Хороший антидепрессант: Психиатры назвали самые эффективные антидепрессанты — Naked Science

Содержание

Пение — хороший антидепрессант: можно ли «запеть» стресс?

https://radiosputnik.ria.ru/20200709/1574106984.html

Пение — хороший антидепрессант: можно ли «запеть» стресс?

Пение — хороший антидепрессант: можно ли «запеть» стресс? — Радио Sputnik, 09.07.2020

Пение — хороший антидепрессант: можно ли «запеть» стресс?

Все люди поют. Кто-то на сцене, кто-то скрывшись от осуждающих ушей, но все равно поет. И правильно делает – судя по последним исследованиям, пение позитивно… Радио Sputnik, 09.07.2020

2020-07-09T12:46

2020-07-09T12:46

2020-07-09T12:47

в эфире

подкасты – радио sputnik

интервью

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/07/09/1574106970_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_ab9310c720ac33d212b1a03b682eae76.jpg

Пение — хороший антидепрессант: можно ли «запеть» стресс?

Все люди поют. Кто-то на сцене, кто-то скрывшись от осуждающих ушей, но все равно поет. И правильно делает – судя по последним исследованиям, пение позитивно влияет на человеческую психику. Так как же голос и музыка воздействуют на физическое состояние?

audio/mpeg

Пение — хороший антидепрессант: можно ли «запеть» стресс?

Все люди поют. Кто-то на сцене, кто-то скрывшись от осуждающих ушей, но все равно поет. И правильно делает – судя по последним исследованиям, пение позитивно влияет на человеческую психику. Так как же голос и музыка воздействуют на физическое состояние?

audio/mpeg

Все люди поют. Кто-то на сцене, кто-то скрывшись от осуждающих ушей, но все равно поет. И правильно делает – судя по последним исследованиям, пение позитивно влияет на человеческую психику. Так как же голос и музыка воздействуют на физическое состояние?

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

Радио Sputnik

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/07/09/1574106970_127:0:911:588_1920x0_80_0_0_18356be3552c3d0797a12da48154a028.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

Депрессия: жизненное безвкусие или компрессия чувств?

  • Катерина Архарова
  • Русская служба Би-би-си, Лондон

Автор фото, PA

Подпись к фото,

Депрессия часто остается нераспознанной

25 лет назад на Западе впервые поступил в продажу антидепрессант прозак или, как его еще называют, «таблетка счастья», предписанный улучшать настроение и лечить депрессию.

Препарат первоначально разрабатывался для понижения давления, однако в ходе испытаний выявилось другое его полезное свойство: у небольшой группы добровольцев с легкой формой депрессии заметно улучшалось настроение.

Разрекламированное новое лекарство показалось вдруг волшебной пилюлей, способной разгрузить терапевтов, осаждаемых унылыми ипохондриками, страдающими от «всего и ничего», а где пилюля — там и болезнь, для которой она требовалась.

Спустя пять лет после появления прозака на Западе вышел роман Элизабет Вурцель «Нация прозака» (а вскоре последовал и фильм), в котором американская журналистка подробно описывает свою депрессию.

Тренд, как всегда, заложили звезды и прочие знаменитости, которые стали ошарашивать публику сначала подробностями своих психотерапевтических сессий, затем длинным списком принимаемых медикаментов, призванных помочь преодолеть очередной «жизненный кризис».

Как за век до этого девушкам положено было падать в обморок, а пылким юношам страдать от чахотки, так и признаться в депрессии стало почти что модно, особенно у «креативной» братии.

Насморк на войне?

Где же пряталась депрессия до этого и почему мы практически ничего не слышали о ней в Советском Союзе? Или советским людям депрессия была классово чужда, или срабатывал эффект «насморка на войне»: когда семья живет впятером в одной комнате, за едой приходится отстаивать часовые очереди, а в туалет идти со вчерашней газетой, тогда как-то не до депрессии?

Доктор медицинских наук, профессор Борис Положий из Института имени Сербского развеял мои сомнения на этот счет, сказав, что депрессия диагностировалась и в СССР, хотя, по сравнению с западными странами, по статистике депрессивных расстройств регистрировалось меньше, что отчасти связано с традицией отечественной психиатрии, не выделявшей депрессию в рамках другого какого-то психического расстройства.

Однако с конца ХХ века наметилась общемировая тенденция роста числа пациентов с депрессивными расстройствами различной природы – и Россия здесь не исключение, свидетельствует врач.

Автор фото, SPL

Подпись к фото,

Прозак называли также «таблетками счастья»

«Отношение к этому достаточно серьезное, в том числе и к медикаментозному лечению депрессий, — поясняет профессор Положий. – Единственное, на что мы не идем, в отличие от, допустим, Соединенных Штатов, так это мы не рекомендуем врачам общей практики заниматься депрессиями, потому что все-таки назначение антидепрессантов и лечение депрессий – это задача, требующая определенной специализации».

Впрочем, как говорит психиатр, сейчас и в России ратуют за то, чтобы участковый врач мог хотя бы распознать депрессию и направить пациента к специалисту.

«А то, что депрессии остаются нераспознанными, невыявленными – это проблема, потому что, увы, часто исход тяжелой, нелеченой депрессии — это суицид, а в этом отношении наша страна еще не на самом благополучном месте в мире», — говорит психиатр.

Компрессия чувств

В Британии действительно не только диагностика депрессии, но и ее лечение (не в особо тяжелых случаях) — это прерогатива семейного врача, а не психиатра. И если еще несколько десятилетий назад пойти к врачу с жалобами на уныние считалось признаком «слабости характера», то сейчас получить антидепрессант, как говорит живущая в Лондоне и пожелавшая остаться инкогнито Н., очень несложно.

Н., оставшаяся после развода с маленьким ребенком на руках в стесненных финансовых обстоятельствах, почувствовала, что ей необходима какая-то подмога, и ее семейный врач тут же прописал ей антидепрессант циталопрам. Однако ее удивило то, что этот препарат выписывают для любых состояний — и депрессии, и синдрома тревожных состояний, и при приступах тревоги, не подбирая лекарство под конкретного человека.

«Эти препараты призваны выравнивать твое состояние; ты перестаешь чувствовать тревогу, боль, депрессию, но в то же время они выравнивают и твои положительные чувства – нет ярких эмоций ни в одну, ни в другую сторону; они не лечат», — признается Н.

А способны ли вообще антидепрессанты «вылечить» депрессию или иное психологическое состояние?

«У большинства людей, которых я здесь вижу с депрессией, она спровоцирована социальными ситуациями, тем, что человек потерял работу, что у человека нет хорошего жилья, или муж алкоголик – то есть ситуации, которые таблетка никогда не излечит, — поясняет британский семейный доктор Марина Диэл. – Поэтому здесь таблетка — это как палочка тем, кто хромает, чтобы ты немножко смог преодолеть какие-то хоть мелочи, дает тебе немножко больше энергии, чтобы справляться и по-другому посмотреть на вещи».

Прозак и сходные с ним антидепрессанты относятся к селективным ингибиторам обратного захвата серотонина (СИОЗС) и действуют следующим образом: они замедляют выведение из мозга так называемых «нейромедиаторов» (химических веществ, помогающих передать импульс между нервными волокнами), в частности, серотонина, так называемого «гормона радости».

Как полагают, его нехваткой порой и обуславливается депрессия, однако эксперименты показали, что не всегда снижение уровня серотонина приводит человека к депрессии, так что сколько конкретно серотонина нужно человеку для счастья и в нем ли дело, ученые не знают, поэтому неудивительно, что у многих людей существует предубеждение против приема подобных препаратов.

Интернет-диагностика

По данным Фонда психического здоровья (Mental Health Foundation), в Британии у каждого четвертого британца в любой отдельно взятый год можно диагностировать то или иное психическое отклонение, а по данным американского Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health), 10% страдают от депрессии в той или иной форме.

Легко ли ее диагностировать? Скорее нет, чем да, полагает Марина Диэл, поскольку это достаточно субъективная оценка, как со стороны врача, так и пациента.

Чего греха таить: сейчас зачастую диагноз нам ставит вовсе не врач, а интернет. На сайте netdoctor.co.uk я нашла тест Гольберга и, ответив на вопросы, выявила у себя «легкую форму депрессии». Однако другой тест — на сайте depressedtest.com, где вопросник больше, — диагноз не подтвердил. Можно ли доверять такому способу диагностики?

Конечно нет, говорит московский психолог Наталья Ярошук.: «Единственный большой плюс этого в том, что для человека, который в чем-то сомневается, это будет лишний повод куда-то обратиться».

В то же время, как говорит Наталья Ярошук, грамотный врач-психиатр, психотерапевт и даже психолог депрессивного больного вычисляет сразу по внешнему виду, поскольку болезнь «вытекает» наружу и в позе, и в выражении лица, а иногда даже и в одежде.

«Одним из проявлений депрессивного состояния является ослабление мышечного тонуса, ослабление энергетики», — говорит она.

Как тут не вспомнить прямо противоположный «диагноз» доктора Чехова, данный им, по признанию Бунина, декадентам: «Какие они декаденты! — говорил он, — они здоровеннейшие мужики, их бы в арестантские роты отдать…»

История Лены

Живущая в небольшом английском городке Лена пришла к своему семейному врачу накрашенная в боевом «прикиде» и положила перед ним лист бумаги A4 с перечисленными на нем симптомами – ей было трудно вслух говорить о своем состоянии. Доктор отправил ее восвояси, посоветовав бегать ежедневно по часу, что тоже, как ни странно, является одним из способов преодолеть уныние, известных еще со времен Горация, так как при физической нагрузке вырабатываются эндорфины («гормоны радости»).

У Лены не было каких-то сиюминутных причин впасть в депрессию — на поверхности все было не так уж плохо, но она внутренне переживала эмиграцию в Англию, сопровождавшуюся не только ухудшением социального статуса всей семьи, но и финансовыми тяготами, и была недовольна новой работой, где обстановка сложилась не самая приветливая.

С третьего захода Лена добилась назначения антидепрессанта, который с первой же половинной дозы вызвал у нее приступ панической атаки.

«Я пошла на работу и вдруг почувствовала, что со мной что-то происходит: меня затрясло, начался приступ, а я работала с людьми и мне пришлось убежать в комнату для сотрудников», — рассказывает Лена.

Лене дали подышать в пакет – этот метод снятия приступа, наверное, виденный многими в основном в американском кино, основан на том, что человек дышит выдыхаемым им углекислым газом и таким образом уменьшает поступление кислорода (увеличивающего при гипервентиляции стресс и напряжение) в мозг.

«В институте [в Советском Союзе] у меня было четыре года медицины и нам выдали диплом «медсестры гражданской обороны», но вот этого я не знала – что нужно делать в таких случаях», — удивляется моя собеседница.

И врачи, и пациенты подчеркивают, что антидепрессанты — не аспирин, они начинают действовать не сразу, да и воздействие их неодинаково на разных людей, поэтому и препарат, и дозу надо подбирать индивидуально.

«Антидепрессанты в самом начале могут дать очень сильный побочный эффект, поэтому с ними надо быть очень осторожными, — предупреждает Лена. – Потому и происходят самоубийства, и приступы, и разные неприятные вещи, потому что врачи прописывают, как они прописывают всем, но у всех людей разные организмы и разная реакция на медикаменты».

Н., принимавшая антидепрессант короткое время, признает, что таким, как она — людям, которые любят все держать под контролем, быть «в себе» — очень сложно принимать таблетки, от которых зависит твое эмоциональное состояние и владение собой.

«Ты чувствуешь, что ты отдаешь контроль таблетке, и это твою натуру еще больше раздражает», — говорит Н.

Психологические костыли

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Бег трусцой может оказаться полезным при борьбе с депрессиями

Лене в конце концов подобрали лекарство, которое она принимает вот уже много лет (тоже начав с меньшей, чем было рекомендовано, дозы) в периоды ухудшения состояния, например, зимой, когда мало солнечного света и трудно заставить себя встать с кровати и пойти на работу.

Считается, что антидепрессанты не вызывают химического привыкания, в отличие от транквилизаторов. Но, может быть, можно говорить о психологической зависимости?

«Скорее всего да, хотя и не на сто процентов, — отвечает профессор Положий, — потому что иногда болезни тоже приспосабливаются к препаратам, вот тогда приходится менять препараты, еще какие-то методы применять».

Больные с тяжелым рецидивирующим течением болезни вынуждены постоянно в небольшой дозе применять антидепрессанты как профилактическое средство, хотя плюсы и минусы такого подхода, как говорит психиатр, по-прежнему активно обсуждаются.

«Нельзя исключать и психологическую подоплеку: человек уже просто боится этого состояния и предпочитает принимать препараты», — говорит психиатр.

С другой стороны, проведенный в 2008 году эксперимент на кафедре психологии в университете английского города Халл показал, что пациенты с депрессией так же хорошо реагировали на таблетку-плацебо, как и те, кто принимал антидепрессанты.

В результате этих исследований ученые под руководством профессора Ирвина Кирша пришли к выводу, что прозак и другие подобные ему антидепрессанты нужны только для больных с тяжелой клинической формой депрессии.

Где взять силы?

Как же помочь самому себе? Лена за долгие годы борьбы с депрессией, которая, по ее словам, обусловлена не только социально-психологическими, но и генетическими, и даже сезонными факторами (это называется сезонным аффективным расстройством — САР) выработала свои рецепты. «Даже если совсем не хочется двигаться, хотя бы сделать пальчиковую гимнастику с утра, помассировать голову, руки-ноги и шею, — рассказывает она. – А если совсем плохо, посмотрите в зеркало и увидите, какое у вас выражение лица: уголки рта опущены, глаза полуприкрыты, то есть выражение очень неприятное…»

Многие, не понаслышке знакомые с депрессивным состоянием, свидетельствуют, что через силу преодолевали себя, каждый по-своему: физическими упражнениями, прогулками, голоданием (под присмотром специалиста), чтением только юмористической литературы или просмотром исключительно комедий.

Одна женщина призналась, что в особо тяжкие периоды ей очень помогали прогулки возле соседней с домом школы: звонкие голоса детей, выбегавших на перемену, их беспричинный хохот заряжали ее хоть малой толикой радости жизни.

То, что депрессии сейчас регистрируется чаще, вряд ли удивительно. Как указывают врачи-специалисты, на фоне потери для многих смысла и ценностей жизни не может не возникать депрессии, причем происходит это не только на постсоветском пространстве, где в одночасье рухнула огромная страна, но и по всему миру.

Глобализация, миграция, эмиграция; когда бывшие доктора наук становятся монтерами и полотерами, когда оставшиеся в своей собственной стране превращаются в забитых маргиналов, когда юность длится до ботоксной старости, а жизнь все никак не начнется — все это не способствует душевному здоровью.

Другой вопрос, надо ли при каждом повороте судьбы или его отсутствии кидаться к аптечке? Как говорили древние римляне, что нас не убивает, делает нас сильнее.

