Тренинг детско родительских отношений с подростками: Тренинг детско-родительских отношений «Ковер мира» | План-конспект занятия (7 класс):

Содержание

Психологический тренинг как средство гармонизации детско-родительских отношений Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

том, что она воспроизводит идеальный образ, эталон профессионализма педагога; предлагает гуманистический, неманипулятивный способ и технологии его прогрессивного преобразования; указывает факторы и условия, содействующие достижению каждым преподавателем именно высших уровней, вершин самореализации в профессиональной деятельности и жизнедеятельности в целом. Такая модель отражает влияние, имеет самое непосредственное отношение к прогрессивному продвижению преподавателя в профессии.

Предварительный теоретический конструкт модели «Развитие акмеологической компетенции преподавателя профессионального колледжа» проверялся далее в опытноэкспериментальной работе и наполнялся конкретным смыслом и содержанием.

1. Деркач А. А. Методолого-прикладные основы акмеологических исследований. М., 1999.

2. Абдалина Л.В. Развитие профессионализма педагога: от теории к практике: монография. М., 2008.

3. Коваль Н.А. Личностный рост как акмеологи-ческая проблема // Психология личностного роста специалиста: материалы Всерос. науч.-практ. конф. 21 марта 2007 г. / отв. ред. Н.А. Коваль. Тамбов, 2007.

4. Гальперин П.Я. Методы обучения и умственного развития ребенка. М., 1985.

Поступила в редакцию 6.02.2009 г

Filonova N.A. A Model for the Development of a Vocational College Teacher’s Akmeological Competence. In the article the author clearly states the purpose and functioning of the model, defines its specific tasks, explains the structure and the relationship between the elements of the akmeological competence development model.

Key words: akmeological competence of a teacher, criteria and levels of akmeological competence, psychological factors and conditions of akmeological competence development, akmeological techniques.

УДК 15

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ КАК СРЕДСТВО ГАРМОНИЗАЦИИ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ

© А.С. Елисеева

В статье представлены результаты формирующего эксперимента, проведенного автором с помощью тренинговой программы взаимодействия родителей с ребенком «Посмотри на ребенка по-новому». Автором представлены и подробно проанализированы результаты исследования взаимоотношений родителей и детей, установившиеся после применения психологического воздействия.

Ключевые слова: детско-родительские отношения (ДРО), взаимодействие, тренинг, оценочный акт, поощрение, наказание.

Как показывает практика работы педаго-га-психолога, использование методов групповой работы, в частности группового консультирования с родителями, часто бывает более эффективным, чем индивидуальное консультирование. Как отмечает И.М. Марковская [1], анализ семейных ситуаций в группе помогает родителю взглянуть на себя со стороны, «глазами других», и тем самым как бы объективизировать свое поведение. Родители начинают лучше понимать собственные стереотипы воспитания, которые не являются результатом осознанного выбора воспитателя, а обычно перенимаются либо

«по наследству» от своих родителей, либо являются следствием представлений об отношениях ребенка и родителя, полученных из близкого социального окружения, средств информации и массовой коммуникации.

Следовательно, любая коррекционная деятельность, призванная изменить поведение детей и детско-родительские отношения, в первую очередь, должна быть направлена на работу с родителями. Вот почему необходимы целостные программы, главным образом, направленные на воспитание родителей, и формирование у них психологической грамотности как совокупности элементарных

психологических знаний и умений, отмечает Л.С. Колмогоров [2].

Одна из таких программ была создана нами и апробирована на базе ГОУ СОШ № 596 г. Москвы - это программа тренинга детско-родительского взаимодействия «Посмотри на ребенка по-новому», разработанная для группы родителей, воспитывающих детей подросткового возраста.

Основной целью программы явилось создание психолого-педагогических условий, способствующих гармонизации отношений между родителями и ребенком, на основании формирования адекватной оценки родителем деятельности и поступков ребенка и применения эффективных методов стимулирования социально одобряемых и воспитательноцелесообразных форм поведения подростков.

При создании тренинга мы придерживались гипотезы, что родительская оценка (как общее представление о ребенке) и оценочный акт (как непосредственное реагирование на действия и поступки ребенка), выраженный через поощрение или наказание, являются основой формирования стиля родительского воспитания как образа действий по отношению к ребенку, в котором эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты являются неотъемлемыми составляющими и оказывают прямое воздействие на формирование родительского отношения [3].

Реализация разработанной программы предполагала решение ряда задач:

- расширения родительских возможностей в понимании и принятии своего ребенка;

- изменения неадекватности родительских воспитательных позиций;

- актуализации и иерархизации воспитательной мотивации в семье;

- оптимизации форм воздействия родителей на ребенка за счет выбора и применения адекватных методов поощрения и наказания в процессе воспитания.

Так как любые отношения предусматривают активное участие двух равноправных сторон, то и детско-родительские отношения, участниками которых выступают дети, должно быть учтено при создании программы. Вот почему мы сочли возможным и необходимым выделить отдельный блок занятий с детьми, а также посвятить часть занятий совместной работе детей и родителей. Таким образом, создав условия для совмест-

ной деятельности родителей и детей, мы позволили родителям овладевать теми навыками воспитательного и стимулирующего воздействия по отношению к ребенку, которые были бы приняты самим ребенком и способствовали развитию позитивных детско-родительских отношений.

Разработанная программа прошла апробацию в период 2007/2008 учебного года и была применена по отношению к родителям и детям, вошедшим в группы, сформированные на принципе добровольности, допускающем варьирование блоками занятий по просьбе участников группы.

Концептуальной основой тренинга является идея сотрудничества взрослого с ребенком. В программе использованы также идеи Т. Гордона, К. Роджерса, А. Адлера, Р. Дрей-курса, Р. Берна; опыт работы сотрудников Института тренинга Санкт-Петербурга:

Н.Ю. Хрящевой, Е.В. Сидоренко, разработки Р.В. Овчаровой, Ю.Б. Гиппенрейтер, программа СПТ И.М. Марковской; тренинг эффективного взаимодействия родителя и ребенка О. В. Сердюковой (Тамбов) и др.

В качестве методологического подхода использовался личностный подход, признающий за каждым участником психологического воздействия и взаимодействия право быть неповторимой индивидуальностью, иметь свои взгляды, потребности, устремления и интересы, отличающиеся от других и ценные сами по себе.

Программа включает 23 занятия (15 - с родителями, 4 - с подростками и 4 совместных занятия родителей с детьми). Продолжительность каждого из занятий 3 часа, интенсивность - 1 раз в неделю.

Для определения результативности пси-холого-педагогического воздействия разработанной нами программы тренинга взаимодействия родителей с ребенком «Посмотри на ребенка по-новому» были использованы методы изучения взаимоотношений между родителями и ребенком и их взаимодействия (опросник ВРР Марковской И.М. [1], имеющий две формы для родителей и для детей), тест АБОЯ «Подростки о родителях» [4], изучающий отношение подростков к установкам, поведению и методам воспитания, применяемым родителями по отношению к ним.

Обработка результатов производилась с использованием методов математической ста-

тистики; вычисления осуществлялись с помощью программы статистической обработки информации SPSS for Windows 15.0. [5].

Завершая формирующий эксперимент, мы выдвинули задачу выявления динамики изменения параметров Дро участников экспериментальной группы. Для проверки статистической значимости выдвинутой гипотезы использовался критерий Манна-Уитни. Значимые различия на уровне значимости р < 0,05 по методике ВРР выявлены в детской выборке по шкале «мягкость - строгость», на уровне значимости р < 0,01 по шкалам «эмоциональная дистанция - близость», «несогласие - согласие», «удовлетворенность отношениями с родителями».

В группе родителей значимые различия на уровне значимости р < 0,05 отслеживаются по шкалам «мягкость-строгость», «несогласие-согласие», на уровне значимости р < 0,01 - «удовлетворенность отношениями с ребенком».

Корреляционный анализ результатов применения теста ADOR «Подростки о родителях» показал, что в глазах подростков родительские установки, поведение и методы воспитания после тренинга претерпели значимые изменения.

Значимые различия на уровне значимости р < 0,01 были выявлены по шкалам «позитивный интерес», «директивность», «автономность», «непоследовательность», что позволило нам сделать вывод об эффективности формирующего эксперимента и наблюдаемой как родителями, так и детьми позитивной динамике детско-родительских отношений.

Качественный анализ результатов исследования был направлен на выявление выраженности, интенсивности изменения детско-родительских отношений и отслеживание качественной характеристики произошедших изменений в детско-родительских отношениях.

Сопоставление показателей, измеренных в различных условиях на одной и той же выборке с использованием H-критерия Уилкок-сона, позволило установить не только направленность изменений, но и их выраженность и интенсивность, определить, является ли сдвиг показателей в каком-то одном направлении более интенсивным, чем в другом.

Изначально мы исходили из предположения о том, что «типичным» сдвигом пока-

зателя взаимоотношений родителей и детей будет т. н. «положительный сдвиг», а «нетипичным», или редким, - сдвиг в более редко встречающемся отрицательном направлении. На этой основе можно сформировать следующие гипотезы:

- Но: интенсивность сдвигов в типичном направлении не превосходит интенсивности сдвигов в нетипичном направлении;

- Нь интенсивность сдвигов в типичном направлении превышает интенсивность сдвигов в нетипичном направлении.

Достоверно значимые показатели изменений ДРО в экспериментальной группе детей можно отметить по шкалам: «эмоциональная дистанция - близость», «непоследовательность-последовательность», «удовле-

творенность отношениями с родителями».

У родителей достоверно значимы изменения по шкалам: «эмоциональная дистанция - близость», «несогласие - согласие», «непоследовательность - последовательность», «удовлетворенность отношениями с ребенком».

Наглядно совпадение по трем значимым шкалам ДРО в обеих выборках.

По результату применения теста АБОЯ, достоверно наблюдаемые изменения значений отмечены по шкалам «позитивный интерес» и «автономность». Так как Тэмп. < Т кр. (р < 0,05), то Н0 отвергается и принимается Н] на уровне значимостир < 0,05, т. е. сдвиг в типичном направлении более интенсивен, чем сдвиг в нетипичном направлении.

Несмотря на общие тенденции позитивных изменений в обеих группах (родители и дети), тем не менее выявленная динамика детско-родительских отношений разнопла-нова, и в целях уточнения специфики динамики Дро к результатам диагностики был применен факторный анализ (компьютерная программа SPSS 15.0).

Переменные, значимо отличающие одну группу испытуемых от другой, были подвергнуты факторному анализу методом главных компонент с последующим Варимакс-вращением с нормализацией Кайзера. Во внимание были приняты значения с факторной нагрузкой больше 0,5. В результате были получены четыре фактора.

Первый фактор - «эмоциональное взаимодействие родителя и ребенка» составили шкалы: «отсутствие сотрудничества - со-

трудничество» (реб.) (0,820), «отсутствие сотрудничества - сотрудничество» (род.) (0,799), «эмоциональная дистанция - близость» (реб.) (0,696), «эмоциональная дистанция - близость» (род.) (0,649), «удовлетворенность отношениями с родителями» (реб.) (0,609), «удовлетворенность отношениями с ребенком» (род.) (0,556). Этот фактор интерпретирован нами как эмоциональное взаимодействие родителя и ребенка.

Второй фактор - «родительская позиция» объединил шкалы: «отвержение - принятие» (реб.) (0,826), «мягкость - строгость» (реб.) (0,844), «мягкость - строгость» (род.) (0,837), «нетребовательность - требовательность» (реб. ) (0,801), «нетребовательность -требовательность» (род.) (0,734) Мы посчитали возможным обозначить его как «родительская позиция».

Третий фактор - «когнитивно-поведенческий» - включает шкалы: «несогласие -согласие» (род.) (0,770), «несогласие - согласие» (реб.) (0,768), «непоследовательность -последовательность» (реб.) (0,579), «непоследовательность - последовательность» (род.) (0,574), обозначен нами, как когнитивноповеденческий блок.

Четвертый фактор - «эмоциональноповеденческий» составили шкалы: «отвержение - принятие» (род.) (0,732), «автономность - контроль» (род.) (0,738), «автономность - контроль» (реб.) (0,725), «авторитетность родителя» (род.) (0,685), «авторитетность родителя» (реб.) (0,622). Мы назвали его «эмоционально-поведенческий» блок.

Анализ содержания средних значений факторов подтверждает наличие характерных изменений в детско-родительских отношениях у испытуемых экспериментальной группы на уровне эмоционального, когнитивного и поведенческого компонентов.

Таким образом, можно утверждать, что разработанная и апробированная нами тренинговая программа является эффективной, т. к. в результате ее применения отмечена общая позитивная тенденция в изменении родительских установок, поведении родителей и отношении к ребенку на уровне эмоционального, когнитивного и поведенческого компонентов. Кроме того, отмечено, что у родителей формируется адекватная оценка

деятельности и поступков ребенка, координирующая применение эффективных методов стимулирования, о чем свидетельствуют результаты примененных в ходе тренинга промежуточных опросов родителей с помощью опросников: диагностика стилей руководства (А.Л. Журавлев), анкеты для родителей «Какова роль поощрения и наказания в семье» и др. Результаты исследования подтвердили выдвинутую гипотезу исследования и эффективность предложенной программы.

Результаты эксперимента дают основание утверждать, что эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты ДРО являются неотъемлемыми атрибутами процесса взаимодействия родителей и детей и оказывают прямое влияние на формирование стиля родительского отношения как образа действий по отношению к ребенку, в основе которого лежит оценка (как общее представление о ребенке) и оценочный акт (как непосредственное реагирование на действия ребенка), выражаемые через систему поощрений и (или) наказаний.

1. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. СПб., 2002.

2. Колмогоров Л.С. Диагностика психологической культуры школьников. М., 2004.

3. Елисеева А.С. Место и роль оценочно-стимулирующей деятельности родителей в системе детско-родительских отношений // Вестн. Тамб. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2008. Вып. 9 (65).

4. Практикум по возрастной психологии / под ред. Л. А. Головей, Е.Ф. Рыбалко. СПб., 2006.

5. Наследов А. SPSS 15 профессиональный статистический анализ данных. СПб., 2008.

Поступила в редакцию 25.11.2008 г.

Eliseeva A.S. Psychological training as a harmonious mean of children-parents relations. This article describes the results of psychological experiment held by the author and based on the “New view on child” children-parents interaction training program. Author presents and closely analyzes children-parents relations set after the psychological impact.

Key words: children-parents relations, a psychological impact, training, an encouragement, punishment, estimating act.

ТРЕНИНГ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ В СПЕЦШКОЛЕ Г. АНГАРСКА

     В апреле состоялся тренинг для второй группы подростков, находящихся в Специальном учебно-воспитательном учреждении для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением г. Ангарска.

     Тренинг «Дом, где тебя ждут!» посвящен в первую очередь теме семьи, детско-родительских отношений. Подростку, находящемуся в «закрытом» учреждении, для поддержания и восстановления связи с семьёй нужно осознать себя в качестве члена семьи. Подросток, как и любой ребенок (да собственно любой член семьи), связан отношениями с другими членами семьи. Эти отношения многоуровневые. Они включают в себя и эмоциональную составляющую (мы переживаем различные чувства друг к другу), и функциональную (мы что-то ожидаем от других членов семьи, они что-то ожидают от нас), и мотивационную (поведение других людей определяет мои желания, так же как и мое поведение определяет желания других членов семьи).

     В трехдневном тренинге приняла участие группа из 13 подростков в возрасте 12-14 лет.

  Тренинг традиционно начался со знакомства ребят с тренерами, организацией, проектом и с программой предстоящей работы. Интересным было то, что подростки задавали очень много вопросов по деятельности организации и по предстоящим мероприятиям. В тренинге ребята активно шли на контакт, в дальнейшем активно работали, а по окончании оставили только положительные отзывы.

     В рамках тренинга с подростками говорили о социальных ролях, о ролях в семье, о том, почему это так важно. Подростки овладели навыками конструктивного разрешения конфликтов, применяли медиативные технологии на практике, научились относиться к конфликту как естественному явлению, видеть в конфликте и положительные стороны.

     Коллектив Спецшколы ранее проходил обучение использованию медиативных технологий в работе с несовершеннолетними. В апреле предстоит обучение второй группы подростков, находящихся в Спецшколе г. Ангарска. Очень важно охватить весь коллектив учреждения, чтобы поддержать конструктивную атмосферу учреждения, установить благоприятный фон для взаимодействия подростков и сотрудников.

 

 

 

Проект "Дом, где тебя ждут! Семья - основа ресоциализации детей, преступивших Закон. Развитие компетенций родителей и детей, сопровождение семьи, восстановление детско-родительских отношений и овладение навыками конструктивного взаимодействия. Внедрение модели семейной ресоциализации в Восточной Сибири" получил государственную поддержку на основании Конкурса, проведенного Фондом Президентских грантов в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 г. № 93-рп.

В проекте «Семейный интенсив» прошли тренинги «Детско-родительского интенсива»

17 октября 2020 года в онлайн-формате состоялся большой 5-часовой интенсив для замещающих родителей совместно с подростками «Мастерство общения в семье». Для его проведения были приглашены опытные психологи Н. В. Мишанина и З. А. Ордина.

В рамках детско-родительского интенсива было несколько частей, логически связанных между собой: тренинг для взрослых членов замещающих семей; тренинг для подростков, воспитывающихся в семьях; совместный детско-родительский тренинг. Мероприятие было посвящено работе над одной из самых интересных и в тоже время проблемных зон в отношениях между людьми – коммуникации в семье. Эффективные коммуникативные навыки, эмпатия, умение слушать и слышать друг друга, использование специальных техник, позволяющих лучше понять другого члена семьи и договориться – все эти навыки приобретают особое значение и актуальность в семьях, где воспитываются подростки.

Мероприятие получилось очень насыщенным и интересным для всех участников тренинга. В первой части интенсива семьи познакомились друг с другом и определились со своими ожиданиями, а затем на примере небольшого мультфильма и его разбора погрузились в тематику тренинга. Совместное детско-родительское упражнение позволило взрослым и подросткам взаимодействовать и наблюдать за тем, как происходит коммуникация именно в их паре. Во второй части занятия подростки и взрослые работали в своих подгруппах, а занятия были посвящены отработке навыков эффективной коммуникации на примере техники «Я-высказывания». Также в ходе упражнений подростки составили портрет «идеального взрослого», а взрослые, в свою очередь, – портрет «идеального подростка». Дальнейшее обсуждение полученных «портретов» позволило всем членам семьи по-другому посмотреть на отношения, на ожидания друг от друга и проблемные зоны в отношениях. Все упражнения, предложенные в ходе тренингов, по отзывам как взрослых, так и ребят, оказались очень полезными для понимания друг друга.
В «Детско-родительском интенсиве» проекта приняли участие 26 человек, члены 12 замещающих семей.

Отзывы участников тренинга:
Елена: «Большая благодарность за проведенный тренинг! Расставлены дополнительные маячки в отношениях».
Антон: «Спасибо Вам за семинар с подростками! Для меня очень ценные знания дали дети — это и огромное желание, чтобы взрослые их выслушивали, и чтобы они не противоречили сами себе, когда требуют, как с взрослого, а относятся как к ребёнку. Интересный мультфильм про то, как надо уметь уступать друг другу, об этом в принципе нужно напоминать себе время от времени, ну и про Я-высказывания очень нужная информация, благодаря этой информации отношения с ребёнком стали достаточно тёплые и дружеские, чему я очень рад».
Отзывы других участников: «Очень понравилось задание на совместный рисунок и реакция моих коллег-родителей, у которых такой опыт в первый раз, и, судя по всему, он очень порадовал результатами», «Спасибо за мероприятие, очень нужное и полезное, это хорошая помощь родителям в понимании их подростков и подросткам — в понимании родителей».
Ярослав (участник тренинга для подростков, 10 лет): «Когда я участвовал в тренинге для детей, мне очень понравилось, как Зоя нам все объясняла и показывала мультик».
Маша (участница тренинга для подростков, 15 лет): «Спасибо за проведенный вами тренинг, он мне очень понравился, я посмотрела на некоторые вещи новым взглядом».
Мероприятия заключительной части Проекта состоятся 21 октября 2020 года.

Проект «Семейный интенсив» (образовательно-тренинговая программа для замещающих семей с родственной опекой, воспитывающих детей подросткового возраста) реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы.

Муниципальное учреждение «Центр профилактического сопровождения «Компас»

 Муниципальное учреждение «Центр профилактического сопровождения «КОМПАС»

Направления деятельности Центра:
1. Профилактика социально значимых заболеваний и негативных явлений в молодежной среде.
2. Оказание психологической помощи молодым людям и ближнему окружению.
3. Развитие добровольческого движения

Молодежь - прежде всего

Услуги, которые предоставляются в Центре профилактического сопровождения «КОМПАС»:
1) Первичная профилактика социально значимых заболеваний, а так же негативных явлений, таких как экстремизм, суицидальное поведение и многое другое.
2) Социально-психологическая помощь людям, затронутым вышеперечисленными и прочими проблемами.

Работа молодежью включает в себя тренинги и семинары, публичные акции, работу с добровольцами. Темы занятий охватывают большой спектр вопросов: профилактика химической, игровой, компьютерной зависимости, профилактика ВИЧ-инфекции, тренинг для девушек по сохранению репродуктивного здоровья, профилактика суицидального поведения подростков, программа по профилактике экстремизма в молодежной среде и многие другие вопросы. Специалисты Центра «КОМПАС» проводят тренинги для учащихся общеобразовательных школ города, студентов профессиональных образовательных организаций, высших образовательных организаций, воспитанников социально-реабилитационных центров и детских домов, подростками, находящимися в «конфликте с законом», а также и для специалистов, работающих с молодежью и подростками. Тренинг позволяет применить различные формы работы с аудиторией: информационные блоки (мини-лекции), и проведение различных интерактивов, направленных на закрепление информации и выработку практических навыков. Эта форма работы позволяет обеспечить включение всех участников в процесс обучения. Первоначальное смущение и недоверие проходят уже в начале мероприятия. Причина проста - люди на самом деле заинтересованы в обсуждении волнующих их тем. 

Тренинги, организованные для специалистов, работающих с молодежью очень важны, так как отношения в семьях складываются по-разному. И, к сожалению, не каждый подросток решится задать вопрос «неудобный вопрос» родителям (которые порой бывают, не готовы к подобному диалогу). Если специалисту удается установить доверительные отношения со своими воспитанниками, то поговорить на «неудобные» темы нередко приходят именно к нему. Кроме того, своевременное вмешательство внимательного педагога и без просьбы со стороны помогает скорректировать поведение молодого человека, оградить его от многих проблем.

В рамках своей деятельности Центр «КОМПАС» регулярно проводит публичные акции для жителей города, для тех, кто неравнодушен к своему здоровью и социальным проблемам общества. Каждый раз специалисты Центра готовят новые активности, которые дают возможность сохранить свое здоровье, получить новые знания. Все мероприятия проходят в неформальной обстановке, так они наиболее интересны взрослым и детям. Ежегодно мероприятия центра охватывают более 5000 человек и возможно не все, но большинство начинает задумываться о сохранении своего здоровья и ведении здорового образа жизни.

В сердце добровольчества

Доброволец – это человек, который по своему желанию, без принуждения занимается социально-полезной деятельностью, выполняет общественно-значимую работу не ради денег, а ради духовного и морального удовлетворения, приобретения опыта и навыков, для личностного роста и развития.

Для молодых людей, вовлеченных в добровольческое движение, бескорыстная работа в социальной сфере становится значимой и важной. Это способствует их личностному росту, а также развитию профессиональных навыков, которые им пригодятся в жизни. Участники добровольческого движения, а это, в основном, студенты средних специальных учебных заведений, получают коммуникативные и организационные навыки, приобретают опыт социального проектирования, становятся наставниками и положительными примерами для своих сверстников. Центр профилактического сопровождения «КОМПАС» участвует в развитии и организации волонтерского движения среди молодежи. Добровольцы принимают участие в проведении публичных акций и массовых профилактических мероприятий совместно со специалистами Центра «КОМПАС».

От добровольца, принимающего участие в акциях Центра «КОМПАС» требуются знания в области тематик проводимых акций и мероприятий. Для этого волонтеры проходят обучение у специалистов центра. Кроме того, специалисты Центра «КОМПАС» проводят для молодых людей специальные тренинги, где помогают найти новые интересы и поддержать уже имеющиеся, рассказывают о том, как получить поддержку и восстановить свои личностные ресурсы и границы.

Социально-психологическая помощь, или как научить получать помощь

Специалистами Центра «КОМПАС» оказываются индивидуальные консультации. Консультативная деятельность осуществляется индивидуально с подростками или родителями, желающими получить помощь. Психологические консультации помогают человеку преодолеть различные кризисы в его жизни, найти мотивацию для ее изменений и различные способы решения встающих перед ним жизненных задач. Центр «КОМПАС» предоставляет бесплатные и анонимные консультации, как подросткам, так и их родителям, по вопросам детско-родительских отношений, вопросам зависимости и созависимости, проблемам взаимоотношений с так называемыми «трудными» подростками и т.д. Консультации осуществляются очно, по телефону, электронной почте.

Контактная информация

Адрес: 454092, г. Челябинск, ул. Переселенческий пункт, д. 10.
Телефоны/факс: (351) 261-42-42, 261-44-95, 261-47-14
Е-mail: [email protected]

Сайт: http://www.kompas74.ru
Социальные сети:
ВКонтакте: https://vk.com/kompas74
Instagram: Kompas-74

IV Межрегиональный  семинар «Проблемы социальной работы с несовершеннолетними, находящимися в конфликте с окружением и законом, и их семьями".

IV Межрегиональный  семинар «Проблемы социальной работы с несовершеннолетними, находящимися в конфликте с окружением и законом". Семинар проводится в Томске ежегодно.  В ходе семинара планируется обсуждение проблемных вопросов социальной работы с детьми и подростками, находящимися в конфликте с окружением и законом и социально опасном положении, а также успешных региональных практик работы с такими несовершеннолетними и их семьями. Особое внимание будет уделено проблемам распространения и развития восстановительных технологий на территории Томской области, создания территориальных и школьных служб примирения в образовательных и других организациях, а также вопросам развития наставничества над подростками, находящимися в конфликте. В ходе семинара специалисты смогут не только обсудить принципиально важные вопросы по теме семинара, но и принять участие в мастер-классах, познакомиться с новыми технологиями и формами работы с подростками группы риска. В  рамках семинара (24-25 апреля 2018 г. ) предусмотрены такие формы работы как пленарное заседание, мастерские, тренинговые  и дискуссионные площадки.   

В рамках семинара пройдет обучающий тренинг (26-28 апреля 2018 г.)  по теме "Семейная групповая конференция* как технология восстановления детско-родительских отношений и разрешения конфликтов в семье". Автор и ведущий  тренинговой программы Максудов Рустем Рамзиевич, президент МОО центр «Судебно-правовая реформа», председатель Всероссийской ассоциации специалистов восстановительной медиации (г. Москва). Тренинг рассчитан на специалистов школ (социальных педагогов, психологов, кураторов школьных служб примирения), социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, центров помощи детям, оставшимся без опечени родителей, центров помощи семье и детям и т.д. Желающие принять учстие в тренинге будут проходить отбор. 

