на действия. Это подтверждает наш образ мышления, показывая, что конкретная стратегия может быть более эффективной для людей с определенным уровнем черты, чем для людей с другим уровнем той же черты.

Некоторые косвенные доказательства того, как индивидуальные различия могут влиять на эффективность различных стратегий регуляции эмоций, получены из исследований личностных детерминант благополучия, описанных в литературе по позитивной психологии.Переживание положительных эмоций, например, является хорошим способом увеличить долгосрочное счастье для людей с высоким уровнем экстраверсии и низким уровнем невротизма, но менее эффективно для людей с низким уровнем экстраверсии и / или высоким уровнем невротизма (Pavot et al. ., 1990; Тамир, 2009). Это показывает, что определенные стратегии повышения благополучия (например, получение большего количества положительных эмоций) не одинаково эффективны для людей с разными личностными качествами.

Существуют также личностные характеристики, отражающие способность реализовывать правильную стратегию в зависимости от оценки особенностей данной ситуации (например,г., Cervone et al., 2008). Одна из таких характеристик - эмоциональный интеллект (Pena-Sarrionandia et al., 2015). В общем, люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта должны использовать стратегии, наиболее эффективные в данных ситуациях. Исследования показывают, что объем рабочей памяти может взаимодействовать с эмоциональным интеллектом, прогнозируя результаты регуляции эмоций (Salovey et al., 2010). Таким образом, гипотетически стратегии, требующие больших когнитивных ресурсов, могут быть менее эффективными у людей с низким объемом рабочей памяти, даже если их уровень эмоционального интеллекта высок.Чтобы проверить это, нам понадобится эксперимент, проверяющий эффекты инструктирования данной стратегии либо при нагрузке на рабочую память, либо без нее, и измерение эмоционального интеллекта, чтобы увидеть, снижает ли он эффективность стратегии в этих различных условиях.

Эффективность использования различных стратегий может также зависеть от диспозиционной чувствительности к эмоциональным сигналам (Bonanno and Burton, 2014). Например, согласно некоторым исследованиям, депрессивные люди более реагируют на грустный материал (Rottenberg et al., 2002, 2005) и менее реагирует на положительные сигналы (Treadway, Zald, 2011; Romer Thomsen et al., 2015). В то же время исследования показывают, что эмоции, вызванные более сильными отрицательными стимулами, лучше регулируются отвлечением, а эмоции, вызванные умеренными отрицательными стимулами, - переоценкой (Sheppes et al., 2011). Рассматривая эти две вещи вместе, мы можем предсказать, что депрессивный человек будет более эффективно регулировать грусть, вызванную фильмом, используя отвлечение, в то время как у человека без депрессии тот же фильм может вызывать грусть, которую более эффективно регулировать переоценка.Чтобы проверить это, мы должны экспериментально проверить, снижает ли уровень депрессии (измеряемый с помощью вопросника) эффективность экспериментально вызванной переоценки и отвлечения внимания. Таким образом, измерение конкретных индивидуальных различий и их использование в модели дало бы нам более подробные знания об эффективном регулировании эмоций и лучшее понимание того, какой метод для кого работает. Мы могли наблюдать более сильные эффекты переоценки у участников с низким уровнем депрессии и более сильные эффекты депрессии у участников с более высоким уровнем депрессии.Когда мы анализируем данные без уровня депрессии в качестве модератора, мы можем наблюдать слабые эффекты обеих стратегий для всей группы участников, но это не будет отражать действительно эффективные методы для упомянутых подгрупп.

Гибкое регулирование эмоций также может быть связано с когнитивной гибкостью, присущей определенным признакам (Stetzel et al., 2013; Goschke and Bolte, 2014). Есть исследования, показывающие, что управляющие функции, такие как способность к обновлению эмоций, влияют на эффективность стратегий регулирования эмоций (Pe et al., 2013, 2015).

Подводя итог, можно сказать, что существует лишь несколько эмпирических примеров того, как личностные характеристики могут влиять на эффективность различных стратегий регуляции эмоций. Однако эти исследования не проверяли гипотезу гибкости регуляции эмоций напрямую. Мы считаем, что необходимы дополнительные исследования, чтобы показать, что личностные характеристики по-разному предсказывают эффективность различных стратегий. Стратегия 1 может быть более эффективной, когда ее использует Человек с личностной характеристикой А, чем когда используется Личность с личностной характеристикой В, и наоборот - со Стратегией 2.Например, в зависимости от уровня невротизма два разных человека могут испытывать разный уровень стресса или отрицательных эмоций в одной и той же ситуации, и поэтому для них могут быть полезны разные стратегии. Как предполагают Шеппес и его коллеги (Sheppes et al., 2011), отвлечение - лучшая стратегия при использовании в крайне негативных ситуациях, тогда как переоценка лучше в умеренно негативных. Таким образом, для крайне невротичного человека, который испытывает больше негативных эмоций даже в умеренно негативной ситуации, отвлечение внимания может быть более простой или лучшей стратегией, чем переоценка.

Более того, как мы утверждаем, личность может взаимодействовать с ситуативным контекстом при прогнозировании эффектов регуляции эмоций. Человек должен быть гибким в использовании стратегий регулирования эмоций в разных ситуациях, и, зная свои личностные характеристики, он / она может быть более восприимчивым к одним стратегиям, чем другим. Таким образом, стратегия 1 может быть эффективной, когда она используется в ситуации 1 человеком A, но не в ситуации 2 или не используется человеком B.Например, отвлечение внимания может быть эффективной стратегией, когда он используется крайне невротичным человеком в умеренно негативной ситуации. , но не в резко отрицательном и не используемом людьми с низким уровнем невротизма.Это, конечно, все еще гипотезы, требующие дальнейшей проверки.

Заключение

Регулирование эмоций поддерживает психологическое здоровье и благополучие, а также помогает справляться с негативными жизненными событиями и стрессом (Gross and John, 2003; Aldao et al., 2010; Troy et al., 2010, 2013; Luhmann et al. , 2012; DeSteno et al., 2013; Schwager, Rothermund, 2014; Koole et al., 2015a). Нарушения регуляции эмоций присутствуют при многих психологических расстройствах (см., Например, Werner and Gross, 2010; DeSteno et al., 2013), и, следовательно, эффективная психотерапия, а также методы профилактики должны включать усиление способности регуляции эмоций. Лучшее знание о том, какие стратегии регулирования эмоций адаптируются в каких ситуационных контекстах и ​​какие стратегии могут успешно использоваться людьми с разными характеристиками личности, поможет найти наилучшие способы регулирования человеческих эмоций. Успех в регулировании эмоций имеет множество адаптивных результатов и коррелятов, таких как: лучшее психологическое здоровье, повышение благополучия, лучшее социальное функционирование, лучшее преодоление стрессовых жизненных событий и даже успех в школе или на работе (Salovey et al., 2010). Растет согласие с тем, что гибкое регулирование эмоций имеет решающее значение для профилактики и лечения различных аффективных расстройств, которые присутствуют при многих аффективных расстройствах (например, Kashdan, 2010; Bonanno and Burton, 2014; Aldao et al., 2015; Koole et al. , 2015а). Зная больше о ситуативных и личностных детерминантах эффективности конкретных стратегий регуляции эмоций, мы могли бы планировать вмешательства, которые могут лучше подходить для помощи конкретным людям, справляющимся с эмоциями в определенных контекстах.Такие вмешательства должны быть сконцентрированы на обучении широкого набора стратегий и демонстрации условий, при которых они эффективны или нет. Кроме того, обучение должно включать в себя более глубокое осознание собственных черт и предпочтений, которые могут повлиять на использование и эффективность стратегий. Кажется, что такого рода вмешательства будут более эффективными для улучшения самочувствия и уменьшения негативных последствий стресса. Результаты, полученные Troy et al. (2013) предполагают, что вмешательства должны быть сосредоточены как на укреплении регулирующих способностей, так и на обучении использованию определенных стратегий регулирования эмоций в зависимости от контекста.Мы считаем, что такие вмешательства должны быть нацелены на обучение гибкости и развитие знаний о конкретных ситуациях и их требованиях, а также на развитие широкого набора стратегий (обучение множеству различных стратегий регуляции эмоций), а не на обучение одной конкретной стратегии.

