Стереотипии это: Портал ГБУЗ СК Городская детская больница города Пятигорск Страница не найдена

Содержание

Стереотипии - это... Что такое Стереотипии?

  • СТЕРЕОТИПИИ — СТЕРЕОТИПИИ, механические повторения одних и тех же движений, жестов, поз, слов и оборотов речи, наблюдаемые преимущественно при псих, заболеваниях как одно из проявлений кататонических (см. Кататония) состояний. По своей форме С. могут быть… …   Большая медицинская энциклопедия

  • СТЕРЕОТИПИИ — – непроизвольное, многократное повторение больным однообразных, лишенных смысла движений или отдельных слов, часто бессмысленных фраз. Двигательная стереотипия наблюдается при органических поражениях головного мозга, при кататонической шизофрении …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • СТЕРЕОТИПИИ"РАССТРОЙСТВО ПРИВЫЧКИ — См. стереотипных движений, расстройство …   Толковый словарь по психологии

  • Речевые стереотипии — (в психиатрии) симптом нарушения мышления, выражающийся в патологической склонности к повторам ранее высказанных идей, фраз, выражений, отдельных слов или слогов. Т. о., О. либо затруднено, либо вовсе становится бессодержательным. Наблюдаются… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Симптомы — (греч. symptoma – совпадение, признак). Клинические проявления болезни. Различают С. общие и местные, функциональные и органические, диффузные и очаговые, благоприятные и неблагоприятные. В соответствии со структурой рефлекторной дуги А.В.… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Стереотипия — У этого термина существуют и другие значения, см. Стереотипия (значения). Стереотипия МКБ 9 307.3307.3 Стереотипия  устойчивое бесцельное повторение движений, слов или фраз, наблюдающееся при умственной отсталости, расстройствах… …   Википедия

  • Кататони́ческий синдро́м — (греч. katatonos натянутый, напряженный) симптомокомплекс психических расстройств, в котором преобладают двигательные нарушения в форме возбуждения, ступора или их чередования. Для К. с. характерны стереотипии (однообразные повторения) движений и …   Медицинская энциклопедия

  • Пика болезнь — I Пика болезнь (A. Pick, чешский психиатр и невролог, 1851 1924) прогрессирующая психическая болезнь, характеризующаяся развитием тотального слабоумия и очаговыми корковыми расстройствами с доминированием распада экспрессивной речи. Средний… …   Медицинская энциклопедия

  • ЛИЧНОСТЬ АВТОРИТАРНАЯ —         предположительно существующий особый тип личности (личностный синдром, или социальный характер), отличающийся специфич. конфигурацией базисных установок и влечений, делающих человека особым образом предрасположенным к конформизму,… …   Энциклопедия культурологии

  • Поздняя дискинезия — МКБ 10 G24.024.0 МКБ 9 333.85333.85 OMIM …   Википедия

  • Что делает стереотипии слабее? Полное резюме встречи родительского клуба

    Встреча родительского клуба «Растем вместе» на тему «Стереотипии (стимы): что делает их слабее» состоялась 9 октября 2020. Спикером от Центра поддержки детей с аутизмом стал психолог Олег Трофимович. Он начал с теории, затем рассказал о факторах, влияющих на поведение, действенных приемах, позволяющих уменьшать стереотипии и ответил на вопросы родителей по конкретным ситуациям.

    Традиционно мы подготовили резюме о прошедшей встрече. 


    Стереотипии относится к трудностям регуляционно-волевых процессов. Проявляются в ограниченных повторяющихся стереотипных формах поведения, интересах и видах деятельности. 

    Стереотипное поведение свойственно не только людям с аутизмом, но и людям с обычным развитием. К примеру, человек имеет обыкновение добираться на работу одним видом транспорта, но если вдруг на дороге ремонт или пробка, он может сесть на другой транспорт и без проблем добраться до места назначения. Стереотип? Да. Но если бы человек не смог бы добраться до места только потому, что не приехал бы его привычный транспорт, - это уже была бы дезадаптация. 

    Стереотипии у детей способствуют ригидности, когда психика проигрывает один и тот же акт или сцену и закрывает доступ свежей информации извне. Получается замкнутый круг. Стереотипии усиливают аутизм, который в свою очередь усиливает стереотипии. Они, к сожалению, никогда не исчезают сами и путь к их преодолению довольно длительный.

     

    С чего начать работу со стереотипиями? 

    1. Описываем стереотипии, которые наблюдаем (например, скрежещет зубами, трясет ручками, сжимается и так далее) 
    2. Замеряем, в каком количестве проявляется описанное нами поведение. Измерение можно осуществлять во временных интервалах (например, 20-ти или 10-ти минутных). Если был хотя бы один эпизод изучаемого поведения в этот временной промежуток - отмечаем этот интервал. Получаем объем интервалов, в которых поведение имело место быть в процентном соотношении к общему количеству интервалов. Эта фиксация нужна, чтобы применяя стратегии, изменяя разные компоненты ситуации (режим дня, например) мы могли видеть их влияние на уменьшение стереотипий. 

    На проявление стереотипий влияют разные факторы. Это может быть эмоциональная комфортность ситуации, предсказуемость ситуации для ребенка (и понимание со стороны ребенка того, что происходит), степень аутизма и другие. 

    Если говорить о поведении маленького ребенка, можно видеть, что мы всегда следим за тем, что ребенок ест, когда ему спать, когда он перевозбудился от чего-то, не предлагаем ему каких-то ярких передач и, если мы куда-то ездили, то можем добавить ему сна.

    По мере взросления в норме ребенок начинает регулировать себя сам, чего не происходит с детьми с аутизмом. Многие формы развития остаются как в раннем детстве, поэтому важно наблюдать и контролировать эмоциональную нагрузку ребенка с аутизмом. Мы можем, наблюдая с нагрузкой ребенка на протяжении дня, улавливать и отмечать моменты, которые увеличивают или уменьшают количество стереотипий. Так мы можем регулировать его поведение. К примеру, даем ребенку покататься на качелях ребенку 15 минут и ставим на это время таймер. После срабатывания таймера просим его слезть и пойти с нами и, видим, что он слазит спокойно и идет. Но если он покатался уже 40 минут, то после нам уже тяжело управлять его поведением и он начинает плакать и видно что ему тяжело. Тоже самое происходит и с обычными детьми, только с нашими детьми это может быть в разы выраженнее. 

    Приёмы, позволяющие уменьшать стереотипии 

    ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ 

    Стереотипию прерывают и предлагают ребенку другую, не вызывающую у него негативизм деятельности.

    Например, ребенок качается, а его мягко останавливают и уводят играть с машинкой. Если отмечаются речевые стереотипии, можно вместо высказываний или когда ребенок говорит на свои отвлеченные темы, не касающийся текущего взаимодействия, задавать вопросы или давать такие задания, которые его займут и переключат. Таким образом мы помогаем ему включится в текущую деятельность. 

    ЗАМЕЩЕНИЕ 

    Основной принцип - замена стереотипом близким по характеру действий или деятельности, но более социально приемлемым. Например, раскачивание можно заменить качелями, а вместо прыжков предложить батут. Когда мы предлагаем замещение - мы ограничиваем время и условие. Использовать таймер в телефоне сейчас очень просто. 

    ТРАНСФОРМАЦИЯ 

    Когда мы меняем смысл действия и модифицируем его. Например, ребенок выстраивает ряды - мы учим его строить из конструктора. Наблюдая за стереотипными интересами ребенка, мы подбираем такие виды деятельностей и активностей, которые бы позволяли ему достигать похожих приятностей для себя, но в другой деятельности.

     

    МЕТОД ПРЕРЫВАНИЯ 

    Используя этот прием, вы должны быть уверены в том, что это сработает. Пример, ребенок поднимался домой только по лестнице и категорически отказывался от лифта. Семья переехала в квартиру на 9 этаже плюс появился маленький ребенок и, следовательно, коляска. Мама поняла, что по другому просто не получится и она несколько раз специально ездила в лифте, обняв ребенка, уговаривая и укачивая. И если первый раз сопровождался сильным криком, то через некоторое количество раз он стал спокойно заходить в лифт. Мама хвалила и поддерживала ребенка, когда перемены происходили. Также прерывание - это еще и исключение. Если ребенок постоянно требует телевизор, с которым становится труднодоступным, можно на какое-то время отключить телевизор и совсем не использовать этот вид интереса хотя бы на месяц-два. 

    НАРАБОТКА ГИБКОСТИ 

    Это когда мы сами формируем новые виды стереотипного поведения. Например, когда ребенок в игре проигрывает один и тот же сюжет, открывая и закрывая только двери в машинке или только крутит колеса, мы можем добавить какие-то другие элементы в игру - открывать еще и багажник, покрутить руль.

    Чем больше стереотипов становится в игре, тем каждый из них становится слабее и тем проще потом начать переходить от одного к другому. Это помогает трансформировать поведение в более адаптивное. 

    КОРРЕКЦИОННАЯ РАБОТА 

    Основная коррекционная работа направлена на то, что позволяет ребенку ориентироваться в окружающем мире. Понимая информацию извне, ориентируясь в главном и второстепенном, стереотипных форм поведения становится меньше. А когда ребенок выходит на уровень обучаемости - это еще больше увеличивает наши возможности в помощи и его возможности в организации себя в окружающем мире, в общении с нами и предметами. 

    Вопросы родителей и ответы психолога Олега Трофимовича 

    Вопрос родителя: Мне, кажется, некоторые стимы сами по себе уходят, со временем... Такое может быть? 

    Ответ: Да, некоторые могут уходить самостоятельно. На это может влиять много факторов, в том числе и общая коррекционная работа.

    Вопрос родителя: Стимы всю жизнь сопровождают аутистов? 

    Ответ: Стимы могут быть на очень продолжительный период, но если работа с ними была начата довольно рано, многие из них удается привести в социально приемлемые формы поведения.

    Важно стремиться к самостоятельности и работать в этом направлении. 

    Вопрос: У нас ребенок собирает всякие ниточки. Как можно от этого уйти? Получалось уйти от нежелательного поведения, забыл на полгода где-то, затем всё вернулось и стало ещё хуже. 

    Ответ: Наши дети могут собирать ниточки, шерстинки, камешки, даже пластиковые бутылки или пакеты, которые шуршат. Один из вариантов - поискать сенсорные игрушки того же плана и использовать прием «Замещение». Когда много разных таких стереотипий, лучше всего записать их все, измерить их общий объем и далее смотреть, что влияет на их снижение. Добавили сенсорных игрушек, ограничили по времени и наблюдаете, затем через 2 недели опять замерили объем стереотипий. Если они уменьшаются, то выбран верный путь. Если нет, ищем другие варианты. Что касается возврата стереотипии - тут надо попробовать понять, что могло вернуть назад и проанализировать, что могло послужить тогда тому, что их стало меньше. Допустим, началось что-то новое в жизни ребенка, может он что-то новое начал осваивать, что дало ему новые сенсорные впечатления и это позволило забыть о предыдущих.

    А когда уже освоил новые, они поднадоели, соответственно, возобновился арсенал старых. Можно подумать над тем, чтобы эту сенсорную новизну устраивать периодически. Неправильно думать, что наши дети не любят нового - новых впечатлений, игр, заданий. 

    Вопрос: Что можно сделать с вокализациями? Увеличиваются в стрессовой ситуации, но и в спокойном состоянии есть. 

    Ответ: Может быть использован прием поощрения поведения без этой стимуляции. То есть начиная прямо посекундно хвалить ребенка - «Умничка, ты молчишь так хорошо, давай что-то сделаем». Давайте ему что-то ценное, что он очень любит и что не будет получать во всех других видах занятий и работ. 

    Вопрос: Я пробовала не забирать понравившийся предмет, чтобы насытился и само надоело. В итоге ребенок насыщается настолько, что начинает плакать, потому что самому не остановиться. 

    Ответ: Да, это часто происходит в плане, когда «насытился и само надоело», но по нашим наблюдениям обычно само не надоедает. Механизмы стереотипий таковы, что они могут включаться как торможение, когда психика не может справиться с внешними трудностями и запускает аутостимулирующее поведение и продолжает его до физического утомления, отключки.

    Если так грубо сравнивать, то когда человек устал, но все равно включает телевизор и щелкает каналы, либо просматривает ленту соц. сетей и потом вырубается. Поэтому надо ограничивать какие-то такие моменты. Всегда в таких случаях представляйте малыша до года или чуть старше. Предложили бы вы малышу до года регулировать сколько он будет смотреть телевизор? Здесь то же самое. Эмоциональная сфера наших деток в разы нежнее и чувствительнее, чем у детей обычно развивающихся. Поэтому нам нужно регулировать самим на начальных этапах, постепенно передавая эту регуляцию самому ребенку по мере освоения им навыков, созревания его воли. 

    Вопрос: Грызёт все твёрдое: ручки, ламинированные детали, колеса от машинок. И качели, карусели на улице - как будто целует. Уйти при помощи сухарей, сушек, желатинок не удаётся... 4,5 года 

    Ответ: Речь о стереотипах сенсорных и оральных. Здесь мы можем пробовать заменять на какие-нибудь аналоги где что-то можно погрызть. Можно попробовать один из вариантов - дать зеркало в момент, когда грызет. Можно также использовать прием поддержания поведения, когда он этого не делает - хвалить, если во рту ничего не появляется. Когда кушает - хвалите, что он все правильно делает, хорошо держит ложку и не берет ничего лишнего в рот. Может быть и так, что это поведение направлено на решение каких-то проблем. К примеру, его о чем то попросили - он затянул что-то в рот и, глядишь, больше никто ни о чем не просит. Может быть много вариантов. Важно наблюдать. 

    Вопрос: Ребёнок любит прижиматься, все нюхать, кружиться, прыгать, все трогать, даже людей трогал в транспорте. Мальчику 8 лет. 

