Какой тип семьи преобладает в современном обществе: Типы современной российской семьи | ELiS ПГНИУ

Содержание

РОЛЬ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Волосова Я.И.

РОЛЬ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

г. Тамбов
[email protected]

В современном обществе роль семьи несравнима по своей значимости с другими социальными институтами. Именно в семье закладываются основы нравственности человека, формируются нормы поведения, раскрываются внутренний мир и индивидуальные качества личности. Семья способствует не только формированию личности, но и самоутверждению человека, стимулирует его социальную, творческую активность, раскрывает индивидуальность.

Наиболее крупный вклад в исследование проблем семьи в российской науке внесли: С.В. Дармодехин (государственная семейная политика), А.Г. Харчев (теория), М.С. Мацковский (методология и методика), А.И. Антонов (рождаемость), В.А. Сысенко (устойчивость брака), И.С. Голод (стабильность семьи), В. А. Борисов (потребность в детях), Д.Я. Кутсар (качество брака), Н.Г. Юркевич, М.Я. Соловьев, С.С. Седельников (мотивы и причины развода), Л.А. Гордон, Э.В. Клопов (жизненный цикл семьи), И.А. Герасимова (демографическая типология семей), В.Л. Ружже (типология семейных групп), Г.А. Вишневский (исторические типы рождаемости), И.В. Бестужев-Лада (прогнозирование семьи), А.Г. Волков (ожидаемая продолжительность брака), Н.В. Малярова (типология супружеских конфликтов), Т.Ж. Гурко (молодая семья), Э.К. Васильева (типология видов жизнедеятельности семьи), В.Б. Голофаст (функции семьи), И.С. Кон (сексуальное поведение), Е.М. Черняк (социология семьи), Т.В. Шеляг, А.Н. Семиков, И.А. Солодовникова (объект социальной работы), З.А. Янкова (городская семья) и другие исследователи.

Статистика свидетельствует, что переход к рыночной системе хозяйствования, а также длящийся в настоящее время мировой финансовый кризис весьма болезненно отразились на состоянии семьи как социального института. Демографы фиксируют катастрофическое падение рождаемости, социологи отмечают рост числа асоциальных семей и предсказывают снижение жизненного уровня, падение нравственных устоев семейного воспитания.

Семья, будучи социальным институтом, безусловно, находится под влиянием общества, и с точки зрения перспектив его развития, его обновления особую социальную ценность имеет именно молодая семья, представляющая собой важный фактор социально-экономических и демографических перемен.

Молодые семьи – это динамичная и легко реагирующая на различные социально-экономические изменения часть общества. Состояние данной категории населения во многом отражает происходящие в обществе преобразования, что выражается в изменении особенностей формирования молодой семьи, ее структуры, состава, типов семейного уклада. Молодые семьи аккумулируют на себе ряд достаточно сложных проблем, являющихся следствием всесторонних перемен последних десятилетий.

На основе различных обследований и экспертных оценок в настоящее время в Российской Федерации насчитывается около 10 млн. молодых семей, что составляет приблизительно одну пятую часть от общего числа семей.

От того, какие стартовые возможности в современной России в условиях кризиса имеют молодые семьи, какие им предоставлены альтернативы решения проблем, во многом зависят состояние и развитие различных сфер общества через одно - два десятилетия, что доказывает необходимость особой концентрации внимания именно на состоянии данной категории населения и демонстрирует актуальность ее проблем и их возможных способов решения.

Современная семья переживает сложный этап эволюции - переход от традиционной модели к новой. Существенно меняется роль семьи: 67% составляют простые семьи, состоящие из супружеской пары с детьми или без них. Число родившихся в таких семьях не позволяет обеспечить простое воспроизводство численности населения. Растет число детей, родившихся вне брака. Сокращается число заключенных браков, большинство разводов приходится на молодые семьи. Число семей, где расторгнут брак, но есть дети, составляет почти 70% от общего числа. Изменяются виды семейных отношений, иными становятся система власти и подчинения в семейной жизни, роли и функциональная зависимость супругов, положение детей. С каждым годом увеличивается количество гражданских браков, где лидирующее положение занимают молодые пары. Количество молодых людей в возрасте до 16 лет сократилось на 3 млн., т.е. почти на 10%. Детское население страны составляет в настоящее время около 37 млн. человек. В ближайшие 2-3 года детей в школах станет на 33% меньше.

В 2009 г. число выпускников составит 1,3 млн., а количество мест для приема в вузы и учреждения профтехобразования - 1,7 млн.

По данным социологического Левада-центра, на вопрос: «Что в вашей семье "не так"?» были получены следующие ответы:

  • низкие доходы - 69%;
  • плохое здоровье - 29%;
  • бытовые трудности - 17%;
  • усталость- 16%;
  • опасение потерять работу - 14%;
  • безысходность и плохое жилье - 12%;
  • невозможность дать детям хорошее образование - 9%;
  • нехватка свободного времени - 8%;
  • пьянство, наркомания - 2%;
  • плохие взаимоотношения в семье - 2%;
  • затруднились ответить - 9% .

В связи с этим многие ученые характеризуют нынешнее состояние семьи как кризисное. Это обусловлено объективными процессами изменения брачно-семейных отношений во всех экономически развитых странах, и особенно в Европе, в сторону автономизации семьи, что неизбежно повлекло за собой снижение рождаемости, рост числа разводов и увеличение числа одиноких людей.

Тест по психологии семьи и семейного воспитания, 57 вопросов с ответами

1. Конкретная семья как группа и объект исследования
а) нормальная семья;
б) идеальная семья;
в) реальная.

2. Первая из пяти потребностей человека по А.Маслоу в иерархической структуре:
а) потребность в безопасности и защите;
б) потребность в уважении;
в) физические потребности;
г) потребность в принадлежности и любви;
д) потребность в самоактуализации.

3. Семья – это …
а) малый коллектив;
б) малая группа;
в) малое общество;
г) малая культура.

4. Ведущими мотивациями супружеского союза являются все, кроме одной:
а) нравственно-психологическая;
б) хозяйственно-бытовая;
в) семейно-родительская;

г) интимно-личностная;
д) эмоционально-досуговая.

5. С течением времени функции семьи
а) изменяются;
б) остаются ригидными;
в) стабилизируются;
г) упрощаются.

6. В современной семье на первом месте стоит функция:
а) биологическая;
б) хозяйственная;
в) экономическая;
г) социально-психологическая.

7. К типу семьи по количеству брачных партеров относятся все, кроме одной (выделите один неверный ответ):
а) моногамия;
б) серийная моногамия;
в) полигамия;
г) эндогамия.

8. Экзогамия
а) структура власти в семье;
б) количество поколений в семье;
в) принадлежность супругов к определенной общности;
г) количество детей в семье.

9. Полигиния – это:
а) многомужество;
б) многоженство;
в) неравный брак;
г) единобрачие.

10. Продолжите фразу: «Полиандрия – это…
а) многомужество


б) многоженство
в) партнерство

11. Кто из перечисленных авторов сформулировал «закон супружеской неверности»:
а) Э. Фромм;
б) Э. Аронсон;
в) Э. Берн;
г) В. Дружинин.

12. Отличительными признаками патриархальной семьи являются:
а) патрилокальность;
б) покорность;
в) патрилинейность;
г) партнерство.

13. Эгалитарная семья предполагает:
а) полное равноправие мужа и жены;
б) совместное лидерство мужа и жены;
в) бесспорное лидерство мужчины;
г) персональное главенство женщины.

14. Модель семьи, которая принимается обществом и отражается в коллективных представлениях, культуре
а) нормальная семья;
б) идеальная семья;
в) реальная.

15. Деловой лидер – муж, эмоциональный лидер — жена
а) бикарьерная семья;
б) эгалитарная семья;
в) неопатриархальная семья.

16. К кризису традиционных семейных устоев относятся:
а) отказ от преданности брака на всю жизнь;
б) интенсификацию разводов;
в) увеличение числа неполных семей;
г) широкое распространение абортов;
д) внебрачное рождение детей.

17. Какой тип семьи преобладает в современном обществе:
а) детоцентрический;
б) межпоколенный;
в) автономный;
г) регулирующий.
18. Альтернативными браками являются:
а) неполная семья;
б) конкубинат;
в) семья-клуб;
г) коммуна.

19. Патриархальная семья
а) структура власти в семье;
б) количество поколений в семье;
в) принадлежность супругов к определенной общности;
г) количество детей в семье.

20. Какие теории в современной науке определяют понятие «нация»:
а) культурноцентристская теория;
б) биологическая теория;
в) полоролевая теория;
г) климатическая теория.

21. Смысл брака в религиозных системах состоит (дайте два верных ответа):
а) производстве потомства;
б) идентичности индивидуума;
в) эмоциональной открытости;
г) верности.

22. Кто ввел понятие «жизненный цикл семьи»:
а) Н. Пезешкиан;
б) Пол Глик;
в) Л. Леви-Брюль;
г) В. Дружинин.

23. Период вступления в брак и зачатие первенца
а) стадия репродуктивного родительства;
б) стадия предродительства;
в) стадия прародительства;
г) стадия социализированного родительства.

24. Нуклеарная семья
а) структура власти в семье;
б) количество поколений в семье;
в) принадлежность супругов к определенной общности;
г) количество детей в семье.

25. Подлинное и полное равноправие жены и мужа
а) бикарьерная семья;
б) эгалитарная семья;
в) неопатриархальная семья.

26. К задачам развития молодой семьи относятся все, кроме одной:
а) дифференциация от родительской семьи;
б) установление границ общения с друзьями и родственниками;
в) разрешение конфликта между личными и семейными проблемами;
г) пересмотр супружеских отношений.
27. Длится от зачатия до рождения ребенка
а) интерпретативная стадия;
б) стадия формирования образа;
в) стадия авторитета ребенка
г) стадия взаимозависимости.

28. На возникновение симпатии влияет все, кроме одной (исключите один неверный ответ):
а) физическая привлекательность;
б) социально-демографические характеристики;
в) особенности поведения в общении;
г) собственная самооценка.

29. Семья, которая обеспечивает требуемый min благосостояния, социальной защиты и создает условия для социализации детей до достижения ими психологической и физической зрелости.
а) нормальная семья;
б) идеальная семья;

в) реальная.

30. Многодетная семья
а) структура власти в семье;
б) количество поколений в семье;
в) принадлежность супругов к определенной общности;
г) количество детей в семье.

31. Равно значимыми признаются профессиональные интересы мужа и жены
а) бикарьерная семья;
б) эгалитарная семья;
в) неопатриархальная семья.

32. Период появления первого ребенка
а) стадия репродуктивного родительства;
б) стадия предродительства;
в) стадия прародительства;
г) стадия социализированного родительства.

33. Период дошкольного возраста
а) интерпретативная стадия;
б) стадия формирования образа;
в) стадия авторитета ребенка
г) стадия взаимозависимости.

34. Согласно Э. Фромму, «бегством от одиночества» является:
а) придуманная любовь;
б) творческая деятельность;
в) альтернативный брак;
г) чувство вины.

35. Зрелая любовь возникает благодаря (выделите один верный ответ):
а) личностному росту партнеров;
б) братской любви;
в) влюбленности;
г) романтической любви.

36. Формирование внутрисемейной коммуникации предполагает решение задач (выделите два верных ответа):
а) определение границ семьи;
б) изменение типа родительского поведения;
в) согласование личных и семейных ценностей;
г) правила взаимодействия между супругами.

37. Большинство семей в России это:
а) семьи с обоими родителями;
б) семьи с одним родителем и детьми;
в) бездетные семьи;
г) ни один из ответов не является верным.

38. Во всех перенаселенных странах жители крупных городов испытывают серьезные проблемы с одиночеством, уходом в себя и апатией.
а) верно;
б) неверно
в) не всегда

39. Воспитание детей
а) стадия репродуктивного родительства;
б) стадия предродительства;
в) стадия прародительства;
г) стадия социализированного родительства.

40. Период младшего школьного возраста
а) интерпретативная стадия;
б) стадия формирования образа;
в) стадия авторитета ребенка
г) стадия взаимозависимости.

41. Наиболее распространенной моделью семьи является:
а) разветвленная;
б) неполная;
в) нуклеарная;
г) ни один из ответов неверен.

42. Присущая человеку социальная структура семьи дает детям возможность:
а) получить очень хороший уход;
б) воспринимать социальные и культурные обычаи;
в) усваивать опыт предшествующих поколений;
г) верны все ответы.

43. Семья представляет собой не застывшую социальную организацию, а динамическую микросистему, постоянно находящуюся в диалектическом развитии.
а) верно;
б) неверно
в) не всегда

44. Основными подсистемами семьи являются:
а) прародители;
б) родители;
в) сиблинги;
г) все ответы верны.

45. Разводимость и число детей в семье находятся между собой в:
а) прямой связи;
б) обратной связи;
в) нет никакой связи.

46. Появление первого внука
а) стадия репродуктивного родительства;
б) стадия предродительства;
в) стадия прародительства;
г) стадия социализированного родительства.

47. Период подросткового возраста
а) интерпретативная стадия;
б) стадия формирования образа;
в) стадия авторитета ребенка
г) стадия взаимозависимости.

48. Наиболее надежный долгосрочный прогноз рождаемости можно составить по опросам о репродуктивных ориентациях:
а) жен;
б) мужей;
в) молодоженов;
г) детей.

49. Функцией предбрачного периода является:
а) накопление совместных впечатлений и переживаний;
б) узнавание друг друга;
в) прогнозирование и проектирование семейной жизни;
г) все ответы верны.

50. Формирование семейного договора (распределение ролей) должно учитывать:
а) состояние здоровья;
б) степень занятости на производстве;
в) интересы, склонности и умения каждого партнера;
г) все ответы верны.

51. Основные причины деструктивного характера разрешения противоречий:
а) эгоцентризм;
б) блокировка удовлетворения базовых потребностей партнера;
в) снижение возможностей самоактуализации и уровня самоуважения партнера;
г) все ответы верны.

52. Нормальный кризис в жизни женщины это:
а) период первой беременности;
б) замужество;
в) карьерный рост;
г) первая любовь.

53. Сиблингами называют:
а) двоюродных братьев;
б) братьев и сестер;
в) сводных детей;
г) прародителей.

54. Жизненный сценарий по Э. Берну формируется:
а) на основе опыта жизни в родительской семье и родительского «программирования»;
б) на основе причинно-следственных связей;
в) на основе чувственного опыта;
г) на основе контакта с противоположным полом.

55. Кто является автором метода «генограмма»:
а) М. Боуэн;
б) З. Фрейд;
в) Г. Навайтис;
г) С. Минухин.

56. Выделите классиков семейного консультирования:
а) В. Сатир;
б) Б. Скиннер;
в) К. Витакер;
г) С. Минухин;
д) Э. Эйдимиллер.

57.Выделите три основных понятия структурной модели по С. Минухину:
а) структура семьи;
б) холоны или субсистемы семьи;
в) сценарий семьи;
г) границы семьи;
д) территория семьи.

Верны ли следующие суждения о тенденциях развития семьи А. В современном обществе преобладает

Очень срочно!Приведите 5 примеров норм действующего российского права, в которых содержатся не соответствующие общественным представлениям о моральном … предписании. Укажите, в чем, на Ваш взгляд, заключается их противоречие нормам морали (нельзя приводить в качестве примера нормы Конституции РФ, нормы Уголовного кодекса РФ, нормы кодексов профессиональной этики, не должно быть двух примеров из одного нормативного правового акта).

Напишите небольшое эссе на тему: «Причины некоторых расхождений в понятиях морали и права».

Приведите 5 примеров норм действующего российского права, в которых содержатся не соответствующие общественным представлениям о моральном предписании. … Укажите, в чем, на Ваш взгляд, заключается их противоречие нормам морали (нельзя приводить в качестве примера нормы Конституции РФ, нормы Уголовного кодекса РФ, нормы кодексов профессиональной этики, не должно быть двух примеров из одного нормативного правового акта).

помогите пожалуйста у меня оценивания​

Определите имя буддийского монаха, жившего в VIII веке, который восхвалял в своих высказываниях трудолюбие, усердие: «... Как нет движения без ветра, … так нет мудрости без усердия... Мудрый человек - усердный человек...»Выберите один ответ:A. БодхидхармаB. НагарджунаC. ШантидеваУ северного народа - саамов - существовало такое поверье. Земля - живое существо. Деревья и травы - ...?Выберите один ответ:A. …её волосыB. …её рукиC. …её лёгкиеУ народов Севера - нивхов, эвенков - в древности существовал культ дикого животного. Какого?Выберите один ответ:A. ОленяB. МедведяC. ТиграЭто ОДНКР

Экономисты НЕ считают, что потребности человека в роскоши и комфортеограниченны.А)даБ)нет​

Общая ценность товаров и услуг, произведенных в мире являетсякритерием сравнения стран друг с другом. а)даб)Нет​

эссе или пару предложений на тему демократия + и -

Гражданке рф Марии 12 лет. Найдите в приведённом списке правовой статус, и запишите цифры, под которым они указаны 1) совершать мелкие бытовые сделки … 2) совершать сделки, направленные на бене получение выгоды нотариального удостоверения либо государственной регистрации 3) быть заслушанной в ходе судебного разбирательства по определено мест разводе родителей 4) заключать трудовой договор (работа курьера) с согласия родителей 5) вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться этими 6) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами

как по другому называется Азербайджан​

Портрет белорусской семьи: малодетная, матриархальная и на грани развода

Белорусская семья серьезно больна, и ей требуется безотлагательное лечение. О тяжелом состоянии семьи как института и белорусской семьи в частности на симпозиуме «Не оставлю тебя аж до самой смерти» в минском костеле св. Сымона и Алены рассуждал в субботу, 14 декабря, глава Римско-католической церкви в Беларуси архиепископ Тадеуш Кондрусевич.

Ссоры, разводы, аборты, гомосексуальность, чайлдфри, алкоголь и наркотики, сексуальная распущенность и свобода нравов – все это достаточно сильно распространено в современном обществе и никак не способствует сохранению семей. Именно о том, что представляет собой нынче белорусская семья, какие опасности ее преследуют и как избежать ее разрушения, и говорили на симпозиуме.

В течение дня участники мероприятия, на котором также присутствовала и корреспондент www.interfax.by, обсуждали, какие факторы влияют на семью в современном обществе, почему Беларусь никак не может покинуть одно из первых мест мировой статистики по количеству разводов и абортов, что необходимо сделать, чтобы в кризисных ситуациях избежать распада семей. Помимо белорусских специалистов, на мероприятии выступали известные лекторы, профессоры, психотерапевты из Украины и России.

А портал www.interfax.by приводит самые яркие моменты выступления архиепископа Тадеуша Кондрусевича, который дал основное определение белорусской семьи и указал на ее главные проблемы…

Что такое семья? И зачем она нужна?

Мы теряемся, давая определение семье. Что это? Кто это? Опросите десяток своих знакомых – и вы услышите совершенно разные ответы на, казалось бы, очень простой и банальный вопрос. Детям в детских садах бывает проще в этом отношении: их просто просят нарисовать свою семью, и они, выводя ручки и ножки, запечатлевают на листиках бумаги всех, кого видят каждый день у себя дома.

По словам Т. Кондрусевича, понятие семьи начало размываться в обществе с 1995 года, когда в Пекине прошла международная конференция, посвященная женщинам. На ней  и изменилось понятие «семья» как таковое: в данное понятие стали включать не только родителей и детей, но также неполные семьи и нетрадиционные сексуальные союзы.

- С сожалением приходится констатировать, что семья превратилась в какой-то тип общежития, где люди только живут бок о бок друг с другом. Невооруженным глазом видно, что расплываются и теряются базовые ценности семьи.

- Ушел в прошлое патриархальный тип семьи, в которой мужчина играл главную роль, а женщина занималась рождением и воспитанием детей и работой по дому.

- Ослабляются связи между родителями, детьми и близкими родственниками, и нарушается многопоколенная семья. В наше время преобладает двухпоколенный тип семьи – родители и дети – и все меньше становится трехпоколенных, когда вместе с родителями и детьми живут бабушки и дедушки.

- Ранее, например, местом встречи семьи, совместного разговора и решения проблем был обеденный стол. А где он теперь? Его практически нет. Чаще всего из-за работы, учебы и разных других дел родители и дети употребляют еду отдельно, и общего стола, который бы объединял семьи, не стало. И даже если он иногда и есть, то после обеда все быстренько разбегаются по своим углам, каждый занят своими личными делами.

- Материальному обеспечению детей сегодня уделяется намного больше внимания, чем их духовному воспитанию. Занятые работой, карьерой и заботой о себе, родители, религиозная жизнь которых часто оставляет желать лучшего, все меньше внимания уделяют духовному воспитанию молодого поколения и мало с ним контактируют.

Дети – цветы жизни: по полтора на белорусскую семью

В настоящей гармоничной современной семье должны быть дети. И их должно быть «больше одного». А лучше, «больше 2-3». Тогда и дети могут вырасти психологически защищенными и лучше адаптированными к внешнему миру, более гибкими и настроенными на взаимодействие с другими людьми при возникновении трудностей. Увы, редкие белорусские семьи могут похвастаться многодетностью. Что уж говорить, если даже наличие 2 детей для многих из нас кажется большой проблемой.

- Чтобы человеческий род не исчез, а общество не превратилось в дом престарелых, чтобы не было демографического кризиса, необходимо, чтобы в каждой семье было 2-3 детей. На самом же деле в нашей стране на две среднестатистические семьи не приходится даже троих детей. Поэтому население не только стареет, а просто вымирает.

- Растет количество внебрачных детей, много которых из роддома отправляются в дома малютки, растет количество неполных семей, в которых есть мать и ребенок. Каждого четвертого ребенка в Беларуси воспитывает мать-одиночка, что становится очень большой проблемой в обществе, так как для нормального и гармоничного воспитания ребенку нужны и отец, и мать.

- Растет количество разведенных семей, когда при живых родителях дети остаются как будто сиротами, и в таких случаях их чаще всего воспитывает улица. В Беларуси количество разведенных семей достигает 50%, а среди молодых семей эта цифра доходит до 70%.

Равнение на Запад: лучше не надо

Было бы неправильно утверждать, что все эти проблемы – исключительно внутрибелорусское дело, а в других странах процветает культ семьи.

- В некоторых высокоразвитых странах, например, в США, набирают популярность брачные договоры, когда перед заключением брака супруги договариваются о разделе имущества в случае развода. Таким образом, они уже в самом начале допускают возможность развода.

- Все больше распространяется во многих странах, и в Беларуси в том числе, суррогатное материнство и искусственное оплодотворение, когда аморально используются достижения генетики.

- Опасность для семьи представляет собой и гендерная идеология, которая допускает взаимозаменяемость ролей мужчины и женщины в семье. Ее поклонники ожидают новой культурной революции, которая полностью сотрет границу между полами. В некоторых странах уже сейчас приняты законы, согласно которым в свидетельствах о рождении ребенка указываются не «мать» и «отец», а «родитель 1» и «родитель 2».

