Мужественность: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

мужественность - это... Что такое мужественность?

выраженные физические и психосексуальные качества мужчины: сила, стойкость, присутствие духа, храбрость и др. ср.: маскулинность.

(Источник: Словарь сексуальных терминов)

Синонимы:

Антонимы:

  • мужеложество
  • мужик

Смотреть что такое "мужественность" в других словарях:

  • МУЖЕСТВЕННОСТЬ — МУЖЕСТВЕННОСТЬ, мужественности, мн. нет, жен. (книжн.). отвлеч. сущ. к мужественный. Мужественность характера. Мужественность поведения. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • мужественность — МУЖЕСТВЕННЫЙ, ая, ое; вен, венна. Обладающий мужеством, выражающий мужество. М. характер. М. вид. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • мужественность — сущ. , кол во синонимов: 25 • безбоязненность (19) • бесстрашие (22) • бесстрашность …   Словарь синонимов

  • Мужественность —  Мужественность    См. Женственность …   Философский словарь Спонвиля

  • Мужественность — В Викисловаре есть статья «мужественный» Мужественность может означать: Обладание мужеством …   Википедия

  • мужественность — ▲ воля (над собой) ↑ большой < > слабохарактерность мужественность сильная воля; волевой облик; мужество как черта характера; способность осуществлять свои желания, цели; способность к внутренним усилиям для достижения цели; способность к… …   Идеографический словарь русского языка

  • Мужественность — ж. отвлеч. сущ. по прил. мужественный Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • мужественность — мужественность, мужественности, мужественности, мужественностей, мужественности, мужественностям, мужественность, мужественности, мужественностью, мужественностями, мужественности, мужественностях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по… …   Формы слов

  • мужественность — женственность …   Словарь антонимов

  • мужественность — м ужественность, и …   Русский орфографический словарь

Книги

  • Женственность, Я. А. Мильнер-Иринин. Книга посвящена теории и практике нравственной жизни человека - его человечности. Человечность женщины, нравственно себя образующей, в определении автора есть женственность. Человечность же… Подробнее  Купить за 679 руб
  • Женственность. О роли женского начала в нравственной жизни человечества, Я. А. Мильнер-Иринин. Книга посвящена теории и практике нравственной жизни человека - его человечности. Человечность женщины, нравственно себя образующей, в определении автора есть женственность. Человечность же… Подробнее  Купить за 597 руб
  • Популярный справочник естественного лечения, Гарри Бенджамин. Человечество устало от бесконечного приема лекарств, от "новых" методов лечения болезней ортодоксальной медициной, за которыми следуют "другие" методы, однако общее количество болезней… Подробнее  Купить за 230 руб
Другие книги по запросу «мужественность» >>

Женщины, верните мужественность!

Почему так трудно быть мужчиной в городе с культом женского начала.

Твердость, логичность, жесткость, ясность, решительность, сила, завоевание — эти понятия связывают с образом мужественного героя. В общепринятом понимании быть мужественным — значит обладать мужеством: быть храбрым и сильным в преодолении страха.

Однако в последнее время понятие мужественности отчетливо мигрирует от биологически–редукционистских представлений о самце–воине к более гуманистически–ориентированным и толерантным образам, считают психологи.

"В представления о мужественном поведении наряду с Ильей Муромцем теперь можно включить, например, образ Махатмы Ганди. Другое дело, что в тех случаях, когда толерантность, широта взглядов, доброта и ясная твердость позиции исчезают, а остается только мягкотелость, беспринципность и полное отсутствие агрессии, разумеется, говорить о мужественности уже не приходится", — говорит Константин Павлов, директор Восточно–Европейского Гештальт Института, специалист по реконструкции качества жизни.

Два начала

Противопоставляемая мужественности женственность, под которой понимают мягкость, нежность, уступчивость, эмоциональность, спонтанность, сопереживание, сохранение, также может быть свойственна мужскому характеру. Эксперты прямо говорят, что у мужчин маскулинные и феминные черты смешаны (впрочем, как и у женщин). Начала инь и ян живут в каждом мужчине. Вопрос лишь в пропорциях. "Мужественность сродни ответственности или власти, если ее на себя не брать, возьмет кто–то другой. При этом мужественность не может исчезнуть, она есть в пространстве и ее задача проявиться. Говоря языком процессуальной терапии, через какую фигуру (мужскую, женскую, детскую) она реализуется?" — считает Варвара Кудрявцева, коуч–консультант Санкт–Петербургского Института коучинга.

Женщине, требующей от мужчины быть мужественным, необходимо обратить внимание на свою модель поведения. "Ловушка желания, чтобы мужчина стал мужественным, а значит решительным, ответственным, сильным, заключается в том, что женщине необходимо стать женственной, — говорит Варвара Кудрявцева.

— Следует отталкиваться от потребностей пары и стадии развития отношений. И тогда поиск мужественности (как и женственности) становится скорее танцем, творческим и захватывающим, чем общепринятым сводом правил и ярлыков".

Заполнение пустоты

По мнению Евгения Солоненко, бизнес–коуча, основателя центра "Развитие", Петербург — самый женский город России с культом женского начала, единственный город в России, в котором долгое время губернатором была женщина. Мужчинами правили царицы и воспитывали матери, пережившие блокаду и послевоенное восстановление города. Исторический уклад незримо влияет на то, что женщины в нашем городе более самостоятельные, способные обеспечивать себя, семью, растить детей.

"Когда ниша мужественности занята женщинами — энергия устремляется в пустующие ниши, — говорит Евгений Солоненко. — В силу вступают системные законы: как природа не терпит пустоты, так и система стремится к равновесию. Может быть, отсюда и перекос в мужественном поведении отдельных женщин и женственном поведении отдельных мужчин?"

Современное общество, в котором превалируют женская ментальность, женский взгляд на жизнь, мужественность не поощряет. Именно под влиянием женоцентристской западной культуры в мужчине ценятся не истинно мужские качества — решительность, агрессивность, стремление к лидерству, а некая способность любить, то есть обслуживать интересы женщины. Мужчина в современном мире живет и трудится, чтобы заслужить одобрение женщины, покупая ей подарки. Сегодня мужественность в ее истинном значении потеряла смысл. Кроме того, женщины намеренно ведут с ней беспощадную борьбу. С детских лет мать, считая сына своей собственностью, подсознательно хочет продлить свою власть над ним: "не бегай", "не дерись" — нормальное для маленького мужчины поведение постоянно пресекается. Затем "солдатские матери", не желая мириться с потерей власти на такой длительный срок, под предлогом защиты здоровья и жизни лишают своих сыновей последнего шанса стать мужчинами в армии. Женитьба окончательно ставит крест на мужественности. Идеальный муж с точки зрения его жены — полностью раздавленное существо, отказавшееся от своих целей, живой компост для семьи, в котором мужественности нет места.

Леонид Затуливетров

ресторатор, совладелец управляющей и консалтинговой компании "Общепит СПб"

В моем понимании мужественность — это смелость в жизненных решениях, ответственность за слова и поступки, трудолюбие, честолюбие, сила воли, постоянное самосовершенствование, честность, справедливость, забота о семье, родных и сотрудниках. Находясь рядом с мужчиной, который обладает такими качествами, чувствуешь себя как за каменной стеной, чувствуешь, что тебя оберегают и защищают, не ограничивая в собственном "я". В нем видно воспитанность и благородство. А начинает проявляться это даже в таких мелочах, как открыть дверь и подать пальто, в дальнейшем — в желании выразить помощь и участие. В понятие "мужественность" входит такое качество, как уважение: к людям, родителям, детям, к делу, к своей стране (как бы банально в наше время это ни звучало).

Такому человеку женщина всегда с желанием будет отдавать все свое обаяние и энергетику и с радостью ставить на пьедестал, чтобы он достигал еще больших вершин. И все это не из области фантастики. Женщины, посмотрите вокруг, нас окружает много таких мужчин! Надо только захотеть их увидеть.

Лариса Казьмина

владелица сети "Салон красоты Ларисы Казьминой"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Что такое новая мужественность и зачем устраивать игры с гендером :: Впечатления :: РБК Стиль

Новая мужественность. Кажется, это словосочетание преследовало нас весь прошлый год.

И правда, о гендерном перевороте — окончательно и во весь голос — мир затрубил только тогда, когда к нему примкнули все (и фэшн-мастодонты, и косметические гиганты, и киноиндустрия). До этого три долгих года в авангарде тренда был Алессандро Микеле, перетянувший эстетику квир-сообщества и кэмпа (довольно обособленных структур) на подиум. В 2018-м, как показало совместное исследование Irregular Labs и Gucci, дизайнеры забукировали на свои шоу 56 трансгендерных женщин-моделей и восемь гендерквиров.

Годом ранее, в 2017-м, тему мужественности переосмыслила бьюти-индустрия. И нет, мы имеем в виду не столько декоративную косметику для мужчин, сколько ребрендинг компании Axe. Не смотревшие телевизор года с 2010-го наверняка запомнили Axe как бренд, транслирующий предельно банальную, даже примитивную мысль: купите дезодорант — станете альфа-самцом — женщины побегут за вами табуном. В рекламном ролике за парнем и вправду сломя голову несся рой девушек. Прошли годы, альфа-самец испарился, девушки убежали в неизвестном направлении.

Теперь на экране — парни, рассуждающие на тему токсичной маскулинности и задающие сами себе вопрос «Is it OK for Guys?». «Нормально ли для парня носить розовое? Не любить футбол? Бояться? Не уметь драться?» Axe уверен, что более чем. Общественность одобрительно кивает.

Было бы несправедливо считать подобный сдвиг в модной индустрии самостоятельным явлением. Игры с гендером, как и смещение фокуса с женской одежды на мужскую (спасибо вездесущему и всепоглотившему стритвиру), — лишь симптом глобальных перемен. В первую очередь поп-культурных — с легкой руки поколения Z. В том же исследовании говорится: около 25% юношей и девушек считают, что их гендерная идентификация изменится с течением жизни. 45% надеются, что успеют «переобуться» в этом смысле 2–3 раза.

Солидарны с молодежью и люди постарше. Так, тему обмена гендерными ролями обсудили на «Каннских львах», международном фестивале рекламы. Красной нитью прошло утверждение: «Историческое противостояние мужчин и женщин постепенно сходит на нет, мы уверенно движемся к общему гендерному знаменателю, к компромиссу».

С этим сложно не согласиться, когда видишь, что не только пресловутые «зетовцы», но и привыкшие к стереотипному и бескомпромиссному делению всего и вся на «мужское» и «женское» приветствуют, например, нынешних поп-героев — актеров Тимоти Шаламе и Эзру Миллера.

Тимоти Шаламе

© Emma McIntyre/Getty Images for Turner

Да, они вовсе не пионеры движения новой мужественности. Например, рэперы Янг Таг и Джейден Смит (что иронично — представители, казалось бы, самого сексистского жанра) за несколько лет до актеров отдали предпочтение женственным и женским нарядам. Наверное, на эту «вольность» далекие от хип-хопа граждане попросту закрыли глаза — мол, что с этих рэперов взять.

А от стремительно взлетевших Шаламе и Миллера не спрятаться, не скрыться. Тимоти — тонкий белокожий ангелоподобный парень, кудри и скулы которого, кажется, выводил сам Караваджо, — приноровился выходить на красные дорожки и под камеры всевозможных Late-Night Shows в цветных (часто — с вышивкой) костюмах Alexander McQueen, Saint Laurent, Louis Vuitton, удачно подчеркивающих его хрупкость и эмоциональность.

Тимоти Шаламе в костюме Alexander McQueen

© Tim P. Whitby/Tim P. Whitby/Getty Images for BFI

Пазл собрался после интервью Тимоти Гарри Стайлзу для ноябрьского номера i-D. Совсем не чуждый теме Стайлз, помимо прочего, спросил актера, не чувствует ли он ответственность за то, что стал чуть ли не иконой новой мужественности. Ответ был предельно ясным: «Забавно, я хотел спросить то же самое у тебя, но побоялся, что это не слишком корректно. Раз ты сам поднял тему, слушай: я необычайно рад, что, когда мы росли, были люди, на которых можно было равняться.

Тимоти Шаламе в костюме Louis Vuitton

© Frazer Harrison/Getty Images

Например, Lil B — надеюсь, читатели на этом моменте не станут закатывать глаза, — кажется, первым поднял эту тему как музыкант: "Вы можете быть каким угодно, главное — будьте собой". (Lil B — одиозный рэпер, нервировавший хип-хоп-пуристов тем, что, будучи гетеросексуалом, читал про геев и лесбиянок, а еще провозглашал себя феминистом. Что, впрочем, не мешало ему выкидывать трансофобные шуточки в Twitter. — «РБК Стиль».)

Lil B

© Gaelle Beri/Redferns

Я буду очень счастлив, если мои роли тоже помогут кому-то это понять. Конечно, о гендерах должны рассуждать люди умнее меня, но, по-моему, мужественность не заключается во внешнем виде. Нет определенных джинсов, рубашек, толщины бровей, делающих вас мужественными. Не обязательно вести себя черт-те как, пить и употреблять наркотики, чтобы вас называли мужчиной. Думаю, настоящая мужественность — в свободе выбора и смелости. В том, чтобы не бояться быть ранимым. Ранимость вообще потрясающее качество, никакого отношения не имеющее к слабости. Мы — парни, девушки — в первую очередь люди. А людям доступен весь спектр чувств и эмоций. Человек не может быть однозначным, однополярным».

Впрочем, по сравнению с другим героем прошлого года звезда «Зови меня своим именем», «Жарких летних ночей» и «Красивого мальчика» кажется обычным пацаном из соседнего двора.

На Эзру Миллера — еще более скуластого и фактурного, чем Тимоти, — культурное и модное сообщество почему-то начало молиться только сейчас. Хотя парень был о-го-го и лет шесть назад, когда снимался в «Что-то не так с Кевином» и «Хорошо быть тихоней». Но в омут темно-каштановых глаз фэшиониста и ценители прекрасного упали только в 2016 году — после выхода первой части «Фантастических тварей и где они обитают».

Эзра Миллер в фильме «Фантастические твари и где они обитают»

© kinopoisk.ru

Уже тогда Эзра и не думал скрывать своей сексуальной принадлежности. А в 2018-м, в знаменитой ноябрьской съемке Playboy, признался, что роль в «Хорошо быть тихоней» вышла почти автобиографичной (Эзра играет школьника-гея Патрика, которого публично избивает и унижает его парень-старшеклассник. — «РБК Стиль»), что он квир (не относит себя ни к мужскому, ни к женскому полу), практикует полигамные отношения и может долго обходиться без секса.

А вот без нарядов, похоже, не может протянуть ни дня. И замечательно: кажется, все публичные выходы актера вкупе с фэшн-съемками скоро заполонят сборники и учебники по истории моды.

Вот Эзра на Comic-Con 2008 — в костюме розового гриба из серии игр Марио обнимается с будущим партнером по «Фантастическим тварям», Эдди Редмэйном. Вот позирует на красной дорожке Каннского фестиваля в 2011 году в образе трогательного лучника. Вот презентует «Лигу справедливости» в тотал-луке графа Дракулы. А к 2018-му расходится настолько, что перетягивает все внимание с премьеры второй части «Фантастических тварей» на себя. Так, на парижский показ Эзра буквально впорхнул в длинном черном пуховике из коллаборации Пьерпаоло Пиччоли (креативного директора Valentino) с Moncler и помаде цвета «бургунди».

