Зависимость семейная болезнь москаленко читать онлайн: Зависимость. Семейная болезнь читать онлайн, Валентина Москаленко

Содержание

📖 Зависимость. Семейная болезнь. Москаленко В. Д. Читать онлайн

Валентина Москаленко

Правообладателям

Скачать:›fb2›rtf


Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость — это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь. Родственники не только сами страдают, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые препятствуют выздоровлению больного.

Взрослые дети составляют группу высокого риска множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто они вступают в трудный брак. Описаны закономерности жизни таких семей (дисфункциональная семья). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, служит профилактикой возникновения зависимости у детей.


  • В. Токарева. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»
    • Аннотация для читателей
    • Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях
      • Николай болен алкоголизмом. Здоровы ли его жена и сын?
      • Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья
      • Полина – дочь больных алкоголизмом родителей
      • «За кем я замужем?»
      • Ориентиры для диагностики алкоголизма
    • Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?
      • Зависимость
      • Эмоциональная незрелость
      • Неумение выражать свои чувства
      • Низкая самооценка
      • Перфекционизм
      • Что такое созависимость (проблемы дефиниции)?
      • Курс на внешние ориентиры
      • Страдания
      • Отказ от себя
      • Не чувствовать – опасно
      • Защита от страданий
      • Страх. Тревога
      • Стыд, вина
      • Гнев
      • Затянувшееся отчаяние
      • Навязчивые мысли
      • Склонность к резким суждениям
      • Мифологическое мышление
      • Отрицание
      • Границы личности
      • Поражение духовной сферы
    • Частный случай созависимости: невесты алкоголиков
      • Ее детство
      • Дети как миротворческие силы
      • Невесты, будьте бдительны!
      • Пока не поздно
    • Как они находят друг друга?
      • Сценарий ее жизни
      • Иллюзии
      • Хорошо бы начать заботиться о себе
    • Почему они не разводятся?
      • Коля и Оля
      • Шаги к изменению
    • Как не следует вести себя жене алкоголика?
      • Контролирующее поведение
      • Желание заботиться о других, спасать других
      • Критерии оценки созависимости
      • Тест на созависимость
      • Шкала созависимости
      • Тест «Оценим свой образ мыслей»
    • Лики созависимости
      • Избиваемая жена
      • Жена-мамочка
      • Жертва-великомученица
      • Бедная больная женщина
      • Жена-угодница
      • Жена-девочка
      • Жена-стерва
      • Типичные ошибки жен
      • Параллелизм проявлений зависимости и созависимости
    • Семейные системы
      • Признаки дисфункциональной семьи
      • Признаки функциональной семьи
      • Матери – сыновья
      • Дочки-матери
      • Сходство, которого мы так боимся
      • Бремя ожиданий
      • Мутация судьбы
      • «За что я ненавижу своего отца?»
      • Мстительница
      • Дочь-соперница
      • Карьеристка
    • Судьба в наследство
    • Созависимые родители – архитекторы наших судеб
      • Упражнение «Свет мой, зеркальце, скажи»
      • Требовательный родитель
      • Критикующий родитель
      • Сверхопекающий родитель
      • Отстраненный родитель
      • Ответственный родитель
      • Как в детстве происходит формирование созависимости?
      • Руководство для родителей
      • Стадии развития ребенка и родительские подтверждения
    • Программа работы с созависимостью
      • Упражнение «Избавляемся от страхов»
      • Домашнее задание
      • Домашнее задание
      • Правило «У-у-у-у-х»
      • Домашнее задание
      • Упражнение «Не реагировать, но откликаться»
      • Домашнее задание
      • Медитация «Я выбрасываю старые послания»
      • Домашнее задание
      • Домашнее задание
      • Упражнение «Творческое отреагирование утраты»
      • Упражнение «Работа с утратой»
      • Домашнее задание
      • Домашнее задание
      • Домашнее задание
      • Упражнение «Как предотвратить синдром сгорания и обрести равновесие в жизни»
    • Что может сделать семья для своего близкого, больного алкоголизмом?
    • Женщины, которые любят слишком сильно
    • Содержание
      • Часть 1. Зависимость
      • Часть 2. Созависимость
      • Часть 4. Преодоление созависимости
  • Введение в психотерапию
    • Часть 5. Почта доверия, или дистанционная психотерапия
  • Женщины, которые любят слишком сильно

Читайте еще:

Меня любят деньги. Прямой путь к вашему изобилию!Тихонова–Айыына Снежана

Глава 1. Красота и сексуальность привлекают деньги

Вы знаете, оказывается, сужение или расширение зрачка может свидетельствовать об усилении или ослаблении интереса. При возбуждении, страхе зрачок увеличивается, при расслаблении – уменьшается.

Самоучитель практического гипнозаМеланьин Дмитрий

Урок 9

Более того, нередко эти высказывания с рациональной точки зрения и в отрыве от рекламы выглядят некоторым преувеличением. Например, «Ваша киска купила бы «Вискас».

Стратегии гениальных женщинБадрак Валентин

Глава 1 «Мужчины в юбках»

Айседора Дункан обязана своим признанием прежде всего страстно обыгранному вызову окружающему миру и последовательностью в продвижении идеи. Мгновенно увлекающаяся, она могла на неделю или месяц прервать борьбу за создание своего уникального, позволяющего вывернуть наружу всю глубину женского…

Психология установкиУзнадзе Дмитрий

Формы поведения человека

Однако так ли глубока аналогия между продуктом учения и продуктом труда, чтобы считать это мнение обоснован­ным? Когда речь идет о труде, в сфере нашего внимания все­гда находится тот продукт, ради которого мы вынуждены затрачивать свою энергию. Кроме создания этого продукта, в понятии труда не…

Сказки и сказкотерапияСоколов Дмитрий

Часть 1. «Бедные дети»

А ведь я так стремился побыстрее стать взрослым… Нет, я не думал, что все так получится. Я хотел научиться работать, но не хотел разучиться играть. Что за дурацкий обмен: веселую жизнь на скучную?

Настольная книга родителейПавлов Игорь

Чтобы ребенок никогда не почувствовал себя отвергнутым

дня в день, лишь с небольшими перерывами на выходные дни ходить в садик! Дома все общение с родителями из-за той же нехватки времени или нежелания сводится к обычным режимным моментам — пришел из садика домой, поел, в лучшем случае посмотрел телевизор и лег спать. Да и это время нередко он…

Ваши дети — не ваши детиЭрзяйкин Павел

§ 3.1. Нельзя

Я называю это бытовым садизмом, и суть его в следующем: мне не нравится – ты не делай. Родители даже не пытаются понять, чем для ребенка важно его занятие, что он переживает в этот момент, что будет, если он не закончит дело. А между тем не только ребенок, но и любой взрослый с упоением…

Эти непонятные мужчиныЕникеева Диля

Танцевать он не умел и во время танца

Сильный не обязан приводить аргументы. . Че « Память моя дряхлеєт, зато надежды молодеют!» Ж Мужчина биологически запрограммирован на то, чтобы смотреть на красивых женщин. |

Наедине с памятьюКорсаков Игорь

Введение

Стоит объяснить человеку причину и суть его недуга, и болезнь слабеет, а то и вовсе отступает. Недаром неврозы иногда называют «болезнью неведения».

7 пар, очаровавших мирБадрак Валентин

Николай и Елена Рерих

Отец стал для молодого Рериха первым раздражителем и стимулом для творчества, порывам которого он останется предан всю жизнь. Замаскированное противостояние с непреклонным родителем, тихое и тщательно скрываемое от внешнего мира, стало сильным импульсом к самостоятельности.

Кощунственно…

Плохие привычки хороших детей. Учимся понимать своего ребенкаБаркан Алла

/авать пить перед сном много жидкости

При рождении второго ребенка — заставлять выполнять роль прислуги новорожденного, перестать обращать на него внимание.

Бизнес. Пособие для ГениевМороз Юрий

От автора (к первому изданию)

В противовес к творческому подходу, который я продемонстрировал выше, давайте подойдем к бизнесу, как к технической системе. Банальная обувная фабрика намного эффективнее гениального сапожника.

Валентина Москаленко — Зависимость. Семейная болезнь » Страница 11 » Читать книги онлайн полностью бесплатно и без регистрации

В нашей электронной библиотеки можно онлайн читать бесплатно книгу Валентина Москаленко — Зависимость. Семейная болезнь, Валентина Москаленко .

Негативные чувства в силу своей интенсивности могут генерализоваться и распространяться на других людей, в том числе и на врача. Легко возникает у созависимых ненависть к себе, которую они проецируют на других в порядке психологической защиты. Сокрытие стыда, ненависти может выглядеть как надменность и превосходство над другими. Это еще одна трансформация чувств.

Защита от страданий

Созависимые используют все формы психологической зашиты – рационализацию, минимизацию, вытеснение, но более всего отрицание. Они склонны игнорировать проблемы или делать вид, что ничего серьезного не происходит («просто вчера он пришел пьяный»).

Они как будто уговаривают себя, что завтра все будет лучше. Порою созависимые постоянно чем-то заняты, чтобы не думать о главной проблеме.

Созависимые легко обманывают себя, верят в ложь, верят всему, что им сказали, если сказанное подходит к желаемому. Самым ярким примером легковерия, в основе которого лежит созависимость и отрицание проблемы, является ситуация, когда жена больного алкоголизмом продолжает десятилетиями верить, что он бросит пить и все само собой изменится к лучшему. Созависимые хотят верить, а если они хотят, чтобы так было, то так и должно быть, по их логике. Они видят только то, что хотят видеть, и слышат только то, что хотят слышать.

Отрицание помогает созависимым жить в мире иллюзий, поскольку правда настолько болезненна, что они не могут ее вынести. Отрицание – это тот механизм, который дает им возможность обманывать себя.

Однако нечестность даже с самим собой – это уже утрата моральных принципов. Ложь неэтична. Обманывать себя – это деструктивный процесс как для себя, так и для других. Обман – форма духовной деградации.

Созависимые отрицают у себя наличие признаков созависимости. Именно отрицание мешает мотивировать их на лечение своих собственных проблем,

Что мы должны помнить?

Со своими чувствами необходимо обращаться бережно. У меня есть хорошая новость для читателя – этому можно учиться. Далее в книге мы посвятим целый раздел работе с чувствами. Вторая хорошая новость состоит в том, что страдания предшествуют духовному возрастанию. Если в страданиях есть смысл, то это наш рост, прогресс. Когда мы избавляемся от страданий, мы растем.

Блокировка чувств, отрицание хотя и помогают пережить шок, острую боль, но ведут к саморазрушению. На отказ от разнообразных чувств организм реагирует ослаблением общего физического состояния. И тогда открываются ворота для многих болезней, в том числе и тяжелых.

Страх. Тревога

«С годами у меня появилось вот что. Каждый вечер я жду, когда и каким он придет, если придет. Это меня убивает, ужасно мучает морально. Срываюсь на детях, но ведь они ни при чем», – пишет 34-летняя доярка из Орловской области.

Другая женщина испытывает абсолютно те же самые чувства, хотя авторы писем живут далеко друг от друга: «Это невыносимая пытка, когда мысли заняты только тем, придет ли с работы муж, когда и в каком виде», 45-летняя медсестра из Барнаула.

Тревога, страх присутствуют в семье алкоголика. Боятся жены, матери, дети и сам пьющий полон страхов. Будем сейчас говорить только о жене.

Жизнь жены алкоголика протекает под знаком «а что, если…». А что, если он потеряет работу? А что, если он попал под машину? А что, если он пропьет все деньги? Или потеряет их?

Страх может жить и за другими фразами, например, «Посмотрите, что случилось прошлый раз», «Я не могу это сделать достаточно хорошо». Многие поступки созависимых мотивированы страхом, основой развития любой зависимости. Содержание страхов может касаться чего угодно. Часто это страх столкновения с реальностью, страх быть брошенной, страх, что случится самое худшее, страх потери контроля над ситуацией, над собой.

Когда мы находимся в состоянии созависимости, мы боимся всего. В нас живет страх потерпеть неудачу, провал. Страх сделать ошибку. Страх своей слабости, хрупкости. Страх, что другие о нас подумают. Даже страх успеха. Страх быть нелюбимой. Страх быть отвергнутой. Страх остаться наедине с самой собой (и наедине со своими страхами).

За всеми страхами скрывается боязнь не справиться с определенными ситуациями. У меня есть хорошая новость. Жизнь так мудро устроена, что мы не попадаем в ситуации, с которыми не можем справиться. Задачи, возникающие перед нами, соотносимы с нашими силами. Только реальные задачи, наши собственные задачи. Алкоголизм близкого человека – не та задача, которую нам необходимо решать в одиночку. У нас есть свои проблемы, например, проблема страха.

Давайте рассортируем страхи. Есть среди них такие, которые работают на нас. Например, я боюсь оказаться некомпетентной и поэтому тщательно готовлюсь к каждой сессии групповой психотерапии. Делать все больше и больше, тянуться к высокой планке – мой способ заглушить тревогу. Может быть, это тоже не очень здоровый способ, но с его помощью я кое-как справляюсь и с тревогой, и с профессиональными задачами.

Созидательная сила страха в том же, в чем и страдания в широком смысле. Страх и трепет означает, что человек находится в становлении.

Большинство же страхов работают против нас, парализуют другие чувства и наши действия. Например, я боюсь, что муж придет пьяный, ничего не могу делать из-за своей тревоги, только слоняюсь из угла в угол, не могу даже ребенка покормить. Благо, он уже большой, и я говорю: «Возьми ужин в кастрюльке и разогрей сам». Мало кто может сказать: «Я так боялась, так боялась, и это мне помогло». Часто страхи нам мешают жить. Если жизнью распоряжается страх, то человек скован как обручем. Значит, возможно лишь подобие жизни. Без свободы проявления, нет естественной жизни.

То же самое делает с нами тревога. Тревога не предотвратила ни одно несчастье. Единственное, что может предотвратить тревога, это радость жизни. Есть такое чувство или ход мысли: я буду тревожиться пока все не устроится к лучшему, тогда я расслаблюсь и буду радоваться.

Наши тревоги – это стремление наказать себя, не давать себе прошения, нелюбовь к себе, недоверие к себе. Страх – важное чувство жен алкоголиков. Мы можем подумать, что если я тревожусь, то это поможет беде не случиться или уйти. Но это иллюзия. Скорее наоборот. Тревогой мы можем навлечь на себя беду. Тревога парализует сознание, и мы не можем предпринять разумные меры. Страх, тревога могут довести нас до такого состояния, что мы не обращаем внимание на нашу сегодняшнюю жизнь, не заботимся о ней, перестаем заботиться о себе, об удовлетворении своих важнейших потребностей. Страх может лежать в основе контролирующего поведения. Если кто-то долго чего-то боится, он привыкает к страху. И думает, что это нормально – именно так и чувствовать себя. Грусть, подавленность, напряжение могут маскировать страхи. Последствия этого могут быть долгими и трагическими.

На войне страх помогает солдату выжить. Нам, страдающим созависимостью. страх тоже когда-то, возможно, помог. Теперь, когда мы стали на путь освоения новых форм поведения, на путь преодоления своей созависимости, давайте скажем страхам, тревогам «до свиданья». Какой урок мы можем вынести из тревоги?

Один из уроков – доверие. Надо научиться доверять течению жизни, есть много мудрости в устройстве жизни. Пусть течет, как течет. Пусть уходят страхи и тревоги. Когда мы доверяем, мы вначале обретаем спокойствие, потом, возможно, мы обретем то, что хотим. Потом мы сможем разглядеть, что может принести нам будущее.

Тревога, страхи – это противоположность любви. Именно в этом состоянии нам необходимо любить себя больше, чем когда-либо прежде. Примите ударную дозу любви к себе и подарите себе самый лучший подарок – спокойствие. Довольно тревожиться о других. Пора начать заботиться о себе.

Спросим себя: чего я боюсь сегодня? Что он придет пьяный? Так он уже приходил десятки раз пьяный. Ведь он болен алкоголизмом (мы честно это признали, да?). А раз он болен, то он будет болен и завтра, и послезавтра.

А может, стоит подумать так. Если он придет пьяный, я оставлю его в покое и займусь своим делом. Дай-ка я лучше сейчас начну готовиться к худшему. А если он придет трезвый, то у меня будет нечаянная радость.

Один знакомый священник говорит, что страх не греховен, но избавляться от страха можно так же точно, как от греха, – исповеданием. Я думаю, что это один из способов избавления. Во всяком случае, небесполезно проговорить вслух свои страхи.

Стыд, вина

«Не знаю, почему, но испытываю чувство стыда, неловкости, идя по улице со своим мужем. Я редко хожу с ним, когда он в состоянии опьянения, но это бывает. И тогда мне кажется, на меня смотрят не только люди, но и деревья, цветы, трава».

Другая моя знакомая испытывает чувство стыда за мужа только перед теми, кто хорошо ее знает. От этого ей не легче. «На работе меня уважают, окружающие относятся хорошо, много знакомых, друзей. С мужем пойти к ним не могу, стыдно за него. Родственники к нам не ходят из-за мужа».

Читать онлайн «Возвращение к жизни. Как один человек может изменить судьбу семьи», Валентина Москаленко – ЛитРес

© ООО ТД «Никея», 2019

От автора

Семья – главная человеческая система, к которой принадлежит каждый из нас, а система – это группа людей, которые соединены в единое целое. Поскольку все ее члены тесно связаны друг с другом, улучшение/ ухудшение состояния одного из них неизбежно отражается на самочувствии другого.

Мы расскажем о психологии зависимости и созависимости – разрушительном состоянии родных больного – как о семейной проблеме. Это значит, что мы уже не спрашиваем: «Почему муж (сын) так себя ведет?» Мы думаем: «Что происходит в семье, в которой страдает один из членов?»

Чтобы вся семья в целом могла жить лучше, не обязательно ждать, когда «проблемный» родной возьмется за ум. Уклад семьи может измениться и в том случае, если хотя бы один созависимый ее член начнет выздоравливать. Родные могут начать с себя. Созависимости подвержены все члены проблемной семьи. А еще, жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Они не только страдают сами, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые не помогают выздоровлению больного.

Но созависимость излечима, в этой книге вы найдете программу ее преодоления. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, уберегает детей от появления у них зависимости. Вот почему эта книга адресована еще матерям, женам, детям и внукам зависимых людей. А еще всем тем, кто хотел бы изменить напряженную атмосферу в семье, избавиться от частых ссор и конфликтов.

Часть 1. Семья как система

Созависимость возникает не в браке, а в родительском доме. Созависимые растут в семьях, где в ходу была либо зависимость от психоактивных веществ, либо холодные отношения, лишенные доверия и уважения, оскорбления, насилие.

Естественное выражение чувств в родительской семье запрещалось («Не реви», «Что-то ты развеселился очень, как бы плакать не пришлось», «Мальчикам плакать нельзя»). Если все эти перечисленные особенности встречаются в одной семье, а такое бывает часто, ее называют дисфункциональной (проблемной), то есть неправильно выполняющей свои задачи, функции.

Проблемная семья

Ее отличают такие признаки:

1. Отрицание проблем и поддержание иллюзий.

2. Вакуум интимности.

3. Замороженные правила и роли.

4. Конфликтные отношения.

5. Обязательное единство чувств («Если мама сердится, то сердятся все»).

6. Либо границы между ее членами смешаны, либо они наглухо разделены невидимыми стенами.

7. Все хранят секрет семьи, все поддерживают фасад псевдоблагополучия.

8. Склонность к полярным чувствам и суждениям.

9. Закрытость системы.

10. Особое значение воли и контроля, с их помощью регулируются отношения между членами семьи, родителями и детьми.

Воспитание в проблемной семье подчиняется определенным правилам. Вот некоторые из них:

1. Взрослые – хозяева ребенка.

2. Только взрослые определяют, что правильно, а что неправильно.

3. Подразумевается, что ребенок отвечает за то, что взрослый сердится.

4. Родители держат эмоциональную дистанцию с детьми.

5. Воля ребенка, которая расценивается как упрямство, должна быть сломлена, и как можно скорее.

Если следовать этим правилам, в семье образуются две группы людей – угнетатели (родители), наделенные властью и абсолютным контролем, и угнетаемые (дети).

Угнетаемые не имеют права голоса. В них превыше всего ценится послушание. Задавать вопросы о том, почему надо слушаться всех взрослых, было бы нарушением правил семьи, посягательством на авторитет власти родителей.

Пристрастие к власти и силе – болезненная черта проблемной семьи. Дети, перенесшие физическое или сексуальное насилие, выучили урок беспомощности. Рана психической травмы будет беспокоить их всю жизнь. У них может развиться болезненное неосознанное стремление попадать в положение жертвы (см. описанные дальше типы «Избиваемая жена», «Жена-угодница»).

Чтобы выжить и чувствовать себя в безопасности, ребенок до подросткового возраста верит, что родители хорошие, все их правила и предписания он принимает без критики. Ничто не может разубедить его в том, что они правы.

Психолог Клаудиа Блэк в книге «Это никогда со мной не случится» сформулировала правила проблемной семьи предельно кратко: «Не говори, не чувствуй, не доверяй».

Дети в таких семьях приучаются защищать себя с помощью врожденных механизмов психологической защиты: они подавляют свои чувства, как радостные, так и тяжелые, отрицают то, что с ними происходит, приписывают свой гнев и ненависть друзьям или даже предметам, создают иллюзию любви и привязанности. Дети идеализируют и сводят к минимуму свои чувства и их проявления, затуманивают переживания и свое сознание и в конце концов могут вообще потерять чувствительность. Эти же механизмы защиты работают у взрослых зависимых и созависимых людей.

Правила и заявления, распространенные в проблемных семьях

♦ Не выражай своих чувств.

♦ Постыдился бы.

♦ Не злись.

♦ Ты недостаточно хорош(а).

♦ Не будь печальным.

♦ Лучше бы тебя у меня не было.

♦ Не реви.

♦ То, в чем ты нуждаешься, – неправильно.

♦ Делай так, как я говорю, а не так, как я делаю. (Например, не кричи, но я буду кричать.)

♦ Торопись стать взрослым.

♦ Будь хорошим, милым, безупречным.

♦ Будь послушным, не будь самостоятельным.

♦ Избегай конфликтов.

♦ Будь мужчиной.

♦ Не думай, не разговаривай, а выполняй мои приказы.

♦ Большие мальчики не плачут. / Веди себя так, как ведут хорошие девочки.

♦ Хорошо веди себя в школе.

♦ Не будь таким.

♦ Не задавай вопросов.

♦ У тебя не может быть таких чувств.

♦ Не предавай семью.

♦ Ты такой глупый (плохой).

♦ Не выноси сор из избы, не выдавай секретов семьи.

♦ Это все из-за тебя.

♦ Чтобы тебя не было слышно!

♦ Ты нам всем обязан.

♦ Никаких разговоров за спиной!

♦ Конечно, мы тебя любим.

♦ Не возражай мне.

♦ Я жизнью (карьерой) пожертвовала ради тебя. Если бы не ты (вы – дети), я была бы счастлива.

♦ Ты всегда должен хорошо выглядеть.

♦ Как ты мог так поступить со мной?

♦ Я всегда права, ты всегда неправ.

♦ Мы не будем любить тебя, если ты…

♦ Всегда контролируй себя.

♦ Ты меня с ума сведешь!

♦ Подумай о родителях.

♦ Ты никогда не доводишь дело до конца.

♦ Не пьянство причина несчастий нашей семьи.

♦ Ты такой эгоист.

♦ Не раскачивай лодку (сохраняй существующее положение вещей).

♦ Нет, я из-за тебя скоро умру.

♦ Это неправда.

♦ Я тебе точно обещаю (но обещания не выполняются).

Здоровая семья

Перечень признаков благополучной семьи выглядит так:

1. Проблемы признаются и решаются.

2. Поощряется свобода (восприятия, мысли и обсуждения, свобода иметь свои чувства, желания, свобода творчества).

3. Каждый член семьи имеет свою уникальную ценность, различия между людьми высоко ценятся.

4. Члены семьи умеют заботиться о себе.

5. Родители делают то, что говорят.

6. Роли в семье выбираются, а не навязываются.

7. В семье есть место развлечениям.

8. Ошибки прощаются, на них учатся.

9. Семейная система существует для человека, а не наоборот.

10. Правила и законы семьи гибкие, их можно обсуждать.

Такая система живет по таким принципам:

1. Целое больше, чем сумма частей.

2. Система постоянно стремится к росту, приспосабливаясь к стрессам, и принимает во внимание обратную связь.

3. Правила, существующие в семье, всегда открытые и обсуждаются.

4. Есть баланс взаимного уважения: «мы вместе» – «каждый особенный».

5. Члены семьи не склонны к излишней тревоге, в том числе по поводу отношений друг с другом, что помогает им принять уникальную особенность каждого из них, творчески подходить к своему собственному развитию и выстраиванию отношений. Этот подход дает замечательный пример детям, и в будущем они смогут строить собственную семью по этому образцу.

Проблемная система воплощает такие принципы:

1. Высокий уровень постоянной тревоги.

2. Слитность границ.

3. Неясные и скрытые правила.

4. Закостенелость и неизменность системы и ролей в ней.

5. Неразличимость каждого из членов семьи.

6. Утрата свобод.

7. Псевдовзаимность и псевдосплоченность.

Для проблемной семьи характерны:

1. Высокий уровень тревоги.

2.  Застывшие роли и границы.

3. Утрата свобод (спонтанности).

4. Отсутствие взаимности.

5. Одиночество и излишняя рациональность.

Корни и ветви зависимостей

Воспитание в проблемной семье формирует психологические особенности, которые составляют почву созависимости. Стресс, который испытывает ребенок, становится пусковым механизмом ее развития.

На одном из семинаров, где я рассказывала об алкоголизме как о семейной болезни, одна женщина спросила:

– У нас в семье, насколько я знаю, не было алкоголиков. Но я нахожу у себя многие признаки созависимости, о которых вы говорите. Так может быть?

– Да, это бывает очень часто. Возможно, вы выросли в эмоционально репрессивной семье, где были приняты ядовитые педагогические правила.

 

Мой опыт психотерапевта подтверждает возможность появления созависимости в проблемных семьях не только алкогольного типа. Главный источник созависимости человека – определенный характер, который сформировался под влиянием родительской семьи. Выбор партнера, страдающего какой-нибудь зависимостью, происходит позже, и к этому времени почва для появления созависимости или сама созависимость уже имеются. Поэтому истоки созависимости стоит искать в раннем детстве.

На многих семинарах по зависимости ведущие демонстрируют рисунок «Корни и ветви зависимостей». На нем показано, что все разнообразие зависимостей – от алкоголя, наркотиков, пищи, работы, от людей (созависимость), азартных игр, секса – имеют одни и те же корни. Если «почва зависимостей» – это родительская семья, то «корни» – это травмы детства, которые выражались в любом насилии и вызывали определенные чувства, главным из которых был стыд. Особое место занимает наследственность, важное значение которой в происхождении зависимости уже никем не оспаривается.

Отношения между родителями и детьми в семье созависимых

«Отношения между родителями и детьми столь же трудны и столь же драматичны, как отношения между любящими», – писал А. Моруа. Рассмотрим разные типы отношений внутри семьи.

Матери – сыновья

Женщина жалуется на трудности в отношениях со взрослым сыном.

– Что для вас значит ваш сын?

– О, это трудно выразить словами. Это что-то большее, чем моя жизнь. Нет, я не могу этого объяснить.

Как и многие женщины, к пятой годовщине своего брака эта женщина несколько разочаровалась в муже. Пылкие ухаживания остались в прошлом, равно как и совместные интересы, мечты и то внимание, которое он ей уделял.

Мужа подолгу не бывало дома. Он работал, а выходные проводил в гараже или ездил на охоту, ему нужно было встречаться с друзьями. А ей? Она твердо усвоила: надо хранить домашний очаг. Чего ей хотелось? Душевной близости, внимания к себе, любви.

К пятому – седьмому году брака муж почти исчезает с портрета ее семьи. Физически он иногда бывает дома, а эмоционально… его нет. Образовавшуюся пустоту кто-то должен заполнить, и вот у моей клиентки появился сын.

Привязанность к нему столь сильна и продолжительна (это на всю жизнь!), что не сравнится с чувствами ни к одному мужчине. С сыном ей было комфортно, их душевная близость очевидна.

Супруг этой близости как раз не жаждал. Для многих мужчин просто непонятно, как можно интересоваться внутренним миром жены и делиться своим собственным.

Утешение давал сын, он позволял строить с ним теплые и прочные отношения. Вот уж кому она всегда нужна, так это сыну. Дочь не могла бы настолько соответствовать ее ожиданиям, ведь она вырастет и станет такой же, как она. А сын завоюет мир, он превратится в сильного мужчину. Он будет делать то, что она сама бы делала, если бы была мужчиной. Уровень притязаний у нее высок, и сын будет восполнять то, чего не хватает ей, женщине.

Не исключено, что сын в будущем будет иметь другое мнение о своем предназначении, но это не мешает тому, чтобы мать идеализировала его. Представляете, какая прочная у них эмоциональная связь? Попробуй отделись от матери! Не выйдет. Крепкая привязанность к сыну дает матери возможность ощутить себя женщиной. Это важная потребность – быть любимой, ценной, уважаемой.

Женщина, имеющая тесную привязанность к мужу и хорошие отношения с ним, подсознательно сообщит сыну, что ее отношение к нему естественно, наполнено радостью, а не является заменой чему-то, в чем она испытывает нужду. Сыну передается спокойное осознание своего места в мире.

Неудовлетворенная женщина привяжет к себе сына мощными цепями. Она просто не в состоянии перерезать пуповину. Почему? Он необходим ей для удовлетворения насущных нужд, для утверждения себя как женщины.

Женщина, несчастливая в браке с эмоционально недоступным мужем, чувствует себя примерно так: у меня нет мужчины, я нуждаюсь в мужчине как в дополнении своей женской слабости, поэтому я не могу позволить себе потерять сына. Сын – это все, что у меня есть. Она будет идеализировать, чрезмерно опекать его.

Частично ее поведение мотивируется страхом потерять сына, особенно в пользу другой женщины. Она будет подчеркивать чистоту своей любви в сравнении с коварством всех женщин, которые хотят завладеть им. В сущности, она сообщает ему, что не существует в мире большей любви, чем ее любовь. Теперь вы понимаете, почему маменькины сынки – плохие мужья?

В поисках себя, в поисках ответа на вопрос «Кто я такой?» сын обращается к отцу. И если мать принижает отца, насмехается над ним, сын не захочет быть похожим на него. А как он может восхищаться матерью, если она принижает отца? И много ли на свете таких умных женщин, которые не говорили дома при детях: «Посмотрите, что учинил на прошлой неделе ваш непутевый отец!» У меня в кабинете жены называют своих супругов «недоразвитыми», «алкашами», «оно», «что-то жалкое», «тот, кто без меня пропадет».

Допустим, сорвалось с языка, нервы не железные. А что, если женщина унижает мужа постоянно? Если взаимоотношения между супругами холодные, отчужденные? Тогда сын «не узнает» в себе отца. Так начинается процесс, который психологи называют «демаскулинизацией». Да, мать лишает сына признаков мужественности.

Пока сын не отождествляет себя с отцом, он вынужден идентифицировать себя с матерью – воплощением реальной правящей силы в доме. Сын будет доказывать, что он не слабый человек, каким считается в доме отец. У него может появиться внутренний конфликт – одновременное сопротивление и отцу, и матери. Сын может бороться против матери за право стать мужчиной, но по факту мужчины становятся теми, кому они сопротивляются. В этой ситуации он станет таким, как мать, но в полноценного мужчину ему превратиться не по силам. Связанный прочной пуповиной с матерью, он не сможет стать самостоятельным.

С наступлением зрелого возраста внутренний конфликт сына может усилиться. Он одновременно отвергает мать и желает ее присутствия, ему ведь всегда комфортно с ней. Он не желает брать в жены женщину, напоминающую мать, но часто выбирает именно такую. Он хочет, чтобы другая женщина ухаживала за ним именно так, как это делала мама. В то же время он желает, чтобы забота жены была не столь удушающей.

У сына легко возникает чувство вины перед матерью, может быть, потому, что он, действительно, не удовлетворил всех ее притязаний, ведь она ожидала от него слишком многого. Чувство вины может проецироваться на жену в виде агрессии чувств, слов, отношения. Что-то мстительное есть в его позиции по отношению ко всему женскому племени.

Мать тоже испытывает противоречивые чувства. Она желает сыну взросления, роста и в то же время желает заботиться о нем как о маленьком мальчике. Наслаждение от этого ни с чем не сравнить, и материнство не только жертвенно, но и эгоистично. В конце концов, у нее было так мало радостей в отношениях с мужем.

Она знает, что сын уйдет к другой женщине, и злится на эти импульсы, которые отторгнут от нее ее мальчика. Именно это чувство диктовало ей желание критиковать его девочек, не подзывать его к телефону, когда они ему звонили. А теперь она очень критически относится к его жене.

Татьяна вышла замуж за мужчину, который был и все еще остается центром вселенной для своей матери. Даже теперь, через десять лет после свадьбы, Алексей срывается с места с радостным энтузиазмом, услышав звонок мамы. Все эти годы он сравнивает Татьяну с мамой – и, конечно же, не в пользу жены. А что Татьяна? Она каждый раз спрашивает: «Может быть, Алеша прав? Может быть, я действительно плохая хозяйка? Может быть, я действительно плохая мать?»

Алексей раз в неделю навещает маму и обедает у нее. Обед проходит под ее комментарии: «Пусть хотя бы раз в неделю мальчик прилично поест». Когда свекровь приезжает в семью сына, она заглядывает в шкафы и проверяет: лежат ли простыни с простынями, а скатерти со скатертями. Татьяна изредка жалуется мужу на беспардонное поведение его матери, но Алексей всегда говорит: «Этого не может быть, ты преувеличиваешь».

Когда Татьяна выходила замуж, то надеялась, что Алексей будет заботиться о ней. Он представлялся ей сильным, любящим, отзывчивым. Вскоре Таня обнаружила, что он сам от нее ждет заботы, причем как о ребенке. Все, что раньше делала для него мама, теперь должна делать жена – так он хочет. Таня не понимает, почему муж остается глухим к ее потребностям.

Алексею трудно. Он находится между двух огней. В воздухе витает вопрос мамы: «Кого ты больше любишь, ее или меня?»

В Библии говорится: И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19: 5–6). Речь в этом отрывке идет не о том, чтобы оставить отца и мать и буквально перестать заботиться о них. Нужно перерезать эмоциональную пуповину и решить, кто ты в первую очередь – муж своей жены или сын своей матери. Обе роли важны, но какая-то из них должна быть первой. Не решив этот вопрос, трудно «прилепиться» к жене и образовать новую эмоциональную связь.

Разумная мать знает, что, когда сын создает свою семью, его первейшая обязанность – заботиться о жене. Он взял на себя эти обязательства перед государством, когда расписывался в загсе, и перед Богом, когда венчался. Некоторые матери не хотят это признать, а их сыновья не хотят менять правила игры.

«Маменькины сынки» любят то радостное возбуждение, которое мать создает вокруг них. Что бы они ни сделали, они любимы. Сын получает безусловную любовь без всяких усилий, а часто еще и без условий и какой-либо ответственности. Она необходима маленькому ребенку, но неуместна теперь.

Резкая критика в адрес сына может служить той же цели – подкреплению сильнейшей эмоциональной привязанности между ним и матерью.

Сын захотел устроиться на работу в компанию, которая находится далеко от дома. Что сделала его мама? Раскритиковала за это решение: «Ты и на этой работе хорошо зарабатываешь, оставайся с тем, что имеешь, не высовывайся и не рискуй, довольствуйся меньшим». Но главное и тайное желание матери осталось не озвученным: будь при мне, нуждайся во мне, оставайся зависимым от меня. Объяснение простое: эта женщина давно в разводе с мужем.

Ее сыну по паспорту 37 лет, а по уровню зрелости и зависимости от матери – всего лишь семь. В конце концов, жена не может дать ему столько безусловной любви, сколько дает мама. Если жена делает для него что-то хорошее, он чувствует себя обязанным платить тем же. Это уже обязательства, ответственность – закон взрослой жизни. А мама ничего не требует взамен, лишь бы был при ней ее вечно маленький мальчик.

Некоторые мужчины, воспитанные одинокими женщинами, не женятся совсем или женятся поздно. Они не могут решиться порвать с атмосферой восхищения, которую создала вокруг них мама.

Полина Ивановна, мать 40-летнего сына, на словах выражает желание, чтобы Юра женился. И тут же восхищается тем, какой он заботливый сын, еще ни разу не ездил в отпуск без мамы. Примечательно, что Юра страдает ожирением. Мать сделала его не мужчиной даже по форме тела. Она демаскулинизировала его, и слой жира как будто надежно защищает его от посягательств женщин.

Хорошей матерью быть легко, если у женщины сложились хорошие отношения с мужем. Она видит в сыне хотя и близкого, но отдельного человека, другого, а не продолжение себя. Часто «маменькины сынки» становятся зависимыми от алкоголя или наркотиков.

Отношение матери к сыну носит характер сильной привязанности, и что-то изменить в таких отношениях очень трудно. Однако это возможно. У меня в группе была женщина, которая осознала свое болезненное отношение к сыну, и ей удалось в какой-то степени изменить себя. Вот как она сама об этом рассказывает:

– Сыну сейчас 27 лет. Когда он был юношей, я была к нему так сильно привязана, что не помню минуты, чтобы я о нем не думала. Если к 23 часам он не возвращался домой, я места себе не находила. Однажды он мне сказал: «Мам, я, конечно, могу приходить домой даже в 22 часа, но неужели ты не понимаешь, что отравляешь мне жизнь?» Эти слова потрясли меня, я долго над ними думала. Постепенно я начала осознавать, что любовь и моя чрезмерная привязанность – это не одно и то же. В группе (имеется в виду психотерапевтическая группа) я окончательно убедилась, что мне нужно «отвязывать» себя от сына.

Моя любовь к нему никак не уменьшилась. Как ни мучительно это было для меня, я перерезала связывавшую нас пуповину и увидела, как он начал дышать самостоятельно.

 

Сейчас сын женат. Я запрещаю себе вмешиваться в его жизнь. Я напоминаю себе, что он не глупее меня и сам разберется, что ему лучше делать. И знаете, что я замечаю? Теперь мы стали намного ближе и роднее. И еще у меня появилось много сил, которые я трачу на свои дела. Я дала сыну свободу и неожиданно обрела свою собственную.

А вот взгляд с другой стороны. Этот рассказ я услышала от 29-летнего мужчины.

Позвонила его мама и очень настойчиво просила срочно приехать к ней. Речь шла о какой-то мелочи, кажется, надо было прибить полку. А герой этой истории женат, его собственному сыну пять лет. К тому же он занят на работе, возглавляет социальный центр. Я была потрясена тем, что он ответил матери:

– Мама, ты же знаешь, что я женат. И моя первая обязанность – заботиться о жене и своей семье, а вторая – заботиться о маме. Приеду в конце недели.

Мне показалось, что в этих словах сформулированы правила социальной гигиены – расстановки приоритетов в отношениях. Жена – на первом месте, мать – на втором. Однако это отношение, конечно, не распространяется на особые ситуации – болезни, немощи матери.

Возвращение к жизни. Как один человек может изменить судьбу семьи читать онлайн бесплатно Валентина Москаленко

От автора

Семья – главная человеческая система, к которой принадлежит каждый из нас, а система – это группа людей, которые соединены в единое целое. Поскольку все ее члены тесно связаны друг с другом, улучшение/ ухудшение состояния одного из них неизбежно отражается на самочувствии другого.

Мы расскажем о психологии зависимости и созависимости – разрушительном состоянии родных больного – как о семейной проблеме. Это значит, что мы уже не спрашиваем: «Почему муж (сын) так себя ведет?» Мы думаем: «Что происходит в семье, в которой страдает один из членов?»

Чтобы вся семья в целом могла жить лучше, не обязательно ждать, когда «проблемный» родной возьмется за ум. Уклад семьи может измениться и в том случае, если хотя бы один созависимый ее член начнет выздоравливать. Родные могут начать с себя. Созависимости подвержены все члены проблемной семьи. А еще, жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Они не только страдают сами, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые не помогают выздоровлению больного.

Но созависимость излечима, в этой книге вы найдете программу ее преодоления. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, уберегает детей от появления у них зависимости. Вот почему эта книга адресована еще матерям, женам, детям и внукам зависимых людей. А еще всем тем, кто хотел бы изменить напряженную атмосферу в семье, избавиться от частых ссор и конфликтов.

Часть 1. Семья как система

Созависимость возникает не в браке, а в родительском доме. Созависимые растут в семьях, где в ходу была либо зависимость от психоактивных веществ, либо холодные отношения, лишенные доверия и уважения, оскорбления, насилие.

Естественное выражение чувств в родительской семье запрещалось («Не реви», «Что-то ты развеселился очень, как бы плакать не пришлось», «Мальчикам плакать нельзя»). Если все эти перечисленные особенности встречаются в одной семье, а такое бывает часто, ее называют дисфункциональной (проблемной), то есть неправильно выполняющей свои задачи, функции.

Проблемная семья

Ее отличают такие признаки:

1.  Отрицание проблем и поддержание иллюзий.

2. Вакуум интимности.

3. Замороженные правила и роли.

4. Конфликтные отношения.

5. Обязательное единство чувств («Если мама сердится, то сердятся все»).

6. Либо границы между ее членами смешаны, либо они наглухо разделены невидимыми стенами.

7. Все хранят секрет семьи, все поддерживают фасад псевдоблагополучия.

8. Склонность к полярным чувствам и суждениям.

9. Закрытость системы.

10. Особое значение воли и контроля, с их помощью регулируются отношения между членами семьи, родителями и детьми.

Воспитание в проблемной семье подчиняется определенным правилам. Вот некоторые из них:

1. Взрослые – хозяева ребенка.

2. Только взрослые определяют, что правильно, а что неправильно.

3.  Подразумевается, что ребенок отвечает за то, что взрослый сердится.

4. Родители держат эмоциональную дистанцию с детьми.

5. Воля ребенка, которая расценивается как упрямство, должна быть сломлена, и как можно скорее.

Если следовать этим правилам, в семье образуются две группы людей – угнетатели (родители), наделенные властью и абсолютным контролем, и угнетаемые (дети).

Угнетаемые не имеют права голоса. В них превыше всего ценится послушание. Задавать вопросы о том, почему надо слушаться всех взрослых, было бы нарушением правил семьи, посягательством на авторитет власти родителей.

Пристрастие к власти и силе – болезненная черта проблемной семьи. Дети, перенесшие физическое или сексуальное насилие, выучили урок беспомощности. Рана психической травмы будет беспокоить их всю жизнь. У них может развиться болезненное неосознанное стремление попадать в положение жертвы (см. описанные дальше типы «Избиваемая жена», «Жена-угодница»).

Чтобы выжить и чувствовать себя в безопасности, ребенок до подросткового возраста верит, что родители хорошие, все их правила и предписания он принимает без критики. Ничто не может разубедить его в том, что они правы.

Психолог Клаудиа Блэк в книге «Это никогда со мной не случится» сформулировала правила проблемной семьи предельно кратко: «Не говори, не чувствуй, не доверяй».

Дети в таких семьях приучаются защищать себя с помощью врожденных механизмов психологической защиты: они подавляют свои чувства, как радостные, так и тяжелые, отрицают то, что с ними происходит, приписывают свой гнев и ненависть друзьям или даже предметам, создают иллюзию любви и привязанности. Дети идеализируют и сводят к минимуму свои чувства и их проявления, затуманивают переживания и свое сознание и в конце концов могут вообще потерять чувствительность. Эти же механизмы защиты работают у взрослых зависимых и созависимых людей.

Правила и заявления, распространенные в проблемных семьях

♦ Не выражай своих чувств.

♦ Постыдился бы.

♦ Не злись.

♦ Ты недостаточно хорош(а).

♦ Не будь печальным.

♦ Лучше бы тебя у меня не было.

♦ Не реви.

♦ То, в чем ты нуждаешься, – неправильно.

♦ Делай так, как я говорю, а не так, как я делаю. (Например, не кричи, но я буду кричать.)

♦ Торопись стать взрослым.

♦ Будь хорошим, милым, безупречным.

♦ Будь послушным, не будь самостоятельным.

♦ Избегай конфликтов.

♦ Будь мужчиной.

♦ Не думай, не разговаривай, а выполняй мои приказы.

♦ Большие мальчики не плачут. / Веди себя так, как ведут хорошие девочки.

♦ Хорошо веди себя в школе.

♦ Не будь таким.

♦ Не задавай вопросов.

♦ У тебя не может быть таких чувств.

♦ Не предавай семью.

♦ Ты такой глупый (плохой).

♦ Не выноси сор из избы, не выдавай секретов семьи.

♦ Это все из-за тебя.

♦ Чтобы тебя не было слышно!

♦ Ты нам всем обязан.

♦ Никаких разговоров за спиной!

♦ Конечно, мы тебя любим.

♦ Не возражай мне.

♦ Я жизнью (карьерой) пожертвовала ради тебя. Если бы не ты (вы – дети), я была бы счастлива.

♦ Ты всегда должен хорошо выглядеть.

♦ Как ты мог так поступить со мной?

♦ Я всегда права, ты всегда неправ.

♦ Мы не будем любить тебя, если ты…

♦ Всегда контролируй себя.

♦ Ты меня с ума сведешь!

♦ Подумай о родителях.

♦ Ты никогда не доводишь дело до конца.

♦ Не пьянство причина несчастий нашей семьи.

♦ Ты такой эгоист.

♦ Не раскачивай лодку (сохраняй существующее положение вещей).

♦ Нет, я из-за тебя скоро умру.