«Задайте вопрос: «Что современные семьи оставят своим потомкам, детям и внукам?» – задал на симпозиуме всем присутствовавшим оказавшийся риторическим вопрос Тадеуш Кондрусевич. – Дорогие коттеджи и большой счет в банке, модель семьи, которая распалась, и отказ от Божьего дара жизни или пример настоящей школы жизни и домашнего костела?»

Ирина Киеня

Сценарии в современной семье - Психологический центр "Мир Возможностей"

Семейный консультант при работе сталкивается не только с конкретной семьей, которая имеет свои правила, ценности, убеждения, мифы, но и нередко через призму отдельной семьи можно заметить тенденции, характерные для субкультуры, в которой живет данная семья, класса и даже более – для народности. От того насколько консультант готов учитывать более широкий контекст, зависит выбор методов его воздействия в конкретном случае, и направление, которое он укажет этому большому кораблю, под названием «Семья».

Консультант должен быть весь во внимании, чтобы заметить, резонируют ли представления и ценности семьи с теми, которые транслирует при работе он.

Можно выделить наиболее типичные сценарии взаимоотношений в семье в нашей культуре, которые встречаются в жизни и проявляются при работе с семьей.

Заметна большая включенность родителей, родственников в семейный контекст молодой семьи, которая начала недавно жить вместе или даже уже имеет детей. Американская семья среднего класса– нуклеарная. В ней изначально присутствует установка, что супруги должны стать самостоятельными и отделиться от родительских семей. Российская семья – это большой котел, в котором часто варятся проблемы не одного поколения. И нередко, когда они обращаются за семейной консультацией – сразу же слышаться отголоски влияния родственников в данной ситуации. Часто требуется понять где «зарыта бабушка», если возникают проблемы с детьми. Такую расширенную структуру необходимо учитывать при работе, иначе изменения системы, без учета ключевых параметров будут очень нестабильными и приведут лишь к небольшому дисбалансу, который выровняется за счет мощных сил и ресурсов, заложенных в данной системе, но не учтенных специалистом при работе. Работать только лишь с двумя поколениями: супругами и детьми часто может быть недостаточным.

Второй момент касается одного из важных этапов в жизненном цикле семьи, описанных Хейли — отделение молодого человека от родительской семьи. Явление достаточно распространенное на Западе, необходимое для становления личности молодого человека, развития его индивидуальности. Но на нашей почве это явление и по настоящее время еще только приживается и не до конца укоренилось в силу ряда причин. Прежде всего выделим как некоторые из причин, носящих психологический характер: очень сильное стремление к тому, чтобы быть принятым группой и жертвенность, лежащая в основе русского характера.

Путь становления взрослого человека подразумевает переосмысление родительских установок, правил, которые усвоил ребенок в детстве. В парадигме западной культуры индивид, личность – являются ценностями, начиная с эпохи Просвещения. В российской культуре, совмещающей много разных тенденций – скорее преобладает тенденция к коллективизму. И в семейном укладе – эта тенденция также прослеживается. Для того, чтобы личность развивалась и индивидуальность становилась ярче – необходимо, чтобы человек научился выделять себя из общины, семьи, толпы. Где-то в подсознании нашего народа еще осталась память, что выделяться не хорошо, и это может грозить опасностью. Если вспомним не столь давнее раскулачивание, репрессии – то видно, что больше всего не повезло тем, кто отличался, или имел собственное мнение, имел нечто отличное от того, что было у соседа.

Для родительской семьи период отделения молодого человека и его становления очень болезнен. Этот период неизбежно сопровождается кризисом и выстраиванием новых отношений в семье. Для того, чтобы позволить человеку творить свою жизнь и достигать успеха, родителям надо найти новые смыслы в жизни, и также чувствовать себя успешными. Если же уход ребенка оставляет пустоту в их жизни, которую ничем нельзя заполнить: их супружеские отношения давно уже распались и существует лишь видимость, их формальная сторона. Если их карьера не была успешной, то смысл их существования может оправдать лишь неуспешность ребенка, о котором надо заботится в силу разных причин: болезни, преследующих неудач и т.д. Этот период очень хорошо описан в книге Дж. Хейли «Уход из дома». Этап отделения сопровождается кризисом в любой культуре.

Для русской культуры в целом свойственна такая черта как жертвенность:

дети неосознанно могут делать выбор пожертвовать своей самостоятельной и успешной жизнью ради родителей, родители – жертвовать всем ради того чтобы дети оставались рядом… Такие примеры жертвенности порой воспринимается как нечто очень положительное, достойное восхищения. И даже показывая пагубные последствия такого самопожертвования, порой трудно бывает изменить представления, которые формировались веками и сдерживаться где-то вне сознательной части человека. Миф о том, что пожертвовать собственной жизнью, ради выживания рода или семьи очень благородно – очень глубоко сидит в русском человеке. И поэтому сквозь призму этого мифа более понятным становится образ бабушки, которая может сказать своим детям: я ради вас бросила учебу, работала на нелюбимой работе, терпела мужа алкоголика всю жизнь, отдавала последнее…»

Также есть некоторые типичные сценарии в сфере взаимоотношений супругов и воспитания детей, о которых стоит упомянуть.

У каждого на слуху такие истории: мама и бабушка воспитывают ребенка. При этом папа либо физически отсутствует в семье, либо формально даже числится в качестве родителя. Он может даже проживать в одной квартире со всеми. Но его влияние на воспитание никто не учитывает. Мама и бабушка имеют разные представления о том, как надо воспитывать воспитание ребенка, а также остро встают те вопросы, которые были не улажены между ними, и ребенок выступает орудием в игре отстаивания их собственных интересов и представлений. Т.е. акцент смещается с проблемы взаимоотношений между мужем и женой по разным вопросам, в том числе, и по воспитанию детей, на длящийся годами конфликт между матерью и дочерью, проявляющийся через детей.

Опишем сценарии, которые могут встретиться между мужем и женой в современной семье:
Русская семья еще век назад в большей степени патриархальна. Женщина выполняла следующие роли: воспитание детей и ведений хозяйства. Но исполняются эти роли с особой спецификой, о которой еще писал Некрасов:

В игре ее конный не словит,

В беде — не сробеет,— спасет;

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдет!

Если смотреть на семью, как на миниатюру, отражающую процессы, идущие в большем масштабе, то женщина в семье выражала такие качества как безграничное терпение, смирение, и «богатырский дух» столь характерные для русского народа в целом.

Во времена репрессий и второй мировой войны – многие мужчины погибли или были ранены. Женщина в институте семьи приобрела больше обязанностей и полномочий. Часто ей одной приходилось воспитывать детей, зарабатывать на жизнь для семьи. Она вынуждена была быть «сильной». И до сих пор, часто уже в силу привычки, женщины продолжают играть все ту же роль. Но в современных условиях, если женщина берет на себя роль «сильной», то рядом может быть только «слабый» мужчина. Мужчина может прекрасно играть эту роль, имея какую-либо зависимость (алкогольную, игровую и т.п.) или соматические проблемы на худой конец. При этом он устраняется с активных позиций в семье. Сценарий «сильная» женщина — «слабый» мужчина нередко имеет неблагополучный оттенок, потому что ни женщина, ни мужчина не способны максимально удовлетворять свои потребности в такой семье: мужчина не может проявиться с позиций компетентного, лидера, ответственного, целеустремленного. У женщины соответственно на второй план уходят такие качества как мягкость, забота, чувствительность.

Но и «традиционалистский» сценарий, где мужчина является главой семьи, зарабатывающим деньги, а женщина, отвечающая за сферу семьи и быта уже не будет оптимальным в современном обществе. Он является невыгодным, даже с экономической точки зрения.

Один из распространенных типов семьи в современном мире — эгалитарная семья, в которой мужчина и женщина равноправны, и делят между собой все функции, начиная от бытовых, воспитания детей и до зарабатывания денег. Как метафорично выражается принцип равноправия в текстах Абдул-Баха: «Мир человеческий парит на двух крылах: одно крыло — мужчина, другое — женщина. Птица не взлетит, если оба крыла не будут одинаково сильны». В такой семье отношения выстраиваются симметрично. Здесь много преимуществ, но есть и опасности. Например, в том, что супруги могут начать конкурировать между собой и не достигнут согласия.

Верным будет говорить о благополучных сценариях, как тех которые позволяют мужчине и женщине проявлять свои различные стороны в браке и семье, играть разные роли, быть готовыми к изменениям. Ни один из сценариев не является сам по себе плохим или хорошим. Важны причины, по которым муж и жена приходит к нему. Так как брак последнее время перестает выполнять лишь экономические, бытовые и воспитательные функции и переходит больше в область удовлетворения психологический потребностей супругов, то и благополучные сценарии основываются на таких ценностях как: интимность, развитие, игра, сотрудничество, способность проявлять себя.

Ваш консультант, директор психологического центра «Мир Возможностей» Анкина Е.Д.

Семья и брак. Функции и типы семей. Виды брака. Тенденции развития современной семьи. Презентация по учебному предмету Человек и общество для студентов СУЗа

Семья и брак

Семья

Социальная группа

Основана на браке и кровном родстве, связана общностью быта и взаимной ответственностью

Социальный институт

Деятельность его направлена на удовлетворение ряда важнейших человеческих потребностей

Функции семьи

Репродуктивная

Биологическое воспроизводство населения — на общественном уровне и удовлетворение потребности в детях — на личностном уровне

Социализации

Формирование индивида как личности

Хозяйственно-бытовая

Ведение домашнего хозяйства, уход за детьми и престарелыми членами семьи

Экономическая

Материальная поддержка несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи

Социально-статусная

Предоставление определенного социального статуса членам семьи ( национальность, религия и др. ), воспроизводство социальной структуры общества

Эмоциональная

Оказание психологической поддержки членам семьи

Защитная

Физическая, экономическая, психологическая защита членов семьи

Духовно-нравственная

Развитие личности каждого члена семьи

Досуговая

Организация рационального досуга, взаимообогащение интересов членов семьи

Этапы добрачного поведения

Жизненный цикл семьи

Вступление в брак

Начало деторождения— рождение первого ребенка

Рождение последнего ребенка

Вступление в брак и выделение из семьи последнего ребенка

Смерть одного из супругов

Классификация семьи

Основа классифи­кации

Виды семьи

Число детей

Много-

детные

Мало-

детные

Бездет-

ные

Нуклеарная

Супружеская пара с детьми

Родст­

Расширенная

Супружеская пара с детьми и кто-то из родственников, проживающих с ними

венная структура

Полигамная

Жена с мужьями

или

муж с женами

Основные типы семей

Нуклеарная семья

Многопоколенная семья

Многопоколенная семья

  • Брак — это социальная форма отношений между женщиной и мужчиной, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует их интимную жизнь, устанавливает супружеские, родительские и другие родственные права и обязанности

Виды брака

Юридический брак

Добровольный союз мужчины и женщины, целью которого является создание семьи.

Порождает взаимные личные и имущественные права и обязанности супругов

Церковный брак

Это брак, который в России не влечет юридических последствий с точки зрения государства и регулируется только нормами внутрицерковного (канонического) права

Гражданский

брак

Это длительное открытое совместное проживание мужчины и женщины в незарегистрированном на законных основаниях браке, даже если они ведут совместное хозяйство и воспитывают общих детей.

Такой брак порождает лишь отношения материнства

и отцовства. Сожители (с юридической точки зрения супругами их назвать нельзя) не могут по закону наследовать имущество друг друга

Правоотношения в области семьи регулирует СК РФ (с 1996 г.)

Основные принципы семейного права

добровольность брачного

союза мужчины и женщины;

равенство прав супругов в семье;

разрешение внутрисемейных вопросов

по взаимному согласию;

приоритет семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии;

обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

тенденции развития современной семьи

сокращение ведущих позиций семьи в социализации индивидов, в организации их досуга;

изменение положения женщины в семье, обусловленное ростом ее авторитета в обществе ;

сокращение числа патриархальных семей;

развитие семьи партнерского типа, в которой осуществляется совместное ведение супругами домашнего хозяйства, воспитание детей, взаимная поддержка;

разрушение многопоколенной (расширенной, родственной) семьи;

преобладание нуклеарной семьи;

разделение институтов брака и семьи, рост количества фактических, но юридически не оформленных «свободных» семейных союзов и рожденных в них детей;

рост количества разводов, повторных браков, неполных семей и числа брошенных детей.

Чем богаче люди, тем чаще они разводятся

Американская культура - Семья - Атлас культуры

Структура семьи

Средняя американская семья классически понималась как нуклеарная семья (муж, жена и дети) с раздельно проживающей большой семьей. Хотя структура нуклеарной семьи все еще распространена сегодня, она больше не может быть точным социальным ожиданием, поскольку развод, повторный брак, сожительство пар и рождение ребенка вне брака стали более распространенными. 1,2 Например, каждый шестой американский ребенок в возрасте до 18 лет жил со сводным братом или сестрой в 2014 году, и почти четверть (23%) жили в семьях с одним родителем по состоянию на 2019 год. 3,4 Семейные структуры также могут значительно различаться у разных национальностей и рас в Америке. Например, чернокожие дети с гораздо большей вероятностью будут воспитываться в семьях с одним родителем, чем азиатские, белые и латиноамериканские дети. 5,6,7

Размер ближайших родственников со временем уменьшился, поскольку у американских женщин было меньше детей. Сегодня общепринятое культурное предпочтение в Америке состоит в том, чтобы иметь небольшую семейную ячейку с раздельным проживанием расширенной семьи. Однако азиатские, черные и латиноамериканские семьи с большей вероятностью будут жить в условиях нескольких поколений и иметь более крупные семьи, чем неиспаноязычные белые американцы. 8,9

Family Dynamics

Индивидуализм влияет на динамику многих американских семей. Существует широко распространенное культурное представление о том, что вы - то, что вы делаете из себя и кем выбираете быть. Следовательно, ожидается, что люди будут полагаться на свои собственные силы и будут нести личную ответственность за свой выбор. Например, американские родители довольно часто подчеркивают независимость ребенка и поддерживают его стремление к личным устремлениям, даже если они отличаются от предвзятых ожиданий семьи.Точно так же американские школьные системы часто учат детей думать о себе как о «особенных» или «уникальных» по мере взросления.

Культурный акцент на независимости также свидетельствует о том, что многие пожилые американцы предпочитают жить в одиночестве, предпочитая полагаться на собственные силы в старости, а не «обременять» более молодые поколения своей семьи, живя с ними. Средний взрослый старше 60 лет живет только с одним человеком (обычно с супругом). 10 Точно так же многие дети чувствуют себя обязанными быть финансово независимыми и не полагаться на своих родителей во взрослом возрасте.Общество ожидает, что их дети уйдут из дома через несколько лет после окончания средней школы или колледжа. Однако эта норма была изменена после тяжелых экономических периодов (таких как мировой финансовый кризис). По оценкам, примерно 20% американцев в возрасте от 18 до 34 лет жили со своими родителями в 2018 году. 11

Гендерные роли

Американское общество традиционно рассматривало мужчин как кормильцев семьи, в то время как женщины рассматривались в качестве домохозяек и опекунов детей.Однако такое отношение к женским гендерным ролям значительно изменилось с середины 20 века. Например, в настоящее время почти повсеместно поддерживается участие женщин в рабочей силе и на политической арене. 12 Доля женщин-кормильцев и предприятий, принадлежащих женщинам, неуклонно растет. 13 Американские женщины также достигли более высокого уровня образования, во многих случаях превышая средний мужской уровень (особенно среди молодого поколения). 14 Фактически, в 2012 году среди разнополых супружеских пар жены чаще имели более высокий уровень образования, чем муж. 15

Однако, хотя женщины пользуются равными правами и имеют возможность выбирать форму своего вклада в динамику домашнего хозяйства, преобладают традиционные взгляды на семью и домашние обязанности. В результате женщины в среднем зарабатывают меньше и сокращают часы работы, чтобы в первую очередь заботиться о детях. Существуют также различия в возможностях женщин разных рас и этнических групп в Соединенных Штатах.Например, коренные американцы и латиноамериканки с меньшей вероятностью имеют степень бакалавра. 16 Между тем, темнокожие женщины с большей вероятностью будут работать и быть основными кормильцами своих семей, помимо ухода за детьми, чему способствует очень высокий уровень одиноких матерей. 17

Свидания и брак

Свидания

Американская практика свиданий похожа на практику других англоязычных западных культур.Пары часто встречаются в своих социальных кругах, на работе или в увлечениях. Сервисы онлайн-знакомств популярны среди нескольких возрастных групп. Молодые люди могут использовать бесплатные приложения для случайных знакомств, в то время как взрослые среднего возраста или пожилые люди, которые хотят найти серьезных или долгосрочных партнеров, как правило, предпочитают сайты знакомств, требующие платного членства.

Свидания обычно происходят в контексте, позволяющем паре достаточно поговорить, чтобы лучше узнать друг друга (например, за едой или напитком).Американец обычно «встречается» или знакомится сразу с несколькими людьми в течение определенного периода времени, не имея исключительных отношений ни с одним из этих людей. Однако, если чувства развиваются к конкретному человеку, американец часто будет преследовать этого человека до тех пор, пока он или она не согласится быть в преданных отношениях с ним или не укажет на отсутствие интереса.

Брак

Большинство американцев рассматривают брак как приверженность пары личной любви друг к другу, а не как экономический или социальный союз или семейное устройство.Однако это становится все менее важной чертой американских семей. Все больше американцев вступают в брак в более позднем возрасте, живут с незамужним партнером (сожительство) и заводят детей, пока не состоят в браке. Например, процент всех рождений у незамужних женщин составил 39,6% в 2018 году. 18 По данным Бюро переписи населения США, средний возраст вступления в первый брак в 2019 году составил 29,8 года для мужчин и 28 лет для женщин (рост более чем на 5 лет по сравнению со средним показателем 1980 года). 19

Исследования показывают, что большинство молодых взрослых американцев теперь сожительствуют со своим партнером, а не переезжают к нему в брак, и меньшее количество сожителей переходит в брак. 20 Например, некоторые пары предпочитают не вступать в брак по закону и остаются в фактическом партнерстве, сохраняя при этом те же функции и отношения, что и супружеская пара. Исключением являются пары ЛГБТКИ +, которые вступают в брак чаще после принятия закона об однополых браках в 2015 году. 21

Несмотря на изменение культурного подхода к партнерству, брак по-прежнему считается значимым и высоко ценимым институтом в Америке. . Уровень разводов также неуклонно снижается, снизившись с 4.0 разводов на 1000 человек в 2000 году до 2,9 в 2018 году. 22 Семьи, придерживающиеся религиозных или консервативных ценностей, могут рассматривать брак как необходимое условие стабильной семейной структуры и ожидать, что крепкие пары поженятся до того, как родят детей.

1 Pew Research Center, 2015

2 Vanorman & Jacobsen, 2020

3 Knop, 2020

4 Kramer, 2019

5 60002 Pew Research Center, 2015

Prince, 2016

7 Jaynes, 2018

8 Fry, 2019

9 Pew Research Center, 2015

10 Kramer, 2019

11

120002

Миллер, 2020

13 Статус женщин в Штатах, 2015

14 Берман, 2015

15 Ван, 2014

16 IWPR, 2013

17 Исследовательский центр Pew 2015

18 Мартин, Гамильтон, Остерман и Дрисколл, 2019

19 U. Бюро переписи населения, 2019

20 Гуццо, 2014

21 Байрон, 2019

22 Национальная система статистики естественного движения населения CDC / NCHS, 2018

Введение в концепции семьи

Семейство можно концептуализировать по-разному; В основе каждого лежит фундаментальное представление о структуре семьи и ее функции в обществе. Некоторые определяют семью исключительно с точки зрения совместного домашнего хозяйства, совокупности людей, живущих вместе.Другие определяют семью по родству. Семья - это группа людей, имеющих общих предков или основную социальную ячейку, состоящую из родителей и их детей. Некоторые утверждают, что биологическое родство является определяющим элементом семьи, в то время как противники утверждают, что семьи могут быть смешанной совокупностью людей, связанных браком, усыновлением, партнерством или дружбой.

Социальные теоретики с древних времен ставили под сомнение природу семьи. Современная эпоха стала свидетелем многочисленных трансформаций преобладающих концепций семьи в западном обществе.«Любовь и формирование семьи» обсуждает концепцию Зигмунда Фрейда о семье как всеобъемлющей социальной единице, сформированной физическими, биологическими, эмоциональными и экономическими потребностями. «Миф об идеальной семье» знакомит с культурным мифом об идеальной семье, а затем опровергает эту идею обзором разнообразных семейных структур. «Смешанные семьи» и другие эвфемизмы »представляют собой личный отчет о все более распространенном изменении и объединении семей через разводы и повторные браки. Также здесь представлена ​​демографическая информация о том, как выглядят современные семьи и домохозяйства в Соединенных Штатах.

На то, как люди представляют семью, влияют культура, религия, закон и политика. Представления о семье разнообразны. Основополагающими для понимания различных концепций семьи являются несколько важных вопросов. Что делает семью? Как создаются и поддерживаются семьи? Кто члены семьи? Каковы роли членов семьи? Какова роль семьи в обществе? Насколько важны семьи для общества? Какие социальные силы сформировали наше восприятие семьи? В этой главе представлен обзор различных концепций семьи, встречающихся в этом томе, от нуклеарных семей до расширенных семей, от так называемых традиционных семей до смешанных семей.

Коронавирус: как может общество процветать после пандемии?

Джон Амаечи: психолог, член Королевского общества общественного здравоохранения, бывший игрок Национальной баскетбольной ассоциации
Как мы можем создать «новую норму», которая учитывает потребности всех людей?

События 2020 года изменили представление большинства организаций о том, как мы работаем. Эффекты Covid и действительно движение Black Lives Matter усилили то, что, по мнению многих, было взлетно-посадочной полосой от пяти до 10 лет для адаптации к новому и будущему миру работы, сокращая этот срок, в некоторых случаях, до нескольких недель. .

Мы развели концепцию презентеизма, доказав, что даже в условиях глобального кризиса в области здравоохранения люди способны работать с огромной продуктивностью и преданностью своей работе, работая за обеденным столом. И, судя по реакции на убийство Джорджа Флойда и движения BLM, именно сотрудники потребовали, чтобы многолетняя цветочная риторика лидеров об инклюзии была подкреплена конкретными планами действий.

Несмотря на эти вызванные кризисом эволюции, мы продолжаем слышать о «новой норме», как будто то, что считалось нормой в прежние времена, работало для всех.Большая часть «старого нормального» укоренена в неблагополучных традициях и устаревших представлениях о том, что заставляет людей работать с максимальной отдачей, и без них нам однозначно лучше.

