Ятрогенные преступления это: Ятрогенные преступления

Содержание

Общая характеристика ятрогенных преступлений Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.265 ББК 67

DOI 10.24411/2073-3313-2018-10280

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЯТРОГЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Юлия Андреевна ЧЕРНЫШЕВА, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина, кандидат юридических наук E-mail: [email protected]

Научная специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Аннотация. Статья посвящена исследованию понятия ятрогенных преступлений. Ятрогенными признаются общественно опасные деяния медицинского персонала, влекущие причинение вреда жизни и здоровью пациента. Подобного рода деяния характеризуются высокой степенью латентности.

Ключевые слова: ятрогенные преступления, ненадлежащие исполнение медицинского персонала своих профессиональных обязанностей, ятрогении, «болезни слова», медицинская помощь.

Annotation. The present article is devoted to a concept research the yatrogennykh of crimes. Socially dangerous acts of medical personnel attracting infliction of harm of life and to health of the patient admit to yatrogennymi. Acts of this sort are characterized by high degree of latency.

Keywords: yatrogenny crimes, inadequate execution of medical personnel of the professional duties, yatrogeniya, «word diseases», medical care.

Использование в современной медицине лечебно-диагностической аппаратуры и средств интенсивной терапии не только привело к небыталым ранее возможностям в диагностике и лечении болезней, но и спровоцировало увеличение нежелательныж и неблагоприятный последствий врачебныж действий, именуе-мыж ятрогениями (от греч.

: Ыго8 — врач и §еппао — создавать). Волна ятрогений захлестнула мир1.

Ятрогенным преступлением принято считать умышленное или неосторожное общественно опасное деяние медицинских работников, которое нарушает главные условия и принципы оказания медицинской помощи, установленные Конституцией РФ и другими законодательными актами, совершаемое при выполнении служебных или профессиональных обязанностей и угрожающее здоровью или причиняющее вред жизни, здоровью и иным законным правам и интересам больного2.

Данный вид преступлений характеризуется высокой степенью латентности и корпоративной солидарностью медицинский работников.

Ученые выделяют ряд классификаций ятро-гении, и основным в построении их выступает причинный фактор, патоген3.

Психогенные ятрогении могут проявляться в форме психозов, неврозов, истерий, фобий, депрессий, чувства тревоги, депрессивных расстройств.

Они могут вызываться неосторожными или неправильно понятыми высказываниями медицинского работника о состоянии здоровья больного, ознакомлением со своей историей болезни и медицинской литературой, прослушиванием публичных лекций по телевидению. Это так называемые «болезни слова»4.

Чтобы с правовой точки зрения правильно оценить действия врача, нужно принять во внимание тот факт, что возможности его при выполнении служебных обязанностей могут быть ограничены объективными условиями:

■ возможностями отечественной медицины;

■ тяжестью патологии;

■ своевременностью обращения больного за

медицинской помощью;

■ уровнем материально-технической и кадровой обеспеченности лечебного заведения и т. д.5.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что ятрогенными являются общественно опасные деяния медицинского персонала, влекущие за собой причинение вреда жизни или здоровью пациента.

Как правило, подобного рода деяния характеризуются высокой степенью латентности.

1 Пристанское В.Д. Особенности расследования ятроген-ных преступлений, совершаемых при оказании медицинской помощи: Учеб. пособие. СПб.: Санкт-Петербургский юрид. ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2007. С. 5—7.

2 Профессиональные преступления медицинских работников / А.Л. Хлапов и др. // Матер. Всерос. науч. практ. конф. / Под ред. Ю.Д. Сергеева, С.В. Ерофеева. Иваново; Владимир, 2008. С. 56.

3 Красилъникое А.П. Проблема безопасности медицинской помощи // Неблагоприятные эффекты современных методов лечения. Минск, 1993. С. 14.

4 Лурия Р.А. Внутренняя картина болезней и постятро-генные заболевания. М., 1977. С. 53.

5 Тузлукоеа М.В. Использование специальных знаний при расследовании ятрогенных преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2015. С. 17—20.

Библиографический список

1. Красилъникое А.П. Проблема безопасности медицинской помощи // Неблагоприятные эффекты современных методов лечения. Минск, 1993.

2. Лурия Р.А. Внутренняя картина болезней и постятрогенные заболевания. М., 1977. 112 с.

3. Пристанское В.Д. Криминалистическая теория расследования ятрогенных преступлений, совершаемых при оказании медицинской помощи: Монография, СПб., 2007. 357 с.

4. Пристанское В.Д. Особенности расследования ятрогенных преступлений, совершаемых при оказании медицинской помощи: Учеб. пособие. СПб.: Санкт-Петербургский юрид. ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2007. 60 с.

5. Профессиональные преступления медицинских работников / А.Л. Хлапов и др. // Матер. Всерос. науч. практ. конф. / Под ред. Ю.Д. Сергеева, С.В. Ерофеева. Иваново; Владимир, 2008.

6. Тузлукоеа М.В. Использование специальных знаний при расследовании ятрогенных преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2015. 200 с.

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЮНИТИ-ДАНА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ

Московская академия Следственного комитета Российской Федерации

История государства и права России: Киевская и Удельная Русь (IXXV вв. ): хрестоматия / [А.Н. Волчанская и др.]; под ред. A.M. Багмета. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2018. — 215 с.

История

государства и права России

Киевская и Удельная Русь (IX—XV вв.)

Хрестоматия охватывает период развития Древнерусского государства от его возникновения до XV в. включительно. Представлены важнейшие документы, а также относящиеся к этому периоду извлечения из книг известных ученых (историков, юристов) по истории русской государственности и праву.

Для студентов, аспирантов, преподавателей и всех, кто интересуется историей возникновения и развития отечественного государства и права.

Подбор документов осуществлен в соответствии с программой по истории государства и права России для юридических факультетов вузов.

ЗАКОН И ПРАВО • 12-2018

О спецподразделениях по расследованию ятрогенных преступлений

20 декабря состоялась рабочая встреча Председателя СК РФ Александра Бастрыкина и президента Союза медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата» Леонида Рошаля. На встрече обсуждалось совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Как следует из сообщения на сайте СК РФ, в этот раз встреча в основном была посвящена обсуждению создания в СК специализированных подразделений по расследованию происшествий в области медицины.

Читайте также

Александр Бастрыкин и Леонид Рошаль не пришли к согласию по вопросам ятрогенных преступлений

Создание в СК специализированных подразделений по расследованию происшествий в области медицины негативно воспринимается как медиками, так и адвокатами

21 Декабря 2018

На мой взгляд, инициатива СК РФ по созданию указанных спецподразделений направлена на ужесточение репрессий в отношении медицинского сообщества.

По непонятным причинам медицинского работника превращают в специального субъекта преступления, и расследование данной категории дел почему-то необходимо проводить в специальном порядке, что не предусмотрено в отношении других гражданских профессий. Считаю, что это свидетельствует о дискриминации по профессиональному признаку медицинского сообщества, представителей которого пытаются изначально рассматривать как преступников.

Пояснения Александра Бастрыкина о том, что данные подразделения в СК создаются для эффективного расследования дел в области медицины, не выдерживают критики, поскольку результативность расследования зависит не от того, будет ли выделено структурное подразделение, а в первую очередь – от квалификации следователей. А она, к сожалению, оставляет желать лучшего.

По наблюдениям адвоката, специализирующегося на медицинских делах, эксперта Ольги Зиновьевой ей на протяжении профессиональной деятельности не встречались занимающиеся врачебными делами следователи в возрасте старше 30 лет. То есть эти достаточно сложные дела отдают молодым специалистам, не имеющим должного опыта их расследования.

На мой взгляд, повышению эффективности расследования дел, связанных с медициной, способствовала бы в первую очередь надлежащая квалификация следователей. Сейчас к медработникам применяется ст. 238 УК РФ, я считаю это необоснованным. Но когда Александр Бастрыкин заявляет о том, что введение нового состава преступления необходимо для того, чтобы не привлекать медработника к ответственности по ст. 238 УК РФ, он, на мой взгляд, сильно лукавит, потому что в принципе по данной статье медработника привлекать нельзя. И зачем для этого вводить специальный состав преступления?

Читайте также

Почему правоохранительные органы видят во враче преступника?

Врачебные преступления с неосторожной формой вины должны быть декриминализованы

17 Августа 2018

«За кадром» также остались причины применения ст. 238 УК РФ к медицинским работникам – а они довольно прозаичны. Дело в том, что инкриминируемые в настоящий момент медицинским работникам преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 109 УК РФ и ч. 2 ст. 118 УК РФ, относятся к преступлениям небольшой тяжести, срок давности привлечения к уголовной ответственности по ним составляет 2 года. За это время зачастую не удается провести расследование должным образом (как правило, это связано с длительностью проведения судебно-медицинских экспертиз). И для того, чтобы продолжить расследование, следователю приходится переквалифицировать состав преступления, т.е. фактически подбирать другую подходящую статью, позволяющую это сделать, – и здесь как раз единственной статьей, которую хоть как-то, пусть и неверно по сути, можно применить, является ст. 238 УК РФ. Срок привлечения к уголовной ответственности по названной статье составляет 6 лет. Вот поэтому она так и «любима» следователями, хотя принципиально для медицинского работника не подходит.

Читайте также

Представители СК рассказали подробности о введении уголовной ответственности врачей

Члены Межведомственной рабочей группы по вопросам расследования преступлений, связанных с врачебными ошибками, отметили, что речь не идет об ужесточении наказания для медиков

20 Июля 2018

Этим также объясняется и появление дискриминирующего врачебное сообщество проекта федерального закона о введении специального состава преступления для медицинских работников (ст. 124.1 УК РФ), так как преступления, предусмотренные упомянутыми статьями, являются преступлениями средней степени тяжести (в отличие от преступлений небольшой степени тяжести, предусмотренных ст. 109 и 118 УК РФ), что прямо свидетельствует об ужесточении уголовной ответственности медицинских работников.