Авторские взносы

DK (75%) отвечал за поиск литературы, подготовку документа, работу над окончательной версией и окончательные исправления. PK (25%) отвечал за консультации с первым проектом и работу над окончательной версией вместе с DK.

Финансирование

Подготовка статьи поддержана грантом BST 2016/177740, полученным DK от факультета психологии Варшавского университета.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Алдао, А., Джазайери, Х., Голдин, П., и Гросс, Дж. Дж. (2014).Адаптивные и дезадаптивные стратегии регуляции эмоций: интерактивные эффекты во время КПТ при социальном тревожном расстройстве. J. Беспокойство. 28, 382–389. DOI: 10.1016 / j.janxdis.2014.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Aldao, A., and Nolen-Hoeksema, S. (2012a). Влияние контекста на реализацию адаптивных стратегий регуляции эмоций. Behav. Res. Ther. 50, 493–501. DOI: 10.1016 / j.brat.2012.04.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алдао, А., Нолен-Хуксема, С., и Швейцер, С. (2010). Стратегии регуляции эмоций в психопатологии: метааналитический обзор. Clin. Psychol. Ред. 30, 217–237. DOI: 10.1016 / j.cpr.2009.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алдао А., Шеппес Г. и Гросс Дж. Дж. (2015). Гибкость регуляции эмоций. Cogn. Ther. Res. 39, 263–278. DOI: 10.1007 / s10608-014-9662-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонанно, Г.А., и Бертон, К. Л. (2014). Регулирующая гибкость: взгляд на индивидуальные различия в адаптации и регулировании эмоций. Psychol. Sci. 8, 591–612. DOI: 10.1177 / 17456504116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонанно, Г. А., Папа, А., Лаланд, К., Вестфаль, М., и Койфман, К. (2004). Важность гибкости: способность как усиливать, так и подавлять эмоциональное выражение предсказывает долгосрочную адаптацию. Psychol. Sci. 15, 482–487. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00705.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Батлер, Э. А., Ли, Т. Л., и Гросс, Дж. Дж. (2009). Регулирование эмоций и культура: зависят ли социальные последствия подавления эмоций от культуры? Эмоция 7, 30–48.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Cervone, D., Caldwell, T. L., Fiori, M., Orom, H., Shadel, W. G., Kassel, J. D., et al. (2008). Что подчеркивает оценки? экспериментальное тестирование модели знания и оценки архитектуры личности среди курильщиков, рассматривающих ситуации повышенного риска. J. Pers. 76, 929–967. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2008.00510.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэн-Глаузер, Э. С., и Гросс, Дж. Дж. (2015). Временная динамика эмоционального принятия: опыт, выражение и физиология. Biol. Психо. 108, 1–12. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2015.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеСтено, Д., Госс, Дж. Дж., И Кубзанский, Л. (2013).Аффективная наука и здоровье: важность эмоций и их регуляции. Health Psychol. 32, 474–486. DOI: 10.1037 / a0030259

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. и Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоций: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Инглиш, Т., Ли, И. А., Джон, О. П., и Гросс, Дж. Дж. (2017). Выбор стратегии регуляции эмоций в повседневной жизни: роль социального контекста и целей. Mot. Эмот. , 41, 230–242. DOI: 10.1007 / s11031-016-9597-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологическая основа личности. Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Google Scholar

Финли, А. Дж., Кроуэлл, А. Л., Хармон-Джонс, Э., и Шмейхель, Б. Дж. (2017). Влияние согласия и истощения эго на эмоциональную реакцию. J. Pers. 85, 643–657. DOI: 10,1111 / jopy.12267

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрида, Н. Х. (1986). Эмоции. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Гарнефски Н., Краай В. и Спинховен П. (2001). Негативные жизненные события, когнитивная регуляция эмоций и депрессия. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 30, 1311–1327. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (00) 00113-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гошке, Т., и Болте, А. (2014). Эмоциональная модуляция дилемм контроля: роль положительного аффекта, вознаграждения и дофамина в когнитивной стабильности и гибкости. Neuropsychologia 62, 403–423. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2014.07.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (1998). Регулирование эмоций, ориентированное на антецендент и реакцию: разные последствия для опыта, выражения и физиологии. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 224–237.DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.1.224

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2002). Регулирование эмоций: аффективные, когнитивные и социальные последствия. Психофизиология 39, 281–291. DOI: 10.1017 / S0048577201393198

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (Ред.). (2008). Справочник по регулированию эмоций. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2014). Справочник по регулированию эмоций , 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2015a). Регулирование эмоций: текущее состояние и перспективы на будущее. Psychol. Запрос 26, 1–26. DOI: 10.1080 / 1047840X.2014.940781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2015b). Расширенная модель процесса регуляции эмоций: разработки, приложения и направления на будущее. Psychol. Запрос 26, 130–137.DOI: 10.1080 / 1047840X.2015.989751

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Джон, О. П. (2003). Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 348–362. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.2.348

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс Дж. Дж. И Левенсон Р. У. (1993). Эмоциональное подавление: физиология, самооценка и экспрессивное поведение. J. Pers. Soc. Psychol. 64, 970–986. DOI: 10.1037 / 0022-3514.64.6.970

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Томпсон, Р. А. (2007). «Регулирование эмоций: концептуальные основы» в справочнике по регулированию эмоций , изд. Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 3–24.

Google Scholar

Haines, S.J., Gleeson, J., Kuppens, P., Hollenstein, T., Ciarrochi, J., Labuschange, I., et al. (2016). Мудрость знать разницу, подходящую стратегию для регулирования эмоций в повседневной жизни ассоциируется с благополучием. Psychol. Sci. 1: 9. DOI: 10.1177 / 0956797616669086

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Hollenstein, T., Lichtwarck-Aschoff, A., and Potworowski, G. (2013). Модель социально-эмоциональной гибкости в трех временных масштабах. Emot. Ред. 5, 397–405. DOI: 10.1177 / 17540734181

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jarymowicz, M. (2002). О преимуществах исследования неявной обработки аффективной информации. Polish Psychol.Бык. 33, 5–11.

Google Scholar

Яримович, М. (2008). Psychologiczne Podstawy Podmiotowości: Szkice Teoretyczne, Studia Empiryczne. Варшава: PAN.

Jarymowicz, M., and Imbir, K. (2015). К таксономии человеческих эмоций (основанной на их автоматическом и рефлексивном происхождении). Emot. Ред. 7, 183–188. DOI: 10.1177 / 17540735923

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яримович М., Кобылинская Д.(2005). Z badań nad wpływem utajonego afektu na formułowane sądy w warunkach uprzedniego pobudzania do размышления. Шпилька. Psychol. 43, 25–40.

Google Scholar

Джон, О. П., и Гросс, Дж. Дж. (2004). Регулирование здоровых и нездоровых эмоций: процессы личности, индивидуальные различия и развитие в течение жизни. J. Pers. 72, 1301–1334. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2004.00298.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кинг, К.М., Фейл, М. К., Халворсон, М. А. (2018). Отрицательные позывы коррелируют с использованием стратегий регуляции рефлексивных и дезагрегированных эмоций, Clin. Psychol. Sci. 6, 822–834, DOI: 10.1177 / 2167702618785619

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кобылинская, Д. (2007). Automatyczna Kontrola Nieświadomych Emocji. Варшава: Wydawnictwa

Кобылинская, Д., Марчлевская, М. (2016). Ориентация на задание и регулирование эмоций. Psychol.Etol. Genet. 34, 25–42.

Google Scholar

Кофта, М. (1979). Samokontrola в Emocje. Варшава: Państwowe Wydawnictwo Naukowe PWN.

Google Scholar

Коланьчик, А. (2007). Samokontrola i wpływy bodźców afektywnych na ocenianie. Psychol. Społeczna 2, 7–22.