«Новая нормальность» лишена честности и амбиций. Уже несколько месяцев мы говорим нашим клиентам, что джинн из бутылки. Вы можете создать тактическую, новую норму, которая определяется тем, что «что мы больше не можем делать из-за вируса», который будет неудовлетворен почти всеми, или рассматривать этот момент как стратегическую возможность создать прагматичный, но ориентированный на людей способ работы, который будет привлекать и удерживать лучшие таланты, вводить новшества и быть устойчивым, а не разрушаться перед лицом неизбежных будущих кризисов.

Это возможность для культурного чистого листа - и я надеюсь, что организации увидят преимущества ожидания новых возможностей, а не тоски по прошлому, о котором нам говорят исследования, чего хотят немногие коллеги.

Джошуа Морганштейн: заместитель директора Центра изучения травматического стресса Университета силовых структур
Как мы можем вести людей через горе и стресс и вселять в них чувство надежды?

Чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения, такие как Covid-19, наносят удар по линиям разлома общества, обнажая нерешенные проблемы, такие как неравенство по признаку расы, пола и дохода.Лидеры играют решающую роль в признании разделения сообщества, решении проблем, поиске совместных решений и содействии единству и исцелению.

Исторически неблагоприятные последствия стихийных бедствий для психического здоровья влияют на большее количество людей и длятся гораздо дольше, чем последствия для здоровья. Если история является каким-либо предиктором, нам следует ожидать, что значительный «хвост» потребностей в области психического здоровья сохранится еще долго после разрешения вспышки.

Масштабы и продолжительность Covid-19 вызывают огромные потери.Утрата чувства безопасности, уверенности в будущем, работе и жизни означает, что горе стало повсеместным явлением при Covid-19. Лидерство в горе имеет решающее значение для сообществ и включает в себя признание горя, признание потерь и помощь сообществам с надеждой смотреть в будущее.

Стресс подобен токсину, например, свинцу или радону. Чтобы понять его влияние, нам нужно знать, кто подвергается воздействию, когда, в какой степени и какое воздействие с течением времени, а также факторы, препятствующие стрессу.Многие люди подвержены риску неблагоприятных последствий COVID-19 для психического здоровья. Наблюдение за здоровьем имеет решающее значение для лучшего понимания факторов риска и защиты, проведения эффективных и целенаправленных мероприятий и планирования будущих волн пандемии.

Либби Сандер: доцент кафедры организационного поведения, Университет Бонда
Как дизайн наших пространств может помочь нам добиться процветания?

У людей есть врожденное желание общаться. Однако после Covid мы будем стремиться к более индивидуальному опыту.Дизайн взаимодействия будет играть центральную роль в привлечении пользователей, а доверие как валюта будет иметь решающее значение. Нам нужно вести беседы на всех уровнях о том, как мы работаем и живем, которые ставят под сомнение наши предположения, а не просто повторять то, что мы всегда делали. Мы сталкиваемся с будущим на рабочих местах с нестандартной занятостью, столкнувшись с тройной угрозой автоматизации, аутсорсинга и искусственного интеллекта. Нам нужно переосмыслить наши подходы к активному планированию различных сценариев, и это было ускорено Covid-19.

Cities будут иметь меньшие головные офисы. Люди будут искать домашнюю обстановку как уединенное место, предназначенное для восстановления сил и спокойствия. В домах будут рабочие места, которые лучше оборудованы и имеют звукоизоляцию. Наши дома, вероятно, станут больше, будут иметь большую автоматизацию, иметь более одного рабочего места. Люди не будут ходить в офис каждый день. Назначение офиса изменится, основное внимание будет уделяться командному взаимодействию и сотрудничеству, а не целенаправленной индивидуальной работе. Дизайн офисов будет сосредоточен на создании впечатлений и пространств, которые помогают сотрудникам чувствовать себя физически и психологически безопасными, общаться и проявлять творческий подход.

Пенни Прицкер: бывший министр торговли США и основатель PSP Partners
Как мы можем лучше обучать и настраивать сотрудников, чтобы они могли процветать после пандемии?

Соединенные Штаты не смогут полностью оправиться от пандемии коронавируса без стратегии поддержки своих работников и оснащения их для конкуренции в быстро меняющейся мировой экономике.

Быстро развивающиеся технологии в робототехнике, автоматизации и искусственном интеллекте изменили рабочие места по всей территории США.Теперь коронавирус ускоряет эти экономические потрясения. Хотя развитие технологий невозможно остановить, можно и нужно сделать больше, чтобы помочь американским работникам развиваться и добиваться успеха вместе с ней. Эти усилия станут центральной проблемой в период восстановления после пандемии и в последующий период. Решение этой задачи требует создания экономики, которая ведет к более инклюзивному росту и дает работникам возможность приобрести навыки, необходимые для адаптации, адаптации и процветания на рабочем месте в 21 веке.

Соединенные Штаты также должны укрепить и модернизировать свою систему социальной защиты, чтобы обеспечить более инклюзивный и справедливый рост.Вот некоторые важные отправные точки: гарантировать базовое всеобщее медицинское обслуживание. Предоставьте работникам новые льготы, такие как ваучеры на обучение, чтобы помочь им перейти к новой карьере. Подключите всех к широкополосному доступу в Интернет, который многие семьи в настоящее время не могут себе позволить. Расширить доступ к уходу за детьми, отпуску по болезни и семейному медицинскому отпуску. Усилить продовольственную помощь. Поддержите учителей, служб экстренного реагирования и медицинских работников за счет более эффективного финансирования государственных и местных органов власти.

Наконец, стране нужна дальновидная стратегия экономической конкурентоспособности, создания рабочих мест и отраслей будущего.Для этого требуются инвестиции в рабочих, инновации и ранние исследования и разработки, а также иммиграционная политика, которая приветствует таланты, а не отвергает их.

Сильный средний класс - это основа успеха Соединенных Штатов. Но новые технологии трансформируют мировую экономику, и нашим политикам пора предоставить работникам инструменты и поддержку, которые им необходимы для процветания. В постпандемическом мире страны, совершившие этот сдвиг, будут лучше всего готовы к выздоровлению и процветанию.

Общее благо против индивидуализма

Общее благо

Клэр Андре и Мануэль Веласкес

Комментируя многие экономические и социальные проблемы, американские общество теперь противостоит, Обозреватель Newsweek Роберт Дж. Самуэльсон недавно написал: "Мы стоим перед выбором между обществом, в котором люди принимать скромные жертвы ради общего блага или более спорных общество, в котором группы эгоистично защищают свои блага." Newsweek - не единственный голос, призывающий к признанию приверженности "общему благу". Дэниел Каллахан, эксперт по биоэтике, утверждает, что решение нынешнего кризиса в нашей системе здравоохранения - быстро растущие расходы и сокращающиеся доступ - требует замены нынешней "этики личности" человека "с" этикой общего блага.«

Призывы к общему благу также всплыли в дискуссиях социальной ответственности бизнеса, обсуждение экологических загрязнение, обсуждение недостатка инвестиций в образование, и обсуждение проблем преступности и бедности. Везде, кажется, социальные комментаторы утверждают, что наши самые фундаментальные социальные проблемы возникают из-за повсеместного отсутствия приверженности к общему благу в сочетании с столь же широко распространенным стремлением индивидуальных интересов.

Что такое «общее благо» и почему оно стало занимают такое важное место в текущих обсуждениях проблем в нашем обществе? Общее благо - это понятие, возникшее более двух тысяч лет назад в трудах Платона, Аристотеля, и Цицерон. Совсем недавно современный специалист по этике Джон Ролз, определил общее благо как «определенные общие условия, которые находятся .. . одинаково для всех ". Католическая религиозная традиция, которая имеет долгую историю борьбы за определение и продвигать общее благо, определяет его как "сумму тех условия социальной жизни, которые позволяют социальным группам и их отдельные члены относительно тщательного и быстрого доступа к их собственное исполнение ". Таким образом, общее благо состоит в первую очередь наличия социальных систем, институтов и среды от которого мы все зависим, работаем так, чтобы приносить пользу всем людям.Примеры определенных общих благ или частей общего блага включать доступную и недорогую систему общественного здравоохранения, эффективная система общественной безопасности, мира между народы мира, справедливая правовая и политическая система, незагрязненная природная среда и процветающая экономическая система. Потому что такие системы, институты и среды оказывают такое сильное влияние на благополучие членов, общества, неудивительно, что практически каждая социальная проблема так или иначе связано с тем, насколько хорошо системы зубьев и учреждения функционируют.

Как показывают эти примеры, общее благо не случается просто так. Создание и поддержание общего блага требует сотрудничества усилия некоторых, а часто и многих людей. Так же, как держать парк отсутствие мусора зависит от каждого пользователя, подбирающего за собой, а также поддержание социальных условий, в которых мы все выгода требует совместных усилий граждан.Но эти усилия окупаются, ибо общее благо - это благо, к которому все члены общества имеют доступ, и от чьего удовольствия нет одно можно легко исключить. Например, всем нравится преимущества чистого воздуха или незагрязненной окружающей среды, или любой из другие общие блага нашего общества. На самом деле кое-что имеет значение как общее благо только в той мере, в какой это благо, все имеют доступ.

Может показаться, что поскольку все граждане извлекают выгоду из общего хорошо, мы все охотно откликнемся на призывы, которые каждый из нас сотрудничать для установления и поддержания общего блага. Но многочисленные наблюдатели выявили ряд препятствий, мешающих нам, как обществу, удачно это сделать.

Во-первых, по мнению некоторых философов, сама идея общее благо несовместимо с плюралистическим обществом, таким как наш.У разных людей разные представления о том, что стоит или что составляет «хорошую жизнь для людей», различия которые увеличились за последние несколько десятилетий по мере того, как голоса все больше и больше ранее замалчиваемых групп, таких как женщины и меньшинства были услышаны. Учитывая эти различия, некоторые люди призываем, мы не сможем договориться о том, что именно какие социальные системы, институты и окружение мы будем все бросаются в поддержку.И даже если мы согласны с тем, что мы все оценены, мы, безусловно, не согласны с относительными ценностями вещи есть для нас. Хотя, например, можно согласиться с тем, что доступная система здравоохранения здоровая система образования и чистая окружающая среда - это составляющие общего блага, некоторые из них говорят, что в здоровье следует вкладывать больше, чем в образование, в то время как другие будут предпочитать направлять ресурсы в окружающую среду как над здоровьем, так и над образованием.Такие разногласия связаны чтобы подорвать нашу способность вызывать устойчивые и широко распространенные приверженность общему благу. Перед лицом такого плюрализма усилия по достижению общего блага могут привести только к принятию или продвигая взгляды одних, исключая других, нарушая принцип равного отношения к людям. Более того, такие усилия заставит всех поддержать какое-то конкретное понятие общее благо, нарушая свободу тех, кто не разделяет в этой цели и неизбежно ведет к патернализму (навязыванию предпочтение одной группы другим), тирания и угнетение.

Вторая проблема, с которой сталкиваются сторонники общего блага это то, что иногда называют «проблемой фрирайдера». Выгоды что общее благо, как мы уже отметили, доступно каждому, включая тех, кто предпочитает не делать свою часть работы по поддержанию общее благо. Физические лица могут стать «безбилетниками», взяв выгоды, которые дает общее благо, отказываясь делать их часть для поддержки общего блага.Достаточное водоснабжение для Например, это общее благо, от которого выигрывают все люди. Но для поддержания достаточного количества воды во время засухи люди должны беречь воду, что влечет за собой жертвы. Некоторые люди тем не менее, могут не захотеть внести свой вклад, поскольку они знают что пока достаточно других людей сохраняют, они могут наслаждаться преимущества без снижения собственного потребления.Если достаточно таким образом люди становятся безбилетниками, общее благо, которое зависит от их поддержки будет уничтожен. Многие наблюдатели считают что это именно то, что случилось со многими из наших общих товары, такие как окружающая среда или образование, где нежелание всех людей для поддержки усилий по поддержанию здоровья эти системы привели к их фактическому коллапсу.

Третья проблема, с которой сталкиваются попытки продвигать общие хорошо то индивидуализма. Место наших исторических традиций высокая ценность личной свободы, личных прав и о том, чтобы позволить каждому «заниматься своим делом». Наши взгляды на культуру общество как состоящее из отдельных независимых лиц, которые свободны преследовать свои личные цели и интересы без вмешательства других.В этой индивидуалистической культуре трудно, возможно, невозможно убедить людей, что они должны пожертвовать частью своей свободы, частью своей личной цели и некоторые из своих личных интересов ради "общее благо." Наши культурные традиции, по сути, укрепляют человек, который думает, что она не должна вносить свой вклад к общему благу сообщества, но следует оставить ее личные цели.

Наконец, апелляции к общему благу наталкиваются на проблема неравного распределения бремени. Поддержание общего добро часто требует определенных лиц или конкретных группы несут расходы, которые намного выше, чем те, которые несут другие. Поддержание незагрязненной окружающей среды, например, может потребовать, чтобы определенные фирмы, загрязняющие окружающую среду, установили дорогостоящие устройства по контролю за загрязнением, урезание прибыли.Трудоустройство более равные возможности могут потребовать, чтобы некоторые группы, такие как как белые мужчины, жертвуют собственными шансами на трудоустройство. Изготовление доступная и доступная для всех система здравоохранения может потребовать что страховщики принимают более низкие страховые взносы, что врачи принимают более низкие зарплаты или те, кто страдает особо дорогостоящими заболеваниями или условия отказываются от лечения, на котором их жизнь зависеть.Принуждение определенных групп или отдельных лиц к ношению таких неравное бремя «ради общего блага», по крайней мере, возможно, несправедливо. Более того, перспектива носить с собой такое тяжелое и неравное бремя приводит к тому, что такие группы и отдельные лица противостоять любым попыткам сохранить общие блага.

Все эти проблемы создают серьезные препятствия для тех, кто которые призывают к этике общего блага.Тем не менее, апеллирует к общее благо нельзя сбрасывать со счетов. Потому что они призывают нас размышлять над широкими вопросами, касающимися типа общества мы хотим стать и как мы должны достичь этого общества. Они также побуждают нас рассматривать себя как членов одного и того же сообщества и, уважая и ценив свободу личности преследовать свои собственные цели, распознавать и продвигать эти цели мы разделяем общее.

"Общее благо - это сумма этих социальных условий. жизнь, которая позволяет социальным группам и их отдельным членам относительно тщательный и свободный доступ к их собственному исполнению ».
- II Ватиканский собор

Дополнительная литература:

Белла, Р., Мэдсен, Р., Салливан, В. М., Свидлер, А., и Типтон, С. М. Привычки сердца: индивидуализм и приверженность в Американская жизнь. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 1985.

Дуглас, Б. «Общее благо и общественные интересы». Политические Theory , февраль 1980 г., 8 (1), стр. 103-117.

Эдни, Дж. «Безбилетники на пути к катастрофе." Психология Сегодня , август 1979 г., стр. 80-85; lO2.

Уильямс, О. Ф. и Хаук, Дж. У. (ред.). Общее благо и капитализм США. Ланхэм, Мэриленд: Университетское издательство Аменки, 1987.

Справедливость, неравенство и бедные

Райан Мессмор
Зима 2012

После финансового кризиса, глубокой рецессии и застопорившегося восстановления неудивительно, что бедность в Америке растет.Этой осенью Бюро переписи населения сообщило, что рекордные 46 миллионов американцев - 15% населения - жили за чертой бедности. Это тревожная цифра, и она, безусловно, должна побудить нас действовать, чтобы помочь бедным, поскольку мы стремимся к развитию экономики.

Но усилия по борьбе с бедностью в Америке часто сводятся на нет из-за ошибочной идеологии - в частности, из-за того, что бедность лучше всего понимать через призму неравенства. Слишком часто политики соглашаются с аргументом о том, что растущий разрыв между самыми богатыми и беднейшими американцами является фундаментальной проблемой, которую необходимо решить, а бедность - всего лишь симптомом этого более глубокого изъяна.

Такие опасения по поводу неравенства, конечно, небезосновательны. Они исходят из факта современной американской экономики, заключающегося в том, что в последние десятилетия доходы бедных росли медленнее, чем доходы богатых. И такое растущее неравенство, как утверждают некоторые критики, опасно как с практической, так и с моральной точки зрения. Растущий разрыв в доходах может вызвать ожесточение и вражду между классами, угрожать демократии и дестабилизировать экономику. Они утверждают, что прежде всего это нарушает заветный моральный принцип равенства.

Большая часть критики нашего разрыва в доходах подразумевает допущение, что неравенство само по себе несправедливо по своей сути, и, следовательно, разрыв между богатыми и бедными тоже. Эта воспринимаемая несправедливость, в свою очередь, стимулирует поддержку политики перераспределения, которая призвана сделать уровни благосостояния более равными во всем обществе.

Президент Обама обычно использует язык справедливости и равенства, чтобы продвигать такую ​​повестку дня, говоря, например, о «несправедливости в растущем разрыве между Мейн-стрит и Уолл-стрит».«Другие левые политики, комментаторы, экономисты и активисты говорят примерно то же самое. Некоторые религиозные деятели даже использовали свои моральные опасения по поводу неравенства для оправдания навязывания определенной экономической политики перераспределения. Например, Джим Уоллис, президент либеральной религиозной организации организация Sojourners заявила, что неравенство в Америке - «грех библейских масштабов» - требует более высокой минимальной заработной платы, более высоких налогов для богатых и увеличения расходов на социальное обеспечение.

Но хотя разрыв между богатыми и бедными может увеличиваться, эта одержимость неравенством - и этот предпочтительный подход к его смягчению - в корне контрпродуктивны.Они порождены неправильным представлением, коренящимся в неправильном понимании как справедливости, так и экономических фактов. Даже если бы их предпосылки и цели были разумными, такая политика имела бы неблагоприятные непредвиденные последствия - разжигание классового негодования, уничтожение рабочих мест и сокращение заработной платы и возможностей, прежде всего, для бедных. Такая политика также имеет тенденцию подрывать семью и создавать культуру зависимости от государства, вызывая пагубные последствия, которые, опять же, несоразмерно ложатся на бедных.

Прежде чем мы сможем серьезно рассмотреть положение бедных в Америке, нам нужно серьезно поставить под сомнение некоторые популярные представления о бедности, равенстве и справедливости. Мы должны спросить, всегда ли справедливость является синонимом равенства, и исследовать экономические реалии, лежащие в основе утверждения о том, что нехватка ресурсов по своей сути несправедлива. Такой анализ покажет, что пристальное внимание левых к разрыву в доходах совершенно неуместно - и что, если мы не исправим их ошибку, наше общество рискует пренебречь бедными ради опрометчивых идеологических поисков.

СОЗДАНО РАВНО

Равенство высоко ценится в либерально-демократических обществах. Действительно, в Америке мы часто используем «равенство» как синоним справедливости. Мы подразумеваем, что справедливое общество - это такое общество, в котором ко всем относятся одинаково. В конце концов, главный руководящий принцип основания Америки, согласно Декларации независимости, заключался в том, что «все люди созданы равными». Авраам Линкольн подтвердил это в своем Геттисбергском обращении, провозгласив почти столетие после Декларации, что Америка все еще «привержена утверждению, что все люди созданы равными».«

Но основатели Америки знали, что, хотя люди равны в некоторых ключевых отношениях, они не равны во всех отношениях. И справедливость также требует, чтобы мы признавали эти различия. Там, где люди равны, нужно относиться к ним одинаково; там, где они разные, несправедливо относиться к ним одинаково.

Итак, в чем люди равны? Согласно Декларации независимости, все люди в равной степени наделены правом на жизнь, свободу и стремление к счастью.Автор Декларации Томас Джефферсон в другом месте писал, что никто не рождается ни с седлом на спине, ни с ботинками и шпорами, чтобы ездить верхом на своих собратьях. Другими словами, ни один человек не имеет неотъемлемой обязанности по рождению подчиняться другому, и никто не имеет неотъемлемого права по рождению доминировать над другим. На основе этого принципа справедливость требует, чтобы все люди пользовались равным отношением перед законом.

Более того, каждая жизнь в силу того, что она человеческая, имеет равную ценность.Независимо от того, насколько молод, стар, слаб или беден человек, его жизнь так же достойна уважения и защиты, как и любая другая. Никто не должен быть лишен возможности жить свободно и вносить свой вклад в жизнь общества.

Но наша равная ценность как человеческих существ не означает, что с нами нужно обращаться одинаково во всех смыслах и в любой ситуации. Нам не нужно ожидать, что мы будем обладать одинаковыми способностями; общество не должно предоставлять нам равные материальные условия.

Рассмотрим, например, класс начальной школы.Было бы глупо (и несправедливо) настаивать на том, чтобы учитель и ученик третьего класса имели равное право голоса в отношении каждого выбора, сделанного в классе, включая то, кто должен определять правила класса, устанавливать учебный план и назначать домашние задания. Также было бы неправильно настаивать на том, чтобы каждый ученик - независимо от способностей, усилий и достижений - получал одну и ту же оценку. Но если авария школьного автобуса во время производственной поездки привела к тому, что учителя и ученики были госпитализированы в местную больницу, все они - как люди, чьи жизни равноценны - имели бы равные права на спасительную помощь.

Это различие было особенно четко обозначено в трудах Джеймса Уилсона, подписавшего Декларацию независимости и одного из шести первоначальных судей Верховного суда. Уилсон утверждал:

Когда мы говорим, что все люди равны, мы не имеем в виду применять это равенство к их добродетелям, талантам, склонностям или их достижениям. Во всех этих отношениях существует огромное неравенство между людьми, и это соответствует великим целям общества.... [Но] есть еще один аспект, в котором все люди в обществе, предшествующие гражданскую власть, равны. В отношении всех существует равенство в правах и обязанностях ... Естественные права и обязанности человека принадлежат в равной степени всем.

Таким образом, когда мы обращаемся к основополагающему человеческому достоинству и ценности - нашему положению перед Богом и законом и ценности индивидуальной жизни - требуется одинаковое отношение ко всем. Однако в большинстве других контекстов справедливость требует по-разному относиться к разным людям.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВОСУДИЕ

Как следует применить этот анализ равенства и справедливости при оценке американской экономики? Для начала здравое понятие экономической справедливости должно учитывать аспекты человеческого равенства, а также неравенства. Например, поскольку все люди обладают равным достоинством и равными правами на жизнь, справедливая экономическая система должна стремиться не допускать падения граждан ниже базового уровня существования и достоинства. Например, богатое общество не должно стоять в стороне, пока некоторые граждане голодают.Этот порог будет отличаться в зависимости от обстоятельств; базовая линия в современном богатом обществе не будет такой же, как в домодернистском или развивающемся обществе. Но действует тот же принцип: в силу равной человечности каждый человек должен иметь доступ, по крайней мере, к основным ресурсам, необходимым для поддержания жизни в его обществе. В Соединенных Штатах это стало включать не только еду, одежду и жилье, но и бесплатное государственное образование, юридическое представительство в судах, неотложную медицинскую помощь и другие формы базового социального обеспечения.