Другое лукавство заключается в том, что, по словам главы СК, «происшествий в медицинской сфере в целом немного». А раз их немного – зачем, спрашивается, создавать специальные подразделения для их расследования?

Полагаю, целесообразно ввести в законодательство термин «врачебная ошибка» с четким разъяснением, что можно считать врачебной ошибкой, в каких случаях она подсудна, а в каких – нет. Также предложил бы исключить уголовную ответственность медицинских работников за преступления с неосторожной формой вины, заменив ее административной.

Такие меры, на мой взгляд, будут наиболее эффективными, поскольку в настоящее время ситуация такова, что медработник идет на работу под угрозой занесенного над его головой Дамоклова меча – в любой момент за неправильные действия он может быть привлечен к самой строгой юридической ответственности – уголовной, чего нет ни в одной стране мира.

В заключение отмечу, что термин «ятрогенные преступления» является антинаучным. Понятие ятрогении представляет собой неблагоприятные последствия медицинского вмешательства независимо от отсутствия вины медицинского работника. А термин «преступления» подразумевает виновные деяния. Получается, что в формулировке «ятрогенные преступления» смешиваются два принципиально разных понятия, что недопустимо с точки зрения как науки, так и права.

Сложности в квалификации

31 марта 2020 г. 19:45

Адвокатам рассказали об особенностях ятрогенных преступлений


31 марта в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Ятрогенные преступления (преступления, совершенные медицинскими работниками в процессе оказания медицинской помощи» выступила кандидат юридических наук, директор ООО «МаТИК. Яковлев и партнеры», доцент кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА) Анастасия Рагулина.

В начале своего выступления Анастасия Рагулина рассказала о понятии «ятрогения». Оно было введено в 1925 г. немецким психиатром О. Бумке для обозначения заболевания, обусловленного неосторожным высказыванием или поступками врача. В последующем данный термин распространился на другие виды медицинской и фармацевтической деятельности. С судебно-медицинской точки зрения, ятрогения – это причинение вреда здоровью пациента, находящееся в прямой или косвенной связи с проведением диагностических, лечебных, профилактических или реабилитационных мероприятий.

Эксперт обратила внимание на то, что для решения вопроса об уголовной ответственности медицинских работников должны быть установлены такие обстоятельства, как неправильность или несвоевременность оказания медицинской помощи; при оказании такой помощи – наличие или отсутствие к тому уважительных причин и опасного для жизни состояния больного в момент неоказания помощи; наступление смерти или тяжкого вреда здоровью пострадавшего; причинная связь между действиями (бездействием) медицинских работников и неблагоприятным исходом. Таким образом, уголовно-правовой оценке подвергаются факты соблюдения или несоблюдения установленных правил при оказании медицинской помощи.

Степень причиненного врачом вреда здоровью пациента, как пояснила лектор, оценивается по разнице между последствием, которое наступило и должно было (а в случае осуществления медицинского вмешательства с нарушением мер безопасности – могло) наступить при надлежащем исполнении медицинским работником профессиональных обязанностей.

Анастасия Рагулина напомнила слушателям, что последствия в виде причинения легкого вреда по неосторожности образуют состав преступления при осуществлении медицинской деятельности без лицензии (ч. 1 ст. 235 УК РФ). В остальных случаях причинение врачом такого вреда здоровью пациента преступлением не является. Вред средней тяжести является обязательным признаком как преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному), так и преступления по ч. 2 ст. 235 УК РФ (осуществление медицинской деятельности без лицензии, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Лектор уточнила, что практическую сложность привлечения медицинских работников к уголовной ответственности за непрофессиональное оказание медицинской помощи вызывает установление факта оказания некачественной медицинской помощи, находящегося в прямой причинной связи с наступившими последствиями. Косвенной причинной связи быть не может.

Говоря о проблемах, возникающих при квалификации ятрогенных преступлений, Анастасия Рагулина обратила внимание, что, в первую очередь, они связаны с отсутствием нормативной и профессионально-методической базы, которая регулировала бы этапы оказания медицинской помощи. Другая причина – это отсутствие обязательных медицинских стандартов для оказания медицинской помощи по отдельным заболеваниям. Кроме того, как отметила эксперт, отсутствует и методика расследования ятрогенных преступлений. «Соответственно, сложно расследовать такие преступления. Следователи, а также адвокаты и юристы, как правило, не обладают специальными познаниями в области медицины. Самостоятельно разобраться в сути механизма совершения ятрогенных преступлений фактически невозможно, поскольку объем решений, действий, медицинской документации, выбранных методик лечения и оказания медицинской помощи является обширным», – подчеркнула она.

По словам спикера, «отсутствие достаточной нормативной, методической базы дает возможность экспертам указывать наличие дефектов и недостатков лечения и не оценивать связь наступивших последствий с действием (бездействием) врача. При этом экспертные выводы состоят из большого количества терминов, их отличает расплывчатость, отсутствие описания методик лечения и уклонение от констатации факта наличия или отсутствия причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи или ее неоказанием и наступившими негативными последствиями». Анастасия Рагулина рекомендовала адвокатам обращать внимание на то, как следствие формирует вопросы для экспертизы, а лучше самим, если есть такая возможность, ставить вопросы для того, чтобы у эксперта было как можно меньше шансов ответить неопределенно.

Анастасия Рагулина также уделила внимание врачебным ошибкам. Они бывают двух видов: релевантные – ошибки, которые являются основанием для привлечения к уголовной ответственности, и нерелевантные – ошибки, исключающие привлечение врачей к уголовной ответственности. Она пояснила, что врачебные ошибки охватываются ч. 2 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) или ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Лектор отметила, что основная причина наступления негативных последствий для жизни и здоровья – непрофессиональная деятельность медицинских работников. «Допущенные ими ошибки при диагностировании и лечении болезни в большинстве случаев открыто не проявляются, – сообщила она. – Сложность доказывания нарушений в действиях медицинского персонала обусловлена их корпоративной солидарностью, служебной зависимостью работников лечебного учреждения от своего руководства, а также отсутствием единых стандартов и методик оказания медицинской помощи».

Ознакомиться с презентацией Анастасии Рагулиной и ее ответами на вопросы слушателей вебинара можно здесь и здесь соответственно.

Анна Стороженко

Минздрав предупреждают :: Общество :: Газета РБК

В Следственном комитете появятся отделы по борьбе с врачебными ошибками

Председатель СКР Александр Бастрыкин подписал приказ о создании в структуре ведомства отделов по расследованию врачебных ошибок. Преступлениями в сфере медицины займутся 28 следователей

Фото: Василий Кузьмиченок / ТАСС

Следователи для врачей

В минувший вторник, 26 ноября, председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин подписал приказ о внесении изменений в штат центрального аппарата СКР и следственных органов. Копия документа есть у РБК, его подлинность подтвердили два источника, близких к ведомству.

«Приказ направлен управлением кадров в ГСУ Москвы, области и в центральный аппарат», — сообщил источник. В пресс-службе СК не смогли оперативно предоставить комментарий.

В документе говорится о внесении изменений в штат должностей центрального аппарата СКР, в штат Главного следственного управления СКР по Москве и Главного следственного управления по Московской области. Штатная численность ГСУ СКР по Москве составит 707 сотрудников, ГСУ СКР по Московской области — 539 сотрудников, говорится в документе.

Врачебная статья: как СКР предложил поменять Уголовный кодекс

Согласно приказу, в управлениях создаются отделы по расследованию ятрогенных преступлений, то есть связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг и врачебными ошибками. В центральном аппарате главного следственного управления СКР, в отделе по расследованию ятрогенных преступлений, будут работать девять человек, включая начальника. Новые отделы по расследованию врачебных ошибок в составе трех следователей и начальника появятся в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске. В Хабаровске в состав отдела войдут два следователя и один начальник.

Ятрогенными преступлениями будут заниматься следователи по особо важным делам, уточнил один из источников РБК. «Этот статус предполагает высокий профессионализм, большой опыт в расследовании резонансных дел и успех в их раскрытии», — ​пояснил РБК адвокат Сергей Удовенко.

Оптимизация кадров

Прежде в структуре СКР не было отделов, которые бы специализировались на врачебных ошибках, сообщил источник РБК. «Такого рода дела вели обычные следователи», — говорит он.

По словам собеседника РБК, председатель СКР определил три основных приоритета в работе ведомства — борьба с бандитизмом и расследование преступлений прошлых лет, преступлений в отношении несовершеннолетних и ятрогенных преступлений.

В июле этого года Следственный комитет предложил ввести в Уголовный кодекс ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и ст. 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи». Первая статья вводит уголовную ответственность за ятрогенные преступления. В случае смерти пациента или причинения тяжкого вреда здоровью статья предполагает наказание в виде лишения свободы на срок от двух до семи лет и запрет занимать определенные должности. Ст. 124.2 предполагает принудительные работы или лишение свободы на срок до четырех лет и запрет на занятие соответствующей деятельностью.

Источник РБК, близкий к ведомству, отметил, что новый приказ — это подготовка к введению новых уголовных статей, а также попытка довести количество следователей до нормальной штатной численности управлений. «Сегодня в СКР около 40% следователей, способных заниматься непосредственно расследованиями, а остальные — бюрократические должности», — пояснил источник.

В конце октября председатель Следственного комитета заявлял об увеличении штата Главного следственного управления. В планах Бастрыкина было доведение числа следователей до 55% от штата.