А на лондонскую премьеру залетел, аки сова Букля: в белоснежном «пернатом» луке Givenchy Haute Couture, с растопыренными, припорошенными белой краской волосами и надписями Avadakedavra на ладонях.

Эзра Миллер на Comic-Con 2008

© Albert L. Ortega/Getty Images

Эзра Миллер на премьере фильма «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» в Лондоне

© Dave J Hogan/Dave J Hogan/Getty Images)

Эзра Миллер на премьере второй части фильма «Фантастические твари и где они обитают»

© Pascal Le Segretain/Getty Images

Эзра Миллер на Dior Men’s Show

© Getty Images/Getty Images for Dior

Эзра, взбаламутивший фэшн-индустрию похлеще Леди Гаги десятилетней давности, при всей своей эксцентричности ни на миг не теряет связи с реальностью. Доказательство — интервью для ноябрьского GQ Style, в котором актер, живущий на ферме в Вермонте, объясняет мужественность на примере пернатых: «Тут, на ферме, много орлов. Если орел вздумает таранить курятник, петух выбежит и притворится мертвым — чтобы хищник растерзал его и не тронул его детей. Это и есть мужественность. Я буду ранимым и уязвимым, чтобы нападали на меня, а не на женщин из моего окружения».

И «красивый мальчик» Тимоти Шаламе, и «фантастическое существо» Эзра Миллер взвалили на себя тяжелую ношу: не эпатировать зашоренных зрителей, а заставить их задуматься и переосмыслить понятие мужественности как таковое. Потому что за брутальной, порой отталкивающей, агрессивной оболочкой потерялась его суть. И новая мужественность — право мужчины на эмоции и уязвимость, право выбирать то, что нравится, а не то, что предписывает социальная норма, — необходима развивающемуся обществу. 

Вечная Мужественность как другая сторона Вечной женственности Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 1: 37. 036

I ВЕЧНАЯ МУЖЕСТВЕННОСТЬ КАК ДРУГАЯ СТОРОНА ВЕЧНОЙ ЖЕНСТВЕННОСТИ

Иванова Ирина Сергеевна, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и культурологии, [email protected] ru

ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса», Москва

In accordance with V. Solovyev's philosophy the article defines Eternal Masculinity as another side of Eternal Femininity and gives a new definition of Masculinity. Masculinity is reasonable persistence, a wish to reach the highest blessing. The article shows the interconnection between Masculinity and Femininity and the sense in the functioning of these categories in the role of a transcendental object. The article reveals the category of the beautiful evolution in esthetics concerning a male as well as the hypostasis ofMasculinity. The article points out that the Masculinity's significant function is the protection of Femininity, its vitality and energy increase.

В данной статье Вечная Мужественность в соответствии с философией Вл. Соловьева определяется как другая сторона Вечной Женственности, дается новое определение Мужественности: Мужественность — разумное упорство, стремление достигнуть высшего блага. Показывается взаимосвязь между Мужественностью и Женственностью, смысл функционирования данных категорий в роли трансцендентного объекта, раскрывается эволюция категории прекрасного в эстетике применительно к мужчине, как к ипостаси Мужественного. Указывается, что важнейшая функция Мужественности — это защита Женственности, увеличение ее жизненной силы и энергии.

Keywords: Masculinity, highest blessing, Femininity, protection

Ключевые слова: Мужественность, высшее благо, Женственность, защита

После появления работ В. Соловьева о Вечной женственности и вспышки интереса к этому феномену в современности мужчины заинтересовались тем, как определяли в истории философии Вечную Мужественность и как она связана с Вечной Женственностью, соответствуют ли существующие отношения между Вечной мужественностью и Вечной Женственностью должному идеалу.

Попытки философов определить, что такое Вечное Мужество, наметились еще в античности. В диалоге «Лахес» Сократ выясняет содержание данного понятия, беседуя с полководцем Лахесом.

«Лахес: Если, Сократ, от меня требуется определения мужества, то есть нахождение того существенного признака, присущего всем его проявлениям, то я бы сказал, что это — своего рода

стойкость души, твердость характера, словом, упорство.

Сократ: Ты говоришь так, как нужно. Но мне кажется, что не всякое упорство представляется тебе мужеством. Такое заключение делаю из того, что почти уверен, что ты, Лахес, относишь мужество к прекрасным вещам.

Лахес: Да, несомненно, к прекрасным.

Сократ: Упорство, соединенное с благоразумием, не будет ли прекрасной и хорошей вещью?

Лахес: Конечно.

Сократ: Каково же оно будет без благоразумия? Очевидно, противоположной вещью, то есть дурной и плохой?

Лахес: Да.

Сократ: Стало быть, ты не назовешь нечто дурное и плохое хорошим?

Лахес: Не назову, Сократ. Сократ: Следовательно, ты не признаешь такое упорство за мужество, поскольку оно нечто плохое, а мужество — дело хорошее. (Сократ, «обличая» ошибочность определения мужества, данного Лахесом, строит следующий силлогизм: Всякое мужество — нечто хорошее. Не всякое упорство — нечто хорошее. Следовательно, не всякое упорство есть мужество.) Лахес: Ты прав, Сократ. Но в таком случае я попытаюсь дать третье определение мужества и скажу, что мужество есть благоразумное упорство. Надеюсь, это тебя удовлетворит. Сократ: Оно, возможно, меня удовлетворило бы, но все дело в том, что я не знаю, что ты имеешь в виду, употребляя слово «благоразумное». Благоразумное в чем? Во всем? И в большом и малом? Скажем, человек проявляет упорство в том, что тратит деньги благоразумно, зная, что в конечном счете он от этого только выиграет и приобретет больше. Назвал бы ты его мужественным? Лахес: Клянусь Зевсом, нет» [4, с. 178—179].

Полководец Никий определяет мужество как мудрость, точнее, «знание опасного и безопасного на войне и во всех других случаях».

Это определение тут же опровергается Лахесом, ссылающимся на отличие знания от мужества. Он иронически замечает: если следовать данному определению, то мы должны признать мужественным, например, врача, знающего, что может быть опасно и безопасно в болезнях; то же самое придется сказать относительно земледельца или ремесленника на том основании, что и тот и другой, каждый в своей области, знают, чего следует опасаться и чего нет.

Со своей стороны Сократ добавляет, что Никий, давая свое определение мужества, имел в виду, во-первых, то, что мужество — это часть добродетели, а во-вторых, что оно, в понимании Никия, распространяется только на будущее время, ибо то, что внушает страх и опасения, угрожает не прошедшим и не настоящим, а будущим злом (то есть, чего не надо опасаться и бояться, есть будущее зло).

Принимая это добавление и разъяснение, Никий тем самым оказывается, как до него Ла-хес, в тупике. В самом деле, всякое знание (в ме-

дицине, в земледелии или в военном искусстве) охватывает предмет во всех трех его измерениях, исследует «и будущее, и настоящее, и прошедшее состояния всякого дела», а не ограничивается только одним из них, то есть будущим временем, будущим состоянием дела. Таким образом, Никий определил всего лишь третью часть мужества, в то время как от него требовалось определить его в целом. Кроме того, если понимание Никием мужества распространить на все три времени и под мужеством понимать не только знание об опасном и безопасном, но знание о всяком добре и зле, то это уже будет не часть (не вид) добродетели, а вся добродетель, то есть добродетель вообще.

Итак, определение мужества не найдено ни Лахесом, ни Никием. Сократ не скрывает, что ему неведомо, что это такое» [4, с. 181].

Опираясь на рациональные зерна этой беседы, автор решил дать свое определение мужества. Рациональными зернами являются ключевые слова: упорство, нечто хорошее, мудрость, часть добродетели. Добродетель — это направленность к высшему благу. По учению И. Канта, достичь высшего блага можно руководствуясь не рассудком, обобщающим эмпирическим опытом, а разумом, трансцендентно связанным с идеей высшего блага, осуществляющим эту идею. Вспомним определение мудрости как соединения мудрости и добра: «Кто мудр, тот добр» [4, с. 182].

Сделаем вывод: мужество есть мудрое упорство в осуществлении целей высшего разума, воплощающего идею высшего блага, это преодоление препятствий, стоящих на пути к благой цели, требующее сосредоточенности, концентрации душевных, физических и духовных сил. Данное мое определение мужества представляет синтез философии, религии и психологии. В области философии оно продолжает мысли Сократа, И. Канта, Г. В. Ф. Гегеля, писавшего о высшем разуме, абсолютной идее блага, первоначально пребывающей в области чистого мышления, в области религии я связываю мужество с достижением божественных, а не бесовских или сатанистских целей, в области психологии автор соединяет его с такими качествами человека, как воля, целеустремленность, стойкость, сила духа. Автор считет необходимым подчеркнуть, что мудрое упорство состоит в созидательном труде, который тоже требует и силы воли, и стойкости характера, силы духа, и устранения препятствий, стоящих на пути осущест-

вления целей высшего разума. В этом плане мужество — это качество не только полководцев и воинов, и даже не столько качество военных, сколько качество людей, занимающихся упорным созидательным трудом, в частности, земледельцев, врачей, учителей, ученых.

Если рассматривать Вечное Мужество как подобное стремление, то можно сказать, что оно присуще и мужчине, и женщине, и Мужественному, и Женственному началу в определенных ситуациях. При этом нельзя согласиться с И. Богиным, который в книге «Вечная женственность» стремление к трансцендентному объекту называет женственностью. Однако в том, что сам трансцендентный объект может быть олицетворением Вечного Мужества или же Вечная Женственность может выступать как заменяющий первичный трансцендентный объект, пробуждающий к себе стремление, выходящее за пределы эмпирического опыта и рассудка субъекта, согласиться, конечно, можно. Можно даже выдвинуть гипотезу, что Вечная Женственность может быть первичным трансцендентным объектом, в этом случае она рассматривается как актуальное выражение идеи Бога. Можно развить известную идею Вл. Соловьева о том, что «Вечная Женственность — это другое Бога» и по аналогии дать определение Вечной Мужественности, сказав, что Вечная Мужественность — другое Вечной Женственности.

Это некий трансцендентный объект, возбуждающий к себе стремление. Это Логос, бесконечность, полнота бытия, абстрактное мышление, первопричина создания мира Логосом, небо и вечность. Вечная Мужественность может быть и идеей, например, идеей чистого мышления, противопоставленного чему-либо. Вот что пишет об этом И. Богин: «Мышление — это мужественность, но лишь до тех пор, пока оно противопоставляется жизни. Поэтому область идеализации, к которой относятся и образы мифологии, мужественны, но лишь по отношению к женственности» [2, с. 158].

По мнению Гегеля, Бог первоначально существовал как чистое мышление: «Абсолют-Бог есть во всем, но лишь в чистом мышлении он выступает в своей адекватной форме. .. Бог есть единство субъективности и объективности». При образовании объективного духа его жизнь нередко требует мужества в виде присутствия силы духа. Как правило, в женских ипостасях доля Вечной Мужественности меньше,

чем в мужских. Она часто существует в виде потенциальной энергии, не актуализируется. Деве Марии потребовалась мужественность, чтобы согласиться родить от святого духа, покориться Божьей воле. Но все же покорность — это более женственное. Покорность Девы Марии достигает апогея, когда она отдает самое дорогое для матери — сына — на свершение подвига искупления греха человеческого, выполняя волю Бога. И этот образ, в отличие, например, от античной Афины, прежде всего, женственен. Женственный образ Марии-матери, супруги и невесты, соответствует образу Вечной Мужественности как отца, супруга и жениха. И. Богин путает причину со следствием, когда пишет: «Женственность Марии придала Богу образ Вечной Мужественности как отца, супруга и жениха» [2, с. 158].

Конечно, все было наоборот. Но исследователь, несомненно, прав в том, что в ипостасях Бога-отца, Бога-супруга и Бога-жениха в образе Другого стоят три формы «абсолютного духа»: в искусстве это единство только созерцается, в религии «представляется в лице потусторонней личности, которая есть одновременно и Бог (то есть мышление мышления) и человек (то есть чувственное наличное бытие), только в абсолютном знании это единство познается как полное тождество субъективного (божественного) духа, только здесь достигается цель — возвышение конечной сущности человека к бесконечному» [2, с. 158].

Итак, Вечно Мужественное есть Бог, чистое мышление, дух, объективный Мировой Дух, которому, по Гегелю, на земле соответствует субъективный мировой дух, стремящийся познать самого себя. Но Другой, Вечная Мужественность может существовать и как воплощение идеи в виде конкретной личности Бога, представляемых человеком Богов и даже Богинь, героев и людей, в которых максимально выражена божественная сущность.

Вечная Мужественность может частично воплощаться и в женских ипостасях. Не отнять ее у Афродиты, Минервы, присутствует Вечная Мужественность в виде Логоса и у Софии. Само материнство, начиная от борьбы за рождение ребенка и заканчивая борьбой за его развитие и становление, есть Вечная Мужественность.

«Другое — это и есть Вечная Мужественность, та вечная полнота, которая никогда не иссякнет и наполнит любой сосуд своими бесконечными дарами» [2, с. 153].

Вечная Мужественность, как и Вечная Женственность, когда она выступает в роли Вечной Мужественности как трансцендентный объект, как Другое, должна пробуждать к себе стремление. Для этого трансцендентный объект должен быть таинственным, непостигаемым, непредсказуемым. Это подчеркивает А. Ахматова, обращаясь к любимому мужчине:

Ты всегда таинственный и новый.

Я тебе послушней с каждым днем [1, с. 248].

Стремление, которое пробуждает Вечная Мужественность, а также в качестве трансцендентного объекта и Вечная Женственность, должно содержать больше эротического характера, хотя и включать эротический элемент, возможно, как некое начало, некую энергию, которая потом будет трансформироваться.

Фрейд отмечал, что нереализованное в биологическом плане сексуальное стремление трансформируется в другие виды энергий и является источником творчества и других видов целеустремленной деятельности: активного карьерного роста, религиозного служения. Отношения Вечно Мужественного со своим Другим, по мысли И. Богина, должно быть эротично. «Только в подобном ощущении себя и Другого, где Другой воплощает мужественность, а человек и его стремление — женственность, возникает эротическое напряжение, вызывающее сильнейшее стремление друг к другу двух реальностей» [2, с. 155].

Но Вечная Мужественность как объект трансцендентного пробуждает не только эротическое влечение. Для этого, как и Вечная Женственность, оно должно быть по-своему недоступным, возбуждать неутолимую не только физическую, но и духовную, интеллектуальную жажду, попытки утолить которую приводят к нравственному росту человека, расширению его власти над Вселенной, приближению к познанию Бога. И. Богин пишет: «Если в половом влечении человек лишь сохранял все то, чем его наделяла природа, то в стремлении к Богу, идеальному Другому, он смог приумножить дары природы и бесконечно возвыситься над ней» [2, с. 141]. По мнению И. Богина, целью должно быть стремление в область Другого: «Сама область Другого не просто востребуется человеком, без нее человек просто не может существовать, он становится не-человеком, скотом, чью жизнь поддерживали лишь голод и страх [2, с. 140].

