Психологические ресурсы человека: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Ресурс - Психологос

Ресурсы - это необходимые для жизни человека источники, запасы, средства и предпосылки. В повседневной жизни, это энергия, деньги, эмоции и так далее. Близкое понятие - добро.

Виды ресурсов

Ресурсы бывают

Использование ресурсов

Ресурсы можно тратить, а можно вкладывать, можно нарабатывать их своими силами и честно, можно за счет других (см. Способы человеческой жизни).

Трата - это нецеленаправленное использование ресурсов, расходование, уничтожение ресурсов. Близко: Растяпа - тот, кто раздает добро задешево.

Вклад - это использование ресурсов, направленное на достижение какого-то определенного результата (как вариант - на восстановление этого или другого ресурса).

Отношение к ресурсам Творца, Романтика, Потребителя, Паразита

Паразит. Для него ресурсы - это то, что нужно тратить и не нужно восполнять. Зачем? Другие восполнят. Паразит не заботится даже о своих ресурсах: о своем здоровье, о своей жизни в целом. Он уверен: кто-то должен за него все сделать: и жизнь, и карьеру, и семью.

Потребитель. О своем заботится, о чужом - нет. Свое восполнять готов, но настолько, насколько это необходимо ему. Избыток ресурсов тратит на развлечения и удовольствия.

Романтик. Обычно ресурсов не имеет, потому как не с чего их взять. Если вдруг ресурсы попадают в его руки - тратит необдуманно, зачастую по благородному порыву души все и сразу. После таких трат проблема остается, а ресурсы - нет.

Творец. Все ресурсы вкладывает: в себя и других талантливых людей рядом с собой. Каждый вклад должен работать, от каждого вклада должен быть эффективный результат - это основной критерий, важный для Творца.

Варианты ресурсов

Близкие понятия

Ресурсное состояние, состояние "в ресурсе" - состояние богатства всех имеющихся ресурсов: энергетики, эмоций и пр. В ресурсном состоянии проще всего достичь какого-то результата: есть что вкладывать.

Такое состояние характерно для людей, которые не только вкладывают или тратят, но и не забывают вовремя восполнять ресурсы.

Ресурсы | | Наша Психология

Каждый психолог и в своей работе, и в личной жизни использует знания о ресурсах человека. Предлагаем разобраться, что такое ресурсы и почему необходимо уделять этой теме особое внимание.

Зачем нам нужны психологические ресурсы?

Если человек не умеет находить ресурсы, психика не позволит идти в глубокие слои, раскрывать завесу психологических защит, за которыми таятся воспоминания о трагических моментах жизни. Недаром многие причины и детальная информация об истинных мотивах человека, диктуемых непроработанными, травматичными моментами, скрыты.

Один раз психике уже пришлось затратить колоссальное количество сил и энергии, чтобы выжить, пережить, перебороть то, что она так усиленно прячет. Где гарантия, что в этот раз она справится? Если ресурса нет, динамика работы будет затруднена.

Если человек не в ресурсе, ему становится тяжело. Начинает болеть голова, тошнит, невозможно справиться с собственными эмоциями.

Изучая и нарабатывая свои собственные ресурсы, человек создает систему поддержки, которая помогает двигаться вперед и достигать желаемого. А с другой стороны, помогает легче пережить сложные моменты жизни и быстрее выйти из кризисных ситуаций.

Виды психологических ресурсов

Выделяют несколько видов ресурсов:

  • внутренние и внешние,
  • материальные и нематериальные,
  • психические и физические состояния,
  • психические процессы,
  • свойства личности.

В некоторых источниках встречается классификация, расширенная до 72 видов.

4 группы ресурсов

Все ресурсы можно объединить в 4 большие группы:

  • физические,
  • эмоциональные,
  • духовные,
  • ментальные.

Физические ресурсы – это здоровье, телесная развитость, физическая стрессоустойчивость и здоровая физико-биологическая среда.

Эмоциональные ресурсы

 – это умение осознавать свои эмоции, управлять ими, осознавать и управлять эмоциями других людей, не нарушая границ.

Ментальные ресурсы – это логика, осознанность, контакт с собой, навыки произвольной саморегуляции, самодетерминация, адекватность, внимание.

Духовные ресурсы – это осознание, «чувствование» своей внутренней природы, особое состояние творческого вдохновения, инсайты.

Часто только при наработке ресурса у человека происходит осознание проблемы, понимание, как выйти из сложной ситуации, возвращается вера в собственные силы, улучшается физическое и эмоциональное состояние.


Читайте также о том, что такое инсайт, аутентичность, локус контроля, паттерн, социальная мобильность.

(PDF) Психология жизненных ресурсов личности: опыт экспериментального исследования

WWW.PRO.RSU.RU

88

В числе значимых исследовательских задач оказались и выявление особенностей

социальной мобильности у разных групп испытуемых, обладающих разными доминан-

тами составляющих жизненных ресурсов, и разработка рекомендаций практическим

психологам по у чету психологической структуры жизненных ресурсов личности.

По итогам первого этапа работы была сформирована экспериментальная

выборка объемом 320 человек. Стратегией формирования экспериментальной

выборки выступило привлечение реальных групп. Эксперимент проводился на

группе лиц, обратившихся в Центр социально-психологической помощи населения

«Рост» г. Армавира по различным проблемам.

В результате отбора в базовый исследовательский пакет вошли следующие

тестовые методики: опросник социально-психологической адаптированности

(СПА), самоактуализационный тест (САТ), методика Дж. Роттера «Уровень субъек-

тивного контроля» (УСК), методика Холмса и Раге, краткий ориентировочный тест

(КОТ), методика «Индекс жизненного стиля» Р. Плучика и Г. Келлермана, методика

«Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева (СЖО), методика оценки способ-

ности к эмпатии А. Мехрабиен, Н. Эпштейн.

В силу отсутствия экспериментально-обоснованных данных о структуре жизнен-

ных ресурсов человека значительную часть нашей эмпирической работы составило

выявление содержания и структурирования данного психологического феномена.

Сочетание идеографического и номотетического подходов, привлечение исследо-

вательского арсенала математико-статисти ческих методов позволило не только

установить основное содержание и структурную организацию жизненных ресурсов

личности, но и осуществить дифференциацию испытуемых на три группы в зависи-

мости от характерных им доминант содержания жизненных ресурсов. Основываясь

на результатах экспериментального исследования, нами были построены психоло-

гические портреты субъектов с разными доминантами жизненных ресурсов.

По итогам проведенной теоретико-экспериментальной работы были следую-

щие выводы:

Жизненный ресурс личности, привлекаемый ею для достижения успешности

в разных сферах жизнедеятельности и преодоления возникающих при этом

трудностей и экстремальностей, представляет собой сложное психологиче-

ское образование, включающее в себя феномены, относящиеся к разным

сферам индивидуальной и социальной активности.

Жизненные ресурсы личности связаны со следующими психологическими −

показателями: самопринятие, принятие других, эмоциональная комфорт-

ность, компетентность во времени, ценностные ориентации, гибкость по-

ведения, сензитивность к себе, спонтанность, самоуважение, представления

о природе человека, развитие познавательных потребностей, креативности,

общая интернальность, стрессоустойчивость, интеллектуальное развитие,

напряженность психологических защит, наличие целей в жизни, интерес

и эмоциональная насыщенность жизни, удовлетворенность самореализацией,

локус контроля – Я, локус контроля – жизнь, уровень эмпатии.

РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ В ПЕРИОД ВЗРОСЛОСТИ

С.А. ХАЗОВА

Статья посвящена проблеме мобилизации и истощения ресурсов личности. На основании двух серий эмпирических исследований (n = 63 и n = 38) делается вывод о роли ситуационного контекста в мобилизации ментальных ресурсов человека. Показаны возможности их накопления с приобретением опыта. Описаны проявления истощения на соматическом и психическом уровне.

Исследование выполнено финансовой поддержке Российского научного фонда, проект № 14-28-00087.

Ключевые слова: ментальные ресурсы субъекта, мобилизация, истощение, ситуационный контекст.

Изучение человеческих ресурсов в последнее время привлекает все большее внимание исследователей в различных областях как в зарубежной, так и отечественной психологии. Одним из первых на актуальность этой проблемы обратил внимание Б.Г. Ананьев, выразив надежду на то, что в будущем можно будет  построить «общую модель резервов и ресурсов личности, которые проявляют себя в самых различных направлениях в зависимости от реального процесса взаимодействия человека с жизненными условиями внешнего мира и от структуры личности самого человека» (Ананьев, 1968, с. 325).

В современной психологии трудно найти направление, в котором в той или иной мере не уделялось бы внимание исследованию  ресурсов   человека.   Так,   в

психологии развития, прежде всего зарубежной, ресурсы интенсивнее всего изучаются в контексте традиций интеракционизма как результат взаимодействия ребенка с окружающим миром, как факторы защиты, противостоящий фактору риска (M. Holtmann, М. Laucht, A.S. Masten,  K. Niebank,  M.G. Reed,  M.H. Schmidt, H. Scheithauer,  F. Petermann,   E.E. Werner). В позитивной психологии и психологии здо- ровья сильные стороны личности (ресурсы) способствуют  успешному  практическому овладению миром и снижают риск возникновения заболеваний  и  дезадаптации, позволяют субъекту функционировать во всех отношениях более успешно, чем  при  их  отсутствии  (M.E.P. Seligman, M. Csikszentmihalyi, C. Peterson, Д.А. Леонтьев). В психологии спорта и психологии труда ресурсы рассматриваются как фактор саморегуляции профессиональной деятельности, условие предотвращения/ купирования утомления и эмоционального выгорания (В. А. Бодров, Н.Е. Водопьянова, В.И. Моросанова, В.Е. Орел, В.А. Толочек). В
психологии стресса
ресурсы выступают важнейшим условием повышения эффективности совладающего поведения (S. Folkman, R. Lasarus, K.B. Matheny, Т.Л. Крюкова, Е.А. Петрова). В когнитивной психологии и психологии интеллекта доказано, что интеллектуальные ресурсы не только обеспечивают решение интеллектуальных задач, но и участвуют в регуляции жизнедеятельности вообще, в ситуациях социальных взаимодействий, при решении  жизненных  трудностей  (C.S.  Carver, H. Gardner, M.F. Scheier, В.Н. Дружинин, Т.В. Корнилова, М.А. Холодная).

Однако, несмотря на значительное количество исследований, за рамками научных интересов фактически остается наиболее эвристическое направление в изучении ресурсов вообще и ментальных ресурсов, в частности, – анализ их динамики. Можно  назвать  незначительное количество зарубежных работ в этом направлении, в которых отмечается, что ресурсы могут вкладываться, расходоваться, истощаться, сохраняться, накапливаться, экономиться и восстанавливаться, развиваться на протяжении жизни (C. M. Aldwin, S.E. Hobfoll, C.J. Holahan, R.H. Мoos, P.T. Wong), а также единичные отечественные исследования актуализации ресурсов и их развития (А.С. Кузнецова, А.Б. Леонова, А.В. Либина, В.А. Толочек).

Широкое использование понятия «ресурс» и интенсивность исследований в данной проблемной  области не привели к единству понимания, и даже наоборот, послужили причиной чрезмерно широкой его трактовки как всего того (черт, диспозиций, способностей, факторов, условий), что позволяет решать жизненные задачи легче и эффективнее (Маралов, 2002). Отсутствие четкого определения, в свою очередь, позволяло исследователям отнести к классу ресурсов фактически неограниченное множество как внешних, так и внутренних переменных, выделенных по разным основаниям. Еще менее определенным является понятие «ментальный ресурс».

Поэтому, прежде всего, необходимо рассмотреть наше понимание ментального ресурса, формулируя которое, мы можем акцентировать его представленность в индивидуальном ментальном опыте. Основой для нас является позиция М.А. Холодной, которая определяет ментальный опыт как систему «индивидуальных интеллектуальных ресурсов, обусловливающих особенности познавательного отношения субъекта к миру и характер воспроизведения действительности в индивидуальном сознании» (Холодная, 2002, с. 245). Именно ментальный опыт, как особая психическая реальность,  детерминирует не только свойства интеллектуальной деятельности, но и особенности социальных взаимодействий и личностные качества, участвует в формировании и поддержании целостного образа Я (Ментальная репрезентация…, 1998; Холодная, 2002). Таким образом, в ментальном опыте субъекта конкретное психическое свойство (либо определенным образом  воспринимаемые  и интерпретируемые элементы объектной, социальной или природной среды) устойчиво связываются с полезностью (пригодностью, выгодой, положительными эффектами) от их мобилизации. Эта позиция соотносится с позицией С.Е. Хобфолла, предлагающего понятие «оцениваемый ресурс» – исходный ресурс плюс его добавленная «ценность» для человека (Hobfoll, 1993), а также идеями В. В. Знакова, Дж. Капрара и Д. Сервона, утверждающими, что у человека есть представление не только о собственных свойствах, но и об их относительной ценности (Знаков, 2005; Капрара, Сервон, 2003). Это позволяет предположить, что все ресурсы субъекта имеют ментальное происхождение, а их возникновение, развитие, управление ими опирается на процессы анализа, установления причинно-следственных связей, интерпретации, прогнозирования и т.д., т.е.  на  процессы  концептуализации,  в ходе которой субъект наделяет объекты внешней (физической и социальной) и внутренней (интрапсихологической) среды ресурсным значением, приписывая им смысл (личностную значимость) и ценность (полезность) для достижения позитивных результатов (Хазова, 2013).

Итак, ментальный ресурс – это механизм, позволяющий субъекту за счет концептуализации событий и своих собственных психических возможностей поддерживать и развивать собственную активность. В ментальном опыте субъекта ментальные ресурсы представлены как воспринимаемые, категоризируемые, интерпретируемые и оцениваемые аспекты внешней и внутренней среды, имеющие личностную значимость и ценность в определенных условиях. Роль ментальных ресурсов  наиболее  ощутимо  проявляется в неблагоприятных для развития личности условиях, в ситуациях вызовов, поскольку именно эти ситуации требуют от субъекта вложения дополнительных сил, их мобилизации. Так, Е.А. Петрова доказала, что опора на межпоколенные отношения как ресурс чаще происходит в ситуациях тяжелых эмоциональных переживаний, экзистенционального личностного кризиса и ситуации жизненного выбора (Петрова, 2008).

Каким же образом происходит мобилизация ментальных ресурсов? Для нас принципиально важным является положение о том, что влияние любой ситуации опосредствовано ее активной интеллектуальной переработкой. В связи с этим можно выделить по крайней мере две модели объяснения того, как субъект привлекает, активирует собственные ментальные ресурсы. И в той, и в другой мобилизация ресурсов в значительной степени детерминирована субъективным восприятием ситуации.

Первая модель объясняет мобилизацию ресурсов, в том числе ментальных, через механизм когнитивного оценивания трудной жизненной ситуации, определение ее смысла для субъекта, оценку своих возможностей – «Я в ситуации» (R. S. Lasarus, S. Folkman, Е.В. Битюцкая, Н.В. Гришина, С.А. Хазова). Так, в классической когнитивной модели стресса Р. Лазаруса и С. Фолкман в процессе когнитивной оценки ситуации происходит соотнесение собственных ресурсов и требований, предъявляемых человеку (Lasarus, Folkman, 1984). Е.В. Битюцкая (2007) делает вывод о том, что когнитивное оценивание предполагает также соизмерение затрат собственных ресурсов и их достаточности/недостаточности для совладания с ситуацией.

Вторая модель связывает управление ресурсами с метакогнитивными структурами, обеспечивающими регуляцию интеллектуальной активности, в частности, с непроизвольным и произвольным видами интеллектуального контроля (Л.А. Виноградова, М.А. Холодная). Современные исследования свидетельствуют, что интеллектуальный контроль имеет отношение к самоконтролю (Я как «мишень» контроля), воспринимаемой самоэффективности / беспомощности, а также совладанию со стрессовым событием. Л.А. Виноградова (2004) указывает, что роль интеллектуального контроля в преодолении эмоционально-трудных ситуаций определяется взаимосвязанностью и одновременно дифференцированностью понимания ситуации, соотнесенностью различных форм опыта (прошлого, актуального и рефлексивного), субъективным чувством уверенности в контролируемости ситуации и уверенности в ее преодолении (2004).   Таким  образом,  непроизвольный  и произвольный виды интеллектуального контроля как компоненты метакогнитивного опыта обеспечивают оценку ситуации и определяют вложение индивидуальных ментальных ресурсов.

Для функционирования системы ментальных ресурсов очень важным оказывается ограниченность ресурсов,  угроза  их истощения. В словарях «истощение» сравнивается с бессилием, утомлением, изнурением, сокращением, исчерпыванием или потерей. Теоретические и экспериментальные данные об истощении ментальных ресурсов крайне малочисленны, отсутствует ясное определение того, что' принято понимать под «истощением» ресурсов субъекта, хотя в психологии труда описано состояние психоэмоционального истощения, развивающегося в результате выгорания (В.А. Бодров, Н.Е. Водопьянова, В.Е. Орел, Е.С. Старченкова).

Наиболее подробно в литературе описаны причины истощения ресурсов. Первой причиной является действие экстремального, хронического или пролонгированного стресса, который вызывает депрессию, раздражительность, эмоциональную напряженность, в результате чего, несмотря на мобилизацию защитных сил организма, запасы ресурсов постепенно истощаются (S. E. Hobfoll, M.D.   Myers, Z.  Wolf, Г. Селье).

Вторая причина – неоптимальное эмоциональное состояние или проблемы со здоровьем (C.J. Holohan,  R.H. Moos, Sh. Taylor, P.T. Wong). Например, Н. Карлсон обращает внимание на тот факт, что стресс, волнения, переживания в первую очередь вызывают расход именно психофизических ресурсов (резервов), которые растрачиваются быстро, а восстанавливаются медленно (Carlson, 2004).

Третья причина – недостаточность ресурсов. По мнению некоторых авторов (Л.В. Куликов, С.С. Кургинян, Е.А. Петрова, С.А. Хазова), недостаточность развития ресурсов повышает риск нарушения адаптации и тем самым ведет к последующему истощению сил организма. С.Е. Хобфолл описывал в связи с этим так называемую спираль утраты: люди, пережившие существенную потерю ресурсов, не могут делать «инвестиции в ресурсы», накапливать их, вследствие чего им приходится использовать обреченные на провал стратегии минимизации потерь, которые часто приводят к дальнейшему расходу бо'льшего количества ресурсов, нежели требуется; это и далее истощает ресурсы субъекта, делает его более уязвимым перед лицом стресса (Hobfoll et al. , 1993, 2003).

Четвертая причина – невозможность / ограниченная возможность восстановления ментальных ресурсов. Таким образом, жизненные обстоятельства могут предъявлять чрезмерные требования к системе ментальных ресурсов, тем самым истощая ее.

Все вышесказанное обусловило зада- чи эмпирического исследования: изучить мобилизацию, а также причины и феноменологию истощения ментальных ресурсов в период взрослости, поскольку именно взрослый человек способен решать жизненные задачи, опираясь на собственные возможности и опыт, в котором отражены результаты  проживания  жизни  и концептуализации событий жизненного пути и своей роли в них.
 

ОРГАНИЗАЦИЯ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Эмпирическое исследование включало две серии. Первая серия предполагала изучение мобилизации ментальных ресурсов субъекта и ее ситуационного контекста. Респондентами выступали слушатели факультета по переподготовке специалистов с высшим образованием (n = 63; 14 мужчин, 49 женщин) в возрасте от 23 до 61  лет (М = 36,8). Вторая серия была посвящена изучению истощения ментальных ресурсов (причин и феноменологии) у родителей, воспитывающих ребенка с ограниченными возможностями здоровья (детским церебральным параличом) не менее четырех лет (n = 38; 30 матерей, возраст от 26 до 38 лет, М = 31,4; и восьми отцов, возраст от 34 до 45 лет, М = 42). Возраст детей с ограниченными возможностями здоровья на момент исследования составил от 4 до 8 лет. Исследование проводилось в Костроме и Костромской области. Общая выборка в двух сериях 101 человек. В обеих сериях эмпирическим референтом выступали представления субъекта о собственных ресурсах. Основными методами исследования являлись полуструктурированное феноменологическое интервью на основе методики «Life Line» и контентанализ нарративов, свободных высказываний, ответов на вопросы.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Первая серия исследования предполагала анализ ответов на вопрос о том, каковы ментальные ресурсы в период взрослости и каков контекст их мобилизации (субъективное значение событий жизненного пути, ресурсы, на которые опирается человек, чтобы с ними совладать).

Прежде всего необходимо отметить, что определяя понятие «ресурс», все респонденты рассматривают его как источник, запас сил, запас энергии, «силы, дар, способности» человека, т.е. как некие внутренние качества, возможности, способности, позволяющие «жить успешно».

Анализ интервью позволил выделить пять основных групп ментальных ресурсов в период взрослости (процентная доля указана по отношению к общему количеству названных ресурсов во всех группах):

1)  эмоционально-волевые (44,3%): уверенность, независимость, доброта, преданность и любовь к родителям, детям, жизнелюбие, сдержанность, вера в Бога, целеустремленность, настойчивость, решительность, трудолюбие, терпение, ответственность, собранность, сила воли, упорство, жизнестойкость, пунктуальность, хладнокровие, мужество, твердость характера, умение концентрироваться на задаче, эмоциональная устойчивость;

2)  интеллектуальные (20,9%): интеллект, ум, рациональное мышление, чувство юмора, способность к самоанализу (рефлексия), умение думать, мудрость, креативность, любознательность, интерес к новому, гибкость, оптимизм (сознание того, что жизнь продолжается), позитивное мышление, умение извлекать новый опыт;

3)  коммуникативные (18,6%): коммуникабельность, общительность, эмпатия, открытость, отзывчивость, толерантность  к другим людям, умение слушать людей, умение находить общий язык;

4)  мотивационные (11,6%): стремление добиться успеха в жизни, быть успешным, вера в лучшее, желание, чтобы тобою гордились, цель в жизни, стремление к росту, желание развиваться, желание учиться, стремление к самовыражению и самореализации;

5)  телесные (4,6%): сила, выносливость, привлекательность (красота).