♦ Это неправда.

♦ Я тебе точно обещаю (но обещания не выполняются).

Здоровая семья

Перечень признаков благополучной семьи выглядит так:

1. Проблемы признаются и решаются.

2. Поощряется свобода (восприятия, мысли и обсуждения, свобода иметь свои чувства, желания, свобода творчества).

3.  Каждый член семьи имеет свою уникальную ценность, различия между людьми высоко ценятся.

4. Члены семьи умеют заботиться о себе.

5. Родители делают то, что говорят.

6. Роли в семье выбираются, а не навязываются.

7. В семье есть место развлечениям.

8. Ошибки прощаются, на них учатся.

9. Семейная система существует для человека, а не наоборот.

10. Правила и законы семьи гибкие, их можно обсуждать.

Такая система живет по таким принципам:

1. Целое больше, чем сумма частей.

2. Система постоянно стремится к росту, приспосабливаясь к стрессам, и принимает во внимание обратную связь.

3. Правила, существующие в семье, всегда открытые и обсуждаются.

4. Есть баланс взаимного уважения: «мы вместе» – «каждый особенный».

5.  Члены семьи не склонны к излишней тревоге, в том числе по поводу отношений друг с другом, что помогает им принять уникальную особенность каждого из них, творчески подходить к своему собственному развитию и выстраиванию отношений. Этот подход дает замечательный пример детям, и в будущем они смогут строить собственную семью по этому образцу.

Проблемная система воплощает такие принципы:

1. Высокий уровень постоянной тревоги.

2. Слитность границ.

3. Неясные и скрытые правила.

4. Закостенелость и неизменность системы и ролей в ней.

5. Неразличимость каждого из членов семьи.

6. Утрата свобод.

7. Псевдовзаимность и псевдосплоченность.

Для проблемной семьи характерны:

1. Высокий уровень тревоги.

2. Застывшие роли и границы.

3. Утрата свобод (спонтанности).

4. Отсутствие взаимности.

5. Одиночество и излишняя рациональность.

Корни и ветви зависимостей

Воспитание в проблемной семье формирует психологические особенности, которые составляют почву созависимости. Стресс, который испытывает ребенок, становится пусковым механизмом ее развития.

На одном из семинаров, где я рассказывала об алкоголизме как о семейной болезни, одна женщина спросила:

– У нас в семье, насколько я знаю, не было алкоголиков. Но я нахожу у себя многие признаки созависимости, о которых вы говорите. Так может быть?

– Да, это бывает очень часто. Возможно, вы выросли в эмоционально репрессивной семье, где были приняты ядовитые педагогические правила.

Мой опыт психотерапевта подтверждает возможность появления созависимости в проблемных семьях не только алкогольного типа. Главный источник созависимости человека – определенный характер, который сформировался под влиянием родительской семьи. Выбор партнера, страдающего какой-нибудь зависимостью, происходит позже, и к этому времени почва для появления созависимости или сама созависимость уже имеются. Поэтому истоки созависимости стоит искать в раннем детстве.

На многих семинарах по зависимости ведущие демонстрируют рисунок «Корни и ветви зависимостей». На нем показано, что все разнообразие зависимостей – от алкоголя, наркотиков, пищи, работы, от людей (созависимость), азартных игр, секса – имеют одни и те же корни. Если «почва зависимостей» – это родительская семья, то «корни» – это травмы детства, которые выражались в любом насилии и вызывали определенные чувства, главным из которых был стыд. Особое место занимает наследственность, важное значение которой в происхождении зависимости уже никем не оспаривается.

Отношения между родителями и детьми в семье созависимых

«Отношения между родителями и детьми столь же трудны и столь же драматичны, как отношения между любящими», – писал А. Моруа. Рассмотрим разные типы отношений внутри семьи.

Матери – сыновья

Женщина жалуется на трудности в отношениях со взрослым сыном.

– Что для вас значит ваш сын?

– О, это трудно выразить словами. Это что-то большее, чем моя жизнь. Нет, я не могу этого объяснить.

Как и многие женщины, к пятой годовщине своего брака эта женщина несколько разочаровалась в муже. Пылкие ухаживания остались в прошлом, равно как и совместные интересы, мечты и то внимание, которое он ей уделял.

Мужа подолгу не бывало дома. Он работал, а выходные проводил в гараже или ездил на охоту, ему нужно было встречаться с друзьями. А ей? Она твердо усвоила: надо хранить домашний очаг. Чего ей хотелось? Душевной близости, внимания к себе, любви.

К пятому – седьмому году брака муж почти исчезает с портрета ее семьи. Физически он иногда бывает дома, а эмоционально… его нет. Образовавшуюся пустоту кто-то должен заполнить, и вот у моей клиентки появился сын.

Привязанность к нему столь сильна и продолжительна (это на всю жизнь!), что не сравнится с чувствами ни к одному мужчине. С сыном ей было комфортно, их душевная близость очевидна.

Супруг этой близости как раз не жаждал. Для многих мужчин просто непонятно, как можно интересоваться внутренним миром жены и делиться своим собственным.

Утешение давал сын, он позволял строить с ним теплые и прочные отношения. Вот уж кому она всегда нужна, так это сыну. Дочь не могла бы настолько соответствовать ее ожиданиям, ведь она вырастет и станет такой же, как она. А сын завоюет мир, он превратится в сильного мужчину. Он будет делать то, что она сама бы делала, если бы была мужчиной. Уровень притязаний у нее высок, и сын будет восполнять то, чего не хватает ей, женщине.

Не исключено, что сын в будущем будет иметь другое мнение о своем предназначении, но это не мешает тому, чтобы мать идеализировала его. Представляете, какая прочная у них эмоциональная связь? Попробуй отделись от матери! Не выйдет. Крепкая привязанность к сыну дает матери возможность ощутить себя женщиной. Это важная потребность – быть любимой, ценной, уважаемой.

Женщина, имеющая тесную привязанность к мужу и хорошие отношения с ним, подсознательно сообщит сыну, что ее отношение к нему естественно, наполнено радостью, а не является заменой чему-то, в чем она испытывает нужду. Сыну передается спокойное осознание своего места в мире.

Неудовлетворенная женщина привяжет к себе сына мощными цепями. Она просто не в состоянии перерезать пуповину. Почему? Он необходим ей для удовлетворения насущных нужд, для утверждения себя как женщины.

Женщина, несчастливая в браке с эмоционально недоступным мужем, чувствует себя примерно так: у меня нет мужчины, я нуждаюсь в мужчине как в дополнении своей женской слабости, поэтому я не могу позволить себе потерять сына. Сын – это все, что у меня есть. Она будет идеализировать, чрезмерно опекать его.

Частично ее поведение мотивируется страхом потерять сына, особенно в пользу другой женщины. Она будет подчеркивать чистоту своей любви в сравнении с коварством всех женщин, которые хотят завладеть им. В сущности, она сообщает ему, что не существует в мире большей любви, чем ее любовь. Теперь вы понимаете, почему маменькины сынки – плохие мужья?

В поисках себя, в поисках ответа на вопрос «Кто я такой?» сын обращается к отцу. И если мать принижает отца, насмехается над ним, сын не захочет быть похожим на него. А как он может восхищаться матерью, если она принижает отца? И много ли на свете таких умных женщин, которые не говорили дома при детях: «Посмотрите, что учинил на прошлой неделе ваш непутевый отец!» У меня в кабинете жены называют своих супругов «недоразвитыми», «алкашами», «оно», «что-то жалкое», «тот, кто без меня пропадет».

Допустим, сорвалось с языка, нервы не железные. А что, если женщина унижает мужа постоянно? Если взаимоотношения между супругами холодные, отчужденные? Тогда сын «не узнает» в себе отца. Так начинается процесс, который психологи называют «демаскулинизацией». Да, мать лишает сына признаков мужественности.

Пока сын не отождествляет себя с отцом, он вынужден идентифицировать себя с матерью – воплощением реальной правящей силы в доме. Сын будет доказывать, что он не слабый человек, каким считается в доме отец. У него может появиться внутренний конфликт – одновременное сопротивление и отцу, и матери. Сын может бороться против матери за право стать мужчиной, но по факту мужчины становятся теми, кому они сопротивляются. В этой ситуации он станет таким, как мать, но в полноценного мужчину ему превратиться не по силам. Связанный прочной пуповиной с матерью, он не сможет стать самостоятельным.

С наступлением зрелого возраста внутренний конфликт сына может усилиться. Он одновременно отвергает мать и желает ее присутствия, ему ведь всегда комфортно с ней. Он не желает брать в жены женщину, напоминающую мать, но часто выбирает именно такую. Он хочет, чтобы другая женщина ухаживала за ним именно так, как это делала мама. В то же время он желает, чтобы забота жены была не столь удушающей.

У сына легко возникает чувство вины перед матерью, может быть, потому, что он, действительно, не удовлетворил всех ее притязаний, ведь она ожидала от него слишком многого. Чувство вины может проецироваться на жену в виде агрессии чувств, слов, отношения. Что-то мстительное есть в его позиции по отношению ко всему женскому племени.

Мать тоже испытывает противоречивые чувства. Она желает сыну взросления, роста и в то же время желает заботиться о нем как о маленьком мальчике. Наслаждение от этого ни с чем не сравнить, и материнство не только жертвенно, но и эгоистично. В конце концов, у нее было так мало радостей в отношениях с мужем.

Она знает, что сын уйдет к другой женщине, и злится на эти импульсы, которые отторгнут от нее ее мальчика. Именно это чувство диктовало ей желание критиковать его девочек, не подзывать его к телефону, когда они ему звонили. А теперь она очень критически относится к его жене.

Татьяна вышла замуж за мужчину, который был и все еще остается центром вселенной для своей матери. Даже теперь, через десять лет после свадьбы, Алексей срывается с места с радостным энтузиазмом, услышав звонок мамы. Все эти годы он сравнивает Татьяну с мамой – и, конечно же, не в пользу жены. А что Татьяна? Она каждый раз спрашивает: «Может быть, Алеша прав? Может быть, я действительно плохая хозяйка? Может быть, я действительно плохая мать?»

Алексей раз в неделю навещает маму и обедает у нее. Обед проходит под ее комментарии: «Пусть хотя бы раз в неделю мальчик прилично поест». Когда свекровь приезжает в семью сына, она заглядывает в шкафы и проверяет: лежат ли простыни с простынями, а скатерти со скатертями. Татьяна изредка жалуется мужу на беспардонное поведение его матери, но Алексей всегда говорит: «Этого не может быть, ты преувеличиваешь».

Когда Татьяна выходила замуж, то надеялась, что Алексей будет заботиться о ней. Он представлялся ей сильным, любящим, отзывчивым. Вскоре Таня обнаружила, что он сам от нее ждет заботы, причем как о ребенке. Все, что раньше делала для него мама, теперь должна делать жена – так он хочет. Таня не понимает, почему муж остается глухим к ее потребностям.

Алексею трудно. Он находится между двух огней. В воздухе витает вопрос мамы: «Кого ты больше любишь, ее или меня?»

В Библии говорится: И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19: 5–6). Речь в этом отрывке идет не о том, чтобы оставить отца и мать и буквально перестать заботиться о них. Нужно перерезать эмоциональную пуповину и решить, кто ты в первую очередь – муж своей жены или сын своей матери. Обе роли важны, но какая-то из них должна быть первой. Не решив этот вопрос, трудно «прилепиться» к жене и образовать новую эмоциональную связь.

Разумная мать знает, что, когда сын создает свою семью, его первейшая обязанность – заботиться о жене. Он взял на себя эти обязательства перед государством, когда расписывался в загсе, и перед Богом, когда венчался. Некоторые матери не хотят это признать, а их сыновья не хотят менять правила игры.

«Маменькины сынки» любят то радостное возбуждение, которое мать создает вокруг них. Что бы они ни сделали, они любимы. Сын получает безусловную любовь без всяких усилий, а часто еще и без условий и какой-либо ответственности. Она необходима маленькому ребенку, но неуместна теперь.

Резкая критика в адрес сына может служить той же цели – подкреплению сильнейшей эмоциональной привязанности между ним и матерью.

Сын захотел устроиться на работу в компанию, которая находится далеко от дома. Что сделала его мама? Раскритиковала за это решение: «Ты и на этой работе хорошо зарабатываешь, оставайся с тем, что имеешь, не высовывайся и не рискуй, довольствуйся меньшим». Но главное и тайное желание матери осталось не озвученным: будь при мне, нуждайся во мне, оставайся зависимым от меня. Объяснение простое: эта женщина давно в разводе с мужем.

Ее сыну по паспорту 37 лет, а по уровню зрелости и зависимости от матери – всего лишь семь. В конце концов, жена не может дать ему столько безусловной любви, сколько дает мама. Если жена делает для него что-то хорошее, он чувствует себя обязанным платить тем же. Это уже обязательства, ответственность – закон взрослой жизни. А мама ничего не требует взамен, лишь бы был при ней ее вечно маленький мальчик.

Некоторые мужчины, воспитанные одинокими женщинами, не женятся совсем или женятся поздно. Они не могут решиться порвать с атмосферой восхищения, которую создала вокруг них мама.

Полина Ивановна, мать 40-летнего сына, на словах выражает желание, чтобы Юра женился. И тут же восхищается тем, какой он заботливый сын, еще ни разу не ездил в отпуск без мамы. Примечательно, что Юра страдает ожирением. Мать сделала его не мужчиной даже по форме тела. Она демаскулинизировала его, и слой жира как будто надежно защищает его от посягательств женщин.

Хорошей матерью быть легко, если у женщины сложились хорошие отношения с мужем. Она видит в сыне хотя и близкого, но отдельного человека, другого, а не продолжение себя. Часто «маменькины сынки» становятся зависимыми от алкоголя или наркотиков.

Отношение матери к сыну носит характер сильной привязанности, и что-то изменить в таких отношениях очень трудно. Однако это возможно. У меня в группе была женщина, которая осознала свое болезненное отношение к сыну, и ей удалось в какой-то степени изменить себя. Вот как она сама об этом рассказывает:

– Сыну сейчас 27 лет. Когда он был юношей, я была к нему так сильно привязана, что не помню минуты, чтобы я о нем не думала. Если к 23 часам он не возвращался домой, я места себе не находила. Однажды он мне сказал: «Мам, я, конечно, могу приходить домой даже в 22 часа, но неужели ты не понимаешь, что отравляешь мне жизнь?» Эти слова потрясли меня, я долго над ними думала. Постепенно я начала осознавать, что любовь и моя чрезмерная привязанность – это не одно и то же. В группе (имеется в виду психотерапевтическая группа) я окончательно убедилась, что мне нужно «отвязывать» себя от сына.

Моя любовь к нему никак не уменьшилась. Как ни мучительно это было для меня, я перерезала связывавшую нас пуповину и увидела, как он начал дышать самостоятельно.

Сейчас сын женат. Я запрещаю себе вмешиваться в его жизнь. Я напоминаю себе, что он не глупее меня и сам разберется, что ему лучше делать. И знаете, что я замечаю? Теперь мы стали намного ближе и роднее. И еще у меня появилось много сил, которые я трачу на свои дела. Я дала сыну свободу и неожиданно обрела свою собственную.

А вот взгляд с другой стороны. Этот рассказ я услышала от 29-летнего мужчины.

Позвонила его мама и очень настойчиво просила срочно приехать к ней. Речь шла о какой-то мелочи, кажется, надо было прибить полку. А герой этой истории женат, его собственному сыну пять лет. К тому же он занят на работе, возглавляет социальный центр. Я была потрясена тем, что он ответил матери:

– Мама, ты же знаешь, что я женат. И моя первая обязанность – заботиться о жене и своей семье, а вторая – заботиться о маме. Приеду в конце недели.

Мне показалось, что в этих словах сформулированы правила социальной гигиены – расстановки приоритетов в отношениях. Жена – на первом месте, мать – на втором. Однако это отношение, конечно, не распространяется на особые ситуации – болезни, немощи матери.

Дочки-матери

Света, 28 лет, менеджер, женщина с высшим педагогическим образованием, обратилась ко мне с жалобами на головную боль. Она пришла ко мне как к врачу-психоневрологу и не собиралась заострять внимание на внутрисемейных отношениях. Почему-то вскоре мы заговорили о Свете и ее маме. Маме 54 года, она работает директором школы в другом городе и приезжает к дочери время от времени. Отношения у них весьма напряженные. Сейчас она гостит у дочери уже третий день, нянчится с внучкой.

По словам Светы, мама вмешивается в дела ее собственной семьи, критикует зятя и дочь. Характер у мамы трудный, от ее советов никуда не денешься. С ее появлением атмосфера в доме накаляется до предела.

– И что тогда происходит?

– Мы разговариваем на повышенных тонах, ссоримся, потом ходим надутые и не разговариваем вовсе.

– Это помогает?

– В чем, в решении вопроса – кто прав, кто не прав?

– Нет, в том, чтобы улучшить ваши отношения. Кажется, это ваша цель?

– Нет, не помогает. У нас так давно сложилось. Мы то ссоримся, то молчим.

Разбирать список разногласий между Светой и мамой бессмысленно. Каждая из женщин борется не за свои принципы и, конечно же, не за благополучие внучки. Все это псевдопроблемы.

Реальная проблема сидящей передо мной Светы – это ее борьба за независимость от мамы. Да, в психическом облике Светы немало черт созависимости. Выздоровление от созависимости и переход к более здоровым отношениям, то есть к естественной взаимозависимости, проходит через фазу достижения независимости. Постоянно в состоянии независимости жить нельзя, тогда у нас не будет никаких отношений с людьми. Но как временное состояние, как точка опоры она необходима нам, чтобы, оттолкнувшись от нее, строить уже более здоровые отношения.

Света долгое время ведет борьбу с мамой за независимость, за право быть уникальной, неповторимой, быть самой собой, состояться как мать и почувствовать себя ценной, значимой. Борьба тянется долго и изнуряет обе стороны.

Я спросила Свету:

– Почему вы не поговорите с мамой о важных для себя вопросах?

– Не знаю, кажется, я боюсь ее.

– Можете ли вы объяснить маме свои намерения, мотивы?

– А как?

– Ну, может быть, так: «Я поступаю так со своим ребенком, потому что убеждена, что именно в этом он и нуждается».

– Моя мама ничего слушать не будет. Это только ухудшит дело. Я уже тысячу раз объясняла ей, и все бесполезно.

– А вы можете проявить твердость и внятно заявить, что в ее советах не нуждаетесь, напомнить, что вам уже 28 лет?

– Сказать, что я не нуждаюсь в ее советах? Да вы что! Это убьет мою маму.

– Тогда ваше счастье, что она живет далеко.

– Да, я люблю свою маму, но ее постоянного присутствия я бы не выдержала.

– И все же я не понимаю, почему вы ей не говорите о своей любви и не просите меньше вмешиваться в вашу жизнь.

– О, вы не знаете мою маму!

Звучит знакомо, не правда ли?

Когда эмоциональная напряженность в семье достигает высокого уровня, большинство из нас возлагает всю ответственность за плохие взаимоотношения на другого члена семьи. Эти другие – мама, папа, сестра, брат, муж, зять, невестка – нас не слышат, нам не помогают и т. д. Это другой человек мешает нам говорить, быть понятым, это другие не хотят изменить отношения к лучшему, а мы…

А что, собственно, мы для этого делаем? Только боимся, возмущаемся, плачем, наконец. Мы пребываем в атмосфере сильно накаленных чувств и культивируем их. Чувства – это важная часть нашей жизни, но пока мы находимся в таком разгоряченном состоянии, нами легче манипулировать. Пока мы находимся на взводе, мы – удобная игрушка в руках других. Хорошо бы начать с того, чтобы как минимум не культивировать свои запредельные эмоции и включить разум, чтобы остановиться и подумать о том, что происходит.

Обычно на консультации я применяю такую тактику. Сначала позволяю клиентке выплеснуть эмоции, затем подтверждаю их уместность в ее ситуации («Да, да, это действительно тяжело, я не знаю, можно ли чувствовать себя иначе в вашем положении»). Выражаю сочувствие («Вы и вправду находитесь сейчас в трудных обстоятельствах. Счастье, что у вас находятся силы все это переносить»).

Тем временем клиентка успокаивается, слезы (они часто льются в кабинете психотерапевта, и это хорошо!) просыхают. Что произошло? А произошло что-то очень важное. Я называю это эмоциональным вытрезвлением. Теперь «на трезвую голову» клиентка включает разум.

Четыре встречи с психотерапевтом имели для Светы следующий результат. Она пришла к выводу, что пытаться изменить маму, доказать, что она не права, – абсолютно тупиковый путь. Желаемого результата не будет. Более того, это путь поражения, а не достижения успеха.

Мы переформулировали цель. Теперь Света уяснила, что ее задача – не изменить маму, а установить с ней более здоровые отношения. Света усвоила, что если она и дальше будет жить, как маятник, между надутым молчанием и горячими перебранками с мамой, их отношения не изменятся. В конце концов, обе женщины застряли в нездоровой ситуации. Важно не упускать из виду, что проблема заключается не в плохих людях, а в непродуктивных правилах, которые они используют, чтобы общаться.

Узнала Света и о том, что взаимоотношения с мамой влияют на ее отношения с мужем и дочерью. Если Света не обретет желанную для нее независимость, отношения с дочкой в будущем будут либо такими же напряженными, как у Светы со своей мамой, либо отстраненными – мать и дочь могут держать эмоциональную дистанцию, прикрываясь завесой вежливости. К следующему визиту мамы Света была готова начать новые отношения, но эмоционально эта задача оказалась такой трудной, что молодая женщина не могла от волнения подобрать слова, когда пересказывала мне очередную сцену.

К третьему дню пребывания мамы атмосфера накалилась до известного уровня. Она критиковала дочь, что та неправильно распоряжается деньгами, а зятю досталось за то, что он не починил забор на даче. С неудовольствием отметила, что внучка «одета в синтетику, а это вредно для здоровья», и подарила ей платье из ситчика, которое сшила своими руками. Свете платье не понравилось, и она забыла поблагодарить маму. Мама обиженно заметила, что ее помощь здесь не ценят. Света и мама уже готовы были разойтись надутыми по своим углам, но на этот раз Света отодвинула обиды в сторону (обида – неконструктивная эмоция) и применила новую тактику.

Она спокойно выслушала все замечания мамы. В основном та говорила о том, как не следует поступать с ребенком, во что следует одевать. Советы правильные, тут и спорить нечего, но в голосе мамы слышался с трудом подавляемый гнев. Голос Светы был спокойным и уверенным (но как трудно это ей далось, никто не знает!):

– Мам, я высоко ценю твою заботу об Анечке. Я знаю, как важно для тебя, чтобы твоя внучка была ухожена. Но есть нечто очень важное для меня. И я хочу тебе сказать об этом… – Здесь Света сделала паузу, она почувствовала леденящий холод в груди, страх, но продолжила: – Видишь ли, мам, Аня – моя дочь. Я прилагаю много усилий, чтобы быть хорошей матерью и чтобы мои отношения с дочерью были хорошими. Мне очень важно осознавать – то, что я делаю для своего ребенка, хорошо для него. Для меня это очень важно. Я знаю, что иногда я делаю ошибки. Я допускаю, что ты тысячу раз права в том, что ситцевое платье лучше синтетического костюмчика. Но сейчас мне нужно утвердиться в том, что я могу заботиться о своем ребенке так, как я понимаю заботу. Это важно и для меня, и для Анечки. Я должна быть уверена в том, что я – хорошая и разумная мать. Помоги мне в этом.

Когда Света закончила, она впервые заметила, что в ее голосе звучала уверенность и зрелая сила. Она впервые почувствовала себя равной с матерью, а не пристыженной маленькой, навеки перепуганной девочкой. Света смогла продолжать:

– Я каждый раз испытываю горькое чувство, когда ты, мама, объясняешь, как мне обращаться с ребенком, или берешь дела в свои руки. Тогда мне кажется, что я ничего не умею, ничего не могу правильно сделать. Это мешает мне чувствовать себя взрослой. Иногда в раздражении мне хочется спросить тебя, уж не считаешь ли ты меня глупой.

После этого наступила гробовая тишина. Мать выглядела подавленной и вот-вот грозила разразиться возмущением. У нее на лице как будто было написано: «Как это так? Яйца курицу не учат!» Света же чувствовала себя так, как будто вонзила матери нож в сердце. Она испытывала боль, вину, тревогу… Затем послышался мамин голос, знакомые нотки гнева и раздражения:

– Я не могу спокойно наблюдать, как мучается ребенок. И чувствую, что мой долг – вмешаться и защитить его. Если ты не понимаешь самых простых вещей, о чем с тобой вообще говорить?..

И далее привычные, много раз звучавшие в этом доме фразы. Света внешне спокойно дослушала тираду до конца. Затем сказала:

– Мам, я не уверена, что ты услышала меня. Я говорила не о том, что я права в отношении Анечки. Наверное, я делаю ошибки в ее воспитании. Но я говорила о том, как важно мне ощущать, что я делаю для ребенка то, что ему лучше подходит. Пойми, это важно для меня как для матери Ани. Я отчаянно борюсь за то, чтобы чувствовать себя уверенно как мать. Ты была матерью четыре раза. Помоги мне почувствовать, что со своим ребенком я поступаю так, как надо.

Света чувствовала, что мама становится все более напряженной. У нее самой внутри несколько раз начинал клокотать гнев, но она не дала втянуть себя в привычную борьбу. Она все подчеркивала, что пытается не критиковать мать, не обесценивать ее советы, а лишь делится с ней тем, что сама чувствует и чего она, Света, хочет.

В конце беседы Света была изнурена до предела и близка к обмороку. Ее состояние называется в научных терминах «тревога отделения». Впервые она действительно (не физически, а психологически) покидала родительский дом, отделялась от матери, перерезала пуповину. Света решилась порвать ту болезненную зависимость, которая мешала ей стать взрослой, зрелой женщиной. Отделяться от родителей или других людей, с которыми нас связывает зависимость, часто бывает очень больно, но другого пути к свободе я не знаю.

Независимость нужна Свете для того, чтобы прочувствовать свои особенности, определить, кто она такая, чего она хочет. Независимость нужна ей, чтобы чувствовать себя отдельной и отличной от матери женщиной. Это совсем не означает, что отношения с мамой теперь разорваны, что они больше не близки друг другу. В условиях независимости Света по-прежнему остается любящей дочерью, но приобретает совсем другое ощущение себя, находит свое истинное «Я».

Мы продолжали работать со Светой. Она начала понимать, как чувствует себя мама и почему она так резко сопротивляется.

Главное чувство, которое испытывает мать при отделении дочери, – это чувство отвержения. Ужасно болезненное чувство, лежащее, кстати, в фундаменте всякой зависимости или созависимости. Человеку больно, тревожно, дискомфортно. Перемены несут угрозу привычному образу жизни. Спокойнее всего жить, ничего не меняя, сохранять существующее положение вещей. В этом случае работает правило проблемной семьи: «Не раскачивай лодку».

Естественно, мама сделает все возможное, чтобы в отношениях с дочерью ничего не изменилось. В арсенале мамы есть много способов. Главное – вызвать у Светы чувство вины за дерзость так говорить с матерью. Мама своим поведением шлет Свете сигнал: «Сейчас же вернись к прежнему положению. Пусть все остается, как было».

Вот почему в первый раз она «не расслышала» смысла слов Светы, во второй раз упрекнула в неблагодарности, в третий – привела веский аргумент своей компетентности: она мать четырех детей и всю жизнь воспитывает детей в школе. Все эти демарши продиктованы страхом отвержения, страхом утратить ту важную связь с дочерью, без которой мать не чувствует себя целостной и самодостаточной личностью. В свое время у нее были сложные отношения созависимости со своей мамой.

Тот, кто начал что-то менять, несет ответственность за установление эмоциональной близости на новом уровне. А тревога отделения лечится именно эмоциональной близостью. Сидение по углам в молчании не может помочь добраться до основной цели – установления новых здоровых отношений.

И Света взяла на себя эту ответственность. Она расспросила маму о взаимоотношениях с ее мамой, бабушкой Светы. Она спрашивала, чем интересуется мама, чем наполнена ее жизнь, с кем она общается, что делает каждый день.

Расспрашивать родственников об их прошлом и интересоваться их нынешней жизнью – лучший путь для поддержания эмоциональной близости. Света узнала много нового и важного для себя и о себе. Раньше мама давала советы, и предполагалось, что Света их получала. Теперь они впервые обменивались чувствами.

Между прочим, головная боль у Светы прошла. Взаимоотношения с мамой стали теплее. Света как будто нашла свое потерянное место в родительской семье и обрела устойчивость, точку опоры и почувствовала связь с корнями своего рода. Корни держат дерево в бурю, от корней зависит качество кроны.

Когда человек достигает определенной степени независимости в родительской семье, это обязательно сказывается положительным образом на всех других важных для него взаимоотношениях. Если мы застряли в конфликте с матерью или с отцом, то как мы можем создавать новые привязанности? Получается, чтобы стать хорошей матерью, надо вначале завершить дела в родительской семье, отделиться от родителей психологически, а не только географически. Чтобы отделиться, нужно принять родителей спокойно и больше не возмущаться их ошибками. Тогда мы можем принимать и себя, можем становиться женами, матерями. То же самое относится к мужьям, отцам.

История Светы – это история со счастливым концом, цель была достигнута – отношения с мамой улучшились.

Посмотрим шире на взаимоотношения матерей и дочерей. Бабушка – мама – дочь – внучка… Вертикальная цепочка в родословной. По цепочке передается что-то очень важное. Что же? Может быть, наша женская сущность?

Веками женская доля означала воздержание, обязательность, терпение, стойкость в перенесении любой боли. Быть женщиной значило быть либо собственностью мужчины, либо его «половинкой». И сейчас еще говорят: «Для женщины она зарабатывает хорошо». Или: «Для женщины она пишет неплохие романы». Кто сказал, что женщина не может писать такие же хорошие романы, как мужчина?

Если мама впитала подобные идеи, то будьте уверены, она передаст их дочери. Мамы – отменные учителя. Главная классная комната дочерей – это кухня. Здесь преподается наука быть женщиной, женой, матерью. Здесь дочь узнает все, что мама думает о себе. Если говорить по-научному – передается самоидентификация от матери к дочери. Здесь пишутся семейные сценарии.

Быть привязанной к матери естественно и нормально. Почему же мы боимся полного сходства? Наверное, в нас, дочерях, живет неистребимое желание уникальности. Каждая дочь имеет право на свою собственную индивидуальность, имеет право быть единственной и неповторимой.

Мы, дочери, боимся полного сходства с матерью потому, что нас к этому призывают: «Будь как я». Многие дочери не хотят повторить судьбу матери и выйти замуж так, как мама вышла за папу, а судьба повторяется. Если папа поднимал руку на маму, дочь может оказаться в том же положении. Жертвы рождают жертв. Если мама была женой алкоголика, то весьма вероятно, что дочь повторит ее историю.

Дочери получают судьбу «в наследство» скорее в том случае, если ни мама, ни дочь не знают о существовании внутрисемейных законов. Следовательно, они не могут пользоваться ими в своих интересах.

Матери связывают с дочерями особые ожидания. Либо «будь как я», либо «будь совсем другой». И та, и другая задача для дочери тягостна, она бременем ложится на ее хрупкие плечи.

Чем опасна позиция «будь как я»? В этом случае мать не говорит дочери о многообразии возможностей жизни. В этом послании скрыт смысл: «Все усилия напрасны. Что толку делать больше? Выше мамы не прыгнешь». Страх женщин всех времен и народов быть отвергнутой, нелюбимой, брошенной идет от маминого «делай, как я говорю, иначе любить не буду». В этом случае дочь навеки обречена доставлять удовольствие маме.

Чем опасна позиция «будь совсем другой» (счастливее, образованнее, лучше меня)? В этом случае дочь живет под прессом «будь лучшей». Свободное развитие ребенка принесено в жертву ради удовлетворения тайного желания матери улучшить свое собственное благополучие.

И в первом, и во втором случае ожидания матери мешают дочери развиваться. Источник ожиданий мамы – недостаток чувства собственного достоинства, размытые представления о себе. Мама не знает, где заканчивается граница ее личности, где начинается территория дочери. Границы другого человека чаще нарушает тот, у кого отсутствуют собственные. Уважительное отношение к суверенитету ближнего (границы людей, как и государств, надо уважать) означает, что мать и дочь – люди родные, близкие, но разные. Что хорошо для мамы, то не обязательно подойдет дочери. Пусть дочь развивается в соответствии с замыслом Творца.

Взаимоотношения с матерью будут влиять на все другие взаимоотношения, особенно с мужчинами. Дочь выберет себе друзей, мужей, может быть, даже начальников, которые будут относиться к ней так, как мама.

«Хорошая» девочка выберет мужа, который будет ее холить и лелеять, не даст ей повзрослеть, будет держать у себя в подчинении, для него она всегда «малышка», жена-девочка. А «малышка» будет бледнеть при одной мысли, что может сделать что-то такое, что ему не понравится.

«Плохая» девочка выберет мужчину, который будет обходиться с ней плохо, усиливая ее чувство неполноценности.

Хорошие девочки, плохие девочки… Что общего в их судьбах в зрелом возрасте? Отказ ценить свое мнение и слишком полагаться на мнение других.

Мамины послания, которые мы заглотнули еще в детстве, имеют власть над нами почти всю жизнь, даже после ее смерти.

С чего начать взрослой, умной дочери, если она страдает от маминого пресса? Спросите себя: «Чего я хочу?» Допустим, ответ будет: «Я хочу быть не такой, как мама, хочу иной жизни». Тогда громко и твердо скажите: «Я постараюсь сделать это». С этого дня дух бунтарства, дух протеста против маминых предписаний пойдет по новому, более конструктивному пути. Для достижения своей цели вам потребуется настойчивость и отвага. Но вначале перечислю, какие действия могут оказаться непродуктивными, чего вам делать не следует.

Непродуктивно:

♦ Обвинять маму.

♦ Покорно молчать.

♦ Бороться с мамой.

♦ Доказывать, что мама не права.

♦ Держать эмоциональную дистанцию.

♦ Искать замену маме, утешителя (друга, психотерапевта). В этом случае можно получить лишь временное облегчение.

♦ Уезжать из дома только для того, чтобы успокоиться. Ни расстояние, ни время не разрешают конфликты с родителями.

♦ Становиться жертвой.

Продуктивно:

♦ Не спешить.

♦ Признать за мамой право думать иначе, чувствовать иначе, чем вы сами думаете и чувствуете.

♦ Ставьте целью сохранить не только себя, но и хорошие отношения с мамой.

♦ Начинайте первой общаться.

♦ Расспрашивайте маму о ее прошлом.

Нарисуйте свою родословную, попросите маму рассказать вам о родственниках.

Станьте «биографом» своей мамы, узнайте, как складывалась ее жизнь.

Интересуйтесь текущими делами мамы.

Поделитесь с мамой чем-то своим. (Осторожно! Избегайте обвиняющего тона.)

Говорите о том, что вам важно (например, о том, что вызвало ссору), твердо и спокойно.

Примеры конструктивной формы таких заявлений.

«Я уважаю твои чувства, но…»

«Прости, если я обидела тебя, но моим намерением было не задеть тебя, а высказать свое мнение».

«Я знаю, как много это значит для тебя, но это не мой путь».

Пытайтесь улавливать скрытый смысл маминых высказываний. Вот универсальный ключ к пониманию: все плохое, что было сказано в адрес дочери, продиктовано плохим отношением мамы к самой себе. Хочешь знать, как человек относится к себе, слушай, что он говорит о других.

Отцы и дочери

Олю ко мне прислал ее отец. Вот уже второй месяц каждый день она плачет и звонит в другой город Игорю. Девушка страдает от любви. Отец – мой коллега, врач – просит лечить Олю: возможно, у нее депрессия. Девушка страдает, она самозабвенно любит Игоря и говорит, что жить без него не может.

История их отношений вкратце такова. После института, где Игорь и Оля учились вместе, молодой человек уехал за границу, где нашел работу по специальности. Оля поехала вслед за ним. Влиятельный отец помог найти ей место в аспирантуре, правда, не по специальности. Оля была готова на все, лишь бы быть рядом с Игорем.

Там, за границей, в их отношениях начался кавардак. Когда-то, еще в институте, Игорь признался Оле в любви, а теперь, когда Оля бросила родной город, родной дом и поехала вслед за ним, Игорь вел себя отстраненно.

Он всегда был занят работой, говорил, что до ночи проводит опыты в своей лаборатории. По воскресеньям у него теннис. На встречи с Олей у него не хватало времени.

Однажды по случаю дня рождения Игорь пригласил гостей, указал Оле на трех девушек и сообщил, что за каждой из них он пробовал ухаживать.

Дойдя до этого места в своем рассказе, Оля начала громко плакать. Боль, нанесенная Игорем ее сердцу, из разряда таких уколов, какие с трудном забываются, но Оля продолжает любить.

Олины знакомые принимали участие в ее судьбе: одни сочувствовали, другие осуждали. Говорили, что она позволила Игорю обижать себя, что у нее нет чувства собственного достоинства. Оля не хотела вступать в споры и отмалчивалась.

Мой диагноз: созависимость. Чтобы понять корни проблемы, надо разбираться в характере взаимоотношений, которые были приняты в родительской семье.

Я знаю семью Оли. Отец очень заботлив, всю жизнь много работает и многого добился. Я не сомневалась, что отец обожает свою дочь.

Я удивилась, услышав от Оли, что она не только не испытывает теплых чувств к отцу, но ей тяжело, даже невозможно, как она выразилась, находиться с ним в одной комнате. Полгода назад они расставались перед отъездом Оли за границу, и ей пришлось принудить себя обнять отца на прощание в аэропорту.

Задаю Оле несколько вопросов, касающихся ее раннего детства:

– Скажите, Оля, вы помните себя маленькой, сидящей на коленях отца?

– Нет, не помню.

– А его руки помните, его прикосновения?

– У нас есть фотография, где отец держит меня за руку, но таких ощущений я совсем не помню. Может, он и прикасался ко мне, но в памяти ничего не осталось.

– Как вы воспринимали своего отца в детстве?

– Он всегда мне представлялся строгим, недоступным. Как памятник на пьедестале.

– Как сейчас Игорь?

– Недоступностью и холодностью они похожи.

Запомним это Олино «похоже».

Из рассказа замужней 42-летней Алевтины:

– В детстве я все время злилась на отца за то, что он обижал маму. Я никак не могла выразить свой гнев. Теперь мой муж точно так же обращается со мной. Мои чувства к нему точь-в-точь такие, какие я испытывала к отцу. Разница состоит лишь в том, что тогда я не могла открыто злиться, а мужу я могу об этом сказать.

Мать двух детей Ирина, 29 лет, живет в браке с «трудным» мужем, который пьет, иногда по три дня не приходит домой. О своем опыте общения с отцом в детстве Ирина рассказывает:

– Родители разошлись, когда мне было два года. Отец пытался навещать меня, но мама не хотела наших встреч. Она была очень задета его изменой. Иногда папа встречал меня на улице, приносил подарки. А мама потом говорила, что ему делать нечего, вот он и ходит за мной. А подарками он откупается, поскольку чувствует себя виноватым.

Практически во всех трех судьбах, в которых мы видим трудные взаимоотношения у женщин с мужчинами, можно проследить одну общую закономерность: отец как теплый, заботливый, любящий человек отсутствовал. Он был эмоционально недоступен для дочери.

Многие отцы не знают о потребностях детей, и главная из них – это любовь. Возможно, Оля уже забыла, как девочкой она пыталась ласкаться к отцу, старалась доставить ему удовольствие, но он повелительным, безапелляционным тоном приказывал: «Теперь пора спать». Или, рассеянно взглянув на дочкин рисунок, замечал скороговоркой: «Хороший рисунок, но сейчас иди гуляй». Либо еще резче: «Я сказал тебе, не беспокой меня!»

Самое болезненное чувство в детстве вызывают ситуации, когда мы чувствуем себя отвергнутыми теми, кого мы любим. Пережившие это чувство еще и в зрелом возрасте пуще огня боятся быть отвергнутыми, брошенными. В одних случаях, как с Олей, не утоленный с детства эмоциональный голод толкает девушку к странным, на первый взгляд, отношениям – к чрезмерной и болезненной привязанности к своему избраннику. Желание принадлежать кому-то так сильно, что девушка буквально липнет к парню и терпит от него то, что терпеть не надо.

Примечательно в этом смысле свидетельство Анастасии Ивановны Цветаевой. Читаю в ее книге «Воспоминания»: «Отец нам был скорее – дед: шутливый, ласковый, недалекий». И в другом месте: «Его трогательная в быту рассеянность создавала о нем легенды. Нас это не удивляло, папа всегда думает о своем Музее. Как-то сами, без объяснений взрослых, мы это понимали».

Добрый, трогательный, погруженный в свои дела – в годы детства Марины и Анастасии, – их отец был поглощен заботами о создании знаменитого теперь на весь мир Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. А для детей он был эмоционально недоступным человеком.

Вот Анастасия Ивановна рассказывает о своей первой пылкой влюбленности и вслед за ней скоропалительном, впоследствии несчастливом браке. Первая встреча на катке: «Что-то ослепительное, несомненное, никогда не виденное, нужное было в этом подлетевшем и умчавшемся человеке. Все остановилось. Важным было только одно – его возвращение». И далее в том же тоне: «Кто он, этот изумительный человек, до мозга костей насмешливый и – чую! – до глубины сердца лиричный, не поддающийся осознанию и описанию, из них рвущийся, как угорь из рук?!»

Разве по силам выдержать человеку (просто человеку, а не тому идеальному герою, что не поддается «осознанию и описанию») такой накал чувств, такую игру воображения, такую высокую планку ожиданий?! Юная Ася Цветаева, как известно, в скором времени пережила драму развода.

Избранник моей клиентки Оли в силу воспитания и душевного развития или ставшей сейчас нормой жесткости отторгает ее «завышенную» любовь, прибегая к недостойным мужчины оскорблениям.

Вы скажете, а как же долгий, по-своему счастливый, хотя и не безоблачный брак сестры Аси – Марины Цветаевой с Сергеем Эфроном, ведь отец у них был один? Ну, в иные времена Сергею Эфрону приходилось очень нелегко, о чем свидетельствуют его письма.

Я бы хотела обратить внимание читателя на романтические увлечения Марины Ивановны. Их было немало. И в каждом все то же: накал чувств, идеализация всех качеств «героя», высокая планка требований, затем – спад, похожий на разочарование в том, кто не оправдал надежд.

Приходят на память слова Корделии из «Короля Лира»: «Любовь к отцу я мужу передам». Из отношений с отцом вырастает стиль поведения по отношению к мужчинам, а также некоторые установки поведения.

Мстительница

Как-то в газете я натолкнулась на небольшое письмо 22-летней девушки под очень выразительным названием: «Слушайте, мужчины! Я ненавижу вас!»

Автор письма – идеальный образец созависимой «мстительницы». Она так и писала: «Девочки и женщины! Слушайте меня, я отомщу за всех вас, обиженных этими недостойными мужчинами. Я заставлю их мучиться от любви ко мне». И ведь заставит. (Любимое слово созависимых – «заставлю».)

Но прежде она страдала рядом с собственным отцом. В письме она рассказывала, что он ударил ее за потерянную в детском саду варежку «до потери сознания», до «скорой помощи и больницы». А в 16 лет на нее поднял руку и любимый парень. Ее будущее – лик созависимости под названием «Избиваемая жена».

Другая женщина рассказывала: «Сейчас, когда мне уже 54 года и мои дети выросли, я могу более-менее спокойно и хладнокровно проанализировать свою женскую долю. С мужем мы разошлись после 18 лет совместной жизни. Я не могу пожаловаться на невнимание других мужчин. Собственно, из-за этого мы и разошлись. Много у меня было романов, но они не насыщали меня. Какой-то бес во мне нашептывал: ищи нового, покори сердце еще одного. Я праздновала свою победу над многими мужчинами».

Эта женщина была дочерью разведенных родителей, взаимоотношения с отцом после развода не поддерживались.

Будучи лишенной в детстве внимания папы, не добившись успеха в завоевании его сердца или, возможно, постарадав от его тяжелой руки, женщина может стать мстительницей во взаимоотношениях с мужчиной.

Мстительница будет добиваться все новых и новых жертв. Она мстит за то, что сделал отец. Он отверг ее, так что теперь ни один мужчина не поступит с ней так же. Пусть они, мужчины, переживут горечь ее отвержения.

Перемена поклонников дает приятное возбуждение (опьянение?), подъем и удовлетворение мстительного чувства.

Устойчивые, длительные, удовлетворяющие обе стороны взаимоотношения – не ее сильная сторона. Мстительница найдет причину, чтобы уйти от этого мужчины к другому (см. лик созависимости «Жена-скандалистка»).

Дочь-соперница

«Это может показаться странным, но меня в детстве мама ревновала к отцу. Я не могла остаться наедине с ним, чтобы она не разозлилась. У мамы с папой отношения были натянутые, теперь я понимаю, что она добивалась его внимания к себе, и ей всегда было мало того, что он ей давал. Она не была удовлетворена своим браком, и на мне она вымещала свое недовольство. Мама как будто выталкивала меня из дома, и я вышла замуж в 18 лет».

Супружеская жизнь этой женщины сложилась несчастливо. По ее словам, муж оказался «носителем всех пороков» – равнодушный, бесхозяйственный, любил лежать на диване и пить пиво.

Эта девочка попала в еще более тяжелое положение, чем те, кто не знал душевной близости с отцом: она была эмоционально отвергнута и отцом, и матерью, и испытывала горькие чувства по отношению к обоим родителям.

