Понятие гендерной роли: Гендерная роль. Что такое «Гендерная роль»? Понятие и определение термина «Гендерная роль» – Глоссарий

Содержание

Не так страшен гендер, как его рисуют

Не раз приходилось слышать о том, что с равенством мужчин и женщин в Украине всё в порядке. Мол, в нашей национальной традиции заложен матриархат, и никто никого не ограничивает, а слово «гендер» навеяно европейско-либеральными тенденциями. К сожалению, такого мнения придерживаются и обыватели, и лица, удостоенные высоких ученых званий и представители политической элиты.  Как на самом деле обстоит дело с «недернім вопросом» и что может помочь исправить ситуацию.

Существуют общественные группы, которые прилагают немалые усилия, чтобы дезинформировать украинцев относительно последствий проведения украинским правительством гендерной политики. Шокирующей стала также недавняя позиция украинского парламента, где отдельные политические силы выступили против ратификации Стамбульской конвенции против насилия над женщинами и домашнего насилия, а два законопроекта, призванные привести украинское законодательство в сфере семейного насилия в соответствие с международным, приняты за основу, но с условием, что из них уберут слова «гендер» и «сексуальная ориентация».

Не исключено, что такое непонимание и ситуации, и самого происхождения, а также смысла гендерного равенства в украинском обществе связано с неправильным толкованием этого понятия. Термин «гендер» ввел в научный оборот в конце 60-х годов XX века Роберт Столлер[1] (Robert Stoller). Он предложил использовать его для обозначения социальных и культурных аспектов пола. С тех пор «гендер» касается не биологического пола человека, а тех социальных ролей, характеристик, особенностей, которые представители соответственно мужского или женского пола имеют в обществе под воздействием социокультурных факторов (воспитания, образования, традиции, культуры и т.д.). Слово «гендерный» относится не к мужчине или женщине, а к понятиям «мужской» (маскулинный) и «женский» (фемининный). То есть речь идет о характеристиках, которые общество приписывает каждому полу.

Люди рождаются мужчинами и женщинами, но быть ими их учит общество, которое предлагает определенные поведенческие матрицы для позиционирования мужчин и женщин. Как половую характеристику следует выделить факт, что женщины могут рожать детей, а мужчины – нет. Что касается гендерных характеристик – женщины больше занимаются домашним хозяйством, чем мужчины. Отсюда и появляются гендерные роли – манера поведения и мышления человека, сформированные благодаря окружению, в котором он воспитывался. В семьях, школе, СМИ, Интернете формируются гендерные роли – они и способствуют сохранению и передаче гендерных стереотипов. Например, в средствах массовой информации женщин чаще всего изображают объектами действия, жертвами и заботящимися, а мужчин, как правило, – изобретательными, сильными, умными и инициативными. Кроме того, СМИ для рекламы и привлечения внимания потребителей гораздо чаще используют женскую сексуальность, чем мужскую.

Понятие «гендерный» в каждой культуре воспринимается по-разному. К тому же, его содержание может меняться со временем. Вспомним хотя бы тот факт, что женщины только в прошлом веке получили право голоса. В основном они занимались домашним хозяйством, а мужчины были обязаны лишь обеспечивать семью. В более патриархальных обществах, в том числе и в украинском, такие гендерные стереотипы сохранились и по сей день. К примеру, с начала 90-х годов в украинском обществе доминирует образ женщины-берегини. По мнению Оксаны Кись − старшего научного сотрудника Института народоведения НАН Украины во Львове, такой образ был искусственно сконструирован в начале эпохи независимости:

«Берегиня в значительной степени отражает традиционный украинский стереотип фемининности, правда, в измененном виде. К тому же, по всем критериям полностью соответствует традиционной системе ценностей, где самопосвящение семье, детям и дому рассматривались как высшее призвание женщины. Вторым фактором привлекательности образа Берегини является преувеличение в нем прав и полномочий женщины в семье и обществе, то есть так называемый «матриархатный миф», ставший важной составляющей национального дискурса».

Многочисленные женские общественные и политические объединения, появившееся в начале 90-х, пропагандировали консервативное видение женской общественной роли и поддерживали идею гендерного распределения частной-женской и публичной-мужской сфер активности, самореализации и ответственности.

Сколько стоят стереотипы?

Стереотипы приводят к гендерной сегрегации, то есть неравномерному распределению мужчин и женщин по профессиональному уровню и по сферам деятельности. Гендерная сегрегация труда может быть вертикальной и горизонтальной. Вертикальная – это неравное распределение мужчин и женщин на разных уровнях в рамках одной профессии («стеклянный потолок»). Так, по данным Госстата, на руководящих должностях высшего уровня лишь 40% женщин, тогда как среди профессионалов и специалистов женщины преобладают (диаграмма 1)[2].

Исследования IFC свидетельствует, что женщины возглавляют лишь 23% предприятий, тогда как среди частных предпринимателей женщин 53%.

Диаграмма 1. Распределение женщин и мужчин по профессиональному уровню

Более того, во всех отраслях экономической деятельности, кроме сферы административного и вспомогательного обслуживания и функционирования музеев, библиотек и других учреждений культуры, средняя зарплата женщин ниже средней зарплаты мужчин (доклад Госкомстата «Труд Украины-2015”).

В среднем, согласно исследованиям «Цели развития тысячелетия”, зарплаты женщин в Украине на 23% ниже, чем у мужчин, а WEF Gender Gap Report приводит даже более высокую оценку — 34%.

Горизонтальная гендерная сегрегация — неравное распределение мужчин и женщин в различных профессиях («стеклянные стены»). В рамках исследования резюме, размещенных на одном из кадровых порталов Украины hh.ua, условно “мужскими” профессиональными сферами оказались «безопасность» (4% женщин), «автомобильный бизнес» (9%), «добыча сырья» (9%), а также «инсталляции и сервис» (5%). Наименее гендерно дифференцированными являются такие профессиональные сферы, как страхование, банковская сфера и юриспруденция. Доли женщин и мужчин, которые работают в этих сферах, приблизительно равны.

Многочисленнее, но менее представленные

Согласно с данными Государственной службы статистики за 2015 год, количество мужчин в Украине составляет около 20 миллионов, а женщин — почти 23.  Несмотря на это, власть и политика остаются мужской монополией.

И доступ женщин к созданию политики в Украине чрезвычайно ограничен. Об этом свидетельствует даже тот факт, что по уровню представительства женщин в парламенте Украина занимает 107-е место в мире, по представительству на министерских должностях – 68-е, что ниже, чем, например, место Грузии и Армении. По состоянию на ноябрь 2016 только три женщины занимали министерские должности. В то же время, доступ женщин к власти растет с переходом на более низкие территориальные уровни (диаграмма 2).

Диаграмма 2. Доля женщин и мужчин в представительских органах различного уровня

Считается, что политическая элита является отражением взглядов общества. Она существует в рамках общих ценностей и культурных традиций. О традиционном представлении роли женщины говорят действия и слова представителей украинской власти. Вспомним, хотя бы, сексистские высказывания бывших должностных лиц: «Не женское дело проводить реформы» (Николай Азаров, экс-премьер-министр), «Когда начнётся тепло и в городах украинских начнут раздеваться женщины — это прекрасно» (Виктор Янукович, экс-президент Украины), «Только женщина должна выполнять всю домашнюю работу» (Иосиф Винский, бывший народный депутат).

Даже после Революции достоинства мы наблюдали примеры сексизма. Вспомните реакцию общества о назначении на должность руководителя Департамента в Администрации Президента 26-летней житомирянки Екатерины Кодоненко. В социальных сетях развернулась большая «дискуссия» и травля. Эстонку в должности заместителя Министра экономики украинское общество встретило не менее враждебно, а СМИ выходили с заголовками: «Няша, но наша: Советником Министра экономики Украины стала эстонка Яника Мерило».

В августе этого года народный депутат Антон Геращенко «порекомендовал» Надежде Савченко, что ей «было бы замечательно заняться устройством своей личной жизни и родить детей». Интересно, что-то подобное нардеп сказал бы своему коллеге-мужчине? «Стеклянные стены» воспрепятствовали Надежде Савченко ещё когда она добивалась разрешения учиться управлять военным самолетом. Ей повезло преодолеть препятствия, однако они до сих пор действуют на законодательном уровне. В частности, Кодекс законов о труде легитимизирует запрет более чем 500 профессий для женщин.

Становится понятным, что несмотря на рост уровня восприятия возможности большего присутствия женщин в украинской политике, лицо политики таки мужское.

Надо признать, что существует и другая сторона медали: Украинские женщины не совсем готовы брать на себя ответственность за управление громадами, заниматься управленческой и политической деятельностью. Все потому, что не имеют достаточно знаний и опыта, не владеют информацией о возможности участия в политической жизни. По данным NDI, среди факторов, препятствующих участию женщин в политике, украинцы в 2012 году называли центральную роль женщины в семье, вероятную нехватку у нее свободного времени и доступа к деньгам и связям. Согласно опроса, проведенного в январе 2015 года Фондом «Демократические инициативы имени Илька Кучерива», основными факторами, которые мешают женщинам принимать более активное участие в общественно-политической жизни страны, были определены традиционный социальный уклад (27,5%) и нежелание самих женщин (27%).

Другие факторы, по мнению населения, имеют меньшее влияние: загруженность домашним хозяйством (20%), нетолерантное отношение общества (14%), несовершенство украинского законодательства (12%). Причем почти нет существенных различий между мнением мужчин и женщин, за одним исключением: мужчины видят основную помеху в нежелании самих женщин (30% мужчин и 25% женщин), а женщины — в традиционном социальном укладе (29% женщин и 26% мужчин).

Для того, чтобы украинские женщины перестали чувствовать себя «слабым полом» именно в политической сфере, им необходимо дать альтернативную картину успеха – не только в рамках единой схемы самореализации – ведении домашнего хозяйства. Прежде всего нужно сломать стереотипы и привить новые ценности, понимание которых поможет украинским женщинам в вопросе достижения равенства.

Вероятно, положительным примером ведения гендерной политики могут стать страны ЕС.

Диаграмма 3. Доля женщин в парламентах стран ЕС

Почему феминизм пугает?

Осознание гендерного неравенства привело к созданию женских общественных движений, которые с самого начала призваны бороться за справедливое распределение ресурсов между женщинами и мужчинами, за права женщин. Феминизм в Украине – явление не новое, хотя имеет негативную коннотацию. Масла в огонь подливали так называемые женские движения, которые не в лучшем свете представляли борьбу за равенство. В частности, активистки украинской организации Femen проводили слишком провокационные и неоднозначные акции.  

Гендерная политика в украинском законодательстве

Важным толчком к легитимизации и пониманию этого явления уже в современной Украине стала законодательная база. Прежде всего в 24 статье Конституции Украины говорится о том, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом.

В 2005 году был принят Закон Украины «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин в Украине» и была принята «Государственная программа по утверждению гендерного равенства в украинском обществе на период до 2010 года», которыми была предусмотрена государственная поддержка гендерных исследований. К тому же, Украина взяла на себя ряд международных обязательств и подписала международные документы по обеспечению равных прав и возможностей женщин и мужчин. Однако следует отметить, что законодательства недостаточно для преобразований в общественном сознании и создания цивилизованных культурных традиций гендерных ролей в Украине. Как видим, хотя законы и нормативно-правовые акты полностью соответствуют международным требованиям, этого совсем не достаточно. Все эти законодательные акты, к сожалению, не в полной мере реализуются. Нет также постоянного системного мониторинга выполнения взятых международно-правовых обязательств в этой сфере. Кроме того, в Украине иногда избирательно и непоследовательно подходят к предоставлению согласия на обязательность отдельных международных соглашений. Часто международные соглашения ратифицируются без внесения соответствующих изменений в законодательство Украины, без принятия новых или отмены действующих законов, которые не соответствуют принятым международным обязательствам.

Вопрос общественной легитимизации понятия гендерного равновесия не был бы возможным для реализации без активных действий гражданского общества.

Соглашение об ассоциации с ЕС – шанс для Украины

В основе законодательства Европейского Союза лежат нормы о защите прав и свобод человека. Не последним среди этих вопросов является и гендерное равенство. В частности, основополагающей целью создания Совета Европы в 1949 году стали «защита прав человека и верховенства права». Хотя право ЕС не содержит перечень основных прав человека, закрепленных письменно, в преамбуле Договора о сообществе1957 года речь идет о том, что основатели сообщества «имеют целью создание все более тесного союза народов Европы и сохранения и укрепления мира и свободы в Европе» и ст.141 Договора о Сообществе, которая содержит запрет на выплату различного вознаграждения для женщин и мужчин за равный или равноценный труд.

Таким образом, нормы о защите прав человека, в частности в контексте гендерного равенства, являются основополагающими для ЕС и играют важную ценностную роль для европейского сообщества. Прививки такими ценностями ассоциированных стран происходят через Соглашения. По сути, в Соглашении об ассоциации Украины с ЕС заложено ценности ведения политики в различных сферах жизни, выполнение которых для нашей страны будет стоить возможности экономического и политического роста и, наконец, и возможности вступления в ЕС.

По данным ОО «Украинский центр европейской политики» Соглашение об ассоциации предусматривает для Украины обязательства имплементировать около 350 европейских актов до 2025 года. Если в прошлом наши отношения с европейскими донорами в рамках развития гендерной политики в Украине ограничивались проектами, то теперь о популяризации и актуализации темы отмечается в Соглашении об ассоциации. В частности, уже в начале преамбулы к Договору идет акцент на ценностях, которые разделяют стороны-подписанты. Они основываются «…на уважении демократических принципов, верховенстве права, хорошем управлении, правах человека и основных свободах, в том числе правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, недискриминации лиц, принадлежащих к меньшинствам, и уважении к разнообразию, человеческому достоинству и приверженности к свободной рыночной экономике, которые способствуют участию Украины в Европейских политиках».  Также в разделе V Соглашения, где речь идет об экономическом и отраслевом сотрудничестве Украины и ЕС в главе 21 «Сотрудничество в области занятости, социальной политики и равных возможностей” отмечается: «стороны усиливают диалог и сотрудничество по обеспечению достойного труда, политики занятости, безопасных и здоровых условий труда, социального диалога, социальной защиты, социального привлечения, гендерного равенства и недискриминации». Также в Приложении XL  к главе 21 Соглашения указаны конкретные директивы, которые Украина должна имплементировать (таблица 1).

Таблица 1. Директивы ЕС, касающихся гендерных вопросов, которые Украина должна имплементировать в рамках СА

Директива № Дата Название Вступление в силу
2000/43/ЕС 29.06.2000 о реализации принципа равного отношения независимо от расового или этнического происхождения в течение 4 лет с даты вступления в силу Соглашения
2000/78/ЕС 27. 11.2000 устанавливает общую систему равного отношения в сфере занятости и профессиональной деятельности в течение 4 лет с даты вступления в силу Соглашения
2004/113/ЕС 13.12.2004 о реализации принципов равного отношения к мужчинам и женщинам в вопросах доступа и поставки товаров и услуг в течение 3 лет с даты вступления в силу Соглашения
96/34/ЕС 3.06.1996 о рамочном соглашении по родительскому отпуску, заключенное СКПРЕ [Союз конфедераций предпринимателей и работодателей Европы], ЕЦРП [Европейский центр работодателей и предприятий] и ЕКПС [Европейская конфедерация профсоюзов]
92/85/ЕЭС 19.10.1992 об установлении мер по поощрению улучшения безопасности и гигиены труда беременных работниц, работниц, которые недавно родили, или матерей (десятая отдельная Директива в значении статьи 16 (1) Директивы No89 / 391 / ЕЭС) в течение 3 лет с даты вступления в силу Соглашения
79/7/ЕЭС 19. 12.1978 о постепенном введении принципа равного отношения к мужчинам и женщинам в сфере социального обеспечения в течение 3 лет с даты вступления в силу Соглашения


Как видим, для имплементации каждой из директив требуется от 3 до 4 лет. Законодательные обязательства лишь подтверждают, что Украина, подписав Соглашение, берет на себя серьезные обязательства защиты прав женщин во всех сферах.

Если Украина не продвигается в этом направлении, она не будет получать дополнительной помощи – например, макрофинансовой, которая нужна для сбалансирования бюджета, финансирования определенных программ. То есть, главный акцент — это не юридический, а экономический. Соглашение об ассоциации Украины с ЕС дает шанс для украинского экономического и политического развития.

