Психосоматика одиночества: Психосоматика: причины заболевания и болей, психосоматическая таблица заболеваний | 29.ru

Содержание

Как неудовлетворенные потребности приводят к болезням

Психосоматику часто считают отдельной группой заболеваний: как будто есть кардиологические, неврологические болезни, а есть психосоматические. Но психоонколог Владислав Матреницкий считает, что не существует болезней не психосоматических — все они обусловлены психотипом личности и реакцией на хронический стресс. На лекции в библиотеке Botan доктор рассказал о том, как возникает предрасположенность к тем или иным болезням и какие вопросы нужно задать самим себе, чтобы предотвратить их развитие.

Что такое болезнь

Многим кажется, что болезни приходят извне — живет себе человек и радуется, а тут вдруг на него нападает болезнь, злая бактерия атакует. Но почему раньше эта бактерия вилась рядом и не могла ничего сделать, а тут вдруг напала? Исходная концепция такова: если человек пребывает в гармоничном состоянии, он легко справляется с бактериями и вирусами. Когда же они пробивают защиту организма, почему это происходит?

Сейчас доминирует биомедицина, в рамках которой считается, что организм болеет под воздействием факторов внешней среды.

Но начиная с 50-х годов формируется биопсихосоциальная модель медицины — прообраз медицины будущего.

Она подразумевает, что помимо физических факторов не менее важную роль играет психика человека и те условия социальной среды, в которых он находится. В 80-х годах в эту модель добавили измерение духовное, и она стала называться биопсихосоциодуховная. При этом под духовностью понимается не религиозность, а познание человеком самого себя, своих талантов, своей роли в жизни.

В свете этой концепции сформировалось новое понимание болезни — диатез-стрессовая модель заболевания. Диатез — это предрасположенность. Вторая часть — стресс. То есть что-то должно происходить с организмом человека, чтобы он стал ослабленным, и на фоне этой ослабленности такие факторы внешней среды, как стресс, выводят систему из равновесия, запуская в ней ряд патологических изменений. Любая болезнь — отражение состояния нашей жизни. Хроническая болезнь — состояния жизни в целом, острая — в текущий момент.

Свежие новости

Чем опасен хронический стресс

Стресс — это древний эволюционный механизм, который помогал нашим предкам приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни. Например, при нападении саблезубого тигра организм мобилизировался и следовала реакция — борьба или бегство. Все происходило быстро, после этого уровень гормонов возвращался в норму.

Только в нашей цивилизации стресс начал переходить из категории физической опасности в опасность социальную и ситуация начала меняться. Сейчас большинство стрессов социальные. Оказывается, эти факторы становятся хроническими. А в эволюции еще не развилось приспособление к такому состоянию, как хронический стресс. Уровень гормонов стресса остается повышенным, и из друга, который помогает нам выжить, они превращаются во врага.

Как возникает предрасположенность к болезни

Важно понять, почему одни люди более предрасположены к стрессу, а другие менее. На это влияют пять факторов.

Первый формируется еще до зачатия и зависит от состояния здоровья родителей. Если родители плохо реагировали на стресс, то у ребенка будет уже минус 10% к стрессоустойчивости.

Второй — период беременности. Очень важно, в каком состоянии находится женщина. Если она переживает сильные стрессы, например, умирает кто-то из близких или уходит партнер, это состояние воздействует на ребенка и делает его более уязвимым.

Третий — роды. Многое зависит от того, как протекали роды, и речь здесь идет не о конкретных повреждениях или травмах, а о том, что процесс родов может на каких-то этапах затягиваться. Например, если ребенок не смог быстро пройти родовые пути, это может привести к первичному переживанию состояния безвыходности и ужаса.

Четвертый фактор — то, в какую семью попадает ребенок. Даже в благополучной на вид семье ребенок может болеть. Потому что он недополучает любовь и внимание и у него начинают происходить первичные изменения в психике. Здесь, как показывает психология развития, формируются два основных типажа. Они зависят преимущественно от характера матери и от нарушений привязанности.

Избегающая привязанность возникает, когда мать холодная, малодоступная, ее воспитали так, что она считает неправильным проявлять эмоции. Она любит ребенка по-своему, но ее картина мира или условия жизни таковы, что не позволяют давать ему все, что нужно.

Постепенно ребенок замыкается, привыкает, что даже если он делится своими переживаниями, это не находит отклика, и у этих людей возникает привычка к подавлению или вытеснению своих эмоций. Такие дети склонны к телесным заболеваниям, потому что накопившееся эмоциональное напряжение ищет выход и приводит к дисбалансу в организме.

У других детей развивается тревожно-амбивалентное нарушение привязанности — это те, чья мама непоследовательна. Она может обнимать ребенка, через 5 минут дать ему затрещину, а через 3 минуты извиниться. Ребенок растет в постоянном напряжении, он не знает, чего ожидать. У этих детей часто возникает склонность к психическим нарушениям.

В результате этого формируется психотип — пятый фактор. Это и есть предрасположенность.

Есть еще конституциональная предрасположенность. Но символический фактор очень важен. Например, если рассматривать проблемы желудочно-кишечного тракта, это связано с тем, что человек не может «переварить» какие-то события или переживания, занимается самоедством. Большинство гинекологических проблем связано с отношениями. Смертельные заболевания — это социально оправданная форма ухода из тяжелой жизненной ситуации.

Что же делать

Нужно остановиться в том месте, где вы находитесь в жизни, и поговорить с собой честно и откровенно, задать себе вопрос: насколько я счастлив? Подумать о том, какие потребности не удовлетворены и вызывают напряжение. Начиная с самых базовых и заканчивая социальными, потребностью в самоактуализации. Оценить, насколько вы довольны своими отношениями, не вызывают ли они хронический стресс. Проявить свое творческое начало, уникальность. Если его раскрыть, выброс эндорфинов будет настолько сильным, что сможет победить даже такую болезнь, как рак.

— Читайте также: Хотеть не поздно: Мифы и правда о женской сексуальности после 50 лет

Психотерапия переживания одиночества

Социально-психологическое явление, и эмоциональное состояние человека, связанное с отсутствием близких, положительных эмоциональных связей с людьми и/или со страхом их потери в результате вынужденной или имеющей психологические причины социальной изоляции.

Одиночество не только феномен социальный, но и психологический, душевный. Как феномен социальный одиночество стало достаточно распространенным явлением в городской среде, в которой время расписано работой, бизнесом, общественной активностью. Отношения с другими людьми могут быть разной степени глубины, деловыми, приятельскими, но для нас важно не быть одним среди толпы людей, или же не быть одиноким, находясь без общения.

Для нас важно как мы переживаем состояние одиночества. Переживания могут быть самыми разными. Например, человеку после интенсивной работы, особенно, с людьми необходимо побыть одному и что-то сделать для себя, как говорят – побыть с собой. За это время можно привести в порядок мысли, составить планы, поменять контекст – например – побыть на природе или уехать в другую страну. Переживание одиночества как страдание, прежде всего, свойственно тревожным и меланхоличным типам характера. По другой типологии, трудно переживать одиночество тем, кто находится в зависимых отношениях, либо в позиции созависимого.

Откуда приходит переживание одиночества

Откуда приходит патологическое, приносящее страдание переживание одиночества? Прежде всего, следует обратиться к трем важнейшим потребностям, закрепленным биологически. Первая потребность – ребенка в матери, с ее лаской и воспитанием – нормальная, подтвержденная экспериментами. Что бы ни говорили о взрослении и о том, что эта потребность может быть насыщена в детстве, она сопровождает человека всю жизнь.

Потребность быть принятым развивается с развитием ребенка и дополняется потребностью принятия обществом себе подобных или непохожих. Это второй тип переживаний одиночества – состояние неприкаянности, отверженности. Ранее феномен изгнания из общества был равносилен смерти, и человек, которому по причине внутриличностного конфликта не хватает сил поменять общество, ближайшее окружение из страха быть изгнанным и непринятым, и не хватает ресурсов построить свой собственный микросоциум, может испытывать сильные страдания.

Третий тип одиночества – отсутствие близкого человека другого пола. Воспетый в фильмах миф о том, что близость, отношения с другим полом – это явление сказочное, волшебное, только закрепляет состояние длящегося ожидания, в котором человека настигает мучительное переживание одиночества. В таком переживании немало личного страха смерти, страха не получить потомства, опасности биологического завершения рода. Возможно, феномен психотерапии, получивший культурное развитие именно в урбанизованных странах, во многом связан не только с возможностью прагматических решений проблем личности и поведения, но и с тем, что в европейской культуре человек в принципе одинок, такова структура его существования, так придумали философы, кто по большей части, совершал свои исследования именно в состоянии одиночества.

Одиночество и психотерапия


Как может помочь психотерапевт человеку, кто оказался в состоянии тягостного, непереносимого одиночества? Во-первых, если в таком состоянии вы придете к психотерапевту, вы уже сделаете первый шаг на пути решения своей проблемы. В процессе психотерапии вы можете исследовать свои чувства и переживания, связанные с одиночеством, осознать причины и ваши способы поведения, которые приводят к этому состоянию. Возможно, само состояние поменяет для вас смысл и наполнится чем-то новым для вас.

Что без психотерапии препятствует такому осознанию? Во-первых, это депрессивные состояния, в которых присутствие другого вообще переживается как тягость. В состоянии тревоги человеку также необходимо присутствие другого человека, но кто захочет делить свое время с тем, кто испытывает необъяснимые тревожные мысли, их, порой, не возможно понять и разделить. Страхи и фобии различного происхождения, с которыми имеет дело психотерапевт, и с которыми будете иметь дело вы, если решитесь на психотерапию, преодолеваются, раскрывая для вас путь к другим людям.

Возможно, одиночество станет для вас именно той потребностью, о которой сказано в самом начале этой статьи.

Таблица соответствия болезней психологическим нарушениям

В последнее время психологи и врачи стали сотрудничать в лечении болезней, которые когда-то считались соматическими (телесными).

Существует несколько причин возникновения болезней:

   1. Генетическая или конституциональная предрасположенность органа

   2. Стресс, психотравмы

   3. Внутренний конфликт

Перефразируя известную поговорку, можно сказать «Скажи мне, чем ты болеешь, и я скажу, кто ты».

В нижеприведенной таблице даны основные психологические причины возникновения болезней. Стоит заметить, что это не универсальная таблица и она не заменит традиционную медицину, но может стать хорошим подспорьем в обретении гармонии духа и тела.

Алкоголизм, наркомания.

  1. Не в состоянии с чем-то справиться. Жуткий страх. Желание уйти подальше от всех и всего. Нежелание находиться здесь.
  2. Чувство тщетности, несоответствия. Неприятие собственной личности.

Аллергия.

  1. Кого вы не выносите? Отрицание собственной силы.
  2. Протест против чего-либо, который нет возможности выразить.
  3. Часто бывает, что родители аллергика часто спорили и имели совершенно разные взгляды на жизнь.

Аппендицит. Страх. Страх жизни. Блокирование всего хорошего.

Бессонница.

  1. Страх. Недоверие к жизненному процессу. Чувство вины.
  2. Бегство от жизни, нежелание признавать ее теневые стороны.

Вегетативная дистония. Инфантильность, заниженная самооценка, склонность к сомнениям и самообвинению.

Вес: проблемы.

Аппетит чрезмерный. Страх. Самозащита. Недоверие к жизни. Лихорадочное переполнение и избавление от чувства ненависти к себе.

Ожирение.

  1. Сверхчувствительность. Нередко символизирует страх и потребность в защите. Страх может служить прикрытием для скрытого гнева и нежелания прощать. Доверие к себе, к самому процессу жизни, воздержание от отрицательных мыслей — вот способы похудеть.
  2. Ожирение — проявление тенденции защищаться от чего-то. Чувство внутренней пустоты часто пробуждает аппетит. Поедание обеспечивает многим людям ощущение приобретения. Но душевный дефицит не заполнишь едой. Недостаток доверия к жизни и страх перед жизненными обстоятельствами ввергают человека в попытку заполнить душевную пустоту внешними средствами.

Отсутствие аппетита. Отрицание личной жизни. Сильное чувство страха ненависть к себе и отрицание себя.

Худоба. Такие люди не нравятся сами себе, чувствуют себя незначительными по сравнению с другими, бояться быть отвергнутыми. И поэтому стараются быть очень любезными.

Целлюлит (воспаление подкожной клетчатки). Накопленный гнев и самонаказание. Заставляет себя верить, что ее ничто не беспокоит.

Воспалительные процессы. Страх. Ярость. Воспаленное сознание. Условия, которые вам приходится видеть в жизни, вызывают гнев и разочарование.

Гирсутизм (избыточное оволосение у женщин). Скрытый гнев. Обычно используемое прикрытие — страх. Стремление обвинять. Часто: нежелание заниматься самовоспитанием.

Глазные болезни.

Глаза символизируют способность ясно видеть прошлое, настоящее, будущее. Возможно, вам не нравится то, что вы видите в собственной жизни.

Астигматизм. Неприятие собственного «я». Боязнь увидеть себя в истинном свете.

Близорукость. Боязнь будущего.

Глаукома. Упорнейшее нежелание простить. Давят застарелые обиды. Задавленность всем этим.

Дальнозоркость. Ощущение себя не от мира сего.

Катаракта. Неспособность смотреть вперед с радостью. Туманное будущее.

Конъюктивит. В жизни произошло какое-то событие, которое вызвало сильный гнев, и этот гнев усиливается страхом вновь пержить это событие.

Слепота, отслоение сетчатки, тяжелая травма головы. Жесткая оценка поведения другого человека, ревность вкупе с презрением, высокомерие и жесткость.

Сухость в глазах. Злые глаза. Нежелание смотреть с любовью. Скорее умру, чем прощу. Иногда проявление злорадности.

Ячмень.

  1. Возникает у очень эмоционального человека, который не может ужиться с тем, что он видит.
  2. И который чувствует гнев и раздражение, когда понимает, что другие люди смотрят на мир иначе. 

Голова: заболевания.

Ревность, зависть, ненависть и обиды.

Головные боли.

  1. Недооценка себя. Самокритика. Страх. Головные боли происходят, когда мы себя чувствуем неполноценными, униженными. Простите себя, и ваша головная боль исчезнет сама собой.
  2. Головные боли часто происходят от заниженной самооценки, а так же от низкой сопротивляемости даже незначительным стрессам. Человек, жалующийся на постоянные головные боли, буквально весь состоит из психологических и физических зажимов и напряжения. Привычное состояние нервной системы — быть всегда на пределе своих возможностей. И первым симптомом грядущих болезней становится головная боль. Поэтому врачи, работающие с такими пациентами, вначале учат их расслабляться.
  3. Потеря контакта со своим истинным Я. Стремление оправдать завышенные ожидания окружающих.
  4. Стремление избежать любых ошибок.

Мигрень.

  1. Ненависть к принуждению. Сопротивление ходу жизни.
  2. Мигрени создаются людьми, которые хотят быть совершенными, а также теми, у кого накопилось много раздражения в этой жизни.
  3. Сексуальные страхи.
  4. Враждебная завистливость.
  5. Мигрень развивается у человека, который не дает себе права быть самим собой.

Горло: болезни.

  1. Неспособность постоять за себя. Проглоченный гнев. Кризис творчества. Нежелание измениться. Проблемы с горлом возникают от чувства, что мы «не имеем права», и от ощущения собственной неполноценности.
  2. Горло, кроме того, представляет собой участок организма, где сосредоточена вся наша творческая энергия. Когда мы сопротивляемся переменам, у нас чаще всего появляются проблемы с горлом.
  3. Нужно дать себе право делать то, что хочется, не виня себя и не боясь потревожить других.
  4. Больное горло — это всегда раздражение. Если ему сопутствует простуда, то, помимо этого, еще и замешательство.

Ангина.

  1. Вы воздерживаетесь от грубых слов. Чувствуете неспособность выразить себя.
  2. Чувствуете гнев от того, что не можете справиться с какой-либо ситуацией.

Ларингит. Злость мешает говорить. Страх мешает высказаться. Надо мной довлеют.

Тонзиллит. Страх. Подавленные эмоции. Заглушенное творчество. Убежденность в своей неспособности говорить за себя и самостоятельно добиваться удовлетворения своих нужд.

Грыжа. Прерванные отношения. Напряжение, отягощенность, неправильное творческое самовыражение.

Детские болезни. Вера в календари, социальные концепции и надуманные правила. Взрослые вокруг ведут себя как дети.

Аденоиды. Ребенок, чувствующий себя нежеланным.

Астма у детей. Боязнь жизни. Нежелание быть здесь.

Глазные болезни. Нежелание видеть, что происходит в семье.

Отит (воспаление наружного слухового прохода, среднего уха, внутреннего уха). Гнев. Нежелание слушать. В доме шум. Родители ссорятся.

Привычка грызть ногти. Безысходность. Самоедство. Ненависть к одному из родителей.

Стафилококк у детей. Непримиримое отношение к миру и к людям у родителей или у предков.

Рахит. Эмоциональный голод. Потребность в любви и защите.

Роды: отклонения. Кармическое.

Диабет.

  1. Тоска по несбывшемуся. Сильная потребность в контроле. Глубокое горе. Не осталось ничего приятного.
  2. Диабет бывает вызван потребностью контролировать, печалью, а также неспособностью принимать и усваивать любовь. Диабетик не выносит привязанности и любви, хотя жаждет их. Он бессознательно отвергает любовь, несмотря на то, что на глубинном уровне испытывает сильнейшую потребность в ней. Находясь в конфликте с самим собой, в неприятии себя, он не в состоянии принимать любовь от других. Обретение внутренней душевной умиротворенности, открытости на принятие любви и способности любить — начало выхода из болезни.
  3. Попытки контролировать, нереальные ожидания всеобщего счастья и печаль до степени безысходности от того, что это неосуществимо. Неумение жить своей жизнью, потому что не позволяет (не умеет) радоваться и получать удовольствие от своих жизненных событий.

Дыхательные пути: болезни.

  1. Боязнь или отказ вдыхать жизнь полной грудью. Не признаете своего права занимать пространство или вообще существовать.
  2. Страх. Сопротивление переменам. Недоверие к процессу перемен.

Астма.

  1. Неспособность дышать для собственного блага. Чувство подавленности. Сдерживание рыданий. Боязнь жизни. Нежелание быть здесь.
  2. Человеку с астмой кажется, что у него нет права дышать самому. Дети-астматики — это, как правило, дети с высокоразвитой совестью. Они за все принимают вину на себя.
  3. Астма возникает, когда в семье подавленные чувства любви, подавленный плач, ребенок испытывает перед жизнью страх и не хочет больше жить.
  4. Астматики выражают больше негативных эмоций, чаще гневаются, обижаются, таят злобу и жажду отмщения по сравнению со здоровыми людьми.
  5. Астма, проблемы с легкими бывают вызваны неумением (или нежеланием) жить самостоятельно, а также недостатком жизненного пространства. Астма, судорожно сдерживая входящие из внешнего мира воздушные потоки, свидетельствует о страхе перед откровенностью, искренностью, перед необходимостью принимать то новое, что несет каждый день. Обретение доверия к людям, является важной психологической составляющей, способствующей выздоровлению.
  6. Подавляемые сексуальные желания.
  7. Хочет слишком многого; берет больше, чем следует и отдает с большим трудом. Хочет казаться более сильным, чем есть и тем вызвать любовь к себе.

Гайморит.

  1. Подавленная жалость к себе.
  2. Затянувшаяся ситуация «все против меня» и неспособность справиться с этим.

Насморк. Просьба о помощи. Внутренний плач. Вы — жертва. Непризнание собственной ценности.

Носоглоточные выделения. Детский плач, внутренние слезы, ощущение жертвы.

Носовые кровотечения. Потребность в признании, желание любви.

Синусит. Раздражение, вызванное одним из близких.

Желчно-каменная болезнь.

  1. Горечь. Тяжелые мысли. Проклятия. Гордость.
  2. Ищут плохое и находят его, ругают кого-то.

Желудочные болезни.

  1. Ужас. Боязнь нового. Неспособность усваивать новое. Не знаем, как ассимилировать новую жизненную ситуацию.
  2. Желудок чутко реагирует на наши проблемы, страхи, ненависть к другим и к себе, недовольство собой и своей судьбой. Подавление этих чувств, нежелание признаться себе в них, попытка проигнорировать и «забыть» их вместо осмысления, осознания и разрешения могут стать причиной различных желудочных расстройств.
  3. Желудочные функции расстраиваются у людей, которые стыдливо реагируют на свое желание получить помощь или проявление любви со стороны другого человека, желание опереться на кого-либо. В других случаях конфликт выражается в чувстве вины из-за желания отобрать силой что-либо у другого. Причина, объясняющая, почему желудочные функции столь уязвимы для подобного конфликта, заключается в том, что еда представляет собой первое явное удовлетворение рецептивно-собирательного желания. В мыслях ребенка желание быть любимым и желание быть накормленным связаны очень глубоко. Когда в более зрелом возрасте желание получить помощь от другого вызывает стыд или застенчивость, что нередко в обществе, главной ценностью которого считается независимость, желание это находит регрессивное удовлетворение в повышенной тяге к поглощению пищи. Эта тяга стимулирует секрецию желудка, а хроническое повышение секреции у предрасположенного индивида может привести к образованию язвы.

