Телефоны доверия москва: Телефоны доверия и экстренных служб

Содержание

Психолог-оператор должен быть готов ко всему. Как устроена работа городского «Телефона неотложной психологической помощи» 051

Получить психологическую помощь в круглосуточном режиме москвичи могут через городской «Телефон неотложной психологической помощи» 051 (ТНПП). С начала этого года на линию уже позвонило почти 23 тысячи абонентов. Люди обращаются по разным вопросам, будь то семейные конфликты, профессиональное выгорание или воспитание детей. Как специалисты «051» работают по ту сторону трубки и взаимодействуют со службами МЧС и скорой помощи — читайте в нашем материале.

«У моего 20-летнего сына СПИД. За что? Этого не может быть. Он так молод», «Девушка, Вы психолог, да? Мне трудно об этом говорить. Я сегодня узнала, что мой муж мне изменяет»…

Десятки таких тревожных, взволнованных и даже агрессивных звонков ежедневно поступают на «Телефон неотложной психологической помощи» 051.

ЛИНИЯ РАБОТАЕТ БЕЗ ВЫХОДНЫХ И ПРАЗДНИКОВ

Филиал ТНПП в Москве работает с февраля 2006 года.

Это одно из структурных подразделений «Московской службы психологической помощи населению». Каждый житель столицы может набрать номер «051» с городского телефона или «8 (495) 051» с мобильного и напрямую связаться с психологом. Пять смен по шесть человек круглосуточно, без выходных и праздников, оказывают бесплатную и конфиденциальную психологическую помощь.

С 2011 года в филиале работает сектор интернет-консультирования. Четыре психолога ежедневно общаются с абонентами посредством видео, аудиосвязи или электронной переписки.

К кризисному консультированию относятся суицидальные звонки, острое горе, насилие. Здесь работа психолога-консультанта заключается в том, чтобы «услышать» человека, поддержать его и помочь разобраться в ситуации. Если необходимо — пригласить его на очную консультацию в одно из структурных подразделений «Московской службы психологической помощи населению».

В этом же году к телефону «051» подключен единый общероссийский Детский телефон доверия «8-800-2000-122» (на одной из линий отвечает психолог из Москвы). Телефон доверия работает с 9.00 до 21.00, без ночных дежурств.

В СВЯЗКЕ СО СЛУЖБОЙ СПАСЕНИЯ 112

С прошлого года операторы ТПНН сотрудничают с «Системами-112» (Системы обеспечения вызова экстренных оперативных служб по единому номеру «112»).

«Психологи тесно взаимодействуют со службами МЧС, полиции и скорой помощи. В случае необходимости передают информацию спасателям, медикам или полицейским, которые выезжают на место», — говорит Любовь Терневская, руководитель филиала «Телефон неотложной психологической помощи» 051.

Специалисты «Системы-112» оповещают психологов о каждой попытке суицида и звонят на «051» в случаях, когда человек просит о психологической помощи. В свою очередь, специалисты ТПНН обращаются в «Системы-112», если психолог-оператор понимает, что на другом конце провода человеку требуется незамедлительная помощь. Нужна бригада спасателей, скорая помощь, полиция или пожарные.

«Как правило, это связано с суицидальными намерениями, когда человек сам просит ему помочь. Бывали случаи, когда человек уже выпил таблетки или вскрыл себе вены, был сильно напуган и просил ему помочь. Либо спасатель решает, что одного разговора недостаточно и человеку требуется психологическая, психиатрическая либо медицинская помощь», — объясняет Любовь Терневская.

БУМ ЗВОНКОВ ПРИХОДИТСЯ НА ЗАТЯЖНЫЕ ПРАЗДНИКИ И НЕПОГОДУ

Дежурство психолога-оператора длится по 12 часов. Он должен быть готов практически ко всему: к переживанию острого горя, к проработке разрыва любовных отношений, к переадресации психически нездорового абонента к психиатру и многому другому. Максимальная нагрузка на телефонные линии приходится днем с 16 до 21 и ночью с 21 до 24 часов.

Рабочий день начинается с того, что дежурный принимает информацию от предыдущей смены. Узнает о трудных звонках и обращениях, которые связаны с пожарами, катастрофами и другими чрезвычайными ситуациями.

«Эта информация нужна для того, чтобы понимать, что люди могут еще перезвонить нам. Дежурство может проходить относительно спокойно, а может быть очень интенсивным. Например, очень много звонков поступает во время затяжных праздников, нестабильной погоды или когда в СМИ освещаются резонансные события», — объясняет Татьяна, оператор-психолог «Телефона неотложной психологической помощи»

В многолетней практике Татьяны было немало разных историй и случаев. Однажды ночью позвонил девушка-студентка с суицидальными мыслями. В ходе разговора выяснилось, что у нее хроническое заболевание. Ее тревога обострилась после посещения врача, который сказал, что болезнь прогрессирует. Девушка воспринимала свой диагноз как приговор.

«Моя консультация была направлена на снижение уровня тревоги. Девушке я предоставила возможность выговориться, пожаловаться, высказать чувства страха, обиды и гнева. В результате часовой беседы абонентка почувствовала себя немного спокойнее. Потом еще в течение нескольких месяцев девушка звонила нам и консультировалась. В результате она изменила свое отношение к ситуации. Заболевание помогло ей пересмотреть жизненные ценности», — рассказывает психолог.

ЧАЩЕ ВСЕГО МОСКВИЧЕЙ ВОЛНУЮТ СЕМЕЙНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

За 12 лет работы филиала ТНПП на линию «051», единый общероссийский Детский телефон доверия «8-800-2000-122» (московскую линию — Ред.) и в сектор интернет-консультирования обратилось более 500 тысяч человек.

За прошлый год на телефон «051» позвонило более 47 тысяч человек. На Детский телефона доверия обратилось почти 8, 5 тысяч абонентов.

«Детей привлекает простота телефонного контакта и возможность обсуждать различные проблемы. От „легких“: как познакомиться с мальчиком, как избежать двойки за контрольную, как не ссориться. До очень серьезных: что делать после изнасилования, я беременна…, что делать, чтобы не покончить с собой. Через телефонное общение со взрослым ребенок не ощущает собственную незначительность», — отмечает Любовь Терневская.

С января 2019 года на телефон «051» обратилось 22 702 человека. Больше всего (70 % звонков) люди жалуются на проблемы взаимоотношений между детьми и родителями, супругами, друзьями. 20 % звонков связано с психическим здоровьем. Женщины обращаются за психологической помощью чаще, чем мужчины. Чаще всего на линию обращаются люди в возрасте от 26 до 60 лет.

«Большинство взрослых, звонящих на „051“, испытывают состояние психологического барьера, при котором проявляется пассивность, мешающая их нормальной жизнедеятельности. Как правило, это еще усугубляется такими переживаниями, как стыд, вина, страх, тревога, низкая самооценка, которые возникают в трудной жизненной или кризисной ситуации. Поэтому очень важно, чтобы у людей всегда была возможность позвонить профессиональному психологу в любое время и в условиях достаточной безопасности для себя. Чтобы обсудить все то, что с ними происходит», — говорит Любовь Терневская.

КОГДА СТРАДАЮТ ДЕТИ…

С апреля 2019 года филиал ТНПП присоединился к проекту «Ребенок в опасности». Его цель — помочь детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Теперь любой житель столицы может позвонить по номеру «051» и сообщить о жестоком обращении с ребенком. На линию «051» могут звонить и сами дети, когда им нужна психологическая поддержка.

Ни один звонок не остается без внимания. Во-первых, позвонившим оказывается психологическая поддержка. Во-вторых, каждый случай проверяется столичным Департаментом труда и социальной защиты населения. Если необходимо, то ребенку и его семье оказывается индивидуальная помощь.


ВСЁ КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

Люди, позвонившие на телефон «051», могут рассчитывать на бесплатный очный прием в одном из подразделений «Московской службы психологической помощи населению».

«Оказание психологической помощи по телефону основано на принципах конфиденциальности и доступности. Принцип доступности заключается в том, что человек может в любое время суток связаться с нашим специалистом. Телефонный разговор обеспечивает полную конфиденциальность.

Также у нас есть все ресурсы, чтобы в случае необходимости пригласить абонента в одно из территориальных подразделений „Московской службы психологической помощи“. Здесь мы предлагаем большое количество бесплатных групп психологической поддержки и, естественно, индивидуальный прием, тренинги, психологическую реабилитацию», — рассказала Нина Петроченко, директор «Московской службы психологической помощи населению».

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Адреса, телефоны доверия, телефоны горячей линии, единый экстренный канал помощи МВД России, ГИБДД, ГУ МВД, УМВД субъектов Российской Федерации телефоны дежурных частей, телефоны доверия и адреса ГИБДД по муниципальным образованиям

При превышении полномочий, злоупотреблениях и неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов
следует обращаться по единому экстренному каналу помощи МВД РФ,
в подразделения собственной безопасности МВД, ГУ МВД, УМВД субъектов РФ,
в контрольно-профилактические подразделения ГИБДД МВД, МВД, ГУ МВД, УМВД субъектов РФ,

в дежурную часть ГИБДД МВД, МВД, ГУ МВД, УМВД субъектов РФ

 

Единый экстренный канал помощи

Для любых операторов мобильной связи 102 или 112
МТС 112
Билайн 002
Мегафон 02 (или 020)
Скайлинк 02
Tele2 Россия 020
НСС 02 (или 020)
Сотел 112
ETK 112

 

«Горячая линия МВД России» — «телефоны доверия»

Горячая линия МВД России — по вопросам нарушения законности сотрудниками — (495) 694-92-29

Список абонентских номеров «телефонов доверия», входящих в систему «горячей линии МВД России» по приему и учету сообщений граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства о преступлениях и иных правонарушениях, совершенных сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации

(источник — официальный сайт МВД России)

 

ссылки на сайты — в формате pdf

 

ГУ МВД России по г. Москве

Дежурная часть ГУ МВД России по г. Москве (многоканальный) — 02
Телефон доверия ГУ МВД России по г. Москве — 8 (495) 694-92-29
Управление собственной безопасности ГУ МВД России по г. Москве — 8 (499) 255-96-57

 

02, 112

 

Москва:

*Управление собственной безопасности ГУВД Москвы: 200-90-81, 200-89-36,

255-96-57 (_http://www.mosgorsud.ru/content/ovd/guvd.htm)

*Служба собственной безопасности ГИБДД г. Москвы: (495) 923-78-92

(_http://www.gai-center.ru/information/20.html)

*Телефон доверия ГУВД Москвы: 250-98-10;

(_http://kp-avto.ru/article/7943/, _http://autocrime.ru/news/94.html)

(495) 623-78-92 (круглосуточно),

пейджер «Горячая линия» по телефону (495) 974-01-11

*Контрольно-профилактический отдел УГИБДД ГУВД Москвы: 208-78-56

*Управление собственной безопасности МВД РФ: (495) 239-07-30

*Федеральная Служба Безопасности: (495) 224-27-86, (495) 925-28-19 (круглосуточно)

*Справочная служба УГИБДД ГУВД по г. Москве: (495) 623-49-09

(_http://112.ru) Дежурная часть Департамента Собственной Безопасности МВД России:

Телефон: (495) 667-07-30, Факс: (495) 667-08-38

Телефоны подразделений Собственной Безопасности: УСБ ГУВД города Москвы: (495) 255-96-57

 

Московская область (_http://www.ugibddmo.ru/):

(495) 688-81-71, 688-64-10

*Телефон доверия УГИБДД ГУВД по Московской области: 8 (499) 763-11-82

*»Горячая линия»: (495) 974-01-11 (пейджер) абонент «ГИБДД Московской области»

*Тел. доверия дежурной части ГУВД Московской области: (495) 692-70-66

*Служба собственной безопасности ГИБДД Московской области: 208-84-90

*Телефон доверия УВД по Пушкинскому муниципальному району +7 (496) 535-00-79

*Дежурная часть УВД по Пушкинскому муниципальному району 02; +7 (495) 993-32-29;

+7 (496) 534-32-29

(_http://112. ru) Дежурная часть Департамента Собственной Безопасности МВД России:

Телефон: (495) 667-07-30, Факс: (495) 667-08-38

Телефоны подразделений Собственной Безопасности: УСБ ГУВД Московской области: (495) 317-24-66

*ОГИБДД УВД, ОВД по муниципальным образованиям Московской области (_http://ugibddmo.ru)

 

*Дежурный по отделу УФСБ (г. Пушкино) +7 (495) 993-57-57; +7 (496) 534-57-57

 

Санкт-Петербург

*Телефон доверия ГУ МВД: +8 (812) 573-21-81

*Служба собственной безопасности МВД СПб: +7 (812) 541-02-02 или 02

ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу

Адрес: 191194, г. Санкт-Петербург, ул. Чайковского, 30. Телефон: (812) 278-30-64

Главное управление МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области:
191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 50/52
Дежурная часть ГУ МВД: 573-24-20
«Телефон доверия» ГУ МВД: 573-21-81
Телефон справочной ГУ МВД: 573-26-76

 

Куда звонить если сотрудник ГИБДД вымогает деньги?

 

В случае неправомерных действий сотрудников ГИБДД,

можно обратиться в подразделения собственной безопасности МВД , ГУВД, УВД

субъектов Российской Федерации, либо контрольно-профилактические подразделения

ГИБДД МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации

ГУВД и УВД в субъектах России — _http://www.mvd.ru/contacts/sites/

 

Центральный Федеральный округ

Белгородская область тел. (072+2) 26-34-34
Брянская область тел. (083+2) 74-70-69
Владимирская область тел. (092+2) 24-19
Воронежская область тел. (073+2) 22-16-48
Ивановская область тел. (093+2) 37-55-34
Калужская область тел. (084+2) 56-10-36
Костромская область тел. (094+2) 31-23-02
Липецкая область тел. (074+2) 42-39-39
Московская область (499) 763-11-82
Москва (495) 974-01-11, (495) 623-78-92
Орловская область тел. (086+2) 77-24-65
Рязанская область тел. (091+2) 77-26-15
Смоленская область тел. (081+2) 55-31-61
Тамбовская обл. тел. (075+2) 51-20-68
Тверская обл. тел. (082+2) 36-28-54
Тульская обл. тел. (087+2) 42-55-55; дежурная часть Управления — 32-22-85
Ярославская обл. тел. (085+2) 30-43-76

 

Сибирский федеральный округ

(_http://112. ru)

ГУ МВД России по Сибирскому федеральному округу
Адрес: 630099, г. Новосибирск, ул. Серебренниковская,40. Телефон: (383-2) 90-72-02

Республика Алтай (388-44) 2-24-07
Республика Бурятия (301-2) 22-36-92
Республика Тыва (394-22) 3-69-15
Республика Хакасия (390-22) 6-82-39
Алтайский край (391-2) 39-78-86
Красноярский край (392-2) 65-05-56
Иркутская обл. (395-2) 24-08-20
Кемеровская обл. (384-2) 30-76-07
Новосибирская обл. (383-2) 20-78-11

Телефон доверия УГИБДД ГУВД по Новосибирской области (цит. по _http://gibddnso.ru/adress/)

(только по неправомерным действиям сотрудников ГИБДД): 220-62-95

Главное управление МВД России по Новосибирской области:

Для любых операторов мобильной связи действует единый номер вызова полиции: 102

«Телефон доверия»: 8 (383) 232-76-75

Справочная служба ГУ МВД: 8 (383) 232-70-00
Дежурная часть ГУ МВД: 8 (383) 232-70-89
Приемная Главного управления ГУ МВД России по Новосибирской области: 8 (383) 232-75-03
Управление делопроизводства и режима: (383) 232-75-70
Телефон подразделения собственной безопасности ГУ МВД России по Новосибирской области: (383) 232-77-93

Омская обл. (381-2) 31-37-59
Томская обл. (382-2) 66-27-71
Читинская обл. (302-2) 26-85-66
Усть-Ордынский автономный округ (384-2) 20-02

 

Северо-Западный федеральный округ

(_http://112.ru)

ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу

Адрес: 191194, г. Санкт-Петербург, ул.Чайковского, 30. Телефон: (812) 278-30-64

Республика Карелия (818-2) 062
Республика Коми (821-2) 49-11-88
Псковская обл. (811-2) 53-44-44
Новгородская обл. (816-2) 9-05-34
Мурманская обл. (815-2) 42-18-46; «телефон доверия» — 45-67-31

УГИБДД УМВД России по Мурманской области (г. Мурманск, ул. К. Либкнехта, 46/1)
телефон дежурной части: 002, 42-18-45; телефон приемной начальника УГИБДД: 40-63-04
Санкт-Петербург и Ленинградская обл. (812) 329-43-80 (см. выше)
Вологодская обл. (817-2) 25-38-26
Калининградская обл. (011-2) 22-60-57
Архангельская обл. (818-2) 28-00-85

 

Южный федеральный округ

Республика Адыгея (877+22) 2-49-68 (цит. по _http://01.gibdd.ru/page.php?id=50)

Телефоны доверия ГИБДД в Республике Адыгея:

Дежурная часть: телефон (8772) 53-90-02, Телефон доверия: (8772) 52-49-68
Республика Дагестан (872+2) 67-27-08
Кабардино-Балкарская Республика (866+22) 6-23-22
Карачаево-Черкесская Республика (878+22) 6-52-25
Республика Северная Осетия-Алания (834+2) 52-17-20
Республика Калмыкия (847+22) 2-68-48
Отдел ГИБДД УВД МВД РФ по ЧР 239-71-41
Республика Ингушетия (873+22) 22-51-84
Ставропольский край (865+2) 34-09-67
Краснодарский край (861+2) 33-53-89
Волгоградская обл. (844+2) 38-48-66
Астраханская обл. (851+2) 22-25-75
Ростовская обл. (863+2) 39-25-56

 

Уральский федеральный округ

Курганская обл. (352+2) 48-51-23
Свердловская обл. (343+2) 69-78-98
Тюменская обл. (345+2) 22-88-08

(цит. по _http://gibdd72.ru/) тел. доверия ГИБДД Тюменской области 794-594

ОГИБДД УВД по г. Тюмени тел. 43-65-97
Ханты-Мансийский автономный округ (346+71) 5-30-21
Ямало-Ненецкий автономный округ (349+22) 3-45-50
Челябинская обл. (351+2) 52-85-12

 

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан (347-2) 35-85-04
Республика Марий-Эл. (836-2) 45-00-64
Республика Мордовия (834-2) 29-81-90
Республика Татарстан (843-2) 41-30-82
Республика Удмуртия (341-2) 44-49-97
Республика Чувашия (835-2) 62-50-30
Кировская обл. (833-2) 69-73-57
Нижегородская обл. (831-2) 75-70-70
Пермская обл. (342-2) 48-39-68
Пензенская обл. (841-2) 63-07-31
Оренбургская обл. (353-2) 79-09-27
Самарская обл. (846-2) 32-66-77
Саратовская обл. (845-2) 75-21-89
Ульяновская обл. (842-2) 35-10-86

 

Дальневосточный округ

Республика Саха(Якутия) (4112) 26-19-45
Приморский край (4232) 31-06-88
Хабаровский край (4212) 35-40-30
Амурская обл. (4162) 35-53-40
Камчатская обл. (4152) 11-04-04
Магаданская обл. (41322) 5-32-18
Сахалинская обл. (424+2) 00-2
Еврейская автономная область (42622) 4-66-87
Чукотский автономный округ (42722) 2-05-65

 

Адреса, телефоны дежурных частей, телефонов доверия, телефонов для справок
управлении ГИБДД, УГИБДД, ОГИБДД, отделов ГИБДД
по административным округам Российской Федерации

ссылки на сайты — в формате pdf

 

Телефоны горячей линии Управлений МВД России

 

Обращаем Ваше внимание, что мы рекомендуем периодически перепроверять

указанные выше адреса и телефоны непосредственно по официальным сайтам

МВД, ГУ МВД, УМВД, ГИБДД субъектов Российской Федерации

Управление ГИБДД ГУ МВД России по Московской области

Обращаем Ваше внимание, что возможны изменения в должностях, ФИО и номерах телефонов. Соответствующие сведения с сайта управления удалены.

Должность

Ф. И.О.

Телефон

Заместитель начальника полиции — начальник УГИБДД ГУ МВД России
по Московской области генерал-майор полиции

Кузнецов Виктор Владимирович

(495) 609-86-58 

Оперативные дежурные

 

(495) 688-81-71
(495) 688-64-10

Телефон доверия

 

(499) 763-11-82

Начальник отдела ДПС

Иванов Александр Борисович

(499) 763-14-90

госинспекторы

 

(499) 763-15-04 

Начальник отдела по исполнению административного законодательства

Петренко Сергей Михайлович

(499) 763-14-87 

госинспекторы

 

(499) 763-14-89

Начальник центра видеофиксации

Забелла Александр Григорьевич

 

госинспекторы

 

(498) 697-70-02
(498) 697-70-03
(498) 697-70-04
(498) 697-70-05
(498) 697-70-06
(498) 697-70-21
(498) 697-70-22
(498) 697-70-23

Начальник организационно- аналитического отдела

Пиянзин Сергей Петрович

(499) 763-14-92

Начальник отдела технического надзора

Седов Вячеслав Васильевич

(499) 185-96-47

госинспекторы

 

(499) 185-99-84

Начальник отдела контроля в сфере дорожной деятельности

Борисенков Михаил Николаевич

(499) 185-98-04
(495) 688-23-09

Заместители начальника отдела

 

(499) 185-96-57
(499) 185-98-01

госинспекторы

 

(499) 185-96-54
(499) 185-99-69
(499) 185-99-62
(499) 185-99-63
(499) 185-96-53
(499) 185-96-56
(499) 185-99-67
(499) 185-99-70

Начальник отдела организации взаимодействия с правоохранительными органами

Титов Герман Васильевич

(499) 763-15-18

Начальник отдела пропаганды БДД

Безруков Юрий Германович

(499) 763-15-13

Начальник отдела РЭР УГИБДД ГУ МВД России по Московской области

 

(499) 185-95-97

госинспекторы

 

(499) 185-99-87
(499) 185-93-91

Начальник отдела материально-технического оснащения

Семин Владимир Вячеславович

(495) 688-81-44

Начальник финансового отдела Управления ГИБДД ГУ МВД России по Московской области

Григоревич Владимир Юрьевич

(495) 600-67-02

Вышестоящие организации | Научно-практический центр детской психоневрологии

Министерство здравоохранения Российской Федерации
почтовый адрес 127994, ГСП-4, г. Москва, Рахмановский пер, д. 3
официальный сайт rosminzdrav.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(495) 628-44-53, +7(495) 627-29-44
телефоны «горячих линий» 8 800 200-03-89
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы понедельник, вторник, среда, четверг
с 9.00 до 18.00;
пятница
с 9.00 до 16.45.
Департамент здравоохранения города Москвы
почтовый адрес 127006, г. Москва, Оружейный переулок, д. 43
официальный сайт www.mosgorzdrav.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(495) 777-77-77 Единая справочная служба города Москвы (в том числе по вопросам доступности и качества бесплатной медицинской помощи)
+7(495) 974-63-65 справочная служба по вопросам лекарственного обеспечения

часы работы: пн. – сб. c 08.00 до 20.00, вс. – выходные дни

+7 (495) 531-69-89 справочная служба по вопросам применения цен на лекарственные препараты, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов

часы работы: пн. – чт. c 09.00 до 17.45, пт. С 09.00 до 16.30, кроме праздничных дней (обеденный перерыв: 13.30-14.00)

Дежурный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова

+7(495) 620-42-33 или 103 Врачебно-консультативный пункт (дежурный врач)

+7(495) 620-42-25 или 103 Дежурный врач-педиатр

+7(499) 620-41-40 справка о госпитализации больных
+7(499) 194-27-74 по вопросам вакцинации
часы работы: пн. – пт. c 08.00 до 20.00, сб. и вс. – выходные дни.
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы Пн, Чт — с 8.00 до 17.00
Пт — с 8.00 до 15.45
Обед — с 12.30 до 13.30
Сб, Вс — выходной
Московский городской фонд ОМС
почтовый адрес 117152, г. Москва,
Загородное шоссе, 18А
официальный сайт mgfoms.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(495) 952-93-21
телефоны «горячих линий» +7(495) 952-93-21
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы Пн. -пт. 8:00–17:00
Департамент социальной защиты населения города Москвы
почтовый адрес 107078, г. Москва, ул. Новая Басманная, д. 10, стр. 1
официальный сайт dszn.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(495) 690-57-99
телефоны «горячих линий» +7(495) 291-34-78 — горячая линия
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы Пн. –пт. 8:00–17:00
Управление Росздравнадзора по городу Москве н Московской области
почтовый адрес 127206, Россия , г. Москва, ул. Вучетича, д. 12 А
официальный сайт 77reg. roszdravnadzor.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(495) 611-47-74
телефоны «горячих линий» +7(495) 611-25-74
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы пн — чт: 9:00 — 17:45
пт: 9:00 — 16:30
сб — вс: выходные дни
Управление Роспотребнадзора по городу Москве
почтовый адрес 129626, г. Москва, Графский переулок, д. 4/9
официальный сайт 77.rospotrebnadzor.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(495)687-40-35
телефоны «горячих линий» +7(495)687-40-35
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы понедельник-четверг: c 10:00 до 17:00
пятница c 9:00 до 16:00
филиал ФКУ ’’Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве«
почтовый адрес 125040 г. Москва,
Ленинградский пр-т, д. 13, стр. 1
официальный сайт gbmsem.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7(499) 257-17-94 — регистратура № 1 (СВАО, ЗАО, СЗАО)
+7(499) 257-62-89 — регистратура № 2 (САО, ЮЗАО)
+7(499) 250-32-57 — регистратура № 3 (ЮВАО)
+7(499) 251-10-41 — регистратура № 4 (ЦАО, СВАО, ВАО, ЮАО)
+7(499) 250-37-67 — регистратура № 5 (ЗАО)
+7(499) 164-13-39 — регистратура № 6 (ул. Никитинская, д 15а — дети до 18 лет г. Москвы)
+7(499) 251-10-45 — отдел по организации работы с документами
телефоны «горячих линий» ____________________
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы Понедельник — пятница
с 9. 00 до 18.00
Дирекция по координации деятельности медицинских организаций Департамента здравоохранения города Москвы
почтовый адрес г. Москва, 2-й Автозаводский проезд дом 3
официальный сайт http://dkdmozdrav.ru/[email protected]
телефоны «горячих линий» +7 (495) 530-12-76
службы экстренной психологической помощи Экстренной медико-психологической помощи в кризисных ситуациях
+7(499) 791-20-50, 051
«Телефон доверия» экстренной психологической помощи
+7(495) 575-87-70
часы работы Понедельник – четверг с 9.00 до 17.45
Пятница с 9.00 до 16.45
Суббота, воскресенье – выходные дни
Дирекция по обеспечению деятельности государственных учреждений здравоохранения Троицкого и Новомосковского административных округов
почтовый адрес 101000 . г. Москва, Изюмская улица, 45к2
официальный сайт mosgorzdrav.ru
контактные телефоны (с указанием кода города Москвы) +7 (495) 318-00-11
телефоны «горячих линий» +7(499) 347-06-16
службы экстренной психологической помощи +7 (499)216-50-50
часы работы пн-чт 08:00-17:00
пт 08:00-15:45

«У меня срабатывают все сирены». Как работают телефоны доверия — и кто на них звонит

По данным сайта Российской ассоциации телефонной экстренной психологической помощи, в нашей стране действует 12 федеральных служб телефонов доверия. Среди них есть специфические — например, для жертв домашнего насилия или для вопросов о ВИЧ. А есть те, куда можно позвонить с чем угодно. Специалисты экстренной психологической помощи МЧС и Детского телефона доверия Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) рассказали нам о своей работе.

Звонки о главном

«Я до сих пор помню ее комнату, — рассказывает консультант Ольга. — Девушку надо было «заземлить», и я спрашивала, что есть вокруг нее: диван, стул… Было ощущение, что я там. Она хотела покончить с собой и уже начала что-то для этого делать. Была ночь, и мы говорили около двух часов. Я обрадовалась, когда она сказала: «У вас такой уставший голос». Это был отличный знак: она переключилась с себя на меня, ей стало интересно, какой у нее собеседник! Еще одной победой стало, когда она встала с пола, где дуло, и перелезла на диван. Завершили мы на том, что она будет вызывать скорую помощь».

Звонят мамы. У одной ребенку так нравится садик, что она боится: вдруг он болен, ведь все в садике ревут, а он — ни разу. У другой школьник задумался о смерти и заплакал — понял, что родители тоже умрут. Мама не знала, что сказать, и от неожиданности на него накричала.  

Звонят мужчины. Один — сирота, потерял квартиру и документы, даже к другу зайти стыдится, потому что давно живет на улице, а у того — семья. Хочет покончить с собой прямо сейчас, говорит: «Только не отговаривайте меня, я все равно это сделаю».

© Алексей Дурасов/ТАСС

Звонят подростки. Много подростков. У одного умер дальний родственник, и мама кричит, что он неправильно себя ведет — кино включил. Другой не может наладить отношения с женщиной вдвое старше себя. У третьего разбито сердце: девочка уехала на каникулы к бабушке и четыре дня не пишет, он уверен — бросила. Или, как вспоминает консультант Василий, девочка рассказывает, какие серьезные отношения она выстроила в свои 12 лет за две недели и как ее парень несерьезно себя ведет в свои 13…

Детский телефон доверия МГППУ принимает в среднем 30 тысяч обращений в год. Несмотря на название, сюда звонят не только дети и родители, но и взрослые люди в кризисных состояниях. Этот телефон подключен к Всероссийской линии детского телефона доверия, которая объединяет 226 номеров по России. Звонки не записываются, телефоны не определяются. Все бесплатно, анонимно и круглосуточно.

По такому же принципу работает телефон Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Обратиться может любой русскоговорящий человек, город и страна неважны. И с любой проблемой. За прошлый год таких консультаций было более восьми тысяч.

«Мы не оцениваем: потеря близкого — это серьезно, а потеря кошелька или смерть домашнего животного — не очень, — говорит начальник отдела дистанционных методов психологического консультирования и информационной поддержки ЦЭПП МЧС России Елена Варфоломеева. — Важна не ситуация, а то, насколько остро ее переживает человек». Иногда сгоревший пирог может стать последней каплей, которая заставит обратиться за помощью. А иногда люди специально начинают с какой-то менее значимой проблемы, потому что не уверены, что к ним отнесутся серьезно. Но убедившись, что человеку на другом конце провода можно доверять, рассказывают о главном.

Розыгрыши и тесты

Ольга, Нина и Василий работают на Детском телефоне доверия МГППУ несколько лет. Это их псевдонимы, так они представляются тем, кто им звонит. Нина постарше, говорить с ней — как с мамой. Ольга и Василий помладше, поироничнее. Сходство одно: у них очень мягкие голоса. У психолога, работающего «вживую», много разных инструментов, не только вербальных. Консультант на телефоне доверия работает только голосом. «Если собеседник вязкий, очень медленный, мы осознанно ускоряем голос, чтобы сделать его энергичнее, — рассказывает Ольга. — И наоборот: если человек суетится, его надо «затормозить» — и мы замедляем голос».

Есть еще одна особенность: если на очный прием к психологу человек может прийти снова (как минимум — он знает, к кому конкретно обращаться), то телефонная консультация — разовая. Даже если человек позвонит опять, не факт, что он попадет к тому же специалисту. Поэтому проработать какую-то серьезную травму так невозможно. Но можно снять острое состояние и придумать план — как маленькими шажками выходить из кризиса. Если человеку для этого нужен психиатр (или юрист — бывает и так), то консультант даст контакты. «Мы даже можем обратиться в опеку, но только если ребенок на это согласен и оставляет свои данные, — говорит руководитель Детского телефона доверия МГППУ Анна Ермолаева. — При этом служба не несет ответственности за то, чтобы рассказанное было правдой, — мы можем сообщить о чем-то только со слов звонящего».

© Алексей Дурасов/ТАСС

Дело здесь не в скепсисе. Просто психологи знают, что позвонить им может и реальная жертва насилия, и шутники. Около 30% обращений на Детский телефон доверия МГППУ — это молчание, отбои и розыгрыши. В МЧС, как говорит Елена Варфоломеева, тоже бывает разное.

«Иногда с тоской думаю: неужели нельзя было придумать розыгрыш поинтереснее?» — говорит консультант Детского телефона доверия МГППУ Василий. Обычно подростки врут неуклюже, да еще и на фоне хихикающей компании. У Ольги за шесть лет работы «профессиональных» разводов было всего пять. «Девушка лет 16–17 рыдала, что ее сексуально использует брат. Отработали минут 30. И тут слышу второй голос, который откровенно переигрывает, как в плохих театрах: «Ты кому звонишь?» — рассказывает Ольга. — И она тоже начинает переигрывать: «Ой, брат пришел, я его боюсь, ой, он меня душит!» И звонок сорвался. Эта было настолько неестественно… Я уверена, что это фальшивый звонок».  

Правило здесь работает одно: даже розыгрыш — это просьба о помощи. Просто человек не может или боится ее сформулировать. «Мы работаем с каждым звонком как с настоящим. Даже если есть подозрения, что человек рассказывает о том, чего нет», — говорит Елена Варфломеева.

Для подростков это часто бывает тестом. Звоня с какой-то явной белибердой, они на самом деле проверяют, можно ли доверять консультанту. И на пятый раз такой звонок кончается словами: «Слушайте, а можно я вам правда историю расскажу, очень хочется» — и историей о ссоре с мамой или братом. «Могут спросить про размер груди, — рассказывает Нина. — Я отвечаю: «Правильно я понимаю, что вас интересуют вопросы секса?» Ведь это значит, что ребятам просто не с кем об этом поговорить, родителей они стесняются». То есть по возможности розыгрыш переводят в консультацию. Даже ложь о насилующем брате — это тоже запрос о помощи. Другое дело, что разобраться с истинными мотивами в формате телефонного разговора вряд ли удастся.

© Алексей Дурасов/ТАСС

Гораздо хуже, когда звонят люди с психическими расстройствами: телефонные консультанты просто не могут им помочь. И, возможно, самое неприятное — это звонки тех, кто использует линии доверия как секс по телефону. «Они все время скатываются в описание сексуальных действий, и по учащенной речи и прерывистому дыханию мы понимаем, чем они сейчас занимаются», — рассказывает Анна Ермолаева. Тогда надо максимально быстро завершить разговор. «Это очень мерзко, — говорит Ольга. — Но это приходится просто принять, пережить, чтобы помогать тем, кому нужна помощь».

«Если человек серьезно хочет уйти из жизни, его не спасешь»

Порядка 5% звонков на линию МЧС — суицидальные. На Детском телефоне доверия МГППУ их меньше. Ольга говорит, что у нее такие звонки бывают примерно раз в месяц. «Если человек говорит: «Мне так плохо, хочу сдохнуть, уснуть и не проснуться», — это еще ничего, — рассказывает она. — Но если у него есть план, у меня срабатывают все сирены: значит, тяжелая-тяжелая консультация предстоит». Такие консультации могут длиться несколько часов (длина обычного разговора — 30–40 минут).

Есть такое расхожее мнение: тот, кто правда хочет покончить с собой, сделает это молча. А если он кому-то звонит и зовет на помощь — значит, просто выпрашивает внимание. Психологи с этим не согласны. «Если человек серьезно хочет уйти из жизни, его не спасешь. Сто процентов, — говорит Ольга. — Но у человека есть разные части, субличности. Одна часть может хотеть умереть, а другая — настолько же мучительно хотеть жить». Худший вариант — когда у абонента «пустой» голос, без энергии. Если в нем есть возмущение, боль или страх — это хорошо. Значит, есть силы бороться.

Как говорят на Детском телефоне доверия МГППУ, главная причина попыток самоубийств — одиночество. Поводом может быть хоть ЕГЭ, хоть ссора с любимым, но глубинная причина — в нем. «Люди кричат о помощи: пишут сообщения в соцсетях и записки родителям, — говорит старший научный сотрудник отделения клинической и профилактической суицидологии Центра социальной и судебной психиатрии Сербского Геннадий Банников. — Но если на эти крики никак не реагируют — дальше, возможно, будет суицид».

© Алексей Дурасов/ТАСС

Ольга говорит, что самое тяжелое — это срыв связи во время суицидального звонка. Когда непонятно, что произошло: техническая неполадка, или кто-то помешал говорить, или человек бросил трубку, потому что ему не смогли помочь. «У тебя был план, как вести этот разговор, и он встает у тебя комом в горле», — говорит она.  

Ольге на работе помогает сладкое и мультики в перерывах между консультациями. Василию после некоторых звонков нужно сделать дыхательную гимнастику или вымыть руки. Нине — походить по коридору. «Для психолога его личность — это инструмент, с помощью которого он работает, — говорит Елена Варфоломеева. — И он должен этот инструмент поддерживать в порядке». То есть универсальное правило — всегда следить за собственным здоровьем и эмоциональным состоянием. «Голодный психолог, который не выспался, будет бросаться на абонентов, — улыбается Василий. — По крайней мере, не стоит рисковать».

Смены консультантов МЧС длятся по 12 часов, Детского телефона доверия МГППУ — 12 или 24, потом, естественно, выходные. Кажется, что это очень много. Но сотрудники уверяют: если б они работали в стандартном графике, то уставали бы куда больше из-за дороги. К тому же нагрузка неравномерная. У Детского телефона доверия МГППУ в будни звонков побольше, в выходные — поменьше. В пятницу почему-то пик. Перед Новым годом — пик суицидальных звонков: люди подводят итоги. Весной и осенью тоже обострения, лето — спокойнее.

«Человек спасется или не спасется благодаря себе»

Одна из главных ошибок в такой работе — хотеть всех спасти. Такие консультанты выгорают моментально. «Позиция спасателя неэффективна ни для тебя, ни для того, кого ты собираешься спасать», — говорит Геннадий Банников, который обучал психологов Детского телефона доверия. «Важно оставаться в профессиональной позиции специалиста, а не считать себя всесильным, способным решить все проблемы за клиента», — добавляет Елена Варфоломеева. 

Это умение отдавать абоненту его часть ответственности немного вводит в ступор и со стороны даже кажется равнодушием. Но иначе здесь не проработаешь и дня. «Я несу ответственность за свои интонации: человека может развалить в куски, потому что ему что-то сказали не тем тоном, — объясняет Василий. — А за его поступки я ответственности не несу». Но и риск выбрать неверный тон тоже есть всегда. Чтобы не переживать каждый раз о том, не сделал ли ты что-то непоправимое, надо, как говорит Ольга, умерить собственную гордость. «Человек спасется или не спасется благодаря себе, — уверена она она. — У тебя есть лишь маленькая возможность сказать что-то важное».

© Алексей Дурасов/ТАСС

Нельзя сказать, что психологи пропускают через себя чужую боль. Хотя Нина, например, вне работы избегает сильных эмоций: «Я не смотрю фильмы про войну, чтобы не сопереживать». А Василий большинство своих консультаций не помнит — то есть может вспомнить, если понадобится, но в целом они «просто добавляются к багажу». И, как ни странно, звонки со слезами и болью — это как раз то, что консультантов не выбивает из колеи: они под это заточены. Тяжелее, когда кажется, что день прошел бесполезно.   

«Бывают смены, когда нет ни одной хорошей консультации, только розыгрыши. И думаешь: ну кому ты помог, если тебе целый день звонили и кричали «какашка!», — говорит Ольга. — Грешным делом задумаешься: зачем я сюда хожу? Но я себе говорю так: посмотри, какой будет следующая смена». Как правило — в следующий раз звонят люди, которым и правда надо помочь. 

Детский телефон доверия МГППУ: 8 (495) 624-60-01, 8-800-2000-122

Центр экстренной психологической помощи МЧС России: 8 (495) 989-50-50

Бэлла Волкова, Габриэла Чалабова

Телефоны горячей линии

Фамилия, имя, отчество руководителя

Должность

Служебный телефон

Факс

Эл.почта

Управление внутренних дел по ТиНАО ГУ МВД России по г. Москве: 142190, г. Москва, г.о. Троицк, ул. Физическая, д.13

 

Дежурная часть

8-495-850-13-20

 

Сибанов Шамиль Мансурович

Начальник

 

Дрожжин Александр Сергеевич

Заместитель начальника УВД, начальник полиции

 

 

 

Солдатова Наталья Ивановна

Заместитель начальника УВД

Мезёв Алексей Владимирович

Заместитель начальника УВД

Отдел полиции Московский: 108811, г. Москва, пос. Московский, г. Московский, ул. Лаптева, д. 12

 

Ломанчук Алексей Николаевич

Начальник

8-495-116-56-82

 

Грачев Дмитрий Алексеевич

Заместитель

8-495-116-56-82

 

 

Отдел полиции Коммунарский г. Москва, поселение Сосенское, пос. Коммунарка, д. 15А

Хегай Юрий Эдуардович

Начальник

8(495)817-72-02

 

Отдел полиции Щербинский г. Москва, г. Щербинка, ул Железнодорожная, д. 6

 

Колесников Сергей Вячеславович

Начальник

8(495)867-00-85

 

Прокуратура Новомосковского административного округа города Москвы: 117148, г. Москва, ул. Маршала Савицкого, д. 16, корп. 1

Григорьев Борис Олегович

Прокурор

8 (499) 234-09-70

8 (499) 234-16-90

8 (499) 234-11-17

      [email protected]

Отдел УФМС России по городу Москве в Новомосковском административном округе: 117042, г. Москва,             ул. Южнобутовская,  д.3

 

Трубинский Андрей Федорович

Начальник

8-495-717-83-09

 

[email protected]

 

Петрова Светлана Николаевна

Заместитель

8-495-717-83-09

 

 

Отделение по вопросам миграции МО МВД «Московский» г. Москвы: 108811, г. Москва г. Московский, 3-й Микрорайон, д. 21

 

Горева Екатерина Сергеевна

Начальник

8-495-777-77-77

 

Объединенный военный комиссариат Троицкого и Новомосковского административных округов г. Москвы:

117624, г. Москва, Изюмская, д. 38

 

Уланов Артур Викторович

Военный комиссар

8-495-716-09-63

 

 

Военная комендатура города Москвы:

107078, г. Москва, ул. Новая Басманная, д. 16

 

8-499-261-11-20

8-499-267-55-23

 

Управление по НиТАО ГУ МЧС России по г. Москве: 117574, г. Москва, ул. Голубинская, д. 6

 

Гольжа Владимир Владимирович

Начальник

8-495-421-83-17

[email protected]

Территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по г. Москве в ТиНАО: 129626, г. Москва, Графский пер., д.4, корп. 2,3,4

 

Сергеева Маргарита Анатольевна

ВрИО начальника

8-499-687-40-35

 

Контролирующие организации — Детская Городская Поликлиника №133

Адрес:127994, ГСП -4, г. Москва, Рахмановский переулок, дом 3

Сайт: www.rosminzdrav.ru

Телефон «горячей линии»: 8 800 200 03 89

Телефоны справочной службы: 8 (495) 628-44-53, 8 (495) 627-29-44

Многоканальный телефон: 8 (495) 627-24-00

Телефон для обращения граждан: 8 (495) 627-29-93

Часы работы: понедельник-четверг  09.00-18.00

пятница  09.00-16.45                обед с 12.00 до 12.45

Адрес:127006, г. Москва, Оружейный переулок, дом 43

Сайт: www.mosgorzdrav.ru

Часы работы: понедельник-четверг  08.00-17.00

пятница  08.00-15.45    обед с 12.30 до 13.30

Адрес приемной Департамента здравоохранения города Москвы:

 г.Москва, 2-й Щемиловский  переулок, д.4 А, стр.4

Режим работы приемной Департамента здравоохранения города Москвы:

понедельник-четверг  09.00-18.00

пятница  09.00-16.45  обед с 13.30 до 14.30

 Горячая линия» Департамента здравоохранения города Москвы:
8 (499) 251-83-00 по вопросам медицинской помощи
8 (499) 251-14-55 по вопросам лекарственного обеспечения
часы работы: пн. – пт. c 08.00 до 20.00, сб. и вс. – выходные дни.

Дежурный (круглосуточно): (499) 251-83-00 факс: (499) 251-44-27

Адрес:115280, г. Москва, 2-й Автозаводской проезд, дом 3

Сайт: http://uaomed.ru

Телефон «горячей линии»: 8 (495) 318-47-71

Часы работы: понедельник-четверг  09.00-18.00

пятница  09.00-17.00  обед с 12.30 до 13.30

Адрес:127206, г. Москва, улица Вучетича, дом 12 А

Сайт: www.roszdravnadzor.ru

Электронная почта: [email protected]

Телефон «горячей линии»: 8 (495) 611-47-74

Часы работы: понедельник-четверг  10.00-17.00  пятница  10.00-16.00

Адрес:129626, г. Москва, Графский переулок, дом 4/9

Сайт: http://77.rospotrebnadzor.ru

Электронная почта: [email protected]

Телефон «горячей линии»: 8 (495) 785-37-41

Часы работы: понедельник-четверг  09.00-17.30

пятница  09.00-16.30  обед с 13.00 до 13.15

Адрес:107078, г. Москва, ул. Новая Басманная, дом 10, стр.1

Сайт: http://www.dszn.ru

Электронная почта: [email protected] dszn.ru

Телефон «горячей линии»: 8 (495) 623-10-59

Часы работы: понедельник-четверг  08.00-17.00

пятница  08.00-15.45          обед с 12.45 до 13.30

Адрес:117152, г. Москва, Загородное шоссе, дом 18 А

Сайт: www.mgfoms.ru

Электронная почта: [email protected]

Телефон:8 (495) 958-18-96

Факс: 8(495) 958-18-08

Телефон защиты прав застрахованных: 8 (495) 952-93-21

Часы работы: понедельник-четверг  08.00-17.00

пятница  08.00-15.45 обед с 12.00 до 12.45

Адрес:125040, г. Москва, Ленинградский проспект, дом 13, стр.1

Сайт: www.gbmsem.ru

Электронная почта: [email protected]

Телефон «горячей линии»: 8 (495) 623-10-59

Часы работы: понедельник-пятница  09.00-18.00 

Для Москвы открыт бесплатный круглосуточный «Телефон неотложной психологической помощи» — 051  

Для России бесплатный телефон доверия 8-800-333-44-34  

Телефон доверия» экстренной психологической помощи Москвы: 8-495-575-87-70  

Телефон горячей линии экстренной психологической помощи МЧС РФ 8-499-216-50-50  

Телефоны психологической помощи по  САО  Телефон : 454-44-08

Между Вашингтоном и Москвой открыта горячая линия

30 августа 1963 года Джон Ф. Кеннеди становится первым президентом США, имеющим прямую телефонную линию с Кремлем в Москве. «Горячая линия» была предназначена для облегчения общения между президентом и советским премьером.