Украину ждет масса преобразований – «адаптация законодательства к законодательству ЕС, гармонизация нормативно-правовой базы, улучшение экономических, торговых и инвестиционных отношений, обеспечение взаимного доступа на рынки товаров и услуг Украины и государств-членов ЕС, совершенствование торговой политики для создания рабочих мест и стимулирование роста производства. Кроме того, соблюдение международных норм и стандартов правосудия, обмен опытом внедрения государственной политики, создание условий для развития социального диалога, социальной защиты и обеспечения гендерного равенства». Об этом говорится в плане мероприятий по имплементации Соглашения, который был принят правительством 17 сентября 2014 года.

Помимо основных задокументированных обязательств сторон есть большая надежда на то, что Соглашением удастся вынести в мейнстрим вопрос равенства мужчин и женщин. С принятием соответствующего законодательства украинские женщины получат еще один инструмент в борьбе за свои права. Очень хочется верить, что европейские ценности в вопросе гендерной политики разрушат существующие стереотипы в нашем обществе. И украинские женщины будут смотреть на собственную самореализацию и достижение во всех возможных сферах жизни, в политической в частности, через призму возможностей, которые дает ЕС.

Примечания:

[1] Основы теории ґендера / Агеева В. , Близнюк В., Головашенко И. и др.; в редакции Агеева В., д-р филол. наук, профессор Кобелянская Л.,канд. филос. наук, доцент Скорик М., канд. филос. наук. – [Учебное пособие]. – К.: “К.И.С.”, 2004. – 536 с.

[2] Показательна ситуация в сфере образования – так, среди кандидатов наук доли мужчин и женщин почти равны, тогда как среди докторов наук женщин лишь немного больше 20%

Гендерный маршрут —

Современная социальная наука различает понятия пол и гендер (gender). Традиционно первое из них использовалось для обозначения тех анатомо-физиологических особенностей людей, на основе которых человеческие существа определяются как мужчины или женщины. Пол (т. е. биологические особенности) человека считался фундаментом и первопричиной психологических и социальных различий между женщинами и мужчинами. По мере развития научных исследований стало ясно, что с биологической точки зрения между мужчинами и женщинами гораздо больше сходства, чем различий. Многие исследователи даже считают, что единственное четкое и значимое биологическое различие между женщинами и мужчинами заключается в их роли в воспроизводстве потомства. Сегодня очевидно, что такие «типичные» различия полов, как, например, высокий рост, больший вес, мускульная масса и физическая сила мужчин весьма непостоянны и гораздо меньше связаны с полом, чем было принято думать. Например, женщины из Северо-Западной Европы в целом выше ростом, чем мужчины из Юго-Восточной Азии. На рост и вес тела, а также на физическую силу существенно влияют питание и образ жизни, которые, в свою очередь, находятся под влиянием общественных взглядов на то, кому — мужчинам или женщинам — необходимо давать больше еды, кому нужнее калорийная пища, какие спортивные занятия приемлемы для тех или других.

Помимо биологических отличий между людьми существуют разделение их социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении и эмоциональных характеристиках. Антропологи, этнографы и историки давно установили относительность представлений о «типично мужском» или «типично женском»: то, что в одном обществе считается мужским занятием (поведением, чертой характера), в другом может определяться как женское. Отмечающееся в мире разнообразие социальных характеристик женщин и мужчин и принципиальное тождество биологических характеристик людей позволяют сделать вывод о том, что биологический пол не может быть объяснением различий их социальных ролей, существующих в разных обществах. Таким образом возникло понятие гендер, означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто обладать теми или иными анатомическими особенностями — это означает выполнять те или иные предписанные нам гендерные роли.

Гендер создается (конструируется) обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др. ). Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы асимметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/фемининное» определяется как вторичное, незначительное с социальной точки зрения и подчиненное. Сущностью конструирования гендера является полярность и противопоставление. Гендерная система как таковая отражает асимметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в зависимости от их пола. С определенного момента времени почти в каждом обществе, где социально предписанные характеристики имеют два гендерных типа (ярлыка), одному биологическому полу предписываются социальные роли, которые считаются культурно вторичными. Не имеет значения, какие это социальные роли: они могут быть различными в разных обществах, но то, что приписывается и предписывается женщинам, оценивается как вторичное (второсортное). Социальные нормы меняются со временем, однако гендерная асимметрия остается. Таким образом, можно сказать, что гендерная система — это социально сконструированная система неравенства по полу. Гендер, таким образом, является одним из способов социальной стратификации общества, который в сочетании с такими социально-демографическими факторами, как раса, национальность, класс, возраст организует систему социальной иерархии.

Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей. Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей (например, ярлыки «мужеподобная женщина» или «мужик, а ведет себя как баба» весьма болезненно переживаются людьми и могут вызывать не только стрессы, но и различные виды психических расстройств). С момента своего рождения человек становится объектом воздействия гендерной системы — в традиционных обществах совершаются символические родильные обряды, различающиеся в зависимости от того, какого пола родился ребенок; цвет одежды, колясок, набор игрушек новорожденного во многих обществах также определены его полом. Проведенные исследования показывают, что новорожденных мальчиков больше кормят, зато с девочками больше разговаривают. В процессе воспитания семья (в лице родителей и родственников), система образования (в лице воспитательниц детских учреждений и учителей), культура в целом (через книги и средства массовой информации) внедряют в сознание детей гендерные нормы, формируют определенные правила поведения и создают представления о том, кто есть «настоящий мужчина» и какой должна быть «настоящая женщина». Впоследствии эти гендерные нормы поддерживаются с помощью различных социальных (например, право) и культурных механизмов, например, стереотипы в СМИ (см. Гендерные стереотипы в СМИ). Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, индивиды на микроуровне поддерживают (конструируют) гендерные различия и, одновременно, построенные на их основе системы господства и властвования.

Дифференциация понятий пол и гендер означала выход на новый теоретический уровень осмысления социальных процессов. В конце 80-х годов феминистские исследовательницы постепенно переходят от критики патриархата и изучения специфического женского опыта к анализу гендерной системы. Женские исследования(см. Женские и гендерные исследования за рубежом) постепенно перерастают вгендерные исследования, где на первый план выдвигаются подходы, согласно которым все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотношений являются гендерными. В современной науке гендерный подход к анализу социальных и культурных процессов и явлений используется очень широко. В ходе гендерных исследований рассматривается, какие роли, нормы, ценности, черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы, чтобы выстроить традиционную гендерную асимметрию и иерархию власти.

Существует несколько направлений разработки гендерного подхода (гендерной теории). К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, относятся теория социального конструирования гендера, понимание гендера как стратификационной категории и интерпретация гендера как культурного символа. Помимо этого, весьма популярным в отечественных работах остается псевдогендерный подходПсевдогендерными исследованиями я называю те, где это понятие используется как якобы синоним слова пол или как синоним социополовой роли. Такая ситуация складывается в том случае, когда авторы/исследователи осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских (см. Биодетерминизм) позициях, т. е. считают, что биология человека совершенно четко определяет мужские и женские социальные роли, психологические характеристики, сферы занятий и прочее, а слово гендер используют как «более современное». Содержательно ситуация не меняется даже тогда, когда полкак биологический факт и гендер как социальная конструкция авторами все же различаются, но наличие двух противоположных «гендеров» (мужского и женского) принимается как отражение двух биологически разных полов. Типичным примером социополового, а не гендерного подхода является традиционный вопрос социологов, адресованный только женщинам: «Хотели бы Вы сидеть дома, если бы имели такую материальную возможность?» или пресловутые опросы на тему «Может ли женщина быть политиком?» Такого рода социологам просто невдомек, что результаты их исследований уже предрешены самой методологией. Псевдогендерными исследованиями являются также и популярные исследования по социологии труда, в которых описание «мужских и женских» профессий или рабочих мест не сопровождается анализом причин и смысла этой дифференциации. С позиций социополового подхода невозможно объяснить, почему подавляющую часть врачей, судей или банковских служащих в СССР составляли женщины, а в Европе и США это были в подавляющей массе мужчины. Ситуация проясняется только тогда, когда с позиций гендерной теории исследователь анализирует, каковы престижность той или иной профессии в обществе и размер оплаты труда. Очевидно, что женщин среди врачей в СССР больше было не потому, что они «от природы более милосердны и склонны к самоотверженности» (как сказали бы биодетерминисты), и не потому, что такова социальная роль представительниц их пола (как сказали бы приверженцы социополовой теории), а потому, что эта работа была низкооплачиваемой (по сравнению, например, с работой в военно-промышленном комплексе) и в целом малопрестижной (например, рабочие имели гораздо больше социальных льгот, чем врачи).

Теория социального конструирования гендера основана на двух постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами — на уровне их сознания (т. е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т. д.). Эта теория активно использует понятия гендерной идентичностигендерной идеологиигендерной дифференциации и гендерной роли.Гендерная идентичность означает, что человек принимает определения мужественности и женственности, существующие в рамках своей культуры. Гендерная идеология — это система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений. Гендерная дифференциация определяется как процесс, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации.  Гендерная роль понимается как выполнение определенных социальных предписаний — то есть соответствующее полу поведение в виде речи, манер, одежды, жестов и прочего. Когда социальное производство гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа. Основными темами оказываются гендерные роли и гендерные стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства.

Гендер как стратификационная категория рассматривается в совокупности других стратификационных категорий (класс, раса, национальность, возраст). Гендерная стратификация — это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации.

Понимание гендера как культурного символа связано с тем, что пол человека имеет не только социальную, но и культурно-символическую интерпретацию. Иными словами, биологическая половая дифференциация представлена и закреплена в культуре через символику мужского или женского начала. Это выражается в том, что многие не связанные с полом понятия и явления (природа, культура, стихии, цвета, божественный или потусторонний мир, добро, зло и многое другое) ассоциируются с «мужским/маскулинным» или «женским/фемининным» началом. Таким образом, возникает символический смысл «женского» и «мужского», причем «мужское» отождествляется с богом, творчеством, светом, силой, активностью, рациональностью и т. д. (и, соответственно, бог, творчество, сила и прочее символизируют маскулинность, мужское начало). «Женское» ассоциируется с противоположными понятиями и явлениями — природой, тьмой, пустотой, подчинением, слабостью, беспомощностью, хаосом, пассивностью и т. д., которые, в свою очередь, символизируют фемининность, женское начало. Классификация мира по признаку мужское/женское и половой символизм культуры отражают и поддерживают существующую гендерную иерархию общества в широком смысле слова.

Итак, мы видим, что понятие гендер обозначает, в сущности, и сложный социокультурный процесс формирования (конструирования) обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат — социальный конструкт гендера. Важными элементами создания гендерных различий являются противопоставление «мужского» и «женского» и подчинение женского начала мужскому началу.

Современная гендерная теория не пытается оспорить существование тех или иных биологических, социальных, психологических различий между конкретными женщинами и мужчинами. Она просто утверждает, что сам по себе факт различий не так важен, как важна их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий. Гендерный подход основан на идее о том, что важны не биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям. Основой гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения.

Gender (англ.)

Литература:

Антология гендерных исследований. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. Минск: Пропилеи, 2000.
Теория и методология гендерных исследований. М.: МЦГИ, 2001.
Хрестоматия по курсу «Основы гендерных исследований» М.: МЦГИ, 2000.
Хрестоматия феминистских текстов. Переводы / Под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. СПб.: Дмитрий Буланин, 2000.

© О. А. Воронина

О. А. Воронина, Словарь гендерных терминов

Каковы основные гендерные роли мужчин и женщин в современном обществе?

Понятие «гендерный стереотип» связано с другим понятием — гендерная роль. Вы знаете, что роль предусматривает реализацию определённого поведения в различных ситуациях. Общество ожидает, что мужчина и женщина будут носить определённую одежду, выполнять свои функции в семье, предпочитать соответствующий полу тип досуга. Выход за пределы тендерной роли, если напрямую и не осуждается обществом, всё-таки выглядит в глазах многих странным, выбивающимся из сложившегося порядка людей.

Нередко возникает состояние, которое социологи называют гендерным конфликтом. Основная причина такого конфликта лежит в области столкновения целей и интересов людей из-за разного понимания тендерных ценностей. Проявляться такие конфликты могут в семье, на работе, в общественных местах. Так, между мужем и женой возможны напряжённые отношения, вызванные стремлением каждой стороны к лидерству в семье или несправедливым, на взгляд одной из сторон, распределением домашних обязанностей. Всё большие масштабы приобретает конкуренция между мужчинами и женщинами из-за престижных рабочих мест.

В целом современное общество создаёт большие возможности для расширения социальных ролей женщин. Выше отмечалось, что сегодня женщина, занимающая пост главы государства или руководителя крупной финансовой структуры, уже не вызывает удивления. Женщины служат в армии, осваивают такие виды спорта, которыми раньше занимались только мужчины, например тяжёлую атлетику.

В то же время большинство женщин понимают, что любые профессиональные достижения не должны становиться препятствием на пути к полноценному выполнению ролей матери и жены.

Сейчас на планете мужчин немного больше, чем женщин. Однако почти в половине стран (в том числе в европейских государствах) численно преобладают женщины.

Во многих регионах мира женщины более образованны, чем мужчины.

В демократических странах законодательно закреплено равноправие мужчин и женщин. В нашей Конституции говорится, что государство гарантирует равенство прав и свобод гражданина независимо от пола.

Существует и международная защита женщин. Полвека назад была принята Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Документ, в частности, предусматривает включение принципа равноправия в конституции и другие законодательные акты; обеспечение равных для мужчин и женщин возможностей пользования экономическими, социальными, культурными, гражданскими, политическими правами.

Однако движение в направлении более активного участия женщин в том, что принято называть публичной жизнью (политика, общественные организации, бизнес, наука), началось во всём мире. В нашей стране в женских руках руководство одной из палат парламента. У нас немало женщин судей и прокуроров, профессоров, журналистов, финансистов. Всё активнее проявляют себя женщины в бизнесе, в организации производства.

Но гендерные изменения затрагивают не только публичную сферу. Происходят они и в частной, прежде всего семейной, жизни, в ценностных ориентациях людей. Тендерное распределение ролей утрачивает свою жёсткую закреплённость за полом. Трудовая деятельность и семейные отношения постепенно становятся одинаково значимыми для мужчин и женщин.

Всё больше мужчин готовы вносить значительный вклад в семейные дела, воспитание детей. Появился даже термин «ответственное отцовство». Правда, таким мужчинам приходится преодолевать господствующий в обществе стереотип «настоящего мужчины», который отводит этим ценностям второстепенное место.

Гендерные роли в обществе: определение и обзор — видео и стенограмма урока

Традиционные гендерные роли

Традиционные гендерные роли — это поведение мужчин и женщин в старых фильмах. Хотя сегодня существует много различий, эти модели поведения оказали неизгладимое влияние на общество и наши мысли о мужчинах и женщинах. Вот общий обзор типичных взглядов и ожиданий мужчин и женщин в начале и середине 20 века.

Как упоминалось ранее, мужчины считались ответственными за финансовую заботу о семье.Они очень серьезно относились к своей работе в качестве единственного поставщика. Они также несли ответственность за руководство семьей. Хотя они могут слушать, что говорят их жены, окончательные решения они принимают. Мужчины не выполняли домашних обязанностей и не заботились о детях. Они чувствовали потребность быть сильными и воздерживались от чрезмерных эмоций и личных переживаний, особенно с теми, кто находится вне семьи.

Ожидалось, что вести домашнее хозяйство будут женщины. Матери стирали, готовили еду и убирались в комнатах.Они также позаботились о детях, уделяя им необходимую заботу и внимание.

Более обеспеченные семьи могли нанять няню, и уход за детьми стал более широко использоваться в конце 20 века. Но женщины часто руководили нянями и забирали или забирали из детского сада. Женщины считались более эмоциональными, чем мужчины, с большей вероятностью и более склонными к открытию своих чувств.

Как учатся роли

Гендерные роли передаются из поколения в поколение.Начиная с трехлетнего возраста, дети могут начать осознавать различия между девочками и мальчиками в зависимости от действий родителей и характера их окружения.

  • Люси может постоянно носить розовые, пурпурные и цветочные наряды, в то время как ее брату, Джеку, даются синие и серые наряды.
  • Когда Люси в детском саду берет грузовик, чтобы поиграть с ним, ее учитель может сказать: «Это для мальчиков. Я принесу тебе игрушку для девочек.

По мере того, как дети подрастают на несколько лет, они начинают узнавать, какое поведение является приемлемым и ожидаемым.

  • Люси замечает, что ее мать готовит для семьи, поэтому она делает вид, что готовит для своих кукол.
  • Джек получает игрушечную газонокосилку, чтобы использовать ее в логове, чтобы он мог быть похожим на своего папу.

Поведение усиливается, когда родители хвалят или награждают своих детей за их действия. Их также можно наказать и попросить изменить, если это будет сочтено неуместным.