Причина неудачного брака дочери, получившей двойную дозу родительского невнимания, в том, что она вступила во взрослую жизнь с чувством своей неполноценности: «Раз меня не любили, значит, я не была достойна любви. Как я могу быть уверена, что достойна ее сейчас?»

Отчаянно желая убедиться в обратном, почувствовать себя и любимой, и желанной, она выбирает как раз того мужчину, который меньше всего может дать ей то, в чем она нуждается.

Ожидание рыцаря

«Я вышла замуж в 22 года, тогда я очень любила своего мужа. Я говорила ему об этом, а он… Он только однажды признался мне в своих чувствах. Когда я упрекала его, что он не говорит мне о своей любви, он отмахивался, отвечал: „Один раз сказал и хватит. Если что-то изменится, я сообщу“.

А мне казалось, что мой брак ужасен. Все было как-то не так. Мне всегда хотелось от него большего. Позже я поняла, что я слишком многого ждала. Всю юность я искала рыцаря, мне нужен был необыкновенный муж.

Я идеализировала его, и одно время мне даже казалось, что он спас мне жизнь, вытащив из ужаса родительского дома.

Я испортила ему жизнь своими непомерными требованиями, тем, что не терпела в нем никаких слабостей, никаких недостатков. А он был обыкновенным добропорядочным человеком. Он не был идеальным, он не был героем, он – просто человек».

Стремление обожать отца, считать его не обыкновенным человеком, а героем без слабостей и недостатков, жило в этой взрослой женщине, не претерпев никаких изменений с детства. Хорошо, что сейчас она поняла, что ее требования к мужу были завышенными, и их взаимоотношения стали намного лучше.

Карьеристка

«Мне не везло в любви, зато я добилась высокого положения на работе. Я думала, что делаю карьеру только потому, что мне нравится моя работа. Какое значение имеют мои отношения с отцом и матерью в детстве?»

Прямое влияние системы родительской семьи на нашу взрослую жизнь может быть сильным и длительным.

В частности, женщина, сделавшая успешную карьеру, могла и не подозревать, что она своими достижениями как бы пыталась добиться того, что ей не удавалось в детстве. Возможно, своими успехами она неосознанно пыталась завоевать любовь родителей, их положительное внимание, признание и высокую оценку, но особенно она старалась ради отца.

Отец все свое внимание отдавал работе. Она хотела быть достойной его. Карьера (в хорошем смысле этого слова), достижения, которые давались ей потом и кровью, – это лишь попытка заработать тяжким трудом более высокую самооценку. И как следствие – надежду, что она может нравиться мужчинам. Где-то глубоко в ее душе сидит – нет, не мысль, а чувство, не оформленное в слова: «Вот это моему папочке понравилось бы!» Или: «Вот я и доказала, что способна на многое!»

Этой женщине еще предстоит научиться верить, что, даже не имея достижений в профессии, она может нравиться!

Зачем я пишу о том, как трудно стать счастливой в личной жизни, если женщина ребенком не испытала радости от любви, внимания (внимания, направленного только на нее!), одобрения и признания со стороны отца? Соль на раны? Прошлого ведь не воротишь, поздно, выросла.

Понимание истоков своих чувств нам не повредит. Обвинения в адрес родителей давайте отложим. Обвинения, обиды – это тактика подростков, равно как и критика, а мы – взрослые. Быть взрослым означает, что пора начать относиться к родителям с пониманием, независимо от того, живут они рядом, или далеко, или уже покинули этот свет.

Мы можем испытывать двойственные, противоречивые чувства к матери и отцу – привязанность и обиду, любовь и негодование, благодарность и возмущение. Наши обиды, тянущиеся с детства, – это неоконченные дела нашего прошлого. Быть взрослым – значит не только стойко выдерживать сложные, двойственные чувства, но и уметь похоронить прежние потери и разочарования, проводить свое прошлое. Непрощенные обиды, утраты напирают на нас сзади, создают завалы, образуют эмоциональные дебри, в которых мы застреваем. Кто будет их разбирать? Только мы сами.

Понять – значит простить

Хотите, чтобы ваши отношения с мужем улучшились? Выберите время, найдите тихий уголок и неспешно ответьте сами себе на несколько вопросов:

♦ Как я оцениваю свои взаимоотношения с отцом в детстве?

♦ Была ли я лишена отцовской любви?

♦ Ищу ли я – эмоционально – отца до сих пор?

♦ Позволяю ли я своему отцу иметь недостатки, слабости?

♦ Чего я ищу во взаимоотношениях с мужчинами – постоянного внимания, признания?

♦ Напоминают ли мои взаимоотношения с мужем взаимоотношения отца и матери?

♦ Добиваюсь ли я от мужа больше того, что он мне может дать?

♦ По каким причинам я злюсь на мужа?

♦ Не играю ли я роль маленькой девочки, которой муж должен дать все, а от нее не требовать ничего?

♦ Соревнуюсь ли я со своим мужем, пытаясь доказать свое превосходство над ним?

Когда я ответила себе на эти вопросы со всей честностью, на какую была способна, я поняла, что мой отец – всего лишь человек со своими слабостями и несовершенством. Он любил меня, но не умел выражать эту любовь так, как мне бы хотелось. А где же он мог научиться выражать ее, если в его семье тоже циркулировали правила ядовитой педагогики? Он – тоже дитя проблемной семьи. Система работает, вовлекая в свою орбиту многие поколения.

Почему же я хотела, чтобы у меня был необыкновенный отец без всяких недостатков? Мои ожидания были непропорциональны. Отец не любил меня так, как мне хотелось? Но он же любил меня по-своему! Он научился этому у своих родителей. Теперь моя очередь.

Судьба в наследство[1]

О том, как проблемы семейной системы могут передаваться из поколения в поколение, даже если кровнородственные узы отсутствуют, свидетельствует письмо Валентины, которое я комментировала для одного популярного журнала.

«Когда развелись мои родители, мне было двадцать лет. Прошло четыре года, а рана до сих пор болит. Обрушился мой мир, и нужно строить новый, как-то жить дальше. Все думано-передумано: причины, последствия… Но что это меняет? Дорого далась мне эта мудрость – все знать, все понимать.

Моего отца вырастила бабушка. Она прошла всю войну военврачом в действующих войсках. Была в плену, в концлагере. Как раньше относились к тем, кто был в плену, известно.

У нее не было будущего. И вот она усыновила мальчика, круглого сироту. Его отец пропал под Ельней, мать умерла. Он долго побирался, затем попал в детдом, где было немногим лучше, чем на улице. Там его бабушка и присмотрела.

Они могли стать крепкой семьей, два израненных человека, но не смогли. Я их хорошо представляю вместе – озлобленный мальчик и женщина, которой война и плен закрыли пути к нормальной жизни.

Папа под ее железным руководством вырос умным, талантливым, ироничным, но слабым и нерешительным. Потом алкоголь подмыл ум, унес талант, появилось уязвленное самолюбие, мелочность какая-то… И что совсем ужасно – радость торжества над чужой слабостью. Я столько раз все это наблюдала!

Моя мать – сирота, детдомовка. После детдома жила одна, хлебнула лиха. Она говорила, что выходила замуж, чтобы избавиться от одиночества, от сиротской бездомности. Бабушка этот брак одобрила, я думаю, потому, что привыкла иметь власть над близкими, и невестка-сирота ей подходила.

Родился внук, потом мама снова забеременела. Бабушка решила, что это лишнее: нет денег, проблемы с жильем. Она велела маме сделать аборт и, наверное, впервые получила твердый отказ.

Родить мать меня родила, но сказались нервотрепки – семь лет мы обе не вылезали из болезней. А кончилось все тем, что она целиком ушла в материнство, а отец – в пьянство. Семья держалась только мамиными усилиями. Она так хотела ее сохранить! Прощала, терпела, любила, жалела.

Родители отметили тридцать лет свадьбы – и тут „рвануло“. Отец решил уйти. У него все эти годы была другая женщина – жена его друга. Тот тяжело заболел, слег с параличом. Он был еще живой, когда отец перебрался в его дом. Я была в шоке: оказывается, и такое в этой жизни возможно!

В последнюю ночь перед тем, как отец окончательно от нас ушел, мы просидели с мамой без сна на одной кровати. Отец пьяно буянил в соседней комнате. Было очень страшно. Мама плакала и говорила, говорила и плакала.

После развода бабушку отец оставил с нами. Она его вырастила, дала образование, по-своему любила, а ее отбросили, как что-то ненужное. И все это происходило не в каком-то мексиканском сериале, а в моей собственной семье, в моей жизни.

Три года мать со мной разговаривала практически об одном и том же: об отцовском предательстве, о своей загубленной жизни. Но, похоже, и в этой истории больше всех досталось мне.

Я не могу простить того, что со мной сделали родители. Мать – очень больной человек. Я привыкла в детстве просыпаться от маминых криков и стонов и оказывать ей помощь. Когда мне было четырнадцать лет, она особенно тяжело заболела. Врачи сказали, что больше пяти лет она не проживет. Мать почти ничего не могла делать руками, даже причесываться. Я решила, что эти пять лет у меня не будет никаких личных интересов, мама будет моей жизнью.

И все у нас с ней получилось. Здоровье ее поправилось. И тут – этот тяжелый развод. И опять она привычно оперлась на мое плечо.

Я думала, что я сильная, но ошиблась. Эта ноша оказалась слишком тяжелой. Мать без разбора вываливала на меня все – боль, обиды, гнев, какие-то глубоко личные подробности. Это слишком, слишком!

Обрушился мой мир. Мама всегда говорила, что нужно любить, что любовь созидает, нужно верить, а недоверие унижает и убивает любовь. Я считала, что так и есть, как она говорит. И вот выяснилось, что ничего она не построила своей любовью. Как мне с этим жить? Об этом она, наверное, не подумала.

Меня спасла работа. То, что я делала, связано с рисованием. И еще руками надо мастерить. Работа требует внимания и увлеченности. Это меня и вытащило из пропасти.

Я борюсь, теперь уже за себя. Но иногда мне кажется, что у меня нет больше сил. Нет свежести чувств. У меня нет парня – больше трех недель со мной никто не выдерживает, нет и близких подруг. Иногда мне кажется, что я старше моей матери, дальновиднее и холоднее.

Иногда я злюсь на нее за все это, но чаще мне ее жалко. Мы стали чаще ругаться, и я не могу больше бесконечно уступать и утешать. Мне сейчас очень тяжело, такая пустота внутри. Смогу ли я кого-нибудь полюбить? Любить – значит отдавать, а мне сейчас нечего отдать. Могу поделиться болью и обидой, а это добро никому не нужно».

О чем это письмо? О страдании – долгом, непрекращающемся, передающимся из поколения в поколение. Страдала бабушка – израненный войной и всей жизнью человек. Страдали отец и мать Валентины – от сиротства и одиночества. Затем Валя и мать – от долгих болезней. А каково ребенку в детстве просыпаться «от маминых стонов и криков»! Но как будто всего этого было мало – и вот еще одно горе: отец покинул семью.

Если бы мы больше знали о родословной Валентины, то наверняка нашли бы страдальцев и в более отдаленных поколениях.

Прогноз на будущее таков: если Валентина не залечит свои душевные раны, то ее дети понесут страдание дальше. Судьбы наследуются. Родительская семья – фундамент будущей жизни. Вряд ли передача страдания из поколения в поколение происходит генетическим путем. Бабушка Валентины подтверждает этот вывод. Властная, несчастливая, она заняла свое место в цепи внутрисемейных проблем, не будучи кровной родственницей.

Страдание передается скорее по психологическим законам, через атмосферу в семье, и в этом я вижу основание для оптимизма. Гены мы изменить не можем, а среду – можно попробовать.

Когда в родительской семье так много горя, как было в семье Валентины, ребенок инстинктивно ищет способ выжить, принимая на себя разные роли. Роль страдалицы тоже годится для выживания. Как это ни парадоксально, но возможно, что, когда девочкой Валя «не вылезала из болезней», именно это и помогло ей выжить. В детстве роль страдалицы (частые болезни – вариант этой роли) помогает ребенку получить любовь, внимание взрослых. Для детей из трудных семей, детей, вечно голодных на любовь близких, добиться внимания любой ценой – сверхважная задача. Внимание – это жизнь. Заброшенность – гибель.

Мир и себя в мире ребенок долго-долго узнает через любовь любящего и любимого человека. Без его внимания ребенок – никто. Беда, если он добивается внимания только болезнями и страданием.

Детские привычки, ролевые маски прилипчивы. Они могут стать нашим вторым «Я». Оглянитесь вокруг: как много зрелых людей пытаются привлечь к себе внимание страданием! Людям-страдальцам сочувствуют. Они, наверное, очень нуждаются в таком сочувствии.

Давайте посмотрим, какую цену платит человек за эти «выгоды». В зрелом возрасте несбалансированное страдание начинает давать «обратный удар». Так винтовка после выстрела бьет стрелка по плечу. Тот механизм, что помог человеку в детстве, начинает разрушать личность, мешает ее духовному росту.

Страдание может стать потребностью, и человек как бы притягивает к себе то, из-за чего можно пострадать.

Расскажу вам притчу. Однажды к индийскому мудрецу пришел юноша. «Учитель, я хочу путешествовать. Но одна часть меня хочет отправиться на запад, а другая на восток. Как мне быть?» – «Все верно, юноша, – отвечает мудрец. – В каждом человеке за обладание его сердцем дерутся две собаки. Обе собаки сильные и голодные. Какая из них одержит победу?» Юноша не знал ответа. Тогда мудрец сказал ему: «Победит та собака, которую ты будешь кормить».

Эта притча может иметь отношение к состоянию Валентины. Не знаю, как вам, Валентина, но многим людям в трудных обстоятельствах помогали такие действия.

1. Скрупулезно перечислите и даже запишите все хорошее, что было и есть в вас и в вашей жизни.

Я бы отнесла сюда то, что именно благодаря трудностям вы выросли достойным человеком с твердым и закаленным характером. У вас есть достижения – в работе, умении вести хозяйство, помогать другим. У вас хороший аналитический ум и способности к рисованию, об этом говорит ваше письмо. Вы – надежный и ответственный человек, я бы вас взяла на работу. На вас можно положиться. Вы способны к глубокому переживанию, глубина чувств – это ценное качество. Кто много страдал, тот многого постиг.

Продолжите начатое мною перечисление. Теперь поздравьте себя со всем хорошим, что в вас есть, и поблагодарите за это Бога.

2. Перестаньте жить прошлым. Живите по принципу «здесь и сейчас». У вас есть много ценного, чтобы жить настоящим, не опираясь на страдание, как на костыль.

3. Повышайте свою самооценку. Повторяйте без устали, пока сами не поверите в верность этих слов: «Я во всех смыслах достойный человек».

4. Простите родителей. Я знаю, что это трудно. Может быть, у вас эта задача займет месяцы. У многих на это уходят годы. Прощение нужно именно вам, а не им, родителям. Принять родителей такими, какие они есть, – это условие вашего счастья. Таким образом можно прекратить передачу страдания из поколения в поколение. Вы будете последней в ряду тех, кто испытал столь тяжелые несчастья.

Искренне пожелайте родителям добра и признайте за ними право жить так, как они живут. Сделав это, вы освободите себя от власти прошлого, от душевной боли, связанной с ним. Люди, которых мы простили, больше не имеют власти над нами.

5. Кормите «собаку любви», а не «собаку ненависти». Когда вы освободитесь от обиды, гнева, осуждения, на то место, которое занимали эти чувства, хлынут любовь и умиротворение. «Свято место пусто не бывает». Вы сами удивитесь тому преображению, которое произойдет с вашей душой. Жизнь может перемениться кардинально.

6. И последнее. Если вы соберетесь выходить замуж, не делайте это так, как делала мама, чтобы «избавиться от одиночества, от сиротской бездомности». Такой брак называется реактивным (брак как реакция на страдание). К таким союзам относятся и те ситуации, когда люди хотят уйти из неприветливого родительского дома или выходят замуж назло неверному любимому. Реактивный брак обречен.

Не знаю, помогла ли я вам запустить механизм внутренней работы. Работа над собой – самая трудная задача из всех, но и самая благотворная. Происходит величайшая мобилизация внутренних ресурсов.

Родители – архитекторы наших судеб

Время закладки фундамента будущей жизни коротко – это первые шесть лет нашей жизни, и его качество определяют события, которые происходили в семьях, в роду задолго до рождения человека. Случайности в течение жизни, конечно, имеют свое значение, но краеугольные камни характера закладываются рано и в соответствии с психологическими законами, принятыми в семье. Но не стоит думать, что мы мало что можем изменить в своей судьбе: практика показывает, что кое-что нам по силам. И это кое-что порой много значит.

Существует такое понятие – «семейный сценарий». Это повторение узловых событий в семье. Понять тайну сценария нам будет важно, поскольку любые перемены к лучшему начинаются с осознания своих проблем.

Мы уже говорили о том, как созависимость близких может поддерживать алкоголизм или наркоманию в семье. Сейчас мы увидим, как созависимые родители воспитывают своих детей. Их влияние на потомство часто приводит к появлению предрасположенности к развитию зависимости. Но вначале выполним одно упражнение.

Большинство людей в нашей культуре верят, что быть хорошими родителями – значит руководствоваться следующими пятью принципами.

1. Я обязан(а) контролировать своих детей, иными словами, заставлять их жить так, как я считаю правильным.

2. Я выше своих детей во всех отношениях: по опыту, уму и т. д.

3. Мои дети пожизненно обязаны мне за все, что я для них сделал(а).

4. Я обязан(а) быть безупречным родителем.

5. Мои дети для меня важнее, чем я сам(а).

Если вы согласны с этими утверждениями, то вы – созависимый родитель.

Созависимость, хотя и не является болезнью в строго медицинском смысле, но нуждается в лечении. Созависимые родители и сами не чувствуют себя комфортно в жизни, и не позволяют гармонично развиваться детям. Более того, созависимость родителей ставит детей в условия, которые повышают риск развития разных форм зависимости.

Ниже описаны четыре типа созависимых родителей – требовательный, критикующий, сверхопекающий, отстраненный. Каждый из них может руководствоваться либо всеми пятью принципами созависимости, либо некоторыми из них. В жизни часто бывает, что один и тот же созависимый родитель сочетает в себе черты требовательного и критикующего, а иногда сверхопекающего или отстраненного.

Что делать со своей созависимостью? Во-первых, не огорчаться и не упрекать себя в ошибках. Между прочим, самобичевание – тоже признак созависимости. Медицинская практика и житейские наблюдения убеждают меня в том, что все родители созависимы в той или иной мере. Созависимое поведение – это не постыдное поведение, а закономерная реакция на трудности, и в этой реакции нет ничего личного. Человек ведет себя так не потому, что он добровольно принял это решение, а потому, что созависимость развивается по законам психологии у людей, выросших в эмоционально репрессивных семьях. Созависимость – закономерный спутник зависимости, имеющейся у одного из членов семьи.

События нашей истории, русский менталитет с его идеей болезненного самоотречения и жертвенности, а еще войны, нищета, голодоморы, раскулачивания и репрессии, пережитые нашими предками, – все это почва для развития созависимости. Их слезы каким-то образом доходят до сердец потомков.

Требовательный родитель

Послушаем несколько фраз из рассказа требовательной матери.

«Да, действительно, я всегда была очень требовательной матерью. Я четко знала, каким должно быть будущее моей единственной дочери. Я видела ее счастливой и преуспевающей. Я знала, как она должна быть одета. Я хотела, чтобы она читала умные книги. Я знала, какой мужчина ей необходим в браке. В общем, я смотрела на свою дочь как на продолжение себя самой и, естественно, желала ей только хорошего».

Из рассказа ее 24-летней дочери:

«У нас дома было заведено так. Все, что я чувствовала, все, о чем я думала, абсолютно ничего не значило для моих родителей. Мое мнение не имело никакого значения. Все должно было идти так, как решила мама. А папа должен молчать. Посмотрите на мою одежду. На мне и сейчас нет ни одной вещи, которую я выбрала бы сама. Все покупала мама, меня не спрашивала. Все необходимое у меня было. Однажды, мне было тогда девять лет, я увидела в магазине куклу, которая отворачивалась, если ей подносили кашу, и с удовольствием сосала бутылочку с молоком. Я обомлела от желания иметь эту куклу. Робко попросила об этом маму, но мама сказала, что это дорого. Я почувствовала себя никем, ничем, ничего не значащей для мамы. Позднее на праздник мне подарили эту куклу, но мне кажется, что это было сделано из жалости. Радости у меня не было. В какой-то мере я и сейчас чувствую себя никем, особенно в глазах мамы».

Требовательные родители ведут себя как диктаторы. В их поведении можно усмотреть главный смысл: «Я твой начальник, а ты мой подчиненный». Это девиз родителей. В доме, как заклинание, звучит: «Слушайся, слушайся, слушайся». Если всегда слушаться маму, папу, бабушку, воспитательницу, учительницу, то как же сказать «нет» тем сверстникам, которые предложат закурить, выпить? Умение говорить «нет» оттачивается в возрасте 3–4 лет, а в 13–14 заниматься этим уже поздно. Важный навык отстаивания себя, не развившийся в детстве, уже трудно выработать. Когда же начинать профилактику зависимости? Получается, что с рождения надо лелеять в человеке чувство собственной ценности, самоуважения и не подавлять его самостоятельность.

Как и все родители, требовательные отцы и матери любят своих детей, в этом я не сомневаюсь. Отчего же дети чувствуют себя нелюбимыми или недолюбленными? Дефицит родительской любви – самая частая проблема, которая обнаруживается на приеме у психиатра или психолога. Дело в том, что любящие родители не выражают свою любовь понятным образом. Этому можно и нужно учиться.

Требовательные родители не учат своих детей делать выбор. Родители сами принимают решения за детей. Это ведет к тому, что дети не имеют возможности делать свои собственные ошибки и теряют возможность извлекать из них мудрость. Знания можно добыть из книг, а мудрость добывается только из собственного опыта.

Жить с требовательными родителями – все равно что жить в тюрьме: за родителем (надзирателем) остается последнее слово. В тюремных условиях трудно убедить узников, что надзиратели любят их. Детям требовательных родителей трудно любить маму и папу.

Родители толкают детей на достижение целей, иногда невозможных, иногда требующих неоправданных затрат времени и сил. Они хотят видеть ребенка героем семьи, не считаясь с тем, может ли сын или дочь исполнить эту роль. «Мы ее пихали, куда только могли, – говорит мать 18-летней наркоманки. – Она ходила и на музыку, и на английский, и вот, оказалась такой неблагодарной». Одно слово «пихали» говорит о том, что все в семье решалось силой.

А что, если ребенок не оправдает надежд и планов родителей? Тогда родители сочтут свою репутацию испорченной и подумают, что их дом, семья в глазах окружающих много потеряли. Дети, по их мысли, призваны поддерживать безукоризненный фасад семьи.

Какими могут быть результаты воспитания требовательных родителей? Дети вырастают либо слабыми, безвольными, подчиняемыми (сбылось-таки внушение «слушайся»). Они испытывают чувство вины и собственной малой ценности, уходят в робость и замкнутость (тип «потерянный ребенок»). Либо дети становятся отчаянными бунтовщиками. Они живут под ложной маской зрелости и несерьезным поведением себе во вред бросают вызов всем окружающим без разбора (тип «козел отпущения»). Главная цель безобразного поведения – привлечь к себе внимание, пусть даже отрицательное. Положительное внимание они привлекать к себе не хотят, ведь вот, например, старший брат ведет себя именно так – отличник, «герой семьи».

Вне родительского дома ребенок требовательных родителей может выглядеть как безвольный человек, не умеющий защитить свои интересы. Такие женщины часто практикуют угодническое поведение с мужем и детьми («Лишь бы им было хорошо, а я уж как-нибудь»).

Взрослые люди из таких семей могут неосознанно тянуться к тем, кто их обижает, отсюда повторяемость проблем в нескольких браках. Если первый муж был алкоголиком, то и второй с большой вероятностью тоже окажется больным зависимостью.

Дети требовательных родителей могут сталкиваться с самыми разнообразными трудностями, среди которых – ранняя беременность, наркотики, угрозы и попытки самоубийства, столкновения с законом, тюрьма. Они вынуждены лгать так часто, что привыкают ко лжи и теряют связь с реальностью.

Язык требовательных родителей отражает стиль воспитания. Вот фразы, часто звучащие в таких семьях. Они произносятся требовательным тоном, не терпящим никаких возражений.

«Делай это сейчас же».

«Убери свою комнату немедленно».

«Потому что я так сказала».

«Это мое правило. Вот почему».

«Быстренько убирайся отсюда и делай то, что тебе говорят».

«Прекрати!»

«Я сказала: „Делай“, значит, делай».

Этот далеко не полный перечень фраз показывает непоколебимую волю требовательных родителей и веру в свою правоту. Они всегда правы. Их способ что-то делать – лучший способ. Они культивируют свой имидж всезнающих людей.

А как обстоят дела на самом деле? Истоки диктаторского, тиранического стиля поведения родителей находятся в том, что сами они в глубине души – крайне неуверенные люди, которые многого боятся. И чтобы ощущать, что жизнь идет как надо, чтобы обеспечить себе чувство безопасности, они испытывают потребность управлять и контролировать жизнь своих детей. У таких родителей было трудное детство.

Критикующий родитель

Когда я хочу узнать у моих собеседников, насколько критикующими были их родители, я задаю им два вопроса:

♦ Что говорила мама, когда хотела вас покритиковать?

♦ Что говорила мама, когда хотела вас подбодрить, похвалить, поддержать?

Если на первый вопрос человек отвечает тотчас и перечисляет множество нелестных определений или смущается и не может повторить слова мамы, а отвечая на второй, никак не может вспомнить ничего приятного, – значит, он воспитывался критикующим родителем. Молчание, глубокие переживания, слезы в ответ на первый вопрос говорят о том же. В проблемных семьях соотношение порицания и похвалы может составлять не менее чем 10:1. Выровнять бы это соотношение или даже достичь показателя 1:10! Или хотя бы уравновесить 5:5.

Классический тип критикующего родителя – это требовательный родитель, а в крайней степени выраженности – требовательный экстремист. В любом поведении критикующий родитель найдет недостаток, на который можно указать, обязательно увидит, что можно покритиковать, плохо оценить. Критицизм нужен ему для того, чтобы контролировать жизнь своих сыновей и дочерей, навязывать свою волю, заставлять соглашаться с тем, что будет сказано.

Стиль критицизма может быть как явным («Ты хоть что-нибудь можешь сделать толково или у тебя руки не оттуда растут?»), так и скрытым, заключенным в двойном послании («Ты такая замечательная девочка, и умница, и красавица, но характер у тебя… Не завидую тому, кому выпадет несчастье на тебе жениться»).

Родители могут критиковать и несколько иначе. Дочь принесла из школы сочинение, расхваленное учительницей перед всем классом и оцененное на «отлично». Отец взял его в руки, долго скептически рассматривал, а затем сказал: «Нет, не может быть, чтобы это написала наша Вероника». И радость девочки тотчас улетучилась.

Иногда критикуют не сына, а его избранницу, девушку, которая ему нравится, пытаются принизить в его глазах ее достоинства и преувеличить недостатки.

За фасадом уверенных в себе родителей, твердо знающих, что нужно делать детям и вообще другим людям, скрываются недовольные собой люди, которые в детстве безуспешно стремились добиться похвалы и любви своих мам и пап, но так и остались недооцененными и недолюбленными. Они сами в детстве подвергались критике родителей и поверили в то, что им говорили.

Всю жизнь критикующие родители рвались и все еще рвутся к совершенству любой ценой (эта особенность называется «перфекционизм»), даже за счет благополучия своих детей. И тем не менее в глубине души ощущают себя неудачниками. Их критика детей – это критика и неприятие самих себя.

Их девиз: «Ты ничего не можешь сделать как следует». Возможно, подталкивая, поощряя детей к сверхдостижениям, к выполнению заданий наилучшим образом, они продолжают свою собственную погоню за сверхдостижениями, чтобы теперь-то уж их оценили и похвалили самые значимые люди, то есть их родители.

Одна 40-летняя женщина говорила: «Мне так хотелось, чтобы дочь окончила школу с медалью. Моя мама была бы довольна». Ее мамы уже нет в живых, но власть родителей над детьми продолжается и после их смерти.

Несмотря на то что родители чувствуют себя неудачниками, в жизни они являются перфекционистами. Они сами стремятся быть лучше всех и понуждают к этому детей. Перфекционизм – это вечное стремление к совершенству, за пределы возможного, стремление к тому, чего в принципе не бывает. Перфекционизм – обоюдоострое оружие. Стремясь к недостижимым, призрачным целям, родители и себя, и своих детей ставят в ситуации, где их ждет провал, неудача, поражение. Детям трудно жить с родителями-перфекционистами. И не только детям. Любому человеку рядом с перфекционистом как минимум неуютно.

Чтобы чувствовать себя более или менее хорошо, родителям нужно критиковать других. Подчеркивая недостатки детей, они могут возвышаться в своих собственных глазах. Низкая самооценка, как мы помним, – важная характеристика созависимых. Родителям нравится доказывать самим себе, что они правы, а другие ошибаются. Они могут продолжать соревноваться с детьми, желая себе победы, а им поражения. Для этого они подрывают в детях уверенность в себе. Матери и отцы как будто бы боятся быть разоблаченными, ведь на самом деле они не такие уж совершенные, их превосходство очень хрупкое. Поэтому они и боятся, что дочь может оказаться привлекательнее матери, а сын умнее отца. Идет соперничество.

Почему родители все же не любят себя? Разве плохо быть теми, кто мы есть на самом деле? Возможно, это происходит потому, что они сами выросли в условиях негативной бомбардировки. Всю жизнь они испытывали большие трудности, ведь жить на уровне высочайших, запредельных требований и ожиданий своих собственных родителей почти невозможно, во всяком случае мучительно. Кто может жить без права на ошибку?

Теперь это ощущение жизни они передают детям – так разворачивается семейный сценарий. Дети, воспитанные критикующими родителями, стремятся к сверхдостижениям, становятся трудоголиками и ставят себя в ситуации, в которых их ждет провал. Дети твердо усвоили послание семьи и верят, что ничего не могут делать как следует. Как бы не были велики реальные достижения, выходец из критикующей семьи не будет доволен жизнью.

Дети критикующих родителей могут стать злобными, негодующими, тоже критикующими всех вокруг себя, они боятся рисковать, чтобы не попасть в ситуации проигрыша, чтобы не сделать ошибку. Они чувствуют себя ложными, ненастоящими людьми, которых вот-вот разоблачат. Что бы они ни делали, чего бы ни достигли, они будут всю жизнь слышать в своем сердце критикующий голос родителя.

Фразы, которые часто звучат в подобных семьях.

«О чем ты думала, когда это делала?»

«Я не могу поверить, что это сделала ты».

«Ты выглядишь ужасно злой (растерянной, глупой). Сейчас же прекрати!»

«Я не могу поверить, что ты снова это сделала, я же тебе столько раз говорила, что так нельзя!»

«Ну, и что ты думаешь о своем поведении?»

«Ты – папуля номер два. Ты точно такая же, как он».

«Сядь прямо, перестань грызть ногти».

Напоминая детям о том, что они глупые, непривлекательные, бестолковые, некрасивые и т. п., родители подрывают и даже разрушают чувство собственной ценности и собственного достоинства. Их внешняя, показная самоуверенность сочетается с тем, что они проявляют мало эмоций по отношению к детям. Любви, сочувствия нет. Родители боятся, что эти чувства приблизят к ним детей, и тогда дети увидят их внутренний далеко не совершенный мир.

Сверхопекающий родитель

Из рассказа 54-летней учительницы, матери 30-летнего сына:

«Своих родителей я даже плохо помню в детстве. Нет, меня не покидали, но они много работали. Когда у меня появился сын, я решила, что дам ему столько заботы, столько внимания, чтобы у него было все, чего я была лишена. И у него было все. Я даже вступалась за него в мальчишеских драках. И вот теперь у него алкоголизм. Вчера у него так дрожали руки, что я кормила его с ложечки».

Сверхопекающий родитель считает, что без его помощи дети не выживут. То обстоятельство, что они уже взрослые, как-то остается незамеченным. Правда состоит в том, что 20–30-летние мужчины в таких семьях действительно не выживут без маминой опеки или… бросят пить, употреблять героин и начнут заботиться о себе сами.

Не только лишения в детстве толкают родителей к сверхопеке детей. Некоторые сверхопекающие родители сами получили когда-то множество внимания, максимум игрушек и, как говорят, ни в чем не нуждались. Правда, они нуждались в том, чтобы научиться самостоятельно принимать решения, развить навыки преодоления трудностей. А вот это за них делали родители.

Выходцы из таких семей считают совершенно нормальным и естественным принимать решения за сына или дочь, даже если им исполнилось 40 лет, помогать им до старости деньгами.

В классическом виде сверхопекающий родитель всем своим поведением выражает и внушает детям такой девиз: «Ты ничего не можешь сделать, во всяком случае без моей помощи».

Родитель верит, что необходимо отслеживать каждое движение ребенка, независимо от того, сколько ему лет, и обязательно управлять его жизнью вплоть до мелочей. Детям в таких семьях редко разрешают принимать самостоятельные решения.

В результате они начинают верить в свою некомпетентность в любых жизненных вопросах, боятся рисковать, неохотно делают шаги на незнакомой территории. Такие люди тратят много времени на то, чтобы избежать конфликтов. Одна из форм ухода от таких проблем – алкоголь, наркотики.

В лексиконе детей сверхопекающих родителей часто встречаются фразы «Я не могу», «Я не знаю, как это сделать» – еще до попытки прощупать и понять проблему.

Возможен другой вариант развития событий, когда дети впадают в противоположную крайность, – они безоглядно рискуют, ведут безответственную жизнь.

Сверхопекающие родители не дают детям возможности стать зрелыми, ответственными взрослыми, подобно тому, как это делают требовательные родители. Различие состоит в том, что сверхопекающий родитель достигает своей цели скорее через чувство вины в ребенке («Мы тебе дали все, а ты, неблагодарный…»), использует скрытые средства, а требовательный родитель прибегает к силе и явному давлению. И в том, и в другом случае дети вынуждены соглашаться с родителями и подчиняться.

Одна моя собеседница, жена инфантильного, безответственного мужа, рассказывала, что ее свекровь часто напоминала сыну, какие трудности она претерпела из-за его рождения. Беременность угрожала ее жизни, но она все вынесла. Поэтому теперь сын должен жертвовать собой, чтобы обеспечить ее старость. Непроходящее чувство вины перед матерью заставляет его вести себя так, как она хочет. Если же маме не удается добиться желаемого, она заболевает, и сын сдается.

Сверхопекающие матери сыновей часто воспитывают ребенка без мужа. Сын становится главным мужчиной в их жизни и главной ценностью.

Такая женщина сфокусировала на сыне все свои ресурсы: время, внимание, любовь, материальные средства. Она пожертвовала своей личной жизнью в его пользу. (Спросим себя: кто же просил ее об этом?) Я еще не встречала матерей-жертв, которые хотя бы однажды не напомнили: «Я тебе отдала все, а ты?» Жертвы корыстны.

Язык сверхопекающих родителей таит скрытый, неявный разрушительный смысл. Не сразу заметно, что их фразы ранят ребенка. Вот несколько типичных высказываний из их лексикона:

«Ты бы лучше позволил мне помочь тебе».

«О, это не твои трудности».

«Это наше с отцом дело – беспокоиться о тебе».

«И ты думаешь, что уже готов приступить к этому делу?»

«Ты бы лучше ничего не делал, не спросив предварительно меня».

«Я это сделаю для тебя» (фактически – за тебя).

«Я боюсь, что ты наживешь себе неприятности».

Подобными внушениями сверхопекающие родители убеждают своих сыновей и дочерей в том, что они (дети) не знают, как о себе позаботиться. Родители буквально отталкивают детей от принятия решения. Но если этот механизм не применяется на практике, он не развивается, «ржавеет», разрушается.

В результате эмоциональная дистанция между родителями и детьми все больше увеличивается. Родители ведут себя так, будто они знают какие-то секреты, владеют мудростью жизни, но не сообщают их детям. На самом деле родители боятся выпустить их из-под своего контроля, а дети боятся самой жизни. Родители очень не хотят потерять свое дитя. В конце концов, это самое драгоценное, что есть в их жизни.

Отстраненный родитель

Послушаем 34-летнюю мать, у которой есть проблемы в общении с 13-летним сыном:

«Будучи ребенком, я чувствовала себя нелюбимой, и только теперь осознаю, что боролась с ощущением своей неадекватности. Я не знала, какой я должна быть, но знала, что я какая-то не такая. Всюду я была не к месту. В юности я пыталась подавлять эти болезненные переживания. Но именно они толкали меня на то, что я бросалась из одной крайности в другую. Я то нападала на окружающих, в основном близких людей, то безвольно подчинялась матери, которая наказывала меня тем, что не разрешала выходить из дома. Я чувствовала себя одинокой, но в то же время мне было комфортно под маминым крылом.

Позже я всю свою агрессию вложила в достижение успехов и занималась своей карьерой. За профессиональными достижениями я прятала пониженную самооценку. Я защитила диссертацию, работала в хорошем коллективе и следовала неписаным правилам этики интеллигентной лаборатории. Они приучили меня к эмоциональной сдержанности. Выйдя замуж, я чувствовала себя слишком занятой, слишком усталой, чтобы выполнять обязанности по дому. Воспитание ребенка переложила на маму.

Фактически я использовала свой трудоголизм как увертку, как предлог, чтобы избежать ответственного материнства, насколько это было возможно. И, как я теперь понимаю, все мое поведение направлялось глубоко лежащей неуверенностью в моей человеческой ценности, в моем достоинстве. Мой комплекс неполноценности диктовал мне одну и ту же мысль: „Что бы я ни сделала, чего бы ни достигла, все равно этого будет мало для того, чтобы завоевать любовь моей мамы“».

В этом рассказе можно проследить истоки того родительства, которое называют отстраненным. Складывается цепочка: низкая самооценка и остро переживаемый дефицит родительской любви – трудоголизм, погоня за достижениями в ложной надежде завоевать любовь родителей – отстранение от собственного сына, неумение заботиться о нем и любить его – отработка навязчивой мысли о том, что «когда-нибудь я заработаю любовь папы и мамы, я им докажу, что я хорошая».

В классическом виде отстраненный родитель недоступен для своих детей. Он либо слишком занят, либо очень устал, либо постоянно болен. Он не занимается ребенком, за него это делают бабушки, воспитатели, репетиторы и прочие люди. Такие родители как будто боятся эмоциональной привязанности к своим детям и вообще боятся тех взаимоотношений, в которых требуется забота о других (помните, что в вышеприведенном примере женщина не заботилась не только о сыне, но и о муже, ссылаясь на усталость). Впрочем, о себе эти люди тоже не умеют заботиться.

Для отстраненных матерей и отцов любовь – трудное дело, поскольку их воспитание прошло в атмосфере нелюбви или недостаточной любви. Возможно, родители их и любили, но не умели выразить свои чувства так, чтобы дети в них не сомневались. Поэтому отстраненный родитель прячет свои амбиции, тратит много энергии на достижения, работает до истощения и действительно устает. Он может использовать для самоустранения болезнь – мнимую или реальную, не имеет значения. Главное, что остается неизменным, – это эмоциональная дистанция с ребенком, потребности которого не удовлетворяются, что чревато тяжелыми последствиями для его личности и судьбы.

Топ-35 книг об эмоциональной зависимости и созависимости

Алкоголик в семье, или преодоление созависимости

(как перестать контролировать других и начать заботиться о себе). ” Мелоди Битти.

Цитаты из книги Алкоголик в семье:

«Мы постоянно отдаем больше, чем получаем, затем чувствуем, что из-за этого с нами жестоко обращались и забросили нас.»

«Это нехорошо, заботиться о людях, которые используют нас в своих целях, чтобы избежать ответственности. Это причиняет боль им, и причиняет боль нам».

Рейтинг книги: 4,1*

Читать книгу Алкоголик в семье онлайн

Барьеры.

Генри Клауд, Джон Таусенд. «Мирт», Санкт-Петербург, 2003

Цитаты из книги Барьеры:

«Когда в ребенке укореняется чувство безопасности и привязанности, возникает следующая потребность — в автономии и независимости».

«Дисциплина — это искусство приучить ребенка к самоконтролю. Инструментом обучения являются последствия. Безответственные поступки должны повлечь за собой дискомфорт, который станет побудительным мотивом для более ответственного поведения. »

Рейтинг книги: 4,4*

Читать книгу Барьеры онлайн

 

Бегство от близости.

Избавление ваших отношений от контрзависимости — другой стороны созависимости» — Берри Уайнхолд, Дженет Уайнхолд.

Цитаты из книги «Бегство от близости».

«Самым большим недостатком уклонения от конфликта становится то, что люди, в конечном итоге, остаются разобщенными и лишают себя настоящей близости.»

«В то время как созависимые привычки возникают из-за травм, полученных в связи с пережитым отречением и пренебрежением, контрзависимые привычки соответствуют травмам, связанным с насилием. Если вы получили оба вида травм, то во взрослом возрасте вы, скорее всего, будете чередовать в себе созависимые и контрзависимые характеристики. »

Рейтинг книги: 4,7*

Читать  книгу Бегство от близости онлайн

Бегущая с волками

(женский архетип в мифах и сказаниях). – Кларисса Пинкола Эстес. «София». Киев

Цитаты из книги «Бегущая с волками»

«Если вы хотите что-то погубить, проявляйте холодность. Как только чувства, мысли или действия замерзают, отношения становятся невозможными. Желая расстаться с чем-то в себе или дать кому-то отставку, мы перестаем обращать на человека внимание, приглашать его и замечать, стараемся с ним не встречаться, не видеть его и не слышать».

«Если вы боитесь, боитесь неудачи, я говорю вам: начинайте и потерпите неудачу, если это необходимо, соберитесь с силами и начните снова. Снова неудача – так что же? Начните еще раз. Нас удерживает не неудача; это нежелание начинать сызнова приводит нас к застою.»

Рейтинг книги: 4,1*

Читать  книгу Бегущая с волками онлайн

Брак: где проходит граница?

Генри Клауд, Джон Таусенд. «Триада», Москва, 2003

Цитаты из книги Брак: где проходит граница:

«Ничто не убивает любовь в браке больше, чем критицизм. Постоянно живя рядом с «судьей», вы испытываете ощущение, что все время присутствуете на «судебном процессе».

«Неполноценный супруг будет стремиться к достижению собственной полноценности вместо того, чтобы вносить вклад в супружеские отношения.»

«Истинное единство должно быть основано на реальной близости двух людей, а не на фальшивом ощущении мнимой безопасности, исходящей от спутника.»

Рейтинг книги: 3,9*

Читать книгу Брак: где проходит граница? онлайн

Взрослые дети алкоголиков

Дженет Дж. Войтиц

Тезисы из книги «Взрослые дети алкоголиков:

Черты Взрослых Детей Алкоголиков (ВДА):

1. ВДА пытаются угадать, что такое «норма».

2. Им сложно начинать новые дела и доводить их до конца.

3. Они врут даже тогда, когда сказать правду совсем несложно.

4. ВДА безжалостно осуждают себя.

5. Они не умеют веселиться.

6. Они воспринимают себя слишком серьезно.

7. Испытывают трудности с построением близких отношений.

8. Остро реагируют на изменения, которые они не могут контролировать.

9. Все время ищут одобрения и подтверждения собственной значимости.

10. Они чувствуют себя не такими, как все.

11. Либо гиперответственны, либо наоборот.

12. Очень лояльны даже тогда, когда эта лояльность не заслужена.

Рейтинг книги: 4,5*

Выбираем любовь (борьба с созависимостью).

Роберт Хемфелт, Франк Минирт, Пол Майер. «Триада», Москва, 2004

Цитаты из книги Выбираем любовь:

«Я — неполная личность, и ты тоже. Если мы соединимся, то станем цельной личностью: я дополню тебя, а ты — меня». Однако у них ничего не выходит. Образно говоря, брак — это не сложение, а умножение. Половина, умноженная на половину, дает одну четверть.»
«Знаменитый писатель Томас Вулф сказал в одном из своих произведений: «Вы не можете вернуться домой». Мы и не возвращаемся — вместо этого мы переносим детство к себе. Каждому из нас присуща фундаментальная потребность воссоздать в своей жизни обстоятельства своей родительской семьи, даже если эти обстоятельства были разрушительными и причиняли боль».

Рейтинг книги: 4,7*

Читать  книгу  Выбираем любовь онлайн

Границы личности: перезагрузка»

Джон Таунсенд

Нарушение границ личного пространства наносит человеку глубокие душевные раны, исцелить которые бывает очень трудно. Но и после того как границы личности восстановлены, труд не заканчивается! Разобравшись, в чем дело, и установив защитные границы — то есть отдалившись от неблагополучного партнера, человек либо остается в отношениях, но закрывает доступ к своему глубинному «Я»; либо на время выходит из отношений; либо вовсе их прерывает.

Эта книга научит, как продвинуться за пределы защитных границ и в награду получить здоровую близость, ту, для которой вы и предназначены.

Рейтинг книги: 3,5*

Купить в бумажном виде

Женщины, которые любят слишком сильно«

Робин Норвуд

Цитаты из книги «Женщины, которые любят слишком сильно»

«Когда нам не нравятся многие из основных черт его характера, его ценностей, способов поведения, но мы миримся с этим, думая, что если мы станем достаточно нежными и привлекательными, то он захочет измениться ради нас, — мы любим слишком сильно. »

«За всеми нашими усилиями изменить другого человека кроется эгоистичный по своей сути мотив: мы убеждены, что если он изменится, мы станем счастливыми.»

Рейтинг книги: 4,7* bestseller

Читать  книгу  «Женщины которые любят слишком сильно» онлайн

Жизненные ловушки зависимости и созависимости«

Ольга Шорохова.