Антидепрессанты у пожилых

Препарат Стартовая доза Предполагаемый диапазон доз Преостережения* Предполагаемые преимущества
Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС)¶
Эсциталопрам 5 мг каждое утро или каждый вечер 5 — 20 мг в день Прекращение приёма без титрации сопровождается незначительно выраженным синдромом отмены. Относится к эсциталопраму и циталопраму:Обычно хорошо переносится. Нет седативного действия, низкий риск развития нарушений сна, сравнительно небольшое количество лекарственных взаимодействий.Хороший выбор для стартовой терапии депрессии у большинства пожилых пациентов.
Циталопрам 10 мг каждое утро или каждый вечер 10 — 20 мгΔ в день Дозозависимое увеличение продолжительности интервала QT¶Δ.
Прекращение приёма без титрации сопровождается незначительно выраженным синдромом отмены.
Сертралин 12,5 — 25 мг каждое утро 25 — 200 мг в день Более частые нежелательные явления со стороны желудочно-кишечного тракта, включая диарею. Различия в биодоступности пероральных лекарственных форм. Раствор для приёма внутрь содержит этиловый спирт. Прекращение приёма без титрации сопровождается синдромом отмены. Нет седативного действия, низкий риск развития нарушений сна, низкий риск кардиотоксического действия. Хороший выбор для стартовой терапии депрессии у большинства пожилых пациентов.
Флуоксетин 5 — 10 мг каждое утро 5 — 60 мг в день Активизирующее действие.Выраженные лекарственные взаимодействия.Ввиду длительного времени полувыведения препарата и активности метаболитов для достижения стабильной концентрации и оценки эффекта коррекции дозы, «вымывания» или отмены препарата требуется несколько недель. Стимулирующий эффект может быть полезным для лечения депрессивных пациентов со сниженной активностью или сонливостью. Ввиду длительного периода полувыведения, при отмене препарата титрация не требуется.
Пароксетин 10 мг каждый вечер 10 — 40 мг каждый вечер Слабое антихолинергическое действие. Может вызывать запоры и сухость во рту.Прекращение приёма без титрации сопровождается более тяжёлым синдромом отмены. Подходит для лечения пациентов, страдающих бессонницей. Средняя продолжительность времени полувыведения без активных метаболитов.
Флувоксамин 25 мг каждый вечер 25 — 200 мг каждый вечер Выраженные лекарственные взаимодействия. В связи с коротким временем полувыведения, прекращение приёма без титрации сопровождается более тяжёлым синдромом отмены. Может использоваться у пациентов с бессонницей.
Ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСиН)◊
Венлафаксин (замедленного высвобождения) 37.5 мг один раз в день 75 — 225 мг один раз в день Относится к венлафаксину или дезвенлафаксину:Активизирующее действие.Может вызывать дозо-зависимое повышение артериального давления (преимущественно диастолического) и частоты сердечных сокращений. Требуется регулярный мониторинг артериального давления.Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта (например, тошнота) могут быть более выраженные, чем при приёме лекарственной формы венлафаксина с немедленным высвобождением.Прекращение приёма без титрации сопровождается синдромом отмены. Титровать дезвенлафаксин с увеличением интервала между дозами. Относится к венлафаксину или дезвенлафаксину: активизирующий эффект может быть полезным для лечения депрессивных пациентов страдающих депрессией с меланхолическими чертами, снижением энергии или повышенной сонливостью.Подходит для лечения пациентов, страдающих от боли в связи с сопутствующими заболеваниями, такими как диабетическая невропатия.
Венлафаксин (таблетки с немедленным высвобождением) 18.75 — 37.5 мг каждое утро или два раза в день 75 — 150 мг два раза в день
Дулоксетин 10 — 20 мг в день 20 — 60 мг один раз в день Выраженные лекарственные взаимодействия. Лёгкое седативное действие. Низкий риск бессонницы.Подходит для лечения пациентов, страдающих от боли в связи с сопутствующими заболеваниями, такими как диабетическая невропатия или хроническая боль.
Атипичные антидепрессанты◊
Миртазапин 7.5 мг каждый вечер 15 — 60 мг каждый вечер Увеличенное временя полувыведения препарата и активных метаболитов. Риск аккумляции у пациентов с почечной и/или печёночной недостаточностью Требуется снижение дозы.Заторможенность, увеличение массы тела. Редкие сообщения о развитии агранулоцитоза. Седативное действие. Низкий риск сексуальной дисфункции.В течение первых нескольких дней приёма может отмечаться стимуляция аппетита и уменьшение тошноты.Подходит для лечения пациентов, страдающих бессонницей, или тех, кому необходим набор массы тела.
Бупропион с замедленным высвобождением в начале — 75 мг утром, затем — два раза в день 150 мг утром и днём (два раза в день) Избегать назначения пациентам с судорожными припадками и ажитацией. Дозозависимое повышение диастолического артериального давления Может усилить выраженность нарушений сна. Стимулирующий эффект может быть полезен в лечении пацинетов, страдающих депрессией с низким уровнем активности и апатией. Низкий риск «когнитивной токсичности» (отрицательного влияния на когнитивные функции). Дофаминергическое действие может быть полезным для пациентов с болезнью Паркинсона, страдающих депрессией.
Вилазодон 10 мг один раз в день вместе с приёмом пищи в течение 7 и более дней 20 — 40 мг один раз в день одновременно с приёмом пищи Принимайте пищу, чтобы обеспечить биодоступность.Диарея, тошнота, рвота, головокружение, бессонница.Значимые лекарственные взаимодействия, опосредованные влиянием на CYP 3A4, требуют коррекции дозы. Низкая частота повышения массы тела или сексуальной дисфункции.Роль в терапии пожилых, страдающих депрессией или взрослых с сопутствущими заболеваниями, не установлена.
Тразодон 12,5 — 25 мг за 30 — 60 минут перед сном могут оказывать снотворное действие 25 — 100 мг за 30 — 60 минут перед сном могут оказывать снотворное действие; для развития антидепрессивного действия требуется более высокая доза. Седация, ортостатическая гипотензия, тошнота. Усиливает когнитивные нарушения, седативное действие сохраняется в дневное время. Сообщения о гипонатриемии. Используется в низкой дозе, как дополнение к СИОЗС для лечения бессонницы.
Трициклические антидепрессанты (ТЦА)§
Амитриптилин
6,25-12,5 мг на ночь
75-200 мг в сутки (литературные данные)
чаще, пациенты плохо переносят дозы > 50 мг
Сходен с нортриптилином и дезипрамином: Может плохо переноситься пациентами с сопутствующими заболеваниями и пациентами более страшего возраста ввиду антихолинергического действия, вызывающего сухость во рту, запоры, задержку мочи или нарушения зрения (необходимо избегать назначение препарата при заболеваниях предстательной железы, закрытоугольной глаукоме). Передозировка может вызывать летальный исход. Возможность кардиотоксического действия: может вызывать аритмию или ортостатическую гипотензию. Множественные значимые лекарственные взаимодействия. Лёгкое седативное действие. Пациенты, страдающие бессонницей, принимают препарат перед сном. Может использоваться для пациентов, страдающих депрессией с меланхолическими и тревожными чертами, у которых не удаётся добиться эффекта антидепрессантами первой второй линии.
Выраженное обезболивающее действие при невропатической боли.

Анастасия Стоцкая: «Спорт – это лучший антидепрессант» | Персона | Культура

Популярная певица и актриса Анастасия Стоцкая за период пандемии смогла разработать свою систему питания и тренировок и сбросить лишние килограммы. О своём образе жизни, самом насыщенном лете и воспитании детей звезда рассказала в интервью «АиФ ПРО Здоровье».

«Иногда хочется ничего не делать»

Анна Анисимова, «АиФ. ПРО Здоровье»:  Сейчас у артистов горячий сезон. А как вы провели лето, где побывали?

Анастасия Стоцкая:

Я летала в Турцию с детьми, а потом – без них на Мальдивы. Это лето у меня получилось очень насыщенным и каким-то бесконечным, потому что практически всё время я играла в мюзикле «Шахматы». А когда ты работаешь, время тянется. Но всё же мне удалось и побывать за границей, и съездить в загородный клуб в Подмосковье и в Санкт-Петербург.

– Как обычно отдыхаете от работы, расслабляетесь?

– Для меня отдых – это либо поездки куда-то вместе с семьёй, либо валяние на диване за просмотром хорошего кино. (Улыбается.) Я уже подошла к такому периоду своей жизни, когда иногда хочется просто ничего не делать. А ведь ещё несколько лет назад я не любила отдых такого рода – постоянно хотелось куда-то бежать. С возрастом, конечно, всё меняется. Не хочется лишний раз выходить из дома, потому что очень много работы, встреч… И свободное время я по максимуму стараюсь проводить со своими близкими. Мы можем что-то приготовить дома или сходить в ресторан, выбраться в кино или театр.

– А как балуете себя, любимую?

– Я обожаю массаж – это моя слабость. У меня есть замечательный массажист, который приезжает ко мне на дом и, можно сказать, спасает. Когда я чувствую усталость в теле и эмоциональное выгорание, также нахожу расслабление в спорте. В период пандемии я занималась каждый день. Сейчас, конечно, времени меньше, но всё же я стараюсь тренироваться даже перед танцевальными репетициями и спектаклями: качаю пресс, стою в планке… После занятий чувствую себя совершенно иначе: тело приходит в тонус, настроение поднимается. Спорт – лучший антидепрессант.

Против экспресс-диет

– Многие заедают усталость и стрессы сладким. Вы можете позволить себе шоколад или мучное?

– За период пандемии я настолько привыкла питаться правильно! Минимум углеводов, сахара и соли, максимум воды! Я стараюсь не есть после 6 вечера, а все углеводы употреблять до 12 дня. Если что-то себе и позволяю съесть вечером, то это либо чистый белок, либо сыр тофу. Вот уже год я живу по такой схеме. Организм привык, поэтому даже во время срывов я не набираю килограммы.

С сыном Александром и дочкой Верой на отдыхе. Фото: предоставлены пресс-службой Анастасии Стоцкой

– Есть ли у вас экспресс-диета на случай, если вы набрали пару лишних килограммов, которые срочно нужно сбросить?

– Нет. Я для себя абсолютно точно поняла, что все эти экспресс-диеты плохо заканчиваются. Как только ты уходишь от этого «экспресса», килограммы возвращаются моментально. Если я набираю вес, просто снова возвращаюсь в свою систему питания и тренировок. Я сокращаю количество потребляемых продуктов – ем всё исключительно полезное и пью много воды. Медленно, но верно лишние килограммы уходят.

«Заниматься спортом – потребность»

– Быстро ли вам удавалось приходить в форму после родов?

– После первых родов я быстро пришла в форму, потому что занималась спортом. Я долго кормила, и это, как ни странно, тоже помогло мне избавиться от лишнего веса. А вот после рождения дочери я питалась совершенно неправильно и весила на 12–13 кг больше, чем сейчас. И меня устраивало, но в какой-то момент я поняла, что хочу выглядеть так, как раньше. У меня был стимул – роль в мюзикле «Шахматы». И за пандемию я пришла к своей цели. Теперь правильно питаться и заниматься спортом – это уже моя потребность, необходимость.

– Нравитесь ли вы себе сейчас? Или, возможно, хотели бы в себе что-то изменить?

– Я всегда себе нравлюсь, но понимаю, что мне есть над чем работать. Надеть короткий топ и оголить живот пока не могу – есть ещё проблемные места, особенности фигуры. Но я стремлюсь к идеалу – занимаюсь и делаю это без вреда для здоровья. Главное – желание.

– Рыжий цвет волос – это уже ваш бренд. Экспериментировать с причёской пока не планируете?

– Я уже была и блондинкой, и брюнеткой… Больше экспериментировать не хочу, потому что волосы очень тяжело восстанавливать. А сейчас я их отрастила, довольна качеством. Мне кажется, артисткам менять цвет вовсе не обязательно – мы можем примерять парики и наносить необычный грим.

Фото: предоставлены пресс-службой Анастасии Стоцкой

Нужно прислушиваться к себе

– Как относитесь к пластике, «уколам красоты»?

– Я делаю и ботокс, и ревитализацию, пластических операций у меня не было, и делать их не собираюсь. Я не против современных косметологических ­процедур: эффект мне нравится. Раз в полгода стараюсь делать их комплекс­но или разово. У меня есть хороший косметолог, который и назначает мне процедуры.

– В условиях большого города и постоянных стрессов важно следить и за ментальным здоровьем. Вы посещаете психолога? Или, может, выполняете какие-то духовные практики?

– Никаких духовных практик я не делаю – это пока не моя история. К психологам несколько раз обращалась, но это заканчивалось одним или двумя посещениями. Своего специалиста я пока не нашла. Я сама всё чувствую – у меня такая интуиция! С годами поняла, что просто необходимо прислушиваться к себе. И, слава богу, в моей жизни не было таких критических ситуаций, когда действительно необходима ­помощь профессионала.

– Нередко слышу от артистов, как им непросто совмещать работу с домашними делами, воспитанием детей. Есть ли у вас помощники?

– Конечно. У нас есть прекрасная няня, которая живёт с нами, потому что у меня бывают и гастроли, и вечерние спектакли. Ну и, конечно, моя мама всегда на подхвате.

– Саша и Вера уже проявляют творческие способности? Мечтают пойти по вашим стопам?

– Никто пока не мечтает пойти по моим стопам, но Сашенька уже занимается музыкой – играет на гитаре, увлекается шахматами и футболом. Мне кажется, пока этого достаточно. Верочка начала ходить на балет, занимается с педагогом фортепиано и поёт. Я даю детям возможность попробовать себя в разных сферах: пусть выбирают то, что им по душе. Я на них не давлю.

– Саша уже принял участие в мюзикле «Шахматы». Планируете ли и дальше выводить его на сцену с собой?

– Это не я вывела сына на сцену. Был настоящий кастинг, который Саша проходил наравне с другими детьми. До этого он занимался в театральной студии, где играл главные роли, поэтому перед выходом на большую сцену, мне кажется, даже не волновался. Но у меня нет такой задачи – обязательно сделать его артистом. Мне просто хочется, чтобы мои дети получали удовольствие от того, что делают, и росли счастливыми людьми. Если он захочет играть на сцене – хорошо, а если нет, то и не нужно.

«Я на детей не давлю, пусть выбирают то, что им по душе». Фото: предоставлены пресс-службой Анастасии Стоцкой

– Над какими проектами вы сейчас работаете? Чем порадуете поклонников в скором времени?

– Спустя достаточно большое время я приступила к съёмкам в кино. Играю в мюзикле «Шахматы», периодически выхожу на сцену мюзиклов «Кабаре» и «КарамазоВЫ». Я обозначила для себя эту актёрскую стезю – мюзикл, театр и кино. То, с чего я начинала, к тому и пришла.

Факты биографии

  • Анастасия Александровна Стоцкая родилась 7 октября 1982 года в Киеве.
  • Окончила актёрский факультет Российской академии театрального искусства.
  • В 2003 году завоевала Гран-при на международном конкурсе молодых исполнителей «Новая волна» в Юрмале.
  • Играла в мюзиклах «Нотр-Дам де Пари», «Чикаго», «Кабаре», «Поющие под дождём», «Zorro» и др.
  • Принимала участие в популярных ТВ-шоу, среди которых «Цирк со звёздами», «Один в один!», «Танцы со звёздами».
  • Воспитывает 10-летнего сына Александра и 4-летнюю дочь Веру.

«Многие люди уже сидят» Почему россиянке грозит 20 лет тюрьмы за пачку антидепрессантов: Общество: Россия: Lenta.ru

Жительница Екатеринбурга Дарья Беляева подозревается в контрабанде наркотиков из-за покупки в интернете польского антидепрессанта. Сама девушка страдает психическим расстройством, а действующее вещество лекарства — бупропион — не указано в перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, его нет в списке сильнодействующих и ядовитых веществ. В России лицензию на него отозвали в 2016 году, но он не запрещен — его просто нельзя купить в аптеках. Однако россиянке грозит от 10 до 20 лет лишения свободы. По просьбе «Ленты.ру» художница и психоактивистка Саша Старость поговорила с Беляевой и рассказала о том, почему подобные ситуации могут стать системой.

«Я болею еще с подросткового возраста, но к психиатру дошла только семь лет назад, уже с дереализацией и деперсонализацией, жуткой тревогой, скачущим настроением и тяжелой апатией. Диагнозы постоянно менялись, но в 2015 году остановились на шизотипическом расстройстве. Сейчас лечим симптомы в виде депрессии, дереализации-деперсонализации, скачущего эмоционального состояния и, конечно, апатии», — говорит 24-летняя Дарья.