Гастрит. 

  1. Затянувшаяся неопределенность. Чувство обреченности.
  2. Раздражение.
  3. Сильная вспышка гнева в ближайшем прошлом.

Изжога.  

  1. Страх. Тиски страха.
  2. Изжога, избыток желудочного сока свидетельствует о вытесненной агрессивности. Решением проблемы на психосоматическом уровне видится преображение сил подавляемой агрессии в действие активного отношения к жизни и обстоятельствам.

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки.

  1. Страх. Твердая уверенность, что вы ущербны. Мы боимся, что недостаточно хороши для своих родителей, боссов, учителей и т.д. Мы буквально не можем переварить того, что мы из себя представляем. Мы то и дело стараемся угодить другим. Неважно, какой пост вы занимаете на работе, у вас может совершенно отсутствовать чувство собственного достоинства.
  2. Почти у всех страдающих язвой пациентов существует глубокий внутренний конфликт между стремлением к самостоятельности, которую они высоко ценят, и заложенной с детских лет потребностью в защите, поддержке и опеке.
  3. Это люди, пытающиеся доказать всем свою нужность и незаменимость.
  4. Зависть.
  5. Люди с язвенной болезнью отличаются тревожностью, раздражительностью, повышенной исполнительностью и обостренным чувством долга. Им свойственна пониженная самооценка, сопровождающаяся чрезмерной ранимостью, стеснительностью, обидчивостью, неуверенностью в себе и вместе с этим повышенная требовательность к себе, мнительность. Замечено, что эти люди стремятся сделать значительно больше, чем реально могут. Для них типична тенденция к активному преодолению трудностей в сочетании с сильной внутренней тревогой.
  6. Тревожность, ипохондрия.
  7. Подавляемое чувство зависимости.
  8. Раздражение, возмущение и одновременно беспомощность от попыток изменить себя, подстроив под чьи-то ожидания.

Зубы: болезни.

  1. Продолжительная нерешительность. Неспособность распознавать идеи для их последующего анализа и принятия решений. Потеря способность уверенно погружаться в жизнь.
  2. Страх.
  3. Боязнь неудачи, до потери веры в себя.
  4. Нестойкость желаний, неуверенность в достижении избранной цели, осознание непреодолимости жизненных трудностей.
  5. Проблема с зубами говорит тебе о том, что пора переходить к действиям, конкретизировать свои желания и приступать к их осуществлению.

Десны: заболевания. Неспособность выполнять решения. Отсутствие четко выраженного отношения к жизни.

Кровотечение десен. Отсутствие радости по поводу решений, принятых в жизни.

Инфекционные заболевания. Слабость иммунитета.

  1. Раздражение, гнев, досада. Отсутствие в жизни радости. Горечь.
  2. Пусковыми механизмами являются раздражение, злость, досада. Любая инфекция указывает на неизжитый душевный разлад. Слабая сопротивляемость организма, на которую накладывается инфицирование, связана с нарушением душевного равновесия.
  3. Слабость иммунитета вызвана следующими причинами:
    – Нелюбовь к себе;
    – Заниженная самооценка;
    – Самообман, предательство себя, поэтому отсутствие душевного спокойствия;
    – Безнадежность, уныние, отсутствие вкуса жизни, склонность к суициду;
    – Внутренний разлад, противоречия между желаниями и делами;
    – Иммунная система связана с самоидентичностью, — нашей способностью отличать свое от чужого, отделять «Я» от «не Я».

Камни. Могут образовываться в желчном пузыре, почках, простате. Как правило, появляются у людей, которые долго вынашивают в себе какие-то тяжелые мысли и чувства, связанные с неудовлетворенностью, агрессией, завистью, ревностью и т. д. Человек боится, что об этих мыслях догадаются окружающие. Человек жестко ориентирован на свое эго, волю, желания, совершенство, способности и интеллект.

Киста. Постоянное прокручивание в голове прежних обид. Неправильное развитие.

Кишечник: проблемы.

  1. Страх перед избавлением от всего отжившего и ненужного.
  2. Человек делает поспешные выводы о действительности, отвергая ее всю, если его не устраивает лишь часть.
  3. Раздражительность из-за неспособности интегрировать противоречивые аспекты реальности.

Аноректальное кровотечение (наличие крови в испражнениях). Гнев и разочарование. Апатия. Сопротивление чувствам. Подавление эмоций. Страх.

Геморрой.

  1. Боязнь не уложиться в отведенное время.
  2. Гнев в прошлом. Отягощенные чувства. Неумение избавляться от накопившихся проблем, обид и эмоций. Радость жизни тонет в гневе и грусти.
  3. Страх перед расставанием.
  4. Подавленный страх. Должен делать нелюбимую работу. Нужно что-то срочно доделать, чтобы получить определенные материальные блага.

Запор.

  1. Нежелание расставаться с устаревшими мыслями. Увязание в прошлом. Иногда в язвительности.
  2. Запоры свидетельствуют об избытке накопленных чувств, представлений и переживаний, с которыми человек не может или не желает расстаться, не может освободить место для новых.
  3. Склонность драматизировать какое-то событие в своем прошлом, неспособность разрешить ту ситуацию (завершить гештальт)

Синдром раздраженного толстого кишечника.

  1. Инфантильность, заниженная самооценка, склонность к сомнениям и самообвинению.
  2. Тревожность, ипохондрия.

Колики. Раздражение, нетерпение, недовольство окружением.

Колиты. Неуверенность. Символизирует способность легко расставаться с прошлым. Боязнь что-то выпустить из рук. Ненадежность.

Метеоризм.

  1. Зажатость.
  2. Страх потерять значимое или оказаться в безвыходном положении. Беспокойство о будущем.
  3. Нереализованные идеи.

Несварение. Животный страх, ужас, беспокойное состояние. Ворчание и жалобы.

Отрыжка. Страх. Слишком жадное отношение к жизни.

Понос. Страх. Отказ. Убегание.

Слизистая толстой кишки. Наслоение устаревших путаных мыслей забивают каналы удаления шлаков. Вы топчетесь в вязкой трясине прошлого.

Кожа: болезни.

Отражает то, что человек думает о себе, способность ценить себя перед лицом окружающего мира. Человек стыдится самого себя, придает слишком большое значение мнению окружающих. Отвергает себя, как его отвергают окружающие.

  1. Беспокойство. Страх. Застарелый осадок в душе. Мне угрожают. Боязнь, что тебя обидят.
  2. Потеря самоощущения. Отказ принимать на себя ответственность за собственные чувства.

Абсцесс (гнойник). Беспокоящие мысли об обидах, пренебрежении и мести.

Герпес простой. Сильнейшее желание делать все плохо. Невысказанная горечь.

Грибок. Отсталые убеждения. Нежелание расставаться с прошлым. Ваше прошлое довлеет над настоящим.

Зуд. Желания, идущие вразрез с характером. Неудовлетворенность. Раскаяние. Стремление выбраться из ситуации.

Нейродермит. Пациент с нейродермитом имеет выраженное стремление к физическому контакту, подавленное сдержанностью родителей, поэтому он имеет нарушения в органах контакта.

Ожоги.  Гнев. Внутреннее кипение.

Псориаз.

  1. Страх быть обиженным, раненым.
  2. Умертвление чувств и себя. Отказ принять ответственность за свои собственные чувства.

Угри (прыщи).

  1. Несогласие с собой. Отсутствие любви к себе;
  2. Признак подсознательного желания оттолкнуть других, не дать себя рассматривать. (т.е недостаточно самоуважения и принятия себя и своей внутренней красоты)

Фурункул. Какая-то конкретная ситуация отравляет человеку жизнь, вызывая интенсивные чувства гнева, тревоги и страха.

Шея: болезни.

  1. Нежелание видеть другие стороны вопроса. Упрямство. Отсутствие гибкости.
  2. Делает вид, что беспокоящая ситуация нисколько его не беспокоит.

Экзема.

  1. Непримиримый антагонизм. Психические срывы.
  2. Неуверенность в своем будущем.

Кости, скелет: проблемы.

Человек ценит себя только за то, что оказывается полезным окружающим.

Артрит.

  1. Чувство, что тебя не любят. Критика, обида.
  2. Не могут сказать «нет» и обвиняют других в том, что их эксплуатируют. Для таких людей важно научиться говорить «нет», если это необходимо.
  3. Артритик — тот, кто всегда готов атаковать, но подавляет в себе это стремление. Имеется значительное эмоциональное влияние на мускульное выражение чувств, которое при этом исключительно сильно контролируется.
  4. Желание наказания, порицание себя. Состояние жертвы.
  5. Человек слишком строг к себе, не дает себе расслабиться, не умеет выразить свои желания и потребности. Слишком хорошо развит «внутренний критик».

Грыжа межпозвонковых дисков. Ощущение, что жизнь полностью лишила вас поддержки.

Искривление позвоночника. Неспособность плыть по течению жизни. Страх и попытки удержать устаревшие мысли. Недоверие к жизни. Отсутствие цельности натуры. Никакой смелости убеждений.

Поясница боли. Нереализованные ожидания в сфере межличностных отношений.

Радикулит. Лицемерие. Страх за деньги и за будущее.

Ревматоидный артрит.

  1. Крайне критическое отношение к проявлению силы. Чувство, что на вас взваливают слишком много.
  2. В детстве у этих пациентов, наблюдается определенный стиль воспитания, направленный на подавление выражения эмоций с акцентом на высокие моральные принципы, можно предположить, что постоянно, с детства подавляемое торможение агрессивных и сексуальных импульсов, а также наличие чрезмерно развитого Суперэго формирует малоадаптивный защитный психический механизм — репрессия. Этот защитный механизм предполагает сознательное вытеснение беспокоящего материала (негативных эмоций, в т.ч. тревоги, агрессии) в область подсознательного, что в свою очередь способствует возникновению и нарастанию ангедонии и депрессии. Преобладающими в психоэмоциональном состоянии становятся: ангедония — хронический дефицит чувства удовольствия, депрессия — целый комплекс ощущений и чувств, из которых для ревматоидного артрита наиболее характерны низкая самооценка и чувство вины, ощущение постоянного напряжения, т.к. механизм подавления препятствует свободному выходу психической энергии, нарастание внутренней, скрытой агрессивности или враждебности. Все эти негативные эмоциональные состояния при длительном существовании способны вызвать дисфункции в лимбической системе и других эмоциогенных зонах гипоталамуса, изменение активности в серотонинергической и допаминергической неромедиаторных системах, что в свою очередь приводит к определенным сдвигам в иммунной системе, и вместе с обнаруженным у этих пациентов эмоционально зависимым напряжением в околосуставных мышцах (вследствие постоянно подавляемого психомоторного возбуждения) может служить психическим компонентом всего механизма развития ревматоидного артрита.

Спина: болезни нижней части.

  1. Страх из-за денег. Отсутствие финансовой поддержки.
  2. Страх бедности, материального неблагополучия. Вынужден делать всё сам.
  3. Боязнь быть использованным и ничего не получить взамен.

Спина: болезни средней части.

  1. Чувство вины. Внимание приковано ко всему тому, что в прошлом. «Оставьте меня в покое».
  2. Убежденность, что никому нельзя доверять.

Спина: болезни верхней части. Отсутствие моральной поддержки. Чувство, что тебя не любят. Сдерживание чувства любви.

Кровь, вены, артерии: заболевания.

  1. Отсутствие радости. Отсутствие движения мысли.
  2. Неумение прислушиваться к собственным потребностям.

Анемия. Дефицит радости. Страх перед жизнью. Вера в собственную ущербность лишает радости жизни.

Артерии (проблемы). Проблемы с артериями — неумение радоваться жизни. Не умеет прислушиваться к своему сердцу и создавать ситуации, связанные с радостью и весельем.

Атеросклероз.

  1. Сопротивление. Напряженность. Отказ видеть хорошее.
  2. Частые огорчения из-за острой критики.

Варикозное расширение вен.

  1. Пребывание в ненавистной вам ситуации. Неодобрение.
  2. Чувство перегруженности и задавленности работой. Преувеличение серьезности проблем.
  3. Неумение расслабиться из-за чувства вины при получении удовольствия.

Гипертония, или гипертензия (повышенное давление).

  1. Самоуверенность — в том смысле, что готов взять на себя слишком много. Столько, сколько не в состоянии выдержать.
  2. Между чувством тревоги, нетерпением, подозрительностью и риском возникновения гипертонической болезни существует прямая связь.
  3. По причине самоуверенного желания взять на себя непосильную нагрузку, трудиться без отдыха, потребностью оправдать ожидания окружающих людей, остаться значимым и уважаемым в их лице, и в связи с этим вытеснением своих глубинных чувств и потребностей. Все это создает соответствующее внутреннее напряжение. Гипертонику желательно оставить погоню за мнением окружающих людей и научиться жить и любить людей прежде всего в соответствии с глубинными потребностями собственного сердца.
  4. Эмоция, реактивно не выраженная и глубоко спрятанная, постепенно разрушает тело. Пациенты с высоким артериальным давлением подавляют в себе в основном такие эмоции, как гнев, враждебность и ярость.
  5. К гипертонии могут приводить ситуации, которые не дают человеку возможности успешно бороться за признание собственной личности окружающими, исключая чувство удовлетворения в процессе самоутверждения. У человека, которого подавляют, игнорируют, развивается чувство постоянного недовольства собой, не находящее выхода и заставляющее его ежедневно «проглатывать обиду».
  6. Хронически готовые к борьбе гипертоники имеют дисфункцию аппарата кровообращения. Они подавляют свободное выражение неприязни по отношению к другим людям из-за желания быть любимыми. Их враждебные эмоции бурлят, но не имеют выхода. В юности они могут быть забияками, но с возрастом замечают, что отталкивают от себя людей своей мстительностью и начинают подавлять свои эмоции.

Гипотония, или гипотензия (пониженное давление).

  1. Уныние, неуверенность.
  2. В тебе убили способность самостоятельно творить свою жизнь и влиять на мир.
  3. Дефицит любви в детстве. Пораженческое настроение: «Все равно ничего не получится».

Легочные заболевания.

  1. Депрессия. Печаль. Боязнь воспринимать жизнь. Считаете, что вы недостойны жить полной жизнью. Постоянное внутреннее непринятие ситуации.
  2. Легкие — это способность брать и давать жизнь. Проблемы с легкими обычно возникают из-за нашего нежелания или страха жить полной жизнью, или от того, что мы считаем, что у нас нет права жить в полную силу. Те, кто много курят, обычно отрицают жизнь. Они скрывают за маской чувство свой неполноценности.
  3. Нарушение работы легких говорит о том, что человеку плохо жить, его мучает какая-то боль, печаль. Он чувствует отчаяние и разочарование и не хочет больше жить. У него может возникнуть ощущение, что его загнали в тупик, лишили свободы действовать

Бронхит.

  1. Нервозная атмосфера в семье. Споры и крики. Редкое затишье.
  2. Один или несколько членов семьи своими действиями вгоняют в безысходность.

Пневмония (воспаление легких). Отчаяние. Усталость от жизни. Эмоциональные раны, которым не дают залечиться.

Туберкулез.

  1. Безнадежность.
  2. Расточительство из-за эгоистичности, собственничество.
  3. Жесткие обиды на себя, на судьбу. Недовольство страной, правительством, миром. Месть.

Энфизема. Вы страшитесь вдыхать жизнь полной грудью. Считаете, что недостойны жизни.

Лимфа: заболевания. Предупреждение о том, что следует переориентироваться на самое главное в жизни: любовь и радость.

Надпочечники: заболевания.

  1. Пораженческое настроение. Переизбыток разрушительных идей. Ощущение, что вас пересилили. Наплевательское отношение к себе. Чувство тревоги. Острый эмоциональный голод. Гнев, направленный на себя.
  2. Человек переживает множество нереальных страхо, связанных с материальной стороной его жизни. Человек постоянно настороже, потому что ощущает опасность.

Нервная система: болезни.

Невралгия. Наказание за греховность. Муки общения.

Паралич. Страх. Ужас. Избегание ситуации или человека. Сопротивление. Парализующие мысли. Тупик.

Рассеянный склероз. Жесткость мышления, жестокосердие, железная воля, отсутствие гибкости. Страх.

Эпилепсия. Мания преследования. Отказ от жизни. Ощущение интенсивной борьбы. Насилие над собой.

Ноги: болезни.

Программа самоуничтожения, недовольство собой, ситуацией, своим положением. Ради благополучия готовность нанести другому вред или презирать себя, если благополучия нет.

Бедра: заболевания. Боязнь движения вперед в выполнении главных решений. Отсутствие цели.

Колени. Упрямство и годрыня. Неспособность быть податливым человеком. Страх. Негибкость. Нежелание уступить.

Стопы. Проблемы. Неумение быть «здесь и сейчас», недоверие к себе и миру.

Онемение. Сдерживание чувств, связанных с любовью и уважением, отмирание эмоций.

Печень: заболевания.

  1. Злоба. Сопротивление переменам. Страх, гнев, ненависть. Печень — вместилище гнева, ярости, примитивных эмоций.
  2. Постоянные жалобы, придирчивость.
  3. Невыраженные гнев, печаль и обида.
  4. Злость из-за боязни что-то потерять и невозможности с этим что-то сделать.

Желтуха. Внутренняя и внешняя предвзятость. Односторонние выводы.

Подагра. Потребность доминировать. Нетерпимость, гнев.

Поджелудочная железа: болезни. Претензии к близкому человеку, желание порвать с ним отношения.

Панкреатит. Неприятие; гнев и безысходность: кажется, что жизнь утратила свою притягательность.

Половые болезни. Подавление любви в других и в себе.

Бесплодие. Страх и сопротивление жизненному процессу или отсутствие потребности в приобретении родительского опыта.

Венерические болезни. Чувство вины на сексуальной почве. Потребность в наказании. Уверенность, что гениталии греховны или нечисты.

Герпес генитальный. Убеждение, что сексуальность — это плохо.

Женские болезни.

  1. Неприятие самой себя. Отказ от женственности. Отказ от принципа женственности.
  2. Убежденность, что все, связанное с гениталиями, греховно или нечисто. Невероятно трудно представить, что та Сила, которая создала всю Вселенную — это всего лишь старик, который сидит себе на облаках и... наблюдает за нашими половыми органами! И все-таки именно этому научили многих из нас, когда мы были детьми. У нас так много проблем с сексуальностью из-за нашей самоненависти и самоотвращения. Половые органы и сексуальность созданы для радости.

Аменорея, дисменорея (расстройство месячных). Нежелание быть женщиной. Неприязнь к самой себе. Ненависть к женскому телу или женщинам.

Вагинит (воспаление слизистой оболочки влагалища). Злость на партнера. Чувство вины на сексуальной почве. Наказание себя. Убежденность, что женщины бессильны влиять на противоположный пол.

Выкидыш. Страх перед будущим. «Не сейчас — после». Ошибочный выбор момента.

Грудь: болезни. Изо всех сил старается ради тех, кого любит, и забывает о собственных нуждах, ставит себя на последнее место. При этом бессознательно злится на тех, о ком заботится, потому что не остается времени заняться собой.

Менопауза: проблемы. Боязнь, что к вам теряют интерес. Боязнь старения. Неприязнь к себе.

Фиброма, киста. Помните оскорбление, нанесенное партнером. Удар по женскому самолюбию.

Эндометриоз. Ощущение незащищенности, огорчение и разочарование. Замена любви к себе сахаром. Упреки.

Импотенция. Мужская эректильная дисфункция чаще всего вызывается физическими факторами, такими как высокое кровяное давление, диабет и повреждения половых органов. Помимо чисто физиологических проблем, немалую долю вносят и эмоциональные факторы. Список эмоциональных факторов, которые могут вызвать мужскую несостоятельность в постели:

  1. Чувство подавленности
  2. Чувства тревоги и нервозности
  3. Стресс, вызванный работой, семейными или финансовыми проблемами
  4. Неразрешенные вопросы между мужчиной и его сексуальным партнером. Сексуальное давление, напряжение, чувство вины. Социальные убеждения. Озлобленность на партнера. Боязнь матери.
  5. Чувства неловкости и застенчивости. Боязнь оказаться не на высоте. Самобичевание.
  6. Страх реакции партнера
  7. Страх перед отказом

Кандидоз.

  1. Склонность считать секс чем-то грязным. И чувство вины.
  2. Гнев, связанный с сексуальными отношениями; чувство обманутости в этой сфере жизни.

Простата: заболевания. Внутренние страхи ослабляют мужественность. Начинаете сдаваться. Сексуальное напряжение и чувство вины. Вера в старение.

Роды: трудности. Повышенная гордыня у матери ребенка.

Фригидность. Страх. Неприятие наслаждения. Уверенность, что секс — это плохо. Бесчувственные партнеры.

Потливость с неприятным запахом. Человек злится на себя за то, что сдерживает свои эмоции. Не может разрешить себе испытывать негативные эмоции. Страх. Неприязнь к себе. Страх перед другими.