Книга о том, как помочь людям с наркотической и алкогольной зависимостью, азартным игрокам и их близким. Книга содержит практические рекомендации и советы, которые помогут избавиться от вредных привычек, обид, разочарований и восстановить душевное равновесие.

Рейтинг книги: 4,9*

Обзор и тезисы из книги

Читать  книгу Жизненные ловушки зависимости и созависимости онлайн

Жизнь взаймы. Как избавиться от психологической зависимости«

Ирина Млодик

Цитата из книги «Жизнь взаймы»:

«Кто не получил адекватного «материнского капитала» и поэтому, находясь в постоянном тонусе и тревоге, чаще выбирают развитие, не имея возможности даже переработать то, что с ними происходит, восстановиться, расслабиться, отдохнуть.

Они по каким-то причинам перестимулированы или получили сложный и травматичный опыт пребывания в детской беспомощности и неосознанно все время бегут от нее к всемогущему контролю и взрослой власти. Они точно так же не могут определить собственные желания, выбрать свой темп, не могут успеть порадоваться тому, что имеют, не способны ощущать себя живыми.»

Рейтинг книги: 4,3*

Купить книгу Жизнь взаймы в бумажном виде

Жизнь, Свободная От Игр«

Стивен Б. Карпман

Доктор медицины Стивен Б. Карпман, ученик Эрика Берна, является крупнейшим теоретиком и практиком Транзактного анализа. Открытый им «Драматический треугольник» с его ролями «Преследователя», «Спасателя» и «Жертвы» широко известен во всем мире и используется специалистами в различных областях уже в течение многих лет.

Рейтинг книги: 4,6*

Читать онлайн

Зависимость. Семейная болезнь» —

Валентина Москаленко;

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость — это психологическое состояние членов семьи больного. Трезво живущие родственники таких больных эмоционально вовлечены в эту болезнь.

Цитаты из книги: «Если есть желающие сносить обиды, обидчик всегда найдется»

«Тревога не предотвратила ни одно несчастье. Единственное, что может предотвратить тревога, это радость жизни.»

Рейтинг книги: 4,8*

Читать онлайн

Купить в бумажном виде

Иллюзия любви«

Почему женщина возвращается к своему обидчику

Дэвид Селани

Что заставляет жертву испытывать необходимость в своем обидчике и возвра­щаться к нему вновь и вновь? Автор затрагивает очень непростую и неоднознач­ную тему насилия в семье.

Цитата из книги: Казалось, эти пациентки обладают сверхчувствительным внутренним радаром, позволяющим безошибочно обнаруживать и выбирать единственного потенциального деспота в толпе психически здоровых мужчин.

Рейтинг книги: 4,7*

Читать онлайн

Исцеление памяти.

Дэвид Симандз.

«Триада», Москва, 2003

Болезненные воспоминания прошлого продолжают преследовать человека, вызывая духовные и эмоциональные проблемы, с которыми трудно справиться душепопечителю.

Автор показывает, как исцеляющая сила Бога помогает освободиться от прошлого, встать на путь духовного роста.

Читать онлайн

Как устоять в любви.

Священник Джон Пауэлл.

«Путь». Москва, 2004

«В диалоге нет выигрывающих и проигрывающих — есть только выигрывающие. Ни один из партнеров не должен поддаваться или уступать, а только отдавать самого себя. В диалоге мы никогда не станем чем-то меньшим, чем мы были, а лишь большим. Жить в диалоге с другим, означает жить вдвойне. Разделенная радость становится двойной радостью, а разделенное горе — полгоря.»

Рейтинг книги: 4,5*

Читать онлайн

Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости» —

Валентина Москаленко;

Когда любви слишком много, велика опасность любовной зависимости. Основа счастливой любви — здоровые интимные отношения, которые не сводятся к физической близости. Интимность — это разделенная любовь, радость взаимопонимания, сотрудничество, доверие, надежность, духовный рост.

Интимные отношения не образуются за одни сутки. Может мешать прежний опыт, травматические события детства, неустойчивая самооценка, психологические заблуждения.

Избавиться от ложных представлений, ненужных страхов, найти верные ориентиры в поисках любви поможет вам эта книга.

Рейтинг книги: 4,1*

Купить в бумажном виде

Когда родители любят слишком сильно. –

Лаура Эшнер, Митч Майерсон.

«Добрая книга», Москва, 2002.

Цитата из книги: «Но чтобы полностью реализовать свой потенциал, нам было необходимо кое-что ещё, чего мы не получали:

  •  Признание и поддержка наших собственных проявлений;
  •  Уважение и терпимость к нашим подлинным мыслям и чувствам;
  •  Свобода проявлять любознательность и принимать самостоятельные решения;
  •  Поощрение наших сильных сторон и признание слабых
  •  Поддержка наших творческих способностей;
  •  Вера в свои силы;
  •  Ощущение, что мы вносим свой вклад в жизнь семьи;
  •  Ощущение, что мы сами хозяева своей жизни и сами ею управляем;
  •  Возможность поделиться чувствами утраты, печали, гнева. »

Рейтинг книги: 3,8*

Когда родители любят слишком сильно (pdf)

Любить не значит зависеть»

Сильвия Конгост

Твоя любовь является зависимостью, если:

  •  ты все отдаешь другому и ничего не получаешь взамен;
  • ты растворяешься в любимом, а он словно тебя не замечает;
  • ты готова изменить в себе все, забыть о своих желаниях и интересах, лишь бы ему было хорошо;
  • твои слова будто уходят в пустоту, а чувства остаются безответными;
  • твоя жизнь превращается в замкнутый КРУГ БОЛИ.

Что делать, чтобы любовь приносила радость и счастье, а не душевные муки? Ответ на этот вопрос ты найдешь в бестселлере Сильвии Конгост — знаменитого психолога из Испании. Она сама испытала весь ужас деструктивных отношений, сумела вырваться из порочного круга, а сейчас помогает другим людям победить зависимость.

Рейтинг книги: 3,9*

Читать онлайн

Любовная зависимость. Как понять, что ты в ловушке, и выйти из нее«

— Василиса Барна, Марина Альтовская

«Любовная зависимость» – звучит романтично. Но за этим красивым понятием скрывается неприглядная действительность. Эта аддикция, как паутина опутывает сознание влюбленных, словно заселяя в глубь этих отношений опасный разъедающий душу вирус. Как разобраться – не угодили ли вы в капкан, а также понять план спасения, вы сможете, прочитав книгу «Любовная зависимость»

Рейтинг книги: 3,7*

Читать онлайн  (платно)

Любовь и зависимость«

— Стентон Пил, Арчи Бродски;

Зависимость — нестабильное состояние бытия, отмеченное навязчивым побуждением отрицать то, кто Вы есть и кем были, ради некоего нового и экстатического переживания. И хотя это правда, что сильное влечение прекрасная вещь, выдавать его за любовь глупо и опасно.

Разрешение зависимости — в принятии и подтверждении сильных сторон отношений с одновременным рассмотрением и исправлением слабых. Любовь, помимо непосредственной эмоции, требует также времени, разделенных переживаний и чувств, а также продолжительной умеренной связи между двумя людьми…

Цитаты из книги: «Общество предписывает брак как средство от неуверенности и ненадёжности».

«Если человек любит только одного другого человека и безразличен к остальным, его любовь — не любовь, а симбиотическая привязанность, или расширенный эгоизм».

Рейтинг книги: 4,2*

Читать онлайн 

Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн

Культовая книга по психологии человеческих взаимоотношений от создателя трансакционного анализа психотерапевта Эрика Берна. Система, разработанная Берном, призвана избавить человека от влияния жизненных сценариев, программирующих его поведение, научить его меньше играть в отношениях с собой и другими, обрести подлинную свободу и побудить к личностному росту.

Рейтинг книги: 4,9*

Читать  книгу онлайн

Краткое описание Игр, в которые играют люди

На крючке: как разорвать круг нездоровых отношений»

Ауд Далсегг и Ингер Вессе

Цитаты из книги: «Всякая жертва агрессора становится объектом его проекций. Она как будто превращается в помойную яму для всего того, что сам агрессор не хочет иметь или видеть в своей жизни. Агрессор полностью зависит от проецирования своих вытесненных эмоций, мыслей, потребностей на одну или нескольких жертв.»

«Ребенок «обесценивается» не потому, что он неуклюжий — он становится неуклюжим потому, что «обесценивается».

Рейтинг книги: 4,2*

Читать онлайн

Надо ли быть рабой любви?» —

Робин Норвуд;

Робин Норвуд — психотерапевт из Калифорнии. Ее книги, основанные на собственном врачебном опыте, принесли ей широкую известность. В предлагаемой книге Р. Норвуд анализирует чувства и поведение женщин, которые любят слишком сильно, и предлагает пути своеобразного психотерапевтического исцеления от этой `болезни`, мешающей полнокровно жить как самим женщинам, так и их мужчинам.
Цитаты из книги: «Существуют три основных способа, посредством которых дети пытаются «спасти» свою семью: быть незаметными, плохими или быть хорошими».

«Главное правило гласит: чем труднее разорвать неудачные отношения, тем больше в них содержится элементов борьбы, начавшейся еще в детстве. Мы любим слишком сильно потому, что пытаемся преодолеть старые страхи, страдания, гнев и разочарование, оставшиеся с детства».

Рейтинг книги: 4,5*
Читать онлайн

Путь к счастливому браку 

Гэри Чемпен

«Возможно, вы слишком много думаете о том, как найти нужного человека, и недостаточно о том, как стать нужным человеком».

«Мы так привыкли «выставлять себя в наиболее благоприятном свете», что часто не решаемся говорить вещи, которые могут настроить собеседника против нас. Но настоящее служение требует от нас говорить правду с любовью».

Рейтинг книги: 4,6*

Читать онлайн

Освобождение от созависимости.

– Берри Уайнхолд, Дженей Уайнхолд.

Москва, независимая фирма «Класс», 2002

Традиционная медицинская модель считает невозможным окончательное излечение от созависимости. Авторы этой книги утверждают обратное — на основе собственного опыта и многолетней успешной работы с клиентами. Они раскрывают причины и механизмы действия созависимых отношений, описывают способы избавиться от них, а главное — вселяют надежду на выздоровление.

Рейтинг книги: 4,4*

Освобождение от созависимости.pdf

Парадокс страсти: она его любит, а он ее нет.”

Делис Дин К., Филлипс К.

Профессор психиатрии Калифорнийского университета, психолог Медицинского центра Сан-Диего Дин К. Делис совместно с журналисткой и литератором Кассандрой Филлипс в своей книге ‘Парадокс страсти: она его любит, а он ее нет’ предлагает принципиально новый подход к одной из важнейших проблем взаимоотношений и мощные, проверенные методы, которые помогут вам и вашему партнеру возродить романтику и достичь нового равновесия в любви.

Рейтинг книги: 4,4*

Читать онлайн

Помогите! Я живу с мужчиной-мальчиком!»

Бетти Маклиллан

Автор книги»  раскрывает сложные вопросы совместной жизни с мужчиной, который ведет себя как ребенок.

Уйти или остаться, жить ли в семье ради детей, пытаться ли перевоспитывать своего партнера.

Рейтинг книги: 3,0*

Радикальное прощение

Колина Типпинг

Цитаты из книги: «Мы всегда создаем реальность вокруг себя в соответствии с собственными убеждениями. Если ты хочешь выяснить, каковы твои убеждения, присмотрись, что происходит вокруг. Жизнь всегда отражает нашу точку зрения».

«Истинное прощение подразумевает полный отказ от сознания жертвы».

«Самая чистая форма молитвы – покой. Покой, который мы ощущаем, когда полностью отдаемся течению вещей как они есть, – зная и принимая тот факт, что Дух все уладил и все произойдет наилучшим образом, если мы только не будем мешать Ему».

Рейтинг книги: 4,6*

Читать онлайн

Семья и как в ней уцелеть.

Р. Скиннер. Д.Клииз.

Библиотека практической психологии и психотерапии.

Книга доступным языком рассказывает о формировании характера человека, начиная с младенческого возраста, о том, как непройденные стадии взросления влияют на разные аспекты жизни в родительской, а затем и в своей собственной семье.

Цитата из книги: «Семья выдает себя тем, что все в ней отрицают ту эмоцию, которую спрятали. Если они говорят: «В нашей семье не ревнуют», так и знайте, ревность проблема этой семьи, и тут она табуирована».

Рейтинг книги: 4,2*
Читать онлайн

Синдром предков

(трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм…) –

Анн Анселин Шутценбергер.

Издательство Института Психотерапии. Москва, 2001

Все мы являемся звеньями в цепи поколений, и порой нам приходится, к собственному удивлению, «оплачивать долги» прошлого наших предков. Мы менее свободны, чем полагаем, но у нас есть возможность отвоевать свою свободу и избежать роковых повторений в нашей семейной истории, поняв сложные хитросплетения в собственной семье.

Рейтинг книги: 3,9*

Синдром предков pdf

Созависимость как жизнь

— Шаповал И.;

Цитата из книги:  «Афоризм «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества» стал таким расхожим именно в силу приобретаемого нами индивидуального опыта: чем больше мы отделяемся от других, тем больше мы подвергаемся воздействию неуверенности, непонимания и отвержения».

Рейтинг книги: 4,5*

Читать онлайн 

Спасать или спасаться?

Как избавитьcя от желания постоянно опекать других и начать думать о себе» —

Мелоди Битти;

Если вы живете проблемами близкого человека, если постоянно стремитесь контролировать его жизнь, если чувствуете, что растворяетесь в другом, забыв о себе, — значит, вы склонны к созависимости.
В книге вы найдете: пронзительные жизненные истории; признаки созависимости, которые помогут каждому оценить свою ситуацию; советы по преодолению зависимых отношений; рекомендации, как начать новую жизнь.

Рейтинг книги: 4,6*

Читать онлайн

Токсичные родители —

Вредные родители

Сьюзан Форвард, Крейг Бак;

Цитаты из книги: «Для беззащитного и зависимого ребёнка гораздо легче обвинить себя в том, что он сделал что-то «дурное», что разозлило папу, чем осознать ужасающий факт: папе, защитнику, доверять нельзя».

«Людям просто очень трудно признать, что их отношения с родителями имеют столь мощное влияние на их жизни».

«Необходимо, чтобы люди приходили в ярость от того, что с ними произошло. Необходимо, чтобы они выплакали горе от того, что их родители не дали им любовь, которая была им так нужна. Необходимо, чтобы люди перестали «не придавать значения» тому вреду, который им причинили».

Рейтинг книги: 4,5*

Читать онлайн

Травматология любви«.

Владимир Леви

Цитата из книги: «Усвоим же наконец: любят не тех, кто полезен, не тех, кто хорош. Любят тех, кого любят. Любят за что угодно и ни за что. Любят за то, что любят. Никакая привлекательность к любви отношения не имеет, никакой успех, никакая сила и красота, никакой интеллект. Ничего общего с благодарностью.. Любовь не может быть заслужена, любовь только дарится и — принимается или не принимается. Любовь — абсолютная несправедливость.»

Рейтинг книги: 3,8*

Читать онлайн

Четыре сезона брака»

Гэри Чемпен

Брак постоянно изменяется, переходя из одного сезона в другой. Возможно, он не следует годовому циклу, как в природе, но времена года в браке меняются так же неизменно. Сезоны приходят и уходят, лето сменяет весну, затем приходит осень или зима. Каждый сезон несет свои опасности, но и предоставляет возможности для движения к счастью и эмоциональному здоровью.

Главное — развить необходимые навыки, чтобы сделать брак лучше в любое время года.

Пройдя тест на определение сезона вашего брака, вы сможете узнать, как укрепить супружеские отношения, чтобы достичь радости и взаимопонимания.

Рейтинг книги: 4,5*
Читать онлайн

Эмоциональная женская травма —

Линда Шиерз Леонард

Автор на собственном опыте и опыте других женщин с эмоциональной травмой, а также на основе анализа сновидений, мифов, сказок, фильмов, произведений известных писателей с позиций «юнгианской диагностики» исследует причины и следствия эмоциональной травмы. Линда Леонард приводит свою символическую классификацию проявления эмоциональной травмы, исходя из полярностей: пуэлла («вечная девушка») и деловая женщина («амазонка в панцире»).

Рейтинг книги: 4,4*

Тезисы из книги:

Архетип «Вечная девушка»

Архетип «Амазонка в панцире»

Читать всю книгу онлайн

Читать «Возвращение к жизни. Как спасти семью: конфликты, ссоры, алкоголизм, наркомания» — Москаленко Валентина Дмитриевна — Страница 1

Валентина Москаленко

Возвращение к жизни

Как спасти семью: конфликты, ссоры, алкоголизм, наркомания

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви

ИС Р16-612-0480

© Издательский дом «Никея», 2017

* * *

«Мы должны научиться прозревать в человеке образ Божий, святыню, которую мы призваны привести обратно к жизни и к славе, так же как реставратор призван вернуть к славе икону испорченную, затоптанную, простреленную, которую ему дают. Это начинается с нас самих, но должно быть обращено также к ближним: к другим христианам, которых мы так легко судим, и к нашим самым близким, дорогим».

Митрополит Антоний Сурожский

Слово к читателю

Книга, которую вы держите в руках, рассказывает о любви – настоящей любви, которой достоин каждый человек. Однако путь к ней непрост, и лежит он через ясное осознание иллюзий, которыми склонны окружать себя люди.

Понимание того, что с нами происходит, – это сугубо аскетическая христианская ответственность. Аскетика – практика самопознания, самовоспитания и самосовершенствования – начинается с того момента, когда человек берет на себя ответственность за то, что творится внутри него.

Ответственность – это навык: социальный, эмоциональный, личностный, духовный. Он закладывается в детстве и развивается на протяжении всей жизни человека, преображается в кризисных точках. Ответственность – это работа, и в разные периоды ее содержание, цели и глубина будут различаться.

Ответственность за себя должен принять сам человек, мы не можем сделать это за него. Часто родные больного алкоголизмом или наркоманией возражают: «Как вы можете так говорить, как можно позволить человеку себя убивать, мы готовы сделать все, что только можно, и не дадим ему умереть». Я вынужден сказать таким людям: вы слишком легкомысленно относитесь к жизни и смерти. Здесь нужно собрать все свое мужество и встать перед лицом того гигантского духовного достоинства человека, которое Господь вручил ему лично. Оно простирается на жизнь и на смерть. Стоя перед лицом образа и подобия Божия, осознав всю его величину и огненную силу, посмеете ли вы сказать: «Я тебе не позволю»? Кто вам дал такое право? Даже Сам Господь, при всем Своем несоизмеримом величии по сравнению с человеком, не отнимает его свободной воли. Если мы относимся к христианству как к религии, имеющей высоту, доходящую до неба, и глубину, доходящую до ада, то должны с большим уважением стоять перед достоинством человека.

Когда Иов увидел величие Божие, он сказал: Руку мою полагаю на уста мои (Иов. 39: 34), то есть замолкаю в страхе и трепете. Когда мы встречаемся с человеком, мы должны чувствовать трепет Иова перед значением его личности. В словах «я не дам тебе себя убить» звучит инфантильная позиция, в которой нет признания зрелости, свободы и достоинства человека. Более того, думаю, что непризнание этого достоинства является одной из причин развившейся у него зависимости. Мать, которая говорит, что она не даст сыну умереть, на самом деле не дает ему стать взрослым, независимым, поэтому вполне понятно, что она до конца, до последней минуты и даже после его смерти будет защищать его от самого себя. Очень часто женщины, отняв свободу у ребенка или мужа, «дружелюбно» подводят их к краю пропасти.

Конечно, никто не снимает ответственности и с самого зависимого. Если человек физически способен обеспечить себя, то нужно предоставить его самому себе. Самая правильная позиция по отношению ко взрослому человеку – относиться к нему с уважением, а не подходить как к иждивенцу. Надо предоставить ему свободу – работай, зарабатывай и трать свои деньги так, как ты хочешь. Это единственно возможная здоровая ситуация, в которой зависимый может для себя что-то сделать. Если же родные продолжают обеспечивать его всем на свете, то, по сути, они препятствуют его выздоровлению.

Родным зависимых людей тоже предстоит взять на себя свою долю ответственности, осознав свою болезненную связь с ними. Созависимость – это потеря свободы, достоинства, личной целостности, она не менее разрушительна, чем алкоголь и наркотики. Жены алкоголиков, матери наркоманов буквально сковывают себя борьбой за их жизнь и выздоровление. Часто созависимость скрывается под маской любви, но это скорее антилюбовь. Конечно, мы зависим от наших близких в наших ежедневных заботах, но то, что мы называем зависимостью в быту и в психологии, – это разные вещи. Важно понимать, что созависимость приводит и к искажением в духовной жизни.

Среди женщин, живущих с родными, страдающими алкоголизмом и наркоманией, распространено мнение, что это их крест и надо смиряться. Хочу их предостеречь: высота евангельского подвига – Крест Христов – не позволяет разменивать это слово по отношению к подобным ситуациям. Если женщина живет с зависимым, то это ее выбор, за который она несет ответственность, но никак не ее жертва. Возможно, она получает от такой жизни некие выгоды: психологические (чувствует себя нужной), материальные (сохраняет свой замужний статус), это может быть страсть, даже прелесть: «Я же его спасаю!» На самом деле – губит…

Конечно, можно говорить о жертвенной любви, но это бывает редко. Алкоголизм, наркомания разрушают любовь, вытравляют ее ядом измены, предательства и просто разложением личностных качеств супруга. Остаются лишь воспоминания о любви и жалость. Только поворот к выздоровлению меняет жизнь таких пар – не возвращает к прежним отношениям, но приводит к новым.

Хочу подчеркнуть, что алкоголизм – беда России, нигде в мире этот вопрос не стоит так остро. По сути, мы имеем дело с особой национальной духовной проблемой, которая, прежде всего, заключается в отношении к ней общества, семьи и каждого человека в отдельности. Сегодня употребление алкоголя преподносится как национальная черта, которую поощряют, которой любуются, о которой складывают песни, снимают фильмы, рассказывают анекдоты. Алкоголик – человек, который в современном обществе характеризуется как «свой», «наш». Если ты не пьешь, тебя запросто могут спросить: «Ты что, не русский?» Способность мужчины выпить стакан водки и (желательно) при этом не опьянеть стала свидетельством патриотизма, принадлежности к нации. Эта проблема захватывает не только область национальной самоидентификации и этики («наш человек»), но и эстетики: алкоголизм эксплуатируется как художественный образ, особенно в маргинальной культуре, но не только. Существует апология алкоголика: у него тонкая душа, его незаслуженно обидели и т. д.

Что делать? Прежде всего, не нужно принимать алкоголь как национальный код! Не участвовать в этой поэтизации болезни, не соглашаться – и начать путь к выздоровлению.

Алкоголизм и наркомания – проблемы, имеющие много измерений, и решать их необходимо на разных уровнях. Никогда лечение не исчерпывается только врачебными средствами, не решается проблема и только духовными или только психологическими методами. Все они действуют в комплексе. А отправной точкой исцеления как от зависимости, так и от созависимости будет осознание проблемы и решение изменить свою жизнь.

Когда мы имеем дело с зависимыми людьми и своими переживаниями по этому поводу, мы соприкасаемся с темными сторонами бытия. Нам становится страшно: мы боимся самих себя и своих чувств. Например, одна женщина признавалась: «Я догадываюсь, где находится выход из моей ситуации, но я боюсь туда идти». Возникает потребность в проводнике, и в лице автора этой книги читатель получает доброго любящего профессионального сопровождающего по мрачным областям жизни человека, по внутренним лабиринтам, в которых трудно разобраться: где содержится любовь, свобода, а где – зависимость, где – прямые отношения, а где – манипуляции.

Специалистам, работающим со сложными пациентами, приходится проявлять некоторую жесткость, поэтому текст, написанный наркологом-психиатром, не может быть мягким. Однако Валентина Дмитриевна относится к своим пациентам с любовью, она стоит на их стороне. Она не боится проблем зависимых людей, не боится горя их родных, она умеет с этим горем работать.

Влияние расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, на семью и детей: от теории к практике

  • Список журналов
  • Рукописи авторов HHS
  • PMC3725219

Общественное здравоохранение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 27 июля.

Опубликовано в окончательной редакции как:

Общественное здравоохранение. 2013; 28(0): 194–205.

DOI: 10.1080/1

18.2013.759005

PMCID: PMC3725219

NIHMSID: NIHMS496858

PMID: 23731414

. семья. Семейный контекст содержит информацию о том, как развиваются, сохраняются и что может положительно или отрицательно повлиять на лечение расстройства. Теория семейных систем и теория привязанности представляют собой теоретические модели, которые обеспечивают основу для понимания того, как SUD влияют на семью. Кроме того, понимание текущей стадии развития, на которой находится семья, помогает получить информацию для оценки нарушений и определения соответствующих вмешательств. SUD негативно влияют на эмоциональные и поведенческие модели с момента создания семьи, что приводит к плохим результатам для детей и взрослых с SUD. Социальные работники могут помочь в решении SUD несколькими способами, которые кратко изложены в этой статье.

Ключевые слова: Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, теория привязанности, теория семейных систем, влияние, лечение

Семья остается основным источником привязанности, воспитания и социализации людей в современном обществе. Таким образом, заслуживает внимания влияние расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ (SUD), на семью и отдельных членов семьи. На каждую семью и каждого члена семьи индивидуально влияет употребление психоактивных веществ, включая, помимо прочего, неудовлетворенные потребности в развитии, нарушение привязанности, экономические трудности, юридические проблемы, эмоциональные страдания, а иногда и насилие, совершаемое в отношении него или нее. Для детей также существует повышенный риск развития ВНС (Zimic & Jakic, 2012). Таким образом, лечение только человека с активным заболеванием зависимости имеет ограниченную эффективность. Профессия социального работника больше, чем любая другая профессия в области здравоохранения, исторически признавала важность оценки личности в контексте его или ее семейного окружения. Образование и обучение социальной работе подчеркивает значительное влияние окружающей среды на человека и наоборот. Эта тема была выбрана, чтобы проиллюстрировать, как вовлечение семьи в лечение ВНС у человека является эффективным способом помочь семье и человеку. Использование доказательных семейных подходов продемонстрировало превосходство над индивидуальным или групповым лечением (Baldwin, Christian, Berkeljon, & Shandish, 2012). Лечение индивидуума без участия семьи может ограничить эффективность лечения по двум основным причинам: оно игнорирует разрушительное воздействие НСС на семейную систему, оставляя членов семьи без лечения, и не признает семью в качестве потенциальной системы поддержки перемен. Для понимания того, как и почему SUD влияют на семью, важны две теории: теория привязанности и теория систем.

Теория привязанности

По оценкам, более восьми миллионов детей в возрасте до 18 лет живут по крайней мере с одним взрослым, страдающим ВНС, что составляет более одного из 10 детей. Большинство этих детей моложе 5 лет (Министерство здравоохранения и социальных служб США [USDHHS], 2010). Исследования семей с SUD выявили закономерности, которые значительно влияют на развитие ребенка и вероятность того, что ребенок будет бороться с эмоциональными, поведенческими проблемами или проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ (Администрация по злоупотреблению психоактивными веществами и психическому здоровью [SAMHSA], 2003). Негативное влияние родительских SUD на семью включает нарушение привязанности, ритуалов, ролей, рутины, общения, социальной жизни и финансов. Семьи, в которых есть родительский SUD, характеризуются окружением секретности, потерь, конфликтов, насилия или жестокого обращения, эмоционального хаоса, смены ролей и страха.

Отношения служат каналом связи, соединяющим членов семьи друг с другом. Теория привязанности дает возможность понять развитие и качество отношений между членами семьи. Джон Боулби (1988) разработал теорию привязанности на основе клинических исследований млекопитающих и людей. Он постулировал, что во время рождения младенца первичные отношения, обычно с матерью, но не всегда, служат шаблоном для всех последующих отношений на протяжении жизненного цикла. Эти отношения образуют подсистему в рамках более крупной семейной системы. Именно благодаря этим отношениям на доязыковом уровне младенцы учатся общаться и взаимодействовать со своим окружением. Они делают это через плач, воркование, укоренение и цепляние. То, как основной опекун реагирует на эти сигналы, определяет качество привязанности. Как правило, если ребенок воспринимает основного опекуна как отзывчивого и заботливого, сформируется надежная привязанность. Если ребенок воспринимает основного опекуна как невосприимчивого или непоследовательно реагирующего, может сформироваться ненадежная привязанность, которая может привести к различным проблемам, включая тревогу, депрессию и задержку развития.

Родитель с ВНС, у которого изменено настроение, он озабочен получением кайфа или проводит значительное количество времени, восстанавливаясь после воздействия психоактивных веществ, может упустить возможность развить здоровую привязанность. Следовательно, будет затронута сложная система привязанности, построенная на сотнях тысяч взаимных и неявных взаимодействий между младенцем и фигурой привязанности. Зрительный контакт, тон, громкость и ритм голоса, успокаивающее прикосновение и способность понимать потребности младенца — все это сложные строительные блоки привязанности. Здоровая привязанность — это своего рода психологическая иммунная система. Точно так же, как людям нужна физиологическая иммунная система для борьбы с болезнями и недугами, система привязанности к отношениям обеспечивает защиту от психологических проблем и болезней. Без здоровой системы привязанности ребенок гораздо более уязвим для стресса и, следовательно, более восприимчив к проблемам с травмами, тревогой, депрессией и другими психическими заболеваниями. Теория привязанности утверждает, что качество системы привязанности родителей, развившейся в младенчестве, будет влиять на их способность формировать здоровую привязанность к собственным детям и другим взрослым.

Теория семейных систем

Теория семейных систем выросла из биологической общей теории систем. Общая теория систем фокусируется на том, как части системы взаимодействуют друг с другом. В общей теории систем отдельная ячейка является одним из примеров системы, а в теории семейных систем семья, по сути, является собственной системой. Ключевыми понятиями обеих теорий являются обратная связь, гомеостаз и границы, которые определяются и используются в этом разделе. Теория семейных систем была разработана в конце 19 в.60-х и начала 1970-х годов. Натан Акерман, Джей Хейли, Мюррей Боуэн, Сальвадор Минучин, Вирджиния Сатир и Карл Витакер, среди прочих, были очень влиятельными фигурами в этом движении и разработали его приложения для психиатрического лечения. На основе этой теории было разработано несколько моделей семейной терапии, включая, помимо прочего, стратегическую, структурную, эмпирическую и, в последнее время, модель мультисистемной семейной системной терапии (MFT). Все модели семейной терапии разделяют основной принцип теории семейных систем, который заключается в том, что человека нельзя полностью понять или успешно вылечить без предварительного понимания того, как этот человек функционирует в своей семейной системе. Людей, которые присутствуют в наших клинических условиях, можно рассматривать как «симптоматических», а их патологию можно рассматривать как попытку адаптироваться к своей семейной системе для поддержания гомеостаза.

Гомеостаз относится к идее, что это тенденция системы искать стабильность и равновесие (Brown & Christensen, 1986). Идея гомеостаза является ключом к пониманию влияния SUD на семью в том смысле, что каждый член семьи имеет тенденцию функционировать таким образом, чтобы удерживать всю систему в равновесии, даже если это не здорово для конкретных людей. Например, ребенок латентного возраста может скрывать пьянство своего отца, убирая за ним, если он болен, укладывая его в постель после того, как он потерял сознание, и сводя к минимуму его выпивку перед матерью. Ее усилия позволяют его SUD продолжаться с ограниченными последствиями и удерживать семейную систему в относительном равновесии, уменьшая конфликты между матерью и отцом. Хотя эта адаптация может удерживать семейную систему в состоянии равновесия, она также способствует сохранению проблемы. Обратная связь относится к циклическому способу, которым части системы взаимодействуют друг с другом. Процесс обратной связи — это то, как формируются отношения привязанности между родителями и детьми. В семейной системе жена может определить, что она злоупотребляет обезболивающими, потому что ее муж игнорирует ее, и она находится в депрессии. Муж, в свою очередь, может заявить, что избегает жены, потому что она всегда угрюма и принимает обезболивающие. Поведение каждого человека становится усиливающей обратной связью для другого. Границы определяют внутренние и внешние ограничения системы и устанавливаются для сохранения энергии путем создания защитного барьера вокруг системы. В семье они регулируют межличностные контакты. В здоровой семье границы окружают родительскую и дочернюю подсистемы, разделяя их. В семье с родителем, у которого есть SUD, границы вокруг родительской и дочерней подсистем обычно проницаемы, поскольку родительская подсистема плохо функционирует как сплоченная единица. Границы вокруг самой семьи жесткие, чтобы сохранить семейную тайну злоупотребления психоактивными веществами. Здоровые границы важны для нормального развития семьи и детей.

Генетические факторы и факторы окружающей среды способствуют развитию SUD. Учитывая, что семья, в которой человек воспитывается, влияет на оба эти фактора, важно изучить влияние SUD на семью. Исследования, изучающие относительный вес этих влияний, показывают, что и вклад, и влияние увеличиваются (Haber et al., 2010). Воздействие будет варьироваться в зависимости от роли и пола, которые человек с SUD играет в семье. Например, если у ребенка-подростка выявлена ​​SUD, это повлияет на семью иначе, чем если бы SUD был у родителя. Отношение и убеждения членов семьи в отношении ССН также имеют важное значение, поскольку они будут влиять на людей, пытающихся обрести трезвость, и повлияют на эффективность лечебных вмешательств. Например, если родитель рассматривает ССН как моральный недостаток и думает, что его или ее ребенок-подросток должен просто использовать «силу воли», чтобы бросить курить, важно знать, работает ли лечащий терапевт, исходя из модели зависимости от болезни. Потребуется информирование семьи о SUD, их развитии, прогрессировании и лечении. Когда члены семьи получают соответствующее образование и получают соответствующее лечение, они могут сыграть важную роль в осознании обидчиками проблемы и принятии лечения. Основанное на фактических данных семейное лечение «Обучение семьи и укрепление сообщества» (CRAFT) продемонстрировало свою эффективность в увеличении числа обращений жестоких лиц за лечением (Roozen, de Waart, & van der Kroft, 2010).

Когда один человек в семье начинает менять свое поведение, это изменение затрагивает всю семейную систему. Полезно думать о семейной системе как о подвижном механизме: когда одна часть висячего мобильного движется, это влияет на все части мобильного телефона, но по-разному, и каждая часть приспосабливается для поддержания баланса в системе. Одним из последствий такого приспособления может быть то, что различные члены семьи могут непреднамеренно саботировать лечение своим поведением, поскольку они реагируют на изменения в человеке, употребляющем психоактивные вещества. Например, если взрослый сын пытается протрезветь, а его отец-пенсионер чувствует, что потерял своего «собутыльника», он может сказать своему сыну, что может «выпить пару бутылок пива за игрой». Это заставит сына продолжать его употребление, чтобы не разочаровывать отца. Такое поведение можно рассматривать как попытку сохранить комфортное равновесие системы, потому что изменение одного человека нарушает равновесие всей семейной системы, включая расширенные семейные отношения. Семейная терапия может быть полезным вмешательством, когда терапевт может помочь и поддержать сына в установлении ограничений, когда отец говорит, что он вообще не хочет пить, и предлагает альтернативные занятия, не связанные с употреблением алкоголя. Индивидуальную терапию можно использовать с сыном, чтобы подтвердить его решение оставаться трезвым и подчеркнуть важность того, чтобы он утвердил себя как непьющего человека.

Мы знаем, что люди, выросшие в семье, где есть НВС, подвержены значительно более высокому риску развития НСН из-за генетических факторов и факторов окружающей среды (Hawkins, Catalano, & Miller, 1992). Крайне важно провести оценку злоупотребления активными психоактивными веществами среди ближайших и расширенных родственников. Знание того, что человек с ВНС вырос в семье с ВНС, имеет большое значение для лечения. Злоупотребление активными психоактивными веществами в семье клиента, который пытается очиститься, также подвергает этого клиента риску рецидива.

Стадии развития семьи

Понимание конкретной стадии развития семьи может помочь в оценке потребностей семьи во вмешательстве. Картер и МакГолдрик (1989) выделяют восемь стадий жизненного цикла семьи и соответствующие задачи развития. SUD могут нарушать эти задачи развития в зависимости от того, у кого есть SUD и на какой стадии развития находится семья, когда развивается SUD. представляет собой адаптацию этапов жизненного цикла семьи Картера и Макголдрика применительно к семьям с SUD. Когда семьи не проходят жизненный цикл и застревают, у отдельных членов могут проявляться клинические симптомы. Следует отметить, что смешанные семьи с приемными родителями и приемными детьми имеют свои собственные потребности в развитии, которые также нарушаются SUD, но они не подробно описаны в этой таблице.

TABLE 1

Impact of SUD on Family Life Cycle Stages

Stage Developmental Tasks Impact of SUD on Developmental Tasks How Social Work Can Help
Married without children Установить здоровый брак с границей из семьи происхождения. Плохая коммуникация, нарушение эмоциональной и физической близости, повышенная конфликтность. SUD консультирование, консультирование пар, направление в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон.
Семьи детородного возраста Создайте безопасный, любящий дом для младенцев и родителей. Установите надежную привязанность к ребенку. Дом небезопасен физически или эмоционально из-за нарушений и неустойчивого настроения. Ненадежная привязанность к младенцам. Оценка безопасности детей и супругов, консультации по SUD, консультации для пар, направление в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон.
Семьи с детьми дошкольного возраста Адаптация к потребностям детей дошкольного возраста и содействие их росту и развитию. Справьтесь с энергетическим истощением и отсутствием уединения. Непоследовательное воспитание, возможное жестокое обращение, пренебрежение, участие Службы защиты детей, изъятие детей, семейный конфликт. Оценка безопасности детей и супруга. Предоставление родительских навыков, консультирование по SUD, консультирование пар, направление в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон.
Семьи с детьми школьного возраста Вхождение в сообщество семей школьного возраста. Поощряйте образование детей. Образовательные потребности детей не удовлетворены. Возможно насилие в семье, конфликт в семье. Дополнительный контакт со школой, консультации SUD, консультации пар, направления в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон.
Семьи с подростками Баланс между свободой и ответственностью. Установите здоровые отношения со сверстниками. Ставьте образовательные и карьерные цели. Подростки могут следовать модели родителя с SUD. Дети с трудом выстраивают здоровые отношения со сверстниками из-за нарушения привязанности в раннем возрасте. Школьные/юридические проблемы и семейный конфликт. Тревога, депрессия или оппозиционные расстройства. Семейная терапия, Подростковый суд по наркотикам, дополнительные контакты со школой, профессиональная подготовка, направление в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон, Алатин.
Семьи, воспитывающие молодых людей Освобождение молодых людей с соответствующей помощью. Поддерживайте поддерживающую домашнюю базу. Молодые люди делают карьеру. Невозможность запуска из-за того, что взрослые дети не могут себя обеспечить, конфликт в отношениях. Семейная терапия, профессиональная подготовка молодых людей, направление в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон.
Родители среднего возраста Восстановить брак. Поддерживать связь с подрастающим поколением. Супружеский конфликт, взрослые дети могут оторваться от родителей и не захотеть, чтобы они находились рядом с маленькими детьми. Консультирование пар, участие в общественной деятельности, направление в АА/АН, Ал-Анон, Нар-Анон.
Стареющие члены семьи Пережить утрату и жить в одиночестве. Закрытие семейного дома или приспособление к выходу на пенсию. Изоляция, депрессия могут привести к ВНС или наоборот. Индивидуальная терапия, сопутствующий контакт со взрослыми детьми, помощь пожилым людям в общении с пожилыми, чтобы уменьшить изоляцию.

Открыть в отдельном окне

Примечание . Эта таблица была адаптирована из модели стадий семейного жизненного цикла Картера и МакГолдрика (1989). В столбец 2 были внесены изменения для определения понятий, относящихся к семье с SUD, а столбцы 3 и 4 являются вкладом авторов этой статьи.

SUD = расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ; АА = Анонимные Алкоголики; NA = Анонимные Наркоманы.

Воздействие родительского злоупотребления психоактивными веществами на детей

Клиницисты предполагают, что так называемые «расстройства привязанности» могут возникать чаще среди детей, страдающих от алкоголя, частично из-за жестокого обращения и пренебрежения (когда они имели место), а частично из-за связанного с алкоголем дефицита когнитивных и социально-эмоциональных функций, что приводит к снижению сопротивляемости (Coles et al. , 19).97). Исследования показывают, что от одной трети до двух третей случаев жестокого обращения с детьми в той или иной степени связаны с употреблением психоактивных веществ (Министерство здравоохранения и социальных служб США [USDHHS], 1996). Негативные последствия наличия у одного или обоих родителей ССН варьируются от скрытого повреждения, которое является легким и может проявляться, когда ребенок или подросток испытывает трудности в установлении доверительных отношений с людьми, до чрезмерной эмоциональной ответственности в отношениях и принятия на себя роли взрослых. моложе, чем это соответствует уровню развития. Еще более серьезное воздействие может начаться внутриутробно со злоупотреблением матери психоактивными веществами, что наносит ущерб растущему плоду, приводя к врожденным дефектам, фетальному алкогольному синдрому и/или алкогольному воздействию на плод. Эти трудности могут привести к инвалидности, которая требует раннего вмешательства и часто постоянных социальных и психиатрических услуг. Социальные работники могут помочь, поощряя своих клиентов, злоупотребляющих психоактивными веществами, к использованию мер предосторожности для предотвращения беременности и разъясняя опасность употребления наркотиков матерью для развивающегося плода. Если социальный работник работает с беременной клиенткой с ССН, показано направление в перинатальную наркологическую клинику и/или в акушерско-гинекологическую клинику с высоким риском беременности.

Как упоминалось ранее, все приматы учатся регулировать свои аффекты на своих основных объектах привязанности посредством системы привязанности и моделирования. Родители, у которых есть проблемы с употреблением психоактивных веществ, скорее всего, будут иметь собственную дисрегуляцию аффекта, которая могла предшествовать их употреблению психоактивных веществ или являться следствием этого. Следовательно, развитие здоровой регуляции аффекта будет затруднено у детей и подростков. Это может привести к тому, что дети и подростки имеют повышенный риск интернализованных проблем, таких как депрессия, тревога, злоупотребление психоактивными веществами и т. д., или экстернализации таких проблем, как оппозиция, проблемы с поведением (воровство, ложь и прогулы), вспышки гнева, агрессивность, импульсивность. , и снова злоупотребление психоактивными веществами. Дети могут обратиться к социальному работнику, работающему непосредственно в общественном центре психического здоровья или в школе. Социальные работники могут помочь этим клиентам, выявляя признаки и симптомы употребления психоактивных веществ родителями, наблюдая за поведением ребенка в социальных условиях и за игровым поведением. Социальные работники должны выяснить, как имеющиеся у ребенка симптомы выполняют функцию в семейной системе для поддержания гомеостаза. Предоставление семейной терапии, обучение и образование родителей, игровая терапия, обучение социальным навыкам и обучение навыкам преодоления трудностей в индивидуальной или групповой терапии в амбулаторных, школьных или домашних условиях — вот способы, которыми могут помочь социальные работники. Иногда будет указано направление в Службу защиты детей.

Злоупотребление психоактивными веществами со стороны родителей, жестокое обращение с детьми и безнадзорность

Родитель с SUD в 3 раза чаще подвергает ребенка физическому или сексуальному насилию. Последствием этого является то, что у этих детей более чем на 50% больше шансов быть арестованными в качестве несовершеннолетних и на 40% больше шансов совершить насильственное преступление (USDHHS, 1996). Дети, подвергшиеся жестокому обращению, с большей вероятностью будут иметь экстернализирующие расстройства, такие как гнев, агрессия, поведение и поведенческие проблемы, тогда как дети, которые испытывают пренебрежение, более вероятно, будут иметь интернализирующие расстройства (депрессия, тревога, социальная изоляция, плохие отношения со сверстниками). Инцест имеет очень высокую связь со злоупотреблением психоактивными веществами родителями, как и все виды сексуального насилия. Около двух третей лиц, совершивших инцест, сообщают об употреблении алкоголя непосредственно перед правонарушением (USDHHS, 19). 96).

Хотя злоупотребление психоактивными веществами может ухудшить привязанность и здоровое моделирование регуляции аффекта, иногда последствия серьезного и продолжающегося злоупотребления психоактивными веществами со стороны родителя могут привести к разделению родителя и ребенка. Это разлучение может быть вызвано лишением свободы родителей, длительным лечением или вмешательством со стороны служб защиты детей, которые удаляют ребенка из небезопасной или связанной с высоким риском домашней среды и помещают его или ее в помещение вне дома, например в качестве приемной семьи, относительного размещения, группы или дома-интерната. В крайних случаях разлучение может быть связано со смертью родителя, связанной с употреблением психоактивных веществ, в результате передозировки, дорожно-транспортным происшествием или медицинскими осложнениями из-за злоупотребления психоактивными веществами. Значительное увеличение количества детей, находящихся вне дома, в 1980-е и 1990-е годы тесно связаны с пандемией наркомании в Соединенных Штатах в течение этих десятилетий (Jaudes & Edwo, 1997). Любая длительная разлука окажет негативное влияние на способность ребенка привязываться, регулировать аффект и может привести к травматической реакции онемения или гипервозбуждения (неспособности различать стимулы и реагировать на них должным образом). Эти нарушения в системе экстренного психологического реагирования непосредственно связаны с последующей травматической виктимизацией и существенно усиливают ее. У детей родителей, страдающих ВНС, с которыми жестоко обращаются, с большей вероятностью будут более плохие физические, интеллектуальные, социальные и эмоциональные результаты, и они больше подвержены риску развития проблем со злоупотреблением психоактивными веществами (USDHHS, 2003).