Но установление базового уровня достоинства не означает, что ответственность за предоставление этих важнейших ресурсов должна принадлежать исключительно правительству. Мы не должны ограничивать ответственность только государством, когда на самом деле многие социальные институты - включая семьи, частные благотворительные организации, церкви и бизнес - разделяют ответственность за поддержание справедливого общества. Государство должно поддерживать социальные условия, которые позволяют этим другим учреждениям вносить соответствующий вклад в обеспечение минимальных основных экономических ресурсов для всех граждан.Государство уполномочено и оснащено для защиты свободы, порядка, безопасности и мира общества путем удовлетворения потребностей, требующих применения силы (таких как защита от военных угроз, обеспечение общественной безопасности, обеспечение выполнения контрактов и соблюдение законов). Институты гражданского общества, такие как семьи, церкви и общественные группы, в свою очередь, лучше оснащены для выполнения взаимных обязательств и позволяют людям заботиться друг о друге.

Другими словами, государство обычно создает условия для справедливого общества, а институты гражданского общества помогают гражданам претворять в жизнь это видение справедливости.Для людей, которые в противном случае выскользнули бы из щелей, правительство должно вмешаться, чтобы обеспечить базовую систему безопасности, но только в крайнем случае, временно и таким образом, чтобы поддерживать, а не вытеснять гражданское общество.

Конечно, во многих случаях мы будем добиваться большего, чем минимальный уровень обеспечения друг друга. Чувство справедливости может побудить граждан работать и обращаться к правительству с просьбой о лучшем образовании, более дешевом медицинском обслуживании или большем количестве рабочих мест в своих общинах. Однако, если речь идет о выше базовой необходимости, дискуссии о таких улучшениях должны рассматриваться как вопросы общественных приоритетов и разумного использования ресурсов сообщества, а не как элементарное равенство людей.

Более того, после того, как были обеспечены важнейшие права и обеспечен базовый прожиточный минимум ресурсов, различия между людьми следует признать и уважать. Это означает, что справедливое правительство обязано защищать свободу людей проявлять свои различные способности и способности, а также защищать собственность, которую они в результате накапливают, даже если эти владения сильно различаются. Как писал Джеймс Мэдисон в своей книге «Федералист № 10»: «Защита этих способностей - первая цель правительства.Защита различных и неравных способностей к приобретению собственности немедленно приводит к обладанию различными степенями и видами собственности ". Свобода, как понимал Мэдисон, неизбежно приносит неравный доход и богатство. Это не означает, что если мы свободны, у нас нет никаких обязательств. для других; это означает, однако, что обеспечение материального равенства не является одним из тех обязательств, которые мы несем перед другими, и, действительно, что принятие правительством такого обязательства было бы несправедливым.

Этот принцип был умело сформулирован Натаниэлем Чипманом, лейтенантом Войны за независимость, который впоследствии был избран в U.Сенат С. от Вермонта. «Богатство - это плод труда», - заметил Чипман. «Уважайте плод заслуг. И то, и другое, в том, что касается их продолжительности и влияния, которое оказывает на них, должно быть предоставлено поведению владельца ... исключить достойных из богатств и почестей и увековечить то или иное из них. не заслуживают, в равной степени ущемляют права человека в обществе ". Имея в виду схему уравнивания через перераспределение правительства, Чипман заключает: «Давайте не будем в республике пытаться достичь крайнего равенства: оно граничит с крайней тиранией.«Скорее, - утверждал он, - справедливое общество должно защищать« естественные права »каждого человека, оставляя свободным« приобретение и распоряжение собственностью на усмотрение владельца ».

Таким образом, пристальное внимание к разнице в доходах, а не к положению бедных, не является надлежащим применением американского идеала равенства, который выступает за равное достоинство и равные права, включая право на защиту неравных способностей к приобретению собственности. Сегодняшняя фиксация на разнице в доходах также неверно применяет классическое понимание справедливости, которое настаивает на том, что к нам следует относиться одинаково в тех областях, в которых мы равны, и по-разному в тех областях, в которых мы разные.Действительно, стремление установить равенство посредством перераспределения (а не защиты равенства посредством равного уважения основных прав) чревато риском совершения несправедливости, не принимая во внимание эти различия между людьми. И на практике такая несправедливость, вероятно, повредит бедным, по крайней мере, так же сильно, как и богатым, подорвав способность нашего общества создавать благосостояние для всех.

Правосудие, безусловно, требует, чтобы мы заботились о бедных, и от нас требуется, чтобы мы помогали им найти пути выхода из бедности.Но справедливость не требует, чтобы мы понимали бедность через призму равенства. Почему же тогда так много американцев сосредотачиваются исключительно на разнице в доходах, когда поднимают проблему бедности? Почему их обращение к правосудию в первую очередь принимает форму атаки на экономическое неравенство?

НЕРАВЕНСТВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Моральные критики неравенства доходов часто начинают свои аргументы с указания на абсолютные масштабы неравенства в нашей стране. Например, опираясь на поразительную статистику о том, сколько есть у самых богатых американцев, они стремятся вызвать моральное негодование, направленное против богатых.Однако их аргументы имеют тенденцию быть как фактическими несостоятельными, так и концептуально бессвязными.

Во-первых, эти критики преувеличивают степень неравенства (и рост неравенства) в Америке. Например, когда большинство СМИ сообщают об экономическом неравенстве в нашей стране, они используют показатель «денежного дохода», ежегодно предоставляемый Бюро переписи населения. Денежный доход измеряет доходы до налогообложения, которые семья получает каждый год, и включает заработок, проценты, дивиденды, арендную плату, пособия по социальному обеспечению, пенсию или пенсионный доход, алименты, компенсацию работникам и аналогичные виды пособий.Согласно последним данным (за 2010 год), верхний квинтиль работающих в Америке получал около 15 долларов дохода на каждый доллар дохода, полученного теми, кто находится в нижнем квинтиле.

Но это измерение проблематично по нескольким причинам. Во-первых, только денежный доход не говорит всей картины. Как показали мои коллеги из Heritage Foundation Ри Хедерман младший и Роберт Ректор, измерения, использованные в отчете Бюро переписи населения, не включают, например, размер пособий по охране здоровья сотрудников и государственных трансфертов доходов через программы социального обеспечения.Таким образом, он не принимает во внимание налоговый кредит на заработанный доход, талоны на питание, программу школьных обедов, государственное жилье, Medicare и Medicaid. Это также исключает уравнивающее влияние налогов на прибыль. В исследовании Бюджетного управления Конгресса сравнивалась доля общего дохода в Америке, принадлежащая домохозяйствам с разными доходами до и после уплаты налогов с 1979 по 2007 год. CBO обнаружило, что для каждого из четырех нижних квинтилей доля дохода выросла. примерно на один процентный пункт после уплаты налогов; только доля дохода после уплаты налогов в верхнем квинтиле упала за этот период - примерно на 3.5 процентных пунктов.

Более того, «квинтили» доходов в статистике Бюро переписи населения не содержат равных пятых населения Америки. В то время как верхний квинтиль содержит 24,6% населения, нижний квинтиль содержит только 14,3%. Почему дисбаланс? Одна из причин заключается в том, что квинтили основаны на подсчете семейных домохозяйств, а не отдельных лиц. (Для этой цели домохозяйство определяется как лицо или группа связанных лиц, живущих в одной жилой единице.) В Америке домохозяйства с высоким доходом, как правило, включают женатых родителей (оба из которых часто работают), в то время как семьи с низкими доходами как правило, это неженатые родители или пожилые люди.В результате каждое домохозяйство в верхнем квинтиле доходов, как правило, содержит больше людей, чем каждое домохозяйство в нижнем квинтиле. Поэтому неудивительно, что в верхнем квинтиле на каждого взрослого в нижнем квинтиле приходится 2,4 человека трудоспособного возраста.

После добавления пособий по здоровью и государственных трансфертов, учета влияния налогообложения и корректировки квинтилей для учета равных долей населения картина выглядит совершенно иначе: согласно данным Бюро переписи населения за последнее десятилетие, соотношение Доходы от верхнего квинтиля до нижнего квинтиля снижаются примерно с 15 долларов до одного доллара до чуть более 4 долларов до одного доллара.Хедерман и Ректор также подсчитали, что если бы взрослые в каждом квинтиле работали одинаковое количество часов при текущем уровне доходов, соотношение доходов между квинтилями упало бы еще больше до 2,91 доллара за доллар.

Более того, как недавно показала группа под руководством Ричарда Бурхаузера из Корнельского университета, рост неравенства доходов в Америке с начала 1990-х был меньше и рос медленнее, чем за два десятилетия до этого. После корректировки данных текущего обследования населения Бюро переписи населения для практики, называемой верхним кодированием (при которой все доходы выше определенного уровня в опросе оцениваются как равные этому уровню, чтобы защитить личность самых богатых американцев), Бурхаузер и его коллеги обнаружили, что «рост неравенства доходов в Америке с 1993 года был значительно медленнее, чем в предыдущие два десятилетия.«

Что еще более важно, эти аргументы о степени неравенства доходов были бы актуальны в первую очередь только в том случае, если бы неравенство как таковое было моральной проблемой. Американский идеал равенства, как обсуждалось выше, не требует равного богатства или дохода. И экономические факты не подтверждают мнение о том, что неравное богатство создает трудности для бедных. Неявное допущение, лежащее в основе несправедливости неравенства доходов, состоит в том, что богатые - это причина того, почему бедные бедны, или, по крайней мере, почему они не могут избежать своей бедности.Если бы это утверждение было правдой, было бы намного легче связать неравенство доходов с несправедливостью и, таким образом, оправдать перераспределительную повестку дня. Однако это предположение основывается на другой экономической посылке, которая сама по себе весьма сомнительна: идея, что доход - это игра с нулевой суммой. Моральные критики неравенства часто изображают общий национальный доход, как если бы это был пирог: они предлагают только фиксированную сумму, поэтому, если чей-то кусок становится больше, другой должен уменьшаться.

Большая часть моральных дебатов о неравенстве доходов, кажется, опирается на эту теорию с нулевой суммой.Как сказал Кевин Драм из журнала Mother Jones в прошлом году: «Это изменение доходов реально. Мы можем обсуждать его последствия в течение всего дня, но это реально. У супербогатых есть гораздо больший кусок пирога, чем у них раньше. а это означает меньший кусок пирога для всех нас ".

Однако в функционирующей рыночной экономике общая сумма дохода определенно составляет , а не ; экономический обмен - это не игра с нулевой суммой. Благодаря изобретательности и более высокой производительности наша страна получает новые доходы.Таким образом, увеличение размера куска пирога для одного человека не обязательно означает уменьшение кусков в абсолютном выражении для всех остальных. Тот факт, что некоторые люди зарабатывают миллиарды долларов, не обязательно снижает доход среднего рабочего. У всех есть возможность увеличиваться в размерах, даже если они растут с разной скоростью.

Действительно, исследования показывают, что именно это и произошло в Америке за последние несколько десятилетий. В 2009 году проект экономической мобильности, спонсируемый благотворительным фондом Pew Charitable Trust, выпустил отчет под названием взлетов и падений: способствует ли американская экономика восходящей мобильности? В отчете установлено, что за последние двухлетние и десятилетние исследованные периоды (2002-2004, 1994-2004) почти половина американцев (46%) испытали двухлетний прирост дохода, а значительно больше (58 %) за десять лет выросли доходы (с поправкой на инфляцию).В те же периоды только около трети американцев испытали двухлетний спад (37%) или десятилетний спад (35%). Более того, среди американцев, которые пережили значительное падение доходов за десять лет, доля тех, кто оправился от такого опыта в период с 1994 по 2004 год, на самом деле была немного выше, чем доля тех, кто оправился от аналогичного падения в два предыдущих десятилетия. Авторы отчета пришли к выводу:

Краткий ответ на вопрос, поставленный в названии этого отчета, заключается в том, что да, американская экономика продолжает продвигать абсолютную мобильность вверх.Утверждения о том, что волатильность дохода для средней семьи заметно увеличилась, ошибочны. Прирост доходов с течением времени превышает численность потерь, и сегодня это так же верно, как и в прошлом. Кроме того, восстановление после потери дохода сопоставимо с возмещением в прошлые периоды. В целом, что выделяется, так это то, как минимальных изменений были внесены за последние сорок лет.

Это подтверждает выводы Бюджетного управления Конгресса за 2007 год о том, что условия беднейших американцев на самом деле улучшились за тот самый период, который критики часто называют инкубационным периодом сегодняшнего неравенства доходов.В период с 1991 по 2005 год средний годовой доход самых богатых домохозяйств с детьми увеличился со 114 700 долларов США до 175 800 долларов США (в сегодняшних долларах), или на 53,2% - примерно на 3,8% в год. Но этот рост не привел к ухудшению положения бедных: за тот же период среднегодовые доходы беднейших домохозяйств с детьми также выросли с 12 400 до 16 800 долларов. Эти цифры представляют собой рост на 35% - примерно 2,5% в год.

Эти результаты подрывают основной аргумент в пользу рассмотрения неравенства доходов как доказательства несправедливости.Это просто неправда, что увеличение заработка высокодоходных рабочих обычно приводит к тому, что некоторые люди становятся бедными или не позволяют им улучшить свое экономическое положение. Фактически, успешные бизнесмены и другие лица с высокими доходами играют значительную роль в увеличении экономического пирога. Когда люди с высоким доходом находят способы повысить производительность и получать доход, они получают вознаграждение за свои усилия. Они также помогают создавать больше рабочих мест и снижать цены - часто за счет реинвестирования тех же финансовых вознаграждений, на которые их критики завидуют, - таким образом принося пользу американцам с любым уровнем дохода.

Короче говоря, масштабы неравенства в Америке постоянно и сильно преувеличиваются. Что еще более важно, главный аргумент в пользу несправедливости неравенства доходов не работает, потому что успех богатых не вредит бедным. Неравенство доходов как таковое не является причиной проблемы бедности. Другими словами, богатые - не причина того, почему бедные бедны.

ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ

На самом деле, если взглянуть на это с более ясным пониманием значения экономической справедливости, это не неравенство, а скорее перераспределительная программа самых яростных критиков неравенства, которая, кажется, вступает в противоречие со справедливостью - поскольку она лишает людей вознаграждений, которых заслуживают их успехи.Безусловно, справедливость требует, чтобы богатые вкладывали свою справедливую долю в государственную казну. Но сегодня в Америке 5% самых богатых платят 59% всех федеральных подоходных налогов. Если это не их справедливая доля, то какая доля будет считаться справедливой?

Когда дело доходит до налоговых ставок, не существует a priori способа определить, что является справедливым или справедливым. Обществам необходимо обдумывать такие вопросы в контексте их собственных обстоятельств и приоритетов, а размышления об экономической справедливости с точки зрения неравенства доходов не способствуют такому обсуждению.Чрезмерный уровень налогообложения не только наказывает успех или удачу людей с высокими доходами, но и подрывает общее благо, препятствуя экономическому росту, от которого страдают бедные сильнее, чем любая другая группа. Учтите, что для роста экономики и создания рабочих мест, в том числе лучших рабочих мест для бедных, владельцы бизнеса и инвесторы должны быть относительно уверены в том, что они пожнут плоды своих усилий. Карательные уровни налогообложения подрывают эту уверенность и препятствуют инновациям и инвестициям.В одном недавнем исследовании, опубликованном Национальным бюро экономических исследований, исследователи пришли к выводу, что повышение предельных налоговых ставок существенно сократит инвестиции предпринимателей. В другом отчете, в Journal of Public Economics , подсчитано, что снижение ставки налога на прирост капитала приведет к увеличению числа предпринимателей примерно на 10%, а рост числа предпринимателей означает рост инноваций. Подобных свидетельств предостаточно. Тем не менее, те, кто призывает к повышению налогов для наиболее высокооплачиваемых работников и корпораций, иногда, кажется, полагают, что перераспределение доходов может происходить без этих негативных последствий.

Более того, для достижения строгого экономического равенства правительству потребуется вмешиваться в частные решения людей до такой степени, что даже некоторым из самых ярых уравнителей будет неудобно. Строгое равенство потребует от государства регулирования создания доходов и предотвращения получения одними людьми преимуществ перед другими - например, путем посещения частных школ или получения другой выгоды от вложений времени и денег родителей в их развитие. Там, где правительства пытались навязать строгое равенство в прошлом, как в социалистических и коммунистических режимах на протяжении 20 - века, власть все больше концентрировалась в руках немногих (правительственных чиновников), в то время как материальное равенство и процветание среди населения в целом оставались недостижимыми. .

Помимо непопулярности, такие меры были бы также чрезвычайно неэффективными, потому что разные люди по-разному ценят разные вещи (деньги, землю, физическое здоровье, путешествия, потребительские товары, комфорт и т. Д.). И правительству обязательно не хватает способности знать, в какой относительной степени граждане ценят эти товары. Рассмотрим пример государственной программы медицинского страхования, которая вытесняет с рынка частные варианты и определяет, какие медицинские процедуры покрываются, а какие нет.В рамках этой гипотетической программы ко всем гражданам с больными коленями обращаются одинаково, и оплачиваются расходы на операции по замене коленного сустава. Это положение нравится Петру, который живет для прогулок на свежем воздухе. Но как насчет Пола, чья жизнь не вращается вокруг физической активности? Пол предпочитает сидеть за компьютером и читать статьи в Интернете, а также использовать Интернет для общения со своей семьей и друзьями. Пол считает лечение артрита в своих руках - лечение, которое не покрывается гипотетическим государственным планом здравоохранения - более ценным, чем операция по замене коленного сустава.В этом сценарии, дает ли Петру и Павлу одинаковую медицинскую страховку в равной степени улучшить их здоровье и качество их жизни? Нет. В общем, будет ли навязывание планов, улучшающих здоровье людей, неравномерно справедливым? Нет. В случае медицинского страхования, как и во многих других, сведение справедливости к равному обращению не оставляет места для выбора, который мог бы допускать разнообразие предпочтений - и, таким образом, причиняет несправедливость, а не улучшает его.

Сосредоточение внимания на экономическом неравенстве также отвлекает от законной цели - помочь процветанию тем, кто нуждается в дополнительной помощи.Он отождествляет справедливость с взглядом через плечо на то, что делают другие. Но рассмотрение наших соседей как соперников не просто укрепляет ложное представление о том, что доход - это игра с нулевой суммой: это также тонко культивирует желание, чтобы эти соседи работали не лучше нас. Это не просто и способствует здоровому гражданскому духу; это просто зависть.

Более того, если размер разрыва в доходах действительно является центральной моральной проблемой в нашей экономической жизни, попытка сократить разрыв путем перераспределения потребует уменьшения суммы дохода наверху.Чтобы увидеть, как это может быть морально проблематичным, когда дело касается дохода, мы можем изучить аналог в других сферах. Представьте себе, например, врача, который стремился сократить «разрыв в отношении здоровья» между его больными и здоровыми пациентами, сделав своих здоровых пациентов немного менее здоровыми. Или рассмотрим терапевта, который стремился сократить «разрыв в счастье» среди своих клиентов, сделав своих самых счастливых клиентов менее счастливыми. Мы не только воздержимся от называть эти схемы справедливыми, но и осудим их как морально извращенные.Надлежащие цели в этих сферах - помочь всем людям стать здоровее и счастливее, с особым вниманием к помощи тем, кто находится в критическом состоянии или в депрессии.

Та же логика применима к доходу. Точно так же, как мы не помогаем больным, нанося вред здоровью, мы не помогаем бедным, пропитывая богатых. Когда дело доходит до доходов, неравенство в значительной степени отвлекает. Мы должны сосредоточить внимание на повышении благосостояния и благосостояния всех - с особым вниманием к тому, чтобы помочь бедным вырваться из нищеты.

ПРОЦВЕТАНИЕ, А НЕ РАВЕНСТВО

В рыночной экономике, основанной на верховенстве закона, разрыв между богатыми и бедными сам по себе не является источником несправедливости. Настоящие проблемы связаны с основными факторами, которые препятствуют успеху, ограничивают возможности и способствуют нездоровой зависимости от правительства. Если наша цель - помочь нуждающимся, мы можем лучше достичь ее, выявляя и обращаясь к источникам истинных материальных лишений. В случаях реальной несправедливости - например, когда учащиеся попадают в плохие школы или коррумпированные чиновники злоупотребляют государственными ресурсами - мы должны сосредоточить внимание общественности на поиске эффективных средств правовой защиты.

Как же тогда мы можем способствовать общенациональному диалогу, сфокусированному более непосредственно на помощи нуждающимся, а не на неравенстве доходов? Можно начать с того, чтобы говорить о других как о согражданах или соседях, а не как об объектах зависти или жертвах жадности. Нам следует заботиться о положении бедных, потому что мы хотим, чтобы наши сограждане процветали, а не потому, что мы обижаемся на тех, кто особенно хорошо справился с собой. Нас должно двигать сострадание, а не горечь; мы должны стремиться помочь бедным извлечь что-то из великих благ и преимуществ нашего свободного общества, а не ограничивать возможности богатых делать это.Переосмысление дебатов о бедности может помочь нам вернуть моральное внимание туда, где оно принадлежит: на изменение условий, препятствующих экономической мобильности, и на помощь всем гражданам, особенно бедным, улучшить свою жизнь.

Смена темы разговора - это ответственность лидеров гражданского общества и правительства. Эти дебаты затрагивают наше основное понимание того, что такое справедливость и человеческое равенство, и эти интуиции формируются родителями, учителями и другими моральными лидерами.У религиозных лидеров особенно есть возможность формировать общественные представления о справедливости, человеческом достоинстве, зависти, сострадании и взаимной ответственности.

Но выборные правительственные чиновники также заинтересованы в этих усилиях. Благодаря своему публичному голосу политические лидеры могут направлять нас либо к здоровым, либо к нездоровым точкам внимания. Крайне важно, чтобы политические наблюдатели наших финансовых дебатов, в частности, включая президента и лидеров Конгресса, проводили различие между неравенством доходов и истинными источниками бедности и несправедливости.

Улучшение разговора о бедности должно привести к государственной политике, которая будет способствовать общему экономическому росту, обеспечивая при этом эффективную систему защиты для тех, кто действительно в ней нуждается. Такой подход мог бы обратить вспять стремление правительства к перераспределению, которое сдерживает инвестиции и создание рабочих мест. Вместо этого он будет продвигать эффективную политику, способствующую росту, такую ​​как сокращение государственных расходов, ослабление обременительного регулирования бизнеса и снижение налоговых ставок для улучшения стимулов к производству. Надлежащая государственная политика также способствовала бы реформированию государственных программ социального обеспечения по аналогии с реформой социального обеспечения 1996 года, что снизило зависимость от государственных услуг и способствовало историческому снижению детской бедности.Расходы на пособия также будут ограничены и лучше ориентированы на людей, которые действительно нуждаются в помощи. А с точки зрения борьбы с реальной несправедливостью, реформы образования, такие как выбор школы, должны быть реализованы, чтобы освободить семьи и детей от неудач в государственных школах.