Почки: болезни.

  1. Критика, разочарование, неудачи. Позор. Реакция, как у маленького ребенка.
  2. Страх.
  3. Проблемы с почками бывают вызваны осуждением, разочарованием, неудачей в жизни, критицизмом. Этим людям постоянно кажется, что их обманывают и попирают. Гордыня, желание навязать другим свою волю, жесткая оценка людей и ситуаций.
  4. Пренебрежение своими интересами, убеждение, что заботиться о себе — нехорошо. Человек вообще может не понимать, что для него хорошо. Возлагает слишком большие надежды на других людей. Склонен их идеализировать, нуждается в том, чтобы кто-то выполнял роль идеальных людей. Поэтому неизбежны разочарования.

Нефрит.

  1. Слишком сильная реакция на разочарования и неудачи.
  2. Ощущение себя никчемным ребенком, все делающим неправильно.

Почечные камни.

  1. Сгустки нерастворенного гнева.
  2. Закрывает рот на замок, прячет в душе тайную злобу.

Простуда. Слишком много событий одновременно. Смятение, беспорядок. Мелкие обиды.

Психические заболевания.

Депрессия. Гнев, который вы, по вашему мнению, не имеете права чувствовать. Безнадежность.

Психоз. Бегство из семьи. Уход в себя. Отчаянное избегание жизни.

Шизофрения. Воля, ум, попытка подчинять и контролировать ситуацию у матери.

Рак. Онкологические болезни. Прежде всего рак блокирует гордыню и уныние.

  1. Удержание в душе старых обид. Усиливающееся чувство неприязни.
  2. Вы лелеете в себе старые обиды и потрясения. Усиливаются угрызения совести.
  3. Глубокая рана. Старинная обида. Великая тайна или горе не дают покоя, пожирают. Сохранение чувства ненависти.
  4. Рак — болезнь, вызванная глубокой накопленной обидой, которая в буквальном смысле начинает поедать тело. В детстве происходит нечто подрывающее нашу веру в жизнь. Этот случай никогда не забывается, и человек живет с чувством огромной жалости к себе. Ему трудно порой иметь долгие, серьезные взаимоотношения. Жизнь для такого человека состоит из бесконечных разочарований. Чувство безысходности и безнадежности преобладает в его сознании, ему легко винить других за свои проблемы.
  5. Люди, страдающие раком, очень самокритичны.
  6. Надежные люди, способные преодолевать трудности, которые избегают конфликтных ситуаций, подавляя свои чувства. Для них, по результатам исследований, повышен риск раковых заболеваний.
  7. Онкологические пациенты часто относятся к тому разряду людей, которые ставят интересы окружающих выше собственных, им бывает трудно позволить себе реализовывать собственные эмоциональные потребности, не испытывая при этом вины.
  8. Безнадежность и беспомощность в ответ на тяжелую эмоциональную потерю.
  9. Человек подавляет в себе теневую сторону своей личности, запрещая проявлять себе отрицательные эмоции и чувства. Слишком светлые, безобидные люди — не потому, что нет негативной стороны личности, а потому, что личность рафинирована.

Растяжения. Гнев и сопротивление. Нежелание идти по какому-то определенному пути в жизни.

Ревматизм.

  1. Чувство собственной уязвимости. Потребность в любви. Хронические огорчения, обида.
  2. Ревматизм — болезнь, приобретенная от постоянной критики себя и других. Люди с ревматизмом обычно привлекают к себе людей, которые их постоянно критикуют. На них лежит проклятие — это их желание постоянно быть совершенством, с любыми людьми, в любой ситуации.

Рот: заболевания. Предвзятость. Закрытый ум. Неспособность к восприятию новых мыслей.

Герпес оральный. Противоречивое состояние по отношению к одному объекту: хочется (одной части личности), но нельзя (по мнению другой).

Кровоточение десен. Отсутствие радости по поводу решений, принятых в жизни.

Ранки на губах или в полости рта. Ядовитые слова, сдерживаемые губами. Обвинения.

Руки: заболевания. Способности и интеллект на первом месте.

Селезенка. Одержимость чем-то. Навязчивые идеи.

Сердце: болезни сердечно-сосудистой системы.

  1. Давние эмоциональные проблемы. Дефицит радости. Черствость. Вера в необходимость напряжения, стресса.
  2. Сердце символизирует любовь, а кровь — радость. Когда у нас в жизни нет любви и радости, то сердце буквально сжимается и становится холодным. В результате кровь начинает течь медленнее и мы постепенно идем к анемии, склерозу сосудов, сердечным приступам (инфаркту). Мы настолько иногда запутываемся в жизненных драмах, которые сами себе создаем, что совсем не замечаем радости, которая нас окружает.
  3. Потребность ума в отдыхе. Изгнание из сердца всякой радости ради денег или карьеры, или еще чего-нибудь.
  4. Страх, что меня обвинят в том, что я не люблю, вызывает все болезни сердца. Стремление во что бы то ни стало казаться любящим, дееспособным и положительным.
  5. Чувство одиночества и страха. «У меня есть недостатки. Я мало делаю. Я никогда не достигну этого».
  6. Человек забыл о своих собственных нуждах в стремлении заслужить любовь окружающих. Убеждение, что любовь можно заслужить.
  7. Как следствие недостатка любви и безопасности, а также от эмоциональной замкнутости. На эмоциональные потрясения сердце реагирует изменением ритма. Сердечные расстройства происходят из-за невнимания к собственным чувствам. Человек, считающий себя недостойным любви, не верящий в возможность любви, или же запрещающий себе проявить свою любовь к другим людям, непременно столкнется с проявлениями сердечно-сосудистых заболеваний. Обретение контакта со своими истинными чувствами, с голосом собственного сердца в значительной мере облегчает бремя сердечных болезней, со временем приводя к частичному или полному выздоровлению.
  8. Амбициозные, целеустремленные трудоголики были отнесены к типу личности A. Они более склонны испытывать стресс и для них возрастает риск повышенного давления и болезней сердца.
  9. Неадекватно завышенный уровень притязаний.
  10. Склонность к чрезмерной интеллектуализации в сочетании с замкнутостью и эмоциональным оскудением.
  11. Подавляемое чувство гнева.

Старческие болезни. Возвращение в так называемую «безопасность детства». Требования заботы и внимания. Это - форма контроля над окружающими. Избегание (эскапизм).

Судороги. Напряжение. Страх. Стремитесь ухватиться, зацепиться.

Травмы, раны, порезы. Наказание за отступление от собственных правил. Чувство вины и гнев, направленный на себя.

Укусы животных. Гнев, обращенный вовнутрь. Потребность в наказании.

Укусы насекомых. Чувство вины из-за мелочей.

Уши: болезни

Глухота. Неприятие, упрямство, изоляция.

Отит (воспаление наружного слухового прохода, среднего уха, внутреннего уха). Гнев. Нежелание слушать. В доме шум. Родители ссорятся.

Холестерин: повышенный. Засорение каналов поступления радости. Боязнь принять радость.

Цистит (болезнь мочевого пузыря).

  1. Тревожное состояние. Цепляетесь за старые идеи. Боитесь дать себе свободу. Разгневанность.
  2. Гнев от того, что другие не оправдывают возложенных на них ожиданий. В том числе и ожиданий, что кто-то сделает твою жизнь счастливой.

Инфекция мочевыводящих путей. Раздражение. Злость.Обычно на противоположный пол или партнера по сексу. Вы возлагаете вину на других.

Уретрит (воспаление мочеиспускательного канала). Озлобленность. Вам докучают. Обвинение.

Щитовидная железа: болезни.

  1. Унижение. Жертва. Ощущение исковерканной жизни. Несостоявшаяся личность.
  2. Чувство, что вас атаковала жизнь. «Они стремятся добраться до меня».
  3. Жизнь в постоянной спешке, в неестественном для вас темпе.
  4. Контроль над ситуацией. Неправильное отношение к миру.

Эндокринные заболевания.

Тиреотоксикоз (эндокринное заболевание). У пациентов с тиреотоксикозом обнаруживается глубинный страх перед смертью. Очень часто у таких больных в раннем возрасте имела место психологическая травма, например потеря любимого человека, от которого они зависели. Поэтому после они пытались компенсировать импульс зависимости попытками раннего взросления, например попытками опекать кого-либо, вместо того чтобы самим оставаться в зависимом положении. Поэтому у пациента, который стремится к скорейшему достижению зрелости, заболевает орган, выделяющий секрет, ускоряющий обмен веществ.

Источник: Луиза Хей "Сила внутри нас", С.Н. Лазарек "Диагностика кармы". 

Одиночество имеет два полюса – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Одиночество — особенно актуальная тема для детства и пожилого возраста. В детстве, если ребенок оказывается заброшенным и страдает от дефицита внимания, одиночество травматиризует. В пожилом возрасте чувство одиночества, хотя уже и не является источником травматизации, однако, может быть причиной депрессии и психосоматических заболеваний.

Но, как известно, не только дети и пожилые люди страдают от одиночества. Этому переживанию человек потенциально подвластен в любом возрасте. При этом наличие отношений с другими не избавляет автоматически от одиночества, также, как и уединение не обязательно делает человека одиноким. У этого явления глубинные причины. И они скрываются прежде всего внутри самого человека. В ходе лекции психотерапевт, автор книг, основатель современного экзистенциального анализа Альфрид Лэнгле рассказал о причинах чувства одиночества и путях, которые могут помочь его преодолеть.

Расстроенные отношения с собой и другими

Одна из причин одиночества, как рассказал Альфрид Лэнгле, это отношения, которые мы переживаем как плохие или неправильные. То есть, одиночество — это расстройство отношений. Сами по себе отношения — это нечто большее, чем соотнесенность в аспекте чувств.

У отношений, как отметил Лэнгле, всегда есть начало, но нет конца, они сохраняются навсегда. И они имеют своего рода накопительный эффект. «Если я встречаю через двадцать лет на улице свою бывшую возлюбленную, сердце бьется сильнее. Ведь что-то было. Это словно я что-то поел, и это встроилось в мое тело. То, что происходит в отношениях, все это остается, сохраняется в сосуде отношений, и я могу на основании этого жить», — рассказал профессор.

Получается, что если было что-то хорошее, то это источник для счастья в последующей жизни, потому что при обращении к этому хорошему, возникают теплые чувства. И, наоборот, если прошлые отношения воспринимаются как неправильные и причиняют боль, человек утрачивает с ними контакт, отворачивается от них. Отсюда чувство одиночества, если даже отношения были или есть. Также можно отвернуться и от существующих отношений. И это внешний полюс одиночества.

Внутренний полюс касается отношений с самим собой. «Если я сам себя не чувствую, если чувства приглушены, я не чувствую своего тела, дыхания, настроения, усталости, бодрости, мотивации, радости, своих страданий и боли, тогда я одинок сам с собой. Если я этого всего не чувствую, я не нахожусь в отношениях с собой», — рассказал Альфрид Лэнгле.

Такое может случиться, если есть опыт, который причинил боль, когда человека, например, обидели, ранили, разочаровали, обманули, обесценили или высмеяли. «Тогда я испытываю боль, если поворачиваюсь к себе. И это естественный рефлекс человека — отвернуться от того, что причиняет боль», — рассказал профессор. Такие состояния способны запускать психосоматические заболевания.

Необходимо повернуться к себе, к своей боли, чтобы была возможность погрустить, простить и быть способным чувствовать себя. В противном случае, при утрате отношений с собой, возникают проблемы и в проживании отношений с другими. Как чувствовать другого и свое отношение к нему, если нет чувств в отношении себя? Такое состояние человек может переживать также, если в детстве присутствовал дефицит близости, который привел к «затуплению» чувств.

Встреча и диалог

Другая причина одиночества, когда человек не принят и не увиден другими таким, каков он есть в своей индивидуальности. «То, какой я есть, такое больше неповторимо, и это та основа, которая может сделать нас принципиально одинокими», — заметил профессор. Какой здесь выход? Уровень отношений уже не помогает. Человеку необходимо быть увиденным другими. «Если другие посмотрят на меня, тем самым они дают мне понять, что они видят меня. Если другой слушает меня, он направлен на меня. Речь идет не только о движении чувств, а о том, что кто-то пытается меня понять и говорит мне, что он видит. Если другие, таким образом, на меня смотрят, тогда они уважают границы и различия, они обходятся со мной справедливо. Вершина всего этого — признание моей ценности», — рассказал Альфрид Лэнгле. Таким образом, в терминах экзистенциального анализа речь идет об уважительном внимании, справедливом отношении и признании ценности.

Если все эти три элемента присутствуют в детстве, тогда ребенок может выстраивать свое собственное «я». Он приобретает способность видеть и уважать свои границы и границы других. И, как следствие, возникает способность к Встрече Я и Ты и способность встретить самого себя.

Третий источник одиночества, когда не происходит диалога с другим и диалога с собой. В диалоге с другим Я встречается с Ты. Диалог с собой — это то, что позволяет человеку быть в уединении, но не чувствовать себя одиноким. «В такой внутренней беседе я обновляю себя, возвращаюсь к тому источнику, который есть», — отметил Альфрид Лэнгле.

Таким образом, отношения, встреча и диалог — это три необходимых элемента, утрата одного из них ведет к одиночеству, резюмировал психотерапевт.

При этом он обратил внимание на важность различения одиночества и уединения. Можно быть одному, но не обязательно чувствовать себя одиноким. «Если я связан с собой, тогда я чувствую себя связанным со всем миром. Я нахожусь в одиночку, но в открытой беседе с собой. Одиночество же — это отсутствие отношений на глубине, с самим собой. Когда я не могу себя чувствовать, не могу беседовать с собой, тогда я потерян в этом мире. А быть в одиночку (одному) — это просто быть как луг или небо, цветы или море. Просто быть и чувствовать близость, близость других людей, самого себя и своей жизни», — пояснил Альфрид Лэнгле.


Подпишись на IQ.HSE

ФЕНОМЕН ОДИНОЧЕСТВА И АГРЕССИИ ПРИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ

Журнал «Вестник КРСУ», 2014 год, Том 14, № 10, Стр. 184-187. УДК 616.89-008.1:616.1-052

Сведения об авторах:

Сулайманова Марина Рахимджановна – канд. мед. наук, ст. преподаватель кафедры Медицинской психологии, психиатрии и психотерапии КРСУ, тел.: (996-550) 732707, e-mаl: [email protected]
Романова Анна Валерьевна – студент медицинского факультета КРСУ, тел.: (996-559) 594465
Сулайманов Рауль Бактыбекович – студент департамента «Психология» Американского университета в Центральной Азии, тел.: (996-312) 502337
Гусейнова Саяра Захировна – студент медицинского факультета КРСУ, тел.: (996-554) 235704

ФЕНОМЕН ОДИНОЧЕСТВА И АГРЕССИИ ПРИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ
Сулайманова М.Р., Романова А.В., Сулайманов Р.Б., Гусейнова С.З. Аннотация на русском языке:

Представлена эксплицитная модель изучения психологических механизмов, обусловливающих оптимизацию и активизацию адаптационных механизмов при психосоматических расстройствах с учетом уровня одиночества и агрессии у пациентов кардиологического профиля.

Ключевые слова на русском языке:

одиночество; агрессия; тревога; депрессия; психосоматические расстройства; механизмы психической адаптации

ФЕНОМЕН ОДИНОЧЕСТВА И АГРЕССИИ ПРИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ
Сулайманова М.Р., Романова А.В., Сулайманов Р.Б., Гусейнова С.З. Аннотация на кыргызском языке:

Представлена эксплицитная модель изучения психологических механизмов, обусловливающих оптимизацию и активизацию адаптационных механизмов при психосоматических расстройствах с учетом уровня одиночества и агрессии у пациентов кардиологического профиля.

Ключевые слова на кыргызском языке:

одиночество; агрессия; тревога; депрессия; психосоматические расстройства; механизмы психической адаптации

PHENOMENON OF LONELINESS AND AGGRESSION WITHIN PSYCHOSOMATIC DISORDERS
Sulaimanova M.R., Romanova A.V., Sulaimanov R.B., Guseinova S.Z. Аннотация на английском языке:

The article presents the explicit study model of psychological mechanisms that determine optimization and activation of adaptation mechanisms within psychosomatic disorders considering the level of loneliness and aggression among patients of cardiologic profile.

Ключевые слова на английском языке:

loneliness; aggression; anxiety; depression; psychosomatic disorders; mechanisms of psychical adaptation

Сулайманова М.Р. ФЕНОМЕН ОДИНОЧЕСТВА И АГРЕССИИ ПРИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ / М.Р. Сулайманова, А.В. Романова, Р.Б. Сулайманов и др. // Вестник КРСУ. 2014. Т. 14. № 10. С. 184-187.

Можно ли спрогнозировать симптомы БАР?

* By submitting the completed data in the registration form, I confirm that I am a healthcare worker of the Russian Federation and give specific, informed and conscious consent to the processing of personal data to the Personal Data Operator Pfizer Innovations LLC (hereinafter referred to as the “Operator”) registered at the address: St. Moscow, Presnenskaya embankment, house 10, 22nd floor.

I grant the Operator the right to carry out the following actions with my personal data, as well as information about my hobbies and interests (including by analyzing my profiles on social networks): collecting, recording, systematizing, accumulating, storing, updating (updating, changing) , extraction, use, transfer (access, provision), deletion and destruction, by automated and (or) partially automated (mixed) processing of personal data.

Consent is granted with the right to transfer personal data to affiliated persons of Pfizer Innovations LLC, including Pfizer LLC (Moscow, Presnenskaya naberezhnaya, 10, 22nd floor), and with the right to order the processing of personal data, incl. h. LLC "Redox" (Moscow, Volgogradskiy prospect, house 42, building 42A, floor 3, room 3) and LLC "Supernova" (Moscow, Varshavskoe shosse, house 132), which processes and stores personal data.

The processing of my personal data is carried out for the purpose of registering on the Operator's website www.pfizerprofi.ru to provide me with access to information resources of the Pfizer company, as well as to interact with me by providing information through any communication channels, including mail, SMS, e-mail, telephone and other communication channels.

This consent is valid for 10 (ten) years.

I have been informed about the right to receive information regarding the processing of my personal data, in accordance with the Federal Law of July 27, 2006 No. 152-FZ "On Personal Data".

This consent can be revoked by me at any time by contacting the address of the Operator-Pfizer Innovations LLC or by phone. 8 495 287 5000.

*Отправляя заполненные данные в регистрационной форме, я подтверждаю, что являюсь работником здравоохранения Российской Федерации и даю конкретное, информированное и сознательное согласие на обработку персональных данных Оператору персональных данных ООО «Пфайзер Инновации» (далее «Оператор»), зарегистрированному по адресу: г. Москва, Пресненская набережная, дом 10, 22 этаж.

Я предоставляю Оператору право осуществлять с моими персональными данными, а также сведениями о моих хобби и увлечениях (в том числе с помощью анализа моих профилей в социальных сетях) следующие действия: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (доступ, предоставление), удаление и уничтожение, путем автоматизированной и (или) частично автоматизированной (смешанной) обработки персональных данных.

Согласие предоставляется с правом передачи персональных данных аффилированным лицам ООО «Пфайзер Инновации», в т. ч. ООО «Пфайзер» (г. Москва, Пресненская набережная, дом 10, 22 этаж), и с правом поручения обработки персональных данных, в т.ч. ООО «Редокс», (г. Москва, Волгоградский проспект, дом 42, корпус 42А, этаж 3, ком. 3) и ООО «Супернова» (г. Москва, Варшавское шоссе, дом 132), осуществляющим обработку и хранение персональных данных.

Обработка моих персональных данных осуществляется с целью регистрации на сайте Оператора www.pfizerprofi.ru для предоставления мне доступа к информационным ресурсам компании Пфайзер, а также для взаимодействия со мной путем предоставления информации через любые каналы коммуникации, включая почту, SMS, электронную почту, телефон и иные каналы коммуникации.

Срок действия данного согласия — 10 (десять)лет.

Я проинформирован (-а) о праве на получение информации, касающейся обработки моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных».

Данное согласие может быть отозвано мною в любой момент посредством обращения по адресу нахождения Оператора-ООО «Пфайзер Инновации» или по тел. 8 495 287 5000.