Социальные работники могут помочь, используя основанные на информации о травмах, привязанности и системные подходы к непосредственной практике индивидуальной терапии и семейной терапии с особым вниманием к травмам нескольких поколений и злоупотреблению психоактивными веществами. Роль социального работника может включать в себя проведение терапии на дому, поддержку родителей в более эффективном родительском надзоре, обеспечение структуры и содействие здоровому взаимодействию с заботой. Социальные работники могут работать в междисциплинарных командах, чтобы защищать ребенка, который подвергается судебному преследованию, жестокому обращению и / или пренебрежению. Кроме того, социальные работники могут давать экспертные показания в судах и участвовать в постоянном планировании для детей, помещенных вне дома. Наконец, социальные работники играют важную роль в специализированных судах (суды по семейным делам, суды по психическому здоровью, суды по делам о взрослых и по делам несовершеннолетних), предоставляя уникальное лицо в окружающей среде и мультисистемную линзу для помощи детям и семьям. Было показано, что специализированные суды по делам о наркотиках дают благоприятные результаты для всей семьи (Burns, Pullman, Weathers, Wirschem, & Murphy, 2012).

Злоупотребление психоактивными веществами со стороны родителей и социальное и эмоциональное функционирование детей

Многие дети, живущие в семьях, где существует зависимость, превращаются в «родительских детей». Это происходит, когда опекун не может удовлетворить потребности развития ребенка, и ребенок начинает воспитывать себя и, возможно, младших братьев и сестер раньше, чем это необходимо для его развития. В феномене, называемом «реверсирование потребности в зависимости», ребенок фактически начинает быть родителем родителя.

Пример случая

Эшли была 15-летней девушкой, которую школьный консультант направил на лечение по поводу членовредительства. Она классический ребенок-герой, у которого отличные оценки и его любят сверстники. Ее родители разошлись, когда ей было 5 лет, и она жила со своей биологической матерью до 12 лет. Ее отец получил полную опеку над ней после того, как с ним связался приют для жертв домашнего насилия, где она жила со своей матерью и младшим братом. Они переехали в приют после инцидента с домашним насилием, в котором участвовал бойфренд ее матери. Ее биологическая мать страдала алкогольной зависимостью; ей было трудно удержаться на работе, и она часто переезжала. В пятом классе Эшли сменила школу 7 раз за один учебный год. Ее мать работала официанткой и барменом и часто выпивала после вечерней смены. Затем Эшли стала ухаживать за своим младшим братом. С 9 летона помнит, как ее мать возвращалась домой, иногда в состоянии алкогольного опьянения, и Эшли помогала ей лечь в постель. Она помнит, как ухаживала за матерью по ночам, вытирала ее рвоту, вытирала ей лицо и ухаживала за младшим братом по утрам, готовя ему завтрак и помогая ему собраться в школу. Она заявила своему терапевту, что помнит, как думала: «Если я только по-настоящему хорошо о ней позабочусь, возможно, она когда-нибудь сможет позаботиться обо мне».

При инверсии потребностей в зависимости потребности родителей ставятся выше потребностей ребенка. Это настраивает ребенка на потенциальную неспособность на протяжении всей жизни устанавливать здоровые границы в отношениях и устанавливать важные тройственные связи между мыслями, чувствами и поведением. Это создает недостаток самосознания, а иногда и чрезмерную осведомленность о потребностях других. В литературе можно найти хорошо документированные данные об этих трудностях при исследовании детей алкоголиков и взрослых детей алкоголиков (Berkowitz & Perkins, 19).88; Корк, 1969 год; Хехт, 1973; Морхаус и Ричардс, 1982; Строуф, Эгеланд, Карлсон и Коллинз, 2005 г .; Тартер, 2002; Цукер, Донован, Мастен, Мэтсон и Мосс, 2009 г.).

Коммуникация является важным социальным навыком для эффективности межличностных отношений. Родители с SUD могут испытывать трудности с напористостью и прямым общением. Многие темы тайно «запрещены» для обсуждения. Дети в этих семьях также часто становятся свидетелями сочетания плохого общения и нарушения регуляции со своими опекунами, что часто приводит к домашнему насилию. Хотя эти трудности нельзя явно диагностировать как физическое или психологическое расстройство, эти паттерны имеют значительные последствия для развития, социального и межличностного общения. Наиболее распространенными эмоциями, которые испытывают эти дети, являются тревога, страх, депрессия, вина, стыд, одиночество, замешательство и гнев. Они могут полагать, что они вызвали ВНС своих родителей, или, возможно, от них ожидают, что они будут хранить употребление наркотиков в секрете от других членов семьи или общества. Возможно, они узнают, что у их родителя изменилось настроение или он замкнут в себе, но им говорят: «Твой папа просто болен; ему нужно лекарство. Капризность, забывчивость и озабоченность родителей могут создать хаотичную и неструктурированную, непредсказуемую среду, которая заставляет ребенка гадать и задавать вопросы: «Что произойдет дальше?» и «Что нормально?» Дети могут обращаться в психиатрические учреждения по месту жительства с различными презентациями. Что касается поддающихся диагностике психических и эмоциональных расстройств, то дети, пострадавшие от злоупотребления психоактивными веществами со стороны родителей, практически подвержены более высокому риску почти всех детских расстройств в Диагностическое статистическое руководство по психическим расстройствам ( DSM-IV-TR ; Американская психиатрическая ассоциация, 2000 г. ). Наиболее значимыми корреляциями являются следующие: расстройства пищевого поведения, расстройства поведения, тревожные расстройства, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство и внезапные расстройства. Социальные работники могут помочь, оценив функцию имеющихся симптомов с точки зрения семейных систем. Социальные работники могут помочь детям и семьям вести более прямое и честное общение, но в то же время соответствующее их развитию; и помощь молодежи справиться со скрытыми и явными эмоциями, связанными с употреблением психоактивных веществ их родителями. Социальные работники могут добиться этого, проводя игровую терапию, индивидуальную терапию, семейную терапию и групповую терапию в различных стационарных, амбулаторных, домашних и общественных условиях.

Злоупотребление психоактивными веществами и образовательная деятельность родителей

Проблемы с образованием также характерны для некоторых детей, пострадавших от употребления психоактивных веществ родителями. Проблемы с пропусками занятий без уважительной причины в детстве могут перерасти в более серьезные проблемы с прогулами в подростковом возрасте и завершиться отсевом из школы. В раннем детстве родители меньше читают и меньше стимулируют своих младенцев и малышей к обучению. В школьном возрасте родители менее доступны для оказания помощи в выполнении домашних заданий, контроля за успеваемостью в школе и выполнения заданий. У этих детей могут быть трудности с вниманием и концентрацией внимания из-за повышенного уровня беспокойства, связанного с хаотичной домашней обстановкой. Неструктурированное время отхода ко сну и приему пищи, а также наблюдение за насилием в семье и проблемы с безопасностью — все это способствует увеличению проблем с обучением и поведенческих проблем у этих детей в школе. Детям трудно сосредоточиться на мышлении и обучении более высокого порядка, когда основные потребности выживания не удовлетворены. Как и в домашней обстановке, общение между родителями, злоупотребляющими психоактивными веществами, и учителями и школьной системой в целом затруднено. Многие родители, борющиеся с SUD, испытывали трудности со школьной системой в школьные годы и избегали взаимодействия с ней из-за собственного беспокойства или стыда.

Роль социального работника может включать в себя предоставление школьных услуг поддержки молодежи, а также подключение клиентов к послешкольному уходу, услугам репетиторства или наставническим агентствам, таким как Big Brothers Big Sisters. Также могут помочь домашняя и амбулаторная семейная терапия и обучение, поддержка родителей в повышении эффективности родительского надзора и дисциплины, обеспечение структуры, вознаграждений и последствий для посещения школы и успеваемости, а также поддержка родителей в общении со школьной системой. Социальные работники также могут помочь, участвуя в планах индивидуального обучения (IEP), направляя в школы для получения специального образования и запрашивая психообразовательное и нейропсихологическое тестирование. Также может быть полезным направление к детскому и подростковому психиатру для оценки медикаментозного лечения, а также помощь учителям в поведенческих вмешательствах в классе.

Влияние злоупотребления психоактивными веществами на родителей взрослых детей

Когда дети переходят во взрослую жизнь, родители по-прежнему сильно влияют на них, как и на родителей. Одним из факторов, которые могут увековечить SUD, является предоставление возможности, которой часто занимаются члены семьи. Поддержка — это форма приспособления, которая защищает человека с SUD от полного переживания последствий его или ее употребления психоактивных веществ. Примером предоставления возможности является ситуация, когда родители 25-летнего мужчины неоднократно выручают его из тюрьмы под залог и оплачивают адвокатские и судебные издержки, связанные с арестами, связанными с наркотиками. Родители пытаются помочь своему сыну и поддерживать гомеостаз в системе, не давая ему попасть в тюрьму, однако вторичным эффектом является то, что сын не испытывает никаких последствий от его использования. В результате его SUD, скорее всего, продолжится. Родители, бабушки и дедушки не всегда сходятся во мнении, как «помочь» взрослому ребенку с ВСД. Социальные работники могут поощрять родителей взрослых детей обращаться за помощью в Ал-Анон и Нар-Анон. Это 12-шаговые программы для членов семьи, которые помогут им освободиться с любовью, чтобы они перестали позволять себе и начали заботиться о себе. Часто родители винят себя в том, что их дети употребляют психоактивные вещества, и чувствуют себя ответственными за решение проблемы. В Ал-Аноне и Нар-Аноне они получают поддержку от других членов семьи и узнают, что не они вызвали ВНС и не могут его контролировать или вылечить.

Чем могут помочь социальные работники в условиях, не связанных с зависимостью

Подробное описание того, как проводить оценку SUD, выходит за рамки данной статьи, и социальные работники, не имеющие опыта в этой области, должны направлять пациентов к тем, кто специализируется на лечении SUD. . Однако, поскольку распространенность ВНС среди населения в целом составляет не менее 10% и выше среди лиц с проблемами психического здоровья, социальные работники во всех условиях будут работать с людьми с ВНС. Всех клиентов, и особенно тех, у кого известно или подозревается SUD, следует заверить в конфиденциальности. Из-за позора и стигматизации, связанных с SUD, получение точной информации имеет первостепенное значение. Клиентов следует спросить, считают ли они, что у них есть SUD, и их можно проинформировать о том, как социальный работник обычно помогает тем, у кого есть SUD. Социальные работники должны быть осведомлены о клинических и общественных ресурсах в их районе, доступных для лечения ВНС, и обращаться к этим ресурсам по показаниям. Сюда входят амбулаторные программы по борьбе с наркозависимостью, метадоновые клиники, интенсивные амбулаторные программы, детоксикация и стационарные учреждения, а также встречи самопомощи.

Большинство социальных работников являются уполномоченными репортерами, поэтому это может представлять этическую проблему для тех, кто работает с людьми с SUD, особенно с детьми-иждивенцами. Многие пациенты знают об этом и могут скрывать информацию об употреблении психоактивных веществ, опасаясь, что о них сообщат в Службу защиты детей. Уполномоченные докладчики должны раскрывать эту роль своим клиентам и указывать конкретные обстоятельства, требующие сообщения, а также подчеркивать, что они сделают все возможное, чтобы помочь клиентам в получении необходимой им помощи. Такая честность помогает установить взаимопонимание. Социальные работники должны знать о своих предубеждениях, если таковые имеются, в отношении злоупотребления психоактивными веществами. Только если клиенты почувствуют положительный терапевтический контакт и доверят социальному работнику, они расскажут об употреблении психоактивных веществ.

SUD затрагивают семьи и детей во всех сферах их развития. Социальные работники имеют возможность вмешаться и изменить траекторию этих потенциальных проблем на многих перекрестках. При оценке любого клиента важно узнать об истории употребления психоактивных веществ в семье, у отдельных лиц и текущем употреблении. Есть способ сделать это, который является деликатным и не заставляет человека защищаться. Стратегии мотивационного интервьюирования можно использовать для установления взаимопонимания, повышения мотивации к изменениям и снижения сопротивления (Miller & Rollnick, 2002; WR Miller & Rose, 2010). Кроме того, в рамках вашей обычной оценки могут быть представлены различные объективные показатели (Мичиганский скрининговый тест на алкоголь [MAST; Selzer, 1971], Скрининг-тест на злоупотребление наркотиками [DAST; Skinner, 1982] и «Опросник скрытого скрининга подростков на злоупотребление психоактивными веществами» [SASSI-A2; Миллер, 1999]). Может потребоваться оценка не только человека, находящегося перед вами, но и членов его семьи, а также родителей, братьев и сестер и членов расширенной семьи. Один из способов приблизиться к этому — использовать генограмму (McGoldrick & Gerson, 1985). Генограммы могут визуально выявить закономерности SUD и помочь получить семейные данные об употреблении психоактивных веществ, не спрашивая напрямую о проблеме, тем самым снижая защитную реакцию.

После выявления проблемы, связанной с употреблением психоактивных веществ, может оказаться полезным рассказать клиенту о том, что значит иметь внебольничный алкоголизм, о доступных методах лечения и этапах выздоровления. Клиентов можно поощрять рассказывать о влиянии употребления психоактивных веществ на них самих и на их семейную систему. Поощрение клиентов делиться своими чувствами, связанными с их семейным опытом, важно, поскольку это помогает им нарушить молчание, которое так часто ассоциируется с жизнью с ВНС, а также может повысить их осведомленность о когнитивных и поведенческих моделях, которые способствуют ВНС. Если в результате оценки становится ясно, что вашему клиенту или кому-то из членов семьи будет полезно лечение именно его или ее ССН, будет полезно провести официальную оценку или направление на лечение. Необнаруженный SUD может привести к тому, что лечение любой проблемы будет неэффективным.

Ниже приведены некоторые конкретные шаги, которые социальные работники могут предпринять, чтобы помочь при подозрении или выявлении SUD:

  1. Регулярно оценивайте проблемы с ВНС и направляйте пациента в специализированную клинику для дальнейшего обследования или лечения при наличии показаний.

  2. Если проблема выявлена, сообщите о ВНС, лечении, выздоровлении и рецидиве.

    1. Оценка SUD в прошлом/настоящем в семье или по происхождению

  3. Изучите влияние SUD на клиента и его семью.

    1. Изучить чувства

    2. Изучить влияние на детей и расширенную семью

  4. Знать структуру семьи, из которой происходит человек, с которым вы работаете (например, смешанная семья, семья с одним родителем).

  5. Знайте стадию развития семьи, из которой происходит человек, с которым вы работаете (семья с подростками, стареющая семья).

  6. Дайте направления на лечение для членов семьи, членов (детей, супругов, взрослых родителей), где это необходимо.

    1. Family therapy, couples therapy

    2. Play therapy, social skills training

    3. Parent training

    4. Psychiatric services

  7. Coordinate with school systems to help clients access school-based services, послешкольный уход и репетиторство. Помощь родителям в отстаивании интересов своих детей в школьной системе, если необходимо психообразовательное/нейропсихологическое тестирование или разработка Индивидуального плана обучения.

  8. Облегчить направление в специализированные суды: суд по делам о наркотиках для взрослых, суд по делам о наркотиках для подростков, суд по семейным делам.

  9. Информировать клиентов с ССН о профилактике беременности и о рисках воздействия наркотиков на плод.

  10. Сообщите об АА, АН для пациента с ВНС и Ал-Анон, Нар-Анон, Алатин для членов семьи. Укажите место и время встреч в своем районе.

  11. Если есть проблемы с безопасностью в отношении детей или пожилых людей, может потребоваться направление в Службу защиты детей или Службу защиты пожилых людей.

  12. Задайте вопросы о том, является ли нынешняя жизненная ситуация физически безопасной или были ли случаи домашнего насилия в прошлом или настоящем.

Индивидуумы с SUD не могут быть поняты и эффективно вылечены без учета воздействия на всю семью. Исследователи зависимостей подтвердили взаимную связь между болезнью зависимостью и окружающей средой. Все люди влияют на свое социальное окружение и, в свою очередь, находятся под его влиянием. Семейная система должна быть учтена в понимании развития и поддержания болезни, а также включена в усилия, необходимые для успешного продолжающегося лечения. Чем раньше мы сможем вмешаться в развитие ВНС, тем лучше будут результаты для всех членов семьи. Для дальнейшего чтения по этой теме SAMHSA СОВЕТ № 39(Центр лечения злоупотребления психоактивными веществами, 2004 г.) содержит обзор лечения наркомании и того, как включить семью, а СОВЕТ № 24 (Центр лечения злоупотребления психоактивными веществами, 2004 г.) представляет собой руководство по оказанию помощи при злоупотреблении психоактивными веществами для врачей первичного звена.

Заявление издателя об отказе от ответственности: Издатель не дает никаких явных или подразумеваемых гарантий и не делает никаких заявлений о том, что содержание будет полным, точным или актуальным. Точность любых инструкций, формул и доз препаратов должна быть независимо проверена с помощью первоисточников. Издатель не несет ответственности за какие-либо убытки, действия, претензии, разбирательства, требования, затраты или ущерб, возникшие прямо или косвенно в связи или в результате использования этого материала.

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Автор; Вашингтон, округ Колумбия: 2000. текст, ред. [Google Scholar]
  • Болдуин С., Кристиан С., Беркельджон А., Шадиш В. Влияние семейной терапии на подростковую преступность и злоупотребление психоактивными веществами: метаанализ. Журнал супружеской и семейной терапии. 2012;38(1):281–304. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berkowitz A, Perkins HW. Особенности личности детей алкоголиков. Журнал консалтинга и клинической психологии. 1988;56(2):206–209. [PubMed] [Google Scholar]
  • Боулби Дж. Надежная база: клиническое применение теории привязанности. Рутледж; Лондон, Великобритания: 1988. [Google Scholar]
  • Браун Дж., Кристенсен Д. Теория и практика семейной терапии. Брукс/Коул; Монтерей, Калифорния: 1986. [Google Scholar]
  • Бернс Э.Дж., Пуллман М.Д., Уэзерс Э.С., Виршем М.Л., Мерфи Дж.Р. Влияние междисциплинарного семейного суда по делам о наркотиках и семейные исходы: результаты квазиэкспериментального исследования. Жестокое обращение с детьми. 2012;13(3):218–230. [PubMed] [Академия Google]
  • Картер Э., МакГолдрик М., редакторы. Меняющийся жизненный цикл семьи: основа семейной терапии. 2-е изд. Гарднер Пресс; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 1989. Обзор: меняющийся жизненный цикл семьи; стр. 3–28. [Google Scholar]
  • Центр лечения наркомании. Руководство по оказанию помощи при злоупотреблении психоактивными веществами для врачей первичной медико-санитарной помощи. Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрическими услугами; Rockville, MD: 1997. (Серия протоколов улучшения лечения [TIP], № 24). [Google Scholar]
  • Центр лечения наркомании. Лечение наркомании и семейная терапия. Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрическими услугами; Роквилл, Мэриленд: 2004 г. (Серия протоколов улучшения лечения [TIP], № 39).). [Google Scholar]
  • Коулз К.Д., Платцман К.А., Раскинд-Худ К.Л., Браун Р.Т., Фалек А., Смит И.Е. Сравнение детей, пострадавших от алкогольного опьянения родителей и синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования. 1997;21(1):150–161. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cork MR. Забытые дети. Фонд исследования зависимости; Торонто, Канада: 1969. [Google Scholar]
  • Хабер Дж., Бухольц К.К., Джейкоб Т., Грант Дж.Д., Шеррер Дж.Ф., Сартор К.Э., Хит А. Влияние алкогольной и наркотической зависимости отца на расстройство поведения потомства: взаимодействие генов и окружающей среды. Журнал исследований алкоголя и наркотиков. 2010;71(5):652–663. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Хокинс Д. , Каталано Р., Миллер Дж. Факторы риска и защиты от алкоголя и других проблем с наркотиками в подростковом и раннем детстве: последствия для профилактики злоупотребления психоактивными веществами. Психологический вестник. 1992;112(1):64–105. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hecht M. Дети алкоголиков относятся к группе риска. Американский журнал медсестер. 1973; 73 (10): 1764–1767. [PubMed] [Google Scholar]
  • Jaudes PK, Edwo EE. Последствия для младенцев, подвергшихся внутриутробному воздействию запрещенных наркотиков. Благополучие детей. 1997;77(4):521–534. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакГолдрик М., Герсон Р. Генограммы в семейной оценке. В.В. Нортон и компания; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 1985. [Google Scholar]
  • Миллер Г.А. Инвентаризация тонкого скрининга злоупотребления психоактивными веществами (SASSI): Руководство. 2-е изд. Институт САССИ; Springfield, IN: 1999. [Google Scholar]
  • Miller WR, Rollnick S. Мотивационные интервью. Гилфорд Пресс; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 2002. [Google Scholar]
  • Miller WR, Rose GS. Мотивационное интервьюирование в реляционном контексте. Американский психолог. 2010;65(4):298–299. дои: 10.1037/a0019487. [Google Scholar]
  • Морхауз Э., Ричардс Т. Обследование детей с дисфункциональным латентным возрастом от родителей-алкоголиков и проблемы вмешательства. Журнал детей в современном обществе. 1982;15(1):21–33. [Google Scholar]
  • Роозен Х.Г., де Ваарт Р., ван дер Крофт П. Поддержка сообщества и семейное обучение: эффективный вариант привлечения к лечению лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами, устойчивых к лечению. Зависимость. 2010;105(10):1729–1738. [PubMed] [Академия Google]
  • Selzer M. Мичиганский скрининговый тест на алкоголизм (MAST): поиски нового диагностического инструмента. Американский журнал психиатрии. 1971; 127: 1653–1658. [PubMed] [Google Scholar]
  • Скиннер Х. Скрининговый тест на злоупотребление наркотиками (DAST) Аддиктивное поведение. 1982; 7: 363–371. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сроуф А. , Эгеланд Б., Карлсон Э., Коллинз А. Развитие человека: Миннесотское исследование риска и адаптации от рождения до взрослой жизни. Гилфорд Пресс; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 2005. [Google Scholar]
  • Администрация службы психического здоровья и наркомании. Дети, живущие с родителями, злоупотребляющими психоактивными веществами или зависимыми от психоактивных веществ (Национальное обследование домохозяйств по злоупотреблению наркотиками) Управление прикладных исследований; Роквилл, Мэриленд: 2003. Получено с сайта www.oas.samhsa.gov/2k3/children/children.htm. [Google Scholar]
  • Tarter RE. Этиология злоупотребления психоактивными веществами в подростковом возрасте: перспектива развития. Американский журнал о зависимостях. 2002;11(3):171–191. [PubMed] [Google Scholar]
  • Министерство здравоохранения и социальных служб США. Управление по делам детей, молодежи и семьи. Жестокое обращение с детьми, 2005 г. Типография правительства США; Вашингтон, округ Колумбия: 2007. [Google Scholar] 9. 0004
  • Министерство здравоохранения и социальных служб США. Детское бюро. Информационный шлюз по защите детей: бюллетень для профессионалов. Типография правительства США; Вашингтон, округ Колумбия: 2003. [Google Scholar]
  • Министерство здравоохранения и социальных служб США. Национальный центр жестокого обращения с детьми и безнадзорности. Третье национальное исследование случаев жестокого обращения с детьми и безнадзорности (NIS-3) Типография правительства США; Вашингтон, округ Колумбия: 1996. [Google Scholar]
  • Zimic JI, Jakic V. Семейные факторы риска, способствующие возникновению наркомании. Журнал психоактивных препаратов. 2012;44(2):173–185. [PubMed] [Академия Google]
  • Цукер Р.А., Донован Дж.Е., Мастен А.С., Мэтсон М.Е., Мосс Х.Б. Процессы и механизмы развития: возраст 0–10 лет. Исследование алкоголя и здоровье. 2009;32(1):16–29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Москаленко Как выжить в зависимой семье.

Созависимость. семейная болезнь. Неумение выражать свои чувства

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску возникновения множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто вступают в трудный брак. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей.

Книга написана доступным для родных и близких пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

На нашем сайте вы можете бесплатно и без регистрации скачать книгу «Зависимость. Семейная болезнь» Москаленко Валентины Дмитриевны в формате docx, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску возникновения множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто вступают в трудный брак. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей. Книга написана доступным для родственников и друзей пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями. Аннотация для читателей ……………………………………………… ……………………………………….5
Часть 1. Зависимость ………………………………………… .. ………………………………………7
Алкоголизм – семейная болезнь ……….. …………………………………………….7
Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях …………………. 9
Света и Саша …… ……………………………….. ……… ………………………..9
Николай алкоголик. Жена и сын здоровы? … тен
Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья ……………………….. 11
Полина – дочь страдающих алкоголизмом родителей………13 Жанна………………….. …………………………………………. . …………….пятнадцать
На ком я женат? …………………………77
Рекомендации по диагностике алкоголизма………….. …………………………… 21
Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?……………………26 Зависимость………………………………….. .. …………………………………………. …27
Эмоциональная незрелость ………………………………………………. ………………………….28
Низкая толерантность к фрустрации ………………….. ………………………………29
Неспособность выражать чувства ……… …………………………………………. ……. тридцать
Низкая самооценка ………………………………. ………………………32
Идеи величия ……. ………………………………………………. …………….32 Перфекционизм…………… …………….. ……………………………..33
Вина ………………………………………………………. …………………………33
Часть 2. Созависимость …………… ……………………….. …. ……………. …….37
Кто является созависимым? …………………………………………. ………… ……………..37
Что такое созависимость (проблемы определения)?…………………. ……………37
Характеристики созависимости ………………….. ……………………………… 39
Низкая самооценка…………………………………………….. … ……………….39
Курс на внешние ориентиры ………………….. …………………………………….. …… ..40 Страдания …………………………………………………… ………………………………..42
Отречение ……. …………………………………………. …………………………………42
Не чувствовать опасно. ……………………………….. ….. ……43
Защита от страданий ……………………………………….. ……………….. ……………….46
Страх. Беспокойство. ………………………………………… ……………………………47
Стыд, вина …………………………… …………………………… …………….. ……………….49 Гнев…………………………. ……………………………….. ………… …………………..51
Затянувшееся отчаяние ………………….. ………………………………………. ……. …….54
Навязчивые мысли ………………………………………………. ……………………………………………56
Склонность к резким суждениям ….. …………………………………………. ……. .58
Мифологическое мышление ………………………………… ……………………………60 Отрицательный ……………… ……………………………………………………….. ……………61
Границы личности ………………………………… …………………………… … …………… ….62
Поражение Духовной Сферы…………………………………………… …………………………………65
созависимость особый случай: невесты алкоголиков ……. …. 66
Ее детство ……………………………………………… ……………………………………………… …69
Дети как миротворческие силы ……………………………….. ………………………………..70
Потребность в управлении …………………. ……………………………………………… … …………71
Не женятся, а выпрыгивают …………………………………. …… 71
Ее молодость …………………………………. ……………………………………………… ……..72
Невесты, берегитесь! ……….74
Ее будущее ……………………………….. …………………………………………………. ………..75
Пока не поздно……… ……………. …………………………………………………..76
Как сделать они находят друг друга? …………….76
Сценарий ее жизни ……………………………………………… ………………………………………….77 Иллюзии ……… …………….. ………………………………………… ……………………………78
Жажда любви и самоуважения ………………….. ………………………… …..78
Хорошо бы начать заботиться о себе.. …………………………………………. 79
Почему они не разводиться? ……………..80
Коля и Оля …………………………… ……………………………………………… ….81
Польза от Кошмара ………………………………………… ………………………………………………81
Шаги к сдача …………………………………………. ………………………………………….85
Как не надо вести себя как жена Алкоголик? . ……………………………………………………… ..86
Управление поведением ………………………………………….. ………………………………..88
Желание заботиться о других, спасать других ……. …………………………….. 92
Критерии оценки созависимости …………………………………. ……………………………..99
Оценка созависимости ………………….. …………………………………….. …… ……………..99
Тест на созависимость …………………………………. ……………………………………….101
Шкала созависимости …… …………………………………………. ………………….102
Тест «Оцени свой образ мышления»………………….. ………………SW
Лики созависимости ………………………………………….. ……………….. ………………….Ю4
Избитая жена… …………………. ……………………… …………………………Y4 Жена-мама…………. …………………………………………………. ……… J6 Великомученическая Жертва …………………………………. …………………………108
Бедная больная женщина…………………. …………………………………… …….. ..110 Женодел…………………………………………….. …….. ……………………………111 Жена-девушка…… …………………………………………….. ………………..113 Женастерва ………………………. …… ………………………………………… …….114
Распространенные ошибки жен ………………………………… ……………….115
Параллелизм проявлений зависимости и созависимости…….117
Течение созависимости (фазы) …………………………………………. ……….118
Часть 3. Семья как система ………………….. …. …………………………………….124
Родительская семья созависимых ……….. ……………………………… 124
Семейные системы ……. …………………………………………. ………………………………..124
Признаки неблагополучной семьи ……………………………….. ..130
Признаки функциональной семьи ……………………………. ……………..133
Матери-сыновья …………………………… ………………. ……………….140
Дочери-матери ……. …………………………………….. ………. ……………..146
Женский лот …………………………… ……………………………………………… ……………….153
Сходство, которого мы так боимся……………………………….153
Бремя ожиданий ………………………………………………………. . ………………154
Матери говорят …………………… ………………………………………………154
Судьба Мутация ………………………………………………………. ……………………………………….155
Почему я ненавижу своего отца? 157
Отцы и дочери ………………………………………… ………………………………………….161
Судьба в наследстве ……………………………………….. …………………….171

Созависимые родители – архитекторы нашей судьбы………… …177
Требовательный родитель ………………………………… ………………….. ……..179
Критически настроенный родитель ……. …………………………………………. ………………182
Чрезмерно опекающий родитель ……………………………. ………………………………………….185
Отстраненный родитель ………………………………… ……………………………..188
Ответственный родитель . …………… …………………………………………. ……….191
Как развивается созависимость в детстве? …. 193
Руководство для родителей ……………………………….. ……………………………………….194
Этапы развития ребенка и родительские подтверждения…. 195
Часть 4. Преодоление созависимость ………………………………………………………. ………… ..199
Введение в психотерапию ………………………………… ……………………………199
Программа работы с созависимостью ……………. …………………………… 202
Тема: «Работа с чувствами»…. …………………………………… …….. …205
2. Тема: «Управление поведением»…………………………….. ……… 215
3. Тема: «Подвеска»………………….. …………………………220
4. Тема: «Действие — реакция»………………………………… ……… . ……………..224
5. Тема: «Границы»……. …………………………… ……………… ………….228
6. Тема: «Родительская семья»………………….. …………………………231
7. Тема: «Самооценка»……. ………………………………………………. ……….237
8. Тема: «Избавление от психологии жертвы» …………………… …………………. 243
9. Тема: «Да, мы можем думать»…………………………….. ……………..244
10. Тема: «Работа с убытком»………………….. ………………………………..245
11. Тема: «Постановка собственных целей»… ………………………………………. 249
12. Тема: » Имею право» ………………………………………… … ……………….251
13. Тема: «Утверждение себя»………………….. ……………………………………252
Что семья может сделать для близкого человека, страдающего алкоголизмом? . ………………………………………260
Дети наркоманов ………………………………………………………. ………………………….264
Некоторые факты, относящиеся к проблеме……… ………………………..265
Психологический портрет школьника из семьи алкоголиков ……….. ………………………………………………. ……………………………266
Роли выживания …………………………… …………………………………………. … ………………….274
Взрослые дети больных алкоголизмом — группа множественного риска ………………………………… ……..275
Дети алкоголиков говорят ………………………………… ………. ……………..277
Угроза самоуважению …………………… …………………………………… …….. …….278
Как оценить степень самооценки? …………………………………………. 279
Самовосстановление -Почитать. ……………………………………….. ……281
Часть 5
Письма, написанные одной бедой ………………………………… …………………285
Женщины, которые любят слишком сильно………………………………….. …………….341
Библиография……………………………….. ………………………………………….345

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЬЯ БОЛЕЗНЬ

В.Д. Москаленко

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску возникновения множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто вступают в трудный брак. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей. Книга написана доступным для родственников и друзей пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

«Жизнь с алкоголиком как война. Перемещение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров — упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. социального слоя, их можно объединить в особую группу или вид».

В. Токарева. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»

Аннотация для читателей

Кто-нибудь из ваших родственников болен алкоголизмом, наркоманией? Возможно, вы внучка уже умершего дедушки, страдавшего этим недугом? Вы или ваша подруга замужем за алкоголиком или наркоманом? Может быть, ваш любимый человек пьет? Вы не можете быть в близких отношениях с алкоголиком и оставаться эмоционально отстраненным от проблемы, не так ли?

Книга может помочь Вам избавиться от созависимости (состояние, неизбежно развивающееся у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других специалистов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен мужей-алкоголиков.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, он может встречаться у нескольких членов одной семьи, передаваться из поколения в поколение (например, поражать и отца, и сына, нескольких братьев и сестер, передаваться более дальним родственникам). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть здоровые в этом отношении люди (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье всего один алкоголик, то психологически страдают все остальные ее члены. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть эмоционально вовлеченным в его болезнь. Психическое состояние родственников наркоманов называют созависимостью.

Родственники больных страдают не меньше, а иногда и больше (потому что не пьют и терпят свою боль без спиртового наркоза), чем сами больные. Для больных работает сеть наркологических диспансеров и больниц, их делают и частные медицинские учреждения. А куда может обратиться за помощью родственник больного, например, жена алкоголика? Только в некоторых медицинских учреждениях есть специалисты, которые уделяют внимание родственникам. Часто медицинские учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на особую помощь. В этой книге я предлагаю аналогичную программу помощи. Данная книга посвящена подробному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выходу из созависимости.

Сколько семей в России страдают от алкоголизма или наркомании близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость члена семьи от психоактивных веществ, не проводилась. Но представление о размерах обсуждаемого явления мы можем получить по косвенным признакам.

Сколько алкоголиков в России? Не меньше, чем в других развитых странах. Сколько их в других странах? Сообщалось, что 10% мужчин и 3% женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это консервативные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушал во время стажировки в США, я услышал, что алкоголизмом страдает 15% населения США в целом (без разделения по половому признаку).

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались следующие данные: от 7 до 11% взрослого населения болеют алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что алкоголизмом страдает 20-40% населения (из телепрограммы «Здоровье»).

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма очень много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как от алкоголизма, так и от наркомании. В моей практике отличия только в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу обращаются жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи в основном родители, реже жены. У наркоманов в России еще не так много детей.

Я спросил учителей, знают ли они, у скольких учеников в классе один из родителей страдает алкоголизмом. Учителя сказали, что знают такие семьи. И назвали цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Можно сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает алкоголизмом одного из родителей. Это как минимум. Алкоголизм – это болезнь, которую люди склонны скрывать.

Американский автор Д. Гудвин также пишет о сходной частоте семей, пораженных алкоголизмом родственника (Гудвин Д., В., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает алкоголизмом одного из своих членов. Если принять во внимание более крупные семьи, состоящие из трех поколений, то в каждой 3-й такой семье кто-то болеет алкоголизмом. Таких семей в России не может быть меньше.

Все пациенты являются членами семьи — либо родительской, либо своей, супружеской. Исходя из того, что распространенность алкоголизма больше, чем у любого другого психического заболевания, больше, чем распространенность депрессии, можно сказать, что, по-видимому, в России не менее трети всех семей страдают от алкоголизма своих близких. один. Возможно, даже половина всех семей страдает от алкоголизма родственника, если считать пациентов в трех поколениях.

Прежде чем мы перейдем к обсуждению созависимости, я хочу познакомить читателя с наркологической клиникой, где мы познакомимся с некоторыми семейными историями. В целях соблюдения конфиденциальности изменены настоящие имена и некоторые подробности жизни описываемых людей. Все известные читателю совпадения с жизнью семей можно отнести к типичности. Семьи страдают предсказуемым образом, и поэтому в них могут происходить подобные события.

Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях

Семьи алкоголиков страдают по-разному. Их основные проблемы психологические. Однако проблемы со здоровьем также могут быть тесно связаны с ними, так как стресс способствует возникновению заболеваний.

Алкоголизм разрушает семейные отношения. Это заболевание препятствует проявлению любви между супругами, между родителями и детьми. Родители любят своих детей, но настолько озабочены проблемами алкоголизма, что не могут естественно выразить свою любовь к своим детям. Дети в таких семьях часто страдают как физическими, так и психическими заболеваниями (Москаленко В.Д., 19 лет).91).

Алкоголизм чреват большими потерями для семейного бюджета. В таких случаях нередки коллизии с законом как самого больного, так и его близких. Чтобы разобраться в семейных проблемах, попробуем проанализировать ситуации из жизни некоторых семей.

Света и Саша

Когда Саша сделал Свете предложение, она не сразу согласилась, хотя любила его. Поставила условие — меньше пить. В первые 2 года супружеской жизни у них не было детей, что сильно огорчало их обоих, Саша часто выпивал. Света не смела его судить, считается, что она пьет от переживаний. Потом родился сын. Однако это оказалось несчастным случаем. У Светы начались схватки, ее пришлось везти в роддом, а Саши там не было. Забрали соседи. В тот вечер пьяный Саша пришел домой поздно.

Потом последовало долгое и мучительное осознание горькой правды: муж алкоголик. Но прежде чем это осознать, как Света отчаянно боролась с его пьянством! Чего только не делал! Она прятала его напитки от окружающих, не оставалась с ним на вечеринках, провожала его друзей, которые приходили к нему домой, даже встречала его с работы, старалась чаще ездить в кино, чтобы отвлечь его. А иногда не выдерживала этой изнурительной борьбы за трезвость и сама покупала бутылку: пусть пьет, но дома. На работе уже было замечено пьянство Саши, и каждый раз Света очень старалась объяснить его прогулы. Коллеги…

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

В.Д. Москаленко

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску возникновения множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто вступают в трудный брак. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей. Книга написана доступным для родственников и друзей пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

«Жизнь с алкоголиком как война. Перемещение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров — упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. социального слоя, их можно объединить в особую группу или вид

Токарева В. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»

Аннотация для читателей

Болен ли кто-либо из ваших родственников алкоголизмом, зависимость?Возможно вы внучка уже умершего дедушки,который страдал от этого недуга?Вы или ваш друг состоите в браке с алкоголиком или наркоманом?Может ваш любимый пьет?Нельзя быть в близких отношениях с алкоголиком и оставайтесь эмоционально отстраненными от проблемы, можете ли вы?0011

Книга может помочь Вам избавиться от созависимости (состояние, неизбежно развивающееся у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других специалистов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен мужей-алкоголиков.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, он может встречаться у нескольких членов одной семьи, передаваться из поколения в поколение (например, поражать и отца, и сына, нескольких братьев и сестер, передаваться более дальним родственникам). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть здоровые в этом отношении люди (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье всего один алкоголик, то психологически страдают все остальные ее члены. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть эмоционально вовлеченным в его болезнь. Психическое состояние родственников наркоманов называют созависимостью.

Родственники больных страдают не меньше, а иногда и больше (потому что не пьют и терпят свою боль без спиртового наркоза), чем сами больные. Для больных работает сеть наркологических диспансеров и больниц, ими занимаются и частные медицинские учреждения. А куда может обратиться за помощью родственник больного, например, жена алкоголика? Только в некоторых медицинских учреждениях есть специалисты, которые уделяют внимание родственникам. Часто медицинские учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на особую помощь. В этой книге я предлагаю аналогичную программу помощи. Данная книга посвящена подробному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выходу из созависимости.

Сколько семей в России страдают от алкоголизма или наркомании близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость члена семьи от психоактивных веществ, не проводилась. Но представление о размерах обсуждаемого явления мы можем получить по косвенным признакам.

Сколько алкоголиков в России? Не меньше, чем в других развитых странах. Сколько их в других странах? Сообщалось, что 10% мужчин и 3% женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это консервативные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушал во время стажировки в США, я услышал, что алкоголизмом страдает 15% населения США в целом (без разделения по половому признаку).

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались следующие данные: от 7 до 11% взрослого населения болеют алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что алкоголизмом страдает 20-40% населения (из телепрограммы «Здоровье»).

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма очень много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как от алкоголизма, так и от наркомании. В моей практике отличия только в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу обращаются жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи в основном родители, реже жены. У наркоманов в России еще не так много детей.

Я спросил учителей, знают ли они, у скольких учеников в классе один из родителей страдает алкоголизмом. Учителя сказали, что знают такие семьи. И назвали цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Можно сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает алкоголизмом одного из родителей. Это как минимум. Алкоголизм – это болезнь, которую люди склонны скрывать.

Американский автор Д. Гудвин также пишет о сходной частоте семей, пораженных алкоголизмом родственника (Гудвин Д., В., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает алкоголизмом одного из своих членов. Если принять во внимание более крупные семьи, состоящие из трех поколений, то в каждой 3-й такой семье кто-то болеет алкоголизмом. Таких семей в России не может быть меньше.

Москаленко Валентина Дмитриевна, врач-психотерапевт, психиатр-нарколог, называет созависимость семейной болезнью. Созависимость – это состояние, при котором человек полностью сосредоточен на проблемах близкого человека, забывая при этом о собственных потребностях.

В результате он может отказаться от нормального питания, отдыха и удовлетворения других жизненных потребностей в угоду интересам близкого ему человека.

Созависимость — что это?

Некоторые психотерапевты считают созависимость болезнью, но В.Д. Москаленко смотрит на эту проблему иначе. По ее мнению, созависимость — это психологическое состояние, приносящее страдания и тяжелые последствия для человека.

В соответствии с психотерапевтической терминологией созависимость можно назвать патологией развития личности. В быту его часто принимают за особую психологию человека, способную осложнить как его жизнь, так и жизнь его близких.

Рабочее определение созависимости, принятое В. Д.
Москаленко, говорит о том, что созависимый человек настолько озабочен проблемами близкого человека (родственника или друга), что пренебрегает удовлетворением своих жизненно важных потребностей. Таким образом, созависимость заставляет человека отказаться от себя и жить проблемами другого. Например, жена алкоголика плохо спит, у нее повышается давление, развивается гипертония и многие другие заболевания, вызванные постоянным возбужденным состоянием. На первый план у женщины выходит алкоголизм мужа, при этом она отказывается отдыхать и есть для себя. Алкоголик зависим от алкоголя, и его родственники созависимы с ним, когда ставят его проблему выше собственных первичных потребностей.

Кто чаще страдает от созависимости?

В.Д. Москаленко признается, что в начале научного изучения созависимости считала это состояние непременным спутником зависимости. То есть, если в семье есть человек, страдающий алкоголизмом или иным видом зависимости, то все члены семьи, в свою очередь, страдают созависимостью.

Данное явление достаточно широко распространено в отечественном обществе, что, скорее всего, связано с распространением алкоголизма, наркомании, игромании и других вредных и асоциальных зависимостей. Однако созависимость может проявляться и в тех семьях, в которых нет людей, страдающих зависимостью. Поэтому лечение при таком состоянии необходимо не только родственникам зависимых людей. Аналогичные ситуации возникают и у тех людей, которые воспитывались в социально-репрессивных семьях, где выражение всех чувств ребенка было запрещено.
Плач и слезы у детей – естественные проявления, являющиеся основными каналами отвода чувств. То есть с помощью криков и слез дети показывают свои чувства. Однако некоторые семьи не позволяют детям делать это. В большинстве семей не принято спрашивать ребенка о его чувствах, заботы родителей сводятся к обеспечению ребенка материальными благами и переживанию за его успеваемость в школе.

Бытовая культура является определяющим фактором в формировании созависимости. В.Д. Москаленко утверждает, что в бедных семьях все члены созависимы. При этом у созависимого человека преобладают переживания с негативной окраской. Каждое чувство из всего спектра, которое способен испытывать человек, полезно в той или иной ситуации, однако преобладание одних чувств над другими свидетельствует о нарушении психического здоровья человека.

Чувство созависимости

Созависимый человек в основном испытывает страх и тревогу. В семьях, в которых один из ее членов является алкоголиком, образ жизни носит хаотичный характер, никогда не знаешь, чего можно ожидать от человека, подверженного зависимости. Это вызывает тревогу и страх перед будущим. Нередко созависимые становятся жертвами агрессии алкоголика или наркомана. В то же время созависимые испытывают злость или даже ненависть к члену семьи, что побуждает их также проявлять агрессию и скандалы к близким, чтобы побудить их отказаться от привычки. Однако этот метод никогда не приводит к началу лечения зависимости.

У созависимых людей повышается порог переносимости душевной боли. Даже до замужества жена алкоголика вряд ли согласилась бы жить в тех условиях, которые вызывает эта семейная болезнь. Однако она может безропотно прожить в браке не один десяток лет и при этом терпеть все физические и душевные муки, которые причиняет ей муж. Это связано с повышенной переносимостью эмоциональной боли.
Можно провести параллель между ростом толерантности у созависимых и ростом толерантности у зависимых людей. Толерантностью в наркологии принято называть выносливость к определенным дозам вещества, от которого человек становится зависимым. Если же речь идет об алкоголизме, то человек, страдающий им, может пить все больше и больше алкоголя и все равно не пьянеть. Это явление называется ростом толерантности. В то время как толерантность алкоголика растет, его созависимые родственники повышают порог толерантности к эмоциональной боли.

У зависимого человека отрицательные эмоции перекрывают положительные. Это причиняет страдания не только ему самому, но и всему его близкому окружению. Появляется раздражительность, жизнь становится безрадостной.

Почему возникает созависимость?