Кроме того, 30% респондентов как особый ресурс выделяют воспринимаемое состояние здоровья (мы объясняем это  тем, что возраст большинства респондентов превышает 35 лет, а это возраст, в котором несколько ухудшаются функциональные возможности организма и берут старт многие заболевания).

Необходимо отметить различия в ментальных ресурсах между мужчинами и женщинами: мужчины чаще считают ресурсами уверенность (φ* = 3,25, р £ 0,000), эмоциональную устойчивость (φ* = 1,82,   р £ 0,034) и физические качества (φ* = 1,91, р £ 0,028). Женщины чаще, чем мужчины, называют ответственность (φ* = 1,68,  р £ 0,046), терпение (φ* = 2,40, р £ 0,008), любовь к детям (φ* = 2,84, р £ 0,000).

Приведем  фрагменты интервью:

«Моим ресурсом физическая сила является тоже, если надо, я могу руками работать. Могу себя защитить и свою семью» (муж. , 52 года). «В стрессовых ситуациях мне помогают выдержка, терпение, умение не конфликтовать, быстрая реакция, умение концентрироваться. С возрастом появились объективность, уравновешенность, женская мудрость, – это главные мои ресурсы» (жен.,  37 лет).

Обращает на себя внимание тот факт, что взрослые люди отмечают ресурсную роль социальных отношений, институтов  и групп: семья (дети, внуки), друзья, культура и искусство: «мой ресурс это прежде всего моя семья: она дают мне силу, поддерживает меня» (жен., 46 лет).

В качестве ситуаций вызовов, которые потребовали мобилизации значительных ментальных ресурсов, взрослые люди чаще всего называют экстремальные и напряженные ситуации, в то время как повседневные трудности фактически не требуют мобилизации; вероятно, это связано с накоплением жизненного опыта (табл. 1).

Как видно из табл., наиболее значимым событием для 47,6% респондентов является рождение ребенка: как субъективно трудное, вызвавшее чрезмерное напряжение  сил, потребовавшее вложения дополнительных ресурсов его называют 62,5% женщин и 33,3% мужчин (φ* = 1,90, р £ 0,028): «Сын родился, мне всего 21 год был. Муж тогда в другом городе учился. Я ночами вставала, проверяла, дышит ли, боялась за сына очень, почти ночей не спала. Пока в больницу не попала…» (жен., 52 года).

Ситуации мобилизации ментальных ресурсов

Таблица

События

Количество упоминаний

%

Экстремальные ситуации

Смерть родного человека

20

31,7

Тяжелая болезнь, собственная или близкого человека

6

9,5

Напряженные ситуации, связанные с изменением образа жизни

Рождение ребенка

30

47,6

Развод родителей

2

3,2

Собственный развод

1

1,6

Начало обучения (школа, училище, ун-т)

23

36,5

Начало (смена) профессиональной  деятельности

8

12,7

Начало самостоятельной жизни

6

9,5

Переезд

3

4,8

Профессиональные  достижения

7

11,1

Служба в армии

1

1,6

Ежедневные трудности

Отношения с противоположным полом

5

7,9

Более чем для трети респондентов (36,5%) стрессом послужило начало обучения, особенно профессионального, связанного с переездом, сменой места и образа жизни. Это событие, актуально переживаемое как трудное, как «беда, ужас», спустя несколько лет оценивается как причина изменений: «Я в 14 лет уехала из дома учиться. Был человек квартирная хозяйка, она со мной очень много разговаривала. Я стала полностью другая, более стойкая в жизненных неурядицах. С благодарностью ее вспоминаю» (жен., 29 лет). Как экстремальная трудность оцениваются респондентами  потери  близких,  тяжелые   болезни:

«Умерла мама. До этого я была маленькой. Пришлось повзрослеть, стать сильной» (жен.,  61 год).

Интересно, что целая группа ситуаций,   требующих   вложения   ментальных ресурсов, касается  профессиональной сферы: начала профессиональной деятельности, профессиональных достижений, смены работы: «Я перешла в другую больницу работать, после перерыва операционной сестрой. Ужасно трудно было, руки не слушались совершенно. Тогда я инструмент стала домой брать, тренировалась с закрытыми глазами… Ответственность за дело помогла, настойчивость… Я очень здесь работать хотела» (жен. , 32 года).

При анализе ответов становится очевидно, что респонденты не просто приводят факты, но объясняют события, определяют их личностный смысл и субъективную ценность собственных ментальных ресурсов.  Принципиально  важно,  что в нарративах значительной части респондентов ресурсы появляются не сразу, они как бы постепенно проявляются из интерпретаций своего поведения в ситуации: испытуемые начинают рассказывать  о событиях жизненного пути, о том, что они «тогда» думали, какие поступки совершали, какими качествами или ресурсами обладали «тогда» и что в них открылось после   этого   события   или   со временем.

Это позволяет нам говорить об «неявности» знания субъекта о собственных ментальных ресурсах, которые «имплицитно присутствуют», «подразумеваются» субъектом при решении жизненных задач (Корнилова, 2011). Кроме того, на осно-  ве концептуализации опыта осознаются изменения  в  системе  ресурсов,  которые «появляются», «открываются», «создаются специально», потому что «жизнь учит».

Приведем фрагменты интервью:

«И положительные события, и отрицательные увеличивали, укрепляли мои ресурсы, сделали меня способным совершать поступки и отвечать за них» (муж., 25 лет). «Пока учишься в школе – идет приспособление за счет того, что у тебя есть. А затем идет выработка качеств, что-то в себе специально создаешь. Жизнь учит» (жен., 37 лет).

Интервью позволило зафиксировать некоторую ситуационную обусловленность выбора ментальных ресурсов: респонденты отмечали, что в зависимости от ситуации большую эффективность имеют те или другие ресурсы, хотя используются они в комплексе и значительная их часть востребована во многих ситуациях. Так, например, рождение ребенка, по мнению респондентов, требует мобилизации «ответственности, обучаемости (я ничего не умела, но всему легко научилась), способно- сти идти на компромисс» (жен., 24  года),

«терпения, зрелости, любви» (жен. , 27  лет),

«собранности, выносливости, позитивного отношения к миру» (жен., 37 лет).

Эти результаты хорошо соотносятся с данными Е.С. Старченковой (2012) о «симптомокомплексе», объединяющем ресурсы проaктивного совлaдания: общительность как ключевой ресурс, эмоционaльная устойчивость, сaмоконтроль, нaстойчивость, организованность. Действительно, можно предположить наличие определенных комплексов ментальных ресурсов, действующих в повторяющихся ситуациях, которые создаются или складываются стихийно  в  процессе жизнедеятельности.

Данные комплексы могут характеризоваться разной степенью устойчивости: создаваться под конкретную задачу, обеспечивая гибкость реагирования в конкретной ситуации, либо быть результатом индивидуальных предпочтений.

О том, как удается мобилизовать ресурсы в конкретной ситуации, респонденты говорят так: «жизнь заставила», «пришлось», «появился опыт, он помогает», «со временем научилась лучше понимать себя и лучше управлять своими силами», «я не задумывался, они включаются в ситуации сами». На основе этих эмпирических фактов и теоретических данных можно говорить о двух стратегиях мобилизации ресурсов – непроизвольной (без предварительных усилий по осознанию ресурса) и произвольной и осознанной мобилизации как целенаправленной активации ресурса на основе концептуализации особенностей ситуации и выбора наиболее релевантных требованиям ситуации ментальных ресурсов.

Вторая серия исследования посвящена описанию феномена истощения ментальных ресурсов в ситуации хронического стресса. Особенностью данного исследования является попытка связать истощение ресурсов со снижением эффективности совладающего поведения, под которым понимается осознанное, целенаправленное поведение субъекта ориентированное на устранение стрессора или на изменение своего эмоционального состояния. Поэтому дополнительно использовался Опросник  способов  совладания   (ОСС)  Р. Лазаруса, С. Фолкман, адаптированный Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой (2007). Обязательными условиями участия в группе были добровольность, наличие медицинского диагноза у ребенка и восприятие этой ситуации как тяжелого жизненного события.

Итак, первым результатом исследования было выделение наиболее стрессогенных факторов. Среди них родители называют неконтролируемость ситуации (81%), материальные трудности (78%), ухудшение отношений с супругом / супругой (63%), монотонность и однообразие (60%), отсутствие поддержки (71%), страх за будущее ребенка (28%), а также «неоправданные надежды» и «зря потраченные силы» родителей. В высказываниях чувствуется самообвинение и пессимистический настрой на будущее: «К такому повороту невозможно было подготовиться. Муж начал невыносимо раздражать и доводить меня, постоянные выяснения отношений “на ровном месте” уничтожали меня как личность. Я ненавидела всех и даже себя (пауза) просто очень обидно! Каждый день – как болото, у меня нет ни сил, ни желания что-то менять…Все равно уже ничего не вернуть назад. … Мне так плохо!» (жен., 32 года, разведена, воспитывает дочь с ДЦП 6 лет).

Вторым важным результатом было выявление и описание феноменологии истощения ресурсов. Так, наиболее выраженными эмоциональными проявлениями являются: сильная усталость (65,8%), постоянное психическое напряжение (57,9%), неудовлетворенность собой (57,9%), раздражительность (47,4%), отсутствие радости (39,5%), апатия, «разбитость», безразличие (по 36,8%). Приведем фрагмент из интервью: «Безразличие и апатия ко всему. Нахожусь в постоянном психическом напряжении. Это истощение у меня уже около четырех лет такое состояние норма жизни. Постоянно чувствую себя опустошенной, ничего не могу с этим поделать» (жен., 37 лет, замужем, имеет двух детей с ДЦП, не работает).

Из анализа интервью можно сделать заключение о том, что истощение ресурсов отражается на интеллектуальном функционировании. Респонденты отмечают вязкость мыслей, невозможность «ни о чем думать» (39,5%), невнимательность (21%) и невозможность сосредоточиться (21%), а также расстройство памяти (26,3%). Приведем фрагменты из интервью: «Я ничего не могу запомнить, все забываю. Ношу с собой листочек, на котором все записываю. Утром встаю – голова “тяжелая”, мысли путаются, не могу ни о чем думать. А вечером лягу, в голове страшное крутится: вот если бы еще часа два рожать, ребенок бы мертвый родился… Не мучился бы… и я тоже» (жен., 30 лет., имеет дочь с ДЦП и ЗПР 8 лет).

На поведенческом уровне зафиксированы следующие проявления: 39,5% кричат, укоряют близких и ребенка, 36,8% «постоянно», «по поводу и без» плачут, 21% употребляют алкоголь, курят, 10,5% демонстрируют агрессию (ударяют, толкают, замахиваются, стучат по голове) по отношению к больному ребенку.

Соматическое состояние также не является оптимальным: 36,8% страдают бессонницей или плохо, тревожно спят («все время ворочаюсь», «без конца просыпаюсь»,

«не могу уснуть, тяжелые мысли в голове вертятся»), 23,7% постоянно принимают лекарства, отмечают потерю аппетита (21%), снижение сексуального влечения (10,5%), а также постоянные боли, чаще всего головные и сердечные (18,4%).

Анализ бесед с родителями позволяет утверждать, что истощение ментальных ресурсов ведет к уменьшению контактов с окружающими, а это, в свою очередь, – к обостренному  переживанию одиночества:

«Мне уже никто не поможет, лучше быть одному», «Людям нет дела до моего горя, поговорят, успокоят, а толку? Я все равно остаюсь одна со своей проблемой» и т.д. Полученные из интервью данные также свидетельствует  о  снижении  самооценки («я во всем виновата», «я плохая мать, иногда мне его убить хочется»), ощущении зависимости от ухудшения отношений с окружающими, потере жизненных ориентиров («Не вижу смысла жизни, ради чего стараться? Все, что делала раньше, не приносит никаких результатов»).

В исследовании зафиксированы изменения в выборе стратегий совладающего поведения от момента постановки диагноза  к  настоящему  моменту.   Совладающее поведение на момент постановки диагноза изучалось нами ретроспективно, на основании самоотчетов. Итак, при столкновении с экстремальной ситуаци-  ей (постановка медицинского диагноза ребенку) родители использовали такие стратегии, как планирование решения проблемы (75%), самоконтроль (63,3%), поиск социльной поддержки (67,2%). В рейтинге стратегий совладания реже встречаются дистанцирование (46,6%), конфронтатив- ный копинг (55%) и положительная перео- ценка (54,7%). Несмотря на шок («хотела кричать во все горло о помощи», «ступор, шок и тело как будто каменное»), родители, узнав о диагнозе ребенка, чаще всего сосредоточивались на проблеме, пытались ее решать, обращались к специалистам, старались не показывать своих чувств чужим, обращались за помощью к родным, искали информацию о болезни ребенка, искали малейшую возможность хоть както воздействовать на ситуацию («откуда я мог знать, что делать, но все равно хватался за все возможности!»).

Однако по истечении нескольких лет стратегии совладания под воздействием хронического стресса меняются: родители значимо чаще начинают прибегать к таким стратегиям, как  избегание  (89,3%; Т = 70,5, р £ 0,014), дистанцирование (75,5%; Т = 65,5, р £ 0,013), реже обращаются к планированию решения проблемы (51%; Т = 185,5, р £ 0,033).

В принципе, наши результаты соотносятся с данными М.С. Голубевой (2007), изучавшей совладающее поведение родителей детей с тяжелыми нарушениями развития и доказавшей, что чем больше родители заняты поиском решений проблем с целью их полного разрешения, тем больше они подвержены эмоциональным расстройствам, депрессии и разочарованиям. Между тем другие исследования свидетельствуют о том, что не все родители детей с тяжелыми нарушениями воспринимают эту ситуацию как безысходную, не позволяющую радоваться жизни. В этом случае их ментальные ресурсы не истощаются (Т.Л. Крюкова, Е.В.  Куфтяк).

Таким образом, необходимо констатировать, что состояние истощения ментальных ресурсов провоцируется хроническим стрессом или чередой неблагоприятных событий в жизни, в результате чего негативные эмоции накапливаются, аккумулируются при отсутствии «разрядки», возможности их отреагирования. Важнейшую роль в возникновении состояния истощения родителей играет концептуализация ситуации, связанной с болезнью ребенка, как безысходной, трагической, изменяющей жизнь семьи, не позволяющей им радоваться жизни и быть счастливыми.

Не вызывает сомнений, что истощение ментальных ресурсов затрудняет адаптацию человека к меняющимся условиям его жизнедеятельности и лишает его способности к активному действию, что дает возможность рассматривать истощение как дезадаптивное состояние, проявляющееся на разных уровнях функционирования субъекта и имеющее характерную симптоматику.

 

ВЫВОДЫ

1. Ментальные ресурсы субъекта связываются нами с процессами концептуализации, в результате которых внутренние характеристики и объекты физической и социальной среды наделяются личностной значимостью и ценностью по отношению  к достижению позитивных для субъекта результатов, в частности совладанию с ситуациями вызовов.

2. Принципиально важное  значение для мобилизации ментальных ресурсов играет восприятие ситуации как трудной, требующей вложения сил. К таким ситуациям относятся экстремальные (потери близких, тяжелые заболевания), напряженные (рождение ребенка, смена места и образа жизни) и даже повседневные трудности  (профессиональные достижения).

3. К истощению ментальных ресурсов ведет концептуализация ситуации как непреодолимой, безысходной, неконтролируемой.

4. Истощение ментальных ресурсов протекает на соматическом, эмоциональном, когнитивном, поведенческом уровнях и ведет к снижению эффективности совладания с трудной ситуацией.
 

1.     Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1968. 339 с.

2.     Битюцкая Е.В. Когнитивное оценивание и стратегии совладания в трудных жизненных ситуациях: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2007. 30 с.

3.     Бодров В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление. М.: ПЕР-СЭ, 2006. 525 с.

4.     Виноградова Л.А. Интеллектуальный контроль как фактор преодоления эмоционально-трудной ситуации // Психол. журн. 2004. Т. 12. № 5. С. 21–28.

5.     Голубева М.С. Совладающее поведение родителей, воспитывающих детей с тяжелыми сенсорными нарушениями: автореф. дис. … канд. психол. наук. Кострома, 2006. 22 с.

6.     Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций // Вопр. психологии. 1997. № 1. С. 121– 131.

7.     Знаков В.В. Психология понимания: проблемы иперспективы. М.: ИП РАН, 2005. 448 с.

8.     Капрара Дж., Сервон Д. Психология личности. СПб,: Питер, 2003. 640 с.

9.     Корнилова Т.В. Самооценка в структуре интеллектуально-личностного  потенциала человека // Психол. журн. 2011. Т. 32. №2. С. 25–35.

10.  Крюкова Т.Л. Методы изучения совладающего поведения: три копинг-шкалы. Кострома: Авантитул, 2007. 61 с.

11.  Кургинян С.С. Вклад интрапсихических характеристик отношения личности к себе в ее психическую организацию // Эксперим. психол. 2013. №3. C. 83–97.

12.  Маралов В.Г. Основы самопознания и саморазвития. М.: ИЦ «Академия», 2002. 256 с.

13.  Ментальная репрезентация: динамика и структура / Андреева Е. А., Белопольский В.И., Блинникова И.В. и др. М.: ИП РАН, 1998. 320 с.

14.  Моросанова В.И. Саморегуляция и индивидуальность человека. М. : Наука, 2012. 519 с.

15.  Петрова Е.А. История семьи как межпоколенный ресурс совладающего поведения и средства его получения // Вестн. КГУ им. Н.А. Некрасова. Серия «Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика». 2008. Т.14. № 2. С. 201–209.

16.  Старченкова Е.С. Ресурсы проактивного совладающего поведения // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 12. Психология. Социология. Педагогика. 2012. Вып. 1. Март. С. 51–61.

17.  Хазова С.А. Ментальные ресурсы субъекта: феноменология и динамика. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2014. 390 с.

18.  Холодная М.А. Психология интеллекта: Парадоксы исследования, СПб.: Питер, 2002. 272 с.

19.  Холодная М.А. Психология понятийного мышления: От концептуальных структур к понятийным способностям. М.: ИП РАН, 2012. 288 с.

20.  Carlson N.R. Physiology of behavior. N.Y.: Allyn & Bacon, 2004.

21.  Folkman S. Coping as a mediator of emotion // J. Pers. and Soc. Psychol. 1988. N 54. Р. 466–475.

22.  Hobfoll S.E., Lilly R.S. Resource conservation as a strategy for community psychology // J. of Community Psychol. 1993. V. 21. N 2. Р. 128–148.

23.  Hobfoll S.E. et al. Resource loss, resource gain, and emotional outcomes among inner city women / Hobfoll S.E. Johnson R.J., Ennis N., Jackson А.Р.// J. Pers. and Soc. Psychol. 2003. N 84.  P. 632–643.

24.  Holahan C.J. et al. Resource loss, resource gain, and depressive symptoms: A 10-year model / Holahan C.J., Moos R.H., Holahan С.К., Cronkite

R.C. // J. Pers. and Soc. Psychol. 1999. V. 77. N 3. P. 620–629.

25.  Lasarus R.S., Folkman S. Stress, Appraisal and Coping. N.Y., 1984.

26.  Taylor Sh. et al. Early environments, emotions, responses to stress, and health / Taylor Sh., Lerner J., Lehman B., Seeman T. // J. of Personality. 2004. N 72. P. 1365–1393.

27.  Wong P.T. Effective management of life stress: The resource-congruence model // Stress Medicine. 1993. V. 9. N 3. P. 51–60.

 

Поступила 8. VI 2015 г.

 

Для ссылки:

Вопросы психологии. – 2015. № 5. С. 28 37. 

Образовательное направление «Психология управления личностными ресурсами»

Ежедневно от каждого человека требуется быстрая адаптация к меняющемся условиям жизнедеятельности. В рамках направления «Психология управления личностными ресурсами» будет осуществляться психологическая подготовка к профессиональной деятельности и развитие навыков эффективной социальной адаптации через само-менеджмент развития своих ресурсов.

Среди направлений ресурсного менеджмента мы выделили два основных: тайм-менеджмент и стресс-менеджмент. Мы считаем их взаимодополняющими категориями, поскольку в приемах, содержащихся в этих технологиях, представлены личностная и профессиональная сферы, физиологическая и социальная основы.

Тайм-менеджмент — технология, которая позволяет руководить временем в реальных ситуациях повседневной жизни. Приемы стресс-менеджмента позволяют развить способность к творческой самореализации. Основные методы в стресс-менеджменте — базовая релаксация и модификация поведения. Оба направления менеджмента исследуют индивидуальный жизненный ритм человека и раскрывают методы, позволяющие его восстановить.

Цель данного направления — развитие умения осознанно планировать восстановление и применение своих жизненных ресурсов во временной перспективе.

Основные темы:

  • управление временем;
  • индивидуальный ритм и работа с «времяпоглотителями»;
  • управление ресурсами;
  • методы изучения личностных ресурсов;
  • способы саморегуляции неблагоприятных эмоциональных состояний;
  • активизирующие техники и методы релаксации.