* Одно из важнейших направлений деятельности школы – это профилактическая работа с семьей, которая должна быть, прежде всего, ориентирована на сохранение ребенка в семье, восстановление семейных отношений. При этом важно использовать технологии, активизирующие ресурсы родственников и ближайшего социального окружения. Семейная конференция – одна из программ восстановительного правосудия, в которых к обсуждению проблемы привлекаются не только специалисты, но и все заинтересованные люди, что обеспечивает их активное участие в принятии решения и разделении ответственности за его выполнение. Семейная конференция позволяет семье в кризисные моменты ее жизни, а также участникам конфликтной или криминальной ситуации сообща решить, как изменить ситуацию в интересах каждого, чтобы это способствовало благополучию детей и родителей, восстановлению их семейных связей.

Психолог | Психологический центр Подсолнух

Образование:

Основное:

Университет) Специальность : психолог, преподаватель психологии.

Дополнительное:

подростков» в Институте психотерапии и клинической психологии.

песочной терапии», «Тренинг детско-родительских взаимоотношений» В НОЧУ

ВПО « Институт практической Психологии и психоанализа».

младшего школьного возраста» - в Институте психотерапии и клинической

психологии.

интерактивной среде темной и светлой сенсорных комнат в условиях реализации

ФГОС ДО и НОО» - в Центре диагностики, консультирования и игровой

поддержки развития детей профессора Л.Б.Баряевой, г. Санкт- Петербург.

психологии "Иматон" (г Санкт-Петербург)

функциональности рук у детей традиционные и инновационные подходы»- в

Институте практической психологии "Иматон" (г Санкт-Петербург)

для изменения поведения (руководитель программы Юлия Эрц, г. Москва, центр

«Наш Солнечный Мир»)

Институте практической психологии "Иматон" (г Санкт-Петербург)

методы коррекции поведения (руководитель программы Юлия Эрц, г. Москва,

центр «Наш Солнечный Мир»)

Направления работы:

Специализация:

отношений, профконсультирование подростков, диагностика психологической

готовности к школе, проблемы поведения, проблемы адаптации детей и

подростков.

  • Коррекция проблематичного поведения, обучение навыкам самостоятельности,

формирование навыков самообслуживания и личной гигиены детей с аутизмом и

РАС. - реабилитация детей с РАС

​​

Супервизор центра Михалычева Мария 

Авторские тренинги:

  • Тренинг повышения мотивации к школьному обучению «Хочу, могу, знаю!»

  • Тренинг для особых детей: "Живу, расту, учусь";

  • "Тренинг общения"

Психологическая служба

Наши специалисты помогут родителям, детям, подросткам найти причины и решение сложных жизненных ситуаций. Окажут помощь по широкому кругу психологических проблем.

  • Воспитание и обучение (трудности).
  • Тревожность, страхи, застенчивость.
  • Проблемы в общении, гиперактивность.
  • Регуляция эмоционального состояния в стрессовых ситуациях.
  • Определение барьеров общения между родителями и детьми.

Проводится набор в группы психологических тренингов.

  • «Самосбережение здоровья детей».
  • «Детско-родительские отношения».
  • «Как ужиться с подростком».

Психологический анализ семейных отношений обеспечит сплочение Вашей семьи и гармонию семейных отношений.

Психологическая служба школы.

Психологическую службу школы координирует кандидат психологических наук. Высококвалифицированные психологи помогут детям и родителям найти причины и решения трудностей и проблем в учебе, общении со сверстниками, взаимоотношениях с родителями.

Мы обеспечиваем психологическое сопровождение учащихся в учебе, общении, личностном развитии с 1 по 11 класс.

Цель - создание в школе благоприятного для детей психологического климата в обучении и общении со сверстниками и учителями.

Важнейшая составляющая заботы о наших учениках – организация таких условий, где сохраняется их психологическое здоровье, учитываются индивидуальные особенности учащихся, реализуются их возможности, резервы развития в соответствии с возрастом.

С этой целью проводятся индивидуальные занятия и психологические тренинги с детьми (с 1 по 11 класс)

Тематика:

  • «Взаимоотношения между сверстниками в классе».
  • «Стратегии поведения в конфликтных ситуациях»
  • «Приемы снижения тревожности»
  • «Тренинг по улучшению внимания, памяти
  • «Познай себя»
  • «Золотые ключи общения»
  • (Тренинг коммуникативных навыков)
  • «Познай себя»
  • «Формирование учебной мотивации»
  • «Профессиональное самоопределение»
  • «Преодоление кризисных ситуаций»
  • «Обучение жизненным навыкам»
  • «Методы снятия психоэмоционального напряжения»
  • «Стресс – как с ним бороться»
  • «Путешествие в страну чувств»
  • «Развитие личности школьников и их способностей»

Набор в группы психологических тренингов, на индивидуальные занятия с детьми и подростками проводится в течение всего учебного года.

Семья и школа

Уважаемые родители для Вас мы проводим

  • Индивидуальное консультирование по психологическим особенностям Ваших детей
  • Оформление психологических рекомендаций в соответствии с запросом
  • Занятия в группах детско-родительских отношений.
  • Просвещение в рамках тематических лекториев
  • «Университет родительских знаний»

Консультации, занятия по распространению психологических знаний на область семейного воспитания:

  • «Нарушения поведения – как быть?»
  • «Семья – об отношениях родители-дети»
  • «Детская ложь»
  • «Лечебная сила семьи»
  • «Причины школьной неуспеваемости»
  • «Проблемы в жизни семьи и пути их разрешения»
  • «Как поддержать ребенка»
  • «Психолого-педагогическое воздействие на подростка»
  • «Без паники – подростковый возраст»
  • «Гиперактивность – как с ней жить»
  • «Самосбережение здоровья ребенка»
  • «Слагаемые разумного образа жизни семьи и детей»
  • Тренинг для родителей и подростков«Вывести в люди»

Комплексный подход практических психологов с узкой специализацией обеспечит уникальную помощь в наиболее сложных проблемах всей семье

  • Воспитание и школьное обучение (трудности)
  • Регуляция психоэмоционального состояния в стрессовых ситуациях
  • Преодоление барьеров общения между родителями, детьми и другими членами семьи
  • Диагностика и коррекция негативных особенностей характера членов семьи
  • Трудности речевого развития
  • Занятия в группах психологических тренингов:

Психологический анализ семейных проблем обеспечит сплочение вашей семьи и гармонию семейных отношении.

Руководитель психологической службы - Тимошенко Елена Петровна

Кандидат психологических наук, педагог – психолог высшей категории.

Преподавала в ВУЗе, работала заместителем директора центра «Семья» и в министерстве социальной защиты М.О.

  • Психологическое сопровождение школьников, педагогов, родителей в образовательном процессе.
  • Организация психопрофилактики, диагностики и коррекции познавательных и личностных особенностей учащихся.
  • Консультирование родителей и педагогов по вопросам воспитания детей.
  • Разработка и применение инновационных методов и программ в работе психолога.
  • Психологическая помощь в сложных жизненных ситуациях.

Тренинги

Основная задача психологической службы в нашей школе – научить ребенка самосбережению своего здоровья. С этой целью психолог организует различные виды работы. Одна из наиболее популярных – тренинги: «Как ужиться с подростком», «Работа с агрессивными детьми», «Педагогическое воздействие на подростка», «Нарушения поведения – как быть?», «Методы быстрого снятия психоэмоционального напряжения», «Слагаемые разумного образа жизни», «Береги себя», «Гиперактивность – как с ней жить».

Остановимся подробнее на организации тренингов по снятию тревожности, агрессии.

Тренинг снятия тревожности

Задачи тренинга:

  • Ознакомление подростков с понятиями и видами тревожности
  • Снятие эмоционального и мышечного напряжения у ребенка
  • Обучение подростков приемам и методам управлять собой в различных ситуациях, наиболее волнующих его
  • Отработка навыков самоконтроля, освоение эффективных социально приемлемых стратегий поведения.
  • Повышение самооценки ребенка

Правила работы с тревожными детьми:

  1. Избегайте состязаний и каких-либо видов работ, учитывающих скорость.
  2. Чаще используйте телесный контакт, упражнения на релаксацию.
  3. Способствуйте повышению самооценки ребенка, чаще хвалите его, так, чтобы он знал, за что.
  4. Чаще обращайтесь к ребенку по имени.
  5. Не требуйте от детей того, чего они не смогут выполнить.
  6. Не сравнивайте ребенка с окружающими.
  7. Демонстрируйте образцы уверенного поведения, будьте во всем примером ребенку.

Способы преодоления тревожности:

«Настройка на определенное эмоциональное Состояние». Подростку предлагается. Мысленно связать взволнованное тревожное состояние с одной мелодией, цветом, пейзажем, каким-либо характерным жестом; спокойное, расслабленное – с другим; а уверенное – с третьим. «Приятное воспоминание». Подростку предлагается представить себе ситуацию, в которой он испытывал полный покой и расслабление, стараясь как можно ярче вспомнить те ощущения, представить ту ситуацию.с«Использование роли». В трудной ситуации ребенку предлагается ярко представить себе образ для подражания, войти в эту роль и действовать в этом образе. «Контроль голоса и жестов». Подростку объясняется, как по голосу и жестам можно определить эмоциональное состояние человека, указывается на необходимость тренировки перед зеркалом и зрителями. «Дыхание». Ребенку рассказывается о значении ритмичного дыхания, предлагаются способы использования дыхания для снятия напряжения.

Работа с агрессивными детьми

Коррекционную работу с агрессивными детьми целесообразно проводить в 3-х направлениях:

1. Обучение детей приемам саморегуляции, умению владеть собой в различных ситуациях.

Агрессивным детям зачастую свойственны мышечные зажимы, особенно в области лица и кистей рук. Поэтому для данной категории детей будут полезны любые релаксационные упражнения. В процессе коррекционной работы можно говорить ребенку о том, что такое гнев, каковы его разрушительные последствия, каким злым и некрасивым становится человек в порыве гнева. Поэтому важно работать над собой, управлять и владеть своими отрицательными эмоциями.

2. Отработка навыков общения в возможных конфликтных ситуациях.

Агрессивные дети иногда проявляют агрессию лишь потому, что не знают других способов проявления своих чувств. Задача взрослого – научить их выходить из конфликтных ситуаций приемлемыми способами. С этой целю можно обсудить с детьми наиболее часто встречающиеся конфликтные ситуации. Другим приемом работы с агрессивными детьми может стать ролевая игра.

3. Формирование таких качеств, как эмпатия, доверие к людям и т.д.

Развивать эмпатию и формировать другие качества личности можно во время совместного чтения взрослого и ребенка. Обсуждая прочитанное, взрослый поощряет выражение ребенком своих чувств. Кроме этого, очень полезно сочинять с ребенком сказки, истории.

Навыки воспитания и взаимоотношений - Вспомогательное пособие для молодых родителей

Все родители борются с пониманием того, как лучше всего воспитывать своих детей и поддерживать здоровые отношения со своими партнерами. Для молодых родителей эти трудности могут усугубляться финансовым стрессом, требованиями школы, преодолением стигмы и просто отсутствием опыта. Эта страница содержит ссылки на ресурсы, которые поддерживают навыки воспитания детей и взаимоотношений. Он также включает информацию и ресурсы о насилии со стороны интимного партнера.

Воспитание и развитие ребенка

Найдите программу для родителей в вашем районе

Партнерство штата Нью-Йорк по обучению родителей ведет базу данных программ обучения родителей и других социальных услуг по округам.

Каталог

Healthy Children.Org: Веб-сайт для родителей AAP

Этот веб-сайт, спонсируемый Американской академией педиатрии (AAP), предлагает множество ресурсов для родителей, адаптированных к возрастной группе ребенка.На сайте есть функция поиска «Найдите педиатра».

Веб-сайт: английский

Веб-сайт: испанский

Руководство для родителей штата Нью-Йорк

Руководство для родителей штата Нью-Йорк фокусируется на том, как родители и другие опекуны могут использовать пять ключевых навыков для развития позитивных отношений со своими детьми.

Руководство для родителей

Центр информации и ресурсов для родителей

Центр информации и ресурсов для родителей поддерживает центры для родителей, которые обслуживают семьи с детьми с ограниченными возможностями.В США существует около 100 центров обучения и информации для родителей и общественных центров ресурсов для родителей. Найдите ближайший центр через каталог здесь.

Информация и каталог

Рост и развитие

Этот ресурс от Advocates for Youth предоставляет обзор различных стадий человеческого развития и сексуальности от рождения до взрослой жизни.

Обзор

От нуля до трех: поведение и развитие

Этот веб-сайт содержит ссылки на широкий спектр ресурсов по развитию детей для родителей, специалистов и политиков.

Веб-сайт

Приложение Milestone Tracker

Приложение Milestone Tracker позволяет отслеживать вехи вашего ребенка в возрасте от 2 месяцев до 5 лет с помощью контрольных списков CDC, получать советы от CDC для поощрения развития вашего ребенка и узнавать, что делать, если вы когда-либо беспокоитесь о том, как ваш ребенок развивается.

Приложение

Родительский проект

В рамках этого проекта Корнельского университета воспитателям родителей предоставляются ресурсы через профессиональные страницы и аналитические обзоры.Ресурсы также предоставляются родителям и опекунам.

Веб-сайт

Вебинары по профессиональному развитию

Созданные для профессионалов, работающих с родителями, эти видеоролики NYS Parenting Education Partnership включают такие темы, как нормальное развитие ребенка, социальное и эмоциональное развитие, а также участие семьи.

Видео

Каждый человек влияет на детей (EPIC)

Эта массовая организация призвана помогать семьям, школам и сообществам воспитывать детей, чтобы они стали ответственными и способными взрослыми.На веб-сайте представлены обзоры программ, разработанных организацией для детей, подростков, семей и сообществ. Свяжитесь с ними, чтобы донести EPIC до вашего сообщества.

Веб-сайт

Совместное воспитание: ресурсы и передовой опыт для поставщиков услуг

Этот ресурс начинается с описания важности совместного воспитания и его связи с благополучием ребенка, а за ним следуют предложения о том, как лучше всего поддержать молодых отцов и других лиц, осуществляющих уход, в услугах программирования совместного воспитания.Министерство здравоохранения и социальных служб США.

Совет

Навыки взаимоотношений

Руководство по активному прослушиванию

Персонал организации, партнеры по сообществу, а также молодые люди, выздоравливающие и воспитывающие детей, могут использовать эти советы для развития своих навыков активного слушания.

Советы

Положительная и корректирующая обратная связь

Умение давать положительные и корректирующие отзывы может быть полезным для построения отношений.Предоставляя обратную связь, мы помогаем молодым людям оценить свои собственные действия, определить свои сильные стороны и подумать, что они могут улучшить.

Рабочий лист

Учебные материалы для молодежных педагогов - Справочник

В этом онлайн-справочнике собрано множество учебных материалов, таких как игры, задания, упражнения, раздаточные материалы и рабочие листы, чтобы помочь молодым людям наладить общение, отношения, разрешение конфликтов и навыки публичных выступлений.Эти ресурсы были подготовлены организацией Wisconsin 4-H Youth Development.

Справочник

Решение проблем с подростками

Этот шестиступенчатый процесс решения проблем от Raising Children Network предлагает советы по разрешению конфликтов между родителями и их детьми.

Страница в Интернете

Помощь молодежи в развитии навыков взаимоотношений

На этой странице ACT for Youth перечислены программные мероприятия и учебные планы, которые делают упор на формирование навыков здоровых взаимоотношений, а также ресурсы, предназначенные для молодых людей.

Страница в Интернете

Насилие со стороны интимного партнера (IPV)

Насилие при свиданиях

Эти ресурсы, составленные ACT for Youth, распространяют информацию о насилии на свиданиях подростков, способствуют эффективному вмешательству и предотвращению, а также дают рекомендации по поиску или оказанию помощи.

Ресурсы

Насилие со стороны интимного партнера

Центры по контролю и профилактике заболеваний предоставляют обширную информацию о ИПВ на этом веб-сайте, включая определения, источники данных, факторы риска и защиты, публикации, контактную информацию по горячей линии и стратегии профилактики.

Веб-сайт

Национальная коалиция против домашнего насилия (NCADV)

NCADV направлен на искоренение домашнего насилия, расширение прав и возможностей женщин и детей, продвижение и объединение услуг, просвещение общественности и продвижение партнерских отношений посредством совместных усилий сообществ и отдельных лиц. На этом веб-сайте представлена ​​информация о NCADV, а также помощь жертвам домашнего насилия.

Веб-сайт

Текстовая строка о кризисе

Crisis Text Line обслуживает молодых людей в кризисных ситуациях любого типа, предоставляя им доступ к бесплатной круглосуточной эмоциональной поддержке и информации, в которой они нуждаются, через средство, которым они уже пользуются и которому доверяют: текст.Когда подросток пишет «ДОМ» на номер 741741, обученный доброволец отвечает, помогая подростку перейти от горячего момента к прохладному.

Информация

Тест на насилие в семье

Разработанный как часть серии PBS Independent Lens «Путь появляется», этот тест служит инструментом для повышения уровня знаний о домашнем насилии.

Контрольный опрос

Границы | Стили воспитания и отношения между родителями и подростками: посредническая роль поведенческой автономии и родительского авторитета

Введение

Различия в стилях воспитания и качествах взаимоотношений между родителями и детьми - давние темы исследований в области психологии развития и семейной психологии.Предыдущие исследования показали, что стили воспитания являются критическими факторами семейного контекста, которые тесно связаны с отношениями между родителями и подростками (Shek, 2002). Несмотря на большое количество исследований связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, существующие исследования в основном сосредоточены на прямом влиянии стилей воспитания на отношения между родителями и подростками, в то время как основные механизмы, посредством которых стили воспитания связаны с отношениями родитель-подросток. отношения редко исследуются.В настоящем исследовании изучались возможные опосредствующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, на связь между различиями в стилях воспитания и вариабельностью конфликтов и сплоченности в отношениях на выборке молодежи из материкового Китая. Мы также проверили, различались ли прямые и опосредованные эффекты для девочек и мальчиков.

Стили воспитания и отношения между родителями и подростками

Стиль воспитания определяется как совокупность взглядов и поведения родителей по отношению к детям и эмоционального климата, в котором проявляется поведение родителей (Дарлинг и Стейнберг, 1993).В области воспитания огромное влияние оказали типологический подход Маккоби и Мартина (1983) и Баумринда (1991) к концептуализации воспитания. Они классифицировали воспитание детей на четыре типа в зависимости от отзывчивости и требовательности (Maccoby, Martin, 1983; Baumrind, 1991). Авторитарный стиль воспитания отличается отзывчивостью и требовательностью. Авторитетные родители обеспечивают не только поддержку и тепло, но также четко определенные правила и последовательную дисциплину (Baumrind, 1991).Авторитарный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью, но высокой требовательностью. Родители этого стиля склонны произвольно использовать враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться согласия, но они редко дают объяснения или позволяют словесные компромиссы. Снисходительный стиль воспитания характеризуется низкой требовательностью, но высокой отзывчивостью. Снисходительные родители отзывчивы к своим детям и удовлетворяют их потребности, но им не удается установить надлежащую дисциплину, контролировать поведение или требовать зрелого поведения.Наконец, небрежный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью и требовательностью. Небрежные родители ориентированы на родителей и редко занимаются воспитанием детей. Они не заботятся о своих детях и не устанавливают правил.

Подростковый возраст - это критический период развития, который требует от родителей и молодежи пересмотра своих отношений (Laursen and Collins, 2009). Существующие исследования показали, что различия в стилях воспитания связаны с различиями в особенностях взаимоотношений родителей и подростков.В целом, большинство исследований с западными выборками неизменно показывают, что авторитетный стиль воспитания связан с более высоким уровнем сплоченности родителей и подростков (Nelson et al., 2011) и более низкими уровнями частоты конфликтов (Smetana, 1995), интенсивностью конфликта (Smetana, 1995). ) и тотальный конфликт (McKinney, Renk, 2011). Напротив, авторитарный стиль воспитания связан с более низкой сплоченностью (McKinney and Renk, 2011) и более высокой частотой конфликтов (Smetana, 1995; Sorkhabi and Middaugh, 2014), интенсивностью (Smetana, 1995) и полным конфликтом (McKinney and Renk, 2011).Например, на выборке американских подростков Сметана (1995) обнаружил, что более частые и интенсивные конфликты были предсказаны более авторитарным воспитанием и менее авторитарным воспитанием. Аналогичным образом Соркхаби и Миддо (2014) проанализировали данные американских подростков азиатского, латиноамериканского, арабского, европейского или другого этнического происхождения. Они обнаружили, что подростки авторитарных родителей сообщали о меньших конфликтах, чем подростки с авторитарными родителями.

Большинство предыдущих исследований связи между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков было сосредоточено на одном или другом (например,г., Сметана, 1995; Нельсон и др., 2011; Сорхаби и Миддо, 2014). Однако конфликт не является противоположностью сплоченности, и рост одного из них со временем не обязательно связан с ослаблением другого (Zhang et al., 2006). Чтобы всесторонне понять связь между стилями воспитания и этими двумя аспектами взаимоотношений родителей и подростков, необходимо изучить оба этих аспекта. Кроме того, в большинстве предыдущих исследований редко выделялась частота и интенсивность конфликтов или они не рассматривались одновременно. Частота конфликта относится к тому, как часто происходит конфликт, тогда как интенсивность конфликта относится к величине эмоционального возбуждения, которое происходит во время конфликта.Предыдущие исследования этих двух аспектов конфликта дали неоднозначные результаты. Например, Сметана (1995) обнаружил, что связи стилей воспитания с частотой и интенсивностью конфликтов очень похожи. Напротив, Assadi et al. (2011) сообщили, что частота была ниже для авторитарных родителей и выше для авторитарных родителей, но только авторитетное воспитание было связано с интенсивностью. Таким образом, следует изучить как интенсивность, так и частоту конфликтов.

Еще один серьезный пробел в литературе заключается в том, что в некоторых предшествующих исследованиях рассматривались все четыре стиля воспитания.Нам известно только одно американское исследование (подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами), в котором изучались конфликты, сплоченность и все четыре стиля воспитания (Smith and Hall, 2008). На самом деле, также важно изучить взаимосвязь между снисходительным и небрежным стилем воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками. В частности, небрежный стиль воспитания, который характеризуется как отстранение от процесса воспитания детей, может быть разрушительным для отношений между родителями и подростками. Таким образом, в свете выявленных выше пробелов в литературе нашей первой основной целью было изучить связи между всеми четырьмя стилями воспитания и конфликтом между родителями и подростками (частотой и интенсивностью) и сплоченностью.Основываясь на предшествующих данных, мы предположили, что конфликт (частота и интенсивность) будет самым высоким, а сплоченность - самой низкой для молодежи с авторитарными родителями, а конфликт - самым низким, а сплоченность - самым высоким для подростков с авторитарными родителями.

Автономия подростков и представления о родительской власти

Несмотря на многочисленные предшествующие исследования связи между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений между родителями и подростками, на удивление немногие исследовали механизмы, которые могли бы объяснить эту связь.Мы также устранили этот пробел в текущем исследовании. Согласно интегративной модели Дарлинга и Стейнберга (1993), стили воспитания влияют на результаты подростков, изменяя степень, в которой подростки принимают попытки своих родителей социализировать их. Когда родители используют определенные стили для воспитания детей, подростки становятся не просто пассивными социальными существами, но и играют активную роль в формировании отношений между родителями и подростками и в интерпретации родительского поведения таким образом, чтобы это влияло на их собственные результаты.Особенно важным для этого психологического процесса является отношение подростков к поведенческой автономии и законности родительского авторитета (Darling et al., 2007).

Ожидание подростками поведенческой автономии

Автономия, в отличие от принудительного поведения, отражает действия, которые возникают в результате действия самого себя, а не других (Chen et al., 2013). Различия в стилях воспитания связаны с индивидуальными различиями в убеждениях подростков о независимости. Было показано, что авторитетное воспитание является наиболее полезным для молодежи в плане содействия здоровому нормативному развитию автономии (Baumrind, 1991).Напротив, авторитарные родители обеспечивали слишком много строгости и надзора за своими детьми, в то время как снисходительные и пренебрежительные родители обеспечивали недостаточный контроль и руководство. Подростки с неавторитетными родителями с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, которая не удовлетворяется надлежащим образом (Bush and Peterson, 2013). Однако важно отметить, что не все исследования находят, что авторитетное родительство является оптимальным для автономии молодежи - различия в выводах могут быть связаны с характеристиками выборки или используемыми критериями (например,г., Дарлинг и др., 2005; Чан и Чан, 2009).

Развитие автономии подростков, в свою очередь, может влиять на особенности взаимоотношений родителей и подростков. Родители и подростки ожидают увеличения автономии с возрастом, но подростки обычно требуют автономии раньше, чем их родители готовы ее предоставить (Jensen and Dost-Gözkan, 2015; Pérez et al., 2016). Стремление подростков к большей автономии, чем их родители хотят предоставить им, побуждает молодежь усиливать контроль над своими собственными делами и более критически относиться к контролируемому поведению своих родителей - модель, которая вызывает конфликт и снижает сплоченность (Fuligni, 1998; Zhang и Fuligni, 2006).

Убеждения подростков о родительской власти

В дополнение к изменениям в развитии автономии, подростковый возраст также является периодом изменения отношения молодежи к родительской власти, в частности, степени, в которой родительский контроль рассматривается как надлежащее расширение их роли (Darling et al., 2008). ). По сравнению с другими стилями воспитания, у авторитетных родителей есть дети и подростки, которые с большей вероятностью одобряют законность родительского авторитета (Smetana, 1995; Darling et al., 2005; Trinkner et al., 2012). Напротив, авторитарные родители склонны определять проблемы как слишком жестко подпадающие под родительскую юрисдикцию, а снисходительные и пренебрежительные родители определяют их слишком снисходительно (Smetana, 1995; Baumrind, 2005). В таких случаях подростки и родители могут быть лишены возможности обсуждать и согласовывать соответствующие границы, что, в свою очередь, может заставить молодежь сомневаться в законности родительского авторитета.

Отношение к легитимности власти также связано с особенностями взаимоотношений родителей и подростков.Подтверждение подростками родительского авторитета связано с большей сплоченностью и меньшим количеством конфликтов с родителями (Zhang et al., 2006; Jensen and Dost-Gözkan, 2015) - в одном исследовании эта закономерность обнаружена в Мексике, Китае, Филиппинах и Европе. семьи (Fuligni, 1998).

В целом, существуют четко установленные связи между стилем воспитания, убеждениями подростков (в частности, об автономии и родительском авторитете) и качествами взаимоотношений между родителями и подростками. Однако эти различные конструкции не были изучены все вместе в одном исследовании.Кроме того, хотя в предыдущих исследованиях изучались связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, не было исследований, которые бы проверяли, опосредуют ли эти ассоциации ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и поддержки родительского авторитета. Таким образом, наша вторая цель состояла в том, чтобы проверить гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и вера в законность родительского авторитета будут опосредовать связь между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками.

