Ятрогении в работе медицинского персонала: Ятрогении и этика беседы врача с больным

Содержание

Ятрогении и этика беседы врача с больным

Врач-психотерапевт

диспансерного отделения

Попова Ю.В.

В современных условиях, когда врач обязан информировать пациента о его болезни и прогнозе лечения, по-новому встает проблема ятрогений.

  • Г. Блейдер (швейцарский врач) вводит термин «ятрогения» в 20 годы прошлого столетия.
  • 1925 г. – утверждение термина: О. Бумке в статье «Врач как причина болезни» пишет, что неумелая беседа врача с больным может привести к психоневрозу и относит ятрогению к деонтологическим ошибкам.
  • 1969 г. И А. Кассирский к ятрогениям кроме психической травмы относит некорректное проведение врачебных манипуляций, ошибочное введение лекарственных средств.

Расширенное понятие ятрогении

  • Психогенная (ятрогения общения, информационная ятрогения), при которой причиной является непродуманная беседа врача или другого медицинского работника.
  • Ятрогения действия, причинами которой являются погрешности и травмы при диагностических процедурах, операциях, неправильное назначение лекарств и т.
    д.

Не все согласны с расширенным пониманием ятрогении, Саркисовым в 1992году были справедливо сформулированы отрицательные стороны расширенного понимания ятрогении:

  • продуманное понимание врачебной ошибки, особенно при «ятрогении действия» заменяется малопонятным термином
  • нередко возникает конфликт между клиницистом и паталогоанатомом
  • новое понятие позволяет затушевать социальные и организационные проблемы
  • неэтично по отношению к врачам сводить к ятрогениям неблагоприятное течение заболевания и объективные трудности диагностики и лечения

В условиях значительного усиления прав больных и возрастания их информированности о своих заболеваниях такой расширенный подход к ятрогении даже опасен. Каждый случай неправильно обозначенной ятрогении может вызвать конфликт. Поэтому от врача требуется:

  • большая деликатность
  • сочувствие
  • умение в вопросах этики беседы

 Предупреждение ятрогении зависит от:

  • квалификации врача
  • этических взглядов врача
  • условий для диагностики и лечения больных

И как бы ни были обозначены действия врача- ошибка или ятрогения, следует стремиться соблюдать главный принцип этики, высказанный еще Гиппократом: не навреди.

Что такое ятрогенные преступления | Официальный сайт администрации Варненского муниципального района Челябинской области

Ятрогенные преступления — умышленные или неосторожные общественно опасные деяния медицинских работников, нарушающие законные принципы и условия оказания медицинской помощи, совершенные при исполнении своих профессиональных или служебных обязанностей и ставящие под угрозу причинение вреда или причиняющие вред жизни и здоровью и иным законным правам и интересам пациентов.

При осуществлении врачебной деятельности в отношении конкретного пациента отсутствует безусловная гарантия получения качественного результата.

В тех случаях, когда недостатки медицинской деятельности, вызвавшие тяжкие последствия, напрямую связаны с несоблюдением медработником должной предусмотрительности в процессе оказания помощи больному, невыполнением требований нормативных правовых актов и иных документов, регламентирующих их профессиональную деятельность, действия медицинского работника квалифицируются как преступление.

К преступлениям, совершаемым медицинскими работниками, которые ненадлежащим образом исполняют свои профессиональные обязанности при лечении пациентов, относят квалифицированные деяния, предусмотренные ч.2 ст.109, ч.2 ст.118, ч.4 ст.122, ч.3 ст.123, ст.235, п. «в» ч.2 ст.238, ч.2 ст.293 Уголовного кодекса РФ.

Поводами для возбуждения уголовных дел о ятрогенных преступлениях обычно служат заявления граждан о привлечении к уголовной ответственности медицинского работника за ненадлежащее оказание медицинской помощи, закончившейся неблагоприятным исходом (причинением пациенту вреда здоровью или смерти), материалы прокурорских проверок, проведенных по жалобам граждан на ненадлежащее оказание медицинской помощи или по запросу депутата.

Уголовные дела о ятрогенных преступлениях возбуждаются по материалам, содержащим информацию о неадекватном оказании медицинской помощи с признаками небрежного или легкомысленного отношения медика к исполнению своих профессиональных обязанностей. Ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей означает действие либо бездействие, не соответствующее полностью или частично установленным правилам, предписаниям, требованиям, предъявляемым к медицинским работникам.

Выявление и расследование ятрогенных преступлений имеет определенные трудности. Существенным условием латентности ятрогенных преступлений является профессиональная корпоративность медицинской среды, противодействующая уголовному преследованию медицинских работников, допускающих в своей работе преступную небрежность и преступную самонадеянность.

Сложности в квалификации

31 марта 2020 г. 19:45

Адвокатам рассказали об особенностях ятрогенных преступлений


31 марта в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Ятрогенные преступления (преступления, совершенные медицинскими работниками в процессе оказания медицинской помощи» выступила кандидат юридических наук, директор ООО «МаТИК. Яковлев и партнеры», доцент кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Анастасия Рагулина.

В начале своего выступления Анастасия Рагулина рассказала о понятии «ятрогения». Оно было введено в 1925 г. немецким психиатром О. Бумке для обозначения заболевания, обусловленного неосторожным высказыванием или поступками врача. В последующем данный термин распространился на другие виды медицинской и фармацевтической деятельности. С судебно-медицинской точки зрения, ятрогения – это причинение вреда здоровью пациента, находящееся в прямой или косвенной связи с проведением диагностических, лечебных, профилактических или реабилитационных мероприятий.

Эксперт обратила внимание на то, что для решения вопроса об уголовной ответственности медицинских работников должны быть установлены такие обстоятельства, как неправильность или несвоевременность оказания медицинской помощи; при оказании такой помощи – наличие или отсутствие к тому уважительных причин и опасного для жизни состояния больного в момент неоказания помощи; наступление смерти или тяжкого вреда здоровью пострадавшего; причинная связь между действиями (бездействием) медицинских работников и неблагоприятным исходом.

Таким образом, уголовно-правовой оценке подвергаются факты соблюдения или несоблюдения установленных правил при оказании медицинской помощи.

Степень причиненного врачом вреда здоровью пациента, как пояснила лектор, оценивается по разнице между последствием, которое наступило и должно было (а в случае осуществления медицинского вмешательства с нарушением мер безопасности – могло) наступить при надлежащем исполнении медицинским работником профессиональных обязанностей.

Анастасия Рагулина напомнила слушателям, что последствия в виде причинения легкого вреда по неосторожности образуют состав преступления при осуществлении медицинской деятельности без лицензии (ч. 1 ст. 235 УК РФ). В остальных случаях причинение врачом такого вреда здоровью пациента преступлением не является. Вред средней тяжести является обязательным признаком как преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному), так и преступления по ч. 2 ст. 235 УК РФ (осуществление медицинской деятельности без лицензии, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Лектор уточнила, что практическую сложность привлечения медицинских работников к уголовной ответственности за непрофессиональное оказание медицинской помощи вызывает установление факта оказания некачественной медицинской помощи, находящегося в прямой причинной связи с наступившими последствиями. Косвенной причинной связи быть не может.

Говоря о проблемах, возникающих при квалификации ятрогенных преступлений, Анастасия Рагулина обратила внимание, что, в первую очередь, они связаны с отсутствием нормативной и профессионально-методической базы, которая регулировала бы этапы оказания медицинской помощи. Другая причина – это отсутствие обязательных медицинских стандартов для оказания медицинской помощи по отдельным заболеваниям. Кроме того, как отметила эксперт, отсутствует и методика расследования ятрогенных преступлений. «Соответственно, сложно расследовать такие преступления. Следователи, а также адвокаты и юристы, как правило, не обладают специальными познаниями в области медицины.

Самостоятельно разобраться в сути механизма совершения ятрогенных преступлений фактически невозможно, поскольку объем решений, действий, медицинской документации, выбранных методик лечения и оказания медицинской помощи является обширным», – подчеркнула она.

По словам спикера, «отсутствие достаточной нормативной, методической базы дает возможность экспертам указывать наличие дефектов и недостатков лечения и не оценивать связь наступивших последствий с действием (бездействием) врача. При этом экспертные выводы состоят из большого количества терминов, их отличает расплывчатость, отсутствие описания методик лечения и уклонение от констатации факта наличия или отсутствия причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи или ее неоказанием и наступившими негативными последствиями». Анастасия Рагулина рекомендовала адвокатам обращать внимание на то, как следствие формирует вопросы для экспертизы, а лучше самим, если есть такая возможность, ставить вопросы для того, чтобы у эксперта было как можно меньше шансов ответить неопределенно.

Анастасия Рагулина также уделила внимание врачебным ошибкам. Они бывают двух видов: релевантные – ошибки, которые являются основанием для привлечения к уголовной ответственности, и нерелевантные – ошибки, исключающие привлечение врачей к уголовной ответственности. Она пояснила, что врачебные ошибки охватываются ч. 2 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) или ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Лектор отметила, что основная причина наступления негативных последствий для жизни и здоровья – непрофессиональная деятельность медицинских работников. «Допущенные ими ошибки при диагностировании и лечении болезни в большинстве случаев открыто не проявляются, – сообщила она. – Сложность доказывания нарушений в действиях медицинского персонала обусловлена их корпоративной солидарностью, служебной зависимостью работников лечебного учреждения от своего руководства, а также отсутствием единых стандартов и методик оказания медицинской помощи».

Ознакомиться с презентацией Анастасии Рагулиной и ее ответами на вопросы слушателей вебинара можно здесь и здесь соответственно.

Анна Стороженко

Обзор характера, степени и распределения опасностей для здоровья

J Family Med Prim Care. Март-апрель 2018 г .; 7 (2): 309–314.

Рафия Фарук Пир

1 Центр социальной медицины и общественного здоровья, Университет Джавахарлала Неру, Нью-Дели, Индия

Надим Шабир

2 Отделение биотехнологии животных, факультет ветеринарии и животноводства Шери-Кашмирский университет сельскохозяйственных наук и технологий Кашмира, Сринагара, Джамму и Кашмира, Индия

1 Центр социальной медицины и общественного здравоохранения, Университет Джавахарлала Неру, Нью-Дели, Индия

2 Отделение биотехнологии животных, факультет ветеринарных наук и животноводства, Шери-Кашмирский университет сельскохозяйственных наук и технологий, Кашмир, Сринагар, Джамму и Кашмир, Индия

Адрес для корреспонденции: Рафия Фарук Пир, Центр социальной медицины и сообщества Здоровье, Университет Джавахарлала Неру, Нью-Дели, Индия. Электронная почта: [email protected] Авторское право: © 2018 Journal of Family Medicine and Primary Care

Это журнал с открытым доступом, и статьи распространяются в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0, которая позволяет другим ремиксовать, настраивать и дополнять произведение некоммерчески, при условии, что предоставлен соответствующий кредит и новые творения лицензируются на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Современной медицине придается всеобъемлющее значение борьбе с болезнями человеческого тела, а не детерминантам окружающей среды.Хотя большая часть литературы подтверждает, что детерминанты болезни присутствуют в окружающей среде. Тем не менее, в наше время упор делается на крайне ограниченный и редукционистский подход к лечению заболеваний только человеческого тела, что является одним из желаемых вмешательств, но полон других побочных эффектов и рисков, ведущих к ятрогенным реакциям. В большинстве литературных источников утверждается, что современная медицина представляет собой одну из основных угроз для здоровья в мире. Помимо лечения болезни на клиническом уровне, рациональные и продуманные изменения в общей окружающей среде могут положительно повлиять на характер, степень и распространение болезни.

Ключевые слова: Побочная реакция на лекарства, окружающая среда, ятрогенез, Индия, чрезмерная медикализация, Всемирная организация здравоохранения

Что такое ятрогенез?

Побочные эффекты и риски, связанные с медицинским вмешательством, называются ятрогенезом. Эти побочные эффекты также называются побочными реакциями на лекарства (НЛР). Ятрогенез состоит из двух греческих слов: «ятрос», что означает «врачи», и «генезис», что означает происхождение. Следовательно, ятрогенные недуги — это те, при которых врачи, лекарства, средства диагностики, больницы и другие медицинские учреждения выступают в роли «патогенов» или «агентов тошноты». [1] По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), «ятрогенез — это любой вредный, непреднамеренный и нежелательный эффект лекарственного средства, который проявляется в дозах, используемых у людей для профилактики, диагностики или лечения». [2] The Joint Комиссия по аккредитации медицинских организаций определяет ADR как нежелательный эффект лекарства, который либо увеличивает токсичность, либо снижает желаемый терапевтический эффект, либо и то, и другое. [3] Определенный ВОЗ ятрогенез не дает четкой картины побочных эффектов. Это определение не включает в себя терапевтические неудачи, умышленное или случайное отравление, злоупотребление наркотиками, неправильное введение лекарств и несоблюдение.[4] Это определение также имеет тенденцию недооценивать побочные эффекты и случаи, такие как диагностические процедуры, которые включают механические и радиологические процедуры, терапевтический режим, который включает лекарства, хирургические вмешательства и инвазивные процедуры, госпитализация и сам лечащий врач также не учитываются. Это тоже может вызывать ятрогенные эффекты. [3,5,6]

Периодичность ятрогенеза

Эффект ятрогенеза начался в 18 веках. Он показал рост в первой половине 19-го -го -го века, который Никола Щипковенский называет клиническим скептицизмом и терапевтическим нигилизмом.[7] С началом бактериологии и сывороточной терапии, антибиотиков, гормонов и сульфаниламидных препаратов ятрогенная подозрительность уменьшилась. Это можно отнести ко второй волне ятрогенеза. В течение 60-х годов ятрогенные подозрения снова усилились из-за талидомидов и психофармпрепаратов. Эрвин Акекнехт (историк медицины) признал это третьей волной ятрогенеза. Американская медицинская ассоциация также признала это третьей волной ятрогенеза [8].