В содержание могут быть включены темы, предложенные самими студентами Honors College.

При наличии интереса дополнительно могут быть рассмотрены такие темы как:

  • развитие внимания, памяти, воображения;
  • развитие воли;
  • развитие уверенности в себе и повышение самооценки;
  • развитие рефлексии.

Ведущая образовательного направления

Елена Владиславовна Котова, кандидат психологических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами ИЭУиП СФУ.

Преподаваемые дисциплины: «Конфликтология», «Управление конфликтом», «Психологическая служба».

Область научных интересов: психология развития, медицинская психология, конфликт-менеджмент.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ КАК ФАКТОР ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО УЧИТЕЛЯ

Чечурова Юлия Юрьевна
кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии труда
НОУ ВПО «Тверской институт экологии и права»,

Тверь, Россия

Статья посвящена исследованию психологических ресурсов личности как фактора оценки качества жизни педагогов общеобразовательных школ. Выявлены и проанализированы субъективные показатели оценки качества жизни, описана совокупность внутренних условий личности, способствующих формированию у учителей оценки своего качества жизни, а именно: рассмотрены такие показатели, как жизнестойкость, самоотношение, а также использование адаптивных копинг-стратегий. В работе раскрыты основания для изучения психологических ресурсов личности, которые влияют на удовлетворенность качеством жизнью и могут быть использованы в целях психологического консультирования, а также прогнозирования удовлетворенности жизнью, опираясь на личностные особенности. Полученные данные могут оказывать содействие процессу усовершенствования психологической помощи взрослому населению в целом.

Исследование психологических ресурсов личности является актуальным и перспективным направлением в большинстве психологических областей. Современное общество предъявляет повышенные требования к качеству жизни, в том числе и в профессиональной деятельности, при этом усиливается воздействие на человека различных стресс-факторов: это и увеличение темпа современной жизни, и необходимость переработки большого объема получаемой информации, и ухудшение экологической обстановки, природные и техногенные катаклизмы и т. д. Всё это, несомненно, касается и участников педагогической деятельности.


В связи с активным развитием современной системы образования, в психологической и социальной поддержке нуждаются учителя, ведь от удовлетворенности учителей своей жизнью, своей деятельностью во многом зависит эффективность всего педагогического процесса.

Учитель – одна из самых многочисленных профессий современной России, и в то же время одна из наиболее уязвимых социальных групп. Исследования показали, что на педагогах наиболее остро отразился весь комплекс реформ, проводимых в последнее десятилетие, который привёл к снижению их качества жизни. В связи с этим изучение проблемы оценки качества жизни и психологических детерминант является одним из наиболее значимых направлений научно-практических исследований в современной психологической науке (К.А. Абульханова-Славская, Г.М. Головина, Е.Е. Давыдова, A.A. Давыдов, A.Л. Журавлев, Г.М. Зараковский, Т.И. Ионова, A.A. Новик, Т.Н. Савченко, В. А. Хащенко, Р. Кантор, А. Мишелл и др.).

Исследования показателей, факторов и социально-психологических характеристик качества жизни проводятся в основном зарубежными авторами. Так, подчеркивается взаимосвязь качества жизни с экстернальностью-интернальностью, уровнем стресса (О.С. Васильева, A. Abbey, F.M. Andrews), социальной поддержкой, ролевым соответствием, тревожностью и депрессией (Chibnall), структурой ценностей личности и наличием жизненных целей (Г.Н. Головина Т.Н. Савченко, Р. Инглхарт), копинг-стилями (Т. Myhrer, J.-L. Syversen, О. Vassend, R.G. Watten), жизненной стратегией личности (И.А. Джидарьян), самооценкой (Kozma, Stones), мотивацией достижений, волевым самоконтролем, социальной активностью, принятием себя, коммуникативностью (Г.М. Головина, Т.Н. Савченко).

Таким образом, можно говорить о недостаточности исследований в области рассмотрения психологических ресурсов личности и оценки качества жизни педагогов. Особенно остро стоит проблема целостного подхода к изучению психологических факторов качества жизни учителей, поскольку неудовлетворенность в сфере трудовых отношений ведет, как правило, к изменению отношения человека и к другим сторонам его жизни.

Целью исследования явилось выявить и описать психологические ресурсы личности учителя, развитие которых способствует повышению субъективной оценки качества жизни.

В своей работе под психологическими ресурсами мы понимаем систему способностей человека к устранению противоречий личности с жизненной средой, преодоления неблагоприятных жизненных обстоятельств посредством трансформации ценностно-смыслового измерения личности, задающего ее направленность и создающего основу для самореализации [1]. Ресурсы выступают как системная, интегральная характеристика личности, позволяющая преодолевать трудные жизненные ситуации, актуализирующаяся и проявляющаяся в процессах самодетерминации личности. Среди наиболее важных психологических ресурсов нами выделяются жизнестойкость личности, самоотношение и копинг-поведение.

В исследовании приняли участие 87 педагогов (г. Тверь: МОУ СОШ №№ 30, 44 и 48), из них 23 мужчины, 64 женщины. Для выявления психологических ресурсов личности нами были использованы следующие методики: тест жизнестойкости Д. А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой (модификация опросника Hardiness Survey, разработанного Сальваторе Мадди), методика определения индивидуальных копинг-стратегий Э. Хайма, опросник самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантилеева. Для определения оценки качества жизни учителя была использована методика Н.П. Фетискина «Интегральная оценка качества жизни».

В результате исследования психологических ресурсов личности было выявлено, что большинство учителей имеют средний уровень жизнестойкости. Их отличает наличие стойкого совладания со стрессами. В стрессовых ситуациях выраженность жизнестойкости помогает учителям и препятствует возникновению внутреннего напряжения. Отмечено, что лишь четверть учителей обладают высоким уровнем жизнестойкости. Они способны получать удовольствие от своей деятельности, сами определяют и выбирают ее, свой путь. Более высокий показатель уровня жизнестойкости характеризует учителей как способных жить и выдерживать экзистенциальную тревогу, тревогу потери смысла, тревогу, сопровождающую выбор будущего. Данное качество способствует не только выдерживать неопределенность, но и действовать творчески, по-новому, выбирая определенный риск, что является важной основой для эффективной профессиональной деятельности.

Для педагогов характерно использование широкого спектра копинг-стратегий реагирования в стрессовых ситуациях. При этом часть из них имеет адаптивную направленность, что так или иначе помогает справляться с возникающими сложными ситуациями. В процентном соотношении результаты исследования копинг-механизмов учителей приведены в Таблице 1.

Анализ полученных результатов свидетельствует о том, что осознанный выбор стратегии поведения испытуемых склоняется в сторону конструктивных. Педагоги способны адекватно оценить проблему, провести анализ ситуации и ее последствий, осуществить поиск соответствующей информации и при этом сохранять самообладание.

Таблица 1
Результаты исследования копинг-механизмов испытуемых

Исследование самоотношения педагогов показало следующее (См. : Таблица 2):

Таблица 2
Результаты исследования самоотношения учителей

Результаты исследования интегрального самоотношения (Шкала S) у испытуемых выше среднего, что свидетельствует о позитивном отношении респондентов к себе. Также у учителей отмечаются высокие показатели по шкале самоинтереса, что говорит о включенности учителей в профессиональную деятельность, которая «подогревает» собственный интерес к своим мыслям, чувствам и переживаниям. Самоуважение учителей имеет среднее значение, они верят в свои возможности и способность контролировать свою жизнь.

При исследовании субъективной оценки качества жизни, нами рассматривались следующие параметры: социально-психологическое качество или благополучие жизни; социально-личностное качество жизни; социально-экономическое качество жизни; качество состояния здоровья; качество личной свободы; качество семьи; качество досуга; качество потребностной сферы; качество жизненных ценностей и предпочтений; качество жизненных перспектив и личностной включенности в их реализацию; качество личностной самореализации. К косвенным факторам относят два параметра: качество средовых условий и качество эпохи.

Социально-личностное качество жизни. Результаты исследования показали, что большинство учителей оценивают качество жизни как хорошее и удовлетворительное, верят, что в ближайшее время их жизнь более или менее наладится. В своей жизни учителя больше всего ценят: здоровье, возможность иметь друзей, с которыми приятно общаться, открытие для себя чего-то нового, иметь уважение и признание со стороны других людей. Среди наиболее важных ценностей они выделили возможность уделять достаточное время семье и уверенность в завтрашнем дне (См.: Рисунок 1).

Рис.1. Социальные ценности учителей

Материальное положение или экономическое благополучие учителей оценено на среднем и низшем уровне среднего слоя. Доминирующими мотивами «зарабатывания» денег явились направленность на создание нормальных условий жизни, возможность самосовершенствования, расти духовно и физически и возможность достижения жизненно-значимых целей.

Основу трудовой деятельности учителей в большей степени определяет наличие интересной работы, возможность достижения личных целей. Важным также является обеспечение хороших условий труда, социальная защищенность и безопасность, получение зарплаты.

Качество семьи. Учителя в целом удовлетворены своей семейной жизнью, материальное положение семьи оценивают в основном как среднее, либо ниже среднего уровня.

Качество здоровья оценено учителями в основном удовлетворительно, которое сочетает в себе возможность сохранения работоспособности при наличии некоторых заболеваний. При этом они отметили возможность получения хорошей медицинской помощи.

Социально-психологическое качество жизни (благополучие) отражает удовлетворенность отношениями с руководством, коллегами по работе, а также оценку социального настроения. Нами было выявлено, что учителя частично удовлетворены отношениями с коллегами, хотя бывают ситуации, в которых присутствует неудовлетворенность взаимоотношениями. Социальные настроения в обществе в основном оцениваются как нормальные, ровные, при этом иногда учителя испытывают напряжение и раздражение.

Качество общества. Учителя оценивают экономическое положение в обществе как среднее и плохое, а морально-нравственная обстановка в стране видится им напряженной и неспокойной. При оценке макросреды общества учителя негативно рассматривают расслоение общества на богатых и бедных, их не устраивает общая политическая и социально-экономическая обстановка.

Качество эпохи. Оценивая свою эпоху, учителя считают, что в настоящее время лучше посвятить жизнь достижению успехов, развитию способностей и духовному самосовершенствованию, в меньшей степени – служению своей стране. Также учителей в большей мере беспокоит отсутствие возможности для саморазвития, незащищенность, ослабленное здоровье, а также безденежье (См.: Рисунок 2).

Рис.2. Основные проблемы, которые тревожат учителей

Качество самореализации. В ходе исследования было выявлено, что учителя наивысшего саморазвития достигли в духовности, нравственности поведения, а также в учебно-познавательной деятельности, в сфере коммуникативной компетентности и физического развития. При этом они полагают, что наименьших успехов они добились в развитии лидерских способностей и авторитетности. Свои усилия в ближайшие годы учителя собираются сосредоточить на создании и укреплении семьи, рождении детей, достижении собственного благосостояния, духовного самосовершенствования и совершенствования профессионального мастерства. Среди наиболее значимых предпочтений учителя указывают личные достижения, уровень успеха и продвижения в учебно-профессиональной деятельности.

Качество свободы и жизненных самоограничений. Учителя в большей степени ценят ощущение осмысленности собственной жизни, социальную мобильность человека, выражающейся в возможности перехода с одной ступеньки социальной лестницы на другую, а также чувство личной свободы. Среди причин, которые вызывают неудовлетворенность жизнью, учителями выделены прагматизм в человеческих отношениях, отчужденность и разобщенность людей, а также незащищенность и малая ценность жизни. При этом большинство от

мечает, что причиной неудовлетворенности жизни является культ денег. Качество свободы ограничивается такими факторами, как отсутствие возможностей для самореализации, социальная незащищенность, ослабленное здоровье и безденежье, неудовлетворенность своей социальной позицией, а также неготовность к любым социальным изменениям.

Качество досуга. Свой досуг учителя в большей мере предпочитают проводить пассивно, дома или на природе. Многие из них также посвящают свой досуг разнообразным домашним занятиям, любят читать книги и есть стремление заняться развитием способностей, самосовершенствованием.

Рис.3. Оценка наиболее значимых ценностей

Качество жизненных ценностных предпочтений. У большинства педагогов преобладают ценности семьи, здоровья, уверенности в себе и материальной обеспеченности. К числу малозначимых ценностей в данной группе были отнесены развлечения, работа и бессмертие (См.: Рисунок 3).

Качество потребностной сферы. Была выявлена существенная выраженность потребностей учителей в социальных связях (любви, общении, принадлежности к определенной группе), а также потребность в реализации своих стремлений, осознание смысла жизни и социальных ценностей. Педагоги отметили также условия, созданные для удовлетворения потребностей. Так, они отмечают, что удовлетворению потребностей им мешают низкое материальное положение, возможность поддержания здоровья и сохранения семьи. В целом, удовлетворенность качеством реализации потребностей – на среднем уровне.

Качество жизненных перспектив и их реализации. Учителя в ближайшие годы планируют сосредоточиться на духовном самосовершенствовании (нравственном самовоспитании, понимании смысла жизни, других людей), создании или укрепление семьи, повышении уровня собственного благосостояния и достижении профессионального мастерства. Они строят планы и на ближайшее и на отдаленное будущее, и прикладывают усилия по их достижению.

Проведенное исследование показало, что существуют достоверные взаимосвязи между психологическими ресурсами личности и оценкой качества жизни педагогами. Так, было выявлено, что при повышении уровня жизнестойкости наблюдается повышение оценки качества жизни. Выявленные взаимосвязи согласуются с другими исследованиями [2] и позволяют говорить о том, что жизнестойкие убеждения влияют на оценку ситуации. Благодаря готовности активно действовать и уверенности в возможность влиять на ситуацию, ситуация воспринимается как менее травматичная. Следовательно, развитие личностных установок, включаемых в понятие жизнестойкость («hardiness»), могло бы стать основой для более позитивного мироощущения человека, повышения качества жизни.

Самоотношение человека в значительной степени определяет оценку окружающей действительности, формирование представлений о мире. Были выявлены прямые корреляционные взаимосвязи между самоотношением и социально-психологическим качеством жизни, т.е. можно утверждать, что высокий уровень самоотношения определяет и высокий уровень оценки качества жизни педагогов.

Кроме того, нами было отмечено, что существуют взаимосвязь оценки качества жизни и предпочитаемыми педагогами копинг-стратегиями. Так, для учителей, использующих неадаптивные копинг-стратегии, в большой степени характерна низкая оценка качества жизни. При дезадаптивном копинг-поведении учителя не в полной мере обладают навыками активного разрешения проблем, жизненную ситуацию они воспринимают как напряженную и негативную. Высокая же оценка качества жизни связана с выбором наиболее адаптивных вариантов когнитивных, эмоциональных и поведенческих копинг-стратегий поведения. Активная форма копинг-поведения в большей степени направлена на устранение или изменение влияния стрессовой ситуации, ослабление стрессовой связи личности с окружающей средой, а, следовательно, и на оценку жизни. Используя адаптивные стратегии, учителя спокойнее воспринимают окружающую действительность, они стараются планомерно решать свои проблемы, верят в свои возможности.

Таким образом, проведенное исследование позволяет говорить о том, что высокие уровни жизнестойкости (и ее основных компонентов – вовлеченность, контроль, принятие риска), самоотношения (и его компонентов – самоуважение, самоинтерес, аутосимпатия, ожидание положительного отношения от других), а также выбор адаптивных вариантов копинг-стратегий (когнитивных, эмоциональных и поведенческих) определяют положительную оценку качества жизни учителей. Следовательно, можно сказать, что наличие высокого уровня психологических ресурсов способствует повышению субъективной оценки качества жизни учителя. В связи с полученными результатами остро встает вопрос об усовершенствования психологической поддержки учителей, оказании им консультативной помощи с опорой на личностные ресурсы.

Литература:
1. Калашникова С.А. Личностные ресурсы как интегральная характеристика личности // Молодой ученый. 2011. № 8. Т.2. - С.84-87.
2. Мадди С. Теории личности: сравнительный анализ // пер. с англ. И. Авидона, А. Батустина, П. Румянцевой. СПб.: Издательство «Речь», 2002. - 539с.

Психологические ресурсы и самоидентификация менеджера как движущая сила его карьеры — статья в электронной библиотеке

Читать

1. Денисов В. М. В начале был менеджер. – Подробнее . – 2002.

2. Денисов В. М. Ресурсы менеджера // Менеджмент в России и за рубежом. – 2003. – №4. – С. 45–58.

3. Денисов В. М. Ролевая структура деятельности менеджера // Менеджмент сегодня. – 2004. – №5. – С. 19–26.

4. Ньюнстром Дж. В., Дэвис К. Организационное поведение / Под ред. Ю. Н. Каптуревского. – СПб: Питер, 2000. – 448 с.

5. Психология и педагогика: Учеб. пособие для вузов / Сост. А. А. Радугин. – М., 1997. – 256 с.

6. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). – СПб.: Питер Пресс, 1997. – 608 с.

7. Ибрагимов Х. И. Логика свободной самоидентификации человека как основа практики государственного строительства. – Подробнее . – 17.03.2001.

8. Щербаков М. А. Модель уровней самоидентификации личности. – Подробнее . – 19.03.2001.

Денисов Виктор Маевич

доктор технических наук
Директор департамента корпоративных финансов ЗАО "Планета Капитал".

Санкт-Петербург

В 1977 г. окончил Ленинградский институт точной механики и оптики. Опыт работы связан с руководством проектами по реорганизации крупных компаний и холдингов, сопровождению процессов объединения, формированию корпоративного управления. Основные проекты реализованы в сфере телекоммуникаций, ВПК, жилищно-коммунального хозяйства, в сфере негосударственного пенсионного обеспечения.

Другие статьи автора 5

Роль психологических ресурсов в эмоциональном благополучии взрослых, никогда не состоявших в браке

J Soc Pers Relat. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2843912

NIHMSID: NIHMS181516

Jamila Bookwala

Lafayette College

0 Jamila Bookwala

Университет Эрин Фекете,

,

Университет Эрин Фекете,

Колледж Лафайет;

Адрес для корреспонденции: Jamila Bookwala, Департамент психологии, Lafayette College, 305 Oechsle Hall, Easton, PA 18042, USA [ude.etteyafal @ jlawkoob]. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы сравнили психологические ресурсы гетеросексуальных никогда не состоящих в браке и состоящих в браке взрослых и их групповую роль в положительном и отрицательном аффекте после контроля социальных ресурсов. Хотя никогда не состоявшие в браке респонденты имели несколько более низкие показатели социальных ресурсов и эмоционального благополучия, чем взрослые, состоящие в браке, эти две группы были сопоставимы по психологическим ресурсам. Умеренный регрессионный анализ показал, что психологические ресурсы в большей степени связаны с негативным воздействием на никогда не состоявших в браке, чем у взрослых, состоящих в браке.Кроме того, никогда не состоявшие в браке респонденты с более низким уровнем личного мастерства получили более высокие баллы по негативным аффектам, чем взрослые, состоящие в браке, а более высокий уровень самодостаточности способствовал меньшему негативному влиянию на взрослых, никогда не состоявших в браке, но более высокому негативному влиянию у женатых людей. Психологические ресурсы, по-видимому, играют разную роль в формировании негативных эмоций у никогда не состоявших в браке и состоящих в браке людей.

Ключевые слова: семейное положение, взрослые, никогда не состоявшие в браке, отрицательный аффект, положительный аффект, психологические ресурсы

Обширный объем исследовательских документов показывает, что брак обычно рассматривается как центральные социальные отношения, приносящие важные преимущества для здоровья.Сообщается, что те, кто состоит в браке, чувствуют себя лучше, чем те, кто никогда не был женат, ранее был женат, сожительствовал или случайно встречался (например, Kamp Dush & Amato, 2005; Lucas & Dyrenforth, 2005; Pinquart, 2003; Soons И Liefbroer, 2008). Исторически сложилось так, что «одинокие» (т. Е. Никогда не состоявшие в браке взрослые) игнорировались как отдельная группа исследователями взаимоотношений, которые сосредоточили внимание на сопутствующих и последствиях семейного положения (DePaulo & Morris, 2005). При включении в исследование взаимоотношений взрослых, никогда не состоявших в браке, часто объединяли с разведенными или овдовевшими (Koropeckyj-Cox, 2005).Однако недавно несколько исследователей обратили внимание на необходимость систематических исследований жизненных обстоятельств и благополучия взрослых, никогда не состоявших в браке, чтобы лучше понять, в какой степени и объяснения того, почему никогда не состоящие в браке взрослые могут оказаться в затруднительном положении. более высокий риск ухудшения психического здоровья по сравнению с их женатыми коллегами (например, Byrne & Carr, 2005; Clark & ​​Graham, 2005; Williams & Nida, 2005). В ответ на этот призыв настоящее исследование фокусируется на роли психологических ресурсов в объяснении аффективного благополучия (т.е., положительный и отрицательный аффект), испытываемый взрослыми, никогда не состоящими в браке. В частности, он сравнивает психологические (и социальные) ресурсы и эмоциональное благополучие никогда не состоящих в браке и состоящих в браке взрослых и исследует относительную роль психологических ресурсов в аффективном благополучии этих двух групп.

