Вербальный это в психологии: вербальный — это… Что такое вербальный?

Содержание

вербальный - это... Что такое вербальный?

  • ВЕРБАЛЬНЫЙ — (от лат. verbum слово). Буквальный, словесный. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ВЕРБАЛЬНЫЙ [лат. verbalis] устный, словесный; речевой. Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г., 2006 …   Словарь иностранных слов русского языка

  • вербальный — словесный, устный, изустный Словарь русских синонимов. вербальный см. устный Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • ВЕРБАЛЬНЫЙ — ВЕРБАЛЬНЫЙ, вербальная, вербальное (лат. verbalis) (книжн.). Словесный. Вербальный смысл. ❖ Вербальная нота (дипл.) дипломатическая нота менее торжественного характера, приравниваемая к устному заявлению. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков.… …   Толковый словарь Ушакова

  • ВЕРБАЛЬНЫЙ — ВЕРБАЛЬНЫЙ, ая, ое; лен, льна (книжн. ). Словесный, устный. Вербальное заявление. • Вербальная нота (спец.) дипломатическая нота без подписи, приравниваемая к устному заявлению. | сущ. вербальность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н …   Толковый словарь Ожегова

  • вербальный — ая, ое. verbal < лат. verbalis. 1. Словесный, устный. Французами была устроена для них <народов>, так сказать вербальная трапеза, с которой они свободной рукой сделали, каждый для себя, обильные запасы, для продовольствия своих духовных… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ВЕРБАЛЬНЫЙ — ВЕРБАЛЬНЫЙ. Относящийся к способу передачи информации в устной и в письменной словесных формах …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Вербальный — В Викисловаре есть статья «вербальный» Вербальный (лат. verbalis «словесны …   Википедия

  • Вербальный — (отлат. verbalis словесный) термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом. Различают вербальный осмысленный материал (ряды существительных, прилагательных, глаголов,… …   Словарь-справочник по педагогической психологии

  • Вербальный — (от лат. verbalis словесный), термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом. Различают вербальный осмысленный материал (ряды существительных, прилагательных, глаголов,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ВЕРБАЛЬНЫЙ — (от лат. verbalis словесный) термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом. Различают вербальный осмысленный материал (ряды существительных, прилагательных, глаголов,… …   Словарь по профориентации и психологической поддержке

  • Вербальное общение - Психология

    Вербальное общение – общение словами, речью, процесс обмена информацией и эмоционального взаимодействия между людьми или группами при помощи речевых средств. Вербальное общение отличают от невербального общения, где главное передается не речью, а интонациями, взглядом, выражением лица и другими средствами выражения отношений и эмоций.

    Распространено мнение, что вербальное общение сильно уступает по значимости невербальному, что основной массив информации между людьми передается через интонации, выражение лица, позы и жесты, - но это не вполне так. Это в достаточно мере справедливо для межличностного и аффилиативного общения, когда люди знакомятся и ссорятся, когда делятся своими чувствами и выражают их, когда в общении развлекаются, когда устраивают в общении треп. А вот в деловом общении ситуация меняется, и если распоряжение руководителя - это в первую очередь содержание, а не интонации, это то ЧТО сказано, а не КАК.

    Важнейшее требование к вербальному общению - это ясность содержания, изложение мысли таким образом, чтобы вас могли понять. Надо признать, что это не всегда просто: мало кто умеет излагать свои мысли четко и ясно, сразу формулируя главное, что он (или она) хочет сказать. А в это же время, когда один человек говорит неясно, другой (обычным образом) слушает его невнимательно, отвлекаясь, думая о своем или понимая его сквозь призму своих эмоций и предубеждений...

    В такой ситуации иногда приходится просто удивляться, что люди еще хоть как-то понимают друг друга.

    Чему стоит учиться, чтобы наше вербальное общение было более качественным?

    Просто перечислим эти умения, навыки и техники, которые так радуют нас в умелыхкоммуникаторах:

    • Умение говорить тезисами, четко формулируя основную мысль;
    • Умение внимательно слушать, поддерживая собеседника и слыша то, что он говорит, не отвлекаясь на свое. Хороший критерий - способность дословно повторить то, что только что собеседник сказал. У вас это получается?
    • Умение слышать, умение понимать сказанное. Иногда собеседник говорит путано, начиная с конца, сбоку и отвлекаясь на лишнее и пропуская важное, и понять его сложно. В этой ситуации приходится большую часть интеллектуальной работы проделывать за него, наводить порядок в том, что он говорит, искать главное и помогать собеседнику понять его собственные мысли.
    • Отличное умение - внутренний переводчик, способность переводить слова собеседника в нужную нам сторону. Чаще всего помогает позитивный переводчик, умение понимать лучшие намерения собеседника.

    Вербальное поведение

    Определение 1

    Вербальное поведение представляет собой один из видов обученного поведения, находящегося под влиянием факторов окружающей социально-природной среды.

    Выступая неотъемлемой частью общества, личность находится в тесной взаимосвязи с другими людьми, использует вербальное поведение для эффективного общения, взаимодействия с другими членами общества.

    Структура вербального поведения

    Переоценить значимость вербального поведения для личности сложно: отсутствие адекватных поведенческих паттернов в сфере коммуникативного взаимодействия не позволяет индивидууму свободно общаться, контролировать состояние социально-природной окружающей среды, адаптироваться, социализироваться к требованиям общества, жить полноценной жизнью.

    Феномен вербального поведения имеет комплексную структуру, включает различные функциональные единицы – речевые реакции, вызванные всевозможными причинами, стимулами. Данные функциональные единицы могут быть разными по своей форме.

    Функции вербального поведения

    Каждая речевая конструкция направлена на реализацию определенной функции. В зависимости от намерений адресанта выделяют следующие прагматические функции вербального поведения:

    • просьба;
    • ответ на вопрос;
    • копирование текста;
    • комментарий.

    Вербальные действия

    Выделяют шесть основных типов вербальных действий:

    1. Манд - тип вербального действия, который реализуется вследствие влияния мотивационных переменных, стимулов. Манд – тип речи, при котором, что, сообщается адресантом контролируется тем, что он хочет непосредственно в данный момент. Другими словами, манд-реакции направлены на удовлетворение текущих потребностей личности, предоставляя доступ к желаемому. Данный вид реакции развивается в раннем возрасте, позволяя ребенку контролировать предоставление условных, безусловных поощрений; выступает основной формирования процесса слушателя и говорящего;
    2. Такт – вербальное действие, обусловленное влиянием невербальных мотивационных переменных. Данная вербальная реакция может быть вызвана как явными, так и скрытыми стимулами;
    3. Эхо – вид вербального действия, который копирует вербальный стимул другого. Если в качестве вербального стимула выступало слово, эхо-реакцией является его повторение; сообщение – копирование текста; жест – повторение жеста;
    4. Интравербальное действие – вид вербального действия, вызванный вербальным стимулом, однако, не соответствующий им в точности. Данный вид вербальной реакции выступает основой диалога, подразумевает вовлечение адресата в коммуникативное взаимодействие;
    5. Текстуальное действие – чтение текста, стимулом данного вербального действия является понимание прочитанного;
    6. Транскрипция – вид вербального действия, который заключается в записи услышанного.

    Замечание 1

    Все вышеперечисленные виды речевых реакций выступают самостоятельными функциональными единицами речевого поведения, обеспечивающими адекватность восприятия, интерпретации и порождения сообщений.

    Развитие вербального поведения

    Формирование адекватных стратегий вербального поведения целесообразно осуществлять с раннего возраста. Основными условиями для эффективного формирования вербальных реакций выступают следующие:

    • создание условий, при которых окружающая социально-природная среда будет насыщена мотивационными факторами, вызывающими интерес у ребенка;
    • стимулирование интереса у ребенка к предметам окружающей среды со стороны взрослого;
    • требования реализации более усложненного, продвинутого выражения вербальной реакции.

    Таким образом, формирование адекватного вербального поведения представляет собой длительный процесс, в результате которого осуществляется социализация личности, ее адаптация к требованиям общества.

    SHL тест: что это, примеры, рекомендации, как пройти

    Психометрические тесты SHL — это инструмент shltools, который широко используется в сфере рекрутинга и позволяет отсеять неподходящих кандидатов на должность еще до собеседования. Методика разработана более 35 лет назад Питером Севилом и Роджером Ходсуортом. Ее использует большинство международных корпораций, таких как Procter&Gamble, Unilever, Johnson & Johnson, Philip Morris, Газпром, IKEA, METRO, Qiwi, ВТБ, ЦБ РФ, KPMG, Deloitte, Пятерочка, Магнит, BAT и огромное количество других компаний из всех сфер бизнеса. Неполный список этих компаний можно посмотреть в нашей статье 

    Особенности тестов SHL, Talent Q, Saville, KENEXA

    SHL тестирование: что это в примерах

    SHL тестирование включает в себя три основные части:

    • тесты на интеллект;
    • ситуационные (психологические) тесты;
    • личностные и мотивационные опросники.

    Для соискателей на стартовые позиции обычно применяются только тесты на интеллект. Но, если вы претендуете на должность специалиста или руководителя любого уровня, то вам стоит быть готовым ко всем трем частям тестирования SHL. Особенно сложные и длительные тесты используются при отборе кандидатов на работу в консалтинговые, аудиторские, финансовые и страховые компании, банки, IT компании и на управленческие позиции в практически любой компании, где используются тесты.

    Тесты на интеллект включают две обязательных части — вербальный и числовой (математический, цифровой) тест. В некоторых компаниях вам могут также предложить пройти задания на внимательность и на абстрактно-логическое мышление. Варианты прохождения тестирования SHL — онлайн по ссылке, которую вам пришлют на почту, или очно в офисе компании.

    Психологические тесты, которые также называются ситуационными, обычно применяются для тестирования кандидатов на работу в продажи, поддержку клиентов, административные и офисные позиции и на любые управленческие позиции. Больше о них вы можете узнать в статьях:

    Психологические тесты при приеме на работу и качества, которые они проверяют

    Тесты и ассесменты для менеджеров по продажам

    Психологические тесты для руководителей

    Вербальный тест SHL

    Задания на вербальный анализ предназначены для проверки способности понимать факты, сопоставлять их между собой и манипулировать информацией для решения конкретной проблемы.

    Вам предложат прочитать фрагмент текста. Ниже будет ряд утверждений и варианты ответа — соответствует действительности, не соответствует, мало информации. Нужно проанализировать каждое утверждение, сопоставить его с текстом и выбрать один из вариантов. Подробнее читайте в нашей статье «Все о вербальных тестах».

    Для проверки критического вербального мышления, вам могут предложить ряд утверждений. Ваша задача определить взаимосвязь между ними и сделать логическое заключение.

    Пример вербального теста SHL:

    Даны утверждения:

    • В рыбьем жире содержится Омега-3.
    • Омега-3 способствует развитию интеллектуальных способностей.

    Какой вывод можно получить из комбинации этих двух утверждений? Варианты ответа:

    1. Омега-3 и рыбий жир — одно и то же.
    2. Рыбий жир — это продукт, который помогает в развитии мозга.
    3. Продукты с Омега-3 полезны для интеллекта.

    Постарайтесь сначала решить тест самостоятельно и только потом смотрите ответ.

    Это простейший пример, на настоящем тесте все будет гораздо сложнее. Утверждения и тексты вербальных тестов SHL намеренно написаны сложным языком и содержат «ловушки», которые могут подтолкнуть вас к неверному ответу. Поэтому мы настоятельно рекомендуем вам пройти подготовительные тесты на HRLider.Ru.


    Ответ на вербальный тест:

    В рыбьем жире содержится Омега-3, а значит, он способствует росту интеллектуальных способностей. Вариант 1 — ложный, а вариант 3 основан только на последнем утверждении, но в нем ни слова нет про рыбий жир. Нам подходит только ответ №2.

    Ниже мы приведем пример более сложного теста на вербальный анализ от компании SHL:

    Постарайтесь сначала решить тест самостоятельно и только потом смотрите ответ.


    Во время прохождения вербального теста не применяйте свои знания. В тестах на вербальный анализ проверяют ваше понимание словесной информации. Делайте выводы только на основе тех утверждений, которые даны в тексте. Если в тексте о чем-то не сказано, а вы ответите, исходя из своих знаний и предположений, то полученный результат будет неправильным.


    Ответ на вербальный тест:

    Тесты на некоторые вакансии включают тесты на понимание точных значений слов, ассоциаций (добавьте недостающее слово), определение синонимов и антонимов.

    Числовой тест SHL

    Вас не заставят решать сложные числовые уравнения с заданиями из высшей математики. Числовой тест связан с проверкой способности мыслить логически и быстро просчитывать вероятность чего-либо. Вам могут предложить определить какие-то данные по числовому графику или решить задачу.

    Пример:

    «Работая вместе, Тому, Дику и Гарри надо 9 часов, чтобы закрасить 400-метровый забор. Работая в одиночку, Том может выполнить задачу через 18 часов. Дик не может работать так быстро и ему нужно 36 часов, чтобы покрасить этот же забор. Если Том и Дик возьмут выходной, сколько времени потребуется, чтобы Гарри сам покрасил забор?»

    Варианты ответов:
    А) 9;

    B) 12;

    C) 18;

    D) 36.

    Постарайтесь сначала решить тест самостоятельно и только потом смотрите ответ.


    Объяснение:

    Том за 9 часов покрасит ½ забора;

    Дик за 9 часов покрасит ¼;

    Гарри за 9 ч покрасит 1 — ½ — ¼ = 1 — ¾ = ¼.

    Значит, Гарри нужно столько же времени, сколько и Дику — 36 часов.

    Правильный ответ: D).

    Это пример довольно простого числового теста SHL, такие тесты обычно используется для соискателей на начальные должности. Однако если вы претендуете на должности более высокого уровня или в компании, которые известны сложными тестами (Проктер энд Гембл, Юнилевер, Марс, ВТБ, Внешэкономбанк, ЦБ РФ, PWC и другие из этих сфер бизнеса и управления), то числовые тесты будут сложнее. Например:

    Клиент приобрел тариф «Продвинутый» с мобильной компанией Call.org. Как только срок его договора подошел к концу, он переключился на тариф «Первый класс» Red. Он решил отключить пакет за 9 месяцев до срока его окончания, заплатив штраф в размере 25% от оставшейся стоимости тарифа. Сколько всего клиент заплатил за все мобильные услуги за этот период?

    Варианты ответов:

    A). 170.1
    B). 204.3
    C). 174.9
    D). 139.1
    E.) 211.9

    Постарайтесь сначала решить тест самостоятельно и только потом смотрите ответ.

    Объяснение:

    Решим эту задачу поэтапно:
    Стоимость тарифного плана «Продвинутого» с Call.org: 6,5 * 6 (месяцев) = 39 $
    Стоимость тарифа «Первый класс» Red в течение 15 месяцев: 7,6 * 15 = 114 $
    Стоимость штрафа: 0,25 * 7,6 * 9 (оставшиеся месяцы) = 17,1 $
    Общая стоимость для клиента: 39 + 114 + 17,1 = 170,1 $
    Ответ: 170.1.

    Правильный ответ: А).

    Как вы видите, решение задачи не является сложным — требуется 4-5 действий умножения и сложения. Однако на решение такого теста SHL дается 1 минута. Спешка, волнение и трудность в анализе таблиц или графиков может сделать такой тест очень непростым.

    HRLider рекомендует пройти ВСЕ доступные тесты SHL онлайн если вам предстоят числовые тесты в одну из компаний, которые используют методы оценки SHL. На HRLider.ru вы найдете около 250 числовых тестов SHL, который вы можете пройти онлайн с любого устройства в любое удобное вам время.

    Больше о числовых тестах с многочисленными примерами вы сможете прочитать в нашей статье

    Числовые тесты при приеме на работу, что это, примеры с ответами, советы как решать

    Тесты на внимательность

    Существует специальные методы для оценки концентрации в рабочей ситуации. Тесты на разделенное и выборочное внимание, бдительность, фильтрацию и время восприятия реакции используют для водителей, служб охраны, авиадиспетчеров, дилеров казино и других позиций.

    Во время этого теста вас могут попросить что-либо определить по фото, выбрать из нескольких картинок зеркальные изображения друг друга и т. п. Существуют визуальные и звуковые варианты. Например, задание может заключаться в том, чтобы нажимать enter каждый раз, когда вы слышите определенный звук.

    Личностный опросник OPQ32 от SHL

    Личностный опросник это обязательная часть психометрического тестирования от компании SHL. Это длительный и довольно утомительный опросник, который изучает 32 качества вашего характера, привычек и наклонностей. Обычно этот опросник включает 144 вопроса и его прохождение занимает около 1 часа. Вопреки распространенному мнению, что к личностным опросникам готовиться не нужно, мы считаем, что подготовка важна для любого испытания. Личностный опросник это тоже отборочное испытание, после которого будет приниматься решение, подходите ли вы для работодателя. Знание основных принципов отбора кандидатов по критериям опросника OPQ32 может дать вам значительное преимущество. Читайте больше в наших отдельных статьях:

    OPQ32: личностный опросник от SHL, что это и какие компетенции он проверяет

    Личностные опросники: что это такое и в чем их сложность

    Портрет идеального выпускника ВУЗа глазами работодателя (по критериям личностного опросника SHL OPQ32)

    Мотивационный опросник MQ от SHL

    Мотивационный опросник MQ5 это еще один вид личностного опросника, который используется для оценки личностных характеристик кандидатов. Чаще всего, мотивационные опросники применяются для отбора кандидатов на руководящие должности среднего и высшего уровня. Как следует из названия, мотивационный опросник призван проанализировать какими мотивами и целями вы руководствуетесь в своей работе и карьере. Компания CEB SHL сотрудничает с организаторами конкурса «Лидеры России» и предоставляет свой механизм и банк вопросов для участников этого конкурса на этапе тестирования на управленческий потенциал и управленческую готовность. Больше об этом тесте и его заданиях вы можете узнать в статье Тестирование на управленческий потенциал и управленческую готовность конкурса «Лидеры России» 2019

    На HRLider вы можете ознакомиться с тремя различными опросниками — 2 личностных и 1 мотивационный. Для всех наших клиентов они доступны в разделе Психологические тесты. Читайте больше об этом виде испытаний в нашей отдельной статье Мотивационный опросник MQ: его цели и критерии оценки

    Как происходит оценка результатов SHL тестов

    Сначала определяют, какое количество верных ответов вы дали. Допустим, вы ответили на 65% вопросов числового теста SHL правильно. Далее этот результат сравнивают с результатами других кандидатов на должность. Если большинство ответило на этот числовой тест в пределах 60-70%, то вы проходите дальше. В случае, если остальные тестируемые показали результат в 75% и выше процентов, вы потерпели неудачу. Также есть порог отсечения (например, 30-45%), результат ниже которого сдать нельзя.