  • Когда Люси делает вид, что готовит, ее мать может сказать ей: «Прекрасно, Люси, однажды ты станешь отличным поваром для своей семьи.’
  • И наоборот, когда Люси берет игрушку у Джека, и он начинает плакать, его отец может сказать ему: «А теперь, Джек, перестань. Мальчики не плачут ».

Детям также предлагается выполнять разные роли во взаимодействии с внешним миром. Мальчиков часто поощряют к физической активности, а девочкам обычно уделяют больше внимания тому, как они выглядят и как себя представляют

Смена ролей с течением времени

Во время Второй мировой войны женщины впервые получили возможность работать вне дома ( в основном в офисах и на фабриках), когда их мужья воевали.После войны они вернулись к своим прежним ролям домохозяек. То есть до 1960-70-х годов.

С этого момента социальная атмосфера начала меняться, и женщины стали проявлять больше независимости. Они снова начали работать вне дома, начав в области здравоохранения, преподавания и секретарских должностей, а затем перейдя к множеству других профессий.

Хотя в конце 20 века представление о женщинах за работой перестало быть чуждым, многие женщины все еще чувствовали необходимость проявить себя.Многие заметили, что их коллегам-мужчинам давали более сложную работу или что им платили больше. В некоторых случаях борьба за справедливое обращение на рабочем месте все еще существует, хотя с годами она значительно улучшилась. Многие женщины теперь также являются исполнительными директорами и президентами компаний, вместо того, чтобы помогать мужчинам на этих должностях.

Точно так же со временем менялись роли мужчин. Когда женщины начали ходить на работу, мужчины стали более активно заботиться о своих детях и о доме.Они также стали более открытыми для обмена личным опытом и чувствами, о чем свидетельствует рост числа мужчин, обращающихся к консультантам по психическому здоровью.

Даже сегодня из-за экономического спада, начавшегося в 2008 году, на рабочих местах работает больше женщин. Многие из потерянных рабочих мест принадлежали мужчинам, особенно в сфере производства и ручного труда. Еще больше мужчин желают оставаться дома, чтобы заботиться о своих детях. И по большей части общество хорошо реагирует.

Недавно в новом рекламном ролике отец рассказывает о своей работе по стирке детской одежды для дочери и об эффективности марки моющих средств. Есть сцены, когда они оба одеваются в костюмы, когда она внезапно окрашивает свое платье Золушки, и он его стирает. В рекламе матери не было. В другом рекламном ролике мать и отец складывают белье вместе. Это признаки серьезных изменений по сравнению с традиционными ролями мужчин и женщин.

Хотя в Соединенных Штатах произошло много изменений традиционных гендерных ролей, многие семьи продолжают чтить их и учить их.В мире также есть много стран, которые по-прежнему придерживаются традиционных ролей для мужчин и женщин.

Краткое содержание урока

Гендерные роли — это социально приемлемые и ожидаемые правила поведения для мужчин и женщин. Когда люди думают о гендерных ролях, они часто имеют в виду традиционные роли, которые доминировали в США в начале и середине 20 века. В этих ролях мужчины были кормильцами семьи, а женщины заботились о доме и детях. Этим правилам поведения передавали из поколения в поколение.Гендерные роли со временем значительно изменились: мужчины и женщины разделяют многие из одинаковых обязанностей, но все еще есть много семей и стран, которые сохраняют традиционные роли.

Определения гендерных ролей

  • Гендерные роли: Поведение, которое общество считает приемлемым для мужчин и женщин.
  • Традиционные гендерные роли: Гендерные роли, которые часто встречаются у мужчин и женщин в старых фильмах.

Результаты обучения

После просмотра видео у вас должно быть больше информации, чтобы иметь возможность:

  • Определить гендерные роли
  • Признать, что такое традиционные гендерные роли
  • Опишите, как обучаются роли
  • Рассмотрите факторы, повлиявшие на изменение гендерных ролей в США.

Гендер и гендерные роли | Encyclopedia.com

ГЕНДЕРНЫЕ И ГЕНДЕРНЫЕ РОЛИ. Термин «гендер» означает социальную конструкцию пола или психосоциальные составляющие половой идентичности.Феминистки, в частности, полагались на различия между полом как биологическим и гендером как культурным, чтобы доказать, что угнетение женщин исторически и не является неизбежным. Тем не менее, в начале двадцать первого века как в феминистской теории, так и в популярном дискурсе «гендер» пришел на смену «полу» в качестве термина, относящегося к половым различиям в биологическом смысле. Это меняющееся определение является результатом, по крайней мере частично, введения гендера в современный дискурс в качестве медицинской концепции, используемой для объяснения ощущаемого человеком ощущения своей идентичности как пола.Поскольку западное общество ищет биологических объяснений почти всех видов социального поведения, различия между полом и гендером трудно поддерживать.

Гендер как медицинское понятие

Термин «гендер» веками использовался как эвфемизм для «пола», но никогда раньше в смысле социального или психосоциального аналога биологического пола. Лечение интерсексуальности (гермафродитизм) в двадцатом веке инициировало изменение восприятия полового тела, а также изменение лингвистического использования гендера как концепции.

Люди, чьи тела проявляют анатомические признаки женственности и мужественности, долгое время очаровывали и сбивали с толку как врачей, так и простых людей. С девятнадцатого века гонадный секс (наличие яичек или яичников) считался определяющим для определения пола людей с интерсексуальными состояниями, но в середине двадцатого века врачи начали уделять больше внимания ощущаемому ощущению секса, или » психосоциальная половая идентичность »этих пациентов при выборе подходящих вариантов лечения.Развитие пластической хирургии и эндокринологии в начале двадцатого века означало, что врачи могли лечить пациентов с интерсексуальными состояниями так, чтобы их тела имитировали анатомию и физиологию большинства мужчин и женщин с разбивкой по полу. Чтобы начать такое лечение с использованием пластической хирургии половых органов и гормональных препаратов, врачам нужен был набор протоколов, который позволил бы им отвергнуть прежний медицинский трюизм о том, что половые железы являются наиболее важным определяющим фактором для определения пола.

Группа исследователей, работавшая в Университете Джона Хопкинса в 1950-х годах, разработала протокол, в котором термин «пол» использовался для обозначения ощущаемого пациентом ощущения себя или себя как женщины или мужчины. Эти исследователи, наиболее известным из которых был психолог Джон Мани, утверждали, что ощущение ребенка себя как пола (то есть своего пола) не закреплялось как часть идентичности примерно до двухлетнего возраста; до этого, как они предположили, определение пола ребенка можно было изменить без чрезмерного психологического ущерба.Много позже, в интервью журналу Omni , Мани прокомментировал, что он использовал термин «гендер» из-за его предшествующего использования в филологии (см. Stein). В первоначальном использовании Деньги гендер появился в контексте нечеткого понимания «гендерной роли», термина, заимствованного из важного термина социолога Талкотта Парсонса «половая роль». «Гендерная роль» предполагает разыгрывание субъектом поведения в отношении ролевых ожиданий, но связывает эти ожидания не с сексом (и телом), а с ощущением себя как члена сексуального класса.

В 1960-х психоаналитик Роберт Столлер переориентировал дискурсы вокруг гендера на идентичность, особенно в контексте своей работы с людьми, которые идентифицировали себя как транссексуалов. Однако Столлер использовал «гендерную идентичность» во многом так же, как Мани использовал «гендерную роль» — для обозначения ощущения человеком себя самого как пола. И Столлер, и Мани стремились отделить это чувство себя, которое развивается после рождения, от биологических компонентов половой идентичности (гонады, гормоны, внутренние репродуктивные структуры, внешние гениталии, половые хромосомы и вторичные половые характеристики).Их упор на воспитание — идея о том, что психодинамические составляющие окружающей ребенка среды, включая родителей или основных опекунов и культуру в целом, играют центральную роль в развитии гендера как идентичности — проложили путь для феминистского присвоения их идей в услуга исследования подчиненности женщин как социокультурного явления.

Гендер как феминистская концепция

Три публикации 1970-х заложили основу для феминистских исследований гендера как теоретической концепции в 1980-х и 1990-х годах.Книга Энн Окли 1972 года « Секс, гендер и общество» положила начало попыткам феминисток теоретизировать связь между биологическими половыми различиями и социальным построением пола как исторически изменчивой системы, невыгодной для женщин. Признавая, что биологические половые различия существуют и могут влиять на социальное поведение женщин и мужчин, Окли решительно утверждает, что культура навязывает гендерные значения и поддерживает традиционное гендерное разделение в областях, которые могут быть подвержены трансформации.В 1975 году Гейл Рубин опубликовала свое знаменательное эссе «Торговля женщинами: заметки о политической экономии секса», которое, прочно укоренившееся в структуралистской антропологии, марксизме и психоаналитическом мышлении 1970-х годов, эффективно формулирует связи между экономическим, семейным и психические регистры подчиненности женщин. А в 1978 году Сюзанна Кесслер и Венди МакКенна опубликовали Гендер: этнометодологический подход, , в котором они демонстрируют, как вера только в два пола закрепляет современные представления о гендере; вынесение этого убеждения за скобки показывает, что предположения о гендере возникают из первоначального приписывания пола каждому человеку, с которым мы сталкиваемся.

Многие ученые продолжают использовать плодотворную концепцию Рубин о системе пола / гендера, которую она определяет как набор культурных механизмов, с помощью которых «сырье» секса превращается в гендер. Кроме того, понимание Рубин центральной роли обмена женщинами для подчинения женщин, а также их психологически важного участия в структурах родства остается важным вкладом в идеи теоретиков-феминисток о том, как женщины участвуют в тех самых системах, которые их угнетают.Настойчивость Кесслера и Маккенны в том, что все представления о сексе на самом деле являются гендерными (потому что они созданы культурно), и их сопротивление «естественной установке» бинарного полового диморфизма предвещают более поздние деконструктивистские подходы. Они утверждают, что в других культурах признаются промежуточные полы; таким образом, евро-американские представления только о двух полах являются результатом «реальности», которую мы конструируем ежедневно и, следовательно, создаем как биологическую истину. В одном из примеров они утверждают, что мы признаем установленную гендерную идентичность только тогда, когда дети соглашаются с гендерными правилами (что пол неизменен и их два), которые взрослые воспринимают как реальность.

Следуя работам Кесслера и МакКенны, в 1987 году социологи Кэндис Уэст и Дон Циммерман определили условия «гендерного равенства» как аспекта повседневного опыта. Боб Коннелл, австралийский социолог, предложил макроориентированный анализ в своей книге Гендер и власть (1987), в которой исследуется, как гендер производится через три социальные структуры: труд, катексис (сексуальность и эмоции) и политическую власть. Коннелл показывает, что пол не обязательно является последовательным или предсказуемым в своих последствиях.Также в 1980-х годах проявилось влияние постструктуралистских теорий на феминистские представления о гендере. Теоретик кино Тереза ​​де Лауретис опубликовала гендерных технологий в 1987 году; в нем эссе «Технология гендера» основано на работах французского философа и историка Мишеля Фуко. Ее работа побуждает читателя задуматься о том, как гендер конструируется через репрезентации, даже феминистские. Книга историка Джоан Скотт « Гендер и политика истории » 1988 года превратила «женскую историю» в научную область, в которой гендер рассматривается как организационная структура для определения властных отношений.В книге «Гендер: полезная категория исторического анализа» (первоначально опубликованной в 1986 г.) Скотт убедительно аргументирует необходимость дискурсивного подхода к историческому исследованию, что для нее означает отход от «женщин» как предмета феминистских исследований в пользу внимание к «гендеру» как к производству значений о том, быть женщиной или мужчиной.

Все эти работы подготовили почву для публикации Джудит Батлер 1990 года, Гендерные проблемы: феминизм и подрыв идентичности. Книга Батлера кристаллизовала и продвинула предыдущие разработки феминистской теории — этнометодологическое сомнение в фактичности двух полов и артикуляцию концепции гендера как поведения, которое закрепляется посредством ежедневного повторения («гендерность»), постструктуралистские акценты на репрезентации и дискурсе. как технологии, которые порождают гендер в социальном мире, и постоянное внимание к гендеру как изменчивой социальной конструкции с неопределенными эффектами.

Две идеи выделяются с точки зрения последующего влияния: теория перформатива Батлера и ее деконструкция представления о гендерной идентичности как сущности, за которой в социальном плане возникают гендерные выражения. С точки зрения первого, Gender Trouble несколько двусмысленен, поскольку Батлер начинает с обсуждения перформативности как грамматической концепции, полученной из теории речевого акта. В этом смысле определенные виды лингвистической артикуляции выполняют действие в реальном, когда человек произносит слова (классический пример — «Я делаю» в браке).Батлер утверждает, что гендер представляет себя как реальный таким же образом — социальные артикуляции пола (телесные движения, одежда, публичная сексуальная ориентация; то есть его язык) делают гендер чем-то унаследованным от тела и существующей идентичностью. до его артикуляции, но сами артикуляции фактически создают гендер в том виде, в каком мы его знаем. Следовательно, секс нельзя понимать как предшествующий гендеру, биологической основе, на которой гендер конструируется в обществе, потому что гендер как понятие необходимо для понимания и интерпретации пола как биологического происхождения.Томас Лакер в своем труде « Занятие сексом: тело и пол от греков до Фрейда» (1990 г.), утверждал примерно то же самое, используя исторический регистр.

Ближе к концу книги Gender Trouble Батлер, кажется, переходит к более театральному пониманию перформативности, которую подхватывают многие радикальные активисты и теоретики, читающие книгу. Она формулирует теорию сопротивления как символ отчужденной конструкции пола (без идентичности).По иронии судьбы, вполне возможно, что это типичное прочтение Gender Trouble было наиболее продуктивным элементом текста с точки зрения того, что оно положило начало определенной «квир-теории», которая расцвела в академической и популярной культуре 1990-х годов. От теорий лесбиянок и геев до зарождающейся области трансгендерных исследований — это понятие перформативности загорелось и продолжает вдохновлять как активистские, так и академические гендерные проекты. Таким образом, многие из читателей Батлер отказываются от ее фукоанцевского понимания ограничивающего характера социальных и языковых структур — она ​​считает, что они допускают некоторое «подрывное повторение» в качестве небольшого сопротивления нормативным образам социального бытия, но не податливы или изменчивы в отношении крупномасштабный — в пользу празднования постмодернистских возможностей личной трансформации.

Возможно, величайшим вкладом Батлер в феминистское теоретизирование гендера было то, как Gender Trouble закрепил конструкционистский взгляд на то, что мы создаем гендер, и в этом создании он также создает нас. Другие ученые также внесли свой вклад в это обсуждение; Исследователи феминистской науки продолжали уделять внимание социальному конструированию пола как биологической категории. Культурно-исторические исследования медицинского лечения интерсексуальности и транссексуальности продемонстрировали, как основные концепции гендерной направленности медицинской практики и теории гендера одобрены биомедициной.В 1998 году Сюзанна Кесслер опубликовала еще одно знаменательное исследование гендерной теории, Уроки интерсексуалов, , хотя этот текст больше представляет собой исследование социокультурного феномена, чем теоретический труд. Здесь Кесслер демонстрирует, как жесткие представления о сексе ограничивают жизненный выбор, социальную идентичность и воплощенный опыт людей, рожденных в условиях интерсексуальности. Уроки также показывают нам, как гендер как концепция разрешает медицинские практики на определенных неуправляемых телах, которые не только наносят вред этим телам, чтобы они обозначили их в соответствии с довольно произвольными стандартами полового диморфизма, но и заставляют замолчать этих воплощенных субъектов, страдания и маргинализация.

В 1980-х и 1990-х годах другой набор влияний работал на преобразование гендера как концепции. Большинство основных текстов гендерной теории написано белыми феминистками. Как утверждает Донна Харауэй в своем обзоре «Гендер для марксистского словаря: сексуальная политика слова», цветные писатели-феминистки уже давно утверждают, что «категория пола затмевает или подчиняет себе всех остальных« других »» (стр. 144). Теория критических рас, в том виде, в каком она развивалась в рамках юридических исследований, а затем перешла на другие арены, была связана с феминистскими теориями, создав гибридный «критический расовый феминизм», в котором раса и пол рассматриваются как связанные векторы опыта.Другие мультикультурные и междисциплинарные подходы изобиловали, когда ученые-феминистки пытались объяснить различия внутри всеобъемлющей категории «женщины». Сегодня большинство теоретиков-феминисток используют гендер как категорию наряду с расой, классом и сексуальной ориентацией, чтобы продемонстрировать сложность опыта любой женщины в условиях пересекающихся угнетений. Тем не менее, в области «гендерной теории» по-прежнему доминируют белые феминистки, как будто гендер может оказаться в центре внимания как дискретная категория анализа только для тех женщин и мужчин, чья раса дает им привилегию забыть о том, что она у них есть.В самом деле, Оьеронке Оевеми утверждает в работе The Invention of Women: Making African Sense of Western Gender Discourses (1997), что есть что-то специфически европоцентричное в создании гендера как концепции, столь важной по сравнению с другими маркерами социальных отношений. Анализ Оевоми социальных систем йоруба до и после европейской колонизации предлагает кросс-культурные доказательства того, как гендер как концепция ложно универсализирует опыт, социальные практики и идентичности, идея, которая развивалась в феминистской теории по крайней мере с середины 1980-х годов.