Хобфолл (2002) описывает психологические ресурсы как сущности, которые имеют самостоятельную ценность для людей (например, чувство контроля над своей жизнью). Конструкции, связанные с контролем, являются наиболее часто изучаемыми психологическими ресурсами в эмпирических исследованиях (Skinner, 1996), возможно потому, что степень, в которой люди ощущают контроль над своей жизнью, может влиять на способы, которыми люди воспринимают, реагируют и решают проблемы (Turner И Roszell, 1994).Таким образом, мы сосредоточились, в частности, на трех психологических ресурсах: личном мастерстве, свободе воли и самодостаточности. Эти три переменные, как известно, связаны с личным контролем, личной автономией и устойчивостью, а в совокупности оказались связаны с превосходным благополучием (Feeney, 2007; Helgeson, 1994; Hobfoll, 2002). Личное мастерство описывается как степень, в которой люди считают, что они контролируют события, происходящие в их жизни (Pearlin & Schooler, 1978), и, как было установлено, играет защитную роль в развитии депрессии (Jang, Haley , Small, & Mortimer, 2002).Агентство относится к тенденции сосредотачиваться на себе, а не на других (Бакан, 1966), и было связано с повышением психологического благополучия, включая уменьшение депрессии и беспокойства (обзор см. В Helgeson, 1994). Точно так же самодостаточность может характеризоваться чувством автономии или способностью регулировать поведение изнутри, а не посредством внешней проверки (Ryff, 1989). Люди, обладающие чувством самодостаточности или автономии, как правило, испытывают лучшее психологическое благополучие (Deci & Ryan, 2000; Tower & Krasner, 2006).

На сегодняшний день мало внимания уделяется различиям в уровнях психологических ресурсов между никогда не состоящими в браке и состоящими в браке взрослыми, и несколько исследований, в которых проводились такие сравнения, дали противоречивые результаты. Некоторые исследования сообщают, что по сравнению с женатыми взрослыми, никогда не состоявшие в браке взрослые обладают меньшими психологическими ресурсами, такими как личное мастерство и чувство собственного достоинства (например, Cotten, 1999; Kessler & Essex, 1982). Другое исследование не выявило явных и систематических различий в психологических ресурсах никогда не состоящих в браке и состоящих в браке взрослых.Например, Тернер, Ллойд и Розелл (1999) обнаружили, что взрослые, никогда не состоявшие в браке, имеют более высокие баллы по личному мастерству, но ниже по самооценке, чем их замужние сверстники. В отличие от нехватки исследований психологических ресурсов, различия в социальных ресурсах взрослых, никогда не состоящих в браке, и состоящих в браке, были в центре внимания нескольких исследований. В целом исследования выявили более низкие социальные ресурсы среди взрослых, никогда не состоявших в браке, по сравнению с их сверстниками. Например, по сравнению с женатыми взрослыми, никогда не состоявшие в браке взрослые с меньшей вероятностью будут иметь доверенное лицо и с большей вероятностью будут иметь более низкий уровень социального взаимодействия и воспринимаемой поддержки (Turner & Marino, 1994; Wyke & Ford, 1992).Взрослые, не состоящие в браке - по сравнению с лицами, состоящими в браке - также с большей вероятностью сообщают о более низкой социальной интеграции, меньшем восприятии поддержки со стороны друзей или членов семьи и меньшем общем количестве людей, готовых дать совет или поделиться своими чувствами (Cotten, 1999).

Настоящее исследование

Рук и Зеттель (2005) предполагают, что, поскольку никогда не состоявшие в браке взрослые, вероятно, будут иметь меньше тесных семейных связей из-за отсутствия супруга и с большей вероятностью не иметь детей, это правдоподобно и даже вероятно, что эти люди будут развиваться и больше полагаться на другие ресурсы для поддержания или повышения своего благополучия.Таким образом, вполне вероятно, что взрослые, никогда не состоявшие в браке, больше полагаются на психологические ресурсы, которые способствуют личному контролю и автономии. Наше внимание в настоящем исследовании было сосредоточено на относительной силе взаимосвязи между психологическими ресурсами и эмоциональным благополучием для никогда не состоявших в браке и состоящих в браке людей. Мы исследовали различия между никогда не состоявшими в браке и состоящими в браке взрослыми на уровне трех психологических ресурсов (т. Е. Мастерства, свободы воли и самодостаточности) и сравнили характер и силу взаимосвязи между этими психологическими ресурсами и эмоциональным благополучием этих двух людей. группы после контроля установленной роли социальных ресурсов.Этот подход важен, потому что теоретические разработки и эмпирические исследования показывают, что социальные ресурсы сами по себе не способствуют превосходному благополучию - психологические ресурсы также жизненно важны для общего благополучия (например, Hobfoll, 2002; Jang et al., 2002).

В прошлых исследованиях взрослых, никогда не состоявших в браке, в качестве группы сравнения почти исключительно использовались взрослые, состоящие в браке (DePaulo & Morris, 2005). Таким образом, мы использовали взрослых, состоящих в браке, в качестве контрольной группы при исследовании роли психологических ресурсов в эмоциональном благополучии взрослых, никогда не состоявших в браке.В качестве показателей аффективного благополучия мы использовали оценки положительного и отрицательного аффекта. Положительный и отрицательный аффекты были определены как два доминирующих и отличительных аспекта самооценки настроения (Tellegen, Watson, & Clark, 1999; Watson, Clark, & Tellegen, 1988). Watson et al. (1988) определяют положительный аффект как степень, в которой человек чувствует энтузиазм, активность и бдительность. Негативный аффект, напротив, определяется как отражение субъективного дистресса и неприятного взаимодействия; он включает в себя ряд состояний аверсивного настроения, включая гнев, презрение и отвращение.Низкий положительный и высокий отрицательный аффекты были определены как основные отличительные характеристики депрессии и тревоги (Tellegen, 1985) и по-разному связаны с зарегистрированной частотой приятных и неприятных событий (Watson & Pennebaker, 1989).

Нашей первой целью было сравнить никогда не состоявших в браке и состоящих в браке взрослых по психологическим ресурсам личного мастерства, свободы воли и самодостаточности. Мы использовали национально-репрезентативную выборку никогда не состоявших в браке и состоящих в браке взрослых, которые проживали в Соединенных Штатах и ​​участвовали в первоначальном Национальном обследовании развития среднего возраста в Соединенных Штатах, чтобы изучить эти различия.Поскольку эмпирические данные противоречивы в отношении степени, в которой уровни психологических ресурсов различаются в этих двух группах, мы не проверяли направленную гипотезу относительно различий в психологических ресурсах между людьми, не состоявшими в браке, и людьми, не состоявшими в браке. Мы также сравнили две группы по переменным социальным ресурсам (т. Е. Социальной интеграции и восприятию поддержки со стороны членов семьи и друзей), чтобы повторить предыдущие исследования. В соответствии с предыдущими исследованиями (например, Turner & Marino, 1994; Wyke & Ford, 1992) мы ожидали, что никогда не состоящие в браке взрослые будут иметь более низкий уровень социальных ресурсов по сравнению с их женатыми сверстниками.В свете этих установленных различий между никогда не состоящими в браке и состоящими в браке людьми в отношении социальных ресурсов, а также для изучения групповых различий в роли психологических ресурсов в эмоциональном благополучии за вычетом различий в социальных ресурсах, мы рассматривали социальные ресурсы как средства контроля. переменные при тестировании различий в силе взаимосвязи между психологическими ресурсами и эмоциональным благополучием между никогда не состоявшими в браке и состоящими в браке респондентами. Мы также сравнили не состоящих в браке и не состоящих в браке респондентов по положительному и отрицательному аффектам.Прошлые исследования обычно указывали на более низкое благополучие в первой группе: взрослые, никогда не состоявшие в браке, сообщали о большем одиночестве, меньшем удовлетворении жизнью, меньшем счастье и худшем психическом здоровье (например, Cotten, 1999; Dion, 2005; Lucas & Dyrenforth, 2005 ).

Наша вторая цель состояла в том, чтобы сравнить роль психологических ресурсов в положительном и отрицательном аффекте у никогда не состоявших в браке и состоящих в браке взрослых. Поскольку взрослые, никогда не состоящие в браке, скорее всего, будут иметь меньше близких семейных связей, вполне вероятно, что более высокие психологические ресурсы будут сильнее связаны с аффективным благополучием в этой группе, чем у взрослых, состоящих в браке (Rook & Zettel, 2005).Таким образом, мы предполагаем, что, при прочих равных, психологические ресурсы будут более тесно связаны с эмоциональным благополучием среди взрослых, никогда не состоявших в браке, по сравнению с лицами, состоящими в браке. В частности, мы предположили, что, хотя психологические ресурсы будут связаны с более высоким положительным аффектом и более низким отрицательным аффектом в целом, эти отношения будут регулироваться семейным положением, так что связь между психологическими ресурсами и аффективным благополучием будет значительно сильнее для людей, никогда не состоявших в браке. респондентов, чем состоящих в браке.Некоторая косвенная поддержка этой гипотезы исходит из исследования Коттена (1999), которое показало, что более низкие уровни психологических ресурсов, таких как мастерство и самооценка, были связаны с большим количеством симптомов депрессии как у никогда не состоявших в браке, так и у женатых участников, но эти отношения был несколько сильнее для людей, не состоявших в браке. Однако Коттен напрямую не проверял разницу в силе связи между никогда не состоявшими в браке и состоящими в браке участниками, и поэтому остается неясным, значительно ли различалась величина отношений между двумя группами.Мы ожидали, что интерактивная роль семейного положения и психологических ресурсов в содействии эмоциональному благополучию будет устойчивой и будет преобладать даже после того, как мы учли различия в социально-демографических факторах и социальных ресурсах между группами, никогда не состоявшими в браке, и группами, состоящими в браке.

Метод

Настоящие данные были собраны в 1995–1996 гг. В рамках первоначального Национального обзора развития среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS I; Brim et al., 2003). Опрос был разработан для оценки широкого спектра моделей, предикторов и результатов, связанных с физическим здоровьем, психологическим благополучием и социальной ответственностью в среднем зрелом возрасте и в более поздние годы.MIDUS I основан на национальной репрезентативной выборке из США, состоящей из 4 242 человек в возрасте от 25 до 74 лет. Данные были собраны с помощью телефонных и почтовых вопросников. Характеристики MIDUS I, которые делают его особенно подходящим для нашего исследования, включают использование вероятностной выборки, большой размер выборки, доступность самооцененных данных о сексуальной ориентации, а также оценку психологических ресурсов, социальных ресурсов и эмоционального благополучия. .

Выборка

Чтобы иметь право на включение в настоящий анализ, респонденты MIDUS I должны были: (i) быть не моложе 40 лет; (ii) описывают себя как гетеросексуальных взрослых, которые либо в настоящее время состоят в браке, либо никогда не состояли в браке и в настоящее время не состоят в сожительских отношениях; и (iii) иметь полные данные по всем переменным исследования.Мы включали только взрослых в возрасте 40 лет и старше, поскольку исторические тенденции показывают, что средний возраст вступления в брак неуклонно растет с 1970-х годов (Бюро переписи населения США, 2004 г.), и подавляющее большинство взрослых женщин и мужчин, которые когда-либо вступали в брак, вступают в брак к 39 годам. (Бюро переписи населения США, 2005 г.). Ограничив нашу выборку респондентами в возрасте 40 лет и старше, мы попытались повысить вероятность того, что в нашу выборку вошли никогда не состоявшие в браке люди, которые с меньшей вероятностью вступят в брак в будущем и, следовательно, будут иметь более сильную приверженность оставаться холостым.Этим критериям соответствовали 105 никогда не состоявших в браке респондентов и 1486 женатых респондентов в MIDUS I со средним возрастом 54 года ( SD, = 9,4; диапазон = 40–74 года). Из этой группы 57,5% составляли мужчины ( n = 915) и 90,4% людей ( N = 1439) описали свою расу как белую. Большинство участников выборки (62%, N = 986) имели хотя бы какое-то высшее образование.

Меры

Психологические ресурсы

В это исследование были включены три переменных психологических ресурсов. Самодостаточность (Lachman & Weaver, 1997) измерялась по четырем пунктам (например, «Я предпочитаю решать свои проблемы сам») по 4-балльной шкале от «совсем нет» до «много». ” Личное мастерство (Lachman & Weaver, 1997) оценивалось с помощью четырех пунктов (например, «Я могу делать практически все, что я действительно задумал»), каждый из которых сопровождался 7-балльной шкалой от «категорически не согласен» до "полностью согласен." Agency было измерено с использованием пяти прилагательных (напр.g., напористый) с оценкой уровня самооценки (Lachman & Weaver, 1997) по 4-балльной шкале от «совсем нет» до «много». Пункты для каждой переменной были суммированы, чтобы более высокие баллы отражали большую самодостаточность, личное мастерство и свободу действий. Альфа-значения Кронбаха для трех переменных психологических ресурсов составили α = 0,71 для личного мастерства, α = 0,69 для самодостаточности и α = 0,81 для свободы воли.

Аффективное благополучие

Мы использовали два показателя аффективного благополучия. Негативный эффект (Mroczek & Kolarz, 1998) оценивался с использованием шести пунктов, в которых респонденты указывали количество времени в диапазоне от 1 (все время) до 5 (ни разу) в течение предшествующих 30 дней, в течение которых у них было было так грустно, что ничто не могло их подбодрить, нервозность, беспокойство или беспокойство, безнадежность, что все было напрасным и бесполезным. Ответы на вопросы были суммированы, так что более высокие баллы указывали на более негативное влияние. Положительный аффект (Mroczek & Kolarz, 1998) оценивался с использованием шести пунктов, в которых респонденты указывали количество времени в диапазоне от 1 (все время) до 5 (ни разу) в течение предшествующих 30 дней чувствовал себя бодрым, в хорошем настроении, безмерно счастливым, спокойным и умиротворенным, удовлетворенным и полным жизни.Ответы были суммированы так, что более высокие баллы представляли более положительный эффект. Значения альфа Кронбаха для положительного и отрицательного аффекта составляли 0,92 и 0,87 соответственно.

Социальные ресурсы

Три показателя социальных ресурсов были включены в качестве ковариант в регрессионный анализ. Социальная интеграция (Keyes, 1998) оценивалась по трем пунктам (например, «Мое сообщество - источник комфорта») по 7-балльной шкале от «категорически не согласен» до «полностью согласен». Воспринимаемая поддержка родственников (не супругов) и воспринимаемая поддержка друзей были измерены с использованием четырех пунктов (Schuster, Kessler, & Aseltine, 1990), оцененных по 4-балльной шкале от «никогда» до «часто». Пункты обеих шкал были идентичны, за исключением системы отсчета (например, «Не включая вашего супруга или партнера, насколько члены вашей семьи [насколько ваши друзья] действительно заботятся о вас?» И «Не считая вашего супруга или партнера»). партнер, насколько вы можете полагаться на членов вашей семьи [насколько вы можете полагаться на своих друзей] в их помощи, если у вас есть серьезная проблема? »).Пункты для каждой переменной были суммированы, чтобы более высокие баллы отражали больше каждого типа социальных ресурсов. Три переменные социальных ресурсов продемонстрировали внутреннюю согласованность: α = 0,74 для социальной интеграции, α = 0,83 для предполагаемой поддержки родственников и α = 0,88 для предполагаемой поддержки друзей.

Социально-демографические переменные

Пол, возраст, уровень образования и количество детей респондентов также рассматривались в качестве статистического контроля в регрессионном анализе. Участники, не состоявшие в браке, были моложе участников, состоящих в браке ( M s = 52.1 против 54,2 соответственно; т [1599] = 2,24, б. <0,05). Респонденты, не состоявшие в браке, также значительно реже сообщали о наличии ребенка (20%; n = 21; биологический или небиологический), чем их замужние сверстники (96%; n = 1426; χ 2 [df = 1] ; N = 1591] = 22,62, p <0,001). Эти две группы не различались по полу или уровню образования.

Результаты

предоставляет средства на психологические ресурсы, социальные ресурсы и эмоциональное благополучие для никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов.Для сравнения двух групп по этим переменным использовался дисперсионный анализ (α = 0,01). Используя этот критерий, мы не обнаружили существенных различий между никогда не состоявшими в браке и женатыми респондентами по психологическим ресурсам. Согласно предыдущим исследованиям, взрослые, никогда не состоявшие в браке, получили значительно более низкие баллы, чем состоящие в браке участники, по двум переменным социальных ресурсов: социальной интеграции и предполагаемой поддержке семьи. Однако величина этих различий была очень небольшой. Эти две группы были сопоставимы по уровням предполагаемой поддержки друзей.Также в соответствии с прошлыми исследованиями, по сравнению с женатыми респондентами, никогда не состоявшие в браке респонденты набрали немного, но значительно ниже по положительному аффекту и выше по отрицательному. В таблице представлены двумерные корреляции, рассчитанные отдельно для никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов для изучения взаимосвязи между психологическими и социальными ресурсами и их связи с аффективным благополучием.

ТАБЛИЦА 1

Средние значения переменных исследования для никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов

Аффективное самочувствие 8.14 **
Не были в браке
( n = 105)
Женат
( n = 1486)
M ( SD ) M ( SD ) F (1,1589) η 2
Психологические ресурсы
Личное мастерство 5.58 (1,2) 5,82 (1,0) 5,50 0,003
Агентство 2,60 (0,7) 2,75 (0,7)
Самостоятельность 3,17 (0,6) 3,07 (0,7) 2,77 0,002
Социальные ресурсы
Социальная интеграция 12.67 (5,1) 14,71 (4,2) 16,80 *** 0,010
Предполагаемая поддержка родственников 3,65 (0,8) 3,93 16,43 *** .010
Воспринимаемая поддержка друзей 3,17 (0,7) 3,21 (0,7) <1 .00012
Положительный эффект 3.16 (0,8) 3,43 (0,7) 11,88 *** 0,007
Отрицательное влияние 1,61 (0,7) 1,47 .005

ТАБЛИЦА 2

Корреляции между основными переменными исследования для никогда не состоявших в браке (выше диагонали) и состоящих в браке (ниже диагонали) респондентов

(1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8)
Положительное влияние (1) - -.44 .41 .15 −.20 .40 .36 .31
Отрицательный эффект (2) −.63 - −.50 −.09 −.09 −.46 −.29 −.23
Личное мастерство (3) .32 −.25 - ,22 −.08 ,27 ,29 ,20
Агентство (4) .17 −14 .31 - −.16 .23 .29 .19
Самодостаточность (5) −.08 .14 .03 −.05 - −.20 −.26 −.10
Социальная интеграция (6) ,29 −.26 ,20 ,14 −.14 - .45 .18
Родственная опора (7) .23 −.17 .21 .13 −.13 .34 - .38
Опора друга (8) .22 −.16 .11 .08 −.08 .25 .35 -

Умеренный регрессионный анализ

Мы использовали SPSS (версия 15.0) для выполнения модерированного регрессионного анализа с использованием кодирования взвешенных эффектов для сравнения относительной роли психологических ресурсов в положительном и отрицательном аффекте у никогда не состоявших в браке и состоящих в браке взрослых.Умеренный регрессионный анализ используется для изучения значительных различий между группами в степени, в которой конкретные предикторы связаны с переменной результата (Newsom, Prigerson, Schulz, & Reynolds, 2003). Кодирование взвешенных эффектов используется в случаях, когда размеры групп неравны, например, в текущем исследовании (Newsom et al., 2003), и включает пропорциональное кодирование, основанное на количестве случаев в каждой группе; веса фиктивного кодирования назначаются таким образом, чтобы группы взвешивались пропорционально, чтобы получить коды для общей выборки, сумма которых равна нулю.

Отдельные модели модерируемой регрессии были протестированы с (i) отрицательным аффектом и (ii) положительным воздействием в качестве критериальных переменных. В каждой модели семейное положение (никогда не состоявшие в браке взрослые по сравнению с женатыми взрослыми) кодировалось фиктивным кодом с использованием кодирования взвешенных эффектов для контроля различий в размере группы. Чтобы свести к минимуму мультиколлинеарность, которая может возникнуть между элементами взаимодействия и исходными переменными, составляющими взаимодействие, члены взаимодействия были вычислены путем сначала центрирования каждой непрерывной переменной (вычитания среднего из оценки каждого отдельного человека для каждой переменной), а затем умножения полученных центрированных членов на фиктивную -кодированная переменная семейного положения для вычисления каждого члена взаимодействия (Judd & McClelland, 1989).В соответствии с рекомендациями по введению переменных-предикторов (Cohen & Cohen, 1983; Newsom et al., 2003), переменные-предикторы вводились в модели поэтапно, так что социально-демографические контрольные переменные - пол, возраст, уровень образования и количество детей. - были представлены сначала (шаг 1), затем были представлены ковариаты социальных ресурсов, такие как социальная интеграция, воспринимаемая поддержка со стороны семьи и воспринимаемая поддержка друзей (шаг 2), семейное положение и центральные ценности для психологических ресурсов личного мастерства, свободы воли и самости. -достаточность (шаг 3; проверка «основных эффектов») и, наконец (шаг 4), условия взаимодействия каждого психологического ресурса (с использованием центрированных переменных) и семейного положения (с использованием фиктивного кодирования взвешенных эффектов).Значимый термин взаимодействия для любого психологического ресурса с семейным положением, независимо от его индивидуальных («основных») эффектов, указывает на то, что взаимосвязь между этим психологическим ресурсом и аффективным благополучием значительно различается среди никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов (Cohen & Cohen, 1983; Newsom et al., 2003). Результаты модерируемого регрессионного анализа положительного и отрицательного аффектов представлены в.