    Точка отсечения рассчитывается исходя из минимальных способностей, необходимых для успешной работы на этой должности. Естественно, что тестирование для младшего специалиста будет проще и порог отсечения будет ниже по сравнению с претендентами на место руководителя отдела.

    Как пройти тесты SHL

    1. Обновите знания.

    Это касается числового теста. Вам могут понадобиться знания преобразования дробей в десятичные числа, работы с графиками функций и уравнениями. Убедитесь, что вы помните, как это делается.

    1. Возьмите с собой калькулятор.

    Можно считать и в столбик, но калькулятор ускорит вычисления и поможет избежать ошибок в расчетах из-за волнения. Отметим, что чаще всего при очном тестировании вам предоставят калькулятор в компании-работодателе.

    1. Помните о времени.

    На прохождение теста вам выделят определенное количество времени — обычно 60-90 секунд. Поэтому работайте по такому принципу — сначала выполняйте простые задания, которые не вызывают затруднений. Сложные разберете в самом конце. Иначе, вы рискуете «застрять» на трудной для восприятия задаче и «завалить» весь тест. SHL тесты позволяют пропускать вопросы и переходить по тесту с вопроса на вопрос.

    1. Убедитесь, что вы все правильно поняли ДО прохождения теста.

    Некоторые тесты заканчиваются при выборе неправильного ответа. В других перейти к следующему вопросу можно, только ответив на предыдущий. Иногда вопросов дают больше, чем реально пройти за указанное время. Стандартный вариант включает в себя определенное количество заданий, которые можно решать в произвольном порядке. Убедитесь, что вы правильно поняли условия прохождения теста до его начала.

    1. Не беспокойтесь.

    В обстановке чужого офиса и регламента по времени сложно сохранять спокойствие. Но сильное беспокойство помешает вам сконцентрироваться и снизит способность быстро соображать. Поэтому пройдите максимальное количество пробных тестов до дня X, выспитесь, поднимите себе настроение с утра — и, как говорится: «Ни пуха, ни пера!”

    Самый главный совет — подготовьтесь! Тесты SHL по праву считаются трудными, и для человека, впервые их увидевшего, могут стать непреодолимым препятствием на пути к желанной работе. Однако 4-5 дней качественной подготовки могут все изменить — вы познакомитесь с примерами тестов SHL, узнаете пути их быстрого и верного решения и подойдете к решающему тестированию в спокойном и уверенном состоянии. Не стоит опускать руки, если у вас всего несколько дней до тестирования. Как показывает наш опыт и опыт множества кандидатов — всего 3-4 дня подготовки могут значительно повысить ваши шансы на успешное прохождение этапа тестирования.


    Совет от HRLider: начните подготовку не откладывая. Если вам предстоят тесты SHL, пройдите подготовку прямо сейчас. Лучше подготовиться сейчас и успешно пройти тесты, чем потом жалеть об упущенном шансе. Работу получают именно те соискатели, кто готовится. Удачи!


    Начать подготовку

    Пройти примеры тестов

    Что это такое Вербально-коммуникативные методы. Энциклопеди

    Пользователи также искали:

    общая характеристика вербально коммуникативных методов беседа интервью анкетирование, вербально коммуникативные методы беседа опрос интервью, вербально коммуникативные методы как неэкспериментальные психологические методы, вербально, коммуникативные, интервью, методы, беседа, опрос, Вербально - коммуникативные, психологические, общая, характеристика, коммуникативных, методов, анкетирование, неэкспериментальные, Вербально - коммуникативные методы, общая характеристика вербально коммуникативных методов беседа интервью анкетирование, вербально коммуникативные как неэкспериментальные психологические методы, вербально коммуникативные методы беседа опрос интервью, вербально-коммуникативные методы, методы психологии. вербально-коммуникативные методы,

    Средства общения: вербальные и невербальные

    Передача информации возможна с помощью знаков, знаковых систем. В коммуникативном процессе обычно выделяют вербальную и невербальную коммуникацию.

    1. Вербальная коммуникация общения осуществляется посредством речи. Под речью понимается естественный звуковой язык, т.е. система фонетических знаков, включающих два принципа – лексический (слова) и синтаксический (предложения). Речь является универсальным средством коммуникации, так как при передаче информации с ее помощью передается смысл сообщения. Благодаря речи осуществляется кодирование и декодирование информации.

    2. Невербальная коммуникация:

    А) Визуальные виды общения – это жесты (кинесика), мимика, позы (пантомимика), кожные реакции (покраснение, побледнение, потоотделение), пространственно-временная организация общения (проксемика), контакт глазами.

    Б) Акустическая система, включающая в себя следующие аспекты: паралингвистическую систему (тембр голоса, диапазон, тональность) и экстралингвистическую систему (это включение в речь пауз и других средств, таких как покашливание, смех, плач и др.).

    В) Тактильная система (такесика) ( прикосновения, пожатие руки, объятия, поцелуи).

    Г) Ольфакторная система (приятные и неприятные запахи окружающей среды; искусственные и естественные запахи человека).

    В процессе общения обмен информацией между его участниками осуществляется как на вербальном, так и невербальном уровне.

    Внимание!

    Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

    На основном, вербальном, уровне в качестве средства передачи информации используется человеческая речь. Именно речь, как проявление активности воли и сознания говорящего, является условием духовного преобразования личности. Процесс выговаривания своих трудностей переводит их из плана индивидуального и эгоцентрического в план общечеловеческий.

    К невербальной коммуникации относятся воспринимаемый внешний вид и выразительные движения человека – жесты, мимика, позы, походка и т.д. Они во многом являются зеркалом, проецирующим эмоциональные реакции человека, которые мы как бы «считываем» в процессе общения, пытаясь понять, как другой воспринимает происходящее. К анализу «невербалики» мы прибегаем в тех случаях, когда не доверяем словам партнеров. Тогда жесты, мимика и контакт глазами помогают определить искренность другого.

    Передача любой информации возможна лишь посредствам знаков, точнее знаковых систем. Существует несколько знаковых систем, которые используются в коммуникативном процессе, соответственно им можно построить классификацию коммуникативных процессов. При глубоком делении различают вербальную и невербальную коммуникации. Главные формы невербальных знаковых систем: кинесика, паралингвистика и экстралингвистика, проксемика, визуальное общение. Соответственно возникает и многообразие видов коммуникативного процесса.

    Паралингвистическая система — это система вокализации, т.е. качество голоса, его диапазон, тональность. Экстралингвистическая система — включение в речь пауз, других вкраплений, например покашливания, плача, смеха, наконец, сам темп речи. Все эти дополнения увеличивают семантически значимую информацию, но не посредством дополнительных речевых включений, а «околоречевыми» приемами.

    Вербальная коммуникация использует в качестве знаковой системы человеческую речь. Естественный звуковой язык, то есть систему фонетических знаков, включающую два принципа: лексический и синтаксический.

    Поможем написать любую работу на аналогичную тему

    Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

    Узнать стоимость

    Бунт удобной жены – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

    В издательстве «Бомбора» выходит книга Патрисии Эванс об абьюзивных отношениях.

    Книга посвящена самой распространенной форме психологического насилия — вербальной агрессии. Она основана на интервью с сорока женщинами, жертвами вербального абьюза, которые годами терпели критику, обесценивание, пренебрежение и манипуляции. Эта культовая книга расскажет, как понять, что ваши отношения с партнером токсичны, как научиться правильно реагировать на вербальную агрессию и в каком случае единственный выход — паковать чемоданы. Основываясь на анализе сотни реальных случаев, Патрисия Эванс предлагает стратегии, сценарии диалогов и конкретный план действий, которые помогут разрушить круговорот агрессии и справиться с ее последствиями.

    В России книга будет доступна в двух оформлениях и под двумя разными названиями: «Не бьет, просто обижает. Как распознать абьюзера, остановить вербальную агрессию и выбраться из токсичных отношений» и «Бунт удобной жены. Как построить отношения, в которых вас ценят».

    Предлагаем прочитать фрагмент из главы, посвященной психологии абьюзера.

     

    Утрата собственных чувств и последующее ощущение беспомощности обычно заставляют агрессора преувеличивать собственную важность и, соответственно, принижать партнера. Но посредством агрессии он не может вывести свои подавленные чувства на свет. Ошибочно принимая возбуждение за оживленность и триумф за силу, он испытывает потребность в постоянном утверждении своего идеального образа.

    Даже при физическом насилии, приводящем к аресту, агрессор не воспринимает себя как такового. Отрицание агрессора порождается конфликтом между его самовосприятием и стремлением к агрессивным действиям. Такое отрицание — защитная реакция на угрозу разрушения идеального образа и неизбежный в таком случае кризис личности. Если он признает свои поступки, то сама его вымышленная личность окажется под угрозой. Вот почему вербальные агрессоры не извиняются искренне.

    Сильный человек может признать свою слабость; уверенный в себе — свои ошибки. Ощущающий себя слабым и незначительным на это не способен… Поскольку агрессивные мужчины в глубине души ощущают себя очень слабыми, они еще сильнее пытаются отрицать свои чувства, проецируя их на доступных других — чаще всего своих жен (Флеминг, 1979, с. 287).

    Закоренелый агрессор отождествляет себя со своим идеальным образом (верит в то, что он такой и есть). Как следствие, он облачается в плащ лицемерного отрицания. Агрессивного агрессора можно сравнить с Волшебником страны Оз. Без плаща он уже не обладает внушающей страх Силой подчинения, а становится неуверенным в себе и испуганным человеком. Но это не значит, что партнер может «помочь» ему. Гитлер тоже был ребенком, с которым плохо обращались, и во взрослом возрасте тоже действовал исходя из своих подавленных чувств, как ясно показано в книге Элис Миллер «Ради твоего же блага».

    Абьюзер часто поддерживает свой идеальный образ, добиваясь согласия со стороны других. В ходе разговора он может ввернуть фразы, демонстрирующие, насколько он поддерживает и ценит своего партнера. Неудивительно, что многие женщины, подвергающиеся вербальной агрессии, говорят, как им повезло с таким чудесным мужчиной.

    До сих пор мы рассматривали отторжение агрессором своих чувств и возникающую в результате потребность конструировать мысленную картину или идеальный образ себя самого. Что же происходит в результате убеждения, что чувства «не должны существовать»? Как увидим, они проецируются на партнера.

    Женщина рядом с ним напоминает ему о собственных темных чувствах и уязвимости — о тех чувствах, которые «не должны существовать», о чувствах, которые необходимо контролировать.

    Со временем типичный абьюзер всё более и более не желает сталкиваться лицом к лицу с самим собой и своими чувствами. Его гнев, страх и отвращение к себе нарастают в потаенной, глубинной части его личности, и поскольку он скрывает ее от себя самого, то не может осознать источник этих чувств. Когда они выплескиваются на поверхность, их источником он воспринимает партнера. Это и есть проекция.

    Вследствие такой проекции он обвиняет женщину во всем, что делает сам. Обвиняет ее во всех оскорблениях, от которых она страдает. Таким образом, она получает душевные раны, как когда-то получал он, причем без свидетелей ее страданий.

    Для агрессора партнер — это продолжение его самого. Женщина рядом с ним напоминает ему о собственных темных чувствах и уязвимости — о тех чувствах, которые «не должны существовать», о чувствах, которые необходимо контролировать. Как следствие, женщина становится объектом его контроля, и этот контроль начинает ее подавлять.

    Перифразируя Мэтью Фокса в фильме «Пылающие времена», можно сказать, что там, где наблюдается подавление, присутствует проекция, а из проекции следует отрицание.

    Подсознательно агрессор страшится столкнуться с чувством заброшенности внутреннего ребенка, как если бы оно было слишком ужасным для осознания. Ему кажется, что чувство негодования порождается не им самим, а партнером-женщиной. Многие женщины вспоминали, что, когда жаловались своим партнерам на то, что они доставляют им боль, те отвечали: «Это ты говоришь, что я ужасный человек» или «Ты сама нападаешь на меня». Это и есть проекция. Неагрессивный партнер высказал бы сожаление и извинился или постарался обсудить вопрос, проявив сочувствие и понимание.

    Представьте себе человека, вся психологическая ориентация которого основана на том, чтобы выпускать ярость, поддерживать чувство собственной значимости посредством Силы подчинения, утверждать свой идеальный образ — ментальную конструкцию о себе — и защищать себя от любого осознания собственных поступков, проецируя чувства на партнера. Этим и занимается вербальный агрессор.

    Его жизнь превращается в битву против тех, на кого направлена его проекция. С его точки зрения, женщина, как и его собственные чувства, не должна существовать. Он не воспринимает ее такой, какая она есть, и не воспринимает ее реальность.

    Рассмотрим вербальную агрессию в свете того, что мы узнали о закрытых чувствах самого агрессора, о его идеальном образе, проекции и отрицании. Становится ясно, что каждое проявление агрессии — это попытка агрессора защитить себя от подавленного в детстве чувства гнева, страха и беспомощности и посредством проекции отстраниться от осознания того, что он делает.

    Учитывая это, рассмотрим вкратце категории вербальной агрессии. С этой точки зрения можно увидеть, что все, проявляющие Силу подчинения, делают это ради своей обороны, стремясь защитить себя от собственных подавленных чувств.

    Вербальная агрессия как оборона и защита

    Отстранение и необщительность помогают агрессору доминировать над партнером без урона своему идеальному образу. И в самом деле, какая-нибудь выраженная им мысль может дать врагу преимущество или возможность подробнее исследовать его. Идеальный образ — слишком хрупкая конструкция, чтобы подвергать его такой открытости. Отвечать партнеру заинтересованностью тоже слишком рискованно. Такой ответ намекал бы на равноправие, что ослабило бы в агрессоре чувство превосходства. А без этого превосходства агрессор мог бы ощутить те чувства, которые он, по его мнению, не должен ощущать.

    Агрессор, выбирающий необщительность, ощущает больший контроль и власть, если сохраняет дистанцию и не дает женщине подступить ближе. Он также может испытывать удовлетворение от чувства превосходства, снижая ее энтузиазм своей холодностью. Он стремится к Силе подчинения, чтобы защитить себя от собственного чувства бессилия и неполноценности.

    Точно так же агрессор защищает себя от подавляющего чувства беспомощности, возражая партнеру. Заявляя, что он прав, а женщина не права, он верит в то, что остается победителем — более властным и контролирующим других.

    Сказать «я думаю», «мне кажется» или «согласно моему мнению» означало бы для него утрату ощущения победы; ему тогда пришлось бы согласиться с тем, что возможны разные взгляды на жизнь. Но агрессор не может допустить это, потому что, если у женщины появится свой взгляд на вещи, он уже не сможет контролировать ее. А он испытывает всепоглощающую потребность контролировать ее, потому что она является его проекцией. Если он не будет ощущать свой контроль, то вся его реальность разрушится.

    Агрессор дает себе разрешение действовать исходя из подавленных чувств и в то же время защищает свой идеальный образ, сбрасывая со счетов последствия агрессивного поведения. Обесценивание — это основная форма защиты.

    Блокирование и отвлечение — другие средства защиты, посредством которых агрессор контролирует межличностную реальность. Полностью избегая текущей темы, он не дает исследовать мотивы своего поведения. В результате он поддерживает свой идеальный образ и облегчает скрытое ощущение беспомощности. Потребность в контроле бывает настолько сильной, что некоторые агрессоры гневно восклицают: «Я не понимаю, к чему весь этот разговор! Прекратим его!»

    Обвинение и порицание — также средства защиты и характерные симптомы проекции. Агрессор избегает ответственности за свое поведение и поддерживает собственный идеальный образ, обвиняя женщину и перекладывая на нее ответственность за свои чувства. Например, когда он набрасывается на нее, то это оказывается «ее вина». Таким образом он «оправдывает» агрессию.

    Другой способ, с помощью которого агрессор пытается защитить себя от своих скрытых чувств неполноценности и беспомощности — это критика и осуждение. Заявляя о собственном превосходстве и «правоте», он укрепляет как свой идеальный образ, так и всю свою систему защиты.

    Агрессия под видом шутки — это способ одержать победу и ощутить Силу подчинения. Это скрытая атака, отрицаемая стандартной фразой: «Ты не понимаешь шуток». Такое осуждение жертвы порождает в агрессоре чувство превосходства, благодаря которому он ощущает больше власти. Это выстрел, который срабатывает всегда. Прежде чем жертва успеет осознать, урон уже нанесен. «Победа» гарантирована, а враг — проекция — снова унижен.

    Тривиализация, пренебрежение, угрозы и обзывание — всё это защита против подавленных чувств неполноценности и беспомощности. Это демонстрация своей силы агрессором с целью унизить и подчинить партнера (свою проекцию).

    Когда чувство проекции велико, агрессор угрожает женщине, как если бы она была его продолжением — перчаткой на его руке — под его контролем, обязанной выполнять его приказы. Пока он сохраняет контроль над своей проекцией, он ощущает себя защищенным от собственных чувств.

    Забывая, агрессор отрицает ответственность за свое поведение, проявляя враждебный настрой. Таким образом он защищает свой идеальный образ и поддерживает свою оборону.

    Все формы агрессии отрицают боль внутреннего ребенка и служат проявлением враждебности. Отрицание усиливает отождествление агрессора со своим идеальным образом, поддерживает его проекцию на партнера и служит средством избежать ответственности за свое поведение и его последствия.

    Пока агрессор не заглянет внутрь себя, он не сможет осознать свой недостаток. А заглянув в себя, он столкнется со своим собственным «зверем в джунглях» — с тем, что потратил свою жизнь не на собственно жизнь, а на то, чтобы держать в узде свои чувства. Пока он не решится на серьезные перемены, он до какой-то степени продолжит вести неполноценную жизнь и в каком-то смысле останется только идеей о себе самом. Это его величайшая личная трагедия.