Основной причиной развития созависимости является низкая самооценка. Самооценка формируется у детей до 6 лет. Для полноценной самооценки необходимо, чтобы ребенок чувствовал, что родители его ценят и любят. любовь безусловная, то есть не за то, что он слушается, хорошо ест или другие действия, а просто за то, что он есть. Если ребенок этого не чувствует, то у него создается впечатление, что он не очень важен, поэтому во взрослой жизни его потребности уходят на второй план.

Человек с низкой самооценкой может вести себя надменно и высокомерно, повышая свою значимость за счет унижения других. Низкая самооценка вызывает повышенный интерес к мнению других людей. Человек не считает себя таким же достойным, как другие.

Адекватная самооценка означает, что человек считает себя не хуже других, но и не лучше других. Те, у кого низкая самооценка, стараются заслужить похвалу, поэтому часто являются лучшими учениками и сотрудниками, поскольку стараются заработать хорошие оценки за свое поведение.

Восстановление здоровой самооценки Мужчине достаточно просто поверить, что он так же достоин, как и другие, просто потому, что он родился. Самостоятельно справиться с этим может быть сложно. Однако для избавления от многих негативных последствий, в том числе и от созависимости, лечение заниженной самооценки необходимо.

Контролирующее поведение созависимых

В.Д. Москаленко утверждает, что контролирующее поведение присуще подавляющему большинству домашних семей. Оно может проявляться в том, что жена алкоголика следит за ним, чтобы не допустить пьянства. Однако он может проявляться и по-другому.
Контролирующее поведение – это стремление человека навязать свою волю другому человеку. Это явление возникает из-за того, что созависимые люди живут проблемами других, поэтому стремятся полностью прожить жизнь другого человека.

Такие попытки контролировать жизнь другого человека возникают из-за того, что созависимый пытается почувствовать себя сильнее, чем он есть на самом деле, выполняя свои обязанности и обязанности своего зависимого любимого человека.

Созависимые должны демонстрировать контролирующее поведение, так как это дает им иллюзию безопасности и власти.

Кроме того, родственники зависимого человека часто утверждают, что их родственник не мог без них обойтись, что они его спасли. Это убеждение создает иллюзию того, что зависимый человек нуждается в созависимом родственнике. Таким образом созависимые пытаются заполнить пустоту от отсутствия любви к себе.

Лечение семейных болезней

Созависимость называется семейной болезнью не потому, что созависимые являются родственниками зависимых людей. Корень этого состояния лежит в родительской семье, созависимость закладывается еще в детстве. Лечение созависимости возможно только с помощью опытного специалиста: психолога, психиатра, психоаналитика.

Созависимость не проявляется, потому что муж становится алкоголиком. Созависимость присуща женщине с раннего детства. Как правило, зависимые и созависимые люди подсознательно выбирают друг друга. Поэтому жены алкоголиков не должны обвинять своих мужей в созависимости, необходимо осознать, что предрасположенность к ее развитию была причиной того, что она выбрала себе в мужья алкоголика или мужчину, который впоследствии стал алкоголиком.

Лечение будет включать изменение поведения. Самостоятельно вылечить его невозможно, так как контроль над поведением – это потребность человека. Вы не можете избавиться от потребности, вы можете только научиться удовлетворять ее другими методами.

Таким образом, лечение созависимости необходимо, иначе жизнь созависимого будет безрадостна и полна страданий. В семье, в которой родители зависимы и созависимы, дети будут расти со склонностями к этим состояниям. Созависимость влияет на человека не менее пагубно, чем наркомания, поэтому ее лечение не менее важно.

Спасибо за отзыв

Комментарии

    Megan92 () 2 недели назад

    Кому-нибудь удалось спасти мужа от алкоголизма? Моя пьет не пересыхая, не знаю что делать(( Думала развестись, но ребенка без отца оставлять не хочу, а мужа жалко, вот такой он замечательный человек когда не пью

    Дарья () 2 недели назад

    Я уже столько всего перепробовала и только после прочтения этой статьи мне удалось отучить мужа от алкоголя, теперь он вообще не пьет, даже по праздникам.

    Megan92 () 13 дней назад

    Дарья () 12 дней назад

    Megan92, так я и написал в своем первом комментарии) На всякий случай продублирую — ссылка на статью.

    Соня 10 дней назад

    Разве это не развод? Зачем продавать онлайн?

    Юлек26 (Тверь) 10 дней назад

    Соня, в какой стране ты живешь? Продают в интернете, потому что магазины и аптеки устанавливают наценку зверскую. К тому же оплата только после получения, то есть сначала посмотрели, проверили и только потом заплатили. А сейчас в интернете продается все — от одежды до телевизоров и мебели.

    Ответ редакции 10 дней назад

    Соня, привет. Этот препарат для лечения алкогольной зависимости действительно не продается через аптечную сеть и Розничные магазины во избежание завышения цен. В настоящее время вы можете заказать только на официальном сайте. Быть здоровым!

    Соня 10 дней назад

    Извините, сначала не заметил информацию о наложенном платеже. Тогда все в порядке точно, если оплата при получении.

    Марго (Ульяновск) 8 дней назад

    Кто-нибудь пробовал народными методами избавиться от алкоголизма? Мой отец пьет, я никак не могу на него повлиять((

    Андрей () Неделю назад

Лекции Москаленко. Что такое созависимость по Москаленко? Наркомания: семейная болезнь

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

В.Д. Москаленко

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску возникновения множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто вступают в трудный брак. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей. Книга написана доступным для родственников и друзей пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

«Жизнь с алкоголиком как война. Перемещение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров — упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. социального слоя, их можно объединить в особую группу или вид

Токарева В. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»

Аннотация для читателей

Болен ли кто-либо из ваших родственников алкоголизмом, зависимость?Возможно вы внучка уже умершего дедушки,который страдал от этого недуга?Вы или ваш друг состоите в браке с алкоголиком или наркоманом?Может ваш любимый человек пьет?Нельзя быть в близких отношениях с алкоголиком и оставайтесь эмоционально отстраненными от проблемы, можете ли вы?0011

Книга может помочь Вам избавиться от созависимости (состояние, неизбежно развивающееся у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других специалистов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен мужей-алкоголиков.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, он может встречаться у нескольких членов одной семьи, передаваться из поколения в поколение (например, поражать и отца, и сына, нескольких братьев и сестер, передаваться более дальним родственникам). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть и здоровые в этом отношении люди (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье всего один алкоголик, то психологически страдают все остальные ее члены. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть эмоционально вовлеченным в его болезнь. Психическое состояние родственников наркоманов называют созависимостью.

Родственники больных страдают не меньше, а иногда и больше (потому что не пьют и терпят свою боль без спиртового наркоза), чем сами больные. Для больных работает сеть наркологических диспансеров и больниц, ими занимаются и частные медицинские учреждения. А куда может обратиться за помощью родственник больного, например, жена алкоголика? Только в некоторых медицинских учреждениях есть специалисты, которые уделяют внимание родственникам. Часто медицинские учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на особую помощь. В этой книге я предлагаю аналогичную программу помощи. Данная книга посвящена подробному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выходу из созависимости.

Сколько семей в России страдают от алкоголизма или наркомании близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость члена семьи от психоактивных веществ, не проводилась. Но представление о масштабах обсуждаемого явления мы можем получить по косвенным признакам.

Сколько алкоголиков в России? Не меньше, чем в других развитых странах. Сколько их в других странах? Сообщалось, что 10% мужчин и 3% женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это консервативные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушал во время стажировки в США, я услышал, что 15% населения США в целом (без разделения по половому признаку) страдают алкоголизмом.

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались следующие данные: от 7 до 11% взрослого населения болеют алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что алкоголизмом страдает 20-40% населения (из телепрограммы «Здоровье»).

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма очень много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как от алкоголизма, так и от наркомании. В моей практике отличия только в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу обращаются жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи в основном родители, реже жены. У наркоманов в России еще не так много детей.

Я спросил учителей, знают ли они, у скольких учеников в классе один из родителей страдает алкоголизмом. Учителя сказали, что знают такие семьи. И назвали цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Можно сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает алкоголизмом одного из родителей. Это как минимум. Алкоголизм – это болезнь, которую люди склонны скрывать.

Американский автор Д. Гудвин также пишет о сходной частоте семей, пораженных алкоголизмом родственника (Гудвин Д., В., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает алкоголизмом одного из своих членов. Если принять во внимание более крупные семьи, состоящие из трех поколений, то в каждой 3-й такой семье кто-то болеет алкоголизмом. Таких семей в России не может быть меньше.

Все пациенты являются членами семьи — либо родительской, либо своей, супружеской. Исходя из того, что распространенность алкоголизма больше, чем у любого другого психического заболевания, больше, чем распространенность депрессии, можно сказать, что, по-видимому, в России не менее трети всех семей страдают от алкоголизма своих близких. один. Возможно, даже половина всех семей страдает от алкоголизма родственника, если считать пациентов в трех поколениях.

Прежде чем мы перейдем к обсуждению созависимости, я хочу познакомить читателя с наркологической клиникой, где мы познакомимся с некоторыми семейными историями. В целях соблюдения конфиденциальности изменены настоящие имена и некоторые подробности жизни описываемых людей. Все известные читателю совпадения с жизнью семей можно отнести к типичности. Семьи страдают предсказуемым образом, и поэтому в них могут происходить подобные события.

Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях

Семьи алкоголиков страдают по-разному. Их основные проблемы психологические. Однако проблемы со здоровьем также могут быть тесно связаны с ними, так как стресс способствует возникновению заболеваний.

Алкоголизм разрушает семейные отношения. Это заболевание препятствует проявлению любви между супругами, между родителями и детьми. Родители любят своих детей, но настолько озабочены проблемами алкоголизма, что не могут естественно выразить свою любовь к своим детям. Дети в таких семьях часто страдают как физическими, так и психическими заболеваниями (Москаленко В.Д., 19 лет).91).

Алкоголизм чреват большими потерями для семейного бюджета. В таких случаях нередки коллизии с законом как самого больного, так и его близких. Чтобы разобраться в семейных проблемах, попробуем проанализировать ситуации из жизни некоторых семей.

Света и Саша

Когда Саша сделал Свете предложение, она не сразу согласилась, хотя любила его. Поставила условие — меньше пить. В первые 2 года супружеской жизни у них не было детей, что очень огорчало обоих, Саша часто выпивал. Света не смела его судить, считается, что она пьет от переживаний. Потом родился сын. Однако это оказалось несчастным случаем. У Светы начались схватки, ее пришлось везти в роддом, а Саши там не было. Забрали соседи. В тот вечер пьяный Саша пришел домой поздно.

Потом последовало долгое и мучительное осознание горькой правды: муж алкоголик. Но прежде чем это осознать, как Света отчаянно боролась с его пьянством! Чего только не делал! Она прятала его напитки от окружающих, не оставалась с ним на вечеринках, провожала его друзей, которые приходили к нему домой, даже встречала его с работы, старалась чаще ездить в кино, чтобы отвлечь его. А иногда не выдерживала этой изнурительной борьбы за трезвость и сама покупала бутылку: пусть пьет, но дома. На работе уже было замечено пьянство Саши, и каждый раз Света очень старалась объяснить его прогулы. Коллеги мужа догадались, что простуда, из-за которой он не вышел на работу, была просто запоем.

И какой была ее жизнь? «Я не жила эти годы, — с грустью призналась мне Света, — а стояла у окна, глядя с часов на окно. Я была в вечном беспокойстве: как он придет домой — трезвый или пьяный? даже детей».

Она уволилась с работы и стала контролировать каждый шаг мужа. И все же он умудрялся пить. На 15-м году замужней жизни Свете удалось уговорить его лечиться от алкоголизма. время уже было подорвано.

В этой истории нужно отметить две вещи. Во-первых, Света очень долго отгоняла мысль о серьезности Сашина пьянства, просто не пускала ее в голову. Она успела поиграть с самой собой в прятки на протяжении многих лет. А, во-вторых, сама Света много страдала все эти годы, превратилась в комок нервов, сгусток беспокойства. Ее переживания сопровождались забвением собственных интересов. Из мягкой, любящей жены она превратилась в домоправительницу — строгую, жесткую и безрадостную. Но если бы это помогло! Ведь Саша все эти годы продолжал пить.

Николас алкоголик. Жена и сын здоровы?

Одобрено для распространения Издательским советом Русской Православной Церкви

ИС Р16-612-0480

Боже, та святыня, которую мы призваны вернуть к жизни и славе, подобно тому, как реставратор призван вернуть к славе испорченную, растоптанную, расстрелянную икону, которая ему дана. Это начинается с нас самих, но должно быть обращено и к нашим ближним: к другим христианам, которых мы так легко осуждаем, и к нашим самым близким, родным.

Митрополит Антоний Сурожский

Слово читателю

Книга, которую вы держите в руках, посвящена любви – настоящей любви, которую заслуживает каждый человек. Однако путь к нему нелегок, и он лежит через ясное осознание иллюзий, которыми люди склонны себя окружать.

Понять, что с нами происходит, — чисто аскетическая христианская обязанность. Аскетизм – практика самопознания, самовоспитания и самосовершенствования – начинается с того момента, когда человек берет на себя ответственность за происходящее внутри него.

Ответственность – это умение: социальное, эмоциональное, личное, духовное. Она закладывается в детстве и развивается на протяжении всей жизни человека, трансформируясь в кризисные моменты. Ответственность – это работа, и в разные периоды ее содержание, цели и глубина будут различаться.

Человек сам должен взять на себя ответственность, мы не можем сделать это за него. Часто родственники больного алкоголизмом или наркоманией возражают: «Как вы можете так говорить, как вы можете позволить человеку убить себя, мы готовы сделать все возможное и не дать ему умереть». Я должен сказать таким людям: вы слишком легкомысленно относитесь к жизни и смерти. Здесь нужно собрать все свое мужество и встать перед лицом того гигантского духовного достоинства человека, которое Господь вручил ему лично. Оно распространяется на жизнь и смерть. Стоя перед ликом образа и подобия Божия, осознавая всю его величину и огненную силу, осмелишься ли ты сказать: «Я не позволю тебе»? Кто дал вам такое право? Даже Сам Господь, при всем Своем несоизмеримом в сравнении с человеком величии, не отнимает у него свободы воли. Если мы относимся к христианству как к религии, высота которой достигает неба, а глубина достигает ада, то мы должны с большим уважением относиться к достоинству человека.

Когда Иов увидел величие Божие, он сказал: Я положил руку на уста мои (Иов 39:34), то есть я замолкаю в страхе и трепете. Когда мы встречаем человека, мы должны чувствовать благоговение Иова перед значимостью его личности. В словах «Я не дам тебе убить меня» звучит инфантильная позиция, в которой нет признания зрелости, свободы и достоинства человека. Более того, я думаю, что непризнание этого достоинства является одной из причин его зависимости. Мать, которая говорит, что не даст сыну умереть, на самом деле не дает ему стать взрослым, самостоятельным, поэтому вполне понятно, что она будет защищать его от самого себя до конца, до последней минуты и даже после. его смерть. Очень часто женщины, отняв свободу у ребенка или мужа, «по-дружески» подводят их к краю пропасти.

Конечно, с самого наркомана ответственность никто не снимает. Если человек физически в состоянии обеспечить себя сам, то нужно предоставить его самому себе. Самая правильная позиция по отношению к взрослому – относиться к нему с уважением, а не подходить к нему как к иждивенцу. Нужно дать ему свободу — работай, зарабатывай и трать свои деньги так, как тебе хочется. Это единственная возможная здоровая ситуация, в которой наркоман может что-то сделать сам. Если родственники продолжают обеспечивать его всем на свете, то, по сути, препятствуют его выздоровлению.

Родственники зависимых людей тоже должны брать на себя свою долю ответственности, осознавая свою болезненную связь с ними. Созависимость – это потеря свободы, достоинства, неприкосновенности личности, она не менее разрушительна, чем алкоголь и наркотики. Жены алкоголиков, матери наркоманов буквально сковывают себя борьбой за свою жизнь и выздоровление. Часто созависимость скрывается под маской любви, но она скорее антилюбовная. Конечно, в своих повседневных заботах мы зависим от своих близких, но то, что мы называем зависимостью в быту и в психологии — это разные вещи. Важно понимать, что созависимость ведет и к искажениям в духовной жизни.

Среди женщин, проживающих с родственниками, страдающими алкоголизмом и наркоманией, распространено мнение, что это их крест и они должны смириться. Хочу их предостеречь: высота евангельского подвига — Крест Христов — не позволяет нам размениваться этим словом по отношению к таким ситуациям. Если женщина живет с наркоманом, то это ее выбор, за который она несет ответственность, а не ее жертва. Возможно, она получает от такой жизни какие-то выгоды: психологические (чувствует себя нужной), материальные (сохраняет статус замужней), может быть страсть, даже обаяние: «Я его спасаю!» На самом деле разрушает…

Конечно, можно говорить о жертвенной любви, но это редкость. Алкоголизм, наркомания разрушают любовь, разъедают ее ядом предательства, предательства и просто разложения личностных качеств супруга. Остаются только воспоминания о любви и жалости. Только поворот к выздоровлению меняет жизнь таких пар – он не возвращает к старым отношениям, а ведет к новым.

Хочу подчеркнуть, что алкоголизм — проблема в России, нигде в мире эта проблема не стоит так остро. По сути, мы имеем дело с особой национальной духовной проблемой, которая, прежде всего, заключается в отношении к ней общества, семьи и каждого отдельного человека. Сегодня употребление алкоголя преподносится как национальная черта, которую поощряют, ею восхищаются, о которой слагают песни, снимают фильмы, рассказывают анекдоты. Алкоголик – это человек, которого современное общество охарактеризовало как «наш», «наш». Если ты не пьешь, тебя запросто могут спросить: «Ты не русский?» Способность человека выпить рюмку водки и (желательно) не напиться при этом стала свидетельством патриотизма, принадлежности к нации. Эта проблема захватывает не только область национальной самоидентификации и этики («наш человек»), но и эстетики: алкоголизм эксплуатируется как художественный образ, особенно в маргинальной культуре, но не только. Алкоголику есть извинение: у него нежная душа, его незаслуженно обидели и т. д.

Что делать? Во-первых, не нужно воспринимать алкоголь как национальный код! Не участвуйте в этой поэтизации болезни, не соглашайтесь — и начинайте путь к выздоровлению.

Алкоголизм и наркомания — это многоплановые проблемы, и их необходимо решать на разных уровнях. Лечение никогда не исчерпывается только медицинскими средствами, проблема не решается только духовными или только психологическими методами. Все они работают вместе. И отправной точкой исцеления как от зависимости, так и от созависимости станет осознание проблемы и решение изменить свою жизнь.

Когда мы имеем дело с зависимыми людьми и нашими чувствами по этому поводу, мы вступаем в контакт с темными сторонами бытия. Мы начинаем бояться: мы боимся себя и своих чувств. Например, одна женщина призналась: «Я догадываюсь, где выход из моей ситуации, но боюсь туда идти». Нужен проводник, и в лице автора этой книги читатель получает доброго, любящего профессионала-проводника по мрачным сферам жизни человека, по внутренним лабиринтам, в которых сложно разобраться: где же любовь , свобода, а где зависимость, где непосредственные отношения, а где — манипулирование.

Специалистам, работающим с трудными пациентами, приходится проявлять некоторую жесткость, поэтому текст, написанный наркологом-психиатром, не может быть мягким. Однако Валентина Дмитриевна с любовью относится к своим пациентам, она на их стороне. Она не боится проблем зависимых людей, не боится горя их близких, умеет с этим горем работать.

Как бы нам хотелось, чтобы одной нашей человеческой любви хватило, чтобы спасти близкого человека… Но одной ее оказывается недостаточно. После прочтения книги нам станет ясно, где иллюзия приходит на смену любви, и мне бы очень хотелось, чтобы читатели наконец ощутили вкус настоящей любви.

Протоиерей Андрей Лоргус

Зачем христианину психология?

Книги Валентины Москаленко «Возвращение к жизни» и «Когда «любви слишком много», которые издает издательство «Никея», — это не просто очередные издания, посвященные психологии человеческих отношений. Их автор предпринимает попытку ответить на сложный вопрос, как теория и практический опыт психологической науки могут быть связаны с христианским мировоззрением.

Не секрет, что для современного человека психология становится неким эрзацем религии, повторяя ее настолько, что содержит аналоги основных таинств (Крещение, Исповедь. ..). Эта замена вовсе не случайна, она является результатом вытеснения сакрального, религиозного из современной жизни, при сохраняющейся потребности в ее регламентации, осмыслении и даже «одухотворении», осуществляемом в психологии через обращение к сфере бессознательного. Неудивительно, что среди православных распространено мнение о психологии как о чем-то противоречащем вере.

Однако можем ли мы, современные христиане, сказать, что проблемы, описываемые в этих книгах, нам чужды? Нет. Более того, пастырская практика показывает, что психологические недуги, о которых пишет автор, становятся почти повсеместными в православной среде. Конечно, можно, цитируя апостола, говорить об этом как об условии обилия благодати (Рим. 5:20), но трезвая, непредвзятая оценка приведет нас к выводу, что дом наш не на камне построен любви и свободы Христа, но на песке внешней благопристойности (см. Мф. 7). И великое падение такого дома не дело будущего, оно уже происходит…

Христиане, полностью отрицающие смысл психологии, сами того не подозревая, отрицают самого человека, сложного и непредсказуемого. Такая ошибка фатальна, потому что такое «богословие творения» вносит искажение в основание нашей веры. Эти книги не просто бросают вызов лицемерию и лицемерию фарисеев, они утверждают благость мира, те благодатные дары, которыми Творец наделил каждого из нас.

Превратить жизнь в статичное, достойное «нечто» означало бы отказаться от самой природы человека, поэтому автор не боится говорить о влюбленности, интимной жизни и сложной динамике личных отношений.

Грех, как его понимает автор книг, — это не просто общий принцип, отрицание которого достаточно заявить — грех разоблачается как мнимая «жертва», как ложная «преданность», как фиктивная «любовь «…И это разоблачение, когда оно совершается человеком, есть плод подлинного, а не формального раскаяния, в котором нельзя не видеть настоящего чуда.

Если в книге «Когда слишком много любви» рассказывается о драматическом опыте отношений, который переживают дети, выросшие в неблагополучных семьях, опыте, искажающем их собственную будущую семейную жизнь, то в книге «Возвращение к жизни» автор говорит о семье как структуре, создающей условия и питающей развитие алкоголизма и наркомании, о тяжелом, деструктивном состоянии даже ее «здоровых» членов.

Многое в тексте книг может показаться православному читателю необычным. Например, подчеркивая достоинство, ценность отдельной человеческой личности, постоянно подчеркивая необходимость четко проводить ее границы. Но и здесь психология лишь повторяет своим новым языком истины, давно открытые христианством. Будем помнить, что человек есть образ и подобие Самого Бога (Быт. 1), а Церковь есть единство индивидуумов, незаменимых в общем бытии (1 Кор. 13).

Таким образом, эти книги, используя богатый инструментарий психологической науки, направляют православного читателя на поиск подлинной, а не мнимой духовности, готовят его к борьбе с грехом, укрепляют веру в спасение.

иерей Глеб Курский,
Преподаватель кафедры библеистики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

От автора

Кто-нибудь в вашей семье страдает алкоголизмом или наркоманией? Возможно, вы внучка уже умершего дедушки, страдавшего одним из этих недугов? Вы или ваша подруга замужем за алкоголиком или наркоманом? Находясь в близких отношениях с пациентом, вы эмоционально вовлечены в его проблемы.

Книга, которую вы держите в руках, предназначена для вас. Он посвящен психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного.

Созависимости подлежат не только жены, но и матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Родственники не только сами страдают, но и строят такие отношения в семье, которые не способствуют выздоровлению больного. У самих больных также имеются признаки созависимости еще до развития заболевания, либо они проявляются после наступления трезвости. Созависимым сложно стать хорошими родителями, поэтому их дети часто включаются в цепь развития зависимости в семье.

Нередко созависимые жены или матери, действуя из лучших побуждений, начинают контролировать своих мужей, сыновей, заботиться о них и, наконец, берут на себя полную ответственность за их жизнь, надеясь, что муж, сын «разбудит на совесть», и он бросит пить. Но это в корне неправильная тактика. Алкоголизм или наркомания, как и любая другая страсть, грех, должен быть побежден самим носителем. Наша задача не пытаться сделать это за него, а помочь ему. Как должны вести себя близкие? В первую очередь нужно смириться с тем, что ваш любимый человек не плохой человек, а больной. В нем, как и в каждом человеке, есть образ Божий, но, к сожалению, есть и страсть, которая его губит. Святые отцы учат нас ненавидеть грех, но любить того, кто им страдает. «Если мы рассматриваем грех как несчастье, как болезнь, — говорит митрополит Сурожский Антоний, — то мы должны любить грешника, как мы любим больного и ненавидим его болезнь. Если человек чем-то болен, то мы можем ненавидеть болезнь, мы можем раздираться душой, что человек стал жертвой такой болезни; но мы не можем ненавидеть его, даже если он виновен. Даже если болезнь является следствием его разврата, все равно жалко человека, потому что он не для этого создан и не к тому призван.

Отделить личность больного от его болезни (алкоголь, наркотики), т. е. быть мягким с человеком, но твердым по отношению к недопустимому поведению. Скажите себе: «Я ненавижу алкоголь, но я люблю человека». Позвольте пациенту столкнуться с последствиями своего поведения и испытать все, что он сделал. Решиться действовать таким образом непросто, но это единственно возможный путь к выздоровлению, как для вас, так и для ваших зависимых родственников.

Значит, созависимость излечима. В книге представлена ​​программа по ее преодолению. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, избавляет детей от зависимости от них.

Книга адресована родным и близким пациентов. В то же время книга может стать пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

Часть 1


Зависимость

У кого есть вой? у кого стон? у кого драка?

у кого горе? у кого раны без причины?

у кого фиолетовые глаза?

Те, кто долго сидит за вином

кто пришел за вином

выдержанное.

Не смотри на вино, как оно краснеет

как оно искрится в чаше, как оно

за ним точно ухаживали:

906,04 потом укусит, как змея

и жалит как аспид;

глаза твои посмотрят на

чужих жен, и заговорит сердце твое

развратный,

и будешь как спящий посреди моря

и как спящий на вершине мачты.

[А ты скажешь:] «Меня били, мне не больно; толкнул меня, я не почувствовал. Когда я проснусь, я снова буду искать то же самое.

Притчи 23:29–35

Сын мой! при жизни испытывай душу свою и наблюдай, что ей вредно, а того не давай ей; ибо не все полезно для всех, и не всякая душа ко всему расположена.

Сэр. 37:30–31

Алкоголизм – семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, он может встречаться у нескольких членов одной семьи, передаваться из поколения в поколение (например, поражать и отца, и сына, нескольких братьев и сестер, передаваться более дальним родственникам). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье, помимо больных, есть и здоровые люди.

Во-вторых, даже если в семье всего один алкоголик, психологически страдают все остальные. Просто невозможно жить рядом с пьющим человеком и не быть эмоционально вовлеченным в его болезнь. Психическое состояние родственников наркоманов называют «созависимостью».

Родственники больных страдают не меньше, а иногда и больше (потому что не пьют и терпят свою боль без алкогольного «обезболивания»), чем сами больные. Для наркозависимых создана сеть наркологических диспансеров и больниц, ими занимаются частные медицинские учреждения. И куда родственник больного может обратиться за помощью? Только в некоторых медицинских учреждениях есть специалисты, которые уделяют внимание родственникам. Зачастую сотрудники специализированных центров ограничиваются лишь краткими консультациями с членами семей наркозависимых.

Я считаю, что родственники имеют право на особую помощь, и предлагаю им такую ​​программу. Моя книга посвящена подробному описанию проявлений созависимости и ее преодолению.

Официальные данные о заболеваемости алкоголизмом отличаются от реальных, но, думаю, читатель не будет спорить, что это заболевание очень распространено и число заболевших с годами растет. Что же касается наркоманов, то их количество увеличивается еще быстрее.

Психология зависимости: что происходит с вашей семьей?

В Международной классификации болезней (МКБ-10) мы находим описание расстройства личности, которое полностью соответствует зависимости. Под рубрикой Ф 60.7 находится:

«а) стремление переложить на других большинство важных решений в своей жизни;

б) подчинение собственных потребностей потребностям других людей, от которых зависит больной, и неадекватное соответствие их желаниям;

в) нежелание предъявлять даже разумные требования к людям, от которых зависит личность;

г) чувство дискомфорта или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха перед невозможностью самостоятельной жизни;

д) страх быть покинутым лицом, с которым состоит в близких отношениях, и остаться предоставленным самому себе;

f) ограниченная способность принимать повседневные решения без дополнительных советов и поддержки со стороны других.

Дополнительными признаками может быть представление о себе как о беспомощном, несостоятельном человеке, лишенном жизнестойкости».

Наркомания имеет духовные корни. «что главная причина влечения человека к веществам, изменяющим сознание, заключается в повреждении и извращении человеческой природы в результате грехопадения».

Размышляя о частном случае наркомании — алкоголизме — вспоминаю неожиданное определение, попавшееся мне у Джанет Войтиц: «Алкоголик – это горящий и бегущий к морю человек. Он тонет в море». Под огнем следует понимать те чувства, от которых ему некуда деться. Эти чувства мучительны, невыносимы. Желая избавиться от них, он обращается к алкоголю, но стихия сильнее не только его чувства, но и самого себя. В результате он тонет. Давайте посмотрим, что порождает столь некомфортные для алкоголика чувства и заставляет его искать выход.0011

Зависимость

Вы помните, какими словами ваш будущий муж признавался вам в любви?

Нет, он ничего не сказал. Он поцеловал меня, и я поняла, что он любит меня.

Какими словами он сделал тебе предложение?

Он сказал, что не может жить без меня. Он также сказал: «Ты мне нужен».

Будущий алкоголик был точен. Ему очень нужна была такая поддерживающая жена, он не мог без нее жить и пить. Слова «я не могу без тебя», «ты мне нужна» выражали не столько силу его любви, сколько силу его зависимости.

«Муж мой второй ребенок, недоразвитый. Я подобрал его именно там, где его оставила мама. До 20 лет она ходила за ним, как маленький ребенок, а потом это сделала я», — рассказывает жена алкоголика, 43-летняя Галина.

Больные алкоголизмом предпочитают не брать на себя ответственность. Эта черта была свойственна им еще до развития алкоголизма. Если они не принимают решения, они не будут совершать ошибок. Так уж сложилось в их жизни, что все решения с детства принимала мама — что есть, какую рубашку носить. Позже подросший сын мог посоветоваться с матерью, на какой девушке ему жениться. Такие люди, уже став взрослыми, подолгу живут в одном доме с матерью, а после замужества часто созваниваются с ней. Часто до такой степени, что это отражает не просто родственные чувства, а психологическую зависимость от матери.

Человеку этого типа трудно жить, он играет двойную роль — сына своей матери и мужа своей жены. Пока он не разобрался для себя, какая из этих ролей для него главная, он находится между двух огней. По сути, он не выполняет ни сыновних обязательств, ни обязанностей мужа, толкая двух женщин на конфликт.

Другая женщина из моей психотерапевтической группы сказала:

«Мы женаты 18 лет. У нас есть сын. стараюсь вкусно готовить. Но меня раздражает, что мой муж часто навещает маму по дороге домой с работы и обедает там. Он меня об этом не предупреждает, и я сердито выливаю борщ.

Еще одна жена алкоголика поделилась этой историей: когда дети были маленькими и оба супруга работали, муж часто звонил ей на работу и говорил:

«Знаешь, я сегодня немного выпил. Я не могу пойти в детский сад для сына. Мне стыдно. Бери сам.»

Удобно, не правда ли, перекладывать ответственность за детей на жену? Это продолжалось долгое время, потом проблема его алкоголизма разрослась до такой степени, что теперь уже взрослый сын силой заставляет отца лечиться.

Желание избежать ответственности и необходимость принимать решения приводит к употреблению алкоголя как средства ухода от реальности. Алкоголь становится способом убежать от проблем.

эмоциональная незрелость

Когда человек начинает пить (употреблять наркотики), у него прекращается рост и духовный рост. Работая с зависимыми, я постоянно вижу одно и то же. Внешне человек может выглядеть как 40-летний мужчина, но когда я спрашиваю, как его зовут, он отвечает: «Саша».

Гена, Васек, Юрик — такие люди эмоционально застревают в 17 лет. Когда алкоголик хочет выпить, он ведет себя как ребенок, который хочет угощения. Дайте ему то, что он хочет сейчас! Взрослые могут откладывать удовлетворение желаний, но не дети. Взрослые могут противостоять бедам, боли, но не дети.

Жена алкоголика, врач по профессии, говорит:

«Когда мужу нужна помощь стоматолога, я соглашаюсь на общий наркоз. Только так он может позволить что-то сделать со своим зубом. Нет, не вырывать, а просто лечить кариес. Он очень боится боли.»

Точно так же алкоголики не выносят жизненных трудностей. В норме мы, люди, растем духовно, взрослеем эмоционально, когда преодолеваем боль, беды, когда решаем проблемы. Наркоманы избегают этого, ведь вокруг всегда есть люди, готовые взять на себя борьбу с трудностями. Таким образом, больные остаются эмоционально незрелыми и превращаются в «ребенка №1» в той семье, которую сами создали.

Счастливые беззаботные времена — это не период роста и взросления. Они кормят нас чем-то важным, что потом будет нашим эмоциональным ресурсом на всю оставшуюся жизнь. Но беззаботные дни не побуждают нас меняться, а эмоциональный рост всегда меняется.

Помню эпизод из фильма «Прошу Клаву К. обвинить в моей смерти». Герой фильма, ученик 3 класса, влюбился в одноклассницу. Он не мог заставить ее обратить на него внимание. А потом рассказал все отцу. Между отцом и сыном произошел очень серьезный разговор. — Что мне делать, отец? — «Страдать».

Это был ответ любящего и заботливого отца. Эмоциональная зрелость достигается через страдания.

Недавно прочитала в книге, что желание родителей не допустить, чтобы ребенок испытывал боль и трудности, также относится к жестокому обращению с детьми. Интересно, не так ли? В самом деле, разве не жестоко не дать ребенку вырасти?

Наркоманы знают, как «обезболить» свою боль. Недаром их болезни относятся к области наркологии. Название этой области медицины основано на том же слове, которое относится к анестезии – наркоз.

Неспособность терпеть страдание

Алкоголик не может переносить даже незначительные неудачи, он не может долго оставаться в состоянии фрустрации. Толерантность – это способность терпеть, терпимость. Слово «разочарование» происходит от латинского «frustratio» — обман, неудача, напрасная надежда. Фрустрация – психическое состояние, возникающее в результате крушения надежд, невозможности достижения поставленных целей. Обычно фрустрация сопровождается подавленным настроением, напряжением, беспокойством. Нормальная жизнь обязательно сталкивает нас с многочисленными разочарованиями. Их надо перенести.

У алкоголика фитиль короткий, быстро воспламеняется, взрывается. И никогда не знаешь, что вывело его из равновесия. Он может прийти в ярость, если жена не дала выглаженную рубашку, если сын не закрыл тюбик зубной пасты. Одна женщина, дочь алкоголика, рассказала, как ее отец поднял шум из-за того, что она «сместила кастрюлю на плите».

На похоронах алкоголики обычно напиваются, даже если долго воздерживались. Они используют это событие для оправдания возможности выпить, а также просто не могут пережить горе без «обезболивания».

Ежедневные мелкие неудобства невыносимы для алкоголика. Он либо взрывается гневом и яростью, либо прибегает к выпивке. Члены семьи стараются его не раздражать, в прямом и переносном смысле ходят на цыпочках, чтобы не беспокоить любимого человека, но он все равно найдет к чему придраться.

Неспособность выражать свои чувства

Алекситимия — неспособность выражать свои чувства. Исследования показали, что алекситимия характерна для наркоманов.

«Мой муж часто бывает не в духе. Заткнись и молчи.

Бесполезно спрашивать, что случилось на работе.

Он просто не умеет выражать свои чувства», — говорит жена алкоголика, который бросил пить несколько лет назад.

На вопрос «Как самочувствие?» алкоголики (как и их взрослые дети) отвечают: «Нормально». На вопрос «Что ты чувствуешь?» они затрудняются ответить. Мне приходится приложить некоторые усилия, чтобы получить от алкоголика отчет о его чувствах, и в этот момент я вспоминаю о растормаживающем действии алкоголя. Застенчивые, сдержанные, порабощенные люди в состоянии алкогольного опьянения делают то, что не могут делать в трезвом виде. Они могут стать разговорчивыми, общительными, могут более свободно говорить о любви и ненависти.

Правда, эмоции, выражаемые алкоголиком, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, иногда не имеют ничего общего с обстоятельствами, в которых он находится. Скорее в этот момент он выражает давно подавленные, подавленные эмоции. Это чувства, которые он испытывал к себе годами. Да, его агрессия, ненависть, презрение и другие тяжелые переживания, направленные в этот момент вовне, на других, на самом деле могут быть выражением его собственного отношения к самому себе.

В трезвом состоянии человек может не выражать свои чувства, так как не умеет это делать. Требуется работа, новые навыки, много усилий, чтобы научиться озвучивать, жить и позволять себе «чувствовать свои чувства». И их подавление, вытеснение происходит бессознательно, автоматически: повредил — зажал. Напряжение мышц используется в качестве зажимов. Один алкоголик сказал, что чувствовал себя живым трупом в трезвом состоянии и более живым, когда выпивал. Это логично: ведь алкоголь снимал мышечное напряжение и давал возможность испытать чувства.

Алкоголик автоматически «выпускает пар» на других в гневной манере, он не контролирует свои давно сдерживаемые чувства. На самом деле, как мы уже говорили, он злится не на других, а на себя.

Алекситимия характерна не только для алкоголиков. Многие из нас либо не умеют, либо затрудняются выразить свои чувства. Большую роль в этом играет образование. Считается, что мальчики не должны плакать: «Не плачь, ты мужчина». Как будто слезы не для мужчин, как будто они признак слабости. Кричать якобы тоже нехорошо, но почему-то все дети мира кричат, когда играют на улице. Выражать свои чувства криками, звуками, слезами — это так по-человечески! Помните романтику?


О, если бы я мог выразить в звуке
Всю силу моего страдания!
В душе утихнет мука
И утихнет ропот сомнений.
А я бы отдохнул, родной,
Страдал, как говорится…
Низкая самооценка

Каким бы наркоманом он ни выглядел, в глубине души он не думает о себе ничего хорошего.

Не считает себя достойным и ценным человеком. Алкоголь позволяет мгновенно изменить ситуацию. — Да ты знаешь, кто я! — хвастливо заявляет он, когда выпьет. В этом состоянии любое дело на его совести.

На следующий день он стыдится своего поведения, смущается, возможно, извиняется: «Вчера я вел себя ужасно». Он сожалеет о своем поведении, если, конечно, помнит хвастливые высказывания.

Жены прекрасно знают об этой склонности своих мужей и часто используют ее для взращивания в них комплекса неполноценности. Здесь я должен их предостеречь: действуя таким образом, вы не поможете больному справиться с проблемами алкоголя и еще больше ухудшите ваши супружеские отношения, а также навредите своей дочери, если она есть в семье. Девушка может узнать, что все мужчины никчемны, плохи и даже не достойны любви. В этом случае велика вероятность того, что у дочери будет проблемный брак. «Но что мне делать? Разве ты не должен быть рад, что он пьет? — возразит жена пьяному мужчине. Конечно, не радуйтесь, а отделяйте поведение от болезни человека. Одна женщина, участвовавшая в программе восстановления от созависимости, сказала: «Я ненавижу алкоголь. Я считаю алкоголизм страшной болезнью. Но я люблю своего мужа». Обижайтесь на неподобающее поведение, но не клеймите своего супруга.

4 . Куратор православного центра реабилитации алкоголиков и наркоманов «Анастасия» при Свято-Успенском Жировичском мужском монастыре, Республика Беларусь.

Иеромонах Агапий (Голубь). Духовные корни зависимостей. http://www.pravmir.ru/duhovnyie-korni-zavisimostey/

Специалист в области семейной психологии, один из членов которой страдает алкоголизмом. Мне посчастливилось учиться у JD Voititz.

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

В.Д. Москаленко

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску возникновения множественных проблем: развития зависимости, психосоматических заболеваний, тревожно-депрессивных состояний, часто вступают в трудный брак. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей. Книга написана доступным для родственников и друзей пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

«Жизнь с алкоголиком как война. Перемещение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров — упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. социального слоя, их можно объединить в особую группу или вид

Токарева В. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»

Аннотация для читателей

Кто-нибудь из ваших родственников болен алкоголизмом, наркоманией? Возможно, вы внучка уже умершего дедушки, который страдал от этого недуга?Вы или ваш друг состоите в браке с алкоголиком или наркоманом?Может быть, ваш любимый человек пьет?Нельзя быть в близких отношениях с алкоголиком и оставаться эмоционально отвлечься от проблемы, можете?

Книга может помочь Вам избавиться от созависимости (состояние, неизбежно развивающееся у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других специалистов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен мужей-алкоголиков.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, он может встречаться у нескольких членов одной семьи, передаваться из поколения в поколение (например, поражать и отца, и сына, нескольких братьев и сестер, передаваться более дальним родственникам). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть и здоровые в этом отношении люди (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье всего один алкоголик, то психологически страдают все остальные ее члены. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть эмоционально вовлеченным в его болезнь. Психическое состояние родственников наркоманов называют созависимостью.

Родственники больных страдают не меньше, а иногда и больше (потому что не пьют и терпят свою боль без спиртового наркоза), чем сами больные. Для больных работает сеть наркологических диспансеров и больниц, ими занимаются и частные медицинские учреждения. А куда может обратиться за помощью родственник больного, например, жена алкоголика? Только в некоторых медицинских учреждениях есть специалисты, которые уделяют внимание родственникам. Часто медицинские учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на особую помощь. В этой книге я предлагаю аналогичную программу помощи. Данная книга посвящена подробному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выходу из созависимости.

Сколько семей в России страдают от алкоголизма или наркомании близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость члена семьи от психоактивных веществ, не проводилась. Но представление о масштабах обсуждаемого явления мы можем получить по косвенным признакам.

Сколько алкоголиков в России? Не меньше, чем в других развитых странах. Сколько их в других странах? Сообщалось, что 10% мужчин и 3% женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это консервативные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушал во время стажировки в США, я услышал, что 15% населения США в целом (без разделения по половому признаку) страдают алкоголизмом.

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались следующие данные: от 7 до 11% взрослого населения болеют алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что алкоголизмом страдает 20-40% населения (из телепрограммы «Здоровье»).

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма очень много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как от алкоголизма, так и от наркомании. В моей практике отличия только в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу обращаются жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи в основном родители, реже жены. У наркоманов в России еще не так много детей.

Я спросил учителей, знают ли они, у скольких учеников в классе один из родителей страдает алкоголизмом. Учителя сказали, что знают такие семьи. И назвали цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Можно сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает алкоголизмом одного из родителей. Это как минимум. Алкоголизм – это болезнь, которую люди склонны скрывать.

Американский автор Д. Гудвин также пишет о сходной частоте семей, пораженных алкоголизмом родственника (Гудвин Д., В., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает алкоголизмом одного из своих членов. Если принять во внимание более крупные семьи, состоящие из трех поколений, то в каждой 3-й такой семье кто-то болеет алкоголизмом. Таких семей в России не может быть меньше.

Все пациенты являются членами семьи — либо родительской, либо своей, супружеской. На основании того факта, что распространенность алкоголизма выше, чем у любого другого психического заболевания, более

Москаленко Валентина Дмитриевна, врач-психотерапевт, психиатр-нарколог, называет созависимость семейной болезнью. Созависимость – это состояние, при котором человек полностью сосредоточен на проблемах близкого человека, забывая при этом о собственных потребностях.

В результате он может отказаться от нормального питания, отдыха и удовлетворения других жизненных потребностей в пользу интересов близкого ему человека.

Созависимость — что это?

Некоторые психотерапевты считают созависимость болезнью, но В.Д. Москаленко смотрит на эту проблему иначе. По ее мнению, созависимость — это психологическое состояние, приносящее страдания и тяжелые последствия для человека.

В соответствии с психотерапевтической терминологией созависимость можно назвать патологией развития личности. В быту его часто принимают за особую психологию человека, способную осложнить как его жизнь, так и жизнь его близких.

Рабочее определение созависимости, принятое В.Д.
Москаленко, говорит о том, что созависимый человек настолько озабочен проблемами близкого человека (родственника или друга), что пренебрегает удовлетворением своих жизненно важных потребностей. Таким образом, созависимость заставляет человека отказаться от себя и жить проблемами другого. Например, жена алкоголика плохо спит, у нее повышается давление, развивается гипертония и многие другие заболевания, вызванные постоянным возбужденным состоянием. На первый план у женщины выходит алкоголизм мужа, при этом она отказывается отдыхать и есть для себя. Алкоголик зависим от алкоголя, и его родственники созависимы с ним, когда ставят его проблему выше собственных первичных потребностей.

Кто чаще страдает от созависимости?

В.Д. Москаленко признается, что в начале научного изучения созависимости считала это состояние непременным спутником зависимости. То есть, если в семье есть человек, страдающий алкоголизмом или иным видом зависимости, то все члены семьи, в свою очередь, страдают созависимостью.