    Ответ: На доступном языке каждому ребенку можно обозначать, где это уместно, а где это делать не стоит. Тут важно отключить себя от окружающих, потому как вокруг все знают как воспитывать детей и советчиков много. Однажды я заходил в транспорт с ребенком, который бил ногами всех окружающих, - мама не могла даже ездить на занятия, и мы специально ездили на транспорте какое-то время. Мы заходили, я обозначал место, где мы были, я просто садился вниз, я его прикрывал и брал с собой его любимое - то, на что он обращал внимание. Постепенно мы стали подниматься, смотреть в окно, потом стали увеличивать расстояние поездки. Дальше мама самостоятельно стала пробовать разные варианты и в итоге он перестал бить окружающих в транспорте. Следите за тем, что происходит с поведением - нашим детям очень трудно ждать. Представьте ребенка, которому полтора года, который едет в транспорте - мама обычно берет с собой книжку и игрушку, чем-то его на время поездки занимает. У наших детей эмоциональная сфера еще чувствительнее чем у малышей. Тяжело ехать, значит я буду стараться сделать так, чтобы избежать этого, делать все, чтобы меня вывели из транспорта, чтобы мне было комфортно. Такие вещи старайтесь отслеживать, что позволит понять функцию того или иного поведения. Может быть, конечно, что просто нравится нюхать и кружиться, тогда можно брать что-то с собой, что заменяет ощущения - запахи во флакончике или еще что-то, что может отвлечь. Я бы изучал, наблюдал, выносил бы гипотезу и дальше пробовал способы решения проблемы. Помните, что отрицательный результат - тоже результат. Тогда тестируем разные варианты постепенно. 

    Вопрос: После того как ребёнку понравилось в определённом месте, он начинает туда тянуть родителей, не понимая, что оно может быть закрыто. Возникает агрессивное поведение и никакие аргументы не могут успокоить, спустя некоторое время при введении отвлекающего фактора переключает внимание и отвлекается. Как быть в такой ситуации? 

    Ответ: По сути, ему нужна предсказуемость. Важная составляющая того, о чем вы говорите - это учить преодолевать эти моменты нужно не тогда, когда вы идете с ребенком и у вас уже много чего запланировано и у вас есть другие дела, а когда у вас есть время в запасе и вы можете специально этому уделить внимание. Тогда вы будете в этой ситуации наблюдателем, вы не будете спешить. Вы сможете управлять ситуацией, а не ребенок своим поведением, потому что у вас нет другого выхода. Вы себе обозначили проблему, на семейном совете обозначили что она есть, что нравится ему такие места и очень трудно с ним договорится в таких ситуациях и, соответственно, нужно его научить понимать, когда он будет попадать в эти ситуации, понимать куда он идет сейчас. Тут опять же может быть множество идей решения такого поведения. По сути, это план, использование расписаний. На стереотипии очень влияет предсказуемость. 

    Центр поддержки детей с аутизмом выражает благодарность всем родителям, которые активно принимают участие в родительском клубе «Растём вместе». 

    Смотреть все публикации родительского клуба "Растём вместе" 

    К другим статьям по теме: 

    Всё, что вы хотели узнать у психотерапевта об аутизме, но боялись спросить

    О речи в вопросах и ответах

    Нужно ли говорить ребенку о том, что у него аутизм?

    Особый ребёнок. Миссия: Убрать стереотипии

    Один из наиболее распространенных запросов, с которым приводят ко мне детей с расстройством аутичного спектра – помощь в избавлении от стереотипии. Попробуем, для начала разобраться, что это такое и зачем она «нужна» ребёнку.

    Что такое стереотипия и как она проявляется?

    Стереотипия — это устойчивое бесцельное повторение движений, слов или фраз. Самые распространённые случаи – это перебирание пальцами, хождение на носочках, хлопки в ладоши, раскачивания, прыжки. Наиболее эмоциональные – удары по голове, удары головой о твёрдые поверхности, крики. Встречаются и более экзотические виды, такие как кручение предметов, чеканка мяча, копирование звуков (например, копирование звуковых уведомление мобильных телефонов). Причём ребята могут достигать потрясающей виртуозности в проявлении этих действий. Иногда современные проявление стереотипий наблюдается и в виртуальном пространстве, когда дети с потрясающей точностью могут раз за разом проходить одну и туже игру.

    Зачем ребёнку «нужна» стереотипия?

    Наша психика устроена так, что непременно хочет получать удовольствие, удовлетворяя свои потребности. Потребности могут быть как низкого порядка – поесть-попить, так и более высокого, например, потребность в ощущении собственной безопасности. 

    Остановлюсь подробнее на той, которая будет необходима для понимания стереотипий у детей с РАС. Это потребность ОЩУЩЕНИЯ СЕБЯ в окружающем мире и пространстве.

    По сути стереотипные действия – это попытка добиться определенных целей или удовлетворить какие-то потребности таким, весьма примитивным, способом, который со стороны выглядит абсолютно бессмысленным действием. А иногда кажется опасным и раздражает окружающих.

    Итак, попробуем выделить три основные задачи, которые решает стереотипичное поведение. 

    1.Самостимуляция. В этом случае повторяющиеся действия – это «безопасное», выученное поведение, которое немедленно приведёт к ожидаемому ребёнком результату: почувствовал руки, ноги, голову и стало хорошо. Или повторил слова за взрослым и получил его улыбку в ответ. 

    Вспоминается случай, когда на консультацию пришел родитель с ребенком, при этом родитель держал в руках тапочек. Когда я предложил сделать ребенку задание он спросил: «А ты меня похлопаешь?» -- «Конечно» – «А тапком?». В данном случае у ребенка отсутствовало ОЩУЩЕНИЕ СЕБЯ, и родители достаточно долго боролись с его привычкой стучать по себе, биться головой об стены, прыгать с высоких поверхностей, приземляясь на пятки. В итоге, пришли к такому компромиссу: родителя сами хлопают ребёнка тапком, когда тот выполняет поставленную задачу. Собственно, моя работа началась с возвращения ребёнку ощущения собственного тела, путем сначала достаточно крепкого обжимания рук и ног, а в дальнейшем осознанного напряжения (и удержания напряжения) и расслабления групп мышц.

    2. Коммуникация. Здесь стереотипия является способом воздействия на другого человека при отсутствии других адекватных средств общения. Ко мне периодически приходят дети, которые, как только почувствовали себя в безопасности начинают кусаться и щипаться. Сначала я думал, что это проявлений их дискомфортного внутреннего состояния, но, когда стал замечать системность мест, за которые меня хотят цапнуть, понял, что это диалог! «Подержи меня за эту руку!» -- кусь, «Дотронься до носа» и т.д. Пока думал – ходил покусанный. Также многие неговорящие дети использует однообразные действия для обозначения своих потребностей. Например, ребенок встает на цыпочки и начинает ходить кругами, а родители пытаются угадать: что же хочет ребенок? Есть, пить, в туалет, мультики? Как только желание угадано, ребенок встает на всю ступню и цикл завершается.

    3. Саморегуляция. В этом случае стереотипичное поведение проявляется для поддержания оптимального уровня бодрствования при недостатке, или избытке внешней стимуляции. У ряда людей, в том числе с РАС, этот диапазон достаточно мал. В случае недостатка эмоций – нужно себя завести, взбодрить – и тут проявляется стереотипия. В случае избытка – успокоить привычным действием, с ожидаемым результатом – и тут снова стереотипичные движения выручают психику. Приведу пример. Один из диалогов с ребёнком у меня выглядел примерно так:

    Мальчик еле сдерживается, чтобы не затрясти руками: 

    «Давай поговорим!»

    Я: «Давай. Где ты сегодня был?»

    Парень успокоился размеренно и достаточно серьезно отвечает: 

    «В школе»

    Я: «Что там сегодня ел на обед?»

    Мальчик: «Кашу и пил чай»

    Я: «А какой урок был после обеда?»

    Мальчик: «Математика». 

    После этих слов уже не сдержался и затряс руками. На мой вопрос «Что случилось?», ответил: «Что-то я уже наговорился!» -- В данном случае нахождение в полной тишине являлось таким же сильным раздражителем, как воспоминание о уроке математики.

    Что «запускает» стереотипичное поведние?

    Поводом для запуска стереотипного поведения служит непонимание или невозможность достигнуть задач, описанных выше. 

    Усугубляется это еще и особенностями восприятия у таких детей. Так, находясь в стрессовой ситуации психика перестает понимать, что происходит и как на это нужно реагировать, более того пропадает ощущение себя как такого. В связи с этим запускаются МЕХАНИЗМЫ ВОЗВРАЩЕНИЯ СЕБЯ В СТАБИЛЬНОЕ И ПОНЯТНОЕ СОСТОЯНИЕ с ощущениями и эмоциями, которые доступны для переживания. Особенно ярко это видно у детей с расстройством аутического спектра, у которых нарушено сенсорное восприятие. Так, уровень шума, приемлемый для нормотипичного человека, может стать сильным стрессом для ребенка с РАС, что выводит его из гармоничного состояния и заставляет доступными и привычными способами вернуться в привычное состояние. Также если сенсорика не возбуждается в должной мере, опять ПРОПАДАЕТ ОЩУЩЕНИЕ СЕБЯ, что приводит к совершению стереотипных действий.

    Как вести себя родителям при стереотипичном поведении ребёнка?

     

    Прежде чем начать бурную реакцию на действие ребенка, стоит понять: а какую потребность он пытается удовлетворить, что пытается сделать со своим организмом и психикой, что он хочет донести до окружающего мира? 

    Стереотипия – это не отдельный патологический процесс, её следует рассматривать как симптом, или следствие основного первопричинного фактора. Поэтому к устранению данного нарушения нужно подходить комплексно. То есть: помочь ребенку лучше ощущать (осознавать) свое тело, научить социальным формам коммуникации, способам преодоления стресса и техникам саморегуляции.

    Вот несколько инструментов, которые можно попробовать использовать для решения более глобальных задач, которые описаны выше. Проще говоря — способы коррекции:

    • Переключать на другие действия, которые нравятся ребенку или нейтральны, но имеют хоть какой-то смысл.
    • Заместить одну стереотипию другой, но более социально-приемлемой и не такой бессмысленной. При этом одну стереотипию лучше заменять сразу несколькими альтернативными действиями.
    • Трансформировать бессмысленную, однообразную деятельность социально значимой. Например, бессмысленной стучание по столу превратить в игру на барабане.
    • Прерывание действий. Постепенное, но лишение ребенка возможности совершать эти действия.
    • Осмысление своих действий и самостоятельный отказ от них. Этот прием доступен в случае достаточно развитой интеллектуальной и эмоционально-волевой сферы.

    Найти единственный верный способ вряд ли удастся. Не смотря на кажущуюся схожесть действий, опираться стоит на возрастные, психические, телесные особенности ребенка и ряд других, в том числе и культурных, факторов.

    Порой, попытки избавить ребенка и, наверное, в первую очередь родителей от стереотипных движений приводят к комичным ситуациям. Расскажу об одном из случаев. Дано: мальчик-любитель трясти кистями рук. Задача: отучить его это делать. Для этого я решил предложить ему древний буддийский метод избавления от вредных привычек – дать в каждую руку по палочке. В теории, как только привычка начинает подступать – ты понимаешь, что в руках у тебя палочки и вспоминаешь, что нужно сдерживаться. Мне показалось, что палочки – это достаточно скучно, поэтому дал ему в каждую руку по куриному яйцу. Мальчик взял яйца и пошел к калитке. Спустя пару секунд (от дома до калитки 30 метров) – шмяк! Минус одно. Парень засуетился, начал оборачиваться, увидел, что я смотрю на него и говорит испуганно: «Потеря!..». В общем, в тот раз буддийские методы не прокатили.

    Имея достаточно опыта, понимаю, что в одночасье не получится убрать стереотипные действия полностью. Это достаточно серьезная, кропотливая работа, которая, возможно, потребует помощи разных специалистов параллельно: невролога, психиатра и терапевта. На своих же занятиях я предлагаю своего рода среду, где ребенок может (или даже вынужден, не замечая для себя самого) попробовать лучше ОЩУЩАТЬ СЕБЯ, справляться со стрессовыми ситуациями и иначе коммуницировать со сверстниками и взрослыми. Родитель, в свою очередь может увидеть возможности своего ребенка и постараться их перенести в «постоянную среду» дома.

    Дмитрий Корнилов

     

     

    Расстройства аутистического спектра у детей

    07.12.2015


    Нередко к врачу приходят мамы с жалобами на задержку речевого развития у ребенка. Но у некоторых детей при пристальном взгляде специалист помимо этого, видит особенности поведения ребенка, которые отличаются от нормы и настораживают

    Рассмотрим клинический пример:

    Мальчик С. Возраст 2 года 9месяцев. Со слов мамы, словарный запас у ребенка не более 20 отдельных слов, состоящих из двух-трех слогов. Фраз нет. Мама говорит, что у ребенка часто бывают истерики, неусидчив, трудно засыпает. Других жалоб мама ребенка не предъявляет. При осмотре врач замечает, что ребенок не смотрит в глаза, все время находится в движении, реагирует криком, если ему, что-то не дают или запрещают. Успокоить ребенка можно только дав ему мобильный телефон или планшет. Проявляет интерес не к детским игрушкам, а больше к блестящим предметам мебели и интерьера. Начиная играть во что-либо, быстро теряет интерес и переключается на другое. Расспрашивая маму, выясняется, что ребенок очень избирателен в еде. Не приучен к горшку, дефекация только в памперс в положении стоя. Плохо засыпает и просыпается во время сна. Ребенку проведена Электроэнцефалография и консультации клинического психолога и логопеда. По результатам диагностики и клинической картины поставлен диагноз – Расстройство аутистического спектра.

    Расстройства аутистического спектра (РАС) – это комплексные нарушения психического развития, которые характеризуются социальной дезадаптацией и неспособностью к социальному взаимодействию, общению и стереотипностью поведения (многократные повторения однообразных действий).