Открытие горячей линии в Кремль произошло после кубинского ракетного кризиса 1962 года, когда США и СССР были опасно близки к тотальной ядерной войне. Администрация Кеннеди обнаружила, что Советы установили ракеты, способные запускать ядерные боеголовки в США.С. на острове Куба. Последовавший за этим крайне напряженный дипломатический обмен сопровождался задержками, вызванными медленными и утомительными системами связи. Зашифрованные сообщения приходилось передавать по телеграфу или по радио между Кремлем и Пентагоном. Хотя Кеннеди и Хрущев смогли урегулировать кризис мирным путем и оба подписали договор о запрещении ядерных испытаний 5 августа 1963 года, опасения по поводу будущих «недоразумений» привели к установке улучшенной системы связи.

30 августа Белый дом выступил с заявлением, что новая горячая линия «поможет снизить риск возникновения войны в результате несчастного случая или просчета».«Вместо того, чтобы полагаться на телеграммы, отправляемые за границу, новая технология стала важным шагом на пути к ближайшему будущему, когда американские и советские лидеры могли просто взять трубку и мгновенно получить связь 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Было решено, что эта линия будет использоваться только в экстренных случаях, а не для обычных правительственных обменов.

Статья в The New York Times описывала, как будет работать новая система: Кеннеди передавал сообщение в Пентагон по телефону, которое немедленно вводилось в телетайп операторами Пентагона, зашифровывалось и передавалось в передатчик.Сообщение могло достигнуть Кремля в течение нескольких минут, а не часов. Хотя технология, реализованная в 1963 году, далека от мгновенной связи, которая стала возможной благодаря сегодняшним сотовым телефонам и электронной почте, она считалась революционной, гораздо более надежной и менее подверженной перехвату, чем обычный трансатлантический телефонный звонок, который приходилось переадресовывать между несколькими людьми. страны до Кремля.

В 1967 году президент Линдон Б. Джонсон стал первым президентом США, который использовал новую систему во время Шестидневной войны на Ближнем Востоке, когда он уведомил тогдашнего советского премьер-министра Алексея Косыгина о том, что он рассматривает возможность отправки самолетов ВВС в Средиземное море.

Вашингтон Горячая линия Москвы

США

СССР

Смеситель

OTT

ETCRRM →

M-190 →

Горячая линия Вашингтон-Москва
Линия прямой связи · DCL

Горячая линия Вашингтон-Москва — прямая линия связи (DCL) между США и Советским Союзом, что позволяет двум странам быстро связаться друг с другом в случае кризиса (например,грамм. во время холодной войны). Линия была основана в 1963 году, через год после Кубинский ракетный кризис это чуть не привело к началу ядерной войны. Горячая линия изначально состояла из двойной телетайп (телекс), но позже был заменен факсимильными аппаратами и, в конечном итоге, современные компьютеры [1].

Вопреки распространенному мнению, горячая линия была никогда не красный телефон его можно было просто поднять, чтобы поговорить с лидером на другом конце провода. Хотя в настоящее время возможны речевые разговоры, вероятно, с использованием Прямая голосовая связь (DVL), эти ссылки относятся к , а не к горячей линии (DCL).Мы в долгу перед Питером Купом [1], который отличный блог и помощь вдохновили нас на создание этой страницы.


Идея горячей линии между США и СССР появилась в 1954 году. когда обе державы поняли, что нужна прямая линия связи чтобы предотвратить ядерную войну. Обе страны создали огромные запасы ядерного оружия сразу после окончания Второй мировой войны и началась холодная война. Обе страны также находились в постоянном состояние готовности [2].

Тысячи баллистических ракет большой дальности с ядерным заряды были закопаны глубоко под землей в бункерах и осуществляется на подводных лодках. В любой момент мир находился не более чем в 30 минутах от полномасштабной ядерной войны.

Хотя несколько сторон и отдельных лиц предупредили страны, и они оба принял участие в конференции экспертов по внезапным атакам в Женеве (Швейцария) в 1958 году, в последующие годы не произошло ничего особенного.


Во время холодной войны зубчатые колеса двигались очень медленно, и военные советники обе стороны не хотели, чтобы их лидеры общались напрямую. Все изменилось во время кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года. В течение двух недель мир балансировал на грани войны, пока президент США Джон Ф.Кеннеди должен был решить, атаковать или вести переговоры. альтернативные дипломатические каналы.

Кеннеди решил пойти дипломатическим путем, но столкнулся с серьезными проблемами. проблемы связи при переговорах с СССР. Например, потребовалось США ~ 12 часов на прием, декодирование, перевод и интерпретацию первоначальное сообщение об урегулировании 3000 слов, которое было отправлено Советский лидер Никита Хрущев 26 октября 1962 г. в 18:00.

На следующее утро в 11:00 — ответ на письмо едва был подготовлено — получено более агрессивных писем от Советский Союз.Кеннеди спас ситуацию, проигнорировав вторую букву: притворившись, что он его не получил, и вместо этого ответил на первый.


Это сработало, и кубинский ракетный кризис подошел к концу. Как только пыль события улеглась, было решено, что прямая линия сообщения между США и СССР должна была быть учредил.Это позволило бы лидерам двух стран связаться друг друга в случае серьезной угрозы, неисправности или аварии. Менее чем через год заработала горячая линия .

Обе страны признали необходимость создания прямой линии, и после некоторых переговоров был подписан договор в Женеве (Швейцария) 20 июня 1963 года. менее чем через месяц, 13 июля 1963 г., официально был назван Линия прямой связи (DCL).Канал связи также был известен техническими специалистами США как МОЛИНК (Московская ссылка).

Первая реализация горячей линии состояла из двух полнодуплексных телетайп линков, один из которых был резервным. Каждая сторона получила два телетайпа с латиницей и два с кириллицей (Русский алфавит. С каждой стороны линии защищали по четыре Шифровальные машины ETCRRM.

Вместо использования американских или российских шифровальных машин для шифрования сообщений, машины ETCRRM были построены в Норвегии компанией STK 1, кто был считается нейтральным и беспристрастным.СТК поставил машины с Достаточные расходные материалы на один год и полная документация.


На изображении выше показан терминал горячей линии NMCC при Пентагоне 9 июля 1976 года. Две пары (черных) машин ETCRRM в зеркальном расположении, хорошо видны.Каждую пару сопровождает телетайп. для сообщений на американском языке и восточногерманском Т-63 2 в деревянном ящике (на переднем плане) для сообщений на русском языке (Cryllic, см. примечание 2) [12]. В крайнем левом углу едва видны два Шифровальные машины Siemens M-190 которые уже были установлены и тестировались в то время. Через несколько лет они заменят ETCRRM.

Поскольку ETCRRM является устройством с одноразовой лентой (OTT), он использует принцип одноразового блокнота (OTP).При использовании в сочетании с истинно случайным ключевые ленты, машина ОТТ абсолютно безопасна и не ломается. Поскольку русские настаивали на изготовлении собственных ключей, было решено, что каждая сторона создаст свои собственные ключевые ленты.

Эти ключевые ленты были доставлены специальными курьерами. в посольство на другом конце, которое затем доставило его другой стороне терминал [9]. Так, американское посольство в Москве доставило свои ключевые кассеты по адресу: Московский терминал горячей линии.


На обоих концах были установлены телетайпы с латиницей и кириллицей, позволяя каждой стороне писать на своем родном языке.Это считалось хорошей практикой, поскольку позволяло избежать недопонимания. и предоставил дополнительное время для правильной интерпретации сообщений. Первое сообщение, которое послали американцы на открытии день, было известное тестовое сообщение БЫСТРАЯ КОРИЧНЕВАЯ ЛИСА ПРОПЫТАЛАСЬ НА СПИНУ ЛЕНИВОЙ СОБАКИ 1234567890 , строка, содержащая все буквы алфавита. Советы ответили, прислав поэтическое описание закатного московского солнца.
На изображении выше показана раскладка клавиатуры русского телетайпа, который на самом деле был восточногерманским Т-63 [12], который был доставлен Пентагон в Вашингтоне 26 августа 1963 года.Изображение было выпущено как пресс-фотография AP Wirephoto [13], со следующим текстом:

    ВАШИНГТОН, 26 августа - ОДИНАКОВЫЕ ТОЛЬКО ЦИФРЫ.
    клавиатура советского телетайпа, доставленная Пентагону в
    Вашингтон сегодня для использования на "горячей линии" Вашингтон-Москва
    коммуникации. Символы русского алфавита в тройке нижних
    линии ключей. Цифры вверху такие же, как в английском.Сообщения будут отправляться и приниматься как на русском, так и на английском языках в виде
    защита от ошибок перевода.
     
Физическая связь между двумя терминалами пролегала от Вашингтона до Лондон, используя первый Трансатлантический кабель № 1 (TAT-1) [5], а оттуда через Копенгаген, Стокгольм и Хельсинки в Москву. Хотя ссылка была криптографически безопасной, она была случайно разорвана. несколько раз, например, когда финский фермер случайно вспахал его с помощью бульдозера [1].

В Лондоне линия была маршрутизирована через защищенную телефонную станцию в туннелях Kingsway, большом подземном комплексе. Полный маршрут показан на изображении выше. Помимо описанной выше кабельной связи, был полнодуплексный радиоканал, который использовался в качестве резервного. Он бежал из Вашингтона через Танжер (Марокко) в Москву и обратно. Этот альтернативный маршрут отмечен точками на рисунке выше. Он также использовался для обслуживания коммуникации.Обе ссылки проверялись ежедневно.

  1. В то время STK была независимой дочерней компанией американской ITT. Компания.
  2. Иногда ошибочно думают, что кириллический телетайп Т-63 / СУ был произведен компанией Siemens в Восточной Германии. Однако это было не так, поскольку в то время за железным занавесом не было завода Siemens. Т-63 был построен VEB RFT Messgerätewerk Zwönitz, но был основан на более раннем RFT T-51 , который, в свою очередь, был восточногерманской копией Siemens T-37 .Т-63 / SU также известен как T63 / SU12 и T63 / RU , и мог переключаться между латинскими и кириллическими символами [12].

30 сентября 1971 г. США и СССР договорились улучшить надежность DCL (горячей линии) за счет отказа от радиосвязи и установка двух дополнительных цепей: одна установлена ​​в США через коммерческая геосинхронная Спутниковая система Intelsat IV , и другой установлен СССР используя четыре спутника «Молния II» на высокой эллиптической орбите.[6]. На установку и тестирование новых ссылок ушло несколько лет, но в итоге они вступили в строй 16 января 1978 года. Новые спутниковые каналы оказались гораздо менее уязвим, чем оригинальные кабели через Европу.

В то же время количество терминалов было увеличено с каждой стороны, к серии терминалов в неуказанных местах. В США есть были обычные терминалы в NMCC, ANMCC и в Белом доме [6]. Местонахождение советских терминалов в настоящее время неизвестно.Было решено, что любые сообщения, полученные через DCL, будут передан «главе правительства».


1980 Новое телетайпное оборудование
В 1980 году DCL был обновлен, когда терминалы Teletype были заменены на более новые модели и клапанные Заменены шифровальные машины ETCRRM на совместимом твердотельном корпусе Siemens M-190 единицы.Хотя М-190 был довольно старым (он был разработан в начале 1960-х годов), он был относительно современным по сравнению с разработанной ETCRRM. лет десять назад. Установки М-190 были установлены у противоположной стены помещения. еще в 1976 году, и были испытаны за несколько лет до этого они были утверждены на службу и переведены на текущую должность.

На изображении выше показан зал DCL в NMCC в Пентагоне.Сименс М-190 хорошо виден на переднем плане, пока оператор печатает сообщение на одном телетайпов. Снимок был сделан 2 августа 1985 г., незадолго до следующего апгрейд DCL.

1985 Факсимильное оборудование
17 июля 1984 г. США и СССР подписали соглашение о модернизировать DCL с помощью факсимильного оборудования после переговоров это началось в мае 1983 года по инициативе президента Рейгана.Было решено, что идентичные факсы Группы III, работающие на 4800 бод, были установлены на обоих концах. Помимо печатного текста, факс мог отправлять рукописные сообщения, диаграммы, карты и фотографии, а также можно передать страницу в От 6 до 15 секунд, что обычно в 12 раз быстрее, чем у телетайпа. В середине 1985 г. звенья были введены в эксплуатацию и проходили испытания в течение нескольких лет.

В то же время СССР модернизировал свою часть звена до новый геостационарный спутник класса «Горизонт», в результате чего американцам больше не приходилось каждый раз переключаться между спутниками «Молния». четыре часа.В 1996 году русские перейдут на новый спутник «Молния III».


На изображении выше показана та же стена в помещении терминала DCL. в НКМК Пентагона 14 ноября 1985 г., через несколько месяцев после «новое» факсимильное оборудование вступило в строй. Настоящие сканеры документов находятся наверху полок. Под каждым сканером, стандартный IBM PC установлен для One-Time Pad (OTP) шифрование данных.Документы были напечатаны на матричной матрице EPSON FX-80. принтер. США поставили такое же оборудование Советскому Союзу в Москве.

На переднем плане Сименс М-190 все еще виден, хотя сейчас он у противоположной стены. Снимок сделан в той же комнате, что и предыдущий, как мы видим. та же карта мира и та же книжная полка на стене. Несколько лет старая линия телетайпов М-190 оставалась основным звеном связи. между США и СССР, пока факс не был найден достаточно надежным заменить его.В 1988 году, незадолго до распада Советского Союза, телетайп был окончательно отключен [1].


В 2007 году началась работа над очередным обновлением канала прямой связи. (DCL). Прежний канал передачи данных был заменен выделенной компьютерной сетью. с функцией электронной почты и чата. Хотя функция чата используется операторы для согласования ссылки, e-mail используются для официальная часть. Система электронной почты позволяет отправлять текстовые сообщения, сканированные изображения. и файлы для отправки.

В то же время старая кабельная линия была заменена новой оптико-волоконной. link, позволяя использовать два спутниковых канала в качестве резервных каналов. Еще в 1996 году россияне уже модернизировали свою часть спутника. путем замены спутникового канала «Горизонт» на канал «Молния III». Обновление вступило в силу в 2008 году и позволяет передавать сообщения и данные. отправлено в режиме, близком к реальному времени.


Этот снимок был сделан на праздновании 50-летия «Горячая линия» 30 августа 2013 г. и показывает, как это выглядит сегодня.Телепринтеры и факсы уступили место современным компьютерам. с защищенной электронной почтой. Сзади стоит подполковник. Чарльз Кокс, старший переводчик при президенте. Сидя перед это главный старшина военно-морского флота Джон Э. Келли, президентский коммуникатор. Интересно, что находится в двух деревянных ящиках спереди? Коды?

В целях безопасности на Американская сторона:

  • Пентагон
    Основной терминал находится в Национальном военном командном центре (NMCC) в Пентагоне.Он обслуживается круглосуточно в четыре 8-часовые смены персоналом НМКЦ. и находится под контролем Объединенного комитета начальников штабов. NMCC несет ответственность для ежедневного тестирования ссылки и для перевода любых сообщений которые передаются или принимаются.
  • Белый дом
    Изначально в Белом доме не было терминала, но когда Свое первое послание россияне отправили в 1967 г. (по случаю Шестидневного Война между Египтом и Израилем), министр обороны Роберт Макнамара заказал быструю переброску из Пентагона в Белый дом.Эта временная ссылка была позже заменена дополнительным терминалом, который был установлен в Центре военной связи Агентства связи Белого дома (WHCA). Терминал Белого дома имеет функцию переопределения, которая позволяет ему к блокировка другие клеммы.
  • Гора Рэйвен Рок
    Третий терминал находился в Альтернативном национальном военном командовании Центр (ANMCC), резервный объект Пентагона, расположенный в Вороньей Скале. Гора. Он эксплуатируется персоналом NMCC и периодически тестируется.
Согласно директиве SECRET от сентября 1985 г., подписанной Президент Рональд Рейган, президент мог в любое время назначить нового места для дополнительных терминалов Горячей линии, расположение которых быть классифицированным как СЕКРЕТНО. Произошло это или нет, в настоящее время неизвестный.

  • Москва
    В настоящее время неясно, где именно находится терминал в г. Москва была.Хотя предполагалось, что он будет в Кремле, недалеко от канцелярии премьер-министра, есть признаки того, что вместо него напротив Ридской площади у штаб-квартиры Коммунистической партии [1]. В отличие от Америки, российский терминал обслуживали гражданские лица.
Горячая линия в основном предназначалась для информирования другой стороны в случае инциденты, (ядерные) аварии и неожиданные перемещения флота и групп, что другая сторона может расценить как провокацию или как акт войны.Спустя всего несколько месяцев после того, как DCL был введен в эксплуатацию, он был впервые использован. американцами 22 ноября 1963 г., когда президент Джон Ф. Кеннеди был убит.

Горячая линия использовалась во время следующих международных конфликтов:


  • 1963 Убийство президента Кеннеди
  • 1967 Шестидневная война между Египтом и Израилем
  • Война между Индией и Пакистаном 1971 год
  • Война Судного дня 1973 года
  • 1974 Турецкое вторжение на Кипр
  • 1979 Российское вторжение в Афганистан
  • 1981 Угроза Вторжение России в Польшу
  • Вторжение Израиля в Ливан в 1982 году
  • Война в Персидском заливе 1991 года
  • Последствия войны в Ираке 2003 года
Русские впервые официально воспользовались горячей линией 5 июня 1967 г. в начале Шестидневной войны между Египтом и Израилем.Это было первое из 20 сообщений, которыми обменялись во время этого события. Три из этих сообщений были связаны с так называемым инцидентом свободы [10]; очевидно случайное нападение на USS Liberty силами обороны Израиля 8 июня 1967 г.


Крайнее левое изображение выше показывает первое сообщение что прислал СССР через горячую линию, проинформировав США о том, что они стремятся положить конец конфликту. как можно скорее и просим США сделать то же самое.Письмо написано на русском языке за подписью министра А. Косыгина. Справа находится официальный перевод письма, составленного интерпретаторами Белого дома [11].

Вопреки распространенному мнению, горячая линия была , а не — красным телефоном, который был используется для голосовой (речевой) связи между Вашингтоном и Москвой в в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Тем не менее, типичный красный телефон выставлен на всеобщее обозрение. в Библиотеке и музее Джимми Картера в Атланте (США).

На изображении справа показан именно этот красный телефон. Телефон не имеет набора номера (что характерно для телефонов горячей линии) и установлен. на шесте с табличкой внизу, утверждающей, что она использовалась на Горячая линия Москва-Вашингтон при администрации Картера в Белом доме.

К сожалению, знак неправильный, так как это было не , а не . Хотя вполне возможно, что телефон использовался для еще один вид связи по горячей линии во время Картера, например, для прямой связи с Пентагоном, он определенно не использовался в DCL; по горячей линии Вашингтон-Москва.


Тем не менее, идея использования красного телефона для связи по горячей линии сохранились, не в последнюю очередь из-за множества фильмов-блокбастеров, в которых мировые лидеры контактируют друг с другом в кризисных ситуациях. По этой причине Горячую линию Вашингтон-Москва часто называют красным телефоном.

Есть несколько причин, по которым прямая голосовая связь отсутствует в времена кризиса.Во-первых, это было очень сложно, если не невозможно, в 1960-е годы иметь надежные безопасное шифрование голоса на таких линиях, без раскрывающая (секретная) технология. Однако самая важная причина — это избегать недоразумений, вызванных языковым барьером. Отправка письменного сообщения (телетайп, факс или компьютер) дает время для правильного перевода и интерпретация.


С 1990-х годов можно вести прямой голосовой разговор с другой конец, но это , а не , который считается частью горячей линии.Вероятно, что для озвучивания используется так называемая прямая голосовая связь. (DVL) используется. На обоих концах этой ссылки есть терминалы возле офисов Президенты и маршрутизируются (мультиплексируются) по одним и тем же спутниковым каналам как DCL. DVL обычно используется для дипломатического и запланированного трафика, но может быть используется в кризисных ситуациях по специальной договоренности.

Канал связи между правительствами (GGCL)
15 сентября 1987 г., незадолго до распада Советского Союза, а затем с окончанием холодной войны и США, и СССР создали так называемую Центр снижения ядерных рисков (NRRC) для укрепления доверия за счет обмен информацией об их ядерных арсеналах [15].

Это было сделано в рамках серии мер доверия (МД), и был открыт 1 апреля 1988 года. Для обмена информацией о ядерных программах установлена ​​прямая связь, это напоминало горячую линию.

Изначально эта ссылка состояла из телетайпов. с одноразовым шифрованием ленты, но позже они были заменены факсимильными оборудование (факс), на котором для шифрования одноразового блокнота использовались компьютеры IBM. В конце 1995, NRRC перешел на безопасную электронную почту с дополнительным каналом чата. для согласования.На видео справа показан американский NRRC.


После распада Советского Союза в 1991 году линия между США и Россия оставалась активной и распространилась на Украину, Беларусь и Казахстан. Он официально известен как Правительство к Правительству. Канал связи (GGCL). В США ответственность за это несет NRRC. Государственного департамента США (DoS).На видео выше показано, что Американский NRRC выглядел в 2012 году [17].

17 июня 2013 года было объявлено, что во время 39-го саммита «Большой восьмерки» в г. Северная Ирландия 1 , США и Россия договорились о нескольких новые меры доверия (CBMs), чтобы уменьшить опасность от угрозы кибербезопасности, которые, по всей видимости, исходят из обеих стран.

Информация регулярно обменивается между US-CERT 2 и его аналог RU-CERT 3 , и состоит из технической информации о вредоносных программах и других видах рисков для критически важной инфраструктуры, которые кажется, исходит с другой стороны и может быть неверно истолкован как нападение (акт войны).

US-CERT является частью Национальной кибербезопасности и коммуникаций Центр интеграции (NCCIC), который находится в ведении DHS, Министерство внутренней безопасности США. Изображение справа показывает Наблюдательный зал NCCIC во время пребывания на посту президента США Обамы [19].


Эта так называемая ссылка на кибербезопасность последовала по пятам за разоблачения осведомителя АНБ / ЦРУ Эдварда Сноудена в начале июня 2013 года, смутило правительство США.На изображении несколько защищенных телефонов STE хорошо видны на партах. Считается, что ЕНТ присутствовал и на российской стороне. ссылки. С тех пор его заменили IP-телефоны. Фактическое создание и поддержание канала кибербезопасности был делегирован NRRC, у которого уже была надежная связь между Вашингтоном и Москвой, так называемый GGCL.

Незадолго до президентских выборов в США в 2016 году (тогда) президент Барак Обама предупредил правительство России не вмешиваться в избирательный процесс с помощью хакерских операций.По мнению некоторых по сообщениям прессы, он использовал для этого «красный телефон», но неясно использовал ли он прямую голосовую связь (DVL), Канал связи между правительством и правительством NRRC (GGCL), Ссылка по кибербезопасности, Ссылка по иностранным делам (FAL) или фактическая горячая линия сам [16].


  1. Состоялось 17 и 18 июня 2013 года на курорте Лох-Эрн в графстве Фермана. в Северной Ирландии (Великобритания).
  2. US-CERT и равно; Группа готовности к компьютерным чрезвычайным ситуациям США.
  3. RU-CERT & равно; Группа готовности к компьютерным чрезвычайным ситуациям Российской Федерации.

Линия связи между США и Россией
Следующие официальные каналы связи между США и Россией в настоящее время известны:

  • Горячая линия
  • Прямая голосовая связь (DVL)
  • Канал связи между правительствами (GGCL)
  • Центр снижения ядерных рисков (NRRC)
  • Связь с иностранными государствами (FAL)

ANMCC Альтернативный национальный военный командный центр
Резервный командный центр Пентагона, а также резервный терминал Горячая линия (DCL), расположенная в Горе Рэйвен Рок.(Википедия)
DCL Линия прямой связи
Официальное название горячей линии Вашингтон-Москва. (Википедия)
DHS Министерство внутренней безопасности
➤ Сайт
DVL Прямая голосовая связь
Канал голосовой связи, работающий в той же сети, но не являющийся частью, Горячая линия.
GGCL Канал связи между правительствами
Прямая зашифрованная электронная почта между США, Россией, Украиной, Беларусью и Казахстан, управляемый NRRC каждой страны.
NCCIC Национальный центр интеграции кибербезопасности и коммуникаций
Орган США по защите информации и кибербезопасности. Часть Министерство внутренней безопасности (DHS).➤ Веб-сайт
NMCC Национальный военный командный центр
Отвечает за эксплуатацию, обслуживание и тестирование горячей линии (DCL). Также основной терминал американской стороны горячей линии. Находится в Пентагоне в Вашингтоне. (Википедия)
NRRC Центр снижения ядерных рисков
Официальные органы США и бывшего СССР, учрежденные 15 Сентябрь 1987 г., чтобы снизить риск потенциальной ядерной войны. друг другу возможных угроз.
WHCA Коммуникационное агентство Белого дома
Агентство официальных коммуникаций Белого дома. Также ответственный для работы со второстепенным терминалом американской стороны горячей линии (DCL). (Веб-сайт) (Википедия)
  1. Peter Koop, Горячая линия Вашингтон-Москва
    Проверено в январе 2013 г.
  2. Мэтт Даттило, Горячая линия Вашингтон-Москва открыта 20 июня 1963 г.
    21 июня 2011 г.Проверено в январе 2013 года.
  3. AP, Фотография Siemens M-190 и телетайпов в горячей линии
    27 августа 1985 г. Дата обращения: ноябрь 2012 г. Изображение любезно предоставлено [1].
  4. Скотт Дэвис, Изображения советско-американской горячей линии
    © Time Inc., журнал LIFE, 14 ноября 1985 г., Арлингтон, Вирджиния, США.
    Проверено в январе 2013 года.
  5. Википедия, TAT-1, номер трансатлантического кабеля 1
    Получено за январь 2013 г.
  6. Ronald Reagan, National Decision Directive Number 186
    4 сентября 1985 г.СЕКРЕТНО. Рассекречена 10 июня 2011 г.
  7. Государственный департамент США, Соглашение между США и СССР о модернизации DCL
    17 июля 1984 г. Проверено в январе 2013 г.
  8. Дэн Мерика, Если бы эти стены могли говорить: установка прямой линии связи с Москвой
    Веб-сайт CNN Politics, 27 августа 2012 г.
  9. Хьюго Ривик, Фалес, На секретном задании. 50 лет норвежской криптологии.
    Thales, частное издание, 2005 г.
  10. A. Jay Cristol, The Liberty Incident
    июль 2007 г. Источник: январь 2013 г.
  11. НАРА, Письмо А. Косыгина президенту США через советский Молинк
    5 июня 1967 г. Конфиденциально. Рассекречена 7 февраля 1996 г. Перевод…
  12. Joachim Beckh, Blitz & Anker, Band 1: Informationstechnik — Geschichte und Hintergründe
    Фон телетайпа Т-63 (немецкий). ISBN 3-8334-2996-8. п. 119.
  13. AP Wirephoto, Изображение русской клавиатуры
    26 августа 1963 г. AP Wirephoto # b21455kwg. Архив Крипто-музея № CM301762.
  14. Армия США, Горячая линия, сейчас 50 лет …
    Веб-сайт. Проверено сентябрь 2013.
  15. США / СССР, Объявление о создании NCCRs
    Соглашение между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом Социалистические республики о создании центров снижения ядерной опасности (и протоколы до сих пор).15 сентября 1987 г.
  16. Питер Куп, Обама впервые использовал канал кибербезопасности, чтобы предупредить Россию
    29 декабря 2016 г., обновлено 7 января 2017 г.
  17. DoS США, Внутри Государственного департамента США: Центр снижения ядерных рисков
    Через YouTube. 24 октября 2012 г.
  18. Российско-американское сотрудничество в области безопасности информационных и коммуникационных технологий
    Белый дом (при Обаме), офис пресс-секретаря, 17 июня 2013 г.
  19. Джим Уотсон, Изображение Центра наблюдения NCCIC
    AFP / Getty Images. Проверено июнь 2017 года.
  20. UPI, Изображение шифровальных машин ETCRRM и телетайпов T-63
    9 июля 1976 г. Получено в ноябре 2012 г. Изображение любезно предоставлено [1].
  1. Спасибо Джиму Мейеру за указание на это.

Все ссылки, показанные красным, в настоящее время недоступны.Если вам нравится информация на этом сайте, почему бы не сделать пожертвование?
Музей криптографии. Создано: Воскресенье, 27 января 2013 г. Последнее изменение: 7 июня 2021, понедельник — 19:01 CET.

Доверие через горячую линию Москва-Вашингтон: теоретическое объяснение роли горячей линии в кризисной стабильности | Журнал исследований глобальной безопасности

Аннотация

В этой статье исследуется, как горячая линия Москва-Вашингтон способствовала стабилизации кризиса.Опираясь на символическую интерактивную ролевую теорию, в статье утверждается, что горячая линия дает лидерам возможность участвовать в альтернативном поведении, чтобы доверять друг другу, даже если только временно, когда они связываются друг с другом через горячую линию, чтобы сообщить о ситуации, которую они определяют. как кризис. Эта функция горячей линии особенно полезна, когда лидерам не удалось установить между собой межличностное доверие. Это новое понимание горячей линии ставит под сомнение преобладающее мнение о том, что она просто способствует общению, и улучшает существующие символические представления об устройстве, предлагая концептуализацию, объясняющую, почему намерения, с которыми она используется для связи, считаются заслуживающими доверия.Более того, видение доверия как роли способствует изучению доверия в международных отношениях, предлагая золотую середину между определением доверия как интересов, которые часто неоднозначны во время кризисов, и как общей идентичности, которая недостижима между противниками в краткосрочной перспективе. Мы используем два исторических примера, Шестидневную войну и Войну Судного дня, чтобы проиллюстрировать наши теоретические утверждения.

Введение

Горячая линия Москва-Вашингтон — прямая линия связи (DCL) между столицами сверхдержав — была открыта в августе 1963 года.Он был призван исправить проблемы связи, с которыми президент Кеннеди и председатель Хрущев столкнулись во время кубинского ракетного кризиса, проблемы, которые 27 октября 1962 года вынудили Хрущева передать свой ответ Кеннеди по Московскому радио, а не ждать, пока его сообщение будет достигнуто. президент по дипломатическим каналам (Beschloss 1991, 524). Стипендия по международным отношениям (IR) рассматривает горячую линию как меру, которая способствовала стабилизации кризиса за счет снижения вероятности просчета, неверного толкования и непреднамеренной войны из-за отсутствия связи и нехватки информации (например,г., Schelling 1984, 1996, 60; Plischke 1986, 58; Thacher 1990, 57–8, Ball 1991, 137–8; Гиллеспи 2012, 151–2). Однако возможности дипломатической связи обеих сверхдержав превзошли скорость горячей линии к концу 1960-х (например, Kissinger 1979, 909), что, по-видимому, сделало горячую линию излишней. Тем не менее, он остался в употреблении. Фактически, за одним исключением, он использовался, когда в распоряжении обеих сверхдержав были более быстрые каналы дипломатической связи. Таким образом, понимание «горячей линии» как средства быстрой связи дает неполное объяснение ее использования и вклада в кризисную стабильность.В конце концов, взаимная способность сверхдержав к общению сама по себе не гарантирует, что они будут отправлять друг другу жизненно важную информацию; также не объясняется, почему какая-либо из сторон поверила бы информации, отправленной по горячей линии, когда такая же или аналогичная информация, отправленная по другим каналам, была бы отклонена как недостоверная.

Соответственно, в данной статье по-новому рассматривается вклад горячей линии в обеспечение устойчивости к кризису. Опираясь на символическую интеракционистскую ролевую теорию, мы утверждаем, что использование горячей линии может быть истолковано как попытка альтернативного прогнозирования изменить ролевую деятельность, основанную на недоверии, на взаимодействие, основанное на доверии, а горячая линия является общим символом принятия роли доверительного управляющего.Используя этот частный канал связи, руководители используют функцию горячей линии как хранилище надежности и пытаются сделать доверие основой своего взаимодействия. Вклад этой статьи в IR является как теоретическим, так и эмпирическим. Теоретически мы предлагаем взгляд на доверие как на ролевое, а не основанное на интересах (например, Kydd 2007) или идентичности (например, Bilgic 2014). Понимание доверия как роли подчеркивает «как бы» природу доверия (Lewis and Weigert 1985, 969; Möllering 2006b, 111–2) и находит золотую середину между интересами, которые неоднозначны в условиях кризиса, и идентичностью, которая вряд ли существует. до или во время кризиса между враждебными состояниями.Эмпирически мы переосмысливаем значение горячей линии для управления кризисами. Мы утверждаем, что главный вклад горячей линии в управление кризисами заключается не в ее способности сделать возможным общение между лидерами враждебных государств, а в передаче символического послания доверия при ее использовании. Хотя отношение к горячей линии как к символу само по себе не является чем-то новым (см. Jervis 1970; Egilsson 2003; Simon and Simon 2003, 2017), наше понимание символики горячей линии дает лучшее объяснение того, как горячая линия помогла снизить вероятность просчета. или неправильное толкование и, как следствие, непреднамеренная война, чем существующие отчеты.

В соответствии со сравнительно-исторической методологией (Mahoney and Thelen, 2016), мы используем отслеживание процессов, чтобы обосновать нашу аргументацию и представить обширные данные об использовании горячей линии в двух случаях: Шестидневная война (1967) и Йом Кипур. Война (1973). При выборе случая мы руководствуемся наличием документов, вопросом нашего исследования и методом согласования Милля. Хотя горячая линия использовалась несколько раз после окончания холодной войны, выпущенные на данный момент 1 правительственных документов позволяют нам лишь оценить ее использование во время холодной войны.Поскольку мы заинтересованы в использовании горячей линии в кризисных ситуациях, которые мы определяем как «противостояние двух или более государств, обычно занимающее короткий период времени, при котором вероятность начала войны между участниками воспринимается как значительно возрастающая. ”(Williams 1976, 25) мы выбрали только случаи, удовлетворяющие этому условию. 2 В отсутствие прямого противостояния, аналогичного ракетному кризису, мы анализируем косвенные кризисы, в которые сверхдержавы были вовлечены через своих союзников.Каждое из выбранных событий представляет собой кризис, который удалось успешно преодолеть благодаря сотрудничеству сверхдержав. Хотя изучение только тех случаев, которые имеют определенный исход, обычно не рекомендуется, это подходящий метод на ранних этапах исследовательской программы, когда целью является определение «потенциальных причинно-следственных связей и переменных, ведущих к интересующей зависимой переменной» (Джордж и Беннет 2005, 23). Наконец, случаи наиболее схожи с точки зрения контекстных факторов, но, как мы увидим, демонстрируют различия в использовании горячей линии.

Для того, чтобы подробно описать оба случая, мы использовали различные источники. В первую очередь мы полагались на правительственные документы, опубликованные в журнале «Международные отношения США» серии или собранные в президентских библиотеках Джонсона и Никсона. Там, где правительственная документация отсутствует, мы использовали воспоминания и вторичные источники. Когда возникает конфликт между первичными и вторичными источниками или мемуарами, мы отдаем предпочтение первым. Однако мы признаем, что нехватка советских источников была проблемой, часто вынуждающей нас оценивать поведение Советского Союза через западные источники.

Мы разделили эту статью на четыре части. Мы начнем с изложения нашего теоретического объяснения вклада горячей линии в кризисную стабильность. Во-вторых, мы описываем способ, которым мы намереваемся уловить принятие ролей, изменение роли и условия — восприятие ситуации как кризиса, конфиденциальность и исключительность обменов между лидерами и отсутствие межличностного доверия, — при которых в наших тематических исследованиях ожидается такое изменение прогнозов. В-третьих, мы используем нашу теоретическую основу для анализа Шестидневной войны (1967 г.) и Войны Судного дня (1973 г.).В заключение мы подчеркиваем вклад, который наше расследование использования горячей линии вносит в управление кризисами, обсуждаем ограничения нашего исследования и подробно останавливаемся на более широких теоретических и политических последствиях наших выводов.

Ролевое понимание вклада горячей линии в кризис

Несмотря на то, что горячая линия использовалась в качестве дипломатического инструмента между Соединенными Штатами и Советским Союзом / Россией на протяжении более пятидесяти лет, она сама по себе привлекла относительно скромный аналитический и теоретический интерес со стороны научных исследований (Jamgotch 1985; Thacher). 1990; Egilsson 2003; Simon and Simon 2003, 2017; Nanz 2010).Как правило, горячая линия предлагается как пример меры по укреплению доверия, которая снижает вероятность непреднамеренной войны в результате просчета и недопонимания, делая возможным общение между лидерами (например, Schelling 1984, 57–8, 1996, 60; Plischke 1986, 58; Thacher 1990; Ball 1991, 137–8; Gillespie 2012, 151–2). Однако важность горячей линии как средства связи снизилась в конце 1960-х годов, когда скорость как советских, так и американских дипломатических систем связи была сопоставима или даже превысила скорость горячей линии (например.г., Киссинджер 1979, 909). Тем не менее советские / российские и американские лидеры продолжали его использовать.

Небольшое количество IR-исследователей предположили, что горячая линия имеет дополнительную — символическую — функцию и, следовательно, полезна за пределами ее технических возможностей; хотя они не могут прийти к согласию относительно того, из чего состоит этот символизм. «Просто активировав горячую линию», можно передать «срочность» (Egilsson 2003, 16), добавить акцента в сообщение (Jervis 1970, 91), выразить «намерения к сотрудничеству» (Simon and Simon 2003) и / или отправить послание «доброй воли» (Саймон и Саймон 2017).Мы согласны с тем, что значение горячей линии основывается на ее символике; но мы обнаруживаем, что текущих символических счетов не хватает, поскольку они сосредоточены на способности горячей линии быстро передавать информацию и не учитывают проблему интерпретации сигналов. Техническая способность к общению не объясняет, почему недоверчивые враги, которые с подозрением относились к сообщениям друг друга, полученным по обычным дипломатическим каналам, сочли бы такие сообщения заслуживающими доверия, если бы они были отправлены через горячую линию.

Чтобы улучшить существующие символические интерпретации горячей линии, мы опираемся на символическую интеракционистскую ролевую теорию, которая рассматривает социальную реальность в терминах взаимодействия между двумя агентами — альтером и эго — которые берут на себя роли в соответствии со своими определениями разворачивающейся ситуации, а не в результате внутренних психологических механизмов и прошлого опыта (ср.Larson 1997; Brugger, Hasenclever и Kasten 2013). Роли — это социальные позиции, которые состоят из ожиданий как по отношению к самому себе (эго), так и по отношению к другому (изменению) относительно форм поведения, подходящих в определенных ситуациях (например, Harnisch 2012, 8). С помощью ролей агенты оценивают общие намерения других, а также их реакции и чувства по отношению к ним; и они приходят к пониманию того, чего от них ждут другие (Charon 2001, 114–116). Агенты либо соблюдают эти ожидания, либо действуют вопреки им, в зависимости от того, считают ли они изменение ожиданий способствующим или мешающим их собственным интересам.Они также могут побуждать других агентов изменять свою роль посредством альтеркастинга, то есть посредством сознательного изменения своей собственной роли (Charon 2001, 115–7, 140; Harnisch 2012, 13; Thies 2015). Нормативное убеждение, то есть языковое взаимодействие с целью «оценки уместности ролей в ситуации неопределенности», часто является средством, с помощью которого предпринимаются попытки альтернативного прогнозирования (Harnisch 2012, 13). Как социальные объекты символы играют неотъемлемую роль в этом процессе ролевого позиционирования, формируя основу коммуникации между агентами.Их значение определяется людьми, и они используются намеренно, зная, что они представляют (Charon 2001, 41–8).

Вклад горячей линии Москва-Вашингтон в управление кризисами заключается в ее способности создать общее символическое понимание желательной формы поведения для обоих участников во время их взаимодействия в условиях кризиса. Этот общий символизм включает в себя основанное на доверии исполнение руководителями ролей, т. Е. Проявление поведения и эмоций, связанных с доверием, в их взаимодействиях — в экстраординарных ситуациях, в которых они находятся.Доверие, которое мы понимаем как реакцию на риск и неопределенность и определяем как принятие субъектом (доверителем) уязвимости по отношению к другому действующему лицу (доверительному управляющему) в результате положительных ожиданий относительно намерений и поведения доверительного управляющего по отношению к доверительному управляющему (например, Майер , Davis, and Schoorman 1995, 712; Larson 1997, 19; Booth and Wheeler 2007, 230; Kydd 2007, 11; Farrell 2009, 25; Wheeler 2009, 428; Urban 2014, 310), способствует лучшим решениям, поощряя взаимодействие и информацию -деляться и позволять альтер и эго ограничивать свои подозрения относительно намерений друг друга (Larson 1997; Möllering 2006b; Rathbun 2018, 698).Горячая линия позволяет лидерам брать на себя роли доверенных лиц (эго) и доверенных лиц (альтернативные) и способствует сотрудничеству между Советским Союзом / Россией и Соединенными Штатами, позволяя лидерам интерпретировать сообщения друг друга, отправленные через горячую линию, как заслуживающие доверия. Хотя горячая линия не способна устранить недоверие и подозрительность, которые характерны для межгосударственных отношений, она помогает лидерам противодействовать им, временно устанавливая доверие, что позволяет им сосредоточиться на взаимных, а не на односторонних выгодах на время кризиса.Другими словами, когда руководители пользуются горячей линией, они участвуют в альтернативной трансляции. Они отказываются от своих ролей недоверчивых и недоверчивых и сознательно предпочитают действовать так, как если бы они доверяли друг другу, в ожидании, что другой поступит так же.

Определение доверия (и недоверия) как основы ролевого поведения дает несколько преимуществ по сравнению с существующими концептуальными представлениями о доверии. Он представляет собой золотую середину между логикой уместности и логикой консеквенциализма (Thies 2013, 5) и, таким образом, объединяет лучшее из этих представлений.Хотя ролевая теория признает целеустремленность человеческого поведения, она не снижает доверия к интересам (см. Hardin 1993; Kydd 2007; Farrell 2009). Такой отход необходим, потому что интересы сами по себе недостаточны для объяснения поведения, когда они неоднозначны (Farrell 2009, 18, 73). Прямые и косвенные кризисы между противниками, обладающими ядерным оружием, являются именно такими ситуациями: они включают два основных фактора риска, которые заставляют участников принимать противоречивые предпочтения. Во-первых, желание выжить в условиях повышенной вероятности ядерной войны и возможность взаимного уничтожения создают стимулы для сотрудничества и компромисса.Во-вторых, риск, который кризис представляет для жизненно важных интересов и ценностей каждой стороны в ситуации, исход которой может иметь далеко идущие последствия для их будущих отношений, побуждает враждебные государства рассматривать риск войны как возможность защитить свои интересы путем принуждения другая сторона, чтобы отступить (Williams 1976, 47–55). Горячая линия способствует кризисной стабильности, позволяя лидерам брать на себя роли на основе их взаимного стремления к миру.

В то же время наша концептуализация доверия также бросает вызов учетным записям, которые видят доверие (например,г., Bilgic 2014; Городской 2014; Wheeler 2018) и / или принятие ролей (Wendt 1999) в результате развития общей идентичности, потому что субъекты, у которых есть проблемы с утверждением доверия на основе общих интересов, вряд ли продемонстрируют более продвинутую форму доверия, основанную на идентичности. Учитывая, что доверие, основанное на идентичности, требует времени — лет или даже десятилетий — для развития (например, Lewicki and Bunker 1996; Booth and Wheeler 2007, 240), неразумно ожидать, что субъекты приобретут его в кратчайшие сроки кризиса.Что акторы могут сделать в краткосрочной перспективе, так это изменить свои роли, потому что выполнение ролей влечет за собой только «конкретные рецепты действий» в данной ситуации, не обязательно влияя на идентичность или опираясь на нее (см. Wendt 1999; Cantir and Kaarbo 2016, 18 ). Рассмотрение доверия как роли может вызвать вопросы о том, насколько это доверие реально, а насколько это всего лишь игра притворства, когда лидеры действуют «так, как будто» они доверяют (например, Hardin 1993). Мы считаем этот вопрос спорным по двум причинам. Во-первых, любое доверие требует от доверителя отношения «как если бы» к социальной реальности: «доверять — значит жить так, как будто определенные рационально возможные варианты будущего не произойдут» (Lewis and Weigert 1985, 969), и как если бы социальная уязвимость и неопределенность были положительно разрешены (Möllering 2006b, 111–2).Во-вторых, поведенческие последствия истинного доверия и поведения так, как будто доверяют, неотличимы.

Доверие, которое ролевой теоретический подход делает возможным благодаря альтеркастингу, носит ситуативный характер. Актеры, которые, как предполагается, берут на себя роли на основе их определения ситуации, обычно меняют свои роли, когда они оказываются в новых и проблемных ситуациях (Harnisch 2012, 50). Это специфическое для конкретной ситуации понимание доверия в ролевой теории согласуется с существенным сегментом исследования доверия, которое рассматривает доверие как имеющее широкую полосу пропускания и расширяющееся до определенных вопросов в рамках отношений, но не распространяется на другие (например,г., Larson 1997, 20; Гуо, Люмино и Левицки 2017, 46; Уиллер 2018, 5). Осмысление доверия как зависящего от ситуации ролевого ожидания также позволяет одновременно присутствовать в отношениях между доверием и недоверием — феномен, который был подтвержден в рабочих отношениях (например, Lewicki, McAllister, and Bies 1998; Saunders, Dietz, and Thornhill 2014 ) и среди государственных лидеров, которые, как индивиды, представляющие свои государства, иногда колеблются между межличностной и межгосударственной областями своих отношений, доверяя первому, но не доверяя второму (например.г., Форсберг, 1999; Паври 2009; Уиллер 2013, 2018).

Вызов горячей линии дает лидерам возможность успешно менять свои роли и взаимодействовать на основе доверия только при соблюдении трех условий. Во-первых, учитывая ситуативный характер распределения ролей и первоначальное намерение создания горячей линии, т. Е. Использовать DCL «во время чрезвычайной ситуации» («Меморандум о взаимопонимании» 1963 г.), ожидается, что горячая линия вызовет доверие. только во время кризиса. Поскольку символическая интеракционистская ролевая теория придерживается интерпретирующего и взаимно конституирующего понимания процесса принятия ролей (Charon 2001), кризис понимается как вопрос восприятия: оба участника должны определить имеющееся событие как кризис, чтобы оправдать использование горячая линия.