Новаторскую работу по ятрогенезу провел Иван Ильич.Иллич, ведущий критик современной медицины, классифицировал ятрогенез на прямой, вызванный медицинской помощью, которая может вызвать смерть, боль или недомогание, и косвенный, при котором сами политики здравоохранения несут ответственность за болезнь, смерть или болезнь. В своей престижной работе «Медицинская Немезида» Иллич полагает, что ятрогенез является структурным, потому что он подрывает свободу воли и способность людей справляться с собственными болезнями. Он также классифицировал ятрогенез как социальный и культурный. По его словам, социальный ятрогенез является результатом медикализации жизни, а культурная медикализация — это разрушение традиционных способов борьбы со смертью, болью и болезнью и их осмысления.[9] Пугающий характер ятрогенеза также был заявлен Оливером Венделлом Холмсом, американским врачом и реформатором медицины 19 -го -го века, когда он заявил:

«Я твердо верю, что если вся materia medica в том виде, в котором она используется, теперь может быть затоплен на дно моря, это будет тем лучше для человечества и еще хуже для рыб »(Holmes, 1891: 19). [10]

Эти ятрогенные эффекты рассматриваются Ильичем как чрезмерное потребление, вызванное в основном индустриализацией.[11] А. Р. Смит, оценивая интенсивность побочных эффектов современной медицины, утверждает, что главной угрозой здоровью в этом мире является современная медицина. [9] Так говорит Иллич, что «медицинский истеблишмент стал серьезной угрозой для здоровья». [1]

Степень ятрогенеза

Ятрогенез — пятая по значимости причина смерти в мире. Во всем мире около 5–8% смертей из-за нежелательных реакций [12]. Во многих странах побочные эффекты являются основной причиной смерти. [13] Около 1,4 миллиона пациентов страдают от инфекций в любой момент времени из-за системы здравоохранения.В развитых странах это составляет 5–10% пациентов, в то время как в развивающихся странах «до четверти всех пациентов могут быть затронуты инфекциями, связанными с оказанием медицинской помощи» [14]. Исследование, проведенное в 2005 году, выявило проблему коммуникации. как основная причина 70% дозорных событий в условиях больницы. [14]

Небезопасная практика инъекций (нестерилизованные шприцы и иглы) во всем мире составляет 40% инфекций. В некоторых странах небезопасная практика инъекций достигает 70%.«Небезопасные инъекции являются причиной примерно 1,3 миллиона смертей ежегодно во всем мире, потери 26 миллионов лет жизни и ежегодного бремени прямых медицинских расходов в размере 535 миллионов долларов США» [15]. На переливание небезопасной крови приходится около 5–15%. ВИЧ-инфекций. Исследование показывает, что донорская кровь вообще не проверялась на такие инфекции, как ВИЧ и гепатит, почти в 60 странах мира. [15]

Исследование, проведенное ВОЗ, показало, что потребление лекарств на душу населения было самым высоким в США, которые превышают Латинскую Америку и даже Европу [16].В отчете, составленном журналом LEF (Life Extension Magazine), ежегодно в США 2,2 миллиона человек страдают от нежелательных реакций, а число смертей из-за них составляет 783 936 человек. Хотя США тратят 14% своего валового национального продукта на здравоохранение, парадоксально, что американская медицинская система является причиной большинства смертей. Только в США от санкционированной правительством медицины ежегодно умирает 700 000 человек [17].

Leape в 1994 году [18] опубликовал свое исследование под названием «Ошибка в медицине» в Журнале Американской медицинской ассоциации, в котором он сообщил об исследовании Шиммеля [19], в котором он оценил ятрогенные травмы в 20% с 20% смертельных исходов. .Лип также сосредоточил внимание на Гарвардском исследовании медицинской практики, опубликованном в 1991 году, в котором говорилось, что 4% ятрогенных заболеваний происходят в Нью-Йорке с 14% смертельных исходов. Таким образом, он подсчитал, что число людей, погибающих из-за ятрогенных заболеваний, составляет около 180000 человек в год. Однако он признал, что это число является верхушкой айсберга из-за нехватки фактических данных и занижения сведений о ятрогенных заболеваниях [17]. Метаанализ проспективных исследований также был проведен Lazarou et al .для оценки частоты серьезных и смертельных нежелательных реакций у пациентов в больницах с 1966 по 1996 год. Общая частота серьезных нежелательных реакций со смертельным исходом составила 6,7%, а нежелательных реакций со смертельным исходом — 0,32% среди госпитализированных пациентов, что делает их четвертой и шестой ведущими причинами смерти [3].

Среди государств-членов Европейского союза ВОЗ пришла к выводу, что ошибки, связанные со здравоохранением, встречаются в 8–12% госпитализаций. Согласно отчету, названному «организация памяти», ежегодно происходит 850 000 ADR. Статистика более-менее похожа в Испании, Франции и Дании.Если все эти медицинские ошибки в Европейском Союзе будут предотвращены, это сократит количество смертей на 95000 в год [20]. Систематический обзор литературы о врачебных ошибках в странах Ближнего Востока показал, что они составляют 7,1–90,5% для рецептурных препаратов и от 9,4% до 80% для приема лекарств [21]. В странах Африки к югу от Сахары и в Азиатском регионе, по крайней мере, 50% инъекций небезопасны, из-за чего самый высокий уровень инфицирования наблюдается в этих регионах. [22]

Природа ятрогенеза

Из-за тысяч лекарств, используемых в настоящее время, и, соответственно, их побочных эффектов, классифицировать и классифицировать природу всех нежелательных реакций сложно.Отсутствие общей терминологии привело к различным категориям и классификациям АРС. Это ошибки упущения, ошибки выполнения и ошибки планирования (названия предполагают). Медицинские учреждения, такие как больницы и дома престарелых, и тяжесть полученных травм, такие как «опасное происшествие», «события, не причиняющие вреда», «дозорные события» и «небрежность с юридическими последствиями», также составляют основу классификации [23].

На основе предсказуемости побочные реакции могут быть классифицированы как предсказуемые, такие как токсичность, побочные эффекты, суперинфекция и лекарственное взаимодействие, и непредсказуемые, такие как аллергия, непереносимость, псевдоаллергия и идиосинкразия.[24] Некоторые нежелательные реакции могут возникать сразу после терапии или даже во время курса терапии. В некоторых случаях наблюдаются явные аллергические реакции, гиперчувствительность и физиологические особенности. [23]

ADR также можно классифицировать на основе реакций, которые могут иметь место во время приема определенного лекарства. Например, тип A (расширенный): этот ADR зависит от введенной дозы. Степень тяжести увеличивается с увеличением дозы; Тип B (Bizzare): его механизм неизвестен. Это может быть смертельным или серьезным.Невозможно предсказать, например, гепатит, вызванный галотаном; Тип C (Непрерывное употребление наркотиков): этот тип нежелательной реакции возникает в результате постоянного употребления наркотиков, например, слабоумие в результате приема антихолинергических препаратов; Тип D (отсроченный): этот тип нежелательных реакций возникает после прекращения лечения, например, помутнение роговицы после тиоридазина; Тип E (конец дозы): этот тип нежелательной реакции возникает у депрессантов после отмены; Тип F (Неудача лечения): этот тип нежелательных реакций обычно возникает из-за неэффективности лечения или лечения.[25]

Опыт Индии

Хотя индийские исследования в этом отношении очень немногочисленны, характер реакций, кажется, аналогичен западному опыту. [26] Первое в своем роде исследование было проведено в Индии в 2010 году для оценки частоты возникновения, тяжести, характера, причинно-следственной связи и предсказуемости нежелательных реакций, а также для определения факторов риска нежелательных реакций при высокоактивной антиретровирусной терапии. Мониторинг 130 ретропозитивных пациентов с помощью активного фармаконадзора выявил 74 нежелательных реакции у 57 пациентов.Анемия и гепатотоксичность были наиболее частыми нежелательными реакциями [27]. Другое исследование, проведенное Ядавом и соавторами ., Показало, что ADR противотуберкулезных препаратов в медицинском отделении больницы Majeedia, Джамиа Хамдард, за период в 6 месяцев. Обследовано 139 пациентов. Почти 46,7% пациентов столкнулись с нежелательной реакцией на противотуберкулезные препараты. Был сделан вывод, что ADR является основным фактором несоблюдения режима лечения и причиной туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью. [28] Другое исследование было проведено в больницах Южной Индии.В общей сложности было зарегистрировано 270 подозреваемых НРП, которые были оценены у 164 пациентов. В общей сложности у 3,7% госпитализированных пациентов наблюдались нежелательные реакции, 0,7% госпитализаций были связаны с нежелательными реакциями и у 1,8% наблюдались нежелательные реакции со смертельным исходом. Было обнаружено, что желудочно-кишечная система (36,3%) больше всего страдает из-за нежелательных реакций. К классу лекарств, наиболее часто связанных с нежелательными реакциями, относятся препараты, используемые для лечения сердечно-сосудистых заболеваний (18,3%) [29]. Некоторые дополнительные исследования, проведенные в Индии по ADR, перечислены в. И некоторые из этих исследований показывают, что нежелательные реакции организма влияют на кожу пациентов [12,13,30,32]. Некоторые исследования показывают, что лекарственные препараты могут вызывать нежелательные реакции в форме психологических реакций, а также депрессии.Некоторые исследования показали, что нежелательные реакции могут иметь серьезные последствия для пожилых людей. [32] Есть много причин для нежелательных реакций в Индии, таких как большое количество пациентов, самолечение, наличие контрмедицинских препаратов и большое количество комбинированных лекарственных препаратов в мире. [26] Эти исследования выявили множество факторов, с которыми в настоящее время сталкивается фармаконадзор в Индии.

Таблица 1

Индийские исследования побочных реакций на лекарства

Мониторинг лекарств

Международная система мониторинга лекарств была запущена на международном уровне в 1967 году на Двадцатой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения.ВОЗ начала пилотное исследование в таких странах, как Нидерланды, Германия, Чехославакия, Канада, Ирландия, Дания, Великобритания, США, Новая Зеландия и Австралия, которые создали центры мониторинга лекарственных средств в своих странах. В общей сложности было обнаружено 3 00 000 случаев ADR, которые были переданы в компьютеры для анализа. В настоящее время система мониторинга наркотиков во всем мире улучшилась с главным центром в Упсале, Швеция. [2] Центр мониторинга Уппсалы (UMC), Швеция, ведет международную базу данных отчетов ADR.В настоящее время 96 стран-членов зарегистрировали> 4,7 миллиона случаев. Однако, по оценкам, сообщается только 6–10% всех побочных эффектов [35].

Хотя Индия участвует в программе мониторинга наркотиков, ее вклад в базу данных UMC очень невелик. [36] Фармаконадзор в Индии находится на начальной стадии. В нем отсутствует преемственность. Сообщений о нежелательных реакциях, связанных с лекарствами и другими медицинскими процедурами, очень мало [26]. Он слаб с точки зрения отчетности врачей, медсестер и фармацевтов в системе мониторинга ADR больницы.Поскольку ADR — это профессиональная обязанность, но врачи и другой персонал не выполняют эту ответственность серьезно. [36] Среди специалистов здравоохранения Индии отсутствует осведомленность и недостаточная подготовка по вопросам мониторинга безопасности лекарственных средств. Раннее обнаружение нежелательных реакций может помочь в их предотвращении. [25] Профилактика и выявление нежелательных реакций на ранней стадии важны, поскольку они сопряжены с высокими расходами на здравоохранение в дополнение к заболеваемости и смертности. [28] Десять процентов пациентов в отделениях неотложной помощи испытывают побочные эффекты от приема лекарств, которые можно значительно предотвратить.[15] Несмотря на наличие пяти центров фармаконадзора по всей Индии, отчеты в такие центры ежегодно очень низки. [25] Отчетность Индии перед UMC вызывает уныние. [36] Также отсутствуют эффективные и хорошо разработанные механизмы сообщения о побочных эффектах лекарств и других процедур, связанных с лечебными услугами. В Индии часто ADR остаются незамеченными или не сообщаются [26].

Причины ятрогенеза

Медицинская ошибка / халатность

По данным ВОЗ, «одной из основных структурных проблем для систем здравоохранения является неадекватное количество и распределение навыков квалифицированных медицинских работников и неполные знания о безопасных методах работы.[14] В процессе лечения недуга ошибки могут произойти на любом этапе, будь то диагностика, лечение, а также на уровне профилактики. Сильверман и Ли в своей книге «Таблетки, прибыль и политика» отмечают, что от 2% до 8% всех доз лекарств, вводимых в условиях больницы, являются ошибочными в терминах — «неправильное лекарство», «неправильная доза», «неправильный путь введения». , «Неправильный пациент» или «отказ дать прописанное лекарство». [37] По оценке ВОЗ, почти 50% прописанных и проданных лекарств являются неподходящими, а 50% пациентов принимают эти лекарства неправильно.[38] Есть вопросы по назначению и назначению правильной терапии пациентам. Еще одна проблема, с которой сталкивается система здравоохранения, — это точная и своевременная диагностика заболевания, ведение предоперационной помощи и минимизация ошибок при приеме лекарств. [14] В системе здравоохранения также наблюдается нехватка кадров, что прямо или косвенно также способствует возникновению ошибки. «По оценкам развивающихся стран и стран с переходной экономикой нехватка врачей, медсестер и акушерок для обеспечения безопасности их систем здравоохранения исчисляется миллионами.”[14]

Злоупотребления служебным положением

Иногда политика в области здравоохранения является основным фактором, способствующим ятрогенным заболеваниям. Например, в США существует практика защитной медицины, которая «возникает, когда врачи назначают анализы, процедуры или посещения или избегают определенных пациентов или процедур с высоким риском, в первую очередь (но не обязательно исключительно) из-за опасений по поводу ответственности за злоупотребления служебным положением. . »[39] Следовательно, врачи безрассудно рекомендуют своим пациентам медицинские осмотры и лекарства. Управление оценки технологий США пришло к выводу, что менее 8% всех диагностических тестов выполняются в основном из-за опасений злоупотребления служебным положением.[40] Злоупотребление служебным положением может иметь место на уровне диагностики, назначения лекарств, заказа тестов, рекомендации хирургических процедур и т.д. особенно заметен среди пациентов, у которых в прошлом были побочные эффекты от лекарств. Исследование показало, что 90% пациентов хотят получить информацию о побочных эффектах лекарств. [22] Помимо официальных медицинских учреждений, не только в больницах, но и в любом другом медицинском учреждении, которое может вызвать проблемы с нежелательными реакциями, например, в домах престарелых, частных докторах и клиниках.[41] Сумма риска, связанная со всеми настройками, не сообщается пациенту, о котором идет речь. Было замечено, что во время клинических испытаний или исследований на животных побочные эффекты проявляют свой эффект впоследствии. Более того, бывает, что во время экспериментов взаимодействие болезнь-лекарство и взаимодействие лекарств не выходят на первый план. [42] Нюансы подобных экспериментов и степень риска, связанного с такой продукцией, не разглашаются.