ТАБЛИЦА 3

Анализ умеренной регрессии для прогнозирования психологического благополучия

905 детей Семейное положение 9010 23 25 .09 .09
Положительное влияние
Отрицательное влияние
β с.е. т β у.е. т
Шаг 1: F (5,1585) = 10,02, p <0,001
R 2 = 0,031
,150006 ) = 16,45, p <0,001
R 2 = 0,049
Возраст ,16 ,00 6,33 ** −.14 . −5,69 **
Пол -.06 .04 −2,59 * .11 .03 4,42 **
Образование 0,01 .02 6 0,303 0,01 −4,69 **
Количество биологических детей −02 0,01 −0,92 .01 .01 0,29
-.03 .02 -1,12 .05 .02 2,05
Шаг 2: Δ F (3,1582) = 76,25, p
26 Δ1 R
2 = 0,122
Δ F (3,1582) = 51,65, p <0,001
Δ R 2 = 0,085
Социальная интеграция . ,00 8,68 ** −.21 .00 −8,10 **
Предполагаемая поддержка друзей ,12 0,03 4,70 ** −.09 0,02 −314106
Воспринимаемая поддержка родственников .14 .03 5,49 ** −.09 .02 −3,54 **
Шаг 9 Δ6 9 4,1578) = 33,73, р <.001
Δ R 2 = 0,067
Δ F (4,1578) = 23,66, p <0,001
Δ R 2 = 0,049
−.06 .07 −2,37 .05 .05 1.81
Личное мастерство .25 0,02 10,10 ,01 −8,45 **
Агентство .04 .03 1,86 −.01 .02 −0,53
Самодостаточность −.05 .03 −2.22 3,66 **
Шаг 4: Δ F (3,1575) <1, p > 0,69
Δ R 2 = 0,001
F (3,1575) = 8,51, p <0,001
Δ R 2 =.013
Семейное положение × личное мастерство .02 .05 0,94 −.10 .04 −4,05 **
- агентство по семейному положению 906 01 .09 −0,58 .02 .07 0,66
Семейное положение × самодостаточность −02 .11 −1.02 − −3.20 **
Модель регрессии положительного аффекта

Как показано, на шаге 1 социально-демографические факторы объяснили примерно 3% дисперсии положительного аффекта. Возраст и пол были независимо связаны с более положительным аффектом, так что участники старшего возраста и мужчины сообщали о более положительном влиянии; уровень образования не имел отношения к положительному влиянию. На шаге 2 мы обнаружили, что в совокупности переменные социальных ресурсов составляли более 12% дополнительной дисперсии положительного аффекта.Более высокий уровень социальной интеграции, воспринимаемая поддержка со стороны семьи и воспринимаемая поддержка со стороны друзей были связаны с более сильным положительным воздействием. Когда семейное положение и переменные психологических ресурсов были введены на шаге 3 модели, они вместе составили дополнительную 6,7% дисперсию положительного аффекта. После учета переменных психологических ресурсов, а также предикторов, введенных на этапах 1 и 2, семейное положение не было однозначно связано с положительным аффектом.Среди психологических ресурсов баллы личного мастерства были независимо связаны с положительным аффектом, так что более высокие баллы личного мастерства предсказывали больший положительный аффект. Наконец, на этапе 4 проверялось, существенно ли различалась связь между психологическими ресурсами и положительным аффектом у никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов. Введение трех взаимодействий (т.е. каждого психологического ресурса с семейным положением) не привело к значительному увеличению дисперсии, объясняемой положительным аффектом.Таким образом, мы можем сделать вывод, что для положительного аффекта вклад психологических ресурсов, таких как личное мастерство, свобода выбора и самодостаточность, не различается у взрослых, никогда не состоявших в браке, и в браке.

Модель регрессии отрицательного аффекта

Модель с отрицательным аффектом в качестве критериальной переменной продемонстрировала, что социально-демографические факторы как совокупность составляли почти 5% изменчивости отрицательного аффекта (см.). Более молодые люди, женщины и люди с меньшим образованием сообщили о более негативном влиянии.Переменные социальных ресурсов, представленные на шаге 2, как набор, составили более 8% дополнительной дисперсии отрицательного аффекта. Более низкая социальная интеграция и меньшая воспринимаемая поддержка со стороны семьи и друзей были связаны с большим негативным аффектом. На этапе 3 семейное положение и переменные психологических ресурсов в совокупности составляли дополнительные 4,9% вариабельности негативного аффекта. Более низкое личное мастерство и более высокая самодостаточность были независимо связаны с более сильным негативным аффектом; семейное положение и свобода действий не были однозначно связаны с негативным аффектом.В отличие от результатов для положительного аффекта, условия взаимодействия для семейного положения и переменных психологических ресурсов, введенные на шаге 4 в модели для отрицательного аффекта, в совокупности привели к значительному увеличению объема объясненной дисперсии (ΔR 2 = 0,013) .

Два специфических термина взаимодействия, включающих психологические ресурсы, достигли статистической значимости: семейное положение по личному мастерству и семейное положение по самодостаточности. Чтобы объяснить действие этих эффектов взаимодействия, мы выполнили два последующих анализа, рекомендованных Бароном и Кенни (1986).Во-первых, мы провели отдельные регрессионные анализы для никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов, чтобы изучить относительную силу связи между психологическими ресурсами и негативным аффектом. Мы построили регрессионную модель для никогда не состоявших в браке респондентов, используя социально-демографические переменные (шаг 1), социальные ресурсы (шаг 2) и психологические ресурсы (шаг 3). После учета социально-демографических факторов и социальных ресурсов мы обнаружили, что переменные психологических ресурсов объясняются в совокупности 22.7% дисперсии отрицательного аффекта для никогда не состоявших в браке респондентов, Δ F (3,93) = 13,37, p <0,001. В этой группе более низкое личное мастерство (β = -,47, p <0,001) и более низкая самодостаточность (β = -,26, p <0,01) были связаны с большим негативным аффектом.

Параллельная модель для женатых респондентов показала, что 4,2% уникальной дисперсии можно отнести к психологическим ресурсным переменным, Δ F (3 1474) = 24,70, p <.001. Более низкий уровень личного мастерства (β = −19, p <0,001), но более высокая самодостаточность (β = 0,11, p <0,001) были связаны с более сильным негативным влиянием на женатых респондентов.

Эти последующие анализы показывают, что психологические ресурсы объясняют большую разницу в негативном аффекте для взрослых, никогда не состоявших в браке, чем для взрослых, состоящих в браке. Кроме того, сила связи между личным мастерством и негативным аффектом была сильнее у никогда не состоявших в браке респондентов, чем у состоящих в браке респондентов, а направление отношений между самодостаточностью и негативным аффектом было противоположным для двух групп.Для дальнейшего изучения этих взаимодействий мы провели тест простых наклонов для никогда не состоящих в браке и состоящих в браке респондентов в прогнозировании негативного аффекта, сначала используя личное мастерство, а затем самодостаточность (как было предложено Baron & Kenny, 1986). Newsom et al. (2003) отмечают, что простой наклонный тест включает в себя оценку связи между одним из предикторов (в нашем случае - личным мастерством или самодостаточностью) и критерием (отрицательный аффект) при определенном значении другого предиктора (семейное положение). , переменная модератора.Если взаимодействие между предсказателем и модератором является значительным, эти наклоны будут непараллельными. Изобразите и представьте простые наклоны, предсказывающие негативные последствия для никогда не состоявших в браке и состоящих в браке респондентов; линии регрессии построены при значениях +1 SD вокруг среднего значения личного мастерства и самодостаточности, соответственно. Простые оценки наклона для двух групп показали, что личное мастерство было более сильным предиктором негативного аффекта для взрослых, никогда не состоявших в браке (b = -.29, t = -9,04, p <0,001), чем для состоящих в браке взрослых (b = -10, t = -11,22, p <0,001). Как показывают непараллельные линии, на более высоких уровнях личного мастерства никогда не состоявшие в браке и состоящие в браке взрослые были довольно схожи по негативным аффектам. Однако среди тех, кто набрал более низкие баллы по личному мастерству, никогда не состоявшие в браке взрослые были более уязвимы к переживанию негативных аффектов (т. Е. Они получали более высокие баллы по негативным аффектам) по сравнению с их женатыми сверстниками.

График простых наклонов для семейного положения × Взаимодействие личного мастерства

Примечание : Простые наклоны личного мастерства: для никогда не состоящих в браке респондентов, b = −29, p <0,001 и для женатых респондентов, b = −.10, p <0,001

График простых наклонов для семейного положения × взаимодействие самодостаточности

Примечание : Простые наклоны самодостаточности: для никогда не состоявших в браке респондентов, b = −21, р <.05 и для женатых респондентов, b = 0,09, p <0,001

С точки зрения самодостаточности, тогда как более высокий уровень самодостаточности предсказывал меньшее негативное влияние среди взрослых, никогда не состоявших в браке (b = −21, t = −2,21, p <0,05), они предсказали более высокий отрицательный аффект у взрослых, состоящих в браке (b = 0,09, t = 14,48, p <0,001). Как показывают пересекающиеся линии, на более низком уровне самодостаточности взрослые, никогда не состоявшие в браке, испытали большее негативное влияние, чем женатые респонденты.Однако при более высоком уровне самодостаточности тенденция изменилась, и взрослые, никогда не состоявшие в браке, испытали меньшее негативное влияние, чем женатые респонденты.

Обсуждение

Наше исследование было в первую очередь сосредоточено на сравнении средних уровней психологических ресурсов у взрослых, не состоящих в браке, и взрослых. Во-вторых, мы исследовали относительную роль этих психологических ресурсов (за вычетом вклада социально-демографических факторов и социальных ресурсов) в положительном и отрицательном влиянии на людей, не состоявших в браке и состоящих в браке.Мы не обнаружили существенных различий между не состоявшими в браке и женатыми респондентами по изученным психологическим ресурсам. Как указывалось ранее, в немногих исследованиях систематически изучались потенциальные различия в психологических ресурсах взрослых, никогда не состоявших в браке, и взрослых, состоящих в браке, и результаты этого небольшого исследования противоречивы. Наши результаты согласуются с выводами Тернера и др. (1999), которые сообщают о незначительных систематических различиях между взрослыми, никогда не состоявшими в браке, и взрослыми, состоящими в браке, и опровергают выводы Коттена (1999), который обнаружил, что никогда не состоявшие в браке взрослые сообщают о более низком уровне психологических ресурсов, чем их женатые коллеги.Одним из объяснений того, почему наши результаты расходятся с результатами Коттена, может быть большая разница в возрасте между никогда не состоявшими в браке респондентами (средний возраст = 40 лет) и состоящими в браке респондентами (средний возраст = 52 года) в исследовании Коттена, которое могло дать эти две группы труднее сопоставить, особенно с учетом того, что наши и другие (см. Mroczek, 2001) результаты показывают, что возраст положительно связан с положительным аффектом и отрицательно - с отрицательным. Напротив, в нашем исследовании средний возраст для обеих групп находился в диапазоне от 52 до 54 лет.Основываясь на наших результатах, мы согласны с предостережением Де Пауло и Морриса (2005), предостерегающего от широких обобщений о том, что никогда не состоящие в браке люди находятся в невыгодном положении по сравнению со своими женатыми сверстниками, по крайней мере, в области психологических ресурсов.

В соответствии с предыдущими исследованиями (например, Cotten, 1999; Turner & Marino, 1994; Wyke & Ford, 1992), однако, наши результаты показали, что никогда не состоявшие в браке респонденты сообщили о более низком уровне социальной интеграции и воспринимали меньшую поддержку со стороны членов семьи. относительно женатых респондентов, тогда как уровни поддержки со стороны друзей существенно не различались между двумя группами.Также в соответствии с прошлыми исследованиями (например, Cotten, 1999; Lucas & Dyrenforth, 2005; Mookherjee, 1997) мы обнаружили более низкий уровень положительного аффекта и более высокий уровень отрицательного аффекта у взрослых, никогда не состоявших в браке, по сравнению с их сверстниками, состоящими в браке. Однако важно отметить, что величина значимых средних различий была очень мала, и после того, как другие переменные были исключены, семейное положение не было существенно связано с положительным или отрицательным аффектом.

Мы также обнаружили, что после учета социально-демографических факторов и социальных ресурсов (оба из которых в совокупности составляли значительную долю различий в положительном и отрицательном аффекте), психологические ресурсы вносили значительный вклад в положительный и отрицательный аффекты.Однако наиболее интересно то, что мы обнаружили, что, согласно гипотезе, сила связи между психологическими ресурсами и негативным аффектом (но не позитивным аффектом) значительно различалась для никогда не состоявших в браке и женатых респондентов. Последующий анализ показал, что психологические ресурсы гораздо сильнее (почти в четыре раза) способствовали объясненной дисперсии негативного аффекта для никогда не состоявших в браке респондентов, чем для женатых респондентов. В частности, личное мастерство и самодостаточность играли разные роли в уровнях негативных эмоций, испытываемых этими двумя группами.Групповой анализ показал, что более высокое личное мастерство более тесно связано с меньшим негативным аффектом среди взрослых, никогда не состоявших в браке, чем среди взрослых, состоящих в браке. Что еще более важно, эти анализы показали, что никогда не состоявшие в браке взрослые с более низким психологическим мастерством были более уязвимы к более сильному негативному влиянию по сравнению с их женатыми сверстниками с таким же низким уровнем личного мастерства. Поэтому вполне возможно, что более низкий уровень личного мастерства может сделать взрослых, никогда не состоявших в браке, особенно уязвимыми для более низкого эмоционального благополучия, в то время как люди с более высоким уровнем личного мастерства, вероятно, будут иметь низкий уровень негативного аффекта, аналогичный уровню их женатых сверстников.Это объяснение согласуется с точкой зрения Рука и Зеттеля (2005), согласно которой взрослые, никогда не состоявшие в браке, могут в большей степени полагаться на другие ресурсы (например, личное мастерство) для поддержания или повышения своего благосостояния, поскольку у них меньше тесных семейных связей. Таким образом, хотя более высокое личное мастерство связано с меньшим негативным аффектом в обеих группах, более низкие уровни личного мастерства оказываются более критичными в случае никогда не состоящих в браке взрослых, делая их более уязвимыми для переживания более высоких уровней негативного аффекта.Наши результаты также расширяют предварительные результаты, сообщенные Коттеном (1999), который обнаружил в отдельных анализах, проведенных с женатыми и никогда не состоявшими в браке участниками, что связь между личным мастерством и психологическим благополучием оказалась сильнее в последней группе.

Мы также обнаружили, что психологический ресурс самодостаточности играет заметно разные роли в негативном влиянии никогда не состоящих в браке и состоящих в браке взрослых. В то время как более высокая самодостаточность была связана с меньшим негативным аффектом среди никогда не состоявших в браке респондентов, для женатых респондентов более высокая самодостаточность была связана с более сильным негативным аффектом.Поскольку никогда не состоявшие в браке респонденты с более высокой самодостаточностью испытывали меньший негативный аффект, самодостаточность можно рассматривать как защитный фактор аффективного благополучия взрослых, никогда не состоявших в браке. Напротив, среди женатых участников мы обнаружили обратную тенденцию, когда люди с более высокой самодостаточностью сообщали о более негативных эмоциях. Другими словами, мы можем сделать вывод, что более высокая самодостаточность играет пагубную роль в эмоциональном благополучии взрослых, состоящих в браке. Одним из объяснений этих результатов может быть то, что самодостаточность потенциально подрывает взаимозависимость между супругами.Развитие взаимозависимости в браке - а не сосредоточение внимания на личной автономии или личной самореализации - было описано как важный компонент длительных браков (например, Kovacs, 1983; Szinovacz, 1984). Большая взаимозависимость также была связана с более прочными и более близкими браками (Gilford, 1986; Robinson & Blanton, 1993), тогда как более низкая взаимозависимость в супружеских парах была определена как предполагаемый фактор риска расторжения брака (Kurdek, 1993).Таким образом, более низкая самодостаточность может способствовать развитию большей взаимозависимости в браке, что, в свою очередь, было связано с улучшением психологического благополучия взрослых, состоящих в браке (Meegan & Goedereis, 2006). Таким образом, можно было ожидать, что в той степени, в которой большая самодостаточность представляет собой меньшую взаимозависимость в их супружеских отношениях, большая самодостаточность женатых людей будет связана с более сильным негативным воздействием.

Наше исследование продвигает современное понимание роли психологических ресурсов в эмоциональном благополучии взрослых, никогда не состоявших в браке, по сравнению со взрослыми, состоящими в браке.Однако важно отметить, что наши выводы основаны на перекрестных данных, которые исключают любую причинную интерпретацию взаимосвязей между переменными. Более того, участники MIDUS I были отобраны для участия в опросе после первоначального случайного отбора; таким образом, действие возможных эффектов отбора не позволяет нам делать причинно-следственные выводы на основе наших результатов. Наша выборка также включала меньшую долю взрослых, никогда не состоявших в браке, чем состоящих в браке участников. Однако использование нами кодирования взвешенных эффектов и метода умеренной регрессии обеспечивает надежные сравнения между группами (Newsom et al., 2003), а использование нами национальной вероятностной выборки взрослых позволяет нам обобщить наши выводы на большую популяцию никогда не состоящих в браке и состоящих в браке взрослых, проживающих в Соединенных Штатах.

В заключение, наше исследование предоставляет новую информацию о потенциальных различиях в жизни никогда не состоявших в браке взрослых по сравнению с их сверстниками. Мы обнаружили, что взрослые, никогда не состоявшие в браке, по большей части обладают такими же психологическими ресурсами, что и взрослые, состоящие в браке; однако психологические ресурсы, по-видимому, по-разному влияют на психологическое благополучие этих двух групп за вычетом различий в социальных ресурсах между ними.В частности, среди взрослых, никогда не состоявших в браке, более высокие уровни личного мастерства и самодостаточности связаны со значительно более низкими уровнями негативных эмоций. По мере того, как эти психологические ресурсы могут быть усилены, было бы полезно разработать материалы и семинары, предназначенные для увеличения этих ресурсов для взрослых, никогда не состоящих в браке, которые имеют более низкие показатели личного мастерства и / или самодостаточности. Это было бы полезно, особенно в свете тенденции взрослых, никогда не состоявших в браке, чувствовать себя менее социально интегрированными и воспринимать членов семьи как менее благосклонные.Более высокие уровни личного мастерства и самодостаточности могли бы тогда служить для компенсации более низких уровней социальных ресурсов среди взрослых, никогда не состоявших в браке.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом, предоставленным Программой малых грантов Энтони Маркионне Джамиле Буквала. Части этой статьи были представлены на ежегодном собрании Геронтологического общества Америки в ноябре 2005 г. в Орландо, Флорида.

Информация для авторов

Джамила Буквала, колледж Лафайет.