Google Scholar

Коланьчик А. и Павловска-Фузиара М. (2002). Автоматическая и контролируемая обработка аффективного прайминга. Polish Psychol.Бык. 33, 35–44.

Google Scholar

Коул, С. Л., и Коенен, Л. Х. М. (2007). Неявное самовоспроизведение и регулирование аффекта: эффекты ориентации на действие и подсознательное самовоспроизведение в задаче аффективного прайминга. Самоидентификация 6, 118–136. DOI: 10.1080 / 15298860601118835

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. Л., Фокенберг, Д. А. (2015). Неявная регуляция эмоций в сложных условиях: роль действия в сравнении с ориентацией на состояние. Cogn. Эмот. 25, 440–452. DOI: 10.1080 / 02699931.2010.544891

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. Л., и Кул, Дж. (2007). «Работа с нежелательными чувствами: роль регуляции аффекта в контроле волевых действий» в справочнике по науке о мотивации , ред. Дж. Шах и У. Гарднер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 295–307.

Коул, С. Л., Швагер, С., и Ротермунд, К. (2015a). Устойчивость - это больше гибкость, чем позитивный настрой. Behav. Brain Sci. 38: e109. DOI: 10.1017 / S0140525X14001599

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. Л., Уэбб, Т. Л., и Ширан, П. Л. (2015b). Неявное регулирование эмоций: чувствовать себя лучше, не зная почему. Curr. Opin. Psychol. 3, 6–10. DOI: 10.1016 / j.copsyc.2014.12.027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kuhl, J. (1992). Теория саморегуляции: действие против государственной ориентации, самодискриминация и некоторые приложения. Прил. Psychol. Int. Ред. 41, 97–129. DOI: 10.1111 / j.1464-0597.1992.tb00688.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсен, Р. Дж., И Призмич, З. (1999). «Регулирование аффекта» в Справочнике по познанию и эмоциям , ред. Т. Далглиш и М. Дж. Пауэр (Чичестер: Джон Уайли и сыновья), 40–57.

Google Scholar

Лазарус Р. С. (1991). Эмоции и адаптация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Лазарь Р.С. (1993). Теория совладания и исследования: прошлое, настоящее и будущее. Психосом. Med. 55, 234–247. DOI: 10.1097 / 00006842-199305000-00002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви-Джиджи Э., Бонанно Г. А., Шапиро А. Р. (2015). Гибкость регуляции эмоций проливает свет на неуловимую взаимосвязь между повторным травматическим воздействием и симптомами посттравматического стрессового расстройства, Clin. Psychol. Sci. 4, 1–12.

Луман, М., Хофманн, В., Ид, М., и Лукас, Р. Э. (2012). Субъективное благополучие и адаптация к жизненным событиям: метаанализ. J. Pers. Soc. Psychol. 102, 592–615. DOI: 10.1037 / a0025948

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацак, А., Кнопп, К. (2013). Znaczenie Inteligencji Emocjonalnej w Funkcjonowaniu Człowieka. Варшава: Wydawnictwo Stowarzyszenia Filomatów.

Google Scholar

Мацумото, Д., Ю, С. Х., Накагава, С., Александр, Дж., Алтарриба, Дж., Ангуас-Вонг, А. М. и др. (2008). Культура, регулирование эмоций и приспособление. J. Pers. Soc. Psychol. 94, 925–937. DOI: 10.1037 / 0022-3514.94.6.925

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мосс, И. Б., и Гросс, Дж. Дж. (2004). «Подавление эмоций и сердечно-сосудистые заболевания: плохо ли скрывать чувства для вашего сердца?» в Эмоциональное выражение и здоровье: достижения в теории, оценке и клиническом применении , ред.Никличек, Л. Темошок и А. Вингерхетс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Бруннер-Рутледж), 62–81.

Google Scholar

Майер, Дж. Д., и Саловей, П. (1995). Эмоциональный интеллект, построение и регулирование чувств. Прил. Пред. Psychol. 4, 197–208. DOI: 10.1016 / S0962-1849 (05) 80058-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакРэй, К., Хеллер, С. М., Джон, О. П., и Гросс, Дж. Дж. (2011). Контекстно-зависимая регуляция эмоций: подавление и переоценка на фестивале горящего человека. Basic Appl. Soc. Psychol. 33, 346–350. DOI: 10.1080 / 01973533.2011.614170

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., Де Леерснайдер, Дж., Альберт, Д. (2014). «Культурная регуляция эмоций», в Справочник по регулированию эмоций , 2-е изд., Изд. Дж. Дж. Гросс. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 284–301.

Google Scholar

Mischel, W., and Shoda, Y. (1995). Когнитивно-аффективная системная теория личности: переосмысление ситуаций, диспозиций, динамики и инвариантности в структуре личности. Psychol. Ред. 102, 246–268. DOI: 10.1037 / 0033-295X.102.2.246

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оатли К. и Дженкинс Дж. М. (2003). Понимание эмоций. Оксфорд: издательство Blackwell.

Google Scholar

Окснер, К. Н., Гросс, Дж. Дж. (2008). Когнитивная регуляция эмоций: выводы из социальной когнитивной и аффективной нейробиологии. Curr. Реж. Psychol. Sci. 17, 153–158. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2008.00566.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Окснер, К. Н., Гросс, Дж. Дж. (2014). «Нейронные основы эмоций и регуляции эмоций: перспектива оценки», в справочнике по регулированию эмоций , изд. Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 23–42.

Google Scholar

Ортнер К. Н., Корно Д., Фунг Т. Ю. и Рапинда К. (2018). Роль гедонических и эвдемонических мотивов в регуляции эмоций. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 120, 209–212. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.09.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Павот В. П., Динер Э. и Фуджита Ф. (1990). Экстраверсия и счастье. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 11, 1299–1306. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (90)

-M

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пе, М. Л., Коваль, П., Хубен, М., Эрбас, Ю., Шампань, Д., и Куппенс, П. (2015). Обновление рабочей памяти предсказывает большую эмоциональную реактивность и облегчает восстановление после негативных стимулов, вызывающих эмоции. Фронт. Psychol. 6: 372. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00372

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пе, М. Л., Раес, Ф., и Куппенс, П. (2013). Когнитивные строительные блоки регуляции эмоций: способность обновлять рабочую память снижает эффективность размышлений и переоценки эмоций. PLoS One 8: e69071. DOI: 10.1371 / journal.pone.0069071

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пена-Саррионандия, А., Миколайчак, М., Гросс, Дж. Дж. (2015). Интеграция традиций регулирования эмоций и эмоционального интеллекта: метаанализ. Фронт. Psychol. 6: 160. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00160

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пурнаманингсих, Э. Х. (2017). Стратегии регуляции личности и эмоций. Внутр. J. Psychol. Res. 10, 53–60. DOI: 10.21500 / 20112084.2040

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ромер Томсен, К.Р., Уайброу, П. К., Кайнгельбах, М. Л. (2015). Реконцептуализация ангедонии: новый взгляд на балансировку сетей удовольствия в человеческом мозге. Фронт. Behav. Neurosci. 9:49. DOI: 10.3389 / fnbeh.2015.00049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роттенберг Дж., Гросс Дж. Дж. И Готлиб И. Х. (2005). Нечувствительность к эмоциональному контексту при большом депрессивном расстройстве. J. Abnorm. Psychol. 114, 627–639. DOI: 10.1037 / 0021-843X.114.4,627

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роттенберг, Дж., Каш, К. Л., Гросс, Дж. Дж., И Готлиб, И. Х. (2002). Реакция на печаль и развлечение по-разному предсказывает одновременное и предполагаемое функционирование при большом депрессивном расстройстве. Эмоция 2, 135–146. DOI: 10.1037 / 1528-3542.2.2.135

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Salovey, P., Detweiler-Bedell, B.T., Detweiler-Bedell, J. B., and Mayer, D.(2010). «Эмоциональный интеллект», в Справочник эмоций , ред. М. Льюис, Дж. М. Хэвиленд-Джонс и Л. Фельдман-Барретт (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 533-547.