Роль подросткового пола

Третья и последняя цель настоящего исследования заключалась в изучении потенциальных гендерных различий во взаимоотношениях между стилями воспитания, конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками, ожиданием подростками поведенческой автономии и одобрения родительского авторитета. Есть основания ожидать, что различия будут обнаружены, хотя результаты могут отличаться в зависимости от стилей воспитания и рассматриваемых особенностей родительско-подростковых отношений. Например, Шек (2002) сообщил о связи между родительским негативом и более серьезным конфликтом между родителями и подростками, только для девочек.Эти различия могут отражать различные цели социализации для мальчиков и девочек, при этом девочки ориентированы больше на семейные отношения и подчинение, а мальчики ориентированы на автономию и самостоятельность (Shek, 2002; Zhang et al., 2006). Основываясь на предыдущем исследовании, мы ожидали найти более сильную связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений родителей и подростков у девочек по сравнению с мальчиками. Однако, учитывая отсутствие предшествующих исследований убеждений об автономии и родительской власти как посредниках, у нас не было гипотез относительно пола как модератора этих опосредующих эффектов.

Китайский культурный контекст

В заключение, еще одним обоснованием для текущего исследования было рассмотрение нехватки исследований семей материкового Китая, опубликованных в международной литературе. Существующие данные почти полностью основаны на исследованиях семей из западных промышленно развитых стран, хотя в материковом Китае проживает самое большое количество детей и подростков в мире - в 2016 году 13% или почти каждый восьмой из 0–14-летнего населения земного шара летние (Всемирный банк, 2017).Нам известно только об одном актуальном опубликованном исследовании стилей воспитания и отношений между родителями и подростками, которое показало, что авторитетные матери демонстрируют самый высокий уровень, а авторитарные матери - самый низкий уровень сплоченности матери и подростка (Zhang et al., 2017). Добавление к литературной базе данных из незападных стран, таких как Китай, способствует расширению и углублению знаний о процессах взаимоотношений родителей и подростков.

Изучение семей материкового Китая также дает уникальную возможность изучить семейные процессы, поскольку его культура сильно отличается от западных контекстов.Особо выделяются две особенности. Во-первых, Китай был уникальным в мире своей «политикой одного ребенка», проводившейся правительством с 1979 по 2016 год. Это привело к значительным изменениям в семье, которые часто называют семейной структурой «4-2-1» (четыре бабушка и дедушка, двое родителей и один ребенок). В этом контексте отношения между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью родителей и подростков в Китае могут отличаться от таковых в западных культурах. Во-вторых, китайская культура уходит корнями в конфуцианство, которое подчеркивает коллективистские ценности, такие как соответствие социальным нормам, подчинение власти, установление прочных отношений с другими и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). В этой строгой иерархической структуре запросы отдельных лиц на автономию и любое поведение, потенциально угрожающее групповой гармонии, не приветствуются, в то время как большое уважение к родительскому авторитету высоко ценится (Fuligni, 1998). Более того, некоторые исследования показали, что убеждения подростков в автономии и авторитете по-разному зависят от особенностей семейных отношений в зависимости от культурного контекста. Например, в одном исследовании сообщалось, что интенсивность конфликта с матерями была выше для подростков с меньшим уважением к родительской власти в семьях афроамериканцев и латиноамериканцев, но не американцев европейского происхождения (Dixon et al., 2008). Таким образом, существует потребность в расширении разнообразия выборок в этой литературе, чтобы лучше понять, какие аспекты соответствующих семейных процессов действуют сходно или по-разному в различных культурных контекстах.

В целом, настоящее исследование направлено на три цели в выборке семей из материкового Китая: (1) изучить связи между четырьмя стилями воспитания и конфликтом в отношениях между родителями и подростками (частота и интенсивность) и сплоченностью, включая проверку гипотезы о том, что конфликт будет быть наивысшим, а сплоченность низшей для авторитарных родителей, наименьшей конфликтностью и высшей сплоченностью для авторитарных родителей; (2) проверить гипотезу о том, что связи между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками будут статистически опосредованы ожиданиями подростков и их убеждениями относительно родительского авторитета; и (3) проверить гипотезу о том, что связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений (рассмотренная в Цели 1) будет сильнее для девочек, чем для мальчиков, а также изучить гендерные различия в опосредующих эффектах (гипотеза в Цели 2).

Материалы и методы

Участники и процедура

Всего 633 студента (48,5% женщин, что соответствует доле в китайском населении) в 7-м ( M в возрасте = 13,50 ± 0,62 года), 9-м ( M в возрасте = 15,45 ± 0,67 года) и 11-м ( M возраст = 17,30 ± 0,75 года) классы четырех школ в Цзинане, столице провинции Шаньдун на Ближнем Востоке Китая, заполнили анкеты самоотчетов.Из-за реализации политики одного ребенка в материковом Китае 90 процентов из них были только детьми.

Опросы были проведены в классе через групповое администрирование; студентов попросили не общаться друг с другом при заполнении анкеты. Члены исследовательского персонала проводили опросы в классе, рассказывая о цели этого исследования и добровольном характере участия, читая инструкции и отвечая на любые вопросы, возникшие в период сбора данных.Все участники дали письменное информированное согласие. Кроме того, все родители участников были уведомлены об исследовании и получили возможность отозвать своих детей от участия в исследовании. Все родители дали письменное информированное согласие на участие своих детей в этом исследовании. Институциональный наблюдательный совет Шаньдунского педагогического университета одобрил эти процедуры исследования.

Меры

Стили воспитания

Стили воспитания оценивались с использованием китайской версии Steinberg et al.Анкета по стилям воспитания (1994) (Long et al., 2012). Две подшкалы включают меру воспитания: принятие / участие и строгость / надзор. Подшкала принятия / участия (α = 0,84) представляла собой среднее значение из 15 пунктов, которые использовались для оценки отзывчивого, любящего и вовлеченного воспитания (например, «Я могу рассчитывать на своих родителей, которые помогут мне, если у меня возникнут какие-то проблемы». ). Подшкала строгости / надзора (α = 0,78) представляла собой среднее значение из 12 пунктов, которые использовались для оценки мониторинга и надзора (например,g., «Как сильно ваши родители пытаются узнать, где вы выходите ночью»). Подростки должны были указать силу поддержки с использованием 5-балльной шкалы в диапазоне от 1 ( полностью не согласен, ) до 5 ( полностью согласен, ) по каждому пункту. Подтверждающий факторный анализ показал, что измерение стилей воспитания (а также подтверждение родительского авторитета, ожиданий в отношении поведенческой автономии и конфликта и сплоченности между родителями и подростками) имело приемлемую конструктивную валидность и сильную измерительную инвариантность в зависимости от пола (см. Дополнительные материалы в Интернете и дополнительную таблицу S1. ).

Подтверждение родительских прав

Убеждения подростков о законности родительской власти были оценены с использованием китайской версии анкеты Сметаны (1988) (Zhang and Fuligni, 2006). Студентам был представлен список из 13 тем в виде отдельных пунктов, таких как комендантский час, выбор одежды и выбор друзей, и их спросили, могут ли отец или мать сформулировать правило по каждой теме. Ответы на каждую тему / вопрос были закодированы по 4-балльной шкале от 1 ( Это не нормально, ) до 4 ( Это совершенно нормально, ).Они были усреднены отдельно для матери (α = 0,84) и отца (α = 0,86).

Ожидания поведенческой автономии

Ожидание подростками поведенческой автономии было измерено на основе анкеты Fuligni (1998). Студентам был предложен список из 12 моделей поведения (например, «смотрите телевизор столько, сколько хотите»). Затем подростки указали степень ожидания по каждому пункту, используя 4-балльную шкалу в диапазоне от 1 (, очень сильно, ) и 4 (, совсем не ожидаю, ) (α = 0.86). Чтобы достичь согласованности по всем инструментам, чтобы высокий балл отражал высокий уровень измеряемой переменной, эти записи были перевернуты, так что 1 был перекодирован как 4, 2 как 3, 3 как 2 и 4 как 1.

Конфликт родителей и подростков

Восприятие подростками частоты и интенсивности конфликтов со своими матерями и отцами было измерено с помощью китайской версии Контрольного списка проблем (Prinz et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Студенты указали, были ли 16 конкретных тем (e.g., работа по дому, проклятия) обсуждались или нет с их родителями в течение последних 2 недель (с использованием бинарной шкалы, да или нет ). Затем для каждой одобренной темы обсуждения подростки сообщали об интенсивности конфликта при обсуждении каждой темы, используя 5-балльную шкалу, которая варьировалась от 1 ( очень спокойный ) до 5 ( очень сердитый ). Чтобы соответствовать предыдущим исследованиям (например, Fuligni, 1998), частота конфликтов вычислялась путем суммирования количества дискуссий, оцененных как содержащие гнев (2 или больше по 5-балльной шкале).Интенсивность конфликта определялась путем усреднения оценок подростков по тем вопросам, которые обсуждались (мать: α = 0,72, отец: α = 0,73).

Сплоченность родителей и подростков

Подростки заполнили подшкалу сплоченности китайской версии шкалы оценки семейной адаптации и сплоченности (FACES) II отдельно для каждого родителя (Olson et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Эта шкала включала 10 пунктов (например, «Мы с мамой [отцом] очень близки»).Восприятие учащимися сплоченности с родителями оценивалось по 5-балльной шкале от 1 ( почти никогда ) до 5 ( почти всегда ) отдельно для матери (α = 0,82) и отца (α = 0,79).

Управляемые переменные

Оценка и социально-экономический статус (SES) контролировались в этом исследовании. Оценка SES была рассчитана путем усреднения стандартизированного образования и профессии обоих родителей. Образование родителей кодировалось следующим образом: 1 = начальная школа или ниже, 2 = неполная средняя школа, 3 = средняя школа, 4 = колледж или выше.Занятие кодировалось как 1 = крестьянин или безработный, 2 = рабочий, 3 = профессиональный или полупрофессиональный. Что касается уровня образования родителей, то примерно 0,8% матерей и 0,3% отцов имели законченное начальное образование или меньше, а 38,5% матерей и 57,1% отцов имели высшее или высшее образование. Остальные имели неполное среднее образование (7,6% матерей и 5,5% отцов) или старшее среднее образование (48,2% матерей и 31,5% отцов). Профессиональный статус матери и отца соответственно был следующим: 6.2 и 2,7% были крестьянами или безработными, 28,4 и 23,4% имели рабочие должности, а 64,9 и 73,6% имели профессиональную или полупрофессиональную деятельность.

Результаты

Описательная статистика

Мы использовали однофакторный тест Хармана для проверки систематической ошибки обычного метода. Результаты показали, что возникло 30 факторов с собственными значениями больше 1,0, а на первый фактор приходилось только 16,53% общей дисперсии. Поскольку появилось более одного фактора, и первый фактор не учитывал большую часть дисперсии (Podsakoff and Organ, 1986), систематическая ошибка метода не вызывала серьезного беспокойства в настоящем исследовании.

Кластерный анализ с методом K-средних был использован для определения четырех стилей воспитания. Вместо определения стилей воспитания a priori на основе субъективных предельных значений (Steinberg et al., 1994), в кластерном анализе семьи группируются в соответствии с их оценками по различным характеристикам воспитания (Henry et al., 2005). Чтобы проверить кластерное решение, мы повторно проанализировали данные с помощью другого кластерного метода - иерархического кластерного анализа (Henry et al., 2005; Hoeve et al., 2007). Мы повторили иерархический кластерный анализ десять раз, применяя стандартизированный метод евклидова расстояния в качестве меры расстояния и используя алгоритм Уорда. Процедура перекрестной проверки (Mandara, 2003) приводит к умеренным соглашениям ( k = 0,71, диапазон: 0,67–0,75).

Чтобы обозначить четыре группы, мы исследовали стили воспитания, вычислив односторонний дисперсионный анализ стандартизированных оценок параметров воспитания с кластерами, выступающими в качестве факторов. Результат показал, что переменные кластеризации значительно различались между параметрами воспитания [принятие / участие: F (3608) = 472.58, p <0,001, η 2 = 0,70; строгость / надзор: F (3,608) = 280,35, p <0,001, η 2 = 0,58]. Авторитетные родители получили высокие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = 0,95, строгость / надзор: z = 0,76), тогда как пренебрежительные родители получили низкие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = - 1,45, строгость / надзор: z = -1,06). Авторитарные родители получили низкий балл по принятию / вовлечению ( z = -0.61), но высокие по параметру строгость / надзор ( z = 0,50), тогда как снисходительные родители получили высокие баллы по принятию / вовлечению ( z = 0,15), но низкие по параметру строгость / надзор ( z = -0,77).

Описательная статистика для переменных исследования представлена ​​в Таблице 1, а двумерные корреляции представлены в Таблице 2. Что касается описательных характеристик, для четырех стилей воспитания были обнаружены следующие частоты: 152 (24,0% от общей выборки) авторитарный; 200 (31.6%) авторитетные; 83 (13,1%) нерадивые; и 177 (28,0%) снисходительных. Средний балл веры в авторитет родителей и ожиданий поведенческой автономии варьировался от 2 до 3, что означает, что подростки сообщили о среднем уровне поддержки родительского авторитета и ожиданий автономии. Средние баллы частоты конфликтов варьировались от 2 до 4, а средние баллы интенсивности конфликтов - от 1 до 2, что позволяет предположить, что подростки сообщили о низком уровне частоты и интенсивности конфликтов.Поскольку сплоченность составила более 3 баллов (за исключением девочек с пренебрежительными родителями), подростки сообщили о среднем или высоком уровне сплоченности с родителями.

ТАБЛИЦА 1. Средние и стандартные отклонения всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции для всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

Что касается корреляций, хотя за некоторыми исключениями, в целом более высокие ожидания подростков в отношении поведенческой автономии были связаны с большей частотой и интенсивностью конфликтов и меньшей сплоченностью.Более сильное одобрение подростками законности родительской власти было связано с большей сплоченностью, но менее частыми и интенсивными конфликтами.

Ссылки со стилями воспитания

Для изучения связей между четырьмя стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками была проведена серия анализов ковариантности 4 (стили воспитания) × 2 (пол ребенка). В то же время мы также исследовали, различается ли ожидание подростков автономного поведения и одобрения родительского авторитета в зависимости от пола и стиля воспитания подростков.SES и оценка служили в качестве переменных.

Для ожидания подростками автономного поведения главный эффект стилей воспитания был значительным [ F (3,597) = 8,74, p <0,001]. Бонферрони post hoc t -тесты показали, что подростки авторитетных родителей сообщили о более низком уровне ожидания поведенческой автономии ( M = 2,18, SD = 0,60), чем подростки из группы пренебрежения [ M = 2,70, SD = 0.64, t (278) = 4,66, p <0,001], снисходительный [ M = 2,48, SD = 0,62, t (371) = 3,75, p <0,01] и авторитарные родители [ M = 2,43, SD = 0,66, t (344) = 2,79, p <0,05].

Для легитимности родительской власти главное влияние стилей воспитания было значительным [мать: F (3,597) = 30,26, отец: F (3,597) = 29,62, p s <0.001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самой высокой поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,73, SD = 0,53; отец: M = 2,71, SD = 0,56), в то время как подростки небрежных родителей сообщили о самой низкой поддержке. родительских полномочий (мать: M = 2,06, SD = 0,47; отец: M = 1,98, SD = 0,54). Подростки, воспитанные авторитарными методами (мать: M = 2,42, SD = 0.59; отец: M = 2,38, SD = 0,62) и снисходительные родители (мать: M = 2,26, SD = 0,51; отец: M = 2,25, SD = 0,55) сообщили о поддержке родителей. между двумя другими группами (мать: t > 2,86, p <0,05; отец: t > 3,52, p <0,01). Взаимодействие между полом и стилями воспитания также было значительным [мать: F (3,597) = 2.53, p = 0,056; отец: F (3,597) = 3,03, p <0,05]. Post hoc зондирование не выявило гендерных различий для молодежи с авторитарными, авторитарными и пренебрежительными родителями. Напротив, для молодежи с снисходительными родителями мальчики сообщали о большей поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,37, SD = 0,56; отец: M = 2,39, SD = 0,60), чем девочки [мать : M = 2,16, SD = 0.44, t (171) = 2,62, p <0,01; отец: M = 2,12, SD = 0,46, t (171) = 3,52, p <0,01].

Что касается интенсивности конфликта с родителями, то основной эффект стилей воспитания был значительным [мать: F (3,595) = 7,49, p <0,001; отец: F (3,583) = 3,90, p <0,01]. Подростки безнадзорных [мать: M = 1,74, SD = 0.62, t (253) = 3,99, p <0,001; отец: M = 1,73, SD = 0,81, t (245) = 2,58, p = 0,06] и авторитарные родители [мать: M = 1,63, SD = 0,54, t (320) = 3,01, p <0,05; отец: M = 1,63, SD = 0,75, t (313) = 2,49, p = 0,08] сообщил о более интенсивном конфликте, чем у снисходительных родителей (мать: M = 1.46, SD = 0,43; отец: M = 1,45, SD = 0,46). Кроме того, подростки с пренебрежительным воспитанием также сообщили о более интенсивном конфликте с матерями, чем при авторитетном воспитании [ M = 1,49, SD = 0,47, t (276) = 3,61, p <0,01]. Что касается частоты конфликтов с родителями, то ни один из эффектов не был значительным.

Что касается сплоченности, то пол в значительной степени связан со сплоченностью матери и ребенка [ F (1,597) = 9.07, p <0,01], с большей сплоченностью, обнаруженной для дочерей, чем для сыновей (девочки: M = 3,70, SD = 0,66; мальчики: M = 3,42, SD = 0,59). И для матерей, и для отцов основное влияние оказали стили воспитания [мать: F (3,597) = 37,53, отец: F (3,597) = 26,49, p s <0,001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самом высоком уровне сплоченности (мать: M = 3,85, SD = 0.58; отец: M = 3,77, SD = 0,63), затем снисходительный [мать: M = 3,59, SD = 0,52, t (371) = 4,20, p <0,001; отец: M = 3,55, SD = 0,63, t (371) = 3,15, p <0,05], авторитарный [мать: M = 3,41, SD = 0,60, t ( 320) = 2,62, p = 0,05; отец: M = 3,29, SD = 0,72, t (320) = 3.33, p <0,01] и нерадивые родители [мать: M = 3,05, SD = 0,67, t (227) = 4,78, p <0,001; отец: M = 3,02, SD = 0,75, t (227) = 2,94, p <0,05]. Наконец, основной эффект стиля воспитания для матерей определялся полом ребенка [ F (3,597) = 1,34, p <0,01]. Сплоченность была выше у девочек, чем у мальчиков, только у авторитетных [девочки: M = 4.03, SD = 0,55; мальчики: M = 3,64, SD = 0,56, t (195) = 4,77, p <0,001] и дома отдыха [девочки: M = 3,70, SD = 0,50; мальчики: M = 3,48, SD = 0,50, t (171) = 2,61, p <0,01].

Посреднические эффекты

Чтобы проверить нашу вторую гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти будут опосредовать связи между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками, мы использовали моделирование структурных уравнений в Mplus 7.4 (Рисунки 1–3 для анализа частоты конфликтов, интенсивности конфликтов и сплоченности, соответственно). SES и оценка были включены в качестве переменных. Переменная категориального стиля воспитания была представлена ​​в виде трех фиктивных переменных с авторитетным родителем в качестве эталонной категории. Поскольку в шкале ожиданий автономии было много пунктов, мы использовали общую технику разделения, чтобы оценить высоконадежную скрытую конструкцию для этой переменной путем случайного распределения пунктов по четырем почти одинаковым наборам показателей (Little et al., 2002). Наконец, латентные переменные были сконструированы (с использованием шкал матери и отца в качестве индикаторов) для переменных конфликта и сплоченности, а также отношения к законной переменной родительского авторитета. Все модели показали хорошее соответствие данным [частота конфликтов: χ 2 = 160,99, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,95, RMSEA = 0,055; интенсивность конфликта: χ 2 = 167,23, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,94, RMSEA = 0,058; сплоченность: χ 2 = 192.55, df = 56, CFI = 0,95, TLI = 0,93, RMSEA = 0,063).

РИСУНОК 1. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и частотой конфликтов между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Во всех трех моделях подростки, выросшие в небрежных, снисходительных и авторитарных семьях (по сравнению с авторитарными), сообщили о более низком уровне убеждений в отношении родительского авторитета и более высоких ожиданиях относительно автономии поведения.Что касается частоты (Рисунок 1) и интенсивности (Рисунок 2) конфликта, большее ожидание автономии было связано с более частым и интенсивным конфликтом, тогда как в отношении сплоченности родителей и подростков (Рисунок 3) большее одобрение власти было связано с большей сплоченностью отношений. Кроме того, интенсивность конфликта была ниже для молодежи с снисходительными родителями, а сплоченность была ниже для молодежи с пренебрежительными, снисходительными или авторитарными (по сравнению с авторитарными) родителями.

РИСУНОК 2. Ожидание подростками автономии и убеждения об авторитете родителей как посредниках между стилями воспитания и интенсивностью конфликта между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

РИСУНОК 3. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и сплоченностью родителей и подростков.В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Значимость косвенных эффектов была рассчитана с использованием бутстрэппинга с 1000 повторных выборок. 95% -ный доверительный интервал (ДИ), скорректированный на предвзятость, показал значительные косвенные эффекты от небрежного, снисходительного и авторитарного стиля воспитания до частоты и интенсивности конфликта между родителями и подростками через ожидание подростками автономного поведения.Для частоты конфликта 95% доверительные интервалы составили [0,033,0,126], [0,022,0,102] и [0,014,092] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Для интенсивности конфликта 95% доверительных интервалов составили [0,042,0,131] [0,027,0,105] и [0,019,0,097] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Также имелись значительные косвенные последствия для сплоченности через веру подростков в законность родительской власти. 95% доверительных интервалов составили [-0,202, -0,081], [-0,185, -0,071] и [-0,128, -0,0341] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно.

Сдерживающее влияние пола подростков

Учитывая возможные гендерные различия в путях, мы провели анализ в нескольких группах. Мы предположили, что связь между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков будет сильнее у девочек, чем у мальчиков; Однако у нас не было гипотез относительно посредников. Статистические данные разности хи-квадрат (Δχ 2 ) использовались для сравнения соответствия между моделями. Все структурные пути были ограничены, чтобы быть равными для мальчиков и девочек, и общая подгонка модели сравнивалась с моделью без каких-либо ограничений.Что касается частоты и интенсивности конфликта, модели без ограничений и с полным ограничением существенно не различались, что свидетельствует об отсутствии гендерной модерации [Δχ 2 (11) = 14,88, Δχ 2 (11) = 14,96, p s > 0,05 ]. Напротив, для сплоченности модель без ограничений обеспечила значительно лучшее соответствие, чем модель с ограничениями [Δχ 2 (11) = 23,45, p <0,05]. Чтобы интерпретировать это, мы сравнили коэффициенты пути для мальчиков и девочек один за другим (см. Рисунок 4).Негативный прогноз сплоченности от пренебрежительного и авторитарного воспитания (по сравнению с авторитарным воспитанием) был сильнее для девочек, чем для мальчиков; это соответствовало нашей гипотезе. Что касается исследования гендерных различий в путях медиации, мы обнаружили, что отрицательная связь между снисходительным стилем воспитания и родительским авторитетом была сильнее для девочек, чем для мальчиков, тогда как положительная связь между одобрением родительского авторитета и сплоченностью была сильнее для мальчиков, чем для девочек.

РИСУНОК 4. Результаты модели структурного уравнения с несколькими группами, оценивающей отношения ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии, их одобрения родительского авторитета и сплоченности родителей и подростков по полу. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. Ковариации, корреляции и остатки не показаны. Сплошные линии показывают, что параметры пути различаются в мужской и женской выборках. Пунктирные линии показывают, что параметры пути сходны для мужской и женской выборок. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Обсуждение

В данном исследовании мы проверили связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками (цель 1), изучили опосредующие эффекты ожидания подростками автономного поведения и их одобрения родительского авторитета в отношении этих ассоциаций (цель 2), а также исследовали сдерживающий эффект пола подростков (цель 3) на выборке подростков из материкового Китая.

Стиль воспитания и отношения с подростками

В исследованиях западных семей, стили воспитания признаны имеющими предсказуемые ассоциации с конфликтом и сплоченностью родителей и подростков. Предыдущие исследования показали, что подростки авторитарных родителей имеют меньшую частоту и интенсивность конфликтов и более высокую сплоченность, чем подростки авторитарных родителей (Smetana, 1995; Assadi et al., 2011; Nelson et al., 2011; Sorkhabi and Middaugh, 2014). В отличие от предыдущих исследований, настоящее исследование показало, что подростки сообщали об аналогичных уровнях конфликта между родителями и подростками частота независимо от стиля воспитания.Этот результат можно отнести к традиционной китайской культуре, которая делает упор на поддержание гармоничных отношений и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). Этот уникальный культурный контекст может смягчить любую связь между воспитанием детей и частотой конфликтов, поскольку китайские подростки могут избегать конфликтов со своими родителями.

Однако интенсивность конфликта действительно показывала ассоциации со стилем воспитания. По сравнению с снисходительным стилем воспитания подростки из пренебрежительных и авторитарных родителей испытывали большую интенсивность конфликта.Снисходительные родители предъявляют относительно мало требований к поведению подростков, давая им высокую степень свободы действовать так, как они хотят. Напротив, пренебрежительные родители характеризуются отсутствием теплоты и руководства, в то время как авторитарные родители высоко ценят послушание и подчинение и допускают меньше словесных уступок и уступок. Конфликт может быть более интенсивным в стиле пренебрежительного воспитания, потому что подросток предъявляет требования к родителю, который в противном случае замкнут, и сводит к минимуму потребности молодежи.Кроме того, подростки могут быть недовольны тем, что авторитарные родители устанавливают общие правила без эмоциональной поддержки, что приводит к более интенсивному конфликту, когда он возникает. Другие переменные также могут объяснить эффект. Например, подростки с пренебрежительными родителями более склонны к преступному поведению (You and Lim, 2015), что само по себе может привести к более интенсивному конфликту.

Кроме того, текущее исследование показало, что подростки, воспитанные в авторитарном и авторитарном стиле воспитания, сообщали об аналогичном уровне интенсивности конфликта с родителями.Это не согласуется с предыдущими выводами, которые показали, что западные подростки, выросшие в авторитарных родительских домах, сообщали о более интенсивных конфликтах между родителями и подростками, чем те, кто вырос в авторитетных родительских домах (Smetana, 1995). Одно из объяснений этой разницы в результатах может заключаться в том, что в китайской культуре, подобно обучению и воспитанию тигров, мотивация и намерение авторитарного воспитания состоит в том, чтобы присматривать за детьми и способствовать их оптимальному развитию, а не просто контролировать их (Chao, 1994; Kim et al. ., 2013). Китайские подростки могут положительно воспринимать намерение родителей контролировать их развитие, что не приводит к прямой связи между уровнем родительского контроля и интенсивностью конфликта.