Эрин Фекете, Университет Майами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  • Бакан Д. Двойственность человеческого существования. Рэнд МакНелли; Чикаго, Иллинойс: 1966. [Google Scholar]
  • Барон Р.М., Кенни Д.А. Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. Журнал личности и социальной психологии. 1986; 51: 1173–1182. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brim OG, Baltes PB, Bumpass LL, Cleary PD, Featherman DL, Hazzard WR, et al.Национальное исследование развития среднего возраста в США (MIDUS), 1995–1996 гг. [Компьютерный файл]. Вторая версия ICPSR. DataStat Inc .; Анн-Арбор, Мичиган: 2003. Бостон, Массачусетс: Гарвардская медицинская школа, Департамент политики здравоохранения [производители], 1996. Анн-Арбор, Мичиган: Межуниверситетский консорциум политических и социальных исследований [дистрибьютор], 2003. Проверено 18 апреля. , 2003 из http://midmac.med.harvard.edu/research.html#tchrpt. [Google Scholar]
  • Бирн А., Карр Д. Застрявшие в культурном отставании: клеймо одиночества.Психологический опрос. 2005; 16: 84–91. [Google Scholar]
  • Clark MS, Graham SM. Пренебрегают ли исследователи отношений одиночными играми? Можем ли мы сделать лучше? Психологический опрос. 2005. 16: 131–136. [Google Scholar]
  • Коэн Дж., Коэн П. Применяли множественный регрессионный / корреляционный анализ для наук о поведении. 2-е изд. LEA; Hillsdale, NJ: 1983. [Google Scholar]
  • Cotten SR. Еще раз о семейном положении и психическом здоровье: изучение важности факторов риска и ресурсов. Семейные отношения.1999. 48: 225–233. [Google Scholar]
  • Deci EL, Ryan RM. «Что» и «почему» для достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос. 2000. 11: 227–268. [Google Scholar]
  • ДеПауло Б.М., Моррис В.Л. Одиночки в обществе и науке. Психологический опрос. 2005. 16: 57–83. [Google Scholar]
  • Дион К.Л. Семейное положение как переменная стимула и переменная субъекта. Психологический опрос. 2005. 16: 104–110. [Google Scholar]
  • Фини, Британская Колумбия. Парадокс зависимости в близких отношениях: принятие зависимости способствует независимости.Журнал социальной психологии и психологии личности. 2007. 92: 268–285. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гилфорд Р. Браки в дальнейшей жизни. Поколения: журнал Американского общества по проблемам старения. 1986; 10: 16–20. [Google Scholar]
  • Хельгесон В.С. Связь свободы воли и общения с благополучием: свидетельства и возможные объяснения. Психологический бюллетень. 1994; 116: 412–428. [Google Scholar]
  • Hobfoll SE. Социально-психологические ресурсы и адаптация. Обзор общей психологии.2002; 6: 307–324. [Google Scholar]
  • Джанг Й., Хейли В.Е., Смолл Б.Дж., Мортимер Дж.А. Роль мастерства и социальных ресурсов в ассоциациях между инвалидностью и депрессией в дальнейшей жизни. Геронтолог. 2002; 42: 807–813. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джадд К.М., Макклелланд Г.Х. Анализ данных: подход сравнения моделей. Харкорт Брейс Йованович; NY: 1989. [Google Scholar]
  • Kamp Dush CM, Amato PR. Последствия статуса и качества отношений для субъективного благополучия.Журнал социальных и личных отношений. 2005. 22: 607–627. [Google Scholar]
  • Кесслер Р. К., Эссекс М. Семейное положение и депрессия: важность использования ресурсов. Социальные силы. 1982; 61: 484–507. [Google Scholar]
  • Киз CLM. Социальное благополучие. Социальная психология ежеквартально. 1998. 61: 121–140. [Google Scholar]
  • Коропецкий-Кокс Т. Холостяки, общество и наука: социологические перспективы. Психологический опрос. 2005; 16: 91–97. [Google Scholar]
  • Ковач Л.Концептуализация развития брака. Семейная терапия. 1983; 10: 183–210. [Google Scholar]
  • Курдек Л.А. Предсказание расторжения брака: 5-летнее проспективное продольное исследование пар молодоженов. Журнал личности и социальной психологии. 1993; 64: 221–242. [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Уивер С.Л. Шкала личностных характеристик Опросника развития среднего возраста (MIDI): построение шкалы и оценка. 1997 Неопубликованный технический отчет. [Google Scholar]
  • Лукас Р. Э., Дайренфорт П. С..Миф о семейном счастье? Психологический опрос. 2005. 16: 111–115. [Google Scholar]
  • Meegan SP, Goedereis EA. Оценка жизненных задач, участие супругов в стратегиях и повседневные аффекты среди пар, состоящих в краткосрочном и долгосрочном браке. Журнал семейной психологии. 2006. 20: 319–327. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мукхерджи Х. Семейное положение, пол и представления о благополучии. Журнал социальной психологии. 1997. 137: 95–105. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mroczek DK. Возраст и эмоции в зрелом возрасте.Современные направления психологической науки. 2001; 10: 87–90. [Google Scholar]
  • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительные и отрицательные эмоции: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ньюсом Дж. Т., Пригерсон Х. Г., Шульц Р., Рейнольдс К. Ф. Изучение гипотез модератора в исследованиях старения: статистические, методологические и концептуальные трудности при сравнении отдельных регрессий.Международный журнал старения и человеческого развития. 2003. 57: 199–150. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перлин Л.И., Школьник К. Структура совладания. Журнал здоровья и социального поведения. 1978; 19: 2–21. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М. Одиночество среди пожилых людей, состоящих в браке, овдовевших, разведенных и никогда не состоявших в браке. Журнал социальных и личных отношений. 2003; 20: 31–53. [Google Scholar]
  • Робинсон Л.С., Блэнтон П.В. Сильные стороны брака в прочных браках. Семейные отношения.1993; 42: 38–45. [Google Scholar]
  • Rook KS, Zettel LA. Предполагаемые преимущества брака, рассматриваемые через призму физического здоровья. Психологический опрос. 2005. 16: 116–121. [Google Scholar]
  • Ryff CD. Счастье - это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 1069–1081. [Google Scholar]
  • Schuster TL, Kessler RC, Aseltine RH. Поддерживающее взаимодействие, негативное взаимодействие и депрессивное настроение.Американский журнал общественной психологии. 1990; 18: 423–438. [PubMed] [Google Scholar]
  • Скиннер EA. Руководство по конструкциям управления. Журнал личности и социальной психологии. 1996. 71: 549–570. [PubMed] [Google Scholar]
  • Скоро JPM, Liefbroer AC. Вместе лучше? Влияние статуса отношений и ресурсов на благополучие молодых людей. Журнал социальных и личных отношений. 2008. 25: 604–625. [Google Scholar]
  • Шиновач М. Изменение семейных ролей и взаимоотношений.Брак и семья. 1984; 7: 163–201. [Google Scholar]
  • Теллеген А. Структуры настроения и личности и их отношение к оценке тревожности с упором на самооценку. В: Tuma AH, Maser JD, редакторы. Беспокойство и тревожные расстройства. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1985. С. 681–706. [Google Scholar]
  • Tellegen A, Watson D, Clark LA. О размерной и иерархической структуре аффекта. Психологическая наука. 1999; 10: 297–303. [Google Scholar]
  • Башня РБ, Краснер М.Семейная близость, автономия, власть и депрессивные симптомы в выборке из Интернета в США. Личные отношения. 2006; 13: 429–449. [Google Scholar]
  • Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А., Розелл П. Личные ресурсы и социальное распространение депрессии. Американский журнал общественной психологии. 1999. 27: 643–672. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тернер Р.Дж., Марино Ф. Социальная поддержка и социальная структура: описательная эпидемиология. Журнал здоровья и социального поведения. 1994; 35: 195–212. [PubMed] [Google Scholar]
  • Turner RJ, Roszell P.Психосоциальные ресурсы и стрессовый процесс. В: Avison WR, Gotlib IH, редакторы. Стресс и психическое здоровье: современные проблемы и перспективы на будущее. Пленум; Нью-Йорк: 1994. С. 179–210. [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США. Число, время и продолжительность браков и разводов: 2001 г. Бюро переписи населения США; Вашингтон, округ Колумбия: 2005. [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США. Дополнительные обследования переписи населения 2000–2001 гг. И обследования американских сообществ. Бюро переписи населения США; Вашингтон, округ Колумбия: 2004.[Google Scholar]
  • Уотсон Д., Кларк Л.А., Теллеген А. Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. Журнал личности и социальной психологии. 1988; 54: 1063–1070. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Пеннебейкер Дж. У. Жалобы на здоровье, стресс и дистресс: изучение центральной роли негативной аффективности. Психологический обзор. 1989. 96: 234–254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Williams KD, Nida SA. Незаметно изгнание одиночных игр.Психологический опрос. 2005. 16: 127–131. [Google Scholar]
  • Wyke S, Ford G. Конкурирующие объяснения связи между семейным положением и здоровьем. Социальные науки и медицина. 1992; 34: 525–532. [PubMed] [Google Scholar]

Бесплатные интернет-ресурсы для начинающих психологов

Это руководство содержит ссылки на некоторые из наиболее полезных онлайн-ресурсов для начинающих психологов. Студенты, только начинающие учебу, могут использовать эту информацию для получения общих знаний в области психологии, ее различных областей обучения и разнообразных вопросов, которые они могут изучать.Хотя это не исчерпывающий список доступных ресурсов, этот сборник направляет будущих студентов к ресурсам, которые могут помочь им создать прочную академическую базу в этой области. Это руководство также предлагает информацию о карьере и возможностях аспирантуры.

Популярные онлайн-программы

Выяснили, куда обратиться? Эти лучшие аккредитованные школы предлагают различные онлайн-степени. Рассмотрите одну из этих аккредитованных программ и откройте для себя их ценность сегодня.

Как ведущая профессиональная и научная организация в области психологии, APA предлагает наиболее исчерпывающий набор ресурсов для студентов-психологов, охватывающих все уровни образования и области интересов. На веб-сайте есть несколько баз данных, которые включают полнотекстовые книги и журналы, тесты и измерения, демонстрационные видеоролики и другие электронные ресурсы. В нескольких разделах рассматриваются темы, представляющие интерес для студентов и аспирантов, включая информацию о написании учебных пособий, стажировках и аккредитованных программах по психологии.

Эта коллекция видеороликов YouTube, размещенная педагогом и видеоблогером Хэнком Грином, охватывает основные предметные области, входящие в утвержденный Советом колледжа вводный курс психологии AP. Студенты могут получить доступ к 40 эпизодам, которые посвящены 15 основным областям психологического исследования. 10–12-минутные видеоролики исследуют биологические основы человеческого поведения и восприятия, применения психологических теорий, методов исследования, этических стандартов, а также вспомогательные области психологии развития, социальной и ненормальной психологии.

С момента своего появления в печати в 1968 году этот популярный журнал отстаивал психологию среди широкой аудитории. Его веб-сайт продолжает делать эту область доступной для широкой публики, предоставляя электронные новости, эссе и блоги, написанные известными учеными и практиками. Посетители могут получить доступ к информации о терапии, специалистах в области здравоохранения и лечебных учреждениях. На сайте также есть интервью с экспертами, представляющими широкий спектр психологических тем, таких как зависимость, СДВГ и стресс.

Этот бесплатный сайт с открытым исходным кодом, основанный в 2008 году, содержит библиотеку научно обоснованных инструментов и ресурсов психологической самопомощи для психологов, консультантов, терапевтов, социальных работников и студентов, развивающих клинические навыки. Пользователи могут загружать книги, статьи, весы и меры, а также учебные листы без авторских прав, доступные в нескольких цифровых форматах. Студенты могут получить знания о методах лечения и лечении нескольких психологических состояний, включая депрессию, горе и потерю, обсессивно-компульсивные расстройства и посттравматический стресс.

Массачусетский технологический институт управляет OpenCourseWare для публикации в Интернете более 2400 курсов, представляющих все области учебной программы Массачусетского технологического института. Студенты могут получить доступ к любому курсу бесплатно в удобное для них время. Департамент мозговых и когнитивных наук предлагает несколько курсов для студентов и аспирантов по нейробиологии, нейробиологии и психологии. Хотя форматы курсов различаются, содержание включает учебные планы и списки литературы, лекции, видеопрезентации, заметки для занятий и задания.Некоторые курсы предлагают бесплатные онлайн-учебники.

Куратор Общества преподавания психологии, этот сборник ресурсов посвящен вариантам карьеры для студентов и аспирантов с психологическим образованием. Контент исследует доступные карьерные пути в психологии, степени, необходимые для выхода на определенную карьеру, и ключевые критерии отбора, используемые работодателями. Этот ресурс предоставляет информацию о 300 профессиях и более 2400 ссылок на конкретные ресурсы по вопросам карьеры, организованных в 15 доступных для поиска категорий, представляющих основные области занятости для обладателей степени психолога.

Основанный в 1996 году, этот высоко ценимый образовательный ресурс ежедневно посещают более 20 000 преподавателей психологии, специалистов, студентов и широкой публики. Пользователи этого сайта могут получить доступ к тысячам доступных для поиска ссылок на профессиональные журналы, образовательные ресурсы, онлайн-исследования, подкасты и блоги по социальной психологии и смежным областям. Сайт также предлагает центр карьеры по психологии, программу наставничества и информацию о Ph.D. и программы клинической психологии. В сети также есть страница в Facebook.

Этот бесплатный информационный сайт, спонсируемый сетью лицензированных терапевтов и психологов, предлагает ресурсы и услуги, связанные с психиатрической помощью. Студенты пользуются обширной энциклопедией Therapedia, основанной на Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам. В разделе новостей представлен сборник статей о текущих событиях и исследованиях в области психического здоровья.На сайте также есть каталог лицензированных терапевтов, практикующих в Северной Америке, и руководство по мастер-классам, семинарам и возможностям повышения квалификации.

Психологические ресурсы при травме спинного мозга: систематический обзор литературы

  • 1

    Kirshblum S, Campagnolo DI, DeLisa JA. Медицина спинного мозга . Липпинкотт Уильямс и Уилкинс: Филадельфия, 2002.

    Google Scholar

  • 2

    DeVivo MJ, Black KJ, Richards S, Stover SL.Самоубийство в результате травмы спинного мозга. Paraplegia 1991; 29 : 620–627.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3

    Биди А., Кеннеди П. Качество социальной поддержки предсказывает безнадежность и депрессию после травмы спинного мозга. J Clin Psychol Med Settings 2002; 9 : 227–234.

    Артикул Google Scholar

  • 4

    Кеннеди П., Роджерс Б.А.Тревога и депрессия после травмы спинного мозга: продольный анализ. Arch Phys Med Rehabil 2000; 81 : 932–937.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 5

    Северный NT. Психологические последствия травмы спинного мозга: обзор. Спинной мозг 1999; 37 : 671–679.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 6

    Гэлвин Л.Р., Годфри Л.Р.Влияние совладания на эмоциональную адаптацию к травме спинного мозга (ТСМ): обзор литературы и применение оценки стресса и формулировки совладания. Спинной мозг 2001; 39 : 615–627.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 7

    Craig A, Tran Y, Middleton J. Психологическая заболеваемость и травма спинного мозга: систематический обзор. Спинной мозг 2009; 47 : 108–114.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 8

    Роу, Массачусетс. Влияние внутренних и внешних ресурсов на функциональные результаты при хронических заболеваниях. Res Nurs Health 1996; 19 : 485–497.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 9

    Удрис И., Крафт У, Муссманн С., Риманн М. Arbeiten, gesund sein und gesund bleiben: Theoretische Überlegungen zu einem Ressourcenkonzept.В I. Udris (ред.), Arbeit und Gesundheit. Psychosozial, Band 52 (стр. 9–22). Weinheim: Psychologie Verlags Union.

  • 10

    Лурия Г, Торжман А. Ресурсы и преодоление стрессовых событий. J Organ Behav 2009; 30 : 685–707.

    Артикул Google Scholar

  • 11

    Hobfoll SE. Социально-психологические ресурсы и адаптация. Rev Gen Psychol 2002; 6 : 307–324.

    Артикул Google Scholar

  • 12

    Беркман Б., Бонанде Р. Э., Ратчик И., Сильверман П., Кемлер Б., Маркус Л. и др. . Социальная работа в здравоохранении: практические направления. Soc Sci Med 1990; 31 : 19–26.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 13

    Flückiger C, Wüsten G, Zinbarg RE, Wampold BE. Активация ресурсов: использование сильных сторон клиентов в психотерапии и консультировании .Издательство Hogrefe: Кембридж, Массачусетс, 2010 г.

    Google Scholar

  • 14

    Ливне Г, Антонак РФ. Психосоциальная адаптация к хроническим заболеваниям и инвалидности . Aspen Publishers, Inc .: Gaithersburg, MD, 1997.

    Google Scholar

  • 15

    Миддлтон Дж., Крейг А. Психологические проблемы при лечении лиц с травмой спинного мозга. В: Craig A, Tran Y (ред.). Психологические аспекты, связанные с реабилитацией после травм спинного мозга: новые направления и лучшие доказательства .Nova Science Publishers, Inc .: Нью-Йорк, 2008 г.

    Google Scholar

  • 16

    Лазарус Р.С., Фолькман С. Стресс, оценка и преодоление . Springer: New York, 1984.

    Google Scholar

  • 17

    Craig A, Tran Y. Психологическая динамика, связанная с реабилитацией после травм спинного мозга: новые направления и лучшие доказательства . Публикации Новы: Нью-Йорк, 2008.

    Google Scholar

  • 18

    Шевалье З., Кеннеди П., Шерлок О. Травма спинного мозга, копинг и психологическая адаптация: обзор литературы. Спинной мозг 2009; 47 : 778–782.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 19

    Müller R, Peter C, Cieza A, Geyh S. Социальная поддержка и социальные навыки при травме спинного мозга - систематический обзор литературы. Спинной мозг 2011; (электронный паб перед печатью).

  • 20

    Уолдрон Б., Бенсон С., О’Коннелл А., Бирн П., Дули Б., Берк Т. Локус управления здоровьем и объяснение причин и виноватых в адаптации к травмам спинного мозга. Спинной мозг 2010; 48 : 598–602.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 21

    Vandenbroucke JP, von Elm E, Altman DG, Gotzsche PC, Mulrow CD, Pocock SJ и др. .Усиление отчетности наблюдательных исследований в эмпидемиологии (STROBE): объяснение и разработка. PLOS Med 2007; 4 : 1628–1654.

    Артикул Google Scholar

  • 22

    Verhagen AP, de Vet HC, de Bie RA, Kessels AG, Boers M, Bouter LM и др. . Список Delphi: список критериев оценки качества рандомизированных клинических испытаний для проведения систематических обзоров, разработанный на основе консенсуса Delphi. J Clin Epidemiol 1998; 51 : 1235–1241.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 23

    Бандура А. Самоэффективность: к объединяющей теории изменения поведения. Psychol Rev 1977; 84 : 191–215.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 24

    Роджерс ВМ, Коннер М, Мюррей ТК. Различение воспринимаемого контроля, воспринимаемых трудностей и самоэффективности как детерминант намерений и поведения. Br J Soc Psychol 2008; 47 : 607–630.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 25

    Хэмптон, Новая Зеландия. Самоэффективность и качество жизни у людей с травмами спинного мозга в Китае. Rehabil Counsel Counsel Bull 2000; 43 : 66–74.

    Артикул Google Scholar

  • 26

    Хэмптон, Новая Зеландия. Субъективное благополучие среди людей с травмами спинного мозга: роль самоэффективности, воспринимаемой социальной поддержки и воспринимаемого здоровья. Rehabil Counsel Counsel Bull 2004; 48 : 31–37.

    Артикул Google Scholar

  • 27

    Хэмптон, Новая Зеландия. Аффективный аспект субъективного благополучия китайцев с травмами спинного мозга и без них. Disabil Rehabil 2008; 30 : 1473–1479.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 28

    Хэмптон, Новая Зеландия, Маршалл А.Культура, пол, самоэффективность и удовлетворенность жизнью: сравнение американцев и китайцев с травмами спинного мозга. J Rehabil 2000; 66 : 21–28.

    Google Scholar

  • 29

    Fuhrer MJ, Rintala DH, Hart KA, Clearman R, Young ME. Связь удовлетворенности жизнью с нарушениями, инвалидностью и физическими недостатками среди людей с травмой спинного мозга, проживающих в сообществе. Arch Phys Med Rehabil 1992; 73 : 552–557.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30

    Мортенсон В.Б., Норо Л., Миллер В. Взаимосвязь между и предикторами качества жизни после травмы спинного мозга через 3 и 15 месяцев после выписки. Спинной мозг 2010; 48 : 73–79.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 31

    Миддлтон Дж., Тран Й., Крейг А.Взаимосвязь между качеством жизни и самоэффективностью у лиц с травмами спинного мозга. Arch Phys Med Rehabil 2007; 88 : 1643–1648.

    Артикул Google Scholar

  • 32

    Николсон Перри К., Николас М.К., Миддлтон Дж., Сиддалл П. Психологические характеристики людей с постоянной болью, связанной с травмой спинного мозга, обращаются в специализированный центр лечения боли. J Rehabil Res Dev 2009; 46 : 57–67.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 33

    Николсон Перри К., Николас М.К., Миддлтон Дж. Боль, связанная с травмой спинного мозга в реабилитации: перекрестное исследование взаимосвязи с познанием, настроением и физическими функциями. евро J Pain 2009; 13 : 511–517.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34

    Шнек З.М., Фоли Ф.В., ЛаРокка Н.Г., Гордон В.А., ДеЛука Дж., Шварцман Г.Г. и др. .Беспомощность, самоэффективность, когнитивные искажения и депрессия при рассеянном склерозе и травме спинного мозга. Ann Behav Med 1997; 19 : 287–294.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 35

    Карденас Д.Д., Хоффман Дж. М., Келли Е., Мэйо МЭ. Влияние образовательной программы по инфекциям мочевыводящих путей на людей с травмой спинного мозга. J Spinal Cord Med 2004; 27 : 47–54.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 36

    Suzuki R, Krahn GL, McCarthy MJ, Adams EJ. Понимание результатов для здоровья: вторичные физические состояния у людей с травмой спинного мозга. Rehabil Psychol 2007; 52 : 338–350.

    Артикул Google Scholar

  • 37

    Шеппард Р., Кеннеди П., Макки, Калифорния. Теория запланированного поведения, ухода за кожей и пролежней после травмы спинного мозга. J Clin Psychol Med Set 2006; 13 : 359–367.

    Артикул Google Scholar

  • 38

    Spungen MI, Libin A, Ljungberg I, Groah S. Самоэффективность, опосредующая возникновение вторичных состояний после травмы спинного мозга. SCI Psychosocial Process 2009; 22 : 16–22.

    Google Scholar

  • 39

    Molton IR, Stoelb BL, Jensen MP, Ehde DM, Raichle KA, Cardenas DD.Психосоциальные факторы и приспособление к хронической боли при травме спинного мозга: репликация и перекрестная проверка. J Rehabil Res Dev 2009; 46 : 31–42.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40

    Hanley MA, Raichle K, Jensen M, Cardenas DD. Катастрофизация боли и убеждения предсказывают изменения в болевом вмешательстве и психологическом функционировании у людей с травмой спинного мозга. J Pain 2008; 9 : 863–871.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41

    Pang MY, Eng JJ, Lin KH, Tang PF, Hung C, Wang YH. Связь депрессии и болевого синдрома с самоэффективностью ведения болезни у проживающих в сообществах людей с травмой спинного мозга. J Rehabil Med 2009; 41 : 1068–1073.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 42

    Кеннеди П., Тейлор Н., Хиндсон Л.Пилотное исследование курса психосоциальной деятельности для людей с травмами спинного мозга. Psychol Health Med 2006; 11 : 91–99.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 43

    Тейт Д.Г., Форххаймер М. Усиление реинтеграции в сообщество после стационарной реабилитации для лиц с травмой спинного мозга. Верхний спинной мозг Inj Rehabili 1998; 4 : 42–55.