    Еще в середине прошлого века аутизм был довольно редким заболеванием. Но со временем стало появляться все больше детей, страдающих этим нарушением. Статистика показывает, что частота встречаемости РАС у детей за последние 30-40 лет в странах, где проводится такая статистика, поднялась от 4-5 человека на 10 тысяч детей до 50-116 случаев на 10 тысяч детей. При этом мальчики больше подвержены этому заболеванию, чем девочки (соотношение примерно 4:1).

    Причины вызывающие РАС.

    Во всем мире до сегодняшнего дня ученые изучающие причины возникновения аутизма не пришли к единому мнению. Выдвигается множество предположений. Среди возможных факторов появления у детей этого нарушения называют некоторые гипотезы:

    - гипотеза о генетической предрасположенности

    - гипотеза, в основе которой лежат нарушения развития нервной системы (аутизм рассматривается, как заболевание, вызванное нарушениями развития мозга на ранних этапах роста ребенка).

    - гипотезы о влиянии внешних факторов: инфекции, химические воздействия на организм матери в период беременности, родовые травмы, врожденные нарушения обмена веществ, влияние некоторых лекарственных средств, промышленные токсины.

    Но действительно ли данные факторы могут привести к появлению аутизма у детей, до сих пор не выяснено.

    Особенности психического развития детей с РАС.

    Чтобы понять и распознать наличие аутизма у ребенка родителям надо внимательно следить за поведением ребенка, замечать необычные признаки, которые не свойственны возрастной норме. Чаще всего эти признаки можно выявить у детей в возрасте до 3-х лет.

    Детский аутизм рассматривается, как нарушение развития, которое затрагивает все сферы психики ребенка: интеллектуальную, эмоциональную, чувствительность, двигательную сферу, внимание, мышление, память, речь.

    Нарушения речевого развития: в раннем возрасте можно отметить отсутствие или слабое гуление и лепет. После года становится заметно, что ребенок не использует речь для общения со взрослыми, не отзывается на имя, не выполняет речевые инструкции. К 2-м годам у детей очень маленький словарный запас. К 3-м годам не строят фразы или предложения. При этом дети часто стереотипно повторяют слова (часто непонятные для окружающих) в виде эхо. У некоторых детей отмечается отсутствие развития речи. У других же речь продолжает развиваться, но при этом все равно присутствуют нарушения коммуникации. Дети не используют местоимения, обращения, говорят о себе в третьем лице. В некоторых случаях отмечается регресс ранее приобретенных навыков речи.

    Трудности в общении и отсутствие эмоционального контакта с окружающими: Такие дети сторонятся тактильного контакта, практически полностью отсутствует и зрительный контакт, присутствуют неадекватные мимические реакции и трудности в использовании жестов. Дети чаще всего не улыбаются, не тянутся к родителям и сопротивляются попыткам взять взрослым их на руки. У детей с аутизмом отсутствует способность выражать свои эмоции, а также распознавать их у окружающих людей. Отмечается отсутствие сопереживания другим людям. Ребенок вместе со взрослым не сосредотачивается на одной деятельности. Дети с аутизмом не идут на контакт с другими детьми или избегают его, им трудно сотрудничать с остальными детьми, чаще всего они склонны уединяться (трудности в адаптации к окружающей среде).

    Нарушение исследовательского поведения: детей не привлекает новизна ситуации, не интересует окружающая обстановка, не интересны игрушки. Поэтому дети с аутизмом чаще всего используют игрушки необычно, например, ребенок может не катать машинку целиком, а часами однообразно крутить одно из её колёс. Или не понимая предназначения игрушки использовать её в других целях.

    Нарушения пищевого поведения: ребенок с аутизмом может быть крайне избирательным в предлагаемых продуктах, еда может вызывать у ребенка брезгливость, опасность, нередко дети начинают обнюхивать пищу. Но вместе с этим дети могут пытаться съесть несъедобную вещь.

    Нарушение поведения самосохранения: в силу большого количества страхов ребенок часто попадает в ситуацию, опасную для себя. Причиной может быть любой внешний раздражитель, который вызывает у ребенка неадекватную реакцию. Например, внезапный шум может заставить ребенка убежать в случайно выбранном направлении. Также причиной является игнорирование реальных угроз жизни: ребенок может очень высоко залезть, играть с острыми предметами, перебегать дорогу не глядя.

    Нарушение моторного развития: как только ребенок начинает ходить, у него отмечают неловкость. Также некоторым детям с аутизмом присуще хождение на носочках, весьма заметно нарушение координации рук и ног. Таких детей очень трудно научить бытовым действиям, им достаточно тяжело дается подражание. Вместо этого у них развиваются стереотипные движения (совершать однообразные действия в течении долгого времени, бегать по кругу, раскачивания, взмахи «как крыльями» и круговые движения руками), а также стереотипные манипуляции с предметами (перебирание мелких деталей, выстраивание их в ряд). Дети с аутизмом с заметным трудом осваивают навыки самообслуживания. Выражена моторная неловкость.

    Нарушения восприятия: трудности в ориентировке в пространстве, фрагментарность в восприятии окружающей обстановки, искажение целостной картины предметного мира.

    Трудности в концентрации внимания: дети с трудом сосредотачивают внимание на чем-то одном, присутствует высокая импульсивность и неусидчивость.

    Плохая память: часто и родители и специалисты замечают, что дети с аутизмом хорошо запоминают то, что для них значимо (это может вызывать у них удовольствие или страх). Такие дети на долгое время запоминают свой испуг, даже если он произошел очень давно.

    Особенности мышления: специалисты отмечают трудности в произвольном обучении. Также дети с аутизмом не сосредотачиваются на осмыслении причинно-следственных связей в происходящем, присутствуют трудности переноса освоенных навыков в новую ситуацию, конкретность мышления. Ребенку сложно понять последовательность событий и логику другого человека.

    Поведенческие проблемы: негативизм (отказ слушать инструкции взрослого, выполнять с ним совместную деятельность, уход из ситуации обучения). Часто сопровождается сопротивлением, криками, агрессивными вспышками. Огромной проблемой являются страхи таких детей. Обычно они непонятны окружающим, потому что зачастую дети не могут их объяснить. Ребенка могут пугать резкие звуки, какие-то определенные действия. Еще одно поведенческое нарушение – агрессия. Любое расстройство, нарушение стереотипа, вмешательство внешнего мира в жизнь ребенка может спровоцировать агрессивные (истерику или физическую атаку) и аутоагрессивные вспышки (повреждения себя самого).

    Каждый случай заболевания очень индивидуален: аутизм может иметь большинство перечисленных признаков в крайней степени проявления, а может проявляться лишь некоторыми еле заметными особенностями.


    Диагностика расстройств аутистического спектра

    Для диагностики аутизма специалисты используют критерии 2-х международных классификаций: МКБ-10 и DSM-5.

    Но главные три критерия («триада» нарушений), которые можно выделить это:

    - нарушение социальной адаптации

    - нарушения в коммуникативной сфере

    - стереотипность поведения

    В основные диагностические этапы входит:

    - осмотр ребенка психиатром, неврологом, психологом

    - наблюдение за ребенком и заполнение «Оценочной шкалы аутизма», при помощи которой можно установить тяжесть расстройства

    - беседа с родителями

    - заполнение родителями опросников – «Опросник для диагностики аутизма»

    Виды РАС

    Существует несколько действующих классификаций РАС, причем разделение происходит зачастую по совсем разным признакам, что, естественно, может принести определённое неудобство человеку, изначально мало знакомому с медициной или психологией; поэтому ниже будут выделены самые основные и часто встречающиеся на практике виды РАС: - Синдром Каннера( Ранний детский аутизм) - характеризуется «триадой» основных нарушение: трудностью установления контактов со внешним миром, стереотипичностью в поведении, а также задержкой или нарушением коммуникативных функций речевого развития. Также необходимо отметить условие раннего появления данных симптомов (примерно до 2,5 лет)

    Проявляется у детей в 4-х формах в зависимости от степени отгораживания от внешнего мира:

    Полная отрешенность от происходящего. Эта группа характеризуется отсутствием речи и невозможностью организовать ребенка (наладить зрительный контакт, добиться выполнения инструкций и поручений). При попытках взаимодействия с ребенком, он демонстрирует наибольший дискомфорт и нарушение активности.

    Активное отвержение. Характеризуется более активным контактом с окружающей средой, чем первая группа. Нет такой отрешенности, но присутствует неприятие части мира, которая неприемлема ребенку. Ребенок проявляет избирательное поведение (в общении с людьми, в еде, в одежде)

    Захваченность аутистическими интересами. Характеризуется образованием сверхценных пристрастий (годами ребенок может говорить на одну и ту же тему, рисовать один и тот же сюжет). Взгляд таких детей направлен на лицо человека, но смотрят они «сквозь» этого человека. У таких детей вызывает удовольствие стереотипное воспроизведение отдельных впечатлений.

    Чрезвычайная трудность организации общения и взаимодействия. Аутизм в наиболее легкой форме. Для детей характерна повышенная ранимость, контакт с миром прекращается при малейшем ощущении препятствий. С такими детьми можно установить глазной контакт

    - Синдром Аспергера. Формируется с рождения. У детей наблюдается раннее начало речевого развития, богатый словарный запас, развитое логическое мышление, не отмечается нарушений в умственном развитии. Но при этом страдает коммуникативная сторона речи: такие дети не умеют устанавливать контакт с другими людьми, не слушают их, могут беседовать сами с собой, не соблюдают в общении дистанцию, не умеют сопереживать другим людям.

    - Синдром Ретта. Особенность его заключается в том, что развитие ребёнка до 1—1,5 лет протекает нормально, но потом начинают распадаться только что приобретённые речевые, двигательные и предметно-ролевые навыки. Характерным для данного состояния являются стереотипные, однообразные движения рук, их потирание, заламывание, при этом не носящие целенаправленного характера. Самое редкое из представленных заболеваний, встречающееся практически всегда только у девочек.

    - Детский психоз. Первые проявления симптомов до 3х лет. Характеризуется нарушениями социального поведения, коммуникативными нарушениями. Присутствуют стереотипии в поведении (дети однообразно бегают по кругу, покачиваются стоя и сидя, перебирают пальцы рук, потряхивают кистями). Такие дети имеют нарушения в приеме пищи: они могут проглатывать пищу не жуя. Речь их неясная иногда может представлять собой бессвязный набор слов. Бывают периоды, когда дети застывают на месте, как куклы.

    - Атипичный аутизм. Отличается от аутизма по возрастному проявлению и отсутствием одного критерия из «триады» основных нарушений.


    Коррекция больных с РАС 

    Одним из самых важных разделов абилитации для детей с РАС, несомненно, является оказание психокоррекционной и социально-реабилитационной помощи, с формированием навыков социального взаимодействия и адаптации. Комплексная психокоррекционная работа, включающая в себя все разделы и виды реабилитационной помощи, о которых будет написано ниже, является, наряду с медикаментозной терапией, действенным средством купирования негативных симптомов РАС, а также способствует нормальному включению ребенка в социум. Виды коррекции РАС: 

    1) Психологическая коррекция - самый распространённый и известный вид; характерен достаточно широким спектром методик, из которых наибольшее распространение и признание в мире получили программы TEACCH и ABA-терапия.

    Первая программа основывается на следующих принципах:

    - Особенности каждого отдельного ребёнка интерпретируются исходя из наблюдений за ним, а не из теоретических представлений;

    - повышение адаптации осуществляется как путём обучения новым навыкам, так и путём приспособления уже имеющихся к окружающей среде;

    - создание индивидуальной программы обучения для каждого ребёнка; использование структурированного обучения; целостный подход к интервенции.

    Вторая же программа во многом опирается научение, зависящее от последствий, возникших после поведения. Последствия могут быть в виде наказания или поощрения. В данной модели необходимо выделить основные методы, такие, как процедура создания контура и подкрепления поведения, похожего на целевое; метод обучения цепочек поведения; методика обучения различение стимулов. 

    2) Нейропсихологическая коррекция - данный вид включает в себя комплекс занятий, состоящих из растяжек, дыхательных, глазодвигательных, мимических и других упражнений для развития коммуникативной и когнитивной сферы, причем сами занятия между собой заметно различаются по времени и количеству. 

    3) Работа с семьей и окружением ребёнка - в первую очередь, данный вид коррекции направлен на смягчение эмоциональной напряжённости и тревоги у членов семьи, так как зачастую родители детей с РАС так же нуждаются в помощи, включающую в себя психотерапевтическую поддержку и программы тренингов (такие программы направлены в основном на формирование чувств понимания проблемы, реальности её решения и осмысленности поведения в сложившейся семейной ситуации).

    4) Психосоциальная терапия - собственно, работа с самим ребёнком по формированию когнитивных, эмоциональных и мотивационно-волевых ресурсов личности для возможности дальнейшей социальной адаптации, необходимость в которой проявляется всё ярче по мере взросления ребёнка с РАС. 

    5) Логопедическая коррекция - учитывая тот факт, что нарушение речевого развития является одним из кардинальных проявлений РАС, данный вид работы с ребёнком будет неотъемлемой частью программы коррекции. Характеризуется ориентированностью на формирование словарного запаса, развитие слухового внимания, а также фонетического и речевого слуха.

    6) Медикаментозная коррекция РАС. При некоторых формах аутизма необходима лекарственная помощь ребенку. Например, для улучшения концентрации внимания и усидчивости врач может назначить витамины и ноотропные лекарства, улучшающие процессы мышления и стимулирующие речевое развитие. А при высокой импульсивности, агрессии, негативизме, выраженных признаках «ухода в себя» могут помочь препараты психотропного ряда. В ряде случаев Аутизм сочетается с эпилептическими приступами. В таких случаях необходимы препараты предотвращающие приступы. Многие мамы опасаются лекарств. Но лекарства назначаются на определенный период, а не навсегда. Нежелательные явления от лекарственных препаратов бывают редко. А результат от эффекта в большинстве случаев стоит смелости родителей. В каждом случае необходимо индивидуально решать, какая нужна терапия. И врач должен быть способен доходчиво объяснить родителям все вопросы относительно лекарств.