Данное явление достаточно широко распространено в отечественном обществе, что, скорее всего, связано с распространением алкоголизма, наркомании, игромании и других вредных и асоциальных зависимостей. Однако созависимость может проявляться и в тех семьях, в которых нет людей, страдающих зависимостью. Поэтому лечение при таком состоянии необходимо не только родственникам зависимых людей. Аналогичные ситуации возникают и у тех людей, которые воспитывались в социально-репрессивных семьях, где выражение всех чувств ребенка было запрещено.
Плач и слезы у детей – естественные проявления, являющиеся основными каналами отвода чувств. То есть с помощью криков и слез дети показывают свои чувства. Однако некоторые семьи не позволяют детям делать это. В большинстве семей не принято спрашивать ребенка о его чувствах, заботы родителей сводятся к обеспечению ребенка материальными благами и переживанию за его успеваемость в школе.

Бытовая культура является определяющим фактором в формировании созависимости. В.Д. Москаленко утверждает, что в бедных семьях все члены созависимы. При этом у созависимого человека преобладают переживания с негативной окраской. Каждое чувство из всего спектра, которое способен испытывать человек, полезно в той или иной ситуации, однако преобладание одних чувств над другими свидетельствует о нарушении психического здоровья человека.

Чувство созависимости

Созависимый человек в основном испытывает страх и тревогу. В семьях, в которых один из ее членов является алкоголиком, образ жизни носит хаотичный характер, никогда не знаешь, чего можно ожидать от человека, подверженного зависимости. Это вызывает тревогу и страх перед будущим. Нередко созависимые становятся жертвами агрессии алкоголика или наркомана. В то же время созависимые испытывают злость или даже ненависть к члену семьи, что побуждает их также проявлять агрессию и скандалы к близким, чтобы побудить их отказаться от привычки. Однако этот метод никогда не приводит к началу лечения зависимости.

У созависимых людей повышается порог переносимости душевной боли. Даже до замужества жена алкоголика вряд ли согласилась бы жить в тех условиях, которые вызывает эта семейная болезнь. Однако она может безропотно прожить в браке не один десяток лет и при этом терпеть все физические и душевные муки, которые причиняет ей муж. Это связано с повышенной переносимостью эмоциональной боли.
Можно провести параллель между ростом толерантности у созависимых и ростом толерантности у зависимых людей. Толерантностью в наркологии принято называть выносливость к определенным дозам вещества, от которого человек становится зависимым. Если речь идет об алкоголизме, то человек, страдающий им, может пить все больше и больше алкоголя и все равно не опьянеть. Это явление называется ростом толерантности. В то время как толерантность алкоголика растет, его созависимые родственники повышают порог толерантности к эмоциональной боли.

У созависимого человека отрицательные эмоции перекрывают положительные. Это причиняет страдания не только ему самому, но и всему его близкому окружению. Появляется раздражительность, жизнь становится безрадостной.

Почему возникает созависимость?

Основной причиной развития созависимости является низкая самооценка. Самооценка формируется у детей до 6 лет. Для полной самооценки необходимо, чтобы ребенок чувствовал, что родители его ценят и любят безусловной любовью, то есть не за то, что он слушается, хорошо ест или другие действия, а просто за то, что он есть. Если ребенок этого не чувствует, то у него складывается впечатление, что он не очень важен, поэтому во взрослом возрасте его потребности уходят на второй план.

Человек с низкой самооценкой может вести себя надменно и высокомерно, повышая собственную значимость за счет унижения других. Низкая самооценка вызывает повышенный интерес к мнению других людей. Человек не считает себя таким же достойным, как другие.

Адекватная самооценка означает, что человек считает себя не хуже других, но и не лучше других. Те, у кого низкая самооценка, стараются заслужить похвалу, поэтому часто являются лучшими учениками и сотрудниками, поскольку стараются заработать хорошие оценки за свое поведение.

Чтобы восстановить здоровую самооценку, человеку просто необходимо поверить, что он так же достоин, как и другие, просто потому, что он родился. Самостоятельно справиться с этим может быть сложно. Однако для избавления от многих негативных последствий, в том числе и от созависимости, лечение заниженной самооценки необходимо.

Контролирующее поведение созависимых

В.Д. Москаленко утверждает, что контролирующее поведение присуще подавляющему большинству домашних семей. Оно может проявляться в том, что жена алкоголика следит за ним, чтобы не допустить пьянства. Однако он может проявляться и по-другому.
Контролирующее поведение – это стремление человека навязать свою волю другому человеку. Это явление возникает из-за того, что созависимые люди живут проблемами других, поэтому стремятся полностью прожить жизнь другого человека.

Такие попытки контролировать жизнь другого человека возникают из-за того, что созависимый пытается почувствовать себя сильнее, чем он есть на самом деле, выполняя свои обязанности и обязанности своего зависимого любимого человека.

Созависимые должны демонстрировать контролирующее поведение, так как это дает им иллюзию безопасности и власти.

Кроме того, родственники зависимого человека часто утверждают, что их родственник не мог без них обойтись, что они его спасли. Это убеждение создает иллюзию того, что зависимый человек нуждается в созависимом родственнике. Таким образом созависимые пытаются заполнить пустоту от отсутствия любви к себе.

Лечение семейных болезней

Созависимость называется семейной болезнью не потому, что созависимые являются родственниками зависимых людей. Корень этого состояния лежит в родительской семье, созависимость закладывается еще в детстве. Лечение созависимости возможно только с помощью опытного специалиста: психолога, психиатра, психоаналитика.

Созависимость не проявляется, потому что муж становится алкоголиком. Созависимость присуща женщине с раннего детства. Как правило, зависимые и созависимые люди подсознательно выбирают друг друга. Поэтому жены алкоголиков не должны обвинять своих мужей в созависимости, необходимо осознать, что предрасположенность к ее развитию была причиной того, что она выбрала себе в мужья алкоголика или мужчину, который впоследствии стал алкоголиком.

Лечение будет включать изменение поведения. Самостоятельно вылечить его невозможно, так как контроль над поведением – это потребность человека. Вы не можете избавиться от потребности, вы можете только научиться удовлетворять ее другими методами.

Таким образом, лечение созависимости необходимо, иначе жизнь созависимого будет безрадостна и полна страданий. В семье, в которой родители зависимы и созависимы, дети будут расти со склонностями к этим состояниям. Созависимость влияет на человека не менее пагубно, чем наркомания, поэтому ее лечение не менее важно.

Спасибо за отзыв

Комментарии

    Megan92 () 2 недели назад

    Кому-нибудь удалось спасти мужа от алкоголизма? Моя пьет не пересыхая, не знаю что делать(( Думала развестись, но ребенка без отца оставлять не хочу, а мужа жалко, он отличный человек, когда он не пьет

    Дарья () 2 недели назад

    Я уже столько всего перепробовала и только после прочтения этой статьи мне удалось отучить мужа от алкоголя, теперь он вообще не пьет, даже по праздникам.

    Megan92 () 13 дней назад

    Дарья () 12 дней назад

    Megan92, так я и написал в своем первом комментарии) На всякий случай продублирую — ссылка на статью.

    Соня 10 дней назад

    Разве это не развод? Зачем продавать онлайн?

    Юлек26 (Тверь) 10 дней назад

    Соня, в какой стране ты живешь? Продают в интернете, потому что магазины и аптеки устанавливают наценку зверскую. К тому же оплата только после получения, то есть сначала посмотрели, проверили и только потом заплатили. А сейчас в интернете продается все — от одежды до телевизоров и мебели.

    Ответ редакции 10 дней назад

    Соня, привет. Этот препарат для лечения алкогольной зависимости действительно не продается через аптечную сеть и розничные магазины во избежание завышения цен. В настоящее время вы можете заказать только на официальном сайте. Быть здоровым!

    Соня 10 дней назад

    Извините, сначала не заметил информацию о наложенном платеже. Тогда все в порядке точно, если оплата при получении.

    Марго (Ульяновск) 8 дней назад

    Кто-нибудь пробовал народными методами избавиться от алкоголизма? Мой отец пьет, я никак не могу на него повлиять((

    Андрей () Неделю назад

Если вы никогда не испытывали трудностей в отношениях с близкими, отложите эту книгу в сторону. Она не для тебя. Я пишу для тех, кто любит и страдает, кому не всегда везет. Особенно сочувствую и хочу помочь женщинам, как молодым, так и опытным в семейной жизни, которые, казалось бы, все делают для своих близких, но почему-то не очень счастливы. Возможно, эти женщины любят слишком сильно.

Ситуация: любви слишком много, а результат вас не удовлетворяет — что делать? Один из ответов – искать выход из возможных заблуждений. В сфере любви, как и в других сферах жизни, есть мифы и есть реальность. Мы поговорим об интимных отношениях. Давайте договоримся о том, что мы подразумеваем под интимными отношениями. В современной жизни это понятие сузилось — в представлении некоторых до содержания магазина «Интим». половые отношения — лишь малая часть интимных отношений, лишь частный случай, одна из составляющих таких отношений. То, о чем мы будем говорить в этой книге, гораздо шире, разнообразнее и интереснее.

Близость — это праздник обмена всеми чувствами, а не только хороший секс. Так что близость — это больше, чем секс. Обратимся к значениям и происхождению слова.

Латинские корни слова «близость» следующие. Латинский глагол интимный означает «возвещать», «давать знать», а слово intimus — «лежащий глубоко внутри», «самый глубокий, сокровенный».

Загляните в словарь В. И. Даля и увидите: «Интимный (лат.) — близкий, краткий, близкий, задушевный, сердечный, задушевный; тайный, тайный, междоусобный, скрытный; частные, частные». Именно о таких отношениях между людьми — близких, искренних и в то же время, может быть, невысказанных, тайных — мы и поговорим в этой книге.

У каждого из нас есть свой внутренний мир, свое внутреннее пространство. Близость лежит за его пределами, это мир, открытый для двоих. И входят в него с тем, чем богата душа. Тон отношениям задает духовное богатство (или бедность) партнеров. Однако отношения всегда в динамике, их можно строить, изменять — неплохо бы знать цели, к которым вы стремитесь, и правила построения. Всему можно научиться, если есть добрая воля.

Ничто так не мешает людям ладить друг с другом, как появившиеся из ниоткуда страхи, предубеждения, страхи, которые я называю мифы. Миф есть отступление от действительности, нечто противоположное правде жизни, заблуждение. Моя задача — показать самые распространенные заблуждения людей, строящих близкие отношения. Как известно, любое опустошение начинается в головах. Вы сами найдете выход из своего затруднения. Мифы и реалии интимной близости у каждого человека разные. Поговорим о некоторых из них, которые достаточно распространены, по крайней мере, в моей практике психотерапевта.

Я надеюсь, что эта книга поможет вам построить здоровые интимные отношения и что с ее помощью вы продвинетесь в самосовершенствовании. Даже если, читая ее, вы будете только думать о обсуждаемых здесь вопросах, разговаривать со своими близкими на эту тему, вы уже кое-что приобретете и получите импульс для дальнейшего духовного роста.

Близкие отношения – настолько важная сфера человеческой жизни, что я убежден, что о ней стоит поговорить. Один мой друг любит говорить: «Пожелай кому-нибудь, чтобы тебе повезло встретить тебя, тогда и тебе повезет встретить его». Мне тоже нравится этот афоризм.

Поспешное замужество

Никто не ожидал, что Таня так поспешно выйдет замуж. Она была девушкой серьезной, очень ответственной, избегала шумных компаний. И вдруг — вот ты! Жениться! Период ухаживания составляет одну неделю.

У избранницы была красивая внешность и… непростая судьба. Его первая жена, оставив ему ребенка, уехала с молодым офицером. Все сочувствовали брошенному мужу. Казалось, теперь его заботили только жизненные трудности, воспитание сына. Но как только Таня появилась в конструкторском бюро, где он работал, и куда ее отправили на практику, он сразу же обратил на нее внимание. А потом — приглашение в ресторан, к себе домой… И все решилось.

Таня влюбилась в него сразу. Ей было 22 года, ему 35. У нее не было никакого опыта в любви, кроме мучительной, безответной любви к студентке, казавшейся ей звездой курса. Этакий успешный во всем молодой человек, что называется, душа общества. Теперь надо признать – добиться этого ей не удалось, но она очень старалась. Что ж, пусть прошлое останется в прошлом. Тане показалось, что этот эпизод прошел бесследно. А это не? И вообще ничего не остается незамеченным?

Таня очень хотела иметь хорошую, дружную семью, чтобы ее любили и муж, и дети. Это так естественно. И разве она не заслуживает такой участи? И внешность у нее хорошая, и достоинств сколько угодно. Умная, старательная, никогда не ленивая, на ней держалось все в родительском доме.

Мама работала на режимном предприятии, пришла поздно, усталая. Тане так хотелось порадовать ее чистотой в квартире, вкусным ужином. Однако вечно уставшая мать редко чему-то радовалась.

В школе Таня старалась хорошо учиться, быть примерной в поведении. Но мамина усталость, казалось, никогда не кончалась, а отец… А что, в самом деле, мой отец? Таня его как-то не помнит. Он всегда отсутствовал. У него сборы, соревнования, он мотогонщик. А когда ушел из большого спорта, начались командировки. Сначала было скучно, потом привык. Вроде бы папа есть, а вроде и нет. Таня никогда не видела, чтобы ее родители целовались или весело смеялись. Правда, они не ссорились. Но атмосфера в доме была недовольна.

Таня страстно хотела устроить свою семейную жизнь иначе, совсем не так, как ее родители. Для меня все будет по-другому, думала она. Почему бы и нет? Разве человек не кузнец своего счастья? Разве Таня не умеет быть преданной, нежной, бесконечно чуткой к нуждам любимого человека? Ей казалось, что она могла бы свернуть горы, если бы они мешали ее счастью.

И вот она влюбилась в красивого мужчину, который страдал с легкомысленной женой, влюбилась в его осиротевшего сына. Так зачем притворяться? Вы должны быть искренними. И Таня тут же согласилась на его предложение выйти замуж. Он казался таким серьезным!

Первые разочарования

Через месяц после свадьбы, 30 апреля, муж пропал на два дня. Позже выяснилось, что он встретил своего друга, и они вместе «напились». Так они и провели 1 и 2 мая. Таня осталась дома с сыном мужа. Естественно, этот первый «праздник» в ее семейной жизни запомнился ей надолго. Тогда муж попросил прощения. Она простила. Таня старалась показать себя только с лучшей стороны. Она думала, что таким образом сможет завоевать Костю. Она не расставалась с мыслью, что они могут составить идеальную пару.

Таня творила чудеса кулинарии, делала дом уютным, не отказывала мужу в сексуальных удовольствиях, хотя сама еще мало что в этом понимала. Женщина в ней еще не проснулась. Костя восхищался ею, говоря, что лучшей жены не найти. Но довольно часто он куда-то пропадал, объясняя потом все это непредвиденными и очень серьезными обстоятельствами. Его пьянство увеличилось. Он любил своего сына, но водку, видимо, любил больше. Все заботы о сыне он быстро переложил на плечи Тани. Всё чаще до поздней ночи домой не возвращался.

Таня любила читать, пыталась отвлечься от грустных мыслей чтением. Это было едва ли достижимо. В А.С. Пушкина «Евгений Онегин», она читала ироничные строки, но они показались ей серьезными. Ей стало еще грустнее.

Что может быть хуже на свете

Семьи, где бедная жена

Грусть о недостойном муже,

И день и вечер в одиночестве;

Где скучный муж, зная ей цену

(Судьба, однако, ругаясь),

Всегда хмурый, молчаливый,

Злой и холодно-ревнивый!

Помогите проекту! Зависимость.

Семейная болезнь Лекции Валентины Москаленко

ЗАВИСИМОСТЬ: СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

В.Д. Москаленко

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь. Созависимостью страдают жены, матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Для самих больных также характерны признаки созависимости до развития заболевания или после наступления трезвости. Созависимые родители не могут успешно выполнять свои родительские функции, страдают дети. В семье происходит повторение нежелательных событий. Взрослые дети подвержены высокому риску множества проблем: зависимостей, психосоматических заболеваний, тревожности и депрессии, и они часто попадают в трудные браки. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей. Книга написана доступным для родственников и друзей пациентов языком. В то же время книга может быть пособием для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями.

«Жизнь с алкоголиком как война. Перемещение по обстреливаемой местности. Пробежишь несколько метров — упадешь. И никогда не знаешь, что будет завтра. социального слоя, их можно объединить в особую группу или вид.

В. Токарева. Рассказ «Пять фигур на пьедестале»

Аннотация для читателей

Кто-нибудь из Ваших родственников болен алкоголизмом, наркоманией? Возможно, вы внучка уже умершего дедушки, страдавшего этим недугом? Вы или ваша подруга замужем за алкоголиком или наркоманом? Может быть, ваш любимый человек пьет? Вы не можете быть в близких отношениях с алкоголиком и оставаться эмоционально отстраненным от проблемы, не так ли?

Книга может помочь Вам избавиться от созависимости (состояние, неизбежно развивающееся у тех, кто живет рядом с больным), улучшить качество своей жизни и жизни всей семьи, способствовать выздоровлению больного. Преодоление созависимости – лучшая профилактика различных проблем у детей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, а также для психологов, психотерапевтов, наркологов, социальных работников и других специалистов, помогающих людям. Абсолютно необходимая книга для жен мужей-алкоголиков.

Часть 1. ЗАВИСИМОСТЬ

Алкоголизм – семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, он может встречаться у нескольких членов одной семьи, передаваться из поколения в поколение (например, поражать и отца, и сына, нескольких братьев и сестер, передаваться более дальним родственникам). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть и здоровые в этом отношении люди (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).

Во-вторых, даже если в семье всего один алкоголик, то психологически страдают все остальные ее члены. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть эмоционально вовлеченным в его болезнь. Психическое состояние родственников наркоманов называют созависимостью.

Родственники больных страдают не меньше, а иногда и больше (потому что не пьют и терпят свою боль без спиртового наркоза), чем сами больные. Для больных работает сеть наркологических диспансеров и больниц, ими занимаются и частные медицинские учреждения. А куда может обратиться за помощью родственник больного, например, жена алкоголика? Только в некоторых медицинских учреждениях есть специалисты, которые уделяют внимание родственникам. Часто медицинские учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.

Я считаю, что родственники имеют право на особую помощь. В этой книге я предлагаю аналогичную программу помощи. Данная книга посвящена подробному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выходу из созависимости.

Сколько семей в России страдают от алкоголизма или наркомании близкого родственника? Точных научных данных по этому вопросу нет. Перепись населения с учетом такого признака, как зависимость члена семьи от психоактивных веществ, не проводилась. Но представление о размерах обсуждаемого явления мы можем получить по косвенным признакам.

Сколько алкоголиков в России? Не меньше, чем в других развитых странах. Сколько их в других странах? Сообщалось, что 10% мужчин и 3% женщин старше 15 лет страдают алкоголизмом. Я думаю, что это консервативные цифры. На лекции по алкоголизму, которую я слушал во время стажировки в США, я услышал, что 15% населения США в целом (без разделения по половому признаку) страдают алкоголизмом.

В научной литературе о распространенности алкоголизма в России мне встречались следующие данные: от 7 до 11% взрослого населения болеют алкоголизмом (Миневич В.Б., 1990).

Другие, ненаучные источники указывают, что алкоголизмом страдает 20-40% населения (из телепрограммы «Здоровье»).

Главное, с чем, я думаю, читатель спорить не будет, это то, что алкоголизма очень много и частота его с годами не уменьшается, а растет. Что касается наркомании, то она очень быстро растет. Семьи страдают как от алкоголизма, так и от наркомании. В моей практике отличия только в том, что при алкоголизме одного из членов семьи к врачу обращаются жены, взрослые дети, а при наркомании члена семьи в основном родители, реже жены. У наркоманов в России еще не так много детей.

Я спросил учителей, знают ли они, у скольких учеников в классе один из родителей страдает алкоголизмом. Учителя сказали, что знают такие семьи. И назвали цифру 5-6 учеников из 30 человек в классе. Можно сделать вывод, что каждая 5-6-я семья страдает алкоголизмом одного из родителей. Это как минимум. Алкоголизм – это болезнь, которую люди склонны скрывать.

Американский автор Д. Гудвин также пишет о сходной частоте пораженных алкоголизмом семей родственника (Гудвин Д., В., 1988). Каждая 6-я семья, состоящая из родителей и детей, в США страдает алкоголизмом одного из своих членов. Если принять во внимание более крупные семьи, состоящие из трех поколений, то в каждой 3-й такой семье кто-то болеет алкоголизмом. Таких семей в России не может быть меньше.

Все пациенты являются членами семьи — либо родительской, либо своей, супружеской. На основании того факта, что распространенность алкоголизма выше, чем у любого другого психического заболевания, более

Москаленко Валентина Дмитриевна, врач-психотерапевт, психиатр-нарколог, называет созависимость семейной болезнью. Созависимость – это состояние, при котором человек полностью сосредоточен на проблемах близкого человека, забывая при этом о собственных потребностях.

В результате он может отказаться от нормального питания, отдыха и удовлетворения других жизненных потребностей в пользу интересов близкого ему человека.

Созависимость — что это такое?

Некоторые психотерапевты считают созависимость болезнью, но В.Д. Москаленко смотрит на эту проблему иначе. По ее мнению, созависимость — это психологическое состояние, приносящее страдания и тяжелые последствия для человека.

В соответствии с психотерапевтической терминологией созависимость можно назвать патологией развития личности. В быту его часто принимают за особую психологию человека, способную осложнить как его жизнь, так и жизнь его близких.

Рабочее определение созависимости, принятое В.Д.
Москаленко, говорит о том, что созависимый человек настолько озабочен проблемами близкого человека (родственника или друга), что пренебрегает удовлетворением своих жизненно важных потребностей. Таким образом, созависимость заставляет человека отказаться от себя и жить проблемами другого. Например, жена алкоголика плохо спит, у нее повышается давление, развивается гипертония и многие другие заболевания, вызванные постоянным возбужденным состоянием. На первый план у женщины выходит алкоголизм мужа, при этом она отказывается отдыхать и есть для себя. Алкоголик зависим от алкоголя, и его родственники созависимы с ним, когда ставят его проблему выше собственных первичных потребностей.

Кто чаще страдает от созависимости?

В.Д. Москаленко признается, что в начале научного изучения созависимости считала это состояние непременным спутником зависимости. То есть, если в семье есть человек, страдающий алкоголизмом или иным видом зависимости, то все члены семьи, в свою очередь, страдают созависимостью.

Данное явление достаточно широко распространено в отечественном обществе, что, скорее всего, связано с распространением алкоголизма, наркомании, игромании и других вредных и асоциальных зависимостей. Однако созависимость может проявляться и в тех семьях, в которых нет людей, страдающих зависимостью. Поэтому лечение при таком состоянии необходимо не только родственникам зависимых людей. Аналогичные ситуации возникают и у тех людей, которые воспитывались в социально-репрессивных семьях, где выражение всех чувств ребенка было запрещено.
Плач и слезы у детей – естественные проявления, являющиеся основными каналами отвода чувств. То есть с помощью криков и слез дети показывают свои чувства. Однако некоторые семьи не позволяют детям делать это. В большинстве семей не принято спрашивать ребенка о его чувствах, заботы родителей сводятся к обеспечению ребенка материальными благами и переживанию за его успеваемость в школе.

Бытовая культура является определяющим фактором в формировании созависимости. В.Д. Москаленко утверждает, что в бедных семьях все члены созависимы. При этом у созависимого человека преобладают переживания с негативной окраской. Каждое чувство из всего спектра, которое способен испытывать человек, полезно в той или иной ситуации, однако преобладание одних чувств над другими свидетельствует о нарушении психического здоровья человека.

Чувство созависимости

Созависимый человек в основном испытывает страх и тревогу. В семьях, в которых один из ее членов является алкоголиком, образ жизни носит хаотичный характер, никогда не знаешь, чего можно ожидать от человека, подверженного зависимости. Это вызывает тревогу и страх перед будущим. Нередко созависимые становятся жертвами агрессии алкоголика или наркомана. В то же время созависимые испытывают злость или даже ненависть к члену семьи, что побуждает их также проявлять агрессию и скандалы к близким, чтобы побудить их отказаться от привычки. Однако этот метод никогда не приводит к началу лечения зависимости.

У созависимых людей повышается порог переносимости душевной боли. Даже до замужества жена алкоголика вряд ли согласилась бы жить в тех условиях, которые вызывает эта семейная болезнь. Однако она может безропотно прожить в браке не один десяток лет и при этом терпеть все физические и душевные муки, которые причиняет ей муж. Это связано с повышенной переносимостью эмоциональной боли.
Можно провести параллель между ростом толерантности у созависимых и ростом толерантности у зависимых людей. Толерантностью в наркологии принято называть выносливость к определенным дозам вещества, от которого человек становится зависимым. Если речь идет об алкоголизме, то человек, страдающий им, может пить все больше и больше алкоголя и все равно не опьянеть. Это явление называется ростом толерантности. В то время как толерантность алкоголика растет, его созависимые родственники повышают порог толерантности к эмоциональной боли.

У созависимого человека отрицательные эмоции перекрывают положительные. Это причиняет страдания не только ему самому, но и всему его близкому окружению. Появляется раздражительность, жизнь становится безрадостной.

Почему возникает созависимость?

Основной причиной развития созависимости является низкая самооценка. Самооценка формируется у детей до 6 лет. Для полной самооценки необходимо, чтобы ребенок чувствовал, что родители его ценят и любят безусловной любовью, то есть не за то, что он слушается, хорошо ест или другие действия, а просто за то, что он есть. Если ребенок этого не чувствует, то у него складывается впечатление, что он не очень важен, поэтому во взрослом возрасте его потребности уходят на второй план.

Человек с низкой самооценкой может вести себя надменно и высокомерно, повышая собственную значимость за счет унижения других. Низкая самооценка вызывает повышенный интерес к мнению других людей. Человек не считает себя таким же достойным, как другие.

Адекватная самооценка означает, что человек считает себя не хуже других, но и не лучше других. Те, у кого низкая самооценка, стараются заслужить похвалу, поэтому часто являются лучшими учениками и сотрудниками, поскольку стараются заработать хорошие оценки за свое поведение.

Чтобы восстановить здоровую самооценку, человеку просто необходимо поверить, что он так же достоин, как и другие, просто потому, что он родился. Самостоятельно справиться с этим может быть сложно. Однако для избавления от многих негативных последствий, в том числе от созависимости, лечение заниженной самооценки необходимо.

Контроль поведения созависимых

В.Д. Москаленко утверждает, что контролирующее поведение присуще подавляющему большинству домашних семей. Оно может проявляться в том, что жена алкоголика следит за ним, чтобы не допустить пьянства. Однако он может проявляться и по-другому.
Контролирующее поведение – это стремление человека навязать свою волю другому человеку. Это явление возникает из-за того, что созависимые люди живут проблемами других, поэтому стремятся полностью прожить жизнь другого человека.

Такие попытки контролировать жизнь другого человека возникают из-за того, что созависимый пытается чувствовать себя сильнее, чем он есть на самом деле, выполняя свои обязанности и обязанности своего зависимого любимого человека.

Созависимые должны демонстрировать контролирующее поведение, так как это дает им иллюзию безопасности и власти.

Кроме того, родственники наркозависимого часто утверждают, что их родственник не мог без них обойтись, что они его спасли. Это убеждение создает иллюзию того, что зависимый человек нуждается в созависимом родственнике. Таким образом созависимые пытаются заполнить пустоту от отсутствия любви к себе.

Лечение семейных болезней

Созависимость называют семейной болезнью не потому, что созависимые являются родственниками зависимых людей. Корень этого состояния лежит в родительской семье, созависимость закладывается еще в детстве. Лечение созависимости возможно только с помощью опытного специалиста: психолога, психиатра, психоаналитика.

Созависимость не появляется, потому что муж становится алкоголиком. Созависимость присуща женщине с раннего детства. Как правило, зависимые и созависимые люди подсознательно выбирают друг друга. Поэтому жены алкоголиков не должны обвинять своих мужей в созависимости, необходимо осознать, что предрасположенность к ее развитию была причиной того, что она выбрала себе в мужья алкоголика или мужчину, который впоследствии стал алкоголиком.

Лечение будет включать изменение поведения. Самостоятельно вылечить его невозможно, так как контроль над поведением – это потребность человека. Вы не можете избавиться от потребности, вы можете только научиться удовлетворять ее другими методами.

Таким образом, лечение созависимости необходимо, иначе жизнь созависимого будет безрадостна и полна страданий. В семье, в которой родители зависимы и созависимы, дети будут расти со склонностями к этим состояниям. Созависимость влияет на человека не менее пагубно, чем наркомания, поэтому ее лечение не менее важно.

Спасибо за отзыв

Комментарии

    Megan92 () 2 недели назад

    Кому-нибудь удалось спасти мужа от алкоголизма? Моя пьет не пересыхая, не знаю что делать(( Думала развестись, но ребенка без отца оставлять не хочу, а мужа жалко, он отличный человек, когда он не пьет

    Дарья () 2 недели назад

    Я уже столько всего перепробовала и только после прочтения этой статьи мне удалось отучить мужа от алкоголя, теперь он вообще не пьет, даже по праздникам.

    Megan92 () 13 дней назад

    Дарья () 12 дней назад

    Megan92, так я и написал в своем первом комментарии) На всякий случай продублирую — ссылка на статью.

    Соня 10 дней назад

    Разве это не развод? Зачем продавать онлайн?

    Юлек26 (Тверь) 10 дней назад

    Соня, в какой стране ты живешь? Продают в интернете, потому что магазины и аптеки устанавливают наценку зверскую. К тому же оплата только после получения, то есть сначала посмотрели, проверили и только потом заплатили. А сейчас в интернете продается все — от одежды до телевизоров и мебели.

    Ответ редакции 10 дней назад

    Соня, привет. Этот препарат для лечения алкогольной зависимости действительно не продается через аптечную сеть и розничные магазины во избежание завышения цен. В настоящее время вы можете заказать только на официальном сайте. Быть здоровым!

    Соня 10 дней назад

    Извините, сначала не заметил информацию о наложенном платеже. Тогда все в порядке точно, если оплата при получении.

    Марго (Ульяновск) 8 дней назад

    Кто-нибудь пробовал народными методами избавиться от алкоголизма? Мой отец пьет, я никак не могу на него повлиять((

    Андрей () Неделю назад

Дорогие друзья! Крупнейший портал по психологии Псинавигатор предлагает вам воспользоваться одним из самых эффективных вариантов решения жизненных задач — получением психологической помощи от ведущих психологов России. Известно, что многие проблемы, преследующие нас в повседневной жизни, в ряде случаев могут вызывать стресс, депрессию и разного рода психологические расстройства. Консультация психолога поможет найти правильный выход из сложной жизненной ситуации, обрести себя и внутреннюю уверенность.

В каталоге психологов ниже укажите свой город, метро, ​​направление в психологии, тему вопроса, по которому вам необходимо получить психологическую помощь. Система подберет из обширной базы психологов наиболее подходящих для решения вашей проблемы. После этого вы сможете выбрать интересующего вас психолога, посмотреть его рейтинг, информацию об образовании, опыте работы и записаться на консультацию к психологу в удобное для вас время.

Главным правилом работы профессиональных психологов является сохранение полной анонимности обращения клиента, поэтому, если вы решите прибегнуть к психологической помощи, вы ничем не рискуете, консультация психолога состоится в удобное для вас время, с полной конфиденциальностью.

Все психологи, представленные в нашем каталоге, имеют высшее психологическое образование, что подтверждено предоставлением нам копий соответствующих документов.

Обратите внимание, что если нет времени или возможности записаться на прием, вы можете подать заявку.

Будем благодарны, если при обращении за психологической помощью Вы сообщите, что нашли контактную информацию на портале «Психологический навигатор».

Известный психотерапевт, психиатр, нарколог Валентина Дмитриевна Москаленко – давний друг нашей редакции. С ней всегда приятно общаться, она очень открытый, доброжелательный собеседник.

Хотя наша сегодняшняя гостья, без сомнения, самый крупный специалист по работе с зависимостями и созависимым поведением, она пренебрегает титулами и регалиями. Дипломов и сертификатов в офисе нет: «Если все повесить, работать будет негде, слишком много этих бумажек». Это не шутки — 52 года опыта работы в психиатрии и психотерапии.

При этом Валентина Дмитриевна постоянно учится, повышает квалификацию, проходит различные тренинги: «В нашей профессии невозможно не учиться, надо всегда быть в курсе».

— Расскажите, как вы решили пойти в медицину? Под влиянием родителей-медиков?

Конечно, дело не в родителях. Когда мне было 11 лет, моя родная сестра умерла от туберкулеза легких. Ей было 17 лет. В детстве я стоял у гроба, глубоко переживая утрату, испытывая глубокое сочувствие к матери, которая сильно страдала, и мне пришла в голову следующая мысль: «Если бы я мог предотвратить такое несчастье, спасти хотя бы одного больного от смерти». , я бы считал, что моя жизнь полна смысла. Именно тогда я решил, что буду врачом. И, возможно, хоть раз в жизни мне удастся предотвратить такую ​​беду, которая случилась в нашей семье.

Раньше я интерпретировал это как какие-то романтические незрелые мысли, но теперь, когда я стал психиатром и психологом, я знаю, что есть такой термин: раннее детское решение. Оно имеет наибольшую власть над человеком и, как правило, выполняется. Так, Генрих Шлиман в возрасте 8 лет, прочитав «Одиссею», решил раскопать Трою. И выкопал. Нашел, хотя считалось, что это легенда и никакой Трои не было.

В 14 лет я поступила в Донецкое медико-акушерское училище. Для самого краткосрочного отделения двухгодичное отделение фельдшеров. Я работал, и пошел доучиваться в вечернюю школу, потому что после седьмого класса потом поступали в техникум, а мне нужен был и восьмой, и девятый, и десятый «для стабильности».

Это были годы испытаний на выносливость. Весь день работай, вечером учись. В двенадцать часов ночи я пришел домой, а в девять утра уже был в лаборатории, делал анализы. И так — три года.

Окончил школу. Естественно, дальше медицинский институт. Искала себя в медицине: и гинекология, и офтальмология, терапия, хирургия — нет, все не то, не цепляет. Я поделилась этим с другими, и они мне посоветовали: «Слушай, Валентина, ты любишь литературу, тебе нравится думать о своей душе, тебе нужно идти к психиатру». А психиатрию учат только на пятом курсе. Поэтому на третьем курсе я решила: «Позволь мне работать в психиатрической больнице медсестрой. Я буду стараться. Раз мне рассказывают о психиатрии, я посмотрю, какой у меня контакт с пациентами, если мне страшно.

Я попал в ужасную больницу, но эти больные не вызывали у меня ничего, кроме жалости и сочувствия. Они грязные, агрессивные, иногда нецензурно ругаются. Меня это не отпугнуло, потому что это тоже болезнь.

В институтах были организованы научные кружки по какой-то специальности, и я ходил в кружок по психиатрии. В клинике под наблюдением заведующего отделением, опытного психиатра, я провела сеанс гипноза, и он сказал, что у меня все хорошо. А потом он женился на мне. Это было в психиатрической больнице. (Смеется) Вышла замуж за психиатра. Этот брак закончился разводом, но мы прожили вместе пять лет.

50 лет назад в СССР психологии не было, а развивалась чисто медицинская психиатрия. Откуда у вас интерес к этой сфере?

Когда я был еще молодым психиатром, до тридцати лет, главной идеей было твердо стоять «на профессиональных ногах». Тогда, в советское время, в голове не укладывались даже слова «деньги», «заработок». Просто будьте квалифицированным психиатром.

Я работал в областной психиатрической больнице. Яковенко, уже в Подмосковье, и присматривалась, где повысить квалификацию. Для этого я охотно посещал всевозможные конференции и встречался с Ириной Викторовной Шахматовой, сотрудником Института психиатрии в Москве. В то время она возглавляла в этом институте клинико-генетическую группу. Я сказал ей, что хочу поступить к ним в ординатуру. «О, ты хочешь это сделать? Тогда вот вам задание: вот у нас есть немецкая книга о наследовании психических заболеваний — вы говорите, что знаете немецкий? Ну, переведи эту книгу». Как входной билет в команду. А я взял книгу, поехал в область, работал за полторы ставки, плюс преподавал в медицинском колледже и переводил эту книгу по ночам.0011

И параллельно шло повышение квалификации, ординатура, аспирантура по специальности «психиатрия». Потом диссертация. Я был врачом в течение 52 лет, непрерывно. К счастью или к сожалению, у меня не было декретного отпуска, детей у меня нет. Так что я работаю абсолютно непрерывно, и в молодые годы необходимость также заставляла меня продавать свою рабочую силу в отпуске. Итак, из этих 52 лет примерно половина — это психиатрия: шизофрения, депрессия, эпилепсия, неврозы — все, что происходит в психиатрической больнице, а потом — наркология (алкоголизм, наркомания, генетика психических заболеваний). Но в наркологии большое место занимает психотерапия, и за эти годы я также выучился на психотерапевта. Училась как в России, так и в США. Были всякие командировки, с тренингами и курсами — в Чехословакию, Польшу. А сейчас, в последние годы, учиться в России стало удобно, благо есть кому: и зарубежные специалисты приезжают, и свои выросли.

— А почему, посвятив 25 лет одной сфере деятельности, поменяли ее?

К тому времени я уже много лет занимался исследованиями генетики психических заболеваний, защитил две диссертации, кандидатскую и докторскую, и начал кое-что понимать в генетике. На рубеже 80-90-х годов в Москве открылось совершенно новое учреждение — Национальный научный центр наркологии. Этому центру нужен был человек, который возглавил бы исследования генетики алкоголизма. Знание генетики шизофрении и медицинской генетики в широком смысле позволило мне наложить свои знания на генетику алкоголизма и наркомании, поскольку закономерности наследования этих полигенных заболеваний, вызываемых не одним, а многими генами, похожий. Параллельно с подготовкой диссертации я учился в Институте медицинской генетики, ходил на лекции, семинары в МГУ. Ломоносов. Я предложил свои силы только что организованному учреждению.

Алкогольные психозы я уже лечил в больнице им. Яковенко, поэтому алкоголизм был мне не чужд профессионально. Может быть, кому-то кажется, что психиатр — это одно, а нарколог — другое, но на самом деле специальность «психиатр-нарколог» обязательно пишется через дефис. А по инструкции Минздрава нельзя быть наркологом, если два года не проработал психиатром. Без знания психиатрии в наркологии делать нечего.

— Не пожалели ли вы со временем, что стали заниматься этой сферой?

Наоборот. Я открыл более о большей глубине, чем в области психиатрии. В наркологии обнаружена такая глубина закономерностей… Алкоголизм не только в том, что человек пьет. В народе бытует мнение, что алкоголик пьет, потому что хочет пить, а если бы не хотел, то и не пил бы. Но на самом деле у алкоголика нет выбора. Но бывают и очень сложные отношения с человеком, и такие сложные искажения, нарушения, дисфункции в семье…. Я привыкла рассматривать больного в контексте семьи. Кстати, если я встречаю человека и ничего не знаю о его родительской семье, то я считаю, что не знаю этого человека.

Слава богу, я не работаю в практическом здравоохранении, где есть порядок тридцати минут на первого пациента, десять минут на второго. Я могу говорить с пациентом столько, сколько захочу. Меньше часа на прием не трачу, по крайней мере, когда пытаюсь что-то диагностировать. И при попытке лечить, когда диагноз уже ясен. То есть я могу провести больше времени и, следовательно, больше узнать о нем и его семейном окружении. Это увлекательная область, и в ней еще много неясного.

Мне уже скоро 77 лет, но все равно интересно. Чем семья наркомана отличается от другой семьи, где наркомана нет? Чем отличается жена алкоголика от жены неалкоголика? Он очень разный, а главное — естественно. Это можно предвидеть, и с этим можно работать. И вы можете помочь.

— Вы верующий?

Да, можно сказать. То есть я не воцерковлен, время от времени хожу в церковь, но осознаю присутствие высшей силы в природе. Для меня он такой размытый, он сливается с эволюцией, с духом, с высшими законами природы. Все устроено в каком-то порядке. Я не представляю Бога как личность. Хотя я могу смотреть на Христа, общаться. Но мой Бог не антропометрический. Высокая мощность. Судьба.

— Как вы думаете, человек сам решает свою судьбу или следует сценарию, написанному для него кем-то?

Сценарий нашей судьбы написан нашими предками, которых мы, к сожалению, не знаем. Прадедушка с прабабушкой, дедушка с бабушкой… чтобы каждый из них мог внести, неосознанно, не специально, частичку в твою судьбу. Особенно ясно я это вижу, когда анализирую родословные. У меня есть такой рабочий инструмент, генограмма, это «схема рода» на несколько поколений в глубину. На нем очень четко видно, какие закономерности поражают всех представителей рода.

— Получается, что мы ничего не можем сделать с этим шаблоном?

Нет, можем. Есть поговорка: согласную судьба ведет, а несогласную тащит. Если мы не договоримся: «Мне наплевать на своих предков, я сам все решу», то у нас могут быть б о большие проблемы, чем если бы мы это признали. У Пушкина было: «И жил он, не признавая власти судьбы, коварной и слепой». Здесь мы должны признать власть коварной и слепой судьбы над нами.

Когда мы осознаем влияние семейной истории на нашу жизнь, мы относимся к ней с вниманием и начинаем познавать свое предназначение, и тогда это сослужит нам хорошую службу. Мы можем поблагодарить прабабушку за то, что она такая. И я, будучи правнучкой, несу в себе частичку ее. Как она умела выстоять в трудные годы! Конечно, многое зависит и от нашей активности. Но жить совершенно независимо от того, что дали нам наши предки, — такого быть не может.

О значении семьи у Пушкина есть гениальные (как и все он) строчки в стихотворении «Моя родословная», где он говорит о любви к родному праху, любви к отцовским гробам. Другими словами, речь идет о любви к своей семье. Далее следует утверждение:

На их основе из века
По воле самого Бога
Человеческое само-
Залог его величия. «

— Часто ли меняются ваши убеждения в течение жизни? Насколько вы непоколебимы в своих представлениях о мире?

Есть ядро ​​личности, а на ядро ​​нанизаны более второстепенные вещи. Стержнем личности является скорее сила энергии, сила выживания, сопротивления трудностям, эта величина практически постоянна. Но представления о мире, конечно, меняются. Теперь я вижу, какие у меня были убеждения как у советского человека — «совок» «совок» был продуктом своей эпохи, своей истории. Это следует пояснить на примере.

Многие советские люди воспитывались в параметрах: строгая дисциплина, слушаться, делать то, что говорят родители. Кто в доме хозяин? Давай, ложись уже! Давай, работай сейчас! Давай, изучай! И никаких отклонений. Соответственно, когда я стал старше, работа превыше всего. Я не сомневался в словах: «Сначала подумай о партии, а потом — о себе». Никого не позвали! Ну, это вечеринка! Тогда я начал думать. Сейчас я думаю сначала о себе, а потом уже о чем-то другом.

Эти убеждения, это советское воспитание проявлялись во всем. Однажды я ехал по Москве в машине с американским психотерапевтом Джиммой Холланд в аэропорт Шереметьево. Мы поехали знакомиться с ее мужем, который тогда, в 1973 году, работал в Москве врачом-онкологом, но прилетал в Нью-Йорк на 2-3 дня по своим профессиональным делам: сменил работу, ездил на переговоры.

Едем с этим Джимми в аэропорт. У нее была большая машина, вроде «Газели», и между ней, шофером, и мной, пассажиром, сидит ее семилетний сын Петр. Питер каким-то образом тянется к рулю, хочет поиграть с ним. Я напрягся, подумал: «Ну нельзя же ребенку, опасно лезть на руль». Джимма молчит, ничего не говорит. И он лезет. Когда мы ехали довольно долго, она только сказала ему: «Спасибо, милый, больше ничем не помогу. Вы мне уже помогли.»

Это нежное обращение с детьми, без крика, без возмущения, было тогда по меньшей мере непонятно. Может быть, какая-то смекалка и подчинение долгу помогли мне хорошо учиться, много работать. Но, наверное, в отношениях с людьми это не очень хорошо. Мне казалось, что я терпима к людям, но не до такой степени, чтобы ребенку за рулем позволяли совершать всевозможные телодвижения. А в плане долга, приоритетов — все поменялось.

— Валентина Дмитриевна, расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

В составе реабилитационного отделения Национального научного центра наркологии работаю с пациентами и их семьями. В основном они приходят с алкоголизмом и наркоманией, все больше больных с игроманией и компьютерной зависимостью, очень редко — с пищевой зависимостью и, иногда, с нервной анорексией.

Пишу статьи, популярные и научные. Популярен для журналов, например, «Наша психология». Есть еще такой журнал — «Независимость личности», он популярный, но не внешне дилетантский. Ну и для профессиональных журналов: «Наркология», «Вопросы наркологии», «Психическое здоровье», «Психотерапия».

Я еще пишу книгу, правда, очень медленно, еще не «приготовилась» в голове. Моя предыдущая книга «Зависимость: семейная болезнь» выдержала уже шесть изданий, все распроданы, теперь мне нужно озаботиться переизданием. Ко мне приходят сигналы из Питера, Новосибирска, Москвы — ну никуда. Недавно ко мне обратились с просьбой опубликовать эту книгу в журнале «Психотерапия», фрагментарно. Естественно, я согласился, для меня это большая честь.

Консультирую в Институте психотерапии и клинической психологии.

Как вы строите отношения с коллегами? Участвуете ли вы в жизни научного сообщества или больше держите в себе?

Конечно, без участия в научных сообществах это невозможно. Я долгое время работала в клинике, руководила бригадами, обучала молодежь. В последние годы меня несколько выбивает из колеи ишемическая болезнь сердца и необходимость перенести две операции, после которых тяжело бегать обычные дистанции.