Что касается сплоченности отношений между родителями и подростками, текущее исследование показало, что подростки с авторитетными родителями сообщили о самом высоком уровне сплоченности. Этот результат расширяет ранее опубликованные работы в различных культурных группах, демонстрируя большую сплоченность для авторитетного воспитания (например,г., Нельсон и др., 2011). Авторитетное воспитание характеризуется высокой степенью теплоты и принятия, а также надзором, но также включает предоставление подросткам автономии (Baumrind, 2005). Сегодня в китайской и западной культурах подростки стремятся к большей независимости и поддержке (по сравнению с детьми) - балансу молодежных и родительских целей, который лучше всего достигается в авторитетных семьях, способствующих установлению близких отношений. Напротив, отсутствие теплоты и надзора у небрежных родителей, что может быть истолковано как безответственность, может препятствовать установлению сплоченных отношений.Снисходительные и авторитарные родители предоставляли своим детям либо ограниченные инструкции, либо ограниченную поддержку. Все эти характеристики, вероятно, снижали сплоченность родителей и подростков.

Ожидание поведенческой автономии

Нашей второй целью было отчасти выявить потенциальные опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении автономии. Результаты показали, что ожидания подростков в отношении автономии опосредуют связь между стилями воспитания, а также частотой и интенсивностью конфликтов между родителями и подростками.В частности, по сравнению с подростками в авторитетных семьях, те, кто в безнадзорных, снисходительных и авторитарных семьях, сообщали о более высоких ожиданиях автономии, что, в свою очередь, было связано с более частыми и интенсивными конфликтами между родителями и подростками. Этот результат согласуется с другими исследованиями, в которых изучалась взаимосвязь между стилями воспитания, ожиданием подростков в отношении поведенческой автономии и конфликтом между родителями и подростками (Baumrind, 1991; Bush and Peterson, 2013).

Подростки из авторитетных семей сообщили о самом низком ожидании поведенческой автономии.Такой результат может быть связан с тем, что подростки с авторитетными родителями достигли соответствующей автономии, следовательно, их желание обрести большую автономию не так сильно. Благотворное влияние авторитарного стиля воспитания на поведенческую автономию подростков, вероятно, отражает успешное достижение авторитетными родителями цели социализации: способствовать автономии и поощрять самостоятельность. Эта цель социализации достигается за счет уважения потребностей их детей и признания того, что подростки законно имеют право контролировать некоторые аспекты своей жизни (Bush and Peterson, 2013).

По сравнению с авторитетным стилем воспитания, неавторитарный стиль воспитания имеет некоторые характеристики, которые, как считается, препятствуют развитию поведенческой автономии подростков. Авторитарные родители характеризуются тем, что они произвольно используют враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться послушания и подчинения (Bush and Peterson, 2013). В то же время авторитарные родители проявляют ограниченную теплоту и отзывчивость. В этом контексте подростки с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, потому что она им недоступна.Кроме того, снисходительные и пренебрежительные родители практически не предусматривают правил или дисциплины. Без достаточного твердого контроля в форме родительского контроля и руководства подростки, воспитанные в снисходительных семьях, где родители пренебрегают, с большей вероятностью испытают высокий уровень независимости, прежде чем смогут справиться с ней самостоятельно (Bush and Peterson, 2013). Кроме того, подростки из неблагополучных семей лишены родительской поддержки, а те, кто живет в неблагополучных семьях, просто испорчены. Такие подростки могут иметь высокий уровень автономии, но вряд ли они были развиты в процессе здорового развития вместе с родителями таким образом, чтобы уравновешивать их растущее самоопределение и связь с родителями.

В соответствии с предыдущими исследованиями (Laursen and Collins, 2009), текущие результаты показали, что ожидание подростками поведенческой автономии статистически предсказывало усиление конфликта между родителями и подростками - возможно, потому, что родители предпочитают меньшую автономию, чем их дети-подростки. Это несоответствие между родителями и молодежью было обнаружено в индивидуалистических и коллективистских культурных группах в Соединенных Штатах и ​​в других странах (Smetana, 1988; Pérez et al., 2016). Исследователи интерпретировали это несоответствие как феномен развития, при котором потребность подростков в автономии превышает родительские заботы о поддержании порядка и защите своих детей от вреда (Jensen and Dost-Gözkan, 2015).

Законность родительской власти

Второй опосредованный эффект, который был протестирован, касался веры подростков в законность родительской власти; результаты предложили некоторые доказательства этого эффекта. По сравнению с авторитетным воспитанием, неавторитетное воспитание отрицательно ассоциировалось с убеждениями подростков в законности родительского авторитета, что, в свою очередь, положительно относилось к сплоченности родителей и подростков. Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями (Fuligni, 1998; Darling et al., 2005; Ассади и др., 2011; Trinkner et al., 2012). Наша интерпретация состоит в том, что с ростом социальных познаний и отношений, которые становятся все более взрослыми, подростки все чаще подвергают сомнению родительский авторитет, переходя от беспрекословного подчинения к рациональной оценке с условным подчинением. По сравнению с другими типами родителей авторитетные родители более успешны в постоянном пересмотре родительского авторитета по мере «взросления» их детей, потому что они используют рассуждения и объяснения и реагируют на точку зрения подростков.Эти продолжающиеся переговоры предоставляют родителям и детям контекст, в котором они могут сформулировать и обсудить различные точки зрения, что помогает узаконить авторитет родителей путем рационального обоснования границ личной юрисдикции подростков.

Напротив, авторитарные родители применяют строгое, а иногда и произвольное наказание без объяснения причин. Кроме того, они строят границы родительского авторитета гораздо шире, чем авторитетные родители, что способствует сопротивлению в подростковом возрасте (Smetana, 1995; Baumrind, 2005).В этом контексте подростки пытаются усвоить легитимность родительской власти. Кроме того, в отличие от авторитетных родителей, снисходительные и пренебрежительные родители предоставляют мало информации о границах или надлежащем поведении. Такой слабый контроль может подорвать родительский авторитет, так что молодежь все чаще считает родителей не играющими авторитетную роль.

Родители, пользующиеся своим авторитетом, довольны, когда их дети-подростки уважают их, что помогает поддерживать гармоничные отношения в семье (Zhang et al., 2006; Йенсен и Дост-Гёзкан, 2015). Как агенты по воспитанию детей, поставщики информации и правил, а также основные источники поддержки для своих детей, родители должны утвердить свой авторитет, чтобы лучше играть свои родительские роли. Однако это происходит в контексте отношений с подростком, и одобрение подростком авторитета родителей помогает взрослым удовлетворить и их психологические потребности. В таких семьях родители и молодежь рассматривают границы друг друга и сферы контроля посредством переговоров и взаимного уважения, что способствует построению более сплоченных отношений.

В текущем исследовании, хотя ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти являются областями критического отношения, их опосредующие эффекты были разными: ожидания автономии опосредовали влияние стиля воспитания на конфликт между родителями и подростками, но легитимность власти опосредовано влияние стиля воспитания на сплоченность родителей и подростков. Конечно, несмотря на то, что они взаимосвязаны, конфликт и сплоченность определяют различные аспекты отношений между родителями и подростками (Zhang et al., 2006), и на каждый из них по-разному влияют уровни родительского авторитета и подростковой автономии. Это различие может быть особенно сильным в китайской культуре, которая подчеркивает соответствие и послушание (Peterson et al., 2005). Конфликты между родителями и подростками с большей вероятностью были связаны с более высокими ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии, что противоречит культурным нормам, но сплоченность с большей вероятностью была связана с большей поддержкой подростками родительского авторитета, что согласуется с культурными нормами.

Пол подростка

Нашей конечной целью было проверить гипотезу о том, что прямая связь между стилем воспитания и качествами взаимоотношений будет более сильной для девочек, чем для мальчиков, а также изучить, существуют ли гендерные различия в опосредующих эффектах через подростковая автономия и авторитетное отношение. Результаты показали лишь несколько таких эффектов. Вкратце, девочки в авторитетных и снисходительных семьях сообщали о большей сплоченности с матерями, чем мальчики, а девочки, оставшиеся без внимания и авторитарное воспитание, сообщали о более низком уровне сплоченности родителей и подростков, чем мальчики.Это может быть связано с тем, что девочки более отзывчивы и чувствительны к социальным связям, чем мальчики, и что сплоченность и стиль воспитания отражают эмоциональную атмосферу. Таким образом, связь между стилями воспитания и сплоченностью у девочек была сильнее. Кроме того, девочки снисходительных родителей реже поддерживали родительский авторитет, чем мальчики, в то время как поддержка родительского авторитета оказывала большее влияние на сплоченность родителей и подростков для мальчиков, чем для девочек. В той степени, в которой родители обычно устанавливают больше правил и ожидают большего подчинения родительской власти для девочек, чем для мальчиков (Darling et al., 2005; Zhang and Fuligni, 2006), и, следовательно, девочки снисходительных родителей могут с большей вероятностью почувствовать, что их родители не взяли на себя ответственность за их воспитание или установление власти, учитывая, что снисходительные родители не обеспечивали достаточного надзора и правил. Поэтому девушки снисходительных родителей одобряли более низкий уровень родительского авторитета. В то же время, поскольку родители ожидали меньшего подчинения и послушания от мальчиков, их поддержка родительского авторитета с большей вероятностью оправдала ожидания родителей, что может улучшить отношения с родителями.

Хотя гендер модерировал несколько путей в прямой и опосредующей моделях, в целом большинство путей не различались существенно для мальчиков и девочек во всех протестированных моделях. Это может быть связано с тем, что с реализацией политики одного ребенка китайские стили воспитания и практики социализации становятся все более похожими для их единственных детей (Lu and Chang, 2013), что приводит к более схожим ассоциациям между стилями воспитания и родительско-подростковым отношения, а также опосредующие эффекты автономии и авторитета для этих отношений для мальчиков и девочек.

Ограничения и выводы

Следует отметить несколько ограничений этого исследования. Во-первых, участниками были городские подростки из материкового Китая, который характеризуется как коллективистская культура, поэтому обобщать результаты на другие культуры или группы следует с осторожностью. Во-вторых, корреляционный дизайн не допускает причинных выводов. Для определения причинно-следственных связей между переменными необходимы продольные экспериментальные данные. Наконец, мы полагались на самооценки подростков.Предыдущее исследование показало, что существуют расхождения между восприятием этих переменных родителями и молодежью (например, Jensen and Dost-Gözkan, 2015), поэтому наши результаты могут не отражать то, что было бы обнаружено с использованием отчетов родителей или оценок наблюдателей.

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование имеет важные последствия. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучаются опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, связи между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками.Результаты этого исследования расширяют существующие исследования и предполагают, что усилия по профилактике и вмешательству необходимы, в первую очередь, для сокращения не авторитетных стилей воспитания, а также для содействия достижению соответствующего уровня ожиданий автономии и поддержки родительского авторитета. В будущих исследованиях следует изучить другие возможные пути посредничества и выбрать более широкий спектр культурных контекстов для изучения развития подростков и функционирования семьи.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Институционального наблюдательного совета Шаньдунского педагогического университета.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен Наблюдательным советом Шаньдунского педагогического университета.

Авторские взносы

XB провел анализ и подготовил рукопись. YY и HL помогли провести статистический анализ. MW координировал сбор данных и помогал в статистическом анализе. WZ задумал и координировал исследование и помог написать рукопись. KD-D помог составить рукопись.Все авторы прочитали и утвердили окончательную рукопись и список авторов.

Финансирование

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (31671156).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.02187/full#supplementary-material

Список литературы

Ассади, С. М., Сметана, Дж., Шахмансури, Н., и Мохаммади, М. (2011). Убеждения об авторитете родителей, стилях воспитания и конфликте между родителями и подростками среди иранских матерей среднего подросткового возраста. Внутр. J. Behav. Dev. 35, 424–431. DOI: 10.1177 / 0165025411409121

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд Д. (1991). Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J. Early Adolesc. 11, 56–95. DOI: 10.1177 / 02724316004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд, Д. (2005). Паттерны родительского авторитета и подростковой автономии. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 61–69. DOI: 10.1002 / cd.128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буш, К. Р., Петерсон, Г. У. (2013). «Отношения между родителями и детьми в различных контекстах», в Справочник по браку и семье , 3-е изд.Редакторы Г. В. Петерсон и К. Р. Буш (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 275–302. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-3987-5_13

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чан, К. В., и Чан, С. М. (2009). Эмоциональная автономия и воспринимаемые стили воспитания: анализ отношений в культурном контексте Гонконга. Asia Pac. Educ. Ред. 10, 433–443. DOI: 10.1007 / s12564-009-9050-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чао, Р. К. (1994). За пределами родительского контроля и авторитарного стиля воспитания: понимание китайского воспитания через культурное понятие обучения. Child Dev. 65, 1111–1119. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1994.tb00806.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Б., Ванстенкисте М., Бейерс В., Соененс Б. и Петегем С. В. (2013). Автономия в принятии семейных решений для китайских подростков: распутывание двойного значения автономии. J. Cross Cult. Psychol. 44, 1184–1209. DOI: 10.1177 / 0022022113480038

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль П. и Мартинес М. Л. (2007). Подростки как активные участники процесса социализации: легитимность родительского авторитета и обязанность подчиняться как предикторы послушания. J. Adolesc. 30, 297–311. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2006.03.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2008). Индивидуальные различия во взглядах подростков на законность родительской власти и их собственное обязательство подчиняться: продольное исследование. Child Dev. 79, 1103–1118. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01178.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Пенья-Алампай, Л. (2005). Правила, законность родительской власти и обязанность подчиняться в Чили, на Филиппинах и в США. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 47–60. DOI: 10.1002 / cd.127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., и Стейнберг, Л. (1993). Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Psychol. Бык. 113, 487–496. DOI: 10.1037 / 0033-2909.113.3.487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диксон С. В., Грабер Дж. А. и Брукс-Ганн Дж. (2008). Роли уважения к родительскому авторитету и родительской практике в конфликте между родителями и детьми среди афроамериканских, латиноамериканских и европейско-американских семей. J. Fam. Psychol. 22, 1–10. DOI: 10.1037 / 0893-3200.22.1,1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фулиньи, А. Дж. (1998). Авторитет, автономия, конфликт между родителями и подростками и сплоченность: исследование подростков из Мексики, Китая, Филиппин и Европы. Dev. Psychol. 34, 782–792. DOI: 10.1037 / 0012-1649.34.4.782

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хув, М., Блокланд, А.А.Дж., Семон-Дубас, Дж., Лобер, Р., Геррис, Дж. Р. М., и Ван дер Лаан, П.(2007). Траектории правонарушений и стили воспитания. J. Abnorm. Child Psychol. 36, 223–235. DOI: 10.1007 / s10802-007-9172-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йенсен, Л. А., Дост-Гезкан, А. (2015). Отношения между подростками и родителями в семьях иммигрантов из Азии, Индии и Сальвадора: культурно-эволюционный анализ автономии, власти, конфликта и сплоченности. J. Res. Adolesc. 25, 340–351. DOI: 10.1111 / jora.12116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С.Ю., Ван, Ю., Ороско-Лапрей, Д., Шен, Ю., и Муртуза, М. (2013). Существует ли «тигриное воспитание»? Профили воспитания американцев китайского происхождения и результаты развития подростков. Asian Am. J. Psychol. 4, 7–18. DOI: 10.1037 / a0030612

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаурсен Б. и Коллинз В. А. (2009). «Отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте», в Справочнике по психологии подростков , , ред. Р. М. Лернер и Л. Стейнберг (Хобокен, штат Нью-Джерси: Wiley).

Google Scholar

Литтл Т. Д., Каннингем В. А., Шахар Г. и Видаман К. Ф. (2002). В посылку или не в посылку: разбираемся в вопросе, взвешиваем по существу. Struct. Equ. Модель. 9, 151–173. DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лонг Р. Х., Хуанг Д. и Чжан. Дж. Х. (2012). Оценка надежности и достоверности шкалы Штейнберга, китайская версия. Подбородок. J. Public Health 28, 439–441.

Лу, Х. Дж., И Чанг, Л. (2013). Воспитание и социализация только детей в городах Китая: пример авторитетного воспитания. J. Genet. Psychol. 174, 335–343. DOI: 10.1080 / 00221325.2012.681325

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккоби Э. и Мартин Дж. (1983). «Социализация в контексте семьи: взаимодействие родителей и детей», в Справочник по детской психологии «Социализация, личность и социальное развитие» , Vol.4, ред. Э. М. Хетерингтон и П. Х. Массен (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 1–101

Мандара, Дж. (2003). Типологический подход в детской и семейной психологии: обзор теории, методов и исследований. Clin. Детский Fam. Psychol. Ред. 6, 129–146. DOI: 10.1023 / A: 1023734627624

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКинни, К., Ренк, К. (2011). Многомерная модель переменных родительско-подростковых отношений в раннем подростковом возрасте. Детский психиатр. Гм. Dev. 42, 442–462. DOI: 10.1007 / s10578-011-0228-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, Л. Дж., Падилла-Уокер, Л. М., Кристенсен, К. Дж., Эванс, К. А., и Кэрролл, Дж. С. (2011). Воспитание в зарождающейся взрослой жизни: изучение родительских кластеров и коррелятов. J. Youth Adolesc. 40, 730–743. DOI: 10.1007 / s10964-010-9584-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олсон, Д.Х., Спренкл Д. Х. и Рассел С. С. (1979). Комплексная модель брачно-семейной системы: i. Измерения сплоченности и адаптируемости, типы семей и клинические применения. Fam. Процесс 18, 3–28. DOI: 10.1111 / j.1545-5300.1979.00003.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перес, Дж. К., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2016). Краткий отчет: согласие между ожиданиями родителей и подростков в отношении автономии и его связь с адаптацией подростков. J. Adolesc. 53, 10–15. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2016.08.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, Г. В., Стейнмец, С. К., и Уилсон, С. М. (ред.). (2005). Отношения между родителями и молодежью: культурные и межкультурные перспективы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Hawthorn Press.

Google Scholar

Принц Р. Дж., Фостер С., Кент Р. Н. и О’Лири К. Д. (1979). Многовариантная оценка конфликта в проблемных и не подвергающихся стрессу диадах мать-подросток. J. Appl. Behav. Анальный. 12, 691–700. DOI: 10.1901 / jaba.1979.12-691

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шек, Д. Т. (2002). Характеристики воспитания и конфликт между родителями и подростками: лонгитюдное исследование в китайской культуре. J. Fam. Выпуски 23, 189–208. DOI: 10.1177 / 01

X02023002002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сметана, Дж. Г. (1988). Представления подростков и родителей о родительской власти. Child Dev. 59, 321–335. DOI: 10.2307 / 1130313

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Д. К., и Холл, Дж. А. (2008). Стиль воспитания и клиническая тяжесть подростков: результаты двух исследований по лечению злоупотребления психоактивными веществами. J. Soc. Практик. Наркоман. 8, 440–463. DOI: 10.1080 / 15332560802341073

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сорхаби, Н., Миддо, Э. (2014). Как вариации в использовании родителями конфронтационного и принудительного контроля соотносятся с вариациями в конфликте родителей и подростков, раскрытием подростками и родительскими знаниями: точка зрения подростков. J. Child Fam. Stud. 23, 1227–1241. DOI: 10.1007 / s10826-013-9783-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стейнберг, Л., Ламборн, С. Д., Дарлинг, Н., Маунтс, Н. С., и Дорнбуш, С. М. (1994). Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 65, 754–770.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тринкнер, Р., Кон, Э.С., Ребеллон, К.Дж., И Ван Ганди, К. (2012). Не доверяйте никому старше 30: легитимность родителей как посредник между стилем воспитания и изменениями в преступном поведении с течением времени. J. Adolesc. 35, 119–132. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2011.05.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю, С., Лим, С. А. (2015). Пути развития от жестокого воспитания к правонарушению: опосредующая роль депрессии и агрессии. Жестокое обращение с детьми Negl. 46, 152–162.DOI: 10.1016 / j.chiabu.2015.05.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Фулиньи А. Дж. (2006). Авторитет, автономия и семейные отношения среди подростков в городских и сельских районах Китая. J. Res. Adolesc. 16, 527–537. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2006.00506.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Ван М. П. и Фулиньи А. Дж. (2006). Ожидания автономии, убеждения о родительском авторитете, конфликт и сплоченность между родителями и подростками. Acta Psychol. Грех. 38, 868–876.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Чжан В., Вэй X., Цзи Л., Чен Л. и Дитер-Декард К. (2017). Пересмотр воспитания в китайской культуре: подтипы, стабильность и изменение материнского стиля воспитания в раннем подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. 46, 1117–1136. DOI: 10.1007 / s10964-017-0664-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

CEBC »Терапия взаимоотношений между детьми и родителями› Программа ›Подробная

Цели программы

Цели Детско-родительской терапии (CPRT) :

  • Улучшение отношений между опекуном и ребенком для повышения доверия, безопасности и близости между диадой и, в конечном итоге, между другими членами семьи
  • Улучшить общение в отношениях между родителями и детьми
  • Расширение стратегий решения проблем в родительско-дочерних отношениях
  • Увеличение выражений привязанности и семейного удовольствия в отношениях между родителями и детьми
  • Повышение родительского признания и сочувствия
  • Улучшить способность родителей настраиваться на эмоциональные потребности своих детей и чутко реагировать на них
  • Помогите родителям сформировать более реалистичные ожидания в отношении развития и ограничения поведения их детей
  • Повышение общей уверенности и самоуважения как родителей
  • Способствовать выражению ребенком своих потребностей и чувств
  • Увеличить количество более подходящих и удовлетворительных способов для ребенка выражать, регулировать и удовлетворять свои потребности

Логическая модель

Представитель программы не предоставил информацию о логической модели для Детско-родительской терапии (CPRT) .

Основные компоненты

Основные компоненты Детско-родительской терапии (CPRT) включают:

  • Компоненты для очистки
    • Формат группы: CPRT использует формат небольшой группы поддержки, в которой 5-8 родителей объединяют вместе образовательный и супервизорский опыт. Этот динамичный и интерактивный групповой процесс отличает CPRT и другие модели групповой сыновней / семейной терапии от других программ обучения родителей, которые, как правило, имеют в первую очередь образовательную направленность.Формат группы CPRT требует тщательного баланса дидактических и вспомогательных компонентов, направленных на максимальное повышение успеха родителей в обучении и применении навыков CPRT . Во время компонента группового процесса CPRT терапевт способствует установлению связей между родителями и создает среду безопасности и принятия.
    • Дома, записанные на видео занятия между родителями и детьми: во время домашних игр, записанных на видео, родители устанавливают определенную группу игрушек в специально отведенном месте своего дома и проводят еженедельные игровые занятия под руководством детей, во время которых они применяют подходы и навыки CCPT, направленные на развитие более гармоничных и эмпатических отношений между родителями и детьми.Развитие безопасных отношений привязанности между родителями и детьми посредством еженедельных игровых сессий является центральным условием успеха CPRT .
    • Наблюдение за записанными на видео сеансами игры родителей и детей является одним из наиболее важных элементов модели CPRT . Родители получают обратную связь от терапевта и членов группы об их взаимодействии с ребенком на видеозаписи необходимого 30-минутного игрового сеанса. Чуткая поддержка эмоциональных потребностей родителей имеет важное значение для процесса наблюдения CPRT .
  • Структура сеанса
    • Сессия 1-3: Обучение CPRT Принципы и навыки
    • Сеансы 4-10: Групповой процесс контролируемых игровых сессий
      • Совершенствование навыков посредством наблюдения и обработки игровых сессий родителей и детей является основным видом деятельности в сессиях с 4 по 10.
      • Каждую неделю выбираются двое родителей, которые приносят группе видеозаписи своих домашних игр.
      • Каждое занятие начинается с того, что родители делятся своими впечатлениями во время специальных игр со своими детьми.Большую часть времени тратится на просмотр видеозаписей и предоставление обратной связи двум родителям, на которых сосредоточено внимание на неделю. Использование воспроизведения видео заставляет родителей нести ответственность, способствует лучшему пониманию того, как родители видят себя, предоставляет больше возможностей для косвенного обучения, позволяет родителям увидеть влияние игровой сессии на своих детей и позволяет терапевту укрепить продемонстрированные навыки и предложить альтернативные ответы и действия при необходимости.
      • Возможно, более важно то, что просмотр игровых сессий в групповом формате позволяет терапевту предлагать родителям поддержку и поддержку более конкретным и значимым образом, а также предоставляет возможности для построения групповой сплоченности, поскольку родители могут делиться своими проблемами и получать поддержку от других людей. родители.
      • На занятиях с 4 по 8 по-прежнему уделяется особое внимание базовым навыкам, наряду с дополнительными навыками установления пределов, предоставления выбора, поощрения и ответов, повышающих самооценку.
      • Чтобы обеспечить успех на этом этапе практики, родители могут практиковать навыки CCPT только во время еженедельных 30-минутных игровых сессий, что позволяет избежать чувства неудачи, которое неизбежно возникает, когда родители слишком быстро пытаются применить свои новые навыки к повседневным проблемам, которые возникают. .На последних двух занятиях родителям помогают обобщить и применить свои новые навыки в повседневном общении со своими детьми.

Выполнение программы

Услуги для родителей / опекунов

Терапия взаимоотношений между родителями и детьми (CPRT) напрямую предоставляет услуги родителям / опекунам и направлена ​​на следующее:

  • Родители детей, которые испытывают недостаток привязанности к родителям, деструктивное поведение и интернализирующие поведенческие проблемы, стресс в отношениях между родителями и детьми, родители, которые изо всех сил пытаются передать свое согласие и сочувствие своим детям
Услуги с участием семьи / структур поддержки :

Эта программа вовлекает семью или другие системы поддержки в лечение человека: Хотя родители обычно получают CPRT , бабушки и дедушки и другие лица, осуществляющие уход, приглашаются к участию.

Рекомендуемая интенсивность:

2-часовые еженедельные групповые занятия

Рекомендуемая продолжительность:

10 недель

Настройки доставки

Эта программа обычно проводится в (n):

  • Больница
  • Поликлиника
  • Местное агентство / организация / поставщик
  • Школа (включая: дневной уход, программы дневного лечения и т. Д.)

Домашнее задание

Терапия взаимоотношений ребенок-родитель (CPRT) включает в себя компонент домашнего задания:

Простые и краткие домашние задания (раздаточные материалы / рабочие листы, упражнения по построению отношений, родительские навыки и саморефлексивные журналы) выдаются еженедельно, чтобы закрепить обучающие моменты, сделанные на каждом занятии.Домашние задания должны быть краткими и ориентированными на отношения. После третьего занятия родители еженедельно проводят 30-минутную видеоигру со своим ребенком.

Языки

Терапия взаимоотношений ребенок-родитель (CPRT) содержит материалы, доступные в языки кроме английского :

Китайский, корейский, мандаринский, испанский

Для получения информации о том, какие материалы доступны в эти языки, пожалуйста, проверьте на сайте программы или свяжитесь с представителем программы (контактная информация указана внизу этой страницы).

Ресурсы, необходимые для запуска программы

Типичные ресурсы для реализации программы:

Место для встреч до 10 человек (включая фасилитаторов), обученные фасилитаторы, программные материалы, наборы игрушек для демонстрации и ролевых игр, а также оборудование для воспроизведения видео

Руководства и обучение

Необходимые условия / минимальная квалификация поставщика

Лицензированный поставщик психиатрических услуг (или соруководитель), прошедший обширную подготовку по принципам игровой терапии, ориентированной на ребенка, а также обучение и супервизию в CPRT , который может включать утвержденные университетские курсовые работы или последипломную сертификацию в CPRT

Информация о руководстве

Там это руководство, описывающее, как поставить эту программу.