Перераспределение требует не нашего дохода, а нашего морального внимания. Чем раньше наши экономические дебаты перейдут от разрыва между богатыми и бедными к вопросам роста, мобильности и устойчивого процветания, тем скорее мы сможем создать условия, которые дадут каждому возможность расти и процветать.

Райан Мессмор - научный сотрудник Фонда наследия в области религии и гражданского общества.

границ | Социализация гендерных стереотипов, связанных с атрибутами и профессией, среди юных испанских школьников

Введение

В последние десятилетия были достигнуты значительные успехи с точки зрения гендерного равенства в области экономики, образования и занятости.Эти достижения привели к появлению множества законов и постановлений, направленных на продвижение равных возможностей для мужчин и женщин на протяжении всей их жизни и снижение сексизма во всех его аспектах. Тем не менее, значительное гендерное неравенство в зрелом возрасте все еще существует в таких важнейших областях, как заработная плата и руководящие должности (вертикальная сегрегация) (Cohen and Hilgeman, 2006), а также большие различия во многих сферах жизни: например, девочки склонны считают себя менее компетентными в областях, связанных с наукой (OECD, 2020), а женщины, как правило, недопредставлены в традиционно мужских профессиях, которые обычно имеют более высокий социальный престиж (горизонтальная сегрегация) (Cohen and Hilgeman, 2006).На личном уровне гендерные роли влияют на физическое и психическое здоровье мужчин и женщин (Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ], 2002; Mayor, 2015), причем гендерное неравенство лежит в основе гендерного насилия (McCarthy et al., 2018) . Более того, хотя ожидаемая продолжительность жизни у женщин больше, качество жизни у них хуже (Rollero et al., 2014).

Что касается детства, существует множество исследований, которые показывают, как мальчики и девочки усваивают традиционные гендерные роли, преобладающие в обществе с раннего возраста (Jackson, 2007).Эта интернализация оказывает решающее влияние на их академическое развитие, восприятие собственных способностей (независимо от их реальных способностей), а также их личные, профессиональные и служебные устремления (Kollmayer et al., 2018).

При этих различиях существует стойкость традиционных гендерных стереотипов, среди других социальных факторов, согласно которым определенные атрибуты, модели поведения и ожидания связаны с мужчинами и женщинами предвзято. Исследования в области психологии развития и социальной психологии десятилетиями ставили вопрос о развитии и приобретении гендерных ролей в детстве, а также о том, какие факторы влияют на эти происходящие события.Половое типирование или процесс приобретения гендерных ролей - это глобальное явление, через которое проходят дети из всех культур, считая это частью регулярного развития и следствием дифференцированных процессов социализации в первые годы жизни. Это явление продолжает развиваться на протяжении всей жизни с сообщениями, исходящими из контекстов, с которыми взаимодействуют дети (Bem, 1983; Liben and Bigler, 2002c).

Понимание того, как возникают и конструируются гендерные роли, имеет очевидное практическое значение.Это может быть полезно для исследователей, работающих в области психологии и образования или при разработке государственной политики при реализации реальных мер, способствующих подлинным социальным изменениям в этом отношении (Liben and Bigler, 2002a). Кроме того, как предполагают эти авторы, изучение усвоения и развития этих ролей позволит нам углубить классические дебаты о природе и воспитании. Даже когда между мужчинами и женщинами могут быть небольшие базовые биологические различия, различный опыт окружающей среды, который мы получаем с момента рождения, а также взаимодействие между обоими факторами определяют отдельные пути для обоих.

Исследования в этой области предложили три основных типа теорий для объяснения гендерной дифференциации (Liben and Bigler, 2002b). Во-первых, есть исследования, в которых рассматривается развитие гендерных стереотипов, поскольку они отражают реальные биологические различия, присущие обоим полам (связанные с генами, связанными с полом, гормонами или различиями в мозге). Психология развития формируется в рамках этого подхода, который утверждает, что мужчины и женщины разные, потому что человеческая эволюция заставила нас столкнуться с разными адаптивными проблемами, что заставляет естественный отбор отдавать приоритет характеристикам мужчин и другим женщинам (Buss, 1995).Недавние исследования также показывают, что определенные культурные ценности, повсеместно связанные с женственностью и мужественностью, могут иметь определенное генетическое происхождение, особенно в тех случаях, когда человек демонстрирует противоречащие стереотипам ценности (Knafo and Spinath, 2011). Другие работы, выполненные с большими выборками пар братьев и сестер, показывают, что гены, по-видимому, играют определенную роль в развитии поведения, типичного для пола, хотя влияние окружающей среды очень важно (Iervolino et al., 2005).

Помимо биологических теорий, многочисленные исследования как раз подчеркивают роль окружающей среды в построении гендерных ролей (Carli and Bukatko, 2000).Согласно этим подходам, мужчины и женщины ведут себя по-разному из-за существования практик социализации и механизмов обучения, которые порождают и поддерживают гендерную дифференциацию (Liben and Bigler, 2002b).

Здесь мы можем найти традиционные теории обучения, которые показывают, что различные среды, в которых растут дети, усиливают и наказывают поведение, связанное с сексом, особенно со стороны значимых взрослых (семьи и учителей) (Eccles et al., 2000; Beaman et al. , 2006), но также равными и равными (Witt, 2000).Теории социального обучения также указывают на то, что дети учатся тому, что подходит их полу, путем наблюдения и имитации поведения людей, с которыми они идентифицируют себя, которые чаще принадлежат к одному полу, а также путем наблюдения за реакцией окружающей среды на поведение моделей. через процесс косвенного обучения (Endendijk et al., 2018).

Существует третья группа когнитивных теорий, которые были описаны как «гендерный конструктивизм». Авторы выделяют процессы индивидуального развития в построении гендерной идентичности и сексуальных ролей (Bem, 1981).Когда ребенок начинает понимать, что в социальной жизни есть два типа людей (мужчины и женщины), он / она разрабатывает гендерную схему, которая будет определять будущую обработку информации из этой категоризации (Bem, 1981). Когда дети понимают, к какой группе они принадлежат, и предполагают стабильность этой ситуации, они начинают связывать поведение и ожидания с тем или другим в соответствии со своим опытом, учитывая, что эта схема становится высокодоступной категорией в социальной жизни (Bem, 1983). .С этого момента они применяют гендерные схемы к развитию своей собственной идентичности (Рубль и др., 2007), а также к ожиданиям, которые они развивают в отношении людей, с которыми они взаимодействуют в сфере отношений, личности или профессии (Леви и Садовский, 2000; Халим и др., 2013). Однако дети не ограничиваются принятием и копированием гендерных ролей, которые предоставляет среда или навязывает биология, они являются активными агентами, которые изменяют схемы при взаимодействии с различными контекстами.Определенный экологический опыт стимулирует реструктуризацию этих схем (например, показ контр-стереотипных моделей) (Olsson and Martiny, 2018), которые способствуют адаптации новой информации, что приводит к тому, что роли приобретают более личное содержание. В этой строке можно описать вклад постструктурного феминизма (Renold, 2004): если бы гендерная идентичность была чем-то неизменным, мы бы ограничились копированием и воспроизведением ролей как фиксированных схем, что предотвратило бы большие социальные достижения в отношении того места, где мужчины и женщины занимают в обществе.

Теории, подчеркивающие роль окружающей среды в построении гендерных ролей, могут быть сформулированы в экологической модели Бронфенбреннера (1994), который подчеркивает роль контекстов, с которыми мы взаимодействуем в человеческом развитии и обучении. Применяя эту модель к приобретению гендерных ролей, в настоящее время известно, что социализация гендерной идентичности и стереотипов строится на основе множества сообщений. Эти сообщения часто бывают явными (например, отец говорит своему сыну «мальчики не плачут»), но они также часто неявны или скрыты (например, недопредставленность женщин в учебниках, связанных с наукой, или низкое участие мужчин в хозяйстве).Кроме того, это влияние исходит от всех агентов социализации (семья, учителя, школа, СМИ, законы и т. Д.) (Shen-Miller et al., 2011; Baker et al., 2016; Paul Halpern and Perry-Jenkins, 2016). .

Среди исследований, в которых анализируются чисто экологические переменные и их влияние на процессы гендерной социализации, можно выделить негативное влияние контекстов, в которых применяется институциональная половая сегрегация (Wong et al., 2018). Это могло бы включать, например, существование образовательных центров, разделенных по половому признаку, но также и другие аспекты в образовательном контексте, такие как использование гендерных ярлыков для построения линий или организация классных комнат или школьных мероприятий (Bigler, 1995) или в основном любой тип контекста, в котором значимость переменной социальной категоризации (например, пола) увеличивает развитие более жестких стереотипов (Bigler and Liben, 2007).

Принимая во внимание переменные среды, которые влияют на развитие гендерных ролей, были изучены чисто физические аспекты среды, а также символические и дискурсивные. В школе использование пространств было тщательно проанализировано, подчеркнув, как в целом мальчики, как правило, больше используют общественные места (игровые площадки или даже коридоры) с играми, которые вытесняют другие занятия (Clark and Paechter, 2007), по сравнению с девочками. которые склонны создавать небольшие группы и переходить в частные зоны (Børve and Børve, 2017).Наряду с этим в некоторых обзорах подчеркивается, что класс - это не только контекст, в котором происходит взаимодействие, но и то, что он воспроизводит и, в свою очередь, порождается неравенством власти, существующим в обществе (Shilling, 1991). Распределение классной комнаты, предметов и пространств в школе, кажется, воспроизводит гендерные различия, хотя иногда они оставляют место для более гибких ненормативных дискурсов (Lyttleton-Smith, 2019). На более символическом уровне школьный контекст также передает гендерные стереотипы через так называемую скрытую учебную программу, которая будет включать в себя тонкие и неявные сообщения, в некоторых бессознательных случаях, о ситуациях власти и подчинения, что ожидается от каждого ребенка в зависимости от их социальное происхождение или этническая принадлежность, а также мальчик или девочка (Basow, 2004).

Дифференцированная среда для детей также наблюдается в семье еще до рождения. Различные исследования показывают, как разные цвета используются в детских комнатах, включая разные типы предметов, украшений и игрушек, что подчеркивает перформативный характер использования пространства (Pomerleau et al., 1990). Кроме того, семейный контекст, в котором половая дифференциация задач является более традиционным, влияет на усвоение ребенком гендерных стереотипов (Пол Халперн и Перри-Дженкинс, 2016).

Сила сообщений, включенных в детскую популярную культуру, включая телевидение, сериалы или Интернет, которые дети и подростки, похоже, все больше потребляют, несмотря на воспроизведение явных форм сексистских сообщений и гендерных стереотипов, также следует учитывать при разговоре о влиянии среды (Обри Харрисон, 2004; Деринг и Мохсени, 2019).

На основе всех этих факторов окружающей среды в течение первых лет жизни дети строят гендерные схемы, которые будут определять ожидания в отношении того, чего общество ожидает от мужчин и женщин.В психологии развития процесс усвоения этих схем называется половым типированием (Bem, 1981) и подразумевает применение гендерных стереотипов к множеству областей, которые варьируются от материальных аспектов, которые по-разному связаны с той или иной группой (цвета, игрушки или объекты), до сложных социальных конструкций, таких как ожидания в отношении личности, навыков или профессий, выполняемых мужчинами и женщинами (Jackson, 2007; Wilbourn and Kee, 2010; Patterson, 2012). Эти стереотипы включают разработку дифференцированных схем, связанных с мужественностью и женственностью (Liben and Bigler, 2002c), которые взаимодействуют с собственным полом ребенка, когда он / она их выстраивает.Это вызывает более раннее приобретение стереотипов, связанных с мужчинами, мальчиками и женщинами, девочками, отдавая приоритет тем, которые наиболее полезны для построения их собственной идентичности (Bem, 1981; Liben and Bigler, 2002c).

Исследования развития, которые были проведены по этому предмету, поэтому, кажется, указывают на то, что мы сталкиваемся с многомерным конструктом, который приобретается постепенно (Liben and Bigler, 2002c; Halim et al., 2017) во взаимодействии с физической и символической средой. которые нас окружают, приобретение которых также влияет на когнитивные (в основном гибкость и способность множественной категоризации) и мотивационные аспекты детей (Bem, 1981; Bigler, 1995; Weisgram, 2016; Halim et al., 2017). Примерно к 3 годам дети, кажется, ясно понимают, что мир разделен на мужчин и женщин и что они принадлежат к одной из этих категорий. С того момента, как они усваивают понятие гендерного постоянства (Рубль и др., 2007), они идентифицируют себя с одной из групп и начинают заполнять эти категории информацией, стремясь предпочесть свою группу иностранной группе, приписывая положительные аспекты внутренней группы над чужой и предпочтение сверстников над теми, кто принадлежит к другой категории (Halim et al., 2017). Таким образом, появляется то, что некоторые авторы называют гендерной ригидностью (Halim, 2016), что приводит к тому, что гендерная дифференциация становится особенно жесткой в ​​эти годы. Дети начинают постепенно связывать профессии, навыки и предметы предвзято в соответствии с культурными знаниями, которые они усвоили (Jackson, 2007; Bian et al., 2017). Феномен гендерной типизации обычно прогрессирует на этапе начальной школы (6–11 лет), когда жесткость традиционных ролей, относящихся к ним самим и остальным, начинает уменьшаться (Trautner et al., 2005; Рубль и др., 2007; Сиянова-Чантурия и др., 2015), в том числе за счет увеличения когнитивной гибкости (Bigler, 1995; Banse et al., 2010). С этого момента, если когнитивный прогресс продолжается и учебная среда становится достаточно эгалитарной, стереотипы становятся более гибкими, а роли размываются (Bennett and Sani, 2006; Halim, 2016). Однако, как очевидно, во многих случаях стереотипы также сохраняются на протяжении всей жизни и продолжают влиять на поведение подростков и взрослых.

Описанный образец развития был подтвержден в многочисленных исследованиях, проведенных в последние десятилетия с участием детей из разных культур, хотя, как упоминалось ранее, существуют различия в ходе развития различных компонентов, связанных с гендерными схемами, поскольку это многогранный построить (личные атрибуты, профессии, навыки, предметы и т. д.). Кажется, что гендерные предубеждения, как правило, становятся более согласованными в своих многочисленных аспектах с возрастом ребенка (Liben and Bigler, 2002c).Вдобавок, когда мы говорим об аспектах, связанных с мужественностью, курс развития значительно различается по сравнению с характеристиками, которые обычно связаны с женственностью. Данные, по-видимому, указывают на то, что в целом профессии, объекты или атрибуты, связанные с мужчинами, имеют тенденцию быть более жесткими, более радикально наказывая поведение, которое каким-то образом нарушает гендерные мандаты для мужчин (Wilbourn and Kee, 2010).

В этом смысле существует асимметрия гендерных стереотипов: гендерные стереотипы менее ограничивают женские стереотипы, чем мужские (Wilbourn and Kee, 2010; Siyanova-Chanturia et al., 2015). Кроме того, несколько исследований показывают, что девочки обычно демонстрируют более гибкие гендерные стереотипы, чем мальчики (Shen-Miller et al., 2011; Siyanova-Chanturia et al., 2012), особенно в сфере домашней деятельности (Poulin-Dubois et al. , 2002).

Кроме того, существуют важные различия в развитии гендерной дифференциации между мальчиками и девочками, несомненно, связанные с занимаемым ими социальным положением. Например, обе группы склонны связывать положительные характеристики преимущественно со своей собственной группой, но после 6 лет девочки перестают проявлять этот образец и в основном считают, что то, что требует большого интеллекта, предпочтительно должно выполняться мужчиной (Bian et al., 2017).

Основываясь на этих предыдущих выводах, целью данного исследования является анализ наличия гендерных схем в группе испанских детей в возрасте от 4 до 9 лет, что, насколько нам известно, является первым исследованием, проведенным по этой теме с выборка детей в нашей стране, стране, в которой исторически доминировала культура мачо, которая в последние годы эволюционировала в сторону более эгалитарных взглядов (López-Sáez et al., 2008). Хотя на эту тему проводились некоторые исследования с участием испанских подростков и молодых людей (Colás Bravo and Villaciervos Moreno, 2007; Ferrer-Pérez and Bosch-Fiol, 2014), ни одно из них не фокусировалось на раннем возрасте, откуда и возникла проблема. расположен с использованием развивающего подхода.Результаты исследования могут быть полезны при разработке образовательных и политических мер, направленных на скорейшее устранение гендерных стереотипов, прежде чем эти социальные схемы будут безвозвратно усвоены детьми.

Материалы и методы

Участников

Участниками были школьники из государственной начальной школы в Мадридском сообществе со средним социально-экономическим статусом. После того, как руководство школы приняло участие в исследовании, семьям учеников в возрасте от 4 до 9 лет был разослан информационный документ с разрешением.В конечном итоге в исследовании приняли участие 149 детей в возрасте от 4 до 9 лет ( M = 6,25; SD = 1,38), распределенных по трем возрастным диапазонам. Первый интервал включал участников в возрасте 4 и 5 лет из 22 мальчиков и 27 девочек. Следующий интервал охватывал диапазон 6-7-летних и включал 40 мальчиков и 27 девочек. Третий интервал, 8–9-летние, включал 16 мальчиков и 17 девочек.

Материалы

Два типа заданий были разработаны специально для этого исследования: задание 1, направленное на оценку стереотипов, связанных с типично женскими или мужскими личными качествами, и задание 2, разработанное для выявления стереотипов, связанных с профессиональными ролями.Дополнительные материалы включают инструкции, используемые для выполнения обеих задач.

Задача 1. Личные качества

Для этого исследования были выбраны следующие личные качества: умный, добрый, агрессивный, тщеславный, счастливый и сварливый. Эти атрибуты были выбраны из перечня половых ролей Бема (BSRI) (Bem, 1974), включая положительные и отрицательные атрибуты для каждой категории, а также характеристики, которые могли быть поняты детьми этого возраста. Согласно этому инструменту, умные и агрессивные атрибуты являются стереотипно мужскими прилагательными, в то время как добрые и тщеславные атрибуты, как правило, женские.Атрибуты счастья и сварливости будут считаться нейтральными (они культурно не связаны ни с мужским, ни с женским полом).

Процедура применения задачи была основана на той, что использовалась в недавнем исследовании, имевшем аналогичные цели (2). Каждому участнику рассказали шесть историй, в которых главный герой был очень умным, добрым, агрессивным, тщеславным, счастливым или сварливым человеком. У этого задания было две версии: одна, в которой главным героем был взрослый (мужчина или женщина), и другая, в которой главным героем был ребенок (мальчик или девочка).В разных тестах участники должны были выбрать между четырьмя изображениями взрослых (две женщины и два мужчины) и четырьмя изображениями детей (два мальчика и две девочки), которых они считали главным героем разных историй. Эти истории более подробно описаны в следующем разделе.

Фотографии мужчин, женщин, мальчиков и девочек, использованные в качестве умных и добрых атрибутов, были взяты с предварительного согласия авторов из исследования, проведенного Bian et al. (2017). Чтобы выбрать фотографии, соответствующие остальным личным атрибутам, было проведено предыдущее исследование, чтобы гомогенизировать уровень физической привлекательности мужчин и женщин, изображенных на фотографиях, чтобы эта характеристика не оказывала влияние на участников. ответы.Для этого 16 фотографий мужчин, 16 женщин, 16 мальчиков и 16 девочек были помещены в базы данных бесплатных фотографий. Все испытуемые были примерно одного возраста, изображены на фотографии только в портретном формате (в основном лицо и часть верхней части тела) и улыбаются. Фотографии были включены в анкету, примененную с помощью инструмента Google Form к 55 взрослым, которых попросили оценить уровень физической привлекательности каждого человека от 1 до 4. Из 64 фотографий, включенных в предыдущее исследование, 32 были отобраны для этого. Исследование: 8 фотографий мужчин, 8 женщин, 8 мальчиков и 8 девочек.Отобранные фотографии были сопоставлены (мужчины с женщинами, с одной стороны, и мальчики с девушками, с другой), принимая во внимание уровень привлекательности каждого человека. Эти фотографии были добавлены к предыдущим 16, так что в итоге было использовано 48 фотографий, распределенных в 12 тестах (6 с фотографиями взрослых и 6 с фотографиями детей). 48 карточек с фотографиями имели размер 9 × 6 см. Для каждого атрибута были представлены 4 карточки (для версии атрибутов для взрослых - 2 фотографии мужчин и 2 фотографии женщин; для версии атрибутов для детей - 2 фотографии мальчиков и 2 фотографии девочек).С помощью этого задания были рассчитаны три разных балла:

Мужские роли, приписываемые мужчинам измеряли степень стереотипности мужских атрибутов. Чтобы подсчитать соответствующий балл, каждый раз, когда участник выбирал фотографию, которая соответствовала стереотипу, ей присваивался балл 1. Например, если оценивалась характеристика, стереотипно приписываемая мужчинам, такая как агрессивность, и участник приписывал это к фотографии мужчины или мальчика, в этом тесте ей был присвоен 1 балл.Впоследствии была рассчитана доля предвзятых ответов по всем мужским характеристикам, которая варьировалась от 0 до 1, чтобы сравнить баллы, полученные за все задания по одной и той же шкале.

Женские роли, приписываемые женщинам измеряли степень стереотипности женских атрибутов. Для его расчета использовался критерий, аналогичный ранее упомянутому, но в данном случае в отношении женских атрибутов.

Стереотипные роли, приписываемые мужчинам и женщинам измеряли степень глобальных стереотипов в отношении пола, применяемых к мужчинам и женщинам в целом.В этом случае оценка также была рассчитана пропорционально при значении от 0 до 1, которое суммирует степень, в которой участники применяют гендерную схему при назначении атрибутов, связанных с мужественностью и женственностью.

Задача 2: профессиональные роли

Задача 2 адаптирована из инструмента определения профессиональных ролей, включенного в работу Либена и Биглера (2002f). Задача заключалась в том, чтобы показать изображение, относящееся к профессии, и спросить, кто должен заниматься этой профессией, давая возможность ответить «только женщины», «только мужчины» или «и то и другое».«Выбранные профессии, рассматриваемые в этом исследовании, представляли четыре типично мужских должности (полиция, капитан корабля, ученый и специалист по компьютерам), четыре типично женские (медсестра, кассир, флорист и парикмахер) и две нейтральные (художник и пекарь). Для поддержки выполнения этой задачи использовались 10 прямоугольных карточек размером 10 × 11 см. Каждая карта содержала типичный рисунок профессий и связанные с ними предметы (например, букет цветов для профессии флориста).Также использовались три прямоугольные карточки размером 18 × 14,5 см, которые служили визуальной поддержкой трех вариантов ответа. По каждой профессии участников спрашивали, кто, по их мнению, должен выполнять каждую работу, давая им возможность ответить «только женщины» (карточка с женским силуэтом), «только мужчины» (карточка с мужским силуэтом) или «и то и другое». (открытка с силуэтом мужчины и женщины вместе). Информация о следующих переменных была получена при администрировании этой задачи.