    Психология вербального общения

    Человеческое общение отличается как точностью, так и гибкостью (Krauss, 2002). Следуя общему набору знаков и правил, значение может передаваться от одного объекта к другому. При этом человеческое общение позволяет сформулировать «неограниченное количество значимых новых сообщений, не привязанных к непосредственному настоящему» (Krauss, 2002, p.1). Человеческий язык, в частности, позволяет ссылаться и думать как о конкретных объектах, так и об абстракциях, прошлых событиях и опытах, удаленных как в пространстве, так и во времени или существующих только в воображении (Keates, 1996).То же самое и с визуальной коммуникацией. Однако, несмотря на их сходство, карты не похожи на язык. Его элементы не похожи на слова, но представляют собой независимые ассоциативные символы со ссылкой, зафиксированной по соглашению, но не с помощью единственной или однозначной ссылки (Bertin, 1974; Langer, 1953; Wood, 2010; MacEachren, 1982). В то же время люди постоянно реагируют на окружающую среду и стимулы в ней, по-разному реагируя на тип и характеристики раздражителей, которым они подвергаются (Russell, 1980; Russell & Feldman Barrett, 1999).Применение этой точки зрения к картографии показывает, что выбор способа изображения и выражения данных повлияет на восприятие и интерпретацию карты (Monmonier, 1996). Таким образом, картографические элементы и их визуальные параметры (например, форма, цвет, оттенок, размер, текстура и ориентация) должны быть тщательно отобраны, чтобы адекватно представлять и соответствовать конкретному аспекту передаваемой информации (Bertin, 1974). Разнообразие методов, доступных для представления информации посредством картографических представлений, позволяет создавать совершенно разные результаты, созданные на основе одного набора данных (Thompson, Lindsay, & Gaillard, 2011).И все же, хотя карта может быть разработана для передачи единственного интересующего набора данных, она не передает единого универсального сообщения (Thompson et al., 2011). Чендлер даже утверждает, что «изменение формы означающего при сохранении одного и того же означаемого может порождать разные коннотации. Изменения стиля или тона могут иметь разные коннотации, например, при использовании разных шрифтов для одного и того же текста или при переходе от резкого фокуса к мягкому при съемке фотографии »(Chandler, 2007, стр.143).В картографии семиотические правила (Bertin, 1974) обеспечивают основу для адекватного выбора типа визуальных переменных в соответствии с характеристиками передаваемой информации, например, когда представлять информацию по форме, цвету или размеру. Эти правила, однако, не проводят дополнительных различий внутри каждого типа визуальной переменной, например, в отношении влияния различных означающих на картах на ассоциации и интерпретации читателей карты, такие как эффект отображения информации определенной формой или цветом.Другими словами, хотя семиотика обеспечивает общий набор знаков и правил, она не рассматривает то, как выбор или состав графических переменных может привести к различным коннотациям, интерпретациям или суждениям. Недавние исследования в области картографии начали эмпирически изучать такое влияние проектных решений на реакцию читателя карты. Полученные данные подтверждают идею о том, что изменения в стилях визуальной карты могут влиять на реакцию читателей карты, например, в сторону изменения эмоциональных реакций, доверия, симпатий, отзыва, эффективности и результативности (Fabrikant, Christophe, Papastefanou, & Maggi, 2012; Garlandini & Fabrikant , 2009; Jenny et al., 2018; Muehlenhaus, 2012). Однако эмпирических данных по-прежнему мало. Таким образом, это исследование посвящено дальнейшему раскрытию влияния визуальных переменных на реакцию читателя карты. Следуя утверждению Чендлера (Chandler, 2007), проверяется, приведет ли изменение означающего на карте при сохранении одного и того же означаемого к разным ответам на карту. Среди наиболее часто используемых визуальных обозначений в тематических картографических изображениях геометрические формы (например, круг, треугольники, квадраты) являются обычным средством обозначения пространственно-временных явлений.Тем не менее, их значение и влияние на интерпретацию карт не исследовались. Таким образом, данное исследование сосредоточено на двух глубоких вопросах: во-первых, какими уникальными качествами обладают геометрические формы? И, во-вторых, в какой степени картографические изображения, изменяемые просто в соответствии с их геометрическими обозначениями, включают в себя различные аффективные и когнитивные аспекты. ответы на карту? Мы утверждаем, что выбор означающего имеет значение, например, выбор круглой формы (в отличие от секстанта) может повлиять на реакцию зрителя карты из-за присущих ему качеств.На рисунке 1 показан набор показателей, использованных в эмпирических исследованиях настоящего исследования. Были разработаны и проведены эмпирические исследования для определения конкретных качеств основных геометрических форм (например, качества активации, активности и валентности) с точки зрения пользователя, а также для выявления и количественной оценки (несходства) стимулов геометрической формы, обычно используемых в визуальная коммуникация и, в частности, в тематических картографических изображениях. Концепция сходства имеет решающее значение для теорий когнитивных наук, раскрывая часть когнитивных структур стимулов и их взаимосвязь.На втором этапе этого исследования были проведены дополнительные эмпирические исследования для проверки влияния ранее определенных качеств формы и (несходства) на интерпретацию карты и суждения, связанные с картой. Текущие результаты убедительно подтверждают идею о том, что даже простые геометрические формы обладают определенными качествами, влияя на коннотации карты, ассоциации и суждения. Раскрывая скрытые коммуникативные эффекты и когнитивные структуры графических переменных, это исследование указывает на важные последствия в контексте картографии и за ее пределами.В исследованиях и на практике особенно полезно правильно различать стимулы, чтобы сделать осознанный выбор. Это исследование направлено на то, чтобы способствовать более целостному пониманию влияния дизайнерских решений и способствовать более эффективному обмену сообщениями путем преднамеренного применения визуальных переменных с различными качествами.

    Границы | Вербальные способности, порядок аргументов и формирование отношения

    Введение

    Большинство вопросов, которые современное общество считает важными, являются весьма спорными.Используя в качестве примера производство и распространение продуктов питания, сторонники генной инженерии могут утверждать, что генетически модифицированные культуры и домашний скот, которые питательны и устойчивы к болезням, могут сыграть ключевую роль в решении мировых проблем голода. Однако противники этой точки зрения могут возразить, что вмешательство в естественную эволюцию может привести к экологическим катастрофам и, в конечном итоге, может повлечь за собой еще более выраженный глобальный дефицит продовольствия. Люди часто приходят к определенной точке зрения на основе информации, полученной из письменных материалов, таких как журналы, газеты и книги.Таким образом, важно понимать, как характеристики текста, а также индивидуальные характеристики читателей вместе влияют на то, как формируются мнения. Интересно, что хотя сила аргумента может играть важную роль в определении реакции читателя, есть свидетельства того, что порядок, в котором представлены аргументы, также может играть важную роль. Кроме того, эти особенности уровня текста, как утверждается, определенным образом взаимодействуют с чертами индивидуального уровня, когда читатели формируют определенное отношение к обсуждаемой теме (например,г., Петти и др., 2001). Особый интерес в данном исследовании представляет то, как (а) порядок , , в котором представлены аргументы, (б) вербальные способности читателей , и (в) потребность читателей в познании (оценка общей склонность людей к активной деятельности по обработке информации и получать от нее удовольствие) взаимодействуют в контекстах, в которых люди формулируют мнения по спорным вопросам, представленным в тексте.

    В ряде исследований чтения сообщается, что контраргументация может иметь важные последствия для результатов обучения (например,г., Braasch et al., 2013; Wolfe et al., 2013). Например, в дополнение к изучению эффектов, связанных с предшествующими знаниями по теме, Braasch et al. (2013) исследовали роль представления различных точек зрения на определенный физический принцип при изучении науки. Авторы продемонстрировали, что читатели с большей вероятностью разовьют точное понимание принципа воздушного потока, когда им будут представлены как популярное заблуждение, так и явное и правильное опровержение, по сравнению с ситуацией, когда правильная концепция повторяется несколько раз и подчеркивается как правильно.Эти результаты согласуются с Алленом (1991), который обнаружил, что аргументы, сопровождаемые опровержением несогласованных с позициями взглядов, воспринимаются как более убедительные, чем аргументы, которые просто представляют конкретную позицию. Это говорит о том, что читатели не просто «ориентируются в прошлых» взглядах и перспективах, которые они в конечном итоге считают неубедительными, но могут использовать их для облегчения обучения. Общей чертой описанных выше исследований является то, что они сосредоточены на изучении хорошо установленных научных принципов.Однако многие вопросы, важные для современного общества, в том числе научно обоснованные, могут быть весьма противоречивыми и не имеют единственного правильного ответа. В таких случаях люди формируют собственное субъективное мнение на основе информации, с которой они сталкиваются.

    Важную роль, которую порядок аргументов играет в формировании отношения к данному вопросу, впервые признал Лунд (1924). Лунд исследовал, как порядок аргументов за и против влияет на отношение к таким вопросам, как равенство в политических правах, введение защитных тарифов и моногамия в браке.Отношение измерялось до того, как участники прочитали аргументы, после того, как они прочитали первый набор аргументов (за или против), и после того, как они прочитали остальные аргументы (как за, так и против). Рейтинги отношения неизменно показывают, что аргумент, представленный первым, оказал наибольшее влияние на окончательное отношение читателей к каждому из трех вопросов. Принимая во внимание эту закономерность, Лунд предложил «закон примата убеждения», считая, что аргументы, представленные первыми в дискуссии, имеют тенденцию оказывать большее влияние по сравнению с аргументами, представленными вторыми.Однако некоторые последующие исследования показали совершенно противоположный эффект (например, Cromwell, 1950). Например, Кромвель исследовал влияние порядка на изменение отношения к вопросу о том, должно ли федеральное правительство предоставлять универсальную медицинскую помощь и должно ли федеральное правительство требовать арбитража трудовых споров. Кромвель обнаружил, что когда аргументы «за» и «против» были сильными, точка зрения, представленная второй в дискуссии, имела большее влияние по сравнению с точкой зрения, представленной первой.Когда аргументы «против» и «за» по одному и тому же вопросу были слабыми, порядок не влиял на изменение отношения. Первая попытка обзора литературы по этой теме (Hovland and Mandell, 1957) указала на то, что ранние исследования различались по многим параметрам, в том числе по конкретным используемым шкалам отношения, времени проверки отношения читателя и воспринимаемой релевантности тем. Вдобавок, учитывая противоречивые доказательства, Ховланд и Манделл пришли к выводу, что закон первенства не всегда применяется и что существуют, вероятно, другие механизмы, которые смягчают эффекты упорядочения, когда индивидам предъявляются две конфликтующие стороны аргумента.Более поздние исследования (описанные в следующих разделах) позволили по-новому взглянуть на возможных модераторов.

    Одним из потенциальных модераторов эффектов порядка представления, исследованных в ряде прошлых исследований, является потребность в познании , личностная черта, которая отражает общую тенденцию человека участвовать в активной деятельности по обработке информации и получать удовольствие от нее (Cacioppo and Petty, 1982; см. также Cacioppo et al., 1996; Petty et al., 2009). В нескольких исследованиях утверждается, что потребность в познании является надежным модератором эффектов порядка в двусторонней аргументации (например,г., Кассин и др., 1990; Хаугтведт и Петти, 1992). Более конкретно, когда представлены две конфликтующие стороны проблемы, люди с высокими показателями потребности в познании, как правило, больше подвержены влиянию точки зрения, которая была представлена ​​первой, по сравнению со второй точкой зрения (эффект первенства), тогда как люди с низкой потребностью - оценки когнитивных способностей больше зависят от более поздней точки зрения (эффект новизны). Например, Kassin et al. (1990) провели имитационное исследование присяжных, в котором неоднозначное записанное на видео признание было представлено одной стороной (защитой или обвинением) вместе с рядом аргументов, обеспечивающих интерпретацию признания как совместимую с этой стороной.Затем противная сторона представила заявление, в котором утверждала, что признание фактически поддерживает противоположную позицию. Кассин и др. (1990) обнаружили, что люди с высокими показателями потребности в познании выносили вердикт, основанный на первоначальной интерпретации признания. Напротив, люди с низким показателем потребности в познании больше полагались на недавно представленную переинтерпретацию признания (аналогичные результаты см. В Haugtvedt and Petty, 1992). Совсем недавно Qiu and Wang (2011) исследовали, как на отношение потребителей влияет порядок представления отрицательных и положительных отзывов в Интернете.В соответствии с выводами Кассина и др. (1990), авторы отметили, что отношение участников с высокой потребностью в познании отражало эффект первенства, тогда как те, кто набирал низкие баллы по потребности в познании, демонстрировали эффект новизны.

    Эффекты порядка, описанные выше, были объяснены с точки зрения различий в том, как участники с низкой и высокой потребностью в познании обрабатывают информацию (Kassin et al., 1990; Haugtvedt and Petty, 1992; Haugtvedt and Wegener, 1994; Petty et al. , 2001).В частности, предполагается, что люди, получившие высокие оценки по показателям потребности в познании, - это люди, которые активно обрабатывают информацию и, следовательно, могут рано формировать мнение, а затем участвовать в подтверждающей проверке гипотез. Предполагается, что это раннее мнение позволяет не принимать во внимание более поздние (противоположные) аргументы. Напротив, люди с низкими показателями потребности в познании - это люди, которые, как считается, участвуют в менее активных формах мышления и, следовательно, не формируют свое мнение на раннем этапе.В результате эти люди с большей вероятностью будут принимать решения только тогда, когда их попросят сделать это, и будут основывать свои решения на самой последней и доступной информации.

    Важным аспектом исследований по этой теме на сегодняшний день является то, что аргументы обычно представлены в сложной письменной или устной прозе. Предположительно, процесс формулирования отношения на основе таких материалов требует понимания и интеграции множества точек зрения, представленных в дискурсе. Ряд авторов исследовали, как учащиеся комбинируют информацию из нескольких (иногда противоречивых) источников, чтобы прийти к последовательной интерпретации темы (например,г., Wiley et al., 2009; Гриффин и др., 2012). Например, Wiley et al. (2009) оценили способность студентов узнавать о механизмах, лежащих в основе извержений вулканов. Студентам были представлены тексты как из надежных, так и из ненадежных источников. Авторы заметили, что способность оценивать источники была надежным предиктором развития точной мысленной модели явления (аналогичные результаты см. В Bråten et al., 2009). Более того, предыдущие исследования показали, что люди сильно различаются по своей способности интегрировать и понимать информацию не только в одном письменном или устном тексте (Daneman and Carpenter, 1983; Holmes, 1983; Palmer et al., 1985; Перфетти, 1985; Данеман, 1991; Отеро и Кинч, 1992; Hannon and Daneman, 2001), но также несколько документов (например, Mason et al., 2010; Griffin et al., 2012). Например, Griffin et al. (2012) исследовали влияние индивидуальных различий как в способностях, так и в ограничениях диспозиционного характера при изучении научной темы из нескольких документов. Следуя Становичу и Уэсту (1997), авторы пришли к выводу, что успех в решении такого рода задач отражает индивидуальные различия, касающиеся как способностей, таких как рабочая память, навыки чтения и словарный запас, так и диспозиционных характеристик, таких как понимание важности рассуждения о доказательствах при формировании и пересмотре убеждений.Гриффин и др. (2012) обнаружили, что для учеников седьмого класса вербальные способности (например, суждения учителей о навыках чтения ребенка) были наиболее надежным предиктором результатов обучения в задаче, состоящей из нескольких документов. Хотя диспозиционные характеристики (например, баллы по шкале CLEAR Thinking Scale ) объясняли значительную долю дисперсии в результатах обучения, эффект был меньше, чем для вербальных способностей. Исследования Mason et al. (2010) пришли к аналогичному выводу.Эти авторы заметили, что как навыки понимания прочитанного, так и убеждения в отношении научных знаний были в значительной степени связаны с тем, что восьмиклассники узнали о вымирании динозавров из множества электронных источников. В совокупности эти результаты подчеркивают, что, хотя диспозиционные характеристики важны при обучении на основе нескольких текстов, способность обработки информации может быть более важной.

    Здесь мы исследуем возможность того, что различия в вербальных способностях читателей также могут играть важную роль и, возможно, более важны, чем личностные черты, такие как потребность в познании, в смягчении эффекта порядка аргументов при формулировании мнений на основе аргументов в письменном тексте.Например, люди с низкой вербальной способностью могут быть менее успешными в поддержании и интеграции последовательно представленных сторон данного аргумента. В результате они могут лучше представить самую свежую информацию и не смогут адекватно интегрировать ее с информацией, которой они были представлены ранее. Это побудило бы их полагаться на последнюю представленную позицию, будь то за или против, когда им нужно сформировать свое отношение к рассматриваемому вопросу. Напротив, люди с высокими словесными способностями должны иметь лучшую способность интегрировать различные точки зрения и создавать более сбалансированное представление о плюсах и минусах, относящихся к конкретной проблеме.Таким образом, при формулировании своего мнения они могли бы опираться на это сбалансированное представление. В свою очередь, они смогут формировать свое мнение, основываясь на общем впечатлении от аргумента, а не на самой последней позиции, и поэтому, как правило, должны быть менее подвержены влиянию порядка представления в двусторонней аргументации. Как признали Хаугтведт и Петти (1992), хотя люди, имеющие высокие баллы по потребности в познании, с большей вероятностью будут участвовать в усердной обработке информации, они не всегда склонны или не обладают необходимой способностью к обработке информации.Следуя тому же аргументу, у людей с низкими показателями потребности в познании нет причин не участвовать в трудоемкой обработке информации при условии, что у них для этого есть необходимая способность к обработке. Таким образом, возможно, что вербальные способности могут играть более важную роль, чем личностные черты, такие как потребность в познании, в смягчении эффекта порядка аргументов, когда люди формулируют свое мнение на основе аргументов в письменном тексте.