В начале двадцать первого века гендерная теория находится в двойственном положении, поскольку, по крайней мере, с конца 1990-х годов, ее фокус был нацелен на интерсексуальность, транссексуальность, трансгендеризм, а также опыт лесбиянок и геев. То есть (теоретически) образцовый гендерный опыт перешел от женщин к темам, которые когда-то считались второстепенными по отношению к женским проблемам. В этом движении гендер как аналитическая концепция обогатился за счет тщательной артикуляции его отношения к другим способам бытия и опыту, таким как сексуальная ориентация и раса, но ранняя связь между гендерным анализом и исследованием подчинения женщин оказалась на высоте. раз исчезли.Действительно, новаторские подходы историка Джоан Скотт и философа Джудит Батлер (среди прочих), отдававшие предпочтение гендерным вопросам перед женщинами, настолько укоренились, что иногда вообще трудно говорить о женщинах. (Конечно, разговор о женщинах часто приводит к проблемам, касающимся того, какие женщины, т. Е. Проблемы исключения или привилегий, остаются непризнанными; в дополнение к Батлеру, см. Спелман.) Также появляется новая область «исследований маскулинности» или «исследований мужчин». исследования »(см. Киммел). Немногие феминистки сетуют на невероятно богатую и развитую науку, которая возникла в результате расцвета «квир-подходов» и критической расовой теории в 1980-х и 1990-х годах, но с точки зрения развития гендерной теории произошло поразительное падение. традиционные фокусы феминистского исследования: семейная жизнь, родство, равенство, разделение труда по половому признаку.

Джоан Уильямс, феминистский теоретик права, попыталась обратить внимание феминистской гендерной теории на женский опыт и подчинение. В Unbending Gender, Williams подход к теоретизированию гендера является как прагматическим, так и теоретическим, и касается конкретных ситуаций семейной жизни, которые определяют гендер в Соединенных Штатах конца двадцатого века. Изучая, почему так много работающих женщин «предпочитают» оставаться дома после рождения детей, Уильямс утверждает, что домашняя жизнь действует как «силовое поле», чтобы вернуть женщин к традиционным гендерным нормам, нормам, которые в конечном итоге наносят вред женщинам как высокий уровень развод ведет к их относительному обнищанию.Ее многогранный анализ включает обсуждение того, как гендерные нормы формулируют язык классовых и расовых привилегий, и разъяснение того, как в соглашениях о разводе и опеке целенаправленно игнорируется семейная работа, которую женщины выполняют как во время, так и после брака, чтобы способствовать идеалу мужчин. статус работника. Более высокая заработная плата, доступная «идеальным рабочим» мужчинам, обычно не распределяется между бывшими супругами и детьми, хотя такой статус возможен именно благодаря семейной работе. Далее Уильямс утверждает, что феминисткам следует переосмыслить домашнюю жизнь как «перетягивание» в понимании Батлер представления, которое не требует какой-либо конкретной идентичности в качестве источника.Ценность этой стратегии заключается в признании, по крайней мере в Соединенных Штатах, того, что модель полной коммодификации феминизма (передача всех домашних обязанностей на аутсорсинг, включая уход за детьми) не работала как политическая стратегия, направленная на равенство женщин на рабочем месте, и имела привело к излишне антагонистическим отношениям между теми, кто поддерживает домашнюю жизнь, и теми, кто ее отвергает. Формулирование домашнего хозяйства как «перетаскивания» — это один из способов «несгибаемости гендера» путем разрыва связей между домашним трудом и предполагаемой природой женщины.

Таким образом, Уильямс предлагает вывести гендер из стратосферных абстракций, в которых он недавно был сформулирован, и сосредоточить внимание на конкретных ситуациях, в которых оказываются женщины и мужчины. Ее выводы о гендере в равной степени конкретны и обнадеживают, и она открыто работает против представления о том, что все женщины объединяются вокруг определенной гендерной идентичности или чувствительности. Скорее, ее теория утверждает, что женщины могут объединиться через различия, если они осознают, как определенные социальные структуры (например, отсутствие хорошо оплачиваемой работы неполный рабочий день) создают неблагоприятные обстоятельства для всех женщин, независимо от индивидуального выбора, который делают женщины.Она формулирует теорию гендера по отношению к структуре домашнего обихода в американском обществе и утверждает, что, казалось бы, свободный выбор женщин в отношении работы и семьи должен интерпретироваться в рамках ограничений, накладываемых домашним хозяйством. Таким образом, гендер для Уильямса действует как сила домашнего очага; с помощью феминизма он также предоставляет возможность анализировать и трансформировать выбор женщин, изменяя отношение женщин к семейной жизни и ее подразумеваемые истоки в женской идентичности.

Гендер в американской истории

История гендера в Америке представляет собой социальный институт, который на протяжении веков одновременно сдерживал и порождал женственность и мужественность.Женщинами не только манипулируют гендерные нормы: они также создают, согласовывают и трансформируют эти нормы. Нормы являются расовыми и связаны с классовым статусом, и женщины, даже если они заняты их производством, не контролируют ни экономические структуры, ни смыслообразующие аппараты, обозначающие их власть. Таким образом, при всей их соучастии в создании пола, женщины также находятся в невыгодном положении из-за этого. Специфика этого недостатка нестабильна, но его последствия продолжительны.

Большинство подходов к гендерным вопросам в американской истории исследуют меняющийся характер ролей и отношений женщин и мужчин на протяжении более четырех веков европейского господства над Северной Америкой.И хотя можно рассказать общую историю о различиях между пуританскими верованиями в иерархии внутри сообщества и более поздними акцентами Просвещения на автономном индивидуализме, существует множество других историй о том, как регион, раса и религия повлияли на то, как гендер действовал в тот или иной исторический период. или географическое положение. Пристальное внимание к гендерным вопросам в американской истории показывает, что они возникают в результате изменения конфигурации труда, родства, расовой принадлежности и классовых различий.Гендерные роли выражают социальные ожидания в отношении надлежащих обязанностей мужчин и женщин и культурных обычаев, особенно в отношении воспроизводства, экономической активности и сексуальности.

Мужчины отвечали за колониальные домохозяйства в Америке, и эти домохозяйства состояли из членов семьи, а также наемных и нанятых по контракту слуг или рабов. Женщины-пуританки испытывали религиозное равенство с мужчинами, но жены подчинялись правлению своих мужей. Женщины страдали «законной смертью», когда выходили замуж, в соответствии с доктриной прикрытия, согласно которой женщины не могли владеть собственностью от своего имени или вести бизнес от своего имени.На юге колониальные семьи обычно находились далеко друг от друга и, что очень важно, от церквей; женщины могли обладать большей автономией в условиях, когда они не испытывали прямого надзора со стороны религиозной общины, что было обычным явлением на севере. Кроме того, женщины-квакеры играли более активную роль в своей церкви, чем женщины других протестантских конфессий.

Колониальные белые женщины не испытывали разделения материнства и экономической деятельности, которое стало обычным явлением в домашнем идеале девятнадцатого века, потому что дом в более ранний период был центром экономической жизни.Точно так же отцы не были отлучены от повседневной домашней жизни и часто несли ответственность за образование детей, особенно сыновей. Линда Стоун и Нэнси Макки утверждают в Гендер и культура в Америке, , что колониальные белые женщины смогли объединить три роли взрослой женщины — экономическую активность, материнство и сексуальность — способами, которые трудно для современных женщин. Отчасти это связано с тем, что девятнадцатый век положил начало ряду социальных идеалов, которые отождествляли белых женщин с самопожертвованием, воспитанием и домом, а белых мужчин с автономным индивидуализмом и миром капиталистической торговли.

Мужественность также изменилась в течение девятнадцатого века: от идеала мужественности, который ассоциировался с благородным характером, до мужественности, определяемой воплощенной мужественностью, связанной с мускулистостью рабочего класса. Женственность определялась «культом истинной женственности», поскольку историк Барбара Велтер определила взаимосвязанные идеалы семейности, благочестия, покорности и чистоты, которые доминировали в публичных дискурсах о женственности в тот период. Культ истинной женственности был в значительной степени идеалом белых, принадлежащих к среднему классу северян, поскольку белые женщины с юга были менее склонны сдерживаться северными представлениями о женском домашнем труде; рабы, конечно, не могли контролировать свой опыт, чтобы жить согласно доктрине, как объясняет Гарриет Джейкобс в книге « происшествий из жизни рабыни».

Джейкобс демонстрирует, что образованные рабыни, подверженные евро-американским идеалам женского поведения, действительно пытались использовать культ истинной женственности, чтобы защитить себя от сексуального насилия и определить свою жизнь с точки зрения добродетели и благочестия, но также показывает как трудно чернокожим рабам отстаивать расовые идеалы истинной женственности. Частично сложность заключалась в предполагаемой слабости белых женщин, предполагаемой физической черте, которая оправдывала их ограниченность домашней сферой, в то время как черные рабыни и другие работающие женщины (часто не считавшиеся полностью белыми средними и высшими классами) не могли, из-за ежедневных ожиданий телесного труда отстаивайте этот определяющий маркер женственности.

И все же девятнадцатый век был не только ограничением дома белых женщин и их подчинением мужской власти. В середине XIX века были приняты законы о собственности замужних женщин. В штате Нью-Йорк два закона, в 1848 и 1860 годах, разрешили женщинам владеть собственностью, хотя только после второго акта они получили право на собственный заработок и право совместной опеки над своими детьми. Возросший моральный авторитет белых женщин в семье в сочетании с их пристрастием к домашнему хозяйству побудил многих реформаторов отстаивать свое участие в государственных делах.Логика заключалась в том, что если отдельные белые женщины должны были обеспечить смягчающую, цивилизационную силу против агрессивной агрессивности воздействия капитализма на их мужчин, то белые женщины как группа должны принести свое цивилизующее влияние на общество в целом. Это было одним из мотивов суфражизма; более радикальное объяснение заключалось в том, что белые женщины были гражданами и имели такое же право голоса, как и мужчины. Аргумент различия — что женщины представляют собой особый моральный голос, необходимый для здорового гражданского общества — сосуществует с девятнадцатого века с аргументом равенства — что мужчины и женщины, по сути, одинаковы политически и, следовательно, требуют равных прав.Если в девятнадцатом веке аргумент различия был подкреплен культом истинной женственности и мощным моральным убеждением внутренней женственности, то аргумент равенства доминировал в большей части феминизма двадцатого века, по крайней мере, до последних десятилетий века, в основном из-за меняющиеся потребности капиталистической рабочей силы и потребность в двух доходах для поддержания статуса среднего класса для отдельных семей.

В двадцатом веке произошло расширение прав и возможностей женщин (символизированное достижением женщинами избирательного права в 1920 году) и, таким образом, расширение их социальных ролей как женщин, но многие гендерные ожидания остаются.Например, по мере того, как все больше и больше женщин попадают на рынок труда, отношение женщин к домашнему хозяйству ослабляется, но не прекращается полностью. Женщины по-прежнему в значительной степени ответственны за домашний труд, даже когда они работают вне дома, что привело к явлению, которое социолог Арли Хохшильд называет «второй сменой» (в одноименной книге). В конце девятнадцатого века рост числа товарищеских браков и усиление контроля женщин из среднего класса над своей фертильностью, казалось, указывает на важные достижения для женщин.Несомненно, постепенное принятие методов планирования семьи и контроля рождаемости в течение двадцатого века было неотъемлемой частью растущих свобод, которые многие американские женщины испытывают (хотя и по-разному) в своей репродуктивной жизни и, следовательно, в жизни в целом. Тем не менее, товарищеский брак и индивидуальный репродуктивный контроль также повлияли на формирование новых гендерных ожиданий в отношении женской супружеской сексуальности и их отношения к мужьям (усиление) и детям (ослабление по стандартам среднего класса девятнадцатого века).Вторая волна феминизма возникла в бурные 1960-е в ответ, по крайней мере частично, на стереотипное отношение к женщинам в студенческом движении и движении за гражданские права. В авангарде ранних радикальных феминистских целей стояло достижение сексуальной свободы для всех женщин. Некоторые феминистки утверждают, что стремление женщин к сексуальной свободе эксплуатировалось мужчинами, которые сформулировали риторику свободы ради расширения сексуального доступа к женщинам.

Как и в довоенный период, сексуальные роли женщин понимаются культурно в связи с расовыми и классовыми категориями и связаны с другими основными социальными ролями женщин: матерями и работницами.Черные женщины, как утверждают Стоун и Макки, всегда сочетали работу и материнство, поэтому страстное желание белых феминисток занять оплачиваемые должности не всегда определяло цели черных феминисток. Сразу после эмансипации чернокожие женщины стремились стать матерью своих детей и жить дома, чтобы противостоять угнетению белых и требованию белых, чтобы чернокожие женщины предоставляли свои услуги в качестве домашней прислуги с низкой оплатой. Дискриминация при приеме на работу в отношении чернокожих мужчин сделала домашние цели черных матерей невозможными для всех, за исключением наиболее привилегированных из них, однако, поскольку черные семьи отчаянно нуждались в заработной плате чернокожих женщин, чтобы сделать их домохозяйства экономически жизнеспособными.Этот образец продолжается и в настоящее время. Но поскольку доминирующим американским идеалом является домашняя мать, черные женщины пострадали в социальном плане, поскольку экономическая структура, поддерживающая интересы белых, по-прежнему требует их отсутствия из дома. Органы социального обеспечения и средства массовой информации обращались с чернокожими женщинами как с матерями иначе, чем с белыми женщинами; такое дифференцированное отношение порождает и является следствием негативного отношения к черным женщинам как к матерям и широко распространенного восприятия чернокожих женщин как чрезмерно сексуальных (см. Солинджер и Робертс).

На гендерные роли коренных американцев также повлияли ожидания белых в отношении их труда. При европейском завоевании индийские женщины по рождению не зависели от мужчин в экономическом отношении. Взаимодействие между племенами и европейцами породило представления о необходимой и естественной зависимости женщин от мужчин. Например, договоры между белыми и вождями племен часто препятствовали доступу женщин к земле, усиливая их зависимость от мужчин в своих племенах. Пострадали и мужские сферы; Стоун и Макки пишут, что упор европейцев на сельское хозяйство как на «цивилизованное» занятие часто оставлял коренных мужчин, чьи гендерные роли ограничивались охотой и войной, без четких ролей в их меняющихся обществах (стр.78–80).

Американцы азиатского происхождения и латиноамериканцы или латиноамериканцы имеют разную историю в отношении пола. Стоун и Макки исследуют то, что они называют «патриархальным ядром» латиноамериканской культуры: господство мужчин, мачизм и исключительная ответственность женщин в домашней сфере (даже когда они работают вне дома). Лесбиянка-феминистка Чикана Черри Морага пишет о переплетении расы, национальности и сексуальности в своем классическом эссе «Длинная линия вендида», в котором она однажды утверждает: «Пол моего брата был белым.Моя, коричневая «. Американцы азиатского происхождения, пожалуй, самая разнообразная группа, объединенная под одним ярлыком меньшинства. Иммиграционные законы в девятнадцатом и начале двадцатого веков ограничивали иммиграцию из Азии и, особенно, иммиграцию китайских женщин. Интернирование американцев японского происхождения и иммигрантов из Японии во время Второй мировой войны отчетливо повлиял на мужчин и женщин; дислокация уменьшила авторитет мужчин в семье, в то время как имела тенденцию ослаблять гендерные роли и предлагать женщинам облегчение от домашнего бремени (Stone and McKee, p.119). Американцы азиатского происхождения, которых часто называют «модельным меньшинством», борются с множеством стереотипов, сформированных европейско-американскими гендерными ожиданиями; в сексуальной сфере к ним относятся послушная и экзотическая азиатская женщина и выхолощенный азиатский мужчина.