Информация об обучении

Там это обучение доступно для этой программы.

Контакты по обучению:
  • Sue C. Bratton
    cpt.unt.edu
    [email protected]
    телефон: (940) 565-3864
  • Dee C. Ray
    Центр игровой терапии
    cpt.unt. edu
    [email protected]
    телефон: (940) 565-3864
Тип обучения / местонахождение:

на месте, онлайн, видео; местные, региональные и международные.Центр игровой терапии обеспечивает постоянное обучение в CPRT посредством ежегодных семинаров и конференций. Специалисты должны заполнить CPRT 101: Основы CPRT (12 часов), И CPRT 102: Advanced CPRT Practice and Application (12 часов), а затем провести три группы под наблюдением утвержденного супервайзера CPRT. Специалисты, которые выполнили все требования к обучению и имеют лицензию на психическое здоровье, имеют право подать заявку на получение статуса сертифицированного терапевта по вопросам взаимоотношений между детьми и родителями.

Количество дней / часов:

4 дня / 6 часов. в сутки всего 24 часа

Дополнительные ресурсы:

Там в настоящее время дополнительные квалифицированные ресурсы для обучение:

Список предстоящих тренингов можно найти на http://cpt.unt.edu/trainings-and-conferences.

Информация о реализации

Материалы перед внедрением

Нет предварительных материалов для измерения организационной или готовность поставщика услуг для Детско-родительской терапии (CPRT) .

Официальная поддержка реализации

Официальной поддержки для реализации из Терапия детско-родительских отношений (CPRT) .

Меры верности

Есть верности мер для Терапия взаимоотношений ребенок-родитель (CPRT) , как указано ниже:

Контрольный список протокола навыков терапевта CPRT (CPRT-TSPC) для обеспечения точности протокола вмешательства для учебных и исследовательских целей, который можно получить в Центре игровой терапии Университета Северного Техаса, 940-565-3864; cpt.unt.edu)

Руководства или руководства по внедрению

Существуют руководства или руководства по внедрению для Терапия взаимоотношений ребенок-родитель (CPRT) , как указано ниже:

Руководство по лечению СЛРТ включает простой для выполнения протокол для сеансов 1-10 модели CPRT и включает компакт-диск с ресурсами для реализации . Внедрение Рекомендации можно найти в учебнике и руководстве.Оба доступны в Центре игровой терапии, cpt.unt.edu или 940.565.3864.

Текст и руководство по лечению :

Landreth, G. & Bratton, S. (2006). Терапия детско-родительских отношений (CPRT): модель сыновней терапии из 10 сеансов . Нью-Йорк: Издательство Брунер-Рутледж. (Доступно через Routledge Publishers и Центр игровой терапии Университета Северного Техаса, 940-565-3864; cpt.unt.edu)

Bratton, S., Landreth, G. L., Kellam, T., & Blackard, S.Р., (2006). Руководство по терапии детско-родительских отношений (CPRT): модель сыновней терапии из 10 сеансов для обучения родителей . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж. (Доступно через Routledge Publishers и Центр игровой терапии Университета Северного Техаса, 940-565-3864; cpt.unt.edu)

* Учебное пособие включает компакт-диск с распечатанными раздаточными материалами, рабочими листами и ресурсами для терапевтов и родителей. После получения учебного пособия терапевтам предоставляется разрешение на копирование и воспроизведение материалов CPRT для родителей, что исключает дополнительные расходы терапевтов или родителей на повторное выполнение программы.

Руководство по лечению - испанская версия : Браттон, С., Ландрет, Г. Л., и Себальос, П. (2014). Тетрадь для родителей по терапии отношений между детьми и родителями (CPRT) - испанская версия . [CD-ROM]. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж. (Доступно через Routledge Publishers и Центр игровой терапии Университета Северного Техаса, 940-565-3864 cpt.unt.edu)

Исследование способов реализации программы

Не проводилось исследований, как реализовать Терапия детско-родительских отношений (CPRT) .

Соответствующие публикации, рецензируемые исследования

Результат по охране детства: Благополучие ребенка / семьи

Браттон, С., и Ландрет, Г. (1995). Сыновняя терапия с родителями-одиночками: влияние на принятие, сочувствие и стресс родителей. Международный журнал игровой терапии, 4 (1), 61-80. DOI: 10.1037 / h0089142

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 43 пары родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: 19-47 лет (Среднее = 29 лет), Дети: 3-7 лет
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 90% европеоиды, 5% латиноамериканцы и 5% другие; Дети: Не указано
  • Пол - Взрослых: 39 женщин и 4 мужчин, детей: 24 мужчин и 19 женщин
  • Статус - Набор участников проводился с помощью листовок и газет.

Место нахождения / учреждение: Не указано

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
Целью этого исследования было определение эффективности сыновней терапии [теперь она называется Терапия взаимоотношений между родителями и детьми (CPRT) ] в качестве метода профилактики и вмешательства для родителей-одиночек и их детей. Исследователь случайным образом разделил родителей на экспериментальную группу (n = 22) и контрольную группу (n = 21).Используемые меры включают шкалу принятия родителей Портера , индекс стресса воспитания , Контрольный список проблем сыновей и Измерение эмпатии во взаимоотношениях взрослых и детей . Результаты показывают, что по сравнению с контрольной группой группа сыновней терапии / CPRT продемонстрировала статистически значимое улучшение по всем параметрам, включая проблемы с поведением детей, принятие родителями, стресс в отношениях между родителями и детьми и сочувствие родителей.Ограничения включают небольшой размер выборки и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Харрис, З. Л., и Ландрет, Г. Л. (1997). Сыновняя терапия с заключенными матерями: пятинедельная модель. Международный журнал игровой терапии, 6 (2), 53-73. DOI: 10,1037 / h0089408

Тип обучения: Претест-посттест с контрольной группой
Количество участников: 22 пары родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: 22-45 лет (Среднее = 32 года), Дети: 3-10 лет (Среднее = 7.3 года)
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 50% европеоиды, 41% афроамериканцы, 5% коренные американцы и 5% латиноамериканцы; Дети: Не указано
  • Пол - Взрослые: 100% женщины, Дети: 53% мужчины и 47% женщины
  • Статус - Участницы были заключенными матерями.

Место нахождения / учреждение: Не указано

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
Целью этого исследования было определение эффективности интенсивной сыновней терапии [теперь она называется Терапия отношений между детьми и родителями (CPRT ]) в качестве вмешательства для заключенных матерей как метода повышения эмпатического поведения по отношению к своим детям, усиления отношения принятие своих детей и снижение стресса, связанного с воспитанием детей.Участники, соответствующие указанным критериям, были отобраны для участия в исследовании и были отнесены к контрольной или экспериментальной группе в соответствии с их рабочим или школьным расписанием. Только экспериментальная группа получила лечение. Используемые показатели включают шкалу измерения эмпатии при взаимодействии взрослых и детей (MEACI) , шкалу принятия родителей (PPAS) (PPAS) , индекс родительского стресса (PSI) и контрольный список проблем с сыновьями (FPC) . .Результаты показали, что по сравнению с контрольной группой заключенные в тюрьму матери в группе сыновней терапии повысили свою способность распознавать и выражать согласие с чувствами и поведением своих детей, принимать потребности своих детей в автономии и независимости и предоставлять детям возможности учиться. самостоятельное поведение. Эта модель также эффективна в снижении проблемного поведения детей заключенных матерей, по наблюдениям матерей. Ограничения включают небольшой размер выборки, отсутствие рандомизации , возможность обобщения из-за состава участников и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Ландрет, Г. Л., и Лобо, А. Ф. (1998). Сыновняя терапия с отцами-заключенными: влияние на принятие ребенка родителями, родительский стресс и приспособление к ребенку. J журнал консультирования и развития, 76 , 157-165. DOI: 10.1002 / j.1556-6676.1998.tb02388.x

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 32 пары родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: 22-46 лет, Дети: 4-9 лет
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 52% европеоиды, 30% латиноамериканцы и 18% афроамериканцы: Дети: Не указано
  • Пол - Взрослые: 100% мужчины, дети: 19 мужчин и 13 женщин
  • Статус - Участники были заключенными отцами и их детьми.

Место нахождения / учреждение: Не указано

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
Целью этого исследования было определение эффективности интенсивной сыновней терапии [теперь она называется Терапия взаимоотношений между родителями и детьми (CPRT) ] в качестве вмешательства для отцов-заключенных. Участники были случайным образом отобраны для экспериментальной или контрольной группы.Используемые меры включают в себя шкалу приемлемости родителей (PPAS) , индекс родительского стресса (PSI) , контрольный список проблем с сыновьями (FPC) и шкалу дошкольного образования и первичной самооценки Джозефа (JSCS) . Результаты показали, что по сравнению с контрольной группой группа CPRT продемонстрировала статистически значимое улучшение восприятия родителей, родительского стресса, проблем с поведением детей и эмпатического взаимодействия со своими детьми.Ограничения включают небольшой размер выборки, возможность обобщения на другие группы населения и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Yuen, T., Landreth, G., & Baggerly, J. (2002). Сыновняя терапия с китайскими семьями иммигрантов. Международный журнал игровой терапии, 11 (2), 63-90. DOI: 10,1037 / h0088865

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 35 диад родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: 36-45 лет, Дети: 3-10 лет (Среднее значение = 7.3 года)
  • Раса / этническая принадлежность - 100% китаец
  • Пол - Взрослые: 26 женщин и 9 мужчин, Дети: 19 мужчин и 16 женщин
  • Статус - Участники были китайскими иммигрантами, родителями и их детьми, проживающими в большом мегаполисе.

Место нахождения / учреждение: Ванкувер, Канада

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
Целью этого исследования было определение эффективности интенсивной сыновней терапии [теперь она называется Терапия взаимоотношений между родителями и детьми (CPRT) ] в качестве вмешательства для китайских семей иммигрантов.Восемнадцать из этих родителей были случайным образом выбраны для группы сыновней терапии и разделены на две обучающие группы по 9 родителей в каждой группе. Остальные 17 родителей были включены в контрольную группу и не получали лечения. Используемые меры включают шкалу родительского принятия (PPAS) , индекс родительского стресса (PSI) , контрольный список проблем с сыновьями (FPC) , профиль самовосприятия детей (SPPC) и Иллюстрированная шкала воспринимаемой компетентности и социального принятия детей младшего возраста (PSPCSAYC) .Указанные результаты показывают, что по сравнению с контрольной группой группа CPRT продемонстрировала статистически значимое улучшение проблем с поведением ребенка, самооценки ребенка, принятия родителей, родительского стресса и сочувствия родителей. Ограничения включают небольшой размер выборки, возможность обобщения из-за этнического состава участников, использование самооценок и отсутствие последующих действий.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Смит Н. и Ландрет Г. (2003). Интенсивная сыновняя терапия с детьми-свидетелями домашнего насилия: сравнение с индивидуальной и групповой игровой терапией для братьев и сестер. Международный журнал игровой терапии, 12 (1), 67-88. DOI: 10,1037 / ч0088872

Тип обучения: Группа сравнения до и после тестирования
Количество участников: 44

Население:

  • Возраст - Взрослые: Не указано, Дети: 4-10 лет (Среднее = 6.1 год)
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 100% афроамериканцы; Дети: 40% афроамериканцев, 39% европеоидов, 17% латиноамериканцев и 4% других
  • Пол - Взрослые: 100% женщины, Дети: 23 женщины и 20 мужчин
  • Статус - Участниками инцидентов домашнего насилия были матери и их дети.

Место нахождения / учреждение: Домашнее насилие и приюты для бездомных

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
Целью этого исследования было определение эффективности интенсивной сыновней терапии [теперь она называется Терапия взаимоотношений между родителями и детьми (CPRT) ] как метода вмешательства с детьми-свидетелями домашнего насилия.Участники были распределены в экспериментальную группу CPRT (n = 11), контрольную группу из списка ожидания (n = 11), группу интенсивной индивидуальной игровой терапии (n = 11) или группу интенсивной групповой игровой терапии для братьев и сестер (n = 10). Используемые меры включают для дошкольного образования и первичной самооценки (JSCS), для измерения эмпатии при взаимодействии взрослых и детей (MEACI) и Контрольный список поведения детей для родителей (CBCL) .Результаты показали, что по сравнению с контрольной группой из списка ожидания, группа CPRT продемонстрировала статистически значимое улучшение проблем с поведением ребенка, самооценки ребенка, принятия родителей и сочувствия родителей. Результаты показали отсутствие статистически значимой разницы по любому показателю между группой CPRT и двумя группами игрового терапевтического вмешательства. Ограничения включают небольшой размер выборки и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Ли М. и Ландрет Г. (2003). Сыновняя терапия с корейскими родителями-иммигрантами в США. Международный журнал игровой терапии, 12 (2), 67-85. DOI: 10,1037 / h0088879

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 32 пары родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: 30-45 лет, Дети: 2-10 лет (Среднее значение = 7.3 года)
  • Раса / этническая принадлежность - 100% кореец
  • Пол - Взрослые: 100% женщины, Дети: 17 мужчин и 15 женщин
  • Статус - Участники были корейскими иммигрантами, родителями из крупного мегаполиса.

Место нахождения / учреждение: США

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
Целью этого исследования было определение эффективности 10-сеансовой модели сыновней терапии [теперь она называется Терапия взаимоотношений между родителями и детьми (CPRT) ] в качестве вмешательства для корейских родителей-иммигрантов.Родители были случайным образом включены в группу CPRT или в контрольную группу из списка ожидания. Используемые показатели включают шкалу родительского принятия (PPAS) , индекс родительского стресса (PSI) и Измерение эмпатии во взаимодействии взрослых и детей (MEACI) . Результаты показали, что по сравнению с контрольной группой группа CPRT продемонстрировала статистически значимое улучшение стрессовых отношений между родителями и детьми, принятия и сочувствия родителей.Ограничения включают небольшой размер выборки, возможность обобщения из-за этнического состава участников и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Шили-Мур, А., Браттон, С. (2010). Вмешательство родителей в афроамериканских семьях с низким доходом, основанное на их сильных сторонах. Консультации профессиональных школ, 13 (3), 175-183. DOI: 10.5330 / PSC.n.2010-13.175

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 23 пары родитель-ребенок завершили исследование

Население:

  • Возраст - Взрослые: Не указано, Дети: Среднее = 4,2 года
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 100% афроамериканцы, Дети: 100% афроамериканцы
  • Пол - Взрослые: Не указано, Дети: Не указано
  • Статус - Участниками были родители и дети, привлеченные из Head Start.

Место нахождения / учреждение: Юго-западный регион США

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
В этом исследовании изучались эффекты терапии взаимоотношений между детьми и родителями (CPRT) для афроамериканских семей. Родители были отнесены к экспериментальной группе CPRT или контрольной группе списка ожидания путем случайного распределения.Измерения включали форму индекса родительского стресса (PSI) и контрольный список поведения ребенка - версия для родителей (CBCL) . Результаты показывают, что по сравнению с контрольной группой CPRT дало статистически значимое снижение общих поведенческих проблем и стресса в отношениях между родителями и детьми. И эффект от лечения был большим. Ограничения включают небольшой размер выборки, отсутствие истинного случайного распределения, зависимость от самооценок, контрольную группу без лечения, возможность обобщения из-за этнического состава участников и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Ceballos, P. L., & Bratton, S. C. (2010). Расширение прав и возможностей латиноамериканских семей: влияние культурно-ответственного вмешательства для латиноамериканских родителей-иммигрантов с низким доходом на поведение детей и родительский стресс. Психология в школах, 47 (8), 761-775. DOI: 10.1002 / pits.20502

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 48 диад родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: Среднее = 29 лет, Дети: Не указано
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 83% мексиканцы и 17% выходцы из Южной или Центральной Америки; Дети: 47% американцев европейского происхождения, 15% латиноамериканцев, 9% чернокожих американцев и 18% других национальностей
  • Пол - Взрослые: 47 женщин и 1 мужчина, дети: 27 мужчин и 21 женщина
  • Статус - Участники были из школы One Head Start и одной начальной школы Title 1.

Место нахождения / учреждение: Одна начальная школа Head Start и одна начальная школа Title I в юго-западном регионе США

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
В этом исследовании изучалась эффективность Терапии взаимоотношений между детьми и родителями (CPRT) в школьных условиях с латиноамериканскими родителями-иммигрантами с низким доходом, чьи дети были идентифицированы с поведенческими проблемами.Участники были случайным образом распределены школой в группу CPRT или в контрольную группу без лечения. Используемые меры включают Индекс стресса родителей - испанская версия (PSI) и Контрольный список поведения детей испанская версия (CBCL) . Результаты показывают, что родители, которые участвовали в CPRT , сообщили о статистически значимом снижении проблем с поведением детей и стресса в отношениях между родителями и детьми по сравнению с контрольной группой.Ограничения включают обобщение результатов, которое ограничено выборкой латиноамериканских семей, проживающих в мегаполисе на юго-западе США, небольшой размер выборки, контрольная группа без лечения и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Карнес-Холт, К., и Браттон, С. К. (2014). Эффективность терапии детско-родительских отношений для приемных детей с нарушениями привязанности. Журнал консультирования и развития, 92 (3), 328-337. DOI: 10.1002 / j.1556-6676.2014.00160.x

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 61 диада родитель-ребенок

Население:

  • Возраст - Взрослые: 19-47 лет (Среднее = 29 лет), Дети: 2-10 лет (Среднее = 5,8 лет)
  • Раса / этническая принадлежность - Взрослые: 88.5% американцев европейского происхождения, 5% выходцев из Латинской Америки и 5% представителей других национальностей; Дети: 47% американцев европейского происхождения, 15% латиноамериканцев, 9% чернокожих американцев и 18% других национальностей
  • Пол - Взрослых: 39 женщин и 22 мужчин, детей: 24 мужчин и 19 женщин
  • Статус - Участники были приемными родителями.

Место нахождения / учреждение: Юго-западная агломерация США.

Резюме: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
В этом пилотном исследовании изучалась эффективность Терапии взаимоотношений между детьми и родителями (CPRT) в приемных семьях.Родители, участвующие со своим супругом / партнером (n = 23 пары), были случайным образом распределены как единое целое, а родители-одиночки или лица, участвовавшие без своего партнера / супруга (n = 15), были случайным образом распределены в группу CPRT или список ожидания Измерения групп включали Контрольный список для поведения детей (CBCL) и «Измерение эмпатии во взаимодействии взрослых и детей» (MEACI) . Результаты показывают, что по сравнению с контрольной группой CPRT продемонстрировал статистически значимое улучшение проблем детского поведения и сочувствия родителей.Ограничения включают обобщение результатов, которое ограничивается выборкой приемных семей, проживающих в мегаполисе на юго-западе США, небольшой размер выборки, использование только одного источника измерения для оценки изменения поведения ребенка и отсутствие последующего наблюдения.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Дополнительные ссылки

Браттон, С., Ландрет, Г. Л., Келлам, Т., и Блэкард, С.Р., (2006). Руководство по терапии детско-родительских отношений (CPRT): модель сыновней терапии из 10 сеансов для обучения родителей . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

Браттон С. К., Опиола К. и Дефо Э. (2015). Терапия детско-родительских отношений: модель сыновней терапии из 10 сеансов. В Креншоу Д. А., Стюарт А. Л. (ред.), Игровая терапия: всеобъемлющее руководство по теории и практике (стр. 129–140). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Ландрет, Г., & Браттон, С. (2006). Детско-родительская терапия взаимоотношений (CPRT): модель сыновней терапии из 10 сеансов . Нью-Йорк: Издательство Брунер-Рутледж.

Практики воспитания и проблемы чувствительной настройки

Curr Opin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 июня 2018 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC5886742

NIHMSID: NIHMS861088

Департамент психологии и мозговых наук, Университет Делавэра, Ньюарк, DE 19716 г., окончательная редакция Версия этой статьи доступна на Curr Opin Psychol См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Изменения в мотивации и способностях подростков создают уникальные проблемы для родителей, которые постоянно играют роль в обеспечении безопасности и благополучия молодежи. Мы описываем чутко настроенное воспитание как оптимальный ответ на этот вызов и резюмируем практики позитивного взаимодействия, надзора / руководства и открытого общения, которые поддерживают чувствительную настройку и способствуют постоянному развитию у подростка уверенности в себе, самостоятельного принятия решений и коммуникативных навыков.Затем мы рассматриваем факторы, которые требуют от родителей адаптации своей практики к конкретным потребностям и уровню развития подростка. Индивидуальные различия, которые могут поставить под сомнение эффективность родителей в применении этих методов, включают: биологическую уязвимость, различную чувствительность к воспитанию, историю взаимоотношений и темперамент. Клинические вмешательства, направленные на улучшение воспитания детей, дают возможность проверить чувствительную настройку как механизм уменьшения симптомов и проблемного поведения подростков.

Проблемы воспитания детей

Главной проблемой для воспитания подростков является необходимость постоянно адаптировать методы ухода за детьми к меняющимся мотивам и способностям подростков. В широком смысле, начиная с периода полового созревания, подростки мотивированы экспериментировать и расширять свою способность принимать самостоятельные решения. Сдвигу в развитии к более активному экспериментированию и автономии способствует социальная переориентация на сверстников 1 и романтических партнеров 2 .В результате подростки с большей вероятностью будут экспериментировать и принимать решения в условиях, требующих минимального надзора со стороны взрослых. Увеличение времени, которое подростки проводят без присмотра взрослых, создает новые возможности и риски. С одной стороны, экспериментирование позволяет подросткам проверять и развивать свои способности принимать автономные решения, которые принимают во внимание потенциальные преимущества и риски того или иного вида деятельности. С другой стороны, подростки могут быть предрасположены к переоценке преимуществ и недооценке потенциальных рисков деятельности, что делает их уязвимыми для рискованного поведения, такого как незащищенная сексуальная активность, злоупотребление психоактивными веществами, правонарушения и рискованное вождение автомобиля 3, 4 .В этом обзоре будут рассмотрены практики, которые помогают родителям чутко приспосабливаться к изменяющимся потребностям подростков, а также проблемы, связанные с поддержанием оптимального ухода.

1. Развитие мозга у подростков

Динамическое напряжение между стремлением подростков к большей самостоятельности и их уязвимостью к рискованному поведению отражается в «модели двойных систем» развития мозга 5 . Модель предполагает область поиска вознаграждения и область саморегуляции, которые становятся неуравновешенными в результате полового созревания.Область поиска вознаграждения очень чувствительна к гормонам, которые сопровождают половое созревание и вызывают изменения в богатых дофамином лимбических областях мозга, связанных с обработкой вознаграждения. Это, в свою очередь, побуждает подростков к более активным действиям, направленным на поиск ощущений, которые способствуют экспериментированию. Напротив, способность к саморегуляции и тормозящему контролю находится в лобных областях мозга, которые созревают более постепенно в течение подросткового и раннего взросления 5 .Следовательно, модель двойной системы выдвигает гипотезу о дисбалансе между стремлением подростков к вознаграждению и сдерживающим контролем, который объясняет их потенциальные трудности в достижении баланса между преимуществами и потенциальными затратами от участия в рискованной деятельности. Хотя модель двойных систем в целом подтверждается исследованиями с использованием лабораторных задач и нейронных показателей мозговой активности, многое еще предстоит узнать о том, как эта модель прогнозирует автономное принятие решений и рискованное поведение в семье, сверстниках и школе в подростковом возрасте. 6 .

2. Задача воспитания подростков

Изменение мотивационных и тормозных систем подростков формирует задачу воспитания детей в этот период развития. Родители должны сбалансировать заботу о безопасности подростка 7 с поддержкой развивающейся способности подростка к самостоятельному принятию решений. Обеспечение безопасности подростков осложняется тем, что подростки проводят без непосредственного родительского надзора 8 .В результате наблюдение за безопасностью подростка становится все более зависимым от его сообщений и устных заявлений. Раскрытие подростками информации, в свою очередь, зависит от множества факторов, включая качество родительско-подростковых отношений и обсуждаемую сферу деятельности. Подростки чаще всего скрывают информацию о действиях, которые они считают личными, включая контроль над своим телом и предпочтения в отношении друзей и занятий в свободное время 9 .Однако, если подростки считают, что их действия угрожают их безопасности, они с большей вероятностью будут рассматривать эти действия как законные темы для раскрытия информации и считают, что их родители имеют право знать 9 . Родители также могут использовать информацию от учителей, других взрослых и сверстников, чтобы принимать решения о том, когда вмешиваться, чтобы обеспечить безопасность подростка.

Родители должны найти баланс между заботой о безопасности подростка и поддержкой его самостоятельного принятия решений.Поддержка автономии требует от родителя различать аспекты жизни подростка, в которых необходимы постоянные правила, руководство и присмотр, и области, в которых подростку можно доверять для принятия независимых решений. Трудности родителей в адекватном балансе интересов безопасности и автономии связаны с проблемным поведением подростков. С одной стороны, когда подростки одобряют слишком много самостоятельного принятия решений, они с большей вероятностью будут злоупотреблять психоактивными веществами и нарушать правила 10 .С другой стороны, подростки, которые воспринимают своих родителей как психологически контролирующих или навязчивых и не уважающих автономию подростка, также более уязвимы к развитию проблемного поведения 11 и с меньшей вероятностью будут должным образом отстаивать свои потребности, связанные с автономией 12 . Напротив, когда наблюдение осуществляется посредством разговоров, которые разъясняют опасения родителей, подросток становится более способным усваивать руководство родителей таким образом, чтобы поддерживать автономное принятие решений 13 .

В подростковом возрасте баланс между родительским надзором и поддержкой автономии постепенно смещается в сторону уменьшения надзора и большей автономии 14 . Изменяющийся баланс надзора и поддержки дополнительно осложняется индивидуальными различиями в личности подростка и конкурирующими требованиями к родительскому вниманию. В результате общие руководящие принципы воспитания могут не учитывать потребности конкретного подростка или семьи 15 . То, что мы называем тонко настроенным воспитанием, представляет собой альтернативу универсальному подходу к определению оптимального ухода за подростками.Чувствительная настройка позволяет родителям приспосабливаться и оставаться открытыми к изменениям по мере взросления подростков и проверки их способности принимать автономные решения в расширяющемся диапазоне контекстов. Это также позволяет родителям адаптироваться и приспосабливаться к различным потребностям конкретных подростков. Было обнаружено, что даже когда влияние родительской чувствительности в младенчестве и раннем детстве контролируется, родительская чувствительность и наблюдение в подростковом возрасте способствуют интернализации доверия молодых людей к другим 16,17 .