Во-вторых, содержание телефонных разговоров по горячей линии должно оставаться частным и по своей природе исключительно «лидер-лидер». Изоляция этого канала от общественности, внутренних оппонентов и, в некоторой степени, бюрократии создает пространство для доверия (Hoffman 2006, 8). Конфиденциальность позволяет лидерам отказаться от недобросовестного мышления, сводя к минимуму внутригрупповое давление, чтобы действовать в духе подозрения (т. Е. В соответствии с внутригрупповыми нормами) по отношению к члену чужой группы (Mercer 2005, 96–7; Fierke 2009; Brugger, Hasenclever и Kasten 2013; Brugger 2015).Переписка между лидерами и личные встречи могут служить той же цели. Действительно, большинство советских и американских лидеров в период холодной войны вели частную и конфиденциальную переписку, пытаясь доказать свою надежность, то есть свои способности, честность и доброжелательность (Mayer, Davis, and Schoorman, 1995), и передать свои соответствующие им ожидания относительно желаемого поведения (см., например, FRUS 1996; Saltoun-Ebin 2013). Более того, личные встречи между Рейганом и Горбачевым во время саммита в Женеве были важны для создания узы доверия (Wheeler 2018).Хотя конфиденциальность не гарантирует доверия, ее отсутствие, вероятно, препятствует развитию доверительного поведения. Публичная переписка между Хрущевым и Эйзенхауэром демонстрирует это; их обмены были просто пропагандистскими инструментами, подчеркивающими различия между американским и советским образами жизни (Plischke 1968, 139), укрепляя внутригрупповую идентичность и тем самым препятствуя развитию доверия.

В-третьих, горячая линия позволяет руководителям брать на себя роли доверительного управляющего, когда нет ни межгосударственного, ни межличностного доверия.Этим горячая линия отличается от личной переписки, личных встреч или даже сообщений в Twitter (Duncombe, 2018), которые являются долгосрочными и трудоемкими инструментами укрепления доверия (Bachmann and Inkpen 2011, 283). В отличие от них, горячая линия обеспечивает мгновенное, но временное доверие; то есть, самое большее, на время текущего кризиса. Конечно, доверие может испариться раньше: доверие падает, когда доверительные ожидания не оправдываются поведением другого.

Уникальность доверия, на которое могут рассчитывать руководители, пользующиеся горячей линией, объясняется тем фактом, что горячая линия является неформальным учреждением.Институты — это «системы символов, когнитивные сценарии и моральные шаблоны, которые обеспечивают« смысловые рамки », направляющие человеческие действия» (Hall and Taylor 1996, 947) и играют важную роль в принятии человеком ролей (Charon 2001, 111, 202). . Они предлагают два различных решения при отсутствии доверия. Формальные институциональные механизмы, такие как механизмы Европейского Союза, пытаются устранить неопределенность — то есть потребность в доверии — в человеческих взаимодействиях с помощью подробных правил и строгих механизмов обеспечения соблюдения (Möllering 2005; Farrell 2009, 54–60; Brugger , Hasenclever и Kasten 2013).С другой стороны, неформальные институциональные механизмы основываются на согласованных, но некодифицированных ролевых ожиданиях. Они не предлагают набор механизмов контроля, а скорее управляют неуверенностью в том, будет ли доверие оправданным, морально апеллируя к тому, что правильно (Farrell 2009, 54–60; Lowndes and Roberts 2013, 189; Elhardt 2015). Они перекладывают бремя соблюдения на отдельную организацию, не заставляя участников раскаиваться в своем несоблюдении с помощью механизмов наказания, а, скорее, представляют свои действия как прямое указание на свою надежность.Таким образом, горячая линия является неформальным учреждением, которое продвигает доверие как институциональную норму, тем самым создавая общие ожидания в отношении ее использования, предлагая участникам шаблон для действий и оказывая давление на партнеров, чтобы они ответили взаимностью (например, Möllering, 2006a; Farrell 2009; Bachmann and Inkpen, 2011; Kroeger, 2011).

Подобно повествованию, окружающему ее коммуникативную функцию, свойства доверия к горячей линии проистекают из осмысленного процесса событий октября-декабря 1962 г. Октябрь 1962 г.Кризис и его последствия были определены как история предательства и восстановления доверия. Связь между Кеннеди и Хрущевым во время ракетного кризиса была проблематичной не только из-за того, что два лидера не могли быстро общаться, но и из-за того, что Хрущев предал доверие Кеннеди, дав ложные обещания, что Советский Союз не будет устанавливать ракеты на Кубе и, таким образом, заразил всех. существующие дипломатические каналы между ними (например, Добрынин 1995, 84–5; FRUS 1996, 64, 74).Во время кризиса Кеннеди и Хрущев решили свои проблемы с доверием, в то время как мир балансировал на грани ядерной войны, наконец согласившись разрешить ситуацию на основе доверия, а не недоверия ( FRUS 1996, 65; Gillespie 2012). По словам Хрущева, два лидера рассматривали успешное выполнение достигнутого ими соглашения как «показатель [] того, можно ли доверять, если аналогичные трудности возникнут в других географических регионах» ( FRUS 1996, 83), и любое будущее соглашение как зависимое от него («Стратегия и тактика» 1962).Прохождение этого испытания обоими лидерами проложило путь к серьезному рассмотрению мер риска войны в Женеве и успешным переговорам о линии связи между лидерами в июне 1963 года.

Другими словами, Кубинский ракетный кризис продемонстрировали необходимость канала связи, через который можно было бы обмениваться достоверными сообщениями, даже когда обычные дипломатические каналы были скомпрометированы обманом (Добрынин 1995, 84–5, 97). Чтобы восполнить эту потребность, горячая линия предоставила преемникам Кеннеди и Хрущева ограниченное доверие, т.е.е., убеждение в том, что ни одна из сторон не желает начать ядерную войну намеренно, эти двое смогли подтвердить к декабрю 1962 года. Соответственно, советские и американские лидеры, которые позже полагались на горячую линию, могли доверять друг другу в своих мирных намерениях в рамках угроза конфронтации и повышенная вероятность ядерной войны. Как бы узок ни был диапазон и степень этого доверия, этого достаточно, чтобы побудить лидеров выбрать путь сотрудничества в кризисной ситуации до или вместо принуждения и эскалации.Это также избавляет их от необходимости сознательно решать проблемы с доверием в разгар кризиса.

Определение альтернативного прогнозирования и его условий

Наша теоретическая основа ролей предполагает, что использование горячей линии Москва-Вашингтон приводит к переключению от роли доверенного лица и доверенного лица к принятию роли доверительного управляющего (альтеркастинг), когда: (1) лидеры взаимно определяют ситуацию как кризис; (2) горячие линии остаются личным общением между лидерами; и (3) до активации горячей линии были проблемы в сфере межличностного доверия.Мы отслеживаем эти условия в нашем анализе.

При рассмотрении первых двух из этих условий — общего определения события как кризиса, а также конфиденциальности и исключительности использования горячей линии — мы используем правительственные документы, включая дипломатические обмены и частные оценки, чтобы увидеть, как лидеры определяют ситуацию. . Использование таких слов, как «кризис», «угроза», «опасный» или «нестабильный» в контексте советско-американских отношений или относительно выживания человечества для описания происходящего события указывает на чрезвычайную ситуацию сверхдержавы.Мы показываем, что обе стороны стали рассматривать Шестидневную войну и войну Судного дня как кризис сверхдержав. Что касается исключительного и частного использования лидерами горячей линии, мы полагаемся, прежде всего, на документы правительства США и отчеты в газетах, чтобы увидеть, сохранила ли связь по горячей линии свой личностный характер и были ли какие-либо из них опубликованы во время этих войн.

Определение наличия или отсутствия доверия в его различных проявлениях требует более внимательного рассмотрения. Из-за нежелания политиков открыто выражать свое доверие, особенно доверие противнику, мы используем косвенный подход, чтобы выяснить, имело ли место альтернативное прогнозирование.Чтобы узнать, произошла ли смена ролей и взяли ли лидеры на себя доверительные роли через горячую линию на начальном или последующем этапе взаимодействия, мы обращаемся к эмоциональным и поведенческим индикаторам, связанным с доверием и недоверием, которые определены в литературе о доверии и перечислены в таблице. 1. Альтернативное прогнозирование будет обозначаться переключением от основанного на недоверии к принятию ролей на основе доверия или, потенциально, продолжением основанного на доверии ролей, несмотря на испарение доверия, которое определяется из других источников и часто предшествует общению разрыв между словом и делом.Однако, поскольку доверительные управляющие допускают некоторую непоследовательность в поведении и, действительно, безупречные проявления доверительного отношения к ролям маловероятны, учитывая давление межгосударственного недоверия, наша цель — показать, преобладает ли доверие или недоверие при обмене мнениями между лидерами.

Таблица 1.

Список связанных с доверием чувств и поведения, а также их противоположностей, как указано в литературе о доверии

. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию
. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Не-кооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивляющееся влияние
Таблица 1.

Список связанных с доверием чувств и поведения, а также их противоположностей, как указано в литературе о доверии

. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию
. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ в предоставлении информации
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию

Что касается конкретной проблемы межличностного доверия, проблемы в этом измерении могут проявляться по-разному.Например, межличностное доверие между советскими (российскими) и американскими лидерами могло не развиться до рассматриваемого кризиса. Тогда межличностное доверие может существовать между лидерами, когда разразится кризис, но поскольку доверие рассеивается во время кризисного взаимодействия, субъекты могут продолжать взаимодействовать только на основе доверия, активировав горячую линию. Кроме того, учитывая специфический характер доверия, советские и американские лидеры могут быть не уверены в том, распространится ли межличностное доверие между ними по определенным вопросам и в рамках нормальных границ межгосударственных отношений на критические кризисные ситуации.

Чтобы проследить уровень и характер доверия между лидерами США и Советского Союза до того, как они воспользовались горячей линией, мы полагаемся на два общих предшественника доверия — надежность (Mayer, Davis, and Schoorman, 1995) и симпатичность — и последующие примеры доверчивого поведения. . Что касается надежности, мы обращаем внимание на все три ее компонента — компетентность, порядочность и доброжелательность — в первую очередь в диадических взаимодействиях между лидерами, но при отсутствии такой информации мы также просматриваем другие источники, такие как правительственные документы, мемуары и т. Д. аккаунты от третьих лиц.В то время как компетентность — определяемая здесь как интеллектуальные способности и подготовленность — и целостность достаточно легко определить, доброжелательность может принимать различные формы, включая самопожертвование, предложения помощи, небольшие услуги, добрые дела и приспособление к потребностям других.

Мы используем симпатию или личную пригодность, чтобы учесть эмоциональное измерение доверия. Хорошее первое впечатление, химия, сочувствие и признаки того, что с человеком приятно работать, — все это проявления симпатии.Для присутствия межличностного доверия за положительными положительными суждениями о достоверности и симпатии должна следовать поведенческая демонстрация доверия, определяемая как действие, которое для стороннего наблюдателя — но не для вовлеченных субъектов — может показаться рискованным, учитывая более ранние взаимодействия в рамках наблюдаемых отношений. (Льюис и Вейгерт 1985, 971; Николова, Меллеринг и Рейлен 2015, 237).

Действующая горячая линия

Шестидневная война (1967)

Ближний Восток был одним из острых очагов косвенного противостояния между США и Советским Союзом в период холодной войны.Соединенные Штаты усилили свое присутствие на Ближнем Востоке после Второй мировой войны и объединились с Израилем, пытаясь сохранить хорошие отношения с арабскими государствами, чтобы сохранить свой доступ к нефти. Советский Союз выступил в качестве крупного игрока в 1955 году, пытаясь бросить вызов господству США, налаживая тесные связи с арабскими государствами. Острый кризис 1967 года начался 14 мая, когда Египет изгнал войска Организации Объединенных Наций (ООН) с Синайского полуострова и заменил их египетскими войсками. Кризис усилился 23 мая, когда Египет закрыл Тиранский пролив, что закрыло Израилю доступ к Красному морю.Посчитав такое поведение актом войны, Израиль начал боевые действия 5 июня и немедленно вынудил советских союзников — Египет, Иорданию и Сирию — перейти к обороне. Сверхдержавы стремились избежать прямого вмешательства и работали над дипломатическим сдерживанием конфликта. Под их руководством Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) принял резолюции о прекращении огня 6, 7 и 9 июня. Осажденные арабские государства были готовы немедленно выполнить эти резолюции, в то время как Израиль не выполнил их, несмотря на заявление о своем согласии с ними. .10 июня, учитывая тяжелое положение своих союзников, Советы пригрозили прямым вмешательством. Оккупировав Голанские высоты, сектор Газа и Синайский полуостров, Израиль прекратил боевые действия вскоре после советского ультиматума и усилил давление США (например, Oren 2002).

Премьер Алексей Косыгин и президент Линдон Джонсон вели переписку исключительно по горячей линии с 5 по 10 июня 1967 года, обменявшись девятнадцатью сообщениями. Обе стороны уважали характер горячей линии «лидер-лидер», хотя, получив первое сообщение Косыгина 5 июня, руководители США использовали DCL для ретрансляции письма госсекретаря Дина Раска министру иностранных дел Андрею Громыко, которое уже было отправлено. отправлено по обычным каналам.В начале этого сообщения со слов «Подготовка к приезду президента» ( FRUS 2004, 157) оно было отмечено как экстраординарное, что свидетельствует об осведомленности руководителей США о том, что горячая линия предназначена для переписки руководителей. Действительно, Косыгин недвусмысленно ожидал, что поговорит с президентом, прежде чем отправить 5 июня свое сообщение по горячей линии, несколько раз спрашивая, находится ли президент Джонсон на другом конце линии, потому что он хотел поговорить с ним напрямую (например, Oren 2002, 196; ФРУС 2004, 245).

Шестидневная война была первым международным кризисом, с которым вместе столкнулись президент Джонсон и премьер-министр Косыгин, и их отношения все еще находились в зачаточном состоянии. Ни коллективный характер советского руководства после политической кончины Хрущева ( FRUS 2001, 67, 85, 90, 91), ни предполагаемая нечестность Джонсона не способствовали возникновению доверия между ними. Хотя вначале советское руководство выразило доверие Джонсону, написав 4 ноября 1964 г., что «мы доверяем слову президента» ( FRUS 2001, 67), вскоре они обнаружили, что он двуличный, проповедующий мир и угрожающий нарушить международный мир. соглашения.Советские лидеры считали Джонсона импульсивным человеком, который медленно принимал решения, не мог просчитать свои шаги до их завершения и мог потерять хладнокровие в кризисной ситуации (Добрынин 1995, 121–2; FRUS 2001, 90).

Косыгин имел явно лучшую — более заслуживающую доверия — репутацию в правящих кругах США. Его считали способным, хорошо обученным и умышленным, хотя и не харизматичным ( FRUS 2001, 54, 61, 139), что побудило президента неоднократно обращаться к Косыгину в надежде на сотрудничество и развитие личных отношений ( FRUS 1997, 116, 178).Хотя Косыгин был среди тех, кто более благосклонно относился к Джонсону и выразил готовность продолжить привычку Хрущева к «дружеским и доверительным беседам» с ним ( FRUS 2001, 63), их отношения пережили драматический разрыв еще до того, как советское руководство начало борьбу за правые позиции. Переписка на международном уровне решена в пользу Косыгина. В феврале 1965 года США бомбили Ханой, когда Косыгин находился в столице Северного Вьетнама. Косыгин, чьи добрые услуги администрация Джонсона использовала для посредничества между Соединенными Штатами и Северным Вьетнамом, был встревожен тем, что он считал необдуманными действиями президента (Добрынин 1995, 138–40, 160–1).Они начали личную переписку только после назначения и прибытия Ллевеллина Томпсона послом в Москву; Президент использовал оба случая, чтобы предложить установить конфиденциальный канал между Косыгиным и самим собой («Письмо Джонсона Косыгину» 1966; FRUS 1997, 178). Наконец, уступив 27 февраля 1967 г., Косыгин впервые за два года ответил президенту и согласился конфиденциально переписываться с ним ( FRUS 1997, 185). Однако война разразилась до того, как были установлены какие-либо дальнейшие контакты между лидерами и удалось развить межличностное доверие.

Изначально советское и американское руководство по-разному определяли ситуацию на Ближнем Востоке. После ремилитаризации Синайского полуострова Насером 14 мая американская сторона неоднократно выражала озабоченность «текущим кризисом на Ближнем Востоке» («Входящая телеграмма» 1967a; FRUS 2001, 215, 2004, 15, fn2, 41). Послу Томпсону было поручено не только срочно и напрямую выразить озабоченность Америки дальнейшим ухудшением ситуации министру иностранных дел Громыко в ответ на закрытие Насером залива Акаба 23 мая ( FRUS 2004, 38), но и В письме премьер-министру Косыгину Джонсон также выразил обеспокоенность «критической ситуацией на Ближнем Востоке» ( FRUS 2004, 88).

В отличие от этого, в середине мая 1967 года Советы не сочли ситуацию достаточно неотложной, чтобы послать советским дипломатам новые инструкции, увидеть необходимость экстренного созыва СБ ООН или быстро ответить на письмо президента Джонсона от 22 мая. (например, «Входящая телеграмма» 1967a; «Хронология Белого дома» 1968; FRUS 2004, 41, 84). Однако закрытие Тиранского пролива заставило их пересмотреть свою позицию. Это событие вызвало «сильную тревогу» у советских дипломатов ( FRUS 2004, 58).В письме Косыгина Джонсону от 27 мая также говорилось о срочности. Он писал о «крайней напряженности», которая несет в себе опасность вооруженного конфликта с потенциально «важными последствиями для… мира и международной безопасности» ( FRUS 2004, 84). Такая же тревога с советской стороны проявилась 5 июня, когда Косыгин и его коллеги заявили о «острой срочности» приближения к горячей линии (Ginor and Remez 2007, 162).

По мере изменения советского определения ситуации изменилось и поведение Косыгина.До войны это было основано на стратегии избегания и принуждения. Он отложил ответ на письмо Джонсона от 22 мая на пять дней. Когда он ответил 27 мая ( FRUS 2004, 84), в его письме было выражено беспокойство по поводу ситуации, поскольку она может стать «военной», и высказывалось мнение, что «нельзя допускать развития нового очага войны». Косыгин возложил ответственность за возможную агрессию Израиля лично на президента, потому что «Израиль не посмеет перешагнуть черту» без поддержки США, и пригрозил, что в случае такой агрессии Советский Союз «окажет помощь» пострадавшим. .Несмотря на то, что он обратился к президенту с призывом к параллельным действиям с целью предотвращения войны, Косыгин уклонился от дальнейшего взаимодействия, вообще не ответив на письмо Джонсона от 28 мая.

Когда разразилась война, готовность Косыгина взаимодействовать с Джонсоном, а также его тон заметно изменились в сторону более доверительного дискурса. В рамках этой попытки изменить мнение Косыгин воздержался от угроз и обвинений, а вместо этого занялся нормативным убеждением, утверждая, что «долг всех великих держав — обеспечить немедленное прекращение военного конфликта» ( FRUS 2004, 156 ).При этом он не только предписал роли для обеих наций, то есть «оказывать соответствующее влияние» на их союзников для достижения мира, но, в отличие от своего письма от 27 мая, в котором он в основном подчеркивал разделение «вы против нас», он также объединил Соединенные Штаты и СССР как «великие державы» ( FRUS 2004, 156). Применяя более кооперативный подход и повторяя предыдущие призывы Джонсона к «параллельным усилиям», чтобы «использовать наше влияние в полной мере» ( FRUS 2001, 215, 2004, 88), советский премьер попросил Джонсона способствовать миру, сдерживая Израиль, «поскольку у вас есть для этого все возможности »( FRUS 2004, 156) и обещал, что Советское правительство также будет работать на благо мира ( FRUS 2004, 182).В своем ответе президент показал, что он согласен с ролевыми ожиданиями Косыгина, написав: «Мы считаем, что долг всех великих государств — обеспечить скорейшее прекращение военного конфликта» ( FRUS 2004, 159). Джонсон приветствовал параллельные призывы к миру и пошел дальше, чтобы предложить совместные действия в СБ ООН, предложение, которое Косыгин принял 5 июня, изложив советскую позицию на переговорах — немедленное прекращение огня и уход за линию перемирия — и выразив надежду, что Соединенные Штаты поддержат это в СБ ООН ( FRUS 2004, 173).

В следующие несколько дней оба лидера продолжили свои роли, ведя себя так, как они надеялись предотвратить недопонимание, которое могло подорвать их надежность. 6 июня Джонсон выделил ключевой пункт в проекте постановления по Косыгину ( FRUS 2004, 175). Между тем, Косыгин счел важным лично проинформировать Джонсона об изменении позиции советского правительства в стремлении к немедленному прекращению огня, не требуя ухода за линию перемирия, хотя он мог предположить, что президент уже знал об этом из других источников ( FRUS 2004, 182).Зная, что Советы страдают от более медленной связи ( FRUS 2004, 179), президент проинформировал Косыгина о новых событиях, включая принятие резолюции о прекращении огня 6 июня ( FRUS 2004, 183). После затопления 8 июня USS Liberty Джонсон работал над устранением неопределенности в ситуации, рассказывая Косыгину о том, что произошло. Чтобы предотвратить неправильное представление о том, что Соединенные Штаты вступают в войну, он написал Косыгину, что «расследование — единственная цель» корабля, отправленного на место происшествия ( FRUS 2004, 212).Внимательность Джонсона произвела «большое впечатление на русских» ( FRUS 2004, 245), и Косыгин немедленно ответил взаимностью, передав заверения Джонсона своему клиенту, Египту. Он также уведомил Джонсона об этом шаге, чем заслужил глубокую признательность Джонсона ( FRUS 2004, 216, 220).

8 июня советское и американское руководство столкнулось с проблемой иного рода, которая, если бы она была решена менее доброжелательно, могла бы подорвать конфиденциальный характер горячей линии, ее доверительные свойства и, таким образом, хрупкие, но позитивные отношения. то, что он создал между Джонсоном и Косыгиным.После того, как администрация Джонсона тщательно охраняла наличие личного контакта президента с Косыгиным «как политический вопрос», и после того, как она отказалась комментировать средства контакта между лидерами, когда 7 июня пресса спросила, есть ли на горячей линии были активированы («Пресс-конференция Белого дома» 1967a), Советы показали, что они разговаривали с президентом по горячей линии. Правильно предположив, что Советы сделали это, пытаясь успокоить своих союзников и общественность, и не собирались публиковать содержание сообщений, американцы не призвали Советы к этому шагу.Вместо этого они подтвердили обмен информацией по горячей линии и отклонили вопросы прессы об особенностях использования, включая количество и характер передаваемых сообщений («Пресс-конференция Белого дома», 1967b).

Конфиденциальность сообщений была не единственным вопросом, в который вмешивались связи с общественностью. Соединенные Штаты были сбиты с толку противоречием между умеренным поведением Косыгина и воинственными заявлениями советской и египетской прессы, в которых Соединенные Штаты обвинялись в прямом участии в войне.Не сумев удовлетворительно решить проблему на нижнем уровне («Входящая телеграмма» 1967b), Джонсон поднял этот вопрос перед Косыгиным по горячей линии 6 июня. Он счел обвинения советской прессы бесполезными, «когда наша единственная роль состояла в том, чтобы требовать сдержанности. »И назвал обвинения Египта« полностью ложными », предложив Косыгину проверить позицию американского флота и попросив советского лидера« исправить Каир »( FRUS 2004, 175). Встреча Косыгина с послом Египта Галебом показала, что советский лидер принял сообщение Джонсона по горячей линии о неучастии США за чистую монету.Косыгин опроверг утверждения посла о вмешательстве США, потому что советская разведка не заметила никаких необычных действий и потому что «президент Джонсон лично гарантировал против такого вмешательства» (Oren 2002, 251).

Однако проблемы, связанные с соблюдением режима прекращения огня, показали, что, хотя горячая линия может помочь лидерам принимать заявления друг друга за чистую монету, она не может поддерживать доверие бесконечно, несмотря на сохраняющееся несоответствие между словами и делами.Косыгин, для которого прекращение огня было явно более срочным, поскольку советские союзники быстро проигрывали на поле боя, 8 июня поднял вопрос о несоблюдении Израилем и выразил надежду, что Джонсон работает на мир, как «вы уже заявили» ( FRUS 2004, 209). Сначала он принял заверения Джонсона о его личной заинтересованности в прекращении боевых действий, которые были переданы вместе с подробным описанием шагов США, предпринятых в интересах мира и поддержанных продолжением сотрудничества США по горячей линии и в СБ ООН ( FRUS 2004, 188, 193, 209, 213).Однако отказ Израиля прекратить боевые действия, 3 , несмотря на все усилия Джонсона, вновь привел к довоенным советским сомнениям в его честности и побудил Косыгина 10 июня инициировать двойную стратегию ( FRUS 2004, 243). С одной стороны, Косыгин пригрозил, что Советский Союз «примет независимое решение», которое «может привести нас к столкновению, которое приведет к серьезной катастрофе», если Джонсон не сдержит Израиль. С другой стороны, он выразил готовность работать на благо мира и заинтересовался взглядами Джонсона.

Передав хеджирование другим каналам, 4 Джонсон продолжил свою доверительную роль по горячей линии, на что Косыгин отвечал взаимностью, позволяя им улаживать свои разногласия и смягчать возникающее между ними недоверие. Президент начал с подтверждения своей приверженности миру и сообщил Косыгину, что Соединенные Штаты оказывают дополнительное давление на Израиль, который, похоже, подчиняется ( FRUS 2004, 246). Косыгин ответил тем же, воздержавшись от дальнейших угроз, просто заявив вместо этого, что «ваша информация о военных действиях» Израиля «не подтверждается», и попросил Джонсона удвоить свои усилия ( FRUS 2004, 247).После того, как Джонсон признал уязвимость США в результате выселения американских дипломатов несколькими днями ранее, объяснив, что «у нас нет средств связаться с [] сирийским правительством», он попросил Косыгина о помощи в общении с Дамаском, что Косыгин выполнил ( FRUS 2004, 246, 254). По мере того, как боевые действия подходили к концу, стороны завершили переписку по горячей линии в надежде на дальнейшее сотрудничество. Косыгин выразил желание «поддерживать с вами контакт по этому вопросу» ( FRUS 2004, 254), а Джонсон говорил о своей надежде, что они смогут посвятить свои будущие усилия «достижению прочного мира» ( FRUS 2004, p. 255).

Война Судного дня (1973)

Арабо-израильская война 1973 года была начата Египтом и Сирией 6 октября, в еврейский праздник Йом Кипур. Советский Союз выразил свое неодобрение и отговорил арабские государства от борьбы, веря — правильно, — что они проиграют Израилю, и надеясь избежать конфронтации с Соединенными Штатами и сохранить достижения разрядки. Как только началась война, обе сверхдержавы придерживались двойной политики, пополняя запасы своих союзников, одновременно ведя переговоры друг с другом о прекращении войны.Соглашение стало неотложным для Советского Союза после 15 октября, когда волна войны повернулась в пользу Израиля, но было менее срочным для Вашингтона, который считал, что лучший способ добиться господства в регионе и выдавить Советский Союз — это увидеть его союзник победит, хотя и без полного уничтожения египетских войск. Текст резолюции СБ ООН, призывающий к прекращению огня и последующим переговорам, был согласован в Москве 21 октября между генеральным секретарем Брежневым и госсекретарем Генри Киссинджером и одобрен СБ ООН на следующий день.Однако последующая поездка Киссинджера в Израиль и отказ Израиля выполнить резолюции СБ ООН заставили Советы с подозрением относиться к намерениям США, несмотря на американо-советское соглашение о принятии второй резолюции СБ ООН 23 октября. 24 октября Советский Союз выступил с угрозой: одностороннее вмешательство для обеспечения прекращения огня, если Израиль не прекратит боевые действия. Это побудило Соединенные Штаты к эскалации конфликта, повысив уровень военной готовности до DEFCON 3. После этого кризис был быстро урегулирован.Советы отступили, и в результате давления США на Израиль к 26 октября было заключено прекращение огня (Israelyan 1997; Morse 2015).

В отличие от своих предшественников, когда началась война, Ричард Никсон и Леонид Брежнев поддерживали доверительные отношения. Хотя каждый лидер изначально не доверял другому (Добрынин 1995, 201, 232; FRUS 2006, 182), два года подготовительной работы посла Добрынина и тогдашнего советника по национальной безопасности Киссинджера сняли большую часть подозрений в отношении агрессивных действий Никсона. антикоммунизм и способность Брежнева руководить, а в августе 1971 г. позволили Никсону и Брежневу начать укреплять доверие между ними (Добрынин 1995, 202, 233; FRUS 2011a, 152, 170).Их переписка, которая включала пятьдесят пять довоенных посланий, была средством, с помощью которого они впервые установили ожидания результата — то есть мирный и стабильный мир и взаимовыгодные решения — и установили поведенческие стандарты откровенного и делового, а не идеологически мотивировано — поведение (например, FRUS 2011a, 309, 324, 2006, 6, 19, 39 Tab B, 40, 103 вложение; «Устное сообщение Брежнева Никсону» 1971).

Саммиты 1972 и 1973 годов и месяцы между ними сыграли решающую роль в развитии и укреплении взаимного доверия двух лидеров.Их импровизированная встреча по просьбе Брежнева в начале московского саммита стала первым проявлением доверия со стороны Никсона, когда он встретился с Брежневым наедине, несмотря на предупреждения госсекретаря Роджерса об опасности такой встречи («Меморандум для президента 1972 г.). Никсон последовал за этим, успешно попросив помощи у Брежнева в представлении Соглашения об основных принципах, как если бы оно было согласовано во время московского саммита, а не по секретному каналу Киссинджер-Добрынин.Таким образом, отношения Никсона с его госсекретарем остались невредимыми ( FRUS 2006, 257). Президент также пообещал, что он не будет действовать «ни частным образом, ни публично против интересов Советского Союза» ( FRUS 2006, 299). Брежнев сам сделал жест доброй воли после того, как прагматичная и деловая работа Никсона убедила его, что он может «вести дела с Никсоном» (Добрынин 1995, 261), и предложил свою личную помощь в прекращении войны во Вьетнаме, тем самым поставив его авторитет среди коллег на линии.Что еще более важно, Брежнев безоговорочно принял заявление Никсона о том, что личные сообщения президента, а не публичные заявления, сделанные для внутренней аудитории США, представляют собой официальную политику ( FRUS 2006, 299). В результате советское недоумение по поводу противоречий в политике США (например, FRUS 2011a, 324, 2006, 53, 110) исчезло из их последующих обменов мнениями.

Оба мужчины продолжали демонстрировать свое доверие после московского саммита. Каждый прекратил следить за поведением другого, усилил обмен часто конфиденциальной информацией («Письмо Брежнева Никсону» 1973b; «Письмо Никсона Брежневу» 1973a; «Устное послание Брежнева Никсону» 1973a; Добрынин 1995, 267; FRUS 2011b, 10, 2015, 300 fn8), и их переписка приобрела более теплый и личный тон.Например, Брежнев благосклонно поздравил Никсона с подписанием Парижских мирных соглашений, положивших конец войне во Вьетнаме, не упомянув о своей роли в ней («Письмо Брежнева Никсону 1973a). Между тем, Никсон иногда добавлял рукописные личные послания к своим письмам и проявлял большую заботу о комфорте и здоровье Брежнева во время их второй встречи в Вашингтоне, округ Колумбия, в июле 1973 года (например, «Письмо Никсона Брежневу» 1972a, 1972b; FRUS 2006, 120 , 2011б, 125). Во время этого второго саммита два лидера продемонстрировали как «любопытную личную химию» (Добрынин, 1995, 312), так и беспрекословное понимание друг друга, что, например, проложило путь к тому, что, по их мнению, было единообразной интерпретацией Предотвращения Соглашение о ядерной войне ( FRUS 2011b, 127).

Брежнев и Никсон были согласны относительно серьезности ситуации на Ближнем Востоке как до, так и после начала войны. В довоенный период Никсон считал арабо-израильский конфликт «вопросом первостепенной важности» и «самой серьезной угрозой всеобщему миру» ( FRUS 2006, 6, 2011b, 132). Точно так же Брежнев считал Ближний Восток местом, где «нас подстерегают большие опасности», потому что «взрывоопасная» ситуация может поставить под угрозу улучшение советско-американских отношений ( FRUS 2006, 257, 2011b, 132, 2011c, 117). .Когда началась война, оба лидера поняли, что это может привести к ухудшению отношений между их странами, и, соответственно, определили войну как чрезвычайную ситуацию ( FRUS 2011c, 18, 194, 204). Никсон назвал ситуацию «очень серьезной», а Брежнев назвал Ближний Восток «источником постоянной опасности» ( FRUS 2011c, 120 5 ). Они также согласились с тем, что арабо-израильская война представляет собой «взрывоопасную проблему» («Письмо Брежнева Никсону» 1973c; FRUS 2011c, 217).

Учитывая доверие между ними, два лидера использовали установленные каналы, чтобы найти решение войны, даже несмотря на то, что их подчиненные сами сочли — и отказались — воспользоваться горячей линией. Когда американцы узнали, что арабское наступление неизбежно, Киссинджер связался с Добрыниным, чтобы узнать о надвигающейся войне, и необычным жестом также предложил Добрынину связаться с Москвой по горячей линии и доказать, что «ему нечего скрывать» ( Киссинджер 1982, 451). Уважая природу связи между лидерами, Добрынин решил позвонить в Москву через коммутатор Белого дома, чтобы настоять на том, что Советский Союз не участвует в решении арабских государств сражаться (Israelyan 1997, 21; Kissinger 1982, 451). ).Генеральный секретарь Брежнев и президент Никсон поддерживали постоянный прямой контакт во время войны и в октябре 1973 года отправляли друг другу сообщения тридцать раз. Двадцать два из этих сообщений (десять писем и двенадцать устных сообщений) были отправлены по обычным дипломатическим каналам, которые к тому времени были быстрее. чем по горячей линии, а восемь были переданы по прямой линии связи. Состоялся обмен пятью сообщениями горячей линии 23 октября и тремя 26–27 октября.

Начав диалог 6 октября, Никсон провозгласил заинтересованность США в мире и, предполагая, что советские интересы совпадают, попросил Брежнева использовать свое влияние в Египте для предотвращения войны (Добрынин 1995, 294; Israelyan 1997, 36).Генеральный секретарь ответил взаимностью, подтвердив стремление Советского Союза к миру и пообещав дальнейшие контакты «для согласования позиций» ( FRUS 2011b, 138). Соответственно, он снова связался с Никсоном 7, 8 и 10 октября, поделившись информацией о контактах с арабскими союзниками Советского Союза и заявив, что Советский Союз предпочитает общее урегулирование ( FRUS 2011b, 139, 2011c, 120, 149). Таким образом, каждый лидер обнаружил, что их ожидания ранних контактов и демонстрации совместных намерений подтвердились, несмотря на периодическое разочарование в некоторых аспектах политики другого.Никсон был недоволен тем, что Брежнев не сообщил ему об арабских планах войны, в то время как Брежнев выразил разочарование тем, что Никсон не прислушался к его довоенным призывам к общему урегулированию на Ближнем Востоке (Israelyan 1997, 36–7; FRUS 2011c , 120, 122). Тот факт, что они могли высказать эти разногласия без негативных последствий, говорит о силе их межличностного доверия на ранних этапах войны.

Этот траст также позволил Брежневу 10 октября пойти на крупную уступку.Надеясь, что «скоординированные действия СССР и США» будут способствовать прекращению огня, он пообещал, что Советский Союз не наложит вето на совместную резолюцию о прекращении огня в ООН, несмотря на возражения Египта, и ожидал, что Никсон ответит взаимностью, отказавшись от своего прежнего интереса к Вывод арабо-израильских войск за линию перемирия ( FRUS 2011c, 149). Хотя позиция Никсона не изменилась, он подтвердил свою приверженность разрядке 13 октября, попросив посла Добрынина «сказать генеральному секретарю, что … я буду выполнять свою часть сделки» (Добрынин 1995, 296).Никсон успокоил Брежнева примирительным письмом и публичным заявлением о том, что стремление к прекращению огня и прочному миру является официальной политикой США (Nixon 1973; FRUS 2011c, 182, 194). Более того, в соответствии со своим желанием, выраженным 7 октября в телефонном разговоре с Киссинджером, остановить войну, Никсон также безуспешно умолял Киссинджера 14 октября «предложить что-то» Советскому Союзу и сказать Добрынину, что «Брежнев и Никсон поселится »( FRUS 2011c, 122, 180).

Неуверенный в желании Никсона пойти на компромисс и не имея никакого продвижения к решению даже по прошествии недели, Брежнев открыто обсуждал желаемую форму поведения, полагая, что «при той степени доверия, которое установилось между советскими лидерами и президентом, это необходимо более взвешенно подходить к возникающим вопросам »(« Устное послание Брежнева Никсону »1973b). Никсон, чья озабоченность Уотергейтом делала его участие в кризисе неравномерным, положительно отреагировал на это изменение и поспешил подтвердить свою приверженность поиску совместного решения, пообещав, что он «полностью возьмется за помощь в достижении справедливого и достойного урегулирования» ( FRUS 2011c, 204) и выражая свою уверенность в том, что «если вы и я будем вместе работать над этой взрывоопасной проблемой, мы сможем найти решение» ( FRUS 2011c, 217).Чтобы доказать свою точку зрения, Никсон отправил Киссинджера в Москву для переговоров с полными президентскими полномочиями, факт, о котором он признался Брежневу до приезда Киссинджера ( FRUS 2011c, 217). Реакция Никсона и успешные переговоры по соглашению о прекращении огня укрепили уверенность Брежнева в том, что «Никсон испытывает глубокое уважение… лично ко мне» (Israelyan 1997, 125, 128).

Выполнение резолюции о прекращении огня, как и в 1967 году, поставило непреодолимый вызов доверию между лидерами и вынудило Брежнева впервые во время кризиса обратиться к горячей линии, в результате чего 23 октября состоялся обмен пятью сообщениями горячей линии.В своем первом сообщении горячей линии ( FRUS 2011c, 246) Брежнев выразил свой шок по поводу несоблюдения Израилем и, ссылаясь на участие США, многозначительно сказал Никсону: «Почему это предательство было допущено Израилем, вам более очевидно». Однако в соответствии с доверием, которое все еще оказывала ему горячая линия, Брежнев выразил уверенность в том, что «с вашей стороны… будет сделано все для того, чтобы решение Совета Безопасности и наше с вами понимание были выполнены». Никсон отреагировал поспешно, взяв на себя всю ответственность за действия Израиля и проинформировав Брежнева о том, что Соединенные Штаты потребовали от Израиля немедленного прекращения огня.Он также пообещал советскому лидеру, что Соединенные Штаты «не допустят» исторического урегулирования, «которого мы с вами достигли. . быть уничтоженным »(« Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу »1973b) и согласился на вторую резолюцию СБ ООН, несмотря на оговорки по поводу некоторых частей текста (« Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу »1973c). Эти действия, казалось, сняли сомнения в намерениях Никсона («Сообщение горячей линии от Брежнева к Никсону» 1973a; Israelyan 1997, 152–153), и переписка двух лидеров продолжалась за пределами горячей линии.

Однако продолжающиеся боевые действия из Израиля заставили Брежнева открыто усомниться в честности Никсона. «Что происходит?» и «Что за всем этим стоит?» — спросил он и отметил, что «едва ли мы… получили от вас очень торжественные заверения» относительно выполнения нового соглашения о прекращении огня, «когда происходит грубое нарушение» ( FRUS 2011c, 262). Ответ Никсона, в котором он сделал необоснованное заявление о том, что Израиль прекратил боевые действия, не смог развеять растущие сомнения советского лидера в его надежности, которые даже соблюдение президентом просьбы Брежнева подробно описать действия США, предпринятые для прекращения огня, не могло исправить («Письмо от Никсон — Брежневу »1973б; Исраелян 1997, 167).Тем не менее, Брежнев все еще имел достаточно доверия к Никсону, чтобы ожидать, что его отчаянный призыв направить совместные советско-американские миротворческие силы — или только советский контингент в случае отсутствия интереса США в совместном предприятии — на Ближний Восток, чтобы спасти миротворцев. Третья египетская армия будет интерпретироваться в рамках доверия, а не как угроза (Добрынин 1995; Исраелян 1997, 168, 173; FRUS 2011c, 267).

Ответы Никсона скорее усилили, чем развеяли сомнения Брежнева в надежности президента.Во-первых, Соединенные Штаты повысили военную готовность к DEFCON 3. Во-вторых, ответ президента, которого Брежневу пришлось ждать восемь часов, не был срочным, что свидетельствовало об отсутствии озабоченности по поводу проблем Брежнева. В-третьих, Никсон не только продемонстрировал вызывающее антикоммунистическое поведение на своей пресс-конференции 26 октября, но и публично резюмировал — пусть даже в общих чертах — содержание письма Брежнева от 25 октября (Nixon 1973). Такая неосмотрительность в отношении их личной переписки в сочетании с жестким поведением Никсона на том же мероприятии поставили под сомнение его приверженность ранее достигнутому двумя лидерами соглашению о приоритете личных сообщений перед общественными.«Возник« кризис доверия », — писал Брежнев ретроспективно 28 октября, — в результате« всего обмена посланиями в течение недели »и обманных действий, предпринятых под эгидой президента, которые подорвали« личные и личные качества ». взаимное доверие между нами »(Добрынин 1995, 303–4; Исраелян 1997, 179–88, 203–4; FRUS 2011b, 149, 2011c, 285).

Поздно вечером 26 октября сбитый с толку Брежнев наконец снова обратился к единственному каналу, где доверительное взаимодействие все еще было нормой и где он мог ожидать — и правильно — что конфиденциальность его сообщений будет соблюдаться: горячая линия (е.г., ФРУС 2011б, 193; Никсон 1972). В своем послании, воздерживаясь от (дальнейших) угроз и вместо этого прибегая к нормативному убеждению, Брежнев попросил президента выполнить американские обещания действовать сообща и выразил надежду, что мирное решение может быть найдено. В то же время он указал на существующие проблемы, касающиеся честности и доброжелательности США, выразив свое удивление по поводу решения DEFCON 3 и его тревогу по поводу публичного давления американцев на Советский Союз.Брежнев предположил, что любая дальнейшая отсрочка вызовет «самые серьезные сомнения» в мотивах США ( FRUS 2011c, 288). Это вызвало два срочных и быстрых ответа от Никсона 27 октября. В час ночи он заверил Брежнева, что Соединенные Штаты «будут продолжать прилагать все усилия» для достижения полного прекращения огня и что они передадут запрос на перевозку невоенных грузов. позволили добраться до окруженной египетской армии, возложив вину за эскалацию на Брежнева ( FRUS 2011c, 290).Семь часов спустя Никсон сообщил, что это был последний прямой контакт между лидерами кризиса, что Израиль допустил конвой с припасами до третьей египетской армии и что боевые действия почти закончились. В заключение он выразил надежду на то, что «мы продолжим тесно сотрудничать с вами в разрешении ближневосточного кризиса», и пообещал сообщить Брежневу о любых дальнейших событиях по мере их возникновения ( FRUS 2011c, 292). После того, как боевые действия закончились, два лидера сосредоточились на исправлении своих отношений.10 ноября Никсон лично извинился через посла Добрынина за свое поведение и впервые открыто рассказал о своих внутренних проблемах, чем снискал ему прощение и сочувствие Брежнева (Добрынин 1995, 305–307).

Заключение

В этой статье мы поставили под сомнение полезность рассмотрения доверия как проистекающего из общей идентичности или общих интересов и вместо этого представили новую концепцию доверия как роли. Мы также показали, как эту интерпретацию доверия можно плодотворно применить для понимания роли одного фактора — горячей линии Москва-Вашингтон — в принятии кризисных решений сверхдержавами.Мы предложили горячую линию, а вместе с ней и доверие, в качестве дополнительного объяснения урегулирования арабо-израильских войн 1967 и 1973 годов.

Наши результаты действительно ставят под сомнение тех, кто рассматривает горячую линию только как средство связи; мы указываем на важность горячей линии в оказании помощи советским и американским лидерам в изменении их ролей и ролевых ожиданий по отношению друг к другу, чтобы продемонстрировать доверительные модели поведения при взаимодействии по горячей линии. Наши кейсы показывают, что, когда лидеры уважают конфиденциальность сообщений, которыми обмениваются, придерживаются исключительно межличностного характера горячей линии и определяют ситуацию как кризисную, они могут использовать тот тонкий слой доверия, который предоставляется горячей линией. обеспечивает.Более того, горячая линия в качестве неформального учреждения оказалась особенно полезной для создания доверия, хотя и временно, в ситуациях, когда межличностное доверие между лидерами проблематично, а межгосударственное доверие отсутствует.

В то же время наша статья также раскрыла, как третьи стороны могут иметь сильное влияние на доверительные отношения, независимо от того, основаны ли эти отношения на межличностном доверии или поддерживаются горячей линией. В обоих кризисах поведение Израиля было серьезной причиной испарения доверия между лидерами.Кроме того, в 1973 году поведение Киссинджера также бросило тень на надежность Никсона. Последствия махинаций Киссинджера для отношений Никсона и Брежнева также демонстрируют потенциальную опасность чрезмерного делегирования полномочий в случае ядерного кризиса. Хотя делегировать полномочия легко, когнитивные и эмоциональные характеристики доверия значительно труднее передать от одного человека к другому. Таким образом, возможно, Никсон, который доверял Брежневу, пришел бы к другому выводу о письме Брежнева от 25 октября, чем Киссинджер, который не доверял советскому лидеру, и эскалации кризиса, вызванного решением DEFCON 3, можно было избежать. .Более того, как показывает долговечность доверия Брежнева к Никсону и доверия Косыгина к Джонсону, доверие, основанное на опыте, более прочное и может выдерживать более сильное давление, чем доверие, основанное на неформальном институте. Это говорит о том, что добрая воля, проявляемая по горячей линии, хрупка и долго не выдержит несоответствия между словами и делами. Таким образом, если лидеры хотят сохранить его долгосрочную полезность, они должны использовать его честно и сдержанно, учитывая условия, которые мы обсудили.

Измерение доверия представляет собой проблему для стипендий IR. Хотя некоторые могут возразить, что доверие — это просто сотрудничество, мы рассматриваем доверие и сотрудничество как тесно связанные, но разные концепции. Хотя большее доверие может привести к более тесному сотрудничеству, не все виды сотрудничества основаны на доверии. Азартная игра, то есть принятие риска, вызванное пересекающимися интересами, или принуждение, то есть результаты, навязанные более сильной стороной, также могут привести к сотрудничеству (Milner 1992; Hoffman 2002; Keating and Ruzicka 2014; Rathbun 2018).Отсюда следует, что достижение взаимной выгоды, основанной на доверии, является особой формой сотрудничества (Hoffman 2002; Keating and Ruzicka 2014), а наличие сотрудничества само по себе является плохим показателем доверия (Hoffman 2002). Операционализация доверия (например, доверие в дискурсе, добровольное предположение об уязвимости, отсутствие процедур хеджирования и надзора и общие — в отличие от подробных — соглашений), предлагаемые стипендией IR, остаются несовершенными по разным причинам (см. Keating and Ruzicka 2014 для Детали).Поэтому мы использовали многомерный подход, отслеживая доверие и его предпосылки с помощью поведенческих, дискурсивных и эмоциональных индикаторов. Тот факт, что это позволило нам различать попытки сотрудничества, основанные на доверии и недоверии, делает нас более уверенными в наших утверждениях.