    Артикул Google Scholar

  • 44

    Молтон И.Р., Дженсен М.П., ​​Нильсон В., Карденас Д., Эде Д.М.Предварительная оценка мотивационной модели самоконтроля боли у людей с болью, связанной с травмой спинного мозга. J Pain 2008; 9 : 606–612.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45

    Ланнем А.М., Соренсен М., Лидаль И.Б., Хьелтнес Н. Восприятие мастерства выполнения упражнений у лиц с полным и неполным повреждением спинного мозга. Спинной мозг 2010; 48 : 388–392.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 46

    Латимер А.Е., Гинис КАМ. Теория запланированного поведения в прогнозировании физической активности в свободное время у лиц с травмой спинного мозга. Rehabil Psychol 2005; 50 : 389–396.

    Артикул Google Scholar

  • 47

    Латимер А.Е., Гинис КАМ, Беседка КП. Эффективность вмешательства с намерением реализации для поощрения физической активности среди лиц с травмой спинного мозга: рандомизированное контролируемое исследование. Rehabili Psychol 2006; 51 : 273–280.

    Артикул Google Scholar

  • 48

    Tun CG, Tun PA, Wingfield A. Когнитивные функции после длительной травмы спинного мозга. Rehabil Psychol 1997; 42 : 163–182.

    Артикул Google Scholar

  • 49

    Хорн В., Йоэлс В., Уоллес Д., Макрина Д., Ригли М. Детерминанты самоэффективности у лиц с травмами спинного мозга. Disabil Rehabil 1998; 20 : 138–141.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 50

    Носек М.А., Уолтер Л.Дж. Социальная интеграция женщин с травмами спинного мозга: изучение психологических, социальных, профессиональных и экологических факторов. Верхний спинной мозг в реабилитации 1998; 4 : 41–55.

    Артикул Google Scholar

  • 51

    Горман К., Кеннеди П., Гамильтон Л. Р..Изменения в самовосприятии после травмы спинного мозга в детстве. Спинной мозг 1998; 36 : 181–185.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 52

    Бьюкенен К.М., Элиас Л.Дж. Изменения личности и поведения после травмы спинного мозга: самооценка - восприятие партнера. Axone 1999; 21 : 36–39.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 53

    МакМиллен Дж.С., Кук КЛ.Положительные побочные продукты травмы спинного мозга и их корреляты. Rehabili Psychol 2003; 48 : 77–85.

    Артикул Google Scholar

  • 54

    Coyle CP, Lesnik-Emas S, Kinney WB. Прогнозирование удовлетворенности жизнью среди взрослых с травмами спинного мозга. Rehabili Psychol 1994; 39 : 95–112.

    Артикул Google Scholar

  • 55

    Forchheimer M, Tate DG.Повышение реинтеграции сообщества после травмы спинного мозга. Neuro Rehabil 2004; 19 : 103–113.

    Google Scholar

  • 56

    Zahl ML, Compton DM, Kim K, Rosenbluth JP. Форум SCI / D для повышения активной жизни: влияние форума SCI / D, основанного на самоэффективности и самоутверждении, на активный образ жизни у взрослых с травмой / заболеванием спинного мозга. SCI Psychosocial Process 2008; 21 : 5–13.

    Google Scholar

  • 57

    Rose A, Piatt JA, Zahl M, Kim K. Влияние форума, основанного на самоэффективности, на удовлетворенность жизнью людей с травмой или заболеванием спинного мозга. Анн Терапевтический отдых 2008; 16 : 49–56.

    Google Scholar

  • 58

    Арбор-Никитопулос К.П., Гинис К.А., Латимер А.Е. Планирование, физическая активность в свободное время и совладание с собой у лиц с травмой спинного мозга: рандомизированное контролируемое исследование. Arch Phys Med Rehabil 2009; 90 : 2003–2011.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 59

    Перри К.Н., Николас М.К., Миддлтон Дж. У. Сравнение программы обезболивания с обычным уходом в центре обезболивания для людей с хронической болью, связанной с травмой спинного мозга. Clin J Pain 2010; 26 : 206–216.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 60

    Zemper ED, Tate DG, Roller S, Forchheimer M, Chiodo A, Nelson VS et al .Оценка комплексной оздоровительной программы для лиц с травмой спинного мозга. Am J Phys Med Rehabil 2003; 82 : 957–968; викторина 69–71.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 61

    Розенберг М. Общество и самооценка подростков . Princeton University Press: Princeton, NJ, 1965.

    Книга Google Scholar

  • 62

    Цоничаки I, Клефтарас Г.Параплегия из-за травмы спинного мозга: чувство собственного достоинства, одиночество и удовлетворенность жизнью. OTJR 2002; 22 : 96–103.

    Google Scholar

  • 63

    Мона Л.Р., Краузе Дж.С., Норрис Ф.Х., Камерон Р.П., Каличман С.К., Лесондак Л.М. Выражение сексуальности после травмы спинного мозга. Neuro Rehabil 2000; 15 : 121–131.

    Google Scholar

  • 64

    Песня HY.Моделирование социальной реинтеграции лиц с травмой спинного мозга. Disabil Rehabil 2005; 27 : 131–141.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 65

    Kennedy P, Gorsuch N, Marsh N. Травма спинного мозга в детстве - самооценка и самовосприятие. руб. J Clin Psychol 1995; 34 : 581–588.

    Артикул Google Scholar

  • 66

    Бланес Л., Карманьяни М.И., Феррейра Л.М.Качество жизни и самооценка людей с параплегией, живущих в Сан-Паулу, Бразилия. Qual Life Res 2009; 18 : 15–21.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 67

    Тейт Д.Г., Стирс В., Догерти Дж., Форчхаймер М., Коэн Е., Хансен Н. Влияние страхового покрытия на функциональные и психосоциальные результаты после травмы спинного мозга. Arch Phys Med Rehabil 1994; 75 : 407–414.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 68

    Piazza D, Holcombe J, Foote A, Paul P, Love S, Daffin P. Надежда, социальная поддержка и чувство собственного достоинства пациентов с травмами спинного мозга. J Neurosci Nurs 1991; 23 : 224–230.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 69

    Kreuter M, Siosteen A, Biering-Sorensen F.Сексуальность и сексуальная жизнь у женщин с травмой спинного мозга: контролируемое исследование. J Rehabil Med 2008; 40 : 61–69.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 70

    Марини I, Роджерс Л., Слейт Дж. Р., Вайнс С. Различия в самооценке людей с травмой спинного мозга. Rehabil Counsel Counsel Bull 1995; 38 : 198–206.

    Google Scholar

  • 71

    Craig AR, Hancock K, Chang E.Влияние травмы спинного мозга на стили совладания и самооценку через два года после травмы. Aust N Z J Psychiatry 1994; 28 : 307–312.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 72

    Хэнкок К., Крейг А., Теннант С., Чанг Э. Влияние травмы спинного мозга на стили совладания и самооценку: контролируемое исследование. Aust N Z J Psychiatry 1993; 27 : 450–456.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 73

    Александр CJ, Hwang K, Sipski ML. Матери с травмами спинного мозга: влияние на супружескую, семейную и детскую адаптацию. Arch Phys Med Rehabil 2002; 83 : 24–30.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 74

    Antle BJ. Факторы, связанные с самооценкой молодых людей с ограниченными физическими возможностями. Социальная служба здравоохранения 2004; 29 : 167–175.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 75

    Крейг А.Р., Хэнкок К., Диксон Х., Чанг Э. Долгосрочные психологические результаты у лиц с травмой спинного мозга: результаты контролируемого исследования с использованием когнитивно-поведенческой терапии. Arch Phys Med Rehabil 1997; 78 : 33–38.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 76

    Антоновский А. Здоровье, стресс и преодоление стресса: новые перспективы психического и физического благополучия . Джосси-Басс: Сан-Франциско, 1979.

    Google Scholar

  • 77

    Wu MY, Chan F. Модели психосоциальной адаптации людей с травмой спинного мозга на Тайване. Disabil Rehabil 2007; 29 : 1847–1857.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 78

    Люстиг, округ Колумбия.Процесс адаптации для людей с травмой спинного мозга: эффект воспринимаемого преморбидного чувства связности. Rehabil Counsel Counsel Bull 2005; 48 : 146–156.

    Артикул Google Scholar

  • 79

    Кеннеди П., Люд П., Эльфстром М.Л., Смитсон Э. Чувство согласованности и психологические результаты у людей с травмой спинного мозга: оценки и поведенческие реакции. руб. J Health Psychol 2010; 15 (Pt 3): 611–621.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 80

    Люд П., Кеннеди П., Эванс М., Люд И., Биди А. Симптомы посттравматического дистресса после травмы спинного мозга: сравнительный обзор европейских образцов. Спинной мозг 2005; 43 : 102–108.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 81

    Norrbrink Budh C, Kowalski J, Lundeberg T.Комплексная программа лечения боли, включающая образовательные, когнитивные и поведенческие вмешательства при невропатической боли после травмы спинного мозга. J Rehabil Med 2006; 38 : 172–180.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 82

    Карлоцци Б.Л., Винтероуд К., Харрист Р.С., Томасон Н., Браткович К., Уорт С. Духовность, гнев и стресс в раннем подростковом возрасте. J Religion Health 2010; 49 : 445–459.

    Артикул Google Scholar

  • 83

    Frankl VE. Человек в поисках смысла . Washington Square Press: Нью-Йорк, 1959.

    Google Scholar

  • 84

    Белый B, Драйвер S, Уоррен AM. Устойчивость и показатели адаптации при реабилитации после травмы спинного мозга. Rehabil Psychol 2010; 55 : 23–32.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 85

    де Роон-Кассини Т.А., де Сен-Обен Э, Вальвано А, Гастингс Дж., Хорн П.Психологическое благополучие после травмы спинного мозга: восприятие утраты и придание смысла. Rehabil Psychol 2009; 54 : 306–314.

    Артикул Google Scholar

  • 86

    Томпсон, Нью-Джерси, Кокер Дж., Краузе Дж. С., Генри Э. Назначение в жизни посредника адаптации после травмы спинного мозга. Rehabili Psychol 2003; 48 : 100–108.

    Артикул Google Scholar

  • 87

    Krause JS, Carter R, Zhai Y, Reed K.Психологические факторы и риск смерти после травмы спинного мозга. Arch Phys Med Rehabil 2009; 90 : 628–633.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 88

    Кэмпбелл Д.Д., Юн Д.П., Джонстон Б. Определение взаимосвязи между физическим здоровьем и духовным опытом, религиозными практиками и поддержкой со стороны общины в неоднородной медицинской выборке. J Relig Health 2010; 49 : 3–17.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 89

    Джонстон Б., Юн Д.П. Взаимосвязь между кратким многомерным показателем религиозности / духовности и результатами для здоровья гетерогенного реабилитационного населения. Rehabil Psychol 2009; 54 : 422–431.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 90

    Krause JS, Broderick LE, Broyles J.Субъективное благополучие среди афроамериканцев с травмой спинного мозга: предварительное исследование между мужчинами и женщинами. Neuro Rehabil 2004; 19 : 81–89.

    Google Scholar

  • 91

    Bruininks P, Malle BF. Отличить надежду от оптимизма и связанных с ним аффективных состояний. Мотивационная эмоция 2005; 29 : 324–352.

    Артикул Google Scholar

  • 92

    Kortte KB, Gilbert M, Gorman P, Wegener ST.Положительные психологические переменные в прогнозе удовлетворенности жизнью после травмы спинного мозга. Rehabil Psychol 2010; 55 : 40–47.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 93

    Кеннеди П., Эванс М., Сандху Н. Психологическая адаптация к травме спинного мозга: вклад преодоления, надежды и когнитивных оценок. Psychol Health Med 2009; 14 : 17–33.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 94

    Бенони Х, Далоз Л., Бунженер С., Чахрауи К., Френей С., Овин Дж.Эмоциональные факторы и субъективное качество жизни у лиц с травмами спинного мозга. Am J Phys Med Rehabil 2002; 81 : 437–445.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 95

    Schmitt MM, Elliott TR. Способность к вербальному обучению и адаптация к недавно полученной травме спинного мозга. Rehabili Psychol 2004; 49 : 288–294.

    Артикул Google Scholar

  • 96

    Берри Дж.В., Эллиотт Т.Р., Ривера П.Образцы устойчивых, неконтролируемых и чрезмерно контролируемых личностей среди лиц с травмой спинного мозга. J Pers Assess 2007; 89 : 292–302.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 97

    Rohe DE, Krause JS. Пятифакторная модель личности: данные у мужчин с травмой спинного мозга. Оценка 1999; 6 : 203–214.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 98

    de Carvalho SA, Andrade MJ, Tavares MA, de Freitas JL.Травма спинного мозга и психологическая реакция. Gen Hosp Psychiatry 1998; 20 : 353–359.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 99

    Gioia MC, Cerasa A, Di Lucente L, Brunelli S, Castellano V, Traballesi M. Психологические последствия занятий спортом у больных с травмами спинного мозга. Scand J Med Sci Sports 2006; 16 : 412–416.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 100

    Webb JR, Toussaint L, Kalpakjian CZ, Tate DG.Прощение и последствия для здоровья среди людей с травмой спинного мозга. Disabil Rehabil 2010; 32 : 360–366.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 101

    МакШейн С.Л., Карп Дж. Работа после травмы спинного мозга: анализ ковариационной структуры. 1993.

  • 102

    Caldwell LL, Weissinger E. Факторы, влияющие на скуку в свободное время в выборке лиц с травмами спинного мозга. Терапевтический отдых J 1994; 28 : 18–24.

    Google Scholar

  • 103

    Wickham SE, Hanson CS, Shechtman O, Ashton C. Пилотное исследование: отношение к досугу и мотивации досуга у взрослых с травмой спинного мозга. Occup Ther Health Care 2000; 12 : 33–50.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 104

    Дэвис М., Мэтьюз Б., Джексон В. Т., Фрейзер Е., Ричардс Дж. С..Я-концепция как результат травмы спинного мозга: отношение расы, выносливости и локуса контроля. SCI Psychosocial Process 1995; 8 : 96–101.

    Google Scholar

  • 105

    Swan GE, Кармелли Д. Любопытство и смертность у пожилых людей: 5-летнее наблюдение по результатам исследования Western Collaborative Group. Psychol Aging 1996; 11 : 449–453.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 106

    Бринк А. Любопытство, инициатива личностного роста и удовлетворенность жизнью у пожилых людей. Proquest, публикация диссертации Umi: Ann Arbor, MI 2009.

  • 107

    Gallagher MW, Lopez SJ. Любознательность и благополучие. J Positive Psychol 2007; 2 : 236–248.

    Артикул Google Scholar

  • 108

    Кашдан Т.Б., Штегер М.Ф. Любопытство и пути к благополучию и значению жизни: черты характера, состояния и повседневное поведение. Эмоция мотивации 2007; 31 : 159–173.

    Артикул Google Scholar

  • 109

    Джонс Ф, Риази А. Самоэффективность и самоконтроль после инсульта: систематический обзор. Реабилитация инвалидов 2011; 33 : 797–810.

    Артикул Google Scholar

  • 110

    Роттманн Н., Далтон С.О., Кристенсен Дж., Фредериксен К., Йохансен К.Самоэффективность, стиль адаптации и благополучие у пациентов с раком груди: продольное исследование. Quality Life Res Int J Аспекты качества жизни Лечение Rehabil 2010; 19 : 827–836.

    Артикул Google Scholar

  • 111

    Strobel M, Tumasjan A, Spörrle M. Будьте собой, верьте в себя и будьте счастливы: самоэффективность как посредник между личностными факторами и субъективным благополучием. Scand J Psychol 2011; 52 : 43–48.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 112

    Карадемас EC. Самоэффективность, социальная поддержка и благополучие. Посредническая роль оптимизма. Индивидуальные особенности личности 2006; 40 : 1281–1290.

    Артикул Google Scholar

  • 113

    Вацек К.Р., Койл Л.Д., Вера ЭМ. Стресс, самооценка, надежда, оптимизм и благополучие у городских подростков из числа этнических меньшинств. J Консультант по вопросам культурного разнообразия Develop 2010; 38 : 99–111.

    Артикул Google Scholar

  • 114

    Jemtå L, Fugl-Meyer KS, berg K, Dahl M. Самоуважение у детей и подростков с нарушением подвижности: влияние на благополучие и стратегии выживания. Acta Paediatrica 2009; 98 : 567–572.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 115

    Эрикссон М., Линдстрём Б.Шкала чувства согласованности Антоновского и связь со здоровьем: систематический обзор. J Epidemiol Community Health 2006; 60 : 376–381.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 116

    Эрикссон М., Линдстрем Б. Шкала ощущения связности Антоновского и ее связь с качеством жизни: систематический обзор. J Epidemiol Community Health 2007; 61 : 938–944.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 117

    Flensborg-Madsen T, Ventegodt S, Merrick J. Слаженность и физическое здоровье. Scientific World J 2005; 5 : 665–673.

    Артикул Google Scholar

  • 118

    Линдстрём Б., Эрикссон М. Салютогенез. J Epidemiol Community Health 2005; 59 : 440–442.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 119

    Libera A, Darmochwal-Kolarz D, Oleszczuk J. Чувство согласованности (SOC) и стили преодоления стресса у женщин после преждевременных родов. Med Sci Monit 2007; 13 : 125–130.

    Google Scholar

  • 120

    Чида Ю., Степто А, Пауэлл Л.Х. Религиозность / духовность и смертность. Психотерапия Психосоматика 2009; 78 : 81–90.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 121

    Дью РЭ, Дэниэл СС, Армстронг ТД, Голдстон ДБ, Триплетт МФ, Кениг Х.Г. Религия / духовность и подростковые психиатрические симптомы: обзор. Детская психиатрия Развитие человека 2008; 39 : 381–398.

    Артикул Google Scholar

  • 122

    Далмида SG.Духовность, психическое здоровье, физическое здоровье и связанное со здоровьем качество жизни женщин с ВИЧ / СПИДом: интеграция духовности в заботу о психическом здоровье. Issues Mental Health Nursing 2006; 27 : 185–198.

    Артикул Google Scholar

  • 123

    Сомлай А.М., Келли Дж. А., Каличман С.К., Малри Г., Сиккема К.Дж., МакОлифф Т. и др. . Эмпирическое исследование взаимосвязи между духовностью, преодолением трудностей и эмоциональным стрессом у людей, живущих с ВИЧ-инфекцией и СПИДом. J Pastoral Care 1996; 50 : 181–191.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 124

    Tuck I, McCain NL, Elswick Jr RK. Духовность и психосоциальные факторы у людей, живущих с ВИЧ. J Adv Nursing 2001; 33 : 776–783.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 125

    Boyle PA, Buchman AS, Barnes LL, Bennett DA.Влияние цели в жизни на риск возникновения болезни Альцгеймера и легких когнитивных нарушений у пожилых людей, проживающих в общинах. Arch Gen Psychiatry 2010; 67 : 304–310.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 126

    Hedberg P, Gustafson Y, Alèx L, Brulin C. Депрессия в отношении цели жизни среди очень пожилого населения: последующее пятилетнее исследование. Старение психического здоровья 2010; 14 : 757–763.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 127

    Нигрен Б., Алекс Л., Йонсен Э, Густафсон Ю., Норберг А., Лундман Б. Устойчивость, чувство согласованности, цель в жизни и самопревосхождение по отношению к ощущаемому физическому и психическому здоровью среди самых пожилых людей. Aging Mental Health 2005; 9 : 354–362.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 128

    Heisel MJ, Flett GL.Цель жизни, удовлетворенность жизнью и суицидальные мысли в клинической выборке. J Psychopathol Behav Assess 2004; 26 : 127–135.

    Артикул Google Scholar

  • 129

    Френч С., Жозеф С. Религиозность и ее связь со счастьем, целью в жизни и самоактуализацией. Психическое здоровье Религия Культура 1999; 2 : 117–120.

    Артикул Google Scholar

  • 130

    Post BC, Wade NG.Религия и духовность в психотерапии: практический обзор исследований. J Clin Psychol 2009; 65 : 131–146.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 131

    Gibson C, Tomarken A, Breitbart W. Смысловая групповая психотерапия для больных раком. В: Puchalski CM (ed) Время слушать и заботиться: духовность и забота о хронически больных и умирающих . Издательство Оксфордского университета: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 2006 г., стр. 269–282.

    Google Scholar

  • 132

    Breitbart W, Gibson C, Poppito SR, Berg A. Психотерапевтические вмешательства в конце жизни: акцент на смысле и духовности. Can J Psychiatry / La Revue canadienne de Psychiatrie 2004; 49 : 366–372.

    Артикул Google Scholar

  • 133

    Ли В., Коэн С.Р., Эдгар Л., Лайзнер А.М., Ганьон А.Дж. Осмысленное вмешательство во время лечения рака груди или колоректального рака улучшает самооценку, оптимизм и самооценку. Social Sci Med 2006; 62 : 3133–3145.

    Артикул Google Scholar

  • 134

    Scheier MF, Carver CS, Bridges MW. Оптимизм, пессимизм и психологическое благополучие. В: Chang EC (ed) Оптимизм и пессимизм: значение для теории, исследований и практики . Американская психологическая ассоциация: Вашингтон, округ Колумбия, 2001 г., стр. 189–216.