Google Scholar

Швагер, С., Ротермунд, К. (2014). «Автоматическая основа устойчивости: адаптивная регуляция аффекта и познания», в Справочник устойчивости: подходы к стрессу и травме , ред. М. Кент, М.К. Дэвис и Дж. У. Райх (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж), 55– 72.

Шеппес, Г., Шайбе, С., Сури, Г., Раду, П., Блехерт, Дж., И Гросс, Дж. Дж. (2014). Выбор регуляции эмоций: концептуальная основа и подтверждающие доказательства. J. Exp. Psychol. 143, 163–181. DOI: 10.1037 / a0030831

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сото, Дж. А., Перес, К. Р., Ким, Ю. Х., Ли, Э. А. и Минник, М. Р. (2011). Всегда ли экспрессивное подавление связано с плохим психологическим функционированием? Межкультурное сравнение американцев европейского происхождения и китайцев Гонконга. Эмоция 11, 1450–1455. DOI: 10.1037 / a0023340

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шривастава С., Тамир М., МакГонигал К. М., Джон О. П. и Гросс Дж. Дж. (2009). Социальная цена эмоционального подавления: перспективное исследование перехода в колледж. J. Pers. Soc. Psychol. 96, 883–897. DOI: 10.1037 / a0014755

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Stetzel, C., Fiebach, C.J., Коулс, Р., Тафазоли, С., Д’Эспозито, М. (2013). Диссоциативные лобно-полосатые эффекты стимуляции дофаминовых рецепторов D2 на когнитивную и двигательную гибкость. Cortex 49, 2799–2811. DOI: 10.1016 / j.cortex.2013.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тредуэй, М. Т., и Зальд, Д. Х. (2011). Переосмысление ангедонии при депрессии: уроки трансляционной нервной науки. Neurosci. Behav. Ред. 35, 527–555. DOI: 10.1016 / j.неубиорев.2010.06.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Трой А.С., Шеллкросс А.Дж., Мосс И.Б. (2013). Индивидуальный подход к регулированию эмоций: когнитивная переоценка может помочь или навредить, в зависимости от контекста. Psychol. Sci. 24, 2505–2014. DOI: 10.1177 / 0956797613496434

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трой А.С., Вильгельм Ф. Х., Шеллкросс А. Дж. И Мосс И. Б. (2010).Увидеть серебряную подкладку: способность к переоценке когнитивных функций смягчает взаимосвязь между стрессом и депрессивными симптомами. Эмоция 10, 783–795. DOI: 10.1037 / a0020262

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вердуйн П., Бранс К. (2012). Взаимосвязь экстраверсии, невротизма и аффекта черт. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 52, 664–669. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.12.017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Л., Ши, З., и Ли, Х. (2009). Невротизм, экстраверсия, регуляция эмоций, отрицательный аффект и положительный аффект: опосредующие роли переоценки и подавления. Soc. Behav. Личное. 37, 193–194. DOI: 10.2224 / sbp.2009.37.2.193

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уэбб Т. Л., Майлз Э. и Ширан П. (2012). Работа с чувствами: метаанализ эффективности стратегий, полученных на основе модели процесса регуляции эмоций. Psychol.Бык. 138, 775–808. DOI: 10.1037 / a0027600

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вернер К. Х., Гросс Дж. Дж. (2010). «Регулирование эмоций и психопатология: концептуальные рамки», в Регулирование эмоций и психопатология: трансдиагностический подход к этиологии и лечению , ред. А. Кринг и Д. Слоан (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 13–37.

Google Scholar

Вестфаль М., Зейверт Н. Х. и Бонанно Г. А.(2010). Выразительная гибкость. Эмоция 10, 92–100. DOI: 10.1037 / a0018420x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Войцишке, Б. (2003). «Skale Regulacji Nastroju» в Psychologia Rónic Indywidualnych , ред. М. Маршал-Вишиневска, Т. Клонович и М. Файковска-Станик (Гданьск: GWP), 163–179.

Google Scholar

Враник Т., Фельдман Барретт Л. и Саловей П. (2007). «Интеллектуальная регуляция эмоций: сила знания?» В справочнике по регулированию эмоций , изд.Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс), 3–24.

Google Scholar

(PDF) Влияние методов саморегуляции на психоэмоциональное состояние будущих учителей

36 Влияние методов саморегуляции на психоэмоциональное состояние будущих учителей

4. Выводы

В заключение можно сказать, что заявили, что будущие учителя

успешно овладевают методами саморегуляции, такими как мышечная релаксация E.

Якобсона, аутогенная тренировка, психическая тренировка

и паузы психорегуляции с восстанавливающим компонентом

.Эти методы положительно влияют на регуляцию нервно-психической деятельности

. Психическая тренировка и психорегулирующая пауза

с восстанавливающим компонентом

оказались более рациональными для МС саморегуляции

на протяжении всей работы со студентами. Впоследствии

участвовали в образовательной деятельности.

После отработки каждого метода саморегуляции ученики

субъективно отметили улучшение самочувствия, настроения и

эмоционального восстановления.Тем не менее, из

объективных показателей можно сделать вывод о том, что наибольшее влияние достигается

, когда проводилась ментальная тренировка для оптимизации нервно-психической активности

. Согласно субъективным оценкам, этот вариант

также был выбран всеми учащимися как наиболее приемлемый, эффективный и доступный вариант

.

При анализе экспериментальных данных было установлено, что

студента овладели методами саморегуляции за

периода в пять недель.Следовательно, было определено примерное время

порогового значения

для их приобретения. Результаты контрольных исследований

подтвердили, что обучающиеся

полностью освоили методы саморегуляции психоэмоционального состояния

в процессе учебной деятельности

и достаточно хорошо применяют их в процессе учебной деятельности

успешно.

Считается, что способность к самодиагностике и

саморегуляции позволит оптимизировать психоэмоциональное состояние

учителей в процессе профессиональной деятельности, а также

повысит их умственные и физические способности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бахтияр, А., Вебстер, Э. А., и Хадвин, А. Ф. (2018). [1]

Регулирование и социально-эмоциональные взаимодействия в позитивном

и негативном групповом климате. Метапознание и обучение,

13 (1), 57-90.

Борзых И. С., Арсеенко Е. А. (2012). Оптимизация психического состояния [2]

учащихся в процессе учебной

деятельности с использованием умственных тренировок. В: Вестник студентов

Научное общество: сборник студенческих научных статей

студентов «Школы молодого исследователя»;

Национальный исследовательский университет «БелГУ», 130-134.(На русском языке

).

Дорадо, Дж. С., Мартинес, М., МакАртур, Л. Э., и Лейбовиц, Т. [3]

(2016). Здоровая окружающая среда и реакция на травму в

школах (сердца): общешкольная многоуровневая профилактическая программа

и программа вмешательства для создания

безопасных и поддерживающих школ, осведомленных о травмах. Школа психического здоровья, 8 (1),

163-176. DOI: 10.1007 / s12310-016-9177-0

Энгин М. (2017). Вклад и тишина в академической беседе: [4]

Изучение опыта учащегося в диалогическом взаимодействии.

Обучение, культура и социальное взаимодействие, 12, 78-86.

Гореликов С.Ю. (2016). Профессиональное выгорание и правовое [5]

поведение дошкольного воспитателя. Мир науки, 4 (3),

21.

Грин, Дж. А., и Шунк, Д. Х. (2017). Исторический, [6]

Современные и будущие перспективы саморегулирования

Обучение и успеваемость. В: Справочник по саморегулированию обучения и успеваемости

(стр. 17-32).

Рутледж.

Хван, Ю., Бартлетт, Б., Гребен, М., и Хэнд, К. (2017). A [7]

систематический обзор вмешательств по внимательности для

учителей, работающих без отрыва от производства: инструмент для повышения благосостояния учителей и производительности

. Преподавание и педагогическое образование, 64, 26-42.

DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.tate.2017.01.015

Якобсон, Э. (1938). Прогрессивное расслабление. Чикаго: [8]

University of Chicago Press.