Мужские профессии, приписываемые мужчинам измеряли степень стереотипности маскулинизированных профессий (полиция, капитан корабля, ученый и специалист по компьютерам).

Женские профессии, приписываемые женщинам измеряли степень стереотипности феминизированных профессий (медсестра, кассир, флорист и парикмахер).

Стереотипные профессии, приписываемые мужчинам и женщинам измеряли степень глобальных стереотипов в отношении пола в профессиональной сфере, применяемых к мужчинам и женщинам в целом. В этом случае оценка также была рассчитана пропорционально от 0 до 1, что суммирует степень, в которой участники применяют гендерные схемы, высказывая свое мнение о том, кто должен выполнять различные типы сильно стереотипных профессий.

Для кодификации этих переменных были соблюдены критерии, предложенные создателями меры (4). Баллы были получены путем расчета доли стереотипных ответов в каждом случае. То есть учитывалось пропорциональное количество ответов, в которых вопросы мужских профессий были отнесены к категории «только мужчины», а также доля вопросов женских профессий, отнесенных к категории «только женщины», с получением окончательной оценки от 0 до 1. Более высокие значения этих переменных указывают на более сильные гендерные стереотипы.

Чтобы дополнить результаты стереотипных ответов, наблюдаемых в этой задаче, после Либена и Биглера (2002f) были также рассчитаны несколько показателей, отражающих степень гибкости при применении гендерных схем к профессиям. Более высокие значения указывают на большую гибкость в области профессии в отношении гендерных ролей. Таким образом, пропорциональные баллы (со значениями от 0 до 1) были пересчитаны для трех конкретных областей:

Гибкость мужских профессий измеряет степень гибкости типично мужских профессий.Чтобы ответ считался гибким, испытуемый должен был выбрать вариант «и мужчины, и женщины» в конкретных вопросах.

Гибкость женских профессий измеряет степень гибкости по отношению к профессиям, считающимся «женскими». Как и в предыдущей переменной, для того, чтобы ответ можно было считать показателем гибкости, испытуемый должен был выбрать вариант «и мужчины, и женщины» в отношении профессий, которые считаются типично женскими.

Глобальная гибкость измеряет совокупную степень гибкости как для типично мужских, так и для типично женских профессий.

Процедура

Участники выполняли задания в классных комнатах своей школы, которые отвечали необходимым условиям пространства, тишины и освещенности для проведения интервью и вне их обычных школьных часов. В задаче, связанной с личными качествами, процедура подачи заявки была аналогична той, которая применялась в первоначальном исследовании Bian et al. (2017).

Для каждого атрибута была рассказана история, в которой главный герой выделялся из-за этого конкретного атрибута.Впоследствии испытуемого попросили выбрать из четырех вариантов фотографию человека, который, по его мнению, мог быть главным действующим лицом в этой ситуации. Когда тесты проводились на испанском языке, использовались нейтральные с гендерной точки зрения термины, такие как «человек» или «кто-то», чтобы не искажать ответы задаваемыми вопросами. Например, в одной из историй говорится: « Там, где я работаю, много людей. Но есть один особенный человек, который отличается. Этот человек очень и очень тщеславен.Этот человек постоянно смотрится в зеркало и беспокоится о том, хорошо ли выглядят его волосы и одежда. Этот человек совершенно тщеславный. Как вы думаете, кто из этих 4 человек самый тщеславный человек из истории? ». Затем на стол для каждого атрибута были помещены четыре разные фотографии (2 мужчины и 2 женщины во взрослой версии / 2 мальчика и 2 девочки в детской версии). Когда участники указывали на одну из фотографий, ответ записывался, и начиналась следующая история. Это продолжалось таким же образом, пока не были завершены все атрибуты взрослой версии, а затем все атрибуты детской версии.В обеих версиях оцениваемые черты были одинаковыми, с использованием рассказов, адаптированных для взрослого и детского возраста, в одинаковом порядке изложения. В каждом тесте четыре фотографии были представлены случайным образом для каждого участника и для каждого атрибута. Возможность выбора варианта «не знаю» предлагалась, когда участник не мог сделать выбор между разными людьми, хотя этот ответ использовался только спорадически 5 участниками в отношении какого-либо конкретного атрибута. Эти случаи были закодированы как «потерянные случаи» для этих конкретных атрибутов.

Что касается процедуры выполнения задания 2, была применена та же процедура, предложенная Либеном и Биглером (2002f), вместе с картами визуальной поддержки. Перед тем, как представить профессии, три карты с силуэтами мужчин и женщин были помещены на стол, а карта, указывающая, что «оба» могут выполнять каждую из профессий, находится в центре, а две другие случайным образом справа и слева от участников. В этом случае участникам объяснили, что им будут представлены разные карточки с рисунками, относящимися к разным профессиям.Задача заключалась в том, чтобы решить, считают ли они, что эту профессию должны выполнять только мужчины, только женщины или и то, и другое, поместив карту каждой профессии на место стола, занимаемое уже описанными силуэтами. Порядок появления карточек был следующим: медсестра, полиция, кассир, художник, капитан корабля, флорист, ученый, пекарь, парикмахер, компьютерный специалист, случайным образом чередуя типично мужские, женские и нейтральные профессии. Например, для парикмахера была показана карточка с изображением расчески и ножниц, и было сказано следующее: « Кто, по вашему мнению, должен быть человеком, который будет стричь вам волосы, когда вы идете к парикмахеру? Разве это профессия, которой должны заниматься только мужчины, только женщины, или должны заниматься оба? »В каждом тесте порядок представления« только для мужчин »и« только для женщин »в инструкциях менялся, так что порядок представления вариантов ответов не влиял на результаты.

Результаты

Описательная статистика мероприятий

В таблице 1 представлена ​​доля тестов, в которых участники приписывали как мужские, так и женские атрибуты двум типам целей, включая во всех случаях фотографии взрослых и фотографии детей в целом. Как можно видеть, атрибуты, считающиеся мужскими, чаще ассоциировались с мужчинами, чем с женщинами, и это различие было значительным [ t (145) = 7,07, p = 0,00].С другой стороны, атрибуты, считающиеся женскими, больше приписывались женщинам, чем мужчинам [ t (144) = 4,51, p = 0,00]. Учитывая глобальную атрибуцию стереотипных ответов в этой задаче (стереотипные атрибуты - общий балл), значение, полученное в этой переменной, указывает на то, что предвзятые атрибуты были присвоены целевому полу более чем в 60% тестов.

Таблица 1. Соотношение мужских / женских атрибутов, назначенных мужчинам / женщинам в Задаче 1.

Чтобы проверить, существует ли большее стереотипное представление о мужских или женских ролях, для связанных выборок был применен тест t , подтвердивший отсутствие значительных различий в обоих типах стереотипов ( p = 0,16), хотя среднее был немного выше для стереотипов мужских атрибутов.

Таким образом, данные подтвердили необъективное присвоение личных качеств неизвестным людям, как взрослым, так и детям. Что касается конкретных индивидуальных атрибутов, умный атрибут был наиболее искаженным атрибутом при его назначении, в основном он ассоциировался с мужчинами ( M = 0.70) по сравнению с женщинами ( M = 0,30) [ t (146) = 6,88, p = 0,00]. Агрессивность также преимущественно приписывалась мужчинам ( M = 0,62) по сравнению с женщинами ( M = 0,38) [ t (146) = 3,75, p = 0,00]. Что касается атрибутов, считающихся женскими, тщеславие чаще всего ассоциировалось с женщинами ( M = 0,73) по сравнению с мужчинами ( M = 0,27) [ t (146) = -7,95, p = 0.00]. Однако доброта была присвоена мужчинам и женщинам в одинаковой степени ( M = 0,51 и 0,49 соответственно).

Таблица 2 суммирует баллы, касающиеся назначения профессий мужчинам, женщинам или обоим. Как можно видеть, среднее значение ответов, указывающих на то, что стереотипная работа должна выполняться обоими полами, достигло высокого значения ( M = 0,45), и это был наиболее частый тип ответа. Этот балл свидетельствует о замечательной гибкости в профессиональной сфере.

Таблица 2. Доля мужских / женских профессий, присвоенных мужчинам / женщинам целевым показателям и показателям гибкости в Задании 2.

Анализируя только ответы, касающиеся мужских профессий, они в большей степени относились только к мужчинам, чем к женщинам [ t (148) = 14,21, p = 0,00]. Со своей стороны, профессии, которые считались женскими, обычно рассматривались как то, чем должны заниматься только женщины во многих случаях, чем то, что должны делать только мужчины [ t (148) = −8.53, p. = 0,00]. Чтобы проверить, применялись ли гендерные схемы в области мужских или женских профессий в большей степени, для связанных выборок был применен тест t , выявив значительные различия между средним значением для мужских профессий, назначенных мужчинам, и средним значением для мужчин. женские профессии, закрепленные за женщинами [ t (148) = 5,42, p = 0,00]. Этот результат подтверждается сравнением показателей гибкости для мужских и женских профессий с менее гибкими ответами для мужских профессий, чем для женских [ t (148) = −4.12, p. = 0,00].

Если углубиться в более точный анализ конкретных профессий, включенных в это исследование, наиболее предвзятыми профессиями, которые можно наблюдать в случае мужского пола (см. Рисунок 1), были профессии полиции (59,1% участников считали, что « только мужчины »должны заниматься этой профессией) и капитаном корабля (61,1% ограничительных ответов для мужчин). С другой стороны, профессиями, наиболее связанными с женщинами (см. Рисунок 2), были профессии флориста (53,7% стереотипных ответов) и парикмахера (40.9%).

Рисунок 1. Процент присвоения профессий полиции и капитана судов.

Рисунок 2. Процент присвоения профессий флориста и парикмахера.

Гендерные различия

Таблица 3 показывает информацию, касающуюся гендерных различий по всем интересующим переменным. Чтобы упростить анализ результатов и учитывая, что оценки атрибутов, присвоенные мужским целям и женским целям в каждом случае, дополняют друг друга, представлены только стереотипные атрибуты каждого личного атрибута.Результаты показывают, что мальчики стереотипируют больше мужских атрибутов, приписывая их мальчикам больше, чем девочкам [ t (129,07) = 3,63, p = 0,00]. С другой стороны, похоже, что девочки усваивают атрибуты, связанные с женственностью, более интенсивно, чем мальчики [ t (143) = -3,77, p = 0,00]. Кроме того, общий балл относительно стереотипных атрибутов (который включает мужские и женские атрибуты, присвоенные в соответствии с гендерными схемами) не показывает различий ни в одной из групп ( p = 0.68).

Таблица 3. Описательная статистика для мальчиков и девочек.

Что касается профессий, мальчики и девочки в одинаковой степени стереотипируют традиционно мужские профессии ( p = 0,65). В случае присвоения женских профессий только женщинам, это более распространенный ответ среди девочек, чем среди мальчиков, хотя различия только достигли уровня, близкого к статистической значимости ( p = 0,09). Гибкость при назначении стереотипных профессий не различается между мальчиками и девочками при совместном анализе ( p = 0.78), ни при раздельном анализе мужских и женских профессий ( p = 0,93 и p = 0,57, соответственно).

Различия в возрастных группах

Таблица 4 показывает результаты для трех возрастных групп. Результаты ANOVA, примененные для сравнения статистики трех групп, также включены в таблицу в дополнение к соответствующему апостериорному тесту , когда были обнаружены значительные возрастные различия. Как видно из таблицы, существенные различия проявляются в стереотипном присвоении мужчинам мужских качеств.В частности, интернализация этих схем, по-видимому, увеличивается с возрастом, поскольку значительными являются только различия между самой молодой и самой старшей группами. Что касается двух других баллов, относящихся к личностным качествам, то нет значительных различий между тремя возрастными группами, приписывание женских ролей женщинам и общая оценка стереотипов личностных качеств стабильны. Одномерный анализ не дает значимых взаимодействий между полом и возрастной группой ни для одной из переменных, связанных с Задачей 1.

Таблица 4. Описательная статистика для трех возрастных групп.

Что касается закрепления за мужчинами мужских профессий, то существенных различий между разными возрастными группами нет. Однофакторный дисперсионный анализ, включая возрастные и гендерные подгруппы, был проведен для анализа возможного взаимодействия между этими двумя переменными. Результаты этого теста показывают значительные различия в этой переменной для взаимодействия между полом и возрастной группой [ F (2148 = 3.089, p <0,05], что свидетельствует о том, что стереотипы в отношении мужских профессий увеличиваются с возрастом у девочек, но уменьшаются у мальчиков (см. Рисунок 3).

Диаграмма 3. Доля мужских профессий, закрепленных за «только мужчинами», в разбивке по полу и возрастным группам.

Что касается присвоения женских профессий только женщинам, то с возрастом участников наблюдается постепенное сокращение этого типа реакции. Однако соответствующий апостериорный тест показывает, что различия между группами оказываются значительными только между самыми младшими и промежуточными детьми, с одной стороны, по сравнению со старшими.Одномерный анализ снова показывает, что существует значительная взаимосвязь между полом и возрастом участников по отношению к этому баллу [ F (2148) = 3,069, p = 0,05]. Как видно на Рисунке 4, оценки девочек практически не меняются с возрастом, тогда как оценки мальчиков резко падают в группе старших детей, при этом процент мальчиков этого возраста считает, что этими профессиями следует заниматься только женщины очень маленькие.

Рисунок 4. Доля женских профессий, закрепленных за «только женщинами», в разбивке по полу и возрастным группам.

Что касается баллов, связанных с гибкостью в профессиональной задаче, результаты ANOVA показали значительные различия между возрастными группами в общем балле гибкости в соответствии с другими переменными, полученными в результате этой задачи [ F (2148) = 9,377 , p = 0,00]. Повышение гибкости наблюдается с возрастом участников (особенно у мальчиков).Различия значительны как для показателей гибкости типично мужских профессий [ F (2148) = 4,397, p <0,05], так и для типично женских профессий [ F (2148) = 9,841, p = 0,00]. Post hoc тесты показывают, как видно из таблицы, что различия между возрастными группами были значительными между самой молодой и самой старой (гибкость для мужских профессий) и между самой молодой и двумя другими группами (гибкость для женских профессий). ).

Результаты корреляции

Был проведен корреляционный анализ всех оценок, рассчитанных в Задачах 1 и 2. Результаты показывают, что в целом существует только значимая корреляция между показателями: положительная взаимосвязь между переменными Мужские профессии, присвоенные «только мужчинам», и женские профессии, назначенные «только женщинам» ( r = 0,39, p = 0,00). Этот результат показывает, что участники, которые придерживаются стереотипов о профессиях, которые считаются более типичными для мужчин, как правило, делают то же самое для профессий, которые обычно считаются женскими.Для остальных оценок нет значимой взаимосвязи между переменными, что показывает, что это независимые переменные, когда все участники рассматриваются как группа.

Когда выборка разделена на разные группы и социально-демографические переменные (пол и возрастная группа), рассматриваемые в этом исследовании, включены в анализ, интересные результаты появляются в конкретных корреляциях различных подгрупп. Таким образом, корреляция между стереотипами мужских и женских профессий снова оказывается значимой в группах мальчиков и девочек, если рассматривать их по отдельности, но более интенсивной среди мальчиков ( r = 0.461, p = 0,00), чем у девочек ( r = 0,311, p = 0,008).

С другой стороны, при разделении выборки на три возрастные группы, которые участвовали в исследовании, не было обнаружено никаких существенных корреляций между какими-либо измерениями, включенными в исследование для самой молодой группы. Для промежуточной группы взаимосвязь между переменными Мужскими профессиями, назначенными «только мужчинам», и женскими профессиями, назначенными «только женщинам», снова достигает важного значения ( r = 0.430, p = 0,00), причем значения корреляции увеличиваются между самой старшей группой ( r = 0,501, p = 0,003).

Более того, в группе более старших участников наблюдаются значимые взаимосвязи между другими переменными. Таким образом, участники, которые стереотипируют предположительно мужские личные качества, также наиболее жестко стереотипируют мужские профессии ( r = 0,378, p <0,05) и, следовательно, демонстрируют более низкий уровень гибкости в этом типе задач ( r = -0.360, p <0,05). Эта взаимосвязь не наблюдается для взаимосвязи между личными атрибутами, связанными с женственностью, и реакциями участников феминизированных профессий.

Обсуждение

Результаты подтвердили, что дети в возрасте от 4 до 9 лет, принимавшие участие в нашем исследовании, в целом усвоили гендерные схемы, которые они явно используют при назначении личных качеств или профессиональных ролей. Однако эти общие результаты имеют небольшие вариации и разные траектории развития между группами мальчиков и девочек, а также в отношении к мужественности и женственности, следуя линии многочисленных предыдущих исследований, проведенных в этой области (Levy and Sadovsky, 2000; Liben и Bigler, 2002b; Jackson, 2007; Miller et al., 2009; Уилборн и Ки, 2010; Халим и др., 2017). Как будет подробно описано выше, большинство результатов настоящего исследования аналогичны результатам, полученным в предыдущих исследованиях с детьми в других странах, хотя неоднородность показателей в некоторых случаях затрудняет получение четких выводов об их обобщении. .

Стереотипы личных качеств

Как показали недавние предыдущие исследования (Liben and Bigler, 2002b; Siyanova-Chanturia et al., 2012, 2015), мальчики, как правило, чаще дают предвзятые ответы при присвоении мужских качеств, в то время как девочки, как правило, чаще дают стереотипные ответы на женские черты. Это указывает на то, что мальчики и девочки уделяют больше внимания чертам, связанным с их собственной группой. Они усваивают их раньше и включают как более жесткие схемы, когда дело доходит до создания ожиданий в отношении неизвестных людей. Учитывая, что построение этой схемы происходит параллельно с развитием гендерной идентичности, девочкам более эффективно с адаптивной точки зрения обращать внимание на то, чего от них ожидает общество, потому что они женщины.Это приобретение позволяет им включить эти ожидания в свою личность, так же, как это происходит с мальчиками. Включение определенных гендерных ролей в столь ранний возраст (например, ассоциация агрессивности с мужественностью и низким интеллектом для женщин) параллельно с развитием гендерной идентичности может иметь очевидные последствия для детей, поскольку добавляет ограничения на их развитие в таком раннем возрасте. ранняя стадия (Bem, 1981; Brinkman et al., 2014; Kurtz-Costes et al., 2014).

Более того, предвзятые ответы при присвоении личных качеств были более частыми для мужских атрибутов, хотя разница не имеет достаточного уровня значимости. Однако предыдущие исследования, проведенные в этой области, подтверждают, что гендерные роли обычно более жесткие для мужчин, чем для женщин, поэтому мы можем подтвердить, что это большее отсутствие гибкости, связанное с мужественностью, уже воспринимается и усваивается нашими участниками в первые годы жизни ( Уилборн и Ки, 2010; Сиянова-Чантурия и др., 2012). Тем не менее, следует отметить, что другие исследования показали противоположный результат (Halim et al., 2014; Baker et al., 2016).

Тот факт, что в очень большой части тестов (почти три четверти из них) интеллект был назначен мальчикам, имеет неоспоримые последствия для развития девочек, как описано в других предыдущих исследованиях с аналогичными результатами (Bian et al., 2017) . Если девочки понимают, что очень умными людьми обычно являются мужчины, они будут склонны применять эту ассоциацию к своей собственной самооценке и будут проецировать ожидания, соответствующие этой ассоциации, что усиливает их низкую представленность в STEM-карьере, а также ухудшает самооценку. личные навыки для решения общих проблем, ведь интеллект - необходимый атрибут для всех сфер жизни.Данные, полученные в ходе многочисленных исследований, показывают, что эти типы ожиданий часто функционируют как самореализующиеся пророчества, особенно в ситуациях, когда девочки чувствуют, что их оценивают, что снижает их результативность в объективных оценочных тестах (Jussim et al., 1996; Neuburger et al., 2012; Plante et al., 2013). Образовательные и экологические мероприятия, которые проводятся для сокращения гендерного разрыва в профессиональных и профессиональных устремлениях детей и молодых людей, несомненно, должны использовать эту информацию для разработки эффективных стратегий с раннего возраста, которые основываются на тщательном анализе их ожиданий и устраняют это. тип предвзятости, который так ограничивает женские устремления.

Следует также отметить, что важная часть ответов указывает на то, что агрессивность также является чертой, тесно связанной с мужественностью, как было обнаружено в предыдущих исследованиях (Baker et al., 2016). Это, по-видимому, подтверждает, что дети с самого раннего возраста воспринимают, что мужчины, как правило, более агрессивны, чем женщины, и эта характеристика, несомненно, может быть найдена в основе таких явлений, как гендерное насилие. Хотя в этом исследовании участников просили сформировать ожидания относительно представленных целей (присвоение культурно разделяемых ролей) и не спрашивали явно, являются ли эти типы поведения адекватными, данные показывают, что с раннего возраста дети воспринимают такое поведение как атрибут, более связанный с нормативной маскулинностью, с последствиями, которые это имеет для социально-эмоционального развития обеих групп.Мальчики, кажется, с самого начала предполагают, что агрессивность чаще встречается среди их сверстников и взрослых мужчин, в то время как девочки также ощущают эту разницу, которую они могут счесть неизбежной. Это восприятие удобно учитывать при разработке стратегий предотвращения гендерного насилия и любых форм сексуального насилия, устраняя нормальность, окружающую эту проблему, и обучая детей тому, что это культурный аспект, которого можно избежать. Образовательная цель в этих случаях будет заключаться в том, чтобы предоставить мальчикам альтернативные стратегии управления конфликтами и продвигать у всех детей критический анализ сообщений средств массовой информации, которые часто идеализируют насилие, связанное с мужественностью, по сравнению с другими формами ненасильственного решения проблем, такими как переговоры. или сотрудничество.

Что касается женщин, то они, по-видимому, воспринимаются участниками как более обеспокоенные своей внешностью, чем мужчины. Если девочки на раннем этапе усвоят, что женщины, естественно, очень заботятся о своем имидже, они с большей вероятностью будут чувствовать себя неуверенно в своей физической внешности и разовьют более негативный образ тела, сравнивая то, как они выглядят, с преобладающими канонами красоты. Этот аспект лежит в основе различных проблем психического здоровья, таких как расстройства пищевого поведения, которые гораздо чаще встречаются у женщин, чем у мужчин (Baker et al., 2016). В связи с этим учебная среда должна способствовать формированию более многогранного образа женщины, поощряя развитие навыков, не ориентированных на внешний вид, и отнимая важность у их внешности. Контексты, которые стимулируют развитие навыков и компетенций во всех областях и способствуют получению телесных ощущений, основанных на удовольствии и личном принятии (например, через участие в спорте или физических нагрузках), будут способствовать положительному опыту и заботе о теле, которые выходят за рамки социальных установлен канон красоты.