    Глава Google Scholar

  • 135

    Kersten P, Ellis-Hill C, McPherson KM, Harrington R.Помимо РКИ - понимание взаимосвязи между вмешательствами, людьми и исходом - пример неврологической реабилитации. Disabil Rehabil 2010; 32 : 1028–1034.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 136

    Marks R, Allegrante JP, Lorig K. Обзор и обобщение научных данных для мероприятий по повышению самоэффективности для снижения хронической инвалидности: значение для практики санитарного просвещения (часть I). Практика укрепления здоровья 2005 г .; 6 : 37–43.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 137

    Marks R, Allegrante JP, Lorig K. Обзор и обобщение данных исследований в отношении вмешательств по повышению самоэффективности для снижения хронической инвалидности: значение для практики санитарного просвещения (часть II). Практика укрепления здоровья 2005 г .; 6 : 148–156.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 138

    Visser A, Garssen B, Vingerhoets A.Духовность и благополучие у онкологических больных: обзор. Психоонкология 2010; 19 : 565–572.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 139

    Ruch W, Proyer RT, Weber M. Юмор как сила характера пожилых людей: эмпирические данные о возрастных изменениях и его вкладе в удовлетворенность жизнью. Zeitschrift für Gerontologie und Geriatrie 2010; 43 : 13–18.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 140

    Шерер М.Шкала самоэффективности: построение и проверка. Psychol Rep 1982; 51 : 663–671.

    Артикул Google Scholar

  • 141

    Schwarzer R, Иерусалим М. Обобщенная шкала самоэффективности. В: Вайнман Дж., Райт С., Джонстон М. (ред.) Меры в психологии здоровья: Причинно-следственные и контрольные убеждения портфолио пользователя . НЕР-НЕЛЬСОН: Виндзор, Англия, 1995, стр. 35–37.

    Google Scholar

  • 142

    McMillen JC, Fisher RH.Шкала воспринимаемой выгоды: измерение воспринимаемых позитивных изменений в жизни после негативных событий. Social Work Res 1998; 22 : 173–186.

    Артикул Google Scholar

  • 143

    Лориг К., Стюарт А., Риттер П., Гонсалес В., Лоран Д., Линч Дж. Конечные меры санитарного просвещения и других медицинских мероприятий . Публикации Sage: Thousand Oaks, 1996.

    Google Scholar

  • 144

    Becker H, Stuifbergen A, Ingalsbe K, Sands D.Отношение и поведение людей с ограниченными возможностями, способствующие укреплению здоровья. Intl J Rehabil Res 1989; 12 : 235–250.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 145

    Smith MS, Wallston KA, Smith CA. Разработка и проверка шкалы воспринимаемой компетентности в отношении здоровья. Health Edu Res 1995; 10 : 51–64.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 146

    Николай М.К.Опросник самоэффективности боли: с учетом боли. евро J Pain 2007; 11 : 153–163.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 147

    Миддлтон Дж. У., Тейт Р. Л., Джерати Т. Дж. Самоэффективность и травма спинного мозга: психометрические свойства новой шкалы. Rehabil Psychol 2003; 48 : 281–288.

    Артикул Google Scholar

  • 148

    Скьяффино К.М., Ревенсон Т.А., Гибофски А.Оценка влияния убеждений в самоэффективности на адаптацию к ревматоидному артриту. Arthritis Care Res 1991; 4 : 150–157.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 149

    Tawashy AE, Eng JJ, Lin KH, Tang PF, Hung C. Физическая активность связана с более низким уровнем боли, утомляемости и депрессии у людей с травмой спинного мозга: корреляционное исследование. Спинной мозг 2009; 47 : 301–306.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 150

    Кролл Т., Кен М.Э., Хо П, Гроа С.А. Шкала самоэффективности упражнений SCI (ESES): развитие и психометрические свойства. Int J Behav Nutr Phys Activity 2007; 4 : 34.

    Артикул Google Scholar

  • 151

    Tellegen Краткое руководство по анкете дифференциальной личности: неопубликованная рукопись; 1982 г.

  • 152

    Krause JS. Личность и травма спинного мозга: отношение к участию в производственной деятельности. J Appl Rehabil Counsel 1997; 28 : 15–20.

    Google Scholar

  • 153

    Перлин Л.И., Школьник С. Структура совладания. J Health Social Behav 1978; 19 : 2–21.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 154

    Дженсен М. П., Тернер Дж. А., Романо Дж. М., Лоулер Б. К..Связь убеждений, связанных с болью, с приспособлением к хронической боли. Pain 1994; 57 : 301–309.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 155

    Дженсен М. П., Киф Ф. Дж., Лефевр Дж. К., Романо Дж. М., Тернер Дж. А.. Одно- и двухпредметные измерения убеждений в боли и стратегий выживания. Pain 2003; 104 : 453–469.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 156

    Носек М.А., фюрер М.Дж.Независимость людей с ограниченными возможностями: I. Эвристическая модель. Rehabil Counsel Counsel Bull 1992; 36 : 6–20.

    Google Scholar

  • 157

    Cohen S, Kamarck T, Mermelstein R. Глобальный показатель воспринимаемого стресса. J Health Social Behav 1983; 24 : 385–396.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 158

    Армитаж С.Дж., Коннер М.Отличие восприятия контроля от самоэффективности: прогнозирование потребления диеты с низким содержанием жиров с использованием теории запланированного поведения. J Appl Social Psychol 1999; 29 : 72–90.

    Артикул Google Scholar

  • 159

    Соренсен М. Психология начала и поддержания физических упражнений и диетического поведения . Бергенский университет: Берген, 1997.

    Google Scholar

  • 160

    Ланнем А.М., Соренсен М., Фросли К.Ф., Хьелтнес Н.Неполное повреждение спинного мозга, физические упражнения и удовлетворение жизнью. Спинной мозг 2009; 47 : 295–300.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 161

    Witt PA, Ellis GD. Диагностическая батарея Leisure. Руководство пользователя . Предприятие: State College, PA, 1989.

    Google Scholar

  • 162

    Ли Ю. Влияет ли самоконтроль на отдых людей с травмой спинного мозга? Анн Терапевтический отдых 2008; 16 : 39–48.

    CAS Google Scholar

  • 163

    Rotter JB. Обобщенные ожидания для внутреннего и внешнего контроля над подкреплением. Psychol Monographs Gen Appl 1966; 80 : 1–28.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 164

    Hall KM, Knudsen ST, Wright J, Charlifue SW, Graves DE, Werner P. Последующее исследование пациентов с высокой тетраплегией (C1-C4) от 14 до 24 лет после травмы. Arch Phys Med Rehabil 1999; 80 : 1507–1513.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 165

    Батл Дж. Бездокультурные опросы самооценки для детей и взрослых . Специальные детские публикации: Сиэтл, Вашингтон, 1981.

    Google Scholar

  • 166

    Хадсон WW. Пакет клинических измерений: полевое руководство .Дорси: Чикаго, 1982 г.

    Google Scholar

  • 167

    Snell WE, Papini DR. Шкала сексуальности: инструмент для измерения сексуального достоинства, сексуальной депрессии и сексуальной озабоченности. J Sex Res- 1989; 26 : 256–263.

    Артикул Google Scholar

  • 168

    Triandis HC, Bontempo R, Betancourt H, Bond M. Измерение этических аспектов индивидуализма и коллективизма в разных культурах. Aus J Psychol 1986; 38 : 257–267.

    Артикул Google Scholar

  • 169

    Хартер С. Профиль самовосприятия подростков . Университет Денвера: Денвер, 1988.

    Google Scholar

  • 170

    Crumbaugh JC, Maholick LT. Экспериментальное исследование экзистенциализма: психометрический подход к концепции ноогенного невроза Франкла. J Clin Psychol 1964; 20 : 200–207.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 171

    Баттиста Дж., Миндаль Р. Развитие смысла жизни. Psychiatry J Study Interpersonal Processes 1973; 36 : 409–427.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 172

    Hodge DR. Шкала внутренней духовности: новый инструмент из шести пунктов для оценки значимости духовности как мотивационной конструкции. J Social Service Res 2003; 30 : 41–61.

    Артикул Google Scholar

  • 173

    Миллер Дж. Ф., Пауэрс МДж. Разработка инструмента для измерения надежды. Nurs Res 1988; 37 : 6–10.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 174

    Уотсон М., Грир С., Блисс Дж. Шкала психической адаптации к раку (MAC): Руководство пользователя.Больница Royal Marsden . CRC Психологическая медицинская исследовательская группа: Суррей, Великобритания, 1989.

    Google Scholar

  • 175

    Снайдер ЧР, Симпсон СК, Ибаско ФК, Бордерс ТФ, Бабяк М.А., Хиггинс Р.Л. Разработка и утверждение государственной шкалы надежды. J Personality Social Psychol 1996; 70 : 321–335.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 176

    Снайдер С. Р., Харрис С., Андерсон Дж. Р., Холлеран С. А., Ирвинг Л. М., Сигмон СТ и др. .Воля и пути: развитие и подтверждение меры надежды на индивидуальные различия. J Personality Social Psychol 1991; 60 : 570–585.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 177

    Carver CS, Scheier MF, Weintraub JK. Оценка стратегий выживания: теоретически обоснованный подход. J Personality Social Psychol 1989; 56 : 267–283.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 178

    Brooks DN, McKinlay WW.Изменение личности и поведения после тяжелой тупой травмы головы: взгляд родственника. J Neurol Neurosurg Psychiatry 1983; 46 : 336–344.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Ресурсы по позитивной психологии - счастливее человека

    1

    На этой странице могут быть партнерские ссылки, что означает, что мы получаем небольшую комиссию за все, что вы покупаете.Как партнер Amazon, мы зарабатываем на соответствующих покупках. Пожалуйста, проведите собственное исследование, прежде чем совершать какие-либо покупки в Интернете.

    Что такое позитивная психология?

    Википедия, страница позитивной психологии.

    [ted id = 312]

    Что (и почему) такое позитивная психология, обзорный доклад психологов Шелли Гейбл и Джонатана Хайдта.

    Книги по позитивной психологии

    1. Гипотеза счастья: поиск современной истины в древней мудрости - книга, которая познакомила меня с позитивной психологией.

    Краткое содержание книги.

    2. Спотыкаясь о счастье - Что такое когнитивные предубеждения и каково их отношение к счастью и благополучию?

    [ted id = 97]

    Краткое изложение книги Википедии.

    3. Мифы о счастье: что должно делать вас счастливым, но нет, что не должно делать вас счастливым, но делает - развенчивает ряд мифов о счастье.

    Видео-введение.

    Краткое изложение гедонистической адаптации.

    4. Flourish - Написанный основателем отрасли Мартином Селигманом, представляет недавние исследования, а также новую модель благополучия PERMA.

    Статья New York Times, представляющая PERMA.

    Связанные книги

    Парадокс времени - Новая психология времени, которая изменит вашу жизнь - Подзаголовок немного преувеличен, но книга представляет собой занимательный и информативный обзор другого подхода к счастью.

    Первые 20 минут - Обзор последних достижений науки о физических упражнениях. Почему это в списке? Потому что упражнения - один из самых эффективных методов повышения самочувствия.

    Сострадание к себе: перестань бить себя и оставь незащищенность позади - Лучшая книга о сострадании к себе, еще одном эффективном методе повышения благополучия.

    Спасибо !: Как практика благодарности может сделать вас счастливее - Лучшая книга о благодарности, возможно, самый эффективный метод повышения благополучия.

    Проект «Счастье» - вдохновляющая история о том, как кто-то действительно применяет советы позитивной психологии.

    Сила воли: новое открытие величайшей силы человека - что хорошего в совете, если вы его не применяете?

    Search Inside Yourself - Не самое точное или научное введение в медитацию, но, безусловно, самое вдохновляющее.

    Руководство к хорошей жизни - Древнее искусство стоической радости - я рекомендую эту книгу, потому что в ней есть раздел о негативной визуализации, возможно, это самое действенное упражнение для признательности. Также описывается альтернативный подход к счастью.

    Блоги

    Психология благополучия
    Новости позитивной психологии Daily
    Мотивационная памятка
    Проект счастья
    Блог позитивности
    Марк и Энджел взламывают жизнь
    Измени свои мысли Измени свою жизнь
    Bounce

    Справочная литература

    Оксфордский справочник по позитивной психологии

    Благополучие: основы гедонической психологии

    Разработка позитивной психологии: подведение итогов и движение вперед

    Исследования

    Cognitive Biases - Thinking Fast and Slow, лучшая книга по этой теме.LessWrong, более глубокий взгляд на рациональность.
    Благодарность - Исследования здесь, исследования и обзоры здесь.
    Grit - исследования здесь, резюме исследования здесь.
    Самосострадание - исследование здесь, резюме исследования здесь.
    Саморегуляция - исследуйте здесь и здесь.
    Социальная тревога и сильные стороны характера - исследования здесь, Институт характера VIA здесь.
    Time Perspective -
    Losada Ratio - исследование и резюме здесь.

    Свяжитесь со мной, если вам нужна помощь в получении исследовательских работ.

    Что такое психическое здоровье? | MentalHealth.gov

    Психическое здоровье включает в себя наше эмоциональное, психологическое и социальное благополучие. Это влияет на то, как мы думаем, чувствуем и действуем. Это также помогает определить, как мы справляемся со стрессом, относимся к другим и делаем выбор. Психическое здоровье важно на всех этапах жизни, от детства и юности до взрослой жизни.

    Если в течение жизни вы испытываете проблемы с психическим здоровьем, это может повлиять на ваше мышление, настроение и поведение.Многие факторы способствуют возникновению проблем с психическим здоровьем, в том числе:

    • Биологические факторы, такие как гены или химический состав мозга
    • Жизненный опыт, например травма или жестокое обращение
    • Семейный анамнез проблем с психическим здоровьем

    Проблемы с психическим здоровьем распространены, но помощь доступна. Люди с проблемами психического здоровья могут поправиться, а многие полностью выздороветь.

    Знаки раннего предупреждения

    Не уверены, что у вас или у кого-то из ваших знакомых есть проблемы с психическим здоровьем? Ранним предупреждающим признаком проблемы может быть одно или несколько из следующих чувств или поведения:

    • Слишком много или мало ест или спит
    • Отстранение от людей и обычных занятий
    • Низкое энергопотребление или его отсутствие
    • Ощущение онемения или ничего не значит
    • Имея необъяснимые боли и боли
    • Чувство беспомощности или безнадежности
    • Курение, употребление алкоголя или наркотиков больше обычного
    • Чувство необычайной растерянности, забывчивости, раздражения, злости, расстройства, беспокойства или страха
    • Кричать или драться с семьей и друзьями
    • Испытывает сильные перепады настроения, которые вызывают проблемы в отношениях
    • Постоянные мысли и воспоминания, которые невозможно выбросить из головы
    • Слышать голоса или верить в неправду
    • Думая о причинении вреда себе или другим
    • Неспособность выполнять повседневные задачи, например, заботиться о своих детях, добираться до работы или учебы

    Узнайте больше о конкретных проблемах психического здоровья и о том, куда обратиться за помощью.

    Психическое здоровье и благополучие

    Положительное психическое здоровье позволяет людям:

    • Реализовать весь свой потенциал
    • Справиться со стрессами жизни
    • Работать продуктивно
    • Вносить значимый вклад в развитие своих сообществ

    Способы поддержания положительного психического здоровья включают:

    • Получение профессиональной помощи, если она вам нужна
    • Связь с другими
    • Сохранять позитивный настрой
    • Начало физической активности
    • Помогая другим
    • Высыпание
    • Развитие навыков совладания

    Подробнее о психическом здоровье

    Человеческое развитие в контексте Северо-Западного университета


    Программа «Человеческое развитие в контексте» (HDC), ранее называвшаяся «Службы человеческого развития и психологии», изучает, как люди на протяжении всей жизни развиваются, испытывают влияние и формируют социальные условия, с которыми они сталкиваются (например,g., семьи, сообщества, образовательные учреждения и рабочее место). Курсы HDC посвящены теориям индивидуального и семейного развития; локальная и глобальная динамика обучения; познание, социальные отношения и политика. Эта междисциплинарная программа опирается на текущую и действенную теорию, исследования и практику из самых разных областей, таких как психология, социология, межкультурные исследования, гендерные исследования, экономика и политология.


    Практический опыт в реальной жизни

    студентов HDC приобретают знания, навыки и гибкие способы мышления и работы с людьми, а также понимание их развития.Все студенты HDC проходят четвертную практику для получения академического кредита в течение первого года обучения, в течение которого они практикуют навыки и знания, полученные в классе. Программа предлагается круглый год в Чикаго, а летом - в Сан-Франциско и Вашингтоне, округ Колумбия.

    студентов HDC изучают новые концепции и навыки, а также критически и гибко думают и работают с людьми в различных контекстах. Эти знания можно передать в самые разные области и профессии.Часто студенты ищут свою первую работу в сфере человеческих ресурсов, управлении успехом клиентов, разработке учебных программ, исследованиях, обучении / образовании, социальной работе, кризисном вмешательстве, информационно-просветительской работе и общественном обучении.

    Последние сайты практических занятий HDC включают следующее:

    Гибкая курсовая работа

    Студентам предлагается взглянуть на человеческое развитие с разных точек зрения. Помимо основных курсов по развитию продолжительности жизни, исследованиям и статистике, студенты могут адаптировать программу к своим особым интересам.Многие студенты выбирают второй основной или второстепенный курс, сохраняя при этом HDC в качестве основного курса обучения.

    Многие студенты бакалавриата также участвуют в исследовательских стажировках и независимых исследованиях с преподавателями Школы образования и социальной политики. Члены факультета исследуют множество тем, в том числе психобиологию стресса, образовательную политику и изменения, мотивацию на протяжении всей жизни, экономику здоровья и счастья, а также участие на уровне сообщества.


    После SESP

    Обладая сильным академическим образованием и практическим опытом, студенты HDC хорошо подготовлены к многим возможностям аспирантуры в областях, связанных с мышлением и работой с людьми в различных контекстах. Студенты часто ищут свою первую работу в области человеческих ресурсов, управления успехом клиентов, разработки учебных программ, исследований, преподавания / образования, социальной работы, кризисного вмешательства, информационно-просветительской работы и общественного образования. Многие профессии требуют ученой степени по мере развития карьеры, поэтому примерно 25 процентов выпускников HDC поступают сразу в аспирантуру после получения степени бакалавра в SESP.Еще больше продолжат работу в аспирантуре позже. HDC обеспечивает отличную основу для дипломной работы во многих областях, включая образование, психологию, социальную работу, право, медицину, государственную политику и консультирование.

    Вакансий

    • Страховая компания Allstate
    • Capgemini Consulting
    • Город Год
    • Эпический
    • Киркланд и Эллис
    • LinkedIn
    • Морган Стэнли
    • Педиатрическая терапия NorthShore
    • Специальная Олимпиада
    • Обучение для Америки

    Аспирантура и стипендии

    • Колумбийский университет - социальная работа
    • Стипендия Фулбрайта
    • Университет Лойолы, Чикаго - школьное консультирование
    • Северо-западная программа общественных интересов
    • Северо-Западный университет - исследования в области управления
    • Техасский университет в Остине - психология развития

    Психологические списки

    Психологические списки
    Вот списки, разработанные и поддерживаемые другими организациями ресурсы, связанные с психологией в Интернете.Списки находятся в Алфавитный порядок. Дается краткое описание каждого элемента.
    • Домашняя веб-страница Альджимера. Отличный ресурс и ссылка на ресурсы, связанные со всеми аспектами болезни.
    • Американская ассоциация развития науки.
    • Университет Атабаски Ресурсы по психологии. Хороший общий список и хорошо организованный.
    • Аудиторский список Домашняя страница. На этой странице находятся архивы Списка слушателей и ссылки на другие сайты, представляющие ценность для исследователей на прослушивании.
    • Automated Reasoning Project Web Австралийская исследовательская группа в области вычислительной, философской и математическая логика. Ознакомьтесь с их техническими отчетами и скачать их программное обеспечение.
    • Ресурсы по анализу поведения - Университет Южной Флориды
    • Когнитивная наука в Интернете. Очень хороший список психологической информации с акцентом на когнитивная наука в сети. Разработано и поддерживается в Стэнфорде Университет.
    • Страница психологии Эйнет. База данных сетевой информации с возможностью поиска по многим темам.
    • Списки по педагогической психологии
    • Связанные с гештальт Сайты - поддерживаются Обществом теории гештальт и его Приложения.
    • Списки, связанные с человеческим фактором
    • Производственно-организационные Страницы, связанные с психологией. Поддерживается SIOP.
    • Списки, связанные с психическим здоровьем
    • Информация по неврологии
    • NusureGroups.com список ресурсов по психологии
    • Planet Science. Поддерживается веб-сайт с информацией и ссылками по всем областям науки. сотрудниками журнала New Scienctist. Требует от пользователей регистрации бесплатно для использования.
    • Кафедры психологии в Интернете. Разработан и поддерживается в Ганноверском колледже.
    • ПСИХИЧЕСКИЕ САЙТЫ. Общественный сервис «стартовая площадка» для сайтов сети, которые могут быть полезны психологам, студентов-психологов и всех, кто интересуется наукой о психология.
    • Психологический Общества в сети. Список различных психологических обществ, которые есть веб-страницы.
    • Psych Web. Информация для студенты и преподаватели психологии, включая информацию для начинающих, списки ресурсов по психологии в другом месте в Интернете, а также советы для специалистов по психологии.
    • Научные общества Проектный список психологических научных обществ в Интернете - как Web, так и gopher.
    • Школьная психология Ресурсы в Интернете. Отличный набор ссылок для тех, кто занимается школьная психология.
    • Социальные сети Список психологии Sciences Information Gateway (SOSIG)
    • Пространственный Ресурсы для рассуждений в Интернете. Список ссылок, касающихся всех аспекты пространственного мышления, включая когнитивные, ИИ, робототехнику.
    • Спорт и упражнения Психология. Страница с информацией об ассоциациях, журналах и образование в этой области.