Чрезмерная медикализация нездоровья

Нарушается самостоятельность пациентов, борющихся со своими собственными заболеваниями, в отношении современной медицины.Естественное исцеление болезни ставится под сомнение медицинскими науками. Культурный способ лечения болезни больше не считается актуальным. Религиозное исцеление рационализировано. Все способы традиционного лечения были заменены чрезмерной медикализацией нездоровья. [1] «Сила современных лекарств в лечении конкретных симптомов освобождает человека от любой ответственности за преодоление болезни». [43]

Коммерциализация медицины

Коммерциализация лекарств — одна из основных причин увеличения нежелательных реакций.Между фармацевтической промышленностью и медицинскими учреждениями существует сильное лобби. Даже исследования финансируются фармацевтическими компаниями, и, скорее всего, они декларируют свои препараты как эффективные. Кроме того, фармацевтические компании имеют транснациональный характер, поэтому они выходят за все границы и демонстрируют свое присутствие повсюду. [44] Основные направления этих стран — развивающиеся страны из-за дешевой рабочей силы, дешевых ресурсов и уклонения от уплаты налогов. Есть много компаний, которые связаны с нефтехимической промышленностью, а также, очевидно, с финансовыми компаниями.Эти компании готовы предоставить огромные ссуды из соображений неограниченной прибыли. Как ни странно, компании тратят меньше на исследования и больше на рекламу [45]. Лекарства, поставляемые транснациональными корпорациями, огромны, но в них не указывается явная степень опасности, связанной с наркотиками. «С момента основания ВОЗ Всемирная ассамблея здравоохранения приняла множество резолюций, в которых содержится просьба к Организации разработать международные стандарты, рекомендации и инструменты для обеспечения качества лекарств, независимо от того, производятся они и продаются на национальном или международном уровне.[46] В связи с этим осуждаются транснациональные рекламные схемы из-за того, что они не раскрывают АДР. [47]

Как уменьшить ятрогенез?

На клиническом уровне

На клиническом уровне с ятрогенезом можно бороться путем расширения исследовательской базы лекарств. Протоколы должны быть разработаны для повышения осведомленности о медицинских ошибках, злоупотреблениях и халатности. Необходимо сосредоточиться на национальном уровне и учиться на ошибках. Медицинское обслуживание должно повысить стандарты и ожидания улучшения.Внутри системы здравоохранения должны быть созданы адекватные системы безопасности для решения проблемы ADR [22].

Перечень основных лекарственных средств ВОЗ 2015 г. (18 -е издание ) должен быть внедрен во всех странах. Просвещение о правильном использовании лекарств должно поддерживаться авторитетными учреждениями, которые не пользуются денежными услугами у компаний и не покупают представителей фармацевтических компаний. Исследования экспериментов над людьми должны проводиться в интересах широкой общественности, а не в коммерческих целях.Проводимые РКИ должны быть безопасными и проводиться открыто. Для этой цели необходимо следовать рекомендациям ВОЗ [45]. Должен быть надлежащий механизм отчетности, в котором можно было бы сообщить даже о подозрении, а причинно-следственную связь можно было бы установить позже. Система отчетности должна быть простой в использовании. Должен быть механизм, подтверждающий отправку сообщений об АРС, независимо от их характера [29]. Врачи несут моральную ответственность за то, чтобы перестать пользоваться услугами фармацевтических компаний и предоставить всю необходимую информацию о лекарствах и методах лечения, которые они дают своим пациентам.Также необходимо свести к минимуму интенсивное и нерациональное использование технологий. Необходимо контролировать ненужные хирургические процедуры, инвазивную диагностику и безжалостное употребление лекарств. Постоянно увеличивающееся количество новых лекарств на рынке и отсутствие официальной системы контроля за лекарствами добавляют к ADR. [26] С этим нужно решительно бороться, размещая на месте надлежащие механизмы.

На уровне окружающей среды

Детерминанты болезни находятся в социально-культурной среде. Даже незначительный дисбаланс в окружающей среде сказывается на человеческом организме.Есть разные аспекты здорового человеческого организма. Как это ни парадоксально, парадигма биомедицины полностью определяет лечение в биофизических терминах, игнорируя культурные и социальные факторы [47]. Хорошо спланированные изменения в окружающей среде с точки зрения повышения качества воды, борьбы с трансмиссивными заболеваниями, сокращения загрязнения воздуха, контроля воздействия токсичных химических веществ, снижения уровня городской среды, улучшения питания могут иметь долгосрочное воздействие на здоровье населения. [48] Сосредоточившись на вмешательстве в окружающую среду, современная медицина вместо этого сосредотачивается на медицинских технологиях и диагностике, чрезмерном использовании хирургических процедур и непоколебимой зависимости от фармацевтических препаратов.[17] Государство обязано вмешиваться на уровне окружающей среды, чтобы уменьшить природу, масштабы и распространение болезней. Такие меры должны быть включены в планы и политику, чтобы они имели эффективное влияние на общественное здоровье и могли спасти человечество от безжалостного использования лекарств и медицинских технологий и, как следствие, ятрогенных реакций.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

Список литературы

1. Ильич И. Немезида в медицине: экспроприация здоровья. США: Random House; 1975. [Google Scholar] 2. КТО. Технический отчет № 498: Международный мониторинг наркотиков: роль национальных центров. Женева, Швейцария: ВОЗ; 1972. [Google Scholar] 3. Lazarou J, Pomeranz BH, Кори П.Н. Частота побочных реакций на лекарства у госпитализированных пациентов: метаанализ проспективных исследований. ДЖАМА. 1998. 279: 1200–5. [PubMed] [Google Scholar] 4. КТО. Международный мониторинг лекарств: роль больницы.Серия технических отчетов № 425. Швейцария, Женева: ВОЗ; 1996. [Google Scholar] 6. Сингх С., Шакти Г.К., Арья С., Шарма Д.К., Аггарвал В. Политика нежелательных лекарств в больнице третичного уровня. Int J Res Found Hosp Healthc Adm.2015; 3: 41–7. [Google Scholar] 7. Щипновенский, Никола. Психотерапия против ятрогении: конфронтация для врачей. Детройт: издательство государственного университета Уэйна; 1977 г. [Google Scholar] 8. Коричневый TM. Новая волна ятрогенных подозрений. Гастингс Центр Реп. 1978; 8: 45–6. [Google Scholar] 10.Холмс О.В. Медицинские очерки. Princeton: Princeton University Press; 1891. С. 1842–82. [Google Scholar] 11. Зигманн А.Е., Элинсон Дж. Новые социально-медицинские показатели здоровья: значение для оценки медицинских услуг. Med Care. 1977; 15: 84–92. [PubMed] [Google Scholar] 13. Шамна М., Дилип С., Аджмал М., Лину Мохан П., Шину С., Джафер С.П. и др. Проспективное исследование побочных реакций на антибиотики в больнице третичного уровня. Сауди Фарм Дж. 2014: 22: 303–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16.Роберт С., Фачинетти Нил Дж. Ятрогенез лекарств и клиническая фармация: взаимная судьба социальной проблемы и профессионального движения. Soc Probl. 1985. 32: 425–43. [Google Scholar] 17. Гэри Н., Кэролайн Д., Фельдман М., Розио Д. Смерть от медицины. J Orthomol Med. 2005; 20: 21–34. [Google Scholar] 18. Leape LL. Новая волна ятрогенных подозрений, ошибка медицины. ДЖАМА. 1994; 272: 1851–7. [PubMed] [Google Scholar] 19. Schimmel EM. Опасности госпитализации. Ann Intern Med. 1964; 60: 100–10. [PubMed] [Google Scholar] 21.Алсулами З., Конрой С., Чунара И. Ошибки в лечении в странах Ближнего Востока: систематический обзор литературы. Eur J Clin Pharmacol. 2013; 69: 995–1008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Кейн А., Ллойд Дж., Заффран М., Симонсен Л., Кейн М. Передача вирусов гепатита В, гепатита С и иммунодефицита человека через небезопасные инъекции в развивающихся странах: региональные оценки на основе моделей. Bull World Health Organ. 1999; 77: 801–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23.Энлунд Х., Вайнио К., Валлениус С., Постон Дж. В.. Побочные эффекты лекарств и необходимость информации о лекарствах. Med Care. 1991; 29: 558–64. [PubMed] [Google Scholar] 24. Кишор К, Нагаркар КМ. Побочная реакция на препарат. Госпожа сегодня. 1996; 61: 35–41. [Google Scholar] 25. Bhatt AD. Проблемы, связанные с наркотиками, и нежелательные явления, связанные с лекарствами: халатность, судебные разбирательства и профилактика. J Assoc Physitors Индия. 1999; 47: 715–20. [PubMed] [Google Scholar] 26. Дхикав V, Синдху С., Ананд К.С. Мониторинг нежелательных реакций на лекарства в Индии. J Indian Acad Clin Med.2004. 5: 27–33. [Google Scholar] 27. Раджеш Р., Видьясагар С., Нандакумар К. УТВЕРЖДЕНО плагиатом: высокоактивная антиретровирусная терапия вызвала побочные реакции на лекарства у пациентов с положительным результатом вируса иммунодефицита человека в Индии. Pharm Pract (Гранада) 2011; 9: 48–55. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Отказано 28. Ядав С., Пиллай К.К., Причинность КП. Оценка предполагаемой нежелательной лекарственной реакции на противотуберкулезную терапию по шкале вероятности ВОЗ. J Appl Pharm Sci. 2011; 1: 26–9. [Google Scholar] 29.Рамеш М., Пандит Дж., Партасаратхи Г. Неблагоприятные реакции на лекарства в южноиндийской больнице — их серьезность и стоимость. Pharmacoepidemiol Drug Saf. 2003; 12: 687–92. [PubMed] [Google Scholar] 30. Hire R, Kale AS, Dakhale GN, Gaikwad N. Проспективное обсервационное исследование побочных реакций на режим приема лекарств при туберкулезе легких с множественной лекарственной устойчивостью в центральной Индии. Mediterr J Hematol Infect Dis. 2014; 6: e2014061. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Шет А., Энтони Дж., Арумугам К., Кумар Доддери С., Родригес Р., ДеКоста А. и др.Влияние побочных реакций на лекарства на успех лечения: проспективный когортный анализ ВИЧ-инфицированных, начинающих антиретровирусную терапию первой линии в Индии. PLoS One. 2014; 9: e91028. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Мандави, Д’Круз С., Сачдев А., Тивари П. Побочные реакции на лекарства и их факторы риска среди амбулаторных пожилых индийских пациентов. Индийский J Med Res. 2012; 136: 404–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Тандон В.Р., Хаджурия В., Райна К., Махаджан В., Шарма А., Гиллани З. и др.Первое индийское исследование, оценивающее роль биохимических исследований и диагностических инструментов в обнаружении побочных реакций на лекарства. J Clin Diagn Res. 2014; 8: HC23–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Лукка Дж. М., Мадхан Р., Партхасарати Дж., Рам Д. Выявление и лечение побочных эффектов нейролептиков в учебной больнице третичного уровня. J Res Pharm Pract. 2014; 3: 46–50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Панкадж Г., Адитья У. Сообщение о нежелательных реакциях на лекарства и фармаконадзор: знания, отношение и восприятие среди врачей-резидентов.J Pharm Sci Res. 2011; 3: 1064–9. [Google Scholar] 37. Милтон С., Ли Филип Р. Таблетки, прибыль и политика. Калифорния: Калифорнийский университет Press; 1974. [Google Scholar] 38. КТО. Безопасность лекарственных средств в программах общественного здравоохранения: важнейший инструмент фармаконадзора. Женева: Центр мониторинга Упсалы; 2006. [Google Scholar] 39. Управление оценки технологий Конгресса США. Защитная медицина и врачебные ошибки. Вашингтон, округ Колумбия: правительство США; 1994. [Google Scholar] 40. Дейл Т.А., Войтович М.Злоупотребление служебным положением, защитная медицина и акушерское поведение. Med Care. 1997; 35: 172–91. [PubMed] [Google Scholar] 41. Кон LT, Корриган JM, Дональдсон MS. Вашингтон, округ Колумбия: Институт медицины, Национальная академия прессы; 1996. Человеку свойственно ошибаться: создание более безопасной системы здравоохранения Комитет по качеству медицинской помощи в Америке. [Google Scholar] 42. Гарднер П., Клафф Л. Е.. Эпидемиология ADR: обзор и перспектива. Johns Hopkins Med J. 1970; 126: 77–87. [PubMed] [Google Scholar] 44. Диксон М., Боденхаймер Т. Служба здравоохранения в условиях кризиса: очерки службы здравоохранения в условиях капитализма.Сан-Франциско: публикация синтеза; 1980. [Google Scholar] 45. Томас Б.С. Транснациональная фармацевтическая промышленность и здоровье людей в мире. В: McKinlay JB, редактор. Вопросы политической экономии здравоохранения. Нью-Йорк: Тависток; 1985. [Google Scholar] 46. КТО. Обеспечение качества фармацевтических препаратов: сборник руководств и сопутствующих материалов: надлежащая производственная практика и контроль. 2-е изд. Индия: ВОЗ; 2007. [Google Scholar] 47. Эткин Л.Н. Побочные эффекты: Культурные конструкции и переосмысление западных фармацевтических препаратов.Мед Антрополь К. 1992; 6: 99–113. [Google Scholar] 48. КТО. Здоровье и окружающая среда: инструменты для эффективного принятия решений: обзор первоначальных результатов. КТО. Инициатива ЮНЕП по связям между здоровьем и окружающей средой (HELI) Женева: ВОЗ; 2004. [Google Scholar]

Обзор природы, степени и распределения опасностей для здоровья

J Family Med Prim Care. Март-апрель 2018 г .; 7 (2): 309–314.