Вечная Женственность и Вечная Мужественность в конкретных воплощениях могут меняться местами. Мужчина может стремиться к трансцендентному объекту, представленному в образе идеала женщины, святой, Девы Марии, какой-либо Богини, воплощения Софии. Тогда этот объект будет наделен Вечной Мужественностью идеального, а мужчина проявит женственные черты активной пассивности в виде призыва, покорности, ученичества, способности внимать, повиноваться, следовать. Но трансцендентный объект может быть представлен и в мужской форме в образе Бога, мужчины, святого, героя, любимого человека, тогда женщина усилит женственные черты и наберется мужества, то есть разумного упорства в достижении высшего блага для той восходящей любви, о которой говорил Вл. Соловьев и которой сопутствуют и мышление, и идеализация, и преодоление трудностей.

Идея смены женской и мужской роли по отношению к трансцендентному объекту интересно представлена И. Богиным. Ученый делит мужественность на абсолютную, вечную и мужественность как проявление мужского и мужественного, то есть сурового, могучего, сильного, способного к завоеванию. Он пишет: «Мужественность как самодостаточность разрушительна в любом случае, кроме одного — если она абсолютна. Только Вечная Абсолютная Мужественность может быть самодостаточна без разрушительных последствий — как для самой себя, так и для других. Любое конечное бытие, подчиненное энергии мужественности, неминуемо приходит к саморазрушению, если воплощает в себе только самодостаточность» [2, с. 173].

Продолжая мысль И. Богина, можно предположить, что Вечная Женственность придумана Богом для спасения от саморазрушения, победы над законом энтропии. Мысль И. Бо-гина о том, что без Вечной Женственности Вечная Мужественность в стадии завоевания разрушительна, кажется верной.

Действительно, множество примеров из истории подтверждает этот факт. Древний Рим был разрушен, так как энергия мужественности, постоянное завоевание ослабило его мощь; границы государства неимоверно расширились, трудно было сохранять власть над покоренными народами. Все завоеватели (Александр Македонский, Наполеон, Гитлер) терпели поражение в итоге завоевательных по-

ходов. Религия завоевания вытесняла религию любви и милосердие и без любви гибла. И. Бо-гин в религии спасения и любви видит преодоление конечности бытия и трансформацию мужского начала в верующем мужчине в Вечно Женственное. «Женщина в силу природной женственности спасается от конечного бытия тем, что позволяет себя увлечь мужественному центру — она становится его спутником и направляет энергию на другого. Для мужчины же в силу природной мужественности спасение состоит только в одном — во внутреннем превращении в женщину. Речь здесь ни в коей мере не идет о горизонтальных влечениях, но только о вертикальном, то есть религиозном стремлении, в котором мужчина превращается в женщину: в стремлении к Богу мужчина как бы приоткрывает завесу своего бессознательного, из глубин которого на поверхность вырывается женственный порыв к Божеству. В женственном стремлении к абсолютной мужественности мужчина (и женщина) позволяет свободно действовать своей женственной природе (и мира в целом), спасающей его от разрушительной тенденции самодостаточности» [2, с. 173].

Эту мысль надо понимать правильно, что женственность в мужчине — прежде всего, стремление к трансцендентному объекту. И. Богин считает, что стремление женственно и у женщин, и мужчин. Мы же предполагем, что стремление у женщин не только женственно и мужественно. Если мужчине для контакта с трансцендентным объектом надо уменьшать мужские черты, то женщине надо порой их увеличивать, быть не просто пассивной, а активно-пассивной.

Сложные отношения Вечной Мужественности и Вечной Женственности, их проникновение друг в друга, перемены в своих ролях трансцендентного объекта, актуализации в женском или мужском образе выходят на вопрос об субстанции. Субстанция, по нашему мнению, — это, конечно, Бог, но Бог разлит во всем: и в вечно женственном, и в вечно мужественном, более точно это эманация Бога. По определению И. Богина, «субстанция есть то, что лежит в основании отдельных вещей, связывая их между собой тем, что она присуща им в одинаковой степени, хотя и в разной мере» [2, с. 77]. Названный исследователь считает, что субстанция является не энергией Вечно Женственного, Вечно Мужского начал, а некое их взаимоотношение, рождающее новую энер-

гию: «сказав, что любовь как всеобщая энергия стремления лежит в основе мира, мы тем самым дали понять, что подобная любовь есть субстанция. Такое индивидуализированное чувство, то есть чувство, которое осмысленно и получило высшую санкцию человека на свое существование, возможно только в сфере личности, то есть в мужественной области человека. Поэтому если субстанциональная любовь не является стремлением к конкретному объекту, а есть лишь всеобщая энергия, то превращение ее в индивидуализированное стремление сделает и саму сферу мужественности женственной, пронизанной энергией любви. Любовь как стремление к конкретному объекту — это индивидуализированная женственность, иначе говоря, личное чувство любви, проявленное к личному же образу, достигает в самом себе совершенного слияния мужественности (и индивидуального чувства) и женственности (всеобщей энергии стремления к другому)» [2, с. 175].

Любовь как субстанция в концепции И. Богина динамична. Ее сущностью является стремление. «Трансценденция потусторонней реальности, объект которой входит в единство с субъектами при помощи действенной формы связи, связи свободной необходимости, субстанциональна по своему определению: ее природа заключена в освящении стремления как такового» (курсив мой, к. ф. н. Иванова И. С.). Быть может, для концепции субстанции эта мысль слишком сложна. Мы определили бы субстанцию как божественное начало и его притяжение, присутствующее в каждом ноумене1.

Но идея стремления как спасения человека от саморазрушения, как спасения будущего человечества, и не просто стремления, а стремления к трансцендентному объекту, которая предстает то как Вечно Женственное, то как Вечно Мужское начало, то как слияние этих начал, заслуживает внимания» [2, с. 130].

Первым трансцендентным объектом, замещать который может и Вечно Женственное начало, автор книги «Вечная женственность» считает Христа.

Образ Христа в субъективном представлении одних людей был символом Вечно Мужественного, в представлении других — андро-

1 Ноумен (ср.-греч. noumenon — «мыслимый») — категория средневековой эстетики — нечто мысленное, не имеющее материального воплощения. Идея, которой не соответствует никакой предмет материальной действительности (например, идея Бога).

гином, сочетающим и Вечно Мужественное, и Вечно Женственное начало. Канонично выделить в нем Вечно Мужественное начало, хотя мы склоняемся к андрогинному представлению. Но прежде чем образ Христа в эстетике, философии и религии стал идеалом и идеалом Вечно Мужественного представления об идеале мужчины, идеалы сменяли друг друга. В эстетике, в частности, как и в случае с характеристикой Вечно Женственного, они соприкоснулись с категорией прекрасного.

Культу Прекрасной Дамы должен соответствовать в истории культ Прекрасного Мужчины или, как было принято говорить, культ благородного рыцаря. Культу Вечной Женственности — культ Вечной Мужественности. Интересно задаться вопросом о том, связано ли прекрасное и мужественное применительно к категории мужественности и проследить историю идеала прекрасного мужчины в эстетике.

Понятия о прекрасном мужчине исторически менялись. Во времена шумеров, как отмечает Ю. Борев, прекрасным могли назвать полезного мужчину, даже если он не отличался звездной или солнечной красотой. Источники такого понятия о прекрасном муже — древне-шумерские тексты «Инанна выбирает мужа», «Лето и зима, или Энлиль выбирает Бога — покровителя земледельцев».

В античности понятие прекрасного мужа в учении Сократа также сочеталось с понятием полезного. Прекрасный воин не обязательно должен был быть красив лицом, но должен быть неотразим на поле боя. Вместе с тем уже в античности закладываются более сложные представления о прекрасном человеке, в частности мужчине. Это — калокагатос. «Прекрасный и хороший человек должен был соединять в себе физическую красоту безупречного тела и внутреннее нравственное благородство».

Именно соответствующий калокагатии мужчина был предметом вдохновения поэтесс, в частности поэтессы Сапфо, которая говорила: «Кто прекрасен (calos) — одно лишь нам радует зрение; кто хорош (agatos) — сам собой и прекрасным покажется».

А. Ф. Лосев, характеризуя понятие кало-кагатии у Платона, указывал, что античный философ выделял несколько видов данного феномена.

На основании предложенного античным ученым деления можно утверждать, что Прекрасным Мужем в те времена могли назвать

и человека, «принадлежащего к старому, знатному, доблестному, высокопоставленному и благополучному роду [3, с. 513], мужчину, знающего много наук и посвящающего им жизнь, человека, у которого в соразмеренности душа и тело, человека, выбирающего наилучшее». «В связи с этим, калокогатия, по Платону, может быть свойственна и умудренному жизнью и мыслью старцу»: «Парменид был уже очень стар, совершенно сед, но на вид прекрасен и хорош» [3, с. 498—542].

Человек, обладающий многими достоинствами, не мог соответствовать идеалу калока-гатии, если он не отдавал себя в распоряжение полиса.

Уже из античных понятий прекрасного ясно, что оно включает в себя мужественное. Ведь жить, принося пользу, а не потребительски относиться к жизни — это мужество, то есть разумное упорство в достижении высшего блага. Устоять перед соблазнами и не опорочить свой высокопоставленный род — это мужество. Посвятить жизнь наукам и искусствам

— это мужество. Своими дарованиями воспользоваться не для себя, а для общества — это опять-таки мужество. Форма прекрасного

— благо, подобное цветам, листьям и плодам дерева, ствол его — сталь мужества. Но благо не есть прямая польза, а мужество, бывает, не сразу проявляется. Поэтому к понятию прекрасного мужчины вполне подходит и определение Платона, который говорил, что прекрасное может возникнуть из приятного, благодаря зрению и слуху, но этим оно не исчерпывается: «Это удовольствие, которое полезно, а полезно то, чем производится добро» [16, с. 43].

Недаром М. Цветаева в духе платоновско-кантовского восприятия прекрасного писала о своем возлюбленном:

Его глаза — прекрасно-бесполезны! — Под крыльями раскинутых бровей — Две бездны.

В его лице я рыцарству верна, — Всем вам, кто жил и умирал без страху! — Такие — в роковые времена — Слагают стансы — и идут на плаху. [5, с. 41—42].

«Его глаза прекрасно-бесполезны», — пишет поэтесса. И эти строки — вызов Иннам буржуазного мира, видящим в мужчине источник прямой пользы, следующим духу времени, по которому, как утверждал Г. В. Ф. Гегель, идеал дворянский уступил месту идеалу буржуазному.

Вместе с тем нельзя сказать, что лирический герой М. Цветаевой — прекрасная игрушка женщины. Это калокагатос2 своего времени. «Такие в роковые времена слагают стансы и идут на плаху», — говорит поэтесса. Слова «слагают стансы» предполагают поэтичность, нежность, женственное умиление божьим миром, а слова «идут на плаху» — мужественность, способность пожертвовать жизнью за свои идеалы. Более точно раскрывается калокага-тийность идеала Прекрасного Мужа в стихотворении М. Цветаевой «Генералам 1812 года»: Одним ожесточеньем воли Вы брали сердце и скалу, — Цари на каждом бранном поле И на балу.

Вы все могли! [5, с. 38—39] Цветаевский идеал Прекрасного Мужчины — это идеал, истоками уходящий в Средневековье. По мысли Ю. Борева, благородный рыцарь — герой на войне, мученик в любви. Эти черты благородных рыцарей восходили к идеалу Христа. Светский идеал Прекрасного Мужчины связан с религиозным, но значительно упрощен с первообразом. Идеалом мужчины в христианской религии является Христос. Он герой на войне, но не на какой-либо конкретной войне, а войне между божественным и дьявольским, длящейся века, он мученик в любви, но не в любви к конкретной женщине, а в любви к человечеству, любовь к которому включает и любовь к каждой конкретной женщине, даже к Марии Магдалине, которая тронула сердце Бога заботой о нем. Именно в религиозных идеалах богов отчетливо проступает такой компонент Вечно Мужественного, как любовь, и не просто любовь, а любовь к любому созданию Бога, жалкому, не вызывающему на первый взгляд восхищения, обезображенному болезнью, нищетой. Такая любовь требует мужества в той же самой мере, в которой мужеству требуется любовь. Об этом ярко говорит буддийская притча, в которой Будда, полюбив женщину в ее цветении и здоровье, даже не прикоснулся к ней, но, узнав через много лет, что возлюбленная больна, выглядит ужасно и страдает невыносимо, нашел ее и спас. Эта притча называется «Истинная любовь». Истинная Мужественность состоит в том, чтобы поступить так, как поступил герой притчи, сказав:_

2 Калокагатос — человек, воспитанный на принципах калокагатии.

— Любимая, вот я пришел, чтобы проверить свою любовь к тебе и исполнить свое обещание. Я долго ждал возможности проявить свою подлинную любовь к тебе, ибо я люблю тебя, когда всякий другой прекратил любить тебя, я обнимаю тебя, когда все твои друзья не желают прикасаться к тебе» [6, с. 24—25]. Истинное мужество заключается в том, чтобы не только сказать о такой божественной любви, но и осуществить ее.

Религиозный идеал, хоть и связан с идеалом светским, тем не менее, противопоставлен ему. В светском идеале Вечной Мужественности Прекрасного мужчины все более искажаются черты первообраза, все больше компонентов первообраза теряется и мельчает. Мужество вырождается в жестокость, любовь — в сексуальные связи, служение обществу — в карьеризм. Вместо восхищения образами мужчин, характерных для поэзии Сапфо, М. Цветаевой, в стихах поэтесс появляется развенчание идеалов и ирония, характерная для поэзии А. Ахматовой и И. Лесной-Ивановой.

Несмотря на то, что А. Ахматова чаще рисует отношения между мужчиной и женщиной, чем их портреты, некоторые ее стихотворения оставляют в памяти читателя образы незаурядных мужчин. В стихотворении «Из книги бытия» воскресает образ Иакова, который, полюбив Рахиль, семь лет служил пастухом у ее отца, чтобы взять девушку в жены, а затем свершил второй подвиг служения своей даме сердца — взял сначала замуж ее слепую сестру. Ахматова описывает Иакова физически сильным человеком: он отвалил от источника огромный камень. Но больше физической силы была сила духовная. Увидев Рахиль, он ей поклонился как странник бездомный [1, с. 298]. Иаков смирился с условиями отца Рахиль, честно добиваясь ее руки, хотя мог бы похитить девушку, что делали даже мужчины из светского общества.

В романе Ги де Мопассана «Милый друг» Дюруа похитил Сюзанну, и отец, думая, что тот обесчестил дочь, дал согласие на брак, который не устраивал его ни морально, ни материально. Герой, воспетый Ахматовой, отвергает такой путь, быть может, потому, что он по-настоящему любит Рахиль, а в состоянии настоящей любви злодейство невозможно. Любопытно, что поэтесса, живущая светской богемной жизнью, не создает развернутых портретов людей своего круга, за исключени-

ем родственных ей в веках поэтов А. Пушкина и А. Блока. Но и их образы созданы бегло, более намеками, чем полными словесными портретами, хотя и в таком изображении чувствуется восхищение поэтессы этими гениальными служителями музы. Об А. С. Пушкине Ахматова пишет:

Смуглый отрок бродил по аллеям У озерных глухих берегов. И столетие мы лелеем Еле слышный шелест шагов [1, с. 19].

А. Блоку Ахматова посвящает стихотворение «Я пришла к поэту в гости». Образом А. Блока освещен мир посетительницы, словно солнцем. Все кажется необычным: тишина в просторной комнате, мороз за окнами, «малиновое солнце над мохнатым сизым дымом» [3, с. 125]. Центром стихотворения является описание глаз поэта:

У него глаза такие, Что запомнить каждый должен, Мне же лучше, осторожной, В них и вовсе не глядеть [1, с. 125].