    Настоящее исследование напрямую касается степени, в которой чувствительность читателей к порядку изложения взаимодействует с индивидуальными различиями в речевых способностях.Кроме того, в нем исследуется, как вербальные способности соотносятся с потребностью в познании с учетом предыдущих исследований, посвященных взаимосвязи между потребностью в познании и упорядочиванием аргументов. В эксперименте мы манипулируем порядком, в котором приводились аргументы «за» и «против», чтобы оценить влияние этих противоположных точек зрения на оценку читателями. Кроме того, используя баллы как потребности в познании, так и вербальных способностей, мы предлагаем новый тест, в котором индивидуальные различия на уровне личностных черт и на уровне лингвистико-когнитивной обработки могут смягчать потенциальные эффекты порядка.

    Участникам было предложено прочитать отрывки, содержащие четыре аргумента pro и четыре con по теме обязательного голосования на национальных выборах и четыре аргумента pro и четыре con аргументов по теме генной инженерии в производстве продуктов питания (см. Материалы для примеров). Данный участник сначала прочитал бы за по одной из тем и против сначала по другой теме. В этом эксперименте мы также оценили отношение участников к каждой теме до и после того, как они прочитали аргументы.Это было сделано для контроля различий в исходном отношении участников к выбранным темам. Кроме того, в этом эксперименте индивидуальные различия в речевых способностях оценивались путем объединения результатов по словарной шкале Милл-Хилла (Raven, 1965) с результатами глобального теста на понимание прочитанного Нельсона-Денни (Brown et al., 1981). . Индивидуальные различия в потребности в познании оценивались с помощью шкалы, разработанной Качиоппо и Петти (1982; см. Также Качиоппо и др., 1984).Шкала состоит из 18 пунктов, по которым люди оценивают, в какой степени утверждения, такие как «, я получаю удовольствие от напряженных и многочасовых размышлений, », служат точным описанием самих себя. Предыдущие исследования показали, что люди, получившие высокие баллы по этой шкале, по своей природе склонны участвовать и получать удовольствие от активной деятельности по обработке информации, затрагивающей широкий спектр тем (Cacioppo et al., 1996; Petty et al., 2009).

    Если люди с низкой вербальной способностью с большей вероятностью сообщат, что последняя представленная позиция является наиболее убедительной, тогда как люди с высокой вербальной способностью, как правило, менее восприимчивы к порядку аргументов, мы должны наблюдать эффекты новизны для участников с низкой вербальной способностью и отсутствие эффекта от упорядочивания аргументов для участников с высокими словесными способностями.С другой стороны, если потребность в познании действительно является последовательным модератором эффектов порядка в двусторонней аргументации, отношение участников, получивших низкие баллы по критерию потребности в познании, должно быть смещено в сторону аргументов, представленных последними (эффект недавности), тогда как Отношение участников, получивших высокие баллы по критерию потребности в познании, должно соответствовать аргументам, представленным в первую очередь (эффект первенства).

    Материалы и методы

    Участников

    Участниками были 32 женщины ( n = 22) и мужчины ( n = 10), первая ( n = 28), вторая ( n = 2), третья ( n = 1) студентка курса и первый год Ph.D. ( n = 1) студенты, набранные из Университета Торонто Миссиссауга (средний возраст: 18,7 года, диапазон: 17–41 год). Все участники свободно говорили по-английски. Участникам платили 10 долларов ( n = 1) за час или получали кредит курса ( n = 31) за свое участие. Участники тестировались индивидуально за одно занятие. Каждый сеанс длился примерно 1 час. Исследование было одобрено Советом по этике социальных, гуманитарных и образовательных исследований Университета Торонто.

    Аргументы за и против

    Аргументы, использованные в настоящем эксперименте, были адаптированы из Sather (1999). Аргументы были построены таким образом, что они сформировали четыре связанных пары утверждений «за» и «против» в отношении конкретного подвопроса, связанного с обязательным голосованием, и четыре связанных пары утверждений «за» и «против», касающихся конкретного подвопроса, связанного с генной инженерией (см. Материалы для полного списка аргументов, использованных в данном исследовании). Другими словами, в данной паре аргумент за обращался к проблеме, для которой аргумент против служил прямым контрапунктом (например,g. обязательное голосование гарантирует, что победившая партия представляет взгляды всего населения, тогда как в случае принуждения к голосованию большинство людей просто проголосуют случайным образом, что не обеспечит лучшего представительства). Такая структура «точка-контрапункт» гарантировала, что каждая конкретная позиция (за или против) в конечном итоге будет дополнена «другой стороной истории», которая непосредственно касается того же подвопроса. Объем аргументов, связанных с принудительным голосованием и генной инженерией, составил 589 и 565 слов соответственно.

    Процедура и дизайн

    По прибытии каждого участника попросили прочитать и подписать форму согласия. Участникам сказали, что исследование было разработано для проверки способности учиться по тексту. Им посоветовали, что экспериментатор задаст несколько вопросов о тексте, когда они закончат читать.

    Каждый участник прочитал аргументы, относящиеся к двум отдельным темам (обязательное голосование и генная инженерия), и был подвергнут обоим условиям порядка представления (между темами: либо за, то против, либо против, то за, то за).Порядок, в котором появлялись каждая тема и каждое условие порядка презентации, уравновешивался участниками. Каждый набор из четырех аргументов был представлен как одна «страница» на экране компьютера. Важным аспектом этой схемы внутри участника является то, что на протяжении всего эксперимента каждый набор аргументов за и против появлялся во всех экспериментальных условиях равное количество раз. Другими словами, каждый элемент со своими особыми характеристиками, такими как убедительность и удобочитаемость, в равной степени способствовал каждому экспериментальному условию, что позволяет нам контролировать эти характеристики с помощью экспериментального плана.

    После того, как участники продвинулись по странице, они не могли вернуться (следуя методологии, использованной в прошлых исследованиях, таких как Braasch et al., 2013). Кроме того, участники заполнили анкету отношения как до, так и после прочтения аргументов «за» и «против» по ​​каждой теме. Баллы отношения после чтения вычитались из баллов отношения до чтения, чтобы получить единый балл изменения отношения. После заполнения анкеты отношения к каждой теме участники выполнили задание на вспоминание.Затем участников попросили заполнить анкету для получения предварительных знаний по каждой теме, а также по шкале потребности в познании. Шкала потребности в познании вводилась на том же сеансе, как и Kassin et al. (1990) и Цю и Ван (2011). Чтобы оценить вербальные способности, участники прошли тест «Словарь Милл-Хилла» и тест Нельсона-Денни на понимание прочитанного (форма E теста Нельсона-Денни: Brown et al., 1981). Результаты тестов Mill-Hill Vocabulary и Нельсона-Денни были стандартизированы и усреднены для получения единой оценки вербальных способностей для каждого участника.

    Анкета отношения

    Отношение участников к обязательному голосованию оценивалось с использованием девяти семибалльных шкал семантического дифференциала. Следуя Петти и др. (2001) эти шкалы были помечены как плохие - хорошие, мудрые - глупые, позитивные - негативные, неблагоприятные - благоприятные, полезные - вредные, неприятные - приятные, справедливые - несправедливые , ненужное - необходимое , и умное - тупое .Шкалы, где низкие числа указывали на положительное отношение (например, умный-глупый ), были выставлены в обратном порядке, так что более высокие баллы всегда соответствовали более положительному отношению. Наконец, ответы на шкалы до и после прочтения отрывков были усреднены и вычтены, чтобы сформировать общую оценку изменения отношения для каждого участника.

    Задача отзыва

    Участникам был предоставлен буклет для задания отзыва, в котором говорилось, что в тексте обсуждались четыре вопроса по соответствующей теме и были представлены плюсы и минусы для каждого вопроса.Затем инструкции попросили участников записать как можно больше об аргументах, обсуждаемых в тексте. Буклет также включал заголовок для каждого вопроса (например, «Явка избирателей», «Сбалансированное представительство», «Личные свободы» и «Подтверждение привилегий, за которые боролись наши предшественники» в случае аргументов относительно обязательного голосования) на отдельном листе. страницы, которые служат подсказками для памяти. Один оценщик, не знающий условий эксперимента, оценивал ответы. Эксперт выставил оценку 0, 0.25, 0,5, 0,75 или 1 для каждого из восьми отдельных аргументов в зависимости от того, насколько точным и подробным был ответ данного участника. Например, рассмотрим следующий аргумент относительно обязательного голосования:

    (1) Большая явка избирателей автоматически не гарантирует, что выборные должностные лица являются репрезентативными для всего населения. Некоторые люди не голосуют, потому что им неинтересен политический процесс. Другие могут быть хорошо информированы, но не отдавать предпочтение какому-либо конкретному кандидату или партии.В случае принуждения к голосованию эти люди будут голосовать случайным образом, что не гарантирует, что результаты выборов будут отражать мнения всех слоев общества.

    Чтобы получить оценку 1 за этот аргумент, участники должны были указать в своих ответах четыре идеи: (1) некоторые люди не голосуют из-за отсутствия интереса к политическому процессу, (2) некоторые люди не голосуют из-за недоверие к политическому процессу, (3) когда люди, которым не хватает интереса / доверия, голосуют случайным образом, (4) поскольку голоса незаинтересованных людей являются случайными, обязательное голосование не обеспечивает лучшего представительства.За каждую незарегистрированную идею оценка снижалась на 0,25. Поскольку каждая тема в целом включала восемь аргументов, максимально возможный балл составил 8. Кроме того, мы вывели дополнительный показатель запоминания недавних элементов, разделив показатель запоминания для самого последнего набора аргументов на общий балл запоминания. Таким образом, этот балл измеряет любую склонность вспомнить информацию, в первую очередь, из самого последнего набора аргументов.

    Шкала потребности в познании

    Участникам была введена короткая версия шкалы потребности в познании (Cacioppo et al., 1984). Шкала включает 18 утверждений, таких как «Я предпочитаю простые задачи сложным» и «Я не думаю о развлечениях». От участников требовалось оценить степень, в которой каждое утверждение характерно для них, по девятибалльной шкале Лайкерта. Половина утверждений (например, «Думать - это не мое представление о развлечениях») оценивалась в обратном порядке, тогда как другая половина (например, «Я предпочитаю простые задачи сложным») оценивалась регулярно. Наконец, ответы на каждое утверждение были усреднены, чтобы сформировать общую оценку потребности в познании для каждого участника.Более высокие баллы по этому опроснику соответствовали более высокой потребности в познании.

    Милл-Хилл Тест словарного запаса

    участников прошли тест на словарный запас Милл-Хилла (Raven, 1965). Было 20 вопросов с множественным выбором (например, плодовитый, означает [а] эскулентный, [б] глубокий, [в] возвышенный, [г] оптативный, [д] плодовитый, [е] салический). Участники выполнили все 20 заданий без каких-либо ограничений по времени. Было записано общее количество правильно идентифицированных значений из 20.

    Тест на понимание прочитанного Нельсона-Денни

    Участникам был предложен тест Нельсона-Денни, который состоит из восьми отрывков из прозы и 36 вопросов с несколькими вариантами ответов. Участникам было дано 20 минут на то, чтобы прочитать отрывки и ответить на вопросы. Регистрировалось общее количество правильно отвеченных вопросов в пределах этого интервала.

    Анкета предварительных знаний

    Затем участникам был введен вопросник по предварительным знаниям, чтобы оценить, насколько они знали о темах обязательного голосования и генной инженерии до участия в исследовании.Им задали два вопроса: (1) «Что вы знали об идее обязательного голосования / генной инженерии до того, как пришли для этого исследования?» и (2) «Обдумывали ли вы преимущества и недостатки обязательного голосования / генной инженерии до того, как приступили к этому исследованию?» От участников требовалось указать свой ответ по семибалльной шкале Лайкерта (например, 1 - «Я никогда раньше не слышал об идее обязательного голосования» и 7 - «Я хорошо знал идею обязательного голосования»). ).Ответы на каждый вопрос были усреднены вместе, чтобы сформировать оценку предварительных знаний участника по каждой теме.

    Результаты

    Анализ данных

    Оценки запоминания и изменения отношения были представлены в серии линейных моделей смешанных эффектов с участниками и заданиями в виде пересекающихся, независимых, случайных эффектов, реализованных в пакете lme4 статистического программного обеспечения R 2.15.2 (Bates et al., 2012; R Core Team, 2012; обсуждение реализации и преимуществ таких моделей по сравнению с традиционным анализом отдельных участников и отдельных элементов на основе квази- тестов F см. В Baayen, 2008; Baayen et al., 2008; Barr et al., 2013). В отличие от традиционных иерархических или многоуровневых моделей, модели смешанных эффектов, применяемые в настоящем исследовании, не требуют вложенности случайных эффектов. По предположению Barr et al. (2013), мы начали с включения всех случайных эффектов, поддерживаемых дизайном, во все модели. Однако, если максимальная модель не сходилась, структура случайных эффектов была упрощена в соответствии с процедурой «наилучшего пути», описанной Барром и др. (2013), пока не сошлась конкретная модель. Основные эффекты и взаимодействия оценивались с помощью тестов отношения правдоподобия, в которых отклонение (-2LL) модели, содержащей фиксированный эффект, сравнивается с другой моделью без рассматриваемого эффекта, но в остальном идентично в структуре случайных эффектов.Для фиксированных эффектов мы сообщаем коэффициент регрессии, стандартную ошибку, χ 2 и соответствующие значения p- (для вербальной способности, потребности в познании, вспоминания, недавнего отзыва элемента, предшествующих знаний и оценки изменения отношения. описательную статистику см. в таблице 1).

    ТАБЛИЦА 1. Среднее значение, стандартное отклонение и диапазоны для вербальных способностей, потребности в познании, вспоминания, недавнего отзыва заданий, предшествующих знаний и оценок изменения отношения.

    Связь между индивидуальными различиями и воспоминаниями

    Прежде чем перейти к результатам, относящимся к основному фокусу исследования (формирование отношения), мы сначала подтверждаем, что наша экспериментальная задача и количество участников позволяют нам воспроизвести более установленные результаты относительно связи между вербальными способностями, потребностью в познании и памятью. для текстовой информации. Прежде всего, мы исследовали взаимосвязь между оценками по словарю Милл-Хилл и результатами тестов Нельсона-Денни, поскольку они использовались для получения единой оценки вербальных способностей для каждого участника.Как и ожидалось, между двумя показателями была значимая связь: r = 0,49, p = 0,005. Кроме того, в соответствии с предыдущими исследованиями (например, Tidwell et al., 2000; Fleischhauer et al., 2010), существовала значимая положительная корреляция между вербальными способностями и потребностью в измерениях когнитивных функций, r = 0,39, p = 0,027. Коэффициент внутренней согласованности теста Нельсона-Денни составлял 0,67 (формула Кудера – Ричардсона 21) и 0,60 (формула Кудера – Ричардсона 20) для словарного теста Милл-Хилла.Коэффициент внутренней согласованности шкалы потребности в познании составил 0,89 (альфа Кронбаха).

    Далее, чтобы исследовать, как показатели индивидуальных различий связаны с памятью, сначала были смоделированы оценки запоминания как функция словесных способностей и порядка тем (был ли набор аргументов первым или вторым в эксперименте) и взаимодействия этих двух переменных. (Таблица 2, Модель 1). Кроме того, модель включала предварительные знания в качестве коварианты. Анализ показал, что основное влияние оказывает порядок, в котором аргументы появляются в эксперименте, β = 0.53, SE = 0,22, χ 2 (1) = 6,05, p = 0,014. Это указывает на то, что участники вспомнили больше аргументов по теме, которая появилась второй в эксперименте (первая тема: 2,57 против второй темы: 3,10). Также был значительный главный эффект вербальной способности, β = 0,73, SE = 0,27, χ 2 (1) = 6,99, p = 0,008. Это отражает тот факт, что по мере увеличения количества вербальных способностей увеличивались и оценки воспоминаний. Кроме того, взаимодействие между двумя переменными не было значимым ( p = 0.788). Наконец, не было никакого основного эффекта предварительных знаний ( p = 0,979).

    ТАБЛИЦА 2. Модели регрессии со смешанными эффектами с отзывом в качестве зависимой переменной.

    Модель с отзывом в качестве зависимой меры и потребностью в познании, порядок (первый, второй), в котором тема дебатов появилась в эксперименте, и их взаимодействие в качестве предикторов, а также предварительное знание в качестве ковариаты (Таблица 2, Модель 2 ) выявил значительный главный эффект от порядка тем для дебатов, β = 0.52, SE = 0,20, χ 2 (1) = 6,20, p = 0,013. Однако не было никакого основного эффекта от предшествующих знаний, потребности в познании или взаимодействия между потребностью в познании и порядком тем ( p s> 0,05).

    Затем модель с воспоминанием в качестве зависимой меры, предварительным знанием в качестве ковариаты и вербальной способностью, потребностью в познании, порядком тем и тремя двусторонними взаимодействиями между последними тремя переменными (таблица 2, модель 3) выявила важные основные эффект порядка тем для дебатов, β = 0.53, SE = 0,21, χ 2 (1) = 6,54, p = 0,011. Это подтвердило, что участники вспомнили больше аргументов по теме, которая появилась второй в эксперименте, и отражает тот факт, что участники улучшили задачу на память по мере того, как они ближе познакомились с экспериментом. Также был значительный главный эффект вербальной способности, β = 0,74, SE = 0,33, χ 2 (1) = 5,46, p = 0,020. Это отражает тот факт, что по мере увеличения показателей вербальных способностей увеличивались и показатели воспоминаний даже после учета потребности в познании.Однако не было никакого основного эффекта от предшествующего знания, потребности в познании и каких-либо взаимодействий не было значимым ( p s> 0,05).

    Недавнее запоминание заданий также моделировалось как функция вербальной способности, независимо от того, появился ли набор аргументов первым или вторым в эксперименте, взаимодействия этих двух переменных и предшествующих знаний в качестве ковариаты (таблица 3, модель 1). Анализ показал, что основное влияние вербальной способности на запоминание недавнего задания: β = -0,73, SE = 0.35, χ 2 (1) = 4,43, p = 0,035. Как показано на Рисунке 1, по мере увеличения вербальной способности доля вспоминаемой недавно информации уменьшалась. Другими словами, участники с низкими вербальными способностями имели тенденцию вспоминать сравнительно более свежую информацию из представленных аргументов, тогда как участники с высокими вербальными способностями имели тенденцию вспоминать информацию из более ранних и более поздних аргументов более равномерно. Таким образом, участники с более высокими показателями вербальных способностей имели тенденцию вспоминать аргументы более сбалансированным образом, чем участники с низкими вербальными способностями.Других значимых эффектов модель не выявила ( p s> 0,05).