Цветные женщины часто заявляют, что основное женское движение ориентировано на опыт, восприятие и потребности белых женщин; это утверждение демонстрирует не только то, как белые женщины доминировали в дискурсах, определяющих феминизм, но и то, как доминирующие концепции пола применимы к стремлениям и ситуациям белых женщин, принадлежащих к среднему классу.Лесбиянки и геи также оспаривают неявные привилегии феминизма в отношении гетеросексуальных женщин, утверждая, что гендерные нормы, ожидания и социальные практики не только увековечивают дискриминацию по признаку пола, но и действуют на подчиненных гомосексуалистов. Радикальные феминистские активистки изначально нацелены на ограничение гендерных ролей как на причину или увековечение угнетения; однако в настоящее время некоторые радикальные активисты приветствуют ролевые игры до тех пор, пока они участвуют в них добровольно и отличаются от идентичности или сущности.Ученые-лесбиянки, геи и феминистки продолжают дискутировать о значении гендерных ролей в истории лесбиянства, которое в 1950-х и 1960-х годах было, по крайней мере, частично, из яркой культуры бара рабочего класса, которая развивалась и проводилась в жизнь буч-фемм. роли. Лесбийские феминистки 1970-х годов в значительной степени отвергли роли бутч-фемм в пользу выразительной политики андрогинности, хотя в начале 1980-х «дебаты о сексуальности» внутри феминизма критиковали лесбийский феминизм за очернение эротического потенциала более ранних лесбийских культур.Ежегодные гей-прайды, которые проходят в США каждый июнь в ознаменование беспорядков 1969 года в нью-йоркском Stonewall Inn, в ходе которых лесбиянки, геи и трансгендеры протестовали против обычного полицейского шейкера, являются свидетельством расширяющейся перформативной политики гендерного разрушения. Участники парада выставляют напоказ гендерные условности, а также нормы сексуальной ориентации, демонстрируя тесную связь между полом и сексуальностью в построении личности в Америке.

С середины 1970-х годов, по мере распространения идей о гендере, американские женщины стали испытывать все большую свободу от явной дискриминации и исключения.Возможно, именно поэтому гендер как концепция стал более синонимом секса, определяя консервативное национальное желание видеть природу и культуру в согласии с фундаментальными различиями между женщинами и мужчинами, которые объясняют социальное подчинение женщин-людей. Радикальный акцент на альтернативных гендерах, объединении или нарушении гендеров может указывать на растущую свободу от ограничивающих бинарных структур исторических конфигураций, или они могут отражать только утопическое желание преодолеть трудности создания поистине эгалитарных политических решений существующего неравенства гендерной власти и привилегий.

БИБЛИОГРАФИЯ

Борнштейн, Кейт. Гендерный преступник: мужчинам, женщинам и всем остальным. Нью-Йорк: Рутледж, 1994.

Батлер, Джудит. Гендерные проблемы: феминизм и подрыв идентичности. New York: Routledge, 1990.

Connell, R. W. Gender and Power. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета, 1987.

Котт, Нэнси Ф. Узы женственности: «Женская сфера» в Новой Англии, 1780–1835. Нью-Хейвен, штат Коннектикут.: Издательство Йельского университета, 1977.

Де Лауретис, Тереза. Гендерные технологии: очерки теории, кино и художественной литературы. Блумингтон: издательство Индианского университета, 1987.

Дельгадо, Ричард и Жан Стефанчик, ред. Теория критических рас: передний край. 2-е изд. Филадельфия: Temple University Press, 1999.

Д’Эмилио, Джон и Эстель Б. Фридман. Интимные вопросы: история сексуальности в Америке. Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1988.

Эколс, Алиса. Осмелившись быть плохим: радикальный феминизм в Америке, 1967–1975. Миннеаполис: Университет Миннесоты, 1989.

Эванс, Сара М. Рожденные ради свободы: история женщин в Америке. New York: Free Press, 1989.

Fausto-Sterling, Anne. Мифы о гендере: биологические теории о женщинах и мужчинах. New York: Basic Books, 1985.

Haraway, Donna J. «Гендер» для марксистского словаря: сексуальная политика слова.»В книге обезьян, киборгов и женщин: переосмысление природы. Нью-Йорк: Рутледж, 1991.

Хаусман, Бернис Л. Изменение пола: транссексуализм, технологии и идея пола. Дарем, Северная Каролина: Duke University Pres, 1995.

Hochschild, Arlie. Вторая смена. Нью-Йорк: Викинг, 1989.

Джейкобс, Харриет. Инциденты из жизни рабыни, написанные ею самой. Под редакцией Л. Мария Чайлд и Жан Фаган Йеллин.Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1987.

Кесслер, Сюзанна Дж. Уроки интерсексуалов. Нью-Брансуик, Н. Дж .: Издательство Университета Рутгерса, 1998.

Кесслер, Сюзанна Дж. И Венди МакКенна. Пол: этнометодологический подход. Нью-Йорк: Джон Вили, 1978. Репр. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1985.

Киммел, Майкл С. Мужественность в Америке: история культуры. New York: Free Press, 1996.

Laqueur, Thomas. Создание секса: тело и пол от греков до Фрейда. Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1990.

Мани, Джон, Джон Хэмпсон и Джоан Хэмпсон. «Исследование некоторых основных сексуальных концепций: доказательства человеческого гермафродитизма». Бюллетень больницы Джонса Хопкинса 97, нет. 4 (1955): 301–319.

———. «Гермафродитизм: рекомендации по назначению пола, смене пола и психологическому ведению». Бюллетень больницы Джонса Хопкинса 97, нет.4 (1955): 284–300.

———. «Сексуальная несовместимость и психопатология: доказательства человеческого гермафродитизма». Бюллетень больницы Джонса Хопкинса 91, нет. 1 (1956): 43–57.

———. «Импринтинг и установление гендерной роли». Архив неврологии и психиатрии 77 (1957): 333–336.

Морага, Черри. «Длинная очередь Вендида». В ней Любви в годы войны. Boston: South End Press, 1983.

Oakley, Ann. Пол, пол и общество. Нью-Йорк: Harper & Row / Harper Colophon Books, 1972.

Oyewùmí, Oyèrónké. Изобретение женщин: африканский смысл западных гендерных дискурсов. Миннеаполис: Университет Миннесоты, 1997.

Парсонс, Талкотт. «Половые роли в американской системе родства». В Система родства современных Соединенных Штатов: очерки социологической теории. Нью-Йорк: Free Press, 1954.

Робертс, Дороти. Убийство черного тела: раса, размножение и значение свободы. Нью-Йорк: Пантеон, 1997.

Рубин, Гейл. «Торговля женщинами: заметки о« политической экономии »секса». В г. К антропологии женщин. Под редакцией Райны Р. Райтер. Нью-Йорк: Monthly Review Press, 1975.

Скотт, Джоан Уоллах. «Гендер: полезная категория исторического анализа». Американский исторический обзор 91, нет. 5 (декабрь 1986 г.): 1053–1075.

———. Гендер и политика истории. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1988.

Солинджер, Рики. Проснись, маленькая Сьюзи: одиночная беременность и гонка до Роу против Уэйда. 2-е изд. Нью-Йорк: Рутледж, 2000.

Спелман, Элизабет В. Несущественная женщина: проблемы исключения в феминистской мысли. Boston: Beacon, 1988.

Stein, Kathleen. «Интервью: Джон Мани». Омни 8, вып. 7 (апрель 1986 г.): 79–80, 82, 84, 86, 126, 128, 130, 131.

Столлер, Роберт Дж. «Вклад в изучение гендерной идентичности». Журнал Американской медицинской ассоциации 45 (1964): 220–226.

———. Пол и гендер: о развитии мужественности и женственности. Нью-Йорк: Дом науки, 1968.

Стоун, Линда и Нэнси П. Макки. Гендер и культура в Америке. Верхняя Сэдл Ривер, Н. Дж .: Прентис-Холл, 1999.

Велтер, Барбара. «Культ истинной женственности». American Quarterly 18 (1966): 151–174.

Вест, Кэндис и Дон Циммерман. «Делая пол». Гендер и общество 1, no. 2 (июнь 1987 г.): 125–151.

Уильямс, Джоан. Несгибаемый гендер: почему конфликт между семьей и работой и что с этим делать. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2000.

Wing, Adrien Katherine, ed. Феминизм критической расы: читатель. Нью-Йорк: New York University Press, 1997.

Бернис Л. Хаусман

См. Также Движение геев и лесбиянок ; Женщины в церквях ; Женщины на военной службе ; Женщины в общественной жизни, бизнесе и профессиях ; Движение за права женщин ; Женские исследования ; и об.9: Права человека, не основанные на сексе ; Письма Эбигейл и Джона Адамсов ; NOW Заявление о цели ; О равенстве полов ; Теория досуга ; Что делать, если я женщина?

Самооценка гендерной роли, гендерно-ролевой конфликт и благополучие мужчин-учителей начальной школы

  • Эйкен, Л. С., и Уэст, С. Г. (1991). Множественная регрессия: тестирование и интерпретация взаимодействий .Таузенд-Оукс: Шалфей.

    Google ученый

  • Альферманн Д. (1994). Im Einklang mit sich und dem Leben [в соответствии с собой и жизнью]. В H. Meesmann, & B. Sill (Eds.), Androgyn. Jeder Mensch in sich ein Paaar !? (стр. 73–91). Weinheim: Deutscher Studien Verlag.

    Google ученый

  • Альферманн, Д. (1996). Geschlechterrollen und geschlechtstypisches Verhalten [Гендерные роли и гендерно-типичное поведение].Штутгарт, Германия, Кольхаммер.

  • Альферманн, Д. (1999). Femininität und Maskulinität oder: Haben wir einen maskulinen Bias? [Женственность и мужественность или: есть ли у нас мужское предубеждение?]. В E. Brähler, & H. Felder (Eds.), Weiblichkeit, Männlichkeit und Gesundheit (стр. 31–57, 2-е изд.). Висбаден: Westdeutscher Verlag.

    Google ученый

  • Обе, Дж., Норклифф, Х., Крейг, Дж. А., и Кестнер, Р.(1995). Гендерные характеристики и результаты, связанные с адаптацией: под сомнение модель маскулинности. Бюллетень личности и социальной психологии , 21 , 284–295.

    Артикул Google ученый

  • Байллод, Дж. И Семмер, Н. (1994). Fluktuation und Berufsverläufe bei Computerfachleuten [Оборот и карьерный рост компьютерных специалистов]. Zeitschrift für Arbeits- und Organisationspsychologie , 38 , 152–163.

    Google ученый

  • Барон Р. М. и Кенни Д. А. (1986). Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. Журнал личности и социальной психологии , 51 , 1173–1182.

    PubMed Статья Google ученый

  • Бем, С. Л. (1974). Измерение психологической андрогинности. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 42 , 155–162.

    PubMed Статья Google ученый

  • Бем, С. Л. (1981). Теория гендерной схемы: когнитивный учет определения пола. Психологический обзор , 88 , 354–364.

    Артикул Google ученый

  • Бем, С. Л. (1993). Гендерные линзы меняют дискуссию о сексуальном неравенстве .Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

    Google ученый

  • Бирхофф-Альферманн, Д. (1989). Андрогиния. Möglichkeiten und Grenzen der Geschlechterrollen [Андрогинность. Возможности и ограничения гендерных ролей] . Opladen: Westdeutscher Verlag.

    Google ученый

  • Bundesagentur für Arbeit [Федеральное бюро занятости Германии] (2005 г.). Beschäftigten- und Arbeitslosenstatistik der BA.Berufe im Spiegel der Statistik [Статистика занятости и безработицы. Занятия, отраженные в статистике] —IAB Forschungsbereich 7 . Нюрнберг, Германия: Verlag und Software GmbH.

  • Cejka, M. A., & Eagly, A. H. (1999). Гендерные стереотипные образы профессий соответствуют половому сегрегации занятости. Бюллетень личности и социальной психологии , 25 , 413–423.

    Артикул Google ученый

  • Чусмир, Л.Х. и Коберг С.С. (1986). Разработка и проверка шкалы конфликта ролей между полами. Журнал прикладной поведенческой науки , 22 , 397–409.

    PubMed Статья Google ученый

  • Чусмир, Л. Х., и Коберг, К. С. (1988). Конфликт гендерной идентичности и половых ролей среди работающих женщин и мужчин. Психологический журнал , 122 , 567–575.

    Google ученый

  • Чусмир, Л.Х. и Коберг С.С. (1989). Воспринимаемая рабочая компетентность и конфликт ролей пола: эмпирическое исследование. Психологический журнал , 123 , 537–546.

    Google ученый

  • Эйслер Р. М. и Скидмор Дж. Р. (1987). Стресс мужской гендерной роли: развитие масштаба и составляющие факторы в оценке стрессовых ситуаций. Модификация поведения , 11 , 123–136.

    PubMed Статья Google ученый

  • Эльферинг, А., Семмер, Н. К., и Келин, В. (2000). Стабильность и изменение удовлетворенности работой при переходе от профессионального обучения к «реальной работе». Швейцарский журнал психологии , 59 , 256–271.

    Артикул Google ученый

  • Эриксон, В., & Эйнарсен, С. (2004). Гендерное меньшинство как фактор риска запугивания на работе: на примере помощников медсестер-мужчин. Европейский журнал трудовой и организационной психологии , 13 , 473–492.

    Google ученый

  • Гарст, Х., Фрезе, М., и Моленаар, П. К. М. (2000). Временной фактор изменения взаимосвязи стрессор-деформация: модель кривой роста в продольном исследовании в Восточной Германии. Журнал прикладной психологии , 85 , 417–438.

    PubMed Статья Google ученый

  • Глик П. (1991). Дискриминация по признакам и по признаку пола в отношении профессионального престижа, заработной платы и приема на работу. Половые роли , 25 , 351–378.

    Артикул Google ученый

  • Гуд, Г. Э., Робертсон, Дж. М., О’Нил, Дж. М., Фицджеральд, Л. Ф., Стивенс, М., ДеБорд, К. А. и др. (1995). Мужской гендерный ролевой конфликт: психометрические вопросы и отношение к психологическому стрессу. Журнал консультативной психологии , 42 , 3–10.

    Артикул Google ученый

  • Гребнер, С.(2001). Стресс на работе, хорошее самочувствие, артериальное давление и кортизол: два полевых исследования . Неопубликованная докторская диссертация. Швейцария: Бернский университет.

  • Ганновер, Б. (1999). Андрогинность: контекстная зависимость гендерно-ролевой идентичности. В У. Бок и Д. Альферманн (ред.), Jahrbuch für Frauenforschung 1999 — Androgynie. Vielfalt der Möglichkeiten (стр. 131–141). Штутгарт: Мецлер.

    Google ученый

  • Коберг, К.С., и Чусмир, Л. Х. (1987). Влияние конфликта между полами и ролями на отношение к работе. Журнал человеческого поведения и обучения , 4 , 50–59.

    Google ученый

  • Коберг, К. С., и Чусмир, Л. Х. (1988). Взаимосвязь между конфликтом между полами и рабочими переменными: гендерные и иерархические различия. Журнал социальной психологии , 129 , 779–791.

    Google ученый

  • Коберг, К.С., и Чусмир, Л. Х. (1991). Конфликт ролей полов в нетипичных для пола профессиях: исследование различий между мужчинами и женщинами. Журнал организационного поведения , 12, , 461–465.

    Артикул Google ученый

  • Краус М., Кедем П., Таль З. и Амир Ю. (1992). Полоролевая ориентация и трудовая адаптация медсестер-мужчин. Исследования в области сестринского дела и здравоохранения , 15 , 391–298.

    Google ученый

  • Лонг, Б.С. (1989). Полоролевая ориентация, стратегии выживания и самоэффективность женщин в традиционных и нетрадиционных занятиях. Психология женщин Ежеквартально , 13 , 307–324.

    Артикул Google ученый

  • Любински Д., Теллеген А. и Бутчер Дж. Н. (1981). Связь андрогинности и субъективных показателей эмоционального благополучия. Журнал личности и социальной психологии , 40 , 722–730.

    Артикул Google ученый

  • Лухаорг, Х., и Зивиан, М. Т. (1995). Гендерролевой конфликт: взаимодействие пола, гендерной роли и занятия. Половые роли , 33 , 607–621.

    Артикул Google ученый

  • Маклин, Х. М. и Калин Р. (1994). Соответствие между самооценкой и профессиональными стереотипами у студентов, выбирающих профессии, в которых доминируют гендерные аспекты. Канадский журнал поведенческих наук , 26 , 142–162.

    Артикул Google ученый

  • Mohr, G., & Müller, A. (2004a). Angst im nichtklinischen Kontext [Беспокойство в неклинических контекстах]. В A. Glöckner-Rist (Ed.), ZUMA-Informationssystem. Elektronisches Handbuch sozialwissenschaftlicher Erhebingsinstrumente. ЗИС Версия 8.00. Мангейм: Zentrum für Umfragen, Methoden und Analysen.