Светская поэтесса подходит здесь близко к иконописной традиции, в которой главное на иконе — это глаза бога или святого. Она выделяет эту деталь портрета с благоговением, не смея даже описывать глаз, тем самым умаляя себя и возвышая любимого поэта.

Ахматова косвенно дает понять, что каждое слово А. Блока остается в душе, как зерно в земле, и, быть может, даст прекрасные всходы:

Но запомнится беседа, Дымный полдень, воскресенье В доме сером и высоком У морских ворот Невы [1, с. 125]. Полный словесный портрет человека, достойного восхищения, создает А. Ахматова, рисуя образ рыбака, живущего простой честной жизнью, близкого к природе и как будто слитого с морем, солнцем и божественным бытием. Вспомним, что и среди апостолов Христа были простые рыбаки. Поэтесса подчеркивает, что этот человек — предмет не только ее, но и всеобщего восхищения.

Автор этой статьи склонна считать, что в лирике А. Ахматовой переданы более сложные психологические отношения между ипостасями Вечной Женственности и Вечной Мужественности, чем любовь. Часто поэтесса фиксирует неправильность этих отношений, их искажение:

От меня не хочешь детей

И не любишь моих стихов [1, с. 249].

Я терпкой печалью

Напоила его допьяна [1, с. 22].

Сколько просьб у любимой всегда,

У разлюбленной просьб не бывает [1, с. 83].

О, жизнь без завтрашнего дня,

Ловлю измену в каждом слове [1, с. 312].

От любви твоей загадочной,

Как от боли в крик кричу.

Стала желтой и припадочной,

Еле ноги волочу [1, с. 261].

Запрещаешь петь и улыбаться, И молиться запретил давно [1, с. 248].

И напрасно слова покорные Говоришь о первой любви, Как я знаю эти упорные, Ненасытные взгляды твои [1, с. 80]. Наклонился. Он что-то скажет, От лица отхлынула кровь. Пусть камнем надгробным ляжет На жизни моей любовь [1, с. 69].

Муж хлестал меня узорчатым, Вдвое сложенным ремнем [1, с. 36].

Брошена! Придуманное слово, — Разве я цветок или письмо? А глаза глядят уже сурово В потемневшее трюмо [1, с. 276].

Таких отношений между Вечной Мужественностью и Вечной Женственностью быть не должно. В идеале Вечная Мужественность и ее ипостаси — мужчины — охраняют женщину не только от других, но и от собственного гнева, ибо гнев — один из семи смертных грехов; способствует всему лучшему в развитии женщины, в частности, восхождению души к Богу; помогает осуществить свою миссию, в том числе деторождение и воспитание ребенка, создает уверенность в завтрашнем дне; помогает через любовь укрепить тело и дух, расцвести, достигнуть высшей точки возможного развития. Сама любовь — это чувство более высокое, чем похоть, страсть. Там, где есть любовь, есть вечность, там невозможно бросить и предать женщину, какой бы она ни стала, чтобы с ней ни случилось.

Самим фактом фиксации других отношений поэтесса бьет тревогу, заставляет задуматься о несоответствии сущего должному, стремится к идеальным отношениям. Тем не менее, и эта несовершенная любовь, и этот несовершенный возлюбленный дороги Анне Ахматовой. Она стремится защитить его от осуждений:

Я сказала обидчику: «Хитрый, черный, Верно, нет у тебя стыда. Он тихий, он нежный, он мне покорный, Влюбленный в меня навсегда» [1, с. 79]. В данном произведении поэтесса выдает желаемое за действительное, раскрывая потребность Вечной Женственности быть вечно любимой, любимой взаимно, иметь рыцаря Прекрасной Дамы, который покорно и с радостью, с удовольствием выполнит ее просьбы, не обидит грубостью ни физической, ни моральной. Но все-таки, не встречая на земле подобного идеала, поэтесса разочаровывается в земных избранниках, ошибки в отношениях с Вечной Женственностью ведут к разрыву ее с слабыми, убогими, карикатурными воплощениями Вечной Мужественности, а сами разрывы и мысли о том, что возможен мир без мужчин, только для того, чтобы жить в этом мире, женщина должна проявить Вечную Мужественность.

Приговором мужчинам, не отвечающим идеалу Вечной Мужественности, звучит стихотворение «Я научилась просто, мудро жить» с его заключительными строками:

— И если в дверь мою ты постучишь, Мне кажется, я даже не услышу [1, с. 94].

Сложные отношения с Шилейко рождают стихотворение, в котором комплименты чередуются с поношениями. В. К. Шилейко

Как мог ты, сильный и свободный, Забыть у ласковых колен, Что грех карают первородный Уничтожение и тлен. Зачем ты дал ей на забаву Всю тайну чудотворных дней, Она твою развеет славу Рукою хищною своей [1, с. 297]. В итоге поэтесса становится странницей, которая ищет утраченные людьми правильные отношения между мужчиной и женщиной, забытые идеалы, земное воплощение Вечно Мужественного начала в его превосходной степени. А. Ахматова превращается в женщину, которая еще не нашла этого воплощения, а потому признает власть лишь одного мужчины — Господа Бога.

Тебе покорной! Ты сошел с ума! Покорна я одной Господней воле [1, с. 338].

Расхожее мнение — «сила женщины в ее слабости». Но это не совсем так. Если слабость

женщины такова, что она перестает быть хозяйкой, матерью, предметом удовлетворения известных желаний или теряет привлекательность как трансцендентный объект, эта женщина не воспринимается мужчинами, и ее хоронят заживо отсутствием элементарного внимания. Сегодняшнее потребительское отношение мужчин к женщине похоже на отношение фашистов к пленным: споткнешься, не сможешь идти, и тебя расстреляют, правда, материально и морально. При этом сошлются на Ф. Ницше и будут считать, что поступили мужественно, без сантиментов, хотя, как мы выяснили, Вечная Мужественность — это полностью противоположное поведение. Сегодня сила женщины в ее силе, но силе женственности, в ее женской энергии, в ее виртуозном владении всем, чем должна владеть женщина, а сила Вечной Мужественности — в защите и поддержке женственной энергии, в способности увеличивать ее, пробуждать, в вере, что даже когда явно эта энергия, эта жизненная сила уходит, рок будет побежден при помощи чуда и желать этого чуда, пусть даже для этого потребуется вера в загробную жизнь. Такое Вечное Мужество представлено в основном в жизни Богов. Бог, возносящий на небо Деву Марию, богиня Изида, собирающая части тела изрубленного Осириса, воскрешающая его и рождающая от него сына Гора. Бог создал человека по образу и подобию своему, но как часто люди теряют это богоподобие, и как часто воображение обманывает нас, идеализируя объект, в котором на деле отсутствуют черты идеала, выдавая желанное за действительное. Сама по себе идеализация по отношению к людям — процесс безжалостный, часто заканчивающийся трагедией или, что много хуже, комедией. Не матриархат или патриархат, а би-архат как строй, при котором правят живущие в гармонии мужчина и женщина — ипостаси Гармонии Вечно Мужественного и Вечно Женственного начала — предрекем не одни только мы в будущем. Но этот строй не придет до тех пор, пока не изменится отношение к Вечной Женственности; тезис (матриархат), антитезис (патриархат), синтез (биархат) — схема диалектического развития Гегеля. В биархате должно быть снято все негативное, что существенно в тезисе и антитезисе.

Вечная Женственность и Вечная Мужественность должны находиться в брачном союзе, соответствовать друг другу. Этот брачный

союз надо утверждать и в прямой форме в виде брака как социального института, и в переносном в виде такого мышления, которое понимает, что Вечная Женственность на земле тогда становится в полной мере Вечной Женственностью, когда любит мужчину, идеализирует его, находит свое соответствие в воплощении Вечной Мужественности, а Вечная Мужественность тогда реализует себя, когда любит и защищает Вечную Женственность. Различа-

ясь по форме и по функции, Вечная Женственность и Вечная Мужественность едины в том, что они есть божественность, созидательность и любовь.

Итак, и Вечная Женственность, и Вечная Мужественность должны очиститься от своего ложного бытия, от своих ложных атрибутов, чтобы воссоединиться в истине на Земле, как Логос и София, Шива и Шахти, Шехина и Иегова на небе.

Литература

1. Ахматова А. Избранное. М.: Худ. лит-ра, 1977.

2. Богин И. Вечная женственность. СПб: Алетейл, 2003.

3. Лосев А. Ф. История античной эстетики. М.: АСТ Фолио, 2000.

4. Таранов. П.С. Антология мудрости ста философов. Симферополь: Таврия, 1995.

5. Цветаева М. Лирика. Минск: Харвест, 1999.

6. Якушев А. Притча. Любовь как образ жизни. Ростов-н / Д: Феникс, 2007.

УДК 18:687

| СЕМИОТИКА КАК ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА КОСТЮМА

Ефимова Людмила Владимировна, соискатель, каф. философии и культурологии,

[email protected],

ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса», Москва

The article considers a costume as a sign system and analyses esthetic and social functions in the fashion history. The article reveals semiotic status of a costume as a group of functionally interconnected and interdependent objects within many centuries.

В статье рассматривается костюм как знаковая система, анализируются эстетическая и социальная функции в истории моды; раскрывается семиотический статус костюма как группы функционально взаимосвязанных и взаимообусловленных предметов на протяжении многих столетий.

Keywords: sign, costume, social importance, fashion Ключевые слова: знак, костюм, социальная значимость, мода

Женский костюм всегда является эстетическим элементом, определяющим важную дизайнерскую роль при его конструировании. Женский костюм содержит в себе множество формообразующих элементов, которые оказывают большое влияние на создание формы костюма в целом и его дизайна. Формообразующие элементы костюма подчиняются не только общим тенденциям процесса формообразования, но имеют особенности, обусловленные спецификой женского костюма. Они являются не только результатом деятельности дизайнера, но находятся под влиянием традиций художе-

ственного и прикладного творчества [3]. Говоря о женском костюме нескольких эпох, мы имеем в виду совершенно определенный, ясно выраженный характер одной или двух форм, доминирующих в течение данного отрезка времени (под формой мы понимаем динамическую, органическую модель пространственно-временной системы, обладающей многоуровневой структурой связи между элементами, человеческой фигурой и средой) [5].

Знаковая система и социальные значения костюма формировались постепенно, на протяжении всей его истории. Вначале,

Концепция новой мужественности – Стиль – Коммерсантъ


Любимый бренд бизнесменов с Уолл-стрит и высокопоставленных политиков Ermenegildo Zegna презентовал в Нью-Йорке новую концепцию под названием What Makes A Man. Амбассадором рекламной кампании, бросающей вызов традиционным представлениям о мужественности, стал известный актер, двукратный обладатель премии «Оскар» и образец современной маскулинности Махершала Али.


Махершала Али

Вслед за пересмотром гендерных границ сегодня начинает активно трансформироваться понимание мужественности. Стереотипы перестают работать, а классический образ альфа-самца, похоже, окончательно уходит в прошлое. В Ermenegildo Zegna, тонко чувствующих тренд, в этой связи делают ставку на мужчину, который может себе позволить не только роскошь обладания качественной и дорогой вещью, но и подлинную искренность.

«Мужественность — это состояние души, а не набор заданных правил,— говорится в манифесте итальянской компании.— Мужчину определяют неудачи, неудачи — это средство мотивации, дающее энергию на реализацию видения».

По их мнению, истинно современные мужчины смирились со своими внутренними слабостями и поняли, что любовь, доброта и открытость — вот выбор сильных сегодня.

Вера в себя — вот что определяет современного мужчину.

Новая концепция не могла не затрагивать и экологичный подход к моде, который подразумевает производство коллекций из переработанных материалов. Ermenegildo Zegna вот уже 110 лет одевают мужчин и обладают экспертным мнением, накопленным годами.

Свежий взгляд на мужественность обусловил и выбор героев для рекламной кампании осенне-зимней коллекции. Ими стали двукратный обладатель премии «Оскар» Махершала Али и китайский актер Николас Це. Звезда «Лунного света» и «Зеленой книги» умеет создавать многогранные образы не только на экране. Он позирует в выверенном блейзере, кашемировой водолазке, шарфе, брюках и кожаных монках, демонстрируя новую элегантность и мужской вариант грации. Другой герой кампании, Николас Це, известен также как музыкант и композитор.

«Я помню, мне было лет девять или десять, я смотрел на себя в зеркало и спрашивал: кто я? Кто я? Кто я?» — делится Махершала Али, глядя прямо на зрителя видеоролика. «Что значит быть мужчиной сегодня?» — на этот вопрос каждый мужчина ответит по-своему, но замалчивать свои чувства больше не в моде.

Елена Кравцун


что скрывается за понятием «мужественность» — статья в электронной библиотеке

1. Aaker J. (1997). «Dimensions of brand personality». Journal of Marketing Research, Vol. 34, No. 3, pp. 347-356.

2. Allison N., Golden L., Mullet G. (1980). «Sex-typed product images: the effects of sex, sex role self-concept and measurement implications». Advances in Consumer Research, Vol. 7, pp. 604-609.

3. Alreck P.L., Settle R.B., Belch M.A. (1982). «Who responds to gendered ads, and how?» Journal of Advertising Research, Vol. 22, No. 2, pp. 25-32.

4. Ambler T. (1999). «Editorial: rewards from brand-customer relationships)). Journal of Brand Management, Vol. 6, No. 6, pp. 364-366.

5. Arnould EJ., Price L.L. (1993). «River magic: hedonic consumption and the extended service encounter». Journal of Consumer Research, Vol. 20, June, pp. 24-45.

6. Arnould EJ., Thompson C.J. (2005). «Consumer culture theory (CCT): twenty years of research». Journal of Consumer Research, Vol. 31, March, pp. 868-882.

7. Balswick J.O. (1982). «Male inexpressiveness: psychological and social aspects». In: Solomon K., Levy N.B. (Eds.). Men in Transition: Theory and Therapy. Plenum Press, New York, NY, pp. 131-150.

8. Bem S. (1974). «The measurement of psychological androgyny». Journal of Consulting and Clinical Psychology, Vol. 42, No. 2, pp. 155-162.

9. Bem S. (1985). «Androgyny and gender schema theory: a conceptual and empirical integration». In: Sonderegger T. (Ed.). Nebreska Symposium on Motivation: Psychology and Gender, Vol. 32. Lincoln: University of Nebraska Press, pp. 179-226.

10. Biel A.L. (1993). «Converting image into equity». In: Aaker D.A., Biel A. (Eds.). Brand Equity and Advertising. Lawrence Erlbaum Associates, Hillsdale, NJ, pp. 67-82.

11. Bollen K.A. (1989). Structural Equations with Latent Variables. John Wiley & Sons, New York, NY.

12. Borna S., White G. (2003). «Sex» and «gender»: two confused and confusing concepts in the «women in corporate management» literature». Journal of Business Ethics, Vol. 47, No. 2, pp. 89-99.

13. Brannon R. (1976). «The male sex role: our culture's blueprint of manhood and what it's done for us lately». In: David D., Brannon R. (Eds.). The Forty-Nine Percent Majority: the Male Sex Role. Random House, New York, NY, pp. 1-f9.

14. Byrne B.M. (2001). Structural Equation Modeling with Amos Basic Concepts, Applications and Programming. Basingstoke: Taylor and Francis.

15. Carr C.L. (2005). «Tomboyism or lesbianism? Beyond sex / gender / sexual conflation». Sex Roles, Vol. 53, Nos. 1/2, pp. 119-131.