Образ собственного тела, чувство одиночества и качества жизни у онкогинекологических пациентов | Овчинников

1. Fobair P, Stewart SL, Chang S, D’Onofrio C, Banks PJ, Bloom JR. Body image and sexual problems in young women with breast cancer. Psychooncology. 2006; 15(7): 579-594. doi: 10.1002/pon.991

2. Ye S, Yang J, Cao D, et al. Quality of life and sexual function of patients following radical hysterectomy and vaginal extension. J Sex Med. 2014; 11(5): 1334-1342. doi: 10.1111/jsm.12498

3. Stavraka C, Ford A, Ghaem-Maghami S, et al. A study of symptoms described by ovarian cancer survivors. Gynecol Oncol. 2012; 125(1): 59-64. doi:10.1016/j.ygyno.2011.12.421

4. Salz T, Oeffinger KC, McCabe MS, Layne TM, Bach PB. Survivorship care plans in research and practice. CA Cancer J Clin. 2012; 62(2): 101-117. doi: 10.3322/caac.20142

5. Magarakis M, Venkat R, Dellon AL, et al. Pilot study of breast sensation after breast reconstruction: evaluating the effects of radiation therapy and perforator flap neurotization on sensory recovery. Microsurgery. 2013; 33(6): 421-431. doi: 10.1002/micr.22124

6. Roland KB, Rodriguez JL, Patterson JR, Trivers KF. A literature review of the social and psychological needs of ovarian cancer survivors. Psychooncology. 2013; 22(1): 2408-2418. doi: 10.1002/pon.3322

7. Фролова Н.И., Белокриницкая Т.Е., Баркан Т.М., Голыгин Е.В., Лига В.Ф., Плетнева В.А., и др. Медико-социальная характеристика женщин молодого фертильного возраста, перенесших гистерэктомию. Acta Biomedica Scientifica. 2018; 3(4): 15-20. doi: 10.29413/ABS.2018-3.4.2

8. Costanzo ES, Ryff CD, Singer BH. Psychosocial adjustment among cancer survivors: findings from a national survey of health and well-being. Health Psychol. 2009; 28(2): 147-156. doi: 10.1037/a0013221

9. Lutgendorf SK, DeGeest K, Dahmoush L, Farley D, Penedo F, Bender D, et al. Social isolation is associated with elevated tumor norepinephrine in ovarian carcinoma patients. Brain Behav Immun. 2011; 25(2): 250-255. doi: 10.1016/j.bbi.2010.10.012

10. Собенников В.С., Винокуров Е.В., Рычкова Л.В., Собенникова В.В. Эмоциональная дизрегуляция как фактор психосоматических нарушений при депрессии и кардиоваскулярной патологии (аналитический обзор иностранной литературы). Acta Biomedica Scientifica. 2019; 4(1): 87-92. doi: 10.29413/ABS.2019-4.1.13

11. Clevenger L, Schrepf A, DeGeest K, Bender D, Goodheart M, Ahmed A, et al. Sleep disturbance, distress, and quality of life in ovarian cancer patients during the first year post diagnosis. Cancer. 2013; 119(17): 3234-3241. doi: 10.1002/cncr.28188

12. Kornblith AB, Mirabeau-Beale K, Lee H, Goodman AK, Penson RT, Pereira L, et al. Long-term adjustment of survivors of ovarian cancer treated for advanced-stage disease. J Psychosoc Oncol. 2010; 28(5): 451-469. doi: 10.1080/07347332.2010.498458

13. Dahl L, Wittrup I, Væggemose U, Petersen LK, Blaakaer J. Life after gynecologic cancer – a review of patients quality of life, needs, and preferences in regard to follow-up. Int J Gynecol Cancer. 2013; 23(2): 227-234. doi: 10.1097/IGC.0b013e31827f37b0

Одиночество тогда и сейчас: размышления о социальном и эмоциональном отчуждении в повседневной жизни

  • Андре Р. (1991). Позитивное одиночество: практическая программа преодоления одиночества и достижения самореализации . Нью-Йорк: HarperCollins.

    Google Scholar

  • Barlow, D.H., & Durand, V.M. (1995). Аномальная психология . Лондон: Брукс / Коул.

    Google Scholar

  • Берников, Л.(1982) Одиночество: растущая болезнь. New York Times Magazine , 15 августа 1982 г.

  • Coon, D. (1992). Введение в психологию: исследование и применение . Сан-Франциско, Калифорния: West Publishing.

    Google Scholar

  • Катрона, К. Э. (1982). Переход в институт: одиночество и процесс социальной адаптации. В L.A. Peplau & D. Perlman (Eds.), Одиночество: справочник по современной теории, исследованиям и терапии .(Стр. 291–309). Нью-Йорк: Wiley — Interscience.

    Google Scholar

  • Гартфилд, Э. (1986). Исследователь одиночества больше не так одинок. Текущее содержание , 5 (3 февраля), 3–10.

    Google Scholar

  • Гордон С. (1976). Одинокий в Америке . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Google Scholar

  • Ханссон, Р.О., Джонс, В. Х., Карпентер, Б. Н., и Ремонде, И. (1986). Одиночество и приспособление к старости. Международный журнал старения и человеческого развития, 24 , 41–53.

    PubMed Google Scholar

  • Hartog, J., Audy, J.R., & Cohen, Y.A. (Ред.), (1980). Анатомия одиночества . Пресса международных университетов.

  • Джонс, У. Х., Роуз, Дж. И Рассел, Д. (1990). Одиночество и социальная тревога.В H. Leitenberg (Ed.), Справочник по социальной и оценочной тревоге . (Стр. 247–226). Нью-Йорк: Пленум.

    Google Scholar

  • Кеннеди С., Кейколт-Глейзер Дж. К. и Глейзер Р. (1988). Иммунологические последствия острых и хронических стрессоров: посредническая роль межличностных отношений. Британский журнал медицинской психологии , 61, 77–85.

    PubMed Google Scholar

  • Краут, Р., Паттерсон, М., Лундмарк, В., Кислер, С., Мукопадхья, Т., и Шерлис, В. (1998). Интернет-парадокс: социальная технология, которая снижает социальную вовлеченность и психологическое благополучие? Американский психолог , 55 (9), 1017–1031.

    Артикул Google Scholar

  • Lau, S., & Kong, C.K. (1999). Принятие одиноких других: эффекты одиночества и пола целевого человека и одиночества воспринимающего. Журнал социальной психологии, 139 ( 2 ), 229–241.

    PubMed Статья Google Scholar

  • Lynch, J.J., & Convey, W.H. (1979). Одиночество, болезни и смерть: альтернативные подходы. Психосоматика, 20 , 702–708.

    PubMed Google Scholar

  • Мальро, А. (1961). Судьба человека . Нью-Йорк: Библиотека модемов.

    Google Scholar

  • Медора Н., Вудворд Дж. И Ларсон Дж. (1987). Подростковое одиночество: кросс-культурное сравнение американских и азиатских индейцев. Международный журнал сравнительной социологии, 28 , 204–210.

    Google Scholar

  • Меер, Дж. (1985, июль). Одиночество, Психология сегодня , 28-33.

  • Миюскович, Б.(1979). Одиночество в философии, психологии и литературе . Нидерланды: Ван Горкум.

    Google Scholar

  • Миюскович, Б. (1992). Органические сообщества, атомистические общества и одиночество. Журнал социологии и социального обеспечения, 19 ( 2 ), 147–164.

    Google Scholar

  • Moustakas, CE (1961). Одиночество .Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

    Google Scholar

  • Moustakas, CE (1972). Одиночество и любовь . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

    Google Scholar

  • Остров, Э., & Оферта, Д. (1980). Одиночество и юность. В J. Hartog, J.R. Audy, & Cohen (Eds.) Анатомия одиночества . (Стр. 170–185). Нью-Йорк: International University Press.

    Google Scholar

  • Паркинсон, Т. (1980). Одиночество поэта. В J. Hartog, J.R. Audy и Y.A. Коэн (ред.), Анатомия одиночества , (стр. 467–485). Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

    Google Scholar

  • Перлман Д. и Джоши П. (1987). Откровение одиночества. В М. Ходжат и Р. Крэндалл (ред.), Одиночество: теория, исследования и приложения (стр.63–76). Лондон: Мудрец.

    Google Scholar

  • Пеплау, Л.А., и Перлман, Д. (1982). Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии . Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья.

    Google Scholar

  • Роджерс, К.Р. (1961). Как стать личностью: взгляд терапевта на психотерапию . Бостон: Houghton Mifflin Co.

    Google Scholar

  • Rohlheiser, R.(1979). Фактор одиночества . Денвилл, Нью-Джерси: Dimension Books.

    Google Scholar

  • Рокач А. (1988а). Теоретические подходы к одиночеству: от одномерного к многомерному опыту. Обзоры экзистенциальной психологии и психиатрии, 19 ( 2 & 3 ), 225–254.

    Google Scholar

  • Рокач А. (1988b). Опыт одиночества: трехуровневая модель. Journal of Psychology, 122 ( 6 ), 531–544.

    Артикул Google Scholar

  • Рокач А. (1990). Выживание и преодоление одиночества. Журнал психологии, 124 ( 1 ), 39–54.

    PubMed Google Scholar

  • Рокач А. и Брок Х. (1997). Одиночество: многомерный опыт. Психология: журнал человеческого поведения , 34 (1), 1–9.

    Google Scholar

  • Рокач А. и Брок Х. (1998a). Как справиться с одиночеством. Журнал психологии, 132 ( 1 ), 107–127.

    Артикул Google Scholar

  • Рокач А. (1998b). Одиночество в одиночестве и браке. Психология: журнал человеческого поведения, 35 ( 2 ), 2–17.

    Google Scholar

  • Рокач, А.(2000). Одиночество и жизненный цикл. Психологические отчеты, 86 , 629–642.

    PubMed Google Scholar

  • Рубенштейн К. и Шейвер П. (1982). В поисках близости . Нью-Йорк: Delacorte Press.

    Google Scholar

  • Рубенштейн К. и Шейвер П. (1982). Переживание одиночества . В L.A. Peplau & D.Перлман (ред.), Одиночество: справочник по современной теории и терапии . Нью-Йорк: Вили.

    Google Scholar

  • Сакстон, Л. (1986). Человек, брак и семья . Бельмонт, Калифорния: Издательство Wadsworth.

    Google Scholar

  • Тундо, Л., и Балдессарини, Р.Дж. (2001). Самоубийство: обзор. www.medscape.com/Medscape/Psychiatry/ClinicalMgmt/CMVO

  • Вейт, И.(1980). Отшельники и отшельники: лечебные аспекты добровольного ухода из общества. В J. Hartog, J.R. Audy и Y.A. Коэн (Ред.). Анатомия одиночества . (Стр. 537–546). Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

    Google Scholar

  • Weiss, R.S. (1973). Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

  • Интерфейс одиночества, госпитализации и болезни

    В этой статье рассматривается переживание одиночества и его влияние на больного и госпитализированного человека.Социальные связи укрепляют иммунную систему и помогают людям справляться со стрессом и болезнями. Одиночество имеет негативные физические, эмоциональные и когнитивные последствия.

    Одиночество, которое может включать в себя как мучительные физические, так и психические страдания, является древним заклятым врагом. Одиночество связано с множеством соматических, психосоматических и психических заболеваний [1]. Это приземленное, но таинственное человеческое недуги, которое часто опасно для здоровья и враждебно счастью [2]. В этой статье я рассматриваю переживание одиночества, поскольку оно влияет на нас, когда мы плохо себя чувствуем, например, когда мы больны или госпитализированы.

    Салливан [3] заметил, что «в течение последних 200 лет медицина преследовала позитивистскую цель - стереть предмет из медицинского восприятия. Полностью объективный взгляд на болезнь стал возможным, когда вскрытие было интегрировано в клиническую медицину посредством клинико-патологической корреляции ... Наблюдаемое тело стало проектом современной медицины ». Вскрытие проводится не ради умершего, а ради болезни и лекарства. Смерть дала лекарству явного «врага».«Медицинские исследования сосредоточены на борьбе с болезнями, вызывающими смерть. Эта цель принесла медицине социальный престиж и почти бесконечные средства. Считается, что врачи обладают сверхъестественными способностями в борьбе с серьезными заболеваниями и смертью [3]. Только в последнее время мы все больше осознаем важность рассмотрения , кто является пациентом. Миюскович [4] утверждал, что никто не является полностью самодостаточным и, следовательно, не может существовать без общества, в котором он живет, и что его счастье тесно связано с сообществом, к которому он принадлежит.Одиночество - это универсальный опыт, присущий всем людям. Это исключительно субъективный опыт, он вызван личностью человека, изменениями окружающей среды и общества, а также его историей [5]. Эта история, конечно же, включает в себя болезни и культурный контекст тех болезней, которыми человек, возможно, страдал.

    Болезнь

    Левенталь и его коллеги предположили, что существует пять компонентов того, как люди концептуализируют болезнь [6]:

    1. Идентичность болезни очень важна для поведения пациента, поскольку самих симптомов недостаточно, чтобы инициировать обращение за помощью, но маркировка может иметь значение.Например, боли в груди, обозначенные как "изжога", вызывают совершенно иное поведение, чем боли, обозначенные как "сердечный приступ". Излишне говорить, что человек будет испытывать меньшее эмоциональное возбуждение, когда ярлык его болезни указывает на незначительную физическую проблему, чем если это более серьезное заболевание. Таким образом, этикетка очень важна, поскольку несет с собой информацию о проблеме, прогноз продолжительности болезни и возможном курсе лечения.
    2. График болезни не всегда может соответствовать диагнозу.Например, люди с гипертонией, хроническим заболеванием, склонны рассматривать его как острое состояние, и это отразится на их приверженности лечению и способах борьбы с болезнью.
    3. После постановки диагноза большинство из нас захотят узнать причину проблемы, которая повлияет на то, как мы обращаемся за лечением и как мы будем соблюдать инструкции медицинского работника, и, следовательно, определение причины имеет большое значение.Например, если нам сказали, что боль в ноге является результатом падения, это вызовет совершенно другую реакцию, чем если бы нам сказали, что это может быть рак кости.
    4. Последствия болезни , вероятно, станут ясны после постановки диагноза, хотя люди могут неправильно понять диагноз, и это может повлиять на лечение, которое они ищут. Например, многие считают диагноз рака смертным приговором, поэтому они сочтут ситуацию безнадежной и не будут обращаться за лечением.И на самом деле, если им удастся помочь, во многих случаях они смогут наслаждаться еще и, возможно, хорошими годами.
    5. управляемость болезни имеет отношение к тому, как люди рассматривают возможность лечения и контроля болезни. Если они, например, считают ситуацию безнадежной, они могут не обращаться за лечением, а те, кто считает, что медицинская наука может им помочь, будут гораздо больше интересоваться их курсом лечения.

    Сначала исследуя влияние одиночества на организм и иммунную систему, Коэн [7] заметил, что жизненные события, включая разлуку, потерю и чувство безнадежности, которые связаны с переживанием одиночества, влияют на эндокринную систему через аномальную секрецию. уровни от гипофиза и надпочечников.Это может негативно повлиять на иммунную систему и снизить способность организма бороться с болезнями и / или привести к повышенному риску рака. Этот пример ухудшения здоровья в результате такого процесса наиболее вероятен у людей с уже нарушенным иммунным функционированием, особенно у людей с синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД), иммунодепрессивным заболеванием [8]. Исследования показали, что высокие показатели одиночества связаны со значительно более низкими уровнями активности естественных клеток-киллеров, которые представляют собой лимфоидные иммунные клетки, которые играют роль в защите от рака и, по-видимому, обладают противоопухолевыми и противовирусными свойствами [9].

    Психологические переменные, в том числе одиночество, связаны с изменениями иммунного функционирования и могут ослабить способность организма бороться с болезнями [9]. Kiecolt-Glaser, et al. [8] отметил, что в настоящее время все больше и больше исследований показывают, что психологические факторы являются клинически значимыми и коррелируют с последствиями для здоровья, связанными с иммунитетом, включая инфекционные заболевания, рак, аутоиммунные заболевания и ВИЧ. Взаимосвязи людей с другими и их восприятие таких отношений могут иметь сильное влияние на физическое и психическое здоровье [10].Glaser, и др. [11] обнаружили, что люди с системами социальной поддержки были намного здоровее, тогда как люди с меньшим количеством социальных связей имели повышенную восприимчивость к болезням [12]. В целом, когда близкие отношения нарушены, они часто связаны с нарушением регуляции иммунитета [8]. Сейчас допустимо, что люди, имеющие прочную социальную поддержку, по-видимому, лучше справляются со стрессом и хронической болью. Более того, социальная изоляция соперничала с другими хорошо известными факторами риска, такими как курение сигарет, высокое кровяное давление, ожирение и малоподвижный образ жизни, как факторы плохого здоровья [13].Люди с более высоким уровнем социальной поддержки имеют лучшее здоровье и более низкий уровень смертности. Было замечено, что у участников, имевших наименьшее количество социальных связей, вероятность смерти в два-четыре раза выше, чем у тех, кого поддерживали хорошо [14]. Линч [15], который много писал о взаимосвязи одиночества и болезни, описал исследование, проведенное двумя исследователями из Университета Джона Хопкинса между 1948 и 1964 годами. Исследователи наблюдали за 1185 здоровыми и относительно молодыми студентами-медиками и задавали им различные вопросы о их семьи, здоровье и образ жизни.Позже, когда эти студенты стали врачами, у некоторых начались серьезные проблемы со здоровьем, а другие умерли преждевременно. Исследователи вернулись к своим данным и обнаружили, что студенты-медики, у которых преждевременно развились различные виды рака, описывали своих родителей как холодных и отчужденных. Другое исследование показало, что люди, которые считали своих родителей холодными и отношения с ними как натянутые, испытали значительное ухудшение здоровья. Результаты показали, что поразительные 91% тех, кто сообщил, что они не были близки со своими матерями во время взросления, в среднем возрасте развили серьезные проблемы со здоровьем, включая ишемическую болезнь сердца, гипертонию, язвы и алкоголизм.Еще более примечательным было открытие, что у 100% тех, кто сообщил, что оба их родителя были холодными и отчужденными, к середине жизни развились проблемы со здоровьем. И что интересно, из тех, кто сообщил, что они были близки со своими родителями, только 47% имели серьезные проблемы со здоровьем к тому же возрасту [16].

    Госпитализация

    Когда мы больны, испытываем боль, нуждаемся в неотложной медицинской помощи или нуждаемся в немедленной и обширной медицинской помощи, мы направляемся в больницу.Поступив в систему здравоохранения, пациенты в Западном полушарии получают самую современную доступную помощь, улучшенную современными технологиями и опытом медицинского персонала, который долгое время и упорно обучался самой последней информации о человеческом теле и разнообразие доступных методов лечения [17]. Несмотря на это, госпитализация может быть одним из самых печальных событий в жизни людей [18]. Брэннон и Файст отмечают: «Когда человек попадает в больницу в качестве пациента, этот человек становится частью сложного учреждения и принимает на себя роль в этом учреждении [13].Эта роль включает в себя несколько трудных аспектов: к вам относятся как к «не-личности», терпению нехватки информации и потере контроля над повседневной деятельностью ». Хорошо известно, что, когда люди попадают в больницу как пациенты, их идентифицируют по болезни. Нередко можно услышать, как врач говорит медсестре «позаботиться о множественных переломах в палате…». [19].

    Болезнь - главный фактор стресса в жизни [20]. Симптомы приводят организм в состояние постоянного стресса, который может включать боль, усталость и, в более тяжелых случаях, неподвижность и даже потерю функций организма и контроля [21–23].Кроме того, существуют факторы, которые также негативно влияют на психологическое состояние пациента [24]. К ним относятся предполагаемая угроза жизни, неконтролируемый и непредсказуемый характер своего состояния, а также состояние опасений и безнадежности, которые могут оказать значительное влияние на мысли, эмоции и поведение пациента [25–27]. Действительно, стойкие долгосрочные психологические эффекты, такие как тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство, обычно возникают в ответ на тяжелые заболевания [28,29].Кроме того, по мнению Роллинза [17], простые особенности, присущие дизайну больничной среды, могут отрицательно повлиять на процесс выздоровления пациентов. В целом, адаптация к больничной среде и распорядку дня часто вызывает стресс. Необходимость есть больничную еду или спать на разных кроватях может вызвать эмоциональный дискомфорт, поскольку пациенты больше не «чувствуют себя как дома» и, как таковые, имеют минимальный личный контроль над своим выбором [30]. В большинстве больниц существует неконтролируемый шум, и он является серьезным источником стресса для большинства людей.Исследования показали, что постоянный шум и активность в большинстве больниц могут привести к повышенной чувствительности к боли и увеличению потребности пациентов в обезболивающих, а также к нарушению качества сна [31]. Неадекватное освещение или отсутствие хорошо спроектированных окон, позволяющих получать достаточное количество естественного солнечного света, является еще одним фактором, который, как было показано, мешает выздоровлению пациентов, увеличивая частоту возникновения депрессии, возбуждения и нарушений сна. Другие факторы, которые могут быть весьма разрушительными, связаны с дизайном больницы.Примерами являются двухместные палаты, которые препятствуют уединению пациентов и качеству отдыха, а отсутствие свежего воздуха и плохие системы вентиляции могут увеличить физический и эмоциональный дискомфорт пациентов [17,30].

    Отсутствие социальных контактов - еще один фактор, отталкивающий пациентов [32]. В основном это связано с тем, что, за исключением (ограниченного) времени посещения их семьей и друзьями, социальные контакты госпитализированных пациентов ограничиваются взаимодействием с медицинским персоналом.Эти взаимодействия явно несбалансированы. С одной стороны, это пациент, который бессилен, пассивен, слаб и зависим, а с другой стороны, врачи, медсестры и вспомогательный персонал, которые полностью контролируют почти все аспекты ухода за пациентом. со всеми знаниями, властью и силой, чтобы повлиять на его жизнь и исцеление [18].