Она психиатрическая пациентка с диагнозом «шизотипическое расстройство личности» с 2012 года, и с того же времени она постоянно принимает комплекс препаратов, среди которых антидепрессанты, антипсихотики и транквилизаторы. Как это часто случается с шизотипиками, ее депрессия не снималась стандартными антидепрессантами, работающими как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, поэтому она посоветовалась с врачом и решила купить оригинальное европейское лекарство Elontril, которое могло устранить сбой дофаминовых рецепторов.

23 апреля паблик PSY.WEB во «ВКонтакте» опубликовал новость о том, что против нее возбуждено уголовное дело, которое грозит ей сроком до 20 лет. Ее обвиняют в контрабанде наркотиков в крупном размере за покупку атипичного антидепрессанта с активным веществом бупропион на международном фармакологическом портале Euromedex. Она была задержана сотрудниками таможенной службы прямо на почте, куда пришла получить посылку.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Правоохранительные органы утверждают, что препарат является производным запрещенного наркотического вещества эфедрон и «используется наркозависимыми для получения эйфорического эффекта».

В международном классификаторе болезней шизотипическое расстройство относят к расстройствам личности и определяют тогда, когда симптомы не соответствуют по силе классическим шизофреническим проявлениям, но имеют общую с другими расстройствами шизо-спектра природу. Как и для других расстройств этого кластера, для него характерны особенности мышления, речи, поведения и аффекта — то есть настроения.

Несмотря на то что среднему обывателю скорее всего совершенно не знакомо медицинское определение, у расстройства долгая и запутанная история. Совсем недавно это состояние обозначали расплывчатым термином «вялотекущая шизофрения», что, впрочем, делают в некоторых государственных учреждениях и по сей день.

Так называемый «шизофренический дефект», который проявляется постепенной деградацией когнитивной и волевой сферы при шизотипическом расстройстве, не возникает, но это вовсе не означает, что колебания аффекта или апатические состояния ему не свойственны.

Материалы по теме

00:02 — 19 марта 2019

00:04 — 5 ноября 2015

Будь спок

Врачи задумались о бесполезности антидепрессантов

Психиатрия — самая неуловимая отрасль современной медицины, в которой для успешного лечения и реабилитации необходим максимально индивидуальный подход. Подбор правильных медикаментов сродни гаданию на картах Таро, и одни и те же симптомы в зависимости от диагноза, истории болезни и жизни пациента могут проявляться совершенно по-разному и, соответственно, поддаваться или не поддаваться стандартной терапии.

«Депрессия в круге депрессивных, биполярных или шизо-расстройств в большинстве случаев потребует совершенно отличного подхода — именно поэтому страдающие такими расстройствами люди перебирают множество способов излечения, и это не редкость», — говорит психиатр и активист Виктор Лебедев, создатель паблика «Дело Пинеля».

По его словам, ингибиторы обратного захвата серотонина, или классические антидепрессанты, такие как Сертралин, Флуоксетин, Пароксетин, — это препараты «первой линии», согласно современным руководствам по лечению депрессии и депрессивных состояний. Это означает, что с них пациенты и должны начинать терапию в случае, если нет прямых противопоказаний.

«Они действительно эффективны, и во многих случаях справляются. Благодаря действию этой группы антидепрессантов увеличивается количество серотонина, одного из нейромедиаторов, который, помимо прочего, отвечает за настроение и сбалансированную работу головного мозга. Но не все так просто, и препараты первой линии срабатывают не всегда, и в этом случае мы переходим к препаратам второй линии, например, трициклическим и нетрициклическим антидепрессантам», — говорит он.

Бупропион, также известный как Велбутрин, Элонтрил или Зибан, — это как раз препарат второй линии, и его судьба в России не менее запутана, чем судьба Дашиного диагноза.

Этот препарат рекомендован при терапии депрессии, но у него есть и еще одно побочное качество: на Западе он периодически применяется в лечении никотиновой зависимости. Особенность Бупропиона состоит в том, что в отличие от классических антидепрессантов, он оказывает влияние не только на серотониновую, но и на дофаминовую систему, и потому особенно продуктивно работает при апатических состояниях. Это и есть Дашин случай.

«По руководствам он не является стартовым препаратом, его нужно использовать именно когда антидепрессанты первой линии не работают», — говорит Лебедев.

У Бупропиона, по его словам, есть и преимущества. Если классические антидепрессанты в основном способствуют накоплению серотонина в синаптической щели, в том месте, где один нейрон передает сигнал другому, то это лекарство позволяет увеличить содержание как норадреналина, так и дофамина, еще одного нейромедиатора. За счет этого он обладает стимулирующим эффектом, но исключительно в медицинском понимании этого слова. То есть позволяет справиться с апатическим компонентом депрессии, когда у человека выраженная сонливость, вялость, снижение тонуса. «Иногда это становится главной проблемой наших пациентов, и несмотря на адекватно подобранную дозу СИОЗС эти симптомы не получается убрать. Бупропион же отлично с ними справляется», — отмечает психиатр.

Апатические состояния трудно поддаются лечению, и в спектре шизо-расстройств встречаются особенно часто. Крайние проявления апатии и нарушений волевой сферы элементарно могут привести к инвалидизации и полному выпадению из социума.

До 2016 года препарат находился в свободной продаже на территории России, а потом у него отозвали лицензию. Впрочем, это никак не было связано с побочными наркотическими эффектами: производители лекарства просто перестали завозить его в нашу страну, и необходимость в регистрации отпала сама собой.

Бупропион до сих пор рекомендуется врачами, значится в стандартах оказания медицинской помощи и легко гуглится, в том числе и в комбинации со словом «купить».

На сайте Росминздрава в Государственном реестре лекарств указано, что Бупропион не находится в перечне запрещенных наркотических веществ и не является прекурсором какого-либо известного наркотика.

По словам Лебедева, нет никаких исследований, которые бы доказывали, что препарат вызывает зависимость или является наркотическим веществом.

«Это совершенно безопасный медикамент, по крайней мере, не опаснее других антидепрессантов, или транквилизаторов, которые продаются в нашей стране относительно свободно, и, кстати, очень аддиктивны», — говорит психиатр.

Да и сайт Euromedex — это вовсе не тайный опиумный притон из глубин даркнета: оригинальные европейские препараты и их дженерики на сайте заказывают сотни людей.

Проблема состоит в том, как организован в современной России контроль за наркотическими веществами и их учет: наркоконтроль уже не первый год ведет борьбу с синтетическими наркотиками, солями и спайсами, которые обрели в России бешеную популярность. Курительные смеси, до 2009 года открыто продававшиеся как благовония в эзотерических магазинах, оказались мощным наркотическим веществом, вызывающим тяжелую зависимость.

Спайсы и соли проделали путь на Олимп наркопотребления в кратчайшие сроки и превратились в один из самых популярных уличных наркотиков. Как только они попали в поле зрения правоохранительных органов, начался процесс, который в итоге сделал возможной ситуацию Дарьи.

Производители наркотика создавали новые формулы, а наркополиция их последовательно запрещала. Для борьбы с постоянно подстраивающимся наркорынком в 2012 году было создано понятие «производного».

Именно таким производным стимулирующего наркотического вещества эфедрон и называют сейчас Бупропион. Отличие производного от прекурсора или собственно наркотического средства в том, что прекурсор — это то, из чего вы при желании и наличии домашней лаборатории можете изготовить наркотик.

Производное — это вещество, которое получается путем изменения компонентов оригинальной формулы. На наркорынке изменение формулы используется для того, чтобы снова вывести наркотик в легальную зону, сделав его невидимым. Тем не менее даже незначительные изменения в формуле вещества влияют на его качество и оказываемый эффект.

С одной стороны, этим объясняется непредсказуемость солей и спайсов, с другой — невозможность получить наркотическое опьянение от антидепрессанта.

Фото: пресс-служба Уральского таможенного управления

У каждой формулы может существовать до триллиона производных, и на территории России все они преследуются по закону. Это означает, что не только сам эфедрон, но и любые другие вещества, которые могут получиться при изменении его формулы, внутри страны признаны наркотиком. За приобретение или распространение этих веществ любой из нас может сесть в тюрьму.

По мнению Арсения Левинсона, эксперта Института прав человека и консультанта портала Hand-help, такая ситуация недопустима. По его словам, был создан такой механизм, при котором в перечне просто пишут, что запрещено наркотическое вещество и все его производные.

«Это абсолютно неправильное регулирование, которое мы критикуем с 2012 года. Ни один обыватель не догадается прочитать формулу вещества и понять, что при замещении атомов водорода с ним что-то происходит, и оно превращается в наркотик, поэтому приобретать его нельзя. Это непростая задача даже для профессионалов. Такой подход создает правовую неопределенность, в которой человек не осознает последствий своих действий, и, соответственно, не может совершить преступления, потому что преступление совершается умышленно. Средний гражданин не обладает достаточными знаниями, чтобы сделать выводы о веществе», — говорит он.

Левинсон добавляет, что множество людей уже сидит за то, что они полагали, что имеют дело с легальными веществами, приобретая производные наркотических веществ.

«Полиция обосновывала свои действия тем, что у них связаны руки, и они не справляются с изменяющимся наркорынком. Но это не так, все покупатели производных от синтетических наркотиков привлекались совершенно спокойно. Действующее законодательство позволяет производными считать миллионы химических соединений. Однажды мы запросили производные одного из веществ, указанных в списке, и нам ответили, что это сделать невозможно, потому что получится число с 12 нулями. Каждая из этих формул может привести к уголовной ответственности, и неизвестно к кому в следующий раз придут с таким обвинением», — резюмирует эксперт.

В 2015 году государство приняло решение о создании реестра производных веществ, ответственным за который назначили главу наркополиции.

Но эта инициатива не получила никакого завершения. Реестр создан, но уже четыре года не ведется и не обновляется. Вероятно, потому что это технически невозможно.

Наркоконтроль вообще не жалует рядовых потребителей, делая их своими основными мишенями. Каждый четвертый заключенный в России сидит по 228-й статье, и в подавляющем большинстве это наркозависимые, а не организаторы трафика. Правозащитные организации уже не раз обращали внимание на то, что органы действуют совершенно формально, порой просто закрывая дела для отчетности.

Но случай Дарьи все равно остается уникальным и вызывающим особые опасения. Насколько удалось выяснить, до этого лекарственные средства еще никогда не объявлялись производными.

Правозащитник Левинсон тоже не помнит подобных историй, но совершенно точно может ответить на вопрос о законности такой практики.

«Заключением специалиста таможенной службы признано, что лекарственное средство Elontril с действующим веществом «бупропион» является производным наркотического средства эфедрон. Однако лекарственные средства не могут быть признаны производными наркотиков. Согласно пункту 6 Примечания к Перечню наркотических средств, утвержденного Постановлением правительства № 681 от 1996 года, к производным могут относиться вещества с определенным образом измененной химической формулой, «которые не включены самостоятельными позициями в государственный реестр лекарственных средств или в настоящий перечень»», — подчеркивает он.

Левинсон добавляет, что, если смотреть на эту норму формально, без учета других положений УК, КоАП, основ антинаркотического законодательства, законодательства об обращении лекарств и охране здоровья, то можно сделать вывод о том, что исключенное из государственного реестра лекарственное средство может быть признано производным наркотического средства, но это не так: лекарственное средство, даже если оно не зарегистрировано в России, не может являться производным наркотического средства. В отношении лекарственных средств законодательством предусмотрены особенности оборота. И антинаркотическое законодательство может применяться только к наркотическим (психотропным) лекарственным средствам. Поэтому следствием должно быть установлено, являются ли изъятые таблетки лекарственным средством и наркотическое ли это средство.

Материалы по теме

00:01 — 16 января 2019

Согласно пункту 8 и 9 статьи 4 Федерального закона от 2010 года № 61 «Об обращении лекарственных средств», к наркотическим (психотропным) лекарственным средствам могут относиться только те, которые содержат вещества, включенные в перечень наркотических средств. Между тем Бупропион в перечень наркотиков не включен, а относится к производным. Это означает, что изъятое лекарственное средство не может быть предметом контрабанды, то есть наркотическим лекарственным средством незаконно перемещаемым через таможенную границу.

Левинсон отмечает, что контролировать все психоактивные вещества как наркотики — непродуктивный путь, и уже сейчас существуют механизмы, которые регулируют оборот таких препаратов. Транквилизаторы и другие седативные средства, которые упоминал Виктор Лебедев, к примеру, продаются в России по рецепту.

К счастью, пока получить срок за феназепам непросто. Но неизвестно, как долго это продлится.

Единственное правонарушение, на самом деле совершенное Дарьей Беляевой, — инициирование ввоза незарегистрированных лекарственных средств на территорию России. Это административная статья, которая наказывается штрафом.

По мнению Левинсона, дело Дарьи Беляевой должно быть прекращено за отсутствием состава преступления и умысла, а обвиняемой следует оказать содействие в реабилитации и возместить принесенный ущерб. В случае, если этого не произойдет, у полиции появится возможность манипулировать понятием производного самым непредсказуемым образом.

Эта ситуация автоматически скажется на самых уязвимых группах российских граждан — пациентах с хроническими психическими и соматическими расстройствами.

Там, где лекарственные препараты потенциально пересекаются с производными наркотиков, образуется пространство абсолютного бесправия, рожденное действием двойной стигмы — наркопотребления и психической болезни. Необходимость защищать свои права автоматически поставит множество пациентов в ситуацию принудительного оглашения диагноза, что, помимо прочих трудностей, окажет прямое влияние на уровень их жизни и социальной адаптации.

Социальная стигма психически больного — это часть реальности современной России, с которой я как активистка и пациентка с шизоаффективным расстройством отлично знакома. И перспектива прибавить к ней стигму заключенного не вызывает ничего кроме тревоги.

Меньшинство же и творит историю. Воспитанное, образованное меньшинство — Российская газета

Любители «поглазеть» на что-то жуткое были всегда, даже у сгорающих на костре инквизиции людей находились свои зрители.

Сегодня, как и во времена Средневековья, кровавые зрелища пользуются у определенной части общества популярностью. О том, какую роль жестокость играет в современном массовом искусстве, рассказывает писатель и философ Юрий Мамлеев.

Российская газета: Юрий Витальевич, сегодня в массовом искусстве сцены насилия становятся все более зрелищными. Современная литература движется в том же направлении?

Юрий Мамлеев: Все зависит от личности писателя. Кроме того, я не думаю, что в литературе насилие выражено так же, как в банальном массовом искусстве. Компьютерные игры, кинофильмы — если в них изображаются бессмысленные кровавые сцены, это по сути те же гладиаторские бои. А то и хуже. Бои гладиаторов были битвами живых людей, их смерть могла вызывать у публики подлинное отвращение, другое дело, когда убийство происходит на экране. Смерть обесценивается, кажется чем-то мнимым, и у людей, наблюдающих подобные сцены, складывается впечатление, что убивать легко. В литературе это невозможно. Зло, описанное автором, показывает, насколько человек может быть бессердечен по своей натуре, писатель исследует природу человеческой души, а не создает шоу.

РГ: Между тем особенно «сильные» литературные произведения находят свой отклик в душе читателя. Когда вы работаете над произведением, продумываете ли вы действия антигероев, чтобы придуманные образы не принесли реальный вред?

Мамлеев: В настоящем искусстве, какие бы жестокие проявления жизни оно ни отображало, главным его объектом является познание человека. Мой самый «черный» роман «Шатуны» привел к тому, что двое моих читателей отказались от самоубийства: сказалось влияние катарсиса. Настоящее искусство в отличие от массового, коммерческого имеет только положительное воздействие, помогает победить во внутренней борьбе со злом.