Расследование ятрогенных преступлений становится одним из приоритетных направлений в работе следственных органов, говорит руководитель юридического департамента организации «Русь сидящая» Алексей Федяров; он допускает, что в скором времени мы услышим о новых делах врачей.

Юрий Скуратов, генеральный прокурор России в 1995–1999 годы, заявил РБК, что ятрогенные преступления сложно расследовать и возможные ошибки несут риски, а потому появление новых отделов в структуре СКР вполне резонно. «Эти дела усугубляются тем, что корпорация здравоохранения защищает своих участников, а так как экспертизу ятрогенных преступлений делают сами врачи, то бывает сложно что-либо доказать», — отметил он.

Следователи не помогут ошибаться меньше

Следственный комитет действует в рамках заданной парадигмы, считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский: «Их накрыла волна жалоб, «преступления» расследуются, раскрываются, они за них отчитываются. Почему бы не создать специальные отделы?..»

Но для улучшения качества медицинской помощи надо не усиливать давление на врачей, а, наоборот, сделать наказания за врачебные ошибки адекватными, полагает Саверский. Работу врачей должны регулировать административные, а не уголовные статьи, считает собеседник РБК. «Врач оказывается в ситуации, когда он не может признать ошибку, извиниться, попытаться ее проанализировать и исправить — он должен защищаться до последнего. Поскольку из-за действующего УК и позиции СКР у нас в обществе сформировалась презумпция виновности врача. Более того, из-за опасности уголовного преследования в профессии сформированы элементы криминального поведения: «карта пишется для прокурора», убегание от пациента, выкрики «идите в суд, все равно ничего не докажете», — подчеркнул эксперт.

РБК отправил запрос в Национальную медицинскую палату, а также в пресс-службу Минздрава.

Прокуратура критикует расследование ятрогенных преступлений

О создании группы следователей, специализирующейся на ятрогенных преступлениях, Бастрыкин заявил еще в июне этого года. Тогда же он поставил задачу организовать силами следственных органов судебно-медицинские исследования. С 2015 года преступления, связанные с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, стали отдельно учитывать в статистических карточках.

Расследования врачебных историй стали причиной трений между Следственным комитетом и Генеральной прокуратурой. В 2016 году прокуратура обращала внимание своих региональных подразделений на расследование дел, связанных с врачебными ошибками. Заместитель генерального прокурора Владимир Малиновский критиковал СКР за многочисленные уголовные дела о врачебных ошибках, возбужденные без достаточных оснований. В его письме региональным прокурорам говорилось о «распространенности случаев пренебрежения [следователей СКР] в ходе расследования врачебных ошибок требованиями закона, допускающего возбуждение уголовного дела только при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

В 2017 году СКР отчитался об усилении работы по расследованию врачебных ошибок. В том же году было заведено более 1,7 тыс. уголовных дел против медиков.

Очередное обострение отношений между двумя ведомствами произошло после резонансного дела ​московского врача-гематолога Елены Мисюриной. В январе этого года Мисюрину приговорили к двум годам колонии за врачебную ошибку, ставшую причиной смерти пациента. Приговор вызвал массовый протест медицинского сообщества, акции в соцсетях и заявления академиков и главврачей в поддержку осужденной. Медиков вскоре поддержали московские власти, в том числе мэр Сергей Собянин и его заместитель Леонид Печатников. В апреле Мосгорсуд отменил приговор и вернул дело в прокуратуру для устранения процессуальных нарушений.

» Ятрогенные преступления | Фин Эксперт Групп


Проблемы уголовной ответственности за ятрогенные преступления против жизни и здоровья, совершаемые медицинскими работниками при оказании медицинской помощи, повлекшие юридически значимые последствия, недостаточно исследованы учеными-юристами. Более того в среде ученых сложилось мнение, что права и законные интересы пациентов не нуждаются в защите средствами уголовного закона, так как в достаточной мере обеспечиваются нормами, регулирующими здравоохранение.

В последние годы в доктрине уголовного права начал формироваться новый подход к преступлениям в сфере здравоохранения. В научный оборот введен термин «ятрогенные преступления», под которыми понимаются «умышленные или неосторожные общественно опасные деяния медицинских работников, нарушающие законные принципы и условия оказания медицинской помощи, совершенные при исполнении своих профессиональных или служебных обязанностей и ставящие под угрозу причинение вреда или причиняющие вред жизни и здоровью и иным законным правам и интересам пациентов».

Авторы научных публикаций к преступлениям, совершаемым медицинскими работниками, которые ненадлежащим образом исполняют свои профессиональные обязанности при лечении пациентов, относят квалифицированные деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 109, ч. 2, 4 ст. 118, ч. 4 ст. 122, ч. 3 ст. 123, с. 235, п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. Указанные составы преступлений, на наш взгляд, представляют собой посягательства на жизнь и здоровье человека, образующие преступную ятрогению, то есть ятрогенные преступления, которые совершают лица, имеющие медицинское образование, умышленно или по неосторожности. В качестве непосредственного объекта преступлений, совершаемых медицинскими работниками, выступают общественные отношения, обеспечивающие охрану жизни и здоровья пациентов.3 Объективная сторона ятрогенных преступлений заключается в нарушении медработником профессиональных обязанностей, выполнение которых предусмотрено нормативно-правовыми актами Министерства здравоохранения РФ, иными локальными нормативно-правовыми актами, издаваемыми должностными лицами медучреждений. Обязательным признаком объективной стороны являются последствия в виде смерти, причинения вреда здоровью, заражения ВИЧ-инфекцией или венерическим заболеванием и наступление других неблагоприятных для пациента последствий, которые приводят к нарушению функций организма. Необходимым признаком объективной стороны выступает причинно-следственная связь между действием (бездействием) медработника и наступлением негативных последствий у пациента. Следственная практика показывает, что подавляющее большинство преступлений против жизни и здоровья, совершенных медработниками, следственные органы квалифицируют по ч. 2 ст. 109 УК РФ, а при наличии должностного лица – по ч. 2 ст. 293 УК РФ, в единичных случаях – по п. «в» ч. 2 ст. 298 УК РФ.4 Однако квалификация действий по п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ прокурорами не поддерживается в связи с наличием специальной нормы, предусмотренной ч. 2 ст. 109 УК РФ. Так, решением заместителя прокурора Орловской области уголовное дело по обвинению врача онкодиспансера П. в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ, было возвращено на дополнительное расследование. Прокурор сослался на то, что инкриминируемое деяние – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ) – может быть только умышленным. Однако в материалах уголовного дела, как отмечает прокурор, умышленный характер вины не установлен и отсутствует договор между лечебным учреждением, в котором работает обвиняемый П., и потерпевшим на оказание ему конкретной медицинской услуги.

В наличии данных обстоятельств, по мнению надзирающего прокурора, усматривается ненадлежащее исполнение врачом своих профессиональных обязанностей, повлекшее по неосторожности причинение смерти потерпевшему, и требует квалификации по ч. 2 ст. 109 УК РФ. В ходе обсуждения проблем выявления, расследования и квалификацией преступлений в сфере здравоохранения на заседании Научно-консультативного совета СК СУ по Орловской области отмечен ряд типичных факторов, негативно влияющие на деятельность следователей: 1. Отрицательное влияние на соблюдение сроков предварительного расследования оказывают сроки проведения судебных экспертиз. К моменту получения экспертных заключений сроки привлечения виновных к уголовной ответственности, как правило, истекают, так как ятрогенные преступления в большинстве своем являются преступлениями небольшой тяжести. Кроме того, нарушение сроков предварительного расследования вызывает поступление жалоб от заинтересованных лиц.

Проблема негативного влияния сроков составления судебно-медицинских экспертиз на сроки предварительного расследования является главной для следователей. Для ее решения на заседании Научно-консультативного совета СУ СК высказано предложение о необходимости на федеральном уровне разработать механизм проведения судебно-медицинских экспертиз в бюджетных учреждениях на безвозмездной основе со значительным увеличением количества компетентных учреждений и экспертиз соответствующих категорий. 2. Отсутствие нормативной и профессиональнометодической базы, регулирующей этапы медицинской деятельности. Следователям, не обладающим специальными познаниями в области медицины, самостоятельно разобраться в сути механизма ятрогении фактически невозможно, так как объем решений, действий, медицинской документации, выбранных методик лечения и оказания медицинской помощи является значительным.

Это обусловлено многообразием ситуаций, возникающих в процессе оказания медицинской помощи, и индивидуальных особенностей организма каждого пациента. Отсутствие достаточной информационной базы (нормативной, методической) дает возможность экспертам указывать наличие дефектов и недостатков лечения и не оценивать связь наступивших последствий с действием (бездействием) врача. При этом экспертные выводы состоят из большого количества специальных терминов, их отличает расплывчатость, отсутствие описания методик лечения и уклонение от констатации факта наличия или отсутствия причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи и наступившими негативными последствиями. На наш взгляд, создание нормативной и профессиональнометодической базы, регулирующей те или иные этапы медицинской деятельности, значительно облегчит работу следователей и суда при доказывании причинно-следственной связи между нарушениями профессиональных обязанностей (дефектами оказания медицинской помощи) и наступлением негативных последствий в результате непрофессионального оказания такой помощи.

3. Специфика деятельности медицинских работников. Расследование ятрогенных преступлений связано с ненадлежащей деятельностью медицинских работников, которая считается основной причиной наступления негативных последствий для жизни и здоровья пациентов. При этом допущенные медицинскими работниками дефекты при диагностировании и лечении болезни в большинстве случаев открыто не проявляются. Сложность доказывания нарушений в действиях медицинского персонала обусловлена их корпоративной солидарностью, служебной зависимостью работников лечебного учреждения от своего руководства, а также отсутствием единых стандартов и методик оказания медицинской помощи.