    В Детском диагностическом центре в Домодедово есть все возможности для диагностики Расстройств аутистического спектра. Такие как: осмотр детским неврологом, клиническим психологом, логопедом, проведение обследования – электроэнцефалографии и видеоЭЭГмониторинга. А также методики коррекции, такие как АВА-терапия.

    Алпацкий Д.А. (главный врач, невролог ДДЦ), Литвинова Е.В. (психолог ДДЦ)

    Возврат к списку

    Что такое стереотипия?

    Стереотипия - это тип движения, которое человек совершает снова и снова без видимой причины. Молодые, здоровые дети часто демонстрируют стереотипы, такие как шевеление пальцами, но они имеют тенденцию вырастать из них. Распространенные стереотипы у взрослых, которые не обязательно указывают на основную медицинскую причину, включают в себя растирание зубов, вырывание волос и кусание ногтей. Медицинские состояния, которые могут вызывать повторяющееся поведение, однако, варьируются от аутизма до шизофрении. Хотя точные причины поведения неизвестны, проблемы с мозговой и нервной передачей - это одно объяснение, а психологические проблемы - другое.

    Существуют различные формы стереотипов, и врачи могут разделить их на отдельные категории. Распространенными стереотипами являются те, которые часто встречаются в нормальной популяции, и общество обычно называет их «привычками». Маленькие дети, как правило, качают свои тела и сосут большие пальцы. Дети старшего возраста могут одержимо кусать ногти или играть с волосами. Взрослые могут также иметь общие стереотипы, такие как закручивание волос, покачивание тела или постукивание пальцами по поверхности.

    Сложные моторные стереотипии представляют собой еще одну группу повторяющихся движений, и описывают движения, которые затрагивают конечности. Чаще всего именно руки и руки создают движение, которое не служит какой-либо полезной цели. Примеры сложных моторных стереотипий включают размахивание руками, покачивание пальцев или сгибание запястий.

    Нормальные, здоровые дети могут демонстрировать сложные стереотипы, и в этих случаях врач называет движения первичными сложными моторными стереотипиями. Дети с такими заболеваниями, как аутизм и синдром Туретта, также склонны совершать сложные двигательные движения, но поскольку они, похоже, вызваны этим заболеванием, врачи называют эти движения вторичными стереотипами. Иногда вторичные стереотипы могут привести к травме ребенка, например, ударить головой или вырвать много волос.

    Когда ребенок неоднократно кивает головой, это подпадает под определенный класс стереотипии. Кивком головы может быть как тряска головы с одной стороны на другую, движение вниз и вверх, так и движение плечом. Хотя у нормально развивающихся детей могут проявляться признаки этого поведения, это также может быть признаком проблемы развития.

    Тики похожи на стереотипы, но мышечные рывки, которые характеризуют тики, обычно предшествуют умственные побуждения, в то время как стереотипы нет. Люди с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) также могут выражать необычные движения, но это не стереотипы, а скорее выражение беспокойства. Некоторые люди, страдающие расстройством, связанным с тревожностью, могут также заниматься повторяющимися движениями, но это скорее механизм контроля, чтобы уменьшить беспокойство и страх, чем стереотипия.

    Поскольку мозг контролирует движение, ученые считают, что физические проблемы в мозге или психологические проблемы являются причиной значимых с медицинской точки зрения стереотипов. Нормально развивающиеся дети могут также получать утешение от стереотипов, таких как сосание больших пальцев. Снятие фрустрации может быть причиной ударов головой, а скрежетание зубов выражением беспокойства. Животные также могут страдать от стереотипов, таких как перетягивание волос или ходьба назад и вперед, особенно если они находятся в скучной среде.

    ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

    Оказание услуг детям с расстройствами аутистического спектра (РАС) и другими ментальными нарушениями

    Понедельник,  6  Мая  2019

    Психическое здоровье основа долголетия

    Психическое здоровье — важная составляющая общего здоровья человека. Это обусловлено тем фактом, что все элементы организма взаимосвязаны друг с другом и находятся под постоянным контролем нервной системы. Именно по этой причине состояние психики человека оказывает влияние на деятельность всех систем организма, а их состояние сказывается на психике человека.      Хорошее настроение и позитивный настрой – это ключ к долгой и качественной жизни. Доказано, что у людей, легко переносящих различные проблемы и не подверженных расстройствам по пустякам хороший иммунитет и нормально функционирующие системы репарации. Если верить статистике, среди долгожителей преобладают люди, обладающие спокойным характером и успешно реализовавшие себя в профессиональной сфере. Речь идет, разумеется, о личном удовлетворении, а не о достижении общепринятых стандартов благополучия.

    Эволюция человека проходила в борьбе за выживание вида и повседневные стрессы нам жизненно необходимы. Но главнейшей является задача не допускать разрушающих стрессов (дистрессов), губительно действующих на нервную систему и весь человеческий организм. Нужно уметь вовремя переключаться на позитив, видеть в любой трудной ситуации положительные стороны. Не надо возводить любую ситуацию в ранг драмы или непреодолимой проблемы. Если вам по силам изменить эти неблагоприятные обстоятельства, то действуйте. А если ситуация не может быть поставлена под контроль, то нужно довериться Мирозданию. Неприятные ситуации имеют свойство сами со временем разрешаться. Это лучше ненужных переживаний и пустой суеты. Психическое и физическое здоровье — явления взаимосвязанные. Сохраняя свою психику, мы заботимся об организме в целом. Нужно внимательно относиться к своему состоянию и при малейших подозрениях на психический дискомфорт обратится к специалисту для помощи и консультации.

     

    «Дети дождя»

    Аутизм — это целый комплекс расстройств. Его можно увидеть практически сразу после рождения ребёнка. Кроха не имеет комплекса оживления, который есть у детей первого месяца жизни, эмоционально очень слабо реагирует на близких, вплоть до полного безразличия. Ребёнок-аутист не улыбается, «не даёт» контакта глаза в глаза. Сами родители очень интересно говорят об этих детях: когда они берут ребёнка на руки, то он не готов к тому, что его взяли. Они рассказывают, что складывается ощущение, будто берёшь в руки кулёк с мукой. Малыш — просто, не высказывая эмоций, висит. Эти дети слабо реагируют на различные зрительные и слуховые раздражители, они иногда кажутся глухими и слепыми. Чем дальше, тем больше симптоматика аутизма пугает родителей. Эти дети очень боятся перемен. Когда говорят, что аутисты — это дети отгороженные, то это не совсем правильно. Наоборот, они чрезмерно открытые. Обычный человек постепенно начинает строить границы своего тела, своей души. В конечном итоге он выделяет себя из окружающей природы. Поэтапное построение самосознания происходит примерно к 3-м годам. И проявляется это в том, что дети начинают говорить о себе во втором или третьем лице. Раньше они не знали своих границ, отождествляя себя с матерью. В 3 года ребенок вдруг начинает говорить «я хочу», «мне надо» — это означает, что он построил свои границы — и их надо уважать. В противном случае начинается конфликт.Ребёнок, больной аутизмом, этого этапа достигает очень поздно или вообще не достигает. Он не говорит о себе «я», он не строит границ своего тела, своей души. Более того — он не очень хорошо понимает окружающие предметы, он не понимает, что происходит вокруг, не осознаёт существование других людей. Эти дети не могут отличить живые предметы от неживых. Если хотя бы что-то становится им понятно — они за это цепляются: отсюда появляются эти симптомы тождества, стереотипии: они могут повторять одни и те же движения (стереотипные движения пальцами рук, потряхивание и вращение кистями рук, ужимки, подпрыгивание, ходьба и бег на цыпочках).То же касается и речи аутичного ребенка: либо он вообще не говорит, либо, как попугай, произносит что-то, не обращаясь ни к кому. Повторение одних и тех же действий, слов успокаивает. Родителям же кажется, что ребёнок не понимает, о чём они говорят. Не запоминает. На самом деле это не так. Больной малыш может вспомнить, например, разговор между мамой и папой через несколько дней, недель, и даже способен передать интонацию. Аутисты всё хорошо понимают, но, к сожалению, у них нет интуиции. Они не могут участвовать в разговоре. Они часто чувствуют себя одинокими. Эти пациенты боятся врачей, таблетку проглотить — целая проблема. Они страшатся незнакомых, непонятных звуков, пылесоса, кофемолки, электродрели.В то же время привыкают к вещам и очень не любят, когда что-то меняются. В фильме «Человек дождя»? Главный герой — типичный аутист. Эти люди определённым образом «общаются» с вещами, если этот порядок нарушается, у них появляется очень сильная тревога. Тревога — мучительна, но с ней можно бороться. Один из способов — это введение в неизвестную ситуацию какого-то знакомого элемента. Так, если бы было можно, малыш бы носил всегда одну и ту же одежду. Порой переодеть аутиста — целая проблема. Ребёнок-аутист боится играть с детьми, он играет рядом. У него есть любимый маршрут для прогулки, любимая скамейка. Взрослому может казаться странным, что ребенок хочет идти именно этим путем, но... На самом деле это ритуал, который помогает малышу справиться с тревогой. Не провоцируйте тревогу!

     


    Дистония у детей (лекция) | Бобылова

    1. Артемьев Д.В. Лечение болезни Паркинсона в молодом возрасте. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика 2010;(3): 6–11. [Artemiyev D.V. Treatment of parkinson's disease at a young age. Neurology, Neuropsychiatry, Psychosomatics 2010;(3):6–11. (In Russ.)].

    2. Белоусова Е.Д. Пароксизмальные дискинезии – актуальная проблема детской неврологии. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2006;51(4):47–52. [Belousova E.D. Paroxysmal dyskinesia as an actual problem of children's neurology. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics 2006;51(4):47–52. (In Russ.)].

    3. Блейлер Е. Руководство по психиатрии. М.: Изд-во Независимой психиатрической ассоциации, 1993. 573 с. [Bleiler E. Manual in Psychiatry. Moscow: Publishing House of the Independent Psychiatric Association, 1993. 573 p. (In Russ.)].

    4. Бобылова М.Ю., Ильина Е.С., Пилия С.В. и др. Пароксизмальные дискинезии: дифференциальный диагноз с эпилепсиями. Лечащий врач 2006;(5):22–7. [Bobylova M.Yu., Ilyina E.S., Piliya S.V. et al. Paroxysmal dyskinesia: differential diagnosis with epilepsies. Lechashchiy Vrach (Attending physician) 2006;(5):22–7. (In Russ.)].

    5. Бобылова М.Ю., Козловский А.С., Полюдов С.А. и др. Синдром Сандифера под «маской» кривошеи: клиническое наблюдение. Педиатрия 2009;87(3):144–7. [Bobylova M.Yu., Kozlovskiy A.S., Polyudov S.A. et al. Sandifer syndrome under the “mask” of torticollis: clinical observation. Pediatrics 2009;87(3):144–7. (In Russ.)].

    6. Бобылова М.Ю., Михайлова С.В., Гринио Л.П. Дофа-зависимая дистония (болезнь Сегавы). Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2009;109(8):73–6. [Bobylova M.Yu., Mikhailova S.V., Grinio L.P. Dopa-sensitive dystonia (Segawa disease). S.S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatrics 2009;109(8):73–6. (In Russ.)].

    7. Залялова З.А. Современные классификации мышечных дистоний, стратегия лечения. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2013;113(3):85–9. [Zalyalova Z.A. Modern classifications of muscular dystonia, treatment strategy. S.S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatrics 2013;113(3):85–9. (In Russ.)].

    8. Зыков В.П., Айвазян С.О., Бегашева О.И., Зыков Е.В. Дифференциальная диагностика гиперкинезов с эпилептическими приступами у детей. В кн.: Эпилептология в медицине XXI века. Под ред. Е.И. Гусева, А.Б. Гехт. М.: Изд-во ЗАО «Светлица», 2009. С. 145–51. [Zykov V.P., Aivazyan S.O., egasheva O.I., Zykov E.V. Differential diagnostics of hyperkinesia with epileptic seizures of children. In: pileptology in the medicine of the XXI century. E.I. Gusev, A.B. Gecht (eds.). Moscow: Publishing House “Svetlitsa”, 2009. Pp. 145–51. (In Russ.)].

    9. Краснов М.Ю., Тимербаева С.Л., Иллариошкин С.Н. Генетика наследственных форм дистонии. Анналы неврологии 2013;(2):55–62. [Krasnov M.Yu., Timerbayeva S.L., Illarioshkin S.N. Genetics of hereditary forms of dystonia. Annals of Neurology 2013;(2):55–62. (In Russ.)].

    10. Михайлова С.В., Захарова Е.Ю., Петрухин А.С. Нейрометаболические заболевания у детей и подростков. Диагностика и подходы к лечению. М.: Литтерра, 2011. 241 с. [Mikhailova S.V., Zakharova E.Yu., Petrukhin A.S. Neurometabolic diseases of children and adolescents. Diagnostics and approaches to therapy. Moscow: Litterra, 2011. 241 p. (In Russ.)].

    11. Окунева И.В., Бобылова М.Ю., Какаулина В.С., Нестеровский Ю.Е. Доброкачественный пароксизмальный тортиколис младенчества. Русский журнал детской неврологии 2013;8(2):41–6. [Okuneva I.V., Bobylova M.Yu., Kakaulina V.S., Nesterovskiy Yu.E. Benign paroxysmal torticollis of early infancy. Russian Journal of Child Neurology 2013;8(2):41–6. (In Russ.)].

    12. Петрухин А.С. Неврология детского возраста. М.: Медицина, 2004. С. 646–8. [Petrukhin A.S. Neurology of childhood. Moscow: Medicine, 2004. Pp. 646–8. (In Russ.)].

    13. Руденская Г.Е., Захарова Е.Ю., Бессонова Л.Ю. и др. Синдром Леша Найхана: фенотипическое разнообразие и ДНК-диагностика. Медицинская генетика 2010;(9):41–8. [Rudenskaya G.E., Zakharova E.Yu., Bessonova L.Yu. et al. Lesch–Nyhan syndrome: phenotypic diversity and DNA diagnostics. Medical Genetics 2010;(9):41–8. (In Russ.)].