3. Практика воспитания, способствующая чувствительной настройке

Практика воспитания, которая способствует или препятствует способности родителей поддерживать чувствительную настройку на динамично меняющиеся потребности подростка, широко исследовалась за последние два десятилетия 15 . Эти методы делятся на три широкие категории: позитивное взаимодействие, мониторинг и контроль поведения и открытое общение. Положительное участие родителей проявляется в общении, которое характеризуется взаимным положительным чувством и уважением.Это позитивное чувство и взаимное уважение задают тон отношениям и формируют взгляд подростка на родителя как на доступный источник совета, руководства и утешения. Описания позитивного взаимодействия включают выражение привязанности 18 , эмоциональный климат воспитания 19 , взаимную эмоциональную поддержку 20 , позитивные семейные отношения 21 и поддерживающее воспитание 22 . Неудивительно, что эти оценки положительного взаимодействия повлияли на широкий спектр положительных результатов у подростков, включая адаптивную регуляцию эмоций, восприимчивость к родителям, самооценку и снижение риска злоупотребления психоактивными веществами и незащищенной сексуальной активности.О положительном участии родителей можно также сообщить подросткам через структурные аспекты семейной жизни 23 . Семейный распорядок, оцениваемый на основе отчетов родителей и подростков о семейном времени и предсказуемых графиках, смягчал влияние родительской депрессии на депрессию и иммунную функцию подростков 23 . Другие аспекты семейного распорядка, включая время отхода ко сну, качество сна и время в постели 24 , были связаны с положительным участием родителей.Экспериментальные манипуляции с этими аспектами сна подростков были связаны с улучшением их аффективного функционирования в социальных контекстах, включая конфликты со сверстниками 25 .

Мониторинг и наблюдение за поведением подростка - вторая практика, необходимая для поддержания чутко настроенного воспитания. Когда мониторинг обеспечивает относительно точное знание поведения подростков, родитель может принимать взвешенные решения о том, как сбалансировать наблюдение и руководство с поддержкой для автономного принятия решений 11 .Родительский надзор можно настроить в зависимости от поведения подростка. Когда подросток успешно управляет решениями и поведением, доверие родителей возрастает, и возможности для самостоятельного принятия решений могут постепенно увеличиваться. Предоставление родителям автономии обычно ассоциируется с положительными результатами в подростковом возрасте, особенно когда подростки воспринимают свои решения как основанные на их собственных ценностях 10 , а не на соблюдение родительских запретов 13 .В качестве альтернативы родители могут узнать, что подросток проявляет рискованное и проблемное поведение, и в результате скорректировать наблюдение, чтобы обеспечить безопасность и защиту подростка. Родители также могут обеспечивать слишком тщательный надзор и недостаточную автономию. Восприятие психологического контроля над воспитанием привело к увеличению интернализации как мальчиков, так и девочек, а также проблем экстернализации девочек в подростковом возрасте 11 . Раннее навязчивое и контролирующее воспитание также может снизить способность подростка к самоутверждению в дальнейшем как в семье, так и в контексте сверстников 12 .Задача родителей в поддержании чувствительной настройки состоит в том, чтобы точно оценить потребности и возможности своего подростка и соответственно скорректировать их надзор и предоставление автономии.

Открытое общение, третий компонент чувствительного воспитания, основано на способности родителей точно читать и гибко реагировать на вербальные и невербальные сигналы своего подростка. Способность родителей присутствовать, слушать, сопереживать и отвечать развивает чувство понимания, которое способствует гибкому и совместному урегулированию конфликтов целей, связанных с автономией.Совместное обсуждение конфликта целей увеличивает доверие подростка к родителю и вероятность того, что линии связи будут открыты 26, 27 . Способность родителей поддерживать открытое общение чаще всего проверялась наблюдениями за тем, как родители и подростки обсуждают часто встречающиеся темы, такие как правила домашнего хозяйства, комендантский час, деньги и братья и сестры 28 . Способность родителей с поддержкой резюмировать или признавать точку зрения своего подростка неизменно ассоциируется с более совместным общением, большим удовлетворением отношениями и лучшим разрешением конфликтов 29, 26, 30 .Важность настройки родителей на невербальные сигналы была очевидна в исследовании ранних подростков, в котором матери скорректировали свою реакцию на изменение отрицательных и положительных эмоций дочерей, которые сопровождают переходный период полового созревания 31 . Среди семей с подростками, у которых диагностирован диабет 1 типа, совместное общение предсказывало улучшение лечения симптомов в течение последующих 12 месяцев. Напротив, маркеры некооперативного общения, которые включали взаимный враждебный обмен 32, 28 или чрезмерное участие родителей, не вовлекающее подростка 33 , способствовали усилению симптомов интернализации и экстернализации.

Способность родителей сохранять осведомленность о своих мыслях и чувствах, а также о своих подростках, может быть общим элементом, который способствует совместному общению и поддержке растущих способностей подростков к саморегулированию и самостоятельному принятию решений. Способность родителей обращать внимание на мысли, чувства и намерения подростка описывалась в терминах рефлексивной функции 34 , родительской внимательности 35 и философии метаэмоций 36 .Эта родительская способность не реагировать на переживания подростка была связана с более позитивной родительской практикой и меньшей подростковой психопатологией 37, 38 . Внимательность родителей может также позволить родителям более гибко реагировать во время эмоционально сложных дискуссий о конфликтах таким образом, чтобы способствовать более совместному и открытому общению 39 . В совокупности эти исследования показывают, что нереактивное осознание мыслей и чувств родителей вносит важный вклад в их способность поддерживать чувствительную настройку на своих подростков.

4. Проблемы реализации родительских практик

Хотя родительские практики позитивного взаимодействия, надзора и открытого общения способствуют чувствительной настройке, внедрение этих практик осложняется необходимостью учитывать индивидуальные различия подростков, а также их подверженность родителей стрессовым событиям. Подростки различаются по самым разным параметрам, включая темперамент 40 , чувствительность к воспитанию детей 41 , биологическую уязвимость 42, 43 , психопатологию 44, 45 , личность 46 и историю отношений 47,48 .Эти индивидуальные различия между подростками могут смягчить связь между практикой воспитания и результатами подросткового возраста и дополнительно уточнить значение чувствительной настройки, чтобы охватить способы, с помощью которых родители адаптируют свои практики к характеристикам конкретного подростка. Способность родителей приспосабливать свои обычаи к характеристикам подростков и меняющимся потребностям развития также может быть снижена из-за их подверженности как текущим, так и прошлым стрессовым событиям 49 , стрессу, вызванному экономическим невыгодным положением 50 , и требованиям, с которыми сталкиваются родители-одиночки 51 .Подверженность родителей ранним неблагоприятным обстоятельствам 52 может эффективно подорвать их способность выполнять функции опекуна подростка 53 . В этих условиях подростки могут искать альтернативных взрослых опекунов или применять ранние репродуктивные стратегии как способ перехода к взрослым ролям.

5. Вмешательства, направленные на усиление чувствительной настройки

Рискованное и проблемное поведение подростков обычно сигнализирует о трудностях в поддержании чувствительной настройки в отношениях родителей и подростков.В результате многие из вмешательств, направленных на уменьшение проблем или симптомов у подростков, вовлекают родителей и часто нацелены на методы воспитания детей. Вмешательства для подростков со злоупотреблением психоактивными веществами, агрессией и поведением обычно нацелены на компонент родительского контроля и надзора чувствительной настройки 54, 55 . Вмешательства, нацеленные на общение родителей и подростков, использовались в семьях подростков с проблемами интернализации, такими как депрессивные симптомы и тревога 56 или которые находятся в группе риска развития злоупотребления психоактивными веществами 57 .Хотя они в первую очередь полагаются на отчеты подростков или родителей, эти вмешательства в целом оказались эффективными в улучшении родительского контроля и надзора, общения родителей и подростков или позитивного взаимодействия родителей с подростком. Хотя в большинстве вмешательств участвуют родители и они направлены на улучшение чувствительной настройки на подростков, вмешательства, нацеленные на межличностные навыки подростков, также показали свою эффективность в улучшении общения и решения проблем в отношениях между родителями и подростками 58 .

6. Будущие направления

Хотя практики, которые способствуют детально настроенному воспитанию и адаптации подростков, были тщательно изучены, многое еще предстоит узнать о подростковых и родительских факторах, которые сдерживают способность родителей применять эти методы. Необходимо указать механизмы, с помощью которых воспитание влияет на развивающиеся способности подростков принимать решения и их навыки формирования и поддержания интимных связей со сверстниками. Необходимо провести гораздо больше исследований того, как индивидуальные различия в генетике, темпераменте и регуляции стресса подростков влияют на методы воспитания и способности родителей поддерживать чувствительную сонастроенность со своим подростком.Доступ к доступным биомаркерам этих индивидуальных различий открыл новые возможности для изучения этих факторов. Есть также возможности лучше понять нейронные корреляты этих индивидуальных различий. Индивидуальные различия в личности родителей - еще одна область для дальнейшего исследования. Несмотря на то, что многое известно о передаче риска психопатологии от поколения к поколению 23 , существует потребность в дальнейшем исследовании степени, в которой способность родителей к сочувствию, родительская внимательность и способность к гибкой адаптации сдерживают передачу риска.Вмешательства предлагают важную информацию о том, в какой степени можно изменить практику воспитания детей и насколько изменение этой практики эффективно для уменьшения проблемного поведения подростков. Необходимо долгосрочное наблюдение за этими вмешательствами, чтобы определить их эффективность в изменении траекторий проблемной молодежи.

Поддержание семьи в семье уверенность Открытое общение
Практика воспитания Маркеры Проблемы Результаты для подростков
Позитивное взаимодействие Взаимное уважение / позитивные чувства Доверие
Надзор и руководство Четкие правила и ожидания в отношении безопасности / благополучия Уравновешивание проблем безопасности / благополучия подростка с поддержкой автономии Внутренний сдерживающий контроль Автономное принятие решений
Совместное обсуждение конфликта целей Уважение взглядов подростка Сохранение осознанной позиции Взгляд на перспективу Коммуникативные навыки

Основные моменты

  • Мозг d Развитие связано с изменением мотивации и поведения подростков.

  • Родители должны найти баланс между заботой о безопасности и поддержкой самостоятельного принятия решений.

  • Практика воспитания включает: позитивное взаимодействие, надзор / руководство и открытое общение.

  • Чутко настроенное воспитание требует адаптации практики к индивидуальным различиям.

  • Чувствительная настройка - это предполагаемый механизм уменьшения проблемного поведения подростков

Благодарности

Этот обзор был поддержан грантом Национального института психического здоровья (NIMH) (R01 MH0).

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования. Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

1. Нельсон Э., Ярчо Дж. М., Гайер А. Э. Социальная переориентация и развитие мозга: расширенное и обновленное представление. Dev Cogn Neurosci. 2016; 17: 118–127. DOI: 10.1016 / j.dcn.2015.12.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Сулейман А.Б., Харден К.П. Важность сексуального и романтического развития для понимания нейробиологии подросткового возраста. Dev Cogn Neurosci. 2016; 17: 145–147. DOI: 10.1016 / j.dcn.2015.12.007. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3.Крон Э.А., ван Дуйвенворде АКК, Пепер Дж. С.. Ежегодный обзор исследований: вклад нейронов в принятие риска в подростковом возрасте - изменения в развитии и индивидуальные различия. Журнал детской психологии и психиатрии. 2016; 57 (3): 353–368. DOI: 10.1111 / jcpp.12502. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Стейнберг Л. Комментарий к специальному выпуску о мозге подростка: новое определение подросткового возраста. Неврология и биоповеденческие обзоры. 2016 июн; DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.06.016. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] ** 5.Шульман Е.П., Смит А.Р., Сильва К. и др. Модель двойной системы: обзор, переоценка и подтверждение. Dev Cogn Neurosci. 2016; 17: 103–117. DOI: 10.1016 / j.dcn.2015.12.010. В этом обзоре проводится анализ литературы, посвященной психологическим и нейровизуализационным исследованиям рискованного поведения подростков. В этом обзоре представлена ​​поддержка модели двойных систем, а также представлены текущие проблемы и рекомендации для будущих исследований. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6.Пфейфер Дж. Х., Аллен Н. Б.. Смелость конкретности: продвижение подростковой нейробиологии развития к более мощным научным парадигмам и переводимым моделям. Dev Cogn Neurosci. 2016; 17: 131–137. DOI: 10.1016 / j.dcn.2015.12.012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Бакерманс-Краненбург MJ, van IJzendoorn MH. Защитное воспитание: нейробиологические и поведенческие аспекты. Текущее мнение в психологии. в прессе. [PubMed] [Google Scholar] 8. Мецгер А., Бабски Э., Олсон Р., Ромм К.Подход социальной сферы к несоответствиям информаторов в родительских требованиях и семейных правилах. J Молодежь, подростковый возраст. 2016 июн; DOI: 10.1007 / s10964-016-0502-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] * 9. Роте WM, Сметана JG. Убеждения о праве родителей знать: различия в предметной области и ассоциации с изменением сокрытия. Журнал исследований подросткового возраста. 2015; 26 (2): 334–344. DOI: 10.1111 / jora.12194. В этом исследовании изучались взгляды подростков и родителей на право родителей знать о деятельности подростков.Скрытие подростками тем, которые включают рискованное поведение, романтические отношения и личную информацию, отличается от тем, которые законно волнуют родителей. В документе представлен полезный обзор подхода, основанного на социальной сфере, к пониманию общения родителей и подростков. [CrossRef] [Google Scholar] 10. Ван Петегем С., Бейерс В., Ванстенкисте М., Соененс Б. О связи между подростковой автономией и психосоциальным функционированием: изучение независимости принятия решений с точки зрения теории самоопределения.Dev Psychol. 2012. 48 (1): 76–88. DOI: 10.1037 / a0025307. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Лэнсфорд Дж. Э., Лэрд Р. Д., Петтит Г. С., Бейтс Дж. Э., Додж К. А. Родительство, имеющее отношение к автономии отцов и матерей: лонгитюдные связи с экстернализирующим и интернализирующим поведением подростков. J Молодежь, подростковый возраст. 2013. 43 (11): 1877–1889. DOI: 10.1007 / s10964-013-0079-2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Hare AL, Szwedo DE, Schad MM, Allen JP. Подрыв подростковой автономии с родителями и сверстниками: устойчивые последствия психологического контроля над воспитанием.Журнал исследований подросткового возраста. 2014; 25 (4): 739–752. DOI: 10.1111 / jora.12167. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Ванстенкисте М., Соененс Б., Ван Петегем С., Дурье Б. Продольные ассоциации между воспринимаемой подростком степенью и стилем родительского запрета, интернализации и неповиновения. Dev Psychol. 2014. 50 (1): 229–236. DOI: 10.1037 / a0032972. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Рэй-Лейк Л., Краутер А.С., Макхейл С.М. Модели развития в автономии принятия решений в среднем детстве и подростковом возрасте: точки зрения европейских американских родителей.Развитие ребенка. 2010. 81 (2): 636–651. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2009.01420.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Smetana JG. Текущие исследования стилей, размеров и убеждений воспитания. Текущее мнение в психологии. в прессе. [PubMed] [Google Scholar] ** 16. Beijersbergen MD, Juffer F, Bakermans-Kranenburg MJ, van Ijzendoorn MH. Сохранение или обеспечение безопасности: родительская чуткая поддержка предсказывает непрерывность привязанности от младенчества до подросткового возраста в долгосрочном исследовании усыновления.Dev Psychol. 2012. 48 (5): 1277–1282. DOI: 10.1037 / a0027442. В этом исследовании было проведено продольное изучение родительской чувствительности с младенчества до подросткового возраста среди родителей приемных подростков. Полученные данные свидетельствуют о непрерывности чувствительной настройки родителей на протяжении этого периода развития. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Вон Б. Э., Уотерс ЧАЙ, Стил Р. Д. и др. Множественные области родительской безопасной базовой поддержки в детстве и подростковом возрасте способствуют тому, что подростки представляют привязанность как безопасный базовый сценарий.Привязанность и человеческое развитие. 2016; 18 (4): 317–336. DOI: 10.1080 / 14616734.2016.1162180. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. McAdams TA, Rijsdijk FV, Narusyte J, et al. Связи между родительско-детскими отношениями и самооценкой подростков: генетически обоснованное исследование родителей-близнецов и их детей-подростков. Журнал детской психологии и психиатрии. Июль 2016;: 1–9. DOI: 10.1111 / jcpp.12600. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Грегсон К.Д., Эрат С.А., Петтит Г.С., Ту КМ.Они слушают? Социальный коучинг родителей и эмоциональный климат родителей предсказывают восприимчивость подростков. Журнал исследований подросткового возраста. 2015 сен; DOI: 10.1111 / jora.12222. н / д – н / д. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Крисс М.М., Моррис А.С., Понсе-Гарсия Э., Цуй Л., Шелк Дж. С.. Пути к адаптивной регуляции эмоций у подростков из малообеспеченных семей. Семейные отношения. 2016; 65 (3): 517–529. DOI: 10.1111 / fare.12202. [CrossRef] [Google Scholar] 21. Ван Ризин MJ, Roseth CJ, Fosco GM, Lee Y-K, Chen I.C.Компонентно-ориентированный метаанализ семейных программ профилактики употребления психоактивных веществ подростками. Обзор клинической психологии. 2016; 45 (C): 72–80. DOI: 10.1016 / j.cpr.2016.03.007. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Саймонс Л.Г., Саттон Т.Э., Саймонс Р.Л., Гиббонс FX, Марри В.М. Механизмы, связывающие родительскую практику с рискованным сексуальным поведением подростков: проверка шести конкурирующих теорий. J Молодежь, подростковый возраст. 2015; 45 (2): 1–16. DOI: 10.1007 / s10964-015-0409-7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] * 23.Манчак Е.М., Уильямс Д., Чен Э. Роль семейных распорядков в передаче депрессивных симптомов от поколения к поколению между родителями и их детьми-подростками. J Abnorm Child Psychol. Июль 2016;: 1–14. DOI: 10.1007 / s10802-016-0187-z. Это исследование расширяет литературу о передаче депрессии от поколения к поколению, исследуя роль семейного распорядка как маркера участия родителей. Полученные данные указывают на то, что сокращение семейного распорядка в семьях с депрессивным родителем частично объясняет нарушения иммунной функции подростков и депрессивные симптомы.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Meijer AM, Reitz E, Deković M. Вопросы воспитания: продольное исследование воспитания детей и подросткового сна. J Sleep Res. 2016 май;: 1–9. DOI: 10.1111 / jsr.12406. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. McMakin DL, Dahl RE, Buysse DJ и др. Влияние экспериментального ограничения сна на аффективное функционирование подростков в социальном и несоциальном контексте. Журнал детской психологии и психиатрии. 2016; 57 (9): 1027–1037. DOI: 10.1111 / jcpp.12568. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Obsuth I, Hennighausen K, Brumariu LE, Lyons-Ruth K. Дезорганизованное поведение во взаимодействии подростка с родителями: отношения к состоянию привязанности, жестокому обращению с партнером и психопатологии. Развитие ребенка. 2014. 85 (1): 370–387. DOI: 10.1111 / cdev.12113. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Кирни Дж., Басси К. Продольное влияние самоэффективности, общения и воспитания детей на спонтанное раскрытие подростками. Журнал исследований подросткового возраста.2014. 25 (3): 506–523. DOI: 10.1111 / jora.12148. [CrossRef] [Google Scholar] 28. Марсо К., Зан-Вакслер С., Шертклифф Е.А., Шрайбер Дж. Э., Гастингс П., Климес-Дуган Б. Гендерные стратегии выживания подростков, матерей и отцов во время конфликта: влияние молодежи и родителей на разрешение конфликтов и психопатологию. Развитие и психопатология. 2015; 27 (4pt1): 1025–1044. DOI: 10.1017 / S0954579415000668. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Main A, Paxton A, Dale R. Исследовательский анализ динамики эмоций между матерями и подростками во время конфликтных дискуссий.Эмоции. 2016 May; DOI: 10,1037 / emo0000180. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Диксон-Гордон К.Л., Уэлен Д.Д., Скотт Л.Н., Камминз Н.Д., Степп С.Д. Основные и интерактивные эффекты регуляции межличностных эмоций матери и негативного воздействия на симптомы пограничного расстройства личности у девочек-подростков. Cogn Ther Res. 2015; 40 (3): 1–13. DOI: 10.1007 / s10608-015-9706-4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Lougheed JP, Hollenstein T, Lewis MD. Материнская регуляция эмоций дочерей во время конфликтов от раннего до среднего подросткового возраста.Журнал исследований подросткового возраста. 2015; 26 (3): 610–616. DOI: 10.1111 / jora.12211. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Моэд А., Гершофф Е.Т., Айзенберг Н. и др. Конфликт между родителями и подростками как последовательность взаимных отрицательных эмоций: связь с разрешением конфликта и проблемами поведения подростков. J Молодежь, подростковый возраст. 2015; 44 (8): 1607–1622. DOI: 10.1007 / s10964-014-0209-5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Грун MA, лорд JH, Jaser SS. Совместное и чрезмерно вовлеченное воспитание по-разному предсказывает исходы у подростков с диабетом 1 типа.Психология здоровья. 2016; 35 (7): 652–660. DOI: 10,1037 / hea0000349. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Бенбассат Н., Шульман С. Значение родительской рефлексивной функции в адаптации молодых взрослых. Журнал исследований ребенка и семьи. 2016; 25 (9): 2843–2852. DOI: 10.1007 / s10826-016-0450-5. [CrossRef] [Google Scholar] * 35. Дункан Л.Г., Коутсворт Дж. Д., Гейлс Дж. Г., Гейер М. Х., Гринберг М. Т.. Можно ли соблюдать внимательное воспитание? Связь между оценками наблюдений за взаимодействиями матери и молодежи и самоотчетом матери о внимательном воспитании.J Fam Psychol. 2015. 29 (2): 276–282. DOI: 10.1037 / a0038857. Это первая статья, в которой представлены доказательства того, что самооценку родителей можно наблюдать во взаимоотношениях родителей и подростков. Когда сравнивались группы с высокой и низкой самооценкой внимательности, внимательность была связана со всеми шестью наблюдаемыми оценками взаимодействия родителей и подростков. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Hurrell KE, Houwing FL, Hudson JL. Философия родительских метаэмоций и коучинг эмоций в семьях детей и подростков с тревожным расстройством.J Abnorm Child Psychol. Июль 2016;: 1–14. DOI: 10.1007 / s10802-016-0180-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Родитель Дж., Макки Л.Г., Н. Роу Дж., Форхенд Р. Ассоциация родительской внимательности с воспитанием и психопатологией молодежи на трех стадиях развития. J Abnorm Child Psychol. 2015; 44 (1): 191–202. DOI: 10.1007 / s10802-015-9978-х. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Турпынь CC, Чаплин TM. Внимательное воспитание и выражение эмоций родителей: влияние на рискованное поведение подростков.Внимательность. 2015; 7 (1): 246–254. DOI: 10.1007 / s12671-015-0440-5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] ** 39. Ван дер Гиссен Д., Холленштейн Т., Хейл В. В., Кут Х. М., Миус В., Бранье С. Эмоциональная изменчивость в конфликтных взаимодействиях между матерью и подростком и интернализация проблем матерей и подростков: диадические и индивидуальные процессы. J Abnorm Child Psychol. 2014. 43 (2): 339–353. DOI: 10.1007 / s10802-014-9910-9. Это исследование представляет конструкцию эмоциональной изменчивости у матерей и подростков как фактора гибкости и чувствительной настройки во время конфликтного взаимодействия.Результаты показали, что диады, характеризующиеся более низким уровнем эмоциональной изменчивости, предсказывают проблемы интернализации матери и подростка пятью годами позже. Авторы рассматривают ограниченную эмоциональную изменчивость как потенциальную цель для предотвращения и вмешательства. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Ван Флорида, Эйзенберг Н., Валиенте С., Спинрад Т.Л. Роль темперамента в чистых и сопутствующих проблемах интернализации и экстернализации в раннем подростковом возрасте с использованием бифакторной модели: модерация со стороны родителей и пола.Развитие и психопатология. 2015 декабрь;: 1–18. DOI: 10.1017 / S0954579415001224. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. О'Коннор Т.Г., Хумаюн С., Брискман Дж. А., Скотт С. Чувствительность к воспитанию у подростков с черствыми / бесчувственными чертами: результаты наблюдений и экспериментов. Журнал аномальной психологии. 2016; 125 (4): 502–513. DOI: 10,1037 / abn0000155. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Ван дер Граафф Дж., Миус В., де Вид М., ван Бокстель А., ван Лиер П., Бранье С. Аритмия дыхательных синусов смягчает взаимосвязь между качеством отношений между родителями и подростками и социальной адаптацией подростков.J Abnorm Child Psychol. 2015; 44 (2): 269–281. DOI: 10.1007 / s10802-015-9989-7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Дайер WJ, диджей Blocker, Day RD, Bean RA. Стиль воспитания и внешнее поведение подростков: умеренная роль респираторной синусовой аритмии. Журнал брака и семьи. 2016; 78 (4): 1149–1165. DOI: 10.1111 / jomf.12316. [CrossRef] [Google Scholar] 44. Lougheed JP, Craig WM, Pepler D, et al. Материнское и сверстниковое регулирование подростковых эмоций: ассоциации с депрессивными симптомами.J Abnorm Child Psychol. 2015; 44 (5): 963–974. DOI: 10.1007 / s10802-015-0084-х. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Коннелл А.М., Стормшак Э., Дишион Т., Фоско Дж., Ван Ризин М. Семейное обследование и подростковая депрессия: исследование лиц, отвечающих на лечение и не отвечающих на лечение. Prev Sci. 2015 Авг; DOI: 10.1007 / s11121-015-0586-3. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46. Missotten LC, Luyckx K, Leeuwen K, Klimstra T., Branje S. Подростковые стили разрешения конфликтов по отношению к матерям: роль воспитания и личности.Журнал исследований ребенка и семьи. 2016; 25 (8): 2480–2497. DOI: 10.1007 / s10826-016-0421-х. [CrossRef] [Google Scholar] 47. Фирон Р. М., Ройсман Г. И.. Теория привязанности: прогресс и будущее. Текущее мнение в психологии. в прессе. [PubMed] [Google Scholar] * 48. Скотт С., Брискман Дж., Вулгар М., Хумаюн С., О'Коннор Т.Г. Привязанность в подростковом возрасте: совпадение с воспитанием и уникальное предсказание поведенческой адаптации. J Детская психическая психиатрия. 2011. 52 (10): 1052–1062. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2011.02453.x. Это исследование разработано для того, чтобы отделить влияние подросткового и родительского факторов на адаптацию подростков. Результаты показывают, что, хотя представления подростков о привязанности частично совпадают с показателями воспитания, они объясняют уникальные различия в адаптации подростков. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Мартин CG, Ким HK, Фишер PA. Дифференциальная сенсибилизация родителей на кортизол в раннем подростковом возрасте: умеренность по профилям материнского стресса. Психонейроэндокринология.2016; 67: 18–26. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2016.01.025. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Саймонс Л.Г., Викрама КАС, Ли Т.К., Ландерс-Поттс М., Катрона С., Конгер Р.Д. Тестирование семейного стресса и объяснения семейных инвестиций для проблем поведения среди афроамериканских подростков. Журнал брака и семьи. 2016; 78 (2): 498–515. DOI: 10.1111 / jomf.12278. [CrossRef] [Google Scholar] 51. Дарьянани И., Гамильтон Дж. Л., Абрамсон Л. Ю., Сплав LB. Воспитание матери-одиночки и подростковая психопатология.J Abnorm Child Psychol. 2016 Янв;: 1–13. DOI: 10.1007 / s10802-016-0128-х. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Рубинов Д.С., Бойс В.Т. Воспитание и SES: относительные ценности или непреходящие принципы? Текущее мнение в психологии. : 1–17. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53. Szepsenwol O, Simpson JA, Griskevicius V, Raby KL. Влияние непредсказуемой среды раннего детства на воспитание в зрелом возрасте. J Pers Soc Psychol. 2015; 109 (6): 1045–1067. DOI: 10.1037 / pspi0000032.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Каздин А.Е. Внедрение и оценка лечения детей и подростков с проблемами поведения: выводы, проблемы и направления на будущее. Psychother Res. Июль 2016;: 1–15. DOI: 10.1080 / 10503307.2016.1208374. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Аллен М.Л., Гарсия-Уидобро Д., Порта С., Карран Д. Эффективные родительские меры по сокращению употребления психоактивных веществ среди молодежи: систематический обзор. Педиатрия. 2016 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56. Kobak R, Zajac K, Herres J, Krauthamer Ewing ES.Лечение подростков на основе привязанности: безопасный цикл как основа для оценки, лечения и оценки. Привязанность и человеческое развитие. 2015. 17 (2): 220–239. DOI: 10.1080 / 14616734.2015.1006388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57. Спирито А., Эрнандес Л., Кансильер М.К., Грейвс Х., Барнетт Н. Улучшение родительского и родительско-подросткового общения для отсрочки или предотвращения начала употребления алкоголя и наркотиков у молодых подростков с эмоциональными / поведенческими расстройствами: экспериментальное испытание.Журнал злоупотребления психоактивными веществами у детей и подростков. 2015; 24 (5): 308–322. DOI: 10.1080 / 1067828X.2013.829013. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Спенс Ш., О'Ши Дж., Донован К.Л. Улучшения межличностного функционирования после межличностной психотерапии (ИПТ) с подростками и их связь с изменением депрессии. Behav Cogn Psychother. 2015; 44 (03): 257–272. DOI: 10.1017 / S1352465815000442. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

ключевых компонентов хорошего воспитания

Ключевые компоненты хорошего воспитания

В то время как отношения между подростками и их родителями меняются, родители по-прежнему имеют огромное влияние на поведение их детей.Исследование того, какое поведение родителей является критически важным компонентом хорошего воспитания, показало, что связь, соответствующая автономия и родительская регуляция имеют фундаментальное значение (Barber, 1997).