    ТАБЛИЦА 3. Модели регрессии со смешанными эффектами с последним отзывом элементов в качестве зависимой переменной.

    РИСУНОК 1. Взаимосвязь между вербальными способностями и недавним вспоминанием предмета. Показатели пропорций, отражающие недавний отзыв предметов, были преобразованы логитом перед вводом их в корреляционный анализ, однако мы наносим необработанные значения пропорций для облегчения интерпретации.

    Кроме того, модель с недавним отзывом элемента в качестве зависимой меры и потребностью в познании, порядком тем для обсуждения и взаимодействием Потребность в познании × Порядок темы в качестве переменных-предикторов, а также предварительное знание в качестве ковариаты (таблица 3, модель 2) показала нет значимых основных эффектов или взаимодействий ( p s> 0,05). Таким образом, увеличение потребности в познании не было существенно связано с изменениями в пропорции недавней информации, извлеченной из двух текстов.

    Наконец, модель с недавним отзывом элемента в качестве зависимой меры, предварительное знание в качестве ковариаты и вербальная способность, потребность в познании, порядок, в котором тема дебатов появилась в эксперименте, и три двусторонних взаимодействия между последними тремя переменными. (Таблица 3, Модель 3) выявили основной эффект вербальной способности, β = -0,84, SE = 0,41, χ 2 (1) = 4,48, p = 0,034. Это подтвердило, что связь между вербальными способностями и недавним вспоминанием элемента, показанная на рисунке 1, остается значительной даже после учета потребности в познании.Наконец, никакой другой основной эффект или взаимодействие не было значимым ( p s> 0,05).

    В целом, взаимосвязь между индивидуальными различиями и показателями памяти позволяет предположить, что вербальные способности более успешны, чем потребность в познании при прогнозировании способности вспоминать текст (см. Cacioppo et al., 1996; Kardash and Noel, 2000). Кроме того, анализ предоставляет доказательства того, что повышение вербальной способности связано с более сбалансированным воспроизведением информации, представленной в начале и в конце каждого текста.Однако это не относится к необходимости измерения познания.

    Индивидуальные различия и отношения

    Средний балл изменения отношения для всех участников составил -0,20 ( SD = 0,57, -0,17 и -0,23 для тем обязательного голосования и генной инженерии соответственно). Это говорит о том, что в целом участники сообщили о несколько более негативном отношении к проблемам после прочтения аргументов, чем до их прочтения, однако эта закономерность не была статистически значимой ( p > 0.05).

    Чтобы исследовать влияние индивидуальных различий и эффектов порядка представления на изменение отношения, оценки изменения отношения были сначала представлены в линейной модели смешанных эффектов с предварительными знаниями в качестве ковариации и порядка представления аргументов (за-против или против), вербальные способности и взаимодействие «Порядок представления × вербальные способности» в качестве предикторов (таблица 4, модель 1). Этот анализ выявил значимое взаимодействие «Порядок презентации × вербальные способности», β = 0,63, SE = 0.27, χ 2 (1) = 5,75, p = 0,016. Чтобы разобраться в этом взаимодействии, мы использовали кодирование категориальных и непрерывных переменных, а также структурирование модели, предложенной West et al. (1996; см. Также Cohen and Cohen, 1983), чтобы проверить взаимодействие между категориальными и непрерывными переменными. Как показано на Рисунке 2, участники с высокими вербальными способностями имели одинаковые оценки изменения отношения независимо от порядка представления аргументов: p > 0,05. Однако участники с низкой вербальной способностью с большей вероятностью выработали более позитивное отношение после прочтения аргументов в условии «против» по ​​сравнению с условием «за», β = 1.04, SE = 0,32, χ 2 (1) = 6,52, p = 0,011. Другими словами, участники с низкой вербальной способностью продемонстрировали эффект новизны, тогда как участники с высокой вербальной способностью не продемонстрировали ни эффекта новизны, ни эффекта первенства.

    ТАБЛИЦА 4. Модели регрессии со смешанными эффектами с изменением отношения в качестве зависимой переменной.

    РИСУНОК 2. Иллюстрация взаимодействия между порядком презентации и вербальной способностью в отношении изменения отношения.

    Учитывая, что вербальные способности были в значительной степени связаны с припоминанием и недавним вспоминанием заданий, мы рассмотрели возможность того, что эти меры могут также смягчить эффект порядка представления. Однако линейная модель со смешанными эффектами, которая включала предварительные знания, порядок представления, отзыв и порядок представления × отзыв (таблица 4, модель 2), выявила только маргинальный основной эффект порядка представления, β = 0,49, SE = 0,23, χ 2 (1) = 3,67, p = 0.056, и никаких других основных эффектов или взаимодействий. Точно так же модель с предварительным знанием, порядком представления, последним отзывом элемента и порядком представления × отзыв недавнего элемента в качестве предикторов (таблица 4, модель 3) также выявила лишь незначительный основной эффект порядка представления, β = 0,56, SE = 0,26, χ 2 (1) = 3,62, p = 0,057. Таким образом, текстовая память, по-видимому, не смягчала эффект порядка представления с точки зрения изменения отношения. Подробнее об этом мы поговорим в разделе «Обсуждение.”

    В другой линейной модели смешанных эффектов предварительные знания, порядок представления, потребность в познании и взаимодействия «Порядок представления × потребность в познании» были введены в качестве переменных-предикторов (таблица 4, модель 4). Модель выявила только главный эффект порядка представления, β = 0,50, SE = 0,23, χ 2 (1) = 4,97, p = 0,026. Это отражало тот факт, что в целом изменение отношения было более негативным, если выступать за против, чем за. Важно отметить, что не было значительного взаимодействия Порядок представления × Потребность в познании ( p > 0.05). Таким образом, в отличие от предыдущих исследований (например, Kassin et al., 1990; Haugtvedt and Petty, 1992; Qiu and Wang, 2011), мы не смогли наблюдать различные эффекты порядка изменения отношения участников, которые варьировались в зависимости от их потребностей. оценки познания.

    Наконец, мы смоделировали оценки изменения отношения в зависимости от предшествующих знаний, порядка представления, потребности в познании, вербальных способностей, порядка представления × потребности в познании, порядка представления × вербальной способности и вербальной способности × потребности в познании (Таблица 4, Модель 5).Модель выявила основной эффект порядка представления, β = 0,49, SE = 0,22, χ 2 (1) = 3,99, p = 0,046. Это отражало тот факт, что в целом изменение отношения было более негативным, если выступать за против, чем за. Важно отметить, что взаимодействие между вербальными способностями и порядком изложения, показанное на рисунке 2, оставалось значимым, β = 0,69, SE = 0,29, χ 2 (1) = 6,15, p = 0,013, даже с учетом потребности. оценки познания.Ни один из других основных эффектов или взаимодействий не был значимым ( p s> 0,05).

    Хотя мы не обнаружили взаимосвязи между порядком представления и потребностью в познании, результаты показывают, что вербальная способность является значительным модератором эффектов примата и новизны в двусторонней аргументации. В частности, люди с низкой вербальной способностью, возможно, из-за их более слабых навыков интеграции текста, показали эффект новизны. Однако люди с высокими вербальными способностями формировали свое мнение независимо от порядка представления аргументов.Это можно объяснить предположением, что участники с высокими вербальными способностями способны эффективно интегрировать различные идеи, представленные в тексте, и меньше полагаться на самую свежую информацию, сообщая о своем отношении. Утверждение о том, что участники с высокими вербальными способностями более эффективно интегрируют различные идеи, представленные в тексте, чем участники с низкими вербальными способностями, было подкреплено значительной взаимосвязью между вербальными способностями и мерами припоминания. Тем не менее, в текущем задании по отзыву участникам напомнили, что в тексте обсуждаются четыре вопроса, относящиеся к конкретной теме, и представлены плюсы и минусы для каждого вопроса, а также указано название для каждого вопроса.Другими словами, задание на вспоминание обеспечивало структуру для информации, которая должна быть вызвана, которая могла не отражать представление текста в памяти в момент исследования отношения. Таким образом, не может быть совершенно неожиданным, что выполнение текущего задания на вспоминание не смягчило влияние порядка представления на изменение отношения.

    Обсуждение

    Люди часто сталкиваются с разными мнениями и точками зрения в письменных материалах, таких как журналы, газеты и книги.На сегодняшний день исследования показали, что порядок представления, а также потребность в познании (или общая склонность людей к активным действиям по обработке информации) являются важными факторами, влияющими на то, как читатели имеют дело с этими разными точками зрения при формулировании своего мнения (например, Петти и др., 2001). Однако в текущем исследовании мы также изучили, могут ли и как вербальные способности (индивидуальные различия на когнитивном уровне, связанные с пониманием и интеграцией текстовой информации) смягчать влияние порядка представления на формирование отношения.

    В текущем исследовании мы использовали манипуляцию порядком представления внутри участников, при которой все участники читали противоположные аргументы по двум темам - обязательное голосование и генная инженерия. Для всех участников за были представлены первыми по одной из тем и против были представлены первыми по другой теме. Кроме того, отношение к каждой теме оценивалось как до, так и после прочтения наборов аргументов за и против. В соответствии с рядом предыдущих исследований (например,г., Cacioppo et al., 1986; Кардаш и Ноэль, 2000), вербальные способности лучше предсказывали запоминание текста, чем потребность в познании. Кроме того, по мере увеличения количества вербальных способностей увеличивалась вероятность того, что будут отозваны аргументы, взятые из каждой из двух противоположных позиций, а не только из самой последней позиции. Вместе эти результаты демонстрируют, что способность читателей обрабатывать и понимать текстовую информацию более важна для объяснения их способности кодировать и / или извлекать эту информацию, чем их склонность получать удовольствие от обработки информации.Что еще более важно, анализ изменения отношения выявил отсутствие взаимодействия между порядком представления и потребностью в познании. Таким образом, в отличие от предыдущей литературы (например, Kassin et al., 1990; Haugtvedt and Petty, 1992; Qiu and Wang, 2011), в текущем исследовании мы не смогли наблюдать закономерность, при которой люди с высокой потребностью в познании оказываются под влиянием больше по первой стороне аргумента по сравнению со второй, в то время как те, у кого низкая потребность в познании, больше убеждаются самым последним аргументом.

    Есть несколько возможностей того, почему наши выводы не отражают это взаимодействие между порядком представления и потребностью в познании. Во-первых, как признали Хаугтведт и Петти (1992), хотя люди с высокими показателями потребности в познании с большей вероятностью будут участвовать в сложной обработке информации, они не всегда к этому склонны. Таким образом, возможно, что в настоящем исследовании участники, получившие высокие баллы по потребности в познании, просто не участвовали спонтанно в большей обработке информации.Другая возможность заключается в том, что взаимодействие между порядком представления и потребностью в познании наблюдалось в предыдущих исследованиях из-за специфики используемых аргументов за и против. В Qiu and Wang (2011), например, отрицательные и положительные обзоры основывались на различных аспектах продукта (например, короткое время автономной работы и хороший внешний вид соответственно) и были относительно короткими, тогда как Haugtvedt и Petty (1992) использовали разные аргументы. по «силе» (например, сильная или слабая). В настоящем исследовании после прочтения одного набора аргументов читатели столкнулись с набором конкретных контраргументов, которые напрямую касались каждого из аргументов за или против, прочитанных ранее.Симметрия в структуре аргументации может способствовать восприятию того, что последняя представленная точка зрения решительно опровергает аргументы, представленные первой, независимо от склонности к трудоемкой обработке информации. Таким образом, один нерешенный вопрос, который может быть рассмотрен в будущих исследованиях, - это степень, в которой потребность в познании является важным модератором эффектов порядка представления в различных типах текстовых материалов. Другая возможность заключается в том, что взаимодействие между потребностью в познании и порядком представления не наблюдалось из-за относительно небольшого размера выборки, использованной в текущем исследовании.Однако важно отметить, что этой выборки было достаточно для воспроизведения ряда ранее установленных результатов, связанных с ассоциациями между потребностью в познании, вербальными способностями и запоминанием текста (подробное обсуждение см. В метаанализе Cacioppo et al. др., 1996).

    Интересно, что взаимодействие между порядком изложения и вербальными способностями с точки зрения изменения отношения читателей было значительным. В частности, участники с высокими вербальными способностями имели одинаковые оценки изменения отношения независимо от порядка изложения, тогда как участники с низким уровнем вербальных способностей с большей вероятностью сообщали о более позитивном отношении после прочтения аргументов в условиях «против», чем при условии «за-против» (новизна). эффект).Эти результаты предполагают, что люди с низкой вербальной способностью, возможно, из-за плохих навыков интеграции текста и текстовой памяти, формировали свое отношение на основе самой доступной (последней) информации. Напротив, люди с высокими вербальными способностями, возможно, из-за их превосходной способности эффективно интегрировать различные идеи, представленные в тексте, и их превосходной и более сбалансированной памяти для более раннего и более позднего текста, в равной степени полагаются на более раннюю и более свежую информацию, сообщая о своем отношении .Это представление косвенно подтверждается наблюдаемой взаимосвязью между вербальными способностями и показателями памяти. Тем не менее, мы признаем несколько ограничений задачи вспоминания, использованной в данном исследовании. Задание можно было вспомнить после того, как участники указали свое отношение и им напомнили, что в тексте обсуждаются четыре вопроса, касающихся обязательного голосования, и представлены плюсы и минусы для каждого вопроса вместе с их названиями. Таким образом, задача служила своего рода подмостком для информации, которую нужно вспомнить после того, как сформировалось отношение.Следовательно, информация, вспоминаемая участниками текущего задания, может не отражать прямо представление текста в памяти в момент формирования отношения. Это могло бы объяснить, почему эффективность текущих показателей отзыва не уменьшала влияние порядка представления на изменение отношения. Один из вопросов для будущих исследований заключается в том, может ли свободное припоминание, которое обеспечивает меньшую поддержку, более точно отражать представление текста в памяти в тот момент, когда отношения формируются и исследуются.Если это так, эта мера отзыва должна смягчить эффекты порядка в формировании отношения.

    Кроме того, стоит отметить, что читатели в текущих экспериментах не имели возможности вернуться к ранее прочитанным аргументам. Следовательно, неясно, будет ли вербальная способность служить модератором порядка изложения, когда читателям разрешено выборочно перечитывать части текста. Например, люди с более низкими вербальными способностями могут быть более склонны к перечитыванию и более стратегическому сравнению материала, чтобы компенсировать свою низкую способность запоминать и интегрировать текстовую информацию.Кроме того, мы признаем, что вербальные способности - это многомерная конструкция, включающая, но не ограничиваясь предыдущим опытом и объемом рабочей памяти. Мы оставляем это для дальнейших исследований, чтобы выяснить, лежит ли какое-либо из этих измерений в основе наблюдаемого взаимодействия между вербальными способностями и порядком изложения.

    В совокупности настоящие результаты иллюстрируют важность включения показателей индивидуальных различий, которые отражают способность понимать и интегрировать идеи, представленные в письменном или устном дискурсе, в исследования отношения и формирования отношения.Таким когнитивным навыкам уделяется относительно мало внимания по сравнению с такими личностными качествами, как потребность в познании. Как было замечено в настоящем исследовании, вербальные способности были надежным модератором влияния порядка презентации на изменение отношения. Мы не предполагаем, что одни только когнитивные способности могут объяснять или включать ранее наблюдаемые эффекты личностных черт на формирование и изменение отношения. Тем не менее, мы надеемся, что различия в способности понимать и интегрировать идеи, представленные в письменной или устной речи, получат то внимание, которого они заслуживают в будущих исследованиях в этой области.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана грантами Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям (Канада) для CC и MD.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2016.01374

    Список литературы

    Аллен, М. (1991). Метаанализ, сравнивающий убедительность односторонних и двусторонних сообщений. Запад. J. Speech Commun. 55, 390–404. DOI: 10.1080 / 1057031

    74395

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баайен, Р. Х. (2008). Анализ лингвистических данных: практическое введение в статистику с использованием R. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Баайен Р. Х., Дэвидсон Д. Дж. И Бейтс Д. М. (2008). Моделирование смешанных эффектов с перекрещенными случайными эффектами для предметов и предметов. J. Mem. Lang. 59, 390–412. DOI: 10.1016 / j.jml.2007.12.005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барр Д. Дж., Леви Р., Шиперс К. и Тили Х. Дж. (2013). Структура случайных эффектов для подтверждающей проверки гипотез: поддерживать максимальную. J. Mem. Lang. 68, 255–278. DOI: 10.1016 / j.jml.2012.11.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брааш, Дж., Гольдман, С. Р., Уайли, Дж. (2013). Влияние текста и характеристик читателя на изучение опровержений в научных текстах. J. Educ. Psychol. 105, 561–568. DOI: 10.1037 / a0032627

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бретен И., Стромсо Х. И. и Бритт М. А. (2009). Доверие имеет значение: изучение роли оценки источника в построении учащимися смысла в нескольких текстах и ​​между ними. Читать. Res. Q. 44, 6–28. DOI: 10.1598 / RRQ.44.1.1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браун, Дж. И., Беннет, Дж. М. и Ханна, Г. (1981). Тест Нельсона-Денни по чтению. Ломбард, Иллинойс: Риверсайд.

    Google Scholar

    Качиоппо, Дж. Т., и Петти, Р. Э. (1982). Потребность в познании. J. Pers. Soc. Psychol. 42, 116–131. DOI: 10.1037 / 0022-3514.42.1.116

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Качиоппо, Дж.Т., Петти, Р. Э., Файнштейн, Дж., И Джарвис, В. Б. Г. (1996). Диспозиционные различия в когнитивной мотивации: жизнь и время людей, нуждающихся в познании, различаются. Psychol. Бык. 119, 197–253. DOI: 10.1037 / 0033-2909.119.2.197

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Cacioppo, J. T., Petty, R.E., Kao, C.E., and Rodriguez, R. (1986). Центральные и периферийные пути к убеждению: взгляд на индивидуальные различия. J. Pers. Soc. Psychol. 51, 1032–1043. DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.5.1032

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Cacioppo, J. T., Petty, R.E., и Kao, C.F. (1984). Эффективная оценка потребности в познании. J. Pers. Оценивать. 48, 306–307. DOI: 10.1207 / s15327752jpa4803_13

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коэн, Дж., И Коэн, П. (1983). Прикладной анализ множественной регрессии / корреляции для поведенческих наук , 2-е изд. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google Scholar

    Кромвель, Х. (1950). Относительное влияние на отношение аудитории первой и второй аргументативной речи в серии. Speech Monogr. 17, 105–122. DOI: 10.1080 / 03637755009375004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Данеман, М. (1991). «Индивидуальные различия в навыках чтения», в Handbook of Reading Research , Vol. 2, под ред. Р. Барра, М. Л. Камиля, П. Мозенталя и П.Д. Пирсон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Лонгман), 512–538.