Рафия Фарук Пир

1 Центр социальной медицины и общественного здоровья, Университет Джавахарлала Неру, Нью-Дели, Индия

Надим Шабир

2 Отделение биотехнологии животных, факультет ветеринарии и животноводства Шери-Кашмирский университет сельскохозяйственных наук и технологий Кашмира, Сринагара, Джамму и Кашмира, Индия

1 Центр социальной медицины и общественного здравоохранения, Университет Джавахарлала Неру, Нью-Дели, Индия

2 Отделение биотехнологии животных, факультет ветеринарных наук и животноводства, Шери-Кашмирский университет сельскохозяйственных наук и технологий, Кашмир, Сринагар, Джамму и Кашмир, Индия

Адрес для корреспонденции: Рафия Фарук Пир, Центр социальной медицины и сообщества Здоровье, Университет Джавахарлала Неру, Нью-Дели, Индия.Электронная почта: [email protected] Авторское право: © 2018 Journal of Family Medicine and Primary Care

Это журнал с открытым доступом, и статьи распространяются в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0, которая позволяет другим ремиксовать, настраивать и дополнять произведение некоммерчески, при условии, что предоставлен соответствующий кредит и новые творения лицензируются на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Современной медицине придается всеобъемлющее значение борьбе с болезнями человеческого тела, а не детерминантам окружающей среды.Хотя большая часть литературы подтверждает, что детерминанты болезни присутствуют в окружающей среде. Тем не менее, в наше время упор делается на крайне ограниченный и редукционистский подход к лечению заболеваний только человеческого тела, что является одним из желаемых вмешательств, но полон других побочных эффектов и рисков, ведущих к ятрогенным реакциям. В большинстве литературных источников утверждается, что современная медицина представляет собой одну из основных угроз для здоровья в мире. Помимо лечения болезни на клиническом уровне, рациональные и продуманные изменения в общей окружающей среде могут положительно повлиять на характер, степень и распространение болезни.

Ключевые слова: Побочная реакция на лекарства, окружающая среда, ятрогенез, Индия, чрезмерная медикализация, Всемирная организация здравоохранения

Что такое ятрогенез?

Побочные эффекты и риски, связанные с медицинским вмешательством, называются ятрогенезом. Эти побочные эффекты также называются побочными реакциями на лекарства (НЛР). Ятрогенез состоит из двух греческих слов: «ятрос», что означает «врачи», и «генезис», что означает происхождение. Следовательно, ятрогенные недуги — это те, при которых врачи, лекарства, средства диагностики, больницы и другие медицинские учреждения выступают в роли «патогенов» или «агентов тошноты».[1] По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), «ятрогенез — это любой вредный, непреднамеренный и нежелательный эффект лекарственного средства, который проявляется в дозах, используемых у людей для профилактики, диагностики или лечения». [2] The Joint Комиссия по аккредитации медицинских организаций определяет ADR как нежелательный эффект лекарства, который либо увеличивает токсичность, либо снижает желаемый терапевтический эффект, либо и то, и другое. [3] Определенный ВОЗ ятрогенез не дает четкой картины побочных эффектов. Это определение не включает в себя терапевтические неудачи, умышленное или случайное отравление, злоупотребление наркотиками, неправильное введение лекарств и несоблюдение.[4] Это определение также имеет тенденцию недооценивать побочные эффекты и случаи, такие как диагностические процедуры, которые включают механические и радиологические процедуры, терапевтический режим, который включает лекарства, хирургические вмешательства и инвазивные процедуры, госпитализация и сам лечащий врач также не учитываются. Это тоже может вызывать ятрогенные эффекты. [3,5,6]

Периодичность ятрогенеза

Эффект ятрогенеза начался в 18 веках. Он показал рост в первой половине 19-го -го -го века, который Никола Щипковенский называет клиническим скептицизмом и терапевтическим нигилизмом.[7] С началом бактериологии и сывороточной терапии, антибиотиков, гормонов и сульфаниламидных препаратов ятрогенная подозрительность уменьшилась. Это можно отнести ко второй волне ятрогенеза. В течение 60-х годов ятрогенные подозрения снова усилились из-за талидомидов и психофармпрепаратов. Эрвин Акекнехт (историк медицины) признал это третьей волной ятрогенеза. Американская медицинская ассоциация также признала это третьей волной ятрогенеза [8].

Новаторскую работу по ятрогенезу провел Иван Ильич.Иллич, ведущий критик современной медицины, классифицировал ятрогенез на прямой, вызванный медицинской помощью, которая может вызвать смерть, боль или недомогание, и косвенный, при котором сами политики здравоохранения несут ответственность за болезнь, смерть или болезнь. В своей престижной работе «Медицинская Немезида» Иллич полагает, что ятрогенез является структурным, потому что он подрывает свободу воли и способность людей справляться с собственными болезнями. Он также классифицировал ятрогенез как социальный и культурный. По его словам, социальный ятрогенез является результатом медикализации жизни, а культурная медикализация — это разрушение традиционных способов борьбы со смертью, болью и болезнью и их осмысления.[9] Пугающий характер ятрогенеза также был заявлен Оливером Венделлом Холмсом, американским врачом и реформатором медицины 19 -го -го века, когда он заявил:

«Я твердо верю, что если вся materia medica в том виде, в котором она используется, теперь может быть затоплен на дно моря, это будет тем лучше для человечества и еще хуже для рыб »(Holmes, 1891: 19). [10]

Эти ятрогенные эффекты рассматриваются Ильичем как чрезмерное потребление, вызванное в основном индустриализацией.[11] А. Р. Смит, оценивая интенсивность побочных эффектов современной медицины, утверждает, что главной угрозой здоровью в этом мире является современная медицина. [9] Так говорит Иллич, что «медицинский истеблишмент стал серьезной угрозой для здоровья». [1]

Степень ятрогенеза

Ятрогенез — пятая по значимости причина смерти в мире. Во всем мире около 5–8% смертей из-за нежелательных реакций [12]. Во многих странах побочные эффекты являются основной причиной смерти. [13] Около 1,4 миллиона пациентов страдают от инфекций в любой момент времени из-за системы здравоохранения.В развитых странах это составляет 5–10% пациентов, в то время как в развивающихся странах «до четверти всех пациентов могут быть затронуты инфекциями, связанными с оказанием медицинской помощи» [14]. Исследование, проведенное в 2005 году, выявило проблему коммуникации. как основная причина 70% дозорных событий в условиях больницы. [14]

Небезопасная практика инъекций (нестерилизованные шприцы и иглы) во всем мире составляет 40% инфекций. В некоторых странах небезопасная практика инъекций достигает 70%.«Небезопасные инъекции являются причиной примерно 1,3 миллиона смертей ежегодно во всем мире, потери 26 миллионов лет жизни и ежегодного бремени прямых медицинских расходов в размере 535 миллионов долларов США» [15]. На переливание небезопасной крови приходится около 5–15%. ВИЧ-инфекций. Исследование показывает, что донорская кровь вообще не проверялась на такие инфекции, как ВИЧ и гепатит, почти в 60 странах мира. [15]

Исследование, проведенное ВОЗ, показало, что потребление лекарств на душу населения было самым высоким в США, которые превышают Латинскую Америку и даже Европу [16].В отчете, составленном журналом LEF (Life Extension Magazine), ежегодно в США 2,2 миллиона человек страдают от нежелательных реакций, а число смертей из-за них составляет 783 936 человек. Хотя США тратят 14% своего валового национального продукта на здравоохранение, парадоксально, что американская медицинская система является причиной большинства смертей. Только в США от санкционированной правительством медицины ежегодно умирает 700 000 человек [17].

Leape в 1994 году [18] опубликовал свое исследование под названием «Ошибка в медицине» в Журнале Американской медицинской ассоциации, в котором он сообщил об исследовании Шиммеля [19], в котором он оценил ятрогенные травмы в 20% с 20% смертельных исходов. .Лип также сосредоточил внимание на Гарвардском исследовании медицинской практики, опубликованном в 1991 году, в котором говорилось, что 4% ятрогенных заболеваний происходят в Нью-Йорке с 14% смертельных исходов. Таким образом, он подсчитал, что число людей, погибающих из-за ятрогенных заболеваний, составляет около 180000 человек в год. Однако он признал, что это число является верхушкой айсберга из-за нехватки фактических данных и занижения сведений о ятрогенных заболеваниях [17]. Метаанализ проспективных исследований также был проведен Lazarou et al .для оценки частоты серьезных и смертельных нежелательных реакций у пациентов в больницах с 1966 по 1996 год. Общая частота серьезных нежелательных реакций со смертельным исходом составила 6,7%, а нежелательных реакций со смертельным исходом — 0,32% среди госпитализированных пациентов, что делает их четвертой и шестой ведущими причинами смерти [3].

Среди государств-членов Европейского союза ВОЗ пришла к выводу, что ошибки, связанные со здравоохранением, встречаются в 8–12% госпитализаций. Согласно отчету, названному «организация памяти», ежегодно происходит 850 000 ADR. Статистика более-менее похожа в Испании, Франции и Дании.Если все эти медицинские ошибки в Европейском Союзе будут предотвращены, это сократит количество смертей на 95000 в год [20]. Систематический обзор литературы о врачебных ошибках в странах Ближнего Востока показал, что они составляют 7,1–90,5% для рецептурных препаратов и от 9,4% до 80% для приема лекарств [21]. В странах Африки к югу от Сахары и в Азиатском регионе, по крайней мере, 50% инъекций небезопасны, из-за чего самый высокий уровень инфицирования наблюдается в этих регионах. [22]

Природа ятрогенеза

Из-за тысяч лекарств, используемых в настоящее время, и, соответственно, их побочных эффектов, классифицировать и классифицировать природу всех нежелательных реакций сложно.Отсутствие общей терминологии привело к различным категориям и классификациям АРС. Это ошибки упущения, ошибки выполнения и ошибки планирования (названия предполагают). Медицинские учреждения, такие как больницы и дома престарелых, и тяжесть полученных травм, такие как «опасное происшествие», «события, не причиняющие вреда», «дозорные события» и «небрежность с юридическими последствиями», также составляют основу классификации [23].

На основе предсказуемости побочные реакции могут быть классифицированы как предсказуемые, такие как токсичность, побочные эффекты, суперинфекция и лекарственное взаимодействие, и непредсказуемые, такие как аллергия, непереносимость, псевдоаллергия и идиосинкразия.[24] Некоторые нежелательные реакции могут возникать сразу после терапии или даже во время курса терапии. В некоторых случаях наблюдаются явные аллергические реакции, гиперчувствительность и физиологические особенности. [23]

ADR также можно классифицировать на основе реакций, которые могут иметь место во время приема определенного лекарства. Например, тип A (расширенный): этот ADR зависит от введенной дозы. Степень тяжести увеличивается с увеличением дозы; Тип B (Bizzare): его механизм неизвестен. Это может быть смертельным или серьезным.Невозможно предсказать, например, гепатит, вызванный галотаном; Тип C (Непрерывное употребление наркотиков): этот тип нежелательной реакции возникает в результате постоянного употребления наркотиков, например, слабоумие в результате приема антихолинергических препаратов; Тип D (отсроченный): этот тип нежелательных реакций возникает после прекращения лечения, например, помутнение роговицы после тиоридазина; Тип E (конец дозы): этот тип нежелательной реакции возникает у депрессантов после отмены; Тип F (Неудача лечения): этот тип нежелательных реакций обычно возникает из-за неэффективности лечения или лечения.[25]

Опыт Индии

Хотя индийские исследования в этом отношении очень немногочисленны, характер реакций, кажется, аналогичен западному опыту. [26] Первое в своем роде исследование было проведено в Индии в 2010 году для оценки частоты возникновения, тяжести, характера, причинно-следственной связи и предсказуемости нежелательных реакций, а также для определения факторов риска нежелательных реакций при высокоактивной антиретровирусной терапии. Мониторинг 130 ретропозитивных пациентов с помощью активного фармаконадзора выявил 74 нежелательных реакции у 57 пациентов.Анемия и гепатотоксичность были наиболее частыми нежелательными реакциями [27]. Другое исследование, проведенное Ядавом и соавторами ., Показало, что ADR противотуберкулезных препаратов в медицинском отделении больницы Majeedia, Джамиа Хамдард, за период в 6 месяцев. Обследовано 139 пациентов. Почти 46,7% пациентов столкнулись с нежелательной реакцией на противотуберкулезные препараты. Был сделан вывод, что ADR является основным фактором несоблюдения режима лечения и причиной туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью. [28] Другое исследование было проведено в больницах Южной Индии.В общей сложности было зарегистрировано 270 подозреваемых НРП, которые были оценены у 164 пациентов. В общей сложности у 3,7% госпитализированных пациентов наблюдались нежелательные реакции, 0,7% госпитализаций были связаны с нежелательными реакциями и у 1,8% наблюдались нежелательные реакции со смертельным исходом. Было обнаружено, что желудочно-кишечная система (36,3%) больше всего страдает из-за нежелательных реакций. К классу лекарств, наиболее часто связанных с нежелательными реакциями, относятся препараты, используемые для лечения сердечно-сосудистых заболеваний (18,3%) [29]. Некоторые дополнительные исследования, проведенные в Индии по ADR, перечислены в. И некоторые из этих исследований показывают, что нежелательные реакции организма влияют на кожу пациентов [12,13,30,32]. Некоторые исследования показывают, что лекарственные препараты могут вызывать нежелательные реакции в форме психологических реакций, а также депрессии.Некоторые исследования показали, что нежелательные реакции могут иметь серьезные последствия для пожилых людей. [32] Есть много причин для нежелательных реакций в Индии, таких как большое количество пациентов, самолечение, наличие контрмедицинских препаратов и большое количество комбинированных лекарственных препаратов в мире. [26] Эти исследования выявили множество факторов, с которыми в настоящее время сталкивается фармаконадзор в Индии.

Таблица 1

Индийские исследования побочных реакций на лекарства

Мониторинг лекарств

Международная система мониторинга лекарств была запущена на международном уровне в 1967 году на Двадцатой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения.ВОЗ начала пилотное исследование в таких странах, как Нидерланды, Германия, Чехославакия, Канада, Ирландия, Дания, Великобритания, США, Новая Зеландия и Австралия, которые создали центры мониторинга лекарственных средств в своих странах. В общей сложности было обнаружено 3 00 000 случаев ADR, которые были переданы в компьютеры для анализа. В настоящее время система мониторинга наркотиков во всем мире улучшилась с главным центром в Упсале, Швеция. [2] Центр мониторинга Уппсалы (UMC), Швеция, ведет международную базу данных отчетов ADR.В настоящее время 96 стран-членов зарегистрировали> 4,7 миллиона случаев. Однако, по оценкам, сообщается только 6–10% всех побочных эффектов [35].