Подключение

Родители часто становятся менее вовлеченными в жизнь своих детей, когда они переходят в средние классы. Однако подросткам по-прежнему необходимо поддерживать позитивную связь со своими опекунами. Родители поддерживают связь со своими подростками, проявляя любовь и положительный настрой, выслушивая и демонстрируя чуткое понимание, укрепляя доверие, показывая принятие и одобрение.Хорошие отношения с заботливыми взрослыми - одна из лучших страховок для подростка по мере его развития.

Существует множество взглядов, мнений и ценностей, которые могут повлиять на то, как родители решают воспитывать своих детей. Однако, несмотря на эти различия, исследования показали, что эффективные родители включают в себя следующие качества:

  • Проявите любовь. Подросткам нужны взрослые, которые рядом с ними - люди, которые общаются с ними, общаются с ними, проводят с ними время и проявляют к ним неподдельный интерес.Благодаря этому вниманию они учатся заботиться о других и любить их.
  • Слушай. Слушать - значит не перебивать и обращать пристальное внимание. Лучше всего слушать в тихом месте, не отвлекаясь. Трудно внимательно слушать, если родитель тоже пытается готовить ужин или смотреть телевизор. Часто просто разговор с детьми о проблеме или вопросе помогает прояснить ситуацию. Иногда, чем меньше советов дают родители, тем больше подростки могут их попросить. Слушание также может быть лучшим способом раскрыть более серьезную проблему, требующую внимания.
  • Обеспечьте поддержку. Подростки нуждаются в поддержке, поскольку они борются с проблемами, которые могут показаться неважными их родителям и семьям. Им нужна похвала, когда они сделали все возможное. Им нужна поддержка для развития интересов и личных качеств.
  • Проявите уважение. Подростки могут быть трудными, непокорными, возмутительными и даже подлыми. Несмотря на это, к подросткам нужно относиться с уважением. Моделирование уважения учит подростков правильному поведению и укрепляет безусловную любовь - родители могут не всегда любить поведение своего ребенка, но они всегда любят своего ребенка.Родители могут проявлять уважение, признавая и оценивая различия своих подростков и обращаясь с ними как с личностью. Уважение также требует сострадания и сочувствия. Старайтесь смотреть на вещи с их точки зрения и учитывать их потребности и чувства.
  • Обсуждение различий . У некоторых родителей прерывается общение, потому что им трудно справляться с разногласиями со своим ребенком. Различиями во мнениях легче управлять, если мы осознаем, что эти различия могут предоставить нам значимые возможности для переосмысления наших позиций и ведения переговоров, а этот навык очень ценен для развития подростков.При возникновении разногласий родители должны твердо, но спокойно высказывать опасения и объяснять свою позицию, чтобы помочь подростку понять причину. Слишком резкий ответ может привести к крику и крику, а также может прервать разговор. В то время как подростки уже критически оценивают себя, они становятся уязвимыми, когда открываются своим родителям. Мы знаем, что лучший способ поощрить поведение - вознаградить его. Если родители критически настроены, когда их подросток разговаривает с ними, подросток узнает, что их открытость скорее наказывается, чем вознаграждается.
  • Будьте образцом для подражания. Подросткам нужны сильные образцы для подражания. Взрослые должны жить в соответствии с поведением и ценностями, которые, как они надеются, разовьются у их ребенка. Когда родители устанавливают для себя высокие стандарты и относятся к другим с добротой и уважением, у ребенка больше шансов последовать их примеру. По мере того как подростки исследуют возможности того, кем они могут стать, они обращаются к своим родителям, сверстникам, известным личностям и другим людям, чтобы определить, кем они могут стать.

Автономность

Эмоциональная автономия - это психологическая разлука с опекунами.Это включает в себя постепенное уменьшение зависимости от опекунов, индивидуализацию, деидеализацию родителей и восприятие своих родителей как людей (Steinberg & Silberberg, 1986). Несмотря на предыдущие представления, это не должно быть «штормом и стрессом» подростковой оторванности от семьи; напротив, это мирный процесс становления личности. Подростки не отдаляются от своих опекунов, но меняют свое детское восприятие и зависимость от них. Подростки будут деидолизировать своих родителей и будут больше думать о них как о людях.

Хотя процесс развития эмоциональной автономии - нормальный процесс, который обычно адаптируется в долгосрочной перспективе, в то время он может вызывать беспокойство. Подростки могут испытывать утрату, поскольку они теряют эти детские представления о своих родителях (Hill & Holmbeck, 1986). Однако, в конце концов, эта эмоциональная дистанция позволит подросткам больше полагаться на себя и развить независимость.

Поведенческая автономия , также называемая автономией принятия решений, - это способность принимать решения относительно своего поведения (Bosma et al., 1996). Эмоциональная автономия и поведенческая автономия сильно взаимосвязаны. По мере того как подростки становятся более эмоционально независимыми, они хотят принимать больше собственных решений. По мере взросления увеличивается эмоциональная и поведенческая автономия. Однако слишком большая поведенческая автономия слишком рано была связана с плохой адаптацией у молодых подростков. Было обнаружено, что поведенческая автономия в раннем подростковом возрасте приводит к более высокому риску отклонений и плохой успеваемости (Beyers & Goossens, 1999). Часто родители задаются вопросом, сколько автономии предоставить своему подростку и в каком возрасте.

Сколько независимости и когда?

Некоторые родители допускают слишком много неправильной свободы или предлагают свободу еще до того, как подросток готов ее принять. Другие родители цепляются слишком сильно, отказывая подросткам как в обязанностях, необходимых для развития зрелости, так и в возможностях, которые им необходимы, чтобы делать выбор и принимать его последствия.

Исследования показывают, что подростки добиваются наилучших результатов, когда они остаются в тесной связи со своими родителями, но в то же время имеют право иметь свою точку зрения и даже не соглашаться со своими родителями.Вот несколько советов, которые помогут сбалансировать близость и независимость:

  • Установить пределы . Все дети иногда сопротивляются ограничениям, но они хотят их и нуждаются в них. В мире, который может показаться слишком беспокойным как для взрослых, так и для подростков, ограничения обеспечивают безопасность. Часто подростки, родители которых не устанавливают ограничений, чувствуют себя нелюбимыми. Установка лимитов наиболее эффективна, когда она начинается рано. Труднее, но не невозможно установить границы в раннем подростковом возрасте.
  • Будьте ясны .Большинство подростков лучше всего реагируют на конкретные инструкции, которые повторяются регулярно. Не задавайте расплывчатых просьб, например: «Я хочу, чтобы ваша комната была чистой». Вместо этого укажите, что и когда ожидается.
  • Делайте разумный выбор . Выбор делает подростков более открытыми для руководства. Например, установив правило, согласно которому домашнее задание нужно делать перед сном, но позволяя подростку решать, когда он будет это делать. В качестве альтернативы, отказывая подростку в чем-то, что он хочет сделать, предложите приемлемый альтернативный вариант.
  • Открыт для переговоров . По мере того как подростки становятся старше, правила могут становиться более гибкими и открытыми для переговоров. Прислушивайтесь к беспокойству подростков, обсуждая работу по дому, комендантский час, доступ к машине и другие правила и привилегии. Обсуждая рекомендации с подростками, родители могут развить у своего ребенка способность мыслить независимо, идти на компромиссы и заключать соглашения - важнейшие жизненные навыки.
  • Предоставление независимости поэтапно . Чем более зрелым и ответственным является поведение подростка, тем больше привилегий могут предоставить родители.Например, позвольте подростку выбрать новые кроссовки в определенном ценовом диапазоне. Позже подростки смогут управлять покупками школьной одежды с заданным бюджетом, но родители будут одобрять покупки, прежде чем снимать бирки. В конце концов, подростки могут распоряжаться своим пособием на одежду без присмотра.
  • Здоровье и безопасность превыше всего . Важнейшая обязанность родителя - защитить здоровье и безопасность своего ребенка. Ребенок должен знать, что именно любовь к нему требует от родителей наложения вето на действия и решения, которые угрожают любому из них.Сообщите ребенку, что угрожает его здоровью и безопасности - а часто и здоровью и безопасности других - и будьте твердыми. Это решение может вызывать разногласия, поскольку подростки часто считают, что с ними ничего плохого не случится. В то же время они чувствуют, что все, что они испытывают, является новым и уникальным (см. «Личную басню Элкинда»).
  • Скажите «нет» выбору, который лишает возможности в будущем . Тщательно выбирайте битвы. Не все вещи заслуживают спора. Слишком много битв может лишить подростков чувствительности к тому, когда родители должны настаивать на ответе «нет», например, к проблемам со здоровьем и безопасностью, или когда выбор может лишить их возможности выбора в будущем.Подростки могут все больше ощущать будущее, но им все еще не хватает опыта, необходимого для полного понимания того, как решение, которое они принимают сегодня, может повлиять на них завтра. Поговорите с подростками о последствиях сделанного ими выбора на всю жизнь. Помогите им понять, что есть хорошие и плохие решения, и что знание одного от другого может полностью изменить их жизнь.
  • Руководство, но не поддавайтесь искушению контролировать . Важно найти правильный баланс между установлением закона и предоставлением слишком большой свободы.С большинством подростков легче всего поддерживать этот баланс, направляя, но не контролируя. Подросткам нужны возможности для изучения различных ролей, примерки новых личностей и экспериментов. Им нужно понять, что у выбора есть последствия. Это означает, что нужно сделать несколько ошибок и принять результаты. Тем не менее, родители должны давать советы подросткам, чтобы они не делали слишком много неправильных решений. Родители могут направлять ребенка, будучи хорошим слушателем и задавая вопросы, которые помогают подростку задуматься о результатах своих действий.Тонкая грань между руководством и контролем может быть разной для разных детей. Некоторые дети, будь то 7 или 17 лет, нуждаются в более жестком руководстве и меньших привилегиях, чем другие дети того же возраста.
  • Пусть дети ошибаются. Мы хотим, чтобы наши дети вырастали взрослыми, которые могут решать проблемы и делать правильный выбор. Эти способности являются важной частью независимости. Однако, чтобы развить эти способности, подросткам иногда приходится терпеть неудачу, при условии, что ставки не слишком высоки и никто не подвергается риску ни здоровью, ни безопасности.Совершение ошибок также позволяет подросткам научиться одному критически важному навыку - как прийти в норму. Ребенку сложно научиться брать себя в руки и начинать все сначала, если родители всегда спасают его от трудностей.
  • Сделайте так, чтобы действия имели последствия. Последствия - это результат выбора и того, как люди оценивают свой выбор и процессы принятия решений. Родители могут помочь детям научиться следовать правилам, уважать авторитет и понимать правильное принятие решений, объясняя последствия.Если последствия угрожают или ожидаются, крайне важно их довести до конца. Когда взрослые не доводят дело до конца, они теряют доверие ребенка. Однако наказание должно соответствовать преступлению. Чрезмерно карательные последствия могут подорвать урок, который родители надеялись преподать, потому что ребенок больше сосредотачивается на последствиях, чем на своем поведении.

Несмотря на то, что мы часто слышим и читаем, подростки в первую очередь обращаются к своим родителям в формировании своей жизни.Когда дело доходит до морали и этики, политических убеждений и религии, подростки почти всегда имеют больше общего со своими родителями, чем считают их родители. Родители должны смотреть не только на поверхность, но и на то, кем становится подросток. Подростки могут захотеть покрасить свои волосы в фиолетовый цвет и проколоть большую часть ее тела, но эти выражения могут не зависеть от их ощущения того, кем они являются и кем они станут. В то время как поведение многих подростков в конечном итоге безвредно, некоторые из них могут быть не только вредными, но и смертельно опасными.

Родители должны поговорить со своими детьми и дать понять, что многие из серьезных угроз их будущему здоровью и счастью не являются случайностью, а являются вопросом выбора - например, вождение в нетрезвом виде, курение, наркотики, сексуальная активность. , и бросил школу. Исследования показывают, что подростки, практикующие одно рискованное поведение, с большей вероятностью будут участвовать в других. Следовательно, родители должны быть в центре внимания, рассказывая своим детям о потенциально смертельных последствиях открытия ящика Пандоры.

Постановление

Эффективные родители регулируют поведение своего ребенка с помощью надзора, соответствующих ограничений и дисциплины. Регулирование учит детей самоконтролю и уважению к правилам. Правила представлены по-разному в зависимости от стиля воспитания.

Мы рассмотрим две модели стилей воспитания. Имейте в виду, что большинство родителей не следуют полностью ни одной модели. Настоящие люди обычно находятся где-то посередине между этими стилями. Более того, иногда стили воспитания меняются от одного ребенка к другому или в то время, когда у родителя есть больше или меньше времени и энергии для воспитания.На стиль воспитания также могут повлиять заботы родителей о других сферах их жизни. Например, стили воспитания имеют тенденцию становиться более авторитарными, когда родители устали, и, возможно, более авторитарными, когда они более энергичны. Иногда кажется, что родители меняют свой подход к воспитанию детей, когда рядом находятся другие, возможно, потому, что они становятся более застенчивыми, как родители, или озабочены тем, чтобы создать у других впечатление, что они «крутые» или «легкомысленные» родители. Конечно, стили воспитания могут отражать тип воспитания, который кто-то видел во время своего детства.

Стиль воспитания Баумринда

Баумринд (1971) предлагает модель воспитания, включающую три стиля. В 1983 году Маккоби и Мартин модифицировали эту модель, и она стала одной из наиболее часто используемых моделей для описания моделей воспитания детей. Текущая модель состоит из двух компонентов воспитания детей: отзывчивости и требовательности родителей. Отзывчивость - это связь, которую родитель поддерживает через любовь, привязанность, тепло и поддержку.Невосприимчивые родители могут игнорировать потребность ребенка в общении или даже отвергать его. Требовательность - родительский контроль и управление поведением ребенка; это включает в себя установление ожиданий, ограничений и принуждение к последствиям. Комбинация этих двух родительских форм поведения определяет стиль воспитания.

Рисунок 10.2.1 . Стиль воспитания Баумринда.

Первый, неучастный (или небрежный) стиль воспитания . Эти родители мало отзывчивы и часто отстраняются от своих детей.Они также не требовательны и плохо контролируют поведение своих детей. В результате их дети могут быть замкнутыми, непослушными, агрессивными и иметь ненадежную привязанность к другим. Они страдают в школе и в отношениях со сверстниками (Gecas & Self, 1991).

Разрешительный родительский элемент очень отзывчив, но ему не хватает контроля. Эти родители приветливы и общительны, но мало заботятся о своих детях . Они могут действовать как друг для своего ребенка, а не как авторитетная фигура.Детям разрешено устанавливать свои собственные правила и определять свою деятельность. Дети могут не научиться самодисциплине и быть относительно незрелыми. У них низкая социальная компетентность, и они могут чувствовать себя неуверенно, потому что не знают границ. Эти дети также могут быть требовательными, непокорными и агрессивными.

Авторитарный родитель отличается низкой отзывчивостью и высокой требовательностью. Этот родитель устанавливает правила, и ожидается, что дети будут им послушны. Баумринд предполагает, что авторитарные родители склонны предъявлять к своим детям необоснованно высокие требования к зрелости, склонные к отстраненности и отстраненности.Следовательно, дети, воспитанные таким образом, могут бояться своих родителей, а не уважать их, и, поскольку их родители не допускают обсуждения, могут выражать свое разочарование более безопасным целям - возможно, как хулиганы по отношению к сверстникам. Эти дети, как правило, имеют более низкий самоконтроль и менее независимы. Они также могут быть более агрессивными, стойкими к исправлению или тревожными.

Наконец, авторитетный родитель реагирует и в разумных пределах контролирует ситуацию. Родители разрешают переговоры, где это уместно, и дисциплина соответствует тяжести проступка.В результате их дети становятся дружелюбными, социально компетентными, уверенными в себе, самостоятельными, склонными к сотрудничеству, успешными и счастливыми (Chao, 2001; Stewart and Bond, 2002).

Видео 10.2.1. В статье «Стили воспитания» Баумринда объясняются различия между стилями воспитания и возможные последствия для поведения ребенка.

Lemasters and Defrain’s Parenting Model

Лемастерс и Дефрейн (1989) предложили еще одну модель воспитания детей.Эта модель интересна тем, что она более внимательно рассматривает мотивацию родителей и предполагает, что стили воспитания часто разрабатываются для удовлетворения психологических потребностей родителей, а не потребностей развития ребенка.

martyr - родитель, который сделает для ребенка все, даже задачи, которые ребенок должен делать сам. Все добрые дела, совершенные для ребенка во имя «хорошего родителя», могут быть использованы позже, если родитель захочет добиться от ребенка согласия.Если ребенок идет против воли родителей, родитель может напомнить ребенку о всех случаях, когда родитель помогал ребенку, и вызвать чувство вины, чтобы ребенок делал то, что хочет родитель. В результате ребенок учится быть зависимым и склонным к манипуляциям.

pal подобен разрешающему родителю, описанному в модели Баумринда выше. Приятель хочет быть другом ребенка. Возможно, родитель одинок или, возможно, родитель пытается выиграть конкурс популярности у бывшего супруга.Друзья позволяют детям делать то, что они хотят, и больше всего сосредотачиваются на развлечениях и веселье. Они устанавливают несколько ограничений. Следовательно, у ребенка может быть мало самодисциплины и он может пытаться проверять пределы с другими.

Стиль воспитания у полицейского / сержанта-инструктора аналогичен авторитарному родителю, описанному выше. Родитель сосредоточен в первую очередь на том, чтобы убедиться, что ребенок послушен и что родитель имеет полный контроль над ребенком. Иногда это может доходить до крайности, давая детям задания, которые действительно предназначены для проверки их уровня послушания.Например, родитель может потребовать, чтобы ребенок сложил одежду и положил предметы обратно в ящик определенным образом. В противном случае ребенка могут отругать или наказать за то, что он не делает что-то «правильно». Родителям этого типа очень трудно позволять ребенку расти и учиться принимать решения самостоятельно. Более того, ребенок может испытывать сильное негодование по отношению к родителю, которое вытесняется другими.

учитель-консультант родитель - это тот, кто уделяет много внимания советам экспертов по воспитанию детей и считает, что, если все шаги соблюдены, родитель может вырастить идеального ребенка."Что не так с этим?" вы можете спросить. У этого подхода есть две основные проблемы. Во-первых, родитель берет на себя всю ответственность за поведение ребенка, по крайней мере, косвенно. Если у ребенка возникают трудности, родитель чувствует себя ответственным и думает, что решение заключается в том, чтобы читать больше советов и более усердно пытаться им следовать. Родители, безусловно, могут влиять на детей, но ошибочно думать, что родитель несет полную ответственность за результат ребенка. Родители могут делать только так много и никогда не могут полностью контролировать ребенка.Еще одна проблема с этим подходом заключается в том, что ребенок может получить нереалистичное представление о мире и о том, чего можно ожидать от других. Например, если родитель-учитель-консультант решает помочь ребенку развить самооценку и прочитал это, рассказывая ребенку, насколько он особенный или как важно сделать ему комплимент за хорошо выполненную работу, родитель может передать сообщение о том, что все, что делает ребенок, является исключительным или необычным. Ребенок может ожидать, что все его усилия заслуживают похвалы, а в реальном мире этого нельзя ожидать.Возможно, дети испытывают больше гордости от оценки своих достижений, чем от того, что другие хвалят их усилия.

Итак, что осталось? Лемастерс и Дефрейн (1989) полагают, что стиль воспитания детей , используемый спортивным тренером, является лучшим. Принципы коучинга - вот что важно для Lemasters и Defrain. Тренер помогает игрокам формировать стратегии, поддерживает их усилия, дает обратную связь о том, что пошло правильно, а что пошло не так, и стоит в стороне, пока игроки выступают.Тренеры и судьи следят за соблюдением правил игры и соблюдением этих правил всеми игроками.

Точно так же спортивный тренер как родитель помогает ребенку понять, что должно происходить в определенных ситуациях, будь то дружба, школа или семейная жизнь, а также поощряет и советует ребенку, как справляться с этими ситуациями. Родитель не вмешивается и не делает ничего для ребенка. Вместо этого роль родителей заключается в том, чтобы направлять ребенка, пока ребенок из первых рук учится справляться с такими ситуациями.Правила поведения последовательны, объективны и представлены именно таким образом. Таким образом, ребенок, опаздывающий на обед, может услышать ответ родителей: «Ужин был в шесть часов». Вместо того, чтобы: «Ты хорошо знаешь, что мы всегда едим в шесть. Если вы ожидаете, что я встану и сделаю что-нибудь для вас сейчас, вас ждет еще одна вещь! Как вы думаете, кто вы опаздываете и ищете еду? Вы под арестом до дальнейшего уведомления! "

Самое важное, что нужно помнить о воспитании детей, - это то, что родители всегда могут стать лучше.Они могут научиться быть более объективными. Они могут узнать о том, чего можно ожидать от ребенка, и о степени его развития. Они могут осознавать свои собственные потребности и ограничения. Воспитание труднее, когда у родителей есть физические или психологические потребности, мешающие принятию решений. Один из лучших советов для родителей - постарайтесь не воспринимать действия ребенка лично и быть максимально объективным.

Влияние на воспитание детей

Воспитание - это сложный процесс, в котором родители и дети влияют на других.Есть много причин, по которым родители ведут себя так, как они. Множественные влияния на воспитание детей все еще исследуются. Предлагаемые факторы влияния на воспитание включают характеристики родителей, характеристики детей, а также контекстные и социокультурные характеристики (Бельский, 1984; Демик, 1999).

Основные характеристики

Родители привносят в родительские отношения уникальные черты и качества, которые влияют на их решения как родителей. Эти характеристики включают возраст родителя, пол, убеждения, личность, историю развития, знания о воспитании детей и развитии ребенка, а также психическое и физическое здоровье.Личность родителей влияет на поведение родителей. Более приветливые, добросовестные и общительные матери и отцы теплее и более структурированы для своих детей. Более приятные, менее тревожные и менее негативные родители также поддерживают автономию своих детей больше, чем родители, которые обеспокоены и менее согласны (Prinzie, Stams, Dekovic, Reijntes, & Belsky, 2009). Родители с такими личностными качествами, по-видимому, лучше способны положительно реагировать на своих детей и обеспечивать их детям более последовательную и структурированную среду.Рисунок 7.33 Источник 294 Истории развития родителей или их детский опыт также влияют на их стратегии воспитания. Родители могут научиться воспитанию детей у своих родителей. Отцы, чьи собственные родители обеспечивали наблюдение, последовательную и соответствующую возрасту дисциплину и тепло, с большей вероятностью обеспечивали такое конструктивное воспитание своим детям (Kerr, Capaldi, Pears, & Owen, 2009). Образцы негативного воспитания и неэффективной дисциплины также появляются из поколения в поколение.Однако родители, недовольные подходом своих родителей, могут с большей вероятностью изменить методы воспитания своих детей.

Характеристики ребенка

Воспитание двунаправленное. Не только родители влияют на своих детей, но дети также влияют на своих родителей. Характеристики ребенка, такие как пол, очередность рождения, темперамент и состояние здоровья, влияют на поведение и роли родителей. Например, младенец с легким характером может позволить родителям почувствовать себя более эффективными, поскольку они легко могут успокоить ребенка и вызвать улыбку и воркование.С другой стороны, капризный или суетливый младенец вызывает меньше положительных реакций со стороны своих родителей и может привести к тому, что родители будут чувствовать себя менее эффективными в своей родительской роли (Eisenberg et al., 2008). Со временем родители более трудных детей могут стать более наказуемыми и менее терпеливыми по отношению к своим детям (Clark, Kochanska, & Ready, 2000; Eisenberg et al., 1999; Kiff, Lengua, & Zalewski, 2011). Родители, у которых есть суетливый, трудный ребенок, менее удовлетворены своим браком и сталкиваются с большими трудностями в поиске баланса между работой и семейными ролями (Hyde, Else-Quest, & Goldsmith, 2004).Таким образом, темперамент ребенка, как уже говорилось в главе 3, является одной из характеристик ребенка, влияющих на то, как родители ведут себя со своими детьми. Еще одна характеристика ребенка - пол ребенка. Родители по-разному реагируют на мальчиков и девочек. Родители часто поручают сыновьям и дочерям разные домашние дела. Девочки чаще отвечают за младших братьев и сестер и за домашние дела, тогда как мальчиков чаще просят выполнять работу вне дома, например, стричь газон (Grusec, Goodnow, & Cohen, 1996).Родители также по-разному разговаривают со своими сыновьями и дочерьми, давая более научные объяснения своим сыновьям и используя более эмоциональные слова со своими дочерьми (Crowley, Callanan, Tenenbaum, & Allen, 2001).