Стереотипы профессиональных ролей

Что касается применения гендерных схем к анализируемым профессиям, следует отметить, что значительная часть участников считала, что представленные профессии должны выполняться попеременно мужчинами и женщинами (Liben and Bigler, 2002d). Этот результат, по-видимому, связан с многомерностью разработки гендерных схем (Liben and Bigler, 2002b, e), при этом отмечается, что применение этих схем может варьироваться в зависимости от области, в которой они применяются, и типа вариантов ответа. представлен.

Однако данные свидетельствуют о применении значительного количества традиционных гендерных стереотипов при назначении профессий. Как и в задаче личных качеств, стереотипы мужских профессий больше, чем женских, что еще раз подтверждает появление гендерной асимметрии (Wilbourn, Kee, 2010; Siyanova-Chanturia et al., 2015). Соответственно, ответы, указывающие на большую гибкость («и мужчины, и женщины могут заниматься этой профессией»), чаще встречались для профессий, связанных с женщинами, чем для профессий, связанных с мужчинами.Профессиональное поле, как и личное, кажется более жестким в отношении схем, связанных с мужским, чем с традиционными женскими схемами. Таким образом, традиционно маскулинизированные профессии чаще «запрещались» для женщин, чем женские профессии для мужчин (например, почти 60% участников считали, что полицейскими должны заниматься только мужчины).

С другой стороны, хотя участники также применяли гендерные предубеждения при анализе женских профессий (например, более половины ответов сообщали, что профессией флориста должны заниматься только женщины), девочки были немного более жесткими, чем мальчики, когда учитывая такие профессии.Тенденция воспринимать и усваивать в большей степени роли, приписываемые собственной группе, кажется, подтверждается в профессиональной сфере только для девочек, но не для мальчиков. Короче говоря, все (мальчики и девочки) знают и в умеренной степени усваивают гендерные схемы для мужских профессий. Однако девушки, похоже, сильнее усваивают профессиональные предубеждения, связанные с их собственным полом (Baker et al., 2016).

Интересно отметить, что очень важная часть участников считала, что профессией полицейского или капитана корабля должны заниматься только мужчины.Это показывает, что, хотя в настоящее время на рабочем месте часто встречаются противоречащие стереотипам примеры, все еще существуют профессиональные области, которые обычно связаны с мужчинами (Cohen and Hilgeman, 2006), в которых для детей этого возраста женщины, похоже, не есть место. При представлении примеров, разрушающих эти жесткие схемы, кажется необходимым выявление более противоречащих стереотипов моделей (Olsson and Martiny, 2018), поскольку в этих двух профессиях, безусловно, реже можно встретить женщин.Если в раннем возрасте дети взглянут на разные примеры людей, выполняющих разные работы в обществе, независимо от их пола, они усвоят большую гибкость как нечто естественное, что постепенно устраняет горизонтальный разрыв, сохраняющийся на рабочем месте.

Здесь следует учитывать, что, как было обнаружено в предыдущих исследованиях (Vervecken and Hannover, 2015), профессии с более высоким социальным престижем - это те, которые больше всего связаны с мужчинами, по сравнению с профессиями, которые получают меньшую зарплату и имеют меньший статус, в которых случае ответы часто более гибкие.В этом смысле контексты, окружающие ребенка (будь то непосредственные, такие как школа или семья, или виртуальные, такие как телевидение или Интернет), должны прилагать усилия к разрушению этого жесткого стереотипа схем при рассмотрении конкретной профессии, такой как типичная для мужчин или женщины. Выбор работы должен быть связан с личными интересами и реальными способностями каждого человека, не ограничивая профессиональных ожиданий детей и не влияя на их выбор профессии по признаку пола.

Разработка гендерных схем

Что касается модели, наблюдаемой в разработке гендерных схем, результаты показывают соответствующие различия в развитии некоторых из проанализированных показателей, но не всех, согласно результатам предыдущих исследований (Liben and Bigler, 2002b; Martin and Ruble, 2004; Trautner et al. al., 2005; Bennett, Sani, 2006; Halim, 2016; Halim et al., 2017). Хотя традиционные гендерные схемы, по-видимому, включены в самую молодую группу (как по мужским, так и по женским признакам), их применение ожиданий в отношении неизвестных людей значительно возрастает с возрастом для мужских ролей, тогда как в случае женщин оно остается стабильным.Это указывает на то, что асимметрия, наблюдаемая в отношении мужских и женских схем, еще не будет присутствовать в возрасте 4 и 5 лет. Однако уже в возрасте 8 и 9 лет мужская схема (связанная с интеллектом и агрессивностью) кажется более интегрированной, чем женская.

Данные показывают, что в возрасте 8 лет дети уже почувствовали асимметрию в отношении ранее упомянутых гендерных мандатов (большее социальное давление в отношении характеристик, связанных с мужественностью), усвоили и создали свои собственные более строгие схемы для мужских атрибутов, чем те, связаны с женщинами.Это более широкое присвоение мужских ролей, несомненно, связано с большей открытостью и заметностью более сильно стереотипных мужских моделей, присутствующих в различных учебных средах. В настоящее время очень разные модели женщин показаны в СМИ и в целом в общественной жизни в нормализованном виде, при этом женщины демонстрируют традиционно более мужские характеристики, такие как напористость или лидерство. Однако модели-мужчины остаются очень стереотипными, и их роли не стали более гибкими, как в случае с женщинами.В этой связи кажется важным работать на уровне школы и семьи над образовательным подходом, который продвигает альтернативные мужские схемы, которые нарушают ограничения традиционной мужественности (Renold, 2004) и позволяют мальчикам с первых лет жизни идентифицировать себя с мужчинами. которые заботятся о других, эмоциональны или привержены феминизированным профессиям (Swain, 2005).

Что касается профессиональных ролей, то общие различия в развитии, как правило, увеличивают гибкость ответов (большая доля вариантов ответа «оба могут выполнять эту профессию»), в соответствии с предыдущими исследованиями (Bigler, 1995; Banse et al., 2010), который связывает снижение предубеждений с повышением когнитивных способностей. Однако при раздельном рассмотрении мальчиков и девочек в траекториях развития появляются определенные различия. Таким образом, наблюдается, что стереотипы относительно мужских профессий остаются стабильными среди девочек, тогда как среди мальчиков они несколько снижаются. В случае закрепления за женщинами женских профессий наблюдается также уменьшение гендерных стереотипов по мере развития ребенка, становясь в целом наиболее гибкими участниками этого типа обучения.Однако наблюдаются различия в развитии, которые проявляются в основном среди мальчиков, стереотипных представлений об этих профессиях с возрастом становится все меньше, а среди девочек этого снижения не наблюдается.

Это означало бы, что в целом мальчики старшего возраста более гибки в понимании типично мужских или женских профессий, чем девочки, что, несомненно, окажет негативное влияние на их будущий выбор профессии и профессии. По мере взросления дети, кажется, расширяют представление о своих возможных профессиональных ожиданиях.Однако эта большая гибкость на рабочем месте, похоже, не используется в той же степени девочками в возрасте 8–9 лет, особенно в том, что касается профессий, традиционно считающихся «мужскими». Предполагая, что когнитивное развитие лежит в основе гибкости гендерных ролей в целом, стоит спросить, почему, если это развитие присутствует в равной мере у обоих полов, девочкам труднее, чем их коллеге-мужчинам, сделать гендерные схемы более гибкими в с точки зрения профессионального мира.Это большее сужение профессиональной области среди участников старшего возраста (связывающих в большей степени определенные должности с мужчинами и женщинами) по сравнению с их одноклассниками-мужчинами может быть обнаружено в основе гендерного разрыва, наблюдаемого на рабочем месте, наряду с другими социальные факторы, которые, как представляется, ограничивают возможности карьерного роста женщин.

Как указывалось в предыдущих исследованиях (Vervecken and Hannover, 2015), развитие профессиональных интересов формируется на этапе начального образования, поэтому мы должны уделять особое внимание сообщениям, которые исходят от всех учебных сред в этом отношении.Кроме того, как упоминалось ранее, необходимо предлагать контрстереотипные модели (Olsson and Martiny, 2018), чтобы научить детей с раннего возраста тому, что то, чему человек посвящает свою жизнь, должно быть связано с тем, что ему нравится делать и что он делает хорошо. В этой связи не следует забывать, что то, что дети представляют как возможную профессию, также зависит от восприятия доступности этих рабочих мест (статуса и сложности), а также от их собственных убеждений в самоэффективности (Vervecken and Hannover, 2015).В случае участников этого исследования это восприятие собственной эффективности, несомненно, уменьшилось, потому что, как мы видели, интеллект очень предвзято ассоциируется с мужчинами.

Взаимосвязь между переменными

Что касается взаимосвязей, наблюдаемых между переменными в этом исследовании, определяется сложность и многомерность гендерных схем, а также их различное применение в различных сферах жизни (Liben and Bigler, 2002d; Banse et al., 2010) и наличие различий в мужских и женских схемах в соответствии с предыдущими исследованиями (Wilbourn and Kee, 2010; Siyanova-Chanturia et al., 2015). Корреляционный анализ показывает практически полное отсутствие значимых корреляций между показателями, включенными в исследование, хотя анализируемые процессы стереотипов предположительно основаны на общем применении лежащей в основе гендерной схемы (Bem, 1981, 1983; Weisgram, 2016). Единственные два показателя, которые, кажется, коррелируют положительно, но умеренно при рассмотрении всех участников в общем масштабе, - это отнесение мужских профессий к мужчинам и женских профессий к женщинам.Это указывает на то, что участники (особенно мальчики), которые больше всего считают, что полицейские или капитаны должны быть только мужчинами, также склонны думать, что флористы и парикмахеры всегда должны быть женщинами. Однако подобная взаимосвязь не наблюдается в области личностных характеристик, как можно было бы ожидать, если бы мы столкнулись с монолитной схемой, которая применяется с одинаковой интенсивностью к разным областям. Короче говоря, кажется, что гендерные схемы постепенно включаются в развитие детей и с разной интенсивностью в зависимости от конкретной задействованной схемы (мужская или женская), а также от области их применения, как показывают другие исследования в этой области (Liben and Биглер, 2002д).

Кроме того, когда были проанализированы взаимосвязи между переменными в разных возрастных группах, ни одна из рассмотренных переменных не была значимо связана между детьми. Эти данные свидетельствуют о том, что в этом возрасте гендерная схема еще формируется и оказывается весьма непоследовательной. С этого момента данные указывают на большую согласованность между ответами, вероятно, вызванную постепенным включением экологических знаний и опыта, которые подпитывают информацию, которая социально ассоциируется с ярлыками мужчин и женщин.В группе участников 6 и 7 лет уже наблюдается большая согласованность гендерных схем в профессиональной сфере, которая продолжает увеличиваться в группе участников старшего возраста. В возрасте 8 и 9 лет кажется, что уже наблюдается большая последовательность в гендерной схеме в применении к двум анализируемым областям (личные качества и профессии), но только в отношении мужских качеств и профессий, а не в отношении женщин.

В конечном счете, эти данные показывают, что, хотя гендерные схемы уже присутствуют в возрасте 4 лет, по мере взросления детей они, похоже, обогащают эти гендерные схемы более последовательно и согласованно для различных областей и в отношении дихотомии мужчина / женщина.Мужская схема (и все, что она подразумевает в отношении личных качеств и профессий) кажется более компактной в эти эпохи, чем женская схема, которая кажется более гибкой и разнообразной. Как упоминалось ранее (Bigler, 1995; Halim, 2016), более продвинутое когнитивное развитие, которое характерно для пожилых людей, похоже, способствует менее жестким гендерным схемам для женственности во всех областях, но не для мужественности. Кроме того, положительный эффект когнитивного развития, делающий эти схемы более гибкими, оказывается более эффективным среди мальчиков, чем среди девочек.Здесь важно помнить, что более гибкие гендерные схемы будут способствовать развитию, которое будет более свободным с точки зрения того, как быть и какой профессией заниматься (Trautner et al., 2005; Banse et al., 2010), продвигая лучшее качество жизни и более адекватное будущее физическое и психическое здоровье.

Влияние окружающей среды при построении гендерных схем

Основываясь на всех этих выводах, ниже предлагается ряд мер, которые могут быть реализованы в контексте обучения для содействия более свободному и гибкому обществу в отношении категорий идентичности мужчин и женщин.Как утверждает Бем в своей теории (Bem, 1981, 1983), тот факт, что социальная категория становится ядром когнитивной схемы, не является неизбежным, а скорее зависит от природы социальных контекстов, в которые эта категория погружена. Социальные категории имеют тенденцию становиться релевантными схемами, если общество постоянно связывает определенный ярлык с различными атрибутами, поведением, профессиями и т. Д. Кроме того, гендерная категория становится релевантной переменной для детей, когда на ней строятся различные социальные институты, нормы и табу.

Среда обучения, которая отделяет мальчиков от девочек (например, раздельные школы) или, в более широком смысле, общества, которые не равны, будет способствовать большему количеству детей с гендерной схемой, чем те, в которых быть мужчиной или женщиной является просто еще одной личной характеристикой среди других. многие другие. Как утверждает Бем (1983), когда культура настаивает (с явными и неявными сообщениями), что социальная категория очень важна на функциональном уровне, пассивные ассоциации, которые дети могут создать между этой категорией и определенными человеческими чертами, становятся активными. схема, доступная при интерпретации окружающей их реальности.Дети будут применять эту схему в той мере, в какой они считают ее полезной для предсказания окружающего мира. Этот автор утверждает, что дети будут демонстрировать менее типичное для пола поведение, если из всех образовательных контекстов будут стараться избегать ассоциаций, усиливающих преобладающую гендерную схему. Например, следует избегать распределения задач, традиционно связанных с тем или другим, или представления моделей предвзятых занятий, как это часто бывает в учебниках. Учебная среда должна также способствовать альтернативным схемам категоризации, в которых индивидуальные различия между людьми выделяются над межгрупповыми различиями (подчеркивая изменчивость внутри группы и вещи, общие для людей из разных групп).

Более того, Бем (1983) утверждает, что недостаточно игнорировать преобладающие сексистские идеи в части общества, но что школа и семья должны способствовать их критическому анализу. Этот анализ должен помочь детям понять, что гендерные роли зависят от социализации и культуры и имеют мало общего с биологическими различиями мужчин и женщин. Имея это в виду, кажется необходимым обсудить с детьми происхождение гендерного неравенства, размышляя об их социальных и исторических корнях и причинах, по которым они все еще выживают, даже несмотря на то, что общества кажутся более эгалитарными на формальном уровне.

Аналогичным образом, теория развития межгрупповых групп (Bigler and Liben, 2007) утверждает, что определенные характеристики среды могут способствовать развитию более жестких стереотипов, связанных с категорией. Это происходит, например, когда в определенных условиях чрезмерное восприятие различий между группами преувеличено. В этом контексте следует избегать образовательных контекстов, в которых мальчики и девочки одеваются по-разному (например, с разной школьной формой), или сигналов восприятия, таких как серьги, которые используются для различения мальчиков и девочек при рождении.

По мнению этих авторов, контексты, в которых внимание привлекается к созданию групп, присвоению им ярлыков или использованию процедур, в которых членство в группах явно используется в качестве основы для школьной деятельности, также создают более жесткие предубеждения. В соответствии с этим, школы должны избегать чемпионатов, в которых гендерная категория применяется для разделения групп или использования пола детей для организации занятий, которыми они занимаются, в классе или образовательном центре. Школьная сегрегация также увеличивает значимость этой категории, поэтому она будет пагубной при продвижении более эгалитарных взглядов, поскольку способствует более дихотомическому и предписывающему мировоззрению.Кроме того, согласно теории контактов Олпорта (Allport, 1954), предрассудки уменьшаются, когда люди, принадлежащие к разным группам, встречаются и взаимодействуют для достижения общих целей. В этом смысле сегрегированные школы будут препятствовать детям устанавливать контакты с людьми «из другой группы», тем самым препятствуя открытию большого количества вещей, которые у них, вероятно, есть общего, и преимуществ работы с человеческим разнообразием.

Все эти меры предосторожности следует особенно учитывать, когда познавательные способности детей все еще очень ограничены (в основном в отношении навыков классификации) (Bigler, 1995).В этом смысле взаимодействие когнитивных ограничений первых лет жизни с очень изолированными контекстами (в которых значимость гендерной переменной очень важна) может привести к развитию жестких и очень ограничивающих стереотипов, которые уже начинают определять выбор детей, их предпочтения или ожидания относительно самих себя и других в этом раннем возрасте. Хотя на более поздних стадиях когнитивные навыки развиваются, раннее построение жестких схем в первые годы жизни может определять разные пути, которые включают, например, выбор разных типов игрушек, личные качества, которые они будут развивать, чтобы адаптироваться к социальным ожиданиям или даже вид деятельности, которую они будут практиковать и в которой они приобретут более высокий уровень компетентности.Хотя на протяжении всего детства развивающиеся когнитивные навыки позволяют детям строить менее жесткие схемы, ранний экологический опыт и ограниченные когнитивные способности этих возрастов могут вызвать очень разные начальные процессы, которые впоследствии может быть трудно обратить вспять.

Что касается школ, хотя формальные образовательные системы каждый день пытаются быть более равными на теоретическом или законодательном уровне, данные показывают, что даже сегодня условия досуга для мальчиков и девочек по-прежнему очень дифференцированы как с точки зрения использования пространства, так и тип предлагаемых объектов и мероприятий (Pomerleau et al., 1990). В связи с этим уместно обратить внимание на этот аспект и обеспечить, чтобы школьная среда уважала справедливое и совместное использование пространства, поощряя занятия, не связанные с гендерными предрассудками, и предоставляя игрушки и материалы, которые способствуют активной игре и чувству свободы воли детей для обоих мальчики и девочки, одновременно работая над мероприятиями, связанными с взаимной заботой и сотрудничеством между обеими группами.

Кроме того, в учебной среде существует также ряд важных влияний, не столь прямых, которые связаны с представлением гендерных ролей и сексистских стереотипов в средствах массовой информации, детской литературе или игрушках (Wille et al., 2018). В последние годы мы также обнаружили мощное влияние окружающей среды в отношении информации, которую дети и молодые люди усваивают с раннего возраста через социальные сети и Интернет (Murnen et al., 2016). Это влияние окружающей среды включает, например, роль пользователей YouTube или социальных сетей, таких как Instagram или Facebook, которые настраивают разные миры для мальчиков и девочек, которые к ним подходят, как в отношении моделей, которые они передают, так и в отношении информации, которую они включают. (реклама, освещаемые темы, модели мужественности и женственности и т. д.) (Плакояннаки и др., 2008).

Короче говоря, если мы хотим научить современных детей быть более равными и иметь больше свободы выбирать, какими они хотят быть, без ограничений, связанных с традиционными гендерными ролями, мы должны применять комплексную перспективу, которая способствует применению гендерного мейнстриминга. подход ко всем образовательным учреждениям в современном обществе (Hussain et al., 2015), помимо школ. Общество обучает детей, и законы должны продвигать семейную, социальную, образовательную политику и политику, ориентированную на средства массовой информации, исходя из этого сквозного подхода, который способствует сокращению сексистских взглядов и индивидуальной свободе каждого человека, независимо от пола или идентичности.В этом смысле все учебные среды должны работать вместе, чтобы продвигать более эгалитарные идеи, которые не увековечивают традиционные схемы, которые могут быть настолько вредными и ограничивающими.

Ограничения и будущие работы

Что касается ограничений этого исследования, следует сделать ссылку на тот факт, что для двух типов анализируемых областей (личные и профессиональные) использовались разные меры, и этот аспект мог повлиять на низкую наблюдаемую взаимосвязь между различными переменными. .В первом задании, касающемся личных качеств, участников просили выбрать мужчину или женщину в качестве главного героя истории, не давая возможности ответить, что оба могут быть умными или добрыми. Однако при распределении профессий предлагался вариант ответа, что «оба должны заниматься этой профессией». Здесь следует пояснить, что сама природа задач требовала другого формата ответа. Таким образом, первая задача требовала «принудительного» присвоения атрибута одному из двух типов целей, поскольку формулировка вопросов вынуждает ребенка выбирать человека, о котором идет речь.Если бы была дана опция «может быть кто угодно», задача потеряла бы смысл. В любом случае, в целом у участников не было проблем с тем, чтобы быстро присвоить атрибуты, когда им рассказывали истории, и только 5 участников время от времени отвечали «не знаю - не отвечаю». Кроме того, при назначении профессий было бы разумнее предоставить третий промежуточный вариант, поскольку ожидание работы не применяется (как вы думаете, полиция или парикмахер, и в этом случае было бы логичнее применить дихотомическая схема ответа, как в предыдущем задании), но более установочный ответ (как вы думаете, кто должен выполнять эту работу).В любом случае гибкость, которую приносит задание профессии, также может косвенно отражаться в ответах испытуемых на различные атрибуты, представленные в задаче, хотя это не правильный вариант ответа в каждом тесте.

Кроме того, мы не можем игнорировать то, что задача, касающаяся профессиональных стереотипов, является более явной, и, вероятно, из-за этого ответы будут более предвзятыми из-за социальной желательности, что может способствовать гибкости ответов. Характеристики задачи присвоения личностных характеристик (форсирование ответа и неявная постановка вопроса) приводят к большей проекции схем, присутствующих в когнитивной системе детей, без осознания того, что им явно задают эту тему.

Перед лицом будущих исследований следует изучить возможность разработки более сопоставимых друг с другом показателей, позволяющих собирать аналогичные данные по различным областям, к которым применяются гендерные схемы, как предполагают предыдущие исследования (Liben and Bigler, 2002b). Кроме того, было бы интересно включить в эти исследования меры, связанные с развитием гендерной идентичности, поскольку многочисленные исследования показывают, что освоение этих схем осуществляется параллельно, и развитие Я-концепции, по-видимому, играет фундаментальную роль. в этом процессе (Мартин, Рубль, 2004; Тобин и др., 2010). В идеале репликационные исследования следует проводить в будущем с более крупными выборками, включая большее и более сбалансированное количество участников в каждой возрастной группе, чтобы гарантировать уверенность в выводах о развитии и обобщении результатов. В будущих исследованиях также было бы интересно включить большее разнообразие в зависимости от типа участников, включая людей с разным происхождением и окружающей средой (например, детей из семей с разным социально-экономическим происхождением или родителей с разным типом профессий, а также студенты из смешанных школ по сравнению с сегрегированных школ).Эти корреляционные исследования могут быть полезны для улучшения наших знаний о влиянии переменных окружающей среды на приобретение и развитие гендерных схем. В этом направлении, исходя из экспериментального подхода, было бы интересно применить модели вмешательства, которые изменяют некоторые из ранее упомянутых аспектов окружающей среды (например, присутствие женщин в учебниках или создание более инклюзивных школьных дворов), чтобы иметь возможность наблюдать влияние этих изменений окружающей среды на формирование гендерных стереотипов.