    Вследствие этого огромного разрыва во власти и контроле со стороны медицинского персонала пациенты могут чувствовать себя еще более безнадежными и эмоционально подавленными [32].Одним из индикаторов такой разницы в мощности является частое использование медицинским персоналом сложного медицинского жаргона, который пациенты не могут понять [33]. Многие пациенты в таких ситуациях могут испытывать повышенный уровень беспокойства, поскольку они чувствуют себя лишенными контроля и знаний о своем здоровье и выздоровлении [24]. Данные по выборке госпитализированных женщин показывают, что от 10% до 40% подвергались стрессу временами, когда персонал больницы игнорировал их потребность в общении по многим аспектам своей помощи [34].Такое восприятие может привести к значительному стрессу и ощущению беспомощности и одиночества у пациентов [34]. Эмоциональная дистанция и деперсонализация пациентов могут быть естественными реакциями практикующих врачей при столкновении с суровой реальностью злой участи госпитализированных пациентов и огромными требованиями их обязанностей; для них это единственный способ выполнять свою работу, не чувствуя себя изнуренными или неспособными сконцентрироваться на лечении [35,36]. В заключение, медицинский персонал должен понимать, что пациентов госпитализируют ради их тела, но их потребности намного шире.Они чувствуют себя напуганными, дезориентированными и беспомощными в больницах и часто жалуются на одиночество, которое медперсонал может быть обучен облегчить.

    Список литературы

    1. McGraw JG (2000) Первое из зол. Вавритко С.А. (Ред) Проблема зла. Межкультурное исследование, Атланта, Джорджия, стр. 145-158.
    2. Мартенс WHJ, Палермо, Великобритания (2005) Одиночество и связанное с ним насильственное антисоциальное поведение: анализ отчетов о случаях Джеффри Дамера и Денниса Нильсена. Int J Offender Ther Comp Criminol 49: 298-307.
    3. Салливан Х.С. (1953) Межличностная теория психиатрии. Нью-Йорк: Нортон.
    4. Миюскович Б. (1992) Органические сообщества, атомистические общества и одиночество. Журнал социологии и социального обеспечения 19: 147-164.
    5. Рокач А., Брок Х. (1996) Причины одиночества. Психология: журнал человеческого поведения 33: 1-11.
    6. Leventhal H, Leventhal EA, Cameron L (2001) Представления, процедуры и аффекты в саморегуляции болезни.Перцептивно-когнитивная модель. В Baum A, Revenson TA, Singer JE (Eds.) Handbook of Health Psyology, Mawah NJ: Earlbaum pp. 19-47.
    7. Коэн И.С. (1985) Психосоматическая смерть: смерть вуду в современной перспективе. Интегративная психиатрия 16: 46-51.
    8. Kiecolt-Glaser JK, McGuire L, Robles TF, Glaser R (2002) Психонейроиммунология: психологическое влияние на иммунную функцию и здоровье. Журнал консалтинговой и клинической психологии 70: 537-547.
    9. Kennedy S, Kiecolt-Glaser JK, Glaser R (1988) Иммунологические последствия острых и хронических стрессоров: опосредующая роль межличностных отношений. Британский журнал медицинской психологии 61: 77-85.
    10. Hagerty BM, Williams RA (1999) Влияние чувства принадлежности, социальной поддержки, конфликта и одиночества на депрессию. Nurs Res 48: 215-219. [Crossref]
    11. Глейзер Р., Киколт-Глейзер Дж. К., Бонно Р. Х., Маларки В., Кеннеди С. и др.(1992) Стресс-индуцированная модуляция иммунного ответа на рекомбинантную вакцину против гепатита В. Психосоматическая медицина 54: 22-29.
    12. Cohen S, Doyle WJ, Skoner DP, Rabin BS, Gwaltney JM, et al. (1997) Социальные связи и восприимчивость к простуде. Журнал Американской медицинской ассоциации 277: 1940-1944.
    13. Браннон Л., Фейст Дж. (2004) Психология здоровья: введение в поведение и здоровье. Торонто, Канада: Томсон Уодсворт.
    14. Беркман Л.Ф., Сайм С.Л. (1979) Социальные сети, устойчивость хозяина и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Am J Epidemiol 109: 186-204. [Crossref]
    15. Линч Дж. Дж. (2000) Неслышанный крик: Новое понимание медицинских последствий одиночества. Балтимор, Мэриленд: Bancroft Press.
    16. Russek L, Schawrtz G (1997) Чувства родительской заботы предсказывают состояние здоровья в среднем возрасте: 35-летнее наблюдение Гарвардского исследования стресса. Журнал поведенческой медицины 1: 1-13.
    17. Роллинз Дж. А. (2004) Дизайн больниц, основанный на фактических данных, улучшает результаты оказания медицинской помощи пациентам, семьям и персоналу. Педиатрический уход 30: 338-339.
    18. Hughes B (2001) Психология, госпитализация и некоторые мысли о медицинском обучении. Европейский журнал психотерапии и консультирования 4: 7-26.
    19. Yarnold PR, Michelson EA, Thompson DA, Adams SL (1998) Прогнозирование удовлетворенности пациентов: исследование двух отделений неотложной помощи. Журнал поведенческой медицины 21: 545-563.
    20. Селлик С.М., Эдвардсон А.Д. (2007) Скрининг новых больных раком на психологический стресс с использованием больничной шкалы тревожности и депрессии. Психоонкология, 16: 534-542.
    21. Incalzi RA, Gema A, Capparella O, Muzzolon R (1991) Влияние госпитализации на аффективный статус пожилых пациентов. Международная психогериатрия 3: 67-74.
    22. Pressman MR, Meyer TJ, Peterson DD, Greenspon LW, Figueroa WG (1997) Влияние госпитализации, хирургии и анестезии на сон и биологические ритмы.Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
    23. Rowe MA (1996) Влияние внутренних и внешних ресурсов на функциональные результаты при хронических заболеваниях. Res Nurs Health 19: 485-497. [Crossref]
    24. Уильямс AM, Ирурита В.Ф. (2005) Повышение терапевтического потенциала больничной среды за счет увеличения личного контроля и эмоционального комфорта госпитализированных пациентов. Прикладные исследования медсестер 18: 22-28.
    25. Мишель М.Х. (1997) Неопределенность при остром заболевании. Ежегодный обзор медицинских исследований. больничная среда. Журнал клинического сестринского дела 7: 163-171.
    26. Raps CS, Peterson C, Jonas M, Seligman MEP (1982) Поведение пациентов в больницах: беспомощность, реактивность или и то, и другое? Журнал личности и социальной психологии , 42: 1036–1041.
    27. Seeman TE, Dubin LF, Seeman M (2003) Религиозность / Духовность и здоровье: критический обзор доказательств биологических путей. Американский психолог 58: 53-63.
    28. Eddleston JM, White P, Guthrie E (2000) Выживаемость, заболеваемость и качество жизни после выписки из отделения интенсивной терапии. Crit Care Med 28: 2293-2299. [Crossref]
    29. Scragg P, Jones A, Fauvel N (2001) Психологические проблемы после лечения в отделении интенсивной терапии. Анестезия 56: 9-14. [Crossref]
    30. Уильям А.М., Доусон С., Кристьянсон Л.Дж. (2008) Изучение взаимосвязи между личным контролем и больничной средой. Журнал клинического сестринского дела 17: 1601-1609.
    31. Topf M (2000) Больничный шум: модель экологического стресса для руководства исследованиями и клиническими вмешательствами. Журнал усовершенствованного медсестринского дела 31: 520-528.
    32. Attree M (2001) Опыт пациентов и их родственников в отношении "хорошего" и "не очень хорошего" качества медицинской помощи. Журнал усовершенствованного медсестринского дела 33: 456-466.
    33. Филлипс Д. (1996) Преобладание профессионального медицинского персонала и неудовлетворенность клиентов: исследование взаимодействия врача и пациента и сообщения о неудовлетворенности медицинским обслуживанием пациентов-женщин в четырех больницах Тринидада и Тобаго. Социальные науки и медицина 42: 1419-1425.
    34. Полимени А., Мур С. (2002) Понимание того, что женщины переживают во время пребывания в больнице: воспринимаемый контроль, бессилие и удовлетворение. Изменение поведения 19: 52-64.
    35. Tattersall AJ, Bennett P, Pugh S (1999) Стресс и преодоление трудностей в больницах. Медицина стресса 15: 109–13.
    36. Topf M (1992) Влияние личного контроля над шумом в больнице на сон. Res Nurs Health 15: 19-28. [Crossref]

    Одиночество | психология | Британника

    Одиночество , мучительное переживание, которое возникает, когда социальные отношения человека воспринимаются этим человеком как меньшие по количеству и особенно по качеству, чем хотелось бы. Переживание одиночества очень субъективно; человек может быть один, не чувствуя себя одиноким, и может чувствовать себя одиноким даже с другими людьми. Психологи обычно считают одиночество стабильной чертой, а это означает, что у людей есть разные установки для чувства одиночества, и они колеблются вокруг этих установок в зависимости от обстоятельств своей жизни.Уровни одиночества людей обычно остаются более или менее постоянными в зрелом возрасте до 75–80 лет, когда они несколько возрастают. Длительное одиночество связано с депрессией, плохой социальной поддержкой, невротизмом и интроверсией. Исследования показали, что одиночество подвергает людей риску физических заболеваний и может способствовать сокращению продолжительности жизни.

    Теории одиночества

    Хотя одиночество всегда было частью человеческого существования, оно имеет относительно короткую историю как предмет психологического исследования.Теория привязанности, разработанная психиатром Джоном Боулби во второй половине 20 века, подчеркивает важность сильной эмоциональной связи между младенцем и опекуном; он является предшественником современных теорий одиночества. С этой точки зрения одиночество возникает, когда дети с незащищенными моделями привязанности ведут себя так, что их отвергают сверстники. Эти отказы мешают развитию социальных навыков и усиливают недоверие к другим людям, тем самым способствуя постоянному одиночеству.

    Теория привязанности стала основой влиятельной психологической теории одиночества, разработанной социологом Робертом С. Вайсом. Вайс выделил шесть социальных потребностей, которые, если они не удовлетворены, вызывают чувство одиночества. Эти потребности - привязанность, социальная интеграция, забота, уверенность в собственной значимости, чувство надежного союза и руководство в стрессовых ситуациях. Согласно теории привязанности, Вайс утверждал, что дружба дополняет, но не заменяет близкие интимные отношения с партнером в предотвращении одиночества.

    Другая теоретическая точка зрения, поведенческий подход, утверждает, что одиночество характеризуется личностными чертами, которые связаны с вредными моделями межличностного взаимодействия и, возможно, способствуют им. Например, одиночество коррелирует с социальной тревогой, социальным сдерживанием (застенчивостью), грустью, враждебностью, недоверием и низкой самооценкой - характеристиками, которые препятствуют способности взаимодействовать умелыми и полезными способами. Действительно, было показано, что одиноким людям трудно строить и поддерживать значимые отношения.Кроме того, они реже делятся информацией о себе со своими сверстниками, и это помогает объяснить, почему они сообщают об отсутствии близости с близкими друзьями.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Когнитивный подход к одиночеству основан на том факте, что одиночество характеризуется отчетливыми различиями в восприятии и атрибуции. Одинокие люди склонны к пессимистическому общему мнению: они более негативны, чем люди, которые не одиноки в отношении людей, событий и обстоятельств своей жизни, и они склонны винить себя в том, что не могут достичь удовлетворительных социальных отношений.Кроме того, когнитивный подход в значительной степени учитывает привязанность и поведенческие точки зрения, объясняя, как (а) неспособность удовлетворить потребность в привязанности, социальной интеграции, заботе и других социальных потребностях приводит к воспринимаемым несоответствиям в отношениях, которые воспринимаются как одиночество, и (б) одиночество увековечивается посредством самоисполняющегося пророчества, в котором плохие социальные навыки приводят к неудовлетворительным личным отношениям, что, в свою очередь, приводит к негативной самоатрибуции, которая ведет к дальнейшей социальной изоляции и неудовлетворенности отношениями.

    Корреляты и последствия одиночества

    По практическим и этическим причинам одиночеством трудно манипулировать в экспериментальных условиях. Это стало проблемой для исследователей, пытающихся провести различие между причинами и последствиями одиночества. В одном эксперименте для преодоления этого препятствия использовалось гипнотическое внушение: очень гипнотизируемых людей просили вспомнить время, когда они чувствовали себя одинокими, а затем, после того, как они вернулись из этого гипнотического состояния, вспомнить время, когда они чувствовали сильную социальную связь.Находясь в этих состояниях социальной разобщенности и связи, участники выполнили ряд психосоциальных мер. Когда участников заставляли чувствовать себя одинокими, они получали более высокие баллы по показателям застенчивости, негативного настроения, гнева, беспокойства и страха негативной оценки и ниже по критериям социальных навыков, оптимизма, позитивного настроения, социальной поддержки и самооценки. И наоборот, когда людей заставляли чувствовать, что их интимные, взаимоотношения и коллективные социальные потребности удовлетворяются, их диспозиции, как правило, были более позитивными и заинтересованными.

    Негативные социальные ожидания одиноких людей, как правило, вызывают у других поведение, соответствующее этим ожиданиям. Это укрепляет ожидания одиноких людей и увеличивает вероятность того, что они будут вести себя таким образом, чтобы оттолкнуть людей, которые могли бы удовлетворить их социальные потребности. Это было продемонстрировано в экспериментальных исследованиях, в которых предполагаемые социальные угрозы (например, конкуренция, предательство) заставляют одиноких людей реагировать более быстро и интенсивно недоверием, враждебностью и нетерпимостью.

    Негативная линза самозащиты, через которую одинокие люди смотрят на свой социальный мир, также влияет на то, как они интерпретируют стрессовые обстоятельства и справляются с ними. Одинокие люди с большей вероятностью будут отвлекаться от факторов стресса или уйти от них, тогда как люди, которые не одиноки, с большей вероятностью будут активно справляться (например, решать проблемы) и искать материальную и эмоциональную поддержку от других. В определенных случаях уйти от стрессовых обстоятельств разумно, но, если применять их к повседневным хлопотам, это может привести к накоплению стресса, который становится все более утомительным и угнетающим.Повышенный стресс может быть, по крайней мере, частично ответственным за риск психических и физических заболеваний у одиноких людей. Например, одиночество связано с повышенным уровнем гормонов стресса, плохим иммунным функционированием и опасными для здоровья изменениями в сердечно-сосудистой системе.

    Индивидуальные различия в одиночестве обычно измеряются с помощью вопросников, разработанных для этой цели. Чаще всего используется шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, впервые разработанная Дэниелом Расселом и его коллегами в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.Ответы на 20 пунктов этой шкалы дают общую оценку одиночества в диапазоне от низкого до высокого уровня одиночества. Другие шкалы одиночества были разработаны для измерения различных измерений одиночества (например, социального и эмоционального одиночества).

    Луиза Хокли Редакторы Британской энциклопедии

    Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

    Изучение проявлений одиночества у людей, использующих твиттер: обсервационное исследование

    Сильные и слабые стороны этого исследования

    • Роман посвящен временным рамкам пользователей социальных сетей для изучения упоминаний одиночества и корреляции с предикторами психического здоровья.

    • Выборка для исследования состоит из социальных сетей, в частности пользователей Twitter, и не является репрезентативной для населения в целом.

    • Хотя мы вручную аннотировали подмножество сообщений, в которых упоминается одиночество, некоторые из них могли быть метафорическими или не связанными с смыслом.

    Введение

    Одиночество является серьезной эпидемией общественного здравоохранения, и, по оценкам, 17% взрослых в возрасте 18–70 лет в США одиноки.1 Одиночество определяется как несоответствие между желаемыми и реальными социальными отношениями человека.Одиночество также является одной из основных первопричин и коррелирует с хроническими психическими расстройствами и посещениями врача в некоторых группах населения.1–6 Оно также связано с повышением риска сердечных заболеваний, инсульта, слабоумия, депрессии и тревоги на 30%. 2 7–9

    Чтобы снизить заболеваемость от одиночества, необходимо определить, кто с ним сталкивается. Традиционно это происходит посредством опросов, но, к сожалению, это нечасто и не масштабируется для проверки больших групп населения.10 Вместо того, чтобы полагаться на традиционные подходы к скринингу, платформы социальных сетей, такие как Facebook, Twitter и Instagram, исследуются, чтобы пролить свет на здоровье и благополучие человека.11 Поскольку люди все чаще используют платформы социальных сетей, чтобы информировать других о своем психическом состоянии, запрашивать социальную поддержку, а также вести учет своей повседневной деятельности, предпочтений и интересов 12, 13 социальные сети превратились в потенциально актуальный инструмент для пассивного измерения здоровья. состояния и поведение людей14. 15 Например, люди, находящиеся в состоянии стресса и депрессии, чаще используют местоимения от первого лица единственного числа, что свидетельствует о более высокой самооценке, а сообщества с сердечными заболеваниями чаще обсуждают ненависть.12 13 сообщений в социальных сетях также использовались для прогнозирования первого задокументированного диагноза депрессии с использованием сообщений за 6 месяцев до этого, в результате чего площадь под кривой (AUC) составила 0,72,16.

    Хотя использование социальных сетей становится все более распространенным явлением, меньше известно о том, как люди используют платформу, чтобы открыто поделиться своим чувством одиночества. В этом исследовании мы стремились охарактеризовать хронологию Twitter людей, в сообщениях которых есть слова одинокий или одинокий. Основываясь на языке таких пользователей Twitter, мы проанализировали корреляцию между публикациями об одиночестве и психическим здоровьем и психолингвистическими характеристиками пользователей (например, гневом, тревогой и депрессией).

    Мы предполагаем, что модели использования языка подтвердят существующее понимание одиночества и дадут новое понимание повседневной жизни тех, кто выражает свое одиночество. Поскольку одиночество может повлиять на состояние здоровья, определение способов отслеживания распространенности и проявлений одиночества в Интернете было бы полезно для разработки подходов к выявлению и оказанию поддержки этим людям. Отдавая приоритет частной жизни людей, в частности, с учетом количества данных о здоровье, которые можно почерпнуть из социальных сетей, это исследование дает возможность цифровых платформ не только предоставлять маркеры здоровья, но и потенциально служить в качестве платформ, которые можно использовать для разработки вмешательств. .17 18

    Методы

    Это был ретроспективный анализ общедоступных данных о пользователях, публикующих сообщения об одиночестве в Twitter. Это исследование было исключено Экспертным советом Пенсильванского университета.

    Данные Twitter

    Twitter - популярная платформа социальных сетей, которая позволяет пользователям отправлять и получать короткие 140-символьные сообщения или «твиты» (на момент настоящего исследования; ограничение на количество символов было позже увеличено до 280). Во-первых, с помощью API потоковой передачи Twitter мы собрали твиты из 1% -ной выборки, используя ограничивающую рамку координат местоположения в Пенсильвании, США.Чтобы увеличить размер выборки твитов штата, были записаны все уникальные идентификаторы пользователей, а API Twitter был использован для извлечения временных шкал (предыдущих 3200 твитов каждого пользователя), отфильтрованных по временным меткам в диапазоне с 2012 по 2016 год.

    Участие пациентов и общественности

    Пациенты и общественность не участвовали в разработке вопросов исследования и критериев оценки результатов.

    Образец исследования

    Мы определили пользователей, которые хотя бы раз публиковали слово «один» или «одинокий» в своей временной шкале в Пенсильвании, США (25 966 ​​пользователей).Поскольку социальные сети включают разговорный, метафорический и беззаботный язык (например, «Если я увижу Джастина Бибера, у меня будет сердечный приступ»), мы стремились определить долю твитов, в которых, казалось, одинокий имел отношение к общественному здравоохранению. а не другие варианты использования термина (например, метафора и шутка) .19 Два соавтора независимо друг от друга закодировали случайный набор из 100 твитов от людей, которые использовали слова одинокий / одинок по крайней мере пять раз на своей временной шкале, и идентифицировали их как предположительно связанных с чувством одиночества или другим (Коэновский κ = 0.70 и 76% твитов пользователей указывают на то, что они предположительно чувствуют себя одинокими). Вот несколько примеров: « Я чувствую себя по-настоящему подавленным, сбитым с толку и одиноким» , «Я всегда единственный в это время, чувствую себя маленьким одиноким » и « Мне так одиноко в жизни. 🙁 Я просто хочу, чтобы я снова мог полюбить это чувство, так что влюбляйтесь в кого-то, кто любит вас '. В общей сложности 6202 пользователя отправили сообщения с' одиноким 'или' одиноким 'как минимум пять раз.

    Контроль group

    Затем мы определили контрольную группу пользователей, сопоставив каждого пользователя в приведенном выше наборе данных с другим пользователем по возрасту, полу и периоду активности (даты первого и последнего размещения в Twitter).Мы получили оценки возраста и пола, используя разработанную ранее лексику.20 Затем мы отобрали пользователей, у которых было не менее 500 слов во всех своих сообщениях, чтобы иметь достаточный язык для лингвистического анализа.11 Мы исключили неанглоязычные твиты, ретвиты и твиты. содержащие слова «один» и / или «одинокий», которые использовались для идентификации пользователей во всех анализах. В дальнейшем мы указываем пользователей, у которых было более пяти сообщений со словами «одинокий» или «одинокий», как «пользователей с сообщениями, включающими слова« одинокий »или« одинокий », а соответствующий набор пользователей, у которых не было таких сообщений, как« контрольная группа ».'