В целом мы пришли к выводу, что лидеры взаимно недоверчивых государств могут найти место для доверия. Тем не менее, мы хотели бы предостеречь от того, чтобы рассматривать доверие как универсальное решение для враждебных межгосударственных отношений.В случае неправильного размещения он может легко привести к эксплуатации и обману либо доверенным лицом, либо осведомленной третьей стороной. Таким образом, лидеры не должны вступать в доверительные отношения — независимо от того, основаны ли они на институте или на опыте — без разбора, а только тогда, когда такой шаг оправдан. Вопрос о том, когда лидеры должны доверять друг другу — в личных встречах или в переписке — и как доверие развивается через различные форумы, — это вопросы, которые следует изучить в будущих исследованиях. Будущим исследователям также следует подумать, может ли доверительное взаимодействие по горячей линии распространиться на межличностные отношения двух лидеров или же оно останется временным и строго ситуативным.Наконец, учитывая, что существует восемь других горячих линий «от лидера к лидеру», для будущих исследований также будет важно выяснить, обнаруживают ли эти горячие линии какие-либо общие черты в их создании и использовании.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Джульетте Каарбо, Николасу Уиллеру, Стефану Вольфу, анонимным рецензентам и редакторам журнала Journal of Global Security Studies , участникам Второго симпозиума по внешней политике в Эдинбургском университете и членам траста. в рабочую группу по мировой политике Бирмингемского университета за полезные комментарии.

Список литературы

Abrahms

Lisa C.

,

Cross

Rob

,

Lesser

Eric

,

Levin

Daniel Z.

.

2003

. «

Развитие межличностного доверия в сетях обмена знаниями

».

Академия менеджмента

17

(

4

):

64

77

.

Аллен

Ник

.

2016

. «

Барак Обама использовал ядерный« красный телефон », чтобы предупредить Путина о взломе Россией выборов в США

». .

Bachmann

Reinhard

,

Inkpen

Эндрю К.

.

2011

. «

Понимание институциональных процессов построения доверия в межорганизационных отношениях

».

Организационные исследования

32

(

2

):

281

301

.

Болл

Десмонд

.

1991

. «

Улучшение коммуникаций между Москвой и Вашингтоном

».

Журнал исследований мира

28

(

2

):

135

59

.

Beschloss

Майкл Р.

1991

.

Кризисные годы: Кеннеди и Хрущев, 1960–1963 гг.

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Эдвард Бурлингем

.

Bilgic

Али

.

2014

Доверие в мировой политике: превращение« идентичности »в источник безопасности посредством обучения доверию

».

Австралийский журнал международных отношений

68

(

1

):

36

51

.

Стенд

Кен

,

Уиллер

Николас

.

2007

.

Дилемма безопасности: страх, сотрудничество и доверие в мировой политике

.

Бейзингсток

:

Пэлгрейв Макмиллан

.

Brugger

Филипп

.

2015

.

«Доверие как дискурс: концепция и стратегия измерения — первые результаты исследования немецкого доверия в США

».

Журнал Trust Research

5

(

1

):

78

100

.

Brugger

Philipp

,

Hasenclever

Andreas

,

Kasten

Lukas

.

2013

. «

Теоретическое обоснование влияния доверия на переговоры после заключения соглашения: пример франко-германских отношений безопасности

.”

Международные переговоры

18

(

3

):

441

69

.

Кантир

Кристиан

,

Каарбо

Джульетта

.

2016

. «

Распаковка эго в ролевой теории

». В

Внутренняя ролевая конкуренция, внешняя политика и международные отношения

, под редакцией

Кантир

Кристиан

,

Каарбо

Джульетта

,

1

22

.

Абингдон, Великобритания, и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Харон

Джоэл М.

2001

.

Символический интеракционизм: введение, интерпретация, интеграция

. Издание седьмое.

Верхняя Сэдл Ривер, штат Нью-Джерси

:

Прентис Холл

.

Currall

Стивен К.

,

Inkpen

Эндрю К.

.

2002

. «

Многоуровневый подход к оценке доверия в совместных предприятиях

.”

Журнал международных исследований в области управления

33

(

3

):

479

95

.

Добрынин

Анатолий Ф.

1995

.

В уверенности: посол Москвы у шести американских президентов времен холодной войны (1962–1986)

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Times Books

.

Данкомб

Констанс

.

2018

. «

Twitter и трансформирующая дипломатия: социальные сети и отношения между Ираном и США

Международные отношения

93

(

3

):

545

62

.

Эгильссон

Харальдур Тор

.

2003

. «

Истоки, использование и развитие дипломатии горячих линий

». .

Эльхардт

Кристоф

.

2015

. «

Причинная связь между доверием, институтами и сотрудничеством в международных отношениях

».

Журнал Trust Research

5

(

1

):

55

77

.

Фаррелл

Генри

.

2009

.

Политическая экономия доверия: институты, интересы и межфирменное сотрудничество в Италии и Германии

.

Кембридж, Великобритания

:

Cambridge University Press

.

Фиерке

Карин М.

2009

. «

Терроризм и доверие в Северной Ирландии

».

Критические исследования терроризма

2

(

3

):

497

511

.

Форсберг

Туомас

.

1999

. «

Власть, интересы и доверие: объяснение выбора Горбачева в конце холодной войны

».

Обзор международных исследований

25

(

4

):

603

21

.

FRUS (Государственный департамент США по международным отношениям)

.

1996

.

1961–1963, Том VI: Обмены Кеннеди-Хрущева

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

U.С. Государственная типография

.

ФРУС

.

1997

.

1964–1968, Том XI: Контроль над вооружениями и разоружение

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2001

.

1964–1968, Том XIV: Советский Союз

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2004

.

1964–1968, Том XIX: арабо-израильский кризис и война, 1967

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

U.С. Государственная типография

.

ФРУС

.

2006 год

.

1969–1976, Том XIV: Советский Союз, октябрь 1971 — май 1972

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011a

.

1969–1976, Том XIII: Советский Союз, октябрь 1970 г. — октябрь 1971 г.

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011b

.

1969–1976, Том XV: Советский Союз, июнь 1972 — август 1974

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011c

.

1969–1976, Том XXV: арабо-израильский кризис и война, 1973

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2015

.

1969–1976, Том XXIII: арабо-израильский спор, 1969–1972 годы

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

Джордж

Александр Л.

,

Беннет

Эндрю

.

2005

.

Тематические исследования и развитие теории в социальных науках

.

Кембридж, Массачусетс

:

MIT Press

.

Гиллеспи

Алекс

.

2012

. «

Диалогическая динамика доверия и недоверия в кубинском ракетном кризисе

». В

Доверие и конфликт: представление, культура и диалог

,

Маркова

Ивана

,

Гиллеспи

Алекс

,

139

55

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Гинор

Изабель

,

Ремез

Гидеон

.

2007

.

Лисички над Димоной: ядерная игра Советов в Шестидневной войне

.

Нью-Хейвен, Коннектикут

:

Yale University Press

.

_____

.

2011

. «

Слишком мало, слишком поздно: противодействие ЦРУ и США советской инициативе в Шестидневной войне, 1967

».

Разведка и национальная безопасность

26

(

2

3

):

291

312

.

Guo

Shiau-Ling

,

Lumineau

Fabrice

,

Lewicki

Roy J.

.

2017

. «

Пересмотр основ организационного недоверия

».

Основы и тенденции в управлении

1

(

1

):

1

88

.

Холл

Питер А.

,

Тейлор

Розмари К.Р.

.

1996

. «

Политология и три новых институционализма

.”

Политические исследования

44

(

5

):

936

57

.

Хардин

Рассел

.

1993

. «

Эпистемология доверия на уровне улиц

».

Политика и общество

21

(

4

):

505

29

.

Харниш

Себастьян

.

2012

. «

Ролевая теория: внедрение ключевых концепций

». В

Role Theory in International Relations: Approaches and Analyses

,

Harnisch

Sebastian

,

Frank

Cornelia

,

Maull

Hanns W.

,

7

15

.

Абингдон, Великобритания, и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Хоффман

Аарон М.

2002

. «

Концептуализация доверия в международных отношениях

».

Европейский журнал международных отношений

8

(

3

):

375

401

.

Хоффман

Аарон М.

.

2006

.

Укрепление доверия: преодоление подозрений в международном конфликте

.

Олбани, Нью-Йорк

:

State University of New York Press

.

«Сообщение горячей линии от Брежнева Никсону, 23 октября».

1973а

. .

«Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу, 23 октября».

1973b

. .

«Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу, 23 октября».

1973c

. .

«Входящая телеграмма Государственного департамента из Нью-Йорка, 19 мая».

1967а

. .

«Входящая телеграмма из Посольства США в Москве Государственному секретарю, 6 июня, 8:06 a.м. »

1967b

. .

Исраелян

Виктор

.

1997

.

Внутри Кремля во время войны Судного дня

.

Университетский парк, Пенсильвания

:

Издательство Пенсильванского государственного университета

.

Джамготч

Ниш

мл.

1985

. «

Кризисные коммуникации и горячая линия

». В

секторах взаимной выгоды в американо-советских отношениях

,

Джамготч

Ниш

мл.,

8

21

.

Дарем, Северная Каролина

:

Duke University Press

.

Джервис

Роберт

.

1970

.

Логика образов в международных отношениях

.

Princeton, NJ

:

Princeton University Press

.

Китинг

Винсент Чарльз

,

Ружичка

Янв

.

2014

. «

Доверительные отношения в международных отношениях: нет необходимости хеджировать

.

Обзор международных исследований

40

(

4

):

753

70

.

Киссинджер

Генри А.

1979

.

год Белому дому

.

Бостон, Массачусетс

:

Литтл, Браун

.

_____

.

1982

.

Годы потрясений

.

Бостон, Массачусетс и Торонто

:

Литтл, Браун

.

Koeszegi

Sabine T.

2004

Стратегии построения доверия в межорганизационных переговорах

».

Журнал управленческой психологии

19

(

6

):

640

60

.

Комяк

Шерри Ю.

,

Бенбасат

Изак

.

2008

. «

Двухпроцессный взгляд на построение доверия и недоверия у рекомендательных агентов: исследование по отслеживанию процессов

».

JAIS

9

(

12

):

727

47

.

Крегер

Френц

.

2011

. «

Доверительные организации: институционализация доверия в межорганизационных отношениях

».

Организация

19

(

6

):

743

63

.

Кидд

Эндрю Х.

2007

.

Доверие и недоверие в международных отношениях

.

Princeton, NJ

:

Princeton University Press

.

Ларсон

Дебора В.

1997

.

Анатомия недоверия: американо-советские отношения во время холодной войны

.

Ithaca, NY

:

Cornell University Press

.

«Письмо Брежнева Никсону от 27 января».

1973а

. .

«Письмо Брежнева Никсону, 26 мая».

1973b

. .

«Письмо Брежнева Никсону от 20 октября».

1973c

. .

«Письмо Джонсона Косыгину от 29 декабря».

1966

. .

«Письмо Никсона Брежневу от 2 февраля.”

1973a

. .

«Письмо Никсона Брежневу, 24 октября».

1973b

. .

«Письмо Никсона Брежневу от 8 сентября».

1972а

. .

«Письмо Никсона Брежневу 21 сентября».

1972b

. .

Левицки

Рой

,

Бункер

Барбара Б.

.

1996

. «

Развитие и поддержание доверия в рабочих отношениях

». В

Доверие организациям: рубежи теории и исследований

,

Kramer

R.М.

,

Тайлер

T.R.

,

114

39

.

Thousand Oaks, CA

:

Sage

.

Левики

Рой Дж.

,

Макаллистер

Дэниэл Дж.

,

Бис

Роберт Дж. 9000 3.

1998

. «

Доверие и недоверие: новые отношения и реалии

».

Академия управленческого анализа

23

(

3

):

438

58

.

Льюис

Дж. Дэвид

,

Вейгерт

Эндрю

.

1985

. «

Доверие как социальная реальность

».

Социальные силы

63

(

4

):

967

85

.

Лаундес

Вивьен

,

Робертс

Марк

.

2013

.

Почему институты имеют значение: новый институционализм в политологии

.

Бейзингсток

:

Пэлгрейв Макмиллан

.

Махони

Джеймс

,

Телен

Кэтлин

.

2016

.

Успехи в сравнительно-историческом анализе

.

Кембридж

:

Издательство Кембриджского университета

.

Майер

Роджер К.

,

Дэвис

Джон Х.

,

Шурман

Ф. Дэвид

.

1995

. «

Интегративная модель организационного доверия

».

Академия управленческого анализа

20

(

3

):

709

34

.

Макнайт

Д. Харрисон

,

Черваны

Норман Л.

.

2001

. «

В то время как доверие холодно и собранно, недоверие пламенное и неистовое: модель недоверия

».

Американская конференция по информационным системам (AMCIS)

. .

«Меморандум президенту от Уильяма П. Роджерса, 18 мая».

1972

. .

«Меморандум о взаимопонимании между Соединенными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик относительно установления прямого канала связи.”

1963

.

Государственный департамент США, дипломатия в действии

. .

Мерсер

Джонатан

.

2005

. «

Рациональность и психология в международной политике

».

Международная организация

59

(

1

):

77

106

.

Милнер

Хелен

.

1992

. «

Международные теории сотрудничества: сильные и слабые стороны

.”

Мировая политика

44

(

3

):

466

96

.

Möllering

Guido

.

2005

. «

Двойственность доверия / контроля: комплексная перспектива положительных ожиданий других

».

Международная социология

20

(

3

):

283

305

.

_____

.

2006a

. «

Доверие, институты, агентство: к неоинституциональной теории доверия

.”В справочнике по исследованиям доверия

,

Bachmann

Reinhard

,

Zaheer

Akbar

,

355

76

.

Челтенхэм, Великобритания и Нортгемптон, Массачусетс

:

Эдвард Элгар

.

_____

.

2006b

.

Доверие: разум, рутина, рефлексивность

.

Бингли, Великобритания

:

Изумруд

.

Морс

Дэвид Р.

2015

.

Киссинджер и война Судного дня

.

Джефферсон, Северная Каролина

:

МакФарланд

.

Нанз

Тобиас

.

2010

. «Связь

в условиях кризиса:« Красный телефон »и« горячая линия »

».

BEHEMOTH: журнал по цивилизации

3

(

2

):

71

83

.

Николова

Наталья

,

Мёллеринг

Гуидо

,

Рейлен

Маркус

.

2015

. «

Доверие как« прыжок веры »: практика построения доверия в отношениях клиент-консультант

.”

Скандинавский журнал менеджмента

31

(

2

):

232

45

.

Никсон

Ричард М.

1972

. «

Разговор с Президентом. Интервью с Дэном Рэзером

». 2 января.

CBS

. .

Никсон

Ричард М.

1973

. «

Президентская новая конференция

». .

Проект американского президентства

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 15 октября.”

1971

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 19 июля».

1973а

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 17 октября».

1973b

. .

Орен

Майкл Б.

2002

.

Шесть дней войны: июнь 1967 года и становление современного Ближнего Востока

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

Паври

Тиназ

.

2009

. «

Можем ли мы поговорить? Связь во время кризисов в индийско-пакистанском конфликте

.”

Круглый стол

98

(

403

):

473

81

.

Plischke

Elmer

.

1986

.

Главный дипломат: Президент на саммите

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Praeger

.

_____

.

1968

. «

« Заочная дипломатия »Эйзенхауэра с Кремлем — пример из Summit Diplomatics

».

Политический журнал

30

(

1

):

137

59

.

Ратбун

Брайан К.

2018

. «

Доверие к международным отношениям

». В

Социально-политический трест

,

Усланер

Эрик М.

,

687

705

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

Салтун-Эбин

Джейсон

, изд.

2013

.

Уважаемый господин Президент! Рейган / Горбачев и переписка, положившая конец холодной войне

.

Скоттс-Вэлли, Калифорния

:

CreateSpace

.

Saunders

Марк Н.К.

,

Дитц

Грэм

,

Торнхилл

Адриан

.

2014

. «

Доверие и недоверие: полярные противоположности или независимые, но сосуществующие

».

Отдел кадров

67

(

6

):

639

55

.

Шеллинг

Томас К.

1984

Уверенность в кризисе

».

Международная безопасность

8

(

4

):

55

66

.

_____

.

1996

.

Оружие и влияние

.

Лондон, Великобритания и Нью-Хейвен, Коннектикут

:

Yale University Press

.

Саймон

Агнес

,

Саймон

Эстер

.

2003

. «

Forródrót a Hidegháborúban [Горячая линия в холодной войне]

».

AETAS

19

(

3–4

):

76

84

.

Саймон

Эстер

,

Саймон

Агнес

.

2017

. «

Использование Советским Союзом горячей линии Москва-Вашингтон в Шестидневной войне

».

Журнал трансатлантических исследований

15

(

3

):

284

305

.

«Стратегия и тактика, ок. Октябрь ноябрь.»

1962

. .

Thacher

Полковник Стивен Л.

1990

. «

Кризисная коммуникация между сверхдержавами

.”

Учебная работа, Военный колледж армии США

. .

Thies

Cameron G.

2013

.

США, Израиль и поиски международного порядка

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк и Лондон

:

Рутледж

.

Thies

Кэмерон Г.

.

2015

. «

США и Китай: альтернативные роли и меняющаяся власть в 20-м, -м, -м веке,

». В

China’s International Roles

,

Harnisch

Sebastian

,

Bersick

Sebastian

,

Gottwarld

Jorn-Carten

,

97

109

.

Абингдон, Великобритания и Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Городской

Майкл Кроуфорд

.

2014

. «

« Любопытная сказка о собаке, которая не лаяла: объяснение того, что Канада не приобрела независимый ядерный арсенал, 1945–1957 гг.

».

Международный журнал

69

(

23

):

308

33

.

Вендт

Александр

.

1999

.

Социальная теория международной политики

.

Кембридж

:

Издательство Кембриджского университета

.

Уиллер

Николас Дж.

2009

. «

За пределами ядерного мира Вальса: больше доверия может быть лучше

».

Международные отношения

23

(

3

):

428

45

.

Уиллер

Николас Дж.

.

2013

. «

Расследование дипломатических преобразований

».

Международные отношения

89

(

2

):

477

96

.

Уиллер

Николас Дж.

.

2018

.

Доверяя врагам

:

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

«Хронология Белого дома, война на Ближнем Востоке».

1968

. .

«Пресс-конференция Белого дома с Джорджем Кристианом, 7 июня, 11:40».

1967а

. .

«Пресс-конференция Белого дома с Джорджем Кристианом, 8 июня, 16:35».

1967b

. .

Уильямс

Фил

.

1976

.

Антикризисное управление: конфронтация и дипломатия в ядерный век

.

Лондон

:

Мартин Робертсон

.

© Автор (ы) (2020). Опубликовано Oxford University Press от имени Ассоциации международных исследований.

Доверие через горячую линию Москва-Вашингтон: теоретическое объяснение роли горячей линии в кризисной стабильности | Журнал исследований глобальной безопасности

Аннотация

В этой статье исследуется, как горячая линия Москва-Вашингтон способствовала стабилизации кризиса.Опираясь на символическую интерактивную ролевую теорию, в статье утверждается, что горячая линия дает лидерам возможность участвовать в альтернативном поведении, чтобы доверять друг другу, даже если только временно, когда они связываются друг с другом через горячую линию, чтобы сообщить о ситуации, которую они определяют. как кризис. Эта функция горячей линии особенно полезна, когда лидерам не удалось установить между собой межличностное доверие. Это новое понимание горячей линии ставит под сомнение преобладающее мнение о том, что она просто способствует общению, и улучшает существующие символические представления об устройстве, предлагая концептуализацию, объясняющую, почему намерения, с которыми она используется для связи, считаются заслуживающими доверия.Более того, видение доверия как роли способствует изучению доверия в международных отношениях, предлагая золотую середину между определением доверия как интересов, которые часто неоднозначны во время кризисов, и как общей идентичности, которая недостижима между противниками в краткосрочной перспективе. Мы используем два исторических примера, Шестидневную войну и Войну Судного дня, чтобы проиллюстрировать наши теоретические утверждения.

Введение

Горячая линия Москва-Вашингтон — прямая линия связи (DCL) между столицами сверхдержав — была открыта в августе 1963 года.Он был призван исправить проблемы связи, с которыми президент Кеннеди и председатель Хрущев столкнулись во время кубинского ракетного кризиса, проблемы, которые 27 октября 1962 года вынудили Хрущева передать свой ответ Кеннеди по Московскому радио, а не ждать, пока его сообщение будет достигнуто. президент по дипломатическим каналам (Beschloss 1991, 524). Стипендия по международным отношениям (IR) рассматривает горячую линию как меру, которая способствовала стабилизации кризиса за счет снижения вероятности просчета, неверного толкования и непреднамеренной войны из-за отсутствия связи и нехватки информации (например,г., Schelling 1984, 1996, 60; Plischke 1986, 58; Thacher 1990, 57–8, Ball 1991, 137–8; Гиллеспи 2012, 151–2). Однако возможности дипломатической связи обеих сверхдержав превзошли скорость горячей линии к концу 1960-х (например, Kissinger 1979, 909), что, по-видимому, сделало горячую линию излишней. Тем не менее, он остался в употреблении. Фактически, за одним исключением, он использовался, когда в распоряжении обеих сверхдержав были более быстрые каналы дипломатической связи. Таким образом, понимание «горячей линии» как средства быстрой связи дает неполное объяснение ее использования и вклада в кризисную стабильность.В конце концов, взаимная способность сверхдержав к общению сама по себе не гарантирует, что они будут отправлять друг другу жизненно важную информацию; также не объясняется, почему какая-либо из сторон поверила бы информации, отправленной по горячей линии, когда такая же или аналогичная информация, отправленная по другим каналам, была бы отклонена как недостоверная.

Соответственно, в данной статье по-новому рассматривается вклад горячей линии в обеспечение устойчивости к кризису. Опираясь на символическую интеракционистскую ролевую теорию, мы утверждаем, что использование горячей линии может быть истолковано как попытка альтернативного прогнозирования изменить ролевую деятельность, основанную на недоверии, на взаимодействие, основанное на доверии, а горячая линия является общим символом принятия роли доверительного управляющего.Используя этот частный канал связи, руководители используют функцию горячей линии как хранилище надежности и пытаются сделать доверие основой своего взаимодействия. Вклад этой статьи в IR является как теоретическим, так и эмпирическим. Теоретически мы предлагаем взгляд на доверие как на ролевое, а не основанное на интересах (например, Kydd 2007) или идентичности (например, Bilgic 2014). Понимание доверия как роли подчеркивает «как бы» природу доверия (Lewis and Weigert 1985, 969; Möllering 2006b, 111–2) и находит золотую середину между интересами, которые неоднозначны в условиях кризиса, и идентичностью, которая вряд ли существует. до или во время кризиса между враждебными состояниями.Эмпирически мы переосмысливаем значение горячей линии для управления кризисами. Мы утверждаем, что главный вклад горячей линии в управление кризисами заключается не в ее способности сделать возможным общение между лидерами враждебных государств, а в передаче символического послания доверия при ее использовании. Хотя отношение к горячей линии как к символу само по себе не является чем-то новым (см. Jervis 1970; Egilsson 2003; Simon and Simon 2003, 2017), наше понимание символики горячей линии дает лучшее объяснение того, как горячая линия помогла снизить вероятность просчета. или неправильное толкование и, как следствие, непреднамеренная война, чем существующие отчеты.

В соответствии со сравнительно-исторической методологией (Mahoney and Thelen, 2016), мы используем отслеживание процессов, чтобы обосновать нашу аргументацию и представить обширные данные об использовании горячей линии в двух случаях: Шестидневная война (1967) и Йом Кипур. Война (1973). При выборе случая мы руководствуемся наличием документов, вопросом нашего исследования и методом согласования Милля. Хотя горячая линия использовалась несколько раз после окончания холодной войны, выпущенные на данный момент 1 правительственных документов позволяют нам лишь оценить ее использование во время холодной войны.Поскольку мы заинтересованы в использовании горячей линии в кризисных ситуациях, которые мы определяем как «противостояние двух или более государств, обычно занимающее короткий период времени, при котором вероятность начала войны между участниками воспринимается как значительно возрастающая. ”(Williams 1976, 25) мы выбрали только случаи, удовлетворяющие этому условию. 2 В отсутствие прямого противостояния, аналогичного ракетному кризису, мы анализируем косвенные кризисы, в которые сверхдержавы были вовлечены через своих союзников.Каждое из выбранных событий представляет собой кризис, который удалось успешно преодолеть благодаря сотрудничеству сверхдержав. Хотя изучение только тех случаев, которые имеют определенный исход, обычно не рекомендуется, это подходящий метод на ранних этапах исследовательской программы, когда целью является определение «потенциальных причинно-следственных связей и переменных, ведущих к интересующей зависимой переменной» (Джордж и Беннет 2005, 23). Наконец, случаи наиболее схожи с точки зрения контекстных факторов, но, как мы увидим, демонстрируют различия в использовании горячей линии.

Для того, чтобы подробно описать оба случая, мы использовали различные источники. В первую очередь мы полагались на правительственные документы, опубликованные в журнале «Международные отношения США» серии или собранные в президентских библиотеках Джонсона и Никсона. Там, где правительственная документация отсутствует, мы использовали воспоминания и вторичные источники. Когда возникает конфликт между первичными и вторичными источниками или мемуарами, мы отдаем предпочтение первым. Однако мы признаем, что нехватка советских источников была проблемой, часто вынуждающей нас оценивать поведение Советского Союза через западные источники.

Мы разделили эту статью на четыре части. Мы начнем с изложения нашего теоретического объяснения вклада горячей линии в кризисную стабильность. Во-вторых, мы описываем способ, которым мы намереваемся уловить принятие ролей, изменение роли и условия — восприятие ситуации как кризиса, конфиденциальность и исключительность обменов между лидерами и отсутствие межличностного доверия, — при которых в наших тематических исследованиях ожидается такое изменение прогнозов. В-третьих, мы используем нашу теоретическую основу для анализа Шестидневной войны (1967 г.) и Войны Судного дня (1973 г.).В заключение мы подчеркиваем вклад, который наше расследование использования горячей линии вносит в управление кризисами, обсуждаем ограничения нашего исследования и подробно останавливаемся на более широких теоретических и политических последствиях наших выводов.

Ролевое понимание вклада горячей линии в кризис

Несмотря на то, что горячая линия использовалась в качестве дипломатического инструмента между Соединенными Штатами и Советским Союзом / Россией на протяжении более пятидесяти лет, она сама по себе привлекла относительно скромный аналитический и теоретический интерес со стороны научных исследований (Jamgotch 1985; Thacher). 1990; Egilsson 2003; Simon and Simon 2003, 2017; Nanz 2010).Как правило, горячая линия предлагается как пример меры по укреплению доверия, которая снижает вероятность непреднамеренной войны в результате просчета и недопонимания, делая возможным общение между лидерами (например, Schelling 1984, 57–8, 1996, 60; Plischke 1986, 58; Thacher 1990; Ball 1991, 137–8; Gillespie 2012, 151–2). Однако важность горячей линии как средства связи снизилась в конце 1960-х годов, когда скорость как советских, так и американских дипломатических систем связи была сопоставима или даже превысила скорость горячей линии (например.г., Киссинджер 1979, 909). Тем не менее советские / российские и американские лидеры продолжали его использовать.

Небольшое количество IR-исследователей предположили, что горячая линия имеет дополнительную — символическую — функцию и, следовательно, полезна за пределами ее технических возможностей; хотя они не могут прийти к согласию относительно того, из чего состоит этот символизм. «Просто активировав горячую линию», можно передать «срочность» (Egilsson 2003, 16), добавить акцента в сообщение (Jervis 1970, 91), выразить «намерения к сотрудничеству» (Simon and Simon 2003) и / или отправить послание «доброй воли» (Саймон и Саймон 2017).Мы согласны с тем, что значение горячей линии основывается на ее символике; но мы обнаруживаем, что текущих символических счетов не хватает, поскольку они сосредоточены на способности горячей линии быстро передавать информацию и не учитывают проблему интерпретации сигналов. Техническая способность к общению не объясняет, почему недоверчивые враги, которые с подозрением относились к сообщениям друг друга, полученным по обычным дипломатическим каналам, сочли бы такие сообщения заслуживающими доверия, если бы они были отправлены через горячую линию.

Чтобы улучшить существующие символические интерпретации горячей линии, мы опираемся на символическую интеракционистскую ролевую теорию, которая рассматривает социальную реальность в терминах взаимодействия между двумя агентами — альтером и эго — которые берут на себя роли в соответствии со своими определениями разворачивающейся ситуации, а не в результате внутренних психологических механизмов и прошлого опыта (ср.Larson 1997; Brugger, Hasenclever и Kasten 2013). Роли — это социальные позиции, которые состоят из ожиданий как по отношению к самому себе (эго), так и по отношению к другому (изменению) относительно форм поведения, подходящих в определенных ситуациях (например, Harnisch 2012, 8). С помощью ролей агенты оценивают общие намерения других, а также их реакции и чувства по отношению к ним; и они приходят к пониманию того, чего от них ждут другие (Charon 2001, 114–116). Агенты либо соблюдают эти ожидания, либо действуют вопреки им, в зависимости от того, считают ли они изменение ожиданий способствующим или мешающим их собственным интересам.Они также могут побуждать других агентов изменять свою роль посредством альтеркастинга, то есть посредством сознательного изменения своей собственной роли (Charon 2001, 115–7, 140; Harnisch 2012, 13; Thies 2015). Нормативное убеждение, то есть языковое взаимодействие с целью «оценки уместности ролей в ситуации неопределенности», часто является средством, с помощью которого предпринимаются попытки альтернативного прогнозирования (Harnisch 2012, 13). Как социальные объекты символы играют неотъемлемую роль в этом процессе ролевого позиционирования, формируя основу коммуникации между агентами.Их значение определяется людьми, и они используются намеренно, зная, что они представляют (Charon 2001, 41–8).

Вклад горячей линии Москва-Вашингтон в управление кризисами заключается в ее способности создать общее символическое понимание желательной формы поведения для обоих участников во время их взаимодействия в условиях кризиса. Этот общий символизм включает в себя основанное на доверии исполнение руководителями ролей, т. Е. Проявление поведения и эмоций, связанных с доверием, в их взаимодействиях — в экстраординарных ситуациях, в которых они находятся.Доверие, которое мы понимаем как реакцию на риск и неопределенность и определяем как принятие субъектом (доверителем) уязвимости по отношению к другому действующему лицу (доверительному управляющему) в результате положительных ожиданий относительно намерений и поведения доверительного управляющего по отношению к доверительному управляющему (например, Майер , Davis, and Schoorman 1995, 712; Larson 1997, 19; Booth and Wheeler 2007, 230; Kydd 2007, 11; Farrell 2009, 25; Wheeler 2009, 428; Urban 2014, 310), способствует лучшим решениям, поощряя взаимодействие и информацию -деляться и позволять альтер и эго ограничивать свои подозрения относительно намерений друг друга (Larson 1997; Möllering 2006b; Rathbun 2018, 698).Горячая линия позволяет лидерам брать на себя роли доверенных лиц (эго) и доверенных лиц (альтернативные) и способствует сотрудничеству между Советским Союзом / Россией и Соединенными Штатами, позволяя лидерам интерпретировать сообщения друг друга, отправленные через горячую линию, как заслуживающие доверия. Хотя горячая линия не способна устранить недоверие и подозрительность, которые характерны для межгосударственных отношений, она помогает лидерам противодействовать им, временно устанавливая доверие, что позволяет им сосредоточиться на взаимных, а не на односторонних выгодах на время кризиса.Другими словами, когда руководители пользуются горячей линией, они участвуют в альтернативной трансляции. Они отказываются от своих ролей недоверчивых и недоверчивых и сознательно предпочитают действовать так, как если бы они доверяли друг другу, в ожидании, что другой поступит так же.

Определение доверия (и недоверия) как основы ролевого поведения дает несколько преимуществ по сравнению с существующими концептуальными представлениями о доверии. Он представляет собой золотую середину между логикой уместности и логикой консеквенциализма (Thies 2013, 5) и, таким образом, объединяет лучшее из этих представлений.Хотя ролевая теория признает целеустремленность человеческого поведения, она не снижает доверия к интересам (см. Hardin 1993; Kydd 2007; Farrell 2009). Такой отход необходим, потому что интересы сами по себе недостаточны для объяснения поведения, когда они неоднозначны (Farrell 2009, 18, 73). Прямые и косвенные кризисы между противниками, обладающими ядерным оружием, являются именно такими ситуациями: они включают два основных фактора риска, которые заставляют участников принимать противоречивые предпочтения. Во-первых, желание выжить в условиях повышенной вероятности ядерной войны и возможность взаимного уничтожения создают стимулы для сотрудничества и компромисса.Во-вторых, риск, который кризис представляет для жизненно важных интересов и ценностей каждой стороны в ситуации, исход которой может иметь далеко идущие последствия для их будущих отношений, побуждает враждебные государства рассматривать риск войны как возможность защитить свои интересы путем принуждения другая сторона, чтобы отступить (Williams 1976, 47–55). Горячая линия способствует кризисной стабильности, позволяя лидерам брать на себя роли на основе их взаимного стремления к миру.

В то же время наша концептуализация доверия также бросает вызов учетным записям, которые видят доверие (например,г., Bilgic 2014; Городской 2014; Wheeler 2018) и / или принятие ролей (Wendt 1999) в результате развития общей идентичности, потому что субъекты, у которых есть проблемы с утверждением доверия на основе общих интересов, вряд ли продемонстрируют более продвинутую форму доверия, основанную на идентичности. Учитывая, что доверие, основанное на идентичности, требует времени — лет или даже десятилетий — для развития (например, Lewicki and Bunker 1996; Booth and Wheeler 2007, 240), неразумно ожидать, что субъекты приобретут его в кратчайшие сроки кризиса.Что акторы могут сделать в краткосрочной перспективе, так это изменить свои роли, потому что выполнение ролей влечет за собой только «конкретные рецепты действий» в данной ситуации, не обязательно влияя на идентичность или опираясь на нее (см. Wendt 1999; Cantir and Kaarbo 2016, 18 ). Рассмотрение доверия как роли может вызвать вопросы о том, насколько это доверие реально, а насколько это всего лишь игра притворства, когда лидеры действуют «так, как будто» они доверяют (например, Hardin 1993). Мы считаем этот вопрос спорным по двум причинам. Во-первых, любое доверие требует от доверителя отношения «как если бы» к социальной реальности: «доверять — значит жить так, как будто определенные рационально возможные варианты будущего не произойдут» (Lewis and Weigert 1985, 969), и как если бы социальная уязвимость и неопределенность были положительно разрешены (Möllering 2006b, 111–2).Во-вторых, поведенческие последствия истинного доверия и поведения так, как будто доверяют, неотличимы.

Доверие, которое ролевой теоретический подход делает возможным благодаря альтеркастингу, носит ситуативный характер. Актеры, которые, как предполагается, берут на себя роли на основе их определения ситуации, обычно меняют свои роли, когда они оказываются в новых и проблемных ситуациях (Harnisch 2012, 50). Это специфическое для конкретной ситуации понимание доверия в ролевой теории согласуется с существенным сегментом исследования доверия, которое рассматривает доверие как имеющее широкую полосу пропускания и расширяющееся до определенных вопросов в рамках отношений, но не распространяется на другие (например,г., Larson 1997, 20; Гуо, Люмино и Левицки 2017, 46; Уиллер 2018, 5). Осмысление доверия как зависящего от ситуации ролевого ожидания также позволяет одновременно присутствовать в отношениях между доверием и недоверием — феномен, который был подтвержден в рабочих отношениях (например, Lewicki, McAllister, and Bies 1998; Saunders, Dietz, and Thornhill 2014 ) и среди государственных лидеров, которые, как индивиды, представляющие свои государства, иногда колеблются между межличностной и межгосударственной областями своих отношений, доверяя первому, но не доверяя второму (например.г., Форсберг, 1999; Паври 2009; Уиллер 2013, 2018).

Вызов горячей линии дает лидерам возможность успешно менять свои роли и взаимодействовать на основе доверия только при соблюдении трех условий. Во-первых, учитывая ситуативный характер распределения ролей и первоначальное намерение создания горячей линии, т. Е. Использовать DCL «во время чрезвычайной ситуации» («Меморандум о взаимопонимании» 1963 г.), ожидается, что горячая линия вызовет доверие. только во время кризиса. Поскольку символическая интеракционистская ролевая теория придерживается интерпретирующего и взаимно конституирующего понимания процесса принятия ролей (Charon 2001), кризис понимается как вопрос восприятия: оба участника должны определить имеющееся событие как кризис, чтобы оправдать использование горячая линия.

Во-вторых, содержание телефонных разговоров по горячей линии должно оставаться частным и по своей природе исключительно «лидер-лидер». Изоляция этого канала от общественности, внутренних оппонентов и, в некоторой степени, бюрократии создает пространство для доверия (Hoffman 2006, 8). Конфиденциальность позволяет лидерам отказаться от недобросовестного мышления, сводя к минимуму внутригрупповое давление, чтобы действовать в духе подозрения (т. Е. В соответствии с внутригрупповыми нормами) по отношению к члену чужой группы (Mercer 2005, 96–7; Fierke 2009; Brugger, Hasenclever и Kasten 2013; Brugger 2015).Переписка между лидерами и личные встречи могут служить той же цели. Действительно, большинство советских и американских лидеров в период холодной войны вели частную и конфиденциальную переписку, пытаясь доказать свою надежность, то есть свои способности, честность и доброжелательность (Mayer, Davis, and Schoorman, 1995), и передать свои соответствующие им ожидания относительно желаемого поведения (см., например, FRUS 1996; Saltoun-Ebin 2013). Более того, личные встречи между Рейганом и Горбачевым во время саммита в Женеве были важны для создания узы доверия (Wheeler 2018).Хотя конфиденциальность не гарантирует доверия, ее отсутствие, вероятно, препятствует развитию доверительного поведения. Публичная переписка между Хрущевым и Эйзенхауэром демонстрирует это; их обмены были просто пропагандистскими инструментами, подчеркивающими различия между американским и советским образами жизни (Plischke 1968, 139), укрепляя внутригрупповую идентичность и тем самым препятствуя развитию доверия.

В-третьих, горячая линия позволяет руководителям брать на себя роли доверительного управляющего, когда нет ни межгосударственного, ни межличностного доверия.Этим горячая линия отличается от личной переписки, личных встреч или даже сообщений в Twitter (Duncombe, 2018), которые являются долгосрочными и трудоемкими инструментами укрепления доверия (Bachmann and Inkpen 2011, 283). В отличие от них, горячая линия обеспечивает мгновенное, но временное доверие; то есть, самое большее, на время текущего кризиса. Конечно, доверие может испариться раньше: доверие падает, когда доверительные ожидания не оправдываются поведением другого.

Уникальность доверия, на которое могут рассчитывать руководители, пользующиеся горячей линией, объясняется тем фактом, что горячая линия является неформальным учреждением.Институты — это «системы символов, когнитивные сценарии и моральные шаблоны, которые обеспечивают« смысловые рамки », направляющие человеческие действия» (Hall and Taylor 1996, 947) и играют важную роль в принятии человеком ролей (Charon 2001, 111, 202). . Они предлагают два различных решения при отсутствии доверия. Формальные институциональные механизмы, такие как механизмы Европейского Союза, пытаются устранить неопределенность — то есть потребность в доверии — в человеческих взаимодействиях с помощью подробных правил и строгих механизмов обеспечения соблюдения (Möllering 2005; Farrell 2009, 54–60; Brugger , Hasenclever и Kasten 2013).С другой стороны, неформальные институциональные механизмы основываются на согласованных, но некодифицированных ролевых ожиданиях. Они не предлагают набор механизмов контроля, а скорее управляют неуверенностью в том, будет ли доверие оправданным, морально апеллируя к тому, что правильно (Farrell 2009, 54–60; Lowndes and Roberts 2013, 189; Elhardt 2015). Они перекладывают бремя соблюдения на отдельную организацию, не заставляя участников раскаиваться в своем несоблюдении с помощью механизмов наказания, а, скорее, представляют свои действия как прямое указание на свою надежность.Таким образом, горячая линия является неформальным учреждением, которое продвигает доверие как институциональную норму, тем самым создавая общие ожидания в отношении ее использования, предлагая участникам шаблон для действий и оказывая давление на партнеров, чтобы они ответили взаимностью (например, Möllering, 2006a; Farrell 2009; Bachmann and Inkpen, 2011; Kroeger, 2011).

Подобно повествованию, окружающему ее коммуникативную функцию, свойства доверия к горячей линии проистекают из осмысленного процесса событий октября-декабря 1962 г. Октябрь 1962 г.Кризис и его последствия были определены как история предательства и восстановления доверия. Связь между Кеннеди и Хрущевым во время ракетного кризиса была проблематичной не только из-за того, что два лидера не могли быстро общаться, но и из-за того, что Хрущев предал доверие Кеннеди, дав ложные обещания, что Советский Союз не будет устанавливать ракеты на Кубе и, таким образом, заразил всех. существующие дипломатические каналы между ними (например, Добрынин 1995, 84–5; FRUS 1996, 64, 74).Во время кризиса Кеннеди и Хрущев решили свои проблемы с доверием, в то время как мир балансировал на грани ядерной войны, наконец согласившись разрешить ситуацию на основе доверия, а не недоверия ( FRUS 1996, 65; Gillespie 2012). По словам Хрущева, два лидера рассматривали успешное выполнение достигнутого ими соглашения как «показатель [] того, можно ли доверять, если аналогичные трудности возникнут в других географических регионах» ( FRUS 1996, 83), и любое будущее соглашение как зависимое от него («Стратегия и тактика» 1962).Прохождение этого испытания обоими лидерами проложило путь к серьезному рассмотрению мер риска войны в Женеве и успешным переговорам о линии связи между лидерами в июне 1963 года.

Другими словами, Кубинский ракетный кризис продемонстрировали необходимость канала связи, через который можно было бы обмениваться достоверными сообщениями, даже когда обычные дипломатические каналы были скомпрометированы обманом (Добрынин 1995, 84–5, 97). Чтобы восполнить эту потребность, горячая линия предоставила преемникам Кеннеди и Хрущева ограниченное доверие, т.е.е., убеждение в том, что ни одна из сторон не желает начать ядерную войну намеренно, эти двое смогли подтвердить к декабрю 1962 года. Соответственно, советские и американские лидеры, которые позже полагались на горячую линию, могли доверять друг другу в своих мирных намерениях в рамках угроза конфронтации и повышенная вероятность ядерной войны. Как бы узок ни был диапазон и степень этого доверия, этого достаточно, чтобы побудить лидеров выбрать путь сотрудничества в кризисной ситуации до или вместо принуждения и эскалации.Это также избавляет их от необходимости сознательно решать проблемы с доверием в разгар кризиса.

Определение альтернативного прогнозирования и его условий

Наша теоретическая основа ролей предполагает, что использование горячей линии Москва-Вашингтон приводит к переключению от роли доверенного лица и доверенного лица к принятию роли доверительного управляющего (альтеркастинг), когда: (1) лидеры взаимно определяют ситуацию как кризис; (2) горячие линии остаются личным общением между лидерами; и (3) до активации горячей линии были проблемы в сфере межличностного доверия.Мы отслеживаем эти условия в нашем анализе.

При рассмотрении первых двух из этих условий — общего определения события как кризиса, а также конфиденциальности и исключительности использования горячей линии — мы используем правительственные документы, включая дипломатические обмены и частные оценки, чтобы увидеть, как лидеры определяют ситуацию. . Использование таких слов, как «кризис», «угроза», «опасный» или «нестабильный» в контексте советско-американских отношений или относительно выживания человечества для описания происходящего события указывает на чрезвычайную ситуацию сверхдержавы.Мы показываем, что обе стороны стали рассматривать Шестидневную войну и войну Судного дня как кризис сверхдержав. Что касается исключительного и частного использования лидерами горячей линии, мы полагаемся, прежде всего, на документы правительства США и отчеты в газетах, чтобы увидеть, сохранила ли связь по горячей линии свой личностный характер и были ли какие-либо из них опубликованы во время этих войн.

Определение наличия или отсутствия доверия в его различных проявлениях требует более внимательного рассмотрения. Из-за нежелания политиков открыто выражать свое доверие, особенно доверие противнику, мы используем косвенный подход, чтобы выяснить, имело ли место альтернативное прогнозирование.Чтобы узнать, произошла ли смена ролей и взяли ли лидеры на себя доверительные роли через горячую линию на начальном или последующем этапе взаимодействия, мы обращаемся к эмоциональным и поведенческим индикаторам, связанным с доверием и недоверием, которые определены в литературе о доверии и перечислены в таблице. 1. Альтернативное прогнозирование будет обозначаться переключением от основанного на недоверии к принятию ролей на основе доверия или, потенциально, продолжением основанного на доверии ролей, несмотря на испарение доверия, которое определяется из других источников и часто предшествует общению разрыв между словом и делом.Однако, поскольку доверительные управляющие допускают некоторую непоследовательность в поведении и, действительно, безупречные проявления доверительного отношения к ролям маловероятны, учитывая давление межгосударственного недоверия, наша цель — показать, преобладает ли доверие или недоверие при обмене мнениями между лидерами.

Таблица 1.

Список связанных с доверием чувств и поведения, а также их противоположностей, как указано в литературе о доверии

. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию
. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Не-кооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивляющееся влияние
Таблица 1.

Список связанных с доверием чувств и поведения, а также их противоположностей, как указано в литературе о доверии

. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию
. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ в предоставлении информации
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию

Что касается конкретной проблемы межличностного доверия, проблемы в этом измерении могут проявляться по-разному.Например, межличностное доверие между советскими (российскими) и американскими лидерами могло не развиться до рассматриваемого кризиса. Тогда межличностное доверие может существовать между лидерами, когда разразится кризис, но поскольку доверие рассеивается во время кризисного взаимодействия, субъекты могут продолжать взаимодействовать только на основе доверия, активировав горячую линию. Кроме того, учитывая специфический характер доверия, советские и американские лидеры могут быть не уверены в том, распространится ли межличностное доверие между ними по определенным вопросам и в рамках нормальных границ межгосударственных отношений на критические кризисные ситуации.