Наконец, представляется необходимым охватить более широкий диапазон возрастов детей в этом типе исследования, учитывая, что результаты, наблюдаемые в группе самых старших детей, продолжают демонстрировать широкое присутствие гендерных предубеждений в двух проанализированных областях (особенно в отношении личных качеств и в случае мужской схемы), хотя когнитивные способности детей в этом возрасте уже позволяют им переходить к более гибким схемам.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Этическая экспертиза и одобрение не требовалось для исследования участников-людей в соответствии с местным законодательством и требованиями учреждения. Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном / ближайшими родственниками участников.

Взносы авторов

IS-C, SV-M и PH-H в равной степени участвовали во всех задачах, выполненных для завершения этого исследования и самого документа: поиск ссылок, разработка материала, сбор данных, анализ данных и написание рукопись.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2020.00609/full#supplementary-material

Список литературы

Олпорт, Г. В. (1954). Природа предрассудков. Кембридж, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Google Scholar

Обри, Дж. С., и Харрисон, К. (2004). Гендерно-ролевой контент любимых детьми телевизионных программ и его связь с их гендерным восприятием. Media Psychol. 6, 111–146. DOI: 10.1207 / s1532785xmep0602_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейкер, Э. Р., Тисак, М. С., Тисак, Дж. (2016). Что могут делать мальчики и девочки? Взгляды дошкольников на гендерные роли в разных сферах поведения. Soc. Psychol. Educ. 19, 23–39. DOI: 10.1007 / s11218-015-9320-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Банс, Р., Гавронски, Б., Ребетес, К., Гатт, Х., и Брюс Мортон, Дж. (2010). Развитие спонтанного гендерного стереотипа в детстве: отношение к стереотипным знаниям и гибкость стереотипов. Dev. Sci. 13, 298–306. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2009.00880.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Басов, С. (2004).«Скрытая учебная программа: гендер в классе», Praeger Guide to the Psychology of Gender , ed. М. А. Палуди (Вестпорт, Коннектикут: издательство Praeger Publishers / Greenwood Publishing Group), 117–131.

Google Scholar

Бимэн Р., Велдалл К. и Кемп К. (2006). Различное внимание учителя к мальчикам и девочкам в классе. Educ. Ред. 58, 339–366. DOI: 10.1080 / 00131

0748406

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бем, С.Л. (1974). Измерение психологической андрогинности. J. Consult. Clin. Psychol. 42, 155–162. DOI: 10,1037 / h0036215

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бем, С. Л. (1981). Теория гендерной схемы: когнитивный учет определения пола. Psychol. Ред. 88, 354–364. DOI: 10.1037 / 0033-295X.88.4.354

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бем, С. Л. (1983). Теория гендерной схемы и ее значение для развития ребенка: воспитание детей с гендерной схемой в обществе с гендерной схемой. Знаки: J. Женский культ. Soc. 8, 598–616. DOI: 10.1086 / 493998

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беннетт М. и Сани Ф. (2006). Контекстные вариации в содержании стереотипов: исследование центральной тенденции детей и суждений о групповой изменчивости. Soc. Dev. 15, 692–708. DOI: 10.1111 / j.1467-9507.2006.00365.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биан, Л., Лесли, С. Дж., И Симпиан, А. (2017). Гендерные стереотипы об интеллектуальных способностях возникают рано и влияют на интересы детей. Science (Нью-Йорк, Нью-Йорк) 355, 389–391. DOI: 10.1126 / science.aah6524

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биглер Р. С. (1995). Роль навыка классификации в смягчении влияния окружающей среды на гендерные стереотипы детей: исследование функционального использования гендера в классе. Child Dev. 66, 1072–1087. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1995.tb00923.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биглер, Р.С., Либен, Л.С. (2007). Теория развития межгрупповых отношений. Curr. Прямой. Psychol. Sci. 16, 162–166. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00496.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Børve, H. E., and Børve, E. (2017). Комнаты с гендерной принадлежностью: физическая среда и игровая культура в детском саду. Early Child Dev. Уход 187, 1069–1081. DOI: 10.1080 / 03004430.2016.1223072

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бринкман, Б.Г., Рабенштейн, К.Л., Розен, Л. А., Циммерман, Т. С. (2014). Развитие гендерной идентичности детей: динамичный процесс переговоров между соответствием и аутентичностью. Youth Soc. 46, 835–852. DOI: 10.1177 / 0044118X12455025

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бронфенбреннер, У. (1994). «Экологические модели человеческого развития», в Международной энциклопедии образования , ред. И. Т. Хьюзен и Т. Н. Постлетвейт (Оксфорд: Pergamon Press / Elsevier Science), 1643–1647.

Google Scholar

Бусс, Д. М. (1995). Психологические половые различия: происхождение через половой отбор. Am. Психол . 50, 164–168. DOI: 10.1037 // 0003-066X.50.3.164

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карли, Л. Л., Букатко, Д. (2000). «Гендер, общение и социальное влияние: перспектива развития», в Социальная психология развития пола , ред. Т. Эккес и Х. М. Траутнер (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 295–331.

Google Scholar

Кларк, С. и Пехтер, К. (2007). «Почему девочки не могут играть в футбол?» Гендерная динамика и игровая площадка. Sport Educ. Soc. 12, 261–276. DOI: 10.1080 / 13573320701464085

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн П. Н. и Хильгеман К. (2006). Профессиональные гетто: мировая сегрегация женщин и мужчин. Contem. Социол. 35, 247–249. DOI: 10.1177 / 009430610603500313

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колас Браво, П., и Вильясьервос Морено, П. (2007). La interiorización de los estereotipos de gónero en jóvenes y adolescentes. Ред. Расследование. Эду. 25, 35–38.

Google Scholar

Деринг, Н., Мохсени, М. Р. (2019). Доминирование мужчин и сексизм на YouTube: результаты трех контент-анализов. Femin. Media Stud. 19, 512–524. DOI: 10.1080 / 14680777.2018.1467945

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экклс, Дж. С., Фридман-Доан, К., Фром, П., Джейкобс, Дж., И Юн, К. С. (2000). «Гендерно-ролевая социализация в семье: лонгитюдный подход», в Социальная психология развития пола , ред. Т. Эккес и Х. М. Траутнер (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 333–360.

Google Scholar

Endendijk, J. J., Groeneveld, M. G., and Mesman, J. (2018). Гендерная модель семейного процесса: интегративная структура гендера в семье. Arch. Секс. Behav. 47, 877–904. DOI: 10.1007 / с10508-018-1185-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Феррер-Перес, В. А., и Бош-Фиол, Э. (2014). Мера конструкции мужественности-женственности сегодня: некоторые размышления о случае с перечнем сексуальных ролей. Внутр. J. Psychol. 29, 180–207. DOI: 10.1080 / 02134748.2013.878569

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Халим, М. Л., Рубль, Д. Н., Тамис-Лемонда, К. С. (2013). Представления четырехлетних детей о том, как другие относятся к мужчинам и женщинам. Br. J. Dev. Psychol. 31, 128–135. DOI: 10.1111 / j.2044-835X.2012.02084.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Халим, М. Л., Рубль, Д. Н., Тамис-ЛеМонда, К. С., Зосулс, К. М., Лурье, Л. Е., и Грейлих, Ф. К. (2014). Розовые платья с рюшами и отказ от всего «девчачьего»: жесткость детской внешности и когнитивные теории гендерного развития. Dev. Psychol. 50, 1091–1101. DOI: 10.1037 / a0034906

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Халим, М.Л. Д. (2016). Принцессы и супергерои: социально-когнитивные влияния на раннюю гендерную ригидность. Child Dev. Перспектива. 10, 155–160. DOI: 10.1111 / cdep.12176

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Халим, М.Л.Д., Рубль, Д.Н., Тамис-ЛеМонда, К.С., Шраут, П.Е., и Амодио, Д.М. (2017). Гендерные установки в раннем детстве: поведенческие последствия и когнитивные предпосылки. Child Dev. 88, 882–899. DOI: 10.1111 / cdev.12642

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуссейн, М., Наз, А., Хан, В., Дараз, У., и Хан, К. (2015). Гендерные стереотипы в семье: институционализированный и нормативный механизм в пахтунском обществе Пакистана. SAGE Open 5, 1–11. DOI: 10.1177 / 2158244015595258

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иерволино, А.С., Хайнс, М., Голомбок, С.Е., Руст, Дж., И Пломин, Р. (2005). Влияние генетики и окружающей среды на типичное для пола поведение в дошкольном возрасте. Child Dev. 76, 826–840. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2005.00880.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джексон, С. (2007). «У нее может не быть нужных инструментов, а у него есть»: детское осмысление пола, работы и способностей у детей младшего школьного возраста. Gender Educ. 19, 61–77. DOI: 10.1080 / 09540250601087769

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jussim, L., Eccles, J., and Madon, S. (1996). Социальное восприятие, социальные стереотипы и ожидания учителей: точность и поиск мощного самореализующегося пророчества. Adv. Exp. Soc. Psychol. 28, 281–388. DOI: 10.1016 / s0065-2601 (08) 60240-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кнафо, А., Спинат, Ф. М. (2011). Влияние генетики и окружающей среды на гендерно-нейтральные ценности девочек и мальчиков. Dev. Psychol. 47, 726–731. DOI: 10.1037 / a0021910

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коллмайер, М., Шобер, Б., и Спил, К. (2018). Гендерные стереотипы в образовании: развитие, последствия и вмешательства. Eur. J. Dev. Psychol. 15, 361–377. DOI: 10.1080 / 17405629.2016.1193483

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Курц-Костес, Б., Коппинг, К. Э., Роули, С. Дж., И Кинлоу, К. Р. (2014). Гендерные и возрастные различия в осведомленности и поддержке гендерных стереотипов в отношении академических способностей. Eur. J. Dev. Psychol. 29, 603–618. DOI: 10.1007 / s10212-014-0216-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви Г.Д., Садовский А.Л. (2000). Аспекты восприятия МОЛОДЕЖИ детьми занятий по гендерному признаку. Половые роли 42, 993–994.

Google Scholar

Либен, Л.С., и Биглер, Р.С. (2002a). Введение. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 67, 1–6.

Google Scholar

Либен, Л. С., Биглер, Р. С. (2002b). II. Обзор прошлых работ. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 67, 7–21. DOI: 10.1111 / 1540-5834.00189

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либень, Л.С., Биглер Р. С. (2002c). III. Пересмотр гендерного конструктивизма. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 67, 22–39. DOI: 10.1111 / 1540-5834.t01-1-00190

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либен, Л.С., и Биглер, Р.С. (2002d). IV. Эмпирические данные, относящиеся к развитию масштаба. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 67, 40–75. DOI: 10.1111 / 1540-5834.t01-1-00191

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либен, Л.С., Биглер, Р.С. (2002д). VI. Обсуждение. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 6, 96–104. DOI: 10.1111 / j.1744-7348.1920.tb06482.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либен, Л.С., и Биглер, Р.С. (2002f). Приложение C: варианты тестирования короткошерстных и овсяных чешуек. Monogr. Soc. Res. Дочерний разработчик . 67, 122–133. DOI: 10.1111 / 1540-5834.t01-1-00197

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лопес-Саес, М., Моралес, Дж. Ф., и Лиссабона, А.(2008). Эволюция гендерных стереотипов в Испании: черты и роли. Пролет. J. Psychol. 11, 609–617. DOI: 10.1017 / S1138741600004613

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литлтон-Смит, Дж. (2019). Объекты конфликта: (пере) настройка гендерного опыта раннего детства в дошкольном классе. Gender Educ. 31, 655–672. DOI: 10.1080 / 09540253.2017.1332343

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартин, К.Л., Рубль, Д.(2004). Детский поиск гендерных сигналов: когнитивные перспективы гендерного развития. Curr. Прямой. Psychol. Sci. 13, 67–70. DOI: 10.1111 / j.0963-7214.2004.00276.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккарти, К. Дж., Мехта, Р., Хаберланд, Н. А. (2018). Гендер, власть и насилие: систематический обзор мер и их связи с совершением IPV мужчинами. PLoS ONE 13: e0207091. DOI: 10.1371 / journal.pone.0207091

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, К.Ф., Лурье, Л. Е., Зосулс, К. М., Рубль, Д. Н. (2009). Доступность доменов гендерных стереотипов: возрастные и гендерные различия у детей. Половые роли 60, 870–881. DOI: 10.1007 / s11199-009-9584-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мурнен С.К., Гринфилд К., Янгер А. и Бойд Х. (2016). Мальчики действуют, а девочки появляются: контент-анализ гендерных стереотипов, связанных с персонажами детской популярной культуры. Половые роли 74, 78–91.DOI: 10.1007 / s11199-015-0558-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нойбургер, С., Янсен, П., Хайль, М., и Квайзер-Поль, К. (2012). Угроза в классе: активация гендерных стереотипов и умственная ротация у детей начальной школы. Z. Psychol. 220, 61–69. DOI: 10.1027 / 2151-2604 / a000097

CrossRef Полный текст | Google Scholar

OECD (2020), «У мальчиков и девочек одинаковое отношение к конкуренции и неудачам?», PISA in Focus, No.105 . Париж: Издательство ОЭСР. DOI: 10.1787 / a8898906-en

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олссон, М., и Мартини, С. Э. (2018). Влияет ли подверженность контрстереотипным образцам для подражания на гендерные стереотипы девочек и женщин и выбор карьеры? Обзор социально-психологических исследований. Фронт. Psychol. 9: 2264. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.02264

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паттерсон, М. М. (2012). Самооценка гендерной типичности, гендерно-типичные атрибуты и поддержка гендерных стереотипов у детей младшего школьного возраста. Половые роли 67, 422–434. DOI: 10.1007 / s11199-012-0184-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол Халперн, Х. и Перри-Дженкинс, М. (2016). Гендерная идеология и гендерное поведение родителей как предикторы гендерно-ролевых установок детей: лонгитюдное исследование. Половые роли 74, 527–542. DOI: 10.1007 / s11199-015-0539-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Плакойаннаки Э., Матиудаки К., Димитратос П. и Зотос Ю.(2008). Изображения женщин в онлайн-рекламе мировых товаров: существует ли сексизм? J. Bus. Этика 83, 101–112. DOI: 10.1007 / s10551-007-9651-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Планте, И., Де ла Саблоньер, Р., Аронсон, Дж. М., и Теоре, М. (2013). Одобрение гендерных стереотипов и результаты, связанные с достижениями: роль убеждений о компетентности и ценностей задачи. Contem. Educ. Psychol. 38, 225–235. DOI: 10.1016 / j.cedpsych.2013.03.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Померло, А., Болдук, Д., Малкуит, Г., и Коссетт, Л. (1990). Розовый или синий: экологические гендерные стереотипы в первые два года жизни. Половые роли 22, 359–367. DOI: 10.1007 / BF00288339

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Poulin-Dubois, D., Serbin, L.A., Eichstedt, J. A., Sen, M. G., and Beissel, C.F. (2002). Мужчины не красятся: знания малышей о гендерных стереотипах при ведении домашнего хозяйства. Soc. Dev. 11, 166–181. DOI: 10.1111 / 1467-9507.00193

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ренольд, Э. (2004). «Другие» мальчики: переговоры о негегемонистской маскулинности в начальной школе. Gender Educ. 16, 247–266. DOI: 10.1080 / 095402503100016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роллеро К., Гаттино С. и Де Пикколи Н. (2014). Гендерный взгляд на качество жизни: роль чувства общности, воспринимаемая социальная поддержка, самооценка здоровья и доходов. Soc. Индийский.Res. 116, 887–898. DOI: 10.1007 / s11205-013-0316-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рубль, Д. Н., Тейлор, Л. Дж., Сайферз, Л., Грейлих, Ф. К., Лурье, Л. Е., и Шраут, П. Е. (2007). Роль гендерного постоянства в раннем гендерном развитии. Child Dev. 78, 1121–1136. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2007.01056.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шен-Миллер, Д. С., Олсон, Д., и Болинг, Т. (2011). Мужественность в нетрадиционных занятиях: экологические конструкции. Am. J. Men’s Health 5, 18–29. DOI: 10.1177 / 1557988309358443

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шиллинг, К. (1991). Социальное пространство, гендерное неравенство и дифференциация образования. Br. J. Sociol. Educ. 12, 23–44. DOI: 10.1080 / 0142569

0102

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сиянова-Чантурия, А., Пескарелли, Ф., и Качкари, К. (2012). Электрофизиологические основы обработки гендерных стереотипов в языке. PLoS ONE 7: e48712. DOI: 10.1371 / journal.pone.0048712

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сиянова-Чантурия, А., Уоррен, П., Пескарелли, Ф., и Качкари, К. (2015). Гендерные стереотипы по возрасту: обработка в режиме он-лайн у детей школьного возраста, молодых и пожилых людей. Фронт. Psychol. 6: 1388. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.01388

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суэйн, Дж. (2005). Справочник по исследованиям мужчин и мужественности. Thousand Oaks: SAGE Publications, Inc. doi: 10.4135 / 9781452233833

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тобин, Д. Д., Менон, М., Менон, М., Спатта, Б. К., Ходжес, Э. В. Е. и Перри, Д. Г. (2010). Гендерная интрапсихика: модель самосоциализации. Psychol. Rev. 117, 601–622. DOI: 10.1037 / a0018936

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Траутнер, Х. М., Рубль, Д. Н., Сайферз, Л., Кирстен, Б., Берендт, Р., и Хартманн, П.(2005). Жесткость и гибкость гендерных стереотипов в детстве: развитие или дифференциация? Infant Child Dev. 14, 365–381. DOI: 10.1002 / icd.399

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vervecken, D., и Hannover, B. (2015). Да, я могу! Влияние справедливых гендерных описаний должностных обязанностей на восприятие детьми статуса работы, трудностей с работой и профессиональной самоэффективности. Soc. Psychol. 46, 76–92. DOI: 10.1027 / 1864-9335 / a000229

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайсграм, Э.С. (2016). Когнитивное построение гендерных стереотипов: доказательства модели двойных путей гендерной дифференциации. Половые роли 75, 301–313. DOI: 10.1007 / s11199-016-0624-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилборн, М. П., и Ки, Д. У. (2010). Медсестра Генри тоже врач: он косвенно исследует гендерные стереотипы детей в отношении мужских и женских профессиональных ролей. Половые роли 62, 670–683. DOI: 10.1007 / s11199-010-9773-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вилле, Э., Гаспар, Х., Траутвайн, У., Ошац, К., Шайтер, К., и Нагенгаст, Б. (2018). Гендерные стереотипы в детской телевизионной программе: влияние на одобрение стереотипов девочек и мальчиков, успеваемость по математике, мотивационные установки и отношения. Фронт. Psychol. 9: 2435. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.02435

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Витт, С. Д. (2000). Влияние сверстников на социализацию детей к гендерным ролям. Early Child Dev. Уход 162, 1–7.DOI: 10.1080 / 0300443001620101

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вонг, В. И., Ши, С. Ю., и Чен, З. (2018). Учащиеся однополых школ более заметны в гендерных ситуациях и более тревожны в смешанных ситуациях: результаты выборки из средней школы и колледжа. PLoS ONE 13: e0208707. DOI: 10.1371 / journal.pone.0208707

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гендерные роли и их влияние на современное общество

Прежде чем обсуждать гендерные роли, мы должны сначала понять, что это означает.

«« Гендерные роли - это усвоенные человеком формы поведения, соответствующие их полу и определяемые преобладающими культурными нормами ».

Гендер - это нелегкий разговор, он заставляет людей чувствовать себя неловко. Ведь думать об изменении статус-кво всегда неудобно.

Гендерные роли определяют, как мужчины и женщины должны думать, говорить, одеваться и взаимодействовать в контексте общества. Их усыновляют в детстве и обычно продолжают во взрослой жизни.Дома у людей есть определенные предположения относительно принятия решений, практики воспитания детей, финансовых обязательств и так далее. На работе предполагается, что речь идет о власти, рабочей силе, должности и организационных структурах.

Гендерные роли влияют на мужчин и женщин почти во всех сферах жизни. Различия между полами, как настоящими, так и воображаемыми, используются как средство для оправдания их существования. Гендерное неравенство возникает из-за этих предполагаемых различий. Это не помогло нашему обществу, где мы воспитываем мальчиков, чтобы они были стойкими, бескомпромиссными и требовательными.В то время как мы воспитываем девушек покорными, пассивными и удовлетворяющими потребности мужчин.

Это привело к ожиданиям, когда мужчина всегда оплачивает счета исключительно потому, что он мужчина. Вот почему у нас, как правило, больше мужчин-грабителей и похитителей из-за давления, которое общество оказывает на мужчин. Это причина того, почему одинокие женщины постоянно находятся под давлением, чтобы найти мужа, обеспечить ее и подтвердить свое существование как женщины.

В моем случае я ненавидел готовить.Не из-за отсутствия навыков, а просто потому, что мне это просто не нравилось. Я предпочел чистить и постирать, этого все равно было мало. Общество критиковало меня, говорили, что я некрасивый, что я плохая жена. Они также добавили, что «главная обязанность каждой женщины - готовить и получать от этого удовольствие». В нежном возрасте меня раздражающе спросили: «Кто будет готовить для вашего мужа, если вы этого не сделаете?». Кто этот мистический муж и что не так с его двумя руками и двумя ногами, которые он не может приготовить для себя?

Я не мог и не хотел притворяться, что люблю готовить, когда я этого не делал.Однако это не относится ко всем женщинам. Которые часто сжимаются, замалчивают свои желания, скрывают свои мысли и становятся «женщинами, которые превращают притворство в искусство». Одна из самых больших медвежьих услуг, которую гендерные роли оказывают нашему обществу сегодня.

Гендерные роли могут разрушить браки, отношения и др. Я знаю женщину, которая не любила готовить. Однако она делала вид, что ей это нравится во время ухаживаний, вплоть до замужества. Ее учили, что каждая женщина, особенно «хорошая жена», должна уметь готовить и получать от этого удовольствие.Как только она вошла в свой семейный дом, притворство исчезло, поскольку она устала притворяться. Ее муж и его семья начали жаловаться, что она изменилась, потому что не могла больше притворяться.

«Проблема с гендерными ролями заключается в том, что они предписывают нам, какими мы должны быть, а не признавать, какие мы есть». Чимаманда Нгози Адичи.

Я призываю вас начать смотреть на гендер по-другому, давайте откажемся от идеи гендерных ролей, мы должны быть нашими настоящими индивидуальными я без веса гендерных ролей.

.