4. Ненадлежащее выполнение врачами-экспертами своих обязанностей при формулировании выводов судебномедицинской экспертизы. Негативное влияние данного фактора на проведение предварительного расследования подтверждает следственная практика. Так, в ходе проведения процессуальной проверки по заявлению гражданки о ненадлежащем оказании медицинской помощи ее отцу П., в результате чего последний скончался, по запросу следователя разбор случая был осуществлен экспертной комиссией местной СМЭ. В экспертном заключении отмечено, что нарушений в действиях работников онкодиспансера не установлено.

Однако данные выводы противоречат заключению комиссии экспертов СМЭ Минздрава РФ, согласно которому между установленными комиссией экспертов дефектами оказания медицинской помощи и смертью П. имеется прямая причинно-следственная связь. Кроме того, в соответствии с действующим законодательством экспертное заключение федерального учреждения не имеет приоритетного значения перед заключением региональных экспертов. Различия экспертных заключений являются лишь основанием для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, анализ проблем выявления, расследования и квалификации ятрогенных преступлений показывает, что процессуальные и уголовно-правовые решения зачастую принимаются на основе тенденционных выводов медицинских экспертов. Необоснованные выводы комиссионных судебномедицинских экспертиз препятствуют установлению причинноследственной связи между деянием медицинского работника и наступившим неблагоприятным исходом оказания медицинской помощи.Практические работники нуждаются в развитии теоретических положений, способствующих установлению причинно-следственной связи в ятрогенных преступлениях.

Для этого необходимо предусмотреть в экспертном заключении описание биологического процесса развития патологии и факторов, влияющих на нее, учесть роль осложнений и показать причинно-следственную связь между ятрогенным дефектом лечебного процесса и наступившими последствиями. Решение указанных проблем позволит следователям и суду правильно оценить результат преступных действий медицинских работников, которые приводят к нарушению функций организма и смерти пациентов, и тем самым обеспечить надлежащую защиту конституционных прав граждан на получение квалифицированной медицинской помощи

А.И. Ситникова


Метки: преступление
Предыдущая запись
Требования, предъявляемые к образовательным учреждениям Следующая запись
Как происходит проверка подлинности подписи на документе

Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

Обсуждение наказания врачей за ненадлежащее оказание медицинской помощи

В настоящий момент продолжается совместная работа, начатая в 2018 году, Национальной медицинской палаты (НМП) и Следственного комитета (СК) РФ, по обсуждению положений, предложенной СК РФ специальной статьи в Уголовный кодекс, регулирующей наказание врачей за ненадлежащее оказание медицинской помощи.
В том числе, обсуждаются альтернативные тюремному заключению формы наказания. Об этом сообщил Президент Союза Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль: «НМП с пониманием отнеслась к необходимости со стороны Следственного комитета РФ обратить внимание на проблему так называемых «врачебных ошибок» в связи с резким ростом числа жалоб от населения на качество медицинского обслуживания. В 2018 году была создана совместная рабочая группа НМП и СК РФ по обсуждению изменений в Уголовный кодекс по созданию специальной статьи».

Как подчеркивают в НМП, при совместном обсуждении проблемы четко прозвучала позиция председателя Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкина. Он признал, что сегодня имеет место нагнетание ситуации. По его мнению, озвученном в НМП: «Сам факт возбуждения уголовного дела не является доказательством вины врача. Поэтому давайте щадить врачей, жалеть врачей, понимать врачей. Я вас уверяю: мы очень серьезно подходим к каждому уголовному делу, понимая, что врач рискует, берет на себя ответственность, пытаясь использовать шанс, которого порой не имеет».

В результате совместной работы удалось исключить из риторики Следственного комитета применение к медицинским делам термина «ятрогенные преступления». «Мы договорились, и это важно, что так называемые «врачебные ошибки» не имеют отношения к понятию «ятрогении» и СК РФ прекратил использование понятия «ятрогенные преступления» по отношению к обсуждаемой проблеме», - говорит Леонид Рошаль.

НМП выступила категорически против включения в проект новой предлагаемой статьи 124.1 понятия «плода». По мнению ведущих экспертов Палаты, отнесение плода человека к субъекту уголовного права приведет только к массовому исходу из профессии акушеров и неонатологов.
Принципиальным для НМП является также и вопрос об ответственности врача за осложнения, возникающие в процессе лечения. Президент Национальной Медицинской Палаты Леонид Рошаль считает, что за неумышленные осложнения врач не должен сидеть в тюрьме. Сейчас с согласия председателя Следственного Комитета РФ А.И. Бастрыкина обсуждается вопрос об иных формах наказания врачей, которые станут альтернативой лишению свободы. «Главное для меня – такие статьи УК РФ, где будет написано, что за неумышленные осложнения врач не будет сидеть в тюрьме. Это принципиальный вопрос. В своем желании оградить врачей, прежде всего, от тюрьмы при неумышленных осложнениях – мы всегда будем стоять на стороне врачебного сообщества», - подчеркивает Рошаль.

Совместная конструктивная работа Палаты с СК РФ направлена также и на искоренение из следственной и судебной практики возможности применения к врачам статьи 238 УК РФ.

НМП также привлекла к обсуждению этой проблемы Президента страны, учитывая незаслуженные обвинения врачей и приравнивание их «к врачам – убийцам в белых халатах» в СМИ. При этом общие результаты и диагностики, и лечения у нас в стране без всяких сомнений в целом улучшаются, считают в НМП.

Источник: ссылка

как Следственный комитет крепит законодательную базу для борьбы с врачебными ошибками – журнал Vademecum

Лента новостей vademec.ru уголовной хроникой «обогащается» регулярно. Но если в прошлые годы криминальные сюжеты вырастали, как правило, из коррупции, банального воровства и прочих традиционных прецедентов, то во второй половине 2017 года фигурантами уголовных дел все чаще оказывались медики, обвиняемые в ненадлежащем оказании помощи. Vademecum собрал в открытом доступе статистику по ятрогенным преступлениям и обнаружил всевозрастающий интерес к медицинской тематике Следственного комитета России.

Впервые всерьез о ятрогенных (связанных с врачебными ошибками) преступлениях председатель Следственного комитета (СК) России Александр Бастрыкин заговорил на специальной коллегии ведомства в сентябре 2016 года. И даже привел кое‑какую статистику: в первом полугодии 2016‑го жертвами врачебных ошибок стали 352 человека, в том числе 142 ребенка. Всего в следственные органы СК за это время поступило 2 516 сообщений о преступлениях, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, по результатам их рассмотрения было возбуждено 419 уголовных дел, рассказывал Бастрыкин.

Интерес следователей к ятрогенной тематике к марту 2017 года вырос настолько, что СК создал в своей структуре собственное подразделение судебно‑медицинской экспертизы (СМЭ), которая раньше всегда была прерогативой Минздрава. В СК не скрывали, что для этого есть две причины: во‑первых, действующие центры СМЭ делают экспертизы так долго, что зачастую по ятрогенным преступлениям истекают сроки давности, а во‑вторых, следствие регулярно спотыкается о корпоративную солидарность медиков – порой судмедэксперты работают в тех же медучреждениях, против сотрудников которых СК заводит уголовные дела.

«Число преступлений, обусловленных небрежным исполнением медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, в ряде регионов продолжает расти», – констатировал Бастрыкин на ведомственном совещании 4 октября 2017 года, но конкретных цифр не привел.

А в ноябре Московская академия Следственного комитета занялась разработкой специальной программы дополнительного профессионального образования «Вопросы организации здравоохранения и расследования преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи».

Обновление учебного плана в академии также объяснили ростом количества ятрогенных преступлений. Кроме того, совместно с журналом Consilium Medicum Московская академия СК начала просветительский проект «Правонарушения, связанные с медицинской деятельностью». Как было объявлено, его основная задача – «повышение правовой грамотности врачей и профилактика ятрогенных правонарушений».

Первый материал под заголовком  «Особенности расследования преступлений, связанных с некачественным оказанием медицинской помощи при родовспоможении» уже появилась на страницах издания: старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии академии Татьяна Петрова на примерах из практики объясняет врачам, за что и по каким статьям их будут привлекать к уголовной ответственности. К сожалению, на просьбу Vademecum предоставить свежую статистику ни в самом СК, ни в его Московской академии не откликнулись.

Поэтому мы решили самостоятельно собрать сведения по тем резонансным делам, которые отслеживали в течение 2017 года. Не претендуя на полноту, наша подборка все же дает представление о происходящем. Всего Vademecum было обнаружено 60 сообщений об уголовных делах, связанных с ятрогенными преступлениями. Из них более половины (57%) пришлись на IV квартал 2017 года. Активность Следственного комитета явно нарастает.

Среди инкриминируемых медикам составов преступлений с большим отрывом лидирует ч. 2 ст. 109 УК РФ (подробнее – в таблице).

ВСЕМ НА ЗАВЕДЕНИЕ

Популярные ятрогенные статьи

Статья УК

Количество дел

109 ч. 2 (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей)

38

238 «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»

11

293 «Халатность»

7

118 ч. 2 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей)

3

124 ч. 2 (неоказание помощи больному, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью)

1

Источник: Vademecum

По упомянутым 60 делам к настоящему моменту вынесено 12 приговоров – в основном это условные сроки, ограничение свободы (запрет на выезд за пределы пункта проживания осужденного без оповещения полиции) либо обязательные работы.