    Google Scholar

    Дейнеман М. и Карпентер П. (1983). Индивидуальные различия в интеграции информации между предложениями и внутри них. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 9, 561–584. DOI: 10.1037 / 0278-7393.9.4.561

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Fleischhauer, M., Enge, S., Brocke, B., Ullrich, J., Strobel, A., and Strobel, A. (2010). Такие же или разные? Уточнение связи потребности в познании с личностью и интеллектом. чел. Soc. Psychol. Бык. 36, 82–96. DOI: 10.1177 / 0146167209351886

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гриффин Т. Д., Вили Дж., Бритт М. А. и Салас К. (2012). Роль ЧЕТКОГО мышления в изучении науки из задач исследования нескольких документов. Внутр. Электрон. J. Elem. Educ. 5, 63–78.

    Google Scholar

    Хэннон, Б., и Данеман, М. (2001). Новый инструмент для измерения и понимания индивидуальных различий в составных процессах понимания прочитанного. J. Educ. Psychol. 93, 103–128. DOI: 10.1037 / 0022-0663.93.1.103

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Haugtvedt, C.P., и Petty, R.E. (1992). Личность и убеждение: потребность в познании смягчает настойчивость и сопротивление изменениям отношения. J. Pers. Soc. Psychol. 63, 308–319. DOI: 10.1037 / 0022-3514.63.2.308

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаугтведт, К. П., и Вегенер, Д. Т. (1994). Эффекты порядка сообщений в убеждении: перспектива силы отношения. J. Consum. Res. 21, 205–218. DOI: 10.1177 / 0146167211413394

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холмс, Д. К. (1983). Влияние предварительных знаний на ответы на вопросы хороших и плохих читателей. Дж. Рид. Behav. 15, 1–18. DOI: 10.1080 / 10862968309547493

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hovland, C. I., and Mandell, W. (1957). «Существует ли« закон первенства »в убеждении?» В The Order of Presentation in Persuasion , ed.К. И. Ховланд (Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета), 1–22.

    Google Scholar

    Кардаш, К. М., Ноэль, Л. К. (2000). Как организационные сигналы, потребность в познании и вербальные способности влияют на запоминание и распознавание текста. Contemp. Educ. Psychol. 25, 317–331. DOI: 10.1006 / ceps.1999.1011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кассин, С. М., Редди, М. Э. и Таллох, В. Ф. (1990). Интерпретация присяжными неоднозначных доказательств: необходимость познания, порядок представления и убеждение. Law Hum. Behav. 14, 43–55. DOI: 10.1007 / BF01055788

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лунд, Ф. (1924). Психология веры: IV. Закон примата убеждения. J. Abnorm. Soc. Psychol. 20, 183–191.

    Google Scholar

    Мейсон, Л., Болдрин, А., Ариаси, Н. (2010). Эпистемическое метапознание в контексте: оценка и изучение онлайн-информации. Метакогн. Учить. 5, 67–90. DOI: 10.1007 / s11409-009-9048-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Отеро, Дж.и Кинч В. (1992). Неспособность обнаружить противоречия в тексте: во что верят читатели, в сравнении с тем, что они читают. Psychol. Sci. 3, 229–235. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1992.tb00034.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Палмер Дж., МакКлеод К. М., Хант Е. и Дэвидсон Дж. Э. (1985). Информационно-обрабатывающие корреляты чтения. J. Mem. Lang. 24, 59–88. DOI: 10.1016 / 0749-596X (85)

    -6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перфетти, К.А. (1985). Способность к чтению. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Петти Р. Э., Бриньоль П., Лёрш К. и МакКаслин М. Дж. (2009). «Потребность в познании», в «Справочник индивидуальных различий в социальном поведении» , ред. М. Р. Лири и Р. Х. Хойл (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд), 318–329.

    Google Scholar

    Петти Р. Э., Тормала З. Л., Хокинс К. и Вегенер Д. Т. (2001). Мотивация думать и упорядочивать эффекты в убеждении: сдерживающая роль разбиения на части. чел. Soc. Psychol. Бык. 27, 332–344. DOI: 10.1177 / 0146167201273007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цю Л. и Ван В. (2011). Влияние порядка сообщений и фрагментов информации на убеждение eWOM. Документ, представленный на Ежегодной Азиатско-Тихоокеанской конференции по информационным системам (PACIS) , Брисбен, QLD.

    Google Scholar

    R Основная команда (2012). R: язык и среда для статистических вычислений. Вена: Фонд R для статистических вычислений.

    Google Scholar

    Рэйвен, Дж. К. (1965). Словарная шкала Милл-Хилла. Лондон: Льюис.

    Google Scholar

    Sather, T. (ред.). (1999). Плюсы и минусы: Справочник спорщика , 18-е изд. Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

    Станович, К. Э., и Уэст, Р. Ф. (1997). Рассуждение независимо от предшествующих убеждений и индивидуальных различий в активно непредубежденном мышлении. J. Educ. Psychol. 89, 342–357.DOI: 10.1037 / 0022-0663.89.2.342

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тидуэлл П. С., Садовски К. Дж. И Пейт Л. М. (2000). Взаимосвязь между потребностью в познании, знаниях и вербальными способностями. J. Psychol. 134, 634–644. DOI: 10.1080 / 00223980009598242

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вест, С. Г., Айкен, Л. С., и Крулл, Дж. Л. (1996). Экспериментальный дизайн личности: анализ категориального с помощью непрерывных переменных взаимодействий. J. Pers. 64, 1–48. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1996.tb00813.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вили, Дж., Гольдман, С., Грессер, А., Санчес, К., Эш, И., и Хеммерих, Дж. (2009). Оценка источников, понимание и обучение в задачах исследования интернет-науки. г. Educ. Res. J. 46, 1060–1106.

    Google Scholar

    Вулф, М. Б., Таннер, С. М., и Тейлор, А. (2013). Обработка и представление аргументов в односторонних текстах на спорные темы. Дискурсивный процесс. 50, 457–497. DOI: 10.1080 / 0163853X.2013.828480

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Изучите тактики, которые улучшают невербальное общение и язык тела

    Эффективный язык тела имеет решающее значение для успеха. Интересно, что у людей есть естественный диапазон способностей к языку тела: многие люди хорошо с этим справляются, другие - довольно плохо, в то время как небольшое количество людей действительно исключительны.

    Как и любой другой навык, языку тела можно научиться .Его можно улучшить, чтобы достичь действительно исключительного уровня.

    В этой статье мы разбиваем ведущие научные практики на ряд действенных инструментов, которые вы можете применять в своей повседневной жизни: мы поговорим о выражениях эмоций на лице и о том, почему «настоящие» улыбки (по сравнению с фальшивыми) имеют решающее значение. за оставление положительных впечатлений. Вы также узнаете, как дыхание через нос может улучшить ваши коммуникативные навыки. Да, правильно - носовое дыхание.

    И многое другое.

    Наша цель в этом посте - помочь вам тренировать свой набор навыков языка тела, чтобы вы могли пополнить ряды действительно выдающихся людей.

    Примечание: если вы думаете, что вы уже среди лучших из лучших, помните, что мы склонны предвзято думать, что мы лучше на что-то, чем средний человек (хотя на самом деле мы не ). Это называется - предвзятость иллюзорного превосходства. Проверьте себя, прежде чем сами разбить ! И читайте об этом здесь .

    Все, что вы здесь читаете, полностью подтверждено опубликованными академическими исследованиями.Мы просмотрели сотни статей по психологии, неврологии и биохимии. Эта информация была лично проверена нашей командой докторов наук, поэтому вы можете быть полностью уверены в рекомендуемых действиях.

    Первый совет

    Если вы хотите улучшить свое общение, первое, что вам следует сделать (конечно, после прочтения этой статьи), - это просмотреть 20 самых популярных выступлений на TED.

    Если вы можете сделать хоум-ран, как лучший игрок, сэр Кен Робинсон или любой из 19 лучших, вы, вероятно, в хорошей форме.Не нужно читать дальше. Но для остальных 99% мы думаем, что эта статья для вас. Для вас 99%, читайте дальше.

    источник: twitter.com

    Язык тела TED

    Если задуматься, в наших социальных сетях циркулируют сотни, если не тысячи различных выступлений TED и TEDx (на самом деле, 2500 TED и 90 000+ TEDx - и их количество растет с каждым днем). Так что же делает Топ-20 таким хорошим?

    Мы думаем, что есть две причины. Во-первых, сообщение обычно довольно интересное.Это и ежу понятно. Но вторая, более интересная причина заключается в следующем: они демонстрируют идеального языка тела .

    Большинство из нас не думают об этом (ну, мы думаем об этом, но не сознательно; подробнее об этом ниже), но лучшие коммуникаторы, люди, которые ослепляют нас и оставляют неизгладимое впечатление, являются мастерами невербального общения. .

    На самом деле, идеальный язык тела нас больше поражает, чем идеальный контент или обмен сообщениями. Многие известные ученые затрагивали этот вопрос, в том числе известная книга, написанная специалистом по коммуникациям Альбертом Мехрабианом.

    Урок № 1 : невербальное общение имеет гораздо большее значение, чем вербальное общение.

    Мысленный эксперимент

    Вот мысленный эксперимент, чтобы проверить это. Допустим, мы могли бы вернуться в прошлое до одного из ведущих выступлений TED и произнести точную письменную речь другому человеку. Это будет дословно, дословно. Но теперь давайте представим, что их язык тела - плохое зрелище.

    Они делают следующее (заметьте, воспринимайте это как очевидный урок того, чего НЕ делать):

    • они стоят ногами в одном месте на сцене
    • несколько раз они двигаются - это жестко и неестественно
    • выражение их лиц не меняется от одного момента к другому
    • вместо того, чтобы смотреть в глаза разным членам аудитории или даже смотреть в толпу, их взгляд устремлен либо к полу, либо к потолку
    • несколько раз, когда они жестикулируют во время выступления, это скрещивание рук на груди

    Попадает ли этот новый доклад в топ-20? Ни единого шанса!

    Язык тела и невербальное общение являются ключевыми.И все же большинство людей не думают об улучшении этого набора навыков. Если вы хотите быть успешным предпринимателем - черт возьми, если вы хотите добиться успеха, точка - вам нужно быть мастером языка тела. Это так просто. В таком случае почему бы не поработать над его улучшением?

    В этом посте мы предлагаем ряд различных уроков, целей, инструментов и методов, которые вы можете использовать для улучшения своего языка тела и невербального общения.

    Так как по этому поводу есть что сказать, мы решили предложить пост, состоящий из двух частей.

    В целом, какой язык тела является эффективным?

    Эффективный язык тела означает много разных вещей. Но мы предлагаем руководящее правило, которое можно применить ко всем нашим инструментам и методам.

    Это прямолинейно и лежит в основе всех коммуникаций , как невербальных , так и вербальных. Это: Сопоставьте свое состояние с состоянием другого человека.

    Давайте объясним. Причина, по которой мы общаемся, состоит в том, что мы, чудесный социальный вид homo sapiens, можем входить в общие психологические состояния с другими.

    Введите: мозг! Общие психологические состояния в конечном итоге означают общих состояний мозга .

    При использовании различных сигналов языка тела ваша цель должна состоять в том, чтобы привести состояние вашего мозга в соответствие с состоянием мозга других людей. Язык тела - это не только вербальное общение, но и мощный способ синхронизировать и отразить нейронную активность других. Это происходит через сеть в мозгу под названием Mirror Neuron System (подробнее об этом в Части 2).

    Источник: designneuro.com

    Конечно, мы не можем заглянуть в человеческие головы (или наши собственные), чтобы увидеть, срабатывают ли наши зеркальные нейроны в унисон.

    (Хотя в стороне, такая технология нейробиоуправления, NFT, определенно не исключена, поскольку мы смотрим в ближайшее будущее. Фактически, клинические исследователи начали использовать этот тип лабораторной NFT для тренировки социальных навыков. у людей с диагнозом аутизм. И это доказало свою эффективность, когда люди демонстрируют улучшения в таких вещах, как имитация и распознавание эмоций.См. Здесь и здесь, чтобы прочитать об этом, если вам интересно).

    Но до тех пор, пока Илон Маск не решит, что он хочет привнести это в нашу жизнь, вы все равно можете делать вещи, которые увеличивают шансы на создание этой реакции зеркального отражения мозга. Это простой, но важный урок, который нужно запомнить:

    Урок № 2: Синхронизированные движения / выражения приводят к синхронизированным состояниям мозга.

    Скорее всего, вы делаете это все время - мы называем это имитацией . И это мощное человеческое поведение.Мы углубимся в это в Части 2.

    А теперь перейдем к особенностям эффективного языка тела.

    Четверки языка тела в общении («Да пребудут с вами четверки»)

    Как вы, наверное, догадались, язык тела - вещь сложная. Многие очень умные люди изучают его в течение очень долгого времени, сотни научных исследовательских журналов публикуют тысячи статей в год. Это много информации!

    Здесь мы распаковываем всю эту информацию в небольшие задачи, которые вы можете использовать в своей повседневной жизни в качестве предпринимателя.

    Мы систематизируем задачи по четырем основным способам улучшения языка тела:

    Артикул 1

    1. Глаза и лицо
    2. Дыхание

    Артикул 2

    1. Положение тела
    2. Жесты

    Часть 1 будет иметь дело с более детальными аспектами языка тела, а именно глазами / лицом и дыханием. Во второй части будут рассмотрены более широкие аспекты языка тела, а именно позы и жесты.

    1. Глаза и лицо

    Прежде всего, человек посмотрит нам в глаза и в лицо. Мы эволюционировали как вид, чтобы узнать, что эта область так много говорит о человеке. Фактически, у нас есть специальная система в мозге, называемая веретенообразной областью лица или FFA, которая готова в любой момент обработать информацию, исходящую от глаз и лица.

    Классное примечание: FFA настолько чувствителен к обнаружению лиц, что мы склонны «видеть» лица даже там, где их нет, например, в автомобилях, кухонной технике и картофеле.Вспомните об этом в следующий раз, когда вам покажется, что вы видите лицо, формирующееся в облаках, знайте, что это всего лишь FFA вашего мозга, играющая с вами злую шутку.

    источник: garysautomotive.com | pinterest.com

    1а. Поддерживайте зрительный контакт с другими (но не смотрите)

    Если взглянуть в глаза другому человеку, это может сделать переживание более личным и интимным. Это может даже вызвать у вас чувство уязвимости и дискомфорта, потому что, насколько вы можете скрыть то, что говорите словами, глаза всегда говорят правду.

    Если вы отводите взгляд или не смотрите в глаза, мозг другого человека подает сигнал тревоги, чтобы сообщить ему, что вы, должно быть, что-то скрываете или лжете, или что вам нельзя доверять тому, что вы говорите.

    Как правило, зрительный контакт хороший. Но это не значит, что нужно делать это все время. Вместо этого вам следует сделать то, что мы называем « прерывистый зрительный контакт, ». При общении с другим человеком смотрите в глаза примерно 60-70% случаев.

    Другой 30-40% , смело открывай глаза и оглядывайся.Исследования показывают, что идеальное значение для единичного зрительного контакта (или осмотра) составляет от 3 до 5 секунд. Смешайте это время для обоих, давая в целом немного больше времени на то, чтобы смотреть в глаза, чем на осмотр.

    Давайте проведем тест, чтобы убедиться в этом сами. Когда вы смотрите в глаза актеру на видео, спросите себя, в какой момент вы начинаете чувствовать себя некомфортно или неловко? Вы тоже попадаете в этот диапазон 3-5 секунд?

    источник: youtube.com

    А как насчет моментов, когда вы открываете глаза? Куда смотреть?

    Что здесь отлично работает, так это то, что вы вместе смотрите на физический объект и делитесь своим взглядом с человеком.

    Например, предположим, вы разговариваете с сотрудником о стратегии коммуникации для вашего бизнеса. Некоторые рисунки появляются на странице или экране. Что вы можете сделать, так это обратить внимание собеседника на фигуры. Заставьте их взглянуть на диаграмму. Посмотрите на него вместе несколько секунд (3-5 секунд), а затем вернитесь к зрительному контакту. Продолжайте идти по этому пути с тем, что кажется вам наиболее естественным в данный момент.

    источник: disolve.com

    Это микроповедение называется совместным вниманием и, как известно, увеличивает доверие и симпатию между людьми (исследование, проведенное ведущим ученым Майклом Томоселло, говорит, что оно также является основой всей человеческой культуры и сотрудничества).Для получения дополнительной информации о повышении концентрации и внимания ознакомьтесь с проверенной формулой улучшения концентрации и внимания.

    Совместите совместное внимание с правильным зрительным контактом, и вы удвоите свои шансы произвести положительное впечатление.

    Бонусный совет : лучше всего учиться совместному вниманию у детей. Они невероятно хороши в этом навыке и делают это постоянно. С возрастом мы, кажется, теряем навыки.

    1б. Выражайте эмоции на своем лице

    Эмоции - большая часть невербального общения.Считается, что у всех людей есть шесть основных эмоциональных состояний. Прежде чем смотреть на изображение ниже, можете ли вы догадаться, что это такое? У каждой эмоции есть свое выражение лица:

    источник: blog-schizophrene.fr

    Как только вы начнете больше осознавать свои меняющиеся выражения лица, теперь вы можете начать их контролировать.

    Например, вы можете научиться показывать больше (или меньше) определенного выражения, в зависимости от эмоции, которую вы хотите передать в общении.