    14. Семенова К.А. Восстановительное лечение детей с перинатальным поражением нервной системы и с детским церебральным параличом. М.: Закон и порядок, 2007. 616 с. [Semyonova K.A. Rehabilitation therapy of children with perinatal lesions of the nervous system and infantile cerebral paralysis. Moscow: Zakon i Poryadok, 2007. 616 p. (In Russ.)].

    15. Столбова Е.А. Использование пролонгированной записи электроэнцефалографии в диагностике пароксизмальной дистонии. Вятский медицинский вестник 2012;(2):35–8. [Stolbova E.A. Use of prolonged EEG recording for diagnostics of paroxysmal dystonia. Vyatka Medical Herald 2012;(2):35–8. (In Russ.)].

    16. Томский А.А., Шабалов В.А., Декопов А.В. и др. Результаты двусторонней электростимуляции медиального сегмента бледного шара при торсионной дистонии. В кн.: Болезнь Паркинсона и асстройства движений. Под ред. С.Н. Иллариошкина, Н.Н. Яхно. М.: ООО «Диалог», 2008. С. 230–5.

    17. [Tomskiy A.A., Shabalov V.A., Dekopov A.V. et al. Results of bilateral electrical stimulation of the medial segment of the globus pallidus with torsion dystonia. In: Parkinson's disease and movement disorders. S.N. Illarioshkin, N.N. Yakhno (eds.). Moscow: Dialog LLC, 2008. Pp. 230–5. (In Russ.)].

    18. Ходжаева Л.Ю., Ходжаева С.Б. Дифференциальная диагностика кривошеи у детей первого года жизни. Травматология и ортопедия России 2011;3(61):68–72.

    19. [Khodjayeva L.Yu., Khodjayeva S.B. Differential diagnostics of torticollis of infants. Traumatology and Orthopedics in Russia 2011;3(61):68–72. (In Russ.)].

    20. Albanese A., Jankovic J. Hyperkinetic movement disorders: differential diagnosis and treatment. Oxford: Wiley-Blackwell, 2012. 402 p.

    21. Alden T.D., Lytle R.A., Park T.S. et al. Intrathecal baclofen withdrawal: a case report and review of the literature. Childs Nerv Syst 2002;18(9–10):522–5.

    22. Breakefield X.O., Blood A.J., Li Y. et al. The pathophysiological basis of dystonias. Nat Rev Neurosci 2008;9(3):222–34.

    23. Bressman S.B. Dystonia genotypes, phenotypes, and classification. Adv Neurol 2004;(94):101–7.

    24. Bourgeois M., Aicardi J., Goutieres F. Alternating hemiplegia of childhood. J Pediatr 1993;122(5 Pt 1):673–9.

    25. de Vries B., Stam A.H., Beker F. et al. CACNA1A mutation linking hemiplegic migraine and alternating hemiplegia of childhood. Cephalalgia 2008;28(8):887–91.

    26. Fahn S. Concept and classification of dystonia. Adv Neurol 1988;(50):1–8.

    27. Fahn S., Marsden C.D., Calne D.B. Classification and investigation of dystonia. In: Marsden C.D., Fahn S. (eds.) Movement Disorders 2. London: Butterworths, 1987. Рр. 332–58.

    28. Fernandez-Alvarez E., Aicardi J. Movement disoders in children. ICNA, 2001. Рр. 79–129.

    29. Gottlob I., Wizov S.S., Reinecke R.D. Spasmus Nutans. A Long-term Follow-up. Invest Ophthalmol Vis Sci 1995;36(13):2768–71.

    30. Guerrini R., Belmonte A., Carrozzo R. Paroxysmal tonic upgaze of childhood withataxia: a benign transient dystonia with autosomal dominant inheritance. Brain Dev 1998;20(2):116–8.

    31. Heinzen E.L., Swoboda K.J., Hitomi Y. et al. De novo mutations in ATP1A3 cause alternating hemiplegia of childhood. Nat Genet 2012;44(9):1030–4.

    32. Kanavakis E., Xaidara A., Papathanasiou- Klontza D. et al. Alternating hemiplegia of childhood: a syndrome inherited with an autosomal dominant trait. Dev Med Child Neurol 2003;45(12):833–6.

    33. Leigh R.J. Zee D.S. The neurology of eye movements. 3rd ed. Oxford University Press, 1999. 646 p.

    34. Manji H., Howard R.S., Miller D.H. et al. Status dystonicus: the syndrome and its management. Brain 1998;121(Pt 2):243–52.

    35. Mariotti P., Fasano A., Contarino M.F. et al. Management of status dystonicus: our experience and review of the literature. Mov Disord 2007;22(7):963–8.

    36. Mikati M.A., Kramer U., Zupanc M.L. et al. Alternating hemiplegia of childhood: clinical manifestations and long-term outcome. Pediatr Neurol 2000;23(2): 134–41.

    37. Nickisch A., Massinger C., Ertl-Wagner B., von Voss H. Pedaudiologic findings after severe neonatal hyperbilirubinemia. Eur Arch Otorhinolaryngol 2009;266(2):207–12

    38. Opal P., Tintner R., Jankovic J. et al. Intrafamilial phenotypic variability of the DYT1 dystonia: from asymptomatic TOR1A gene carrier status to dystonic storm. Mov Disord 2002;17(25):339–45.

    39. Ouvrier R.A., Billson F. Benign paroxysmal tonic upgaze of childhood. J Child Neurol 1988;3(3):177–80.

    40. Panagiotakaki E., Gobbi G., Neville B. et al. Evidence of a non-progressive course of alternating hemiplegia of childhood: study of a large cohort of children and adults. Brain 2010;133(Pt 12):3598–610.

    41. Silver K., Andermann F. Alternating hemiplegia of childhood: a study of 10 patients and results of flunarizine treatment. Neurology 1993;43(1):36–41.

    42. Singer H.S., Mink J.W., Gilbert D.L., Jankovic J. Movement disorders in children. Saunders Elsever, 2010. 288 p.

    43. Sweney M.T., Silver K., Gerard-Blanluet M. et al. Alternating hemiplegia of childhood: early characteristics and evolution of a neurodevelopmental syndrome. Pediatrics 2009;123(3):534–41.

    44. Zorzi G., Marras C., Nardocci N. et al. Stimulation of the globus pallidus internus for childhood-onset dystonia. Mov Disord 2005;20(9):1194–200.

    Стереотипы - обзор | Темы ScienceDirect

    Неявное социальное познание

    На протяжении десятилетий социальные и когнитивные ученые изучали стереотипы и отношения (называемые «предубеждениями» в межгрупповом контексте), чтобы понять механизмы, которые их поддерживают. Эти исследования показали, что формирование стереотипов или оценка людей на основе ошибочного предположения о том, что определенные характеристики (например, доброта, доверие, интеллект) универсально верны для всех членов группы, могут быть неточными и самовоспроизводящимися (Снайдер и Суонн, 1978; Харрис и Розенталь, 1985; Стангор и Макмиллан, 1992; Стил и Аронсон, 1995; Стоун и др., 1997; Fiske, 1998), что приводит к ошибочным суждениям (Tajfel and Wilkes, 1963; Hamilton, Gifford, 1976; McGarty and Turner, 1992), которые могут сопротивляться опровергающим свидетельствам (Kunda and Oleson, 1997; Reuben et al., 2014).

    Важно отметить, что исследования стереотипов и отношений показали, что эти процессы могут происходить при относительно небольшом сознательном осознании или сознательном контроле над своим поведением. Это открытие оказало глубокое влияние, поскольку поднимает вопрос о дискриминационном поведении, происходящем без ведома актера и часто противоречащем его собственным сознательным ценностям справедливости и эгалитаризма (Banaji and Greenwald, 2013).

    Исследования стереотипов и отношений, возникающих вне сознательного осознания, были охвачены термином имплицитное социальное познание (Greenwald and Banaji, 1995). В частности, имплицитное социальное познание - это изучение когнитивных процессов и ментальных представлений индивидов, касающихся трех психологических конструктов: имплицитных установок, имплицитных стереотипов и имплицитной идентичности (Greenwald and Banaji, 1995).

    Неявное социальное познание основывается на косвенных методах захвата психологических построений, недоступных сознанию.В отличие от явных мер (например, самоотчетов), в которых контент оценивается напрямую, неявные меры позволяют вывести интересующие конструкции через поведенческие характеристики (например, задержку ответа отдельных лиц или ошибки в конкретных задачах). Одним из наиболее широко используемых показателей неявного социального познания является тест Implicit Association Test ( IAT) (рис. 1; Greenwald et al., 1998).

    Рис. 1. Иллюстрация теста на неявную расовую ассоциацию (IAT)

    В IAT, оценивающем расовые установки, участники классифицируют четыре типа стимулов: изображения белых и черных людей и слова, относящиеся к оценочным атрибутам, хорошие и плохие.В одном условии (конгруэнтное условие с расовым отношением) участники классифицируют изображения, принадлежащие Белым людям, и хорошие слова с помощью одного ключа ответа, в то время как классифицируют изображения, принадлежащие темнокожим людям, и плохие слова, используя другой ключ ответа. В другом условии (несовместимое с расовым отношением) участники классифицируют одни и те же стимулы, но с другой конфигурацией реакции: изображения белых людей и плохих слов классифицируются с помощью одного ключа, тогда как изображения черных людей и хорошие слова классифицируются с помощью Другой.Более быстрые задержки в конгруэнтном, чем неконгруэнтном состоянии, указывают на неявную про-белую позицию.

    По материалам Marini et al. (2018).

    Хотя неявные и явные измерения, как правило, демонстрируют положительную корреляцию, они могут демонстрировать большую степень диссоциации (например, отношение к возрасту; Nosek and Smyth, 2007; Nosek et al., 2007; Greenwald and Nosek, 2008) или даже противоположные эффекты ( например, отношение веса; Marini et al., 2013; Marini, 2017). Эти данные свидетельствуют о том, что неявные и явные меры оценивают связанные, но разные конструкции (Nosek, 2007).Например, исследование, проведенное на большой выборке, показало, что, хотя белые люди одобряли эгалитарные взгляды на явном уровне и про-белых взглядов на неявном уровне, неявные и явные меры имели умеренно положительную корреляцию, что указывает на некоторую общую и независимую вариативность (Nosek et al. др., 2007). Более того, Cunningham et al. (2004b) использовали моделирование структурным уравнением, чтобы показать, что, хотя неявные и явные межгрупповые отношения довольно сильно коррелированы (∼0,50), их нельзя моделировать как один фактор и, таким образом, рассматривать как уникальные конструкции.Этот результат не может быть легко объяснен как функция вариативности методов (т. Е. То, что методы выявления неявных и явных межгрупповых отношений сильно различаются), потому что неявные отношения, не связанные с неявным межгрупповым познанием (например, неявное отношение насекомых-цветов), не согласуются с неявные межгрупповые отношения.

    Исследования неявного социального познания показали, что неявные отношения и стереотипы широко распространены (Nosek et al., 2007; Sabin et al., 2012; Marini and Banaji, 2020) и во многих случаях предсказывают вариации в поведении по множеству тем. сверх явных мер (Fazio et al., 1995; Довидио и др., 1997; Greenwald et al., 2009) (метааналитическое сравнение предсказательной силы неявных и явных показателей приведено в Kurdi et al. (2019)). Например, было показано, что имплицитное про-Белое отношение предсказывало решения врачей предоставлять больше рекомендаций по тромболизису белым, чем чернокожим пациентам с острым коронарным синдромом (Green et al., 2007), странам с более сильными неявными стереотипами, связывающими науку с мужчинами, чем женщина предсказала больший разрыв на национальном уровне между женщинами и мужчинами в области естественных наук и математики (Nosek et al., 2009), а неявная идентичность, связывающая себя со смертью, предсказывала суицидальные мысли и вероятность совершения суицидальной попытки в следующие шесть месяцев (Nock et al., 2010). Недавно концепция, охваченная термином «предвзятость толпы», была использована, чтобы показать, что неявные отношения, полученные на агрегированном уровне, надежно и достоверно предсказывают поведение (Payne et al., 2017): например, агрегированные данные IAT сегодня, Представленные на макроуровне штатами в США, отражают более раннюю пропорцию рабов к не рабам.То есть штаты с более высоким уровнем расовой предвзятости IAT сегодня также являются штатами, в которых в прошлом было большее количество рабов (Payne et al., 2019). В качестве другого примера, совокупная предвзятость IAT к расе по регионам предсказывала летальное применение силы полицией (Hehman et al., 2018).

    Кроме того, исследования, изучающие податливость имплицитного социального познания, показали, что имплицитные установки и стереотипы относительно стабильны. То есть, хотя они могут быть немедленно изменены в ответ на кратковременное вмешательство, эти эффекты не сохраняются во времени (Dasgupta and Greenwald, 2001; Marini et al., 2012; Lai et al., 2016). Например, исследование с большой выборкой показало, что даже самые эффективные меры по снижению скрытых расовых установок (Lai et al., 2014) вызвали краткосрочные изменения, которые сохранялись только после задержки в один или несколько дней (Lai et al., 2014). др., 2016). Однако теперь у нас есть первая демонстрация того, что скрытые установки могут измениться в долгосрочной перспективе. Анализируя совокупные данные за 10-летний период и используя анализ временных рядов, Чарльзуорт и Банаджи (2019) показали, что неявное отношение может меняться стабильно и предсказуемо, ярким примером которого является отношение к сексуальности (гетеросексуальные геи).Почему произошло такое изменение, пока не известно, и необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять, могут ли социальные изменения (например, законодательство, репрезентация конкретных социальных групп в СМИ) быть движущими силами изменения отношения на индивидуальном уровне.