    Google ученый

  • Мор, Г., & Мюллер А. (2004b). Depressivität im nichtklinischen Kontext [Депрессия в неклинических условиях]. В A. Glöckner-Rist (Ed.), ZUMA-Informationssystem. Elektronisches Handbuch sozialwissenschaftlicher Erhebingsinstrumente. ЗИС Версия 8.00. Мангейм: Zentrum für Umfragen, Methoden und Analysen.

    Google ученый

  • Мор, Г., Мюллер, А., и Риготти, Т. (2005). Нормверте дер Скала Раздражение: Zwei Dimensionen mentalischer Beanspruchung [Данные стандартизации шкалы раздражения.Два измерения умственного напряжения. Diagnostica , 51 , 12–20.

    Артикул Google ученый

  • Мор, Г., Мюллер, А., Риготти, Т., Айкан, З., и Чан, Ф. (2006). Оценка психологического напряжения в рабочих условиях: относительно структурной эквивалентности девяти языковых адаптаций шкалы раздражения. Европейский журнал психологической оценки , 22 , 198–206.

    Артикул Google ученый

  • Эгерли, К.(1984). Arbeitszufriedenheit. Versuche einer qualityn Bestimmung [Удовлетворенность работой. Качественный подход. Неопубликованная докторская диссертация. Швейцария: Бернский университет.

  • О’Нил, Дж. М., Хелмс, Б., Гейбл, Р., Дэвид, Л., и Райтсман, Л. (1986). Шкала гендерно-ролевого конфликта: страх мужчин колледжа перед женственностью. Половые роли , 14 , 335–350.

    Google ученый

  • Орловский, Дж.L., & O’Heron, C.A. (1987). Стереотипные и нестереотипные половые ролевые черты и поведенческие ориентации: последствия для личной адаптации. Журнал личности и социальной психологии , 52 , 1034–1042.

    Артикул Google ученый

  • Отт, Э. М. (1989). Влияние соотношения мужчин и женщин на работе: полицейские и медсестры. Psychology of Women Quarterly , 13 , 41–57.

    Артикул Google ученый

  • Рунге, Т.Э., Фрей, Д., Голлвитцер, П. М., Хельмрайх, Р. Л., и Спенс, Дж. Т. (1981). Мужские (инструментальные) и женские (выразительные) черты: сравнение студентов в США и Западной Германии. Журнал кросс-культурной психологии , 12, , 142–162.

    Артикул Google ученый

  • Рустемейер Р. (2001). Взаимосвязь между гендерно-ролевым конфликтом, типичностью занятий и самооценкой. Психологические отчеты , 89 , 489–494.

    PubMed Статья Google ученый

  • Рустемейер Р. и Трайен С. (2001). Das Erleben von Geschlechtsrollenkonflikten in geschlechtstypisierten Berufen [Гендерно-ролевой конфликт в гендерно-типичных профессиях]. Zeitschrift für Arbeits- und Organisationspsychologie , 45 , 34–39.

    Артикул Google ученый

  • Шнайдер-Дюкер, М., И Колер А. (1988). Die Erfassung von Geschlechtsrollen — Ergebnisse zur deutschen Neukonstruktion des Bem-Sex-Role-Inventory [Оценка гендерных ролей: новое немецкое построение Bem-Sex-Role-Inventory]. Диагностика , 34 , 256–270.

    Google ученый

  • Шарп М. Дж. И Хеппнер П. П. (1991). Гендерная роль, гендерно-ролевой конфликт и психологическое благополучие у мужчин. Журнал консультативной психологии , 38, , 323–330.

    Артикул Google ученый

  • Сивердинг, Н. (1990). Psychologische Barrieren in der beruflichen Entwicklung von Frauen. Das Beispiel der Medizinerinnen [Психологические препятствия для карьерного роста женщин. Дело о женщинах-медиках. Штутгарт: Enke Verlag.

    Google ученый

  • Сивердинг М. (1999). Weiblichkeit-Männlichkeit und mentalische Gesundheit [Женственность – мужественность и психологическое здоровье].В E. Brähler, & H. Felder (Eds.), Weiblichkeit, Männlichkeit und Gesundheit (стр. 31–57). Висбаден: Westdeutscher Verlag.

    Google ученый

  • Сивердинг, М., и Альферманн, Д. (1992). Geschlechtsrollen und Geschlechtsstereotype. Instrumentelles (маскулины) и экспрессивы (женские) Selbstkonzept: Ihre Bedeutung für die Geschlechterforschung [Инструментальная (мужская) и экспрессивная (женская) самооценка: их значение для исследования сексуальных ролей]. Zeitschrift für Sozialpsychologie , 23 , 6–15.

    Google ученый

  • Спенс, Дж. Т., Хельмрайх, Р., и Стапп, Дж. (1975). Рейтинги себя и сверстников по полоролевым атрибутам и их отношению к самооценке и представлениям о мужественности и женственности. Журнал личности и социальной психологии , 32 , 29–39.

    PubMed Статья Google ученый

  • Спенс, Дж.Т. и Стэпп Р. (1978). Мужественность и женственность: их психологические аспекты, корреляты и предшественники . Остин: Техасский университет Press.

    Google ученый

  • Statistisches Bundesamt [Федеральное статистическое управление] (ред.) (2004). Datenreport 2004 — Zahlen und Fakten über die Bundesrepublik Deutschland [Отчет с данными 2004 — Факты и цифры о Германии] . Бонн: Bundeszentrale für Politische Bildung.

  • Тиле, А. (2000). Männlicher Geschlechtsrollenstress. Erste Ergebnisse einer deutschen Version der ,, Шкала мужских гендерных ролей стресса “an jungen und älteren Männern [Мужской гендерно-ролевой стресс. Немецкая версия «Шкалы стресса мужской гендерной роли»]. Zeitschrift fur Politische Psychologie , 8 , 139–159.

    Google ученый

  • Тиле, А. (2005). Konsequenzen männlicher Rollenorientierung: Männlicher Geschlechtsrollenstress und Geschlechtsrollenkonflikt [Последствия мужской ролевой ориентации: мужской гендерно-ролевой стресс и мужской гендерно-ролевой конфликт].Устный доклад на конгрессе Deutsche Gesellschaft für Psychiatrie, Psychotherapie und Nervenheilkunde (DGPPN), Берлин, Германия.

  • Томпсон, Э. Х., Плек, Дж. Х. и Феррера, Д. Л. (1992). Мужчины и маскулинность: шкалы идеологии маскулинности и конструкции, связанные с маскулинностью. Половые роли , 27 , 573–607.

    Артикул Google ученый

  • Vonk, R., & Ashmore, R.Д. (1993). Многогранное «я»: андрогинность, переоцененная открытыми самооценками. Social Psychology Quarterly , 56 , 278–287.

    Артикул Google ученый

  • Уитли Б. Э. (1983). Полоролевая ориентация и самооценка: критический метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии , 44 , 773–786.

    Артикул Google ученый

  • Уитли, Б.Э. (1984). Полоролевая ориентация и психологическое благополучие: два метаанализа. Половые роли , 12 , 207–225.

    Артикул Google ученый

  • Уильямс, К. Л. (1992). Стеклянный эскалатор: скрытые преимущества для мужчин в «женских» профессиях. Социальные проблемы , 39 , 253–267.

    Артикул Google ученый

  • Уильямс, Дж.Э. и Бест Д. Л. (1990). Измерение половых стереотипов. Многонациональное исследование . Беверли-Хиллз: Сейдж.

    Google ученый

  • Вудхилл Б. М. и Сэмюэлс К. А. (2003). Положительная и отрицательная андрогинность и их связь с психологическим здоровьем и благополучием. Половые роли , 48 , 555–565.

    Артикул Google ученый

  • Замаррипа, М.X., Вамполд Б. Э. и Грегори Э. (2003). Мужской гендерный ролевой конфликт, депрессия и тревога: разъяснение и обобщение для женщин. Журнал консультативной психологии , 50 , 333–338.

    Артикул Google ученый

  • Йодер, Дж. Д., и Кан, А. С. (2003). Повышение значимости гендерных сравнений: призыв уделять больше внимания социальному контексту. Психология женщин Ежеквартально , 27 , 281–290.

    Артикул Google ученый

  • Цапф Д., Эйнарсен С., Хоэль Х. и Вартиа М. (2003). Эмпирические данные об издевательствах на рабочем месте. В S. Einarsen, H. Hoel, D. Zapf, & C. L. Cooper (Eds.), Издевательства и эмоциональное насилие на рабочем месте: международные перспективы в исследованиях и практике (стр. 103–126). Лондон: Тейлор и Фрэнсис.

    Google ученый

  • Руководство по обучению на основе данных

    В этом приложении мы исследуем взаимосвязь между отношением к гендерным ролям и различными демографическими характеристиками с помощью кросс-таблицы.

    Гендерное отношение к ролям по полу

    Сначала рассмотрите мнение отдельных людей о том, должны ли замужние женщины работать. Переменная Q4WWJBIA содержит ответы на вопрос: «Вы согласны или не согласны со следующим утверждением? Если у мужа достаточный доход, для его жены лучше не иметь работы». Мы перекодировали Q4WWJBIA на две категории, представляющие общее согласие или несогласие, и исключили респондентов, которые не ответили. Что вы замечаете в ответах людей на эту новую переменную, WIFEWORK?

    Перекрестная таблица позволяет нам изучить взаимосвязь между ЖЕНЩИНАМИ и полом, которая измеряется переменной SEXA.У мужчин и женщин одинаковое отношение к вопросу о том, должны ли замужние женщины работать? Что заставляет вас ответить так, как вы это сделали?

    Затем посмотрите на переменную WOMANHAPPY, которая содержит ответы на вопрос: «Согласны ли вы со следующим утверждением? Без сомнения, счастье женщины заключается в браке». Ответы на этот вопрос имеют код 1 для «согласен» и 2 для «не согласен». (Мы перекодировали Q4WNMGA, как указано выше.)

    Теперь посмотрим на кросс-таблицу WOMANHAPPY с SEXA.В равной ли степени мужчины и женщины согласны с тем, что женское счастье основано на браке?

    Наконец, подумайте о взаимосвязи между полом и о том, считают ли люди, что маленькие дети страдают, если их матери работают вне дома. Снова используйте перекрестную таблицу, на этот раз с MOMWORK (перекодировано из Q4JBMMCC, как указано выше) и SEXA. По-разному ли мужчины и женщины относятся к работе матерей вне дома? Посмотрите, в частности, на гистограмму. Что это показывает?

    Гендерное ролевое отношение по возрасту

    Далее мы исследуем взаимосвязь между отношением к гендерным ролям и возрастом.Мы перекодировали возрастную переменную AGEB в три категории: 20-40, 41-64, 65 и старше. Мы назвали новую переменную AGEGROUP. ROLES — это код Q4WWHHX, который просит респондентов согласиться или не согласиться с утверждением: «Работа мужа — зарабатывать деньги; работа жены — заботиться о доме и семье». Посмотрите на кросс-таблицу AGEGROUP и ROLES. Есть ли связь между возрастом и отношением к гендерным ролям? Какой процент лиц младше 40 лет согласился с этим утверждением? А как насчет тех, кому за 65?

    Наконец, запустите перекрестные таблицы отношения других гендерных ролей с возрастом (WIFEWORK, MOMWORK и WOMANHAPPY).Похожа ли модель для этих показателей отношения к гендерным ролям? Чем различаются возрастные группы в отношении к работающим женам? Верно ли такое же отношение к работающим матерям? По-разному ли относятся к браку в возрастных группах как к источнику счастья для женщин? Какой вопрос показывает наибольшую изменчивость среди возрастных групп?

    15.4: Развитие гендерной идентичности

    С рождения детям присваивается пол и социализируются, чтобы соответствовать определенным гендерным ролям на основе их биологического пола.« Пол » относится к физическим или физиологическим различиям между мужчинами, женщинами и интерсексуалами, включая их первичные и вторичные половые характеристики. « Пол », с другой стороны, относится к социальным или культурным различиям, связанным с данным полом.

    Когда рождаются младенцы, им присваивается пол в зависимости от их биологического пола: младенцы мужского пола приписываются мальчикам, младенцы женского пола — девочкам и интерсексуалов. младенцев рождаются с половыми характеристиками, которые не соответствуют типичным определениям для мальчиков. или женские тела, и их обычно относят к той или иной гендерной категории.Ученые обычно рассматривают гендер как социальную конструкцию , что означает, что он не существует естественным образом, а представляет собой концепцию, созданную культурными и социальными нормами. С самого рождения детей социализируют, чтобы они соответствовали определенным гендерным ролям в зависимости от их биологического пола и пола, к которому они приписаны22

    Субъективное восприятие человеком своего пола и то, как он развивается, или гендерная идентичность , является предметом многочисленных споров. Это степень, в которой человек идентифицируется с определенным полом; это индивидуальное ощущение и субъективное восприятие человеком того, что он мужчина, женщина или человек другого пола.Он часто формируется в раннем возрасте и состоит в основном из принятия (или непринятия) принадлежности к какой-либо гендерной категории. В большинстве обществ существует базовое разделение между гендерными атрибутами, присваиваемыми мужчинам и женщинам. Однако во всех обществах некоторые люди не идентифицируют себя с некоторыми (или всеми) аспектами пола, которые приписываются их биологическому полу.

    Те, кто идентифицируют себя с полом, который соответствует полу, назначенному им при рождении (например, им при рождении присваивается женский пол и продолжают идентифицировать себя как девочка, а затем женщина), называются цисгендерами .Во многих западных культурах людей, которые идентифицируют себя с полом, отличным от их биологического пола (например, им при рождении назначается женщина, но внутренне они чувствуют, что они мальчики или пол, отличный от девочки), называются трансгендерами . Некоторые трансгендеры, если у них есть доступ к ресурсам и медицинской помощи, предпочитают изменять свое тело с помощью медицинских вмешательств, таких как хирургия и гормональная терапия, чтобы их физическое состояние лучше соответствовало их гендерной идентичности.

    Рисунок \ (\ PageIndex {1} \): Этот человек идентифицирует себя как гендерный. (Изображение Франциски Ноймейстер имеет лицензию CC BY 2.0)

    Недавние термины, такие как «гендерный», «гендерный флюид», «гендерный вариант», «андрогинный», «агендер» и «гендерно неконформный», используются людьми, которые не идентифицировать себя в рамках гендерной бинарности как мужчину или женщину. Вместо этого они идентифицируют себя как существующие где-то в спектре или континууме гендеров или вообще вне этого спектра, часто непрерывно эволюционируя.

    Гендерный континуум

    Рассмотрение гендера как континуума позволяет нам воспринимать богатое разнообразие полов, от транс- и цисгендеров до гендерных квиров и агендеров. Большинство западных обществ основаны на идее, что пол — это бинарный код , что существует только два пола (мужчины и женщины), основанные на двух полах (мужской и женский), и что каждый должен соответствовать одному или другому. Эта социальная дихотомия обеспечивает соответствие идеалам мужественности и женственности во всех аспектах пола и пола — гендерной идентичности, гендерного выражения и биологического пола.

    Согласно сторонникам квир-теории , гендерная идентичность не является жесткой или статичной идентичностью, но может продолжать развиваться и меняться с течением времени. Квир-теория развивалась в ответ на предполагаемые ограничения способа, которым, как считается, идентичности становятся консолидированными или стабилизированными (например, геями или натуралами), и теоретики построили квирность в попытке противостоять этому. Таким образом, теория пытается поддерживать критику, а не определять конкретную личность.Хотя «квир» не поддается простому определению, этот термин часто используется для обозначения идентичности, которая не является жестко развитой, а вместо этого является подвижной и изменчивой. 24

    Человек из полового хлеба

    В 2012 году Сэм Киллерман создал Genderbread Person как инфографику, чтобы разбить гендерную идентичность, гендерное выражение, биологический пол и сексуальную ориентацию. 25 В 2018 году он обновил его до версии 2.0, чтобы сделать его более точным и всеобъемлющим. 26

    Рисунок \ (\ PageIndex {2} \): Genderbread Person объясняет гендерную идентичность, гендерное выражение, биологический пол и сексуальную ориентацию.(Изображение произносится как METROsexual)

    Род местоимений

    Местоимения — это часть языка, используемая для обозначения кого-то или чего-то без использования собственных существительных. В стандартном английском языке некоторые местоимения третьего лица в единственном числе — это «он» и «она», которые обычно рассматриваются как местоимения, специфичные для пола, относящиеся к мужчине и женщине соответственно. Гендерно-нейтральное местоимение или гендерно-включающее местоимение — это место, которое не имеет никакого отношения к полу и может использоваться для кого-то любого пола.