    Получение языковых характеристик для характеристики людей, выражающих одиночество

    Мы использовали четыре набора языковых характеристик: (а) психолингвистические характеристики на основе словаря, 21 (б) темы открытого словарного запаса, 22 (в) атрибуты психического благополучия, такие как тревожность, депрессия с применением ранее разработанных статистических моделей, 23 24 (d) временные закономерности и количество слов о наркотиках, поскольку прошлые исследования показали связь между одиночеством и употреблением психоактивных веществ.25 26 Было показано, что эти языковые особенности могут предсказывать некоторые последствия для здоровья , таких как депрессия, шизофрения, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и общее благополучие.16 25 27

    Открытый словарь: Из каждого сообщения мы извлекли относительную частоту отдельных слов и фраз (состоящих из двух или трех последовательных слов). Затем все слова, используемые <1% пользователей, были удалены из анализа, чтобы удалить редко используемые слова (выбросы). Кроме того, все твиты, использованные для идентификации нашей исследовательской группы, были удалены перед дальнейшим анализом. Темы состоят из кластеров совпадающих слов, созданных с использованием скрытого распределения Дирихле (LDA) 28. Генеративная модель LDA предполагает, что твиты содержат комбинацию тем, а темы представляют собой распределение слов.Поскольку слова в твите известны, темы, которые являются скрытыми переменными, могут быть оценены с помощью выборки Гиббса.29 Мы используем реализацию Mallet алгоритма LDA, регулируя один параметр (альфа = 5), чтобы отдавать предпочтение меньшему количеству тем в твите30. Все остальные параметры были оставлены по умолчанию. Примером такой модели являются следующие наборы слов («вторник», «понедельник», «среда»,…), которые объединяют дни недели в группы, используя их одинаковые свойства распределения в твитах. В нашем исследовании 200 тем были созданы с использованием твитов для всех пользователей в наборе данных, включая слова «одинокий» или «одинокий» и управляющие пользователи.

    На основе словаря: Словарь Linguistic Inquiry Word Count (LIWC) представляет собой привязку к языку, отображение «многие ко многим» токенов (включая слова и основы слов) и психологическую проверку категорий. Обнаружено, что каждая категория (тщательно подобранный список слов) коррелирует с некоторыми психологическими особенностями и результатами, а также позволяет прогнозировать их. Для каждого пользователя мы измеряем долю токенов слов, которые попадают в данную категорию LIWC.

    Атрибуты психического благополучия: Мы использовали методы автоматической регрессии текста, чтобы присвоить каждому пользователю оценку по его аспектам депрессии, тревоги и гнева.23 24 Эта модель была обучена на выборке из более чем 28 749 пользователей, которые приняли участие в опросе, посвященном пересмотренному международному опроснику невротизма-экстраверсии-открытости личности (IPIP NEO-PI-R), который содержит аспекты депрессии, тревоги и гнева. Фактор невротизма.31 32 Модель машинного обучения, обученная на словах и фразах из сообщений Facebook для прогнозирования показателей депрессии, гнева и беспокойства, дала результат r = 0,32, что согласуется с другими отчетами о психических состояниях, выявленных с помощью социальные медиа.13 Модель была обучена с использованием обновлений статуса пользователей из другого исследования23, и было показано, что она распространяется на пользователей Twitter24.

    Использование слов о наркотиках: Мы также извлекли частоту наиболее распространенных слов о наркотиках, которые используются в социальных сетях для каждого пользователя в нашем анализе26.

    Временные шаблоны: Мы определили частоту публикаций в разное время суток пользователями обоих пользователей с сообщениями, включающими слова одинокий или одинокий, и контрольных групп, чтобы понять суточные шаблоны в публикации.

    Выявление различно выраженных языковых особенностей у пользователей с сообщениями, включающими слова «одинокий» или «одинокий»

    Мы выделили закономерности на временных шкалах Twitter пользователей, которые публикуют слова в одиночку или одиноко, используя лингвистические атрибуты и атрибуты психического здоровья. Мы использовали логистическую регрессию, чтобы различать различные особенности, связанные с пользователями с сообщениями, содержащими слова «одинокий» и «одинокий», и контрольными группами, а также измерить размер эффекта с помощью Коэна d . Модели были настроены для прогнозирования группы пользователей с сообщениями, включающими слова одинокий или одинокий, по сравнению с контрольной группой (т.д, группа была зависимой переменной). Чтобы выделить темы из тем, исследователи просмотрели 20 сообщений, каждое из которых имеет наибольшую распространенность. Мы использовали p-поправку Бенджамини-Хохберга и p <0,001 для указания значимых корреляций. Мы также проверили, что результаты остаются в силе, если частота публикации используется в качестве дополнительной переменной для сопоставления пользователей с одинокими выражениями и контрольной группы. Статистический анализ, синтез данных и создание модели проводились в 2018–2019 гг.

    Прогнозирование вероятности публикации об одиночестве в Интернете

    Затем мы рассмотрели возможность прогнозирования того, будет ли пользователь упоминать выражения одиночества на основе своего языка социальных сетей. Автоматический анализ социальных сетей осуществляется путем построения прогнозных моделей, в которых используются лингвистические особенности, извлеченные из сообщений в социальных сетях. Для этого анализа мы использовали LIWC и темы как функции. Затем функции обрабатываются как независимые переменные в алгоритме машинного обучения (случайные леса), чтобы предсказать зависимую переменную интересующего результата (например, выражений пользователей о том, что они одиноки или нет).Для перекрестной проверки прогностическая модель была обучена с использованием случайных лесов на обучающем наборе, а затем оценивалась на тестовом наборе, чтобы избежать переобучения. Характеристики прогнозирования представлены в виде площади под рабочими кривыми приемника (AUC) при настройке пятикратной перекрестной проверки вне выборки.

    Результаты

    Из 408 296 620 твитов, опубликованных пользователями, географически расположенными в Пенсильвании, США, 25 966 ​​пользователей с 46 160 774 сообщениями на своей временной шкале имели по крайней мере 1 сообщение со словами «одинокий» или «одинокий», и 6202 пользователя с 17 995 084 сообщениями на своей временной шкале имели> 5 таких сообщений.Пользователи с сообщениями, включающими слова одинокий или одинокий, имели в 1,9 раза больше сообщений за период исследования, чем контрольная группа (таблица 1). Средний предполагаемый возраст этой когорты составлял 21 год, 69% составляли женщины.

    Таблица 1

    Описательная статистика для пользователей в наборе данных

    Открытый словарный запас: На рисунке 1 показаны слова и фразы, наиболее характерные для группы пользователей с сообщениями, включая слова «одинокий» или «одинокий» и контрольная группа. Анализируя различия в отдельных словах и фразах, используемых в обеих группах, мы заметили (рис. 1A), что пользователи со словами «одинокий» или «одинокий» на временной шкале Твиттера называли себя («я» ( d = 0.18), «I» ( d = 0,16)) значительно больше, чем в контрольной группе. Они также писали о проблемах в отношениях ('want_somebody' ( d = 0,08), 'no_one_to' ( d = 0,1), потребностях и чувствах ('I_just_wanna ( d = 0,12),' in_my_feelings '( d ) = 0,1), «I_need» ( d = 0,12), «I_cant» ( d = 0,1)) и включал больше ругательств. Пользователи в контрольной группе (рисунок 1B) участвовали в гораздо большем количестве разговоров, как показано <пользователь> '( d = -0.2) (анонимный ‘@’ упоминается в твитах пользователей как ‘’) по сравнению с пользователями, в сообщениях которых есть слова одинокий или одинокий. Контрольная группа также публиковала больше информации об играх («сезон» (d = -0,09), «тренер» (d = -0,07), «команда» (d = -0,1)) и позитиве ('! '( d = -0,13),' потрясающе '( d = -0,09),' 🙂 '( d = -0,08)).

    Рисунок 1

    Слова / фразы с большей вероятностью будут размещены пользователями Twitter с (A) сообщениями, включающими слова «одинокий» или «одинокий», по сравнению с (B) контрольной группой.Размер слова указывает на силу корреляции, а цвет слова указывает на относительную частоту слов (p <0,001, p-исправлено по Бонферрони).

    В таблице 2 показаны размеры эффекта между наиболее заметными распределениями тем, созданными LDA, и пользователями с упоминаниями об одиночестве. Темы, которые чаще встречаются в хрониках Twitter пользователей с сообщениями, включающими слова одинокий или одинокий, касались межличностных отношений ( d = 0,28) (и связанных с ними проблем ( d = 0.22)), саморефлексия ( d = 0,21) (в сопровождении размышлений о будущем ( d = 0,12)), употребление наркотиков / алкоголя ( d = 0,29) (считая их `` единственными друзьями '' '), бессонница ( d = 0,27), неконтролируемые эмоции ( d = 0,28) (сопровождающиеся замешательством ( d = 0,11)) и психосоматические симптомы ( d = 0,29).

    Таблица 2

    Темы с высокой степенью корреляции с упоминаниями об одиночестве. Величина эффекта измеряется с помощью Д. Коэна. Только значимые темы после p-коррекции Бенджамини-Хохберга и p <0.001 показаны.

    На основе словаря: ассоциации категорий пользователей LIWC с сообщениями, включая слова «одинокий» или «одинокий», показаны в таблице 3. Лица, у которых на временной шкале Твиттера были слова «одинокий» или «одинокий», увеличили количество ссылок на себя (местоимения от первого лица, ). d = 0,18), слова, обозначающие когнитивные процессы (включая уверенность, d = 0,15, расхождения, d = 0,14, дифференциацию, d = 0,13 и предположение, d = 0.13) и отрицательные эмоции (ругань, d = 0,11).

    Таблица 3

    Связь категорий LIWC, признаков психического здоровья и слов о наркотиках с упоминаниями об одиночестве. * Величина эффекта измеряется с использованием D. Коэна. Показаны только важные темы после p-коррекции Бенджамини-Хохберга и использования p <0,001.

    Психическое благополучие: Пользователи с сообщениями, содержащими слова одинокий или одинокий, чаще имели сообщения, связанные с гневом ( d = 0,95), депрессией ( d = 0.81) и тревогу ( d = 0,75) по сравнению с контрольной группой.

    Использование слов о наркотиках: Мы также определили распределение слов, относящихся к наркотикам, на временной шкале Twitter пользователей с сообщениями, включающими слова одинокий или одинокий, и они с большей вероятностью ссылались на тупое ( d = 0,16), курение ( d = 0,13) и героин ( d = 0,1), включая прописанные лекарства для лечения, употребление рекреационных и рекреационных наркотиков.

    Временные шаблоны: Пользователи с сообщениями, содержащими слова «одинокий» или «одинокий», чаще писали в ночное время ( d = 0,1), как показано на рисунке 2. Мы также видим темы, связанные с ночными публикациями и испытывающие трудности со сном ( d = 0,27) в анализе открытого словаря (таблица 2).

    Рисунок 2

    Временное изменение, показывающее суточные закономерности частоты публикаций как пользователей с сообщениями, включающими слова «одинокий» или «одинокий», так и контрольной группы.Сплошная линия указывает процент сообщений в разное время дня группой пользователей, у которых не менее пяти сообщений содержат слово «одинокий» или «одинокий», а пунктирной линией отмечены пользователи, у которых нет сообщений об одиночестве. Ось X представляет час дня, а ось Y показывает процент сообщений, нормализованных на пользователя для каждой группы.

    Прогнозный анализ: Таблица 4 показывает, что модель случайного леса, использующая темы в качестве входных функций, предсказывала упоминания об одиночестве у пользователей с AUC, равным 0.854 (оценка F1 = 0,778) и особенности LIWC дали AUC 0,859 (оценка F1 = 0,777). Комбинация LIWC и тем привела к лучшему AUC 0,863 (оценка F1 = 0,782).

    Таблица 4

    Эффективность различных функций при прогнозировании упоминаний об одиночестве, о чем сообщалось при пятикратной перекрестной проверке вне выборки

    Обсуждение

    В широко используемой социальной сети Twitter мы охарактеризовали, что и когда люди пишут об одиночестве , связь таких людей с психическим здоровьем, и можно ли предсказать проявления одиночества у людей, использующих их язык социальных сетей.Наша гипотеза заключалась в том, что язык пользователей с сообщениями, содержащими слова одинокий или одинокий, будет значительно отличаться от сопоставленных элементов управления, что этот язык выявит различия в характеристиках, таких как атрибуты психического здоровья между обеими группами, и что шаблоны использования языка будут подтверждать существующее понимание одиночества и дать новое представление о повседневной жизни тех, кто пишет об одиночестве. Для достижения этой цели мы применили индуктивный подход к компьютерному анализу больших объемов данных Twitter с целью лучшего понимания различных проявлений одиночества.Эта статья содержит три основных вывода. Во-первых, мы определили темы и контексты, связанные с сообщениями пользователей об одиночестве в Twitter. Во-вторых, мы заметили, что пользователи, пишущие об одиночестве, использовали язык, связанный с лингвистическими моделями гнева, депрессии и беспокойства. В-третьих, сообщения об одиночестве чаще появлялись вечером или ночью.

    Темы, связанные с людьми, упоминающими об одиночестве в Твиттере, соответствуют предшествующей литературе об употреблении психоактивных веществ, эмоциональной дисрегуляции и проблемах во взаимоотношениях.Например, в одном исследовании была обнаружена высокая положительная корреляция между алкоголизмом и группами одиноких людей, а также было обнаружено, что одинокие люди выражают отрицательные чувства по отношению к отношениям.33 Это проявление негатива, связанного с отношениями, вероятно, связано с чрезмерной бдительностью по отношению к социальным отношениям. угроза, связанная с одиночеством34. Сообщалось также, что одинокие люди сосредотачиваются на преодолении прошлых событий, а также демонстрируют чувство беспомощности34.

    Ассоциация пользователей с сообщениями, содержащими слова «одинокий» или «одинокий» с лингвистическими оценками гнева, депрессии и тревоги, подтверждает предыдущие исследования, показывающие, что одиночество и социальная изоляция влияют на психологическое функционирование, в частности, на способность саморегулировать эмоции.2 3 35 Тревога, гнев и плохое настроение были выше у одиноких молодых людей. 36 Твиты пользователей с сообщениями, включающими слова «одинокий» или «одинокий», были более сфокусированными на себе по сравнению с контрольной группой. Предыдущие исследователи обнаружили, что «местоимения первого лица в единственном числе являются скромным лингвистическим маркером депрессии» 37. Кроме того, предыдущие исследования показали, что одиночество было связано с большей степенью самораскрытия в сообщениях в Facebook38. Это представляет собой потенциал для раннего выявления и оценки. вмешаться в проблемы одиночества и психического здоровья этой группы.

    Тенденции временных вариаций в публикациях могут отражать, что лишение сна может способствовать социальной изоляции и одиночеству.39 Этот результат подтверждает предыдущие исследования, связывающие одиночество с ухудшением качества сна.35 Лучшее понимание дневных моделей публикации может повлиять на выбор времени вмешательств. предназначен для решения проблемы одиночества, а также дает другим исследователям возможность проверить взаимосвязь между одиночеством и мотивами использования социальных сетей в ночное время.

    Одиночество, как известно, является одной из основных первопричин и корреляторов хронических состояний психического здоровья40. Поскольку одиночество все чаще признается в качестве эпидемии общественного здравоохранения, несколько организаций приняли меры для ее решения. Например, в Соединенном Королевстве назначен министр по делам одиночества, ответственный за решение проблемы одиночества в сообществах.41 CareMore, план медицинского обслуживания и система оказания помощи участникам программ Medicare Advantage и Medicaid в семи штатах США, запустила «Программу единения». в клинических условиях для решения проблемы одиночества среди пожилых пациентов42 Вмешательство CareMore привело к увеличению участия в их программе упражнений на 56 человек.6% и снижение использования в отделениях неотложной помощи и госпитализации на 3,3% и 20,8% соответственно на тысячу человек по сравнению с «намерением лечить население» 43. Кроме того, было обнаружено, что вмешательства социальных сетей, направленные на одиночество, эффективны в снижении социальной изоляции среди людей. с тяжелыми психическими расстройствами, но эти вмешательства не включены в планы лечения лиц с психическими заболеваниями44 45

    Учитывая преимущество больших размеров выборки, а также связь между более широким использованием социальных сетей и упоминаниями отдельных лиц об одиночестве, многообещающе использовать обработку естественного языка и машинное обучение, чтобы автоматически определять, упоминает ли человек слова в Твиттере в одиночку или одиноким. информировать о вмешательствах, направленных на раннее выявление и поддержку пострадавших и подверженных риску лиц.Чтобы справиться с одиночеством, потребуется способность идентифицировать его пассивно, удаленно и с течением времени. Многие люди редко посещают врача, поэтому упускают возможность пройти обследование. Подходы к лечению также должны включать инструменты и технологии, которые доступны и интегрированы с вещами, которыми люди пользуются каждый день (например, мобильными телефонами). Будущие вмешательства должны потенциально полагаться на цифровое фенотипирование одиночества и использование цифровых платформ (например, обмена текстовыми сообщениями) в дополнение к стратегиям взаимодействия человека с человеком для лечения одиночества.

    В этом первом исследовании нашей целью было охарактеризовать упоминания об одиночестве на основе всей временной шкалы пользователей. В будущих исследованиях можно было бы провести анализ временных рядов временных вариаций, связанных с упоминаниями об одиночестве. В других исследованиях следует воспроизвести результаты этого исследования с использованием более формальной базовой истины, такой как опросы, и расширить эту работу, чтобы выяснить, может ли Twitter потенциально отображать региональные горячие точки одиночества для выявления проблемного одиночества для мониторинга общественного здравоохранения в сообществе.

    Ограничения и этика

    Выборка исследования состоит из пользователей социальных сетей и не является репрезентативной для населения в целом. По оценкам, 40% взрослых в США, пользующихся Twitter, находятся в возрасте от 18 до 29 лет, поэтому наш анализ смещен в сторону более молодых людей.46 Автоматизированный инструмент машинного обучения может быть недорогим методом обнаружения сообщений об одиночках, которые могут встречаться с другими людьми. относительно сигналов от цифровых датчиков (например, изменений сна, физической активности и времени, затраченного на определенные приложения и т. д.).Хотя Твиттер далек от совершенства для использования в качестве диагностического инструмента, эти сигналы можно было бы затем направить на более формальные методы проверки или ресурсы поддержки47.

    Учитывая, что мы определили, что 76% твитов пользователей указывают на то, что они предположительно чувствуют себя одинокими в кодированной нами выборке, сообщения, в которых упоминаются одни слова или одинокие, могли быть метафорическими или не связанными с смыслом. Исследователи, которые кодировали темы, пытались идентифицировать эти ассоциации, просматривая 20 сообщений, каждое с наибольшей распространенностью тем, чтобы определить темы, и это может быть субъективным.Кроме того, учитывая критерии включения, основанные на количестве твитов, в которых упоминаются одни слова или одинокие, мы потенциально выбираем пользователей с большим количеством сообщений, чем средний пользователь Twitter. Кроме того, эффекты, представленные в этом наборе данных, могут не быть специфическими для одиночества, учитывая потенциальную сопутствующую патологию с психическими расстройствами, такими как депрессия.

    Использование социальных сетей направлено на объединение людей, но оно также связано с повышенной воспринимаемой социальной изоляцией.48 Неясно, вызывает ли использование социальных сетей воспринимаемую социальную изоляцию или же воспринимаемая социальная изоляция вызывает использование социальных сетей.Конфиденциальность людей является постоянной проблемой, особенно в связи с тем, что пользователи социальных сетей не полностью осознают объем информации о состоянии здоровья, которую можно почерпнуть из их онлайн-активности. Поскольку представление о том, что у человека нет социальных связей и он один, может нести социальную стигму и порождать дискриминацию, необходимы рамки защиты данных и владения, чтобы гарантировать, что данные не используются против интересов пользователей.49 Кроме того, прозрачность в отношении того, какие показатели определяются тем, кем и с какой целью должно быть частью этического и политического дискурса.Также остаются нерешенными вопросы о влиянии неправильной классификации и о том, как производные показатели психического здоровья могут быть ответственно интегрированы в системы медицинской помощи50.

    Выводы

    В этом исследовании мы охарактеризовали упоминания об одиночестве в Twitter. В частности, мы определили конкретные контексты, темы и черты в сообщениях людей, упоминающих одиночество в Твиттере, и построили основанную на языке модель прогнозирования одиночества. Поскольку одиночество является проблемой общественного здравоохранения, лучшее понимание того, как одиночество выражается в Интернете, может помочь в пассивной оценке одиночества и вмешательствах, направленных на его устранение, в отношении поведения одиноких людей, которые могут подвергаться риску развития тяжелого психического состояния.