    С применением нейробиологических методов исследователи показали, что имплицитное социальное познание включает области мозга, связанные с обработкой эмоций и исполнительными функциями (Phelps et al., 2000; Richeson and Ambady, 2003; Cunningham et al., 2004а). Например, Phelps et al. (2000) обнаружили, что индивидуальные различия в скрытых расовых установках коррелировали с активностью миндалины. То есть, белые участники с более сильными имплицитными про-белыми взглядами проявили большую активность в этой подкорковой области, когда им были представлены лица черных, а не белых. Поскольку миндалевидное тело играет решающую роль в приобретении, хранении и выражении обусловливающих страх и неприятных эмоций (например, отвращения) (Phelps and LeDoux, 2005), ученые предположили, что эти результаты отражают негативные оценки по отношению к представителям других рас, основанные на культурное и историческое социальное обучение людей, прошлый личный опыт и членство в собственных группах (Phelps et al., 2000; см. также Senholzi et al., 2015).

    Аналогичным образом Richeson et al. (2003) обнаружили, что более сильное отношение к белому было связано с большей активностью передней поясной коры (ACC) и дорсолатеральной префронтальной коры (DLPFC). ACC - это область мозга, участвующая в обнаружении и мониторинге когнитивного конфликта, т.е.когда происходит конкуренция автоматических и преднамеренных реакций, в то время как DLPFC играет решающую роль в реализации процессов когнитивного контроля и регулирования (Carter et al., 1998; Макдональд и др., 2000; Barch et al., 2001; Botvinick et al., 2001).

    Эти данные побудили исследователей предположить роль опыта конфликта между неявным и сознательным познанием, например, намерения ответить справедливо. То есть люди могут стремиться контролировать свои неявные отношения или стереотипы, потому что они социально неприемлемы или находятся в противоречии с их сознательными убеждениями в справедливости и эгалитаризме. Чтобы проверить эту гипотезу, Amodio et al. (2004) измерили величину связанной с ошибкой отрицательности (ERN), электрофизиологического компонента, который возникает при возникновении ошибок у людей, которые сообщили о желании и мотивации быть свободными от предрассудков.В этом исследовании участников попросили выполнить предварительное задание по оценке их неявного стереотипа, связывающего чернокожих людей с оружием (то есть насилием). То есть их попросили быстро классифицировать серию изображений, представляющих оружие или ненасильственные инструменты, путем нажатия двух клавиш ответа; каждое изображение было загрунтовано лицом черного или белого человека. Результаты показали, что участники с большей вероятностью ошибочно классифицировали изображение инструмента как оружие, когда это поведение было ориентировано на черное лицо, чем на белое, что указывает на наличие неявного стереотипа, связывающего чернокожих американцев с оружием.Кроме того, эти ошибки были связаны с более высоким компонентом ERN по сравнению с теми, которые связаны с белым простым (то есть, когда изображение инструмента, заправленного лицом белого человека, было ошибочно классифицировано как оружие) и замедлением производительности в следующих испытаниях задания. Эти результаты свидетельствуют о том, что неявные стереотипы законно связаны с электрофизиологической активностью мозга, вызываемой во время процессов ошибок, и подтверждают гипотезу о том, что люди пытаются преодолеть свои автоматические расовые ассоциации, избегая дополнительных предвзятых ошибок.

    В итоге эти исследования показывают, что мы делаем выводы о людях на основе социальных категорий или групп, к которым они принадлежат. Этот процесс является неявным и автоматическим (т.е. он может происходить без осознания и преднамеренного контроля), и он может привести к неправильной оценке других, порождая предубеждения и дискриминацию. Неявные установки и стереотипы касались областей мозга и электрофизиологических механизмов, связанных с обработкой эмоций и исполнительных функций.

    УВКПЧ | Гендерные стереотипы

    Гендерные стереотипы

    Гендерные стереотипы - это обобщенные взгляды или предубеждения относительно атрибутов или характеристик, или ролей, которыми должны или должны обладать или исполнять женщины и мужчины. Гендерный стереотип вреден, когда он ограничивает способность женщин и мужчин развивать свои личные способности, продолжать профессиональную карьеру и / или делать выбор в отношении своей жизни.

    Будь то откровенно враждебные (например, «женщины иррациональны») или кажущиеся добрыми («женщины лелеют») вредные стереотипы увековечивают неравенство. Например, традиционный взгляд на женщин как на воспитателей означает, что обязанности по уходу за детьми часто ложатся исключительно на женщин.

    Кроме того, гендерные стереотипы, смешанные и пересекающиеся с другими стереотипами, оказывают непропорционально негативное влияние на определенные группы женщин, такие как женщины из групп меньшинств или коренных народов, женщины с ограниченными возможностями, женщины из низших каст или с более низким экономическим статусом, женщины-мигранты, и т.п.

    Гендерные стереотипы относятся к практике приписывания отдельной женщине или мужчине определенных атрибутов, характеристик или ролей только на основании ее или его принадлежности к социальной группе женщин или мужчин. Гендерные стереотипы являются противоправными, если они приводят к нарушению прав человека и основных свобод.

    Примеры включают:

    • Отсутствие уголовной ответственности за изнасилование в браке, поскольку считается, что женщины являются сексуальной собственностью мужчин; и
    • Неспособность расследовать, преследовать и осудить сексуальное насилие в отношении женщин, полагая, что жертвы сексуального насилия соглашались на половые акты, поскольку они не одевались и не вели себя «скромно».

    Неправильные гендерные стереотипы - частая причина дискриминации в отношении женщин. Это фактор, способствующий нарушениям широкого спектра прав, таких как право на здоровье, достаточный уровень жизни, образование, брак и семейные отношения, работа, свобода выражения мнений, свобода передвижения, участие в политической жизни и представительство, эффективное средство правовой защиты, и свобода от гендерного насилия.

    Запрещение гендерных стереотипов и гендерных стереотипов

    Два международных договора по правам человека содержат прямых обязательств в отношении вредных стереотипов и неправомерных стереотипов.

    Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин

    Артикул 5 :

    Государства-участники принимают все соответствующие меры ... для изменения социальных и культурных моделей поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков, обычаев и всех других практик, основанных на идее неполноценности или превосходства. любого пола или стереотипных ролей мужчин и женщин;

    Конвенция о правах инвалидов

    Статья 8 (1) (b):

    Государств-участников обязуются принимать немедленные, эффективные и надлежащие меры по борьбе со стереотипами, предрассудками и вредной практикой в ​​отношении инвалидов, в том числе по признаку пола и возраста, во всех сферах жизни.

    Права на недискриминацию и равенство, предусмотренные другими международными договорами о правах человека, такими как Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Конвенция о правах ребенка, также толкуются как включающие дискриминацию и неравенство, которые коренятся в стереотипах, в том числе гендерных.

    Связанные публикации, исследования, отчеты и документы

    Гендерные стереотипы и судебная система: руководство для семинаров (2020)
    PDF: Английский
    Учебные материалы по теме: Английский

    Руководство для судебных органов по гендерным стереотипам и международным стандартам прав женщин, Уругвай (2020)
    PDF: Español

    Руководство для прокуратуры по гендерным стереотипам и международным стандартам прав женщин, Уругвай (2020)
    PDF: Español

    Роль судебной власти в устранении стереотипов в делах о сексуальном и репродуктивном здоровье и правах - обзор прецедентного права (2017)
    PDF: Английский | Español

    One pager: Гендерные стереотипы и стереотипы и права женщин (2014)
    PDF: Английский

    Устранение судебных стереотипов: равный доступ к правосудию для женщин в делах о гендерном насилии (2014 г.)
    Word: Английский

    Отчет по заказу УВКПЧ: Гендерные стереотипы как нарушение прав человека (2013)
    Слово: Английский

    Внешние ссылки *

    Совет Европы

    Unstereotype Alliance

    * Примечание: ООН по правам человека не несет ответственности за содержание внешних ссылок.

    Ужасающая сила стереотипов - и как с ними бороться

    От «девочки плохо разбираются в математике» и «мужчины настолько нечувствительны» до «он становится немного старым с возрастом» или «чернокожие люди борются в университете» - нет недостатка в общих культурных стереотипах о социальных группах. Скорее всего, вы когда-нибудь слышали большинство из этих примеров. На самом деле стереотипы немного похожи на воздух: невидимы, но присутствуют всегда.

    У всех нас несколько идентичностей, и некоторые из них могут подвергнуться стигматизации.Хотя может показаться, что нам следует просто перестать обращать внимание на стереотипы, часто это не так просто. Ложные представления о наших способностях легко превращаются в голос неуверенности в себе в нашей голове, который трудно игнорировать. И в последние пару десятилетий ученые начали обнаруживать, что это может иметь разрушительные последствия для нашей реальной работы.

    Этот механизм возникает из-за того, что психологи называют «угрозой стереотипа», имея в виду страх сделать что-то, что подтвердит негативное восприятие стигматизированной группы, членами которой мы являемся.Впервые это явление было обнаружено американскими социальными психологами в 1990-х годах.

    В основополагающей статье они экспериментально продемонстрировали, как расовые стереотипы могут влиять на интеллектуальные способности. В своем исследовании черные участники показали худшие результаты, чем белые участники, в тестах вербальных способностей, когда им сказали, что тест был «диагностическим» - «подлинным тестом ваших вербальных способностей и ограничений». Однако, когда это описание было исключено, такого эффекта не наблюдалось. Очевидно, что у этих людей были негативные мысли о своих словесных способностях, которые повлияли на их работу.

    Чернокожие участники также уступали, когда расовые стереотипы активировались гораздо более тонко. Достаточно было просто попросить участников указать свою расу в предшествующей демографической анкете. Более того, в угрожающих условиях (диагностический тест) черные участники сообщали о более высоком уровне неуверенности в себе, чем белые участники.

    Никто не в безопасности

    Эффекты угрозы стереотипа очень устойчивы и затрагивают все стигматизированные группы. Недавний анализ нескольких предыдущих исследований по этой теме показал, что угроза стереотипов, связанных с интеллектуальной областью, существует в различных экспериментальных манипуляциях, типах тестов и этнических группах - от чернокожих и латиноамериканцев до турецких немцев.Большое количество исследований также связывает угрозу стереотипов с низкой успеваемостью женщин по математике и стремлением к лидерству.

    Мужчины тоже уязвимы. Исследование показало, что мужчины хуже справляются с декодированием невербальных сигналов, если тест был разработан для измерения «социальной чувствительности» - стереотипно женского навыка. Однако, когда задача была представлена ​​как «тест обработки информации», они справились намного лучше. Аналогичным образом, когда детям из более бедных семей напоминают об их более низком социально-экономическом статусе, они не справляются с тестами, которые описываются как диагностика интеллектуальных способностей, но не иначе.Также было показано, что угроза стереотипов влияет на неуспеваемость иммигрантов и память пожилых людей.

    Мы рано осознаем стереотипы. Ударная фотография / Shutterstock

    Важно помнить, что триггерные сигналы могут быть очень тонкими. Одно исследование показало, что, когда женщины просматривали только две рекламы, основанные на гендерных стереотипах из шести рекламных роликов, они, как правило, избегали руководящих ролей в последующей задаче.Так было, хотя реклама не имела ничего общего с лидерством.

    Психические механизмы

    Угроза стереотипа приводит к замкнутому кругу. Стигматизированные люди испытывают тревогу, которая истощает их когнитивные ресурсы и приводит к недостаточной успеваемости, подтверждению негативного стереотипа и усилению страха.

    Исследователи определили ряд взаимосвязанных механизмов, ответственных за этот эффект, ключевой из которых является дефицит объема рабочей памяти - способности сосредоточиться на текущей задаче и игнорировать отвлекающие факторы.На рабочую память в условиях угрозы стереотипов влияют физиологический стресс, мониторинг работоспособности и процессы подавления (тревожности и стереотипов).

    Нейробиологи даже измерили эти эффекты в мозге. Когда на нас действует угроза стереотипа, активируются области мозга, отвечающие за эмоциональную саморегуляцию и социальную обратную связь, в то время как активность в областях, ответственных за выполнение задачи, подавляется.

    В нашем недавнем исследовании, опубликованном в Frontiers in Aging Neuroscience, мы продемонстрировали этот эффект в отношении эйджизма.Мы использовали электроэнцефалографию (ЭЭГ), устройство, которое помещает электроды на кожу головы для отслеживания и записи паттернов мозговых волн, чтобы показать, что пожилые люди, прочитав отчет об ухудшении памяти с возрастом, испытали активацию нейронов, соответствующую негативным мыслям о себе. Они также недостаточно хорошо справились с последующей задачей классификации по времени.

    Стратегии преодоления

    Однако надежда есть. Новые исследования о том, как уменьшить угрозу стереотипов, определяют ряд методов, наиболее очевидным из которых является изменение стереотипа.В конечном итоге это способ устранить проблему раз и навсегда.

    Ролевые модели могут помочь смягчить последствия. Пит Соуз / ВВС США

    Но, к сожалению, изменение стереотипов часто требует времени. Пока мы над этим работаем, есть приемы, которые помогут нам справиться. Например, важны видимые, доступные и актуальные образцы для подражания. В одном исследовании сообщалось о положительном «эффекте Обамы» на афроамериканцев. Всякий раз, когда Обама привлекал внимание прессы по положительным, опровергающим стереотипы причинам, эффект угрозы стереотипов заметно снижался при сдаче экзаменов чернокожими американцами.

    Другой метод - смягчить угрозу путем сдвига самооценки в сторону позитивной групповой идентичности или самоутверждения. Например, азиатские женщины хуже справляются с тестами по математике, когда им напоминают об их гендерной идентичности, но не когда напоминают об их азиатской идентичности. Это потому, что азиатские люди стереотипно считаются хорошими математиками. Точно так же многие из нас принадлежат к нескольким различным группам - иногда стоит сместить акцент на ту, которая дает нам силы.

    Обретение уверенности, выполняя опасную задачу, также полезно, как это видно на примере шахматисток.Один из способов сделать это - переформулировать задачу как вызов.

    Наконец, простое осознание разрушительных эффектов, которые могут иметь стереотипы, может помочь нам переосмыслить тревогу и повысить наши шансы на улучшение работы. Возможно, нам не удастся полностью и сразу избежать стереотипов, но мы можем попытаться очистить от них атмосферу.