Чтобы проследить уровень и характер доверия между лидерами США и Советского Союза до того, как они воспользовались горячей линией, мы полагаемся на два общих предшественника доверия — надежность (Mayer, Davis, and Schoorman, 1995) и симпатичность — и последующие примеры доверчивого поведения. . Что касается надежности, мы обращаем внимание на все три ее компонента — компетентность, порядочность и доброжелательность — в первую очередь в диадических взаимодействиях между лидерами, но при отсутствии такой информации мы также просматриваем другие источники, такие как правительственные документы, мемуары и т. Д. аккаунты от третьих лиц.В то время как компетентность — определяемая здесь как интеллектуальные способности и подготовленность — и целостность достаточно легко определить, доброжелательность может принимать различные формы, включая самопожертвование, предложения помощи, небольшие услуги, добрые дела и приспособление к потребностям других.

Мы используем симпатию или личную пригодность, чтобы учесть эмоциональное измерение доверия. Хорошее первое впечатление, химия, сочувствие и признаки того, что с человеком приятно работать, — все это проявления симпатии.Для присутствия межличностного доверия за положительными положительными суждениями о достоверности и симпатии должна следовать поведенческая демонстрация доверия, определяемая как действие, которое для стороннего наблюдателя — но не для вовлеченных субъектов — может показаться рискованным, учитывая более ранние взаимодействия в рамках наблюдаемых отношений. (Льюис и Вейгерт 1985, 971; Николова, Меллеринг и Рейлен 2015, 237).

Действующая горячая линия

Шестидневная война (1967)

Ближний Восток был одним из острых очагов косвенного противостояния между США и Советским Союзом в период холодной войны.Соединенные Штаты усилили свое присутствие на Ближнем Востоке после Второй мировой войны и объединились с Израилем, пытаясь сохранить хорошие отношения с арабскими государствами, чтобы сохранить свой доступ к нефти. Советский Союз выступил в качестве крупного игрока в 1955 году, пытаясь бросить вызов господству США, налаживая тесные связи с арабскими государствами. Острый кризис 1967 года начался 14 мая, когда Египет изгнал войска Организации Объединенных Наций (ООН) с Синайского полуострова и заменил их египетскими войсками. Кризис усилился 23 мая, когда Египет закрыл Тиранский пролив, что закрыло Израилю доступ к Красному морю.Посчитав такое поведение актом войны, Израиль начал боевые действия 5 июня и немедленно вынудил советских союзников — Египет, Иорданию и Сирию — перейти к обороне. Сверхдержавы стремились избежать прямого вмешательства и работали над дипломатическим сдерживанием конфликта. Под их руководством Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) принял резолюции о прекращении огня 6, 7 и 9 июня. Осажденные арабские государства были готовы немедленно выполнить эти резолюции, в то время как Израиль не выполнил их, несмотря на заявление о своем согласии с ними. .10 июня, учитывая тяжелое положение своих союзников, Советы пригрозили прямым вмешательством. Оккупировав Голанские высоты, сектор Газа и Синайский полуостров, Израиль прекратил боевые действия вскоре после советского ультиматума и усилил давление США (например, Oren 2002).

Премьер Алексей Косыгин и президент Линдон Джонсон вели переписку исключительно по горячей линии с 5 по 10 июня 1967 года, обменявшись девятнадцатью сообщениями. Обе стороны уважали характер горячей линии «лидер-лидер», хотя, получив первое сообщение Косыгина 5 июня, руководители США использовали DCL для ретрансляции письма госсекретаря Дина Раска министру иностранных дел Андрею Громыко, которое уже было отправлено. отправлено по обычным каналам.В начале этого сообщения со слов «Подготовка к приезду президента» ( FRUS 2004, 157) оно было отмечено как экстраординарное, что свидетельствует об осведомленности руководителей США о том, что горячая линия предназначена для переписки руководителей. Действительно, Косыгин недвусмысленно ожидал, что поговорит с президентом, прежде чем отправить 5 июня свое сообщение по горячей линии, несколько раз спрашивая, находится ли президент Джонсон на другом конце линии, потому что он хотел поговорить с ним напрямую (например, Oren 2002, 196; ФРУС 2004, 245).

Шестидневная война была первым международным кризисом, с которым вместе столкнулись президент Джонсон и премьер-министр Косыгин, и их отношения все еще находились в зачаточном состоянии. Ни коллективный характер советского руководства после политической кончины Хрущева ( FRUS 2001, 67, 85, 90, 91), ни предполагаемая нечестность Джонсона не способствовали возникновению доверия между ними. Хотя вначале советское руководство выразило доверие Джонсону, написав 4 ноября 1964 г., что «мы доверяем слову президента» ( FRUS 2001, 67), вскоре они обнаружили, что он двуличный, проповедующий мир и угрожающий нарушить международный мир. соглашения.Советские лидеры считали Джонсона импульсивным человеком, который медленно принимал решения, не мог просчитать свои шаги до их завершения и мог потерять хладнокровие в кризисной ситуации (Добрынин 1995, 121–2; FRUS 2001, 90).

Косыгин имел явно лучшую — более заслуживающую доверия — репутацию в правящих кругах США. Его считали способным, хорошо обученным и умышленным, хотя и не харизматичным ( FRUS 2001, 54, 61, 139), что побудило президента неоднократно обращаться к Косыгину в надежде на сотрудничество и развитие личных отношений ( FRUS 1997, 116, 178).Хотя Косыгин был среди тех, кто более благосклонно относился к Джонсону и выразил готовность продолжить привычку Хрущева к «дружеским и доверительным беседам» с ним ( FRUS 2001, 63), их отношения пережили драматический разрыв еще до того, как советское руководство начало борьбу за правые позиции. Переписка на международном уровне решена в пользу Косыгина. В феврале 1965 года США бомбили Ханой, когда Косыгин находился в столице Северного Вьетнама. Косыгин, чьи добрые услуги администрация Джонсона использовала для посредничества между Соединенными Штатами и Северным Вьетнамом, был встревожен тем, что он считал необдуманными действиями президента (Добрынин 1995, 138–40, 160–1).Они начали личную переписку только после назначения и прибытия Ллевеллина Томпсона послом в Москву; Президент использовал оба случая, чтобы предложить установить конфиденциальный канал между Косыгиным и самим собой («Письмо Джонсона Косыгину» 1966; FRUS 1997, 178). Наконец, уступив 27 февраля 1967 г., Косыгин впервые за два года ответил президенту и согласился конфиденциально переписываться с ним ( FRUS 1997, 185). Однако война разразилась до того, как были установлены какие-либо дальнейшие контакты между лидерами и удалось развить межличностное доверие.

Изначально советское и американское руководство по-разному определяли ситуацию на Ближнем Востоке. После ремилитаризации Синайского полуострова Насером 14 мая американская сторона неоднократно выражала озабоченность «текущим кризисом на Ближнем Востоке» («Входящая телеграмма» 1967a; FRUS 2001, 215, 2004, 15, fn2, 41). Послу Томпсону было поручено не только срочно и напрямую выразить озабоченность Америки дальнейшим ухудшением ситуации министру иностранных дел Громыко в ответ на закрытие Насером залива Акаба 23 мая ( FRUS 2004, 38), но и В письме премьер-министру Косыгину Джонсон также выразил обеспокоенность «критической ситуацией на Ближнем Востоке» ( FRUS 2004, 88).

В отличие от этого, в середине мая 1967 года Советы не сочли ситуацию достаточно неотложной, чтобы послать советским дипломатам новые инструкции, увидеть необходимость экстренного созыва СБ ООН или быстро ответить на письмо президента Джонсона от 22 мая. (например, «Входящая телеграмма» 1967a; «Хронология Белого дома» 1968; FRUS 2004, 41, 84). Однако закрытие Тиранского пролива заставило их пересмотреть свою позицию. Это событие вызвало «сильную тревогу» у советских дипломатов ( FRUS 2004, 58).В письме Косыгина Джонсону от 27 мая также говорилось о срочности. Он писал о «крайней напряженности», которая несет в себе опасность вооруженного конфликта с потенциально «важными последствиями для… мира и международной безопасности» ( FRUS 2004, 84). Такая же тревога с советской стороны проявилась 5 июня, когда Косыгин и его коллеги заявили о «острой срочности» приближения к горячей линии (Ginor and Remez 2007, 162).

По мере изменения советского определения ситуации изменилось и поведение Косыгина.До войны это было основано на стратегии избегания и принуждения. Он отложил ответ на письмо Джонсона от 22 мая на пять дней. Когда он ответил 27 мая ( FRUS 2004, 84), в его письме было выражено беспокойство по поводу ситуации, поскольку она может стать «военной», и высказывалось мнение, что «нельзя допускать развития нового очага войны». Косыгин возложил ответственность за возможную агрессию Израиля лично на президента, потому что «Израиль не посмеет перешагнуть черту» без поддержки США, и пригрозил, что в случае такой агрессии Советский Союз «окажет помощь» пострадавшим. .Несмотря на то, что он обратился к президенту с призывом к параллельным действиям с целью предотвращения войны, Косыгин уклонился от дальнейшего взаимодействия, вообще не ответив на письмо Джонсона от 28 мая.

Когда разразилась война, готовность Косыгина взаимодействовать с Джонсоном, а также его тон заметно изменились в сторону более доверительного дискурса. В рамках этой попытки изменить мнение Косыгин воздержался от угроз и обвинений, а вместо этого занялся нормативным убеждением, утверждая, что «долг всех великих держав — обеспечить немедленное прекращение военного конфликта» ( FRUS 2004, 156 ).При этом он не только предписал роли для обеих наций, то есть «оказывать соответствующее влияние» на их союзников для достижения мира, но, в отличие от своего письма от 27 мая, в котором он в основном подчеркивал разделение «вы против нас», он также объединил Соединенные Штаты и СССР как «великие державы» ( FRUS 2004, 156). Применяя более кооперативный подход и повторяя предыдущие призывы Джонсона к «параллельным усилиям», чтобы «использовать наше влияние в полной мере» ( FRUS 2001, 215, 2004, 88), советский премьер попросил Джонсона способствовать миру, сдерживая Израиль, «поскольку у вас есть для этого все возможности »( FRUS 2004, 156) и обещал, что Советское правительство также будет работать на благо мира ( FRUS 2004, 182).В своем ответе президент показал, что он согласен с ролевыми ожиданиями Косыгина, написав: «Мы считаем, что долг всех великих государств — обеспечить скорейшее прекращение военного конфликта» ( FRUS 2004, 159). Джонсон приветствовал параллельные призывы к миру и пошел дальше, чтобы предложить совместные действия в СБ ООН, предложение, которое Косыгин принял 5 июня, изложив советскую позицию на переговорах — немедленное прекращение огня и уход за линию перемирия — и выразив надежду, что Соединенные Штаты поддержат это в СБ ООН ( FRUS 2004, 173).

В следующие несколько дней оба лидера продолжили свои роли, ведя себя так, как они надеялись предотвратить недопонимание, которое могло подорвать их надежность. 6 июня Джонсон выделил ключевой пункт в проекте постановления по Косыгину ( FRUS 2004, 175). Между тем, Косыгин счел важным лично проинформировать Джонсона об изменении позиции советского правительства в стремлении к немедленному прекращению огня, не требуя ухода за линию перемирия, хотя он мог предположить, что президент уже знал об этом из других источников ( FRUS 2004, 182).Зная, что Советы страдают от более медленной связи ( FRUS 2004, 179), президент проинформировал Косыгина о новых событиях, включая принятие резолюции о прекращении огня 6 июня ( FRUS 2004, 183). После затопления 8 июня USS Liberty Джонсон работал над устранением неопределенности в ситуации, рассказывая Косыгину о том, что произошло. Чтобы предотвратить неправильное представление о том, что Соединенные Штаты вступают в войну, он написал Косыгину, что «расследование — единственная цель» корабля, отправленного на место происшествия ( FRUS 2004, 212).Внимательность Джонсона произвела «большое впечатление на русских» ( FRUS 2004, 245), и Косыгин немедленно ответил взаимностью, передав заверения Джонсона своему клиенту, Египту. Он также уведомил Джонсона об этом шаге, чем заслужил глубокую признательность Джонсона ( FRUS 2004, 216, 220).

8 июня советское и американское руководство столкнулось с проблемой иного рода, которая, если бы она была решена менее доброжелательно, могла бы подорвать конфиденциальный характер горячей линии, ее доверительные свойства и, таким образом, хрупкие, но позитивные отношения. то, что он создал между Джонсоном и Косыгиным.После того, как администрация Джонсона тщательно охраняла наличие личного контакта президента с Косыгиным «как политический вопрос», и после того, как она отказалась комментировать средства контакта между лидерами, когда 7 июня пресса спросила, есть ли на горячей линии были активированы («Пресс-конференция Белого дома» 1967a), Советы показали, что они разговаривали с президентом по горячей линии. Правильно предположив, что Советы сделали это, пытаясь успокоить своих союзников и общественность, и не собирались публиковать содержание сообщений, американцы не призвали Советы к этому шагу.Вместо этого они подтвердили обмен информацией по горячей линии и отклонили вопросы прессы об особенностях использования, включая количество и характер передаваемых сообщений («Пресс-конференция Белого дома», 1967b).

Конфиденциальность сообщений была не единственным вопросом, в который вмешивались связи с общественностью. Соединенные Штаты были сбиты с толку противоречием между умеренным поведением Косыгина и воинственными заявлениями советской и египетской прессы, в которых Соединенные Штаты обвинялись в прямом участии в войне.Не сумев удовлетворительно решить проблему на нижнем уровне («Входящая телеграмма» 1967b), Джонсон поднял этот вопрос перед Косыгиным по горячей линии 6 июня. Он счел обвинения советской прессы бесполезными, «когда наша единственная роль состояла в том, чтобы требовать сдержанности. »И назвал обвинения Египта« полностью ложными », предложив Косыгину проверить позицию американского флота и попросив советского лидера« исправить Каир »( FRUS 2004, 175). Встреча Косыгина с послом Египта Галебом показала, что советский лидер принял сообщение Джонсона по горячей линии о неучастии США за чистую монету.Косыгин опроверг утверждения посла о вмешательстве США, потому что советская разведка не заметила никаких необычных действий и потому что «президент Джонсон лично гарантировал против такого вмешательства» (Oren 2002, 251).

Однако проблемы, связанные с соблюдением режима прекращения огня, показали, что, хотя горячая линия может помочь лидерам принимать заявления друг друга за чистую монету, она не может поддерживать доверие бесконечно, несмотря на сохраняющееся несоответствие между словами и делами.Косыгин, для которого прекращение огня было явно более срочным, поскольку советские союзники быстро проигрывали на поле боя, 8 июня поднял вопрос о несоблюдении Израилем и выразил надежду, что Джонсон работает на мир, как «вы уже заявили» ( FRUS 2004, 209). Сначала он принял заверения Джонсона о его личной заинтересованности в прекращении боевых действий, которые были переданы вместе с подробным описанием шагов США, предпринятых в интересах мира и поддержанных продолжением сотрудничества США по горячей линии и в СБ ООН ( FRUS 2004, 188, 193, 209, 213).Однако отказ Израиля прекратить боевые действия, 3 , несмотря на все усилия Джонсона, вновь привел к довоенным советским сомнениям в его честности и побудил Косыгина 10 июня инициировать двойную стратегию ( FRUS 2004, 243). С одной стороны, Косыгин пригрозил, что Советский Союз «примет независимое решение», которое «может привести нас к столкновению, которое приведет к серьезной катастрофе», если Джонсон не сдержит Израиль. С другой стороны, он выразил готовность работать на благо мира и заинтересовался взглядами Джонсона.

Передав хеджирование другим каналам, 4 Джонсон продолжил свою доверительную роль по горячей линии, на что Косыгин отвечал взаимностью, позволяя им улаживать свои разногласия и смягчать возникающее между ними недоверие. Президент начал с подтверждения своей приверженности миру и сообщил Косыгину, что Соединенные Штаты оказывают дополнительное давление на Израиль, который, похоже, подчиняется ( FRUS 2004, 246). Косыгин ответил тем же, воздержавшись от дальнейших угроз, просто заявив вместо этого, что «ваша информация о военных действиях» Израиля «не подтверждается», и попросил Джонсона удвоить свои усилия ( FRUS 2004, 247).После того, как Джонсон признал уязвимость США в результате выселения американских дипломатов несколькими днями ранее, объяснив, что «у нас нет средств связаться с [] сирийским правительством», он попросил Косыгина о помощи в общении с Дамаском, что Косыгин выполнил ( FRUS 2004, 246, 254). По мере того, как боевые действия подходили к концу, стороны завершили переписку по горячей линии в надежде на дальнейшее сотрудничество. Косыгин выразил желание «поддерживать с вами контакт по этому вопросу» ( FRUS 2004, 254), а Джонсон говорил о своей надежде, что они смогут посвятить свои будущие усилия «достижению прочного мира» ( FRUS 2004, p. 255).

Война Судного дня (1973)

Арабо-израильская война 1973 года была начата Египтом и Сирией 6 октября, в еврейский праздник Йом Кипур. Советский Союз выразил свое неодобрение и отговорил арабские государства от борьбы, веря — правильно, — что они проиграют Израилю, и надеясь избежать конфронтации с Соединенными Штатами и сохранить достижения разрядки. Как только началась война, обе сверхдержавы придерживались двойной политики, пополняя запасы своих союзников, одновременно ведя переговоры друг с другом о прекращении войны.Соглашение стало неотложным для Советского Союза после 15 октября, когда волна войны повернулась в пользу Израиля, но было менее срочным для Вашингтона, который считал, что лучший способ добиться господства в регионе и выдавить Советский Союз — это увидеть его союзник победит, хотя и без полного уничтожения египетских войск. Текст резолюции СБ ООН, призывающий к прекращению огня и последующим переговорам, был согласован в Москве 21 октября между генеральным секретарем Брежневым и госсекретарем Генри Киссинджером и одобрен СБ ООН на следующий день.Однако последующая поездка Киссинджера в Израиль и отказ Израиля выполнить резолюции СБ ООН заставили Советы с подозрением относиться к намерениям США, несмотря на американо-советское соглашение о принятии второй резолюции СБ ООН 23 октября. 24 октября Советский Союз выступил с угрозой: одностороннее вмешательство для обеспечения прекращения огня, если Израиль не прекратит боевые действия. Это побудило Соединенные Штаты к эскалации конфликта, повысив уровень военной готовности до DEFCON 3. После этого кризис был быстро урегулирован.Советы отступили, и в результате давления США на Израиль к 26 октября было заключено прекращение огня (Israelyan 1997; Morse 2015).

В отличие от своих предшественников, когда началась война, Ричард Никсон и Леонид Брежнев поддерживали доверительные отношения. Хотя каждый лидер изначально не доверял другому (Добрынин 1995, 201, 232; FRUS 2006, 182), два года подготовительной работы посла Добрынина и тогдашнего советника по национальной безопасности Киссинджера сняли большую часть подозрений в отношении агрессивных действий Никсона. антикоммунизм и способность Брежнева руководить, а в августе 1971 г. позволили Никсону и Брежневу начать укреплять доверие между ними (Добрынин 1995, 202, 233; FRUS 2011a, 152, 170).Их переписка, которая включала пятьдесят пять довоенных посланий, была средством, с помощью которого они впервые установили ожидания результата — то есть мирный и стабильный мир и взаимовыгодные решения — и установили поведенческие стандарты откровенного и делового, а не идеологически мотивировано — поведение (например, FRUS 2011a, 309, 324, 2006, 6, 19, 39 Tab B, 40, 103 вложение; «Устное сообщение Брежнева Никсону» 1971).

Саммиты 1972 и 1973 годов и месяцы между ними сыграли решающую роль в развитии и укреплении взаимного доверия двух лидеров.Их импровизированная встреча по просьбе Брежнева в начале московского саммита стала первым проявлением доверия со стороны Никсона, когда он встретился с Брежневым наедине, несмотря на предупреждения госсекретаря Роджерса об опасности такой встречи («Меморандум для президента 1972 г.). Никсон последовал за этим, успешно попросив помощи у Брежнева в представлении Соглашения об основных принципах, как если бы оно было согласовано во время московского саммита, а не по секретному каналу Киссинджер-Добрынин.Таким образом, отношения Никсона с его госсекретарем остались невредимыми ( FRUS 2006, 257). Президент также пообещал, что он не будет действовать «ни частным образом, ни публично против интересов Советского Союза» ( FRUS 2006, 299). Брежнев сам сделал жест доброй воли после того, как прагматичная и деловая работа Никсона убедила его, что он может «вести дела с Никсоном» (Добрынин 1995, 261), и предложил свою личную помощь в прекращении войны во Вьетнаме, тем самым поставив его авторитет среди коллег на линии.Что еще более важно, Брежнев безоговорочно принял заявление Никсона о том, что личные сообщения президента, а не публичные заявления, сделанные для внутренней аудитории США, представляют собой официальную политику ( FRUS 2006, 299). В результате советское недоумение по поводу противоречий в политике США (например, FRUS 2011a, 324, 2006, 53, 110) исчезло из их последующих обменов мнениями.

Оба мужчины продолжали демонстрировать свое доверие после московского саммита. Каждый прекратил следить за поведением другого, усилил обмен часто конфиденциальной информацией («Письмо Брежнева Никсону» 1973b; «Письмо Никсона Брежневу» 1973a; «Устное послание Брежнева Никсону» 1973a; Добрынин 1995, 267; FRUS 2011b, 10, 2015, 300 fn8), и их переписка приобрела более теплый и личный тон.Например, Брежнев благосклонно поздравил Никсона с подписанием Парижских мирных соглашений, положивших конец войне во Вьетнаме, не упомянув о своей роли в ней («Письмо Брежнева Никсону 1973a). Между тем, Никсон иногда добавлял рукописные личные послания к своим письмам и проявлял большую заботу о комфорте и здоровье Брежнева во время их второй встречи в Вашингтоне, округ Колумбия, в июле 1973 года (например, «Письмо Никсона Брежневу» 1972a, 1972b; FRUS 2006, 120 , 2011б, 125). Во время этого второго саммита два лидера продемонстрировали как «любопытную личную химию» (Добрынин, 1995, 312), так и беспрекословное понимание друг друга, что, например, проложило путь к тому, что, по их мнению, было единообразной интерпретацией Предотвращения Соглашение о ядерной войне ( FRUS 2011b, 127).

Брежнев и Никсон были согласны относительно серьезности ситуации на Ближнем Востоке как до, так и после начала войны. В довоенный период Никсон считал арабо-израильский конфликт «вопросом первостепенной важности» и «самой серьезной угрозой всеобщему миру» ( FRUS 2006, 6, 2011b, 132). Точно так же Брежнев считал Ближний Восток местом, где «нас подстерегают большие опасности», потому что «взрывоопасная» ситуация может поставить под угрозу улучшение советско-американских отношений ( FRUS 2006, 257, 2011b, 132, 2011c, 117). .Когда началась война, оба лидера поняли, что это может привести к ухудшению отношений между их странами, и, соответственно, определили войну как чрезвычайную ситуацию ( FRUS 2011c, 18, 194, 204). Никсон назвал ситуацию «очень серьезной», а Брежнев назвал Ближний Восток «источником постоянной опасности» ( FRUS 2011c, 120 5 ). Они также согласились с тем, что арабо-израильская война представляет собой «взрывоопасную проблему» («Письмо Брежнева Никсону» 1973c; FRUS 2011c, 217).

Учитывая доверие между ними, два лидера использовали установленные каналы, чтобы найти решение войны, даже несмотря на то, что их подчиненные сами сочли — и отказались — воспользоваться горячей линией. Когда американцы узнали, что арабское наступление неизбежно, Киссинджер связался с Добрыниным, чтобы узнать о надвигающейся войне, и необычным жестом также предложил Добрынину связаться с Москвой по горячей линии и доказать, что «ему нечего скрывать» ( Киссинджер 1982, 451). Уважая природу связи между лидерами, Добрынин решил позвонить в Москву через коммутатор Белого дома, чтобы настоять на том, что Советский Союз не участвует в решении арабских государств сражаться (Israelyan 1997, 21; Kissinger 1982, 451). ).Генеральный секретарь Брежнев и президент Никсон поддерживали постоянный прямой контакт во время войны и в октябре 1973 года отправляли друг другу сообщения тридцать раз. Двадцать два из этих сообщений (десять писем и двенадцать устных сообщений) были отправлены по обычным дипломатическим каналам, которые к тому времени были быстрее. чем по горячей линии, а восемь были переданы по прямой линии связи. Состоялся обмен пятью сообщениями горячей линии 23 октября и тремя 26–27 октября.

Начав диалог 6 октября, Никсон провозгласил заинтересованность США в мире и, предполагая, что советские интересы совпадают, попросил Брежнева использовать свое влияние в Египте для предотвращения войны (Добрынин 1995, 294; Israelyan 1997, 36).Генеральный секретарь ответил взаимностью, подтвердив стремление Советского Союза к миру и пообещав дальнейшие контакты «для согласования позиций» ( FRUS 2011b, 138). Соответственно, он снова связался с Никсоном 7, 8 и 10 октября, поделившись информацией о контактах с арабскими союзниками Советского Союза и заявив, что Советский Союз предпочитает общее урегулирование ( FRUS 2011b, 139, 2011c, 120, 149). Таким образом, каждый лидер обнаружил, что их ожидания ранних контактов и демонстрации совместных намерений подтвердились, несмотря на периодическое разочарование в некоторых аспектах политики другого.Никсон был недоволен тем, что Брежнев не сообщил ему об арабских планах войны, в то время как Брежнев выразил разочарование тем, что Никсон не прислушался к его довоенным призывам к общему урегулированию на Ближнем Востоке (Israelyan 1997, 36–7; FRUS 2011c , 120, 122). Тот факт, что они могли высказать эти разногласия без негативных последствий, говорит о силе их межличностного доверия на ранних этапах войны.

Этот траст также позволил Брежневу 10 октября пойти на крупную уступку.Надеясь, что «скоординированные действия СССР и США» будут способствовать прекращению огня, он пообещал, что Советский Союз не наложит вето на совместную резолюцию о прекращении огня в ООН, несмотря на возражения Египта, и ожидал, что Никсон ответит взаимностью, отказавшись от своего прежнего интереса к Вывод арабо-израильских войск за линию перемирия ( FRUS 2011c, 149). Хотя позиция Никсона не изменилась, он подтвердил свою приверженность разрядке 13 октября, попросив посла Добрынина «сказать генеральному секретарю, что … я буду выполнять свою часть сделки» (Добрынин 1995, 296).Никсон успокоил Брежнева примирительным письмом и публичным заявлением о том, что стремление к прекращению огня и прочному миру является официальной политикой США (Nixon 1973; FRUS 2011c, 182, 194). Более того, в соответствии со своим желанием, выраженным 7 октября в телефонном разговоре с Киссинджером, остановить войну, Никсон также безуспешно умолял Киссинджера 14 октября «предложить что-то» Советскому Союзу и сказать Добрынину, что «Брежнев и Никсон поселится »( FRUS 2011c, 122, 180).

Неуверенный в желании Никсона пойти на компромисс и не имея никакого продвижения к решению даже по прошествии недели, Брежнев открыто обсуждал желаемую форму поведения, полагая, что «при той степени доверия, которое установилось между советскими лидерами и президентом, это необходимо более взвешенно подходить к возникающим вопросам »(« Устное послание Брежнева Никсону »1973b). Никсон, чья озабоченность Уотергейтом делала его участие в кризисе неравномерным, положительно отреагировал на это изменение и поспешил подтвердить свою приверженность поиску совместного решения, пообещав, что он «полностью возьмется за помощь в достижении справедливого и достойного урегулирования» ( FRUS 2011c, 204) и выражая свою уверенность в том, что «если вы и я будем вместе работать над этой взрывоопасной проблемой, мы сможем найти решение» ( FRUS 2011c, 217).Чтобы доказать свою точку зрения, Никсон отправил Киссинджера в Москву для переговоров с полными президентскими полномочиями, факт, о котором он признался Брежневу до приезда Киссинджера ( FRUS 2011c, 217). Реакция Никсона и успешные переговоры по соглашению о прекращении огня укрепили уверенность Брежнева в том, что «Никсон испытывает глубокое уважение… лично ко мне» (Israelyan 1997, 125, 128).

Выполнение резолюции о прекращении огня, как и в 1967 году, поставило непреодолимый вызов доверию между лидерами и вынудило Брежнева впервые во время кризиса обратиться к горячей линии, в результате чего 23 октября состоялся обмен пятью сообщениями горячей линии.В своем первом сообщении горячей линии ( FRUS 2011c, 246) Брежнев выразил свой шок по поводу несоблюдения Израилем и, ссылаясь на участие США, многозначительно сказал Никсону: «Почему это предательство было допущено Израилем, вам более очевидно». Однако в соответствии с доверием, которое все еще оказывала ему горячая линия, Брежнев выразил уверенность в том, что «с вашей стороны… будет сделано все для того, чтобы решение Совета Безопасности и наше с вами понимание были выполнены». Никсон отреагировал поспешно, взяв на себя всю ответственность за действия Израиля и проинформировав Брежнева о том, что Соединенные Штаты потребовали от Израиля немедленного прекращения огня.Он также пообещал советскому лидеру, что Соединенные Штаты «не допустят» исторического урегулирования, «которого мы с вами достигли. . быть уничтоженным »(« Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу »1973b) и согласился на вторую резолюцию СБ ООН, несмотря на оговорки по поводу некоторых частей текста (« Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу »1973c). Эти действия, казалось, сняли сомнения в намерениях Никсона («Сообщение горячей линии от Брежнева к Никсону» 1973a; Israelyan 1997, 152–153), и переписка двух лидеров продолжалась за пределами горячей линии.

Однако продолжающиеся боевые действия из Израиля заставили Брежнева открыто усомниться в честности Никсона. «Что происходит?» и «Что за всем этим стоит?» — спросил он и отметил, что «едва ли мы… получили от вас очень торжественные заверения» относительно выполнения нового соглашения о прекращении огня, «когда происходит грубое нарушение» ( FRUS 2011c, 262). Ответ Никсона, в котором он сделал необоснованное заявление о том, что Израиль прекратил боевые действия, не смог развеять растущие сомнения советского лидера в его надежности, которые даже соблюдение президентом просьбы Брежнева подробно описать действия США, предпринятые для прекращения огня, не могло исправить («Письмо от Никсон — Брежневу »1973б; Исраелян 1997, 167).Тем не менее, Брежнев все еще имел достаточно доверия к Никсону, чтобы ожидать, что его отчаянный призыв направить совместные советско-американские миротворческие силы — или только советский контингент в случае отсутствия интереса США в совместном предприятии — на Ближний Восток, чтобы спасти миротворцев. Третья египетская армия будет интерпретироваться в рамках доверия, а не как угроза (Добрынин 1995; Исраелян 1997, 168, 173; FRUS 2011c, 267).

Ответы Никсона скорее усилили, чем развеяли сомнения Брежнева в надежности президента.Во-первых, Соединенные Штаты повысили военную готовность к DEFCON 3. Во-вторых, ответ президента, которого Брежневу пришлось ждать восемь часов, не был срочным, что свидетельствовало об отсутствии озабоченности по поводу проблем Брежнева. В-третьих, Никсон не только продемонстрировал вызывающее антикоммунистическое поведение на своей пресс-конференции 26 октября, но и публично резюмировал — пусть даже в общих чертах — содержание письма Брежнева от 25 октября (Nixon 1973). Такая неосмотрительность в отношении их личной переписки в сочетании с жестким поведением Никсона на том же мероприятии поставили под сомнение его приверженность ранее достигнутому двумя лидерами соглашению о приоритете личных сообщений перед общественными.«Возник« кризис доверия », — писал Брежнев ретроспективно 28 октября, — в результате« всего обмена посланиями в течение недели »и обманных действий, предпринятых под эгидой президента, которые подорвали« личные и личные качества ». взаимное доверие между нами »(Добрынин 1995, 303–4; Исраелян 1997, 179–88, 203–4; FRUS 2011b, 149, 2011c, 285).

Поздно вечером 26 октября сбитый с толку Брежнев наконец снова обратился к единственному каналу, где доверительное взаимодействие все еще было нормой и где он мог ожидать — и правильно — что конфиденциальность его сообщений будет соблюдаться: горячая линия (е.г., ФРУС 2011б, 193; Никсон 1972). В своем послании, воздерживаясь от (дальнейших) угроз и вместо этого прибегая к нормативному убеждению, Брежнев попросил президента выполнить американские обещания действовать сообща и выразил надежду, что мирное решение может быть найдено. В то же время он указал на существующие проблемы, касающиеся честности и доброжелательности США, выразив свое удивление по поводу решения DEFCON 3 и его тревогу по поводу публичного давления американцев на Советский Союз.Брежнев предположил, что любая дальнейшая отсрочка вызовет «самые серьезные сомнения» в мотивах США ( FRUS 2011c, 288). Это вызвало два срочных и быстрых ответа от Никсона 27 октября. В час ночи он заверил Брежнева, что Соединенные Штаты «будут продолжать прилагать все усилия» для достижения полного прекращения огня и что они передадут запрос на перевозку невоенных грузов. позволили добраться до окруженной египетской армии, возложив вину за эскалацию на Брежнева ( FRUS 2011c, 290).Семь часов спустя Никсон сообщил, что это был последний прямой контакт между лидерами кризиса, что Израиль допустил конвой с припасами до третьей египетской армии и что боевые действия почти закончились. В заключение он выразил надежду на то, что «мы продолжим тесно сотрудничать с вами в разрешении ближневосточного кризиса», и пообещал сообщить Брежневу о любых дальнейших событиях по мере их возникновения ( FRUS 2011c, 292). После того, как боевые действия закончились, два лидера сосредоточились на исправлении своих отношений.10 ноября Никсон лично извинился через посла Добрынина за свое поведение и впервые открыто рассказал о своих внутренних проблемах, чем снискал ему прощение и сочувствие Брежнева (Добрынин 1995, 305–307).

Заключение

В этой статье мы поставили под сомнение полезность рассмотрения доверия как проистекающего из общей идентичности или общих интересов и вместо этого представили новую концепцию доверия как роли. Мы также показали, как эту интерпретацию доверия можно плодотворно применить для понимания роли одного фактора — горячей линии Москва-Вашингтон — в принятии кризисных решений сверхдержавами.Мы предложили горячую линию, а вместе с ней и доверие, в качестве дополнительного объяснения урегулирования арабо-израильских войн 1967 и 1973 годов.

Наши результаты действительно ставят под сомнение тех, кто рассматривает горячую линию только как средство связи; мы указываем на важность горячей линии в оказании помощи советским и американским лидерам в изменении их ролей и ролевых ожиданий по отношению друг к другу, чтобы продемонстрировать доверительные модели поведения при взаимодействии по горячей линии. Наши кейсы показывают, что, когда лидеры уважают конфиденциальность сообщений, которыми обмениваются, придерживаются исключительно межличностного характера горячей линии и определяют ситуацию как кризисную, они могут использовать тот тонкий слой доверия, который предоставляется горячей линией. обеспечивает.Более того, горячая линия в качестве неформального учреждения оказалась особенно полезной для создания доверия, хотя и временно, в ситуациях, когда межличностное доверие между лидерами проблематично, а межгосударственное доверие отсутствует.

В то же время наша статья также раскрыла, как третьи стороны могут иметь сильное влияние на доверительные отношения, независимо от того, основаны ли эти отношения на межличностном доверии или поддерживаются горячей линией. В обоих кризисах поведение Израиля было серьезной причиной испарения доверия между лидерами.Кроме того, в 1973 году поведение Киссинджера также бросило тень на надежность Никсона. Последствия махинаций Киссинджера для отношений Никсона и Брежнева также демонстрируют потенциальную опасность чрезмерного делегирования полномочий в случае ядерного кризиса. Хотя делегировать полномочия легко, когнитивные и эмоциональные характеристики доверия значительно труднее передать от одного человека к другому. Таким образом, возможно, Никсон, который доверял Брежневу, пришел бы к другому выводу о письме Брежнева от 25 октября, чем Киссинджер, который не доверял советскому лидеру, и эскалации кризиса, вызванного решением DEFCON 3, можно было избежать. .Более того, как показывает долговечность доверия Брежнева к Никсону и доверия Косыгина к Джонсону, доверие, основанное на опыте, более прочное и может выдерживать более сильное давление, чем доверие, основанное на неформальном институте. Это говорит о том, что добрая воля, проявляемая по горячей линии, хрупка и долго не выдержит несоответствия между словами и делами. Таким образом, если лидеры хотят сохранить его долгосрочную полезность, они должны использовать его честно и сдержанно, учитывая условия, которые мы обсудили.

Измерение доверия представляет собой проблему для стипендий IR. Хотя некоторые могут возразить, что доверие — это просто сотрудничество, мы рассматриваем доверие и сотрудничество как тесно связанные, но разные концепции. Хотя большее доверие может привести к более тесному сотрудничеству, не все виды сотрудничества основаны на доверии. Азартная игра, то есть принятие риска, вызванное пересекающимися интересами, или принуждение, то есть результаты, навязанные более сильной стороной, также могут привести к сотрудничеству (Milner 1992; Hoffman 2002; Keating and Ruzicka 2014; Rathbun 2018).Отсюда следует, что достижение взаимной выгоды, основанной на доверии, является особой формой сотрудничества (Hoffman 2002; Keating and Ruzicka 2014), а наличие сотрудничества само по себе является плохим показателем доверия (Hoffman 2002). Операционализация доверия (например, доверие в дискурсе, добровольное предположение об уязвимости, отсутствие процедур хеджирования и надзора и общие — в отличие от подробных — соглашений), предлагаемые стипендией IR, остаются несовершенными по разным причинам (см. Keating and Ruzicka 2014 для Детали).Поэтому мы использовали многомерный подход, отслеживая доверие и его предпосылки с помощью поведенческих, дискурсивных и эмоциональных индикаторов. Тот факт, что это позволило нам различать попытки сотрудничества, основанные на доверии и недоверии, делает нас более уверенными в наших утверждениях.

В целом мы пришли к выводу, что лидеры взаимно недоверчивых государств могут найти место для доверия. Тем не менее, мы хотели бы предостеречь от того, чтобы рассматривать доверие как универсальное решение для враждебных межгосударственных отношений.В случае неправильного размещения он может легко привести к эксплуатации и обману либо доверенным лицом, либо осведомленной третьей стороной. Таким образом, лидеры не должны вступать в доверительные отношения — независимо от того, основаны ли они на институте или на опыте — без разбора, а только тогда, когда такой шаг оправдан. Вопрос о том, когда лидеры должны доверять друг другу — в личных встречах или в переписке — и как доверие развивается через различные форумы, — это вопросы, которые следует изучить в будущих исследованиях. Будущим исследователям также следует подумать, может ли доверительное взаимодействие по горячей линии распространиться на межличностные отношения двух лидеров или же оно останется временным и строго ситуативным.Наконец, учитывая, что существует восемь других горячих линий «от лидера к лидеру», для будущих исследований также будет важно выяснить, обнаруживают ли эти горячие линии какие-либо общие черты в их создании и использовании.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Джульетте Каарбо, Николасу Уиллеру, Стефану Вольфу, анонимным рецензентам и редакторам журнала Journal of Global Security Studies , участникам Второго симпозиума по внешней политике в Эдинбургском университете и членам траста. в рабочую группу по мировой политике Бирмингемского университета за полезные комментарии.

Список литературы

Abrahms

Lisa C.

,

Cross

Rob

,

Lesser

Eric

,

Levin

Daniel Z.

.

2003

. «

Развитие межличностного доверия в сетях обмена знаниями

».

Академия менеджмента

17

(

4

):

64

77

.

Аллен

Ник

.

2016

. «

Барак Обама использовал ядерный« красный телефон », чтобы предупредить Путина о взломе Россией выборов в США

». .

Bachmann

Reinhard

,

Inkpen

Эндрю К.

.

2011

. «

Понимание институциональных процессов построения доверия в межорганизационных отношениях

».

Организационные исследования

32

(

2

):

281

301

.

Болл

Десмонд

.

1991

. «

Улучшение коммуникаций между Москвой и Вашингтоном

».

Журнал исследований мира

28

(

2

):

135

59

.

Beschloss

Майкл Р.

1991

.

Кризисные годы: Кеннеди и Хрущев, 1960–1963 гг.

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Эдвард Бурлингем

.

Bilgic

Али

.

2014

Доверие в мировой политике: превращение« идентичности »в источник безопасности посредством обучения доверию

».

Австралийский журнал международных отношений

68

(

1

):

36

51

.

Стенд

Кен

,

Уиллер

Николас

.

2007

.

Дилемма безопасности: страх, сотрудничество и доверие в мировой политике

.

Бейзингсток

:

Пэлгрейв Макмиллан

.

Brugger

Филипп

.

2015

.

«Доверие как дискурс: концепция и стратегия измерения — первые результаты исследования немецкого доверия в США

».

Журнал Trust Research

5

(

1

):

78

100

.

Brugger

Philipp

,

Hasenclever

Andreas

,

Kasten

Lukas

.

2013

. «

Теоретическое обоснование влияния доверия на переговоры после заключения соглашения: пример франко-германских отношений безопасности

.”

Международные переговоры

18

(

3

):

441

69

.

Кантир

Кристиан

,

Каарбо

Джульетта

.

2016

. «

Распаковка эго в ролевой теории

». В

Внутренняя ролевая конкуренция, внешняя политика и международные отношения

, под редакцией

Кантир

Кристиан

,

Каарбо

Джульетта

,

1

22

.

Абингдон, Великобритания, и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Харон

Джоэл М.

2001

.

Символический интеракционизм: введение, интерпретация, интеграция

. Издание седьмое.

Верхняя Сэдл Ривер, штат Нью-Джерси

:

Прентис Холл

.

Currall

Стивен К.

,

Inkpen

Эндрю К.

.

2002

. «

Многоуровневый подход к оценке доверия в совместных предприятиях

.”

Журнал международных исследований в области управления

33

(

3

):

479

95

.

Добрынин

Анатолий Ф.

1995

.

В уверенности: посол Москвы у шести американских президентов времен холодной войны (1962–1986)

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Times Books

.

Данкомб

Констанс

.

2018

. «

Twitter и трансформирующая дипломатия: социальные сети и отношения между Ираном и США

Международные отношения

93

(

3

):

545

62

.

Эгильссон

Харальдур Тор

.

2003

. «

Истоки, использование и развитие дипломатии горячих линий

». .

Эльхардт

Кристоф

.

2015

. «

Причинная связь между доверием, институтами и сотрудничеством в международных отношениях

».

Журнал Trust Research

5

(

1

):

55

77

.

Фаррелл

Генри

.

2009

.

Политическая экономия доверия: институты, интересы и межфирменное сотрудничество в Италии и Германии

.

Кембридж, Великобритания

:

Cambridge University Press

.

Фиерке

Карин М.

2009

. «

Терроризм и доверие в Северной Ирландии

».

Критические исследования терроризма

2

(

3

):

497

511

.

Форсберг

Туомас

.

1999

. «

Власть, интересы и доверие: объяснение выбора Горбачева в конце холодной войны

».

Обзор международных исследований

25

(

4

):

603

21

.

FRUS (Государственный департамент США по международным отношениям)

.

1996

.

1961–1963, Том VI: Обмены Кеннеди-Хрущева

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

U.С. Государственная типография

.

ФРУС

.

1997

.

1964–1968, Том XI: Контроль над вооружениями и разоружение

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2001

.

1964–1968, Том XIV: Советский Союз

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2004

.

1964–1968, Том XIX: арабо-израильский кризис и война, 1967

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

U.С. Государственная типография

.

ФРУС

.

2006 год

.

1969–1976, Том XIV: Советский Союз, октябрь 1971 — май 1972

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011a

.

1969–1976, Том XIII: Советский Союз, октябрь 1970 г. — октябрь 1971 г.

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011b

.

1969–1976, Том XV: Советский Союз, июнь 1972 — август 1974

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011c

.

1969–1976, Том XXV: арабо-израильский кризис и война, 1973

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2015

.

1969–1976, Том XXIII: арабо-израильский спор, 1969–1972 годы

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

Джордж

Александр Л.

,

Беннет

Эндрю

.

2005

.

Тематические исследования и развитие теории в социальных науках

.

Кембридж, Массачусетс

:

MIT Press

.

Гиллеспи

Алекс

.

2012

. «

Диалогическая динамика доверия и недоверия в кубинском ракетном кризисе

». В

Доверие и конфликт: представление, культура и диалог

,

Маркова

Ивана

,

Гиллеспи

Алекс

,

139

55

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Гинор

Изабель

,

Ремез

Гидеон

.

2007

.

Лисички над Димоной: ядерная игра Советов в Шестидневной войне

.

Нью-Хейвен, Коннектикут

:

Yale University Press

.

_____

.

2011

. «

Слишком мало, слишком поздно: противодействие ЦРУ и США советской инициативе в Шестидневной войне, 1967

».

Разведка и национальная безопасность

26

(

2

3

):

291

312

.

Guo

Shiau-Ling

,

Lumineau

Fabrice

,

Lewicki

Roy J.

.

2017

. «

Пересмотр основ организационного недоверия

».

Основы и тенденции в управлении

1

(

1

):

1

88

.

Холл

Питер А.

,

Тейлор

Розмари К.Р.

.

1996

. «

Политология и три новых институционализма

.”

Политические исследования

44

(

5

):

936

57

.

Хардин

Рассел

.

1993

. «

Эпистемология доверия на уровне улиц

».

Политика и общество

21

(

4

):

505

29

.

Харниш

Себастьян

.

2012

. «

Ролевая теория: внедрение ключевых концепций

». В

Role Theory in International Relations: Approaches and Analyses

,

Harnisch

Sebastian

,

Frank

Cornelia

,

Maull

Hanns W.

,

7

15

.

Абингдон, Великобритания, и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Хоффман

Аарон М.

2002

. «

Концептуализация доверия в международных отношениях

».

Европейский журнал международных отношений

8

(

3

):

375

401

.

Хоффман

Аарон М.

.

2006

.

Укрепление доверия: преодоление подозрений в международном конфликте

.

Олбани, Нью-Йорк

:

State University of New York Press

.

«Сообщение горячей линии от Брежнева Никсону, 23 октября».

1973а

. .

«Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу, 23 октября».

1973b

. .

«Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу, 23 октября».

1973c

. .

«Входящая телеграмма Государственного департамента из Нью-Йорка, 19 мая».

1967а

. .

«Входящая телеграмма из Посольства США в Москве Государственному секретарю, 6 июня, 8:06 a.м. »

1967b

. .

Исраелян

Виктор

.

1997

.