Единственный приговор с реальным сроком заключения был вынесен по ч. 2 ст. 124 УК РФ – к полутора годам в колонии‑поселении был осужден врач Воронежской ГКБ №10, не оказавший надлежащую помощь пострадавшему в ДТП 27‑летнему мужчине, который в результате бездействия медиков умер. А уже в 2018 году был вынесен суровый приговор - два года в колонии общего режима -гематологу Елене Мисюриной, вызвавший возмущение врачебного сообщества.

На вышеупомянутом совещании 4 октября следователи СК выступили с наделавшей немало шума инициативой – ввести в УК специальную норму, предусматривающую ответственность за совершение преступлений, связанных с врачебными ошибками и ненадлежащим оказанием медицинской помощи. Иными словами, специальную «статью для врачей».

Опрошенные Vademecum юристы восприняли эту идею без энтузиазма. Управляющий партнер адвокатского бюро «Адвокатская группа «Онегин» Ольга Зиновьева, например, считает неправильным вносить в кодекс изменения ради того, чтобы следователям стало проще заводить «дела врачей»: «Конечно, если бы в УК было прямо прописано слово «врач» или «медицинский работник», то квалифицировать профессиональные врачебные преступления сотрудникам СК стало бы гораздо удобнее. Однако действующий УК написан хорошо и мудро, и, если применять его правильно, то никаких изменений вносить не потребуется. Я думаю, что Следственному комитету вместо таких неуместных инициатив необходимо повышать квалификацию своих сотрудников, многие из которых в этом чрезвычайно нуждаются».

Зиновьева полагает, что СК не сможет реализовать свой замысел, так как и Верховный суд даст такой инициативе отрицательную оценку, поскольку выступает за гуманизацию законодательства в целом, и комиссия по законодательству Госдумы вряд ли ее поддержит.

Медицинский адвокат Лиги защиты медицинского права, член правления АНО «Центр урегулирования конфликтов в медицине» Ирина Гриценко тоже полагает, что таким способом СК надеется увеличить число обвинительных приговоров по ятрогенным преступлениям. По ее наблюдениям, сейчас преследование врачей по таким делам зачастую прекращается из‑за нарушения сроков расследования (максимум два года). В основном это происходит из‑за длительных судебно‑медицинских экспертиз (от шести до восьми месяцев).

«Видимо потому, что эти дела расследуются слишком долго и по ним нет никакой результативности, появилась такая инициатива. Я думаю, что, пытаясь ввести в УК новую статью, они просто хотят изменить сроки привлечения к уголовной ответственности», – полагает Гриценко.

Оба юриста сошлись во мнении, что в действующем УК достаточно статей для квалификации ятрогенных преступлений и внесения каких‑либо дополнений не требуется.

«Из анализа уголовной практики явно виден избыточный уклон или перекос в сторону обвинения. Введение еще одной статьи УК не только не упростит жизнь врача, но и приведет к еще большему коллапсу в медицине. Понятия врачебной ошибки и дефекта медицинской помощи не должны еще более криминализироваться, так как существуют специальные статьи УК РФ – 109, 118, 238. Это не просто достаточно, но и сверхизбыточно», – считает генеральный секретарь Российского общества хирургов Андрей Федоров. 

следственный комитет, ятрогенные преступления, бастрыкин, уголовное дело

Поделиться в соц.сетях

(PDF) Ятрогенный вред, преступление и виктимизация

Ятрогенный вред, «преступление» и виктимизация

Ятрогенный вред относится к травмам, травмам или ущербу, причиненным институциональной практикой

, которая оправдана на основании помощи, содействия или исцеление людей с

проблемами, требующими решения. Другими словами, это прямое следствие вмешательства

государственного агентства, которое вместо того, чтобы лечить человека или улучшать ряд дел,

только ухудшает положение.Говорят, что ятрогенез возникает, когда школы порождают невежество; больницы

ухудшают состояние здоровья; приюты создают безумие; социальный контроль порождает «преступность»; или полиция создает

виктимизации.

Термин «ятрогенез» впервые ввел радикальный социальный критик Иллич (1974). Ильич

(1974) в своем классическом тексте определил ятрогенез на трех концептуальных уровнях: клиническом, социальном и

культурном. Клинический ятрогенез относится к прямому ущербу, причиненному людям в результате неэффективного, небезопасного или ошибочного лечения государственных агентов.Иллич (1974) исследовал концепцию «клинического ятрогенеза»

со специфической ссылкой на медицинскую профессию, но такой прямой вред

теперь часто называют «институциональным ятрогенезом». Социальный ятрогенезис

занимается корыстными интересами корпораций и предприятий в продвижении конкретных форм

ответов на человеческие проблемы. По Илличу (1974) ненужные «человеческие потребности» - это

, порождаемые частными компаниями в неустанной погоне за прибылью и новыми рынками.В то же время

скрываются за социальными проблемами и структурным неравенством. Культурный ятрогенез

относится к колонизации жизненного мира и последующему разрушению альтернативных способов разрешения конфликтов

. Культурный ятрогенез не только контрпродуктивен для человеческого благополучия,

, но также способствует новым формам зависимости от государственной бюрократии и новым возможностям

капиталистической эксплуатации.

В своих ранних работах Иллич (1971) исследовал неэффективность государственного образования.

Хотя его первая книга, Deschooling Society, явно не относилась к ятрогенезу, термин

может быть применен ретроспективно. Иллич (1971) утверждал, что системы формального образования

служат интересам элит, а не людей. Полезные и специализированные знания ограничены

, в то время как государственное образование сосредоточено на дисциплине, подавлении и дезинформации: подавляющее большинство людей

учат, как не думать и подавлять свое естественное воображение.

Институциональное образование ограничивает прогресс, порождает невежество и отнимает у людей базовые

навыки и практические знания. Иллич (1974) также объяснил, как медикализация создает

болезней. Он доказал, что медицина не только незначительна для хорошего здоровья - на самом деле

продукт социально-экономических обстоятельств, способствующих благополучию человека - но и что такие вмешательства

имеют ужасные и длительные побочные эффекты.

медикализация не «лечит» людей, а создает «болезнь».Например, бензодиазепиновые транквилизаторы, которые изначально были прописаны

как быстрое средство от депрессии, позже было обнаружено, что они имеют вредные побочные эффекты

, включая приступы паники, сердцебиение, бессонницу, холодный пот и неконтролируемую дрожь

. Медикализация может вызывать стигматизацию, вызывать зависимость пациента и отвлекать

Понимание ятрогенных эффектов для политики, основанной на фактах: обзор программ предотвращения преступности и насилия

Основные моменты

Нам нужно гораздо больше узнать о том, зачем нужны вмешательства причинить вред.

Знания о ятрогенных эффектах могут играть важную роль в формировании политики, основанной на фактах.

Направления будущих исследований включают изучение теоретических сбоев и сбоев в реализации.

Реферат

Эта статья преследует две основные цели. Первый - продвигать первичные исследования интервенционных исследований, сообщающих о ятрогенных эффектах. Короче говоря, нам нужно знать гораздо больше о том, почему вмешательства причиняют вред.Вторая цель - доказать, что совокупность знаний о ятрогенных эффектах может сыграть важную роль в формировании политики, основанной на фактах. Мы рассматриваем эти знания как еще один ключевой вклад в процесс разработки политики. Были проведены некоторые первичные исследования вмешательств с ятрогенными эффектами, а также дан обзор нескольких исследований, посвященных исходам преступлений и насилия. Основываясь на ряде важных достижений, достигнутых в этой работе, а также на предыдущих обзорах по этому вопросу, предлагается программа исследований, которая поможет нам расширить наше понимание вмешательств, которые причиняют вред и вносят вклад в основанную на доказательствах политику в области преступности и насилия. профилактика.Направления будущих исследований включают проведение более длительных последующих оценок вмешательств с ятрогенными эффектами и изучение роли теоретической неудачи и неудачной реализации в качестве возможных объяснений. Точно так же, как необходимы немедленные действия для прекращения вмешательств, которые причиняют вред, использование базы знаний о ятрогенных эффектах может предоставить разработчикам политики важный инструмент, который поможет избежать причинения вреда в первую очередь.

Ключевые слова

Ятрогенные эффекты

Предупреждение преступности и насилия

Политика, основанная на доказательствах

Теоретическая неудача

Неудачная реализация

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2020 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Ятрогенное правительство - Baltimore Sun

Вашингтон. - Возможно, встреча на вертолете в 1969 году была встречей различных политических деятелей Гарварда и Чикагского университета.

Пэт Мойнихан, советник президента Никсона по внутренней политике, с уверенностью человека из Гарварда в эффективности правительства, только что вернулся после того, как побудил французское правительство разрушить «французские связи», с помощью которых большая часть героина, предназначенного для Америки, была очищена из турецкого опиума. Марсель.

Товарищ г-на Мойнихэна на вертолете в Кэмп-Дэвиде был министром труда Джорджем Шульцем из Чикагского университета, домом кремневого реализма в отношении способности сильных аппетитов создавать рынки, несмотря на неодобрение правительств.

Г-н Мойнихан с радостью рассказал г-ну Шульцу о своем достижении во Франции. «Хорошо», - сказал мистер Шульц с поразительной сухостью. «Нет, правда, - сказал г-н Мойнихан, - это большое событие». «Хорошо», - сказал г-н Шульц, снова не прерывая работу с документами, чтобы изобразить волнение.

«Я полагаю, - рискнул г-н Мойнихан, - вы думаете, что пока есть спрос на наркотики, их будет и предложение».

«Вы знаете, - ответил мистер Шульц, - у вас еще есть надежда».

Сенатор Мойнихан вспоминает об этом в своем эссе «Ятрогенное правительство» в ежеквартальном журнале American Scholar. (Ятрогенный: «непреднамеренно вызванный врачом или его лечением».) Это своевременная история о непредвиденных последствиях неприятного выбора и выбора, более неприятного, чем могла бы сделать их государственная политика.