    Неявные стереотипы и прогнозирующий мозг: познание и культура в «предвзятом» восприятии человека

    Взгляд на стереотип как на фиксированный набор атрибутов, связанных с социальной группой, исходит из основополагающего исследования экспериментальной психологии, проведенного Кацем и Брэйли (1933).Сто студентов Принстонского университета попросили выбрать атрибуты, которые они ассоциируют с десятью конкретными национальностями, этническими и религиозными группами, из списка, состоящего из 84 характеристик. Затем исследователи собрали атрибуты, наиболее часто связанные с каждой группой. Кац и Брэйли (1933: 289) назвали эти ассоциации «групповой ошибочной установкой», подразумевающей ошибочное мнение (или отношение) от имени участников. Исследование было повторено в Принстоне Gilbert (1951) и Karlins et al.(1969), и подобные атрибуты, как правило, становились наиболее частыми для групп. Стойкость этих ассоциаций, таких как англичане как приверженцы традиций и консервативность, на протяжении более 35 лет часто узко истолковывалась как свидетельство фиксированной природы стереотипов. Тем не менее, более пристальный взгляд на данные показывает контрдоказательства. Редко был выбран атрибут более чем половиной участников: у англичан только «спортивный» в 1933 году, а «консервативный» в 1969 году достиг этого показателя. Также со временем менялись и проценты, и выбранные атрибуты.К 1969 году «спортивность» англичан упала до 22%. К 1969 г. количество атрибутов в первой пятерке некоторых групп упало до менее 10%. Кроме того, стереотипы в целом имели тенденцию становиться более позитивными с течением времени. Однако то, что исследования действительно установили, было методологическим подходом к стереотипам как экспериментальному исследованию атрибутов «характера», связанных с социальными группами в сознании человека.

    Понятие неявных стереотипов основано на двух ключевых теоретических концепциях: ассоциативных сетях в семантической (знания) памяти и автоматической активации.Предполагается, что понятия в семантической памяти связаны вместе в терминах ассоциативной сети, при этом связанные концепции имеют более сильные связи или находятся ближе друг к другу, чем несвязанные концепции (Collins and Loftus, 1975). Таким образом, «доктор» имеет более сильную связь с «медсестрой» (или считается более близкой в ​​сети), чем с не связанными понятиями, такими как «корабль» или «дерево». Связанные понятия объединяются в кластер, например больница, врач, медсестра, пациент, палата, санитар, операционная и т. Д., В локальной сети (Payne and Cameron, 2013), которую иногда называют схемой (Ghosh and Gilboa, 2014; см. Hinton, 2016).Активация одного понятия (например, чтение слова «врач») распространяется на связанные понятия в сети (например, «медсестра»), делая их более доступными в период активации. Доказательства в пользу ассоциативной сетевой модели прибывают из времени отклика в ряде исследовательских парадигм, таких как распознавание слов, лексическое решение и предварительные задачи: например, Нили (1977) показал, что слово «медсестра» распознается быстрее в задаче на время реакции. после слова «доктор», чем когда перед ним стоит нейтральный штрих (например, ряд X) или несвязанное простое слово (например, «таблица»).Был проведен значительный объем исследований природы семантических ассоциаций, которые отражают субъективный опыт, а также языковое сходство, хотя люди, похоже, организуют свои семантические знания таким же образом, как и другие. Слабо связанные концепции могут быть активированы путем распространения активации на основе тематической ассоциации, а сложность структуры ассоциаций развивается с течением времени и опыта (De Deyne et al., 2016).

    Распространение активации одной концепции на другую рассматривалось как происходящее бессознательно или автоматически.В середине 1970-х годов было проведено различие между двумя формами умственной обработки: сознательной (или контролируемой) обработкой и автоматической обработкой (Shiffrin and Schneider, 1977). Сознательная обработка требует ресурсов внимания и может использоваться гибко и справляться с новизной. Однако для этого требуется мотивация и время, что может привести к относительно медленной последовательной обработке информации. Автоматическая обработка работает вне пределов внимания, происходит быстро и включает параллельную обработку.Однако он, как правило, негибкий и (в значительной степени) неконтролируемый. Канеман (2011) называет их Системой 2 и Системой 1 соответственно. Шиффрин и Шнайдер (1977) обнаружили, что обнаружение буквы среди чисел может быть выполнено быстро и без усилий, что подразумевает автоматическое обнаружение категориальных различий букв и цифр. Обнаружение элементов из группы целевых букв среди второй группы фоновых букв потребовало времени и концентрации, требуя (сознательной) обработки внимания.Однако новые ассоциации (определенные буквы как цели и другие буквы как фон) можно было усвоить путем обширной практики, пока ассоциации были последовательными (цели никогда не использовались в качестве фоновых букв). После многих тысяч испытаний время обнаружения значительно сократилось: участники сообщали, что цели «выскакивают» из фоновых букв, подразумевая, что практика привела к автоматической активации целевых букв (на основе новых категорий букв-мишеней).Таким образом, последовательность опыта (практики) может привести к новым автоматически активируемым заученным ассоциациям. Однако, когда Шиффрин и Шнайдер (1977) поменяли местами цели и фоновые буквы после тысяч последовательных испытаний, производительность упала намного ниже начального уровня - время обнаружения было чрезвычайно медленным, требующим сознательного внимания, поскольку участники боролись с автоматической активацией старого, но -сейчас неверные цели. Медленно и с дополнительной практикой в ​​виде тысяч испытаний производительность постепенно улучшалась с новой конфигурацией целевых и фоновых букв.Таким образом, хорошо отработанные семантические ассоциации, согласующиеся с опытом человека, могут автоматически активироваться при обнаружении категории, но однажды усвоенные им чрезвычайно трудно отучить.

    Используя эти теоретические идеи, стереотипная ассоциация (например, «черный» и «агрессивность») может сохраняться в семантической памяти и автоматически активироваться, создавая неявный стереотипный эффект. Это было продемонстрировано Дивайном (1989). Белых участников попросили воспроизвести черты стереотипа чернокожих, а также заполнить анкету для определения предубеждений.Девайн обнаружил, что люди с низкими и высокими предрассудками знали характеристики стереотипа черных. На следующем этапе исследования участники оценили враждебность человека, которого называли только Дональдом, описанного в абзаце из 12 предложений, как неоднозначно враждебное поведение, такое как требование возврата денег за то, что он только что купил в магазине. Перед описанием слова, относящиеся к стереотипу Блэка, быстро отображались на экране, но слишком быстро, чтобы их можно было осознать.Было показано, что эта автоматическая активация стереотипа влияет на суждение о враждебности Дональда участниками как с низким, так и с высоким уровнем предубеждений. Наконец, участников попросили анонимно перечислить свои взгляды на чернокожих. Люди с низким уровнем предубеждений дали больше положительных утверждений и больше убеждений (например, «все люди равны»), чем черт характера, тогда как участники с высоким уровнем предубеждений указали больше негативных высказываний и больше черт (таких как «агрессивность»).

    Девайн объяснил эти результаты, утверждая, что в процессе социализации члены культуры изучают существующие в этой культуре верования в отношении различных социальных групп.Благодаря своей повторяемости стереотипные ассоциации о людях из стереотипной группы прочно закрепляются в памяти. Из-за их широкого распространения в обществе более или менее каждый в культуре, даже непредвзятый человек, имеет неявные стереотипные ассоциации, доступные в семантической памяти. Следовательно, стереотип автоматически активируется в присутствии члена стереотипной группы и может влиять на мысли и поведение воспринимающего.Однако люди, чьи личные убеждения отвергают предрассудки и дискриминацию, могут сознательно подавлять влияние стереотипа в своих мыслях и поведении. К сожалению, как описано выше, сознательная обработка требует выделения ресурсов внимания, и поэтому влияние автоматически активируемого стереотипа может быть подавлено только в том случае, если человек осознает его потенциальную предвзятость в отношении активации и мотивирован на выделение времени и усилий для подавления это и заменить его в принятии решений преднамеренным нестереотипным суждением.Дивайн (1989: 15) рассматривал процесс утверждения сознательного контроля как «отказ от дурной привычки».

    Утверждалось, что ресурсы сознательного внимания используются только в случае необходимости, когда воспринимающий действует как «когнитивный скряга» (Fiske and Taylor, 1991): в результате Macrae et al. (1994) утверждали, что стереотипы можно рассматривать как эффективные «инструменты» обработки, позволяющие избежать необходимости «расходовать» ценные сознательные ресурсы обработки. Тем не менее, Девайн и Монтейт (1999) утверждали, что они могут быть сознательно подавлены, когда ищется непредвзятое восприятие.Кроме того, неявный стереотип автоматически активируется только тогда, когда член группы воспринимается с точки зрения определенного социального значения (Macrae et al., 1997), поэтому автоматическая активация не гарантируется при представлении члена группы (Devine and Sharp, 2009). Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что сознательная и автоматическая активация не исключают друг друга, но в социальном восприятии существует взаимодействие между двумя процессами. Социальный контекст также может влиять на автоматическую активацию, так что в контексте «заключенных» существует стереотипное предубеждение к черным (по сравнению с белыми), но не в контексте «юристов» (Wittenbrink et al., 2001). Действительно, Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что ряд ситуационных факторов и индивидуальных различий может влиять на автоматическую активацию стереотипов, а сознательный контроль может подавлять их влияние на социальное восприятие. Однако Барг (1999) был менее оптимистичен, чем Дивайн в отношении способности индивидуального сознательного контроля подавлять автоматически активируемые стереотипы, и предположил, что единственный способ остановить влияние имплицитного стереотипа - это «искоренение самого культурного стереотипа» (Барг (1999) : 378).Вместо модели когнитивно-скупой обработки когнитивных функций Барг предложил «когнитивного монстра», аргументируя это тем, что у нас нет той степени сознательного контроля, которую предлагает Девайн, чтобы смягчить влияние неявных стереотипов (Bargh and Williams, 2006; Bargh, 2011).

    Гринвальд и Банаджи (1995) призвали к более широкому использованию косвенных показателей имплицитного познания, чтобы продемонстрировать эффект активации вне сознательного контроля воспринимающего. Они были особенно обеспокоены неявными стереотипами, утверждая, что «автоматическое действие стереотипов обеспечивает основу для неявных стереотипов», ссылаясь на исследования, такие как исследования Гертнера и Маклафлина (1983).В этом последнем исследовании, несмотря на низкие баллы участников по прямому самоотчету о предубеждениях, они по-прежнему достоверно быстрее реагировали на связь между «белым» и положительными качествами, такими как «умный», по сравнению с сочетанием «черного» с «черным». те же положительные качества. Таким образом, они пришли к выводу, что косвенная мера времени реакции выявляла неявный стереотипный эффект. Следовательно, Greenwald et al. (1998) разработали тест неявной ассоциации (или IAT). Этот тест на время реакции ассоциации слов представляет пары слов в последовательности испытаний на пяти этапах, при этом на каждом этапе проверяется время реакции на различные комбинации пар слов.По результатам на разных этапах можно проверить время реакции на различные словесные ассоциации. Например, полюса концепции возраста, «молодой» и «старый», можно последовательно соединить с «хорошим» и «плохим», чтобы увидеть, соответствует ли время реакции на пару молодой-хороший и / или старый-плохой. достоверно быстрее, чем альтернативные пары, что свидетельствует о неявном стереотипе возраста. В качестве метода IAT может применяться к любой комбинации пар слов и, как результат, может использоваться для изучения ряда неявных стереотипов, таких как «белый» и «черный» для этнических стереотипов или «мужчины» и «женщины» для гендерные стереотипы в сочетании с любыми словами, связанными со стереотипными атрибутами, такими как агрессия или зависимость.Результаты были весьма впечатляющими. Последующее использование IAT последовательно демонстрирует неявные стереотипы для ряда различных социальных категорий, в частности, пола и этнической принадлежности (Greenwald et al., 2015). Неявные стереотипы теперь рассматриваются как один из аспектов неявного социального познания, который участвует в ряде социальных суждений (Payne and Gawronski, 2010).

    Критика результатов IAT поставила под сомнение, действительно ли он идентифицирует конкретное бессознательное предубеждение, не связанное с сознательным суждением (Oswald et al., 2013) или, как предположил Дивайн (1989), просто знание культурной ассоциации, которая может быть управляемой и запрещенной при принятии решений (Payne and Gawronski, 2010). В поддержку IAT, Greenwald et al. (2009) метаанализ 184 исследований IAT показал, что существует прогностическая достоверность неявных ассоциаций с поведенческими результатами в целом ряде предметных областей, а Greenwald et al. (2015) утверждают, что это может иметь значительные социальные последствия. Как следствие, если неявные стереотипы указывают на потенциально неконтролируемое когнитивное предубеждение, тогда возникает вопрос, как справиться с его результатами при принятии решений, особенно для человека, искренне стремящегося к непредвзятому суждению.С явными предрассудками борются с помощью ряда социально-политических мер - от антидискриминационных законов до обучения интервьюеров, но вмешательства, по сути, направлены на то, чтобы убедить или заставить людей действовать сознательно и непредвзято. Lai et al. (2016) исследовали ряд методов вмешательства для уменьшения скрытых расовых предрассудков, таких как знакомство с контр-стереотипными образцами или поощрение мультикультурализма, но выводы были несколько пессимистичными. Различные вмешательства по-разному влияли на неявный стереотип (по данным IAT).Например, яркий контр-стереотипный пример (который участники читали) - вообразить, как идете в одиночестве ночью и подвергаться жестокому нападению со стороны белого и спасаемому чернокожим - оказался весьма эффективным. Однако из девяти вмешательств, рассмотренных Lai et al. (2016), все в какой-то степени были эффективны, но последующее тестирование показало, что положительный эффект исчез в течение дня или около того. Авторы пришли к выводу, что, хотя неявные ассоциации были гибкими в краткосрочной перспективе, эти (краткие) вмешательства не имели долгосрочного эффекта.Это может указывать на то, что неявные стереотипы прочно укоренились и могут реагировать только на интенсивные и долгосрочные вмешательства (Devine et al., 2012). Lai et al. (2016) также предполагают, что дети могут быть более восприимчивы к неявному изменению стереотипов, чем взрослые.