    В некоторых языках есть только гендерно-нейтральные местоимения, в то время как в других языках возникают трудности с установлением каких-либо местоимений, не зависящих от пола.Люди с небинарной гендерной идентичностью часто выбирают для себя новые местоимения от третьего лица в рамках своего перехода. Они часто выбирают местоимения, нейтральные в гендерном отношении, чтобы другие не увидели в них женского или мужского пола. 28

    Вот таблица, основанная на «Практическом справочнике по местоимениям Радужной коалиции Йеллоунайфа»:

    Таблица \ (\ PageIndex {1} \): Руководство по местоимениям (Rainbow Coalition of Yellowknife. (N.d). Удобное руководство по местоимениям [файлы PDF]. Получено с http: // www.rainbowcoalitionyk.org/resources/)
    Местоимения Пример
    He / His / Him (местоимения мужского рода) Он идет в магазин, чтобы купить себе шляпу. Вчера я видел, как он потерял свою старую шляпу.
    She / Her / Her (местоимения женского рода) Она идет в магазин, чтобы купить себе шляпу. Вчера я видел, как она потеряла старую шляпу.
    Они / Они / Их (гендерно-нейтральные местоимения) Они идут в магазин, чтобы купить себе шляпу. Вчера я видел, как они потеряли свою старую шляпу.

    Факторы, влияющие на гендерную идентичность

    Хотя формирование гендерной идентичности до конца не изучено, многие факторы были предложены как влияющие на ее развитие. Биологические факторы, которые могут влиять на гендерную идентичность, включают пре- и послеродовой уровень гормонов и генетический состав.Социальные факторы включают представления о гендерных ролях, передаваемые семьей, авторитетными лицами, средствами массовой информации и другими влиятельными людьми в жизни ребенка. Согласно теории социального обучения, дети развивают свою гендерную идентичность, наблюдая и имитируя связанное с гендером поведение других; затем они «награждаются» за имитацию поведения людей того же пола и «наказываются» за имитацию поведения другого пола. Например, детей мужского пола часто вознаграждают за то, что они подражают отцовской любви к бейсболу, но наказывают или каким-то образом перенаправляют, если они подражают любви старшей сестры к куклам.Детей формируют и формируют окружающие их люди, которым они пытаются подражать и следовать за ними.

    Гендерные роли

    Термин «гендерная роль» относится к представлению общества о том, как мужчины и женщины должны действовать. По мере роста мы учимся вести себя у окружающих. В этом процессе социализации детей знакомят с определенными ролями, которые обычно связаны с их биологическим полом. Термин «гендерная роль» относится к представлению общества о том, как мужчины и женщины должны действовать и вести себя.Гендерные роли основаны на нормах или стандартах, созданных обществом. В американской культуре мужские роли традиционно ассоциировались с силой, агрессией и доминированием, тогда как женские роли традиционно ассоциировались с пассивностью, заботой и подчинением.

    Гендерная социализация

    Процесс социализации, в котором дети учатся этим гендерным ролям, начинается с рождения. Сегодня наше общество быстро одевает младенцев мужского пола в голубые, а девочек — в розовые, даже применяя эти обозначенные цветом гендерные ярлыки, пока ребенок находится в утробе матери.Интересно отметить, что эти цветовые ассоциации с полом не всегда были такими, как сегодня. Вплоть до начала 20 века розовый на самом деле больше ассоциировался с мальчиками, а синий — с девочками, что свидетельствует о том, насколько социально сконструированы эти ассоциации.

    Гендерная социализация происходит через четыре основных фактора: семью, образование, группы сверстников и средства массовой информации. Каждый агент усиливает гендерные роли, создавая и поддерживая нормативные ожидания в отношении гендерного поведения.Воздействие также происходит через вторичные факторы, такие как религия и рабочее место. Повторяющееся воздействие этих агентов с течением времени приводит людей к ложному мнению, что они действуют естественным образом, исходя из своего пола, а не следуя социально сконструированной роли.

    Гендерные стереотипы, сексизм и соблюдение гендерных ролей

    Отношения и ожидания в отношении гендерных ролей обычно основаны не на каких-либо врожденных или естественных гендерных различиях, а на гендерных стереотипах или чрезмерно упрощенных представлениях об отношениях, чертах и ​​моделях поведения мужчин и женщин.Мы используем гендерные стереотипы, когда делаем предположение, что няня-подросток — это женщина.

    В то время как для женщины в некоторой степени допустимо приобретение узкого диапазона мужских характеристик без каких-либо последствий (например, одевание в традиционно мужскую одежду), мужчины редко могут принимать более женские характеристики (например, носить юбки) без риска преследований. или насилие. Угроза наказания за нарушение гендерных норм особенно актуальна для тех, кто не идентифицирует себя как мужчина или женщина.

    Рисунок \ (\ PageIndex {3} \): Позируют ли девушки так для изображения? Что это говорит о гендерных стереотипах? (Изображение на Pixabay)

    Гендерные стереотипы формируют основу сексизма или предвзятого мнения, согласно которому мужчины важнее женщин. Распространенные формы сексизма в современном обществе включают в себя гендерно-ролевые ожидания, такие как ожидание, что женщины будут заботиться о домашнем хозяйстве. Сексизм также включает в себя ожидания людей в отношении того, как должны вести себя члены гендерной группы. Например, ожидается, что девушки и женщины будут дружелюбными, пассивными и заботливыми; когда она ведет себя недружелюбно или напористо, ее могут не любить или воспринимать как агрессивную из-за того, что она нарушила гендерную роль (Rudman, 1998).Напротив, мальчик или мужчина, ведущие себя столь же недружелюбно или напористо, могут в некоторых обстоятельствах восприниматься как сильные или даже вызывать уважение. 31

    Что такое гендерная социализация и почему это важно?

    Даже если вы не знакомы с понятием «гендерная социализация», скорее всего, оно на вас повлияло и вы, в свою очередь, передали другим свои убеждения о том, что составляет гендерно-подходящие отношения и поведение.Гендерная социализация начинается с рождения, усиливается в подростковом возрасте и способствует гендерному неравенству в образовании, занятости, доходе, расширении прав и возможностей и других важных результатах благополучия в подростковом и более позднем возрасте, утверждается в недавно опубликованном дискуссионном документе Исследовательского бюро ЮНИСЕФ. — Innocenti и Международный центр исследований женщин. Статья обогащает наше понимание гендерной социализации, объединяя теории из психологии, социологии и биологии и анализируя важные исторические и демографические сдвиги, чтобы предоставить более целостную картину того, как происходит гендерная социализация и кто ее основные «агенты» (например.грамм. члены семьи, сверстники, общественные лидеры) и структуры (например, политические структуры, культурные и социальные нормы, глобальные СМИ) имеют влияние — в подростковом возрасте и позже.

    [В новом исследовании кратко излагаются основные идеи и выводы из дискуссионного документа о гендерной социализации в подростковом возрасте]

    Прежде чем исследовать концепцию, разработанную в статье, и ее применение в программировании и разработке политики, давайте поразмышляем о том, что такое гендерная социализация и как она проявляется в повседневной жизни.В документе гендерная социализация определяется как «процесс, с помощью которого люди развивают, уточняют и учатся« делать »гендер посредством интернализации гендерных норм и ролей по мере того, как они взаимодействуют с ключевыми агентами социализации, такими как их семья, социальные сети и другие социальные институты. ” (стр.6)

    Подростковый возраст — критический период, в который усиливаются гендерные установки и модели поведения и появляются новые гендерные роли. Это также период, в течение которого начинают проявляться негативные последствия некоторых гендерных норм

    Ключевым компонентом этого процесса является усвоение гендерных норм и их действия.Чтобы проиллюстрировать, как это происходит, мы попросили друзей со всего мира (через социальные сети) привести примеры того, как мальчики и девочки по-разному социализируются в своей культуре, если это вообще происходит. В раннем детстве родители и опекуны могут одевать детей мужского и женского пола в разные цвета (например, розовый для девочек и синий для мальчиков в Италии) или давать им разные игрушки для игры (например, машины для мальчиков, куклы для девочек в Чешской Республике). . Друг из Болгарии поделился, что там люди часто комментируют внешность маленьких девочек («Ты такая красивая;« Какое у тебя красивое платье »), в то время как они с большей вероятностью укажут на занятия и способности мальчиков (« Ты беги так быстро »;« Ты такой сильный »).

    © UNICEF / UNI167857 / Zaidi Братья и сестры находят убежище в классе, где они укрываются после бегства от вооруженного конфликта в племенном агентстве Северный Вазиристан, провинция Хайбер-Пахтунхва в Пакистане.

    Эти примеры являются вполне гендерными стереотипами, но друзья из Нидерландов и Соединенного Королевства отметили, что в их странах происходят изменения, и многие родители отдают предпочтение гендерно-нейтральной одежде (например, черно-белую с принтами) и занятиям ( например, поощрение дочерей кататься на велосипедах и сыновей ходить на уроки танцев).Такие подходы предоставляют своим детям менее традиционные концепции и меньше различий между тем, что значит быть мальчиком и девочкой.

    Подруга с Соломоновых Островов прокомментировала, что там, где она живет, у людей нет сильных ожиданий, что девочки будут носить определенный цвет и выглядеть женственно в раннем детстве, но по мере приближения к подростковому возрасту возникают такие ожидания, как «полезность по дому». С другой стороны, ожидается, что мальчики будут более «дикими», лазать по деревьям и быть активными.Такая жесткость, которую ожидают от мальчиков, не редкость. Подруга из Китая поделилась, что сильной мужской нормой в ее культуре является то, что «мальчики не плачут», в то время как для девочек это приемлемо. Как и в Болгарии и на Соломоновых островах, в Сомали и соседних с ней странах люди чаще обращают внимание на внешность девушки и выражают свои ожидания в отношении нее как дочери, а затем и жены («Она похожа на свою мать, она у нее хорошие волосы, светлый цвет и хороший нос… когда она вырастет, она будет помогать матери и заботиться о своих братьях и сестрах »).Мальчики также привлекают внимание к своей внешности, но обычно они сосредотачиваются на их способности защищать клан и обеспечивать семью («Он выглядит сильнее! Он будет защищать свою семью и родство»).

    Примеры показывают, как гендерная социализация подкрепляется в различных культурах «агентами социализации», которые, в свою очередь, находятся под влиянием таких факторов, как социально-экономические условия страны, гендерные и политические структуры, социальные и культурные нормы, глобальные СМИ, а также их собственные местные сообщества и сети.

    [НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ] Подростковый возраст — критический период, в который усиливаются гендерные установки и модели поведения и появляются новые гендерные роли. Это также период, когда начинают проявляться негативные последствия некоторых гендерных норм. Например, девочки-подростки могут быть вынуждены бросить школу, чтобы помогать по дому, они могут быть выданы замуж до своего 18 -го -го дня рождения, впервые испытают нежелательную беременность или насилие со стороны интимного партнера или могут подвергнуться воздействию ВИЧ (ЮНИСЕФ, 2014 г .; ВОЗ, 2016 г .; ЮНЕСКО, 2015 г .; ЮНЭЙДС, 2014 г.).

    Мальчики-подростки и молодые люди с большей вероятностью погибнут в результате вооруженных конфликтов и автомобильных аварий, а также будут злоупотреблять психоактивными веществами (Kato-Wallace et al., 2016). В некоторых случаях их подвергают доказательству своей мужественности в агрессивной практике инициации или вынуждают присоединяться к вооруженным группам, городским бандам, преступным синдикатам или повстанческим и правительственным силам (Barker and Ricardo, 2005; UNICEF 2012). Нормы в отношении того, что составляет гендерно-адекватное поведение, играют важную роль в формировании этих результатов.

    Хотя усиление гендерных отношений и ролей в подростковом возрасте связано со многими негативными последствиями, этот период также представляет прекрасную возможность для подростков развить более справедливые гендерные установки и поведение, чтобы уменьшить негативные последствия, описанные выше. Чтобы помочь в разработке более всеобъемлющих программ и политик, в дискуссионном документе представлена ​​структура (см. Рисунок 1 ниже), которая отражает динамический процесс гендерной социализации и множество факторов, которые формируют его на разных уровнях влияния: структурном, социально-интерактивном и индивидуальные уровни (John et al., 2017, с. 19). В нем признается, что подросток не только получает сообщения о своей гендерной идентичности, но и проявляет свободу воли и поддерживает гендерные установки и поведение и, в свою очередь, влияет на гендерную социализацию других.

    При разработке политики и программ, направленных на повышение гендерного равенства, лица, принимающие решения, могут использовать эту структуру, чтобы позиционировать свои усилия, понимать ключевые области и участников, на которых они могут влиять, и результаты, в которые они могут внести свой вклад, и построить более всеобъемлющую Теория изменений.

    Например, в рамках усилий по улучшению социального статуса и перспектив трудоустройства девочек-мигрантов и женщин в городских районах может потребоваться учет пробелов на местном рынке (структурный уровень) и обучение навыкам, которые пользуются большим спросом. Гендерные роли и обязанности этих девочек и женщин дома, в школе и в обществе (уровень социально-взаимодействия) также необходимо учитывать, чтобы гарантировать, что обучение не увеличивает риск межличностного насилия и не обременяет их неуправляемой рабочей нагрузкой. .Стратегии смягчения последствий могут включать предоставление социальных услуг, которые помогают в уходе за детьми и повышают осведомленность ключевых агентов в их сети (включая партнеров-мужчин) о преимуществах занятости женщин. На индивидуальном уровне комплексный подход может включать разные возможности для девочек и женщин с разными когнитивными и физическими способностями, интересами и т. Д.

    Ключевая рекомендация, сделанная в документе, заключается в том, чтобы воспользоваться открывающимися возможностями на структурном уровне и разработать программы и политику, дополняющие эти сдвиги, для достижения большего гендерного равенства.Поиск этих возможностей повлиять на гендерную социализацию в подростковом возрасте особенно важен, поскольку сегодняшние подростки играют решающую роль в достижении Целей в области устойчивого развития, а их гендерное отношение и результаты будут влиять на будущие поколения.

    [Дополнительные рекомендации по политике и программированию гендерной социализации см. На стр. 36-39 дискуссионного документа.]

    Никола Балвин — специалист по управлению знаниями в Исследовательском офисе Innocenti.Управление исследований — Innocenti — это специализированный исследовательский центр ЮНИСЕФ, занимающийся изучением возникающих и текущих приоритетов с целью формирования политики и практики в интересах детей. Доступ к каталогу исследований ЮНИСЕФ Innocenti по адресу: unicef-irc.org/publications . Следите за новостями UNICEF Innocenti в Twitter @UNICEFInnocenti Подпишитесь на электронные письма UNICEF Innocenti здесь . Автор благодарит Сару Кук , директора отдела исследований Innocenti, за помощь в концептуализации этого блога и предоставление отзывов на более ранние черновики, а также соавторов Ниту Джон, Кирстен Штобенау, Саманту Риттер и Джеффри Эдмидс от Международного центра исследований женщин за их сотрудничество в работе над этим дискуссионным документом.

    Три измерения взаимосвязи между отношением к гендерным ролям и намерениями в отношении рождаемости | Род

  • Aassve, A., Fuochi, G., Mencarini, L., & Mendola, D. (2015). Какой у вас тип пары? Гендерная идеология, совместная работа по дому и младенцы. Демографические исследования , 32 , 835–858.

    Артикул Google ученый

  • Айзен И. и Фишбейн М. (1973). Установочные и нормативные переменные как предикторы конкретного поведения. Журнал личности и социальной психологии , 27 (1), 41–57. https://doi.org/10.1037/h0034440.

    Артикул Google ученый

  • Арпино, Б., Эспинг-Андерсен, Г., и Пессин, Л. (2015). Как изменение гендерного отношения к женской занятости влияет на фертильность? Анализ на макроуровне. Европейский социологический обзор , 31 (3), 370–382. https://doi.org/10.1093/esr/jcv002.

    Артикул Google ученый

  • Бальбо, Н., и Миллс, М. (2011). Влияние социального капитала и социального давления на намерение иметь второго или третьего ребенка во Франции, Германии и Болгарии, 2004–05 гг. Population Studies , 65 (3), 335–351. https://doi.org/10.1080/00324728.2011.579148.

    Артикул Google ученый

  • Бернарди, Ф., Чахая, Л., и Леопольд, Л. (2017). «Спой мне песню, имеющую социальную значимость»: (неправильное) использование тестирования статистической значимости в европейских социологических исследованиях. Европейский социологический обзор , 33 (1), 1–15.