Хотя Индия участвует в программе мониторинга наркотиков, ее вклад в базу данных UMC очень невелик. [36] Фармаконадзор в Индии находится на начальной стадии. В нем отсутствует преемственность. Сообщений о нежелательных реакциях, связанных с лекарствами и другими медицинскими процедурами, очень мало [26]. Он слаб с точки зрения отчетности врачей, медсестер и фармацевтов в системе мониторинга ADR больницы.Поскольку ADR — это профессиональная обязанность, но врачи и другой персонал не выполняют эту ответственность серьезно. [36] Среди специалистов здравоохранения Индии отсутствует осведомленность и недостаточная подготовка по вопросам мониторинга безопасности лекарственных средств. Раннее обнаружение нежелательных реакций может помочь в их предотвращении. [25] Профилактика и выявление нежелательных реакций на ранней стадии важны, поскольку они сопряжены с высокими расходами на здравоохранение в дополнение к заболеваемости и смертности. [28] Десять процентов пациентов в отделениях неотложной помощи испытывают побочные эффекты от приема лекарств, которые можно значительно предотвратить.[15] Несмотря на наличие пяти центров фармаконадзора по всей Индии, отчеты в такие центры ежегодно очень низки. [25] Отчетность Индии перед UMC вызывает уныние. [36] Также отсутствуют эффективные и хорошо разработанные механизмы сообщения о побочных эффектах лекарств и других процедур, связанных с лечебными услугами. В Индии часто ADR остаются незамеченными или не сообщаются [26].

Причины ятрогенеза

Медицинская ошибка / халатность

По данным ВОЗ, «одной из основных структурных проблем для систем здравоохранения является неадекватное количество и распределение навыков квалифицированных медицинских работников и неполные знания о безопасных методах работы.[14] В процессе лечения недуга ошибки могут произойти на любом этапе, будь то диагностика, лечение, а также на уровне профилактики. Сильверман и Ли в своей книге «Таблетки, прибыль и политика» отмечают, что от 2% до 8% всех доз лекарств, вводимых в условиях больницы, являются ошибочными в терминах — «неправильное лекарство», «неправильная доза», «неправильный путь введения». , «Неправильный пациент» или «отказ дать прописанное лекарство». [37] По оценке ВОЗ, почти 50% прописанных и проданных лекарств являются неподходящими, а 50% пациентов принимают эти лекарства неправильно.[38] Есть вопросы по назначению и назначению правильной терапии пациентам. Еще одна проблема, с которой сталкивается система здравоохранения, — это точная и своевременная диагностика заболевания, ведение предоперационной помощи и минимизация ошибок при приеме лекарств. [14] В системе здравоохранения также наблюдается нехватка кадров, что прямо или косвенно также способствует возникновению ошибки. «По оценкам развивающихся стран и стран с переходной экономикой нехватка врачей, медсестер и акушерок для обеспечения безопасности их систем здравоохранения исчисляется миллионами.”[14]

Злоупотребления служебным положением

Иногда политика в области здравоохранения является основным фактором, способствующим ятрогенным заболеваниям. Например, в США существует практика защитной медицины, которая «возникает, когда врачи назначают анализы, процедуры или посещения или избегают определенных пациентов или процедур с высоким риском, в первую очередь (но не обязательно исключительно) из-за опасений по поводу ответственности за злоупотребления служебным положением. . »[39] Следовательно, врачи безрассудно рекомендуют своим пациентам медицинские осмотры и лекарства. Управление оценки технологий США пришло к выводу, что менее 8% всех диагностических тестов выполняются в основном из-за опасений злоупотребления служебным положением.[40] Злоупотребление служебным положением может иметь место на уровне диагностики, назначения лекарств, заказа тестов, рекомендации хирургических процедур и т.д. особенно заметен среди пациентов, у которых в прошлом были побочные эффекты от лекарств. Исследование показало, что 90% пациентов хотят получить информацию о побочных эффектах лекарств. [22] Помимо официальных медицинских учреждений, не только в больницах, но и в любом другом медицинском учреждении, которое может вызвать проблемы с нежелательными реакциями, например, в домах престарелых, частных докторах и клиниках.[41] Сумма риска, связанная со всеми настройками, не сообщается пациенту, о котором идет речь. Было замечено, что во время клинических испытаний или исследований на животных побочные эффекты проявляют свой эффект впоследствии. Более того, бывает, что во время экспериментов взаимодействие болезнь-лекарство и взаимодействие лекарств не выходят на первый план. [42] Нюансы подобных экспериментов и степень риска, связанного с такой продукцией, не разглашаются.

Чрезмерная медикализация нездоровья

Нарушается самостоятельность пациентов, борющихся со своими собственными заболеваниями, в отношении современной медицины.Естественное исцеление болезни ставится под сомнение медицинскими науками. Культурный способ лечения болезни больше не считается актуальным. Религиозное исцеление рационализировано. Все способы традиционного лечения были заменены чрезмерной медикализацией нездоровья. [1] «Сила современных лекарств в лечении конкретных симптомов освобождает человека от любой ответственности за преодоление болезни». [43]

Коммерциализация медицины

Коммерциализация лекарств — одна из основных причин увеличения нежелательных реакций.Между фармацевтической промышленностью и медицинскими учреждениями существует сильное лобби. Даже исследования финансируются фармацевтическими компаниями, и, скорее всего, они декларируют свои препараты как эффективные. Кроме того, фармацевтические компании имеют транснациональный характер, поэтому они выходят за все границы и демонстрируют свое присутствие повсюду. [44] Основные направления этих стран — развивающиеся страны из-за дешевой рабочей силы, дешевых ресурсов и уклонения от уплаты налогов. Есть много компаний, которые связаны с нефтехимической промышленностью, а также, очевидно, с финансовыми компаниями.Эти компании готовы предоставить огромные ссуды из соображений неограниченной прибыли. Как ни странно, компании тратят меньше на исследования и больше на рекламу [45]. Лекарства, поставляемые транснациональными корпорациями, огромны, но в них не указывается явная степень опасности, связанной с наркотиками. «С момента основания ВОЗ Всемирная ассамблея здравоохранения приняла множество резолюций, в которых содержится просьба к Организации разработать международные стандарты, рекомендации и инструменты для обеспечения качества лекарств, независимо от того, производятся они и продаются на национальном или международном уровне.[46] В связи с этим осуждаются транснациональные рекламные схемы из-за того, что они не раскрывают АДР. [47]

Как уменьшить ятрогенез?

На клиническом уровне

На клиническом уровне с ятрогенезом можно бороться путем расширения исследовательской базы лекарств. Протоколы должны быть разработаны для повышения осведомленности о медицинских ошибках, злоупотреблениях и халатности. Необходимо сосредоточиться на национальном уровне и учиться на ошибках. Медицинское обслуживание должно повысить стандарты и ожидания улучшения.Внутри системы здравоохранения должны быть созданы адекватные системы безопасности для решения проблемы ADR [22].

Перечень основных лекарственных средств ВОЗ 2015 г. (18 -е издание ) должен быть внедрен во всех странах. Просвещение о правильном использовании лекарств должно поддерживаться авторитетными учреждениями, которые не пользуются денежными услугами у компаний и не покупают представителей фармацевтических компаний. Исследования экспериментов над людьми должны проводиться в интересах широкой общественности, а не в коммерческих целях.Проводимые РКИ должны быть безопасными и проводиться открыто. Для этой цели необходимо следовать рекомендациям ВОЗ [45]. Должен быть надлежащий механизм отчетности, в котором можно было бы сообщить даже о подозрении, а причинно-следственную связь можно было бы установить позже. Система отчетности должна быть простой в использовании. Должен быть механизм, подтверждающий отправку сообщений об АРС, независимо от их характера [29]. Врачи несут моральную ответственность за то, чтобы перестать пользоваться услугами фармацевтических компаний и предоставить всю необходимую информацию о лекарствах и методах лечения, которые они дают своим пациентам.Также необходимо свести к минимуму интенсивное и нерациональное использование технологий. Необходимо контролировать ненужные хирургические процедуры, инвазивную диагностику и безжалостное употребление лекарств. Постоянно увеличивающееся количество новых лекарств на рынке и отсутствие официальной системы контроля за лекарствами добавляют к ADR. [26] С этим нужно решительно бороться, размещая на месте надлежащие механизмы.

На уровне окружающей среды

Детерминанты болезни находятся в социально-культурной среде. Даже незначительный дисбаланс в окружающей среде сказывается на человеческом организме.Есть разные аспекты здорового человеческого организма. Как это ни парадоксально, парадигма биомедицины полностью определяет лечение в биофизических терминах, игнорируя культурные и социальные факторы [47]. Хорошо спланированные изменения в окружающей среде с точки зрения повышения качества воды, борьбы с трансмиссивными заболеваниями, сокращения загрязнения воздуха, контроля воздействия токсичных химических веществ, снижения уровня городской среды, улучшения питания могут иметь долгосрочное воздействие на здоровье населения. [48] Сосредоточившись на вмешательстве в окружающую среду, современная медицина вместо этого сосредотачивается на медицинских технологиях и диагностике, чрезмерном использовании хирургических процедур и непоколебимой зависимости от фармацевтических препаратов.[17] Государство обязано вмешиваться на уровне окружающей среды, чтобы уменьшить природу, масштабы и распространение болезней. Такие меры должны быть включены в планы и политику, чтобы они имели эффективное влияние на общественное здоровье и могли спасти человечество от безжалостного использования лекарств и медицинских технологий и, как следствие, ятрогенных реакций.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

Список литературы

1. Ильич И. Немезида в медицине: экспроприация здоровья. США: Random House; 1975. [Google Scholar] 2. КТО. Технический отчет № 498: Международный мониторинг наркотиков: роль национальных центров. Женева, Швейцария: ВОЗ; 1972. [Google Scholar] 3. Lazarou J, Pomeranz BH, Кори П.Н. Частота побочных реакций на лекарства у госпитализированных пациентов: метаанализ проспективных исследований. ДЖАМА. 1998. 279: 1200–5. [PubMed] [Google Scholar] 4. КТО. Международный мониторинг лекарств: роль больницы.Серия технических отчетов № 425. Швейцария, Женева: ВОЗ; 1996. [Google Scholar] 6. Сингх С., Шакти Г.К., Арья С., Шарма Д.К., Аггарвал В. Политика нежелательных лекарств в больнице третичного уровня. Int J Res Found Hosp Healthc Adm.2015; 3: 41–7. [Google Scholar] 7. Щипновенский, Никола. Психотерапия против ятрогении: конфронтация для врачей. Детройт: издательство государственного университета Уэйна; 1977 г. [Google Scholar] 8. Коричневый TM. Новая волна ятрогенных подозрений. Гастингс Центр Реп. 1978; 8: 45–6. [Google Scholar] 10.Холмс О.В. Медицинские очерки. Princeton: Princeton University Press; 1891. С. 1842–82. [Google Scholar] 11. Зигманн А.Е., Элинсон Дж. Новые социально-медицинские показатели здоровья: значение для оценки медицинских услуг. Med Care. 1977; 15: 84–92. [PubMed] [Google Scholar] 13. Шамна М., Дилип С., Аджмал М., Лину Мохан П., Шину С., Джафер С.П. и др. Проспективное исследование побочных реакций на антибиотики в больнице третичного уровня. Сауди Фарм Дж. 2014: 22: 303–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16.Роберт С., Фачинетти Нил Дж. Ятрогенез лекарств и клиническая фармация: взаимная судьба социальной проблемы и профессионального движения. Soc Probl. 1985. 32: 425–43. [Google Scholar] 17. Гэри Н., Кэролайн Д., Фельдман М., Розио Д. Смерть от медицины. J Orthomol Med. 2005; 20: 21–34. [Google Scholar] 18. Leape LL. Новая волна ятрогенных подозрений, ошибка медицины. ДЖАМА. 1994; 272: 1851–7. [PubMed] [Google Scholar] 19. Schimmel EM. Опасности госпитализации. Ann Intern Med. 1964; 60: 100–10. [PubMed] [Google Scholar] 21.Алсулами З., Конрой С., Чунара И. Ошибки в лечении в странах Ближнего Востока: систематический обзор литературы. Eur J Clin Pharmacol. 2013; 69: 995–1008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Кейн А., Ллойд Дж., Заффран М., Симонсен Л., Кейн М. Передача вирусов гепатита В, гепатита С и иммунодефицита человека через небезопасные инъекции в развивающихся странах: региональные оценки на основе моделей. Bull World Health Organ. 1999; 77: 801–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23.Энлунд Х., Вайнио К., Валлениус С., Постон Дж. В.. Побочные эффекты лекарств и необходимость информации о лекарствах. Med Care. 1991; 29: 558–64. [PubMed] [Google Scholar] 24. Кишор К, Нагаркар КМ. Побочная реакция на препарат. Госпожа сегодня. 1996; 61: 35–41. [Google Scholar] 25. Bhatt AD. Проблемы, связанные с наркотиками, и нежелательные явления, связанные с лекарствами: халатность, судебные разбирательства и профилактика. J Assoc Physitors Индия. 1999; 47: 715–20. [PubMed] [Google Scholar] 26. Дхикав V, Синдху С., Ананд К.С. Мониторинг нежелательных реакций на лекарства в Индии. J Indian Acad Clin Med.2004. 5: 27–33. [Google Scholar] 27. Раджеш Р., Видьясагар С., Нандакумар К. УТВЕРЖДЕНО плагиатом: высокоактивная антиретровирусная терапия вызвала побочные реакции на лекарства у пациентов с положительным результатом вируса иммунодефицита человека в Индии. Pharm Pract (Гранада) 2011; 9: 48–55. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Отказано 28. Ядав С., Пиллай К.К., Причинность КП. Оценка предполагаемой нежелательной лекарственной реакции на противотуберкулезную терапию по шкале вероятности ВОЗ. J Appl Pharm Sci. 2011; 1: 26–9. [Google Scholar] 29.Рамеш М., Пандит Дж., Партасаратхи Г. Неблагоприятные реакции на лекарства в южноиндийской больнице — их серьезность и стоимость. Pharmacoepidemiol Drug Saf. 2003; 12: 687–92. [PubMed] [Google Scholar] 30. Hire R, Kale AS, Dakhale GN, Gaikwad N. Проспективное обсервационное исследование побочных реакций на режим приема лекарств при туберкулезе легких с множественной лекарственной устойчивостью в центральной Индии. Mediterr J Hematol Infect Dis. 2014; 6: e2014061. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Шет А., Энтони Дж., Арумугам К., Кумар Доддери С., Родригес Р., ДеКоста А. и др.Влияние побочных реакций на лекарства на успех лечения: проспективный когортный анализ ВИЧ-инфицированных, начинающих антиретровирусную терапию первой линии в Индии. PLoS One. 2014; 9: e91028. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Мандави, Д’Круз С., Сачдев А., Тивари П. Побочные реакции на лекарства и их факторы риска среди амбулаторных пожилых индийских пациентов. Индийский J Med Res. 2012; 136: 404–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Тандон В.Р., Хаджурия В., Райна К., Махаджан В., Шарма А., Гиллани З. и др.Первое индийское исследование, оценивающее роль биохимических исследований и диагностических инструментов в обнаружении побочных реакций на лекарства. J Clin Diagn Res. 2014; 8: HC23–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Лукка Дж. М., Мадхан Р., Партхасарати Дж., Рам Д. Выявление и лечение побочных эффектов нейролептиков в учебной больнице третичного уровня. J Res Pharm Pract. 2014; 3: 46–50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Панкадж Г., Адитья У. Сообщение о нежелательных реакциях на лекарства и фармаконадзор: знания, отношение и восприятие среди врачей-резидентов.J Pharm Sci Res. 2011; 3: 1064–9. [Google Scholar] 37. Милтон С., Ли Филип Р. Таблетки, прибыль и политика. Калифорния: Калифорнийский университет Press; 1974. [Google Scholar] 38. КТО. Безопасность лекарственных средств в программах общественного здравоохранения: важнейший инструмент фармаконадзора. Женева: Центр мониторинга Упсалы; 2006. [Google Scholar] 39. Управление оценки технологий Конгресса США. Защитная медицина и врачебные ошибки. Вашингтон, округ Колумбия: правительство США; 1994. [Google Scholar] 40. Дейл Т.А., Войтович М.Злоупотребление служебным положением, защитная медицина и акушерское поведение. Med Care. 1997; 35: 172–91. [PubMed] [Google Scholar] 41. Кон LT, Корриган JM, Дональдсон MS. Вашингтон, округ Колумбия: Институт медицины, Национальная академия прессы; 1996. Человеку свойственно ошибаться: создание более безопасной системы здравоохранения Комитет по качеству медицинской помощи в Америке. [Google Scholar] 42. Гарднер П., Клафф Л. Е.. Эпидемиология ADR: обзор и перспектива. Johns Hopkins Med J. 1970; 126: 77–87. [PubMed] [Google Scholar] 44. Диксон М., Боденхаймер Т. Служба здравоохранения в условиях кризиса: очерки службы здравоохранения в условиях капитализма.Сан-Франциско: публикация синтеза; 1980. [Google Scholar] 45. Томас Б.С. Транснациональная фармацевтическая промышленность и здоровье людей в мире. В: McKinlay JB, редактор. Вопросы политической экономии здравоохранения. Нью-Йорк: Тависток; 1985. [Google Scholar] 46. КТО. Обеспечение качества фармацевтических препаратов: сборник руководств и сопутствующих материалов: надлежащая производственная практика и контроль. 2-е изд. Индия: ВОЗ; 2007. [Google Scholar] 47. Эткин Л.Н. Побочные эффекты: Культурные конструкции и переосмысление западных фармацевтических препаратов.Мед Антрополь К. 1992; 6: 99–113. [Google Scholar] 48. КТО. Здоровье и окружающая среда: инструменты для эффективного принятия решений: обзор первоначальных результатов. КТО. Инициатива ЮНЕП по связям между здоровьем и окружающей средой (HELI) Женева: ВОЗ; 2004. [Google Scholar]