Дженнингс, П.А., Браун, Дж. Л., Франк, Дж. Л., Дойл, С., О, Ю., [9]

Дэвис, Р., и Гринберг, М. Т. (2017). Воздействие программы

CARE для учителей на социальную и

эмоциональную компетентность учителей и взаимодействие в классе. Журнал

педагогической психологии, 109 (7), 1010-1028. DOI:

10.1037 / ED U0000187

Koivuniemi, M., Panadero, E., Malmberg, J., & Jar ve la, S. [10]

(2017). Проблемы обучения студентов высших учебных заведений и

нормативных навыков в различных учебных ситуациях / Desafнos

de aprendizaje y habilidades de regación en distintas

situaciones de aprendizaje en estudiantes de education

superior.Infancia Y Aprendizaje, 40 (1), 19-55.

Курочкина И.А. (2018) Конкурентоспособность педагога [11]

дошкольных образовательных организаций. В кн .: Акмеология профессионального образования

(Материалы 14-й Международной научно-практической конференции

). С. 234-237.

Латыговская, О.В. (2017). Валеологическая компетентность [12]

педагога дошкольного образования как предпосылка формирования

культуры здоровья детей младшего

дошкольного возраста.В кн .: Модернизация профессионального и

педагогического образования: тенденции, стратегия, международный опыт

(Материалы международной научной конференции

). Под редакцией М. Тырина, Л. Куликова.

203-207. (По-русски).

Ли Ю., Капраро Р. М. и Капраро М. М. (2018). [13]

Предметные знания учителей математики и

знания педагогического содержания при постановке задач.

Международный электронный журнал математического образования,

13 (2), 75-90.https://doi.org/10.12973/iejme/2698

Марьева Т.В. (2017). Дошкольное образовательное учреждение [14]

Профессиональный имидж учителя и его структура. В: Scientific

взгляд в будущее, 3 (6), 10-19.

Монгуш О. О. (2015). Эмоциональное выгорание в [15]

профессиональной деятельности педагогов дошкольных образовательных

учреждений. В кн .: Актуальные вопросы современной педагогики

(Материалы VII Международной научной конференции),

47-51.

Моросанова В. И., Фомина Т. Г., Цыганов И. Ю. (2017). [16]

Сознательная саморегуляция и отношение к обучению в

достижении целей обучения: монография. Русь. Акад.

Образование, Институт психологии. Санкт-Петербург,

История Нестора, 376 стр.

Как практиковать саморегулирование

Саморегуляцию можно определить по-разному. В самом общем смысле это включает в себя управление своим поведением, эмоциями и мыслями для достижения долгосрочных целей.В частности, эмоциональная саморегуляция относится к способности управлять деструктивными эмоциями и импульсами.

Другими словами, подумать, прежде чем действовать. Это также отражает способность поднять себе настроение после разочарований и действовать в соответствии с вашими глубочайшими ценностями.

Развитие саморегулирования

Ваша способность к саморегулированию во взрослом возрасте коренится в вашем развитии в детстве. Умение саморегулироваться - важный навык, которому дети овладевают как для эмоциональной зрелости, так и для более поздних социальных связей.

В идеальной ситуации ребенок, который устраивает истерики, вырастает в ребенка, который учится терпеть неприятные чувства, не впадая в истерику, а затем во взрослого, который способен контролировать побуждения к действию на основе неприятных ощущений.

По сути, зрелость отражает способность терпеливо и вдумчиво противостоять эмоциональным, социальным и когнитивным угрозам в окружающей среде. Если это описание напоминает вам о внимательности, это не случайно - внимательность действительно связана со способностью к саморегулированию.

Почему важно саморегулирование

Саморегуляция включает в себя паузу между чувством и действием - время, чтобы все обдумать, составить план, терпеливо ждать. Дети часто борются с этим поведением, и взрослые тоже.

Легко понять, как отсутствие саморегуляции вызовет проблемы в жизни. Ребенок, который кричит или бьет других детей из-за разочарования, не будет популярен среди сверстников и может столкнуться с выговорами в школе.

Взрослому человеку с плохими навыками саморегуляции может не хватать уверенности в себе и чувства собственного достоинства, и ему будет сложно справляться со стрессом и разочарованием. Часто это может выражаться в гневе или тревоге, а в более серьезных случаях может быть диагностировано как психическое расстройство.

Саморегулирование также важно в том смысле, что оно позволяет вам действовать в соответствии с вашими глубоко укоренившимися ценностями или общественным сознанием и правильно выражать свои мысли. Если вы цените академические достижения, это позволит вам учиться, а не расслабляться перед экзаменом.Если вы цените помощь другим, это позволит вам помочь коллеге с проектом, даже если вы сами уложились в сжатые сроки.

В самой простой форме саморегулирование позволяет нам оправиться от неудач и сохранять спокойствие под давлением. Эти две способности пронесут вас по жизни больше, чем другие навыки.

Общие проблемы саморегулирования

Как возникают проблемы с саморегулированием? Это могло начаться рано; как младенец, которого пренебрегают. Ребенок, который не чувствует себя в безопасности или не уверен, будут ли удовлетворены его потребности, может иметь проблемы с успокаиванием и саморегулированием.Взаимодействие с другими людьми

Позже ребенок, подросток или взрослый могут бороться с саморегуляцией либо потому, что эта способность не была развита в детстве, либо из-за отсутствия стратегий управления трудными чувствами. Если оставить это без внимания, со временем это может привести к более серьезным проблемам, таким как расстройства психического здоровья и рискованное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами.

Эффективные стратегии саморегулирования

Если саморегуляция так важна, почему большинство из нас никогда не учили стратегиям использования этого навыка? Чаще всего родители, учителя и другие взрослые ожидают, что дети «вырастут» из фазы истерики.Хотя это по большей части верно, все дети и взрослые могут извлечь пользу из изучения конкретных стратегий саморегуляции.

Внимательность

По словам доктора Джона Кабат-Зинна, основателя программы снижения стресса на основе осознанности (MBSR), внимательность - это «осознание, возникающее в результате целенаправленного внимания в настоящий момент и без осуждения».

Благодаря таким навыкам, как сфокусированное дыхание и благодарность, внимательность позволяет нам оставлять некоторое пространство между собой и нашими реакциями, что приводит к лучшему сосредоточению и чувству спокойствия и расслабления.

В обзоре 27 исследований 2019 года было показано, что внимательность улучшает внимание, что, в свою очередь, помогает регулировать негативные эмоции и исполнительное функционирование (мышление высшего порядка).

Когнитивная переоценка

Когнитивная переоценка или когнитивное переосмысление - еще одна стратегия, которую можно использовать для улучшения способностей к саморегуляции. Эта стратегия включает в себя изменение вашего образа мышления. В частности, когнитивная переоценка включает переосмысление ситуации, чтобы изменить вашу эмоциональную реакцию на нее.

Например, представьте, что друг не отвечал на ваши звонки или сообщения в течение нескольких дней. Вместо того, чтобы думать, что это что-то отразилось в вас, например, «мой друг ненавидит меня», вы можете подумать: «Мой друг, должно быть, очень занят». Исследования показали, что использование когнитивной переоценки в повседневной жизни связано с переживанием более положительных и менее отрицательных эмоций.

В исследовании 2016 года, посвященном изучению связи между стратегиями саморегуляции (например, внимательностью, когнитивной переоценкой и подавлением эмоций) и эмоциональным благополучием, исследователи обнаружили, что когнитивная переоценка связана с повседневными положительными эмоциями, включая чувства энтузиазма, счастья, удовлетворения. , и волнение.Взаимодействие с другими людьми

Некоторые другие полезные стратегии саморегуляции включают принятие и решение проблем. Напротив, бесполезные стратегии, которые люди иногда используют, включают избегание, отвлечение, подавление и беспокойство.