    Google ученый

  • Бернарди, Л., Райзер, В.-А., и Ле Гофф, Ж.-М. (2013). Гендерный ролевой набор, семейные ориентации и намерения женщин в области фертильности в Швейцарии. Швейцарский социологический журнал , 39 (1), 9–31.

    Google ученый

  • Биллари, Ф. К., Гойсис, А., Лифброер, А. К., Сеттерстен, Р. А., Осве, А., Хагестад, Г., & Спедер, З. (2011). Крайний социальный возраст для деторождения женщин и мужчин. Репродукция человека , 26 (3), 616–622. https://doi.org/10.1093/humrep/deq360.

    Артикул Google ученый

  • Биллари Ф.С., Филипов Д., & Теста, М. Р. (2009). Отношения, нормы и предполагаемый поведенческий контроль: объяснение намерений в отношении рождаемости в Болгарии. Европейский журнал народонаселения , 25 (4), 439–465. https://doi.org/10.1007/s10680-009-9187-9.

    Артикул Google ученый

  • Блансдон, Б., и Рид, К. (2005). Изменения в отношении к работе матерей: данные австралийских опросов. Труд и промышленность: журнал социальных и экономических отношений в сфере труда , 16 (2), 15–27.https://doi.org/10.1080/10301763.2005.10669321.

    Артикул Google ученый

  • Бользендаль, К. И., и Майерс, Д. Дж. (2004). Феминистские взгляды и поддержка гендерного равенства: изменение мнения женщин и мужчин, 1974–1998. Социальные силы , 83 (2), 759–789. https://doi.org/10.1353/sof.2005.0005.

    Артикул Google ученый

  • Брюстер, К.Л. и Падавич И. (2000). Изменение гендерной идеологии, 1977–1996 годы: вклад внутрикогортных изменений и текучести населения. Journal of Marriage and Family , 62 (2), 477–487. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2000.00477.x.

    Артикул Google ученый

  • Brooks, C., & Bolzendahl, C. (2004). Трансформация отношения к гендерным ролям в США: замена когорты, социально-структурные изменения и идеологическое обучение. Исследования в области социальных наук , 33 (1), 106–133. https://doi.org/10.1016/S0049-089X(03)00041-3.

    Артикул Google ученый

  • Чиабаттари, Т. (2001). Изменения в консервативных гендерных идеологиях мужчин, влияние когорт и эпох. Гендер и общество , 15 (4), 574–591. https://doi.org/10.1177/0801015004005.

    Артикул Google ученый

  • Комолли, К.Л., Нейер, Г., Андерссон, Г., Доммермут, Л., Фаллесен, П., Мааарика, Дж.,… Лаппегард, Т. (2021 г.). За пределами экономических взглядов: деторождение во время и после рецессий в странах Северной Европы. Европейский журнал народонаселения , 37 (2), 1–48.

    Google ученый

  • Дэвис, Н. Дж., И Робинсон, Р. В. (1991). Осознание мужчинами и женщинами гендерного неравенства, Австрии, Западной Германии, Великобритании и США. Американский социологический обзор , 56 (1), 72–84. https://doi.org/10.2307/2095674.

    Артикул Google ученый

  • Dommermuth, L., Hohmann-Marriott, B., & Lappegård, T. (2015). Гендерное равенство в семье и деторождении. Journal of Family Issues , 38 (13), 1803–1824.

    Артикул Google ученый

  • Дувандер, А.-З. И Андерссон Г. (2006). Гендерное равенство и фертильность в Швеции: исследование влияния использования отцом отпуска по уходу за ребенком на продолжение деторождения. Обзор брака и семьи , 39 (1–2), 121–142. https://doi.org/10.1300/J002v39n01_07.

    Артикул Google ученый

  • Duvander, A.-Z., Lappegård, T., & Andersson, G. (2010). Семейная политика и фертильность: использование отцами и матерями отпуска по уходу за ребенком и продолжение деторождения в Норвегии и Швеции. Журнал европейской социальной политики , 20 (1), 45–57. https://doi.org/10.1177/0958928709352541.

    Артикул Google ученый

  • Англия, П. (2010). Гендерная революция неравномерна и зашла в тупик. Гендер и общество , 24 , 149–166. https://doi.org/10.1177/08210361475.

    Артикул Google ученый

  • Эвертссон, М.(2014). Гендерная идеология и разделение работы по дому и ухода за детьми в Швеции. Journal of Family Issues , 35 (7), 927–949. https://doi.org/10.1177/0192513X14522239.

    Артикул Google ученый

  • Функ Н. и Мюллер М. (ред.) (1993). Гендерная политика и посткоммунизм. Размышления из Восточной Европы и бывшего Советского Союза . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Гал, С., & Клигман, Г. (2000a). Воспроизведение как политика. В: С. Гал и Г. Клигман (ред.), Политика пола после социализма, , (стр. 15–36). Принстон: Издательство Принстонского университета.

  • Гал С. и Клигман Г. (2000b). Воспроизведение пола . Принстон: Издательство Принстонского университета.

  • Гольдшайдер, Ф. К., Бернхардт, Э., и Бранден, М. (2013). Внутреннее гендерное равенство и деторождение в Швеции. Демографические исследования , 29 (40), 1097–1126.https://doi.org/10.4054/DemRes.2013.29.40.

    Артикул Google ученый

  • Goldscheider, F. K., Bernhardt, E., & Lappegård, T. (2015). Гендерная революция: рамки для понимания семьи и демографического поведения. Обзор народонаселения и развития , 41 (2), 207–239. https://doi.org/10.1111/j.1728-4457.2015.00045.x.

    Артикул Google ученый

  • Гольдшейдер, Ф.К., Олах, Л. С., и Пуур, А. (2010). Согласование исследований гендерного отношения мужчин и фертильности: ответ на Westoff и Higgins. Демографические исследования , 22 , 189–198. https://doi.org/10.4054/DemRes.2010.22.8.

    Артикул Google ученый

  • Хоэм, Дж. М. (2008). Отчетность о статистической значимости в научных журналах. Демографические исследования , 18 (15), 437–442. https: // doi.org / 10.4054 / DemRes.2008.18.15.

    Артикул Google ученый

  • Инглхарт Р. и Норрис П. (2003). Прилив: гендерное равенство и культурные изменения во всем мире . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. https://doi.org/10.1017/CBO9780511550362.

    Забронировать Google ученый

  • Янсен, М., и Лифброер, А. С. (2006). Отношения пар, роды и разделение труда. Journal of Family Issues , 27 , 487–1511.

    Артикул Google ученый

  • Кан, М.-Й., и Хертог, Э. (2017). Внутреннее разделение труда и предпочтение фертильности в Китае, Японии, Южной Корее и Тайване. Демографические исследования , 36 (2017), 557–588. https://doi.org/10.4054/DemRes.2017.36.18.

    Артикул Google ученый

  • Кейн, Э.W., & Sanchez, L. (1994). Семейное положение и критика гендерного неравенства дома и на работе. Социальные силы , 72 (4), 1079–1102. https://doi.org/10.2307/2580293.

    Артикул Google ученый

  • Кауфман Г. (2000). Имеет ли значение отношение к гендерным ролям? Формирование семьи и распад среди традиционных и эгалитарных мужчин и женщин. Journal of Family Issues , 21 (1), 128–144.https://doi.org/10.1177/019251300021001006.

    Артикул Google ученый

  • Kjeldstad, R., & Lappegård, T. (2014). Как соотносятся гендерные ценности и семейные обычаи? Конфигурации ценностной практики в контексте гендерного эгалитаризма. NORA — Северный журнал феминистских и гендерных исследований , 22 (3), 219–237. https://doi.org/10.1080/08038740.2013.864703.

    Артикул Google ученый

  • Lappegård, T.(2010). Семейная политика и рождаемость в Норвегии. Европейский журнал народонаселения , 26 (1), 99–116. https://doi.org/10.1007/s10680-009-9190-1.

    Артикул Google ученый

  • Lesthaeghe, R. (1995). Разворачивающаяся история второго демографического перехода. Обзор народонаселения и развития , 36 (2), 211–251.

    Артикул Google ученый

  • Макдональд, П.(2000). Гендерное равенство, социальные институты и будущее фертильности. Журнал демографических исследований , 17 (1), 1–16. https://doi.org/10.1007/BF03029445.

    Артикул Google ученый

  • Миеттинен А., Бастен С. и Роткирх А. (2011). Еще раз о намерениях в отношении гендерного равенства и рождаемости: данные из Финляндии. Демографические исследования , 24 (20), 469–496. https://doi.org/10.4054 / DemRes.2011.24.20.

    Артикул Google ученый

  • Миеттинен А., Лайниала Л. и Роткирх А. (2015). Работа женщин по дому снижает фертильность: данные лонгитюдного исследования финских пар. Acta Sociologica , 58 (2), 139–154. https://doi.org/10.1177/0001699315572028.

    Артикул Google ученый

  • Нейер, Г., И Андерссон, Г. (2008). Последствия семейной политики для детородного поведения: эффекты или артефакты? Обзор народонаселения и развития , 34 (4), 699–724. https://doi.org/10.1111/j.1728-4457.2008.00246.x.

    Артикул Google ученый

  • Нейер, Г., Лаппегард, Т., и Виньоли, Д. (2013). Гендерное равенство и фертильность: какое равенство имеет значение? Европейский журнал народонаселения , 29 (3), 245–272.https://doi.org/10.1007/s10680-013-9292-7.

    Артикул Google ученый

  • Нок С. Л. (1987). Символическое значение деторождения. Journal of Family Issues , 8 (4), 373–393. https://doi.org/10.1177/019251387008004004.

    Артикул Google ученый

  • Окунь Б.С., Раз-Юрович Л. (2019). Работа по дому, отношение к гендерным ролям и намерения супружеских пар в отношении фертильности: пересмотр роли мужчин в гендерных теориях изменения семьи. Обзор народонаселения и развития , 45 (1), 169–196. https://doi.org/10.1111/padr.12207.

    Артикул Google ученый

  • Олах, Ливия, Даниэле Виньоли и Ирена Э. Котовска. 2021. «Гендерные роли и семьи». В кн .: Справочник по экономике труда, человеческих ресурсов и народонаселения. Springer; С. 1–28.

  • Филиппов Д. (2008). Гендерные установки, связанные с семьей: три аспекта: «гендерно-ролевая идеология», «последствия для семьи» и «экономические последствия.’. В C. Höhn, D. Avramov и I. E. Kotowska (Eds.), People, Population Change and Policies: Lessons from the Population Policy Acceptance Study , (стр. 153–174). Дордрехт: Спрингер.

    Глава Google ученый

  • Пуур, А., Олах, Л. С., Тази-Преве, М. И., и Дорбриц, Дж. (2008). Желания мужчин в отношении деторождения и взгляды на мужскую роль в Европе на заре 21 века. Демографические исследования , 19 (56), 1883–1912.https://doi.org/10.4054/DemRes.2008.19.56.

    Артикул Google ученый

  • Quesnel-Vallée, A., & Philip Morgan, S. (2003). Не попали в цель? Соответствие намерений и поведения в отношении фертильности в США Population Research and Policy Review , 22 (5–6), 497–525. https://doi.org/10.1023/B:POPU.0000021074.33415.c1.

    Артикул Google ученый

  • Ренье-Луалье, А., & Виньоли, Д. (2011). Намерения плодородия и препятствия на пути их реализации во Франции и Италии. Население , 66 (2), 361–390. https://doi.org/10.3917/pope.1102.0361.

    Артикул Google ученый

  • Риндфус Р. Р., Филип Морган С. и Свисегуд Г. (1988). Первые роды в Америке: изменения в сроках отцовства . Беркли: Калифорнийский университет Press. https://doi.org/10.1525/9780520332508.

    Забронировать Google ученый

  • Саксенберг, С. (2014). Гендерная семейная политика в посткоммунистической Европе. Историко-институциональный анализ . Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. https://doi.org/10.1057/9781137319395.

    Забронировать Google ученый

  • Шобер, П. С. (2013a). Влияние отцовства на гендерное неравенство: объяснение изменений в оплачиваемой и домашней работе, когда британские пары становятся родителями. Европейский социологический обзор , 29 (1), 74–85. https://doi.org/10.1093/esr/jcr041.

    Артикул Google ученый

  • Шобер П. С. (2013b). Гендерное равенство и аутсорсинг домашней работы, деторождения и стабильности отношений между британскими парами. Journal of Family Issues , 34 (1), 25–52. https://doi.org/10.1177/0192513X11433691.

    Артикул Google ученый

  • Шен, Р., Астон, Н. М., Ким, Ю. Дж., Натансон, К. А., и Филдс, Дж. М. (1999). Влияют ли намерения в отношении фертильности на репродуктивное поведение? Журнал брака и семьи , 61 (3), 790–799. https://doi.org/10.2307/353578.

    Артикул Google ученый

  • Скотт Дж. (2008). Изменение отношения к гендерным ролям. В J. Scott, S. Dex, & H. Joshi (Eds.), Women and Employment: Changing Lives and New Challenges , (стр.156–178). Челтенхэм: Эдвард Элгар. https://doi.org/10.4337/9781848442931.00014.

    Глава Google ученый

  • Скотт Дж. У. (1986). Пол: полезная категория исторического анализа. Американский исторический обзор , 91 (5), 1053–1075. https://doi.org/10.2307/1864376.

    Артикул Google ученый

  • Шёберг, О. (2010). Двойственное отношение, противоречивые институты.Амбивалентность гендерно-ролевых установок в сравнительной перспективе. Международный журнал сравнительной социологии , 5 (1), 33–57.

    Артикул Google ученый

  • Салливан, О., Биллари, Ф. К., и Алтинтас, Э. (2014). Изменяющийся вклад отцов в уход за детьми и домашнюю работу в странах с очень низкой рождаемостью: влияние образования. Journal of Family Issues , 35 (8), 1048–1065.https://doi.org/10.1177/0192513X14522241.

    Артикул Google ученый

  • Szelewa, D., & Polakowski, M. P. (2008). Какая разница? Изменение моделей ухода за детьми в Центральной и Восточной Европе. Журнал европейской социальной политики , 18 (2), 115–131. https://doi.org/10.1177/0958928707087589.

    Артикул Google ученый

  • Теста, М.Р. (2007). Предпочтения в отношении деторождения и семейные проблемы в Европе: данные исследования Eurobarometer 2006. Венский ежегодник исследований в области народонаселения , 2007 , 357–379. https://doi.org/10.1553/populationyearbook2007s357.

    Артикул Google ученый

  • Томсон, Э. (1997). Супружеские желания, намерения и роды в отношении деторождения. Демография , 34 (3), 343–354. https://doi.org/10.2307/3038288.

    Артикул Google ученый

  • Thornton, A., & Young-DeMarco, L. (2001). Четыре десятилетия тенденций в отношении к семейным вопросам в Соединенных Штатах: 1960–1990-е годы. Journal of Marriage and Family , 63 (4), 1009–1037. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2001.01009.x.

    Артикул Google ученый

  • Торр, Б.М. и Шорт, С. Е. (2004). Вторые роды и вторая смена: исследовательская записка о гендерном равенстве и фертильности. Обзор народонаселения и развития , 30 (1), 109–130. https://doi.org/10.1111/j.1728-4457.2004.00005.x.

    Артикул Google ученый

  • UNECE / PAU (2008a). Программа «Поколения и гендер»: концепции и руководящие принципы . Женева: Европейская экономическая комиссия Организации Объединенных Наций.

    Google ученый

  • UNECE / PAU (2008b). Программа «Поколения и гендер»: инструменты исследования . Женева: Европейская экономическая комиссия Организации Объединенных Наций.

    Google ученый

  • ван Эгмонд, М., Бакстер, Дж., Бухлер, С., & Вестерн, М. (2010). Замедленная революция? Гендерно-ролевые установки в Австралии, 1986–2005 гг. Журнал демографических исследований , 27 (3), 147–168. https://doi.org/10.1007/s12546-010-9039-9.

    Артикул Google ученый

  • Виньоли, Д., Гетто, Р., Баззани, Г., Пирани, Э., и Минелло, А. (2020). Размышление об экономической неопределенности и рождаемости в Европе: повествовательная структура. Род , 76 (28), 1-27.

    Google ученый

  • Викат, А., Спедер, З., Свекла, Г., Биллари, Ф., Бюлер, К., Десесквеллес, А.,… Солаз, А. (2007). Поколения и гендерное исследование (GGS): На пути к лучшему пониманию взаимоотношений и процессов на протяжении жизни. Демографические исследования , 17 , 389–439. https://doi.org/10.4054/DemRes.2007.17.14.

    Артикул Google ученый

  • Уоткинс, С.С. (1993). Если бы мы знали о женщинах только то, что читали в «Демографии», что бы мы знали? Демография, 30, 551–577.