16. Carsky M.L., Zuckerman M.E. (1991). «In search of gender differences in marketing communication: an historical / contemporary analysis». In: Costa J.A. (Ed.). Proceedings of the Conference on Gender and Consumer Behavior. University of Utah Printing Press, Salt Lake City, UT, pp. 124-138.

17. Cattell R.B. (1966). «The scree test for number of factors». Multivariate Behavioral Research, Vol. 1, No. 2, pp. 245-276.

18. Celsi R.L., Rose R.L., Leigh T.W. (1993). «An exploration of high-risk leisure consumption through skydiving». Journal of Consumer Research, Vol. 20, June, pp. 1-23.

19. Churchill G.A. (1979). «A paradigm for developing better measures of marketing constructs». Journal of Marketing Research, Vol. 16, February, pp. 64-73.

20. Cohen J.W. (1988). Statistical Power Analysis for the Behavioral Sciences, 2nd ed. Lawrence Erlbaum Associates, Hillsdale, NJ.

21. Connell R.W. (1987). Gender and Power: Society, the Person, and Sexual Politics. Stanford University Press, Stanford, CA.

22. Connell R.W. (2005). Masculinities, 2nd ed. University of California Press, Berkeley & Los Angeles, CA.

23. Constantinople A. (1973). «Masculinity-femininity: an exception to a famous dictum?» Psychological Bulletin, Vol. 80, No. 5, pp. 389-407.

24. Darley W.K., Smith R.E. (1995). «Gender differences in information processing strategies: an empirical test of the selectivity model in advertising response». Journal of Advertising, Vol. 24, No. 1, pp. 41-56.

25. David D., Brannon R. (1976). The Forty-nine Percent Majority: the Male Sex Role. Addison-Wesley Publishing Company, Reading, MA.

26. Deaux K. (1985). «Sex and gender». Annual Review of Psychology, Vol. 36, February, pp. 49-81.

27. Delphy C. (1998). Lennemiprincipal:EconomiePolitiquedu Patriarcat. Paris: Syllepse.

28. Fornell C., Larcker D.F. (1981). «Evaluating structural equation models with unobservable variables and measurement error». Journal of Marketing Research, Vol. 18, No. 1, pp. 39-50.

29. Fournier S.M. (1998). «Consumers and their brands: developing relationship theory in consumer research». Journal of Consumer Research, Vol. 24, March, pp. 343-373.

30. Fry J. (1971). «Personality variables and cigarette brand choice». Journal of Marketing Research, Vol. 8, August, pp. 289-304.

31. Gill S., Stockard J., Johnson M., William S. (1987). «Measuring gender differences: the expressive dimension and critique of androgyny scales». Sex Roles, Vol. 17, Nos. 7/8, pp. 375-400.

32. Grohmann B. (2009). «Gender dimensions of brand personality». Journal of Marketing Research, Vol. 46, No. 1, pp. 105-119.

33. Hanby T. (1999). «Brands — dead or alive? Qualitative research for the 21st century; the changing conception of brands». Journal of the Market Research Society, Vol. 41, No. 1, pp. 1-8.

34. Harris I. (1995). Messages Men Hear: Constructing Masculinities. London: Taylor & Francis.

35. Helgeson V.S. (1994). «Prototypes and dimensions of masculinity and femininity». Sex Roles, Vol. 31, Nos. 11/12, pp. 653-682.

36. Holbrook M., Hirschman E. (1982). «The experiential aspects of consumption practices: consumer fantasies, feelings and fun». Journal of Consumer Research, Vol. 9, No. 2, pp. 132-140.

37. Horn J.L. (1965). «A rationale and test for the number of factors in factor analysis». Psychometrika, Vol. 30, No. 2, pp. 179-186.

38. Hoyle R.H. (1995). Structural Equation Modeling: Concepts, Issues, and Applications. London: Sage Publications.

39. Hubbard R., Allen S.J. (1987). «An empirical comparison of alternative methods for principal components extractions Journal of Business Research, Vol. 15, No. 2, pp. 173-190.

40. Janssen-Jurreit M.L. (1982). Sexism: the Male Monopoly on History and Thought, 1st ed. Farrar Straus Giroux, New York, NY.

41. Jordan J.V., Kaplan A.G., Miller J.B., Stiver I.P., Surrey J.L. (1991). Women's Growth in Connection. Guilford, New York, NY.

42. Jung K., Lee W. (2006). «Cross-gender brand extensions: effects of gender of the brand, gender of consumer, and product type on evaluation of cross-gender extensions». Advances in Consumer Research, Vol. 33, pp. 67-74.

43. Kahn A.S. (1984). «The power war: male response to power loss under equality». Psychology of Women Quarterly, Vol. 8, No. 3, pp. 234-247.

44. Keller K.L. (1993). «Conceptualizing, measuring and managing customer-based brand equity». Journal of Marketing, Vol. 57, No. 1, pp. 1-22.

45. Lannon J., Cooper P. (1983). «Humanistic advertising: a holistic cultural perspectives International Journal of Advertising, Vol. 2, No. 3, pp. 195-213.

46. Lehne G.K. (1992). «Homophobia among men: supporting and defining the male roles In: Kimmel M.S., Messner M. (Eds.). Men's Lives. Macmillan, New York, NY.

47. Levy S.J. (1959). «Symbols for sales Harvard Business Review, Vol. 37, No. 4, pp. 117-124.

48. Mathieu N.C. (1991). L'anatomiepolitique: categorisations et ideologies du sexe. Paris: Cote-femmes.

49. McIntyre R.M., Blashfield R.K. (1980). «A nearestcentroid technique for evaluating the minimum-variance clustering procedures Multivariate Behavioral Research, Vol. 15, No. 2, pp. 225-238.

50. Meth R. (1990). «The road to masculinity». In: Meth R., Pasick R.L. (Eds.). Men in Therapy: the Challenge to Change. Guilford Press, New York, NY, pp. 3-34.

51. O'Neil J. (1982). «Gender-role conflict and strain in men's lives: implications for psychiatrists, psychologists, and other human-service providers». In: Solomon K., Levy N. (Eds.). Men in Transition: Theory and Therapy. Plenum Press, New York, NY, pp. 5-44.

52. Oakley A. (1972). Sex, Gender and Society. London: Temple Smith.

53. Osgood C.E., Suci G.J., Tannenbaum P.H. (1957). The Measurement of Meaning. University of Illinois Press, Chicago, IL.

54. Pryzgoda J., Chrisler J.C. (2000). «Definitions of gender and sex: the subtleties of meanings Sex Roles, Vol. 43, Nos. 7/8, pp. 553-569.

55. Sadler J. (2005). Gender Marketing Strategies in Food and Drinks: Future Profit Opportunities, Best Practice Innovation, and NPD. — http://www.Подробнее .

56. Schouten J.W., McAlexander J.H. (1995). «Subcultures of consumption: an ethnography of the new bikers». Journal of Consumer Research, Vol. 26, No. 3, pp. 260-277.

57. Sharma S. (1996). Applied Multivariate Techniques. John Wiley and Sons, New York, NY.

58. Sirgy M.J. (1982). «Self-concept in consumer behaviors Journal of Consumer Research. Vol. 9, No. 3, pp. 287-300.

59. Spence J.T. (1984). «Masculinity, femininity, and genderrelated traits: a conceptual analysis and critique of current research». In: Maher B.A., Maher W.B. (Eds.). Progress in Experimental Personality Research, Academic Press, Orlando, FL.

60. Steinberg D.L. (1993). «Pure culture': a feminist analysis of IVF ethos and innovations PhD thesis, Cultural Studies Department. Birmingham University.

61. Timm H.N. (2002). Applied Multivariate Analysis. Springer, New York, NY.

62. Vitz P., Johnston D. (1965). «Masculinity of smokers and the masculinity of cigarette images». Journal of Applied Psychology, Vol. 49, No. 3, pp. 155-159.

63. Welzer-Lang D. (2000). Nouvelles approches des hommes et du masculine. Toulouse: Presses Universitaires du Mirail.

64. Whipple T.W., Courtney A.E. (1985). «Female role portrayals in advertising and communication effectiveness: a reviews Journal of Advertising, Vol. 14, No. 3, pp. 4-17.

65. Wienke C. (1998). «Negotiating the male body: men, masculinity, and cultural ideals». Journal of Men's Studies, Vol. 6, Spring, pp. 255-282.

66. Wolin L.D. (2003). «Gender issues in advertising — an oversight synthesis of research: 1970-2002». Journal of Advertising Research, Vol. 43, No. 1, pp. 11-29.

67. Zwick W.R., Velicer W.F. (1986). «Comparison of five rules for determining the number of components to retains Psychological Bulletin, Vol. 99, No. 3, pp. 432-442.

в чём причина мирового кризиса мужественности — Офтоп на TJ

Британия не одна сражается с мужской депрессией и самоубийствами. Десять лет назад в Австралии на сходную тему уже высказывался лидер Лейбористской партии Марк Латам. Он открыто призывал спасать мужчин.

Согласно исследованиям, постоянный стресс, связанный с бешеным ритмом жизни и соблюдением навязанных правил мужественности, приводит австралийцев в психиатрические лечебницы уже в тридцатилетнем возрасте. К сорока годам многие «носят» уже целые букеты психических отклонений — от неврастении до шизофренических состояний.

Мужественность в привычном понятии «молчаливой опоры для семьи» успешно приводит мужской пол не только в больницы, но и прямиком в морги. В колонке на сайте Vice журналист и писатель Джек Урвин писал, сопровождая текст грустными примерами из собственной жизни, что эмоциональная закрытость и нежелание жаловаться становится причиной смертей для мужчин, которые игнорируют первые симптомы болезней наравне с эмоциональными проблемами. У самого Урвина отец умер от сердечного приступа, а вскрытие показало пережитый некоторое время назад инсульт, о котором он не потрудился никому рассказать.

Мужественность для чайников

Поколение мужчин сегодня растёт без достойных ролевых моделей или медийных ориентиров. Поп-культура осыпает «поколение безотцовщин» одномерными и плоскими персонажами, в результате чего приличная часть современных парней старше 25 лет имеет размытое понятие о том, как вести себя по-мужски и что это вообще значит. Стоит отметить, что та же поп-культура, с её журналами, сайтами и кино дала женщинам той же возрастной категории полные и исчерпывающие инструкции того, как излучать женственность 24 часа в сутки.

Четыре самые губительные инструкции, которые даются мужчинам во время становления личности, перечислил американский социолог Майкл Киммел.

Правило номер один — «Никакого нытья». Оно запрещает мужчине участвовать хоть в чём-то, отдаленно напоминающем женственность или выражение чувств. Номер два, «Будь бо́льшим колесом», приравнивает уровень мужественности к зарплате, уровню власти или общественному статусу.

Правило номер три, «Будь крепким», подразумевает стрессоустойчивость и почти всегда, по горькой иронии, приравнивает человека к неодушевлённому объекту (он должен быть камнем, скалой, столбом). Номер четыре, «Задай им жару», служит оправданием любой агрессии по отношению к кому бы то ни было.

На выходе, по словам Киммела, получаются сотни миллионов эмоциональных инвалидов, вынужденных нести бремя собственной мужественности, навязанное им сверстниками и обществом. Больше всего усилий, пишет Киммел в своей книге «Земля парней», современные мужчины, работающие по этим четырём установкам, тратят не на то, чтобы с их помощью впечатлять и завоёвывать женщин, а на то, чтобы доказать сверстникам, что они не гомосексуалы.

В качестве примера этого явления может служить обзор изданием The Verge реакции мужчин в социальных сетях на анонс iPhone 6s и 6s Plus в розовом оттенке «Rose Gold». «А не подумают ли мои друзья что я гей, если я куплю розовый iPhone?», — один за другим спрашивают парни, как будто есть клинически доказанная прямая связь между розовыми телефонами и сексуальными предпочтениями.

У этих правил есть противоположные установки, которые не навязаны обществом, а идут, по словам опрошенных Киммелом парней, изнутри. Быть отвественным, быть защитником слабых, иметь честь и достоинство. Ничего сложного, кажется, тут нет, но преодолеть «давление мужественности» и стать мужчиной в собственных глазах, а не в чужих, у многих так и не получается.

Уход от реальности по собственному желанию

Модный психологический термин «Instant gratification» означает удовольствие или чувство эмоционального удовлетворения, испытываемое без временных задержек или каких-либо значимых усилий. То есть, это то самое «Я хочу это, и я хочу это прямо сейчас», которое, наверняка, испытывал каждый.

К этому «хочу сейчас» цифровое информационное общество привело людей сравнительно недавно. «Хочу сейчас» — это и доставка еды на дом, и стильное чёрное такси до места назначения, и сервисы знакомств «одним нажатием», и порнография, находящаяся «в трёх кликах», любая информация в мире по голосовому запросу, и даже гаджеты, купленные в первый день выхода. На «хочу сейчас» строится больше половины современного маркетинга и практически вся сфера услуг, но единственное, к чему оно неприменимо — отношения между полами.

Одна из интересных психологических теорий о том, что же такое «мужественность», опубликованная в блоге американского тренингового агенства Art Of Charm, заключается в том, что для мужчины жизненно необходимы три вещи, символически названные «Бой», «Приключение» и «Красота».

«Бой» — это «причина, по которой мужчина встаёт по утрам», его главный источник мотивации. Это, может быть, и построение собственного бизнеса, и альпинистские амбиции, и вообще всё, что заставляет его двигаться вперёд.

«Приключение» тоже объясняется метафорически и отличается от «Боя» нацеленностью на процесс, а не на результат. В широком смысле, это источник историй для детей и внуков — разнообразные острые жизненные ситуации и пережитые моменты. Ну и, конечно, под «Красотой» подразумевается женщина в жизни мужчины.

Все эти довольно патетичные мотивы, отмечает Крэйг Уилкинсон, автор книг о вопросах отцовства и мужественности, приводят современное поколение в замешательство. Одной из ответных реакций на внутренние и внешние требования, у современных мужчин и подростков является «Цифровая изоляция».

Как это ни удивительно, в век сотен новых способов быть ближе друг к другу, многие осознанно выбирают одиночество. В условиях «Цифровой изоляции» видеоигры и порнография успешно заменяют мужчине и «Бой», и «Приключение», и «Красоту». Виртуальная подмена оказывается если не лучше оригинала, то по крайней мере менее требовательной к мужчине. И это даёт ему совершенно новый уровень комфорта, который уже всерьёз пугает психологов.

Известный социолог Филипп Зимбардо в мае 2015 года заявил, что игры и порнография, по его мнению, станут причиной трагических социальных сдвигов в обществе. Подростки и зрелые мужчины один за одним выбирают экстремальный эскапизм и исчезают с социальных радаров.

Зимбардо пишет, что порно и игры настолько просты и одновременно эффективны в воздействии на мозг, что приучают молодое поколение к мгновенному получению наград. Если у мужчины есть потребность в том, чтобы быть героем и сексуальным победителем, то они теперь удовлетворяются практически моментально и без видимых усилий. И без всякого участия в этом процессе женщин. Это «хочу сейчас» в самом его разрушительном для социума виде.