РГ: А изменилась ли, на ваш взгляд, способность человека воспринимать трагические события?

Меньшинство же и творит историю. Воспитанное, образованное меньшинство будет влиять на остальных

Мамлеев: У нас произошел мощный психологический сдвиг. В советское время избегали рассказов о негативных явлениях в жизни страны, что, безусловно, создавало благоприятное настроение. Сегодня же жестокость транслируется повсюду, и это стало до того обычным делом, что наша психика начинает привыкать. К чему это может привести? Например, человек решит, что этот мир настолько плох, что лучше держаться от него подальше. Или еще хуже: раз это закон жизни, то и я буду вести себя плохо. Так или иначе, сгущаются краски и создается ложное представление о людях и мире. Конечно же, в большом городе за день совершается ни одно преступление, но если их показывать постоянно, то начинает казаться, будто ничего другого и не происходит. Люди могут прийти к выводу, что жизнь состоит из одной жестокости, хотя на самом деле это не так. К сожалению, у нас нет никакого баланса между черными и светлыми сторонами жизни. Не знаю, возможно, это такой коммерческий ход, такая сознательная тенденция — непонятно в каких целях разрушать человеческое стремление к добру, но последствия у всего этого будут плохие.

РГ: Может, все дело в том, что у нас нет культурного фильтра? Ведь, если вспомнить, рыцари Средневековья, которые спустя столетия оставили после себя столь романтические представления, могли безнравственно грабить и жестоко убивать подобно обычным разбойникам. Однако культура той эпохи, осознанно или нет, фильтровала образ героя, поэтому сегодня рыцарь — персонаж положительный.

Мамлеев: У рыцарей был невыдуманный романтический образ: возвышенное отношение к женщине, дама сердца… Средневековые герои были так же плотно облачены в доспехи, как и в человеческие страсти. Грехи и пороки были не чужды даже рыцарям, а если рассуждать об их военных действиях, то неизвестно, насколько их можно считать грабительскими… Да и какая война не носила грабительский характер?

РГ: Кого наши потомки назовут рыцарями XXI века?

Мамлеев: Это зависит от того, какими будут наши потомки. Мир может настолько измениться, что через 200 лет восприятие наших потомков не будет иметь ничего общего с восприятием человека из XXI века. Однако уверен, что настоящими героями все равно останутся те люди, которые когда-то отдали свою жизнь за Родину, за ее защиту.

РГ: Юрий Витальевич, а вы верите, что современное искусство может менять мир?

Мамлеев: Конечно, искусство может менять мир. Литература наравне с религией и философией — одно из самых мощных средств воздействия на человека: Великая французская революция началась с произведений Вольтера и Дидро, а в России роман Чернышевского «Что делать?» стал «библией» ранних революционеров. Что до массового искусства, ориентированного на получение прибыли, то его герои никогда не смогут так глубоко проникнуть в человеческое сознание, как это удалось французским энциклопедистам и нашим литераторам XIX века. Массовое искусство для этого слишком примитивно. Впрочем, в нынешнее переходное время трудно понять, что на что влияет. Появилось много факторов — экология, экономика, наука, то, что казалось истинным, становится ложным, и приходят новые истины. Нас окружает очень мощный комплекс влияния — совсем другая ситуация была в XVIII, XIX и XX веках.

РГ: А как на вас влияет кино, в котором много кровавых сцен? Многие признаются, что страшилки — хороший антидепрессант.

Мамлеев: Никак, хотя фильмы бывают разные: в некоторых жестокость наводит на размышления. Но что касается столь популярного сейчас западного кинематографа, то жестокость в нем скорее раздражает. Я считаю, его нужно как-то смягчить — такой подход к насилию оказывает негативное влияние на людей, особенно на подростков. Хорошо поставленная бойня на экране создает иллюзию гладиаторского боя. Только представьте, к чему бы привело возобновление подобных зрелищ? Определенно, к росту насилия.

РГ: Так как же защититься от такого насилия?

Мамлеев: Невозможно скрыться от массового искусства, нельзя его запретить. Но можно противопоставить ему моральное воспитание в школах, в церкви. Следует искать помощи там, где могут объяснить, что в человеке должно побеждать добро. На уровне семьи, друзей. Это непросто, но иного пути нет. Кроме того, если по телевидению показывать жизнь в ее лучших проявлениях — любви, милосердии, то на умелом, хорошем уровне массового искусства это тоже может иметь свое позитивное воздействие. Бытует мнение, что порнография и убийства на экране привлекают зрителей сильнее, чем картины, изображающие положительный образ человека. Я считаю, что это еще не доказано. Многие фильмы с хорошим добрым содержанием имеют большую аудиторию. Следует противопоставлять их фильмам, изобилующим сценами насилия. И вообще массовому искусству нужно обязательно противопоставлять настоящее искусство. Сейчас такое засилье массового суррогата, что настоящее практически не доходит до людей. Но пусть дойдет хотя бы до меньшинства. Меньшинство же и творит историю. Воспитанное, образованное меньшинство будет влиять на остальных.

Какие продукты лечат депрессию

Девять лет назад эпидемиолог Фелис Джака обнаружила, что женщины, потребляющие много сладкого, рафинированных углеводов и фастфуда, чаще страдают депрессией. После серии рандомизированных тестов стало ясно, что пища, которую мы регулярно едим, влияет на мозг и психику гораздо больше, чем считалось прежде, — причем вне зависимости от пола, возраста и страны проживания. Теперь Джака — президент Международного общества исследований в области пищевой психиатрии. Эта дисциплина — один из главных трендов в лечении психических расстройств. О ней много пишут, ее активно изучают, широко практикуют и даже преподают на психиатрическом отделении Колумбийского университета. О практическом применении пищевой психиатрии рассказывают наши друзья из Reminder, нового медиа о здоровье и саморазвитии.

Что конкретно представляет собой эта диета для мозга «на стероидах»?

Это хорошо видно по списку «пищевых антидепрессантов», рекомендованному еще одним ведущим экспертом, создателем клиники здорового питания для мозга и экофермером Дрю Рамси.

Пищевые антидепрессанты. Растительные продукты: зелень одуванчика, шпинат, капуста, кинза, горчица, базилик, краснокочанная капуста, грейпфрут, свекольная ботва, латук, свекла, барбадосская вишня, репа, брюссельская капуста, тыква, папайя, болгарский перец, петрушка, брокколи, водяной кресс, кольраби, цветная капуста, мускатная тыква, салатный цикорий. Продукты животного происхождения: сайда, лосось, зубатка, омары, семга, субпродукты, краб, золотистый окунь, устрицы, моллюски, улитки, тунец, макрель, сельдь, радужная форель, осьминог, козлятина, печень, птичьи потроха, рыбная икра, мидии, эму. (Источник)

В топ пищевых антидепрессантов Дрю Рамси входит все то, что обычно называют «средиземноморской диетой». Вопрос, почему свекольная ботва или устрицы могут на 33% снизить риск депрессии? Потому что их любят «хорошие» бактерии кишечника.

При чем тут кишечник?

Может, кишечник — это и не «второй мозг», как его иногда называют. Но живущие в нем бактерии точно могут претендовать на звание отдельного органа. Их 50 триллионов, примерно в 1,3 раза больше, чем всех клеток в организме. 360 микробных генов на каждый наш. Три килограмма живого веса. Около 500 видов, объединенных в сложную экосистему — микробиом. И как бывает с любой природной экосистемой, ее нарушение влияет на состояние других систем, с которыми она связана. С чем связан кишечник?

Мы знаем, что 100 миллионов нейронов кишечника имеют прямую сверхскоростную связь с мозгом. Что кишечная микробиота регулирует иммунитет и обменные процессы. Что она участвует в производстве витаминов, гормонов, ферментов и нейромедиаторов. И что все это действует на мозг. Микробиом кишечника — такая большая тема, что об этом стоит писать и читать книги. Например, эту или эту. А пока вырвем из контекста три факта, которые важны для пищевой психиатрии.

1. Микробиота кишечника состоит из нескольких больших групп бактерий. Каждая группа выполняет свои функции и отвечает за производство особых ферментов.

2. Еда, которую мы потребляем, питает не только нас, но и бактерии в кишечнике. Каждая группа бактерий имеет свои «пищевые предпочтения». Перекосы в питании меняют их соотношение, оставляя без еды одни бактерии и перекармливая другие, что вызывает их бурный рост.

3. У страдающих депрессией обнаружены серьезные изменения в микробиоме кишечника: рост «воспалительной» микробиоты и сокращение количества бактерий, связанных с производством «гормона счастья» — серотонина.

Изменение микробиоты при тяжелой депрессии (The Microbiota-Inflammasome Hypothesis of Major Depression).

Кто виноват?

Обвиняемый — сахар. Пострадавший — серотонин. Этот нейромедиатор — главный трагический герой моноаминовой теории. Она объясняет депрессивные и некоторые другие расстройства нарушением химического баланса мозга, которое приводит к серотониновому голоду.

Чем его утолить? Сладким, скажет вам любой. Приход от куска торта наступает минут через двадцать. Глюкоза через ряд посредников стимулирует выработку серотонина. Серотонин подавляет центры отрицательных эмоций в заднем гипоталамусе. И жизнь опять в розовом цвете. Почему же сладкое и жирное, которым любят заедать стресс, становится депрессантом?

Проблема в триптофане, из которого синтезируется серотонин. Эта аминокислота не вырабатывается организмом. Получить триптофан можно только с пищей. В основном белковой — растительной или животной. По идее глюкоза в сладостях вызывает рост уровня инсулина, который помогает триптофану добраться до мозга. Но переработанная сладкая и жирная пища слишком бедна ферментами, необходимыми для усвоения триптофана. Она подавляет бифидобактерии, которые участвуют в его превращении в серотонин. И одновременно вызывает рост другой микробиоты, которая разлагает даже тот минимум триптофана, который мог бы стать серотонином.

Но это не все. Кроме глюкозы, сахар расщепляется на фруктозу. А это любимая пища патогенных бактерий, в состав которых входят липосахариды. Эти воспалительные молекулы могут повышать проницаемость стенок кишечника. В результате в кровоток попадают бактерии и эндотоксины. В ответ иммунная система выделяет противовоспалительные белки цитокины. Они могут проникнуть в мозг и стимулировать уже там выработку воспалительных молекул, атакующих его нейроны. Ученые все больше убеждаются, что воспаление — один из ключевых факторов таких дегенеративных заболеваний мозга, как болезнь Альцгеймера. Научно подтверждено: депрессия тоже развивается на фоне воспалительных процессов и может быть реакцией мозга на цитокины. Есть даже предположения, что особо прожорливые бактерии кишечника могут хакнуть мозг и не хуже некоторых паразитов манипулировать нашим пищевым поведением в своих интересах. Звучит, как сценарий приквела «Нечто». Но опыты на мышах показывают, что жирная и сладкая пища вызывает изменения в митохондриях клеток гипоталамуса, настраивая мозг на усиленное потребление еды такого типа. Есть и еще одна категория веществ, которые меняют микробиоту, чтобы воздействовать на мозг. Это антидепрессанты.

При чем тут антидепрессанты?

Как показывают недавние исследования, психоактивные препараты, которые назначают для лечения депрессии и тревожных расстройств, подавляют отдельные бактерии, участвующие в выработке серотонина. И что совсем неожиданно, для них это не побочный эффект, а условие эффективности.

Конечно, современные антидепрессанты не обязаны стимулировать выработку серотонина. Их задача в том, чтобы не дать нейронам, выделяющим серотонин, поглотить его обратно. Благодаря этому количество молекул серотонина между нервными клетками растет. И нормальный обмен сигналами в системах мозга, отвечающих за настроение, восстанавливается.

Так все выглядит в теории. Но насколько они эффективны на практике? Оценки варьируются от «вполне» или «частично» до «чуть более» или «чуть менее», чем плацебо. Почему такой разброс? Если бы они не действовали вообще, это означало бы одно из двух: либо депрессия не связана с дисбалансом серотонина (так и считают некоторые специалисты), либо они не работают. Но они действуют. Просто не всегда, не на всех и не одинаково. Могут внезапно перестать. Почти гарантированно перестают через какое-то время. И рано или поздно нуждаются в замене или комбинации с другими препаратами.

Возможно, вызванные антидепрессантами изменения микробиоты кишечника и есть разгадка их пресловутой «капризности». А заодно ответ на вопрос, почему, несмотря на рост их потребления, уровень заболеваемости депрессией и другими психическими расстройствами и не думает снижаться.

Что делать?

Вредные и полезные микробы одинаково зависят от того, что мы едим. Поэтому мы можем сделать так, чтобы они перестали паразитировать на наших слабостях и превратились в инструмент самоконтроля. Благодаря исследованиям состава микробиоты, мы знаем, как меняется соотношение бактерий при самых распространенных психических расстройствах. Пищевая психиатрия предлагает три стратегии с использованием так называемых психобиотиков — биологических психомодуляторов.

1. Урезать рацион потенциально вредных микробов и накормить потенциально полезных той едой, которую они сами выбрали для себя в ходе эволюции.

2. Попытаться добавить в кишечник потенциально полезные бактерии.

3. Сделать и то и другое. Потому что всегда лучше подстраховаться.

Начнем со второго пункта. Он интереснее.

Один тип психобиотиков – это потенциально полезные бактерии или пробиотики. По идее эти живые микроорганизмы должны восстановить правильный баланс микробиоты, пополнив ряды «хороших» бактерий в кишечнике и вытеснив из него «плохие». Исследования с использованием пробиотиков (конкретнее Lactobacillus helveticus R0052 и Bifidobacterium longum R0175) показали, что пробиотики действительно могут улучшать психологическое состояние. Но для этого им нужно сначала добраться до кишечника. Считается, что пробиотические продукты типа йогурта, кефира, мягкого сыра, мисо или квашеной капусты — хоть и медленный, но более надежный (и точно более аппетитный) способ их доставки, чем пищевые добавки. 5 миллиардов пробиотических культур и 15 штаммов полезных бактерий в одной капсуле смотрятся эффектно на этикетке. Но после попадания в кислую среду желудка могут сократиться до единичных клеток. По крайней мере в случае бифидобактерий. Производители, конечно, прилагают все усилия для решения этой проблемы. Особенно в рекламе.

Второй тип психобиотиков – это пребиотики. Сложные углеводы или просто пищевые волокна, которые содержатся в растительных продуктах типа спаржи, отрубей или цикория. И выпускаются в форме добавок. Это пища для пробиотиков и «хороших» бактерий. По оценке ведущего Human Food Project Джеффа Лича, доза для достижения бифидогенного эффекта: 4–8 г в день. Пребиотики — крепкий орешек. Они не перевариваются в желудке, а доходят до толстого кишечника, где на них накидываются изголодавшиеся бактерии. Вообще хороший пребиотик действует избирательно, но с далекоидущими последствиями. Он не станет стимулировать рост каких-нибудь бесполезных клостридий. Например, инулин (в корне цикория или порошке) питает молочнокислые бактерии, которые подавляют активность патогенных микробов и снижают проницаемость кишечника. И судя по тестам, контролирует гормоны стресса и облегчает психологическую переработку эмоций. А еще помогает усваивать микроэлементы. Кстати, что насчет них? Это отдельная тема.

Помогают ли нутрицевтики?