Контекстные факторы и социокультурные характеристики

Отношения «родитель-потомок» не возникают изолированно. Социокультурные характеристики, включая экономические трудности, религию, политику, районы, школы и социальную поддержку, также влияют на воспитание детей.Родители, испытывающие экономические трудности, легче расстраиваются, впадают в депрессию и грустят, и эти эмоциональные характеристики влияют на их родительские навыки (Conger & Conger, 2002).

Нельзя игнорировать влияние класса и культуры при изучении стилей воспитания, поскольку они фундаментально влияют на поведение родителей. Хотя содействие развитию навыков, необходимых для эффективного функционирования в сообществе, является универсальной целью воспитания детей, конкретные необходимые навыки широко варьируются от культуры к культуре.Таким образом, у родителей разные цели для своих детей, которые частично зависят от их культуры (Tamis-LeMonda et al., 2008). Родители различаются по тому, насколько они подчеркивают цели независимости и индивидуальных достижений, поддерживают гармоничные отношения и встроены в прочную сеть социальных отношений.

Например, две описанные выше модели воспитания предполагают, что авторитетный и спортивный стили коучинга лучше всего, потому что они предназначены для того, чтобы помочь родителям воспитать независимого, самостоятельного и ответственного ребенка.Этим качествам отдается предпочтение в «индивидуалистических» культурах, таких как Соединенные Штаты, особенно в среднем классе.

Авторитарное воспитание использовалось исторически и отражает культурную потребность детей делать то, что им говорят. Афроамериканцы, латиноамериканцы и азиатские родители, как правило, более авторитарны, чем неиспаноязычные белые. В коллективистских культурах, таких как Китай или Корея, послушание и уступчивость являются предпочтительным поведением. В обществах, где сотрудничество членов семьи необходимо для выживания, как, например, в случае выращивания сельскохозяйственных культур, воспитание независимых и стремящихся к самостоятельности детей не имеет смысла.Однако в экономике, основанной на мобильности для поиска работы и где заработок основан на образовании, очень важно воспитывать ребенка, чтобы он был независимым.

Родители из рабочего класса более склонны, чем родители из среднего класса, уделять внимание послушанию и честности при воспитании своих детей. В классическом исследовании социального класса и стилей воспитания под названием Класс и соответствие Кон (1977) объяснил, что родители склонны подчеркивать качества, необходимые для их собственного выживания, когда воспитывают своих детей.Родители из рабочего класса получают вознаграждение за послушание, надежность и честность в своей работе. Им не платят за то, чтобы они были независимыми или задавали вопросы руководству; скорее, они продвигаются по службе и считаются хорошими сотрудниками, если приходят вовремя, выполняют свою работу, как им говорят, и на них могут рассчитывать их работодатели. Следовательно, эти родители поощряют в своих детях честность и послушание. Родители из среднего класса, которые работают как профессионалы, получают вознаграждение за инициативу, самостоятельность и настойчивость в своей работе.От них требуется выполнение работы, но им не говорят, что именно делать. Их просят проявлять новаторский подход и работать независимо. Эти родители поощряют своих детей обладать этими качествами, поощряя независимость и уверенность в своих силах. Стиль воспитания может отражать многие элементы культуры.

Другие важные контекстные характеристики, такие как район, школа и социальные сети, также влияют на воспитание детей, хотя эти параметры не всегда включают и ребенка, и родителя (Brofenbrenner, 1989).Культура также является контекстуальным фактором, как обсуждалось ранее в четвертой главе. Например, латиноамериканские матери, которые считали свое соседство более опасным, проявляли меньше тепла со своими детьми, возможно, из-за большего стресса, связанного с жизнью в угрожающей среде (Gonzales et al., 2011).

Рисунок 10.2.2. Влияние на воспитание детей.

Изменение отношений между родителями и детьми

Несмотря на общепринятое мнение, похоже, что большинство подростков не испытывают подростковых «штормов и стрессов» в той степени, которая была известна как Г.Стэнли Холл, пионер в изучении развития подростков. Лишь небольшое количество подростков имеют серьезные конфликты со своими родителями (Steinberg & Morris, 2001), и большинство разногласий незначительны. Например, в исследовании более 1800 родителей подростков из различных культурных и этнических групп Барбер (1994) обнаружил, что конфликты возникают из-за повседневных проблем, таких как выполнение домашних заданий, деньги, комендантский час, одежда, работа по дому и друзья. Эти споры возникают из-за того, что стремление подростка к независимости и автономии вступает в конфликт с родительским надзором и контролем.Эти типы аргументов имеют тенденцию уменьшаться по мере развития подростков (Galambos & Almeida, 1992).

Источников | Основы | Информация для родителей

Материалы, используемые для разработки ресурсов «Основы воспитания детей ясельного и дошкольного возраста», основаны на литературе по обучению родительскому менеджменту. Обучение родительскому менеджменту относится к программам, которые обучают родителей методам управления поведением и навыкам позитивного взаимодействия. Цель этих программ - научить родителей позитивным родительским навыкам, которые уменьшают разочарование родителей и детей и улучшают отношения между родителями и детьми.Тренинг по управлению родителями - это хорошо изученный подход, который эффективно снижает оппозиционное, агрессивное и антиобщественное поведение детей. Это также эффективно для снижения факторов риска жестокого обращения с детьми и жестокого обращения с ними. Исследования неизменно демонстрируют, что многие преимущества этих программ сохраняются с течением времени. Примеры исследований этих программ:

  • Чаффин М., Фундерберк Б., Бард Д., Валле Л. А. и Гурвич Р. (2011). Комбинированный пакет терапии для мотивации и взаимодействия родителей и детей снижает рецидивизм в сфере защиты детей в рандомизированном полевом испытании по демонтажу. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 79 (1) , 84-95.
  • Чаффин, М., Силовский, Дж. Ф., Фундерберк, Б., Валле, Л., Брестан, Э. В., Балачева, Т., &… Боннер, Б. Л. (2004). Терапия взаимодействия родителей и детей с физически жестокими родителями: эффективность для уменьшения количества сообщений о жестоком обращении в будущем. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 72 (3), 500-510.
  • Дюма, Дж. Э. (1989). Лечение антиобщественного поведения у детей: детские семейные подходы. Clinical Psychology Review, 9, 197-222.
  • Форхенд Р. и Лонг Н. (1988). Амбулаторное лечение отыгрывающего ребенка: процедуры, данные отдаленного наблюдения и клинические проблемы. Достижения в поведенческих исследованиях и терапии, 10, 129-177.
  • Гершатер-Молко, Р. М., Лутцкер, Дж. Р., и Веш, Д. (2002). Использование данных о рецидивизме для оценки проекта SafeCare: обучение родителей навыкам привязанности, безопасности и ухода за здоровьем. «Жестокое обращение с детьми», 7 (3), 277-285.
  • Каздин, А. Э. (1985). Лечение антиобщественного поведения у детей и подростков. Хоумвуд, Иллинойс: Дорси Пресс.
  • Летарт, М. Дж., Нормандо, С., и Аллард, Дж. (2010). Эффективность программы обучения родителей «Невероятные годы» в службе защиты детей. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 34 (4) , 253-261.
  • Лонг, П., Форхенд, Р., Виерсон, М., и Морган, А. (1994). Имеет ли обучение родителей с маленькими непослушными детьми долгосрочные эффекты? Поведенческие исследования и терапия, 32, 101-107.
  • Миллер Г. Э. и Принц Р. Дж. (1990). Улучшение социальных вмешательств в семье для лечения расстройства поведения у детей. Психологический бюллетень, 108, 291-307.
  • Морленд, Дж. Р., Швебель, А. И., Бек, С., и Уэллс, Р. (1982). Родители как терапевты: обзор литературы по обучению родителей поведенческой терапии - с 1975 по 1981 год. Behavior Modification, 6, 250-276.
  • Prinz, R.J., Sanders, M.R., Shapiro, C.J., Whitaker, D.J., & Lutzker, J.Р. (2009). Профилактика жестокого обращения с детьми на уровне населения: популяционное исследование системы США Triple P. Prevention Science , 10 (1), 1-12.

Ниже перечислены несколько программ обучения родительскому менеджменту, на которых основаны эти ресурсы. Если у родителей есть дети с серьезными проблемами поведения, стратегии, представленные в настоящем документе, вероятно, необходимо будет дополнить интенсивными услугами поставщика, который обучен работе с родителями и детьми.

Терапия взаимодействия родителей и детей (PCIT)

http: //www.pcit.orgeвнешний значок

PCIT улучшает качество родительско-дочерних отношений и меняет то, как родители и дети взаимодействуют друг с другом. Родители приобретают особые навыки, позволяющие строить заботливые и безопасные отношения со своими детьми, повышая при этом желаемое поведение своих детей и уменьшая негативное поведение. Тренеры работают напрямую с парами родитель-ребенок, чтобы помочь им освоить новые навыки. Помимо воздействия на результаты жестокого обращения с детьми, эта программа показала улучшения в поведении родителей и проблемах поведения детей.

Руководства по лечению
  • Hembree-Kigin, T., & McNeil, C. (1995). Терапия взаимодействия родителей и детей. Нью-Йорк: Пленум.
  • Макнил, К. Б., и Хембри-Кигин, Т. Л. (2010). Терапия взаимодействия родителей и детей, 2 nd ed. Нью-Йорк: Спрингер.
  • Эйберг, С., и Фундерберк, Б. (2011). Протокол терапии взаимодействия родителей и детей, 2011 г. . Гейнсвилл, Флорида: PCIT International.
Исследование результатов лечения
  • Боггс, С.Р., Эйберг, С. М., Эдвардс, Д., Рэйфилд, А., Джейкобс, Дж., Багнер, Д., и Худ, К. (2004). Результаты терапии взаимодействием родителей и детей: сравнение выбывших из школы и завершения лечения через один-три года после лечения. Детская и семейная поведенческая терапия , 26 (4), 1-22.
  • Брестан, Э. В., и Эйберг, С. М. (1998). Эффективные психосоциальные методы лечения детей и подростков с расстройствами деструктивного поведения: 29 лет, 82 исследования, 5272 ребенка. Журнал клинической детской психологии, 27, 179-188.
  • Чаффин М., Фундерберк Б., Бард Д., Валле Л. А. и Гурвич Р. (2011). Комбинированный пакет терапии для мотивации и взаимодействия родителей и детей снижает рецидивизм в сфере защиты детей в рандомизированном полевом испытании по демонтажу. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 79 (1) , 84-95.
  • Чаффин, М., Силовский, Дж. Ф., Фундерберк, Б., Валле, Л., Брестан, Э. В., Балачева, Т., &… Боннер, Б. Л. (2004). Терапия взаимодействия родителей и детей с физически жестокими родителями: эффективность для уменьшения количества сообщений о жестоком обращении в будущем. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 72 (3), 500-510.
  • Eisenstadt, T.H., Eyberg, S., McNeil, C.B., Newcomb, K., & Funderburk, B. (1993). Взаимодействие родителей и детей с детьми с проблемами поведения: относительная эффективность двух этапов и общий результат лечения. Журнал клинической детской психологии, 22 , 42-51.
  • Эйберг, С. М., Фундерберк, Б. В., Хембри-Кигин, Т. Л., МакНил, К. Б., Керидо, Дж. Г., и Худ, К. (2001). Взаимодействие родителей и детей с детьми с проблемами поведения: поддержание эффекта лечения в семье в течение одного и двух лет. Детская и семейная поведенческая терапия, 23 , 1-20.
  • Фундерберк, Б. В., Эйберг, С. М., Ньюкомб, К., МакНил, К., Хембри-Кигин, Т., и Кэпидж, Л. (1998). Взаимодействие родителей и детей с детьми с проблемами поведения: поддержание лечебных эффектов в школьных условиях. Детская и семейная поведенческая терапия, 20, 17-38.
  • Худ, К., и Эйберг, С.М. (2003). Результаты терапии взаимодействием родителей и детей: отчеты матерей о поддерживающей терапии через три-шесть лет после лечения. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 32 , 419-429.
  • Макнил, К., Эйберг, С., Айзенштадт, Т., Ньюкомб, К., и Фундерберк, Б. (1991). Взаимодействие родителей и детей с детьми с проблемами поведения: обобщение эффектов лечения на школьную обстановку. Журнал клинической детской психологии, 20 , 140-151.
  • Макнил, К. Б., Капедж, Л. С., Бахл, А., и Блан, Х. (1999). Важность раннего вмешательства при проблемах деструктивного поведения: сравнение групп лечения и контрольных групп. Раннее образование и развитие, 10, 445-454.
  • Никсон, Р. Д. В. (2001). Изменения гиперактивности и темперамента у дошкольников с нарушенным поведением после терапии взаимодействием родителей и детей (PCIT). Изменение поведения, 18 , 168-176.
  • Никсон, Р. Д. В., Суини, Л., Эриксон, Д. Б., и Туиз, С. В. (2004). Терапия взаимодействия родителей и детей: одно- и двухлетнее наблюдение за стандартными и сокращенными видами лечения для оппозиционных дошкольников. Журнал аномальной детской психологии, 32, 263-271.
  • Томас Р. и Циммер-Гембек М. Дж. (2007). Поведенческие результаты терапии взаимодействия родителей и детей и программы Triple P-Positive Parenting Programme: обзор и метаанализ. Журнал аномальной детской психологии, 35 (3), 479-495.

Triple P (Программа позитивного воспитания)

http: //www.triplep-america.comeвнешний значок

Triple P - это система родительской и семейной поддержки для удовлетворения различных потребностей родителей. Существует пять уровней вмешательства, начиная от медиа-стратегий для повышения осведомленности и принятия, до кратких консультаций по общим вопросам развития и до интенсивных подходов к решению проблем, связанных с воспитанием и поведением детей.Помимо воздействия на результаты жестокого обращения с детьми, эта программа показала улучшения в поведении родителей и проблемах поведения детей.

Исследование результатов лечения
  • Боденманн, Г., Цина, А., Ледерманн, Т., и Сандерс, М. Р. (2008). Эффективность программы позитивного воспитания (Triple P) в улучшении воспитания и поведения детей: сравнение с двумя другими условиями лечения. Behavior Research & Therapy, 46, 411-427.
  • Бор, W., Сандерс, М. Р., и Марки-Даддс, К. (2002). Влияние программы Triple P-Positive Parenting Programme на детей дошкольного возраста с сопутствующим деструктивным поведением и нарушениями внимания / гиперактивности. Журнал аномальной детской психологии, 30, 571-587.
  • deGraaf, I., Speetjens, P., Smit, F., de Wolff, M., & Tavecchio, L. (2008a). Эффективность программы Triple P Positive Parenting Program по поведенческим проблемам у детей: метаанализ. Behavior Modification, 32, 714-735.
  • de Graaf, I., Speetjens, P., Smit, F., de Wolff, M., & Tavecchio, L. (2008b). Эффективность программы Triple P Positive Parenting Program по воспитанию детей: метаанализ. Семейные отношения, 57, 553-566.
  • Леунг, К., Сандерс, MR., Леунг, С., Мак, Р., и Лау, Дж. (2003). Оценка результатов реализации программы Triple P - Positive Parenting Programme в Гонконге. Семейный процесс, 42 (4), 531-544.
  • Nowak, C., & Heinrichs, N.(2008). Комплексный метаанализ программы Triple P-Positive Parenting Program с использованием иерархического линейного моделирования: Эффективность и модерирующие переменные. Клиническая детская и семейная психология, 11 , 114-144.
  • Принц Р. Дж., Сандерс М. Р., Шапиро К. Дж., Уитакер Д. Дж. И Лутцкер Дж. Р. (2009). Профилактика жестокого обращения с детьми на уровне населения: популяционное исследование системы США Triple P. Prevention Science , 10 (1), 1-12.
  • Робертс, К., Маццучелли, Т., Студман, Л., и Сандерс, М. Р. (2006). Поведенческое семейное вмешательство для детей с проблемами развития и поведения. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 35, 180-193.
  • Сандерс, М. Р. (2008). Программа Triple P-Positive Parenting Programme как подход общественного здравоохранения к укреплению родительских навыков. Журнал семейной психологии, 22 (4), 506-517.
  • Сандерс, М. Р., Ральф, А., Софронов, К., Гардинер, П., Томпсон, Р., Дуайер, С., и Бидуэлл, К. (2008). Каждая семья: популяционный подход к уменьшению поведенческих и эмоциональных проблем у детей, переходящих в школу. Journal of Primary Prevention, 29, 197-222.
  • Сандерс, М. Р., Марки-Даддс, К., Талли, Л., и Бор, В. (2000). Программа Triple P-Positive Parenting Programme: сравнение расширенных, стандартных и самостоятельных поведенческих вмешательств в семье для родителей детей с ранними проблемами поведения. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 68, 624-640.
  • Томас Р. и Циммер-Гембек М. Дж. (2007). Поведенческие результаты терапии взаимодействия родителей и детей и программы Triple P-Positive Parenting Programme: обзор и метаанализ. Журнал аномальной детской психологии, 35 (3), 479-495.

Невероятные годы

http: //www.incredibleyears.comeвнешний значок

Программа

«Невероятные годы» для родителей, учителей и детей способствует развитию эмоциональной и социальной компетентности с целью предотвращения, снижения и лечения агрессии и эмоциональных проблем у детей от 0 до 12 лет.Компонент обучения родителей подчеркивает родительские навыки и подходы, которые, как известно, способствуют развитию социальной компетентности детей, уменьшают проблемы с поведением и улучшают академические навыки детей.

Исследование результатов лечения
  • МакГиллоуэй, С., Ни Мейл, Г., Байуотер, Т., Ферлонг, М., Лекей, Ю., Келли, П., Комиски, К., и Доннелли, М. (2012). Вмешательство родителей в отношении поведенческих проблем у детей: рандомизированное контролируемое испытание в неблагополучных сообществах. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 80 (1), 116-127.
  • Метинга, А. Т. А., Оробио де Кастро, Б., и Маттис, В. (2013). Эффективность обучения родителей «Невероятные годы» для изменения деструктивного и просоциального поведения ребенка: метааналитический обзор. Clinical Psychology Review, 33, 901-913.
  • Перрин, Э. С., Шелдрик, Р. К., МакМенами, Дж. М., Хенсон, Б. С., и Картер, А. С. (2014). Улучшение родительских навыков для семей с маленькими детьми в педиатрических условиях: рандомизированное клиническое испытание. JAMA Pediatrics, 168, 16-24.
  • Рид, М. Дж., Вебстер-Страттон, К., и Хаммонд, М. (2003). Последующее наблюдение за детьми, которым была проведена интервенция «Невероятные годы» по поводу оппозиционно-вызывающего расстройства: поддержание и прогноз 2-летнего исхода. Behavior Therapy, 34, 471-491.
  • Webster-Stratton, C. (1984). Рандомизированное испытание двух программ обучения родителей для семей с детьми с расстройствами поведения. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 52 (4), 666-678.
  • Webster-Stratton, C. (1990). Долгосрочное наблюдение за семьями с маленькими детьми с проблемами поведения: от дошкольного до начальной школы. Журнал клинической детской психологии, 19, (2), 144-149.
  • Webster-Stratton, C. (1992). Индивидуальное обучение родителей на видеопленке: кому это выгодно? Когнитивная терапия и исследования, 16 (1), 31-35.
  • Webster-Stratton, C. (1994). Совершенствование обучения родителей с помощью видеопленки: сравнительное исследование. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 62 (3), 583-593.
  • Webster-Stratton, C., & Bywater, T. (2014). Родители и учителя работают вместе. Лучше: образование, основанное на фактах, 6 (2), 16-17.
  • Вебстер-Страттон, К., Рид, Дж. М., и Бошейн, Т. П. (2011). Совмещение обучения родителей и детей маленьким детям с СДВГ. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 40 (2), 191-203.
  • Вебстер-Страттон, К., Рид, Дж. М., и Бошейн, Т. П. (2013). Годовое наблюдение за комбинированным вмешательством родителей и детей для маленьких детей с СДВГ. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 42, 251-261.
  • Webster-Stratton, C., Reid, M. J., & Hammond, M. (2004). Лечение детей с проблемами поведения в раннем возрасте: результаты вмешательства для подготовки родителей, детей и учителей. Журнал клинической детской и подростковой психологии, 33, 105-124.
  • Вебстер-Страттон, К., Ринальди, Дж., И Рид, Дж. М. (2011). Долгосрочные результаты родительской программы «Невероятные годы»: предикторы адаптации подростков. Психическое здоровье детей и подростков, 16, 38-46.

Сертификат / Диплом по родительско-детской терапии | Родительско-детская терапия

Сертификат по психотерапии для родителей и детей
Двухместные курсы только по выходным (12 дней) в одной из лучших школ терапевтов. ТОЛЬКО ОНЛАЙН.

Диплом по родительско-детской терапии
Трехместные курсы. Первый и второй семестр составляют преподаваемый компонент курса. Третий семестр: Самостоятельное обучение.Этот семестр предназначен для того, чтобы студент завершил необходимые клинические часы под наблюдением и диссертацию, ведущую к получению диплома по терапии родителей и детей. Шлюз, чтобы стать семейным терапевтом.

Когда: Начало в январе 2021 г.

Терапия для родителей и детей доступна для полностью удаленного обучения в 2020/21 году, что является отличным способом учиться и приобретать опыт в эти неопределенные времена. Пожалуйста, позвоните в офис, чтобы узнать больше.

Цели и задачи


Многие классы и курсы для родителей предлагают навыки, позволяющие справиться со сложным поведением ребенка.Этот курс совсем другой. Речь идет о том, чтобы дать возможность родителям и детям иметь самые лучшие отношения друг с другом, как семейную консультативную терапию. Огромное количество исследований показывает, что качество родительско-детских отношений имеет первостепенное значение для здоровья и благополучия ребенка и подростка в долгосрочной перспективе. Тем не менее, многие родители и дети никогда не садятся говорить о хороших и сложных вещах в их отношениях. Как и в случае с парными отношениями, отношения родитель-ребенок могут застрять в образцах агрессии, конфликта или эмоционального дистанцирования.Иногда большие события в семье вызывают разрыв привязанности, оставляя родителей и / или детей шаткими и неспособными восстановить связь. Когда что-то идет не так, безопасное краткосрочное вмешательство профессионалов может многое сделать. Родителям и детям можно помочь поговорить друг с другом о важных вещах, разделить эти невысказанные обиды, признательность, надежды, страхи и обиды. Кроме того, вся семейная культура может быть изменена от постоянной битвы в отношениях или эмоциональной дистанции до глубокого наслаждения и взаимного уважения друг к другу.Следовательно, эти классы / курсы для родителей предназначены для:

  • Помогите родителям и детям поговорить друг с другом о важных вещах
  • Проработайте болезненные жизненные события, например, разлучение родителей, преступное поведение, травма, потеря
  • Ежедневно повышайте качество взаимодействия родителей и детей, родителей и подростков
  • Дайте родителям прекрасные возможности для общения со своим ребенком
  • Разрешить родителям быть более сочувствующими, внимательными и игривыми
  • Позволить родителям почувствовать себя более реализованными в своих родительских ролевых искусствах

Программа курса

  • Нарративная семейная терапия
  • Сыновняя терапия
  • Руководство по взаимодействию с видео
  • Анализ транзакций
  • Игра родитель-ребенок
  • Творческое искусство Семейная терапия
  • Метод PACE (автор Дэн Хьюз)

Вмешательства, охваченные курсом


Курс предлагает в основном вмешательства, основанные на привязанности.Подход является психодинамическим и поэтому учитывает сложное взаимодействие реальностей внутреннего и внешнего мира как у родителей, так и у детей.


Персонал

Курс будут вести всемирно известные психологи, психотерапевты, семейные терапевты и терапевты для родителей и детей, выбранные из:

Dominic Guard
Зарегистрированный психотерапевт UKCP, занимающийся частной практикой с родителями и детьми. Ранее работал в Family Futures (служба, предлагающая семейную терапию и индивидуальную терапию для детей / подростков, которые были усыновлены.) Он работал терапевтом во многих учреждениях, включая школы, с детьми, не посещающими школу, и над проектом «Подростки и малыши». Он является автором десяти опубликованных сборников рассказов для детей.

Элисон Элдридж (Работа родителей и детей с использованием искусства)
Директор службы альтернативной детской и семейной терапии. Бывшая психиатрическая медсестра с 20-летним стажем, взрослый психотерапевт, супервизор и детский психотерапевт. Элисон объединяет свои знания и творческие подходы, чтобы помочь родителям укрепить отношения со своим ребенком.

Марк Хейворд (Нарративная терапия)
Руководитель семейной терапии Фонда Корнуолла NHS Trust. Директор-основатель Института нарративной терапии. Преподавал нарративную терапию в ряде европейских стран, а также в России, Китае, Бразилии и Австралии. Он работал с детьми и семьями в течение 30 лет и сосредоточит внимание на мельчайших деталях клинической практики с точки зрения повествования.

Д-р Хилари Кеннеди (руководство по видео-взаимодействию)
Автор: Руководство по видео-взаимодействию как метод обеспечения безопасного прикрепления. Это ключевое вмешательство для исцеления проблемных отношений между родителями и детьми. 35 лет опыта работы дипломированным психологом-педагогом, работающим с семьями, школами и детьми. Почетный старший преподаватель Университетского колледжа Лондона. Почетный научный сотрудник Ньюкаслского университета.

Кристина Энрайт
Кристина - интегративный детский психотерапевт, имеющая опыт работы со сложной травмой и целыми семьями. Она также имеет обширный опыт обучения в области психического здоровья, терапии и социальной помощи.

Д-р Марго Сандерленд (Эффективное изменение отношений между родителями и детьми и ключевые инструменты оценки)
Автор более 20 книг по психическому здоровью детей, включая готовящуюся к выходу книгу Помощь детям с проблемными родителями и то, что нужно знать каждому родителю (первая премия Британской медицинской ассоциации), Нарисуй свои отношения, (ключевые методы развития навыков взаимоотношений). Директор по образованию и обучению, Центр психического здоровья детей, Лондон.Детский психотерапевт, работающий с родителями и детьми более тридцати лет.

В связи с непредвиденными и исключительными обстоятельствами мы оставляем за собой право вносить изменения в наш штат.


Приемная

Сертификат по родительско-детской терапии

Для любого профессионала, работающего в сфере образования, социальной работы, терапии или другой вспомогательной профессии, который хочет способствовать эффективному терапевтическому диалогу между родителями и детьми.Настоятельно рекомендуется индивидуальная терапия, как и семейная консультативная терапия.

Диплом по родительско-детской терапии

  • Для профессионалов с признанной квалификацией в области консультирования или психотерапии или для тех, кто проходит второй, третий или четвертый год признанного курса психотерапии или консультирования и которые уже накопили часы под присмотром клиентов в рамках своего курса.
  • Все кандидаты должны доказать, что они обладают зрелостью, навыками и базой знаний, чтобы использовать содержание курса таким образом, чтобы они могли сформировать свою собственную интегративную модель, а не ожидать, что курс предоставит конкретные модели интеграции.
  • Учащиеся будут приняты на этот уровень обучения только в том случае, если они найдут диад родитель-ребенок, которые захотят работать с ними терапевтически. Мы даем предложения по поиску клиентов, но в конечном итоге это ответственность студента.
  • Персональная терапия является обязательным требованием на протяжении этого трехместного курса.