    Обратите внимание на компанию Affectiva и ее демонстрационное приложение (для Android и iOS), которое позволяет отслеживать ваши личные эмоции. Программа использует алгоритмы машинного обучения (ранее собранные из 5,5 миллионов видеокадров с изображением лиц), чтобы отображать выражение лица, которое человек показывает на постоянной основе.

    Используйте это, чтобы отслеживать свое выражение лица и вести журнал личных данных о лице.

    источник :ffectiva app

    1с.Если вы улыбаетесь, улыбайтесь по-настоящему

    Улыбка может быть настоящей или фальшивой. Если вы улыбаетесь во время общения, убедитесь, что это настоящий .

    Фальшивые улыбки не сулят людям ничего хорошего во время общения. Подделки, как правило, считаются ненадежными, менее симпатичными, и они также более подвержены риску депрессивных и тревожных состояний.

    Кроме того, другие исследования показывают, что когда вы показываете настоящую улыбку, вы сообщаете, что на самом деле чувствуете себя на счастливее.Это изящная теория в науке об эмоциях, называемая гипотезой лицевой обратной связи .

    Чтобы быть полезным, сначала нужно уметь различать улыбки.

    источник: thejournal.ie

    Как вы можете видеть на картинке справа, фальшивая улыбка задействует относительно немного мышц, в основном вокруг рта (так называемая скуловая мышца). Они загибают внешние края рта вверх. На изображении слева настоящая / честная улыбка , также называемая улыбкой Дюшена в честь невролога 19 века Гийама Дюшенна, включает почти 17 отдельных лицевых мышц, включая мышцы вокруг глаз, что заставляет их «морщиться» на внешние углы.Вот почему это называется «улыбка» или «улыбка глазами».

    Более застенчивым людям стоит обратить на это пристальное внимание. Если вы застенчивы, у вас больше шансов фальшиво улыбнуться. Однако хорошая новость заключается в том, что, когда люди открываются и чувствуют себя более комфортно, у них появляются настоящие улыбки.

    Прекрасный пример этого - когда люди употребляют алкоголь (хотя и не слишком много - мы говорим об 1-2 стаканах).

    Даже низкие дозы алкоголя изменяют определенные мозговые процессы. Эти измененные состояния мозга делают человека более комфортным и выразительным в социальных ситуациях.

    Этот профессиональный фотограф запечатлел, как резко меняется выражение лица людей, когда они естественным образом переходят от фальшивой улыбки (без алкоголя) к настоящей (2–3 бокала вина). Также обратите внимание, как они становятся более привлекательными?

    Вы можете видеть, как мышцы вокруг глаза (orbicularis oculi) сморщивают эту внешнюю часть лица и подтягивают нос.

    Выпейте бокал или два вина - и сияние Дюшена!

    источник: photographyvines.com

    Еще один отличный способ отличить фальшивую улыбку от настоящей - пройти этот тест. Это покажет вам, насколько хорошо вы умеете различать улыбки. Большинство людей набирают около 14 из 20. Как ты это сделал? Помните: смотрите в глаза.

    2. Дыхание

    Наше дыхание тесно связано с нашим нервным и психологическим функционированием. Человек, который беспокоится или расстроен, будет дышать намного быстрее, что иногда приводит к гипервентиляции.

    Невероятно, но исследования показывают, что люди с более тревожным или невротическим характером могут дышать быстрее, чем менее тревожные.

    Гипервентиляция приводит к выдыханию большего количества CO2, чем организм может произвести. Этот дисбаланс вызывает каскад физиологических симптомов, один из которых воздействует на эмоциональный центр мозга, что приводит к усилению беспокойства. Это беспокойство вызывает более глубокое дыхание, и возникает опасный цикл.

    Правильное дыхание часто является самым быстрым способом успокоиться.

    2а. Делайте расслабляющее / медитативное дыхание до (и во время) социальных взаимодействий

    Если вы можете вызвать успокоение с помощью дыхания, польза безгранична.

    Существует множество упражнений, приложений, учебных пособий и классов, посвященных внимательности и медитационному дыханию. Вот всего 6 приложений для дыхания, которые вы можете использовать:

    Также ознакомьтесь с учением под названием Сударшан Крия, серией дыхательных техник, которые являются частью множества различных йогических и медитативных практик. Вот видео с инструкциями, чтобы вы могли начать.

    Вам может быть интересно, как все это связано с языком тела и невербальным общением.Это очень важно.

    Дыхание улучшает невербальное общение (в основном при помощи мимики), поскольку стимулирует блуждающий нерв . Блуждающий нерв является наиболее важным звеном, участвующим в парасимпатической нервной системе, системе «отдыха и переваривания пищи» (в отличие от симпатической системы, или системы «борьбы и бегства»).

    Он соединяется с множеством участков мозга и тела, включая ствол мозга, желудок, кишечник, сердце, печень, почки, легкие, шею, уши и язык.

    источник: learnmeanatomy.info

    Когда ваш блуждающий нерв стимулируется дыханием, это активирует вашу систему социального взаимодействия :

    • У вас меньше активизируется центр тревожности мозга (в частности, миндалины)
    • Ваши внутренние органы переходят в режим «отдыха и переваривания пищи» (способ тела сказать вам, что социальная среда безопасна)
    • Вы повышаете свою способность слушать, показываете точно настроенные эмоциональные выражения и отчетливо вокализируете (помните, блуждающий нерв соединяется с лицом, головой и ушами)

    Бонус : Вы можете стимулировать блуждающий нерв и другими способами.Обратите внимание, как все это восходит к дыханию?

    • Пение (особенно пение / пение религиозного хора)
    • Йога и медитация (центральным компонентом которых является дыхание)
    • Смех (глубокое дыхание с хорошим смехом)
    • Упражнение (опять же, много глубокого дыхания с хорошей тренировкой)
    • Полоскание горла и жевание жевательной резинки (наука в этом вопросе нова, так что относитесь к этому с недоверием ... мы будем сообщать вам о новых открытиях!

    Ванны с холодной водой (рекомендованные Тимом Ферриссом и Тони Роббинсом, хотя наука об этом также довольно нова… об этом еще предстоит!)

    2б.Дышите носом, а не ртом

    Для любого из этих дыхательных упражнений мы рекомендуем выполнять носовое дыхание , а не ротовое дыхание. Большая часть кислорода поглощается во время дыхания при выдохе. Дыхание проходит через ноздри намного медленнее, чем через рот (отверстия меньшего размера). При прохождении воздуха через ноздри процесс поглощения кислорода намного эффективнее.

    Дыхание через рот ограничивает количество кислорода, поглощаемого при каждом выдохе, из-за чего вам кажется, что вы не можете полностью вдохнуть.В результате ваше тело будет компенсировать это за счет чрезмерного дыхания (и, возможно, гипервентиляции).

    Носовое дыхание вызывает спокойствие, поддерживая оптимальный поток O2 и CO2. Вот почему так много различных медитаций осознанности и упражнений йоги поощряют дыхание через нос.

    Резюме

    Давайте вспомним, что мы узнали о том, как улучшить язык вашего тела. Нам нужно запомнить два важных урока и правила:

    • Урок №1 : Невербальное общение имеет гораздо большее значение, чем вербальное общение.
    • Урок № 2: Синхронизированные движения / выражения приводят к синхронизированным состояниям мозга.

    Нам нужно запомнить главное правило:

    • Сопоставьте свое состояние с состоянием другого человека (чтобы активировать эти зеркальные нейроны!)

    И у нас была более конкретная тактика для языка тела, связанного с лицом и дыханием:

    • Поддерживайте зрительный контакт с другими (но не смотрите)
    • Выражайте эмоции на своем лице
    • Если вы улыбаетесь, улыбайтесь по-настоящему
    • Стимулируйте блуждающий нерв посредством дыхания
    • Нос дышит, рот не дышит

    Теперь вы на полпути к тому, чтобы стать следующей звездой TED! Чтобы понять это, прочитайте часть 2 этого поста, где мы обсуждаем, как можно использовать позу и жесты, чтобы улучшить свои навыки языка тела.Не забудьте поделиться этим со своими друзьями, чтобы они также могли улучшить свой язык тела и невербальное общение при общении с вами.

    визуальных образов часто мешают вербальному мышлению, говорится в исследовании - Harvard Gazette

    Гарвардские ученые начинают давать ответы на один из самых сложных вопросов психологии: как мы думаем?

    Человеческое мышление можно разделить на два вида: визуальное и вербальное. Когда вы думаете о своем следующем отпуске и представляете, как сидите под пальмой и потягиваете прохладительный напиток, вы, вероятно, думаете визуально.Если вы думаете о том, что вы скажете, когда делаете презентацию на работе, вы, вероятно, думаете словами и предложениями, создавая внутреннюю речь.

    Но всегда ли они разделены? Можете ли вы использовать один, чтобы другой не появлялся? Новое исследование Гарварда показывает, что ответ зависит от того, о каком образе мышления вы говорите.

    Исследование, проведенное под руководством Элинор Амит, сотрудника факультета психологии, и Эвелины Федоренко из Гарвардской медицинской школы, показало, что даже когда их побуждали использовать вербальное мышление, люди создавали визуальные образы для сопровождения своей внутренней речи, предполагая, что визуальное мышление глубоко укоренился в мозгу.Исследование описано в статье, недавно опубликованной в журнале NeuroImage.

    «Вопрос, на который мы хотели ответить, звучал так: можете ли вы заниматься одним без появления другой модальности?» - сказал Амит. «Можете ли вы использовать одно, не вызывая непреднамеренно другое?»

    Чтобы лучше понять, как люди используют каждый способ мышления, Амит и его коллеги разработали серию экспериментов, которые начались в лаборатории, а затем перешли на сканеры МРТ.

    В первом эксперименте добровольцев попросили создать изображения или предложения на основе пар слов.Первым всегда было занятие, такое как балерина, полицейский или учитель. В половине испытаний второе слово было объектом, а в другой половине - местом.

    После создания изображения или предложения с использованием слов участникам был задан один из четырех вопросов: насколько четкими были изображения или предложения, которые их просили создать, или насколько четкими были изображения или предложения, которые они создали непреднамеренно?

    «Итак, в одном испытании вас могут попросить создать изображение, и мы спросим вас, насколько четким было это изображение», - объяснил Амит.«В следующем испытании мы можем попросить вас снова создать изображение, а затем спросить, насколько ясным было предложение, которое вы непреднамеренно создали».

    Эксперимент проводился дважды: один раз с участием добровольцев в лаборатории, а другой с привлечением онлайн-добровольцев, набранных через интернет-рынок труда Amazon Mechanical Turk. В обоих случаях, сказал Амит, результаты были одинаковыми.

    «Мы обнаружили, что не было разницы в яркости изображений», - сказал Амит. «Испытуемым было все равно, просили мы их создать изображение или нет; это было ярко, независимо от того, что мы просили их сделать.Однако на ясность приговора повлияли инструкции. Внутренняя речь, производимая испытуемыми, была более четкой, когда участники собирались составлять предложения, чем когда они этого не делали.

    Хотя эти результаты были значительными, они по-прежнему полагались на самооценку участников на яркости образов или внутренней речи. Чтобы преодолеть это ограничение, Амит и его коллеги обратились к функциональной магнитно-резонансной томографии, или фМРТ, для отслеживания активности мозга субъектов.

    Для теста фМРТ исследователи сначала обучили участников, используя серию как привлекательных предложений, так и изображений, каждое из которых можно было вспомнить с помощью «подсказки».Вспоминая предложения или изображения, Амит и его коллеги использовали фМРТ для мониторинга языковой сети мозга, а также областей мозга, которые, как известно, участвуют в распознавании лиц и тел.

    «Мы обнаружили, что люди генерировали более устойчивые вербальные представления во время сознательной внутренней речи… но они генерировали визуальные образы независимо от того, было ли их намерение визуализировать что-то или думать вербально».

    Интересно, сказал Амит, тесты фМРТ также показали, что даже когда участники сознательно пытались думать визуально, их мозг демонстрировал относительно низкий уровень активности в визуальной области, что наводило на вопросы о том, что именно визуализируют люди.

    «Возникает интересный вопрос, - сказал Амит. «Это говорит о том, что, хотя мы все время визуализируем вещи, возможно, они относительно бедны и не похожи на фильм, который крутится у нас в голове».

    В дальнейшем, сказал Амит, исследование ставит интригующие вопросы о том, должны ли люди быть привязанными к здесь и сейчас.

    В более раннем исследовании Амит и его коллеги обнаружили, что люди склонны визуально думать о вещах, которые им близки (временные, социальные или географические), но используют внутреннюю речь, когда размышляют о дальних вещах.

    «Итак, если вы думаете о Гарвард-сквер и Сан-Франциско, вы, вероятно, визуализируете первое, но вербально думаете о втором», - сказал Амит. «То же самое касается того, думаете ли вы о себе или о ком-то еще, или о группе в сравнении с другой, или завтра, а не через 10 лет».

    Ее новое исследование, однако, обнаруживает, что даже когда люди сознательно пытаются думать вербально, визуальное мышление почти всегда вторгается, предполагая, что люди опираются на настоящее, даже когда они пытаются использовать способ мышления, обычно сохраняемый для будущего.

    «Это говорит о том, что мы действительно не можем выходить за рамки здесь и сейчас и думать абстрактно о других людях, местах или временах», - сказал Амит. «Так устроен наш мозг, и этому может быть эволюционная причина, [потому что] мы не всегда были вербализаторами. Долгое время мы понимали наш мир визуально, так что, возможно, язык - это дополнение.

    «Это имеет важные последствия, потому что, если мы действительно живем здесь и сейчас, что это значит для разработки государственной политики?» она добавила.«Нужно ли нам помогать людям преодолевать предвзятое отношение к сосредоточению внимания здесь и сейчас? Возможно, нам нужно знать об этом ».

    методов исследования - вербальные протоколы - процессы, задачи, когнитивные функции и данные

    С начала 1900-х годов исследователи полагались на вербальные данные, чтобы получить представление о мышлении и обучении. Однако с годами воспринимаемая ценность словесных данных для получения такой информации то увеличивалась, то уменьшалась. В 1912 году Эдвард Титченер, один из основоположников структурной психологии, выступал за использование самоанализа высококвалифицированными самонаблюдателями в качестве единственного метода выявления определенных когнитивных процессов.В то же время эта техника наблюдения и вербализации собственных когнитивных процессов вызвала много критики. Исследователи поставили под сомнение объективность метода и степень, в которой люди знают и имеют доступ к своим когнитивным процессам. С бихевиоризмом в качестве доминирующей точки зрения для изучения обучения в Соединенных Штатах, вербальные данные рассматривались как поведенческие продукты, а не как информация, которая может что-то раскрыть о когнитивной обработке. Примерно с 1920-х по 1950-е годы большинство U.Исследователи С. отказались от использования интроспективных методов, а также от большинства других типов вербальных данных, таких как ответы на вопросы.

    В то время как американские теоретики и исследователи в области обучения полагались почти исключительно на невербальные или очень ограниченные вербальные методы (например, ответ да / нет), швейцарский когнитивный теоретик Жан Пиаже полагался в первую очередь на словесные объяснения детей для понимания их когнитивных способностей и процессов. Пиаже считал, что объяснения детей своих ответов на различные познавательные задачи предоставляют гораздо больше информации об их мышлении, чем ответы на них сами по себе.Американские теоретики, однако, не были готовы серьезно относиться к работе Пиаже примерно до 1960 года, когда только начинала зарождаться когнитивная психология и уменьшалось удовлетворение чисто поведенческой точки зрения.

    С развитием когнитивной психологии, начавшейся в 1950-х и 1960-х, педагогические и экспериментальные психологи снова заинтересовались полезностью вербальных данных для предоставления информации о мышлении и обучении. Когнитивные исследователи редко используют оригинальную интроспективную технику Титченера в начале двадцать первого века.Однако с 1980-х годов исследователи все чаще используют вербальный протокол-анализ, который берет свое начало в интроспективной технике, для изучения когнитивных процессов, участвующих в выполнении экспертных задач, решении проблем, понимании текста, научном образовании, овладении вторым языком и гипертекстовой навигации.

    Что такое вербальные протоколы?

    Устные протоколы - это обширные источники данных, содержащие устные мысли людей, связанные с работой над задачей. Во время работы над конкретной задачей испытуемые обычно либо думают вслух, когда мысли приходят им в голову, либо делают это с интервалами, указанными исследователем.В некоторых исследованиях исследователи просят испытуемых озвучить свои мысли по завершении задания. Вербализация записывается дословно, обычно с использованием магнитофона, а затем кодируется в соответствии с категориями, основанными на теории и / или эмпирически.

    Вербальные протоколы отличаются от интроспекции. Испытуемых не инструктируют сосредоточиться на когнитивных процессах, связанных с выполнением задачи, и не обучают самонаблюдению за когнитивной обработкой. Цель состоит в том, чтобы испытуемые выражали вслух мысли, которые возникают у них естественным образом.Исследователи используют эти данные в сочетании с логическими теоретическими предпосылками для создания гипотез и выводов о когнитивных процессах и продуктах.

    Что вербальные протоколы могут рассказать о мышлении и обучении?

    Для того, чтобы выразить свои мысли словами, люди должны осознавать эти мысли, и мысли должны поддаваться языку. Таким образом, вербальный анализ протокола может выявить те аспекты мышления и обучения, которые сознательно доступны или активированы в рабочей памяти, и которые могут быть закодированы вербально.

    Одним из основных преимуществ вербальных данных протокола является то, что они предоставляют самую полную информацию о содержимом рабочей памяти во время выполнения задачи. В исследованиях понимания прочитанного, например, вербальные протоколы предоставили подробную базу данных о типах текстовых и основанных на знаниях выводов, которые могут произойти во время обычного чтения повествовательных текстов. Данные с использованием других показателей, таких как время прочтения предложения и время реакции на пробу отдельных слов, подтвердили некоторые вербальные выводы протокола.Например, существуют подтверждающие доказательства для создания причинных выводов и целевых объяснений. Вербальные протоколы также предоставили информацию о конкретных областях знаний, которые используются для умозаключений при чтении повествований, и о различиях в преднамеренных стратегиях читателей для понимания как повествовательных, так и информационных текстов.