Качества саморегуляторов

Преимущества саморегулирования многочисленны. В целом люди, которые умеют саморегулироваться, как правило, обладают следующими способностями:

  • Действуют в соответствии со своими ценностями
  • Успокаиваются, когда расстроены
  • Подбадривать себя, когда чувствуешь себя подавленным
  • Поддержание открытого общения
  • Выстоять в трудные времена
  • Делать все возможное
  • Сохранять гибкость и приспосабливаться к ситуациям
  • Видеть хорошее в других
  • Не раскрывать своих намерений
  • При необходимости взять под контроль ситуации
  • Рассмотрение проблем как возможностей

Практика саморегулирования

Вы, вероятно, думаете, что это прекрасно - хорошо саморегулироваться, но вы все еще не знаете, как улучшить свои навыки.

У детей родители могут помочь развить саморегуляцию с помощью распорядка (например, установить определенное время приема пищи, иметь набор поведения для каждого вида деятельности). Распорядок дня помогает детям узнать, чего ожидать, что помогает им чувствовать себя комфортно. Когда дети действуют, не демонстрируя саморегуляции, игнорируйте их просьбы, например заставляя их ждать, если они прерывают разговор.

Став взрослым, первый шаг к практике саморегулирования - это осознать, что у каждого есть выбор, как реагировать на ситуации.Хотя вам может казаться, что жизнь нанесла вам плохую руку, важнее всего не сама рука, а то, как вы на нее реагируете. Как именно вы научитесь этому навыку саморегуляции?

Помните, что в любой ситуации у вас есть три варианта: приближение, уклонение и нападение. Может показаться, что ваш выбор поведения выходит из-под вашего контроля, но это не так. Ваши чувства могут склонить вас больше к одному пути, но вы - нечто большее, чем эти чувства.

Второй шаг - осознать свои преходящие чувства.Хотите сбежать из сложной ситуации? Вы чувствуете, что хотите наброситься на кого-то, кто вас обидел? Наблюдайте за своим телом, чтобы понять, как вы себя чувствуете, если это не очевидно для вас. Например, быстро учащенное сердцебиение может быть признаком того, что вы входите в состояние гнева или панической атаки.

Начните восстанавливать баланс, сосредотачиваясь на своих глубоко укоренившихся ценностях, а не на преходящих эмоциях. Взгляните за пределы дискомфорта в данный момент, а посмотрите на картину в целом.Затем действуйте в соответствии с саморегулированием.

Слово от Verywell

Как только вы научитесь этому тонкому уравновешиванию, вы начнете чаще саморегулироваться, и это станет для вас образом жизни. Развитие навыков саморегуляции повысит вашу сопротивляемость и способность противостоять трудным жизненным обстоятельствам.

Однако, если вы обнаружите, что не можете научиться саморегуляции, подумайте о посещении специалиста по психическому здоровью. Время может быть полезно для реализации конкретных стратегий в вашей ситуации.

Что такое психотерапия?

Все темы

Психотерапия или разговорная терапия - это способ помочь людям с широким спектром психических заболеваний и эмоциональных трудностей. Психотерапия может помочь устранить или контролировать тревожные симптомы, чтобы человек мог лучше функционировать, улучшил самочувствие и выздоровел.

Проблемы, которым помогает психотерапия, включают трудности в повседневной жизни; последствия травмы, болезни или утраты, например, смерть близкого человека; и определенные психические расстройства, такие как депрессия или тревога.Существует несколько различных типов психотерапии, и некоторые из них могут лучше работать с определенными проблемами или проблемами. Психотерапия может использоваться в сочетании с лекарствами или другими методами лечения.

Сеансы терапии

Терапия может проводиться индивидуально, в семье, в паре или в группе и может помочь как детям, так и взрослым. Сеансы обычно проводятся один раз в неделю от 30 до 50. И пациент, и терапевт должны активно участвовать в психотерапии.Доверие и отношения между человеком и его / ее терапевтом необходимы для эффективной совместной работы и получения пользы от психотерапии.

Психотерапия может быть краткосрочной (несколько сеансов), связанной с непосредственными проблемами, или долгосрочной (месяцы или годы), связанной с долгосрочными и сложными проблемами. Цели лечения и меры относительно того, как часто и как долго встречаться, планируются совместно пациентом и терапевтом.

Конфиденциальность - основное требование психотерапии.Кроме того, хотя пациенты разделяют личные чувства и мысли, интимный физический контакт с терапевтом никогда не является уместным, приемлемым или полезным.

Психотерапия и лекарства

Психотерапия часто используется в сочетании с лекарствами для лечения психических расстройств. В одних случаях лекарства могут оказаться полезными, а в других - лучшим вариантом может оказаться психотерапия. Для многих людей комбинированное медикаментозное и психотерапевтическое лечение лучше, чем любое другое лечение по отдельности.Улучшения здорового образа жизни, такие как правильное питание, регулярные упражнения и достаточный сон, могут иметь важное значение для поддержки выздоровления и общего самочувствия.

Работает ли психотерапия?

Исследования показывают, что большинство людей, получающих психотерапию, испытывают облегчение симптомов и могут лучше функционировать в своей жизни. Около 75 процентов людей, поступающих на психотерапию, демонстрируют от нее какую-то пользу. 1 Было показано, что психотерапия улучшает эмоции и поведение и связана с положительными изменениями в мозге и теле.К преимуществам также относятся меньшее количество дней по болезни, меньшая инвалидность, меньше проблем со здоровьем и повышенное удовлетворение от работы.

С помощью методов визуализации мозга исследователи смогли увидеть изменения в мозге после того, как человек прошел психотерапию. Многочисленные исследования выявили изменения мозга у людей с психическими заболеваниями (включая депрессию, паническое расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство и другие состояния) в результате прохождения психотерапии. В большинстве случаев изменения мозга в результате психотерапии были аналогичны изменениям в результате приема лекарств. 2

Чтобы получить максимальную отдачу от психотерапии, подходите к терапии как к совместным усилиям, будьте открыты и честны и следуйте согласованному плану лечения. Выполняйте любые задания между занятиями, например, ведите дневник или практикуйтесь в том, о чем вы говорили.

Виды психотерапии

Психиатры и другие специалисты в области психического здоровья используют несколько видов терапии. Выбор типа терапии зависит от конкретного заболевания и обстоятельств пациента, а также от его предпочтений.Терапевты могут комбинировать элементы из разных подходов, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребности человека, получающего лечение.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям выявлять и изменять вредные или неэффективные модели мышления и поведения, заменяя их более точными мыслями и функциональным поведением. Это может помочь человеку сосредоточиться на текущих проблемах и способах их решения. Часто это предполагает отработку новых навыков в «реальном мире».

КПТ может быть полезен при лечении различных расстройств, включая депрессию, тревогу, расстройства, связанные с травмами, и расстройства пищевого поведения.Например, КПТ может помочь человеку с депрессией распознать и изменить негативные модели мышления или поведения, которые способствуют депрессии.

Межличностная терапия (ИПТ) - это краткосрочная форма лечения. Это помогает пациентам понять лежащие в основе межличностные проблемы, которые вызывают беспокойство, такие как неразрешенное горе, изменения в социальных или рабочих ролях, конфликты с другими значимыми людьми и проблемы, связанные с другими. Это может помочь людям научиться здоровым способам выражения эмоций и способам улучшить общение и то, как они относятся к другим.Чаще всего используется для лечения депрессии.

Диалектическая поведенческая терапия - это особый тип КПТ, который помогает регулировать эмоции. Его часто используют для лечения людей с хроническими суицидальными мыслями и людей с пограничным расстройством личности, расстройствами пищевого поведения и посттравматическим стрессовым расстройством. Он учит новым навыкам, которые помогут людям взять на себя личную ответственность за изменение нездорового или деструктивного поведения. Он включает как индивидуальную, так и групповую терапию.

Психодинамическая терапия основана на идее о том, что на поведение и психическое благополучие влияют детские переживания и неуместные повторяющиеся мысли или чувства, которые не осознаются (за пределами осознания человеком).Человек работает с терапевтом, чтобы улучшить самосознание и изменить старые шаблоны, чтобы он / она мог более полно взять на себя ответственность за свою жизнь.

Психоанализ - более интенсивная форма психодинамической терапии. Сеансы обычно проводятся три или более раз в неделю.