Внутри Кремля во время войны Судного дня

.

Университетский парк, Пенсильвания

:

Издательство Пенсильванского государственного университета

.

Джамготч

Ниш

мл.

1985

. «

Кризисные коммуникации и горячая линия

». В

секторах взаимной выгоды в американо-советских отношениях

,

Джамготч

Ниш

мл.,

8

21

.

Дарем, Северная Каролина

:

Duke University Press

.

Джервис

Роберт

.

1970

.

Логика образов в международных отношениях

.

Princeton, NJ

:

Princeton University Press

.

Китинг

Винсент Чарльз

,

Ружичка

Янв

.

2014

. «

Доверительные отношения в международных отношениях: нет необходимости хеджировать

.

Обзор международных исследований

40

(

4

):

753

70

.

Киссинджер

Генри А.

1979

.

год Белому дому

.

Бостон, Массачусетс

:

Литтл, Браун

.

_____

.

1982

.

Годы потрясений

.

Бостон, Массачусетс и Торонто

:

Литтл, Браун

.

Koeszegi

Sabine T.

2004

Стратегии построения доверия в межорганизационных переговорах

».

Журнал управленческой психологии

19

(

6

):

640

60

.

Комяк

Шерри Ю.

,

Бенбасат

Изак

.

2008

. «

Двухпроцессный взгляд на построение доверия и недоверия у рекомендательных агентов: исследование по отслеживанию процессов

».

JAIS

9

(

12

):

727

47

.

Крегер

Френц

.

2011

. «

Доверительные организации: институционализация доверия в межорганизационных отношениях

».

Организация

19

(

6

):

743

63

.

Кидд

Эндрю Х.

2007

.

Доверие и недоверие в международных отношениях

.

Princeton, NJ

:

Princeton University Press

.

Ларсон

Дебора В.

1997

.

Анатомия недоверия: американо-советские отношения во время холодной войны

.

Ithaca, NY

:

Cornell University Press

.

«Письмо Брежнева Никсону от 27 января».

1973а

. .

«Письмо Брежнева Никсону, 26 мая».

1973b

. .

«Письмо Брежнева Никсону от 20 октября».

1973c

. .

«Письмо Джонсона Косыгину от 29 декабря».

1966

. .

«Письмо Никсона Брежневу от 2 февраля.”

1973a

. .

«Письмо Никсона Брежневу, 24 октября».

1973b

. .

«Письмо Никсона Брежневу от 8 сентября».

1972а

. .

«Письмо Никсона Брежневу 21 сентября».

1972b

. .

Левицки

Рой

,

Бункер

Барбара Б.

.

1996

. «

Развитие и поддержание доверия в рабочих отношениях

». В

Доверие организациям: рубежи теории и исследований

,

Kramer

R.М.

,

Тайлер

T.R.

,

114

39

.

Thousand Oaks, CA

:

Sage

.

Левики

Рой Дж.

,

Макаллистер

Дэниэл Дж.

,

Бис

Роберт Дж. 9000 3.

1998

. «

Доверие и недоверие: новые отношения и реалии

».

Академия управленческого анализа

23

(

3

):

438

58

.

Льюис

Дж. Дэвид

,

Вейгерт

Эндрю

.

1985

. «

Доверие как социальная реальность

».

Социальные силы

63

(

4

):

967

85

.

Лаундес

Вивьен

,

Робертс

Марк

.

2013

.

Почему институты имеют значение: новый институционализм в политологии

.

Бейзингсток

:

Пэлгрейв Макмиллан

.

Махони

Джеймс

,

Телен

Кэтлин

.

2016

.

Успехи в сравнительно-историческом анализе

.

Кембридж

:

Издательство Кембриджского университета

.

Майер

Роджер К.

,

Дэвис

Джон Х.

,

Шурман

Ф. Дэвид

.

1995

. «

Интегративная модель организационного доверия

».

Академия управленческого анализа

20

(

3

):

709

34

.

Макнайт

Д. Харрисон

,

Черваны

Норман Л.

.

2001

. «

В то время как доверие холодно и собранно, недоверие пламенное и неистовое: модель недоверия

».

Американская конференция по информационным системам (AMCIS)

. .

«Меморандум президенту от Уильяма П. Роджерса, 18 мая».

1972

. .

«Меморандум о взаимопонимании между Соединенными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик относительно установления прямого канала связи.”

1963

.

Государственный департамент США, дипломатия в действии

. .

Мерсер

Джонатан

.

2005

. «

Рациональность и психология в международной политике

».

Международная организация

59

(

1

):

77

106

.

Милнер

Хелен

.

1992

. «

Международные теории сотрудничества: сильные и слабые стороны

.”

Мировая политика

44

(

3

):

466

96

.

Möllering

Guido

.

2005

. «

Двойственность доверия / контроля: комплексная перспектива положительных ожиданий других

».

Международная социология

20

(

3

):

283

305

.

_____

.

2006a

. «

Доверие, институты, агентство: к неоинституциональной теории доверия

.”В справочнике по исследованиям доверия

,

Bachmann

Reinhard

,

Zaheer

Akbar

,

355

76

.

Челтенхэм, Великобритания и Нортгемптон, Массачусетс

:

Эдвард Элгар

.

_____

.

2006b

.

Доверие: разум, рутина, рефлексивность

.

Бингли, Великобритания

:

Изумруд

.

Морс

Дэвид Р.

2015

.

Киссинджер и война Судного дня

.

Джефферсон, Северная Каролина

:

МакФарланд

.

Нанз

Тобиас

.

2010

. «Связь

в условиях кризиса:« Красный телефон »и« горячая линия »

».

BEHEMOTH: журнал по цивилизации

3

(

2

):

71

83

.

Николова

Наталья

,

Мёллеринг

Гуидо

,

Рейлен

Маркус

.

2015

. «

Доверие как« прыжок веры »: практика построения доверия в отношениях клиент-консультант

.”

Скандинавский журнал менеджмента

31

(

2

):

232

45

.

Никсон

Ричард М.

1972

. «

Разговор с Президентом. Интервью с Дэном Рэзером

». 2 января.

CBS

. .

Никсон

Ричард М.

1973

. «

Президентская новая конференция

». .

Проект американского президентства

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 15 октября.”

1971

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 19 июля».

1973а

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 17 октября».

1973b

. .

Орен

Майкл Б.

2002

.

Шесть дней войны: июнь 1967 года и становление современного Ближнего Востока

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

Паври

Тиназ

.

2009

. «

Можем ли мы поговорить? Связь во время кризисов в индийско-пакистанском конфликте

.”

Круглый стол

98

(

403

):

473

81

.

Plischke

Elmer

.

1986

.

Главный дипломат: Президент на саммите

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Praeger

.

_____

.

1968

. «

« Заочная дипломатия »Эйзенхауэра с Кремлем — пример из Summit Diplomatics

».

Политический журнал

30

(

1

):

137

59

.

Ратбун

Брайан К.

2018

. «

Доверие к международным отношениям

». В

Социально-политический трест

,

Усланер

Эрик М.

,

687

705

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

Салтун-Эбин

Джейсон

, изд.

2013

.

Уважаемый господин Президент! Рейган / Горбачев и переписка, положившая конец холодной войне

.

Скоттс-Вэлли, Калифорния

:

CreateSpace

.

Saunders

Марк Н.К.

,

Дитц

Грэм

,

Торнхилл

Адриан

.

2014

. «

Доверие и недоверие: полярные противоположности или независимые, но сосуществующие

».

Отдел кадров

67

(

6

):

639

55

.

Шеллинг

Томас К.

1984

Уверенность в кризисе

».

Международная безопасность

8

(

4

):

55

66

.

_____

.

1996

.

Оружие и влияние

.

Лондон, Великобритания и Нью-Хейвен, Коннектикут

:

Yale University Press

.

Саймон

Агнес

,

Саймон

Эстер

.

2003

. «

Forródrót a Hidegháborúban [Горячая линия в холодной войне]

».

AETAS

19

(

3–4

):

76

84

.

Саймон

Эстер

,

Саймон

Агнес

.

2017

. «

Использование Советским Союзом горячей линии Москва-Вашингтон в Шестидневной войне

».

Журнал трансатлантических исследований

15

(

3

):

284

305

.

«Стратегия и тактика, ок. Октябрь ноябрь.»

1962

. .

Thacher

Полковник Стивен Л.

1990

. «

Кризисная коммуникация между сверхдержавами

.”

Учебная работа, Военный колледж армии США

. .

Thies

Cameron G.

2013

.

США, Израиль и поиски международного порядка

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк и Лондон

:

Рутледж

.

Thies

Кэмерон Г.

.

2015

. «

США и Китай: альтернативные роли и меняющаяся власть в 20-м, -м, -м веке,

». В

China’s International Roles

,

Harnisch

Sebastian

,

Bersick

Sebastian

,

Gottwarld

Jorn-Carten

,

97

109

.

Абингдон, Великобритания и Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Городской

Майкл Кроуфорд

.

2014

. «

« Любопытная сказка о собаке, которая не лаяла: объяснение того, что Канада не приобрела независимый ядерный арсенал, 1945–1957 гг.

».

Международный журнал

69

(

23

):

308

33

.

Вендт

Александр

.

1999

.

Социальная теория международной политики

.

Кембридж

:

Издательство Кембриджского университета

.

Уиллер

Николас Дж.

2009

. «

За пределами ядерного мира Вальса: больше доверия может быть лучше

».

Международные отношения

23

(

3

):

428

45

.

Уиллер

Николас Дж.

.

2013

. «

Расследование дипломатических преобразований

».

Международные отношения

89

(

2

):

477

96

.

Уиллер

Николас Дж.

.

2018

.

Доверяя врагам

:

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

«Хронология Белого дома, война на Ближнем Востоке».

1968

. .

«Пресс-конференция Белого дома с Джорджем Кристианом, 7 июня, 11:40».

1967а

. .

«Пресс-конференция Белого дома с Джорджем Кристианом, 8 июня, 16:35».

1967b

. .

Уильямс

Фил

.

1976

.

Антикризисное управление: конфронтация и дипломатия в ядерный век

.

Лондон

:

Мартин Робертсон

.

© Автор (ы) (2020). Опубликовано Oxford University Press от имени Ассоциации международных исследований.

Доверие через горячую линию Москва-Вашингтон: теоретическое объяснение роли горячей линии в кризисной стабильности | Журнал исследований глобальной безопасности

Аннотация

В этой статье исследуется, как горячая линия Москва-Вашингтон способствовала стабилизации кризиса.Опираясь на символическую интерактивную ролевую теорию, в статье утверждается, что горячая линия дает лидерам возможность участвовать в альтернативном поведении, чтобы доверять друг другу, даже если только временно, когда они связываются друг с другом через горячую линию, чтобы сообщить о ситуации, которую они определяют. как кризис. Эта функция горячей линии особенно полезна, когда лидерам не удалось установить между собой межличностное доверие. Это новое понимание горячей линии ставит под сомнение преобладающее мнение о том, что она просто способствует общению, и улучшает существующие символические представления об устройстве, предлагая концептуализацию, объясняющую, почему намерения, с которыми она используется для связи, считаются заслуживающими доверия.Более того, видение доверия как роли способствует изучению доверия в международных отношениях, предлагая золотую середину между определением доверия как интересов, которые часто неоднозначны во время кризисов, и как общей идентичности, которая недостижима между противниками в краткосрочной перспективе. Мы используем два исторических примера, Шестидневную войну и Войну Судного дня, чтобы проиллюстрировать наши теоретические утверждения.

Введение

Горячая линия Москва-Вашингтон — прямая линия связи (DCL) между столицами сверхдержав — была открыта в августе 1963 года.Он был призван исправить проблемы связи, с которыми президент Кеннеди и председатель Хрущев столкнулись во время кубинского ракетного кризиса, проблемы, которые 27 октября 1962 года вынудили Хрущева передать свой ответ Кеннеди по Московскому радио, а не ждать, пока его сообщение будет достигнуто. президент по дипломатическим каналам (Beschloss 1991, 524). Стипендия по международным отношениям (IR) рассматривает горячую линию как меру, которая способствовала стабилизации кризиса за счет снижения вероятности просчета, неверного толкования и непреднамеренной войны из-за отсутствия связи и нехватки информации (например,г., Schelling 1984, 1996, 60; Plischke 1986, 58; Thacher 1990, 57–8, Ball 1991, 137–8; Гиллеспи 2012, 151–2). Однако возможности дипломатической связи обеих сверхдержав превзошли скорость горячей линии к концу 1960-х (например, Kissinger 1979, 909), что, по-видимому, сделало горячую линию излишней. Тем не менее, он остался в употреблении. Фактически, за одним исключением, он использовался, когда в распоряжении обеих сверхдержав были более быстрые каналы дипломатической связи. Таким образом, понимание «горячей линии» как средства быстрой связи дает неполное объяснение ее использования и вклада в кризисную стабильность.В конце концов, взаимная способность сверхдержав к общению сама по себе не гарантирует, что они будут отправлять друг другу жизненно важную информацию; также не объясняется, почему какая-либо из сторон поверила бы информации, отправленной по горячей линии, когда такая же или аналогичная информация, отправленная по другим каналам, была бы отклонена как недостоверная.

Соответственно, в данной статье по-новому рассматривается вклад горячей линии в обеспечение устойчивости к кризису. Опираясь на символическую интеракционистскую ролевую теорию, мы утверждаем, что использование горячей линии может быть истолковано как попытка альтернативного прогнозирования изменить ролевую деятельность, основанную на недоверии, на взаимодействие, основанное на доверии, а горячая линия является общим символом принятия роли доверительного управляющего.Используя этот частный канал связи, руководители используют функцию горячей линии как хранилище надежности и пытаются сделать доверие основой своего взаимодействия. Вклад этой статьи в IR является как теоретическим, так и эмпирическим. Теоретически мы предлагаем взгляд на доверие как на ролевое, а не основанное на интересах (например, Kydd 2007) или идентичности (например, Bilgic 2014). Понимание доверия как роли подчеркивает «как бы» природу доверия (Lewis and Weigert 1985, 969; Möllering 2006b, 111–2) и находит золотую середину между интересами, которые неоднозначны в условиях кризиса, и идентичностью, которая вряд ли существует. до или во время кризиса между враждебными состояниями.Эмпирически мы переосмысливаем значение горячей линии для управления кризисами. Мы утверждаем, что главный вклад горячей линии в управление кризисами заключается не в ее способности сделать возможным общение между лидерами враждебных государств, а в передаче символического послания доверия при ее использовании. Хотя отношение к горячей линии как к символу само по себе не является чем-то новым (см. Jervis 1970; Egilsson 2003; Simon and Simon 2003, 2017), наше понимание символики горячей линии дает лучшее объяснение того, как горячая линия помогла снизить вероятность просчета. или неправильное толкование и, как следствие, непреднамеренная война, чем существующие отчеты.

В соответствии со сравнительно-исторической методологией (Mahoney and Thelen, 2016), мы используем отслеживание процессов, чтобы обосновать нашу аргументацию и представить обширные данные об использовании горячей линии в двух случаях: Шестидневная война (1967) и Йом Кипур. Война (1973). При выборе случая мы руководствуемся наличием документов, вопросом нашего исследования и методом согласования Милля. Хотя горячая линия использовалась несколько раз после окончания холодной войны, выпущенные на данный момент 1 правительственных документов позволяют нам лишь оценить ее использование во время холодной войны.Поскольку мы заинтересованы в использовании горячей линии в кризисных ситуациях, которые мы определяем как «противостояние двух или более государств, обычно занимающее короткий период времени, при котором вероятность начала войны между участниками воспринимается как значительно возрастающая. ”(Williams 1976, 25) мы выбрали только случаи, удовлетворяющие этому условию. 2 В отсутствие прямого противостояния, аналогичного ракетному кризису, мы анализируем косвенные кризисы, в которые сверхдержавы были вовлечены через своих союзников.Каждое из выбранных событий представляет собой кризис, который удалось успешно преодолеть благодаря сотрудничеству сверхдержав. Хотя изучение только тех случаев, которые имеют определенный исход, обычно не рекомендуется, это подходящий метод на ранних этапах исследовательской программы, когда целью является определение «потенциальных причинно-следственных связей и переменных, ведущих к интересующей зависимой переменной» (Джордж и Беннет 2005, 23). Наконец, случаи наиболее схожи с точки зрения контекстных факторов, но, как мы увидим, демонстрируют различия в использовании горячей линии.

Для того, чтобы подробно описать оба случая, мы использовали различные источники. В первую очередь мы полагались на правительственные документы, опубликованные в журнале «Международные отношения США» серии или собранные в президентских библиотеках Джонсона и Никсона. Там, где правительственная документация отсутствует, мы использовали воспоминания и вторичные источники. Когда возникает конфликт между первичными и вторичными источниками или мемуарами, мы отдаем предпочтение первым. Однако мы признаем, что нехватка советских источников была проблемой, часто вынуждающей нас оценивать поведение Советского Союза через западные источники.

Мы разделили эту статью на четыре части. Мы начнем с изложения нашего теоретического объяснения вклада горячей линии в кризисную стабильность. Во-вторых, мы описываем способ, которым мы намереваемся уловить принятие ролей, изменение роли и условия — восприятие ситуации как кризиса, конфиденциальность и исключительность обменов между лидерами и отсутствие межличностного доверия, — при которых в наших тематических исследованиях ожидается такое изменение прогнозов. В-третьих, мы используем нашу теоретическую основу для анализа Шестидневной войны (1967 г.) и Войны Судного дня (1973 г.).В заключение мы подчеркиваем вклад, который наше расследование использования горячей линии вносит в управление кризисами, обсуждаем ограничения нашего исследования и подробно останавливаемся на более широких теоретических и политических последствиях наших выводов.

Ролевое понимание вклада горячей линии в кризис

Несмотря на то, что горячая линия использовалась в качестве дипломатического инструмента между Соединенными Штатами и Советским Союзом / Россией на протяжении более пятидесяти лет, она сама по себе привлекла относительно скромный аналитический и теоретический интерес со стороны научных исследований (Jamgotch 1985; Thacher). 1990; Egilsson 2003; Simon and Simon 2003, 2017; Nanz 2010).Как правило, горячая линия предлагается как пример меры по укреплению доверия, которая снижает вероятность непреднамеренной войны в результате просчета и недопонимания, делая возможным общение между лидерами (например, Schelling 1984, 57–8, 1996, 60; Plischke 1986, 58; Thacher 1990; Ball 1991, 137–8; Gillespie 2012, 151–2). Однако важность горячей линии как средства связи снизилась в конце 1960-х годов, когда скорость как советских, так и американских дипломатических систем связи была сопоставима или даже превысила скорость горячей линии (например.г., Киссинджер 1979, 909). Тем не менее советские / российские и американские лидеры продолжали его использовать.

Небольшое количество IR-исследователей предположили, что горячая линия имеет дополнительную — символическую — функцию и, следовательно, полезна за пределами ее технических возможностей; хотя они не могут прийти к согласию относительно того, из чего состоит этот символизм. «Просто активировав горячую линию», можно передать «срочность» (Egilsson 2003, 16), добавить акцента в сообщение (Jervis 1970, 91), выразить «намерения к сотрудничеству» (Simon and Simon 2003) и / или отправить послание «доброй воли» (Саймон и Саймон 2017).Мы согласны с тем, что значение горячей линии основывается на ее символике; но мы обнаруживаем, что текущих символических счетов не хватает, поскольку они сосредоточены на способности горячей линии быстро передавать информацию и не учитывают проблему интерпретации сигналов. Техническая способность к общению не объясняет, почему недоверчивые враги, которые с подозрением относились к сообщениям друг друга, полученным по обычным дипломатическим каналам, сочли бы такие сообщения заслуживающими доверия, если бы они были отправлены через горячую линию.

Чтобы улучшить существующие символические интерпретации горячей линии, мы опираемся на символическую интеракционистскую ролевую теорию, которая рассматривает социальную реальность в терминах взаимодействия между двумя агентами — альтером и эго — которые берут на себя роли в соответствии со своими определениями разворачивающейся ситуации, а не в результате внутренних психологических механизмов и прошлого опыта (ср.Larson 1997; Brugger, Hasenclever и Kasten 2013). Роли — это социальные позиции, которые состоят из ожиданий как по отношению к самому себе (эго), так и по отношению к другому (изменению) относительно форм поведения, подходящих в определенных ситуациях (например, Harnisch 2012, 8). С помощью ролей агенты оценивают общие намерения других, а также их реакции и чувства по отношению к ним; и они приходят к пониманию того, чего от них ждут другие (Charon 2001, 114–116). Агенты либо соблюдают эти ожидания, либо действуют вопреки им, в зависимости от того, считают ли они изменение ожиданий способствующим или мешающим их собственным интересам.Они также могут побуждать других агентов изменять свою роль посредством альтеркастинга, то есть посредством сознательного изменения своей собственной роли (Charon 2001, 115–7, 140; Harnisch 2012, 13; Thies 2015). Нормативное убеждение, то есть языковое взаимодействие с целью «оценки уместности ролей в ситуации неопределенности», часто является средством, с помощью которого предпринимаются попытки альтернативного прогнозирования (Harnisch 2012, 13). Как социальные объекты символы играют неотъемлемую роль в этом процессе ролевого позиционирования, формируя основу коммуникации между агентами.Их значение определяется людьми, и они используются намеренно, зная, что они представляют (Charon 2001, 41–8).

Вклад горячей линии Москва-Вашингтон в управление кризисами заключается в ее способности создать общее символическое понимание желательной формы поведения для обоих участников во время их взаимодействия в условиях кризиса. Этот общий символизм включает в себя основанное на доверии исполнение руководителями ролей, т. Е. Проявление поведения и эмоций, связанных с доверием, в их взаимодействиях — в экстраординарных ситуациях, в которых они находятся.Доверие, которое мы понимаем как реакцию на риск и неопределенность и определяем как принятие субъектом (доверителем) уязвимости по отношению к другому действующему лицу (доверительному управляющему) в результате положительных ожиданий относительно намерений и поведения доверительного управляющего по отношению к доверительному управляющему (например, Майер , Davis, and Schoorman 1995, 712; Larson 1997, 19; Booth and Wheeler 2007, 230; Kydd 2007, 11; Farrell 2009, 25; Wheeler 2009, 428; Urban 2014, 310), способствует лучшим решениям, поощряя взаимодействие и информацию -деляться и позволять альтер и эго ограничивать свои подозрения относительно намерений друг друга (Larson 1997; Möllering 2006b; Rathbun 2018, 698).Горячая линия позволяет лидерам брать на себя роли доверенных лиц (эго) и доверенных лиц (альтернативные) и способствует сотрудничеству между Советским Союзом / Россией и Соединенными Штатами, позволяя лидерам интерпретировать сообщения друг друга, отправленные через горячую линию, как заслуживающие доверия. Хотя горячая линия не способна устранить недоверие и подозрительность, которые характерны для межгосударственных отношений, она помогает лидерам противодействовать им, временно устанавливая доверие, что позволяет им сосредоточиться на взаимных, а не на односторонних выгодах на время кризиса.Другими словами, когда руководители пользуются горячей линией, они участвуют в альтернативной трансляции. Они отказываются от своих ролей недоверчивых и недоверчивых и сознательно предпочитают действовать так, как если бы они доверяли друг другу, в ожидании, что другой поступит так же.

Определение доверия (и недоверия) как основы ролевого поведения дает несколько преимуществ по сравнению с существующими концептуальными представлениями о доверии. Он представляет собой золотую середину между логикой уместности и логикой консеквенциализма (Thies 2013, 5) и, таким образом, объединяет лучшее из этих представлений.Хотя ролевая теория признает целеустремленность человеческого поведения, она не снижает доверия к интересам (см. Hardin 1993; Kydd 2007; Farrell 2009). Такой отход необходим, потому что интересы сами по себе недостаточны для объяснения поведения, когда они неоднозначны (Farrell 2009, 18, 73). Прямые и косвенные кризисы между противниками, обладающими ядерным оружием, являются именно такими ситуациями: они включают два основных фактора риска, которые заставляют участников принимать противоречивые предпочтения. Во-первых, желание выжить в условиях повышенной вероятности ядерной войны и возможность взаимного уничтожения создают стимулы для сотрудничества и компромисса.Во-вторых, риск, который кризис представляет для жизненно важных интересов и ценностей каждой стороны в ситуации, исход которой может иметь далеко идущие последствия для их будущих отношений, побуждает враждебные государства рассматривать риск войны как возможность защитить свои интересы путем принуждения другая сторона, чтобы отступить (Williams 1976, 47–55). Горячая линия способствует кризисной стабильности, позволяя лидерам брать на себя роли на основе их взаимного стремления к миру.

В то же время наша концептуализация доверия также бросает вызов учетным записям, которые видят доверие (например,г., Bilgic 2014; Городской 2014; Wheeler 2018) и / или принятие ролей (Wendt 1999) в результате развития общей идентичности, потому что субъекты, у которых есть проблемы с утверждением доверия на основе общих интересов, вряд ли продемонстрируют более продвинутую форму доверия, основанную на идентичности. Учитывая, что доверие, основанное на идентичности, требует времени — лет или даже десятилетий — для развития (например, Lewicki and Bunker 1996; Booth and Wheeler 2007, 240), неразумно ожидать, что субъекты приобретут его в кратчайшие сроки кризиса.Что акторы могут сделать в краткосрочной перспективе, так это изменить свои роли, потому что выполнение ролей влечет за собой только «конкретные рецепты действий» в данной ситуации, не обязательно влияя на идентичность или опираясь на нее (см. Wendt 1999; Cantir and Kaarbo 2016, 18 ). Рассмотрение доверия как роли может вызвать вопросы о том, насколько это доверие реально, а насколько это всего лишь игра притворства, когда лидеры действуют «так, как будто» они доверяют (например, Hardin 1993). Мы считаем этот вопрос спорным по двум причинам. Во-первых, любое доверие требует от доверителя отношения «как если бы» к социальной реальности: «доверять — значит жить так, как будто определенные рационально возможные варианты будущего не произойдут» (Lewis and Weigert 1985, 969), и как если бы социальная уязвимость и неопределенность были положительно разрешены (Möllering 2006b, 111–2).Во-вторых, поведенческие последствия истинного доверия и поведения так, как будто доверяют, неотличимы.

Доверие, которое ролевой теоретический подход делает возможным благодаря альтеркастингу, носит ситуативный характер. Актеры, которые, как предполагается, берут на себя роли на основе их определения ситуации, обычно меняют свои роли, когда они оказываются в новых и проблемных ситуациях (Harnisch 2012, 50). Это специфическое для конкретной ситуации понимание доверия в ролевой теории согласуется с существенным сегментом исследования доверия, которое рассматривает доверие как имеющее широкую полосу пропускания и расширяющееся до определенных вопросов в рамках отношений, но не распространяется на другие (например,г., Larson 1997, 20; Гуо, Люмино и Левицки 2017, 46; Уиллер 2018, 5). Осмысление доверия как зависящего от ситуации ролевого ожидания также позволяет одновременно присутствовать в отношениях между доверием и недоверием — феномен, который был подтвержден в рабочих отношениях (например, Lewicki, McAllister, and Bies 1998; Saunders, Dietz, and Thornhill 2014 ) и среди государственных лидеров, которые, как индивиды, представляющие свои государства, иногда колеблются между межличностной и межгосударственной областями своих отношений, доверяя первому, но не доверяя второму (например.г., Форсберг, 1999; Паври 2009; Уиллер 2013, 2018).

Вызов горячей линии дает лидерам возможность успешно менять свои роли и взаимодействовать на основе доверия только при соблюдении трех условий. Во-первых, учитывая ситуативный характер распределения ролей и первоначальное намерение создания горячей линии, т. Е. Использовать DCL «во время чрезвычайной ситуации» («Меморандум о взаимопонимании» 1963 г.), ожидается, что горячая линия вызовет доверие. только во время кризиса. Поскольку символическая интеракционистская ролевая теория придерживается интерпретирующего и взаимно конституирующего понимания процесса принятия ролей (Charon 2001), кризис понимается как вопрос восприятия: оба участника должны определить имеющееся событие как кризис, чтобы оправдать использование горячая линия.

Во-вторых, содержание телефонных разговоров по горячей линии должно оставаться частным и по своей природе исключительно «лидер-лидер». Изоляция этого канала от общественности, внутренних оппонентов и, в некоторой степени, бюрократии создает пространство для доверия (Hoffman 2006, 8). Конфиденциальность позволяет лидерам отказаться от недобросовестного мышления, сводя к минимуму внутригрупповое давление, чтобы действовать в духе подозрения (т. Е. В соответствии с внутригрупповыми нормами) по отношению к члену чужой группы (Mercer 2005, 96–7; Fierke 2009; Brugger, Hasenclever и Kasten 2013; Brugger 2015).Переписка между лидерами и личные встречи могут служить той же цели. Действительно, большинство советских и американских лидеров в период холодной войны вели частную и конфиденциальную переписку, пытаясь доказать свою надежность, то есть свои способности, честность и доброжелательность (Mayer, Davis, and Schoorman, 1995), и передать свои соответствующие им ожидания относительно желаемого поведения (см., например, FRUS 1996; Saltoun-Ebin 2013). Более того, личные встречи между Рейганом и Горбачевым во время саммита в Женеве были важны для создания узы доверия (Wheeler 2018).Хотя конфиденциальность не гарантирует доверия, ее отсутствие, вероятно, препятствует развитию доверительного поведения. Публичная переписка между Хрущевым и Эйзенхауэром демонстрирует это; их обмены были просто пропагандистскими инструментами, подчеркивающими различия между американским и советским образами жизни (Plischke 1968, 139), укрепляя внутригрупповую идентичность и тем самым препятствуя развитию доверия.

В-третьих, горячая линия позволяет руководителям брать на себя роли доверительного управляющего, когда нет ни межгосударственного, ни межличностного доверия.Этим горячая линия отличается от личной переписки, личных встреч или даже сообщений в Twitter (Duncombe, 2018), которые являются долгосрочными и трудоемкими инструментами укрепления доверия (Bachmann and Inkpen 2011, 283). В отличие от них, горячая линия обеспечивает мгновенное, но временное доверие; то есть, самое большее, на время текущего кризиса. Конечно, доверие может испариться раньше: доверие падает, когда доверительные ожидания не оправдываются поведением другого.

Уникальность доверия, на которое могут рассчитывать руководители, пользующиеся горячей линией, объясняется тем фактом, что горячая линия является неформальным учреждением.Институты — это «системы символов, когнитивные сценарии и моральные шаблоны, которые обеспечивают« смысловые рамки », направляющие человеческие действия» (Hall and Taylor 1996, 947) и играют важную роль в принятии человеком ролей (Charon 2001, 111, 202). . Они предлагают два различных решения при отсутствии доверия. Формальные институциональные механизмы, такие как механизмы Европейского Союза, пытаются устранить неопределенность — то есть потребность в доверии — в человеческих взаимодействиях с помощью подробных правил и строгих механизмов обеспечения соблюдения (Möllering 2005; Farrell 2009, 54–60; Brugger , Hasenclever и Kasten 2013).С другой стороны, неформальные институциональные механизмы основываются на согласованных, но некодифицированных ролевых ожиданиях. Они не предлагают набор механизмов контроля, а скорее управляют неуверенностью в том, будет ли доверие оправданным, морально апеллируя к тому, что правильно (Farrell 2009, 54–60; Lowndes and Roberts 2013, 189; Elhardt 2015). Они перекладывают бремя соблюдения на отдельную организацию, не заставляя участников раскаиваться в своем несоблюдении с помощью механизмов наказания, а, скорее, представляют свои действия как прямое указание на свою надежность.Таким образом, горячая линия является неформальным учреждением, которое продвигает доверие как институциональную норму, тем самым создавая общие ожидания в отношении ее использования, предлагая участникам шаблон для действий и оказывая давление на партнеров, чтобы они ответили взаимностью (например, Möllering, 2006a; Farrell 2009; Bachmann and Inkpen, 2011; Kroeger, 2011).

Подобно повествованию, окружающему ее коммуникативную функцию, свойства доверия к горячей линии проистекают из осмысленного процесса событий октября-декабря 1962 г. Октябрь 1962 г.Кризис и его последствия были определены как история предательства и восстановления доверия. Связь между Кеннеди и Хрущевым во время ракетного кризиса была проблематичной не только из-за того, что два лидера не могли быстро общаться, но и из-за того, что Хрущев предал доверие Кеннеди, дав ложные обещания, что Советский Союз не будет устанавливать ракеты на Кубе и, таким образом, заразил всех. существующие дипломатические каналы между ними (например, Добрынин 1995, 84–5; FRUS 1996, 64, 74).Во время кризиса Кеннеди и Хрущев решили свои проблемы с доверием, в то время как мир балансировал на грани ядерной войны, наконец согласившись разрешить ситуацию на основе доверия, а не недоверия ( FRUS 1996, 65; Gillespie 2012). По словам Хрущева, два лидера рассматривали успешное выполнение достигнутого ими соглашения как «показатель [] того, можно ли доверять, если аналогичные трудности возникнут в других географических регионах» ( FRUS 1996, 83), и любое будущее соглашение как зависимое от него («Стратегия и тактика» 1962).Прохождение этого испытания обоими лидерами проложило путь к серьезному рассмотрению мер риска войны в Женеве и успешным переговорам о линии связи между лидерами в июне 1963 года.

Другими словами, Кубинский ракетный кризис продемонстрировали необходимость канала связи, через который можно было бы обмениваться достоверными сообщениями, даже когда обычные дипломатические каналы были скомпрометированы обманом (Добрынин 1995, 84–5, 97). Чтобы восполнить эту потребность, горячая линия предоставила преемникам Кеннеди и Хрущева ограниченное доверие, т.е.е., убеждение в том, что ни одна из сторон не желает начать ядерную войну намеренно, эти двое смогли подтвердить к декабрю 1962 года. Соответственно, советские и американские лидеры, которые позже полагались на горячую линию, могли доверять друг другу в своих мирных намерениях в рамках угроза конфронтации и повышенная вероятность ядерной войны. Как бы узок ни был диапазон и степень этого доверия, этого достаточно, чтобы побудить лидеров выбрать путь сотрудничества в кризисной ситуации до или вместо принуждения и эскалации.Это также избавляет их от необходимости сознательно решать проблемы с доверием в разгар кризиса.

Определение альтернативного прогнозирования и его условий

Наша теоретическая основа ролей предполагает, что использование горячей линии Москва-Вашингтон приводит к переключению от роли доверенного лица и доверенного лица к принятию роли доверительного управляющего (альтеркастинг), когда: (1) лидеры взаимно определяют ситуацию как кризис; (2) горячие линии остаются личным общением между лидерами; и (3) до активации горячей линии были проблемы в сфере межличностного доверия.Мы отслеживаем эти условия в нашем анализе.

При рассмотрении первых двух из этих условий — общего определения события как кризиса, а также конфиденциальности и исключительности использования горячей линии — мы используем правительственные документы, включая дипломатические обмены и частные оценки, чтобы увидеть, как лидеры определяют ситуацию. . Использование таких слов, как «кризис», «угроза», «опасный» или «нестабильный» в контексте советско-американских отношений или относительно выживания человечества для описания происходящего события указывает на чрезвычайную ситуацию сверхдержавы.Мы показываем, что обе стороны стали рассматривать Шестидневную войну и войну Судного дня как кризис сверхдержав. Что касается исключительного и частного использования лидерами горячей линии, мы полагаемся, прежде всего, на документы правительства США и отчеты в газетах, чтобы увидеть, сохранила ли связь по горячей линии свой личностный характер и были ли какие-либо из них опубликованы во время этих войн.

Определение наличия или отсутствия доверия в его различных проявлениях требует более внимательного рассмотрения. Из-за нежелания политиков открыто выражать свое доверие, особенно доверие противнику, мы используем косвенный подход, чтобы выяснить, имело ли место альтернативное прогнозирование.Чтобы узнать, произошла ли смена ролей и взяли ли лидеры на себя доверительные роли через горячую линию на начальном или последующем этапе взаимодействия, мы обращаемся к эмоциональным и поведенческим индикаторам, связанным с доверием и недоверием, которые определены в литературе о доверии и перечислены в таблице. 1. Альтернативное прогнозирование будет обозначаться переключением от основанного на недоверии к принятию ролей на основе доверия или, потенциально, продолжением основанного на доверии ролей, несмотря на испарение доверия, которое определяется из других источников и часто предшествует общению разрыв между словом и делом.Однако, поскольку доверительные управляющие допускают некоторую непоследовательность в поведении и, действительно, безупречные проявления доверительного отношения к ролям маловероятны, учитывая давление межгосударственного недоверия, наша цель — показать, преобладает ли доверие или недоверие при обмене мнениями между лидерами.

Таблица 1.

Список связанных с доверием чувств и поведения, а также их противоположностей, как указано в литературе о доверии

. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию
. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Не-кооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивляющееся влияние
Таблица 1.

Список связанных с доверием чувств и поведения, а также их противоположностей, как указано в литературе о доверии

. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ предоставить информацию
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию
. Доверительный . Не связанные с доверием .
Чувства Надежда
Вера
Уверенность *
Относительная безопасность
• чувствует себя в безопасности
• уверен
• комфортно
Симпатия
• хорошо работать с
• химия
• положительное первое впечатление
• совместимые личности
Нет надежды
Нет веры
Нет уверенности
Страх
Беспокойство
Подозрение
Скептицизм
Цинизм
Осторожность
Гнев (вместо разочарования в случае предательства)
Поведение Открытые, частые и совместные модели общения
• Обмен информации (включая конфиденциальную информацию)
• удаление неизвестного / неправильно понятого посредством объяснения причин
• описание происходящего
• запрос информации, помощи и / или совета
Координация задач
• координация политики (совместные или параллельные действия)
• использование доверительного управляющего решения
Согласованность между словами и делами
Демонстрация доброжелательности
• гибкость (отдавая что-то ценное, идя на компромисс, с чем легко иметь дело)
• прилагать дополнительные усилия
• действовать осмотрительно
• предоставлять другие альтернативы
• находить взаимовыгодные решения
Наличие общей идентичности
• общий язык
• видение / цели
• мотивация
Избегание других
Некооперативное поведение
Упреждение
Хеджирование
Создание угроз
Бдительность и бдительность (мониторинг поведения)
Искажение и / или отказ в предоставлении информации
Попытки усилить контроль над другими
Сопротивление влиянию

Что касается конкретной проблемы межличностного доверия, проблемы в этом измерении могут проявляться по-разному.Например, межличностное доверие между советскими (российскими) и американскими лидерами могло не развиться до рассматриваемого кризиса. Тогда межличностное доверие может существовать между лидерами, когда разразится кризис, но поскольку доверие рассеивается во время кризисного взаимодействия, субъекты могут продолжать взаимодействовать только на основе доверия, активировав горячую линию. Кроме того, учитывая специфический характер доверия, советские и американские лидеры могут быть не уверены в том, распространится ли межличностное доверие между ними по определенным вопросам и в рамках нормальных границ межгосударственных отношений на критические кризисные ситуации.

Чтобы проследить уровень и характер доверия между лидерами США и Советского Союза до того, как они воспользовались горячей линией, мы полагаемся на два общих предшественника доверия — надежность (Mayer, Davis, and Schoorman, 1995) и симпатичность — и последующие примеры доверчивого поведения. . Что касается надежности, мы обращаем внимание на все три ее компонента — компетентность, порядочность и доброжелательность — в первую очередь в диадических взаимодействиях между лидерами, но при отсутствии такой информации мы также просматриваем другие источники, такие как правительственные документы, мемуары и т. Д. аккаунты от третьих лиц.В то время как компетентность — определяемая здесь как интеллектуальные способности и подготовленность — и целостность достаточно легко определить, доброжелательность может принимать различные формы, включая самопожертвование, предложения помощи, небольшие услуги, добрые дела и приспособление к потребностям других.

Мы используем симпатию или личную пригодность, чтобы учесть эмоциональное измерение доверия. Хорошее первое впечатление, химия, сочувствие и признаки того, что с человеком приятно работать, — все это проявления симпатии.Для присутствия межличностного доверия за положительными положительными суждениями о достоверности и симпатии должна следовать поведенческая демонстрация доверия, определяемая как действие, которое для стороннего наблюдателя — но не для вовлеченных субъектов — может показаться рискованным, учитывая более ранние взаимодействия в рамках наблюдаемых отношений. (Льюис и Вейгерт 1985, 971; Николова, Меллеринг и Рейлен 2015, 237).

Действующая горячая линия

Шестидневная война (1967)

Ближний Восток был одним из острых очагов косвенного противостояния между США и Советским Союзом в период холодной войны.Соединенные Штаты усилили свое присутствие на Ближнем Востоке после Второй мировой войны и объединились с Израилем, пытаясь сохранить хорошие отношения с арабскими государствами, чтобы сохранить свой доступ к нефти. Советский Союз выступил в качестве крупного игрока в 1955 году, пытаясь бросить вызов господству США, налаживая тесные связи с арабскими государствами. Острый кризис 1967 года начался 14 мая, когда Египет изгнал войска Организации Объединенных Наций (ООН) с Синайского полуострова и заменил их египетскими войсками. Кризис усилился 23 мая, когда Египет закрыл Тиранский пролив, что закрыло Израилю доступ к Красному морю.Посчитав такое поведение актом войны, Израиль начал боевые действия 5 июня и немедленно вынудил советских союзников — Египет, Иорданию и Сирию — перейти к обороне. Сверхдержавы стремились избежать прямого вмешательства и работали над дипломатическим сдерживанием конфликта. Под их руководством Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) принял резолюции о прекращении огня 6, 7 и 9 июня. Осажденные арабские государства были готовы немедленно выполнить эти резолюции, в то время как Израиль не выполнил их, несмотря на заявление о своем согласии с ними. .10 июня, учитывая тяжелое положение своих союзников, Советы пригрозили прямым вмешательством. Оккупировав Голанские высоты, сектор Газа и Синайский полуостров, Израиль прекратил боевые действия вскоре после советского ультиматума и усилил давление США (например, Oren 2002).

Премьер Алексей Косыгин и президент Линдон Джонсон вели переписку исключительно по горячей линии с 5 по 10 июня 1967 года, обменявшись девятнадцатью сообщениями. Обе стороны уважали характер горячей линии «лидер-лидер», хотя, получив первое сообщение Косыгина 5 июня, руководители США использовали DCL для ретрансляции письма госсекретаря Дина Раска министру иностранных дел Андрею Громыко, которое уже было отправлено. отправлено по обычным каналам.В начале этого сообщения со слов «Подготовка к приезду президента» ( FRUS 2004, 157) оно было отмечено как экстраординарное, что свидетельствует об осведомленности руководителей США о том, что горячая линия предназначена для переписки руководителей. Действительно, Косыгин недвусмысленно ожидал, что поговорит с президентом, прежде чем отправить 5 июня свое сообщение по горячей линии, несколько раз спрашивая, находится ли президент Джонсон на другом конце линии, потому что он хотел поговорить с ним напрямую (например, Oren 2002, 196; ФРУС 2004, 245).

Шестидневная война была первым международным кризисом, с которым вместе столкнулись президент Джонсон и премьер-министр Косыгин, и их отношения все еще находились в зачаточном состоянии. Ни коллективный характер советского руководства после политической кончины Хрущева ( FRUS 2001, 67, 85, 90, 91), ни предполагаемая нечестность Джонсона не способствовали возникновению доверия между ними. Хотя вначале советское руководство выразило доверие Джонсону, написав 4 ноября 1964 г., что «мы доверяем слову президента» ( FRUS 2001, 67), вскоре они обнаружили, что он двуличный, проповедующий мир и угрожающий нарушить международный мир. соглашения.Советские лидеры считали Джонсона импульсивным человеком, который медленно принимал решения, не мог просчитать свои шаги до их завершения и мог потерять хладнокровие в кризисной ситуации (Добрынин 1995, 121–2; FRUS 2001, 90).

Косыгин имел явно лучшую — более заслуживающую доверия — репутацию в правящих кругах США. Его считали способным, хорошо обученным и умышленным, хотя и не харизматичным ( FRUS 2001, 54, 61, 139), что побудило президента неоднократно обращаться к Косыгину в надежде на сотрудничество и развитие личных отношений ( FRUS 1997, 116, 178).Хотя Косыгин был среди тех, кто более благосклонно относился к Джонсону и выразил готовность продолжить привычку Хрущева к «дружеским и доверительным беседам» с ним ( FRUS 2001, 63), их отношения пережили драматический разрыв еще до того, как советское руководство начало борьбу за правые позиции. Переписка на международном уровне решена в пользу Косыгина. В феврале 1965 года США бомбили Ханой, когда Косыгин находился в столице Северного Вьетнама. Косыгин, чьи добрые услуги администрация Джонсона использовала для посредничества между Соединенными Штатами и Северным Вьетнамом, был встревожен тем, что он считал необдуманными действиями президента (Добрынин 1995, 138–40, 160–1).Они начали личную переписку только после назначения и прибытия Ллевеллина Томпсона послом в Москву; Президент использовал оба случая, чтобы предложить установить конфиденциальный канал между Косыгиным и самим собой («Письмо Джонсона Косыгину» 1966; FRUS 1997, 178). Наконец, уступив 27 февраля 1967 г., Косыгин впервые за два года ответил президенту и согласился конфиденциально переписываться с ним ( FRUS 1997, 185). Однако война разразилась до того, как были установлены какие-либо дальнейшие контакты между лидерами и удалось развить межличностное доверие.

Изначально советское и американское руководство по-разному определяли ситуацию на Ближнем Востоке. После ремилитаризации Синайского полуострова Насером 14 мая американская сторона неоднократно выражала озабоченность «текущим кризисом на Ближнем Востоке» («Входящая телеграмма» 1967a; FRUS 2001, 215, 2004, 15, fn2, 41). Послу Томпсону было поручено не только срочно и напрямую выразить озабоченность Америки дальнейшим ухудшением ситуации министру иностранных дел Громыко в ответ на закрытие Насером залива Акаба 23 мая ( FRUS 2004, 38), но и В письме премьер-министру Косыгину Джонсон также выразил обеспокоенность «критической ситуацией на Ближнем Востоке» ( FRUS 2004, 88).

В отличие от этого, в середине мая 1967 года Советы не сочли ситуацию достаточно неотложной, чтобы послать советским дипломатам новые инструкции, увидеть необходимость экстренного созыва СБ ООН или быстро ответить на письмо президента Джонсона от 22 мая. (например, «Входящая телеграмма» 1967a; «Хронология Белого дома» 1968; FRUS 2004, 41, 84). Однако закрытие Тиранского пролива заставило их пересмотреть свою позицию. Это событие вызвало «сильную тревогу» у советских дипломатов ( FRUS 2004, 58).В письме Косыгина Джонсону от 27 мая также говорилось о срочности. Он писал о «крайней напряженности», которая несет в себе опасность вооруженного конфликта с потенциально «важными последствиями для… мира и международной безопасности» ( FRUS 2004, 84). Такая же тревога с советской стороны проявилась 5 июня, когда Косыгин и его коллеги заявили о «острой срочности» приближения к горячей линии (Ginor and Remez 2007, 162).