Прости, дорогая, у меня кризис

Следующий шаг в созданной современными технологиями изолированной зоне комфорта — отрицание необходимости заменяемых объектов. То есть, если женщины нет, то куда проще старательно делать вид, что она и не нужна. Отсюда и странные женоненавистнические движения на анонимных форумах и за их пределами. Известное «Тян не нужны» звучит тут как крик целого поколения мужчин, которые «бросили гонку» и предпочли простые в обращении заменители настоящим вещам и явлениям.

Тян-то, может быть, и нужны, но мужчины уходят в депрессию, кончают с собой, отказываются от консультаций с психологами, запираются в собственных квартирах с приставками, компьютерами и интернетом, изобретают себе секс-роботов и по всем признакам переживают кризис мужественности (про «кризис женственности» пишут только озлобленные феминистки в привычном им тоне), а женщины продолжают пользоваться приёмами тысячелетней давности — пассивно-агрессивными тактиками поведения, истериками, требованиями и манипуляциями на мужественности, как ни странно, — самой чувствительной зоне у любого мужчины.

Отсюда и публикации в женских журналах с заголовками вроде «Почему мужчины морозятся?», посвящённые тому, что парни больше не подходят знакомиться и молча обрубают социальные контакты по собственному желанию. Нет, девушки, мы не обиделись. И не сделали никаких выводов. У нас просто кризис.

Иван Талачёв,
Специально для TJ

Мужественность - обзор | Темы ScienceDirect

Обзор и теории мужественности

В рамках широких определений здоровья и благополучия гендер играет важную роль в чувствах, мыслях, внешности, поведении и воплощении людей. Мужественность - это форма пола, по-разному определяемая как идентичность, социальная роль и форма власти, и обычно, хотя и не исключительно, связана с мужчинами. В социализации мужественности мальчиков и мужчин поощряют отвергать или избегать всего стереотипно женского, быть жесткими и агрессивными, подавлять эмоции (кроме гнева), эмоционально и физически дистанцироваться от других мужчин и стремиться к конкуренции, успеху и власти. .В частности, анти-женственность и гомофобия лежат в основе того, что означает традиционная мужественность. Мальчики и мужчины награждаются в различных условиях, таких как школы, интимные отношения, рабочее место, армия и тюрьмы, за соблюдение этих стереотипных ожиданий и часто наказываются или отвергаются за их нарушение. Однако выполнение этих гендерных ожиданий также связано с рядом медицинских и социальных проблем, включая тревогу и депрессию, злоупотребление психоактивными веществами и межличностное насилие.

Роль пола в здоровье часто анализируется с точки зрения половых различий, когда распространенность и тяжесть психических расстройств у мужчин и обращений за помощью сравнивается с таковыми у женщин. Хотя такой сравнительный анализ может быть полезен для выявления областей, в которых существует возможная связь между биологическим полом и здоровьем, такие анализы аналитически неполны и потенциально вводят в заблуждение. Относительно небольшое количество различий в фактическом поведении и состоянии здоровья между мужчинами и женщинами переоценивается, а большие различия, существующие в каждой группе, недооцениваются.Необходим расширенный анализ, выходящий за рамки сравнения полов, чтобы рассмотреть связь между мужественностью и психическим здоровьем у разных мужчин. Следовательно, мы проводим межсекторальный анализ, который уделяет пристальное внимание сложному разнообразию мужественности, поскольку они связаны с психическим здоровьем людей, принадлежащих к разным культурам, различающимся расой, классом, полом, возрастом, сексуальностью, способностями и т. Д.

Мы начинаем наш анализ с отслеживания развития теорий гендера и маскулинности, включая психоаналитическую теорию гендерной идентичности, социально-психологическую теорию гендерных ролей и социологическую теорию интерсекциональности в маскулинностях.Далее мы резюмируем то, что показали исследования о взаимосвязи между различными аспектами мужественности, такими как мужской гендерный ролевой стресс и психическое здоровье мужчин. В частности, мы рассматриваем связь между мужественностью и конкретными проблемами со здоровьем, с которыми сталкиваются мужчины, включая депрессию и самоубийство, виктимизацию и насилие, злоупотребление психоактивными веществами и стресс. Затем мы обсуждаем, как ценности, составляющие маскулинность, особенно усиливаются и усиливаются в определенных условиях, таких как тюрьмы и тюрьмы.Влияние мужественности на психическое здоровье и благополучие мужчин особенно ярко проявляется в этих условиях. Наконец, мы исследуем значение теории и исследований маскулинности для психологической практики, вмешательства и социальных действий, которые улучшают психическое здоровье и благополучие мужчин.

Гендерная идентичность

Самая ранняя теория маскулинности в современной психологии была построена на психоаналитических теориях и теориях личности, которые приписывали гендер главным образом естественным, неизбежным биологическим силам.Теория гендерной идентичности утверждает, что биологический пол и гендер являются синонимами у здоровых, хорошо приспособленных людей. Гендерная идентичность одномерна, так что большая мужественность означает, что у человека меньше женской идентичности, и наоборот. Здоровые, надежно адаптированные мужчины идентифицируют и демонстрируют характеристики, определяемые как мужские, но при этом дезидентифицируют и не демонстрируют женские характеристики. С этой точки зрения, нормативное развитие личности среди биологических мужчин ведет к мужской гендерной идентичности (Terman and Miles, 1936) и отклонениям, таким как мужчины со стереотипно женской гендерной идентичностью, включая гомосексуальное поведение или преувеличенную мужественность (т.е., гипермаскулинность) указывает на нездоровое или небезопасное развитие гендерной идентичности. Примечательно слияние пола и сексуальности. Неспособность мужчин продемонстрировать мужественность считается проблемой, признаком расстройства гендерной идентичности или слабости. Личностные тесты, такие как тест на анализ отношения и интереса, которые были разработаны для измерения гендерной идентичности, включали оценку конкретных интересов и знаний респондента, которые, как считалось, указывали на основную гендерную идентичность.Некоторые данные с использованием традиционных для того времени показателей показали, что мужчины с большей мужской половой принадлежностью функционируют лучше и здоровее.

Пол (гендерная) ролевая идентичность

В конце 1970-х Бем (1981) выдвинул альтернативную теорию, известную как гендерная схема или теория половой ролевой идентичности. Она утверждала, что мужская и женская идентичность и характеристики у разных людей различаются независимо. Следовательно, люди могут иметь явно мужскую или женскую идентичность, или андрогинную комбинацию стереотипно гендерных характеристик, или характеристик, не отождествляемых ни с одним из полов (т.е., недифференцированный). Оценка, используемая для измерения половой ролевой идентичности, подчеркивала одобрение человеком черт личности, которые авторы определили как мужские или женские. Андрогинные люди определялись как люди, считавшие себя обладающими мужскими и женскими характеристиками; и существенные данные показали, что эти люди, как правило, были наиболее хорошо приспособленными и психически здоровыми.

Гендерный конфликт и напряжение

Последующие гендерные ролевые теории акцентировали более прямое внимание на деструктивных и вредных аспектах маскулинности, а также на стрессе от выполнения и невыполнения ролевых нормативных ожиданий (Pleck, 1981, 1995).Общие характеристики, связанные с этой ролью, включают то, что называется традиционной маскулинностью, и включают темы антиженственности и гомофобии, успеха и достижений, независимости, жесткости и агрессии (Brannon, 1976), а также гетеросексуальности. Убеждения о нормативных характеристиках, которые мужчины должны проявлять, чтобы выполнять мужскую гендерную роль, составляют доминирующую идеологию маскулинности (Smiler, 2004). Люди различаются по степени приверженности традиционной мужской идеологии.

Вера и соблюдение нормативных гендерных ролевых ожиданий для мужчин теоретически вызывает гендерный ролевой стресс и напряжение, отчасти из-за противоречивых и недостижимых аспектов роли, а также потому, что многие ролевые требования связаны с нездоровым поведением. , например, подавление эмоций или агрессивные реакции на межличностный конфликт. Кроме того, в той степени, в которой ожидания расходятся с врожденными характеристиками мужчин, они сталкиваются с гендерно-ролевым конфликтом (O’Neil et al., 1986). Индивидуальные различия в гендерно-ролевом конфликте связаны с широким спектром рискованного поведения и негативных последствий для здоровья.

Мужественность и власть в контексте

В 1990-е годы социологические теоретики разработали критику гендерно-ролевых теорий маскулинности на том основании, что они недостаточно включают анализ власти в то, как роли создаются, исполняются и поддерживаются в социальных системах. . С этой точки зрения мужественность тесно переплетается с динамикой власти и привилегий.Таким образом, термины «доминирующая маскулинность» или «гегемонистская маскулинность» (Connell, 2005) используются для расширения и заострения концепции «традиционной маскулинности», подчеркивая, что маскулинность наделена как символической, так и материальной властью в обществе. Важно отметить, что большинство мужчин не обладают характеристиками, идеализированными гегемонистской маскулинностью, и не имеют доступа к социальным, культурным и материальным ресурсам, на которых строится гегемонистская маскулинность. В противном случае господствующая мужественность не была бы эффективным способом для некоторых мужчин консолидировать и поддерживать власть над другими мужчинами.

Разнообразие мужественности

Следовательно, мужчины, принадлежащие к разным группам, из разных географических мест и культур, проявляют мужественность по-разному. В это разнообразие входят мужественность среди мужчин, которые идентифицируют себя с разными расовыми и этническими группами, сексуальностью и полом. Кроме того, мужчины проявляют мужественность по-разному и имеют разные возможности и способности проявлять гегемонистскую мужественность, в зависимости от своего социально-экономического класса, религии, тела и способностей, возраста, а также условий жизни и окружающей среды (например,г., тюрьма). Вместо того чтобы быть дискретными или аддитивными, эти привилегированные позиции динамически пересекаются, создавая уникальные, контекстно-зависимые мужественности. Эти разнообразные мужественности различаются по степени соответствия гегемонистской маскулинности и определяются расой, классом, сексуальностью, способностями, возрастом, а также другими символическими и материальными показателями власти мужчины.

Мужчины разного происхождения обладают разными способностями успешно демонстрировать гегемонистскую мужественность. Например, индивидуально и в группе черные геи не могут демонстрировать гегемонистскую маскулинность, как гетеросексуальные белые мужчины.В результате эти мужчины могут пытаться продемонстрировать гегемонистскую мужественность альтернативными способами или в других условиях и сферах. Например, крутая поза, мачиста и странный медведь - все они демонстрируют мощные формы мужественности в соответствующих культурах афроамериканцев, латиноамериканцев и геев. Мачиста описывает латиноамериканских мужчин, которые изображают сложный образ мачо, характеризующийся как жесткостью, так и обесцениванием женственности и женщин, а также эмоциональной связью, заботой о семье и чувством собственного достоинства.Странный медведь - это идентичность геев, которые демонстрируют преувеличение определенных стереотипных мужских характеристик, таких как крупный (обычно мускулистый) тип тела, значительная растительность на лице и общее проявление стойкости или склонности к агрессии. Хотя эти вариации в гендерных проявлениях содержат многие характеристики традиционной мужественности (например, жесткость и анти-женственность), они, тем не менее, особенно определяются их отходом от гегемонистской белой гетеросексуальной мужественности.

Ученые отметили, что признаки гегемонной маскулинности могут со временем меняться в рамках американской культуры (Kimmel, 2012; Rotundo, 1994). Однако основные характеристики и значения, связанные с гегемонистской маскулинностью, остаются довольно стабильными, даже несмотря на то, что означающие этих характеристик (например, одежда, прическа, род занятий и развлечения) могут меняться. Гегемонистская маскулинность неизменно олицетворяет анти-женственность, успех и достижения, независимость, жесткость и агрессию, но символические проявления этих характеристик в мужской внешности, сексуальности, активности и т. Д. Являются более преходящими, отчасти из-за их коммерциализации.Беспокойство о своей мужественности, часто проявляющееся в мужском теле, эксплуатируется посредством маркетинга товаров и услуг. Мужественность должна быть доказана и снова доказана посредством символических и поведенческих демонстраций другим, как правило, сверстникам-мужчинам, которые занимают позиции подтверждения, сомнения и оспаривания утверждений о мужественности, а также контроля и наказания тех мужчин, чьи демонстрации считаются несостоятельными. неадекватный. Невозможно установить мужественность раз и навсегда. Таким образом, мужественность - это постоянно уязвимый, оспариваемый и преходящий статус.Отрицание мужчинами своей уязвимости и подавление их уязвимости действует как попытка подтвердить свою мужественность.

Что такое токсичная мужественность?

Токсическая мужественность предполагает культурное давление на мужчин, заставляющих их вести себя определенным образом. И вполне вероятно, что это так или иначе затрагивает всех мальчиков и мужчин.

Токсическая мужественность относится к представлению о том, что представление некоторых людей о «мужественности» увековечивает доминирование, гомофобию и агрессию.

Идея о том, что мужчинам нужно действовать жестко и избегать демонстрации всех эмоций, может нанести вред их психическому здоровью и иметь серьезные последствия для общества, что и стало известным как «токсичная мужественность».”

Что такое токсичная мужественность?

Токсическая мужественность - это не только поведение мужчины. Напротив, это связано с сильным давлением, которое могут испытывать некоторые мужчины, заставляя их действовать действительно вредно.

Есть много определений «токсичной маскулинности», которые появляются в исследованиях, а также в поп-культуре. Некоторые исследователи согласны с тем, что токсичная мужественность состоит из трех основных компонентов:

  1. Стойкость: Это представление о том, что мужчины должны быть физически сильными, эмоционально черствыми и агрессивными в поведении.
  2. Antifeminity: Это включает идею о том, что мужчины должны отвергать все, что считается женским, например, проявление эмоций или принятие помощи.
  3. Power: Это предположение, что мужчины должны работать, чтобы получить власть и статус (социальный и финансовый), чтобы они могли заслужить уважение других.

Прославление нездоровых привычек

Токсичная мужественность прославляет нездоровые привычки. Это идея о том, что «забота о себе предназначена для женщин», и мужчины должны обращаться со своим телом как с машинами, экономя на сне, тренируясь даже после травмы и доводя себя до предела своих физических возможностей.

Ядовитая мужественность не только заставляет себя напрягаться физически, но и отталкивает мужчин от посещения врачей.

Исследование 2011 года показало, что мужчины, которые придерживались самых сильных убеждений в отношении мужественности, в два раза реже, чем мужчины с более умеренными убеждениями в отношении мужественности, могли получить профилактическую медицинскую помощь. Например, посещение врача для ежегодного медицинского осмотра противоречит мнению некоторых мужчин. убеждения о стойкости.

Помимо отказа от профилактического лечения, токсическая мужественность также способствует нездоровому поведению.

Исследование 2007 года показало, что чем больше мужчин соблюдают мужские нормы, тем выше вероятность того, что они будут вести себя рискованно, например, злоупотреблять алкоголем, употреблять табак и избегать овощей. Кроме того, они с большей вероятностью рассматривали такой рискованный выбор как «нормальный».

Стигма психического здоровья

Токсическая мужественность также отталкивает мужчин от лечения психических заболеваний. Депрессия, беспокойство, проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами и проблемы с психическим здоровьем можно рассматривать как слабость.

Исследование 2015 года показало, что мужчины, которые придерживались традиционных представлений о мужественности, более негативно относятся к обращению за психиатрическими услугами, чем мужчины с более гибкими гендерными установками.

Токсическая мужественность также может подчеркивать, что мужчинам неуместно говорить о своих чувствах. Избегание разговоров о проблемах или эмоциях может усилить чувство изоляции и одиночества.