Поддерживающая терапия использует рекомендации и поддержку, чтобы помочь пациентам развить свои собственные ресурсы. Это помогает повысить самооценку, уменьшить беспокойство, укрепить механизмы преодоления и улучшить социальное и общественное функционирование.Поддерживающая психотерапия помогает пациентам справляться с проблемами, связанными с их психическими расстройствами, которые, в свою очередь, влияют на всю их жизнь.

Дополнительные методы лечения , которые иногда используются в сочетании с психотерапией, включают:

  • Терапия с участием животных - работа с собаками, лошадьми или другими животными для обеспечения комфорта, помощи в общении и помощи при травмах
  • Терапия с использованием творческих искусств - использование методов лечения искусства, танца, драмы, музыки и поэзии
  • Игровая терапия - чтобы помочь детям определить свои эмоции и чувства и рассказать о них

Дополнительная информация

Список литературы

  1. Американская психологическая ассоциация.Понимание психотерапии и того, как она работает. 2016. http://www.apa.org/helpcenter/understanding-psychotherapy.aspx
  2. .
  3. Карлссон, Х. Как психотерапия изменяет мозг. Психиатрические времена. 2011.
  4. Wiswede D, et al. 2014. Отслеживание функциональных изменений мозга у пациентов с депрессией при психодинамической психотерапии с использованием индивидуализированных стимулов. PLoS ONE. 2014. http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0109037

Отзыв от врача Автор:
Ранна Парех, М.Д., M.P.H.
Лиор Гивон, доктор медицины, доктор философии
Январь 2019

Эмоции: эмоциональное развитие в детстве

Введение и предмет

Теоретическая перспектива

Теоретическая перспектива эмоционального развития в детстве представляет собой комбинацию теории функционализма и теории динамических систем. 1 : Встречи ребенка с окружающей средой можно рассматривать как динамические транзакции, которые включают в себя несколько компонентов, связанных с эмоциями (например,g., экспрессивное поведение, физиологические паттерны, тенденции к действиям, цели и мотивы, социальные и физические контексты, оценки и переживания), которые меняются с течением времени по мере взросления ребенка и в ответ на изменение взаимодействия с окружающей средой. Эмоциональное развитие отражает социальный опыт, включая культурный контекст. В другом месте я утверждал, что эмоциональное развитие следует рассматривать с биоэкологической основы, которая рассматривает людей как динамические системы, встроенные в контекст сообщества. 2 Таблица 1 суммирует заслуживающие внимания описательные маркеры эмоционального развития в связи с социальным взаимодействием.

Таблица 1. Заслуживающие внимания маркеры эмоционального развития в связи с социальным взаимодействием

Возраст Период

Регулирование / Копинг

Выразительное поведение

Отношения Дом

Младенчество:
0 - 12 мес.

Успокаивающий и обучающийся регулированию реактивности.

Регулирование внимания на службе согласованных действий.

Опора на опекунов для поддержки в стрессовых обстоятельствах.

Поведение синхронно с другими в некоторых выразительных каналах.

Усиление дискриминации чужих выражений.

Повышение экспрессивной реакции на стимулы под условным контролем.

Улучшение координации выразительного поведения с обстоятельствами, вызывающими эмоции.

Социальные игры и очередность (например, «подглядывать»).

Социальные ссылки.

Использование социально-инструментальных сигналов (например, «фальшивый» плач для привлечения внимания).

Детский возраст:
12 мес. - 2,5 года

Возникновение самосознания и осознания собственной эмоциональной реакции.

Раздражительность из-за ограничений, налагаемых на расширение автономии и потребности в разведке.

Самооценка и самосознание проявляются в выразительном поведении, сопровождающемся стыдом, гордостью, скромностью.

Повышение вербального понимания и выработки слов для выразительного поведения и аффективных состояний.

Ожидание разных чувств к разным людям.

Усиление различения эмоций других людей и их значимости.

Ранние формы сочувствия и просоциального действия.

Дошкольное учреждение:
2-5 лет

Символический доступ облегчает регулирование эмоций, но символы также могут вызывать стресс.

Общение с другими людьми расширяет возможности ребенка оценивать и осознавать собственные чувства и события, вызывающие эмоции.

Принятие мнимо-выразительного поведения в игре и поддразнивании.

Прагматическое осознание того, что «ложные» выражения лица могут ввести другого в заблуждение относительно чувств.

Общение с другими людьми развивает понимание ребенком социальных взаимодействий и ожиданий в отношении поведения.

Сочувственное и просоциальное поведение по отношению к сверстникам.

Более глубокое понимание эмоций других людей.

Начальная начальная школа: 5-7 лет

Застенчивые эмоции (например, смущение) подлежат регулированию.

Обращение за поддержкой к опекунам по-прежнему является важной стратегией выживания, но очевидна растущая зависимость от ситуативного решения проблем.

Утверждение «крутого эмоционального фронта» у сверстников.

Улучшение координации социальных навыков с собственными эмоциями и эмоциями других людей.

Раннее понимание согласованных на основе консенсуса «сценариев» эмоций.

Среднее детство:
7-10 лет

Решение проблем - предпочтительная стратегия выживания, если контроль хотя бы умеренный.

Стратегии дистанцирования, используемые, если контроль оценивается как минимальный.

Оценка норм выразительного поведения, искреннего или скрытого.

Использование экспрессивного поведения для модуляции динамики отношений (напр.г., улыбаясь, упрекая друга).

Осведомленность о нескольких эмоциях по отношению к одному и тому же человеку.

Использование нескольких временных рамок и уникальной личной информации о другом как помощь в развитии близких дружеских отношений.

Ранний возраст:
10-13 лет

Повышение точности оценки реалистичного контроля в стрессовых обстоятельствах.

Способен генерировать несколько решений и дифференцированные стратегии борьбы со стрессом.

Различие между искренним эмоциональным выражением с близкими друзьями и управляемыми демонстрациями с другими.

Повышение социальной чувствительности и осведомленности о «сценариях» эмоций в сочетании с социальными ролями.

Подростковый возраст:
13+ лет

Осознание собственных эмоциональных циклов (например, чувство вины из-за чувства гнева) способствует проницательному выживанию.

Усиление интеграции моральных качеств и личной философии в борьбе со стрессом и принятием последующих решений.

Умелое применение стратегий самопрезентации для управления впечатлениями.

Осознание взаимной и взаимной передачи эмоций как влияющих на качество отношений.

Примечание. Из Саарни (2000, стр. 74-75). Авторское право 2000 г., Джосси-Басс. Печатается с разрешения автора.

Результаты последних исследований

Развитие эмоциональной компетентности

Эффективный способ взглянуть на эмоциональное функционирование - это степень, в которой оно служит адаптивным и самоэффективным целям человека.Конструктивная эмоциональная компетентность 3 была предложена как набор ориентированных на аффективность поведенческих, когнитивных и регулирующих навыков, которые появляются с течением времени по мере развития человека в социальном контексте. Индивидуальные факторы, такие как когнитивное развитие и темперамент, действительно влияют на развитие эмоциональных способностей; однако на навыки эмоциональной компетентности также влияет прошлый социальный опыт и знания, в том числе история взаимоотношений человека, а также система убеждений и ценностей, в которой живет человек.Таким образом, мы активно создаем свой эмоциональный опыт посредством комбинированного влияния наших когнитивных структур развития и нашего социального воздействия на эмоциональный дискурс. Благодаря этому процессу мы узнаем, что значит чувствовать что-то и что-то делать с этим. В таблице 2 перечислены 8 навыков эмоциональной компетентности.

Таблица 2. Навыки эмоциональной компетентности

1.

Осознание своего эмоционального состояния, включая возможность того, что он испытывает несколько эмоций, и на еще более зрелых уровнях осознание того, что человек может также не осознавать свои чувства из-за бессознательной динамики или избирательного невнимания.

2.

Навыки распознавания и понимания эмоций других на основе ситуационных и выразительных сигналов, которые имеют определенную степень согласия относительно их эмоционального значения.

3.