БАДы или нутрицевтики — это целое направление в пищевой психиатрии. При психическом расстройствах организм недополучает питательные вещества и витамины. Возьмем к примеру гамма-аминомасляную кислоту (ГАМК). Это важный тормозящий нейротрансмиттер, который помогает справляться со стрессом и регулировать страх и тревогу. С помощью магнитно-резонансной спектроскопии, которая позволяет исследовать мозг на содержание химических элементов в режиме реального времени, установлено: у детей с СДВГ ее уровень сильно снижен. ГАМК производится особыми кишечными бактериями с использованием цинка и витамина B6. И то и другое поступает в организм с пищей. БАДы могут компенсировать их недостаток.

Какие пищевые добавки помогают при депрессии? Вот список самых эффективных по данным метаанализа клинических испытаний:

Есть и курьезные примеры. Например, ацетилцистеин, из которого делают АЦЦ, умеет смягчать симптомы шифозрении. Но в целом результаты пока нестабильны. Высокие показатели эффективности омеги-3 — скорее исключение. А исключения только подтверждают… Ну, вы поняли.

В чем причина? Возможно, в количестве и дозировке.

Микроэлементы в макродозах

По 12 пилюль три раза в день. 13 витаминов, 17 минералов и четыре аминокислоты. Точный состав смотрите на этикетке.

Специалистка по клинической психологии, профессор Джулия Раклидж из Новой Зеландии сравнивает свой подход к пищевой психиатрии с выстрелом из дробовика. Хороший способ попасть, когда точно не знаешь во что. Нет смысла исправлять «один крошечный сбой в биохимии», говорит она. Тем более мы пока не можем его определить. Но мы знаем, какие биохимические процессы задействованы в производстве серотонина и какие вещества нужны для этих процессов. «Вместо того чтобы делать ставку на одно из таких веществ, логичнее обеспечить ими в комплексе, чтобы создать синергический эффект». Для контроля за усвоением нутриентов она использует такие маркеры, как уровень витамина B12 в крови.

На самом деле Раклидж не просто палит из пушки по воробьям. Она рассчитывает на то, что «нутриенты действуют на разных уровнях».

  • «Микроэлементы могут повысить эффективность работы митохондрий — энергетических станций наших клеток».
  • «А еще могут снизить уровень воспаления и оксидативного стресса, при котором опасные молекулы повреждают клетки».
  • «Или просто обеспечить организм всем необходимым для нормальной жизнедеятельности».

Ее подход метит сразу в несколько целей. И судя по результатам, попадает как минимум в некоторые. Эффективность терапии макродозами БАДов — 64% при СДВГ, до 53% при симптомах депрессии, до 70% при тревожности и до 59% снижения уровня стресса при ПТСР. Неплохой результат. Лучше, чем у антидепрессантов, которые, по некоторым данным, могут даже повышать риск суицида. Хотя это пока бета-версия, в отличие от какого-нибудь флуоксетина, который выписывали миллионами еще в те времена, когда синонимом мобильного телефона была «моторола».

Правда, и к методу Раклидж есть вопросы. Больше всего сомнений вызывают ее слова о полном отсутствии побочных эффектов, что вряд ли возможно при таком массированном приеме витаминов. К тому же правильно подобранная «живая» пища, как показывают исследования, эффективнее пищевых добавок. Не зря и сама Раклидж в лекции на TED, набравшей больше миллиона просмотров, напоминает про историю с цингой: когда-то она считалась неизлечимым инфекционным заболеванием, пока одному врачу не пришло в голову лечить от нее лимоном.

Понравился материал? Подпишитесь на еженедельную email-рассылку Reminder!

Антидепрессанты, которые обычно назначают, и как они действуют

Антидепрессанты — одни из самых популярных лекарств в Интернете. Но есть много информации, которую нужно проанализировать.

Мы собрали основную информацию от MedlinePlus и Национального института психического здоровья об общих типах этих лекарств.

Какие они?

Антидепрессанты назначают при состояниях настроения, таких как депрессия и тревога, а также при боли и нарушениях сна.Возможно, вам придется попробовать несколько разных, прежде чем вы и ваш провайдер найдете лучший для вас.

Как они работают?

Антидепрессанты могут помочь сбалансировать химические вещества в нашем мозгу. Это может улучшить настроение, улучшить концентрацию и сон. Чтобы эти лекарства полностью подействовали, может потребоваться несколько недель (часто от четырех до шести).

К наиболее часто назначаемым относятся:

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) являются наиболее часто назначаемым типом антидепрессантов и включают:

  • Флуоксетин
  • Циталопрам
  • Сертралин
  • Пароксетин
  • Эсциталопрам

Ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН) аналогичны СИОЗС.Общие включают венлафаксин и дулоксетин.

Бупропион работает иначе, чем СИОЗС или СИОЗСН. Он также лечит сезонное аффективное расстройство и помогает людям бросить курить.

Старые антидепрессанты включают трициклические, тетрациклические и ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО). Их назначают реже, чем другие лекарства, потому что они, как правило, вызывают больше побочных эффектов. Однако для некоторых они работают лучше.

Возможные побочные эффекты:

  • Тошнота и рвота
  • Прибавка в весе
  • Диарея
  • Сонливость
  • Сексуальные проблемы

Следующие шаги

Если вы или кто-то из ваших знакомых считаете, что у них депрессия, как можно скорее поговорите со своим врачом.Могут помочь антидепрессанты, разговорная терапия или их комбинация.

Источники : MedlinePlus; Национальный институт психического здоровья

Изображение предоставлено: iStock

31 марта 2020

Лучший антидепрессант от беспокойства — Consumer Reports

Большинство респондентов — 78 процентов — получали лекарства от депрессии или тревоги, что отражает огромный рост использования антидепрессантов за последние 15 лет.По данным IMS Health, группы, которая отслеживает продажи лекарств, в 2009 году врачи в США прописали антидепрессантов на сумму 9,9 миллиарда долларов, что на 3 процента больше, чем в предыдущем году. Они занимают третье место в списке наиболее часто назначаемых лекарств в стране после препаратов, снижающих уровень холестерина, и обезболивающих на основе кодеина, по крайней мере, отчасти благодаря многолетнему агрессивному маркетингу.

Фармацевты потратили почти 300 миллионов долларов в 2009 году только на рекламу двух новых антидепрессантов: дулоксетина (Цимбалта: «Когда вы в депрессии, куда вы хотите пойти? Никуда.») и десвенлафаксин (Пристик:» Я чувствую, что мне нужно взбодриться, чтобы встать с постели «).

Отражая национальные тенденции, большинство реципиентов лекарств в нашем исследовании получали СИОЗС (селективный ингибитор обратного захвата серотонина), такой как флуоксетин или сертралин; многие другие получили SNRI (ингибитор обратного захвата серотонина и норадреналина), такой как венлафаксин или дулоксетин. Лекарства изменяют уровни определенных химических веществ в мозге или нейромедиаторов, которые передают сигналы между нервными клетками. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов одобрило СИОЗС и ИОЗСН в качестве стандартных препаратов первой линии для лечения депрессии и тревожных расстройств.

47% респондентов получали рецепт у психиатра; остальные получили его от своего лечащего врача, которого они наблюдали отдельно или в качестве дополнения к беседе о терапии со специалистом в области психического здоровья. Это согласуется с национальными данными, которые показывают, что врачи первичной медико-санитарной помощи, а не психиатры, прописывают большинство СИОЗС и СИОЗСН и делают это, по крайней мере, в течение последних пяти лет.

Один размер не подходит всем

Некоторые СИОЗС и СИОЗСН рекомендуются для лечения определенных типов тревожности, таких как социальная тревога или обсессивно-компульсивное расстройство.Но клинические данные показывают, что они одинаково хорошо работают при каждой основной форме тревоги. И люди не все одинаково реагируют на эти лекарства, поэтому может потребоваться метод проб и ошибок, чтобы найти тот, который лучше всего подходит для вас. Среди респондентов, принимавших лекарства от тревожности или депрессии, среднее количество попробованных наркотиков составило три. Респонденты, попробовавшие три лекарства, имели несколько лучшие результаты, чем те, кто попробовал меньше или больше, что позволяет предположить, что метод проб и ошибок является важной частью фармацевтического лечения.

Ожидайте побочных эффектов

Как и все лекарства, у антидепрессантов есть побочные эффекты. Но наши результаты показывают, что они могут быть гораздо более распространенными, чем то, что указано на вкладышах, которые вы получаете, когда получаете по рецепту. Например, 31 процент опрошенных нами людей, принимавших СИОЗС, и 36 процентов тех, кто принимал СИОЗС, сообщили о снижении сексуального интереса или способностей. Это более чем вдвое превышает показатель, сообщаемый в исследованиях, спонсируемых фармацевтическими компаниями, которые могут тщательно выбирать своих участников и, как правило, отбирают тех, у кого меньше всего будут побочные эффекты.

Интересно, что мужчины чаще жаловались на сексуальные побочные эффекты, чем женщины, а женщины чаще жаловались на увеличение веса. Это может быть истинное физиологическое различие, или женщин может просто больше беспокоить увеличение веса, а мужчин — сексуальные трудности.

Показатели сексуальных побочных эффектов в ходе текущего исследования ниже, чем в 2004 году, когда о них сообщили до 53 процентов респондентов. «Возможно, медицинские работники либо прописывают антидепрессанты, которые с меньшей вероятностью вызывают эти проблемы, такие как бупропион (Веллбутрин и дженерик), либо добавляют другое лекарство в качестве противоядия, чтобы помочь противодействовать побочным эффектам сексуального характера», — сказала Анита Клейтон. , М.D., профессор психиатрии, акушерства и гинекологии Университета Вирджинии.

Для многих респондентов побочные эффекты оказались больше, чем просто раздражением: из тех, кто прекратил принимать антидепрессанты, 33 процента заявили, что сделали это из-за невыносимых побочных эффектов. Тем не менее, лекарства очень помогли примерно половине людей, принимавших их, и, по крайней мере, еще 30 процентам. Особенно хорошо себя чувствовали люди, которые принимали лекарства в сочетании с разговорной терапией.

Выборочно использовать транквилизаторы

58% респондентов, испытавших тревогу, мы также спросили о бензодиазепинах, более старом классе успокаивающих препаратов, который включает алпразолам (ксанакс и дженерики) и лоразепам (ативан и дженерики).Около четверти пробовали бензодиазепины; из них 57 процентов сказали, что это «очень помогло». Однако препараты могут вызывать головокружение и сонливость, и, в отличие от СИОЗС и СИОЗСН, их ежедневное употребление может привести к зависимости. Наши медицинские консультанты говорят, что они лучше всего подходят для краткосрочных «спасательных» ситуаций, таких как подавление панической атаки или помощь напуганному летчику сесть в самолет.

Что делать

Consumer Reports Best Buy Drugs, общественный образовательный проект, который разрабатывает рекомендации по лекарствам, основанные на безопасности, эффективности и цене, говорит, что генерики бупропиона, циталопрама, флуоксетина и сертралина являются одними из лучших начальных вариантов для лечения депрессии.Спросите своего врача, можете ли вы начать с минимально возможной дозы. Если первый препарат не помог в течение шести-восьми недель, поговорите со своим врачом об увеличении дозы или переходе на другой препарат. Не принимайте бупропион, если у вас в анамнезе были судороги, поскольку при приеме высоких доз он может вызвать судороги. Обсудите со своим врачом возможные побочные эффекты и продолжительность приема препарата (большинство респондентов принимали его не менее двух лет). Не прекращайте прием антидепрессанта внезапно, так как это может вызвать абстинентный синдром.

Как антидепрессант флувоксамин оказался многообещающим средством лечения Covid-19

С тех пор, как полтора года назад пациенты с Covid-19 начали появляться в клиниках и больницах, врачи и исследователи усердно работали, пытаясь выяснить, как их лечить. Большинство лекарств и методов лечения не оправдали себя, и в крупномасштабных клинических испытаниях они либо не приносили результатов, либо приносили незначительные результаты. Многие из тех немногих, которые работают, дороги и сложны в управлении.

Гидроксихлорохин, с энтузиазмом одобренный президентом Трампом в прошлом году, не имеет ощутимых преимуществ.Новые лекарства, такие как моноклональные антитела — белки, призванные имитировать реакцию иммунной системы на болезнь, — были одобрены регулирующими органами, но должны вводиться врачом через внутривенное введение или серию инъекций.

Но ученые не прекратили поиски, и результаты нового массового клинического исследования показывают, что они куда-то идут. В большом рандомизированном клиническом исследовании, проведенном с тысячами пациентов за последние шесть месяцев, исследователи из Университета Макмастера протестировали восемь различных методов лечения Covid-19 против контрольной группы, чтобы выяснить, что работает.

Среди них выделялся один препарат: флувоксамин, антидепрессант, который Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов уже сочло безопасным и дешевым в производстве в качестве непатентованного препарата.

Эти новые результаты последовали за некоторыми многообещающими выводами небольших исследований в прошлом году. В этих небольших исследованиях исследователи обнаружили, что флувоксамин поразительно эффективен в сокращении госпитализации пациентов с Covid-19, но мелкомасштабные испытания иногда могут давать ложно хорошие результаты, поэтому эти результаты, очевидно, были смягчены множеством оговорок.

Это исследование, названное TOGETHER, намного больше — более 3000 пациентов в течение всего исследования, 800 в группе флувоксамина — и поддерживает многообещающие результаты предыдущих исследований. Авторы выпустили его на этой неделе в качестве препринта, что означает, что он все еще находится на экспертной оценке.

У пациентов, получавших флувоксамин в течение нескольких дней после положительного результата теста на Covid-19, вероятность госпитализации на 31 процент ниже, и вероятность того, что они попадут на искусственную вентиляцию легких, меньше.(Смерть от Covid-19 достаточно редка, поэтому у исследования есть широкие полосы погрешностей, когда дело доходит до того, насколько флувоксамин снижает смертность, а это означает, что делать выводы намного сложнее.) Это гораздо больший эффект, чем любой, который был обнаружен для амбулаторного Covid. -19 обращение пока что.

«Это огромное открытие», — сказал мне соавтор исследования Эд Миллс, профессор медицинских наук в Университете Макмастера. «Правила игры — это то, что у нас уже было в шкафах».

Что делает этот результат потенциально таким важным, так это то, что флувоксамин недорог и уже был одобрен FDA для лечения обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), поэтому любой врач может назначить его для лечения Covid-19, исходя из своей клинической оценки (так называемое «отключение»). этикетка »прописывание).Это таблетка, а это значит, что ее не нужно принимать в больнице или у медицинского работника.

Для ясности, эти результаты были только что опубликованы, и клиницисты во всем мире захотят внимательно изучить их, когда решат, назначать или нет флувоксамин. Будущие исследования также могут способствовать достижению этого захватывающего результата.

Вот что мы знаем: это крупное и хорошо продуманное исследование, подтверждающее предыдущие исследования, которые указывали в том же направлении. Необходимы дополнительные исследования, но результаты этого исследования могут уже начать менять то, как мы лечим Covid-19.И то, как исследователи наткнулись на это лекарство в качестве потенциального лечения, само по себе является стоящей историей о научном процессе и невидимой, а зачастую и незаметной работе, которая помогает человечеству бороться с пандемией.

Меняющийся ландшафт лечения Covid-19

Лечение Covid-19 делится на две категории: лечение тяжелого заболевания, обычно назначаемое в больнице для снижения риска смерти; и лечение в начале болезни, что, как мы надеемся, снижает вероятность того, что пациенту вообще потребуется госпитализация.

FDA выдало экстренное разрешение на различные виды лечения Covid-19, но доказательная база для многих ограничена, а величина эффекта, как правило, невелика. Например, большие надежды возлагались на новые противовирусные препараты. Многие из них назначаются в плановом порядке, и по крайней мере один из них сокращает продолжительность пребывания в больнице, но некоторые исследования не обнаружили влияния на смертность.