По мере изменения советского определения ситуации изменилось и поведение Косыгина.До войны это было основано на стратегии избегания и принуждения. Он отложил ответ на письмо Джонсона от 22 мая на пять дней. Когда он ответил 27 мая ( FRUS 2004, 84), в его письме было выражено беспокойство по поводу ситуации, поскольку она может стать «военной», и высказывалось мнение, что «нельзя допускать развития нового очага войны». Косыгин возложил ответственность за возможную агрессию Израиля лично на президента, потому что «Израиль не посмеет перешагнуть черту» без поддержки США, и пригрозил, что в случае такой агрессии Советский Союз «окажет помощь» пострадавшим. .Несмотря на то, что он обратился к президенту с призывом к параллельным действиям с целью предотвращения войны, Косыгин уклонился от дальнейшего взаимодействия, вообще не ответив на письмо Джонсона от 28 мая.

Когда разразилась война, готовность Косыгина взаимодействовать с Джонсоном, а также его тон заметно изменились в сторону более доверительного дискурса. В рамках этой попытки изменить мнение Косыгин воздержался от угроз и обвинений, а вместо этого занялся нормативным убеждением, утверждая, что «долг всех великих держав — обеспечить немедленное прекращение военного конфликта» ( FRUS 2004, 156 ).При этом он не только предписал роли для обеих наций, то есть «оказывать соответствующее влияние» на их союзников для достижения мира, но, в отличие от своего письма от 27 мая, в котором он в основном подчеркивал разделение «вы против нас», он также объединил Соединенные Штаты и СССР как «великие державы» ( FRUS 2004, 156). Применяя более кооперативный подход и повторяя предыдущие призывы Джонсона к «параллельным усилиям», чтобы «использовать наше влияние в полной мере» ( FRUS 2001, 215, 2004, 88), советский премьер попросил Джонсона способствовать миру, сдерживая Израиль, «поскольку у вас есть для этого все возможности »( FRUS 2004, 156) и обещал, что Советское правительство также будет работать на благо мира ( FRUS 2004, 182).В своем ответе президент показал, что он согласен с ролевыми ожиданиями Косыгина, написав: «Мы считаем, что долг всех великих государств — обеспечить скорейшее прекращение военного конфликта» ( FRUS 2004, 159). Джонсон приветствовал параллельные призывы к миру и пошел дальше, чтобы предложить совместные действия в СБ ООН, предложение, которое Косыгин принял 5 июня, изложив советскую позицию на переговорах — немедленное прекращение огня и уход за линию перемирия — и выразив надежду, что Соединенные Штаты поддержат это в СБ ООН ( FRUS 2004, 173).

В следующие несколько дней оба лидера продолжили свои роли, ведя себя так, как они надеялись предотвратить недопонимание, которое могло подорвать их надежность. 6 июня Джонсон выделил ключевой пункт в проекте постановления по Косыгину ( FRUS 2004, 175). Между тем, Косыгин счел важным лично проинформировать Джонсона об изменении позиции советского правительства в стремлении к немедленному прекращению огня, не требуя ухода за линию перемирия, хотя он мог предположить, что президент уже знал об этом из других источников ( FRUS 2004, 182).Зная, что Советы страдают от более медленной связи ( FRUS 2004, 179), президент проинформировал Косыгина о новых событиях, включая принятие резолюции о прекращении огня 6 июня ( FRUS 2004, 183). После затопления 8 июня USS Liberty Джонсон работал над устранением неопределенности в ситуации, рассказывая Косыгину о том, что произошло. Чтобы предотвратить неправильное представление о том, что Соединенные Штаты вступают в войну, он написал Косыгину, что «расследование — единственная цель» корабля, отправленного на место происшествия ( FRUS 2004, 212).Внимательность Джонсона произвела «большое впечатление на русских» ( FRUS 2004, 245), и Косыгин немедленно ответил взаимностью, передав заверения Джонсона своему клиенту, Египту. Он также уведомил Джонсона об этом шаге, чем заслужил глубокую признательность Джонсона ( FRUS 2004, 216, 220).

8 июня советское и американское руководство столкнулось с проблемой иного рода, которая, если бы она была решена менее доброжелательно, могла бы подорвать конфиденциальный характер горячей линии, ее доверительные свойства и, таким образом, хрупкие, но позитивные отношения. то, что он создал между Джонсоном и Косыгиным.После того, как администрация Джонсона тщательно охраняла наличие личного контакта президента с Косыгиным «как политический вопрос», и после того, как она отказалась комментировать средства контакта между лидерами, когда 7 июня пресса спросила, есть ли на горячей линии были активированы («Пресс-конференция Белого дома» 1967a), Советы показали, что они разговаривали с президентом по горячей линии. Правильно предположив, что Советы сделали это, пытаясь успокоить своих союзников и общественность, и не собирались публиковать содержание сообщений, американцы не призвали Советы к этому шагу.Вместо этого они подтвердили обмен информацией по горячей линии и отклонили вопросы прессы об особенностях использования, включая количество и характер передаваемых сообщений («Пресс-конференция Белого дома», 1967b).

Конфиденциальность сообщений была не единственным вопросом, в который вмешивались связи с общественностью. Соединенные Штаты были сбиты с толку противоречием между умеренным поведением Косыгина и воинственными заявлениями советской и египетской прессы, в которых Соединенные Штаты обвинялись в прямом участии в войне.Не сумев удовлетворительно решить проблему на нижнем уровне («Входящая телеграмма» 1967b), Джонсон поднял этот вопрос перед Косыгиным по горячей линии 6 июня. Он счел обвинения советской прессы бесполезными, «когда наша единственная роль состояла в том, чтобы требовать сдержанности. »И назвал обвинения Египта« полностью ложными », предложив Косыгину проверить позицию американского флота и попросив советского лидера« исправить Каир »( FRUS 2004, 175). Встреча Косыгина с послом Египта Галебом показала, что советский лидер принял сообщение Джонсона по горячей линии о неучастии США за чистую монету.Косыгин опроверг утверждения посла о вмешательстве США, потому что советская разведка не заметила никаких необычных действий и потому что «президент Джонсон лично гарантировал против такого вмешательства» (Oren 2002, 251).

Однако проблемы, связанные с соблюдением режима прекращения огня, показали, что, хотя горячая линия может помочь лидерам принимать заявления друг друга за чистую монету, она не может поддерживать доверие бесконечно, несмотря на сохраняющееся несоответствие между словами и делами.Косыгин, для которого прекращение огня было явно более срочным, поскольку советские союзники быстро проигрывали на поле боя, 8 июня поднял вопрос о несоблюдении Израилем и выразил надежду, что Джонсон работает на мир, как «вы уже заявили» ( FRUS 2004, 209). Сначала он принял заверения Джонсона о его личной заинтересованности в прекращении боевых действий, которые были переданы вместе с подробным описанием шагов США, предпринятых в интересах мира и поддержанных продолжением сотрудничества США по горячей линии и в СБ ООН ( FRUS 2004, 188, 193, 209, 213).Однако отказ Израиля прекратить боевые действия, 3 , несмотря на все усилия Джонсона, вновь привел к довоенным советским сомнениям в его честности и побудил Косыгина 10 июня инициировать двойную стратегию ( FRUS 2004, 243). С одной стороны, Косыгин пригрозил, что Советский Союз «примет независимое решение», которое «может привести нас к столкновению, которое приведет к серьезной катастрофе», если Джонсон не сдержит Израиль. С другой стороны, он выразил готовность работать на благо мира и заинтересовался взглядами Джонсона.

Передав хеджирование другим каналам, 4 Джонсон продолжил свою доверительную роль по горячей линии, на что Косыгин отвечал взаимностью, позволяя им улаживать свои разногласия и смягчать возникающее между ними недоверие. Президент начал с подтверждения своей приверженности миру и сообщил Косыгину, что Соединенные Штаты оказывают дополнительное давление на Израиль, который, похоже, подчиняется ( FRUS 2004, 246). Косыгин ответил тем же, воздержавшись от дальнейших угроз, просто заявив вместо этого, что «ваша информация о военных действиях» Израиля «не подтверждается», и попросил Джонсона удвоить свои усилия ( FRUS 2004, 247).После того, как Джонсон признал уязвимость США в результате выселения американских дипломатов несколькими днями ранее, объяснив, что «у нас нет средств связаться с [] сирийским правительством», он попросил Косыгина о помощи в общении с Дамаском, что Косыгин выполнил ( FRUS 2004, 246, 254). По мере того, как боевые действия подходили к концу, стороны завершили переписку по горячей линии в надежде на дальнейшее сотрудничество. Косыгин выразил желание «поддерживать с вами контакт по этому вопросу» ( FRUS 2004, 254), а Джонсон говорил о своей надежде, что они смогут посвятить свои будущие усилия «достижению прочного мира» ( FRUS 2004, p. 255).

Война Судного дня (1973)

Арабо-израильская война 1973 года была начата Египтом и Сирией 6 октября, в еврейский праздник Йом Кипур. Советский Союз выразил свое неодобрение и отговорил арабские государства от борьбы, веря — правильно, — что они проиграют Израилю, и надеясь избежать конфронтации с Соединенными Штатами и сохранить достижения разрядки. Как только началась война, обе сверхдержавы придерживались двойной политики, пополняя запасы своих союзников, одновременно ведя переговоры друг с другом о прекращении войны.Соглашение стало неотложным для Советского Союза после 15 октября, когда волна войны повернулась в пользу Израиля, но было менее срочным для Вашингтона, который считал, что лучший способ добиться господства в регионе и выдавить Советский Союз — это увидеть его союзник победит, хотя и без полного уничтожения египетских войск. Текст резолюции СБ ООН, призывающий к прекращению огня и последующим переговорам, был согласован в Москве 21 октября между генеральным секретарем Брежневым и госсекретарем Генри Киссинджером и одобрен СБ ООН на следующий день.Однако последующая поездка Киссинджера в Израиль и отказ Израиля выполнить резолюции СБ ООН заставили Советы с подозрением относиться к намерениям США, несмотря на американо-советское соглашение о принятии второй резолюции СБ ООН 23 октября. 24 октября Советский Союз выступил с угрозой: одностороннее вмешательство для обеспечения прекращения огня, если Израиль не прекратит боевые действия. Это побудило Соединенные Штаты к эскалации конфликта, повысив уровень военной готовности до DEFCON 3. После этого кризис был быстро урегулирован.Советы отступили, и в результате давления США на Израиль к 26 октября было заключено прекращение огня (Israelyan 1997; Morse 2015).

В отличие от своих предшественников, когда началась война, Ричард Никсон и Леонид Брежнев поддерживали доверительные отношения. Хотя каждый лидер изначально не доверял другому (Добрынин 1995, 201, 232; FRUS 2006, 182), два года подготовительной работы посла Добрынина и тогдашнего советника по национальной безопасности Киссинджера сняли большую часть подозрений в отношении агрессивных действий Никсона. антикоммунизм и способность Брежнева руководить, а в августе 1971 г. позволили Никсону и Брежневу начать укреплять доверие между ними (Добрынин 1995, 202, 233; FRUS 2011a, 152, 170).Их переписка, которая включала пятьдесят пять довоенных посланий, была средством, с помощью которого они впервые установили ожидания результата — то есть мирный и стабильный мир и взаимовыгодные решения — и установили поведенческие стандарты откровенного и делового, а не идеологически мотивировано — поведение (например, FRUS 2011a, 309, 324, 2006, 6, 19, 39 Tab B, 40, 103 вложение; «Устное сообщение Брежнева Никсону» 1971).

Саммиты 1972 и 1973 годов и месяцы между ними сыграли решающую роль в развитии и укреплении взаимного доверия двух лидеров.Их импровизированная встреча по просьбе Брежнева в начале московского саммита стала первым проявлением доверия со стороны Никсона, когда он встретился с Брежневым наедине, несмотря на предупреждения госсекретаря Роджерса об опасности такой встречи («Меморандум для президента 1972 г.). Никсон последовал за этим, успешно попросив помощи у Брежнева в представлении Соглашения об основных принципах, как если бы оно было согласовано во время московского саммита, а не по секретному каналу Киссинджер-Добрынин.Таким образом, отношения Никсона с его госсекретарем остались невредимыми ( FRUS 2006, 257). Президент также пообещал, что он не будет действовать «ни частным образом, ни публично против интересов Советского Союза» ( FRUS 2006, 299). Брежнев сам сделал жест доброй воли после того, как прагматичная и деловая работа Никсона убедила его, что он может «вести дела с Никсоном» (Добрынин 1995, 261), и предложил свою личную помощь в прекращении войны во Вьетнаме, тем самым поставив его авторитет среди коллег на линии.Что еще более важно, Брежнев безоговорочно принял заявление Никсона о том, что личные сообщения президента, а не публичные заявления, сделанные для внутренней аудитории США, представляют собой официальную политику ( FRUS 2006, 299). В результате советское недоумение по поводу противоречий в политике США (например, FRUS 2011a, 324, 2006, 53, 110) исчезло из их последующих обменов мнениями.

Оба мужчины продолжали демонстрировать свое доверие после московского саммита. Каждый прекратил следить за поведением другого, усилил обмен часто конфиденциальной информацией («Письмо Брежнева Никсону» 1973b; «Письмо Никсона Брежневу» 1973a; «Устное послание Брежнева Никсону» 1973a; Добрынин 1995, 267; FRUS 2011b, 10, 2015, 300 fn8), и их переписка приобрела более теплый и личный тон.Например, Брежнев благосклонно поздравил Никсона с подписанием Парижских мирных соглашений, положивших конец войне во Вьетнаме, не упомянув о своей роли в ней («Письмо Брежнева Никсону 1973a). Между тем, Никсон иногда добавлял рукописные личные послания к своим письмам и проявлял большую заботу о комфорте и здоровье Брежнева во время их второй встречи в Вашингтоне, округ Колумбия, в июле 1973 года (например, «Письмо Никсона Брежневу» 1972a, 1972b; FRUS 2006, 120 , 2011б, 125). Во время этого второго саммита два лидера продемонстрировали как «любопытную личную химию» (Добрынин, 1995, 312), так и беспрекословное понимание друг друга, что, например, проложило путь к тому, что, по их мнению, было единообразной интерпретацией Предотвращения Соглашение о ядерной войне ( FRUS 2011b, 127).

Брежнев и Никсон были согласны относительно серьезности ситуации на Ближнем Востоке как до, так и после начала войны. В довоенный период Никсон считал арабо-израильский конфликт «вопросом первостепенной важности» и «самой серьезной угрозой всеобщему миру» ( FRUS 2006, 6, 2011b, 132). Точно так же Брежнев считал Ближний Восток местом, где «нас подстерегают большие опасности», потому что «взрывоопасная» ситуация может поставить под угрозу улучшение советско-американских отношений ( FRUS 2006, 257, 2011b, 132, 2011c, 117). .Когда началась война, оба лидера поняли, что это может привести к ухудшению отношений между их странами, и, соответственно, определили войну как чрезвычайную ситуацию ( FRUS 2011c, 18, 194, 204). Никсон назвал ситуацию «очень серьезной», а Брежнев назвал Ближний Восток «источником постоянной опасности» ( FRUS 2011c, 120 5 ). Они также согласились с тем, что арабо-израильская война представляет собой «взрывоопасную проблему» («Письмо Брежнева Никсону» 1973c; FRUS 2011c, 217).

Учитывая доверие между ними, два лидера использовали установленные каналы, чтобы найти решение войны, даже несмотря на то, что их подчиненные сами сочли — и отказались — воспользоваться горячей линией. Когда американцы узнали, что арабское наступление неизбежно, Киссинджер связался с Добрыниным, чтобы узнать о надвигающейся войне, и необычным жестом также предложил Добрынину связаться с Москвой по горячей линии и доказать, что «ему нечего скрывать» ( Киссинджер 1982, 451). Уважая природу связи между лидерами, Добрынин решил позвонить в Москву через коммутатор Белого дома, чтобы настоять на том, что Советский Союз не участвует в решении арабских государств сражаться (Israelyan 1997, 21; Kissinger 1982, 451). ).Генеральный секретарь Брежнев и президент Никсон поддерживали постоянный прямой контакт во время войны и в октябре 1973 года отправляли друг другу сообщения тридцать раз. Двадцать два из этих сообщений (десять писем и двенадцать устных сообщений) были отправлены по обычным дипломатическим каналам, которые к тому времени были быстрее. чем по горячей линии, а восемь были переданы по прямой линии связи. Состоялся обмен пятью сообщениями горячей линии 23 октября и тремя 26–27 октября.

Начав диалог 6 октября, Никсон провозгласил заинтересованность США в мире и, предполагая, что советские интересы совпадают, попросил Брежнева использовать свое влияние в Египте для предотвращения войны (Добрынин 1995, 294; Israelyan 1997, 36).Генеральный секретарь ответил взаимностью, подтвердив стремление Советского Союза к миру и пообещав дальнейшие контакты «для согласования позиций» ( FRUS 2011b, 138). Соответственно, он снова связался с Никсоном 7, 8 и 10 октября, поделившись информацией о контактах с арабскими союзниками Советского Союза и заявив, что Советский Союз предпочитает общее урегулирование ( FRUS 2011b, 139, 2011c, 120, 149). Таким образом, каждый лидер обнаружил, что их ожидания ранних контактов и демонстрации совместных намерений подтвердились, несмотря на периодическое разочарование в некоторых аспектах политики другого.Никсон был недоволен тем, что Брежнев не сообщил ему об арабских планах войны, в то время как Брежнев выразил разочарование тем, что Никсон не прислушался к его довоенным призывам к общему урегулированию на Ближнем Востоке (Israelyan 1997, 36–7; FRUS 2011c , 120, 122). Тот факт, что они могли высказать эти разногласия без негативных последствий, говорит о силе их межличностного доверия на ранних этапах войны.

Этот траст также позволил Брежневу 10 октября пойти на крупную уступку.Надеясь, что «скоординированные действия СССР и США» будут способствовать прекращению огня, он пообещал, что Советский Союз не наложит вето на совместную резолюцию о прекращении огня в ООН, несмотря на возражения Египта, и ожидал, что Никсон ответит взаимностью, отказавшись от своего прежнего интереса к Вывод арабо-израильских войск за линию перемирия ( FRUS 2011c, 149). Хотя позиция Никсона не изменилась, он подтвердил свою приверженность разрядке 13 октября, попросив посла Добрынина «сказать генеральному секретарю, что … я буду выполнять свою часть сделки» (Добрынин 1995, 296).Никсон успокоил Брежнева примирительным письмом и публичным заявлением о том, что стремление к прекращению огня и прочному миру является официальной политикой США (Nixon 1973; FRUS 2011c, 182, 194). Более того, в соответствии со своим желанием, выраженным 7 октября в телефонном разговоре с Киссинджером, остановить войну, Никсон также безуспешно умолял Киссинджера 14 октября «предложить что-то» Советскому Союзу и сказать Добрынину, что «Брежнев и Никсон поселится »( FRUS 2011c, 122, 180).

Неуверенный в желании Никсона пойти на компромисс и не имея никакого продвижения к решению даже по прошествии недели, Брежнев открыто обсуждал желаемую форму поведения, полагая, что «при той степени доверия, которое установилось между советскими лидерами и президентом, это необходимо более взвешенно подходить к возникающим вопросам »(« Устное послание Брежнева Никсону »1973b). Никсон, чья озабоченность Уотергейтом делала его участие в кризисе неравномерным, положительно отреагировал на это изменение и поспешил подтвердить свою приверженность поиску совместного решения, пообещав, что он «полностью возьмется за помощь в достижении справедливого и достойного урегулирования» ( FRUS 2011c, 204) и выражая свою уверенность в том, что «если вы и я будем вместе работать над этой взрывоопасной проблемой, мы сможем найти решение» ( FRUS 2011c, 217).Чтобы доказать свою точку зрения, Никсон отправил Киссинджера в Москву для переговоров с полными президентскими полномочиями, факт, о котором он признался Брежневу до приезда Киссинджера ( FRUS 2011c, 217). Реакция Никсона и успешные переговоры по соглашению о прекращении огня укрепили уверенность Брежнева в том, что «Никсон испытывает глубокое уважение… лично ко мне» (Israelyan 1997, 125, 128).

Выполнение резолюции о прекращении огня, как и в 1967 году, поставило непреодолимый вызов доверию между лидерами и вынудило Брежнева впервые во время кризиса обратиться к горячей линии, в результате чего 23 октября состоялся обмен пятью сообщениями горячей линии.В своем первом сообщении горячей линии ( FRUS 2011c, 246) Брежнев выразил свой шок по поводу несоблюдения Израилем и, ссылаясь на участие США, многозначительно сказал Никсону: «Почему это предательство было допущено Израилем, вам более очевидно». Однако в соответствии с доверием, которое все еще оказывала ему горячая линия, Брежнев выразил уверенность в том, что «с вашей стороны… будет сделано все для того, чтобы решение Совета Безопасности и наше с вами понимание были выполнены». Никсон отреагировал поспешно, взяв на себя всю ответственность за действия Израиля и проинформировав Брежнева о том, что Соединенные Штаты потребовали от Израиля немедленного прекращения огня.Он также пообещал советскому лидеру, что Соединенные Штаты «не допустят» исторического урегулирования, «которого мы с вами достигли. . быть уничтоженным »(« Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу »1973b) и согласился на вторую резолюцию СБ ООН, несмотря на оговорки по поводу некоторых частей текста (« Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу »1973c). Эти действия, казалось, сняли сомнения в намерениях Никсона («Сообщение горячей линии от Брежнева к Никсону» 1973a; Israelyan 1997, 152–153), и переписка двух лидеров продолжалась за пределами горячей линии.

Однако продолжающиеся боевые действия из Израиля заставили Брежнева открыто усомниться в честности Никсона. «Что происходит?» и «Что за всем этим стоит?» — спросил он и отметил, что «едва ли мы… получили от вас очень торжественные заверения» относительно выполнения нового соглашения о прекращении огня, «когда происходит грубое нарушение» ( FRUS 2011c, 262). Ответ Никсона, в котором он сделал необоснованное заявление о том, что Израиль прекратил боевые действия, не смог развеять растущие сомнения советского лидера в его надежности, которые даже соблюдение президентом просьбы Брежнева подробно описать действия США, предпринятые для прекращения огня, не могло исправить («Письмо от Никсон — Брежневу »1973б; Исраелян 1997, 167).Тем не менее, Брежнев все еще имел достаточно доверия к Никсону, чтобы ожидать, что его отчаянный призыв направить совместные советско-американские миротворческие силы — или только советский контингент в случае отсутствия интереса США в совместном предприятии — на Ближний Восток, чтобы спасти миротворцев. Третья египетская армия будет интерпретироваться в рамках доверия, а не как угроза (Добрынин 1995; Исраелян 1997, 168, 173; FRUS 2011c, 267).

Ответы Никсона скорее усилили, чем развеяли сомнения Брежнева в надежности президента.Во-первых, Соединенные Штаты повысили военную готовность к DEFCON 3. Во-вторых, ответ президента, которого Брежневу пришлось ждать восемь часов, не был срочным, что свидетельствовало об отсутствии озабоченности по поводу проблем Брежнева. В-третьих, Никсон не только продемонстрировал вызывающее антикоммунистическое поведение на своей пресс-конференции 26 октября, но и публично резюмировал — пусть даже в общих чертах — содержание письма Брежнева от 25 октября (Nixon 1973). Такая неосмотрительность в отношении их личной переписки в сочетании с жестким поведением Никсона на том же мероприятии поставили под сомнение его приверженность ранее достигнутому двумя лидерами соглашению о приоритете личных сообщений перед общественными.«Возник« кризис доверия », — писал Брежнев ретроспективно 28 октября, — в результате« всего обмена посланиями в течение недели »и обманных действий, предпринятых под эгидой президента, которые подорвали« личные и личные качества ». взаимное доверие между нами »(Добрынин 1995, 303–4; Исраелян 1997, 179–88, 203–4; FRUS 2011b, 149, 2011c, 285).

Поздно вечером 26 октября сбитый с толку Брежнев наконец снова обратился к единственному каналу, где доверительное взаимодействие все еще было нормой и где он мог ожидать — и правильно — что конфиденциальность его сообщений будет соблюдаться: горячая линия (е.г., ФРУС 2011б, 193; Никсон 1972). В своем послании, воздерживаясь от (дальнейших) угроз и вместо этого прибегая к нормативному убеждению, Брежнев попросил президента выполнить американские обещания действовать сообща и выразил надежду, что мирное решение может быть найдено. В то же время он указал на существующие проблемы, касающиеся честности и доброжелательности США, выразив свое удивление по поводу решения DEFCON 3 и его тревогу по поводу публичного давления американцев на Советский Союз.Брежнев предположил, что любая дальнейшая отсрочка вызовет «самые серьезные сомнения» в мотивах США ( FRUS 2011c, 288). Это вызвало два срочных и быстрых ответа от Никсона 27 октября. В час ночи он заверил Брежнева, что Соединенные Штаты «будут продолжать прилагать все усилия» для достижения полного прекращения огня и что они передадут запрос на перевозку невоенных грузов. позволили добраться до окруженной египетской армии, возложив вину за эскалацию на Брежнева ( FRUS 2011c, 290).Семь часов спустя Никсон сообщил, что это был последний прямой контакт между лидерами кризиса, что Израиль допустил конвой с припасами до третьей египетской армии и что боевые действия почти закончились. В заключение он выразил надежду на то, что «мы продолжим тесно сотрудничать с вами в разрешении ближневосточного кризиса», и пообещал сообщить Брежневу о любых дальнейших событиях по мере их возникновения ( FRUS 2011c, 292). После того, как боевые действия закончились, два лидера сосредоточились на исправлении своих отношений.10 ноября Никсон лично извинился через посла Добрынина за свое поведение и впервые открыто рассказал о своих внутренних проблемах, чем снискал ему прощение и сочувствие Брежнева (Добрынин 1995, 305–307).

Заключение

В этой статье мы поставили под сомнение полезность рассмотрения доверия как проистекающего из общей идентичности или общих интересов и вместо этого представили новую концепцию доверия как роли. Мы также показали, как эту интерпретацию доверия можно плодотворно применить для понимания роли одного фактора — горячей линии Москва-Вашингтон — в принятии кризисных решений сверхдержавами.Мы предложили горячую линию, а вместе с ней и доверие, в качестве дополнительного объяснения урегулирования арабо-израильских войн 1967 и 1973 годов.

Наши результаты действительно ставят под сомнение тех, кто рассматривает горячую линию только как средство связи; мы указываем на важность горячей линии в оказании помощи советским и американским лидерам в изменении их ролей и ролевых ожиданий по отношению друг к другу, чтобы продемонстрировать доверительные модели поведения при взаимодействии по горячей линии. Наши кейсы показывают, что, когда лидеры уважают конфиденциальность сообщений, которыми обмениваются, придерживаются исключительно межличностного характера горячей линии и определяют ситуацию как кризисную, они могут использовать тот тонкий слой доверия, который предоставляется горячей линией. обеспечивает.Более того, горячая линия в качестве неформального учреждения оказалась особенно полезной для создания доверия, хотя и временно, в ситуациях, когда межличностное доверие между лидерами проблематично, а межгосударственное доверие отсутствует.

В то же время наша статья также раскрыла, как третьи стороны могут иметь сильное влияние на доверительные отношения, независимо от того, основаны ли эти отношения на межличностном доверии или поддерживаются горячей линией. В обоих кризисах поведение Израиля было серьезной причиной испарения доверия между лидерами.Кроме того, в 1973 году поведение Киссинджера также бросило тень на надежность Никсона. Последствия махинаций Киссинджера для отношений Никсона и Брежнева также демонстрируют потенциальную опасность чрезмерного делегирования полномочий в случае ядерного кризиса. Хотя делегировать полномочия легко, когнитивные и эмоциональные характеристики доверия значительно труднее передать от одного человека к другому. Таким образом, возможно, Никсон, который доверял Брежневу, пришел бы к другому выводу о письме Брежнева от 25 октября, чем Киссинджер, который не доверял советскому лидеру, и эскалации кризиса, вызванного решением DEFCON 3, можно было избежать. .Более того, как показывает долговечность доверия Брежнева к Никсону и доверия Косыгина к Джонсону, доверие, основанное на опыте, более прочное и может выдерживать более сильное давление, чем доверие, основанное на неформальном институте. Это говорит о том, что добрая воля, проявляемая по горячей линии, хрупка и долго не выдержит несоответствия между словами и делами. Таким образом, если лидеры хотят сохранить его долгосрочную полезность, они должны использовать его честно и сдержанно, учитывая условия, которые мы обсудили.

Измерение доверия представляет собой проблему для стипендий IR. Хотя некоторые могут возразить, что доверие — это просто сотрудничество, мы рассматриваем доверие и сотрудничество как тесно связанные, но разные концепции. Хотя большее доверие может привести к более тесному сотрудничеству, не все виды сотрудничества основаны на доверии. Азартная игра, то есть принятие риска, вызванное пересекающимися интересами, или принуждение, то есть результаты, навязанные более сильной стороной, также могут привести к сотрудничеству (Milner 1992; Hoffman 2002; Keating and Ruzicka 2014; Rathbun 2018).Отсюда следует, что достижение взаимной выгоды, основанной на доверии, является особой формой сотрудничества (Hoffman 2002; Keating and Ruzicka 2014), а наличие сотрудничества само по себе является плохим показателем доверия (Hoffman 2002). Операционализация доверия (например, доверие в дискурсе, добровольное предположение об уязвимости, отсутствие процедур хеджирования и надзора и общие — в отличие от подробных — соглашений), предлагаемые стипендией IR, остаются несовершенными по разным причинам (см. Keating and Ruzicka 2014 для Детали).Поэтому мы использовали многомерный подход, отслеживая доверие и его предпосылки с помощью поведенческих, дискурсивных и эмоциональных индикаторов. Тот факт, что это позволило нам различать попытки сотрудничества, основанные на доверии и недоверии, делает нас более уверенными в наших утверждениях.

В целом мы пришли к выводу, что лидеры взаимно недоверчивых государств могут найти место для доверия. Тем не менее, мы хотели бы предостеречь от того, чтобы рассматривать доверие как универсальное решение для враждебных межгосударственных отношений.В случае неправильного размещения он может легко привести к эксплуатации и обману либо доверенным лицом, либо осведомленной третьей стороной. Таким образом, лидеры не должны вступать в доверительные отношения — независимо от того, основаны ли они на институте или на опыте — без разбора, а только тогда, когда такой шаг оправдан. Вопрос о том, когда лидеры должны доверять друг другу — в личных встречах или в переписке — и как доверие развивается через различные форумы, — это вопросы, которые следует изучить в будущих исследованиях. Будущим исследователям также следует подумать, может ли доверительное взаимодействие по горячей линии распространиться на межличностные отношения двух лидеров или же оно останется временным и строго ситуативным.Наконец, учитывая, что существует восемь других горячих линий «от лидера к лидеру», для будущих исследований также будет важно выяснить, обнаруживают ли эти горячие линии какие-либо общие черты в их создании и использовании.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Джульетте Каарбо, Николасу Уиллеру, Стефану Вольфу, анонимным рецензентам и редакторам журнала Journal of Global Security Studies , участникам Второго симпозиума по внешней политике в Эдинбургском университете и членам траста. в рабочую группу по мировой политике Бирмингемского университета за полезные комментарии.

Список литературы

Abrahms

Lisa C.

,

Cross

Rob

,

Lesser

Eric

,

Levin

Daniel Z.

.

2003

. «

Развитие межличностного доверия в сетях обмена знаниями

».

Академия менеджмента

17

(

4

):

64

77

.

Аллен

Ник

.

2016

. «

Барак Обама использовал ядерный« красный телефон », чтобы предупредить Путина о взломе Россией выборов в США

». .

Bachmann

Reinhard

,

Inkpen

Эндрю К.

.

2011

. «

Понимание институциональных процессов построения доверия в межорганизационных отношениях

».

Организационные исследования

32

(

2

):

281

301

.

Болл

Десмонд

.

1991

. «

Улучшение коммуникаций между Москвой и Вашингтоном

».

Журнал исследований мира

28

(

2

):

135

59

.

Beschloss

Майкл Р.

1991

.

Кризисные годы: Кеннеди и Хрущев, 1960–1963 гг.

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Эдвард Бурлингем

.

Bilgic

Али

.

2014

Доверие в мировой политике: превращение« идентичности »в источник безопасности посредством обучения доверию

».

Австралийский журнал международных отношений

68

(

1

):

36

51

.

Стенд

Кен

,

Уиллер

Николас

.

2007

.

Дилемма безопасности: страх, сотрудничество и доверие в мировой политике

.

Бейзингсток

:

Пэлгрейв Макмиллан

.

Brugger

Филипп

.

2015

.

«Доверие как дискурс: концепция и стратегия измерения — первые результаты исследования немецкого доверия в США

».

Журнал Trust Research

5

(

1

):

78

100

.

Brugger

Philipp

,

Hasenclever

Andreas

,

Kasten

Lukas

.

2013

. «

Теоретическое обоснование влияния доверия на переговоры после заключения соглашения: пример франко-германских отношений безопасности

.”

Международные переговоры

18

(

3

):

441

69

.

Кантир

Кристиан

,

Каарбо

Джульетта

.

2016

. «

Распаковка эго в ролевой теории

». В

Внутренняя ролевая конкуренция, внешняя политика и международные отношения

, под редакцией

Кантир

Кристиан

,

Каарбо

Джульетта

,

1

22

.

Абингдон, Великобритания, и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Харон

Джоэл М.

2001

.

Символический интеракционизм: введение, интерпретация, интеграция

. Издание седьмое.

Верхняя Сэдл Ривер, штат Нью-Джерси

:

Прентис Холл

.

Currall

Стивен К.

,

Inkpen

Эндрю К.

.

2002

. «

Многоуровневый подход к оценке доверия в совместных предприятиях

.”

Журнал международных исследований в области управления

33

(

3

):

479

95

.

Добрынин

Анатолий Ф.

1995

.

В уверенности: посол Москвы у шести американских президентов времен холодной войны (1962–1986)

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Times Books

.

Данкомб

Констанс

.

2018

. «

Twitter и трансформирующая дипломатия: социальные сети и отношения между Ираном и США

Международные отношения

93

(

3

):

545

62

.

Эгильссон

Харальдур Тор

.

2003

. «

Истоки, использование и развитие дипломатии горячих линий

». .

Эльхардт

Кристоф

.

2015

. «

Причинная связь между доверием, институтами и сотрудничеством в международных отношениях

».

Журнал Trust Research

5

(

1

):

55

77

.

Фаррелл

Генри

.

2009

.

Политическая экономия доверия: институты, интересы и межфирменное сотрудничество в Италии и Германии

.

Кембридж, Великобритания

:

Cambridge University Press

.

Фиерке

Карин М.

2009

. «

Терроризм и доверие в Северной Ирландии

».

Критические исследования терроризма

2

(

3

):

497

511

.

Форсберг

Туомас

.

1999

. «

Власть, интересы и доверие: объяснение выбора Горбачева в конце холодной войны

».

Обзор международных исследований

25

(

4

):

603

21

.

FRUS (Государственный департамент США по международным отношениям)

.

1996

.

1961–1963, Том VI: Обмены Кеннеди-Хрущева

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

U.С. Государственная типография

.

ФРУС

.

1997

.

1964–1968, Том XI: Контроль над вооружениями и разоружение

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2001

.

1964–1968, Том XIV: Советский Союз

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2004

.

1964–1968, Том XIX: арабо-израильский кризис и война, 1967

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

U.С. Государственная типография

.

ФРУС

.

2006 год

.

1969–1976, Том XIV: Советский Союз, октябрь 1971 — май 1972

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011a

.

1969–1976, Том XIII: Советский Союз, октябрь 1970 г. — октябрь 1971 г.

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011b

.

1969–1976, Том XV: Советский Союз, июнь 1972 — август 1974

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2011c

.

1969–1976, Том XXV: арабо-израильский кризис и война, 1973

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

ФРУС

.

2015

.

1969–1976, Том XXIII: арабо-израильский спор, 1969–1972 годы

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Типография правительства США

.

Джордж

Александр Л.

,

Беннет

Эндрю

.

2005

.

Тематические исследования и развитие теории в социальных науках

.

Кембридж, Массачусетс

:

MIT Press

.

Гиллеспи

Алекс

.

2012

. «

Диалогическая динамика доверия и недоверия в кубинском ракетном кризисе

». В

Доверие и конфликт: представление, культура и диалог

,

Маркова

Ивана

,

Гиллеспи

Алекс

,

139

55

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Гинор

Изабель

,

Ремез

Гидеон

.

2007

.

Лисички над Димоной: ядерная игра Советов в Шестидневной войне

.

Нью-Хейвен, Коннектикут

:

Yale University Press

.

_____

.

2011

. «

Слишком мало, слишком поздно: противодействие ЦРУ и США советской инициативе в Шестидневной войне, 1967

».

Разведка и национальная безопасность

26

(

2

3

):

291

312

.

Guo

Shiau-Ling

,

Lumineau

Fabrice

,

Lewicki

Roy J.

.

2017

. «

Пересмотр основ организационного недоверия

».

Основы и тенденции в управлении

1

(

1

):

1

88

.

Холл

Питер А.

,

Тейлор

Розмари К.Р.

.

1996

. «

Политология и три новых институционализма

.”

Политические исследования

44

(

5

):

936

57

.

Хардин

Рассел

.

1993

. «

Эпистемология доверия на уровне улиц

».

Политика и общество

21

(

4

):

505

29

.

Харниш

Себастьян

.

2012

. «

Ролевая теория: внедрение ключевых концепций

». В

Role Theory in International Relations: Approaches and Analyses

,

Harnisch

Sebastian

,

Frank

Cornelia

,

Maull

Hanns W.

,

7

15

.

Абингдон, Великобритания, и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Хоффман

Аарон М.

2002

. «

Концептуализация доверия в международных отношениях

».

Европейский журнал международных отношений

8

(

3

):

375

401

.

Хоффман

Аарон М.

.

2006

.

Укрепление доверия: преодоление подозрений в международном конфликте

.

Олбани, Нью-Йорк

:

State University of New York Press

.

«Сообщение горячей линии от Брежнева Никсону, 23 октября».

1973а

. .

«Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу, 23 октября».

1973b

. .

«Сообщение горячей линии от Никсона Брежневу, 23 октября».

1973c

. .

«Входящая телеграмма Государственного департамента из Нью-Йорка, 19 мая».

1967а

. .

«Входящая телеграмма из Посольства США в Москве Государственному секретарю, 6 июня, 8:06 a.м. »

1967b

. .

Исраелян

Виктор

.

1997

.

Внутри Кремля во время войны Судного дня

.

Университетский парк, Пенсильвания

:

Издательство Пенсильванского государственного университета

.

Джамготч

Ниш

мл.

1985

. «

Кризисные коммуникации и горячая линия

». В

секторах взаимной выгоды в американо-советских отношениях

,

Джамготч

Ниш

мл.,

8

21

.

Дарем, Северная Каролина

:

Duke University Press

.

Джервис

Роберт

.

1970

.

Логика образов в международных отношениях

.

Princeton, NJ

:

Princeton University Press

.

Китинг

Винсент Чарльз

,

Ружичка

Янв

.

2014

. «

Доверительные отношения в международных отношениях: нет необходимости хеджировать

.

Обзор международных исследований

40

(

4

):

753

70

.

Киссинджер

Генри А.

1979

.

год Белому дому

.

Бостон, Массачусетс

:

Литтл, Браун

.

_____

.

1982

.

Годы потрясений

.

Бостон, Массачусетс и Торонто

:

Литтл, Браун

.

Koeszegi

Sabine T.

2004

Стратегии построения доверия в межорганизационных переговорах

».

Журнал управленческой психологии

19

(

6

):

640

60

.

Комяк

Шерри Ю.

,

Бенбасат

Изак

.

2008

. «

Двухпроцессный взгляд на построение доверия и недоверия у рекомендательных агентов: исследование по отслеживанию процессов

».

JAIS

9

(

12

):

727

47

.

Крегер

Френц

.

2011

. «

Доверительные организации: институционализация доверия в межорганизационных отношениях

».

Организация

19

(

6

):

743

63

.

Кидд

Эндрю Х.

2007

.

Доверие и недоверие в международных отношениях

.

Princeton, NJ

:

Princeton University Press

.

Ларсон

Дебора В.

1997

.

Анатомия недоверия: американо-советские отношения во время холодной войны

.

Ithaca, NY

:

Cornell University Press

.

«Письмо Брежнева Никсону от 27 января».

1973а

. .

«Письмо Брежнева Никсону, 26 мая».

1973b

. .

«Письмо Брежнева Никсону от 20 октября».

1973c

. .

«Письмо Джонсона Косыгину от 29 декабря».

1966

. .

«Письмо Никсона Брежневу от 2 февраля.”

1973a

. .

«Письмо Никсона Брежневу, 24 октября».

1973b

. .

«Письмо Никсона Брежневу от 8 сентября».

1972а

. .

«Письмо Никсона Брежневу 21 сентября».

1972b

. .

Левицки

Рой

,

Бункер

Барбара Б.

.

1996

. «

Развитие и поддержание доверия в рабочих отношениях

». В

Доверие организациям: рубежи теории и исследований

,

Kramer

R.М.

,

Тайлер

T.R.

,

114

39

.

Thousand Oaks, CA

:

Sage

.

Левики

Рой Дж.

,

Макаллистер

Дэниэл Дж.

,

Бис

Роберт Дж. 9000 3.

1998

. «

Доверие и недоверие: новые отношения и реалии

».

Академия управленческого анализа

23

(

3

):

438

58

.

Льюис

Дж. Дэвид

,

Вейгерт

Эндрю

.

1985

. «

Доверие как социальная реальность

».

Социальные силы

63

(

4

):

967

85

.

Лаундес

Вивьен

,

Робертс

Марк

.

2013

.

Почему институты имеют значение: новый институционализм в политологии

.

Бейзингсток

:

Пэлгрейв Макмиллан

.

Махони

Джеймс

,

Телен

Кэтлин

.

2016

.

Успехи в сравнительно-историческом анализе

.

Кембридж

:

Издательство Кембриджского университета

.

Майер

Роджер К.

,

Дэвис

Джон Х.

,

Шурман

Ф. Дэвид

.

1995

. «

Интегративная модель организационного доверия

».

Академия управленческого анализа

20

(

3

):

709

34

.

Макнайт

Д. Харрисон

,

Черваны

Норман Л.

.

2001

. «

В то время как доверие холодно и собранно, недоверие пламенное и неистовое: модель недоверия

».

Американская конференция по информационным системам (AMCIS)

. .

«Меморандум президенту от Уильяма П. Роджерса, 18 мая».

1972

. .

«Меморандум о взаимопонимании между Соединенными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик относительно установления прямого канала связи.”

1963

.

Государственный департамент США, дипломатия в действии

. .

Мерсер

Джонатан

.

2005

. «

Рациональность и психология в международной политике

».

Международная организация

59

(

1

):

77

106

.

Милнер

Хелен

.

1992

. «

Международные теории сотрудничества: сильные и слабые стороны

.”

Мировая политика

44

(

3

):

466

96

.

Möllering

Guido

.

2005

. «

Двойственность доверия / контроля: комплексная перспектива положительных ожиданий других

».

Международная социология

20

(

3

):

283

305

.

_____

.

2006a

. «

Доверие, институты, агентство: к неоинституциональной теории доверия

.”В справочнике по исследованиям доверия

,

Bachmann

Reinhard

,

Zaheer

Akbar

,

355

76

.

Челтенхэм, Великобритания и Нортгемптон, Массачусетс

:

Эдвард Элгар

.

_____

.

2006b

.

Доверие: разум, рутина, рефлексивность

.

Бингли, Великобритания

:

Изумруд

.

Морс

Дэвид Р.

2015

.

Киссинджер и война Судного дня

.

Джефферсон, Северная Каролина

:

МакФарланд

.

Нанз

Тобиас

.

2010

. «Связь

в условиях кризиса:« Красный телефон »и« горячая линия »

».

BEHEMOTH: журнал по цивилизации

3

(

2

):

71

83

.

Николова

Наталья

,

Мёллеринг

Гуидо

,

Рейлен

Маркус

.

2015

. «

Доверие как« прыжок веры »: практика построения доверия в отношениях клиент-консультант

.”

Скандинавский журнал менеджмента

31

(

2

):

232

45

.

Никсон

Ричард М.

1972

. «

Разговор с Президентом. Интервью с Дэном Рэзером

». 2 января.

CBS

. .

Никсон

Ричард М.

1973

. «

Президентская новая конференция

». .

Проект американского президентства

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 15 октября.”

1971

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 19 июля».

1973а

. .

«Устное послание Брежнева Никсону, 17 октября».

1973b

. .

Орен

Майкл Б.

2002

.

Шесть дней войны: июнь 1967 года и становление современного Ближнего Востока

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

Паври

Тиназ

.

2009

. «

Можем ли мы поговорить? Связь во время кризисов в индийско-пакистанском конфликте

.”

Круглый стол

98

(

403

):

473

81

.

Plischke

Elmer

.

1986

.

Главный дипломат: Президент на саммите

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Praeger

.

_____

.

1968

. «

« Заочная дипломатия »Эйзенхауэра с Кремлем — пример из Summit Diplomatics

».

Политический журнал

30

(

1

):

137

59

.

Ратбун

Брайан К.

2018

. «

Доверие к международным отношениям

». В

Социально-политический трест

,

Усланер

Эрик М.

,

687

705

.

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

Салтун-Эбин

Джейсон

, изд.

2013

.

Уважаемый господин Президент! Рейган / Горбачев и переписка, положившая конец холодной войне

.

Скоттс-Вэлли, Калифорния

:

CreateSpace

.

Saunders

Марк Н.К.

,

Дитц

Грэм

,

Торнхилл

Адриан

.

2014

. «

Доверие и недоверие: полярные противоположности или независимые, но сосуществующие

».

Отдел кадров

67

(

6

):

639

55

.

Шеллинг

Томас К.

1984

Уверенность в кризисе

».

Международная безопасность

8

(

4

):

55

66

.

_____

.

1996

.

Оружие и влияние

.

Лондон, Великобритания и Нью-Хейвен, Коннектикут

:

Yale University Press

.

Саймон

Агнес

,

Саймон

Эстер

.

2003

. «

Forródrót a Hidegháborúban [Горячая линия в холодной войне]

».