    Одиночество предсказывает суицидальные мысли и симптомы тревоги у детей, давно переживших рак

    Рак - разрушительный жизненный опыт. Помимо физических поздних последствий, многие выжившие сообщают о психологическом стрессе (Bellver-Perez et al., 2019; Ichikura et al., 2020; Kuba et al., 2019). Особенно трудно пережившие рак в детстве сталкиваются с трудностями в отношении психосоциального развития, поскольку им все еще необходимо справляться с основными задачами развития, когда они заболевают (Brinkman et al., 2018; Friend et al., 2018; Натан и др., 2018). Взаимодействуя как с требованиями школы, так и с дружескими отношениями, болезнь усложняет социальные достижения, а также социальную интеграцию (Stam et al., 2005).

    Крупномасштабные когортные исследования показали, что неблагоприятные психосоциальные последствия влияют на выживших на протяжении всей их жизни (Brinkman et al., 2018; Howard et al., 2014; Nathan et al., 2018). Например, у большей части выживших из Канады не было близких друзей, чем у участников контрольной группы (Barrera et al., 2005). Спустя десятилетия после постановки диагноза и лечения дети, пережившие рак, с меньшей вероятностью были в отношениях, жили вместе с партнером или состояли в браке, чем взрослые того же возраста (Burghardt et al., 2019; Stam et al., 2005) .

    Оценка субъективных представлений выживших относительно качества их социальных взаимодействий показала различия. Например, есть данные о положительных изменениях, вызванных заболеванием, таких как рост сострадания к другим, более высокая оценка и углубление отношений (Lehmann et al., 2014; Mattsson et al., 2007). Выжившие считали себя более сочувствующими и чувствительными, чем до болезни (Karian et al., 1998). Эти аспекты часто концептуализируются как посттравматический рост (Foley et al., 2006; Kim, 2017), психологическая концепция, которая утверждает, что травматические жизненные события могут повлечь за собой позитивную адаптацию. Напротив, в этих исследованиях сообщалось о субъективном опыте разобщенности выживших с другими. Подростки, пережившие рак, в шведском исследовании определили «трудности во взаимодействии с другими» как негативный социальный результат их болезни (Lehmann et al., 2014). В канадском исследовании выжившие с меньшей вероятностью, чем участники контрольной группы, доверились своим друзьям. Выжившие сообщали, что чувствуют себя социально изолированными (Howard et al., 2014) и как будто они «не подходят» (Foley et al., 2006).

    Субъективное восприятие социальной связанности может быть труднее количественно оценить, чем, например, условий жизни, но он показал важную связь с результатами (психического) здоровья. В частности, в последнее время проблема одиночества вышла на первый план в эпидемиологических и психологических исследованиях (Cacioppo & Cacioppo, 2018).Одиночество описывает субъективное несоответствие между желаемыми социальными связями и доступными в настоящее время. Это эмоционально болезненное переживание отсутствия социального контакта, принадлежности или чувства изоляции (Beutel et al., 2017), которое нельзя приравнивать к физическому присутствию или отсутствию других. Некоторые группы населения непропорционально сильно пострадали от одиночества: был пик в подростковом возрасте, когда социальное принятие и взаимность в отношениях со сверстниками приобрели первостепенное значение (Hawkley & Capitanio, 2015).Это также было более распространено у женщин, участников, живущих без партнера, и у тех, у кого нет детей (Beutel et al., 2017). Одиночество все чаще признается проблемой психического здоровья. Например, в продольном популяционном исследовании было предсказано появление симптомов депрессии через 5 лет (Cacioppo, Hawkley, & Thisted, 2010).

    Детский рак и его лечение влекут за собой длительные периоды уменьшения контактов со сверстниками (из-за госпитализации), изменения внешнего вида и связанный с этим опыт стигматизации (например,g., выпадение волос), повторение школьных уроков и другой опыт, отличающий CCS от своих сверстников. Это может затруднить (ре) социальную интеграцию с краткосрочными и долгосрочными последствиями для формирования дружбы, партнерства и создания семей (Desjardins et al., 2019; Newton et al., 2020). В любом случае детский рак - это особое и довольно редкое жизненное событие, из-за которого выжившие могут чувствовать себя отличными от других (Zebrack & Chesler, 2001). Было отмечено, что неспособность общаться с окружающими - самая болезненная форма социальной изоляции (Cacioppo, Fowler, & Christakis, 2009).Однако ни одно исследование не изучало распространенность одиночества или не определяло эффекты одиночества с течением времени в большой выборке длительно выживших в детском возрасте от рака (CCS) с использованием установленных критериев симптоматики. Это представляет собой пробел в исследованиях, поскольку социальные последствия выживших (например, меньшее количество друзей, меньшее количество браков) могут сделать их особенно восприимчивыми к одиночеству.

    Мы использовали большую выборку долгосрочных УХУ, основанную на реестре, которые исследовались в двух временных точках 2.Разница в 5 лет. Наши цели были двоякими: (1) определить распространенность одиночества в большой выборке CCS; (2) Исследовать, является ли одиночество независимым прогностическим фактором психологических симптомов CCS с течением времени.

    MethodParticipants

    Данные, представленные здесь, были собраны в рамках исследований CVSS (Сердечные и сосудистые поздние последствия у выживших в течение длительного периода детского рака, Clinicaltrials.gov-nr .: NCT02181049) и PSYNA (Психосоциальные долгосрочные эффекты, поведение в отношении здоровья и профилактика среди лиц, длительное время переживших рак в детском и подростковом возрасте).Участники были отобраны в сотрудничестве с Немецким регистром детских онкологических заболеваний (GCCR), который систематически документирует пациентов с онкологическими заболеваниями у детей, проживающих в Германии с 1980 года. CCS имели право на участие, если у них была диагностирована неоплазия в соответствии с Международной классификацией рака у детей (ICCC-3; Стелиарова) -Foucher et al., 2005) между 1980 и 1990 годами, в возрасте до 15 лет, и если они получали противоопухолевое лечение в одном из 34 участвующих детских онкологических центров.Выжившие после лимфомы Ходжкина и небольшая группа бывших пациентов с нефробластомой не могли быть включены в исследование, поскольку они принимали участие в других исследованиях. Были приглашены в общей сложности 2 894 человека, прошедшего испытание. В период с 2013/09 по 2016/02 годы в исследовательском центре были исследованы 1002 CCS. Мы исключили 51 человека из-за последующих злокачественных новообразований (поскольку лечение вторых опухолей потенциально может иметь дополнительные негативные последствия для физического и психического здоровья), в результате была получена выборка из 951 человека. Сообщалось о характеристиках этого исходного образца (Burghardt et al., 2019). Вторая оценка спустя 2,5 года (последующее наблюдение) состояла из личного интервью с помощью компьютера и рассылки вопросников. Его выполнили 633 человека, которые составляют аналитическую выборку этого расследования. На рисунке 1 показан поток участников.

    CVSS и PSYNA проводятся в соответствии с этическими стандартами институционального исследовательского комитета (утвержденными комитетом по этике Палаты врачей земли Рейнланд-Пфальц, № 837.453.13 (9138-F)) и с Хельсинкской декларацией. Все участники дали письменное информированное согласие на участие в исследовании и сбор данных.

    Меры

    Данные, связанные с раком. Информация, связанная с заболеванием и лечением CCS, была взята из первичных медицинских карт бывших лечебных центров и / или централизованно задокументированных данных индивидуальной терапии, имеющихся в исследовательских центрах Общества детской онкологии и гематологии (GPOH). Это было подтверждено обученным медицинским персоналом. Социально-демографическая информация оценивалась с помощью самоотчета в рамках компьютерного личного интервью (CAPI).Социально-экономический статус (SES) определялся согласно Lampert et al. (2012). Агрегированный индекс колеблется от 3 (самый низкий) до 21 (самый высокий) в зависимости от уровня образования, профессии и дохода.

    Физическое здоровье и здоровое поведение. Участники прошли строго стандартизированное обследование в течение 5,5 часов, включая сердечно-сосудистое и клиническое фенотипирование (проводимое сертифицированными медицинскими техническими помощниками в соответствии со стандартными операционными процедурами), которое также более подробно описано в другом месте (Faber et al., 2018). Оценка исследования включала заболевание легких (астма или хронический бронхит), заболевание почек, сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) (обобщая инфаркт миокарда (ИМ), сердечную недостаточность (СН), инсульт, тромбоз глубоких вен (ТГВ), тромбоэмболию легочной артерии (ТЭЛА), заболевание периферических артерий (ЗПА)) и диабет (точный диагноз диабета врачом, прием противодиабетических препаратов в течение последних двух недель или уровень глюкозы в крови ≥126 мг / дл после ночного голодания ≥8 часов или уровень глюкозы в крови> 200 мг / дл после периода голодания ≥8 часов).Эти состояния были резюмированы и в этой рукописи называются физическими заболеваниями. Потребление алкоголя оценивалось с помощью самоотчета в контексте CAPI. Участники сообщили, как часто, сколько и какие напитки они употребляли в определенных количествах. Следуя стандартизированной процедуре, на основе этих ответов рассчитывали количество граммов в день. Для Германии рекомендуемые пределы составляют 10 граммов в день для женщин и 20 граммов в день для мужчин.

    Участников спросили, курят ли они.Их ответы были разделены на некурящих (никогда не курившие и бывшие курильщики) и курильщиков (время от времени и часто курильщики).

    Измеряли рост участников и их взвешивали. Ожирение определялось как ИМТ> 30 кг / м2. Физическая активность исследовалась с помощью Краткого вопросника для оценки физической активности, улучшающей здоровье (SQUASH; Wendel-Vos et al., 2003). Он включает в себя поездки на работу, досуг, домашние дела, работу и учебу. Сон, лежание, сидение и стояние классифицировались как бездействие.

    Одиночество оценивалось с помощью индивидуального критерия, ранее использовавшегося в репрезентативном исследовании здоровья Гутенберга (GHS; Beutel et al., 2017). Участники ответили на вопрос «Я часто бываю один / у меня мало контактов» по ​​шкале Лайкерта: 0 = нет, не применяется, 1 = да, применяется, но не страдает, 2 = да, применимо, и Я немного страдаю, 3 = да, это применимо, и я страдаю умеренно, 4 = да, это применимо, и я сильно страдаю. В соответствии с предыдущей работой ответы были перекодированы (0 и 1 = отсутствие одиночества; 2 = легкое, 3 = умеренное и 4 = сильное одиночество), а также суммированы с использованием двоичного кодирования (0 и 1 = отсутствие одиночества; 2-4 = одиночество).

    Соматические симптомы исследовали с помощью PHQ-15. В этом модуле анкеты по здоровью пациента оценивается тяжесть 15 различных соматических симптомов за последние четыре недели. Участники оценивают каждый симптом по шкале Лайкерта (0 = не беспокоил, 1 = немного беспокоил, 2 = сильно беспокоил). Суммарный балл варьируется от 0 до 30 (≥10 указывает на усиление симптомов). PHQ-15 показал чувствительность 78% и специфичность 71% при обнаружении диагнозов DSM-IV соматоформного расстройства в первичной медико-санитарной помощи (Kocalevent, Hinz, & Brähler, 2013a; Kocalevent, Hinz, & Brähler, 2013b; Kroenke, Spitzer, И Уильямс, 2002).В нашей выборке он показал хорошую внутреннюю согласованность (ω = 0,83).

    Симптомы тревоги оценивались с помощью GAD-2, который включает два пункта шкалы генерализованного тревожного расстройства (Hinz et al., 2017). Участники оценили «чувство нервозности, беспокойства или возбуждения» и «неспособность прекратить или контролировать беспокойство» за последние две недели (0 = совсем нет, 1 = несколько дней, 2 = более половины дней, 3 = почти ежедневно). Сумма баллов колеблется от 0 до 6. Пороговое значение ≥3 для оценки генерализованного тревожного расстройства с хорошей чувствительностью (86%) и специфичностью (83%) (Kroenke et al., 2007). Он показал хорошую внутреннюю согласованность (ω = 0,78).

    Симптомы депрессии измерялись с помощью модуля депрессии в Опроснике здоровья пациентов (Kocalevent et al., 2013a, 2013b). Этот вопросник количественно оценивает частоту проявления беспокойства по 9 диагностическим критериям большой депрессии и показал хорошую внутреннюю согласованность (ω = 0,87 в нашей выборке). Для каждого элемента возникновение за последние две недели оценивается от 0 до 3: 0 = нет, 1 = несколько дней, 2 = более половины дней, 3 = почти каждый день.Сумма баллов колеблется от 0 до 27. PHQ-9 включает суицидальные мысли (оценивается по пункту «За последние две недели, как часто вас беспокоили мысли о том, что вам лучше умереть или как-то навредить себе?»). Клинически значимые симптомы определялись пороговым значением ≥10 для PHQ-9 (Kocalevent et al., 2013b), а также для PHQ-8 (за исключением пункта о суицидальных идеях) (Spangenberg et al., 2012). Далее симптомы депрессии относятся к PHQ-8. PHQ-8 широко используется, особенно в исследовательских учреждениях (Kroenke et al., 2010). Мы исследовали суицидальные мысли отдельно, поскольку есть доказательства их независимости от других симптомов депрессии (Teismann et al., 2018).

    Статистическая процедура

    Для основного анализа мы рассмотрели несколько корректировочных переменных, поскольку распространенность и серьезность психосоциальных поздних эффектов варьировались в зависимости от группы диагноза, пола и возраста (Brinkman et al., 2018). Мы стремились контролировать такие потенциально мешающие факторы, а также жизненные обстоятельства. Чтобы избежать переобучения, мы сначала проверили социально-демографические, связанные с раком и связанные со здоровьем переменные поведения в отношении их одно- / двумерных ассоциаций с четырьмя видами представляющих интерес симптомов при последующем наблюдении.Затем мы включили в модели только те переменные, для которых были статистически значимые ассоциации. Это относилось к совместному проживанию с партнером, полу, возрасту и типу диагноза, но не к возрасту на момент постановки диагноза, текущему физическому заболеванию (например, диабету или сердечно-сосудистому заболеванию) или поведению в отношении здоровья. Мы использовали непрерывные оценки всех показателей симптомов на исходном уровне и при последующем наблюдении, чтобы учесть субклинические уровни симптомов и потенциальные изменения в этом диапазоне. Все регрессионные модели включали потенциальные предикторы: тип диагноза, возраст, женский пол, проживание с партнером, соответствующий уровень симптомов на исходном уровне (т.е. регрессионная модель соматических симптомов при последующем наблюдении включала соматические симптомы на исходном уровне в качестве предиктора) и одиночество.

    Предполагая умеренный размер эффекта (f2 = 0,15), выборка была достаточно большой для выполнения запланированных моделей линейной регрессии с шестью предикторами в каждой (минимальный требуемый размер выборки N = 97). Учитывая небольшую долю отсутствующих данных (

    результатов Одиночество на исходном уровне

    На исходном уровне 112 участников (17,70% выборки) сообщили о некоторой степени одиночества.Среди них 58 участников (9,20%) сообщили о легком одиночестве, 41 (6,50%) сообщили об умеренном одиночестве и 13 (2,10%) сообщили о тяжелом одиночестве. В таблице 1 приведены характеристики образца на исходном уровне. Единственные различия между теми, кто сообщал об одиночестве (любой степени), и теми, кто не сообщал об одиночестве со средней степенью эффекта, наблюдались в отношении психологических симптомов: одиночество сопровождалось более соматическим (d = 0,79), тревожным (d = 0,72) и симптомы депрессии (d = 0,88).

    Психологические симптомы

    Одиночество на исходном уровне умеренно коррелировало с симптомами при последующем наблюдении (соматические симптомы: r (630) =.34, p

    , 001; симптомы тревоги: r (629) = 33, p.001; симптомы депрессии: r (630) =. 39, p.001; суицидальные мысли: r (630) = 26, p.001). Все четыре модели линейной регрессии дали очень значимый статистический прогноз исследуемых симптомов (таблица 2). Модель, предсказывающая соматические симптомы, объяснила наибольшую долю дисперсии. Одиночество на исходном уровне было связано с большим количеством тревожных симптомов (β = 0,14, p = 0,002) и суицидальными мыслями (β = 0,13, p = 0,004) при последующем наблюдении. Одиночество не влияло на модели, прогнозирующие соматические симптомы и симптомы депрессии при последующем наблюдении.Бремя симптомов при последующем наблюдении также варьировалось в зависимости от возраста и пола: соматические симптомы и симптомы депрессии были связаны с более старым возрастом. Все симптомы, кроме суицидальных мыслей, также были положительно связаны с женским полом. Во всех моделях исходное бремя симптомов было положительно связано с бременем симптомов при последующем наблюдении. Обсуждение

    Цели настоящего исследования заключались в изучении распространенности одиночества, а также его связи с психологическими симптомами с течением времени в большом, основанном на реестре исследовании. выборка выживших после рака в Германии, включающая все основные диагнозы.Почти пятая часть участников (17,70%) сообщила о некоторой степени одиночества. Эти цифры выше, чем в выборках на основе населения, например, из Сингапура (6,40%) (Ge et al., 2017). Немецкое исследование, в котором использовалась та же мера по одному пункту в репрезентативной выборке, сообщило о 10,50% (Beutel et al., 2017).

    Хотя это первое исследование одиночества в большой выборке долгосрочных CCS, результаты согласуются с предыдущими отчетами более мелких качественных (Howard et al., 2014; Lehmann et al., 2014) и более крупные когортные исследования, которые показали отрицательные социальные результаты (Brinkman et al., 2018; Howard et al., 2014). Тем не менее, большинство CCS в нашем исследовании не сообщали об одиночестве, что отражает более ранние исследования, в которых сообщалось, что большинство долгосрочных CCS хорошо адаптированы, но что некоторые борются с негативными последствиями разного рода (Allen et al., 2018).

    Мы исследовали соматические симптомы, симптомы тревоги и депрессии, а также суицидальные мысли. Поскольку это частые жалобы (Brinkman et al., 2018; Burghardt et al., 2019; von Brachel et al., 2019), настоящее исследование имеет отношение к жизненным результатам выживших. Это показывает, что субъективные аспекты социальной интеграции играют роль в благополучии CCS с течением времени, даже при учете связанных с заболеванием аспектов, структурных показателей социальной интеграции и уровней симптомов на исходном уровне. Исследование подтверждает сообщения других групп населения, которые показали, что субъективное чувство одиночества связано с психологическими симптомами, такими как симптомы тревоги и суицидальные мысли, независимо от партнерства (Beutel et al., 2017; Карран, Розато, Купер, Мак Гарригл и Ливи, 2019; Muyan et al., 2016; Schinka, Van Dulmen, Bossarte, & Swahn, 2012). Таким образом, совместная жизнь с другими не всегда может вызывать чувство единства.

    Однако в моделях депрессии и соматических симптомов не было значительных эффектов одиночества, в отличие от предыдущих исследований, которые выявили ассоциации одиночества и симптомов депрессии, охватывающие несколько лет (Cacioppo et al., 2010). Эти две модели также были единственными, показывающими влияние возраста.Объяснение этих расходящихся паттернов может заключаться в том, что PHQ-8 и PHQ-15 фиксируют соматически-аффективные симптомы (нарушение сна и усталость / потеря энергии). Напротив, GAD-2 оценивает нервозность и беспокойство, а суицидальные мысли являются когнитивным симптомом. Таким образом, депрессия и соматизация могут быть частью симптомокомплекса, тяжесть которого возрастает с возрастом CCS. Состояние физического здоровья увеличивается с возрастом, а депрессия и соматические симптомы со временем ухудшались и были связаны с ухудшением субъективных оценок здоровья выживших (Brinkman et al., 2013). Следовательно, разные виды симптомов могут быть сформированы разными биологическими и социальными переменными на протяжении жизни.

    Важно отметить, что статистически значимые предикторы психологических симптомов совпадают с результатами предыдущих исследований в популяционных и клинических выборках: симптомы на исходном уровне были связаны с симптомами при последующем наблюдении (Post, 2007), что указывает на то, что те, кто находится в бедственном положении, вероятно, остаются в стрессе / страдают рецидив в будущем. Независимо от исходного уровня симптомов, женщины имели более высокий риск развития большинства психологических симптомов, чем мужчины, что отражает предыдущие результаты (Tibubos et al., 2019). Модели объяснения уязвимости, зависящей от пола / гендера, включают генетико-биологические, гормональные и социальные / гендерно-ролевые влияния (Kuehner, 2017). Таким образом, выявленные ранее в других контекстах связанные с заболеванием и социально-демографические факторы риска психического здоровья также повлияли на CCS.

    Хотя мы концептуализировали одиночество как предшественник симптомов дистресса (Cacioppo et al., 2010; Saeri, Cruwys, Barlow, Stronge, & Sibley, 2018), важно отметить, что психологическая заболеваемость может также вызывать одиночество, т.е.е. что существуют двунаправленные эффекты (Nuyen et al., 2020). В будущих исследованиях следует изучить направление воздействия на выживших после рака, чтобы определить наиболее многообещающие цели для усилий по профилактике и вмешательству.