Случаи Covid-19 и количество госпитализаций в США продолжают расти, поскольку количество ежедневных прививок медленно растет. Чандан Кханна / AFP через Getty Images

То же самое и с плазмой выздоравливающих, переливаниями белков крови людей, выздоровевших от Covid-19. После более чем года исследований выяснилось, что эти методы лечения неэффективны, хотя мы еще многого не знаем.

FDA выдало разрешение на экстренное использование для лечения моноклональных антител — белков, имитирующих те, которые иммунная система вырабатывает для борьбы с вирусом — для тех, кто подвергается серьезному риску заражения Covid-19.Моноклональные антитела также вводятся внутривенно или в виде серии из четырех инъекций. Они стоят 2100 долларов за дозу, которую в США оплачивает федеральное правительство, поэтому они бесплатны для пациентов. Кажется, что они работают лучше всего, если их вводят раньше, до госпитализации, и в этих условиях они оказываются очень эффективными. Тем не менее, доставить людей, которые недавно дали положительный результат на Covid-19 и все еще имеют легкие симптомы, в медицинское учреждение для внутривенной инфузии или четырех инъекций — это логистическая проблема, а стоимость и сложность доставки означают, что моноклональные антитела никогда не будут вариантом для лечения. большая часть мира.

Кортикостероиды, являющиеся мощными противовоспалительными лекарствами, имеют солидный послужной список. Исследования показали, что введение дешевого стероида дексаметазона, который можно давать в виде таблеток или вливаний, пациентам, госпитализированным с Covid-19, снижает их риск смерти. Но поскольку он может ограничивать иммунную систему, его не рекомендуется применять на ранних этапах заболевания, когда главная проблема — прямой ущерб от вируса.

Это оставляет вопиющую дыру: где найти дешевое амбулаторное лечение, которое может снизить риск госпитализации в первую очередь и не требует участия медицинского работника в медицинских учреждениях? Надеемся, что флувоксамин сможет восполнить этот пробел.

Путь флувоксамина, объяснение

Флувоксамин — антидепрессант, и в США его в основном назначают для лечения ОКР. Это так называемый СИОЗС, сокращенно от селективного ингибитора обратного захвата серотонина — того же класса лекарств, что и популярные антидепрессанты, такие как Zoloft, Prozac и Lexapro.

Благодаря необычному путешествию, он оказался на радарах ученых как потенциальное средство для лечения Covid-19, и последующие исследования, похоже, подтверждают это.

лет назад, до того, как новый коронавирус заразил его первого пациента, Анжелу Рейерсен, психиатр Вашингтонского университета в Санкт-Петербурге.Луи изучал пациентов с редким генетическим заболеванием, называемым синдромом Вольфрама, которое влияет на реакцию клеток на стресс. Она заметила, что они, по-видимому, хорошо переносят одни СИОЗС, а другие — плохо, и погрузилась в различия в химическом составе СИОЗС, чтобы выяснить, почему.

Оказалось, что один из хорошо зарекомендовавших себя СИОЗС, флувоксамин, связывается с рецептором в клетках, который регулирует клеточную реакцию на стресс и выработку цитокинов, белков, которые сообщают организму, что что-то не так, и вызывают воспаление.Исследователи из Университета Вирджинии обнаружили, что флувоксамин снижает воспаление у животных. Рейерсен задалась вопросом, почему это хорошо помогло ее пациентам.

Затем началась пандемия. Одна из ведущих теорий о том, что происходит, когда пациенты страдают от Covid-19, заключается в том, что клетки, поврежденные болезнью, выделяют тонны цитокинов, которые затем вызывают воспаление в легких, что может затруднить дыхание и вызвать длительное повреждение тканей. В начале пандемии Рейерсен обратилась к своим коллегам из Медицинской школы Вашингтонского университета в Санкт-Петербурге.Луи с безумной идеей: флувоксамин может помочь пациентам с Covid-19.

Эрик Ленце, ведущий клинический исследователь, согласился, что им следует проверить его с помощью рандомизированного контролируемого исследования. «Я отправил ему письмо по электронной почте 25 марта 2020 года. Мы начали судебное разбирательство к 10 апреля», — сказал мне Рейерсен.

Они провели весну и лето, набирая и лечив пациентов с Covid-19. К осени у них были результаты: из 152 участников, половина в группе плацебо (принимавших сахарную таблетку, а не активное лекарство) и половина в группе флувоксамина, шесть пациентов в группе плацебо достигли порогового уровня респираторных заболеваний, установленного в их исследовании.Ни у кого из группы флувоксамина не было.

Пациенты, которые начали принимать флувоксамин вскоре после развития симптомов Covid-19, на 31 процент реже нуждались в госпитализации

Результаты были опубликованы в журнале Американской медицинской ассоциации . «Я думаю, что наиболее поддерживаемым механизмом является противовоспалительный эффект», — сказал мне Райерсен. «Флувоксамин может снизить уровень этих химических веществ, называемых цитокинами, которые участвуют в воспалении, поэтому вы получите меньше повреждений в легких.”

Результаты были многообещающими, но 152 пациента — это немного. Райерсен и Ленце начали набор участников для крупномасштабного исследования в поисках дополнительных доказательств того, что флувоксамин может быть препаратом первой линии для лечения Covid-19.

Тем временем доказательства поступали и с других сторон. После массовой вспышки в Калифорнии исследователи дали пострадавшим возможность принимать флувоксамин; 65 человек выбрали его, 48 отказались. Ни один из принявших его не нуждался в госпитализации, в то время как шесть из тех, кто отказался от нее.

Во Франции Николя Хортель, исследователь психиатрии из Парижского университета, не связанный с исследованием TOGETHER, провел и опубликовал обсервационное исследование, в котором было установлено, что пациенты, принимающие определенные антидепрессанты, с меньшей вероятностью болеют тяжелым Covid-19. «Этот эффект связан не только с флувоксамином, но и не со всеми антидепрессантами», — сказал он мне.

Обсервационные исследования не назначают пациентам конкретное лечение, а просто фиксируют, какое лечение они получают и насколько хорошо они справляются.Они не включают рандомизацию, поэтому могут ввести в заблуждение, если, скажем, люди, принимающие антидепрессанты, системно отличаются от людей, не принимающих антидепрессанты, или если люди, которые соглашаются попробовать экспериментальное лекарство, более здоровы, чем люди, которые отказываются. Таким образом, результаты этих исследований нельзя было считать окончательными — это были дополнительные данные.

Ограниченная многообещающая литература по флувоксамину побудила его включить в крупномасштабное исследование методов лечения Covid-19, проводимое Эдом Миллсом из Университета Макмастера и проводимое в основном в Бразилии.Названное исследованием TOGETHER после других известных мегаклинических исследований, таких как RECOVERY и SOLIDARITY другими организациями, оно рандомизировало пациентов по 8 восьми предполагаемым видам лечения, включая метформин (лекарство от диабета), гидроксихлорохин (противомалярийное средство) и ивермектин (противопаразитарное средство). ).

Команда объявила свои результаты на симпозиуме 6 августа, спонсором которого выступили Национальные институты здравоохранения. Большинство из обработок оказались безуспешными: их исследование не обнаружило эффекта.«Многие лекарства против Covid просто не работают», — сказал мне Миллс. Два других лечения все еще продолжались, и было слишком рано, чтобы исключать вероятность того, что они сработают.

Но с флувоксамином дело обстоит иначе. В ходе испытания он значительно улучшил результаты лечения пациентов — и, хотя это не первый препарат, который сделал это, простота доставки и цена дают ему возможность оказать огромное влияние на лечение пациентов, особенно за пределами богатого мира.

Достаточно ли мы знаем, чтобы рекомендовать флувоксамин пациентам с Covid-19?

В исследованиях, проведенных до сих пор, флувоксамин прописывали пациентам, у которых начались симптомы Covid-19.

В исследовании TOGETHER они обычно посещали врача, чтобы записаться на исследование — и начать принимать лекарства или плацебо — через три дня после появления симптомов.

Результаты исследования достаточно убедительны, чтобы исследователи предлагали изменить клиническую практику и рекомендовать флувоксамин людям с симптоматическим Covid-19.

«В настоящее время у нас появляется все больше данных, полученных в результате различных исследований — технических и клинических, — показывающих, что [лечение определенными антидепрессантами], скорее всего, будет эффективным при Covid», — сказал Хёртель.«Вероятность получения выгоды очень высока».

Критически важным для изменения клинических рекомендаций является наличие достаточного количества информации о рисках и преимуществах лечения. Поскольку флувоксамину уже несколько десятилетий, его риски уже хорошо изучены.

«Мы много знаем о безопасности и переносимости флувоксамина», — сказал мне Ленце. «Это может вызвать у четверти людей тошноту, обычно легкую. Он не смертельный даже при передозировке, он существует уже более четверти века, поэтому не будет никаких неприятных сюрпризов по поводу безопасности, и его действительно легко использовать — это всего лишь таблетка.Я не вижу ничего, что могло бы помешать людям принять его ».

Ученые все еще хотят знать о флувоксамине, в том числе о том, как именно он действует в организме. И для того, чтобы точно определить, насколько препарат снижает частоту госпитализаций и смертность, определенно потребуется больше доказательств — хотя из 31-процентного сокращения госпитализаций в исследовании Макмастера исследователи, которые говорили с Vox, полагают, что эффект реальный и значительный.

Исследование TOGETHER еще не прошло рецензирование, хотя я разговаривал с многочисленными независимыми исследователями, которые видели результаты и нашли их убедительными.

«Практический результат, по крайней мере, на мой взгляд, открытие Эда [Миллса] доказывает, что лекарство работает», — сказал мне Ленце.

«Мы все были обожжены многообещающими исследованиями этих перепрофилированных лекарств, и вполне разумно отложить окончательное решение до тех пор, пока мы не увидим полные данные и даже другие исследования. … Но это уже отличается от гидроксихлорохина и компании, учитывая высокое качество исследования », — утверждал Пол Сакс в NEJM Journal Watch Infectious Diseases . «Мы, возможно, наконец-то что-то выяснили.”

Еще одна возможность, которую следует учитывать при просмотре данных клинических испытаний, — это предвзятость публикации: исследования, которые находят результаты, публикуются, а те, которые обнаруживают нулевые результаты, часто не публикуются. Ленце пытается крупномасштабно повторить свое небольшое исследование флувоксамина , проведенное в прошлом году, и до сих пор не смог подтвердить огромное сокращение госпитализаций, которое он обнаружил в первый раз — в основном из-за набора персонала для лечения Covid-19 Клинические испытания в США становятся все труднее, поскольку большинство людей из группы высокого риска вакцинированы и не подвергаются риску госпитализации, а невакцинированные люди с меньшей вероятностью будут участвовать в клинических испытаниях или придерживаться рекомендованного курса лечения.(В исследовании TOGETHER эта проблема была решена путем набора персонала в Бразилии.)

Поскольку распространение дельта-варианта продолжается, количество госпитализаций по поводу Covid-19 в Луизиане превзошло еще один рекорд. Марио Тама / Getty Images

Еще одно беспокойство заключается в том, что варианты сделают наше понимание лечения Covid-19 устаревшим, как только мы его разработаем. Исследование TOGETHER в основном проводилось до того, как в Бразилии преобладал дельта-вариант.Нет веских причин полагать, что флувоксамин не будет работать против дельта, но нам потребуются дополнительные исследования, чтобы увидеть, останется ли величина эффекта прежней.

Но что очень важно, нам не нужно отвечать на все оставшиеся без ответа вопросы, чтобы врачи прописывали пациентам флувоксамин. У исследователей есть ответы на вопросы «Безопасен ли препарат?» и «Предлагает ли совокупность доказательств значительное улучшение результатов лечения пациентов?» Доказательства по этим двум пунктам выглядят убедительно, поэтому, хотя есть еще много чего узнать, исследователи и клиницисты, изучающие флувоксамин, готовы сказать, что это лекарство — хорошая идея.

Конечно, у многих врачей и пациентов возникает вопрос о лечении Covid-19: «Одобрено ли оно FDA?» Флувоксамин одобрен FDA , но для ОКР, а не для Covid-19. Фактически, Ленце сказал мне: «Я не думаю, что FDA когда-либо одобрит это для Covid. Причина, по которой FDA никогда не одобрит его для Covid, состоит именно в том, что он настолько полезен для Covid, а именно потому, что он дешев и широко доступен. Никто не может заработать на этом деньги, поэтому никто не собирается тратить деньги на обращение в FDA с просьбой одобрить его.”

Врачи могут назначать лекарства, одобренные Управлением по контролю за продуктами и лекарствами для лечения одного состояния, для лечения другого состояния не по назначению, исходя из своего клинического заключения. Врачи могут по-разному чувствовать себя с ним по-разному, но это обычное дело и полностью разрешено законодательством США.

Как Covid-19 меняет процесс клинических испытаний

Еще одна вещь, связанная с появлением флувоксамина, заслуживающая обсуждения, — это процесс, благодаря которому это произошло: новый подход к клиническим испытаниям, который меняет то, как мы находим новые методы лечения.

Проведение клинических испытаний занимает много времени. Большинство людей не имеют права участвовать в данном испытании. Поиск подходящих, а также их набор и зачисление требуют много времени и труда.

Чтобы определить размеры умеренного эффекта и быть уверенными в результатах, в клиническое испытание необходимо включить тысячи пациентов, но это также означает, что на набор и проведение потребуется гораздо больше времени, а с Covid-19 задержки связаны с расходами. в человеческих жизнях. Клинические испытания такого масштаба тоже дороги.ВМЕСТЕ финансируется частными благотворителями, включая Fast Grants, инициативу миллиардера из Кремниевой долины Патрика Коллисона и экономиста Тайлера Коуэна, направленную на ускорение ответных мер на пандемию за счет быстрого получения грантовых средств.

В прошлом году Миллс использовал новый подход к клиническим испытаниям, чтобы быстрее проверить потенциальные методы лечения Covid-19. Ключевым моментом было провести их параллельно, используя так называемое испытание адаптивной платформы. «Они многорукие, поэтому вы тестируете множество веществ за раз, что позволяет иметь только одну контрольную группу», — сказал мне Миллс.«Все полезные испытания Covid объединяет то, что они представляют собой испытание на адаптивной платформе».

Для проведения, скажем, восьми клинических испытаний с восемью контрольными группами требуется много тысяч пациентов для получения информативной выборки, что может занять много времени. Наличие восьми экспериментальных групп, разделяющих одну контрольную группу, сокращает необходимое количество пациентов почти вдвое.

Эта модель исследования перераспределяет пациентов между группами лечения после того, как было продемонстрировано, что данное лечение не работает.Это приводит к тому, что они имеют более крупные и убедительные размеры выборки для наиболее многообещающих методов лечения. «Вы принимаете решения на основе данных, которые появляются на раннем этапе», — сказал Миллс. «После того, как вы рандомизировали 200 пациентов, принимавших это лекарство, если вы не можете сказать, работает ли он, вероятно, это не очень хороший препарат. Каждый препарат, который не проявляет эффекта, — это трата пациентов ».

Флувоксамин был одним из восьми препаратов, протестированных Миллсом и его коллегами. Со временем, когда другие методы лечения не показали эффекта, все больше пациентов были рандомизированы в группу флувоксамина, что позволило исследователям узнать больше о препарате, который казался наиболее многообещающим.

Миллс говорит, что это сыграло огромную роль в их способности быстро определять, что работает, а что нет. «До Covid этот дизайн выполнял только доктор медицины Андерсон [онкологическая больница в Хьюстоне]. Думаю, именно так и будут проводиться почти все клинические испытания в будущем ».