AETAS

19

(

3–4

):

76

84

.

Саймон

Эстер

,

Саймон

Агнес

.

2017

. «

Использование Советским Союзом горячей линии Москва-Вашингтон в Шестидневной войне

».

Журнал трансатлантических исследований

15

(

3

):

284

305

.

«Стратегия и тактика, ок. Октябрь ноябрь.»

1962

. .

Thacher

Полковник Стивен Л.

1990

. «

Кризисная коммуникация между сверхдержавами

.”

Учебная работа, Военный колледж армии США

. .

Thies

Cameron G.

2013

.

США, Израиль и поиски международного порядка

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк и Лондон

:

Рутледж

.

Thies

Кэмерон Г.

.

2015

. «

США и Китай: альтернативные роли и меняющаяся власть в 20-м, -м, -м веке,

». В

China’s International Roles

,

Harnisch

Sebastian

,

Bersick

Sebastian

,

Gottwarld

Jorn-Carten

,

97

109

.

Абингдон, Великобритания и Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Рутледж

.

Городской

Майкл Кроуфорд

.

2014

. «

« Любопытная сказка о собаке, которая не лаяла: объяснение того, что Канада не приобрела независимый ядерный арсенал, 1945–1957 гг.

».

Международный журнал

69

(

23

):

308

33

.

Вендт

Александр

.

1999

.

Социальная теория международной политики

.

Кембридж

:

Издательство Кембриджского университета

.

Уиллер

Николас Дж.

2009

. «

За пределами ядерного мира Вальса: больше доверия может быть лучше

».

Международные отношения

23

(

3

):

428

45

.

Уиллер

Николас Дж.

.

2013

. «

Расследование дипломатических преобразований

».

Международные отношения

89

(

2

):

477

96

.

Уиллер

Николас Дж.

.

2018

.

Доверяя врагам

:

Оксфорд

:

Oxford University Press

.

«Хронология Белого дома, война на Ближнем Востоке».

1968

. .

«Пресс-конференция Белого дома с Джорджем Кристианом, 7 июня, 11:40».

1967а

. .

«Пресс-конференция Белого дома с Джорджем Кристианом, 8 июня, 16:35».

1967b

. .

Уильямс

Фил

.

1976

.

Антикризисное управление: конфронтация и дипломатия в ядерный век

.

Лондон

:

Мартин Робертсон

.

© Автор (ы) (2020). Опубликовано Oxford University Press от имени Ассоциации международных исследований.

Electrospaces.net: горячая линия Вашингтон-Москва

(обновлено: 19 мая 2021 г.)


В октябре 1962 года кубинский ракетный кризис закончился, и мир был спасен от ядерной войны.Чтобы предотвратить этот риск в будущем, Соединенные Штаты и Советский Союз в августе 1963 года установили прямую линию связи между своими двумя столицами. Эта горячая линия Вашингтон-Москва стала одной из самых известных систем связи высшего уровня в современной истории.

В популярной культуре горячую линию Вашингтон-Москва часто называют Красный телефон , и поэтому многие думают, что это телефонная линия с красным телефоном на столе президента. Однако это неверно: горячая линия никогда не была телефонной линией, а вместо этого использовалась как телетайп, который в 1988 году был заменен факсимильными аппаратами.С 2008 года «горячая линия» представляет собой высокозащищенный компьютерный канал связи, по которому осуществляется обмен сообщениями по электронной почте.

Содержание

— Origins
— Установка
— Терминалы горячей линии
— 1963: Телетайп
— 1978: Спутниковая связь
— 1988: Факсимильное оборудование
— 2008: Связь по электронной почте
— Работа горячей линии
— Использование горячей линии
— Телефоны
— Временная шкала
— Ссылки и источники

Origins

Учитывая растущую угрозу ядерной войны, лидеры в Вашингтоне и Москве уже в 1954 году осознали, что для предотвращения такой катастрофы необходима прямая линия связи между их двумя странами.Советы впервые публично обнародовали эту идею, а в 1958 году Соединенные Штаты предложили обеим странам принять участие в Конференции экспертов по внезапным атакам в Женеве, Швейцария.

Также в 1958 году политэконом и ядерный стратег проф. Томас Шеллинг предложил идею горячей линии между обеими сверхдержавами. Прямая телефонная линия также фигурирует в романе Питера Брайанта Red Alert того же года. По мотивам этого романа был снят фильм Стэнли Кубрика 1964 года «Доктор.Стрэнджлав, оба показывают, как ядерная война вспыхивает из-за плохой связи.


Что формировало воображение людей:
американский президент (справа), которому помогает российский посол,
звонит своему советскому коллеге из фильма 1964 года «Доктор Стрейнджлав»


В 1960 году Джесс Горкин, редактор журнала Parade, опубликовал в своем журнале открытое письмо президенту Дуайту Д. Эйзенхауэру и советскому лидеру Никите Хрущеву, завершив его следующими словами: Должен ли мир быть потерян из-за отсутствия телефонного звонка? Однако военным и дипломатам Госдепартамента не понравилась идея о том, что президент за их спиной разговаривает с русскими, и, как сообщается, они возражали против предложения о прямой линии связи.

Во время кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года стало ясно, что существующие способы связи между Вашингтоном и Москвой слишком медленны для происходящих событий. Вашингтону потребовалось почти 12 часов, чтобы получить и расшифровать послание Хрущева из 3000 слов с первоначальным расчетом.

К тому времени, когда Белый дом написал и отредактировал ответ, Москва послала другое, более жесткое сообщение. В условиях нехватки времени оба лидера в конечном итоге решили общаться через СМИ.После выхода из кризиса предложение горячей линии стало приоритетной задачей.

После некоторых переговоров Соединенные Штаты и Советский Союз подписали соглашение об установлении прямой линии связи 20 июня 1963 года в Женеве. Официальное американское название горячей линии — Direct Communications Link (DCL), но американские технические специалисты часто называют ее MOLINK, что в военном стиле означает сокращение от «Moscow-link».

Установка

13 июля 1963 года, всего через месяц после подписания соглашения, Соединенные Штаты отправили в Москву четыре комплекта телетайпов с латинским алфавитом для своего терминала.Это было сделано на самолете посла США Аверелла Гарримана. Еще через месяц, 20 августа, в Вашингтон прибыло советское оборудование — четыре комплекта телетайпов с кириллицей. Шифровальные машины для шифрования сообщений горячей линии пришли из Норвегии. Согласно соглашению, все эти машины должны сопровождаться поставкой запасных частей и всех необходимых специальных инструментов, испытательного оборудования, инструкций по эксплуатации и другой технической литературы сроком на один год.


Российские техники готовят оборудование для новой горячей линии
в Центральном телеграфном бюро в Москве.
На переднем плане мы видим восточногерманский телетайп Т-63 с кириллицей.
(фото: ТАСС через АП, 17 июля 1963 г.)


Новостной репортаж об установке российских телетайпов в Пентагоне

Два уникальных фрагмента цветных пленок российских телетайпов, прибывающих и устанавливаемых в Пентагон, можно увидеть здесь: Часть 1 — Часть 2

Новая горячая линия начала работать 30 августа 1963 года, передав первые тестовые сообщения.Вашингтон отправил в Москву текст . Быстрая коричневая лиса перепрыгнула через спину ленивого пса 1234567890 , которая представляет собой так называемую панграмму всех букв и цифр латинского алфавита. Советский Союз прислал поэтическое описание заходящего солнца в Москве.

Когда горячая линия была создана в 1963 году, это был полнодуплексный телетайпный канал, который проводился по телефонным кабелям из Вашингтона по подводному трансатлантическому кабелю № 1 в Лондон, а оттуда в Копенгаген, через Стокгольм и Хельсинки. в Москву.В Лондоне кабели горячей линии Вашингтон-Москва были соединены защищенной телефонной станцией, расположенной в огромном подземном туннельном комплексе Kingsway Tunnels, построенном во время Второй мировой войны.

Это кабельное соединение предназначалось для политических коммуникаций, но оказалось не полностью безопасным: кабель был случайно перерезан несколько раз, например, недалеко от Копенгагена датским оператором бульдозера и финским фермером, который однажды вспахал его.

Помимо этой проводной линии связи, существовала полнодуплексная телетайпная радиосвязь, направленная из Вашингтона через Танжер (Марокко) в Москву.Это было для служебной связи и служило резервным.

Терминалы горячей линии

В Москве терминал горячей линии должен был находиться в Кремле, где-то рядом с кабинетом премьер-министра. Однако советский лидер Леонид Брежнев однажды сказал группе американских журналистов из Москвы, что их терминал находится на противоположной стороне Красной площади, в штаб-квартире Коммунистической партии. На российском терминале работали гражданские лица, на американском — военные.

Восточногерманский телетайп Т-63, используемый на московском терминале горячей линии
(фото с выставки в Российском архиве)

На американской стороне терминалы горячей линии расположены в следующих четырех местах:

— Национальный военный командный центр (NMCC) в Пентагоне
— Альтернативный национальный военный командный центр (ANMCC) в горе Рэйвен Рок
— Военная связь центр в Белом доме
— Неизвестное местоположение в Государственном департаменте

Терминал Пентагона

Главный терминал США находится в Национальном военном командном центре (NMCC) в подвале Пентагона.Линия прямой связи является совместной штабной операцией под контролем Объединенного комитета начальников штабов J-3 Оперативного управления. NMCC отвечает за текущее тестирование горячей линии, а также за прием, передачу и перевод сообщений высококвалифицированными переводчиками.

Терминал укомплектован шестью бригадами по два человека в каждой, которые работают в 8-часовые смены и возглавляются уполномоченным сотрудником, выполняющим функции президентского переводчика (ПТ). В повседневной смене персонал горячей линии подчиняется флагману, отвечающему за NMCC.Но когда приходит настоящее сообщение из Москвы, двери зала ожидания закрываются и запираются, и персонал становится подчиненным непосредственно самому президенту.

Стойка с оборудованием Primary Tech Control (PTC) на NMCC
(фото: частная коллекция — нажмите, чтобы увеличить)

Терминал Белого дома

Когда в июне 1967 года Советы отправили свое первое сообщение, министр обороны Роберт Макнамара обнаружил, что горячая линия заканчивается в NMCC, а не в Белом доме, как он ожидал.Макнамара приказал от Пентагона быстро перебраться в Белый дом, что позже было оформлено установкой вспомогательного терминала в центре военной связи Агентства связи Белого дома (WHCA) в подвале Восточного крыла. Оттуда входящие сообщения с горячей линии отправлялись в ситуационную комнату под западным крылом, сначала по пневматической трубке, а затем, после того, как в обеих комнатах были установлены компьютеры, с помощью передачи данных.

Терминал Белого дома также имеет возможность отправлять и получать сообщения и имеет дополнительные функции конфиденциальности и переопределения, которые позволят ему «заблокировать» другие терминалы горячей линии.Терминал Белого дома обслуживается персоналом Белого дома WHCA. В 1988 году центр связи Белого дома был подключен к офису MOLINK в Пентагоне с помощью факсимильной связи, двух защищенных телефонных линий и открытой незащищенной телефонной линии. *

Стойка с оборудованием Т2 в Белом доме
(фото: частное собрание — нажмите для увеличения)

Другие терминалы в США

Еще один терминал горячей линии находится в Альтернативном национальном военном командном центре (ANMCC), который находится на горе Рэйвен Рок и служит резервным центром Пентагона.Этот терминал может служить альтернативным центром для отправки и приема сообщений. Терминал ANMCC обслуживается персоналом NMCC, который также отвечает за периодические испытания этого терминала. Согласно отчету за 2013 год, горячая линия также имеет ссылку на Государственный департамент.

В параграфе «Секретно» президентской директивы 1985 г. о работе «горячей линии», который тем временем был рассекречен, было сказано, что по единоличному усмотрению президента могут быть добавлены дополнительные места для доступа к «горячей линии». учредил.Существование этих сайтов следует классифицировать как секретное.

Стойка с оборудованием Alternate Tech Control (ATC) на ANMCC
(фото: частная коллекция — нажмите, чтобы увеличить)

Запись разговоров

Вопреки мифу о телефонной линии, горячая линия Вашингтон-Москва всегда была для записи записей. Идея заключается в том, что телефонная связь может увеличить вероятность недопонимания, а не искоренить его.Во время кризиса ошибки дорого обходятся. Обмен письменными сообщениями дает обеим сторонам время подумать и ответить после обсуждения. Телефон не допускает такой свободы, но, напротив, вызывает какой-то ответ, который может привести к неправильному ответу или неверно понятому ответу.

Другая причина того, что горячая линия не предназначена для телефонных разговоров, имела технический характер: в шестидесятые годы было практически невозможно реализовать шифрование голоса, достаточно сильное для связи на высшем уровне.С середины семидесятых годов были разработаны некоторые более совершенные методы, но это были секретные национальные алгоритмы, которыми, конечно же, нельзя было поделиться с Советами. Неклассифицированное коммерчески доступное шифрование голоса вряд ли было безопасным.


Интерьер восточногерманского телетайпа T-63 SU12
, сфотографированный в Национальном криптологическом музее АНБ.
Слева мы видим зеленую коробку с лентой для ключей.
(Фото: Википедия — щелкните, чтобы увеличить)

1963: Телетайп

Первоначальное телетайпное оборудование горячей линии Вашингтон-Москва состояло из следующих машин:

— Телепринтеры с латинским алфавитом: Model 28 ASR, производства Teletype Corp.

— Телетайп с кириллицей: T-63 SU12, сделанный VEB Messgerätewerk Zwönitz в Восточной Германии, на основе более раннего телетайпа Siemens T-37.


Для шифрования сообщений каждый из этих телетайпов был подключен к машине ETCRRM II, о которой будет сказано позже. Мы ясно видим оборудование на этой фотографии зала терминала горячей линии в Пентагоне:


Терминал горячей линии Вашингтон-Москва в ЦМКП в Пентагоне, 1966 год.
Слева на переднем плане — телетайп Teletype Corp. Model 28 ASR, посередине — две черные шифровальные машины ETCRRM II
, а вверху слева — телетайп T-63 SU12.
Это расположение отражено в правой части комнаты.
(Фото: июнь 1966 г.)


Как мы видим, сравнивая предыдущую картинку со следующей, после 1966 года оборудование горячей линии в Пентагоне было переставлено и, возможно, также перемещено в другое помещение. Возможно, это произошло в 1967 году, когда министр обороны Макнамара приказал открыть горячую линию. распространен на Белый дом.


Терминал горячей линии в NMCC в Пентагоне, 1976 г.
С двумя телетайпами с латинским алфавитом и двумя телетайпами с кириллицей (светлый)
и четырьмя шифровальными машинами ETCRRM II (черный).
(Фото: УПИ, 9 июля 1976 г.)


В 1980 году оборудование было заменено более новыми телетайпными принтерами и шифровальными машинами Siemens M-190, как видно на фотографии комнаты горячей линии с 1985 года:


Терминал горячей линии в Центре управления коммуникациями в Пентагоне, 1985 г.
С новым телетайпом и шифровальным оборудованием, установленным в 1980 году.
На переднем плане мы видим шифровальную машину Siemens M-190.
(Фото: AP, 27 августа 1985 г.)


Вскоре после того, как был сделан предыдущий снимок, к горячей линии Вашингтон-Москва были добавлены факсимильные аппараты и персональные компьютеры с принтерами. В течение нескольких лет они тестировались и использовались вместе с существующим телетайпом, как видно на картинке:


Терминальная комната горячей линии Вашингтон-Москва в ЦМКП в Пентагоне, 1985
Мы видим четыре терминала персональных компьютеров с принтерами для канала координации
Как и телетайп, два компьютера имели кириллическую клавиатуру, а два — латинскую клавиатуру
In на переднем плане мы все еще видим телетайп и шифровальную машину Siemens M-190
(Фото: Time-Life / Scott Davis, 14 ноября 1985 г.)


Шифрование телетайпа

С самого начала конфиденциальность сообщений через горячую линию Вашингтон-Москва обеспечивалась за счет их шифрования с использованием метода одноразовой ленты, который при правильном использовании оказался нерушимым.

Шифрование телетайпных передач было реализовано с помощью криптографического регенеративного ретранслятора электронного телетайпа Mixer II, сокращенно ETCRRM II. Будучи одним из многих одноразовых магнитофонов, продаваемых в те дни коммерческими фирмами, этот производился Standard Telefon og Kabelfabrik (STK) в Осло, норвежской дочерней компанией американской телекоммуникационной компании ITT. Он также был коммерчески доступен по цене около 1000 долларов США, поэтому для обеспечения безопасности горячей линии ни одна из сторон не должна была раскрывать какие-либо свои секретные криптографические методы.

ETCRRM II использовал метод потокового шифрования Вернама, в котором обычное текстовое сообщение объединяется с использованием исключающего ИЛИ (XOR) со случайным потоком данных той же длины для генерации зашифрованного текста. После того, как сообщение было зашифровано, клавишные ленты были уничтожены. На приемной стороне процесс был обратным, чтобы декодировать сообщение, для чего требовалась идентичная лента ключевого потока.

В 1980 году ETCRRM II был заменен немецкой шифровальной машиной Siemens M-190, которая также использует принцип Вернама для одноразового шифрования ленты.Это устройство использовалось до тех пор, пока в 1988 году не было разорвано телетайпное соединение.

Согласно соглашениям, каждая страна подготовила магнитные ленты, используемые для кодирования своих сообщений, и доставила их через курьера в свое посольство в другой стране, откуда они были доставлены на терминал контрагента. Так, ключи, используемые для шифрования сообщений, отправленных из Вашингтона, были доставлены в американское посольство в Москве, которое доставило их на терминал горячей линии России.

В США ключевые ленты были предоставлены Управлением безопасности связи (ныне: Управление обеспечения безопасности информации) АНБ.Только представьте себе логистику, необходимую для того, чтобы ежедневно снабжать этими ключевыми лентами не только терминалы Пентагона и Белого дома, но и американское посольство в Москве!

Шифровальная машина Siemens M-190
(фото: CryptoMuseum.com)

1978: Спутниковая связь

30 сентября 1971 года Соединенные Штаты и Советский Союз подписали в Вашингтоне соглашение о модернизации горячей линии. Основное кабельное соединение было заменено двумя спутниковыми каналами: Соединенные Штаты должны были предоставить один канал через коммерческую систему Intelsat IV со спутниками на геостационарной орбите.Советский Союз предоставит еще один канал через четыре спутника своей системы «Молния-2» на высокоэллиптической орбите.

Эта программа модернизации началась в 1971 году, и после четырех лет испытаний спутниковая линия наконец заработала 16 января 1978 года. Эта линия связи обеспечила более гибкую связь и сделала горячую линию менее уязвимой, чем исходная стационарная линия. Телетайпная линия по подводному и наземному кабелю была сохранена в качестве резервной для спутниковой связи, но телетайпная радиосвязь из Вашингтона через Танжер в Москву была прервана.

Может быть потому, что в соглашении 1971 года сказано: « Эти две цепи должны быть дуплексными телефонными полосами (…), оборудованными для вторичного телеграфного мультиплексирования », что некоторые источники ошибочно говорят, что в семидесятых годах телефонные возможности были добавлен в горячую линию.

Знак на наземной спутниковой станции горячей линии США в форте Детрик
(фото Тима Тайлера)


Земные станции

Как в Соединенных Штатах, так и в Советском Союзе спутниковые земные станции были оборудованы для передачи по горячей линии.Для сигнала российского спутника «Молния» в Форт-Детрике, штат Мэриленд, была построена новая земная станция. Для связи с Intelsat США использовали коммерческую наземную станцию ​​Intelsat в Etam, Западная Вирджиния. Коммерческие каналы соединяют эти земные станции с терминалом горячей линии в Национальном военном командном центре в Пентагоне.

Первоначально Советы намеревались использовать земную станцию ​​в пригороде Москвы для связи с Интелсат и станцию ​​«Молния» во Владимире. Однако из-за суровых зимних погодных условий в Советском Союзе русские построили вторую наземную станцию ​​Intelsat примерно в 50 милях от Львова, чтобы обеспечить повышенную надежность.* С 1991 года Львов находится на Украине, поэтому вполне вероятно, что русские перенесли свою наземную станцию ​​Intelsat в другое место.

Стойка с оборудованием Earth Station 2 (ES2) на
наземной станции Intelsat в Западной Вирджинии
(фото: частная коллекция — нажмите, чтобы увеличить)

Наземная станция Детрик

Наземная станция США в Форт-Детрике была построена Радиационным отделом корпорации Харрис и вступила в строй весной 1974 года.Харрис эксплуатировал и обслуживал станцию ​​и ее оборудование до 1977 года. С 1981 года компания Honeywell Technology Solutions Inc (HTSI) обеспечивает круглосуточную поддержку русских лингвистов и техническую поддержку для работы наземной станции Детрик (DES), обеспечивая постоянную доступность на более 99,97 процента. Продленный пятилетний контракт с Honeywell на 8,4 миллиона долларов заканчивается в феврале.


Земная станция США в Форт-Детрике, штат Мэриленд.
с антеннами 1974 года для российских спутников.
(фото: www.bfec.us)


Стойка с оборудованием Earth Station 1 (ES1) в форте Детрик
(фото: частная коллекция — нажмите, чтобы увеличить)

Земная станция Детрик была модернизирована Системами спутниковой связи армии США в 2007 году. Устаревшее оборудование было заменено на современные системы, и были установлены новые 15-метровые спутниковые антенны. Теперь станция имеет возможность работы с несколькими несущими и несколькими спутниками вместо прежней системы точка-точка, одного спутника и одной несущей.

Две спутниковые антенны обслуживаются штатом из 16 гражданских служащих армии: восемь техников и восемь лингвистов. Они работают круглосуточно, чтобы гарантировать правильную работу системы. Станция поддерживает не только горячую линию, но и ряд других важных каналов связи между правительствами (GGCL) между США и Россией.


Модернизированная земная станция США в Форт-Детрике
с антеннами 2007 г. для российской спутниковой линии связи
(фото: www.bfec.us)

1988: Факсимильное оборудование

В мае 1983 года президент Рейган предложил модернизировать горячую линию, добавив к ней высокоскоростные факсимильные аппараты. За этим последовали двусторонние переговоры, которые привели к соглашению, подписанному Соединенными Штатами и Советским Союзом 17 июля 1984 года. Это соглашение впоследствии было обновлено путем обмена дипломатическими нотами в Вашингтоне 24 июня 1988 года.

Согласно данным По соглашению, на каждом конце «Горячей линии» установлены факсимильные терминалы одной марки и модели.Было указано, что необходимо использовать (цифровые) факсимильные аппараты Группы III, работающие со скоростью 4800 бит в секунду. Такие факсы занимают от 6 до 15 секунд, чтобы передать одну страницу, что было намного быстрее, чем способность существующего телетайпа со скоростью 66 слов в минуту.

Все факсимильное оборудование было предоставлено Соединенными Штатами, а также персональные компьютеры IBM, используемые для защищенного канала заказа, чтобы обеспечить координацию между удаленными сторонами. Эти компьютеры имели стандартные клавиатуры кириллицы СССР и латинского алфавита США и «дисплеи с электронно-лучевой трубкой для телеграфного обмена информацией между операторами ».Принтеры должны были предоставить копии всей информации, которой обменивались по каналу orderwire.

Установка нового факсимильного и компьютерного оборудования была завершена летом 1985 года. Оно было испытано и использовалось вместе с существующим телетайпом в течение нескольких лет, и после того, как оно оказалось достаточно надежным, телетайпные цепи были отключены в 1988.


Терминал горячей линии в NMCC в Пентагоне, 1985
Два персональных компьютера IBM, каждый с точечным матричным принтером Epson FX-80 рядом с ним
Устройства наверху компьютерных столов представляют собой факсимильные аппараты Panafax PX-100
(фото: Time-Life / Scott Davis, 14 ноября 1985 г.)

Для горячей линии использовались факсимильные аппараты типа Panafax PX-100 производства Matsushita Graphic Communications Systems, Inc.(более известный как Panasonic) и продается в США через свою дочернюю компанию Panafax Corp. из Вудбери, штат Нью-Йорк. Цифровой факсимильный трансивер Panafax PX-100 был представлен в 1983 году и мог передавать документы со скоростью 40 секунд на страницу. *

Теперь можно было отправлять не только текстовые сообщения, но также карты, диаграммы и фотографии. Факсимильные аппараты также позволяли отправлять рукописные сообщения, такие как рукописное письмо на 13 страницах, которое советский лидер Горбачев отправил президенту Рейгану по горячей линии в 1986 году.*

В рамках модернизации факсимильной связи Советы передали Горячая линия передает данные на новый геостационарный спутник класса «Горизонт», который был частью их системы «Стационар». Это избавило наземную станцию ​​США в Форт-Детрике от необходимости передавать передачу каждый раз. четыре часа между четырьмя спутниками «Молния». * В 1996 году новый спутник «Молния-3» занял российский спутниковый канал для горячей линии.

Panafax PX-100, из рекламы 1983 года

Шифрование факсимильного сообщения

На основании соглашения 1984 г. представляется, что цифровые данные как с факсимильных аппаратов, так и с персональных компьютеров были зашифрованы в цифровом виде с использованием потокового шифра Вернама, того же метода, который ранее использовался для передачи телетайпа.

Это шифрование выполнялось «устройствами защиты информации», которые состояли из микропроцессоров, установленных в компьютерах с дисководами для гибких дисков. Они объединили цифровой факсимильный выход с буферизованными случайными данными, которые считывались со стандартных 5,25-дюймовых гибких дисков. Неясно, производилось ли это шифрование компьютерами IBM координационного канала или отдельными.

В соглашении говорилось, что Соединенные Штаты должны были предоставить спецификацию, описывающую формат ключевых данных и необходимый ключевой материал на дискете для обеих сторон, пока Советы также не разработали эту возможность.Кроме того, необходимые устройства безопасности, а также запасные части к оборудованию должны были быть предоставлены американской стороной в обмен на оплату расходов Советским Союзом.

2008: Электронная почта

Непонятно, как долго на горячей линии президента использовались факсимильные аппараты. Например, каналы связи Центров снижения ядерной опасности (NRRC) были модернизированы в 1995 году, заменив факсимильную связь на передачу отсканированных файлов (представление о том, как работает эта линия связи NRRC, будет дано позже).

В 2007 году канал прямой связи получил пятое обновление. Как мы видели ранее, земная станция США в Форт-Детрике была модернизирована, а также само соединение было модернизировано до выделенной компьютерной сети, соединяющей терминалы в Вашингтоне и Москве. Эта сеть работает по резервным цепям двух существующих спутниковых линий и по новому оптоволоконному кабелю, который заменил старую резервную кабельную линию.

Эта компьютерная ссылка использует коммерческое программное обеспечение как для чата, так и для электронной почты. Функция чата используется операторами для координации операций со ссылками, а электронная почта используется для отправки фактических сообщений.Время передачи практически мгновенное. Эти возможности были введены в действие 1 января 2008 года. *


Терминал горячей линии Вашингтон-Москва в Пентагоне, 2013 г.
Президентский коммуникатор Главный старшина ВМС Джон Э. Келли (сидит) и старший президентский переводчик
подполковник Чарльз Кокс обслуживают терминал горячей линии
(фото: www.army.mil)

Работа горячей линии

Система горячей линии Вашингтон-Москва используется для трех типов сообщений:

Тестовые сообщения : состоящие из аполитичных, непропагандистских текстов, обычно стихов, рассказов или других произведений, касающихся природы, классической музыки, искусства или литературы.Они передаются ежедневно: каждый четный час из Вашингтона и каждый нечетный час из Москвы.

Служебные сообщения : координация работы горячей линии, информация о программных и аппаратных проблемах, а также краткое изложение ежедневного использования системы. Они, вероятно, отформатированы так называемыми стандартными операционными процедурами (СОП).

Правительственные сообщения : сообщения, отправляемые от имени президентов России и США.


Из Вашингтона все сообщения отправляются на английском языке с использованием латиницы, из Москвы на русском языке с использованием кириллицы.Перевод выполняется принимающей стороной, чтобы сохранить нюансы каждого языка.


Air Force Sgt. Джон Бретоски (слева) и армейский подполковник Чарльз Фицджеральд (справа)
во время пробного запуска одного из кириллических телетайпов на терминале Пентагона горячей линии
Слева мы видим черный шифровальный аппарат ETCRRM II
(фото: AP, с 1963 по 1967 год)


Терминалы США укомплектованы группой военнослужащих во главе с офицером, выполняющим функции дежурного переводчика при президенте.Его основная задача — переводить на английский язык все сообщения, полученные через горячую линию. Когда приходит сообщение, он делает предварительный перевод, чтобы решить, настолько ли срочно вызов президента по защищенной линии, чтобы тот немедленно дал ему устный перевод.

Если русское сообщение немного менее срочно, президентский переводчик делает грубый письменный перевод и отправляет его в Белый дом по защищенному факсу, а затем по защищенному сетевому каналу. Позже делается окончательный официальный перевод сообщения в сотрудничестве с переводчиками Госдепартамента.


Джеймс О’Бейрн (слева) и Бенджамин В. Рэндал (справа) используют один из персональных компьютеров
для отправки тестового сообщения на терминал горячей линии Пентагона.
(фото: Time-Life / Scott Davis, 14 ноября 1985 г.)


Президентская директива 1985 года о работе линии прямой связи предписывала установить две процедуры человеческих правил во всех рабочих местах, чтобы предотвратить случайную передачу сообщений. Сообщения горячей линии могут публиковаться только с явного одобрения президента, и даже раскрытие информации о том, использовалась ли эта ссылка, является прерогативой президента.

Использование горячей линии

Горячая линия Вашингтон-Москва в основном использовалась для информирования другой стороны о внезапных передвижениях их флота или войск, чтобы другая сторона не могла расценить это как провокацию или подготовку агрессии. Сообщается, что «горячая линия» впервые была использована американцами в день убийства президента Кеннеди, 22 ноября 1963 года, всего через несколько месяцев после установления связи.

Кремль впервые воспользовался горячей линией 5 июня 1967 года, когда разразилась Шестидневная война между Израилем и некоторыми арабскими странами.В тот день премьер-министр СССР Косыгин отправил следующее сообщение, которое было получено в Вашингтоне в 07:59:

.
Первое сообщение, которое Советы отправили по горячей линии, 5 июня 1967 г.
Слева: сообщение на русском языке — справа: перевод на английский язык
(щелкните, чтобы увеличить)


За этим первым сообщением последовали девятнадцать других передач во время Шестидневной войны 1967 года, в основном для информирования друг друга о намерениях и маневрах советского Черноморского флота и 6-го флота США, которые подошли друг к другу в опасной близости в Средиземном море.Три сообщения были связаны с инцидентом с американским шпионским кораблем USS Liberty.

Позже горячая линия использовалась также во время следующих международных конфликтов:

— 1971: война между Индией и Пакистаном
-1973: война Судного дня
-1974: турецкое вторжение на Кипр
-1979: российское вторжение в Афганистан
-1981: угроза российского вторжения в Польшу
-1982 : вторжение Израиля в Ливан

Как минимум в двух случаях горячая линия использовалась и в некризисных ситуациях.Президент Джонсон однажды приказал послать Советскому Союзу сообщение о миссиях американского космического корабля Аполлон, а президент Джимми Картер использовал горячую линию для более личного послания советскому лидеру Леониду Брежневу, но русские этого не оценили и увидели. это как ненадлежащее использование прямого канала связи.

Говорят, что в 1986 году президент Рональд Рейган использовал горячую линию, чтобы угрожать Советскому Союзу в связи с арестом американского журналиста Николаса Данилова по обвинению в шпионаже.

После окончания холодной войны и распада Советского Союза в 1991 году «горячая линия» между обеими сверхдержавами в некоторой степени утратила свое значение. Кроме того, мировые лидеры были более склонны к личным контактам, чаще звоня друг другу по обычному телефону. *

Тем не менее, горячая линия Вашингтон-Москва использовалась президентом Джорджем Бушем-старшим. и советский лидер Горбачев, чтобы общаться во время войны в Персидском заливе 1991 года, а также президенты Джордж Буш и Владимир Путин использовали его для обсуждения планов восстановления Ирака после войны в Ираке 2003 года.*

По-видимому, было также несколько серьезных кризисных ситуаций, в которых горячая линия не использовалась, например, когда 9 ноября 1979 года в NORAD поступила ложная тревога о том, что, казалось, было полным запуском советского ядерного удара. Еще более критической была ситуация во время учений НАТО Able Archer 83 в ноябре 1983 года, которые заставили Советы думать, что США готовят ядерную войну.

Телефоны

В настоящее время американские и российские президенты совершают телефонные звонки через прямую голосовую связь (DVL).Это выделенная телефонная линия между Белым домом и офисом президента России, которая использует ту же спутниковую линию, что и горячая линия. Эта телефонная линия, по-видимому, установлена ​​в соответствии с соглашением между США и Советским Союзом в 1990 году, которое было продлено для Российской Федерации в 1999 году.

Прямая голосовая связь предназначена для повседневных дел, и звонки обычно назначаются заранее. поэтому могут присутствовать переводчики. * Этот голосовой канал — , а не на горячей линии Вашингтон-Москва.По договоренности только последняя предназначена для кризисных коммуникаций на высшем уровне.

Красные телефоны

Горячую линию Вашингтон-Москва часто называют Красный телефон , потому что многие люди думают, что это телефонная линия с красными трубками на каждой стороне. Как мы видели, этого никогда не было, хотя статьи Википедии почти на всех языках говорят об этом до сих пор.

Также президент Обама использовал популярный миф о красном телефоне, когда на совместной пресс-конференции в июне 2010 года он пошутил о том, как социальные сети могут помочь отказаться от традиционных коммуникаций времен холодной войны.Говоря о том, что президент России Медведев завел учетную запись в Твиттере, Обама сказал: « У меня тоже есть один, так что мы, возможно, сможем наконец выбросить те красные телефоны, которые так долго лежали без дела ».

Изображение красного телефона заимствовано из многих книг и фильмов, в которых мировые лидеры звонят друг другу по красному телефону, чтобы обсудить кризис, например, фильм 1964 года Fail Safe, который также был основан на романе 1958 года Red Alert. . Поскольку лишь очень немногие люди знали, как работает «горячая линия», многие официальные лица правительства США также полагали, что прямой линией связи является телефонная линия.

Эта путаница, вероятно, также вызвана тем фактом, что Белый дом и военные использовали красные телефоны не для международной связи, а для внутренней связи . Быстрый и легкий контакт между президентом и военными командными центрами, конечно, так же важен, как и контакт с Кремлем, и это достигается через защищенную военную телефонную сеть, называемую оборонительной сетью красных переключателей (DRSN). Для этой сети использовалось несколько разных телефонов, в том числе красный без циферблата в первые годы.* Эти настоящие красные телефоны будут обсуждаться в этом блоге позже.

Более правильное изображение красного телефона, используемого для внутренней кризисной связи, также было замечено в массовой культуре, например, в телесериале Бэтмена 1966 года (показывающем Бэтфон) и фильмах о Джеймсе Бонде, в которых глава МИ-6 использует красный телефон. общаться с премьер-министром и военными.

Хронология

1963: Установление наземной линии телетайпной связи между Кремлем и Пентагоном
1967: Вспомогательный терминал установлен в Белом доме.
1978: Наземная линия заменена спутниковой.
1980: Старые телетайпы и шифровальные машины заменены новыми.
1988: Телетайп заменен факсимильными аппаратами.
199 ?: Дальнейшая модернизация
2008: Установлена ​​возможность работы с электронной почтой

Ссылки и источники

Веб-сайты
— 2019 ABC Australia: This Week in History: The Washington Moscow Hotline
–2014 CNN.com: «Я сделал BlackBerry Обамы»
–2013 Статья Армии США: Горячая линия, которой сейчас 50 лет, продолжает способствовать диалогу с россиянами
–2013 Статья Смитсоновского института: Никогда не было такого предмета, как красный телефон в Белом доме.
–2013. Статья в Крипто-музее: Вашингтон-Москва, горячая линия
–2012. Статья в Википедии на голландском языке: Горячая линия Вашингтон-Москва,
–2011. Статья «Голоса России»: Здавствуйте, мистер.Президент!
— 2011 Блог Мэтта «Сегодня в истории»: открыта горячая линия Вашингтон-Москва, 20 июня 1963 г.
— 2008 Статья Джерри Прока: Горячая линия Вашингтон-Москва
— 1988 Статья в New York Times: Москва все еще держит
— 1963 New York Times статья: «Горячая линия», открытая США и Советским Союзом для снижения риска атак
— оригинальные тексты соглашений о горячей линии 1963, 1971 и 1984 годов

Документы (PDF)
— NSA, Cryptolog, декабрь 1983 г .: DCL, Канал прямой связи (DCL) , стр.21-27
— Директива о решении по национальной безопасности № 186: Установка и эксплуатация линии прямой связи (DCL) / «горячей линии» между Вашингтоном и Москвой , Белый дом, 1985
— Джейн Каннион, Lycoming’s Moscow Link , в: Lycoming Quarterly, декабрь 1988 г., стр. 2-3 (pdf, стр. 12-13)
— Стивен Л. Тэчер, Кризисные коммуникации между сверхдержавами , Военный колледж армии США, Казармы Карусл, 1990
— Стивен Судакофф, Развитие навыков чтения и перевода 3 + / 4 для президентских потребности: резюме , Выдающиеся языковые центры, 2002 г.
— Харальдур Тор Эгильссон, Истоки, использование и развитие дипломатии горячей линии , Институт Клингендаль, 2003 г.
— Тобиас Нанц, Коммуникация в условиях кризиса.«Красный телефон» и «горячая линия» , Бегемот, журнал о цивилизации, выпуск Nr. 2, 2010

Литература
— Майкл К. Бон, Нервный центр. Внутри Ситуационной комнаты Белого дома , Brassey’s Inc, Вашингтон, округ Колумбия, 2003 г., стр. 89-96.
— Пол Э. Ричардсон, Горячая линия (это голливудский миф) , в: Русская жизнь, сентябрь / октябрь 2009 г., с. 50-59.
— Лиланд МакКаслин, Тайны холодной войны: армия США, европейская разведка и контрразведка против Советов , Helion, Solihull 2010, p.111-114.

Холодная горячая линия в Москву — POLITICO

Глубоко внутри Пентагона, в Национальном военном командном центре, находится так называемый красный телефон, который связывает высшее командование США и России после кубинского ракетного кризиса в 1962 году.

Сначала телетайп, затем факс, а теперь и безопасная электронная почта и ссылка в чате. Горячая линия экстренной помощи была разработана для предотвращения ядерного Армагеддона. По словам представителя Пентагона, он по-прежнему регулярно тестируется, но используется редко — и не во время украинского или сирийского кризисов.

«В этом нет реальной необходимости — существует так много способов поговорить с русскими», — сказал чиновник, который не был уполномочен говорить публично.

Но на самом деле, согласно интервью с другими официальными лицами и экспертами Пентагона и Госдепартамента, эти каналы долгое время хранили молчание. Линии, которые когда-то открывались в форме встреч, обмена мнениями и учений, которые проводились между бывшими противниками холодной войны, практически все прекратились после вторжения России на украинский полуостров Крым в начале прошлого года, а отношения между Вашингтоном и Москвой пострадали после окончания холодной войны. низкий.

Теперь, когда российские ВВС также бомбят цели в Сирии, американское военное руководство изо всех сил пытается найти новый механизм для регулярной связи, чтобы избежать более крупной конфронтации между сверхдержавами в воздухе и на земле, где сирийская армия и головокружительное количество повстанческих и террористических групп с конкурирующими и меняющимися альянсами, включая поддерживаемых США партизан, занимающихся свержением сирийского диктатора Башара аль-Асада, главного союзника Москвы на Ближнем Востоке.

Они практически начинают с нуля. В самом деле, самый последний случай, когда силы США и России координировали свои операции в зоне боевых действий, похоже, произошел, когда их армии встретились на реке Эльбе в Германии в 1944 году. И это было тогда, когда они оба были посвящены победе над Германией во Второй мировой войне.

«Это примерно последний раз на тактическом уровне, когда мы эффективно разговаривали друг с другом», — сказал генерал ВВС в отставке Джин Хабигер, бывший начальник Стратегического командования авиации.«На стратегическом уровне мы кое-что сделали — контакты между военными и красный телефон. Но сотрудничество и координация при нацеливании — это большое дело. А с учетом последних семи или восьми лет, особенно с учетом нынешнего руководства в Москве, это будет очень сложно, если не невозможно ».

Хабигер — старший представитель США в так называемой Elbe Group, группе бывших американских и российских военных и руководителей разведки, спонсируемой Школой государственного управления Кеннеди Гарвардского университета, которая соберется в конце этого года на Багамах.

«Мы быстро находимся в состоянии упадка уверенности и доверия — и мы должны это изменить», — добавил он. «И я не знаю, как это изменить».

Ставки считаются чрезвычайно высокими.

«Это может обостриться, если кто-то сбивает самолет другого самолета, или если вы бомбите не то место или не тот аэродром», — сказал генерал армии в отставке Джордж Джоулван, бывший командующий НАТО, который завербовал российские вооруженные силы в историческом партнерстве в 1990-е годы, когда западный альянс направил миротворческие силы на Балканы.

Государственный департамент перечисляет несколько десятков форумов, на которых два военных могли бы поговорить в последние годы, включая видеоконференцию между председателем Объединенного комитета начальников штабов и его коллегой, встречу «Рабочей группы полковников» в Москве и различные визиты командующих ВМФ. , высшие офицеры в Азиатско-Тихоокеанском регионе и студенты военных колледжей.

Но после вторжения России в Украину Вашингтон прервал многие из этих контактов и изо всех сил пытался понять намерения непостоянного российского лидера Владимира Путина, чьи агрессивные действия на Украине побудили У.С. Военная помощь демократически избранному правительству в Киеве.

Министр обороны России Сергей Шойгу на прошлой неделе попросил министра обороны Эштона Картера возобновить военные переговоры по «разрешению конфликта» в Сирии после того, как в прошлом месяце российские боевые подразделения начали прибывать в страну по приглашению Асада.
Но они не произошли до того, как во вторник российские самолеты начали бомбардировку целей на севере Сирии.

С американской стороны задание начать своего рода диалог выпало на следующий день Элиссе Слоткин, исполняющей обязанности помощника министра обороны по международным делам и вице-адмиралу.Фрэнк Пандольф, директор по стратегическим планам и политике Объединенного комитета начальников штабов.

Эти двое разговаривали через защищенную видеоконференцию со своими коллегами в Москве. Пентагон подчеркнул, что обсуждение было «сердечным» и «профессиональным», но не привело к окончательному соглашению.

Официальные лица Пентагона пытаются решить, как они могут изменить свой подход к включению российских воздушных операций в Сирии в долгосрочной перспективе, по словам нескольких военных чиновников, которые не были уполномочены публично говорить о внутренних обсуждениях.

Есть три возможности, сообщили POLITICO официальные лица.

Первый — просто составить «секторы», о которых США и Россия согласятся и в которых будут находиться свои подразделения.

Вторым будет «процедурное разрешение конфликтов», при котором обе стороны согласятся на регулярной основе обсуждать, где и когда они планируют действовать, чтобы они могли соответствующим образом отреагировать.

Третий вариант может заключаться в полном партнерстве, в котором Россия присоединилась бы к тому, что США называют своей коалицией «60 стран», борющейся с ИГИЛ в Сирии и Ираке.Российский офицер связи может присоединиться к другим международным офицерам, размещенным в Объединенном центре воздушно-космических операций на авиабазе Аль-Удейд в Катаре.

Этот командный центр, расположенный за пределами Дохи, является тем, что управляет ежедневной американской и международной воздушной войной на Ближнем Востоке, и каждый день составляет «приказ о воздушном задании», который назначает задачи боевым самолетам. Россия до сих пор сопротивлялась призывам США присоединиться к коалиции и ограничить свои цели в Сирии только Исламским государством, которое в течение года находилось в центре внимания U.С. возглавлял воздушную кампанию как в Сирии, так и в Ираке.

По словам человека, осведомленного о защищенной телеконференции на этой неделе между Пентагоном и Москвой, русские хотят, чтобы США присоединились к их разведывательной ячейке в Багдаде. Российские военные и офицеры разведки открыли там офис для обмена информацией с представителями Ирака, Ирана и Сирии.

Москва также предложила США прислать своих офицеров связи для помощи в «разрешении конфликтов» в Сирии, но Вашингтон, похоже, вряд ли согласится; U.С. не хочет иметь дело с иранскими или сирийскими разведчиками, а официальные лица уже работают над установлением границ между американцами и русскими в иракской столице.

Пока что США и Россия ограничили свои ранние обсуждения того, как они будут действовать в Сирии, соображениями высокого уровня, направленными в основном на безопасность экипажей самолетов.

«Один из них — использовать определенные международные частоты, которые можно использовать во время бедствия», — сказал журналистам пресс-секретарь Пентагона Питер Кук.«Во-вторых, был поднят вопрос о том, как именно этот разговор между самолетами — на каком языке он будет? Это некоторые из вопросов, на которые мы пытаемся ответить ».

Но некоторые военные эксперты считают наивным полагать, что может быть подлинная координация, не говоря уже о сотрудничестве с российскими военными внутри Сирии.

«Наша позиция заключается в том, что Асад должен уйти, а их позиция в том, что Асад должен остаться, и они применили военную силу», — сказал Фредерик Каган, глава проекта «Критические угрозы» в Институте агрессивного американского предпринимательства и частый советник U.С. военный.

«Это ситуация, когда мы не можем координировать свои действия с ними без фундаментального изменения наших целей и партнерских отношений, что было бы глупо», — добавил он. «Они пытаются лишить нас ряда вариантов действий против Асада», включая такие шаги, как создание бесполетной зоны для защиты гражданского населения от военно-воздушных сил Асада.

Если США будут слишком тесно координировать свои действия с русскими, «высока вероятность, что они перейдут к сирийцам и иранцам», — добавил Каган, бывший профессор военной истории в США.С. Военная академия в Вест-Пойнте,

Но другие настаивают на небольшом выборе.

«Мы должны остановиться и создать центр воздушной координации [с русскими] непосредственно над этим районом», — считает Джулван.

Он сказал, что даже если США и Россия не разделяют одни и те же цели, есть общий интерес в победе над Исламским государством.

«России больше опасаться ИГИЛ, чем нас», — сказал он, сославшись на мусульманских экстремистов внутри России и вдоль ее обширных границ.«Конечно, Асад — проблема для нас, но я думаю, что, как только вы начнете сотрудничать с военными, в какой-то момент с этой частью можно будет справиться».

Майкл Кофман — оборонный аналитик CNA Corp., исследовательского центра, финансируемого из федерального бюджета, ранее известного как Центр военно-морского анализа.