Это может усилить чувство одиночества. Это также может снизить желание мужчин обращаться за помощью и обращаться за помощью, когда они испытывают проблемы с психическим здоровьем.

Раса, этническая принадлежность и пол

Раса и этническая принадлежность мужчины могут играть роль в том, как он относится к мужественности, а также к тому, как его воспринимают другие.

Исследование 2013 года показало, что среди белых студентов колледжей американские мужчины азиатского происхождения считаются менее мужественными, чем белые или чернокожие американцы.

Мужское требование оставаться стойким и быть хорошим кормильцем может привести к «Джону Генринизму» у афроамериканских мужчин.Этот термин используется для описания мужчин, которые прилагают большие усилия для решения проблем и продолжают делать это перед лицом хронического стресса и дискриминации. Исследование 2016 года связывало «Джон Генриизм» с повышенным риском гипертонии и депрессии.

Мальчики всех рас и этнических групп, которые не ведут себя «достаточно мужественно», могут подвергаться домогательствам в школе.

Национальное исследование климата в школах 2015 года показало, что 85 процентов учащихся ЛГБТК + сообщили о том, что в школе их оскорбляли в устной форме из-за их гендерного выражения или сексуальной ориентации.Взаимодействие с другими людьми

Гендерно-неконформные студенты сообщили о худшем обращении, чем дети, которые соответствуют традиционным гендерным нормам, а также идентифицируют себя как ЛГБТК +.

Поведение при оказании помощи

Мужчины, которые считают себя более мужественными, менее склонны к тому, что исследователи называют «помогающим поведением». Это означает, что они вряд ли будут вмешиваться, когда станут свидетелями издевательств или когда увидят, что кто-то подвергается нападению.

Исследование 2019 года показало, что токсичная мужественность может помешать мужчинам утешить жертву, позвать на помощь и противостоять преступнику.Мужчины, которые придерживались убеждения, что мужчины должны быть сильными и агрессивными, с большей вероятностью воспринимали негативные социальные последствия, связанные с вмешательством в качестве активного стороннего наблюдателя.

Например, в случаях сексуального насилия мужчины, которые больше всего отождествляли себя с мужским поведением, имели меньше шансов остановить нападение. Исследование показало, что мужчины вмешивались бы в любой конфликт, если бы считали, что их репутация традиционно мужской может быть поставлена ​​под угрозу.

Руководство APA

С годами Американская психологическая ассоциация (APA) начала осознавать, что социальное давление, оказываемое на мужчин, может иметь серьезные последствия как для людей, так и для общества.

Члены APA разработали новые рекомендации по психологическим практикам, которые относятся к мальчикам и мужчинам, чтобы помочь решить некоторые проблемы, связанные с токсичной мужественностью.

Опираясь на более чем 40-летние исследования, они предполагают, что традиционная мужественность психологически вредна. Они также сообщают, что общение мальчиков с целью подавления их эмоций наносит ущерб как внутреннему, так и внешнему.

Исследователи обнаружили, что, когда они отбросили стереотипы и культурные ожидания, не было особых различий в базовом поведении мужчин и женщин.Исследования дневников времени (исследования, в которых участники записывают дневники своей деятельности) показали, что мужчинам нравится заботиться о детях не меньше, чем женщинам.

Различия в эмоциональных проявлениях между мальчиками и девочками относительно невелики и не всегда стереотипны. Например, исследование 2013 года показало, что мальчики-подростки на самом деле проявляют меньше экстернализующих эмоций, таких как гнев, чем девочки-подростки.

Новое руководство APA было создано, чтобы помочь психологам поддержать мужчин в нарушении правил мужественности, которые приносят больше вреда, чем пользы.

Слово Verywell

Если вы чувствуете, что испытываете негативные последствия токсичной мужественности, обратитесь к кому-нибудь. Специалист в области психического здоровья может помочь вам осознать, как это влияет на вашу жизнь, и помочь вам освободиться от нездоровых привычек, которые могут держать вас в тупике.

Чем больше люди узнают о токсичной маскулинности и чем больше людей получают от этого помощь, тем больше вероятность того, что мы увидим изменения на более широком уровне, поскольку общество может оказывать меньшее давление на мужчин, чтобы они действовали определенным образом.

Определение мужественности от Merriam-Webster

mas · cu · lin · i · ty | \ Ma-skyə-ˈli-nə-tē \ : качество или природа мужского пола : качество, состояние или степень мужественности или мужественности бросая вызов традиционным представлениям о мужественности и женственности… стиль, в котором чередуется безупречная грация и грубая мужественность.- Стюарт Кит. Мужчина, контролирующий свое окружение, сегодня является преобладающим американским представлением о мужественности. - Сьюзан Фалуди

«Привлекательность для азиатского мужчины»: фотография переосмысливает мужественность американцев азиатского происхождения

Китайский американский фотограф Эндрю Кунг восстанавливает представление об американском мужчине, по одному портрету за раз.

На протяжении всей жизни Эндрю Кунгу твердили, что он привлекателен для азиатского мужчины.

«Почему я не могу просто быть привлекательным в абсолютном спектре», - вспоминает Кунг, подумав про себя после того, как в очередной раз получил знакомый комплимент. «Почему это должно быть, потому что я азиат? Означает ли это, что мы выхолощенные, пассивные, слабые, непривлекательные? »

Устав от микроагрессии и отсутствия детального представления азиатов в СМИ, Кунг оставил свою техническую работу в Кремниевой долине, взял камеру и переехал в Бруклин, штат Нью-Йорк.

В течение последних пяти лет Кунг переосмысливал азиатско-американскую идентичность с помощью портретной фотографии.

В этом специальном сегменте сотрудничества KUOW On Asian America автор проекта Seattle Story Project Саймон Тран берет интервью у Кунга о All-American , серии портретов Кунга, целью которой является разрушить стереотипы, изображающие азиатских мужчин бессильными и лишенными сексуальности.

Об азиатской Америке - это сотрудничество между Humanities Washington, Общественным радио KUOW, Общественным радио Спокана и Общественным вещанием Северо-Запада.Цель сериала - усилить азиатские голоса и вызвать постоянный диалог об опыте и вкладе азиатских сообществ в нашем штате и в нашей стране.

Специальная трансляция On Asian America , содержащая подробный разговор об этом интервью между Эндрю Кунгом и Саймоном Траном, будет транслироваться в прямом эфире на KUOW.org и выйдет в эфир на KUOW 94.9 FM на во вторник, 15 июня 2021 г., в 13:00. PST / 16:00 СТАНДАРТНОЕ ВОСТОЧНОЕ ВРЕМЯ. Эта программа также будет представлена ​​на канале KUOW на YouTube с интерактивным взаимодействием в прямом эфире в четверг, 17 июня 2021 г., , в 18:00.м. PST / 21:00 EST . Узнайте больше и ответьте здесь.

Приведенная ниже стенограмма была слегка отредактирована для ясности.

TRAN: Привет, меня зовут Саймон Тран. Я рассказчик, актер и культурный продюсер из Чикаго, штат Иллинойс. Я изучал драму и сравнительную историю идей в Вашингтонском университете.

КУНГ: Меня зовут Эндрю Кунг. Я фотограф из Бруклина, Нью-Йорк.Я вырос в прекрасном городе Сан-Франциско, учился в бизнес-школе Калифорнийского университета в Беркли, работал в Кремниевой долине в LinkedIn, прежде чем понял, что не хочу находиться в этой сфере. Итак, я переехал сюда, в Нью-Йорк, и с тех пор последние пять лет занимаюсь фотографией.

TRAN: Эндрю, так приятно познакомиться.

KUNG: Так приятно познакомиться, Саймон.

TRAN: Итак, вы, знаете, упомянули немного об Всеамериканской серии.Не могли бы вы немного подробнее рассказать о сериале?

KUNG: Это исследование того, что значит быть американцем и что значит быть мужественным в контексте десексуализированного американца азиатского происхождения.

Я провел много исследований на собственном опыте взросления, а также на некоторых микроагрессиях, с которыми я столкнулся, и на множестве агрессий, с которыми столкнулись некоторые из моих друзей и сверстников, как американцы азиатского происхождения, а также как американцы азиатского происхождения конкретно.

И вот тогда я действительно начал размышлять о том, какие сцены я хотел запечатлеть, ну знаете, в классе, или в раздевалке, где, ну, или шкафчиках - где вы вроде как у них были эти изображения, знаете ли, белых женщин в шкафчиках, и они были формой красоты.

И это заставило меня задаться вопросом, почему мы не отметили APAHM [Месяц азиатско-тихоокеанского американского наследия] в мае? Или почему азиатские мужчины боготворили белых женщин как форму красоты?

Я оспаривал многие из этих представлений, которые, как мне кажется, у меня были, и многие другие американские азиатские мужчины и мальчики росли,

TRAN: Вы упомянули, что выросли в районе залива, Сан Франциско.Я вырос в Олимпии. Вы знаете, Район Залива известен очень сильной связью и, вы знаете, сообществом американцев азиатского происхождения. Но когда вы отправились на юг, в Миссисипи, какие вещи вы испытали, и увидели, что не можете действительно испытать там, где выросли?

КУНГ: Я думаю, что одним из первых ощущений было то, что я приземлился в Миссисипи и все смотрели на тебя. Я действительно, впервые по-настоящему почувствовал себя вечным иностранцем или посторонним, которому на самом деле просто не место.

И только когда я встретил членов китайского сообщества Delta, я начал чувствовать немного больше родства и сообщества.

Потому что я думаю, что им пришлось иммигрировать в США и вырасти в такой среде, и единственными людьми, которые у них были, были друг друга. Таким образом, они находили общину в продуктовых магазинах или на обедах, которые устраивали каждые выходные. Так что я думаю, что многое из этого напомнило мне мою собственную семью и большую часть азиатско-американского сообщества.

TRAN: Вы упомянули физические пространства - раздевалку, класс.

Я могу вспомнить конкретный момент в классе одной из этих микроагрессий, о которых вы упомянули. Это было на уроке здоровья, и нам нужно было нарисовать человеческое тело. И поскольку я был самым маленьким, они выследили меня, потому что на плотном картоне было легче. А им, знаете, пришлось рисовать анатомию. И они сделали это так, это было в седьмом классе ...

КУНГ: Вау.

TRAN: И они сделали те, вы знаете, комментарии и вопросы. Мне было любопытно, особенно как быть азиатским мужчиной, был ли у вас момент, когда вас "отвергали"? В этом физическом смысле?

КУНГ: Да, я думаю, для вас это тот момент, когда вас как бы выслеживают и почти используют в качестве объекта из-за вашего размера или еще чего-то.

И я думаю, что для меня этот опыт, вау, было много подобных опытов.Я думаю, что одно из первых, что приходит мне в голову, это то, что я думаю, что даже в раннем возрасте я слышу комментарии вроде: «О, да, вы действительно привлекательны для азиатского парня».

Так вот, я подумал: «Вау». Ты знаешь? Почему я не могу быть привлекательной в абсолютном спектре? Почему это должно быть, потому что я азиатский мужчина? Означает ли это, что мы выхолощенные, пассивные, слабые и непривлекательные? Вы знаете, это норма в контексте того, почему вы сделали такое заявление? И я думаю, что слышал бы это много раз, когда рос, и даже по сей день,

TRAN: Полностью.Знаете, через свои портреты вы действительно это показали. И вы выбрали три фотографии, которые вам понравились. Не могли бы вы рассказать нам больше об этих портретах и ​​о том, почему они вам особенно понравились?

KUNG: Мы можем начать с двух изображений, черно-белого и цветного Джеффри.

Я располагался в спальне Джеффри и подумал: «О, я хочу сделать это очень повествовательное изображение». И поэтому я спросил его о его опыте работы в качестве драг-артиста в Лос-Анджелесе.И он сказал мне, что это очень интересное пересечение между темами гендерной идентичности и расы.

Потому что, будучи художником-дрэг-артистом, Джеффри испытал как десексуализацию азиатского мужчины, так и американца азиатского происхождения, когда он просто шел по улице без своего костюма для перетаскивания или своего вида одежды для выступлений. И в тот момент, когда он выходил на сцену в качестве драг-артиста, его фетишизировала, знаете ли, кучка белых мужчин, которые как бы начали звать его на сцене и делали действительно снисходительные и тревожные комментарии, пока он был на сцене. сцена.

Итак, Джеффри пришлось испытать на собственном опыте, что значит быть десексуализированным, и что значит быть фетишизируемым как азиатская американка.

Итак, когда вы смотрите на эти два изображения, вы действительно видите поляризующее различие между разными переживаниями, с которыми Джеффри должен столкнуться как художник по перетаскиванию, а также как азиатский американец.

TRAN: Да, просто добавив к этому, знаете, мне было действительно любопытно услышать, как вы больше говорите о близости, потому что это тема, на которой вы действительно, знаете ли, сосредоточились в Всеамериканском проекте.

Это интересно, потому что мы, американцы азиатского происхождения, не обязаны говорить о своих чувствах. Наши культуры не позволяют нам быть уязвимыми или иметь близкие отношения друг с другом или с самими собой.

Так что, что означает близость по отношению к этому проекту? Но также, почему вы хотели его включить?

КУНГ: Отличный вопрос. Я думаю, что близость была таким большим табу в азиатской культуре. Вы знаете, как мы не воспитаны, чтобы говорить слова поддержки или привязанности, такие как «Я люблю тебя», или чтобы физически прикасаться или обниматься, знаете ли, с нашими родителями или членами семьи.

Я думаю, что интимность - это тема, которая мне действительно интересна, и я действительно хотел передать ее в изображениях. Потому что мы, представители азиатской культуры, не привыкли это видеть или чувствовать. И даже не обязательно, чтобы два человека обнимали друг друга. Но это может быть даже просто близость с самим собой и комфорт с собой.

Мы так привыкли определять мужественность как нечто такое, что есть, вы знаете, точеная линия подбородка, действительно построенная структура, определенный тип личности или личности, и то, что значит быть "все-" Американец."

И поэтому я думаю, что для меня большая часть перевернула всю эту идею с ног на голову и сказала, что мужественность может быть интимной, может быть мягкой, это может быть целый спектр переживаний, подобных опыту Джеффри.

Итак, эта интимная деталь, и особенно то, как я ее фотографирую, сыграли действительно большую роль в том, чтобы перевернуть эту идею мужественности с ног на голову.

TRAN: Мне это нравится. И как актеру это действительно находит отклик у меня, потому что я думаю, что от нас ждут определенных маршрутов, которые уже созданы для нас, которые очень, как вы сказали, очень - они не в спектре.В них нет нюансов.

И я только что закончил книгу Interior Chinatown . Не знаю, читали ли вы?

КУНГ: Да, да. А я еще нет. Это в моем списке.

TRAN: Но вы знаете, у них есть персонажи, которых называют, вы знаете, "человек кунг-фу", верно, что он пытается добраться до такого уровня вершины. Но потом вы понимаете, что все еще дотягиваетесь и, знаете, ударяетесь о бамбуковый потолок, потому что этого все еще недостаточно.И это все еще не то, что нас действительно представляет.

Мне любопытно узнать больше о других разговорах, которые вы вели с другими американскими азиатскими мужчинами в этом проекте. Какую общую тему вы слышали, когда разговаривали с людьми, которых вы фотографировали?