Вакцины — это здорово, но лечение нужно как никогда остро

Теперь, когда есть вакцины против Covid-19, гонка за лечением может показаться менее острой, чем в прошлом году. Но исследователи говорят, что такое мышление было бы ошибкой.

Освоение вакцины остановилось в большинстве богатых стран примерно на 60–70 процентов, а дельта-вариант означает, что вирус все еще распространяется. Эффективное лечение может означать значительно меньшее количество людей, госпитализированных в местах, где больницы перегружены.

В бедных странах ситуация более резкая. Вакцины еще не широко доступны , и перспективы массовой вакцинации мрачны. А многие существующие методы лечения Covid-19 недоступны для бедных людей во всем мире.Вот где действительно пригодится флувоксамин.

«Это 2000 долларов за дозу моноклонального антитела», — сказал мне Миллс. «Наш препарат стоит 4 доллара». Цепочка поставок также проще. Флувоксамин не нужно хранить в морозильной камере, срок годности не истекает быстро, и его можно дешево производить в массовом производстве. Если он продолжит приносить пользу для здоровья пациентов с Covid-19, широкое распространение его в бедных странах может помочь им справиться с погодными условиями.

Борьба за открытие новых методов лечения тоже не окончена.Когда я разговаривал с Миллсом, он был воодушевлен исследованиями в Великобритании, которые показали, что стероидные ингаляторы — еще одно дешевое и широко доступное лекарство — сокращают количество госпитализаций, связанных с Covid-19. Миллс также находится в процессе набора пациентов для исследования как стероидов, так и флувоксамина, чтобы увидеть, будет ли больше польза, когда пациенты принимают оба препарата. «Мы переходим от отсутствия дешевых и широко доступных лекарств для раннего лечения к двум, — сказал он мне. «Как это будет выглядеть, если мы будем использовать их вместе?»

До ответа на этот вопрос остались месяцы исследований.Но даже частичные ответы, доступные сегодня, могут иметь большое значение для некоторых пациентов.

Хорошо для людей, плохо для окружающей среды

Исследователи обнаружили, что из-за низкого уровня антидепрессантов, попадающих в водоемы, поведение раков меняется.

Согласно новому исследованию Университета Флориды, раки, подвергшиеся воздействию этих препаратов, вели себя так, что могли сделать их более уязвимыми для хищников.

«Раки, подвергшиеся воздействию антидепрессанта, вышли на открытое пространство, вылезая из своего убежища, быстрее, чем раки, не подвергшиеся воздействию антидепрессанта.Такое изменение поведения может подвергнуть их большему риску быть съеденными хищником », — сказала доцент Линдси Райзингер, соавтор исследования.

Ученые воссоздали естественную среду обитания раков в лаборатории с искусственными водотоками, похожими на их обычную среду обитания. Селективный ингибитор обратного захвата серотонина (СИОЗС) был антидепрессантом, используемым в исследовании. Эта установка позволяла им контролировать количество антидепрессанта в воде и изучать поведение раков.

Исследователи использовали «Y-лабиринт», у которого есть вход, который разветвляется на две полосы, как буква Y.Раков поместили в контейнер у входа в лабиринт.

Когда контейнер открылся, исследователи рассчитали, сколько времени потребовалось ракам, чтобы покинуть его, где они либо перейдут на полосу, содержащую химические сигналы в качестве пищи, либо на другую, сигнализирующую о присутствии другой рыбы.

Исследователи записали, какое направление выбрали раки и как долго.

С помощью этого метода исследователи обнаружили, что раки, подвергшиеся воздействию антидепрессантов, раньше покидали приюты и тратили больше времени на поиски пищи.

«Исследование также показало, что раки изменяли уровни водорослей и органических веществ в искусственных водотоках, что потенциально влияло на круговорот энергии и питательных веществ в этих экосистемах», — сказал А.Дж. — сказал Райзингер, ведущий автор исследования и доцент кафедры почвенных и водных наук.

Лекарства могут попадать в окружающую среду в результате неправильной утилизации или с выделением определенного количества через ванную комнату, сказал Райзингер.

«Ответ заключается не в том, чтобы люди перестали принимать лекарства, прописанные врачом.Один из основных способов, которым потребители могут предотвратить попадание фармацевтических препаратов в наши водоемы, — это правильно утилизировать лекарства », — сказал он.

( Предоставлено IFAS )

Райзингер создал инфографику о том, как правильно утилизировать ненужные лекарства и как держать их вдали от водоемов.

Решенные 12 самых серьезных проблем с антидепрессантами

Это ваш сценарий? Вы начали лечить депрессию антидепрессантами только для того, чтобы обнаружить, что все еще боретесь с рядом сложных симптомов или испытываете неприятные побочные эффекты.Если так, то вы не одиноки.

Реакция каждого человека на антидепрессант уникальна — побочные эффекты, сила и эффективность одного и того же препарата могут сильно отличаться для вас и для кого-то другого. И учитывая, что Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) оценивают, что в период с 2015 по 2018 год примерно 13 процентов взрослых американцев в возрасте 18 лет и старше принимали антидепрессанты в течение предыдущих 30 дней, неудивительно, что существует множество различных ответов на них. те лекарства.

«Некоторые люди чрезвычайно чувствительны к побочным эффектам антидепрессантов», — говорит психиатр Хейди Комбс, доктор медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и поведенческих наук Вашингтонского университета и директор стационарной психиатрии Медицинского центра Харборвью в Сиэтле. Другие могут принимать практически любые лекарства, не сталкиваясь с проблемами.

Хорошие новости: если вы столкнулись с проблемами, большинство из них можно легко решить или устранить. Вот наиболее частые реакции и проблемы, с которыми вы можете столкнуться при приеме антидепрессантов, и способы их устранения.

СВЯЗАННЫЕ С: Как справиться с тревогой и депрессией

1. «Ух, у меня внезапно заболела голова»

В течение первых нескольких дней приема нового рецепта вы можете обнаружить, что у вас болит голова. «Все антидепрессанты могут вызывать этот побочный эффект в течение нескольких дней», — говорит психиатр Боади Данлоп, доктор медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и поведенческих наук и директор программы по расстройствам настроения и тревожным расстройствам в Медицинской школе Университета Эмори в Атланте.

Он предлагает принять Тайленол (ацетаминофен), чтобы помочь, добавив, что этот симптом обычно проходит в течение первой или двух недель.

2. «Мой желудок расстроен, и у меня диарея»

Люди, принимающие антидепрессанты СИОЗС — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, такие как Лексапро (эсциталопрам) и Золофт (сертралин), — могут обнаружить тошноту, диарею и т. или запор. «Вы можете справиться с тошнотой, принимая лекарства во время еды», — говорит доктор Данлоп.

Убедитесь, что вы едите достаточно клетчатки и пьете достаточно жидкости; вы также можете рассмотреть возможность приема безрецептурных лекарств от диареи или запора.Как и головные боли, эти симптомы обычно проходят на ранних этапах лечения.

СВЯЗАННЫЙ: Диета с высоким содержанием клетчатки может помочь снизить риск депрессии

3. «Меня трясет»

Небольшое количество людей обнаруживает, что их лекарства вызывают дрожь или тремор. «Они могут сохраняться и мешать людям продолжать прием лекарств», — говорит Данлоп. Если у вас появится этот симптом, обратитесь к врачу, чтобы обсудить изменение дозы или самого препарата.

4. « У меня сухость во рту и действительно неприятный запах изо рта »

Сухость во рту — частый побочный эффект антидепрессантов. У большинства людей сухость во рту улучшится в течение нескольких недель после приема антидепрессантов или даже раньше, говорит Карен Лим, доктор медицинских наук, психиатр, имеющий двойную сертификацию, а также психиатрическую клинику для детей и подростков с Prairie Health, платформой телепсихиатрии, базирующейся в Калифорнии.

Тем временем доктор Лим предлагает регулярно пить воду, посасывать кусочки льда и леденцы без сахара, глотать мятные леденцы и жевать жевательную резинку без сахара.

«Если сухость во рту сохраняется после первых нескольких недель приема антидепрессантов или если она особенно серьезна, я хотел бы поговорить с вашим врачом как можно скорее», — рекомендует Лим, добавляя, что ваш стоматолог также может помочь.

5 . «Мне все еще грустно»

Из всех проблем, связанных с антидепрессантами, это может быть наиболее трудным для решения. Если вы продолжаете испытывать симптомы депрессии, несмотря на прием антидепрессанта, есть несколько возможных объяснений:

  • Вам поставили неправильный диагноз. «Когда у кого-то депрессия, которая не поддается лечению, первое, что вы делаете, — это отступите и убедитесь, что у вас правильный диагноз», — говорит доктор Комбс. Ваш психиатр может провести дополнительные анализы, чтобы убедиться, что некоторые важные подсказки не были упущены с первого раза. По данным Harvard Health, медицинские состояния, включая инсульт, сердечные заболевания, гипотиреоз и определенный дефицит питательных веществ, а также некоторые лекарства, могут быть основной причиной до 15 процентов всех депрессий.
  • Ваше лекарство еще не введено t. Иногда требуется время, чтобы антидепрессанты стали эффективными. Посоветуйтесь со своим врачом, чтобы узнать, нужно ли вам подождать еще немного.
  • Вы повторно употребляете алкоголь или наркотики. Эти вещества могут повлиять на эффективность вашего лечения депрессии, поэтому вам нужно бросить курить, если вы хотите добиться полного успеха.
  • Вы повторно не проходите терапию. Хотя лекарства могут помочь, вам также может потребоваться поговорить с терапевтом, который поможет вам понять, как справиться с проблемами в вашей жизни, которые вызывают у вас грусть или тревогу. Некоторые данные свидетельствуют о том, что сочетание лекарств и психотерапии более эффективно, чем любой метод по отдельности, сообщает Американская психологическая ассоциация.
  • Вы повторно принимаете неправильное лекарство. Вы можете почувствовать облегчение, заменив антидепрессанты или добавив другое лекарство, например, лекарство от щитовидной железы или литий.Поговорите об этом со своим врачом.
  • Надо попробовать что-то новенькое. Спросите своего врача, могут ли вам быть полезны другие подходы, даже нетрадиционные. Например, согласно исследованию, опубликованному в журнале Frontiers in Psychology в июле 2019 года, танцевально-двигательная терапия помогает справиться с депрессией.

6. «Мне не грустно, но я тоже не счастлив»

Согласно результатам опроса, опубликованного в октябре 2017 года в журнале Journal of Affective Disorders , примерно 46 процентов людей, принимающих антидепрессанты, испытывают эмоциональное притупление — чувство истощения всех эмоций, включая хорошие.

Вам не нужно терять способность испытывать радость, чтобы справиться с депрессией: эмоциональное притупление лучше всего устраняется путем перехода на другой класс антидепрессантов, добавления второго лекарства или разговора с терапевтом, говорит Комбс.

7. «Мой антидепрессант заставляет меня набирать вес»

Согласно исследованию, опубликованному в мае 2018 года в British Medical Journal , некоторые методы лечения депрессии действительно подвергают вас риску набора веса. После оценки почти 137 000 мужчин и почти 158 000 женщин, исследователи обнаружили, что прием антидепрессантов связан с повышением риска набора веса, превышающего 5 процентов от веса тела, на 21 процент.

Если у вас в анамнезе был избыточный вес, у вас больше шансов набрать вес на фоне приема антидепрессантов — «так что выбирайте антидепрессант, не влияющий на вес», — советует Комбс. Если это не вариант, она обращает особое внимание на рекомендации по диете и упражнениям. Дополнительный бонус? Национальный институт психического здоровья (NIMH) отмечает, что упражнения могут быть важной частью вашего лечения.

СВЯЗАННЫЕ: Приложения для похудения, вероятно, помогут вам сбросить килограммы, анализ показывает

8.«Секс сегодня вечером? Ни за что!’

Многие люди, страдающие депрессией, теряют интерес к сексуальной активности, но некоторые антидепрессанты могут еще больше снизить их либидо или затруднить сексуальную реакцию. По словам Комбса, врачи не всегда предупреждают пациентов об этом эффекте, и это может очень расстраивать. Некоторые люди готовы принять это как временный компромисс для успешного лечения депрессии, но большинство хотят решений.

Попробуйте сменить антидепрессанты, попробовать другой режим дозирования, принять другие лекарства для улучшения сексуальной реакции или поэкспериментировать с новыми способами увеличения возбуждения.Согласно исследованию, опубликованному в журнале The Journal of Sexual Medicine , тестостерон может быть решением для некоторых женщин, которые потеряли интерес к сексу, но должны продолжать принимать антидепрессанты.

9 . «Я не сплю всю ночь»

Бессонница, слишком много сна и другие изменения в цикле сна — все это признаки депрессии, согласно NIMH. А когда вы не можете хорошо выспаться, это может еще больше усложнить эффективное лечение депрессии.

«Некоторые антидепрессанты считаются активирующими, а некоторые — седативными, — объясняет Комбс. Ключевым моментом является поиск подходящего партнера. Например, седативный антидепрессант может быть хорошим выбором для тех, у кого проблемы с засыпанием.

Также важно обратить внимание на другие варианты образа жизни, которые могут влиять на ваш сон, например условия сна, физическая активность (или ее отсутствие), потребление кофеина в конце дня, дневной сон и употребление алкоголя.

СВЯЗАННЫЕ: 11 естественных средств от бессонницы, которые дадут вам сладкие сны

10. «Я хочу перестать принимать лекарства, но боюсь, что моя депрессия вернется»

Как только вы начнете чувствовать лучше, вы, вероятно, захотите прекратить прием антидепрессантов, но, по словам Данлопа, вам нужно быть стабильным на антидепрессантах в течение как минимум шести месяцев, чтобы снизить риск повторного приступа депрессии в будущем.

Хотя антидепрессанты для большинства людей являются временным действием, вы никогда не должны прекращать их прием (или любые лекарства, отпускаемые по рецепту) без рекомендации врача.Обычно лучший подход — постепенно снижать дозу. Отказ от «холодной индейки» может привести к нежелательным побочным эффектам и риску рецидива депрессии, отмечает Данлоп.

11. ‘ Теперь у меня тревога

Некоторые антидепрессанты могут иметь стимулирующее действие, вызывая беспокойство, беспокойство и возбуждение, — говорит Индра Сидамби, доктор медицины, медицинский директор и основатель Центра сетевой терапии. амбулаторное учреждение для лечения наркозависимости и психического здоровья в Нью-Джерси.

«В конце концов, одна из целей антидепрессантов — дать вам больше энергии для выполнения повседневных задач», — объясняет доктор Сидамби. Но иногда люди, принимающие определенные антидепрессанты, просто не могут расслабиться или даже сидеть спокойно, когда хотят. По ее словам, если это так, необходимо решить эту проблему.

Если вы испытываете повышенное беспокойство или беспокойство после начала приема антидепрессантов, поговорите со своим врачом. Это может быть побочный эффект, называемый акатизией, который необходимо устранить, потому что чувство беспокойства в сочетании с грустью может привести к усилению членовредительства.

В зависимости от причины и степени беспокойства или беспокойства ваш врач может дать разные рекомендации. «Тренировок, йоги или медитации обычно достаточно, чтобы избавиться от лишней энергии, но если это не сработает, можно попросить своего врача прописать не вызывающие привыкания седативные средства или скорректировать дозировку антидепрессантов», — говорит Чидамби. Иногда это может означать, что требуется другой вид лечения.

Если у вас высокий уровень энергии, сопровождающийся скачками или импульсивными мыслями, это может быть признаком более серьезного состояния, такого как биполярное расстройство, предупреждает Чидамби.Она рекомендует поговорить с врачом, если у вас есть эти симптомы.