    Проблема в том, что если люди не способны сознательно изменить свои неявные «предубеждения», в какой степени они несут ответственность за действия, основанные на этих неявных стереотипах? Профессор права Кригер (1995) утверждал, что законодатели и юристы должны принимать во внимание психологические объяснения неявной предвзятости в своих суждениях.Например, в исследовании Cameron et al. (2010) участники оценили ответственность белого работодателя, который иногда дискриминировал афроамериканцев, несмотря на сознательное желание быть справедливым. Когда эта дискриминация была представлена ​​как результат неосознанной предвзятости, о которой работодатель не подозревал, тогда участники сочли, что личная ответственность за дискриминацию ниже. Однако, когда ему сказали, что скрытая предвзятость была автоматическим «внутренним ощущением», о котором работодатель знал, но который трудно контролировать, не привело к такому же снижению моральной ответственности.Это также имеет потенциальное юридическое значение (Krieger and Fiske, 2006), поскольку закон традиционно предполагал, что ответственность за дискриминационный акт лежит на индивидуальном предприятии, совершающем это действие, с допущением о лежащей в основе дискриминационной мотивации (намерении). Эффектом неявной стереотипной предвзятости может быть дискриминационное действие, которое человек не планировал и не осознавал.

    Неявная стереотипная предвзятость бросает вызов человеку как единственному источнику и причине его мыслей и действий.В огромном исследовании, в котором приняли участие более двухсот тысяч участников, все граждане США, Axt et al. (2014) использовали MC-IAT, вариант IAT, для изучения неявной предвзятости в суждениях об этнических, религиозных и возрастных группах. В то время как участники демонстрировали фаворитизм внутри группы, во время их ответа возникла последовательная иерархия социальных групп. Что касается этнической принадлежности, с точки зрения положительности оценки, белые были самыми высокими, за ними следовали азиаты, чернокожие и латиноамериканцы, с тем же порядком, полученным от участников из каждой из этнических групп.В отношении религии был создан последовательный порядок христианства, иудаизма, индуизма и ислама. Что касается возрастного исследования, положительные оценки были связаны с молодежью с постоянным порядком детей, молодых людей, взрослых среднего возраста и пожилых людей среди участников всех возрастов, от подростков до шестидесяти лет. Axt et al. утверждал, что последовательные неявные оценки отражают культурные иерархии социальной власти (и социальных структур), «глубоко укоренившиеся в социальных умах» (Axt et al., 2014: 1812). Они также предполагают, что эти неявные предубеждения могут «не поддерживаться и даже противоречить сознательным убеждениям и ценностям» (Axt et al., 2014: 1812). Сосредоточение внимания на когнитивной предвзятости, с ее следствием предвзятого суждения человека, как правило, игнорировало важность культуры в познании. Именно этот вопрос сейчас и рассматривается здесь.

    Стереотипы | Гендерные инновации

    Стереотип - это широко распространенное упрощенное и эссенциалистское представление о конкретной группе.Группы часто стереотипируются на основе пола, гендерной идентичности, расы и этнической принадлежности, национальности, возраста, социально-экономического статуса, языка и т. Д. Стереотипы глубоко укоренились в социальных институтах и ​​культуре в целом. Они часто проявляются даже в раннем детстве, влияя и формируя то, как люди взаимодействуют друг с другом. Например, дизайнеры видеоигр разработали игровую платформу для девочек в розовом цвете, потому что это то, чего, по мнению родителей (которые покупают игру), хотели их девочки.Сами девушки предпочитали более темные цвета металлик (Rommes, 2006).

    Гендерные стереотипы отражают нормативные представления о женственности и мужественности, женщинах и мужчинах. Тем не менее, как и все аспекты гендера, то, что составляет стереотипную женственность или мужественность, варьируется в зависимости от культуры и на протяжении исторического времени. Гендерные стереотипы обычно изображают женственность и мужественность как бинарные противоположности или дуализмы, как, например, эмоциональность и рациональность.

    Излишне упрощая свой предмет, стереотипы игнорируют как сложность, так и разнообразие, обнаруженное эмпирически, когда изучается реальных человек и их практики; по самой своей природе стереотипы искажают группы, которые они пытаются описать.Стереотипы часто сохраняются даже тогда, когда статистические реалии, на которых они когда-то основывались, меняются. Например, стереотип женщины-домохозяйки сохранился даже в странах, где большинство женщин имеют оплачиваемую работу полный рабочий день.

    По всем этим причинам стереотипы не являются надежной основой для интерпретации в ходе исследования или для суждения о целевых пользователях и покупателях. Исследователи и инженеры должны бросить вызов стереотипам и вместо этого искать более эмпирически обоснованные основы для размышлений о группах, для которых они стремятся исследовать или разрабатывать технологии. Женственность и мужественность динамичны и множественны. У женщин, например, самые разные интересы и навыки. Если мобильный телефон разработан для «стереотипной» женщины, он не понравится женщинам, которые не соответствуют продвигаемому стереотипу (Faulkner, 2004).

    Как избежать стереотипов

    • 1. Узнайте о реальных людях и практиках - в разных классах, регионах, образовании и т. Д.; не делайте предположений, основанных на нормативных или стереотипных представлениях о женщинах и мужчинах.
    • 2. Учитывайте как структурные, так и культурные механизмы, с помощью которых часто поддерживается гендерное разделение и неравенство. Методы, основанные на наблюдениях, с большей вероятностью выявят важную невидимую динамику, чем интервью или опросы, не в последнюю очередь потому, что фактическая практика людей может отличаться от их представлений о себе.
    • 3. Стремитесь выявить «несоответствия» между гендерными нормами, предположениями или стереотипами и реальными людьми или практиками. Это может открыть плодородные пространства для творческих, учитывающих гендерные аспекты инноваций - инноваций, способных стимулировать научно-технический прогресс и в то же время улучшить гендерное равенство.

    Стереотипная угроза

    Стереотипы могут отрицательно сказаться на производительности. «Стереотипная угроза» - предполагаемая угроза быть сведенной к стереотипу группы, с которой он отождествляется, - может побудить способных индивидов внутри группы «соответствовать» негативному стереотипу своей группы.Например, когда молодым женщинам напоминают об их поле перед прохождением теста по математике, когда их просят поставить галочку в квадрате «женский» или «мужской», они, как правило, получают более низкий балл, чем когда нет поля «Ж / М» для отметки (Стил , 1997). Аналогичным образом, успеваемость белых инженеров студентов-инженеров снижается, если им говорят, что азиатские студенты-инженеры сдают тот же тест (Page, 2007).

    Процитированные работы

    Фолкнер, В.(2004). Стратегии интеграции: гендер и информационное общество . Эдинбург: Эдинбургский университет.

    Пейдж, С. (2007). Разница: как сила разнообразия создает лучшие группы, фирмы, школы и общества . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Роммес, Э. (2006). Гендерно-чувствительные методы проектирования. В Trauth, E. (Ed.), Encyclopedia of Gender and Information Technology , pp.675-681. Херши: Издательство Idea Group.

    Стил, К. (1997). Угроза в воздухе: как стереотипы формируют интеллектуальную идентичность и производительность. Американский психолог, 52 (6) , 613-629.

    Как формируются стереотипы и можно ли их изменить ?: Институт политических исследований

    Как формируются стереотипы и можно ли их изменить?

    Психолог Элис Игли считает, что изменения возможны.

    Стереотипы не являются загадочными или произвольными, - сказала Алиса Игли, - они «основаны на наблюдениях за повседневной жизнью.”


    Люди формируют стереотипы на основе предположений о социальных ролях групп - например, бросившие школу в индустрии быстрого питания.

    Представьте себе бросившего школу. Теперь подумайте о том, какой профессией, вероятно, будет заниматься этот человек. Если на ум пришло слово «работник фаст-фуда», вы были бы правы: бросившие среднюю школу люди чрезмерно представлены в индустрии фаст-фуда.

    В журнале Journal of Personality and Social Psychology социальный психолог Элис Игли из Университета Сан-Диего и Энн Кениг из Университета Сан-Диего, бывший научный сотрудник выпускника IPR, исследуют, как люди приходят к формированию стереотипов, основанных на этих типах выводов о социальных отношениях. роли.

    Они первыми исследовали, как «теория социальных ролей», которая в основном использовалась для понимания гендерных стереотипов, может объяснить, почему люди, например, считают, что, как правило, МВА конкурентоспособны, а пожилые люди добры. Теория предполагает, что когда люди наблюдают за группой, чрезмерно представленной в определенных ролях - например, за женщинами как опекунами, - они экстраполируют черты, которые, по их мнению, проявляются в этих ролях, например, более заботливая, и приписывают их всей группе, т. Е. , женщинам в целом.

    Элис Игли

    Чтобы оценить важность профессиональных ролей в формировании стереотипов, Игли и Кениг провели серию экспериментов. В первоначальном эксперименте участники назвали типичные профессиональные роли, связанные с группами, от чернокожих и латиноамериканцев до бедных, республиканцев и бросивших школу. Эти суждения о типичных ролях в целом были довольно точными, как показывают данные о профессиях Бюро статистики труда. В других экспериментах они оценивали черты, необходимые для успеха в этих ролях, а также черты, необходимые для реализации типичного ролевого поведения - например, для работника быстрого питания: «обслуживать клиентов в заведениях общественного питания, которые специализируются на быстром обслуживании».«Во всех экспериментах стереотипы каждой из социальных групп соответствовали качествам, которые участники приписывали типичным занятиям данной социальной группы. Общая идея этого исследования заключается в том, что стереотипы групп возникают из повседневных наблюдений за людьми. виды социальных ролей, которые занимают члены группы.

    «Стереотипы не являются загадочными или произвольными», - сказал Игли, - они «основаны на наблюдениях за повседневной жизнью».

    Кроме того, как считают Игли и Кениг, стереотипы не являются ни фиксированными, ни жесткими.В другом эксперименте они проинформировали участников исследования, что, например, больше белых мужчин станут медсестрами в следующие 25–30 лет, а затем спросили, как они будут восприниматься. Участники изменили свои стереотипы о группе белых мужчин, чтобы отразить эти новые роли. Другими словами, если достаточному количеству членов стереотипной группы удастся пробиться в новые области - будь то мужчины - медсестры или женщины - математика и естественные науки, - преобладающие стереотипы о них, скорее всего, изменятся.

    Конечно, чтобы пробиться в новые области, члены стереотипных групп должны быть наняты в них.Именно с этого и следует начинать политическое вмешательство, - утверждает Игли.

    «Мы не можем напрямую изменить стереотип или психологию, лежащую в его основе, потому что он основан на повседневных наблюдениях», - сказал Игли, отметив, что люди должны стремиться расширять доступ обездоленных групп к лучшим рабочим местам. «Мы должны изменить реальность, которую наблюдают люди».

    Элис Игли - заведующий кафедрой искусств и наук Джеймса Падиллы, профессор психологии и научный сотрудник по интеллектуальной собственности.

    Фотография предоставлена: Стив Снодграсс, Flickr

    Дата публикации: 25 августа 2015 г.

    Влияние стереотипов на развитие личности

    В Квебеке по-прежнему существует неравенство между мужчинами и женщинами. Несмотря на то, что они имеют одинаковые права, в действительности женщины:

    • по-прежнему получают меньше за труд равной ценности
    • составляют подавляющее большинство жертв домашнего насилия
    • с меньшей вероятностью занимают руководящие должности в политика или сфера труда
    • ограничены меньшим кругом профессий и профессий
    • находятся под большим давлением в отношении внешнего вида
    • уделяют больше времени семейным обязанностям

    Такое неравенство сохраняется из-за стереотипов, налагающих разные обязанности и роли по признаку пола.Например, женщины часто должны выполнять обязанности по дому и уходу за детьми, в том числе:

    • готовка
    • стирка
    • отвод детей на прием к врачу
    • покупка одежды
    • помощь детям с домашними заданиями
    • управление деятельностью и семейный график

    По данным Institut de la statistique du Québec, в 2015 году женщины тратили на неоплачиваемую работу на один час больше в день по сравнению с мужчинами (например,г. забота о домашних делах, поручениях, обедах и других приемах пищи).

    В 2019 году количество часов, в течение которых женщины отсутствовали на работе по личным или семейным обязанностям, было в в четыре раза больше, чем у мужчин, часов.

    Даже на работе задания часто распределяются стереотипно. Например, существует тенденция полагать, что женщины лучше подготовлены к управлению деликатными ситуациями с участием коллег или что они лучше умеют делать заметки.

    Среди мужчин по-прежнему глубоко укоренился упрощенный образ «хорошего кормильца», который зарабатывает деньги на поддержку своей семьи, равно как и идеи о властных позициях мужчин в политике и управлении.Дома мужчины иногда выполняют другие задачи, такие как стрижка травы или сгребание снега. Они играют свои социальные роли в основном вне семейного окружения, в отличие от женщин.

    Неравномерное распределение обязанностей может иметь серьезные последствия, особенно для женщин: стресс, выгорание, проблемы со здоровьем, тяжелое психологическое бремя и т. Д. Женщинам часто кажется, что они работают на двух работах одновременно.

    В долгосрочной перспективе это приводит к разрыву в заработной плате женщин и мужчин.Поскольку чаще всего женщины берут отпуск по личным или семейным причинам, они работают меньше оплачиваемых часов. У них может быть мало возможностей для карьерного роста, что приведет к снижению пенсионных доходов.

    Детей необходимо учить тому, что задачи не имеют гендерной принадлежности, чтобы, когда они стали взрослыми, они распределяли работу более справедливо и работали в направлении равного обращения с женщинами.

    Дополнительную информацию о гендерном равенстве в Квебеке можно найти на веб-сайте Secrétariat à la condition féminine (только на французском языке).