Навык использования словаря эмоций и их выражения в терминах, обычно доступных в субкультуре и на более зрелых уровнях, для усвоения культурных сценариев, связывающих эмоции с социальными ролями.

4.

Способность сопереживать и сочувствовать другим эмоциональным переживаниям.

5.

Навык осознания того, что внутреннее эмоциональное состояние не обязательно должно соответствовать внешнему выражению, как в себе, так и в других, а на более зрелых уровнях способность понимать, что свое эмоционально-выразительное поведение может влиять на другого, и учитывать это в себе. стратегии презентации.

6.

Способность к адаптивному совладанию с отвращающими или тревожными эмоциями с помощью стратегий саморегулирования, которые улучшают интенсивность или временную продолжительность таких эмоциональных состояний (например, «стрессоустойчивость»).

7.

Осознание того, что структура или характер отношений частично определяется как степенью эмоциональной непосредственности или искренности выразительного выражения, так и степенью взаимности или симметрии в отношениях; е.g. зрелая близость частично определяется взаимным или взаимным разделением подлинных эмоций, тогда как отношения между родителями и детьми могут иметь асимметричное разделение настоящих эмоций.

8.

Способность к эмоциональной самоэффективности: человек рассматривает себя или себя как чувство в целом, то, как он или она хочет чувствовать. То есть эмоциональная самоэффективность означает, что человек принимает свой эмоциональный опыт, будь то уникальный и эксцентричный или культурно условный, и это принятие согласуется с убеждениями человека о том, что составляет желаемый эмоциональный «баланс».По сути, человек живет в соответствии со своей личной теорией эмоций, когда демонстрирует эмоциональную самоэффективность, которая интегрирована с его моральным чувством.

Примечание. Из Саарни (2000, стр. 77-78). Авторское право 2000 г., Джосси-Басс. Печатается с разрешения автора.

Отношения привязанности с опекунами - это исходный контекст, в котором раскрывается эмоциональная жизнь ребенка. Если опекуны обычно удовлетворяют потребности младенца, младенец начинает усваивать представление о том, что мир - безопасное место, а другие заслуживают доверия и отзывчивы.Таким образом, младенец чувствует себя уверенно в своей привязанности к опекуну. Отношения воспитателя и ребенка закладывают основу для развития эмоциональных навыков и закладывают основу для будущих социальных отношений. Надежная привязанность дает ребенку возможность исследовать мир и общаться со сверстниками. Подтверждение того, что мир является отзывчивым, предсказуемым и надежным, способствует развитию у ребенка способности к саморегулированию. В исследовании дошкольников Денхэм и ее коллеги 4 обнаружили положительную связь между надежностью привязанности к матери и надежностью привязанности к учителям.Кроме того, надежность привязанности как к матери, так и к учителю положительно связана с пониманием эмоций и регулируемым гневом.

Напротив, ребенок, который воспринимает мир как непредсказуемый, невосприимчивый и / или враждебный, должен тратить огромное количество энергии на самоуправление эмоциональным возбуждением. Небезопасная привязанность связана с эмоциональной и социальной некомпетентностью, особенно в области понимания эмоций и регулируемого гнева. 4 Кроме того, восприятие безразличного или недружелюбного социального мира влияет на последующие эмоциональные реакции и межличностное поведение.Например, у ребенка, который подвергается жестокому обращению, могут развиться первичные эмоциональные реакции, такие как беспокойство или страх. 5 Всегда проявляя бдительность в отношении признаков угрозы, ребенок может проявлять агрессивное или покорное поведение в качестве средства самозащиты, и такое поведение может подвергнуть ребенка риску в будущем стать хулиганом или жертвой. Когнитивно-аффективные структуры, связанные с жестоким обращением, могут способствовать эмоциональному ограничению или особой эмоциональной реактивности, препятствуя способности ребенка успешно взаимодействовать со сверстниками. 6

Развитие навыков эмоциональной компетентности - это процесс развития, при котором конкретный навык проявляется по-разному в разном возрасте. У маленьких детей знание эмоций более конкретное, с повышенным вниманием к наблюдаемым факторам. Выражение эмоций и регуляция эмоций у маленьких детей менее развиты, поэтому требуется большая поддержка и подкрепление со стороны социальной среды. Учащиеся начальной школы развиваются в своей способности самостоятельно рассказывать об эмоциях и использовать слова для объяснения ситуаций, связанных с эмоциями.По мере взросления детей их выводы о том, что чувствуют другие, объединяют не только ситуативную информацию, но также информацию, касающуюся предыдущего опыта и истории. Дети постарше также лучше понимают и выражают сложные эмоции, такие как гордость, стыд или смущение. К подростковому возрасту вопросы идентичности, морального облика и комбинированные эффекты стремления и возможности более явно признаются молодежью как важные.

Навыки эмоциональной компетентности не развиваются изолированно друг от друга, и их развитие тесно связано с когнитивным развитием.Например, понимание эмоций других людей растет во взаимодействии с расширением осознания собственного эмоционального опыта, способности сопереживать и способности понимать причины эмоций и их поведенческие последствия. Более того, по мере того, как дети узнают, как и почему люди действуют так, как они поступают, они растут в своей способности эмоционально делать выводы о том, что происходит.

Позитивное развитие и эмоциональная компетентность

Компетентные дети и молодежь не живут без проблем, но у них есть как индивидуальные, так и экологические активы, которые помогают им справляться с различными жизненными событиями.Навыки эмоциональной компетентности - это один из ресурсов, который молодые люди используют для решения разнообразных жизненных проблем. Как и в случае с развитием в других областях, овладение ранними навыками, связанными с эмоциональным развитием, такими как аффективная регуляция, влияет на способность ребенка преодолевать будущие проблемы развития.

Выводы

Сильные стороны в области эмоциональной компетентности могут помочь детям и подросткам эффективно справляться с определенными обстоятельствами, а также способствовать развитию характеристик, связанных с положительными результатами развития, включая чувство собственной эффективности, просоциальное поведение и поддерживающие отношения с семьей и сверстниками.Кроме того, эмоциональная компетентность служит защитным фактором, уменьшающим влияние ряда факторов риска. Исследования выделили отдельные атрибуты, которые могут оказывать защитное влияние, некоторые из которых отражают основные элементы эмоциональной компетентности, в том числе навыки, связанные с чтением межличностных сигналов, решением проблем, выполнением целенаправленного поведения в межличностных ситуациях и рассмотрением вариантов поведения как из инструментальных средств. и эмоциональная точка зрения. 7

Список литературы

  1. Саарни, К., Кампос, Дж., Камрас, Л., и Уизерингтон, Д. (2008). Принципы эмоции и эмоциональной компетентности. В W. Damon & R. Lerner (Eds.), Развитие детей и подростков: продвинутый курс (стр. 361-405). Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.
  2. Саарни, К. (2008). Связь эмоционального развития с социальным контекстом. В М. Льюис, Дж. Хэвиленд-Джонс и Л. Фельдман Барретт (ред.), Справочник эмоций (3-е изд., Стр. 332-347). Нью-Йорк: Guilford Press.
  3. Саарни, К.(1999). Развитие эмоциональной компетентности . Нью-Йорк: Guilford Press.
  4. Denham, S., Blair, K., DeMulder, E., Levitas, J., Sawyer, K., Auerbach-Major, S., et al. (2003). Дошкольная эмоциональная компетентность: путь к социальной компетентности. Развитие ребенка , 74, 238-256.
  5. Поллак, С. Д., Чиккетти, Д., Хорнунг, К., Рид, А. (2000). Распознавание эмоций на лицах: последствия жестокого обращения и пренебрежения для развития детей. Психология развития , 36, 679-688.
  6. Поллак, С. Д. (2008). Механизмы, связывающие ранний опыт и возникновение эмоций: иллюстрации из исследования детей, подвергшихся жестокому обращению. Текущие направления психологической науки ,, 17, 370-375.
  7. Шилдс, А., Дикштейн, С., Сейфер, Р., Гуисти, Л., Маги К.Д. и Спритц, Б. (2001). Эмоциональная компетентность и ранняя адаптация к школе: исследование дошкольников из группы риска.