В 1969 году г-н Мойнихан признал эпидемию наркотиков еще одним примером «центрального опыта современного общества» - разрушения общества технологиями. Технологии наносят ущерб окружающей среде; население вытесняется технологиями; водители и пешеходы искалечены технологиями; города задыхаются от технологий. А города терроризируются преступностью, порождаемой торговлей наркотиками, которые являются продуктами технологий.

Продукция, а точнее, немецких химиков-органиков XIX века.Они произвели морфин - лекарство, породившее чудовище. Из него произошла дистилляция, которая заставляла пользователей чувствовать себя «героином» - отсюда и название героин. От опиума до морфина и героина; от коки до кокаина и крэка: мы уже поднимались по технологической лестнице, от вина и пива до бренди и джина.

Дистиллированный спирт стал бедствием 18-го века, когда изобретение дистилляции в эпоху Возрождения встретило изобилие зерна, произведенного сельскохозяйственной революцией. Бедствие дешевого джина для общественного здравоохранения было важной причиной того, что рост населения Лондона остановился между 1700 и 1750 годами.

Второй закон, принятый первым Конгрессом США, ввел тариф на ямайский ром, чтобы стимулировать потребление американского виски. Особого поощрения не требовалось. Американцы обычно пили виски за завтраком и в течение дня. Рабочим, роющим канал Эри, давали кварту виски Monongahela в день, выпускаемую восемью порциями по четыре унции, начиная с 6 часов утра.

Люди считали, что это здорово. (Не так давно люди думали, что ** кокаин не вызывает привыкания.) Но в отношении алкоголя имело место социальное обучение.К концу XIX века движение за воздержание снизило потребление алкоголя на душу населения на две трети. Затем последовал Сухой закон, успех общественного здравоохранения (количество связанных с алкоголем заболеваний резко сократилось), но с высокой социальной ценой в виде преступности.

А сегодня? Учитывая нынешнюю химическую технологию - обратите внимание на эту оговорку - наркополитика требует выбора между двумя неприятными последствиями: широкой проблемой общественного здравоохранения, возникшей в результате легализации, или более локальной, но разрушительной проблемой преступности, особенно среди уязвимых групп населения в городских районах.Мы выбрали второе.

Однако мы упорно пытаемся сделать вид, что можем сделать «более чистый» выбор - запретить поставки, подкрепленный казнями наркобаронов. Но нация с протяженными береговыми линиями и открытыми границами (и небом) не может «перехватывать» компактное вещество, которое засасывает на север 100 миллиардов долларов. (Спрос Америки на кокаин может быть обеспечен из 96 квадратных миль Латинской Америки - участка размером с Милуоки.) Запрет может несколько поднять цены на наркотики, но повышение цены на очень приятное и вызывающее привыкание вещество может поднять скорость преступления, совершенные с целью получения вещества.

Г-н Мойнихан говорит, что «федеральная наркополитика» - ятрогенное правительство - «несет ответственность за социальную регрессию, которой, похоже, нет эквивалента в нашей истории». Сегодня больше американцев заключают в тюрьму за преступления, связанные с наркотиками, чем за преступления против собственности. Однако сенатор говорит, что «провал» нашей наркополитики - это успех нашей стратегии, направленной на предотвращение бедствий для общественного здравоохранения, которые, несомненно, могут возникнуть в результате легализации.

Но, возможно, мы живем с последствиями неудач другого рода.К настоящему времени, учитывая то, что мы знаем о химии мозга, мы, вероятно, должны иметь технологический ответ на деструктивные силы, высвобожденные химией XIX века. Государственная поддержка должна была обеспечить ресурсы (и престиж, что важно в науке) для исследований, направленных на открытие химических соединений, которые блокируют или обращают вспять эффекты наркотиков, вызывающие удовольствие и зависимость. Не слишком ли много просить медицинских исследователей отнестись к этому так же серьезно, как к СПИДу?

Сенатор Мойнихан считает, что, учитывая постановку проблемы наркотиков на фоне распада семейной структуры в центральной части города («Используя эпидемиологическую аналогию, у нас есть ослабленное голодом население, подвергшееся нападению свирепого нового вируса»), только один химическая технология нейтрализации может принести много пользы.Но в ожидании реализации этой надежды есть еще одно, извлеченное из встречи человечества с алкоголем: полученный опыт, вид учится, приспосабливается, ведет себя более разумно.

Джордж Ф. Уилл - обозреватель синдицированного обозрения.

ятрогенные

ятрогенный / iy-A-tro-jen-ik / . прилагательное . В медицине: заболевание или симптом, вызванный лечением или лекарствами врача. В более общем смысле проблема, вызванная средствами ее решения, но приписываемая тому, что является ее естественной частью.От греческого iatro- (относящийся к медицине или врачам) + -genic (производящий, вызванный).

«В здравоохранении значительная часть заболеваний носит ятрогенный характер. Другими словами, они вызваны лечением. Антибиотики могут решить проблему текущей инфекции, но также могут стать причиной инфекции в будущем ». (Майкл Дж. Гелб)

«Вебер предложил им выйти на улицу и прогуляться к реке. Немного нервно согласился Марк.Свежий воздух подействовал на Марка. Чем дольше они говорили, тем решительнее становился Марк. Вебера поразило, что, возможно, он помогал этому человеку вызвать болезнь. Ятрогенный. Сотрудничество между врачом и пациентом ». (Ричард Пауэрс)

«Те, кто не может заплатить, составляют около одной трети населения наших переполненных и безнадежно плохо управляемых тюрем, и дело их судебного разбирательства из-за задержек с соблюдением процессуальных норм и чрезмерной нагрузки на суды. Это номогенные преступления, вызванные плохими законами, так же как ятрогенные заболевания вызваны плохим врачеванием.”(Алан Уоттс)

«Спам приходит по электронной почте, и в нашей экономике двадцать первого века немногие могут выжить без электронной почты. Это означает выявление и удаление спама. Фильтры нежелательной почты могут делать это автоматически (хотя и несовершенно, создавая ятрогенную проблему, когда перенаправляют настоящие сообщения в ящик нежелательной почты)… »(Крейг Ламберт)

«В дополнение к случайному распределению выгод, связанных с контролем за арендной платой - помните, половина квартир Хармонс неконтролируема - контроль арендной платы является разрушительным, поскольку он препятствует строительству новых квартир и обслуживанию существующих.¶ Таким образом, создается «чрезвычайная ситуация», которую он якобы лечит. ¶ Это пример того, что покойный сенатор Нью-Йорка Пэт Мойнихан назвал «ятрогенным правительством». (Джордж Уилл)

Ятрогенное правительство - Фонд экономического образования

В мае этого года на северо-западе Тихого океана произошло извержение вулкана Сент-Хеленс. Почти одновременно на другом конце наших сопредельных государств разгневанные чернокожие вылились в жестокие демонстрации; 14 человек погибли, многие здания сгорели. Хотя непосредственная причина была в значительной степени местной по своему характеру, основные условия в Майами настолько напоминали условия в других городских центрах, что многие люди предсказывали более широкое распространение смерти и разрушения.Более поздние события в Орландо и Чаттануге доказали, что эти опасения не были полностью беспочвенными.

То, что наши города больны, наверняка не новость для тех, кто видел их испачканные граффити магазины и усыпанные мусором улицы. Заболевание хроническое, распад разъедающий. Проблемы выходят за рамки эстетики: деморализующее воздействие на городских жителей не поддается отрицанию.

Две потребности кажутся особенно насущными. Мы должны (1) увеличить возможности трудоустройства и (2) улучшить условия жизни. Для достижения этих целей многие общественные лидеры настаивают на получении дополнительной федеральной финансовой помощи.

Но у этих двух конкретных проблем есть другое, превосходное решение, которое избавит федеральное правительство от необходимости смазывать маслом города как раз тогда, когда американцы почувствуют большую потребность в большем количестве оружия. Это также не окажет дальнейшего инфляционного давления на нашу печально больную экономику.

Вместо того, чтобы тратить больше, правительство могло бы просто регулировать меньше. Фактически, определенные правила катастрофически вторгаются в обе эти неотложные области.

Одно смертельное правило - это установленная законом минимальная почасовая оплата.В январе 1981 года он повышается до 3,35 доллара. Работника с меньшей производительностью больше не стоит нанимать. Многие городские молодые люди, лишенные навыков и опыта, не могли получить работу при прежней минимальной заработной плате. Тех, кто хочет работать за меньшие деньги, отвергают. Зачем усугублять эту проблему?

Если бы коммерческим фирмам было разрешено платить меньше, они могли бы обеспечить энергичной молодежи честный доход и избавить их от бесцельного блуждания по улицам. Они также могут предложить нечто более ценное, чем деньги, - чувство собственного достоинства и возможность получить полезные навыки и опыт.Вскоре заработная плата молодых рабочих, скорее всего, вырастет, и их будут с нетерпением искать в других местах.

Есть еще одно постановление местного значения, которое также должно быть отменено. Это контроль за арендной платой. Как минимальная заработная плата не позволяет компаниям предоставлять рабочие места, так и максимальная арендная плата не позволяет людям предлагать жилые помещения.

Конечно, в некоторых местах для некоторых людей арендная плата может быть «завышенной». Но если это означает, что домовладельцы получают большую прибыль, тогда кто-то с предпринимательским энтузиазмом (иногда известный как жадность) придет и построит больше квартир.В результате упадут арендные ставки. Люди получат не только доступ к большему количеству жилья, но и меньшую арендную плату.