    Устные протоколы широко использовались при изучении выполнения задач экспертом и новичком в различных областях (например,g., когнитивно-перцептивный опыт, связанный с шахматами, перцептивно-моторный опыт, например, в спорте, науке и математических стратегиях решения проблем, умелое или менее квалифицированное чтение). Хотя конкретные представления о различиях между подходами эксперта и новичка варьируются от предметной области к предметной, можно сделать некоторые общие выводы для разных предметных областей. Очевидно, что у экспертов больше знаний и более высокоорганизованных структур знаний в своих областях, чем у новичков. Но процессы, с помощью которых они решают проблемы и выполняют задачи в рамках своей компетенции, также различаются.Устные протоколы показали, что эксперты с большей вероятностью оценят и предвидят постоянно меняющиеся ситуации, связанные со многими проблемами, и соответственно планируют и рассуждают. Знания о процессах решения проблем экспертами и новичками имеют значение для разработки и оценки педагогической практики.

    Еще одно преимущество вербального анализа протокола состоит в том, что он обеспечивает последовательные наблюдения во времени. Таким образом, он выявляет изменения, происходящие в рабочей памяти в процессе выполнения задачи.Это было полезно в исследованиях понимания прочитанного, когда представленная информация и индивидуальное представление текста меняются с течением времени, в исследованиях решения проблем, когда для достижения решения задействованы несколько шагов и / или где возможно несколько решений, в исследованиях эксперт по сравнению с новичком в выполнении задач и в исследованиях концептуальных изменений.

    Ограничения данных устного протокола

    Как и большинство методов исследования, вербальные протоколы имеют как преимущества, так и ограничения.Очевидно, что субъекты могут вербализовать только мысли и процессы, о которых они сознательно осведомлены. Таким образом, процессы, которые являются автоматическими и выполняются за пределами сознательного осознания, вряд ли будут включены в устные протоколы, и необходимо использовать другие средства оценки таких процессов. Кроме того, вряд ли можно будет сообщить о невербальных знаниях.

    Большинство авторов статей, исследующих процедуру «мысли вслух», похоже, не согласны с утверждением К. Андерса Эрикссона и Герберта А. Саймона в 1993 г. о том, что мышление вслух обычно не влияет на нормальную когнитивную обработку.Считается, что процедура обдумывания может привести к переоценке и / или недооценке знаний и процессов, используемых в обычных условиях выполнения задачи. Потребность в словесном выражении для самой задачи «подумать вслух» может побудить испытуемых стратегически использовать знания или процессы, которые в противном случае они не могли бы использовать. С другой стороны, требования задачи «подумать вслух» могут помешать способности испытуемых использовать знания и / или процессы, которые они могут использовать в нормальных условиях. Проблемы с самопрезентацией (например,g., желание казаться умным, смущение, интроверсия / экстраверсия) может повлиять на устные сообщения испытуемых. Наконец, прагматика и социальные правила, связанные с восприятием необходимости сообщать свои мысли исследователю, также могут привести к переоценке или недооценке обычно используемых знаний и процессов.

    К сожалению, невозможно узнать, дает ли вербальный протокол полную картину знаний и процессов, обычно используемых для выполнения задачи.Однако, как правило, ни один метод исследования не дает полной картины. Только использование нескольких показателей для оценки одних и тех же гипотез и для оценки различных аспектов выполнения задачи может дать наиболее полную картину.

    Последним ограничением методологии устного протокола является то, что он очень трудоемок. Сбор данных и кодирование данных отнимают очень много времени по сравнению с другими методологиями. Однако объем потенциальной информации, которую можно получить о содержимом рабочей памяти во время выполнения задачи, часто стоит затраченного времени.

    Оптимизация преимуществ и минимизация ограничений

    Было выдвинуто несколько предложений по увеличению вероятности получения словесных протокольных данных, которые предоставляют достоверную информацию о содержимом рабочей памяти при нормальных условиях задачи. Наиболее частые предложения:

    • Соберите данные устного протокола, пока испытуемые выполняют интересующее задание.
    • Попросите испытуемых выразить словами все возникающие мысли.Не следует направлять свои мысли или обработку, запрашивая конкретные типы информации, если только вы не желаете изучать запланированное стратегическое использование этого типа информации.
    • Объясните испытуемым, что выполнение задания является их основной заботой, а мысли вслух - второстепенными. Однако, если субъект молчит в течение относительно длительного периода времени по сравнению с другими во время выполнения задачи, могут потребоваться такие подсказки, как «продолжайте говорить».
    • Чтобы свести к минимуму разговорные аспекты задачи «думать вслух», исследователь должен стараться оставаться вне поля зрения испытуемого.

    БИБЛИОГРАФИЯ

    B ERK , L AURA E. 2000. Развитие ребенка, 5-е издание. Бостон: Аллин и Бэкон.

    C OTE , N ATHALIE, и G OLDMAN , S USAN R. 1999. «Построение представлений информационного текста: свидетельства из протоколов детского мышления вслух». В Построение ментальных представлений во время чтения, изд. Херре ван Остендорп и Сьюзан Р.Гольдман. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    C RUTCHER , R OBERT J. 1994. «Говорить то, что мы знаем: использование методологий устных отчетов в психологических исследованиях». Психологические науки 5: 241–244.

    D HILLON , A MARJIT S. 1998. «Индивидуальные различия в стратегиях решения проблем, используемых в физике». Естествознание 82: 379–405.

    E RICSSON , K. A NDERS, и S IMON , H ERBERT A.1993. Анализ протокола: устные отчеты как данные, пересмотренное издание . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    H URST , R OY W. и M ILKENT , M ARLENE M. 1996. «Содействие успешному решению задач прогнозирования в биологии посредством применения теории навыков». Журнал исследований в области преподавания естественных наук 33: 541–552.

    L ONG , D EBRA L. и B OURG , T AMMY. 1996. "Мыслить вслух: рассказывать историю об истории"." Дискурсивные процессы 21: 329–339.

    M AGLIANO , J OSEPH P. 1999. «Выявление процессов вывода во время понимания текста». В «Понимание повествования, причинность и согласованность: эссе в честь Тома Трабассо», изд. . Сьюзен Р. Гольдман, Артур К. Грессер и Пол ван ден Брук. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    M AGLIANO , J OSEPH P .; Т РАБАССО , Т ОМ; и G RAESSER , A RTHUR C.1999. "Стратегическая обработка во время понимания". Журнал педагогической психологии 91: 615–629.

    P AYNE , J OHN W. 1994. «Мысли вслух: понимание обработки информации». Психологические науки 5 (5): 241–248.

    P IAGET , J EAN. 1929. Детская концепция мира (1926), пер. Джоан Томлинсон и Эндрю Томлинсон. Лондон: Кеган Пол.

    P RESSLEY , M ICHAEL, и A FFLERBACH , P ETER. 1995. Устные протоколы чтения: природа конструктивно отзывчивого чтения. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    P RITCHARD , R OBERT. 1990. "Эволюция интроспективной методологии и ее значение для изучения процесса чтения". Психология чтения: Международный квартальный отчет 11 (1): 1–13.

    T RABASSO , T OM, и M AGLIANO , J OSEPH P. 1996. «Сознательное понимание во время понимания." Дискурсивные процессы 21: 255–287.

    W HITNEY , P AUL, и B UDD , D ESIREE. 1996. "Думайте вслух протоколы и изучение понимания". Дискурсивные процессы 21: 341–351.

    W ILSON , T IMOTHY D. 1994. «Надлежащий протокол: достоверность и полнота устных отчетов». Психологические науки 5 (5): 249–252.

    Z WAAN , R OLF A.и B ROWN , C AROL M. 1996. «Влияние владения языком и навыков понимания на построение модели ситуации». Дискурсивные процессы 21: 289–327.

    Любопытная психология словесной мимикрии - Research Digest

    Удивительный результат: в исследовании непредубежденные участники
    с особой вероятностью восприняли скорость речи своего партнера

    Во время разговора я иногда ловлю себя на том, что подражаю своему собеседнику; отражая их язык тела, повторяя их речь.Исследования показывают, что таких моментов, о которых я не замечаю, может быть еще больше. К счастью, мимикрия - полезная привычка: например, мы предпочитаем собеседников, скорость речи которых имитирует нашу, тем, чья речь резко отличается. В результате вы можете ожидать, что склонность к подражанию может быть особенно сильной у людей, которые хотят нравиться. Но хотя прошлые исследования слабо подтверждали это убеждение, новое исследование, первое, которое систематически рассматривает мимикрию в пяти основных личностных областях, предлагает более сложную картину.

    24 участника считали, что они вносят свой вклад в исследование морали сказок, и в начале исследования их попросили резюмировать сказку на камеру, что обеспечило ориентир их нормальной скорости разговора. Затем к каждому участнику присоединился другой «участник», на самом деле экспериментальный соучастник, и им обоим задавали серию из четырех вопросов о сказке, причем сообщник всегда был первым, кто отвечал на каждый вопрос. Затем участники повторили этот процесс со вторым сообщником; Уловка, конечно, заключалась в том, что один сообщник всегда говорил медленно, а другой - быстро.Затем группа кодировщиков проанализировала записанную речь, чтобы определить, насколько быстро реальные участники говорили нормально и после контакта с каждым из сообщников.

    Автор исследования Елена Курциус ожидала, что медленно и быстро говорящие сообщники повлияют на скорость речи участников - или, по крайней мере, некоторых участников. По окончании исследования она попросила всех выполнить классическую оценку личностных черт Большой пятерки, NEO-PR, предсказав, что две из пяти черт окажутся решающими: доброжелательность (люди с высокими показателями по этой характеристике очень дружелюбны. ) и экстраверсия (обладатели высоких результатов любят искать социальные контакты).

    Оказалось, что экстраверсия влияет на мимику. Например, в условиях быстрой речи интроверты задерживались со скоростью около 130 слов в минуту (слов в минуту), тогда как экстраверты развивали скорость до 143 слов в минуту, что недалеко от быстрых 155 слов в минуту у конфедератов. Но доброжелательность не имела значительной связи с мимикой. Вместо этого была обнаружена ассоциация с другой чертой - открытостью опыту. Открытость на самом деле не является социальной чертой, но для нее характерны вдумчивость, нестандартность и любопытство, что делает ее связь с мимикрией столь же удивительной, как и неуместность приятности.Итак, что происходит?

    Курциус предполагает, что высокий статус, который присутствует в Экстраверсии и отсутствует в Приятности, может быть важным, до сих пор обсуждаемым ингредиентом. Экстравертным людям нравится социальная сфера, и они активно хотят, чтобы их любили и даже пользовались популярностью. Таким образом, они могут (сознательно или иначе) уделять больше внимания тому, чтобы произвести хорошее впечатление и оказать влияние на других. Доброжелательные люди заботятся о социальном взаимодействии, но основное внимание уделяется гармоничным отношениям между всеми сторонами, чем хорошему внешнему виду.Человек с низким статусом может даже избегать подражания другим, чтобы не казаться подозрительным.

    Это объяснение статуса также придает некоторый смысл важности открытости опыту. Открытость и экстраверсия рассматриваются как два компонента «пластичности»: исследование мира так, как будто вы имеете право возиться с вещами, будь то идеи, объекты или социальная динамика, что, очевидно, подразумевает высокий статус, презумптивное отношение. Экспериментализм открытости можно легко распространить на опробование чужого стиля; в конце концов, мимикрия - это основной способ познания мира.

    Мне нравится идея о том, что у двух человеческих хамелеонов могут быть совершенно разные стимулы: один - уверенный гамбит для присоединения и популярности, другой - любопытное исследование других способов существования. В конце концов, необходимы дополнительные исследования: вам не интересно, почему ваш товарищ по работе дергает себя за ухо, когда вы это делаете?

    _________________________________

    Курциус Э. (2015). Экстравертный хамелеон, журнал индивидуальных различий, 36 (2), 80-86 DOI: 10.1027 / 1614-0001 / a000159

    - для дальнейшего чтения -
    Мимикрия повышает успех женщин в быстром свидании
    Чтобы мимика льстила, все дело в части тела, а не в действии
    Деньги вызывают обратную реакцию мимикрии
    Мимикрия - лучшая форма лести и для компьютеров

    Сообщение, написанное Алексом Фрадера (@alexfradera) для BPS Research Digest.

    Нравится:

    Нравится Загрузка ...

    Что такое вербальное поведение?

    Когда Б.Ф. Скиннер писал книгу «Вербальное поведение» в 1957 году, описывал ли он технику, которую Энн Салливан использовала, чтобы научить Хелен Келлер общению? Келлер потеряла зрение и слух в девятнадцатимесячном возрасте, когда младенцы обычно начинают говорить. Ее учитель, Энн Салливан, годами учила ребенка общаться, но использовала ли она методы, определенные Скиннером? Ответ заключается в том, что она, вероятно, не использовала те идеи, которые Скиннер разработал почти полвека спустя.Тем не менее, прикладная поведенческая терапия могла быть в некотором роде.

    Определение срока

    Вербальная поведенческая терапия использует те же концепции, что и прикладной поведенческий анализ. Это метод обучения общению людей, которые еще не овладели языком, с помощью оперантного обусловливания. Он состоит из четырех «непредвиденных обстоятельств»: мотивационная операция, различающий стимул, реакция и подкрепление. Эти четыре фактора обеспечивают мотивацию учащихся к изучению языка в соответствии со своими потребностями.

    История техники

    В 1957 году Б.Ф. Скиннер, уже известный бихевиорист, написал свою книгу, в которой подробно изложил несколько теорий о том, как изучается язык. Книгу критиковали за то, что она не подкреплялась какими-либо эмпирическими исследованиями или экспериментами; это был просто набор теорий, основанных на наблюдениях Скиннера. Однако в 1970-х годах Марк Сандберг, Винсент Карбоун и Джеймс Партингтон начали изучать теории как метод лечения определенных языковых недостатков.Это привело к разработке терапевтического метода, основанного на предложениях Скиннера. С тех пор терапия, отдельно или в сочетании с другими подходами, использовалась, чтобы помочь многим людям, в том числе детям-аутистам, овладеть языком.

    Как он используется для обучения общению?

    Разница между этим методом и техниками, которые использовала Энн Салливан при обучении Хелен Келлер, является основной причиной использования слов. Скиннер продвигал использование мотивации для обучения языку.Это не просто изучение названий вещей, как в знаменитом эпизоде ​​«вода, ва-ва», но изучение функции названной вещи. Например, если мисс Келлер испытывала жажду, и ее рука была направлена ​​к воде, каскадной из насоса, прежде чем она смогла утолить жажду, тогда «вода» была бы связана с этой удовлетворенной потребностью для нее. Если бы она просто выучила название жидкости, это могло бы не появиться в ее голове как нечто, что могло бы удовлетворить ее потребность. Она была бы мотивирована выучить название этого предмета, чтобы в следующий раз, когда она захотела пить, она могла сообщить о своей потребности в воде.Короче говоря, язык изучается, потому что он достигает цели.

    Вербальные операнды

    Проблема с обучением списку названий вещей без привязки их к функциям может быть объяснена, если подумать об аутичном ребенке, которому, согласно Special Learning.com, научили слово, обозначающее туалет. Ребенок знает, что это за вещь, и может произнести это слово, но когда ему нужно его использовать, он может не понять, как использовать это слово для удовлетворения своих потребностей. Это означает, что он не перейдет к использованию языка, чтобы попросить в туалет.В вербальной поведенческой терапии преподаются четыре типа, или оперантов. Первый - это «манд», или слова запроса. Их обучают учащимся, чтобы они могли просить о чем угодно. Второй - такт или привлекающие внимание слова, используемые для выражения идей о предмете или для привлечения к нему внимания. Например, человек может произнести слово «паук», если заметит, что один ползет по стене. Третий раздел - это интравербальные слова или слова, которые используются для взаимодействия с другими людьми, часто для ответов на вопросы.Четвертый - отголосок или повторение, что жизненно важно для сохранения концепции.

    Процесс вербальной обучающей терапии

    Используя четыре типа слов, учащихся учат общаться как вербально, так и невербально. Обычно сначала предъявляются мандаты, и правильные ответы дают положительный результат. Например, терапевт может взять конфету и сказать слово «конфета». Затем учащиеся должны показать - вербально или невербально - что они понимают, что объект является конфетой, если они хотят его получить.При необходимости даются подсказки, чтобы помочь студентам прийти к правильному ответу в процессе, называемом безошибочным обучением. По мере улучшения учащихся помощь постепенно прекращается. Людей учат, что любое общение может дать положительный результат. Поначалу показывать на предмет так же приемлемо, как произносить слово «конфета». В конце концов терапевт будет работать над формированием соответствующей вербальной реакции на исходное невербальное поведение. Одна из предпосылок вербальной поведенческой терапии состоит в том, что «можно научить любого человека функциональному использованию языка.”

    Стоимость

    Справедливо будет сказать, что все образовательные услуги для аутичных людей требуют значительных затрат. Вербальная поведенческая терапия - как конкретное вмешательство - вероятно, не финансируется за счет страховки. Скорее всего, он может быть включен в другие услуги, например, прикладной поведенческий анализ или логопед. Вмешательства аутизма, как правило, в некоторой степени покрываются, но это будет зависеть от конкретной страховой компании или государственной правовой политики. Без финансовой помощи услуги для аутичных людей, включая терапию вербального обучения, вероятно, будут стоить многие тысячи долларов.

    Работает ли вербальная обучающая терапия?

    Существует множество анекдотических свидетельств того, что терапия вербальным обучением эффективна. Он основан на прочной теории обучения и обладает значительной достоверностью. Он использовался в сочетании с методами ABA почти полвека. К сожалению, не хватает многих подтвержденных исследованиями доказательств. Существует некоторая эмпирическая поддержка обучения вербальным оперантам, но очень немногие исследования исследуют эффективность вербального обучения в целом.Это, конечно, не означает, что это не работает. Скорее, это просто не было изучено с помощью надежного научного процесса с использованием рандомизированных контролируемых испытаний. Потребуются дальнейшие исследования, чтобы доказать его эффективность в научном сообществе. Несмотря на отсутствие эмпирической поддержки, он широко используется, и многие люди приобрели языковые навыки, используя его концепции. Для этих людей не может быть никаких сомнений в преимуществах терапии вербальным обучением.

    Руководство по программам ABA Персонал

    Обновлено в мае 2020 г.

    Связанный:

    .