Что такое ассистент врача

Фельдшеры работают вместе с врачами, в основном в амбулаторных или амбулаторных учреждениях, таких как медицинские кабинеты и клиники.

В спросе | По данным Бюро статистики труда Соединенных Штатов, оказание медицинской помощи — одна из профессий, которые в стране растут намного быстрее, чем в среднем по всем профессиям, и объясняют рост числа рабочих мест следующим:

  • Прогнозируемый рост числа врачебных кабинетов и амбулаторно-поликлинических учреждений
  • Технологический прогресс
  • Растущее число пожилых американцев, нуждающихся в медицинской помощи

Должностные обязанности | Медицинские помощники проходят перекрестную подготовку для выполнения административных и клинических обязанностей, что подтверждается профессиональным анализом медицинских помощников.

Вот краткий обзор (обязанности варьируются от медицинской практики к медицинской в ​​зависимости от местоположения, размера, специальности и законодательства штата):

Клинические обязанности (может включать, но не ограничиваясь):

  • Сбор историй болезни
  • Объяснение лечебных процедур пациентам
  • Подготовка больных к обследованию
  • Помощь врачу при обследовании
  • Сбор и подготовка лабораторных образцов
  • Проведение основных лабораторных исследований
  • Инструктаж пациентов о лекарствах и специальных диетах
  • Приготовление и введение лекарств, в том числе путем внутримышечных, внутрикожных и подкожных инъекций, включая вакцинацию / иммунизацию, по указанию врача или другого лицензированного поставщика (e.г., практикующая медсестра или фельдшер)
  • Передача рецептурных запасов по указанию
  • Флеботомия
  • Снятие электрокардиограммы
  • Уход за раной и смена повязок

Административные обязанности (может включать, но не ограничиваясь):

  • Использование компьютерных приложений
  • Автоответчик
  • Встреча пациентов
  • Обновление и хранение медицинских карт пациента
  • Кодирование и заполнение страховых бланков
  • Запись на прием
  • Организация госпитализации и лабораторных услуг
  • Обработка корреспонденции, выставление счетов и бухгалтерский учет

Связной с пациентами | Фельдшеры помогают пациентам чувствовать себя комфортно в кабинете врача и часто объясняют указания врача.

Член команды PCMH | Медицинские помощники являются важными членами медицинской домашней бригады, ориентированной на пациента. Согласно опросу Healthcare Intelligence Network, фельдшеры входят в пятерку лучших специалистов, необходимых команде PCMH.

Сертификация CMA (AAMA) ® | Многие работодатели смежного медицинского персонала предпочитают или даже настаивают на том, чтобы их медицинские помощники были сертифицированы CMA (AAMA).

Американская ассоциация помощников врачей (AAMA) предлагает сертификацию выпускникам программ медицинской помощи, аккредитованных Комиссией по аккредитации смежных программ санитарного просвещения (CAAHEP) или Бюро аккредитации школ медицинского просвещения (ABHES).

% PDF-1.3 % 70 0 obj> эндобдж xref 70 170 0000000016 00000 н. 0000004493 00000 н. 0000004617 00000 н. 0000004641 00000 п. 0000004693 00000 н. 0000004726 00000 н. 0000005147 00000 н. 0000005255 00000 н. 0000005362 00000 п. 0000005470 00000 н. 0000005605 00000 н. 0000005679 00000 н. 0000005754 00000 н. 0000005828 00000 н. 0000005903 00000 н. 0000005978 00000 п. 0000006053 00000 п. 0000006128 00000 н. 0000006202 00000 н. 0000006276 00000 н. 0000006349 00000 п. 0000006423 00000 н. 0000006496 00000 н. 0000006570 00000 н. 0000006643 00000 п. 0000006717 00000 н. 0000006791 00000 н. 0000006866 00000 н. 0000006941 00000 н. 0000007016 00000 н. 0000007092 00000 н. 0000007168 00000 н. 0000007245 00000 н. 0000007323 00000 н. 0000007401 00000 п. 0000007479 00000 н. 0000007557 00000 н. 0000007635 00000 п. 0000007713 00000 н. 0000007791 00000 н. 0000007869 00000 н. 0000007947 00000 н. 0000008023 00000 н. 0000008100 00000 н. 0000008177 00000 н. 0000008253 00000 н. 0000008330 00000 н. 0000008406 00000 н. 0000008483 00000 н. 0000008559 00000 н. 0000008636 00000 н. 0000008712 00000 н. 0000008789 00000 н. 0000008865 00000 н. 0000008942 00000 н. 0000009018 00000 н. 0000009095 00000 н. 0000009171 00000 п. 0000009248 00000 н. 0000009325 00000 н. 0000009403 00000 п. 0000009481 00000 н. 0000009559 00000 п. 0000009637 00000 н. 0000009714 00000 н. 0000009791 00000 н. 0000009869 00000 н. 0000009945 00000 н. 0000010021 00000 п. 0000010098 00000 п. 0000010175 00000 п. 0000010252 00000 п. 0000010329 00000 п. 0000010405 00000 п. 0000010482 00000 п. 0000010559 00000 п. 0000010636 00000 п. 0000010713 00000 п. 0000010788 00000 п. 0000010863 00000 п. 0000010939 00000 п. 0000011014 00000 п. 0000011090 00000 н. 0000011167 00000 п. 0000011244 00000 п. 0000011321 00000 п. 0000011398 00000 п. 0000011475 00000 п. 0000011552 00000 п. 0000011629 00000 п. 0000011706 00000 п. 0000011782 00000 п. 0000011858 00000 п. 0000011935 00000 п. 0000012012 00000 н. 0000012089 00000 п. 0000012166 00000 п. 0000012243 00000 п. 0000012320 00000 п. 0000012397 00000 п. 0000012474 00000 п. 0000012551 00000 п. 0000012628 00000 п. 0000012705 00000 п. 0000012782 00000 п. 0000012859 00000 п. 0000012936 00000 п. 0000013013 00000 п. 0000013088 00000 п. 0000013163 00000 п. 0000013239 00000 п. 0000013314 00000 п. 0000013390 00000 п. 0000013465 00000 п. 0000013541 00000 п. 0000013616 00000 п. 0000013692 00000 п. 0000013769 00000 п. 0000013846 00000 п. 0000013924 00000 п. 0000014002 00000 п. 0000014080 00000 п. 0000014157 00000 п. 0000014235 00000 п. 0000014313 00000 п. 0000014391 00000 п. 0000014469 00000 п. 0000014547 00000 п. 0000014625 00000 п. 0000014702 00000 п. 0000014778 00000 п. 0000014952 00000 п. 0000015388 00000 п. 0000015806 00000 п. 0000016402 00000 п. 0000016892 00000 п. 0000016969 00000 п. 0000017289 00000 п. 0000017647 00000 п. 0000019099 00000 н. 0000020494 00000 п. 0000020652 00000 п. 0000020869 00000 п. 0000022231 00000 п. 0000023513 00000 п. 0000023922 00000 п. 0000024253 00000 п. 0000025690 00000 н. 0000026155 00000 п. 0000026302 00000 п. 0000026676 00000 п. 0000026947 00000 п. 0000027161 00000 п. 0000027215 00000 н. 0000028631 00000 п. 0000028775 00000 п. 0000029177 00000 п. 0000029232 00000 п. 0000029505 00000 п. 0000029807 00000 п. 0000030013 00000 п. 0000031495 00000 п. 0000032854 00000 п. 0000034959 00000 п. 0000039483 00000 п. 0000045107 00000 п. 0000047397 00000 п. 0000051020 00000 п. 0000052539 00000 п. 0000003696 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 239 0 obj> поток xb«f` {

Ятрогенные заболевания | Что такое ятрогенная реакция? — Видео и стенограмма урока

Ятрогенный имеет медицинское происхождение.

Ятрогенные причины

Существует широкий спектр причин ятрогенных реакций, но наиболее частыми из них являются следующие:

Лекарственные препараты

Это происходит, когда пациенту прописывают лекарства, которые негативно взаимодействуют друг с другом, или если пациенту не сообщили о рисках, связанных с лекарством (ами), и у него возникнет побочная реакция.

Внутрибольничные инфекции

Также известные как HAI, это случаи, когда пациент страдает инфекцией из-за несоблюдения гигиены со стороны медицинского персонала или ресурсов.

Медицинская халатность

Медицинская халатность может быть определена как некачественный уход или медицинская ошибка со стороны медицинского персонала.

Примеры включают:

  • Ошибочный диагноз
  • Игнорирование признаков ухудшения состояния пациента
  • Неправильное обращение
  • Хирургические ошибки
Врач Психологический вред

Эта ятрогенная причина вызвана психической травмой, вызванной комментариями врача или взаимодействием с ним.Это любой вид медикаментозной терапии или вмешательства, приводящий к ухудшению психического состояния.

Диагностическая радиология

Диагностическая радиология — это область практики, которая направлена ​​на диагностику пациентов без инвазивных процедур.

Пример диагностической радиологии.

Примеры включают:

  • Рентгенография (рентгеновские снимки)
  • Сканирование для компьютерной томографии (КТ)
  • Сканирование для магнитно-резонансной томографии (МРТ)

Однако эти средства могут иногда вызывать ятрогенные осложнения.

В отличие от диагностических процедур, радиоактивный элемент, такой как йод, вводится пациенту с целью изучения метаболизма или функции щитовидной железы. Из-за своей радиоактивной природы этой процедуре присущи ятрогенные риски, такие как аллергическая реакция, сердечно-сосудистые осложнения и повреждение почек.

Кроме того, существуют противопоказания для некоторых групп пациентов, поэтому врачи не должны разрешать этим группам пациентов участвовать в некоторых из этих процедур. Особые меры предосторожности или полное исключение процедур следует учитывать для определенных групп, включая:

  • Беременные женщины
  • Облучение области матки у женщин детородного возраста
  • Пациенты педиатрического профиля

Эти группы пациентов имеют более высокую чувствительность к радиации из-за высокой скорости деления клеток в растущем организме.

Лекарства, отпускаемые по рецепту

Лекарства, отпускаемые по рецепту, часто имеют длинный список известных рисков. Эти риски усугубляются существующим заболеванием или взаимодействием с другими назначенными лекарствами. Если об этих рисках не сообщается или если они назначаются без учета противопоказаний, ятрогенные реакции могут возникнуть из-за халатности врача. Кроме того, поскольку лекарственные препараты метаболизируются и выводятся из организма соответственно печенью и почками, существует вероятность возникновения заболеваний печени и почек в результате приема рецептурных лекарств.Кроме того, некоторые лекарства могут ухудшить психическое состояние или компенсировать основное психическое расстройство. Все это пути, через которые назначенные лекарства могут вызвать ятрогенную реакцию.

Лекарства, отпускаемые по рецепту, могут быть ятрогенными.

Ятрогенные примеры и осложнения

Ниже приведены псевдокейсы, в которых описываются ятрогенные реакции.