СВЯЗАННЫЕ: 7 причин беспокойства

12. «Я хочу умереть»

При депрессии всегда есть риск суицидальных мыслей, но они также могут быть побочным эффектом антидепрессантов, хотя редкий. Финское исследование, опубликованное в Human Psychopharmacology , показало, что риск суицида существенно не увеличивается при использовании антидепрессантов, хотя другие факторы депрессии, такие как бессонница, действительно способствуют риску самоубийства.

Независимо от того, что может вызвать суицидальные мысли, немедленно позвоните своему врачу, если вы начнете испытывать ухудшение симптомов депрессии, включая суицидальные мысли или мысли о причинении вреда себе или другим, советует Данлоп.

Если у вас возникла проблема с антидепрессантами, скорее всего, есть решение, поэтому не игнорируйте его. Доберитесь до сути.

Дополнительный отчет Мишель Пугл.

Выбор антидепрессанта

В целом, при неосложненной депрессии легкой или средней степени тяжести первым выбором антидепрессанта должен быть препарат, который хорошо переносится и имеет хорошую эффективность.Следует учитывать легкость смены лечения 4 , потому что первый антидепрессант может не привести к полной ремиссии, требуя от пациента перехода на другой антидепрессант. 5

Для пациентов с тяжелой депрессией или меланхолией (характеризующейся значительными психомоторными изменениями) главное внимание уделяется эффективности, а не переносимости. Тогда первым выбором будет один из наиболее сильнодействующих антидепрессантов, обычно препарат двойного действия, такой как СИОЗСН или трициклический антидепрессант.

Соответствие антидепрессанта клинической картине

Антидепрессанты различаются по конкретным симптомам, на которые они направлены, поэтому можно выбрать антидепрессант в соответствии с клинической картиной пациента. Также можно использовать побочные эффекты для борьбы с конкретными симптомами. Например, миртазапин обладает седативным действием, поэтому он подходит для пациентов со значительной бессонницей. Миртазапин также способствует увеличению веса, поэтому он может быть полезен при большой депрессии, сопровождающейся значительной потерей веса. 6 В краткосрочных испытаниях модулятор серотонина вортиоксетин помогал пациентам, страдающим большой депрессией с выраженным когнитивным дефицитом. 7

Выбор антидепрессанта также в некоторой степени зависит от профиля симптомов пациента или конкретного подтипа депрессии. 8 В таблице 4 перечислены антидепрессанты, которые предпочтительны при различных профилях депрессивных симптомов. Многие пациенты с большой депрессией, получающие первичную медико-санитарную помощь, также имеют выраженные симптомы тревоги или сопутствующее тревожное расстройство.Лучшим антидепрессантом здесь является СИОЗС. 9 Для пациентов с меланхолической депрессией, которая имеет четкую биологическую основу, характеризующуюся вегетативными симптомами и психомоторными изменениями, такими как возбуждение или заторможенность, антидепрессант двойного действия должен быть первым вариантом. Трициклические антидепрессанты или дулоксетин можно использовать при определенных состояниях невропатической боли. Хотя они могут быть назначены пациентам с болью и связанной с ними депрессией, дозы трициклических препаратов, используемых для лечения большой депрессии, должны быть выше, чем дозы, используемые для дополнительной терапии при обезболивании.

Может ли обычный антидепрессант помочь в борьбе с COVID-19?

В начале прошлого года Анжела Рейерсен, психиатр Вашингтонского университета в Сент-Луисе, заболела, как она подозревала, COVID-19. Из-за нехватки тестов в то время она так и не узнала наверняка, и вскоре выздоровела. Но этот опыт заставил ее задуматься о чем-то.

Рейерсен недавно видел исследование, показывающее, что антидепрессант под названием флувоксамин был полезен при лечении сепсиса, потенциально смертельного состояния, при котором организм выделяет опасный дисбаланс химических веществ, известных как цитокины, в кровоток в ответ на инфекцию.

Может ли флувоксамин быть эффективным при лечении COVID-19?

25 марта Рейерсен отправил электронное письмо своему коллеге, Эрику Ленце, также психиатру, с вопросом, что он думает о ее идее. Ленце был также заинтригован.

Флувоксамин, один из класса антидепрессантов, известных как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина или СИОЗС, по-видимому, активирует белок центральной нервной системы, который играет роль в регулировании воспалительных реакций. Рабочая теория психиатров заключалась в том, что препарат может быть полезен для предотвращения воспаления, которое приводит к тяжелым заболеваниям и повреждению легких у пациентов с COVID.

Доктор Эрик Ленце, профессор психиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе, вместе со своим коллегой по медицинской школе доктором Анджелой Рейерсен исследовал применение флувоксамина для лечения COVID-19.

(Ами Чиу / Вашингтонский университет)

«Мы разработали дизайн исследования, — сказал Ленце, — с первыми пациентами, включенными 10 апреля».

Два исследователя быстро набрали 152 пациента с положительным результатом на коронавирус.Примерно половине был назначен флувоксамин, а половине — плацебо. Университет предоставил исследователям стартовый грант в размере 20 000 долларов.

«Я наивно думал, что набрать для исследования будет легко, — сказал Ленце, — но это было не так. К маю мы потратили деньги, и я не знал, что делать; у нас было набрано всего около 60 человек ».

Чтобы завершить свое исследование и проверить свою теорию, им потребовалось бы быстрое вливание дополнительных денег.

::

В Калифорнии технологический предприниматель из Кремниевой долины Стив Кирш тоже думал о пандемии.У него есть история отдавать некоторые из своих миллионов на добрые дела, и когда в прошлом году COVID-19 начал убивать людей, у него не было намерения наблюдать за разрушениями со стороны.

«Я бы назвал это просвещенным личным интересом», — говорит 64-летний Кирш, переживший рак крови более десяти лет назад, и опасался, что находится в уязвимой группе населения, поскольку пандемия распространилась по миру.

«Я посмотрел на вероятность смерти, если я заразился COVID, и сказал:« Это не похоже на то, чем я хочу рисковать.’”

Кирш, заработавший свое состояние, основав Infoseek и несколько других компаний, проконсультировался с учеными о том, где его деньги могут принести наибольшую пользу, и разработал план: финансирование исследований существующих лекарств, которые могли бы быть эффективными против вируса.

Стив Кирш, филантроп из Кремниевой долины и основатель Фонда раннего лечения COVID

(С любезного разрешения Стива Кирша)

Кирш выложил 1 миллион долларов своих собственных денег и привлек коллег еще несколько миллионов для создания некоммерческого фонда раннего лечения COVID-19.Затем он нанял совет медицинских экспертов из 12 членов для рассмотрения заявок на гранты от исследователей.

Пришло пятьдесят предложений, и Кирш особенно скептически отнесся к одному из них. Тот, что был представлен Ленце и Райерсеном.

::

Пандемия, во всей ее смертоносной ярости, вызвала глобальный отклик, когда лучшие умы в отдаленных уголках откликнулись на призыв к инновационным средствам защиты. Большое внимание уделяется крупным корпорациям и исследовательским группам, стремящимся разрабатывать вакцины, часто при поддержке и поощрении правительства.Но отдельные врачи, ученые и филантропы, такие как Кирш, также выступили, чтобы дополнить и информировать действия правительства.

Фонд раннего лечения COVID-19 Кирша казался специально созданным для исследования, которое проводили Ленце и Райерсен, и когда Ленце услышал об этом, он быстро отклонил предложение о предоставлении гранта.

Кирш изначально не верил в то, что лекарство, которое часто назначают от обсессивно-компульсивного расстройства, может быть полезным в борьбе с вирусом. Но, в конце концов, Кирш рассудил, что Ленце и Райерсен не просят много денег, и его совет директоров решил, что научное обоснование того, почему препарат может помочь пациентам с COVID-19, оправдывает риск.

Кирш сам позвонил Ленце и сообщил эту новость. «Они предоставили около 67 000 долларов, так что мы смогли завершить исследование», — сказал Ленце.

Несколько недель спустя, в августе, настала очередь Кирша получить хорошие новости. Ленце позвонил с очень обнадеживающими результатами. Испытание было небольшим, но ни у одного из пациентов, получавших флувоксамин, не наблюдалось ухудшения, в то время как у шести из тех, кто получал плацебо, наблюдалось ухудшение.

Кирш с трудом сдерживался.

«Я сказал:« Мы должны рассказать миру, это фантастика.’”

::

Первоначальные результаты исследователей были достаточно многообещающими, и престижный журнал American Medical Assn. приняли документ о них, который появился в ноябре.

Отмечая, что выборка была небольшой, а результаты предварительными, в документе были названы результаты «клинически значимыми» и содержится призыв к более крупным рандомизированным испытаниям для получения дополнительных клинических доказательств эффективности препарата.

Если бы это было дело Кирша, флувоксамин немедленно стал бы терапевтическим средством на основе этого исследования.

Его образ мышления в Силиконовой долине заставлял его нетерпеливо получить то, что он считал «полностью изменяющим правила игры» лечением, как можно скорее.

Доктор Анджела Райерсен и доктор Эрик Ленце, ее коллега из Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе, исследовали флувоксамин.

(Ами Чиу / Вашингтонский университет)

Но другие, в том числе Райерсен и Ленце, считали, что необходимы дополнительные исследования, несмотря на весьма обнадеживающие результаты.

Тщательно проведенные исчерпывающие крупномасштабные испытания существуют не зря. Сокращение, в данном случае лекарство, изменяющее сознание, производимое для совершенно другой цели, нежели лечение COVID-19, может нести непреднамеренные или непредвиденные риски.

«Многие когда-то многообещающие лекарства оказываются бесполезными или даже вредными, когда они проходят достаточно строгие клинические испытания», — сказал д-р Ли Тернер, доцент Центра биоэтики и Школы общественного здравоохранения Университета Миннесота.

Некоторые исследования, например, показали, что гидроксихлорохин может быть полезен при лечении COVID-19, и это широко рекламировалось президентом Трампом и другими. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов выдало экстренное разрешение на его использование в качестве лечения COVID в марте, но позже отозвало разрешение после того, как дальнейшие исследования пришли к выводу, что риски препарата перевешивают любые потенциальные преимущества.

Тернер сказал, что по всему миру были проведены обследования широкого спектра медицинских вмешательств с благими намерениями, но пока нет большого успеха в лечении COVID-19.Однако, по словам Тернера, для дальнейшего изучения флувоксамина, похоже, есть «достаточно доказательств, чтобы сделать правдоподобное научное обоснование».

::

В то время, когда Ленце и Райерсен начали изучать флувоксамин, один психиатр из Франции заметил кое-что, что он нашел замечательным. Поскольку вирус бушевал во всех секторах французского общества, пациенты психиатрических больниц не заболевали с той же скоростью и не имели таких серьезных симптомов.

«Моя гипотеза в начале марта заключалась в том, что … антидепрессанты, включая флувоксамин и флуоксетин, могут работать при COVID из-за их противовоспалительных и потенциально противовирусных свойств», — сказал д-р.Николя Хёртель, доцент психиатрии Парижского университета и психиатр в больнице недалеко от города.

«В то время я также заметил, что почти ни у одного пациента с психическими расстройствами, госпитализированных в мое отделение, не было симптомов COVID, в то время как у многих лиц, осуществляющих уход, были симптомы COVID в отделении», — сказал Хортель.

Может быть, подумал он, пациенты получали некоторую защиту от прописанных им антидепрессантов?

Хортель сказал, что он проверил с коллегами в больницах Парижа и его окрестностей и нашел других, которые сделали то же наблюдение.Затем он и некоторые его коллеги просканировали базу данных о 15000 пациентов в 39 дочерних больницах и пришли к выводу в исследовании, опубликованном во Франции в июле, что антидепрессанты «могут быть связаны с более низким риском смерти или интубации у госпитализированных пациентов с COVID-19».

Может быть, подумал он, пациенты получали некоторую защиту от прописанных им антидепрессантов?

Рейерсен и Ленце понятия не имели, что врачи во Франции находят тот же след.Именно Кирш, жаждущий найти доказательства обещания флувоксамина, узнал об открытиях под Парижем и связал французских и американских врачей.

«У нас состоялся отличный обмен мнениями о потенциальных механизмах, которые могут лежать в основе действия флувоксамина», — сказал Хёртель.

::

Кирш был полон решимости распространять информацию, и у него появилась возможность сделать это 12 ноября, когда он был приглашенным докладчиком на телеконференции, организованной Гарвардской школой бизнеса Assn. Северной Калифорнии.

Его принимал доктор Дэвид Сефтел, генеральный директор компании по диагностике заболеваний в Заливе под названием Enable Biosciences и давний врач в Golden Gate Fields, ипподроме в Беркли. Сефтель нашла презентацию Кирша «завораживающей», но она также оказалась своевременной.

Вскоре после того, как Seftel провела эту конференцию с Киршем, среди сотрудников Golden Gate Fields произошла крупная вспышка COVID-19, вынудившая закрыть трассу.

«Мы проверили 524 человека, 200 из них дали положительный результат», — сказал Сефтел.

Он подозревал, что вирус распространяется быстро, потому что многие сотрудники живут на трассе, в непосредственной близости, ухаживая за лошадьми. Вирус поразил все возрастные группы различной степени тяжести.

«Я подумал:« Как мне вмешаться? Как мне помочь этим людям избежать госпитализации? »

На основании исследования Ленце и Райерсена он решил предложить флувоксамин больным сотрудникам, которые хотели попробовать его. Сефтел сказал, что 40% сотрудников с положительным результатом на COVID-19 согласились принимать флувоксамин, и то, что произошло в течение следующих двух недель, открыло глаза, если не было достаточно строгого контроля, чтобы предоставить научные данные, полученные в результате фактического исследования.

«В группе, получавшей флувоксамин, госпитализаций не было, а в группе, не получавшей, были госпитализированы 12,5% с одним летальным исходом», — сказал Сефтел.

Сефтел сказал, что несколько его пациентов сообщили о легкой тошноте и дискомфорте в животе, но они исчезли после того, как он немного изменил дозировку. Антидепрессант может взаимодействовать с другими лекарствами, которые принимает пациент, и может иметь побочные эффекты, включая дискомфорт в животе и нарушения сна.

«В случае пандемии вопрос в том, сколько доказательств достаточно и каково соотношение риска и пользы?» сказал Сефтел, который отметил нынешний всплеск случаев COVID-19 и рост числа погибших.

Опыт Сефтеля усилил нетерпение Кирша. «Зачем еще ждать?» он спросил.

::

Доктор Роберт Силичиано, ученый из отдела инфекционных болезней Университета Джона Хопкинса и член совета Кирша по лечению COVID, говорит, что он довольно оптимистично настроен в отношении флувоксамина, но считает, что необходимо более крупное исследование, прежде чем появится «проблема». огромные изменения в рекомендациях по лечению ».

Первая колонка

Витрина для захватывающих историй от Los Angeles Times.

В Сент-Луисе Ленце и Райерсен спешат завершить это более крупное исследование. Они набрали участников с симптомами из Лос-Анджелеса и других мест, чтобы получить 800 пациентов. Любой, кто хочет узнать больше или подписаться на пробную версию, может сделать это на stopcovidtrial.wustl.edu.

Какими бы оптимистами ни были Ленце и Райерсен, никто из них не хочет торопиться. По словам Рейерсен, если бы у нее сейчас был COVID, она бы не прописывала себе препарат.

«Я бы предпочла участвовать в клиническом исследовании, — говорит она, — которое принесет пользу многим людям, а не только мне».

Фонд раннего лечения COVID-19 финансирует более крупное исследование исследователей вместе с Фондом Сколла, Fast Grants, Flu Lab и Cures Within Reach.

И по мере того, как это продолжается, Кирш остается в стороне, такой же обнадеживающий и нетерпеливый, как всегда.