На самом деле, если смотреть в этом свете, правительство не является решением некоторых из наших самых важных проблем. Скорее, кажется очевидным, что чаще всего причиной их является чрезмерное правительство.

Здесь применяется медицинский термин: «ятрогенный». Это относится к болезни, вызванной врачом. В феврале прошлого года, например, Wall Street Journal сообщил об исследовании, которое, по сообщению журнала Journal , показало, что «ошибки врачей являются причиной более четверти случаев основной причины болезней и смерти среди населения». новорожденные.”

Термин «ятрогенный» не обязательно означает злонамеренный умысел. Врачи вполне могут по ошибке прописать лекарство или дать совет, который неожиданно ухудшит состояние их пациентов. Но в любом случае бизнес врача будет расширяться.

Медицине такое поведение, конечно, не свойственно. Деловые фирмы регулярно стремятся увеличить зависимость людей от себя. В конце концов, это цель большей части рекламы. Должны ли мы действительно удивляться тому, что политика правительства часто приводит к увеличению нашей потребности в правительстве? Так же, как врачи, проповедники и производители Понтиаков, Поляроидов и Поптартс, политики хотели бы расширить рынок сбыта своей продукции.

Мы можем наблюдать процесс в области энергетики. Чтобы угодить публике, политики устанавливают контроль над ценами на газ. Но это вызывает дефицит: при таких низких ценах их не хватает. Как мы распределяем газ? Мы должны создать государственное агентство, чтобы определить, кому это достанется!

Аналогичным образом, налог на сверхприбыль лишает нефтяные компании средств и стимулов для открытия новых запасов и освоения новых источников. Что мы делаем? Верно! Создать масштабную федеральную программу финансирования исследований в области энергетики.Ятрогенное правительство снова едет!

Возможно, ятрогенные наклонности правительства являются наиболее разрушительными в сфере безработицы. Эффект установленной законом минимальной заработной платы уже был описан. Но это только одна из ряда государственных мер, которые приводят к увеличению статистики безработицы.

Другой - это пособие по безработице. Несомненно, эта программа обеспечивает важные благотворные эффекты, позволяя работникам, потерявшим работу не по своей вине, сводить концы с концами для себя и своих семей.Тем не менее, эта компенсация часто бывает настолько щедрой, что почти равна чистой заработной плате рабочих, когда они фактически работают. Таким образом, мотивация для поиска новой работы практически отсутствует, поэтому поиск затягивается, а статистика безработицы рисует мрачную, хотя и несколько вводящую в заблуждение картину.

Государственные налоги также способствуют безработице, не говоря уже о том, что сами по себе могут стать серьезным препятствием для работы. В последнее время появились многочисленные сообщения о нашей большой и растущей «подпольной» или «подпольной» экономике.Чтобы избежать растущего бремени федеральных подоходных налогов и налогов на социальное обеспечение, все больше и больше людей работают за наличные, поэтому их доходы не будут регистрироваться или сообщаться Налоговой службе. Однако в то же время, чтобы иметь право на получение социальных пособий, эти люди могут заявить о себе как о безработных. И снова статистика безработицы может быть неверно истолкована.

Все эти факторы вместе взятые увеличили зарегистрированный в стране уровень безработицы до такой степени, что многие экономисты теперь считают, что снизить уровень безработицы ниже 5 просто невозможно.5 или 6 процентов. Тем не менее, согласно Закону о занятости 1946 года и более позднему Закону Хамфри-Хокинса 1978 года у правительства есть мандат на обеспечение «полной занятости», что, как предполагается, подразумевает, что только 3-4 процента рабочей силы не имеют работы!

Короче говоря, различные акты Конгресса усугубили хроническую безработицу. В то же время Конгресс взял на себя ответственность за исцеление больного пациента. Что тогда предписывает Конгресс? Огромные дозы государственных программ обучения (таких как CETA) и еще более значительные расходы на обеспечение рабочих мест.Как отметил Пол Крейг Робертс в Wall Street Journal : «В конце концов, именно безработица является причиной дефицитных расходов - метод Конгресса раздавать подачки« что-то напрасно »». И вполне вероятно, что благодарный, но ничего не подозревающий электорат с благодарностью вернет своих благодетелей в офис при первой возможности!

Однако огромные суммы денег не гарантируют успеха. Р. Дж. Рейнольдс только что доказал это. Недавно он снял с рынка сигареты «Настоящие», потратив беспрецедентные 40 миллионов долларов на то, чтобы убедить людей в их ценности.

Но в то время как корпоративная реклама по крайней мере имеет некоторые шансы на успех, правительственные проекты занятости почти наверняка обречены на провал в увеличении общего числа рабочих мест. Скорее, они просто склонны к тому, чтобы казались успешными - в конце концов, мы можем видеть людей, нанятых государством, - в то время как на самом деле почти наверняка произойдет соответствующее сокращение на занятости в частном секторе, которое является скрытым и незаметным. Мы не должны забывать, что деньги, которые правительство тратит на создание рабочих мест, либо поступают непосредственно из наших карманов (через налоги или заимствования), так что у нас остается меньше денег для покупки товаров и обеспечения рабочих мест, либо это приводит к чрезмерному увеличению денежной массы. который облагает нас налогом через инфляцию.

Считается, что исключение из этого правила возникает во время рецессии, когда государственные расходы могут увеличить занятость. Но рецессии 1974 и 1980 годов были вызваны ограничительной политикой, введенной правительством в попытке снизить инфляцию, которую само правительство вызвало. Еще раз, «ятрогенный» - правильный вывод.

Ясно, что здесь есть важное различие между убеждением частного типа и убеждением, применяемым государством. Мы не обязаны покупать то, что производители предлагают продать.Если вы подозреваете, что ваш врач делает вас больным, и теряете терпение к нему, он потеряет своего пациента!

Не так с правительством! Он делает предложения, от которых мы слишком часто не можем отказаться. Его рост может посрамить рак. Только упорное сопротивление налогоплательщиков и избирателей может остановить его безудержную волну. Если мы не сдержимся, это закончится разорением всех нас.

Для сравнения, разрушения в Майами или на горе Сент-Хеленс покажутся действительно незначительными. Если это суждение кажется суровым, просто помните: в Соединенных Штатах правительство уже (1) лишило некоторых людей права зарабатывать на жизнь и (2) отказало другим в достойном жилье!

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКУМЕНТОВ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ЯТРОГЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Ключевые слова: ятрогенные преступления; расследование преступлений в сфере оказания медицинской помощи; просмотр медицинских карт; врачебная тайна; временный доступ к вещам и документам.

Аннотация

В статье рассматриваются организационно-правовые вопросы проведения экспертизы документов при расследовании ятрогенных преступлений. Предлагаемые способы решения этих проблем. Обращаем внимание, что следственному осмотру документов предшествует одна из мер по обеспечению уголовного производства. Такой мерой является временный доступ к вещам и документам, содержащим определенную информацию. Эта информация может быть использована как доказательство факта или обстоятельств преступления.Кроме ознакомления с вещами и документами, данная мера позволяет делать копии, а в случае принятия определенного решения следственным судьей или судом - наложить на них изъятие. Рассмотрены правила и механизм применения данной меры. Обращается внимание на целесообразность изъятия медицинской карты, поскольку медицинский персонал может вносить изменения в документы. Они делают это, чтобы избежать ответственности или скрыть преступление.

Определен перечень документов, подлежащих изучению при расследовании преступлений, совершенных при оказании медицинской помощи.К таким документам относятся: медицинские карты пациентов; отчет о вскрытии; медицинская карта пациента, выписавшегося из стационара; амбулаторная медицинская карта; запись о хирургических вмешательствах в больнице, записи о госпитализации, отказе от госпитализации и т. д. Было отмечено, что информация, содержащаяся в медицинских записях и которая может быть получена следователем во время их обследования, является врачебной тайной. Медицинская тайна - это информация о заболевании, медицинском обследовании и его результатах, факте оказания медицинской помощи, диагнозе, назначенном лечении, прогнозе заболевания, интимной и семейной стороне жизни и любых медицинских действиях, которые были предприняты в отношении пациента.


Просмотры аннотации: 97 Загрузок в PDF: 78

Как цитировать

Капустина М.В. (2018). ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКУМЕНТОВ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ЯТРОГЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ. Теория и практика судебной экспертизы и криминалистики , 18 , 90-98.https://doi.org/10.32353/khrife.2018.10

Раздел

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИКИ

Наука и политика в области предупреждения преступности: к новой политике в отношении преступности

Олдхаус, Питер. 2007. «Применение науки к переполненности тюрем». New Scientist , 10 февраля. Доступно по адресу: http: //www.newscientist.com.