Пример № 1

Ятрогенная инфекция

Пациент проходит обычную операцию.Во время операции один из хирургических инструментов падает на пол. Хирург быстро берет его и, несмотря на то, что он находится вне стерильного поля, использует инструмент. Во время восстановления после обычной операции пациент заражается инфекцией, вызванной грязным хирургическим инструментом. В результате пациенту приходится принимать антибиотики, которые не входили в стандартную хирургическую терапию.

Пример из практики № 2

Ятрогенное заболевание, вызванное лекарственными средствами

Молодому пациенту прописали стимулирующие препараты от СДВГ.Пациентке прописывают это лекарство в течение многих лет, и ее врач недавно увеличил дозу из-за повышенной переносимости. Однажды у пациента случился сердечный приступ, несмотря на то, что ранее у него не было известных сердечно-сосудистых заболеваний. Сердечный приступ был результатом длительного употребления стимуляторов, ятрогенной реакции, вызванной лекарством.

Пример из практики № 3

Пациент-врач Психосоциальное ятрогенное заболевание

Пациентка обращается к психиатру из-за сезонного аффективного расстройства.Во время их первого посещения психиатр настроил пациентку враждебно и не воспринял ее всерьез. Пациентка покинула прием, чувствуя себя хуже, чем когда-либо, и ее тревога усилилась в результате их взаимодействия.

Лекарственные реакции

Лекарственные реакции в организме и взаимодействие с другими лекарствами могут вызвать у пациента серьезные ятрогенные реакции.

Реакции :

Одна из побочных реакций на антидепрессанты называется «парадоксальным периодом», во время которого депрессия пациента фактически ухудшается, а не улучшается.

Пациентам с болезнью Паркинсона назначается препарат Карбидопа для уменьшения ятрогенных реакций на основной препарат Леводопа. Карбидопа уменьшает побочные эффекты тошноты и рвоты, вызванные леводопой.

Лекарственное взаимодействие :

Варфарин, разжижающий кровь для пациентов с сердечно-сосудистыми осложнениями, может вызвать серьезные проблемы (например, внутреннее кровотечение) в сочетании с НПВП. Комбинация слишком разжижает кровь и предотвращает свертывание, что является серьезной ятрогенной реакцией.

Анафилаксия

Анафилаксия — это опасная для жизни аллергическая реакция, которая часто приводит к закрытию дыхательных путей и неспособности дышать без медицинского вмешательства, такого как инъекция EpiPen. Что касается ятрогенных причин, анафилаксия может возникать из-за аллергических реакций на лекарства или аллергической реакции на латекс, которая часто встречается в перчатках медицинского персонала.

Анемия

Анемия — это состояние, вызванное нехваткой здоровых эритроцитов. Ятрогенная анемия может быть вызвана:

Забор крови или взятие слишком большого количества образцов крови для медицинского тестирования.

Внутривенное вливание , так как жидкости, вводимые внутривенно, могут разжижать кровь.

Хирургическая кровопотеря или анемия в результате кровопотери во время хирургического лечения.

Каскадный ятрогенез

Каскадный ятрогенез — это когда пациент испытывает многократное ухудшение после медицинского вмешательства, которое может расширяться или увеличиваться как снежный ком друг от друга. Например, очевидным поводом для беспокойства при диагностической визуализации является то, что в этих процедурах используется низкодозовое излучение.Кроме того, полное сканирование тела не подкреплено научно обоснованными знаниями и, если оно выполняется, может подвергнуть пациента ненужному риску и чрезмерному облучению. Это ненужное лечение может вызвать ятрогенный каскад, вызванный халатностью врача.

В таких случаях радиация может вызвать нарушение ДНК, что может привести к эндокринным изменениям, росту опухоли или раку, который может продолжать распространяться в дальнейшем. Прогнозируется, что два процента будущих раковых заболеваний будут вызваны только компьютерной томографией, основным каскадным осложнением ятрогенного происхождения.

Профилактика ятрогенных заболеваний

Профилактика ятрогенных заболеваний требует медицинской бдительности. Это включает в себя тщательный сбор анамнеза и анализ карты перед лечением и постоянное наблюдение для выявления ухудшающихся эффектов. Медицинское или клиническое равновесие или этические соображения минимизации вреда при одновременном максимальном увеличении пользы для пациента должны быть во главу угла при любом лечении. Это означает, что методы лечения следует постоянно оценивать по их эффективности.

Кроме того, к медицине следует подходить более комплексно, поскольку необходимо проводить физическую, диетическую и психиатрическую терапию, где это возможно, в дополнение к острой терапии (например, хирургическим вмешательствам) и назначенным лекарствам.

Лечение ятрогенных реакций

Лечение ятрогенных реакций требует индивидуального подхода к медицине. Не существует универсального подхода, поэтому лечение ятрогенной реакции должно быть изменено в соответствии с историей пациента, типом реакции и демографическими данными. Это может означать направление к другому медицинскому специалисту, многоступенчатый или многопрофильный подход, лечение психических эффектов в дополнение к физическим последствиям или прекращение определенного лечения, которое не является эффективным.

Краткое содержание урока

Ятрогенные реакции — это болезни, недомогания или реакции на медикаментозное лечение . Это нежелательные явления, которые могут быть вызваны реакциями на рецептурные препараты , взаимодействием с другими лекарствами , несоответствующим общением между медицинским персоналом , медицинской халатностью , отсутствием больничной гигиены или терапевтическими побочными эффектами . Диагностическая визуализация — один из примеров медицинского вмешательства с неотъемлемыми рисками.Эти процедуры могут вызвать у пациентов аллергических реакций и, в некоторых случаях, раковых заболеваний. Две распространенные ятрогенные реакции — это анафилаксия , серьезная опасная для жизни аллергическая реакция, и анемия , недостаток здоровых эритроцитов. Некоторые медицинские вмешательства могут вызывать каскадный эффект , в результате чего медицинское вмешательство вызывает множество ухудшающихся ятрогенных эффектов. Профилактика и лечение ятрогенных реакций требует медицинской бдительности, чтобы адаптировать терапию, которая наилучшим образом подходит каждому человеку.

постоянная угроза здоровью — STAT

Этим летом хирурги университетских больниц в Кливленде пересадили донорскую почку не тому пациенту, в то время как пациенту, которому предназначалась почка, пришлось вернуться в список ожидания, чтобы стать другим. доступный.

Самое удивительное в этой истории не то, что произошла серьезная медицинская ошибка, а то, что она нашла отражение в новостях.

Травма или болезнь, причиненные целителем, называются ятрогенными повреждениями.Оно настолько широко распространено, так часто, массово и непрерывно, что редко попадает в заголовки газет. И в отличие от авиакатастрофы или обрушения здания, подавляющее большинство ятрогенных смертей можно держать в секрете — и это так.

объявление

Смерть в результате медицинской ошибки или несчастного случая является основной причиной несчастных случаев смерти в стране, превосходящей все другие причины несчастных случаев вместе взятых. Врачебные ошибки и несчастные случаи в США каждый месяц убивают примерно столько же людей, сколько Covid-19 до того, как вакцины стали доступны.

Тем не менее, нет операции «Warp Speed» для предотвращения медицинских ошибок, нет национальных инвестиций в миллиарды долларов для разработки решений и нет национальной срочности решения проблемы.

объявление

Размер задачи

Исследования по определению частоты ошибок, приводящих к травмам и смерти в больницах, начались в начале 1970-х годов. Мета-анализ таких исследований пришел к выводу, что среднегодовая смертность от таких ошибок в первое десятилетие 2000-х годов составляла около 250 000 человек.Этого более чем достаточно, чтобы медицинское обслуживание пошло наперекосяк — третья причина смерти в США после болезней сердца и рака.

«Практически ни в какой другой области потребители не потерпят такой частоты ошибок, которые распространены в медицине», — сказал New York Times Дональд Бервик, соучредитель Института улучшения здравоохранения, о медицинских ошибках в 2007 году.

Поскольку в медицинских записях больниц часто не указываются случаи ятрогенного вреда, были разработаны новые методы его выявления.Институт улучшения здравоохранения создал метод, известный как Global Trigger, который просматривает медицинские записи в поисках едва заметных признаков того, что пациенту был нанесен неожиданный вред. Мета-анализ исследований Global Trigger, проведенный в 2013 году, выявил в 10 раз больше нежелательных явлений, чем при обычных обзорах документации, с числом смертей до 440 000 в год. Другие исследования с участием наблюдателей на месте выявили сопоставимое количество инцидентов.

Связанный:

Алгоритмы искусственного интеллекта Epic, защищенные от проверки корпоративным брандмауэром, предоставляют неточную информацию о тяжелобольных

Но больницы — не единственное место, где оказывается медицинская помощь.Гораздо больше контактов с пациентами происходит за пределами больниц, где профиль ошибок другой, в основном это ошибки диагностики и лечения. Имеющиеся ограниченные данные позволяют предположить, что количество смертей, вызванных ятрогенным ущербом вне больниц, примерно равно количеству смертей внутри больниц.

Характер врачебных ошибок

Причины вреда широко варьируются: промахи скальпеля, ошибки, такие как смешивание результатов лабораторных исследований, неправильное принятие решений, недостаточная подготовка, уклонение от известных правил техники безопасности, недопонимание, сбои оборудования и многое другое.

Поражает легкость, с которой могут возникать врачебные ошибки. Чтобы выполнить бронхоскопию, чтобы удалить семя подсолнечника, которое попало в дыхательные пути двухлетнего ребенка, а не в пищевод, врач из Нью-Мексико случайно ввел ему седативную дозу взрослой дозы морфина, из-за которой он перестал дышать и привел к тяжелым заболеваниям. необратимое повреждение головного мозга. Лаборатория в штате Нью-Йорк неправильно пометила образец ткани, в результате чего женщине, у которой не было рака груди, была сделана двойная мастэктомия, в то время как рак продолжал расти внутри женщины, у которой было заболевание.Хирурги до сих пор иногда путаются между собой, и пациенты нередко принимают неправильные лекарства или неправильную дозу, как это случилось с медицинским репортером Boston Globe Бетси Леман, которая умерла от передозировки химиотерапевтических препаратов, которые были неправильно рассчитаны.

Различные причины требуют разных решений. Уникальная история успеха исходит от анестезиологии. Анестезиологи изучили ошибки, которые привели к судебным искам, и разработали процедуры и инструменты, позволяющие им работать более безопасно.Благодаря этой работе частота смертей, вызванных общей анестезией, снизилась с более чем 1 на 5000 пациентов в 1950–1980-х годах до всего 1 на 250 000 к 2000 году — это 50-кратное улучшение. Однако другие специальности не нашли сопоставимых путей к совершенствованию.

Связанный:

Новый способ обуздать вредные врачебные ошибки: больше говорите с пациентами и их семьями

Иногда, казалось бы, самые простые проблемы не решаются.Медицинские работники не всегда дезинфицируют руки между пациентами, тем самым распространяя инфекцию. Достижение высоких показателей соблюдения гигиены рук оказалось постоянной проблемой для специалистов по инфекционному контролю.

В настоящее время считается, что решения медицинских ошибок с большей вероятностью будут найдены на уровне организации, а не на том, чтобы отдельные клиницисты были осведомлены обо всех значимых фактах в любой момент времени и предприняли все правильные действия. В больницах есть много движущихся частей: разного рода лица, обеспечивающие уход, уровни вспомогательного персонала, различные пациенты, множество устройств и инструментов, еще более широкий набор лекарств, записей, процедур, протоколов, лечебных помещений и т. Д.Если нужные элементы не соберутся в нужном месте, в нужное время и правильным образом, могут произойти ошибки. Системный подход утверждает, что «систему», управляющую этими взаимосвязанными частями, необходимо изменить, чтобы усложнить ситуацию, когда что-то пойдет не так. Эта стратегия достигла значительных успехов в других отраслях, таких как производство и коммерческая авиация. Этот подход предполагает, что люди часто совершают ошибки и что наиболее эффективный путь к безопасности пациентов — это защита системы от ошибок.

Рассмотрим пример больницы в Иллинойсе, которая взяла на себя обязательство сократить количество несчастных случаев и ошибок, связанных с приемом лекарств. Он нанял команду системных инженеров, которые изучили весь процесс в больнице, выявили причины ошибок и предложили радикальный редизайн (без роскоши компьютерного ввода заказов). Команда обнаружила, что в каждом отделении больницы были свои собственные процедуры заказа лекарств, каждая из которых создавала свою путаницу, усугубляя проблему того, что рукописные приказы врачей часто были неразборчивыми.Многие ошибки были вызваны неправильным копированием, пропуском или потерей предписаний врачей. Медперсонал часто отвлекал фармацевтов из-за проблем, таких как пропажи лекарств, из-за чего они теряли концентрацию на выполняемой задаче, что приводило к дополнительным ошибкам. Задача команды заключалась в том, чтобы вдвое сократить количество ошибок, но с помощью редизайна их системы количество ошибок сократилось на 90%.

Преодоление препятствий на пути к решениям

Лица, осуществляющие уход, не могут обнаруживать, разрабатывать и вносить изменения в системы, в которых они работают.Тем не менее, ответственность за злоупотребления служебным положением и медицинская дисциплина, формальная и неформальная, сосредоточены на провайдере, в то время как организация и ее руководители обычно избегают последствий. Как это ни парадоксально, ответственность часто возлагается на отдельных поставщиков, которые не могут внести необходимые изменения, а менеджеры, которые могут внести необходимые изменения, не имеют необходимых стимулов для этого.

Действительно, существующие стимулы указывают неверный путь. Поскольку ятрогенный вред требует дополнительной медицинской помощи, ошибки приносят организации больший доход, хотя, конечно, ни один администратор больницы не видит в ошибках способа увеличения дохода.Между тем модернизация системы требует денег, времени и новых знаний. Если бы руководство сделало эти инвестиции и преуспело в предотвращении вреда, организация была бы вознаграждена, увидев, что ее доход упадет.

Откуда взяться «экономическому обоснованию» безопасности? Не из ответственности за злоупотребления служебным положением. Лишь небольшая часть случаев ятрогенного вреда становится юридическим требованием о компенсации. Традиционно на каждый доллар, который отрасль здравоохранения наносит пациенту (то, что экономисты называют «внешними эффектами»), судебная система возвращает лишь несколько пенни.Реформы законодательства, продвигаемые отраслью здравоохранения, за последние два десятилетия сократили вдвое как количество исков о халатности, так и общую компенсацию, выплачиваемую жертвам.