KUNG: Итак, перед каждой съемкой я действительно намеренно спрашивал и говорил им: «Эй, это рассказ, о котором я думаю, для этого конкретного изображения. Как это ощущается или резонирует с вами? "

И я часто думаю, что тема, которая была бы сосредоточена вокруг их повествований, только с этим чувством невидимости.Это ощущение того, что их не замечают, а также чувство нежелания и десексуализации со стороны основных СМИ, их репрезентаций и часто микроагрессий, с которыми они столкнулись в детстве, и даже сегодня.

Так что я думаю, что это центральные темы, которые возникали независимо от среды. От классной комнаты до шкафчиков и спальни - все это были постоянные темы, о которых говорили многие испытуемые.

И я думаю, что это доставляет мне большое удовлетворение, зная, что это не просто мое повествование, или это не просто рассказы парочки, знаете ли, рассказы людей, но это действительно более обширное повествование, которое говорит о некоторых тем, с которыми приходится сталкиваться азиатско-американскому сообществу, и в частности, азиатским американцам.

TRAN: И я собираюсь задать еще один вопрос, и я думаю, что мы подведем итоги. Каким образом этот сериал повлиял на то, как вы себя видите?

КУНГ: Ага.Это действительно хороший вопрос. Итак, я думаю, что после того, как я снялся в этой серии, я познакомился со стольким количеством рассказов и таким большим опытом от американских мужчин азиатского происхождения, выросших в районе залива, до средней Америки и восточного побережья, в широком спектре гендерной сексуальности. Это действительно познакомило меня с различными переживаниями, которые пережили американские азиатские мужчины.

И для меня это сделало меня более любопытным, чтобы исследовать даже более тонкие повествования. И поэтому я думаю, что сериал действительно подталкивает меня и продолжает подталкивать меня, чтобы открывать себя разным сообществам, разным людям и разному опыту.

Поскольку я сам как американец азиатского происхождения, у меня есть свой уникальный опыт, но есть еще много другого опыта, который я могу изучить и включить в свою работу.

И я думаю, как художник, я тоже несу ответственность за это. Так что я не просто рассказываю вам свою собственную историю, но могу точно представить более широкий спектр того, что значит быть американцем азиатского происхождения и что значит быть американцем азиатского происхождения.

TRAN: Спасибо, Эндрю, за сегодняшний разговор.Для меня было честью узнать об этом сериале, но также просто поговорить с вами.

КУНГ: Да, спасибо, Саймон. Я очень ценю это. И я рад, что вы тоже находитесь в творческом пространстве с актерством, продюсированием и прочим. Так что в какой-то момент нам обязательно придется подключиться.

TRAN: Безусловно.

Примечание производителя: Идентификация - сложная тема, и я приветствую ваши отзывы.Вы можете написать мне по электронной почте [email protected] и найти меня в Twitter @kristinleong . Я также приветствую ваши идеи для историй из наших азиатских сообществ, которые KUOW следует изучить в следующий раз. Протяни руку. Мы слушаем.

Вы также можете отправить отзывы и вопросы по этой истории, отправив электронное письмо [email protected] , оставив голосовое сообщение на 206-221-1926 или отправив текстовое сообщение «обратная связь» на 206-926-9955 , чтобы отправить текст.

Токсичная мужественность: жестокие фильмы, такие как «Никто», - предупреждение или праздник? | Фильм

Никто не является тем, что вы могли бы назвать фильмом «в поисках яиц». Боб Оденкирк играет кроткого отца средних лет, который не сопротивляется, когда грабители вторгаются в его дом. Все думают, что он полный слабак: полиция, соседи, даже его собственная семья. Но затем он сопротивляется, неистовствуя в череде радостно жестоких боевых сцен, пока не уходит почти ни один анонимный русский мафиози.«Это давно спящая часть меня, которая сейчас проснулась», - говорит он. Он живет своей лучшей жизнью. Его семья уважает его. Его жена снова находит его привлекательным. Он нашел свои яйца.

Если Никто не звучит немного как Джон Уик без Киану, это может быть потому, что он исходит от того же продюсера (Дэвид Лейтч) и писателя (Дерек Колстад), хотя они получили небольшой вклад от самого Оденкирка, который предложил историю после реального проникновения в его дом, в результате которого он «желал отомстить».Вместо того, чтобы вывести свой гнев на улицу, Оденкирк направил его в кино.

«Месть», кажется, лежит в основе многих фильмов с участием мужчин: с персонажем Лиама Нисона в «Одержимом» это было похищение его дочери; в «Falling Down» - нарушение прав потребителей Майкла Дугласа; с Дастином Хоффманом в «Соломенных псов» и Чарльзом Бронсоном в «Желании смерти» - это вторжение в дом, сексуальное насилие и так далее. А что делают эти мужчины? Они берут в руки оружие и снова подключаются к своим инстинктам убийцы.

Часто подразумевается, что за кроткой, цивилизованной внешностью персонажей эти люди - все мужчины - являются могучими воинами, которых приручили к карьеристскому подчинению и домашнему подчинению. И возвращение к базовому инстинкту действительно приятно. По сути, это сюжет «Бойцовского клуба»: внутри каждого слабоумного Эда Нортона есть супер-крутой, сверхсильный Брэд Питт, ожидающий, чтобы его выпустили на волю. Ребята, а чего мы ждем?

Всегда возникает вопрос, служат ли эти фильмы предупреждением против таких импульсивных, часто фашистских форм насилия или они их вдохновляют.Глядя на нынешний климат «ядовитой мужественности» - женоненавистническое насилие в Интернете, сексуальные проступки и насилие (не в последнюю очередь в индустрии развлечений), сильные политики и боевые братья-повстанцы, делающие военный косплей, - вряд ли можно предположить, что то, что нужно миру теперь больше мужественности старой школы.

Никто не предлагает особо тонкого подхода к этим вопросам, но его искусно организованное ультранасилие является катарсисом, и именно здесь эти фильмы могут иметь полезную функцию.С другой стороны, это довольно упрощенный взгляд на мужественность, который говорит, что вы либо кастрированный неудачник, либо неистовый воин, овца или волк, нортон или питт. Доступны и другие формы мужественности - те, которые задействуют как мозги, так и яйца.

Memoir исследует мужественность на фоне Аппалачей: NPR

Дебютные мемуары Брайана Брума - Punch Me Up To The Gods. Фотография Энди Йохансона скрыть подпись

переключить подпись Фотография Энди Йохансона

Дебютные мемуары Брайана Брума - Ударь меня до богов.

Фотография Энди Йохансона

Брайан Брум начал писать мемуары о своей жизни, когда находился на самом дне - в реабилитационном центре от наркозависимости в свои 40 лет.

«Вот где это вроде как официально началось, а потом, когда я вышел из реабилитационного центра, он просто пошел оттуда», - говорит он Morning Edition .

Его книга, Ударь меня до богов , начинается с того, что его отец бил кулаками 10-летнего Брума.Удары его отца и даже его друзей должны были вбить в него мужественность.

Позже Брум стал геем.

Эта первая глава происходит, когда его отец потерял работу сталелитейщика в Уоррене, штат Огайо, в связи с упадком отрасли.

«Он остался дома, потому что у моего отца было мало образования, и он не знал, что делать, кроме как работать сталелитейщиком или каким-то другим изнурительным трудом», - говорит Брум. "Он думал, что это то, что мужчины должны делать, чтобы заботиться о своих семьях.И ему было трудно переосмыслить свою роль в семье ».

Это интервью было отредактировано для большей ясности.

Основные моменты интервью

Кажется, что ваш отец проводит большую часть своих выступлений в этой книге пытаясь вбить в тебя то, что, по его мнению, должны делать мужчины, и чем они должны быть

Не только мужчины, я думаю, особенно чернокожие мужчины.Черные мужчины должны были быть более мужественными. Я перестал писать, когда был ребенком, потому что мой двоюродный брат сказал мне, что это было по-девчачьи. Вы не должны этого делать. Это не то, что делают мужчины - глубоко что-либо испытывать, любопытство или находить что-то красивое. Все это было удалено, потому что вам просто нужно постоянно играть роль самого крутого парня в комнате.

...

Мне кажется, что это что-то определенно Черное из-за истории расизма в Америке.Я думаю, что есть наследие того, что можно было бы назвать выхолащиванием чернокожих мужчин на протяжении всей истории, их способность заботиться о своих семьях или просто быть униженными. На черных мужчинах лежит дополнительная ответственность за то, чтобы доказать, что мы во многих отношениях мужественные. И обычно это происходит из-за доминирования над чем-то или отсутствия эмоций и стойкости.

В детстве вы интересовались писательством и бросили это, потому что люди это не одобряли. Вы закончили программу магистра изящных искусств в конце 40-х годов.Мне интересно, чувствуете ли вы, что то, как с вами обращались в юности, заставило вас тратить десятилетия своей жизни?

Я очень сожалею о потраченном зря времени. Когда я наконец поступил в колледж, было, черт возьми, стыд, что тебе уже за 40. Меня окружали 18-летние. Мол, любой из этих людей может быть вашим ребенком. Мне было стыдно за это. Но через некоторое время я просто подумал, что еще ты собираешься делать? Что еще можно сделать? Собираетесь ли вы вернуться к чему-то, что делает вас несчастным? Вы просто собираетесь поработать ради зарплаты и почувствовать себя несчастным, а потом снова сойтись? Что еще ты собираешься делать? Так что после реабилитации я пошел в общественный колледж, а затем встретил нескольких действительно замечательных людей, которые сказали, что на самом деле ты неплохой писатель.Может, тебе стоит заняться этим. И я только что получил МИД. Я только что окончил Питтсбургский университет.

Поблагодарив своего отца в книге за уроки, которые он ему преподал.

Я думаю, что люди будут читать эту книгу и думать, что мой отец плохой парень, но я не думаю, что он был плохим парнем. Я считаю, что мой отец страдал депрессией. Я считаю, что он страдал от беспокойства. Я считаю, что он страдал от низкого самооценки и не видел выхода из этого.Так что он не знал, что учит меня этим вещам. Я, конечно, не знал, что в то время он меня учил этим вещам. Но когда я оглядываюсь назад, я вижу это по его поведению, то, что я не хочу делать, что я хочу позаботиться о своем психическом здоровье, что я думаю, что чернокожие американцы должны следить за своим психическим здоровьем, потому что жить в мире трудно. Соединенные Штаты как черный человек. Иногда это деморализует.

Это своего рода любовное письмо темнокожим мальчикам, чтобы сказать им, что не обязательно быть тем, о чем мир твердит вам.Вы можете быть кем угодно. А затем, когда я писал, он становился все шире и шире, и я подумал, что это действительно может быть рецептом для любого, кто чувствует, что должен действовать определенным образом из-за тела, в котором они живут.

Эйвери Китли и Рина Адвани подготовили и отредактировали аудио-рассказ. Хайди Гленн адаптировала его для Интернета.

Нет, мужчины не учатся токсичной мужественности от своих отцов

Ибо ядовитая мужественность: «как отец, как сын» - это только часть истории.

Новое исследование предлагает другую историю: отсутствие у мужчины друзей может предсказать, примет ли он токсическую мужественность, в то время как наличие или отсутствие мужского образца для подражания в раннем возрасте не играет роли.

Так называемая токсичная - или гегемонистская - маскулинность относится к набору убеждений и негативного социального поведения, которые соответствуют «идеализированным» мужским нормам. Социологи впервые ввели этот термин как способ описать форму маскулинности , которая прямо противоположна другим формам маскулинности, предполагая, что эти другие формы являются низшими.В этой концепции «настоящие мужчины» часто описываются мачо-терминами, такими как «напористый», «смелый» и «конкурентоспособный», но они также часто женоненавистники и сексуально агрессивны. Они считают себя доминирующими в обществе, перекладывая второстепенные роли на других, таких как женщины, геи и те, кто считает себя небинарными.

Социологи Джордж Ван Доорн, Джейкоб Дай и Ма Регина де Грасиа - все из Университета Федерации в Австралии - решили изучить истоки гегемонистской маскулинности в исследовании, опубликованном в мартовском номере журнала Личность и индивидуальные различия .Они хотели понять, повлияли ли отношения мужчины с отцом в раннем возрасте на его приверженность гегемонистской мужественности в более позднем возрасте.

Связано: 25 научных советов по воспитанию счастливых (и здоровых) детей

«Есть литература о мужчинах и, в частности, об отцах, которые играют важную роль в жизни их мальчиков и в их развитии», - сказал Ван Доорн. , ведущий автор исследования. Часто в этих исследованиях не учитываются эти мальчики до взрослого возраста, поэтому долгосрочные последствия отцовского влияния на самом деле не исследованы с научной точки зрения.«Мы только что проверили его, и оно оказалось не таким, как я ожидал», - сказал Ван Дорн Live Science.

Исследователи опросили 188 мужчин в возрасте от 18 до 62 лет, в основном из Австралии. В трехчастном опросе измерялись различные аспекты жизненного опыта и убеждений участников. Одна часть спрашивала о качестве социальных отношений, особенно с семьей и друзьями. Другой измерял неблагоприятные детские переживания и уделял особое внимание таким вещам, как домашняя дисфункция и жестокое обращение.Оставшийся раздел опроса, который включал 29 утверждений, был попыткой измерить приверженность участников гегемонистским мужским нормам. Участники должны были оценить свой уровень согласия или несогласия с утверждениями, которые были сосредоточены на: идеологии «плейбоя», уверенности в себе, эмоциональном контроле, победе, насилии, гетеросексуальном самопрезентации, принятии риска и власти над женщинами

При анализе результатов , они не обнаружили связи между отношениями мужчины с отцом и его приверженностью мужским нормам.Кроме того, отношения матери и сына и неблагоприятный детский опыт также не смогли предсказать веру мужчины в гегемонистскую маскулинность.

Однако одни отношения, казалось, действительно предсказывали гегемонистскую мужественность: качество отношений мужчины со своими друзьями. По мере роста гегемонии мужественности количество и качество дружбы резко упали. Тем не менее, исследование было корреляционным, то есть не могло сказать, вызвало ли отсутствие близких дружеских отношений эти убеждения или эти убеждения препятствовали формированию или поддержанию близких дружеских отношений.Это была сильная корреляция, и в этом исследовании ничто другое не приблизилось к предсказанию гегемонистских тенденций.

Клифф Лик, социолог из Университета Северного Колорадо, который не принимал участия в исследовании, сказал, что вера в гегемонистскую маскулинность, скорее всего, исходит из наших социальных кругов, когда мы растем, особенно из сегрегированных по половому признаку, таких как спортивные команды или братства, которые безоговорочно укрепляют стереотипы о том, что такое «настоящий мужчина».

Но почему у мужчин, придерживающихся этих убеждений, как правило, меньше друзей, чем у других, вероятно, связано с самими убеждениями.«Эти черты, такие как соперничество или отсутствие желания проявлять эмоции, - это черты, которые в первую очередь мешают вам формировать прочные отношения», - сказал Лик Live Science. Таким образом, господствующая мужественность может стать формой самоповреждения, поскольку мужчины, которые придерживаются этих идеалов, могут отчуждать себя, согласно исследованию, опубликованному в 2020 году в журнале Sex Roles .

Какой бы ни была причина, похоже, что семейный макияж не имеет значения, - сказал Ван Доорн.

«Если вас воспитывали бабушка, тетя, двое мужчин, две женщины, в данном случае это не имеет значения», - сказал Ван Доорн.В то время как отношения отца и сына, несомненно, важны для развития ребенка, плохие отношения с ним или их полное отсутствие не ставит его на определенный путь.

Первоначально опубликовано на Live Science.