    В клинической практике существуют разные способы стимулировать социальные связи у онкологических больных и выживших: во время пребывания в больнице технические средства, такие как социальные сети, могут предложить молодым пациентам возможность поддерживать контакт со своими сверстниками. Позже образовательная и информационная работа против потенциальной стигмы в их окружении могла бы противодействовать изоляции и виктимизации (Kim et al., 2018). Медицинские работники должны оказывать психологическую поддержку на низком уровне. Помимо консультирования / психотерапии (Peikert et al., 2018), группы самопомощи и другие мероприятия с другими молодыми выжившими могут быть источниками расширения прав и возможностей (Bashore & Bender, 2017; Dominguez & Sapina, 2017).

    Результаты исследования следует интерпретировать с учетом его ограничений. Конкретный образец может ограничить обобщаемость результатов. Возможно, больные раком в детском возрасте сталкиваются с меньшей стигматизацией и лучшей психоонкологической поддержкой сегодня по сравнению с тем, когда участники нашего исследования получали лечение.Также были достигнуты технологические достижения, которые могут помочь молодым онкологическим больным оставаться на связи со своими сверстниками. Таким образом, поддержание социальных контактов или реинтеграция может быть проще. У нас не было информации о социальной интеграции наших участников с момента постановки диагноза и лечения.

    Мы не можем установить, является ли настоящая выборка репрезентативной для всей когорты с точки зрения психосоциальных характеристик. Как описано, только треть приглашенных CCS приняли участие в исследовании, и не все из них завершили последующее наблюдение.Эти показатели участия несколько ниже, чем в предыдущих анкетных опросах немецких выживших, долгое время оставшихся в живых (Seitz et al., 2010). Сравнение участников исследования с подходящей исходной популяцией показало более низкую частоту ретинобластомы и более высокую частоту лейкемии. Однако участники исследования и приглашенные неучастники были сопоставимы по большинству демографических и связанных с раком характеристик (Schneider et al., Неопубликованные результаты).

    Выводы

    Настоящее исследование продемонстрировало, что психосоциальные аспекты, такие как одиночество, являются актуальными проблемами здоровья на протяжении всей жизни выживших после рака.Одинокие CCS были подвержены большему риску суицидальных мыслей и симптомов тревоги более двух лет спустя. Таким образом, необходимо повышать осведомленность о проблемах молодых людей, переживших рак, и оказывать целевую поддержку.

    Финансирование и благодарность

    Мы благодарим всех бывших онкологических больных в детском возрасте, которые прошли клиническое обследование для этого исследования, все участвующие и поддерживающие медицинские центры, исследовательские центры GPOH, персонал GHS и персонал группы поиска данных о лечении.CVSS финансируется (DFG) (SP1381 / 2-1 & 2, FA1038 / 2-1 & 2, WI3881 / 2-1 & 2). PSYNA финансируется (DKH) (70112165, 70113623). P.S. Wild финансируется (BMBF01EO1503).

    Чувство одиночества тяжело сказывается на женских артериях

    Для некоторых женщин одинокое сердце может привести к действительному повреждению сердца.

    Новое исследование связывает чувство одиночества с почти 80-процентным увеличением риска сердечных заболеваний - но только у женщин.

    Другие исследования показали, что депрессивные и социально изолированные люди подвержены большему риску развития сердечных заболеваний, сказала ведущий автор исследования Ребекка К.Терстон, доцент кафедры психиатрии и эпидемиологии Медицинской школы Университета Питтсбурга. Оба эти фактора могут привести к стрессу, который в конечном итоге может привести к сердечным заболеваниям. Но в новом исследовании, опубликованном в журнале Psychosomatic Medicine, Терстон обнаружила связь одиночества даже после учета уровня депрессии и общительности женщин.

    Терстон хотел сосредоточиться на одиночестве, потому что это особенно негативная и тревожная эмоция, которую испытывают многие люди.

    «Меня особенно заинтриговали документально подтвержденные выводы о том, что люди могут чувствовать себя одинокими, несмотря на то, что в их жизни много людей», - сказала она. «Когда дело доходит до одиночества, дело не только в том, сколько у вас друзей, но и в том, насколько вы чувствуете поддержку. Вы можете иметь вокруг себя много людей, но при этом чувствовать себя одиноким ».

    По мнению экспертов, люди чувствуют себя одинокими, когда у них нет чувства связи со своими друзьями и семьями.

    «Одиночество связано с тем, насколько мы удовлетворены нашими отношениями», - сказала Брук Аггарвал, исследователь в области профилактической кардиологии Медицинского центра Колумбийского университета / Пресвитерианской больницы Нью-Йорка.«Мы испытываем чувство одиночества, когда чувствуем, что то, что мы получаем от наших отношений, не соответствует нашим ожиданиям».

    Терстон и его коллега из Гарвардской школы общественного здравоохранения тщательно изучили данные за 19 лет, полученные от более чем 3000 мужчин и женщин, собранные в рамках крупного текущего исследования здоровья и питания.

    В начале периода исследования все прошли всестороннее медицинское обследование и обширное личное собеседование, которое включало вопросы об одиночестве.В последующие годы исследователи отслеживали состояние здоровья сердца участников.

    Терстон оглянулась назад и обнаружила, что у самых одиноких женщин вначале вероятность развития сердечных заболеваний на 76 процентов выше, чем у других женщин.

    Она подозревает, что связь обнаруживалась только у женщин, потому что они, как правило, больше озабочены качеством отношений, чем мужчины. По ее словам, женщины также больше расстраиваются, когда отношения с супругами и друзьями не так близки, как они надеялись.

    Новые результаты согласуются с другими исследованиями, показывающими, что, хотя любой тип брака может защитить сердце мужчины, плохой брак может быть вредным для здоровья женщины, сказал Терстон.

    Аггарвал выразила надежду, что новое исследование может напомнить врачам о необходимости учитывать психическое и эмоциональное здоровье при оценке и лечении пациентов с риском сердечных заболеваний.

    Структурные мозговые корреляты одиночества среди пожилых людей

  • 1.

    Christensen, K., Doblhammer, G., Rau, R. & Vaupel, J. W. Старение населения: проблемы впереди. The Lancet 374 , 1196–1208 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 2.

    Бёгер А. и Хаксхолд О. Возрастные изменения эмоциональных качеств социальной сети от среднего зрелого возраста до старости: как они соотносятся с переживанием одиночества? Психология и старение , https://doi.org/10.1037/pag0000222 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Хокли, Л. К. и Качиоппо, Дж. Т. Вопросы одиночества: теоретический и эмпирический обзор последствий и механизмов. Анналы поведенческой медицины 40 , 218–227 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Луман, М. и Хокли, Л. С. Возрастные различия в одиночестве от позднего подросткового возраста до самой старости. Психология развития 52 , 943–59 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Пеплау Л. Взгляд на одиночество. Lonelinss: Справочник по современной теории , Исследования и терапия (1982).

  • 6.

    Гросс, Дж. И Левенсон, Р.В.; Журнал личности и социальной психологии, эмоциональное подавление: физиология, самооценка и экспрессивное поведение (1993).

  • 7.

    Беркман Л., Гласс Т. и Бриссетт И. От социальной интеграции к здоровью: Дюркгейм в новом тысячелетии. Социальные науки и медицина (2000).

  • 8.

    Фиори, К., Смит, Дж. И Антонуччи, Т. Типы социальных сетей среди пожилых людей: многомерный подход. Журналы геронтологии. Серия Б. Психологические и социальные науки (2007).

  • 9.

    Качиоппо, Дж., Хокли, Л. и Тистед, Р. Воспринимаемая социальная изоляция меня огорчает: пятилетний перекрестный анализ одиночества и депрессивной симптоматологии в Чикагском исследовании здоровья, старения и социальных отношений . Psychol Aging 25 (2), 453–63 (2010).

  • 10.

    Луанай К. О. и Лоулор Б. А. Одиночество и здоровье пожилых людей. Международный журнал гериатрической психиатрии 23 , 1213–21 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Houtjes, W. et al. . Влияние неблагоприятного течения депрессии на размер сети и одиночество у пожилых людей: лонгитюдное исследование в сообществе. Международный журнал гериатрической психиатрии 29 , 1010–7 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Яремка, Л. М. и др. . Боль, депрессия и усталость: одиночество как продольный фактор риска. Психология здоровья: официальный журнал отдела психологии здоровья Американской психологической ассоциации 33 , 948–57 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Шанкар А., Хамер М., МакМанн А. и Степто А. Социальная изоляция и одиночество: взаимосвязь с когнитивной функцией в течение 4 лет наблюдения в Английском лонгитюдном исследовании старения. Психосоматическая медицина 75 , 161–70 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 14.

    Тиан Ю. и др. . Причинные взаимодействия в сетях состояния покоя предсказывают воспринимаемое одиночество. PLoS One 18 (2017).

  • 15.

    Вонг, Н. и др. . Одиночество в поздней депрессии: структурная и функциональная взаимосвязь во время аффективной обработки. Психол Мед . 46 (2016).

  • 16.

    Д’Агостино, А.Э., Каттан, Д. и Канли, Т. ФМРТ-исследование одиночества у молодых и пожилых людей. Социальная нейробиология, 1–13 (2018).

  • 17.

    Sin, E. L. et al. . Взаимосвязь между структурными изменениями мозга и ощущением одиночества у пожилых людей, страдающих депрессией в позднем возрасте. Международный журнал гериатрической психиатрии 33 , 606–612 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 18.

    Баумейстер Р. и Лири М. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень 117 , 497–529 (1995).

    CAS Статья Google Scholar

  • 19.

    Буков А., Маас И. и Ламперт Т. Социальное участие в очень пожилом возрасте: поперечные и продольные результаты BASE. Берлинское исследование старения. Журналы геронтологии. Серия B, Психологические и социальные науки 57 , P510–7 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Wrzus, C., Hänel, M., Wagner, J. & Neyer, F. J. Изменения в социальных сетях и жизненные события на протяжении всей жизни: метаанализ. Психологический бюллетень 139 , 53–80 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Карстенсен, Л. Л. Влияние чувства времени на человеческое развитие. Science (Нью-Йорк, Нью-Йорк) 312 , 1913–5 (2006).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 22.

    Принс, М., Харвуд, Р., Близард, Р., Томас, А.И Манн А. Дефицит социальной поддержки, одиночество и жизненные события как факторы риска депрессии в пожилом возрасте. Проект «Евангельский дуб» VI. Психологическая медицина 27 , 323–32 (1997).

    CAS Статья Google Scholar

  • 23.

    Смит, Дж. И Балтес, П. Дифференциальное психологическое старение: профили старых и очень старых. Старение и общество (1993).

  • 24.

    Пинкварт, М.& Соренсен, С. Влияние на одиночество у пожилых людей: метаанализ. Базовая и прикладная социальная психология 23 , 245–266 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Хокли, Л. К. и др. . От социальных структурных факторов к восприятию качества отношений и одиночества: исследование здоровья, старения и социальных отношений в Чикаго. Журналы геронтологии. Серия B, Психологические и социальные науки 63 , S375–84 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 26.

    Канаи, Р. и др. . Структура мозга связывает одиночество с социальным восприятием. Текущая биология 22 , 1975–1979 (2012).

    CAS Статья Google Scholar

  • 27.

    Sato, W. et al. . Связь между воспринимаемой социальной поддержкой и структурой миндалины. Neuropsychologia 85 , 237–44 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    ван Прааг, Х., Кемперманн, Г. и Гейдж, Ф. Нейронные последствия обогащения окружающей среды. Природные обзоры. Неврология 1 , 191–8 (2000).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Кумар, А., Рани, А., Чигранова, О., Ли, W.-H. Х. и Фостер Т.С. Влияние воздействия окружающей среды или физических упражнений на функцию гиппокампа и физиологию старения СА1. Нейробиология старения 33 , 828.e1–17 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Мора, Ф. Успешное старение мозга: пластичность, обогащение окружающей среды и образ жизни. Dialogues Clin Neuroscience 15 (1), 45–52 (2013).

  • 31.

    Милграм, Н. В., Сивак-Тапп, К. Т., Арауджо, Дж. И Хед, Е. Нейропротективные эффекты когнитивного обогащения. Обзоры исследований старения 5 , 354–69 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Sahay, A. et al. . Усиления нейрогенеза в гиппокампе у взрослых достаточно для улучшения разделения паттернов. Природа 472 , 466–70 (2011).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 33.

    Li, S. et al. . Новизна окружающей среды активирует β2-адренергическую передачу сигналов для предотвращения нарушения LTP гиппокампа олигомерами Aβ. Нейрон 77 , 929–41 (2013).

    CAS Статья Google Scholar

  • 34.

    Сапольский Р. Напряжение и пластичность в лимбической системе. Нейрохимические исследования 28 , 1735–42 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Серкейра, Дж. Дж., Майет, Ф., Алмейда, О. Ф., Джей, Т. М. и Соуза, Н. Префронтальная кора головного мозга как ключевая мишень дезадаптивной реакции на стресс. Журнал нейробиологии: официальный журнал Общества нейробиологии 27 , 2781–7 (2007).

    CAS Статья Google Scholar

  • 36.

    Layden, E., Cacioppo, J., Cacioppo, S. & Cappa S. Воспринимаемая социальная изоляция связана с измененной функциональной связностью в нейронных сетях, связанной с тонической бдительностью и исполнительным контролем. Neuroimage (2017).

  • 37.

    Бегер А. и Хаксхолд О. Меняются ли предпосылки и последствия одиночества от среднего зрелого возраста к старости? Психология развития 54 , 181–197 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Дикс, Д., Майерс, Р. и Клинг, А. Поражения ункуса и миндалины: влияние на социальное поведение обезьян-резусов, находящихся на свободном выгуле. Science (Нью-Йорк, Нью-Йорк) 165 , 69–71 (1969).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 39.

    Бендер, А. Р., Догерти, А. и Раз, Н. Сосудистый риск снижает взаимосвязь между объемами подполей гиппокампа и памятью. Журнал когнитивной нейробиологии 25 , 1851–62 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 40.

    Раз, Н. Диабет: мозг, разум, инсулин - что нормально и что нам нужно знать? Природные обзоры.Эндокринология 7 , 636–7 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Colcombe, S. J. et al. . Аэробная подготовка снижает потерю мозговой ткани у стареющих людей. Журналы геронтологии. Серия A, Биологические и медицинские науки 58 , 176–80 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 42.

    Маасс, А. и др. . Сосудистая пластичность гиппокампа после аэробных упражнений у пожилых людей. Молекулярная психиатрия 20 , 585–93 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 43.

    Düzel, E., Bunzeck, N., Guitart-Masip, M. & Düzel, S. Новаторская мотивация ожидания и исследования с помощью дофамина (NOMAD): значение для здорового старения. Обзоры неврологии и биоповеденческих исследований (2010 г.).

  • 44.

    Линденбергер, У. Когнитивное старение человека: повод для судьбы? Science (Нью-Йорк, Нью-Йорк) 346 , 572–8 (2014).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 45.

    Линденбергер У., Венгер Э. и Левден М. На пути к более сильной науке о человеческой пластичности. Природные обзоры. Неврология 18 , 261–262 (2017).

    CAS Статья Google Scholar

  • 46.

    Адольфс Р. Распознавание эмоций по выражению лица: психологические и неврологические механизмы. Обзоры поведенческой и когнитивной нейробиологии 1 , 21–62 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 47.

    Адольфс Р., Барон-Коэн С. и Транель Д. Нарушение распознавания социальных эмоций после повреждения миндалины. Журнал когнитивной нейробиологии 14 , 1264–74 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 48.

    Хайд, Л. В., Горка, А., Манук, С. Б. и Харири, А. Р. Воспринимаемая социальная поддержка смягчает связь между реактивностью миндалины, связанной с угрозой, и тревожностью, связанной с чертами характера. Neuropsychologia 49 , 651–6 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    Cacioppo, S., Balogh, S. & Cacioppo, JT Неявное внимание к негативным социальным, в отличие от несоциальных, слов в задаче Струпа различается между людьми с высоким и низким уровнем одиночества: данные из мозга, связанного с событиями микросостояния. Cortex; журнал, посвященный изучению нервной системы и поведения 70 , 213–33 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Стодли, К. Дж., Валера, Э. М. и Шмахманн, Дж. Д. ФМРТ-исследование внутрииндивидуальной функциональной топографии в мозжечке человека. Поведенческая неврология 23 , 65–79 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Stoodley, C. J. & Schmahmann, J. D. Функциональная топография мозжечка человека: метаанализ нейровизуализационных исследований. NeuroImage 44 , 489–501 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 52.

    Эйзенбергер, Н. И., Либерман, М. Д. и Уильямс, К. Д. Болит ли отказ? FMRI-исследование социальной изоляции. Science (Нью-Йорк, Нью-Йорк) 302 , 290–2 (2003).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 53.

    Джонсон, М. К. и др. . Разделение активности медиальной передней и задней поясной извилины во время саморефлексии. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология 1 , 56–64 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 54.

    Northoff, G. et al. . Самореференциальная обработка в нашем мозгу - метаанализ визуализационных исследований самого себя. Neuroimage 31 , 440–457 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 55.

    Нортофф Г. От эмоций к сознанию - нейро-феноменальный и нейро-реляционный подход. Front Psychol 3 , 303 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56.

    Эткин, А., Бюхель, К. и Гросс, Дж. Дж. Нейронные основы регуляции эмоций. Nature Reviews Neuroscience 16 , 693 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 57.

    Bertram, L. et al. . Профиль когорты: Берлинское исследование старения II (BASE-II). Международный эпидемиологический журнал 43 , 703–12 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 58.

    Герсторф, Д. и др. . От редакции. Геронтология 62 , 311–5 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 59.

    Фолштейн, М., Робинс, Л. и Хелцер, Дж. Краткий экзамен на психическое состояние. Архив общей психиатрии 40 , 812 (1983).

    CAS Статья Google Scholar

  • 60.

    Рассел Д., Катрона К. и личности и…, Р. Дж. Социальное и эмоциональное одиночество: исследование типологии одиночества Вейсса.(1984).

  • 61.

    Hülür, G. et al. . Когортные различия в психосоциальной функции за 20 лет: нынешние пожилые люди чувствуют себя менее одинокими и менее зависимыми от внешних обстоятельств. Геронтология 62 , 354–61 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 62.

    Уотсон, Д. и Кларк, Л. PANAS-X: Руководство по положительным и отрицательным аффектам с расширенным графиком (1999).

  • 63.

    Джон О., Донахью Э. и К. Р. «Большая пятерка». (1991).

  • 64.

    Ланг, Ф. Р. и Людтке, О., endorpf, J. Testgüte und psychometrische Äquivalenz der deutschen Version des Big Five Inventory (BFI) bei jungen, mittelalten und alten Erwachsenen. Diagnostica 47 , 111–121 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Ланг, Ф. Р., Джон, Д., Людтке, О., Шупп, Дж. И Вагнер, Г.G. Краткая оценка «большой пятерки»: надежность во всех методах опроса, кроме телефонного интервью. Методы исследования поведения 43 , 548–567 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Mueller, S., Wagner, J., Drewelies, J. & of in…, D. S. Развитие личности в пожилом возрасте связано с физическим здоровьем и когнитивными способностями: данные Берлинского исследования старения II (2016).

  • 67.

    Чарлсон, М., Помпеи, П. и хронический…, А. К. Новый метод классификации прогностической коморбидности в лонгитюдных исследованиях: разработка и проверка (1987).

  • 68.

    Мейер, К. и отчеты о диабете, Б. Б. Диета и микробная функция кишечника в риске метаболических и сердечно-сосудистых заболеваний (2016).

  • 69.

    Маталон Д., Салливан Э., Роулз Дж. И Пфеффербаум А. Поправка на размер головы при измерениях изображений мозга. Психиатрические исследования 50 , 121–39 (1993).

    CAS Статья Google Scholar

  • 70.

    Whitwell, J. L., Crum, W. R., Watt, H.C. и Fox, N.C. Нормализация мозговых объемов с использованием внутричерепного объема: значение для продольной количественной МРТ. Американский журнал нейрорадиологии 22 , 1483–1489 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 71.

    Tzourio-Mazoyer, N. и др. . Автоматическая анатомическая маркировка активаций в SPM с использованием макроскопической анатомической парцелляции головного мозга одного пациента MNI MRI. Neuroimage 15 , 273–289 (2002).

    CAS Статья Google Scholar

  • 72.

    Hayasaka, S. & Nichols, T. E. Объединение интенсивности вокселей и протяженности кластера с помощью структуры теста перестановки. NeuroImage 23 , 54–63 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 73.

    Lövdén, M. et al. . Коррелирует ли вариабельность когнитивных функций с объемом лобного мозга? NeuroImage 64 , 209–15 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 74.

    Raz, N. et al. . Региональные изменения мозга у пожилых здоровых взрослых: общие тенденции, индивидуальные различия и факторы. Кора головного мозга (Нью-Йорк, Нью-Йорк: 1991) 15 , 1676–89 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 75.

    Киевит Р.А. и др. . Когнитивная нейробиология развития с использованием моделей оценки скрытых изменений: учебное пособие и приложения. Когнитивная нейробиология развития (2017).