Однако закон может быть более инновационным. Мы описываем несколько существующих и возможных подходов, основанных на стимулах, в нашей книге «Закрывая дверь смерти». Например, Центры услуг Medicare и Medicaid учредили несколько программ отказа в оплате, которые отказываются оплачивать лечение, которого можно избежать, например, лечение серьезных заболеваний, приобретенных в больнице.Другой пример, пигувианское налогообложение, предназначенное для сдерживания экологического ущерба за счет налогообложения загрязнителей в суммах, отражающих затраты, которые загрязнители несут на окружающее их общество, может быть адаптировано к здравоохранению, например, путем налогообложения больниц расходов на медицинское обслуживание. предотвращаемым ятрогенным вредом. По мере того, как в больницах повышается безопасность и снижается вред, налог будет снижаться таким образом, чтобы безопасность была прибыльной.

Еще одно возможное решение медицинских ошибок — ответственность предприятия.Все поставщики медицинских услуг, включая хирургов, которые стремятся быть независимыми и имеют собственное страхование ответственности, станут филиалами больниц или других медицинских организаций. В этом случае эти организации будут нести ответственность за весь ущерб, причиненный их аффилированными лицами, а отдельные поставщики больше не будут нести ответственности. Такой подход, как полагают, поставит организации в лучшем положении, чтобы сделать медицинское обслуживание более безопасным, а также даст им стимул к желанию.

Модернизация систем

— это решение, одобренное лидерами движения за безопасность пациентов.Но это невозможно сделать без предварительного обоснования необходимости инвестирования в безопасность. А это требует серьезных изменений в стимулах, которые определяют решения руководителей отрасли здравоохранения.

Трудно представить, чтобы законодатели нашли желание принять даже такую ​​хорошо изученную идею, как ответственность предприятия, которая толкает в том направлении, в котором отрасль здравоохранения уже движется. И еще труднее представить законодателей, вводящих налоги, чтобы противостоять финансовому бремени, которое ятрогенный вред накладывает на население.

Таким образом, мы полагаем, что в обозримом будущем лучшая надежда на снижение эпидемии вреда, причиненного здоровью, будет исходить от более мелких шагов, некоторые из которых будут предприняты в сфере здравоохранения, а некоторые — за счет законодательства, регулирования и финансирования извне. Эти более мелкие шаги могут включать такие вещи, как расширенные программы отказа в платежах; государственное регулирование высокорисковых и высокодоходных процедур; поддержка исследований безопасности; поощрение к принятию как установленных, так и новых стратегий и тактик безопасности; постоянная поддержка достижений в области информационных технологий; и другие.

Единственное, в чем мы можем быть уверены, — это то, что, если индустрия здравоохранения и закон продолжат свой обычный путь, длительная эпидемия ятрогенных травм и смертей останется постоянной чертой американского здравоохранения.

Майкл Дж. Сакс — социальный психолог и профессор права юридического колледжа Сандры Дэй О’Коннор при Университете штата Аризона и научный сотрудник Центра права, науки и инноваций при университете. Стефан Ландсман является почетным профессором права и директором Клиффордского симпозиума по гражданскому праву и социальной политике в юридическом колледже Университета Де Пола.Они являются авторами книги «Закрывая дверь смерти: законодательные инновации для прекращения эпидемии вреда для здоровья» (Oxford University Press, 2021).

Медицинские ошибки — третья по значимости причина смерти в Америке

Эмили Джерри было два года, когда она потеряла жизнь после того, как техник в аптеке наполнил ее внутривенный мешок дозой хлорида натрия, более чем в 20 раз превышающей рекомендованную.

Предоставлено Крисом Джерри

«Мой маленький ангел» — так Кристофер Джерри описывает свою дочь Эмили.

Всего через полтора года у Эмили была диагностирована массивная опухоль брюшной полости, она перенесла множество операций и строгую химиотерапию, прежде чем, наконец, была объявлена ​​здоровой от рака. Но на всякий случай врачи посоветовали Крису и его жене продолжить последний запланированный сеанс химиотерапии Эмили, трехдневное лечение, которое начнется в ее второй день рождения.

Утром в последний день лечения аптечный техник приготовил пакет для внутривенного введения, наполнив его более чем в 20 раз рекомендуемой дозой хлорида натрия.Через несколько часов Эмили была на аппарате жизнеобеспечения, и у нее был обнаружен мертвый мозг.

Через три дня ее не стало.

К сожалению, случай Эмили не уникален. Согласно недавнему исследованию Джона Хопкинса, более 250 000 человек в Соединенных Штатах ежегодно умирают из-за медицинских ошибок, что делает их третьей по значимости причиной смерти после болезней сердца и рака.

Другие исследования сообщают о гораздо более высоких цифрах, утверждая, что число смертей от врачебной ошибки достигает 440 000 человек. Причина расхождения в том, что врачи, распорядители похорон, коронеры и судмедэксперты редко отмечают в свидетельствах о смерти человеческие ошибки и системные сбои.Тем не менее, свидетельства о смерти — это то, на что Центры по контролю и профилактике заболеваний полагаются, чтобы публиковать статистику смертей по всей стране.

Авторы исследования Джона Хопкинса, возглавляемые доктором Мартином Макари из Медицинской школы Университета Джона Хопкинса, обратились к CDC с просьбой изменить способ сбора данных из свидетельств о смерти. По словам Макария, на сегодняшний день никаких изменений не произошло.

«Виновата система»

Макари определяет смерть в результате врачебной ошибки как смерть, вызванную неадекватной квалификацией персонала, ошибкой в ​​суждении или уходе, системным дефектом или предотвратимым неблагоприятным эффектом.Это включает в себя поломки компьютеров, путаницу с дозами или типами лекарств, вводимых пациентам, и хирургические осложнения, которые не диагностируются.

«В настоящее время CDC использует систему сбора данных о смерти, которая учитывает только причины смерти, вызванные болезнями, патологическими состояниями и травмами», — заявил Макари в письме, призывающем CDC изменить способ сбора статистики естественного состояния здоровья нации.

«Виновата в большей степени система, чем отдельные люди», — сказал Макари.В исследовании по уходу за пациентами в США, опубликованном в 2016 году, изучались данные о смертности за восемь лет подряд. Исследователи обнаружили, что на основе 35 416 020 госпитализаций общий уровень заболеваемости составил 251 454 смертельных случая в год — или около 9,5 процента всех смертей — вызванных врачебной ошибкой.

Теперь, два года спустя, Макари сказал, что не видел, чтобы игла сильно двигалась.

«Медицинские работники — преданные делу, заботливые люди, — сказал Крис Джерри, — но они люди.И люди совершают ошибки ». По его словам, в тот день, когда Эмили была введена смертельная доза, в больничной аптеке не хватало персонала, аптечный компьютер не работал должным образом, и было невыполнение заказов врачей.

После этого Крис сказал он обнаружил, что фармацевты, а не хорошо обученные и образованные фармацевты, готовят почти все препараты для внутривенных вливаний для пациентов. И во многих штатах нет требований или доказательств компетентности для этих фармацевтов.

В целях обеспечения большей защиты пациентов Крис основал Фонд Эмили Джерри в 2008 году. EJF уделяет основное внимание безопасности лекарств и повышению качества подготовки технических специалистов аптек, а также вспомогательным процедурам, которые улучшат систему здравоохранения. В прошлом году он представил Национальную инициативу технических специалистов по аптекам Фонда Эмили Джерри — интерактивную систему показателей, призванную информировать общественность о небезопасной практике аптек в Соединенных Штатах. Он также путешествует по стране, рассказывая о ключевых вопросах, связанных с безопасностью пациентов, и о передовых методах, которые, как доказано, сводят к минимуму «человеческий фактор» в медицине.

Любые новые инструменты «изменят правила игры».

Pascal Metrics, базирующаяся в Вашингтоне, округ Колумбия, разрабатывает способы повышения безопасности пациентов и клинической надежности в организациях здравоохранения.

Директор по медицинской информации Паскаля доктор Дэвид Классен также является адъюнкт-профессором медицины Университета штата Юта и активным консультантом по инфекционным заболеваниям в Медицинской школе Университета штата Юта в Солт-Лейк-Сити. Он признает, что есть проблемы: «Система медицинской помощи фрагментирована», — сказал он.«Любые инструменты, которые позволят пациентам управлять своими медицинскими потребностями, изменят правила игры».

Для повышения безопасности использования лекарств компания Classen разработала и внедрила компьютеризированную программу ввода заказов врача в больнице LDS в Солт-Лейк-Сити. «Использование медицинских информационных технологий посредством использования электронных медицинских карт госпитализированных и амбулаторных пациентов имеет важное значение», — сказал он.

Многие больницы, со своей стороны, стремятся идти в ногу с все более доступными технологиями для повышения безопасности пациентов.Ким Ланьон, старшая медсестра отделения интенсивной терапии в больнице Дэнбери в Коннектикуте, сказала, что все электронные записи там перепроверены, и есть отказоустойчивые устройства ».

В больнице Маунт Синай в Нью-Йорке доктор Вики Лопатчин наблюдает за Награда Good Catch Award присуждается медицинскому персоналу, который выявляет потенциальные или существующие ошибки, связанные с уходом за своими пациентами. Аналогичным образом, большинство кабинетов врачей теперь ведут записи в электронном виде, а также записывают разговоры между врачами, медсестрами и их пациентами, чтобы убедиться в этом. ясность и отсутствие ошибок.

Тем не менее, Макари сказал, что могут возникнуть обычные осложнения, особенно из-за ненужной медицинской помощи. По его словам, «двадцать процентов всех медицинских процедур могут оказаться ненужными». Он также виноват в чрезмерном назначении лекарств после операции, особенно опиоидов.

По его словам, фармацевтические компании поощряют врачей, иногда посредством денежных выплат, «продвигать» свою продукцию, как показал веб-сайт Dollars for Docs.

Что пациенты могут сделать, чтобы защитить себя

По словам доктораДжон Джеймс, защитник безопасности пациентов и автор книги «Море разбитых сердец: права пациентов в опасной, ориентированной на прибыль системе здравоохранения», пациенты должны взять на себя ответственность. «Между сообществом поставщиков медицинских услуг и пациентами должен быть баланс. Это совсем не ровные отношения».

В 2002 году Джеймс потерял своего 19-летнего сына после того, как потерял сознание во время бега. За несколько недель до этого кардиолог диагностировал у него сердечную аритмию, и он был выписан из больницы с указанием не садиться за руль в течение 24 часов.

«В свидетельстве о смерти указано, что он умер от сердечной аритмии», — сказал он, но на самом деле мой сын умер в результате «неосведомленного, неосторожного и неэтичного ухода со стороны кардиологов». Он объяснил: «Если у вас есть пациент с аритмией сердца определенного уровня и низким содержанием калия, вам нужно восполнить калий, а они этого не сделали. И они не сказали ему, что он не должен возвращаться к бегу». По его словам, ошибки связи «к сожалению, очень распространены».

В 2014 году Джеймс рано вышел на пенсию, чтобы посвятить свою жизнь повышению безопасности пациентов.Его миссия: научить людей, как быть уполномоченными пациентами. Он создал билль о правах терпеливых людей, который стремится стать федеральным законом. Тем не менее, до сих пор он сказал, что его письма в Центры услуг Medicare и Medicaid остались без ответа.

«У Макария много храбрости», — сказал Джеймс. «Многие врачи на пенсии скажут вам, что это ужасный беспорядок. Но для молодого врача, который вышел и сказал, что он сделал, это довольно смело. Макарий — храбрый парень».

На сайте Джеймса «Безопасность пациентов в Америке» перечислены три уровня, на которых пациенты могут защитить себя.К ним относятся: разумный потребитель медицинских услуг, требующий качественной и рентабельной заботы о себе и о тех, кого вы любите; участвуя в руководстве безопасностью пациентов через советы, комиссии и комиссии, которые реализуют политику и законы; и настаивая на принятии законов, которые способствуют более безопасному уходу, прозрачности и подотчетности.

Слишком часто система здравоохранения заставляет замолчать людей вокруг проблемы.

Доктор Мартин Макари

хирург-онколог и руководитель центра трансплантации острова Джона Хопкинса

Вот еще несколько способов, которыми пациенты могут быть бдительными прямо сейчас:

Задавайте вопросы. Получите как можно больше информации от своего врача. Спросите о преимуществах, побочных эффектах и ​​недостатках рекомендованных лекарств или процедур. Используйте социальные сети, чтобы узнать больше о собственном состоянии пациента, а также о тех лекарствах и процедурах, для которых они были прописаны.

Обратитесь за другим мнением. Если ситуация требует или если есть сомнения, получите второе мнение от другого врача: хороший врач будет приветствовать подтверждение своего диагноза и сопротивляться любым попыткам отговорить пациента от изучения большего — или, как называет Макарий, «попыток заткнуть рот пациенту. .»

» Слишком часто, — сказал он, — система здравоохранения заставляет людей замолчать вокруг проблемы. «Почему? Многие врачи не хотят спекулировать, но некоторые признают, что ответы варьируются от простого эго до потери пациента другому врачу, которого они больше доверять

Возьмите с собой адвоката Иногда бывает трудно обработать всю информацию самостоятельно.Приведите на прием члена семьи или друга — кого-то, кто может понять предоставленную информацию и предложения и задавать вопросы.

Илин Корина, президент и основатель Pulse Center for Patient Education & Advocacy, базирующегося в Вантаге, Нью-Йорк, призывает как пациента, так и их защитника быть «уважительными, но настойчивыми» в поисках ответов на вопросы, которые могут у них возникнуть. В некоторых случаях она рекомендует «назначенного менеджера по лечению» для проверки безопасности рекомендаций поставщика медицинских услуг.

Загрузить приложение. Имея свою медицинскую информацию буквально у вас на ладони, вы можете работать в команде со своим врачом, чтобы снизить риск врачебных ошибок.Приложения для здравоохранения могут быть простыми или сложными, и в зависимости от вашего возраста и состояния вы можете управлять своим благополучием, принимать лекарства и многое другое.

Больше от Modern Medicine:
Тревожный контент YouTube раскрывает темную сторону технологий для молодых умов
Научный прорыв может, наконец, привести к эффективному лекарству от ожирения
Новое лечение направлено на предотвращение выпадения волос у онкологических больных

Коррекция: История была обновлена, чтобы изменить имя доктора Мартина Макари.