Аос, Стив, Роберт Барноски и Роксана Либ. 1998. «Профилактические программы для молодых правонарушителей: эффективные и рентабельные». Время переполнения 9 (2): 1, 7–11. Найдите этот ресурс:

Аос, Стив, Марна Миллер и Элизабет Дрейк. 2006. Варианты государственной политики, основанные на фактах, для сокращения будущего строительства тюрем, затрат на уголовное правосудие и уровня преступности . Олимпия: Институт государственной политики штата Вашингтон. Найдите этот ресурс:

Брага, Энтони А., и Дэвид Вайсбурд. 2010. Места проблем полиции: горячие точки преступности и эффективное предотвращение . Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Каллен, Фрэнсис Т., Бренда А. Восе, Шерил Н. Л. Джонсон и Джеймс Д. Унневер. 2007. «Общественная поддержка раннего вмешательства: спасение детей - сердечная привычка?» Жертвы и правонарушители 2: 109–24. Найдите этот ресурс:

Dodge, Kenneth A. 2001. «Наука о предотвращении насилия среди молодежи: от эпидемиологии развития к эффективности к эффективности государственной политики.» Американский журнал профилактической медицины 20 (1S): 63–70. Найдите этот ресурс:

Донохью, Джон Дж. 2009.« Оценка относительных преимуществ лишения свободы: общие изменения и выгоды с запасом ». In Делают ли нас тюрьмы безопаснее? Выгоды и издержки тюремного бума , под редакцией Стивена Рафаэля и Майкла А. Столла. Нью-Йорк: Рассел Сейдж. Найдите этот ресурс:

Донохью, Джон Дж. И Питер Сигельман. 1998. «Распределение ресурсов между тюрьмами и социальными программами в борьбе с преступностью.” Journal of Legal Studies 27: ​​1–43. Найдите этот ресурс:

Дрейк, Элизабет К., Стив Аос и Марна Г. Миллер. 2009. «Основанные на фактах варианты государственной политики по снижению затрат на преступность и уголовное правосудие: последствия для штата Вашингтон». Жертвы и правонарушители 4: 170–96. Найдите этот ресурс:

Дурлауф, Стивен Н. и Дэниел С. Нагин. 2011. «Тюремное заключение и преступность: можно уменьшить и то и другое?» Криминология и государственная политика 10: 13–54. Найдите этот ресурс:

Фаррингтон, Дэвид П., Дэвид Вайсбурд и Шарлотта Э. Гилл. 2011. «Группа сотрудничества Кэмпбелла по вопросам преступности и правосудия: десятилетие прогресса». В справочнике по международной криминологии под редакцией К. Дж. Смита, С. Чжана и Розмари Барберет. Нью-Йорк: Рутледж. Найдите этот ресурс:

Фаррингтон, Дэвид П. и Брэндон К. Уэлш. 2007. Спасение детей от преступной жизни: факторы риска на раннем этапе и эффективные меры вмешательства . Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Gest, Ted.2001. Преступность и политика: беспорядочная кампания большого правительства за закон и порядок . Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Greenwood, Peter W. 2006. Изменение жизни: профилактика правонарушений как политика борьбы с преступностью . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Гринвуд, Питер У., Карин Э. Модель, К. Питер Райделл и Джеймс Кьеза. 1998. Отвлечение детей от преступной жизни: измерение затрат и выгод , 2-е изд.Санта-Моника, Калифорния: RAND. Найдите на этом ресурсе:

. (стр. 519) Хокинс, Дж. Дэвид, Сабрина Остерле, Эрик К. Браун, Майкл В. Артур, Роберт Д. Эбботт, Эбигейл А. Фаган и Ричард Ф. Каталано. 2009. «Результаты трансляционного исследования 2-го типа по предотвращению употребления наркотиков подростками и преступности: тест заботливых сообществ». Архивы педиатрии и подростковой медицины 163: 789–98. Найдите этот ресурс:

Лалли, Дж. Рональд, Питер Л. Менджоне и Элис С.Хониг. 1988. «Программа исследований развития семьи Сиракузского университета: долгосрочное влияние раннего вмешательства на детей с низким доходом и их семьи». In «Образование родителей как вмешательство в раннем детстве: новые направления в теории, исследованиях и практике» , под редакцией Д. Р. Пауэлла. Норвуд, Нью-Джерси: Ablex. Найдите этот ресурс:

Ludwig, Jens. 2012. «Эффективное с точки зрения затрат предупреждение преступности». В Современные проблемы криминологической теории и исследований: роль социальных институтов , под редакцией Ричарда Розенфельда, Кенны Кине и Кристал Гарсиа.Бельмонт, Калифорния: Wadsworth. Найдите этот ресурс:

McCord, Joan. 2003. «Лечит этот вред: непредвиденные результаты программ по предупреждению преступности». Анналы Американской академии политических и социальных наук 587: 16–30. Найдите этот ресурс:

McGuire, James. 2001. «Что работает при коррекционном вмешательстве? Доказательства и практическое значение ». В книге «Реабилитация правонарушителей на практике: реализация и оценка эффективных программ» под редакцией Гэри А. Бернфельда, Дэвида П.Фаррингтон и Алан Лешид. Чичестер, Великобритания: Wiley. Найдите этот ресурс:

Мирс, Дэниел П. 2010. Американская политика в области уголовного правосудия: подход к оценке для повышения подотчетности и эффективности . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Милленсон, Майкл Л. 1997. Требования к совершенству в медицине: врачи и подотчетность в век информации . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Мостеллер, Фредерик и Роберт Ф.Борух, ред. 2002. Фактические данные: рандомизированные испытания в образовательных исследованиях . Вашингтон, округ Колумбия: Brookings Institution Press. Найдите этот ресурс:

Nagin, Daniel S. 2001a. «Измерение экономических выгод программ профилактики развития». В «Затраты и преимущества предотвращения преступности», , под редакцией Брэндона К. Уэлша, Дэвида П. Фаррингтона и Лоуренса У. Шермана. Боулдер, Колорадо: Westview. Найдите этот ресурс:

Nagin, Daniel S. 2001b. «Измерение экономических выгод программ профилактики развития.”In Crime and Justice: A Review of Research , vol. 28, под редакцией Майкла Тонри. Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Perry, Steve W. 2008. «Justice Expenditure and Employment Extracts, 2006.» Доступно по адресу: http://bjs.ojp.usdoj.gov/index.cfm?ty=pbdetail&iid=1022.

Пикеро, Алекс Р., Дэвид П. Фаррингтон, Брэндон К. Уэлш, Ричард Э. Тремблей и Уэсли Г. Дженнингс. 2009. «Влияние программ раннего / семейного обучения родителей на антисоциальное поведение и правонарушения. Journal of Experimental Criminology 5: 83–120. Найдите этот ресурс:

Робертс, Джулиан В. 2004. «Общественное мнение и молодежное правосудие». В Молодежная преступность и молодежное правосудие: сравнительные и межнациональные перспективы. Преступность и правосудие: обзор исследований , т. 31, под редакцией Майкла Тонри и Энтони Н. Дуба. Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Schweinhart, Lawrence J., Helen V. Barnes и David P. Weikart. 1993. Значительные преимущества: Детское дошкольное исследование Перри High / Scope в возрасте 27 лет .Ипсиланти, Мичиган: High / Scope Press. Найдите этот ресурс:

Sherman, Lawrence W. 1998. Полиция на основе фактов . Вашингтон, округ Колумбия: Фонд полиции. Найдите этот ресурс:

Шерман, Лоуренс В. 2003. «Ложные доказательства и политика, основанная на доказательствах: сделать социальные науки более экспериментальными». Анналы Американской академии политических и социальных наук 589: 6–19. Найдите этот ресурс:

Шерман, Лоуренс В., Дэвид П. Фаррингтон, Брэндон К. Уэлш и Дорис Л.Маккензи, ред. 2006. Профилактика преступлений на основе доказательств , rev. изд. Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

Sherman, Lawrence W., Denise C. Gottfredson, Doris L. MacKenzie, John E. Eck, Peter Reuter и Shawn D. Bushway. 1997. Предупреждение преступности: что работает, а что нет, (стр. 520) Что обещает . Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Национальный институт юстиции. Найдите этот ресурс:

Skogan, Wesley G., and Kathleen Frydl, eds. 2004 г. Справедливость и эффективность в полицейской деятельности: доказательства . Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press. Найдите этот ресурс:

Tonry, Michael. 2011. «Меньше тюремного заключения - несомненно, хорошо: больше полицейской деятельности - нет». Криминология и государственная политика 10: 137–52. Найдите этот ресурс:

Тонри, Майкл и Дэвид П. Фаррингтон. 1995. «Стратегические подходы к предупреждению преступности». В Построение более безопасного общества: стратегические подходы к предупреждению преступности. Преступность и правосудие: обзор исследований , т.19, под редакцией Майкла Тонри и Дэвида П. Фаррингтона. Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Тонри, Майкл и Дэвид А. Грин. 2003. «Криминология и государственная политика в США и Великобритании». В Криминологические основы уголовной политики: Очерки в честь Роджера Гуда , под редакцией Люсии Зеднер и Эндрю Эшворта. Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Waller, Irvin. 2006. Меньше закона, больше порядка: правда о сокращении преступности .Вестпорт, Коннектикут: Praeger. Найдите этот ресурс:

Вайс, Кэрол Х., Эрин Мерфи-Грэм и Сара Биркеланд. 2005. «Альтернативный путь к влиянию на политику: как оценки влияют на D.A.R.E.» Американский журнал оценки 26: 12–30. Найдите этот ресурс:

Вайс, Кэрол Х., Эрин Мерфи-Грэм, Энтони Петрозино и Эллисон Г. Ганди. 2008. «Крестная фея - и ее бородавки: воплощение мечты о политике, основанной на доказательствах». Американский журнал оценки 29: 29–47.Найдите этот ресурс:

Валлийский, Брэндон К. и Дэвид П. Фаррингтон. 2011a. «Доказательная преступная политика». В Оксфордский справочник по преступности и уголовному правосудию , отредактированный Майклом Тонри. Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Welsh, Brandon C., and David P. Farrington. 2011b. Будущее предупреждения преступности: стратегии развития и ситуационные стратегии . Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Национальный институт юстиции. Найдите этот ресурс:

Welsh, Brandon C., и Дэвид П. Фаррингтон. 1998. «Оценка эффективности и экономических выгод комплексной программы предупреждения преступности, связанной с развитием и ситуацией». Психология, преступность и право 4: 281–308. Найдите этот ресурс:

Уэлш, Брэндон К., Кристофер Дж. Салливан и Дэвид Л. Олдс. 2010. «Когда ранняя профилактика преступности расширяется: новый взгляд на доказательства».