Остаюсь членом Общества неврологов и психиатров, Профессиональной психотерапевтической лиги. Кроме того, у меня есть потребность в профессиональном общении. Когда я надолго отсутствую на работе, меня тянет туда. Научная работа – это всегда командная работа. У нас есть так называемые ведомственные конференции. Конференция означает, что молодой врач зачитывает историю болезни, которую он заранее готовил долго, может неделю-две. Все рассказывается о пациенте, затем пациента приглашают. И сидит большое количество врачей, человек десять, все задают больному вопросы, уточняют. Затем пациента удаляют, и начинается обсуждение. Как ведет себя человек, как развивается болезнь, прогноз, лечение, все это мы обсуждаем. У такой конференции есть лидер. Я давно вел такие конференции, и молодые люди говорят, что было очень интересно там послушать. Вот что такое командная работа, это очень полезная вещь. Я сам когда-то учился на таких конференциях в молодости, а сейчас веду их. Иногда.

Чем ты еще интересуешься помимо работы?

Цветоводство — мое страстное хобби. Сегодня я заказал розы, и я ожидаю получить именно ту розу, которую я хочу в апреле. Когда приходишь в магазин в апреле, их может быть миллион, а нужного нет! Так вот, пока делал заказ, штудировал каталоги и две ночи не спал до двух-трех часов. Больше я ничего не делала, но мой мозг так будоражит это хобби и дает мне такую ​​энергию, что я просто не могу уснуть!


Кстати, о том, что еще я люблю — вот кружево моей работы. (Валентина Дмитриевна показывает на роскошную скатерть, украшенную кружевом ручной работы). А вообще кружев у меня много, я даже участвовала в художественной выставке.

Ну а мои увлечения — цветоводство, кружевоплетение, посещение театров. Раньше была страсть к путешествиям, сейчас здоровье не позволяет. У меня случился сердечный приступ после полета на самолете, и я сказал себе, что с авиацией покончено.

На нашем портале тема месяца — умение работать и умение отдыхать. Как вы определяете для себя момент, когда нужно дать себе время на отдых?

Раньше это трудно было заметить: работа носила переоцененный характер. А сейчас взгляды изменились, работа — это одна из составляющих жизни, но не вся жизнь. Когда знак, сигнал — усталость или чего-то хочу — прекращаю работу и переключаюсь на что-то. В моем возрасте уже говорят, что человек на заслуженном отдыхе. Я еще даже не взял заслуженный перерыв. Пока я работаю.

— И когда вы планируете перестать так активно работать?

Не планирую. Пока у меня есть силы, я буду работать. Мне просто интересно. Вот Джимма Холланд, с которой мы познакомились недавно на семинаре в Москве, 40 лет спустя, на 10 лет старше меня. Я говорю: «Как вы решились на такую ​​поездку, очень утомительно!» Она отвечает: «Мне нравится, мне это нравится».

Другого ответа нет. Я люблю это. Я люблю свою работу, и я люблю свои хобби.

Беседовала Вероника Заец

При перепубликации материалов с сайта Матроны.ру обязательна прямая активная ссылка на исходный текст материала.

Раз уж ты здесь…

… у нас небольшая просьба. Портал Матрона активно развивается, наша аудитория растет, но средств на редакционную работу не хватает. Многие темы, которые мы хотели бы поднять и которые представляют интерес для вас, наших читателей, остаются нераскрытыми из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы намеренно не делаем платной подписки, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, рубрики и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании, это редакторы, хостинг и серверы. Чтобы вы могли понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Не так много для семейного бюджета. Для Матроны — много.

Если каждый, кто читает Матроны, поддержит нас 50 рублями в месяц, они сделают огромный вклад в развитие издания и появление новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творчестве самореализация и духовные смыслы.

10 веток комментариев

2 ответа на тему

0 подписчиков

Самый популярный комментарий

Самая горячая ветка комментариев

новый старый популярный

Москаленко Валентина Дмитриевна — врач-психотерапевт, психиатр-нарколог, клинический генетик и семейный психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор. Ведущий научный сотрудник Национального научного центра наркологии Минздрава России. Обучалась семейным программам и психотерапии как в России, так и в США (Хезельден, Центр Бетти Форд).

Автор книг Зависимость: Семейная болезнь, Когда слишком много любви. Профилактика любовной зависимости», «Если папа пьет». Автор более 90 научных и 150 популярных публикаций на темы психического здоровья и зависимости.

Основными направлениями деятельности являются психология личности, психология семьи, психология отношений.

Книги (4)

Зависимость. семейная болезнь

Книга посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного. Трезвые родственники таких больных эмоционально вовлечены в это заболевание. Родственники не только сами страдают, но и строят отношения в семье, которые мешают больному выздороветь.

Взрослые дети подвержены высокому риску множества проблем: наркомании, психосоматических заболеваний, тревожности и депрессии, и они часто оказываются в трудных браках. Описаны модели жизни таких семей (неблагополучных семей). Созависимость излечима. Впервые в России предложена программа преодоления созависимости. Исцеление приводит к более гармоничным отношениям в семье, служит профилактикой зависимости у детей.

Когда слишком много любви

Когда любви слишком много, велика опасность любовной зависимости. Основа счастливой любви – здоровые интимные отношения, не ограничивающиеся физической близостью. Близость — это общая любовь, радость взаимопонимания, сотрудничества, доверия, надежности, духовного роста.

Интимные отношения не формируются за одну ночь. Могут мешать предыдущие переживания, травмирующие события детства, неустойчивая самооценка, психологические заблуждения. Эта книга поможет вам избавиться от ложных представлений, ненужных страхов, найти верные ориентиры в поисках любви.

Созависимость при алкоголизме и наркомании

Книга известного специалиста, доктора медицинских наук Валентины Дмитриевны Москаленко является наиболее полным и систематизированным изложением концепции созависимости при наркологических заболеваниях.

Читатель познакомится с истоками формирования созависимости, ее психологией и психопатологией, курсом и, самое главное, получит четкие и конкретные представления о психотерапии созависимости и избавлении от нее.

Издание предназначено не только для врачей — психиатров, психотерапевтов, наркологов, занимающихся семейной терапией больных алкоголизмом и наркоманией, но и для самих людей, страдающих зависимостью и созависимостью.

Что-нибудь для души?

Сколько нам нужно для счастья?

Каковы важнейшие потребности человека, как сохранить духовный суверенитет личности, какие внутренние ресурсы необходимо мобилизовать (и как это сделать) для удовлетворения своих психологических потребностей, как сделать семью зоной «психологического комфорт» — на эти и многие другие вопросы отвечает предлагаемая публикация.

Комментарии читателей

Юлия / 31.03.2017 Ужасные отношения с дочерью, ненависть с ее стороны, внуки — дамы, не дамы, и вот уже 6 месяцев как меня нет, от детей тишина , я для них не существую. им стало одиноко с дедушкой. Теперь у нас нет ни жочери, ни вгукса. Один

Марьям / 16.11.2016 Очень хочу сделать заказ. Справка

Марьям / 16.11.2016 10 книг. Наркомания – семейная болезнь

Алёна / 17.07.2016 Большое спасибо за помощь в поиске литературы по теме «созависимость»

Ирина / 06.01.2016 «Наркомания — семейная болезнь» помогла мне 5 лет назад понять себя, что происходит вокруг, многое осознать, понять причины многих поступков, изменить свою жизнь, свое отношение к тому, что происходящее, берегите здоровье, учитесь отпускать ненужное и беречь главное, будьте честны с собой. Спасибо автору!

николай / 22.12.2015 даже читать не буду — это не семья для галочки, а у вас?

Кристина Н. / 4.01.2015 Татьяна, я с Вами согласна, что не нужно зацикливаться на «диагнозе зависимости», а надо менять свое поведение.
Прочитал статьи Валентины Дмитриевны, отрывки из книги, и захотелось прочитать книги. Мне понравилось, что ее статьи были пропитаны любовью и принятием, которое даже передавалось тебе, когда ты это читал.
Надеюсь, мне понравятся книги.

Нагима / 15.11.2014 Уважаемая Валентина Дмитриевна! Вы можете получить консультацию по скайпу.

Алина / 24.08.2014 Спасибо, спасибо, спасибо за книгу «Наркомания — семейная болезнь».

Анастасия / 22.10.2013 Валентина Дмитриевна — Вы супер!!!
Читаю ваши книги и испытываю дикий восторг 🙂
Это все обо мне, моих сестрах и нашей жизни. Как красиво все разложено по полочкам. Все становится на свои места. Благодарю вас!

neonilla / 15.07.2013 Книга, которая действительно может изменить вашу жизнь. Но нужно не просто читать, а работать над собой, это происходит автоматически, кто читает эту книгу, тот уже работает. Спасибо Валентине Дмитриевне и Богу.

Владимир / 29.03.2013 Отличная книга «Когда слишком много любви» Спасибо автору за замечательную книгу!! Я многое узнал о своей семье, сестре, жене, поэтому книга полезна не только женщинам, но и мужчинам. Обязательно прочитаю остальные ваши книги!

Ирина / 22.03.2013 Ваши книги для меня открытие. Сижу, читаю и плачу… Много нового узнала о себе, родителях и муже. Спасибо большое за вашу работу, низкий вам поклон.

Татьяна / 03.03.2013 Севиль у нее есть почта
valentinajoy(doggy)mail.ru
Еще мне понравились книги Валентины Москаленко. Но мне не нравится то, что на все смотрит, как и во всей психологии, с позиции неполноценности, у человека часто пропадает желание изменить себя (. Нужно не обращать внимание на диагноз созависимость, а менять поведение на адекватное

Внутри разума верующих QAnon с доктором Софией Москаленко — The Rewired Soul Получите копию книги «От радикализации к терроризму: что нужно знать каждому»

Получите копию книги «Чудо мученичества: сила самопожертвования в эгоистичном мире»

Крис: [00:00:00] Как дела, народ. Добро пожаловать в очередной выпуск обновленного подкаста о душе. И я супер, супер, супер взволнован. Всем вам на встречу, сегодняшний гость. Это Софья Москаленко. Она, она такой удивительный психолог и автор. И она пишет на темы, которые, и темы, в которые я действительно не вижу, чтобы многие люди погрузились. Я впервые познакомился с ее работой, когда она написала книгу о мученичестве, и у нее есть еще одна книга, которую я недавно прочитал, о радикализации террористов. И совсем недавно она написала книгу.

[00:00:42] О, она в соавторстве написала книгу скорее о психологии Кью Анона. И я подумал, что мне нужно это прочитать. И мне посчастливилось получить продвинутую копию. И да, книга выходит 15 июня. Так что у меня был отличный разговор с ней, потому что вы знаете, мы все, мы все хотим понять. Мы хотим понять, почему люди верят в эти вещи? Как люди верят этим высказываниям? Как заговоры могут побудить людей к действию, несмотря на отсутствие доказательств? И мы также обсуждаем, вы знаете, как проблемы с психическим здоровьем играют роль в заговорщическом мышлении и все такое. Это эпическая беседа, но я не хочу ее вам портить. Но в любом случае, прежде чем мы начнем,

[00:01:23] Если вы новичок, если вы новичок в подкасте rewire soul, мы все еще довольно рано. Идём второй месяц. Хорошо. Я думаю, что мы на пятом или шестом эпизоде. Мы сделали нечто подобное. Но в любом случае, если вы знали, убедитесь, что вы на Apple, подпишитесь, оцените подкаст, оставьте отзыв.

[00:01:42] Почему, почему я прошу вас делать это каждую серию и всех вас, кто слушал каждую серию, потому что это помогает алгоритму. Поскольку это совершенно новый подкаст, это помогает. Вы знаете, подкасты Apple могут быть такими, о, людям это действительно нравится, и люди вовлекаются в это. И это рассылается новым людям и тому подобное.

[00:01:59] и да, если вы на Spotify, подпишитесь на него там и все такое, все это действительно помогает. Но вы могли бы сделать еще одну вещь, если хотите распространить информацию, если вам нравятся беседы, которые я веду с этими авторами и, знаете, экспертами в разных областях. Поделитесь им в социальных сетях, поделитесь им с друзьями и членами семьи. Особенно этот эпизод. Q Anon был большой темой, особенно в последний год, после пандемии. Так что не стесняйтесь поделиться им.

[00:02:23] вы знаете, Facebook, Twitter, Instagram, везде, где вы хотите, какую бы платформу вы ни выбрали. потому что да, важно, чтобы мы стали образованными и поняли, знаете, что на самом деле говорят психологические исследования? Хорошо. Но в любом случае, вот мой разговор. С, доктор Софья Москаленко о своей новой книге, которую она написала в соавторстве, под названием «Пастели и педофилы», которая выйдет 15 июня.

[00:02:51] И да, не волнуйтесь. Я свяжу это в описании этого подкаста ниже. Так что вы можете предварительно заказать его или получить себе копию, если вы слушаете после 15 июня. Все в таком духе, но в любом случае, без лишних слов вот мой разговор с Софией и да. И теперь вы, вы работаете над этой темой озарений. Я, я люблю, я люблю все.

[00:03:38] Вы исследовали Софию. Вы все такие же, как мои, вы все равно мой любимый. Большое спасибо, что пришли на подкаст, и мы скоро поговорим. Хорошо.

[00:03:47] София: [00:03:47] Спасибо, что пригласили меня.

[00:03:49] Крис: [00:03:49] . Хорошо. Итак, София, большое спасибо, что присоединились ко мне. так что да, давайте, давайте начнем с введения, потому что вы пишете. Машина. Итак, да, вы написали, вы написали книгу, ваши последние книги, я думаю, в прошлом году были о радикализации и терроризме. У вас также была такая книга, как «Чудеса мученичества», и эта новая книга на Anon.

[00:04:13] Можете ли вы, для тех, кто вас не знает, можете ли вы как бы представиться и рассказать о том, что вам нравится изучать, исследовать и все такое.

[00:04:21] София: [00:04:21] Верно. Итак, меня зовут Софья Москаленко. Я психолог, как социальный, так и клинический психолог, и я провел большую часть своей карьеры. думать, исследовать и писать о радикализации и терроризме. и совсем недавно мой интерес переключился на. Сопутствующие явления, такие как самопожертвование, мученичество и недавние теории заговора, потому что, если подумать, это своего рода радикальная идея верить, что наше правительство, например, было захвачено кривым клубком, насилующим младенцев, пьющим кровь. , выпечка, поклонение, знаете ли, людям.

[00:05:10] Итак.

[00:05:11] Ага. и, и да, одна из вещей, которые мне нравятся. Работа, которую вы делаете, и писательство, и все такое, действительно трудно вести разговор на эту тему, верно? Мол, даже с массовыми расстрелами в США и какие они ужасные, или, знаете, терроризм, а вы пишете о типах смертников и все такое, или, знаете, люди в шторме, Капитолий, но вы предоставляете это что-то вроде глубокого взгляда на их личные истории и, знаете, никто однажды не просыпается и не говорит: «Эй, я собираюсь взорвать себя».

[00:05:44] Итак. Например, вы знаете, какие неправильные представления вы узнали о людях, которые радикализировались, или даже благодаря вашему исследованию этой будущей книги Q Anon, какие неправильные представления о них, которые, что вы, что вы заметили.

[00:06:03] Я думаю, что самая большая из них заключается в том, что мы склонны думать, что эти люди так не похожи на нас. Они просто такие странные. Они, знаете ли, чужие, они злые. Они сумасшедшие. И я думаю, что это естественный способ думать о чем-то угрожающем. Мы хотим установить дистанцию ​​между собой и тем или иным человеком, но такой образ мышления также останавливает нас от этого.

[00:06:32] Действительное понимание того, что может мотивировать кого-то на это действие, которое, с нашей точки зрения, кажется безумным, но с их точки зрения может им не быть, и без понимания этого у нас очень мало шансов жить с этими люди в таком виде. Продуктивно и, и, и мирно для всех нас.

[00:06:56] А тут дело в очередях, ну вы понимаете, речь не идет, знаете, какие-то небольшие группы, какие-то были в горах Пакистана. Это наши друзья и соседи. Опросы, которые мы проводим, представляющие американскую общественность, показывают, что около 15 или 17% взрослых американцев верят в Q1, в теории заговора.

[00:07:16] Таким образом, это проецируется примерно на 35 миллионов взрослых американцев, поэтому мы действительно должны попытаться понять их мотивы, потому что они составляют огромную часть нашего сообщества.

[00:07:32] Крис: [00:07:32] Да, абсолютно. И, и да, мы еще немного поговорим об аспекте психического заболевания, но, например, что-то, что я заметил, похоже на то, что вы говорили. Типа, мы хотим дистанцироваться, знаете, расставить людей по категориям, знаете, у нас есть добро и зло, а у нас есть здравомыслящие и сумасшедшие и все такое, но, знаете, я, вы знаете, я Меня очень интересовала психология, теории заговоров и тому подобное.

[00:07:58] И, вы видите, у многих из них есть, знаете ли, хорошая работа, и они зарабатывают на жизнь, и у них есть семьи. Верно. Так что немного странно, что мы такие, ну знаете, эти люди просто сумасшедшие или тупые, раз верят в это. Итак, из ваших, из ваших исследований и глядя на все это, как, как бы вы объяснили, вы знаете, этот феномен вроде умных, интеллигентных, людей, которые преуспевают во всех других аспектах своей жизни, веря в такие вещи, как вы знаете, как вы упомянули, например, глобальную клику, убийство младенцев и все такое прочее.

[00:08:34] Откуда у тебя, как у тебя одновременно есть эти две вещи, разум и вера в эти заговоры?

[00:08:41] София: [00:08:41] так что мое понимание этого из чтения профилей конкретных случаев, верующих и из, данных опросов и тому подобного, таково, что есть два вида ответов на этот вопрос. Один из них связан с действительно большим культурным феноменом, который мы все переживаем, но некоторые из них более эффективны, чем другие.

[00:09:05] А другая сторона — более личная психология. Итак, с культурной точки зрения, мы переживаем очень быстрые изменения во всех аспектах нашей жизни. Страны, в которой выросло большинство из нас, больше нет. Верно. То, что мы привыкли считать само собой разумеющимся, было краеугольным камнем нашей моральной вселенной, что правительством были Нидерланды, и мы можем доверять ему.

[00:09:36] Эта организованная религия является моральным авторитетом, и мы должны использовать ее руководство для определения того, что является хорошим поведением. Кто хороший человек. А, а что это? Плохое поведение. Что наука и медицина являются арбитрами объективной истины. Все эти вещи были просто потрясены до глубины души, и последние несколько десятилетий новости о коррупции в правительстве день и ночь транслировались по телевидению и в социальных сетях.

[00:10:08] И с организованными религиями, почти со всеми в Соединенных Штатах, я сталкиваюсь. Разоблачение многих лет ужасающего сексуального насилия над детьми, которое им было доверено на самом деле вести, чтобы быть морально хорошими людьми. Верно. и все эти скандалы вокруг Beam, Keller, фармацевтических компаний, которые их производят, на самом деле были в сговоре с медицинскими работниками и учеными, чтобы скрыть факты того, что эти наркотики вызывают сильное привыкание, и на самом деле как бы подсадить людей на эти наркотики, чтобы они обрабатывали их в то же время, когда они инвестировали и реабилитировались и получали там прибыль.

[00:10:57] Итак, все эти разоблачения, вдобавок к меняющимся стандартам жизни и, знаете ли, браку, претерпевают фундаментальные изменения. Вы знаете, маленький домик в Прерии больше не является приемлемым вариантом для большинства людей, которые выросли с этой идеей как с чем-то, к чему нужно стремиться.

[00:11:22] все это делает его очень неуверенным. Настоящее и еще более неопределенное будущее. И эта неопределенность действительно смущает, особенно белых, консервативных американцев из среднего класса, которые оказались в проигрыше. Вы знаете, восстанавливается некоторое равенство между полами и меньшинствами.

[00:11:57] Поэтому особенно для них эти изменения очень сложны, могут быть очень травмирующими и поисками того, что правильно. А что не так, что нравственно хорошо и кто нравственно хороший человек? они, в, в этой беде, Мы своего рода легкая мишень для людей, которые распространяли заговоры в очереди. Некоторые из этих распространителей были просто искренними сторонниками, а другие были очень циничными, но все они извлекли выгоду из этой уязвимости, которая картировала культурные изменения.

[00:12:36] ввели много американцев. А затем, с личной стороны, конечно, есть такие вещи, как изоляция, с которой многие из нас столкнулись, но особенно во время блокировки COVID, вы знаете, многим людям стало очень тяжело. И куда они пошли? Поиск компании. Они вышли в интернет, потому что это было проще всего.

[00:12:58] И тогда иногда они только доступны, связь и онлайн с алгоритмами социальных сетей, знаете ли, очень быстро они могут оказаться в этих теориях заговора, каналах, которые удовлетворяют некоторые из их потребностей в связи, какая-то другая потребность чувствовать, знаете ли, интеллектуальное превосходство, потому что, когда вы выясняете.

[00:13:24] Как фундаментальный секрет нашего общества. Знаешь, ты, ты чувствуешь себя, ну знаешь, Шарлоттой Холмс и, и, и, как и во всех этих детективных фильмах, вроде кода Да Винчи, вдруг ты стал главным героем в этом фильме. так что для многих людей это было очень приятно, чего они не могли найти в своей повседневной жизни, особенно во время блокировки COVID.

[00:13:51] Крис: [00:13:51] Да, да, абсолютно. да, вы сделали так много замечательных моментов, и книга была феноменальной, потому что вы действительно погрузились в них. Вы знаете, эти, эти различные сценарии, потому что это не просто один размер подходит всем, но вы знаете, что-то, что я лично, вы знаете, просто заметил, и, может быть, это потому, что у меня были свои собственные проблемы с, с контролем, да?

[00:14:14] Как и я, это. Я не знаю, знаете ли вы, что ваше исследование тоже затронуло это, но вот так, когда мы чувствуем отсутствие контроля, мы начинаем мыслить как заговорщики, верно? Например, вы упомянули консерваторов и средний класс, Америку, и там происходят эти изменения, и, вы знаете, это почти как когда вы находитесь в своем собственном пузыре, и все соглашаются с вами, все остальные вещи происходят, кажется, подождите, как это возможно происходит?

[00:14:45] Итак, когда вы сталкиваетесь с какой-то теорией, что, знаете, может быть, есть кучка элит, которые делают это и, знаете, манипулируют всем и типа, о, ладно, теперь у меня есть какое-то объяснение . Верно. Итак, вы тоже, вы думаете, вы знаете, или на что вы намекали, например, некоторые люди пытаются разобраться в иногда хаотичном и бессмысленном мире.

[00:15:05] София: [00:15:05] Ага. Я имею в виду, и, честно говоря, мы не были довольно хаотичными и бессмысленными. Честно говоря, 2020 год был ужасным для многих людей по разным причинам. И много людей, знаете ли, проиграли. Их рабочие места или огромный кусок их дохода. Многие отношения были в напряжении, вы знаете, они были связаны друг с другом на этапе вкусов, и дети пытались учиться дома.

[00:15:32] Верно? Итак, весь этот стресс, мы все его испытали. И мы знаем из психологических исследований, экспериментальных исследований, что люди, которых заставляют чувствовать тревогу, которые не контролируют свои мысли, гораздо более склонны к заговорщическому мышлению. Они с большей вероятностью будут тяготеть к конспирологическим объяснениям вещей, которые можно было бы объяснить по-другому.

[00:15:56] Итак, да, это. Огромная уязвимость, которая открылась в нас, во всех нас, через события, которые мы не смогли. Ожидать или, или, возможно, контролировать. это действительно способствовало росту Q1 по спреду. И если вы посмотрите на графики вовлеченности в Интернете с очередями на контент, вы увидите, знаете ли, QML, запущенный в 2016 году, и вы увидите небольшой рост, знаете ли, месяц за месяцем, год за годом.

[00:16:27] И затем вы видите этот огромный всплеск прямо в начале пандемии COVID, что, конечно же, было. Это огромное неизвестное, этот экзистенциальный кризис, этот опасный для жизни вирус, о котором мы ничего не знали. и сообщение было. Так плохо, знаете ли, исходить от авторитетной фигуры, как будто кто-то говорил: «Хорошо, носите маски», а кто-то другой говорил: «Нет, не волнуйтесь».

[00:16:54] Разве вы не знаете, и кто-то говорит, что вам нужно обратиться в суд, и кто-то скажет, о, это просто исчезнет. Как чудо. Я думаю, он сказал, верно. А так все эти противоречивые сообщения просто переписка. Добавлено усиление вещей, которые мы уже чувствовали, и открылась возможность стоять в очереди на заговор.

[00:17:15] Знаешь, для тех из нас, кто особенно уязвим,

[00:17:18] Крис: [00:17:18] Да, абсолютно. И, и так вот, вот кое-что, о чем я думаю, и Боже, я мог бы говорить с тобой об этом весь день. Итак, одна из вещей, которые я думаю, это то, что обычному человеку трудно понять о, вы знаете, Q Anon или другом заговоре, сторонниках заговора, это то, что мы думаем, вы знаете, рационально, когда вам представляют доказательства, противоречащие тому, что вы полагать.

[00:17:44] Тогда это должно повлиять на ваше мнение, но так не бывает, понимаете? И мы можем посмотреть, знаете ли, на первый квартал 6 января, и вы знаете, многие из них все еще верят, что выборы были сфальсифицированы и, вы знаете, каким-то образом Дональд Трамп все еще будет избран и, и, знаете, людям нравится, ну, доказательств этому нет, так что не стоит этому верить.

[00:18:04] Итак, я, я думаю, мой вопрос к вам, я не знаю, потому что я также хочу поговорить о работе Леона Фестингера. Так что, может быть, да.

[00:18:14] София: [00:18:14] Отлично. Два ваших вопроса просто, я хотел бы ответить на них. Так что, если вы хотите сделать, да, мы будем презервативы уволить. А потом вопросы Эша, которые были у вас там и у Соломона Эшленда.

[00:18:26] Крис: [00:18:26] Ага. Ага. Итак, как же, как, можете, можете ли вы использовать, знаете ли, некоторые из этих известных психологических теорий, такие как конформизм и когнитивный диссонанс, чтобы объяснить, почему людям не так легко, как только у них есть доказательства, просто переключиться свою веру легко.

[00:18:44] София: [00:18:44] Верно. Так. Когнитивный диссонанс, наверное, я бы сказал, одна из трех самых влиятельных теорий психологии только потому, что она раскрывает человеческую природу. И еще одна невероятная вещь в нем заключается в том, что он сочетает в себе понимание. Как мы думаем, как мы себя чувствуем и как мы действуем, что является редкостью для теории психологии, потому что обычно мы довольствуемся одним, знаете, исследованием с маяком, оно просто показывает нам, как люди действуют и Замечательно.

[00:19:23] И тогда кто-то другой должен объяснить, почему они это делают, но Леон Фестингер просто перечеркнул все Т и поставил все точки над И вот этим. Итак, он обнаружил, что, по сути, у нас есть эта, возможно, фундаментальная человеческая склонность хотеть видеть себя в последовательном и позитивном свете. Хорошо. Так что.

[00:19:53] Как мы получаем представление о себе очень часто из нашей истории. Мы рассказываем историю о себе, используя факты, которые произошли с нами. Так как мы все люди, конечно, мы не всегда делаем постоянно хорошие вещи. Иногда вас могут обмануть, заставив сделать что-то не совсем нравственное, не совсем умное, или, может быть, вы просто бездумно, понимаете, вслед за друзьями делаете что-то глупое.

[00:20:23] Верно. И ты заканчиваешь. На другой стороне этого поведения сейчас желание сохранить позитивную самооценку, но также и этот противоречивый факт. Хорошо, теперь я сделал что-то глупое. Я сделал что-то аморальное. Хорошо.

[00:20:39] Крис: [00:20:39] ага.

[00:20:40] София: [00:20:40] Итак, у вас есть два варианта, учитывая, с чем вам предстоит играть. Вы можете. Либо измените свою веру в себя и скажите себе: «Хмм». Может быть, я не совсем честный гражданин, каким я себя считаю, или вы можете изменить свое мнение о поведении, которое бросает вызов этому образу самого себя. И в то же время происходит то, что мы испытали это.

[00:21:13] Очень неприятное беспокойство. Так что когда, когда у нас есть это, бросающее вызов самооценке, знаете ли, фактоид, мы, мы должны примириться с этим. А пока мы этого не делаем, мы ощущаем когнитивный диссонанс, который проявляется в виде беспокойства. Итак, у нас есть эта мотивация, и я обнаружил, что в среднем то, что мы делаем, это вместо того, чтобы изменить наше представление о себе, мы меняем наше представление о действии, которое мы делаем.

[00:21:42] Вторжение как глупое или аморальное. Итак, вы знаете, может быть, я участвовал в какой-то вечеринке с моими друзьями, которая закончилась тем, что вас арестовала полиция. А сейчас у меня нет водительского удостоверения, потому что мне нет 21 года, и там была, знаете ли, выпивка. Считаю ли я себя глупым человеком? Нет, я как бы склонен думать, что эта вечеринка была очень важна для моего, ну, социального развития, и, знаешь, мои друзья подвергли бы меня остракизму, если бы я не пошла.

[00:22:13] И какое будущее у меня было бы, если бы у меня не было друзей? Так что на самом деле, может быть, это было не так уж и глупо с самого начала. Итак, если вы думаете о людях в Интернете, которые участвуют в контенте, который может становиться все более странным, понимаете? но в то же время, когда это происходит, вы знаете, они развивают связь с людьми, которые также находятся в сети, и они общаются с ними, или им нравятся их сообщения, или что-то еще.

[00:22:45] может быть, они найдут себя, знаете, через час или два. Вроде как оторвался от компьютера и подумал, ну, то, что я только что опубликовал, или то, как я отреагировал на этот пост, было довольно радикальным. И, вы знаете, мне интересно, если люди, которые получают мои обновления, думают, что я немного сумасшедший, вы знаете, или что я немного глуп.

[00:23:08] И вместо того, чтобы на самом деле изменить представление о себе, о своих действиях, поскольку они могут быть не совсем правильными, они загружают контент. На данный момент нет, это была действительно хорошая идея. А если не видно, то это на них, потому что я умный человек. А если они этого не видят, то, может быть, и нет.

[00:23:32] Хорошо. Итак, еще один вопрос, который вы мне задали, вызвал у меня легкую паническую атаку на пару секунд, потому что я не подумал об этом раньше. И это было, знаете ли, экспериментом Соломона Аша, что-то формальное показало это. Когда вся группа утверждает что-то явно ложное. тогда большинство людей, скорее всего, согласятся, а также выступят вопреки своему здравому смыслу, чтобы подтвердить то, что говорит группа.

[00:24:08] Если только в группе есть кто-то, кто тоже говорит. Их разум и против группы. Итак, когда у вас есть этот один спусковой механизм, это заклинание соответствия как бы ломается, и вы спрашиваете меня, ну, как мы их понимаем? Этот вывод, и, может быть, вы знаете, даже мы испытали это на себе, что, когда вы сталкиваете людей в Интернете с фактами, которые противоречат их заявленному мнению, они, как правило, удваиваются и утраиваются, и просто еще больше укореняются во мнении, что у вас есть факты против них.

[00:24:47] У них нет ничего, кроме приверженности тому, как это совпадет. Но я думаю, что нашел выход из этого, придя к делу для себя. Хорошо. И я думаю, что критическая разница в том, что в экспериментах с Эшем, потомки не противостояли другим людям. Они просто высказывали свое мнение.

[00:25:11] Крис: [00:25:11] Хм.

[00:25:11] София: [00:25:11] Ладно. Так что, когда мы сталкиваемся с людьми, чьи утверждения или посты, знаете ли, глупы, ошибочны или что-то в этом роде, мы ввергаем их в парадигму когнитивного диссонанса, мы вынуждаем их признать это.

[00:25:29] Они меньше, чем хотят думать. Они есть. Это проигрышное предложение, если оно когда-либо было.

[00:25:37] Крис: [00:25:37] Ага.

[00:25:39] София: [00:25:39] Итак, из психологических исследований следует, что вместо того, чтобы противостоять людям, возможно, было бы полезно просто усилить голоса. Неконфронтационные голоса. Говорить правду и представлять факты.

[00:26:05] Крис: [00:26:05] Ага. Ага. И да, как и все, все слушают, ты должен пойти и взять эту книгу. Как я знаю, что мне нравилось в этой книге, так это то, что там было так много всего о вмешательстве и тому подобном. А может, это потому, что я выздоравливающая наркоманка и алкоголичка, работавшая на лечении, но мотивационном интервьюировании.

[00:26:22] Верно. Например, вместо того, чтобы противостоять кому-то, задавать им вопросы, чтобы заставить их колеса вращаться. Верно. лично я нашел, что это эффективно. несколько просто почему, почему вы верите в это, не так ли? Наши или что еще должно быть правдой, чтобы это было правдой? И, и тому подобное. Но да, это, это, для меня, знаете ли, особенно работа с наркоманами и прочим, это было намного менее конфронтационным и, и очень, очень быстрым для этого.

[00:26:51] У меня есть гениальная аудитория, но для тех, для тех, кто не изучал исследования Леона Фестингера и его книгу, читали ли вы эту книгу, когда пророчество не сбылось?

[00:27:02] София: [00:27:02] Ага.

[00:27:03] Крис: [00:27:03] Боже мой. Так. Так что все должны прочитать эту книгу. Верно. И потому что это, знаете ли, об этой группе в пятидесятых, где эта дама сказала, что разговаривала с инопланетянами, и что будет Армагеддон, и мир Волков будет уничтожен, и все такое, и это не произошло. случаться.

[00:27:19] А Леон Фестингер и его команда проникли в эту группу, потому что он, поправьте меня, если я ошибаюсь. Как и его, гипотеза заключалась не только в том, что этого не произойдет, но и в том, что они собираются удвоить ставку на это. Верно. И, и чтение этой книги. Мол, это, это, это, это. Рассказывает отдельные истории некоторых людей, которые думают: «О боже, этого не было».

[00:27:37] Я ухожу. Но другие люди верили в повествование о том, что, о, раз мы так много молились, Бог решил пощадить это. Верно. А также. И я думаю, вы знаете, что помогло мне сопереживать конспирологам и людям, которые не меняют своего мнения в свете новых доказательств. И вы коснулись этого немного назад, например, поход на вечеринку и вождение в нетрезвом виде или что-то в этом роде.

[00:28:00] Например, я не думаю, что многие из нас осознают, что мы делаем одно и то же каждый день. Как и многие из нас. Находятся в Таре. Как и мы, мы вступаем в ужасные токсичные отношения и обнаруживаем, что другой человек может обманывать или что-то в этом роде. И мы начинаем придумывать эти оправдания. Верно. И это, что-то вроде защиты эго, типа, ну, я умный человек.

[00:28:18] Я бы никогда не стала встречаться с тем, кто мне изменяет. Если вы понимаете, о чем я? И, и я не думаю, что большинство из нас осознают, что мы делаем то же самое, что и теоретики заговора. Просто две разные крайности. Вы знали, вы тоже это замечали?

[00:28:33] София: [00:28:33] Да, абсолютно. И именно поэтому я начинаю, я начал с того, что сказал, что когнитивный диссонанс так много говорит о человеке. Поведение, потому что мы делаем это все время, и это так утомляет наши познания, наши эмоции и наш образ жизни, потому что, ладно. Знаешь, ты покупаешь эту машину, на которую потратил много денег, знаешь, и вдруг, знаешь, она начинает у тебя ломаться.

[00:28:59] И вместо того, чтобы просто признаться себе в том, что ты сделал неправильный выбор, ты знаешь, теперь ты начинаешь покупать мерч в дилерском центре, знаешь, как сигнал миру, что на самом деле, нет, это было отличное решение. И знаете, это отличная машина, и это был хороший выбор. И на самом деле, так что я teed это немного.

[00:29:19] Я не говорил, но я сказал, что есть два варианта, с которыми мы сталкиваемся, когда наше поведение противоречит нашему желаемому представлению о себе. На самом деле есть третий вариант. И, если вам интересно, Эллиот Аронсон — тот, кто провел исследование по этому вопросу и действительно продвинул идею. Но я немного говорю об этом и в этой книге.

[00:29:45] И третий вариант — развиваться. Осознание и внимательность к этому беспокойству, которое возникает время от времени, когда наше человеческое несовершенное поведение сталкивается с нашим перфекционистским представлением о себе и развивает это осознание. И эта внимательность, надеюсь, приведет вас к месту, где вы просто сидите с этой тревогой и бытием.

[00:30:17] Ладно, знаешь, это нормально делать вещи, которые не идеальны, потому что никто не идеален, мы все делаем глупый выбор, делаем вещи, которые не совсем нравственны. И в каком-то смысле, знаете ли, общество с ритмом жизни, в котором мы живем в современном американском обществе, не дает нам шанса.

[00:30:41] Развить такую ​​внимательность и терпение по отношению к себе, но я думаю, что это достойное усилие, потому что в конце у нас будет гораздо больше возможностей просто наслаждаться жизнью такой, какая она есть. со всеми его несовершенствами.

[00:30:56] Крис: [00:30:56] правильно. Ага. Ага. Это то, что я говорю людям, когда они спрашивают меня, например, о, какие книги, знаешь, какие твои любимые? Типы книг и, знаете, из-за отсутствия лучших слов, грубо говоря, я люблю читать книги, которые напоминают мне, какой я тупой. Верно. Мол, а я, знаете ли, прихожу, мой, мой личный опыт другой, потому что я был, знаете, наркоманом восемь, девять лет.

[00:31:21] А знаете, когда, когда люди в наркомании были абсолютно безумны. И я, я, наконец, смог прийти в себя, когда понял: Эй, может быть, ты не самый умный парень, Крис, может быть, некоторые из твоих убеждений неверны, но это одна из самых сложных вещей. Итак, вы знаете, я вижу это с другими людьми, потому что, потому что да, как вы говорите, когда мы признаем это, вы знаете, мы сделали ошибку, или мы приняли неверное решение, или, вы знаете, что угодно, или, или подумайте о том, сколько времени люди тратят на Q Anon и тому подобное, как будто люди тратят часы, часы и часы, ныряя в кроличью нору.

[00:31:54] И никто не хочет говорить, типа, о, я просто зря. Часы моей жизни или людей, которые месяцами или годами были частью этой группы. Верно. И, и да, это, это, это безумие, но я думаю, что нам всем нужно, знаете, немного интеллектуальной скромности и просто сказать: Эй, иногда, иногда я понимаю, я ошибаюсь, ты знаешь ?

[00:32:14] но да, продолжайте. Ага. А также. Вот это самое сложное для меня. И это, может быть, немного более философски, но я хочу, я хочу спросить, что вы думаете о дебатах о свободе слова, верно? Например, вы знаете, у нас есть эта идея, особенно здесь, в Соединенных Штатах. Это то, где это похоже на то, что вы можете говорить, что хотите.

[00:32:37] Можешь верить во что хочешь. Вы знаете, у вас тоже есть религиозная свобода и все такое, но когда дело доходит до Q Anon, у нас была, и вы говорите о довольно многих из них в своей книге. Как и вы, вы, вы писали об историях. Я даже не слышал об этом. Я думал, что знаю их всех. но. Мы подходим к моменту, когда люди начинают действовать.

[00:32:56] Знаешь, самый, наверное, примечательный парень, который спустился в кометную пиццу, чтобы остановить сумасшедшую, знаете ли, торговлю детьми в Южной Америке. И он пошел туда с ружьем, правильно. И мы слышали другие истории, знаете ли, о раненых или убитых людях. А совсем недавно у нас было восстание в Капитолии 6 января.

[00:33:16] Итак, мой вопрос к вам в этой стране свободы слова, и я спрашивал многих людей, что это такое. Как вы думаете, где баланс, когда люди имеют право верить в то, что они хотят, но мы также не знаем, когда эти слова или убеждения превратятся в действия.

[00:33:34] София: [00:33:34] верно. Так что есть ограничения на свободу слова. Знаете, даже в этой очень свободной стране вы не можете кричать о пожаре в переполненном кинотеатре, потому что это может привести к травмам и смерти некоторых людей, которые спешат к выходу. Вы не можете, я имею в виду, что вы можете, но это наказывается стеной. Если, если вы говорите, что собираетесь кого-то убить, вы подвергнетесь, возможно, каким-то полицейским действиям и так далее.

[00:34:08] И с этим онлайн-миром, в который мы яростно входим, знаете ли, со скоростью света, мы как общество хотим серьезно поговорить о том, какие ограничения на свободу слова. Мы можем согласиться с тем, что в то же время это не разрушит основу этого конституционного права. Я, знаете ли, я из совсем другой культуры.

[00:34:40] Я вырос в Советском Союзе, где нам просто ложкой пичкали пропаганду, буквально с самого рождения. И я был молодым человеком, когда хорошо работал, как, знаете, в моем позднем подростковом возрасте, когда распался Советский Союз и вся неприглядная правда об этом вышла наружу. И поэтому мне как психологу совершенно ясно, какой вред может нанести речь.

[00:35:10] это, это бесплатно, но это не бесплатно для нас как общества. Когда нам приходится иметь дело с последствиями того, что большую часть нашего населения отправляют на почту, знаете ли, мысленно, кучка мошенников — это действительно лучший способ, которым я могу это описать. и поэтому у меня нет ответа на этот вопрос. Я считаю, что эти огромные.

[00:35:38] компании социальных сетей, такие как Facebook и Twitter, у них не должно быть такой же свободы, как у мамы и папы, вы знаете, интернет-журнал должен иметь, они стали очень похожи на общественную площадь, и мы регулируем те, вы знаете, вы не можете просто поджечь на площади. Я имею в виду еще раз, но будут последствия.

[00:36:07] И поэтому я думаю, что то, что происходит в Facebook и Twitter, должно регулироваться. И я думаю, что нынешний уровень секретности, который поддерживают эти компании, не позволяющий исследователям действительно понять, что там происходит, неверен. Они никому не служат, но эти гигантские компании приносят им прибыль, скорее всего, за счет всего, что я вижу, за наш счет, за счет нашего психического здоровья и за счет доверия к нашим демократическим институтам за счет нашего общественного здравоохранения.

[00:36:45] Потому что одно из основных последствий, например, вы знаете, веры в QNR, которую мы наблюдаем, это уровень вакцинации. Так что есть очень четкая стоимость. За то, что мы платим, вы знаете, за эти социальные сети. нет, ты, знаешь ли, такая же неуправляемая, как она есть.

[00:37:08] Крис: [00:37:08] Ага. Да, абсолютно. И это то, о чем я много думаю, и, вы знаете, несколько недель назад я разговаривал с автором Джиллиан Йорк о ее книге, потому что она тоже говорит об этом или больше на международном уровне. И да, я думаю, вы знаете, вы знаете, почти как мы говорили о том, что мы все делаем ошибки и тому подобное, но нам нужно попробовать разные формы регулирования и все такое и, и посмотреть что, что работает.

[00:37:35] И я думаю, что вы подняли важную мысль, и я не знаю, сколько людей осознают это, но. Платформы социальных сетей защищают так много своих данных. И тогда такие исследователи, как вы и другие, не могут толком его изучить. И мы достигли этого нового места для всего мира, верно? Как будто весь мир меняется из-за этого.

[00:37:57] И мы даже не можем его как следует изучить. Это как-то дико. Эм,

[00:38:03] София: [00:38:03] это еще хуже, потому что они не только не делятся с исследователями, но и потому, что они, возможно, замешаны, но, по крайней мере, ими пользуются такие злонамеренные игроки, как Кембридж Analytica и российское интернет-агентство затем взламывают их системы, изучают пользователей, получают очень подробные записи, а затем используют их для микротаргетинга контента на группы, которые уязвимы, уязвимы в определенном смысле.

[00:38:38] И у нас есть данные, которые показывают, что это, например, было успешным в сдерживании афроамериканцев. Люди в США от голосования на выборах 2016 года.

[00:38:52] Крис: [00:38:52] да.

[00:38:52] София: [00:38:52] Они не просто не обмениваются данными. Дело в том, что эти данные, которыми они не делятся с исследователями и американским правительством, используются людьми за пределами Соединенных Штатов.

[00:39:04] и злонамеренными игроками в Соединенных Штатах для очень неблаговидных целей.

[00:39:11] Крис: [00:39:11] Ага. Ага. И это, это не так, я не знаю, знаете ли, я одновременно и оптимист, и пессимист. Я такой, хорошо. Как я пытался дать людям презумпцию невиновности. Я думаю, ладно, сколько людей действительно настолько доверчивы, чтобы попасться на эту удочку? И это фактически меняет их поведение. А я как раз вчера читал книгу, только по алгоритмам и тому подобному.

[00:39:30] И это цитировало одно исследование, в котором говорилось, знаете ли, ну знаете, эта политическая пропаганда типа рекламы в Facebook и тому подобное, она повлияла примерно на 34 из тысячи человек . Чтобы изменить свой голос или изменить свое поведение. И, и типа того, когда вы смотрите на это, вы думаете, о, это не так уж важно, 34 из 1000. люди, что они достигают Вал. И это начинает складываться. А потом вы смотрите на определенные выборы или смотрите на уровень вакцинации или что-то еще. И в этот 34 раз он начинает очень быстро размножаться, и это может повлиять на выборы, которые могут, знаете ли, изменить результаты того, сколько людей в вашем округе невосприимчивы к COVID, и это безумие.

[00:40:16] С ума сойти, как такое может случиться. Так что, даже если все мы не такие легковерные, все, что нужно, это просто множество групп из небольшого количества людей. И, и это подводит меня к моему следующему вопросу. Позвольте мне спросить вас об этом. София, у тебя есть немного больше времени, потому что я люблю с тобой разговаривать.

[00:40:32] София: [00:40:32] Ага.

[00:40:32] Крис: [00:40:32] Ладно. Прохладный. Так что, может быть, мы будем делать три часа, но, когда мы говорим о влиянии людей, один из вопросов, которые я хочу вам задать, и вы затронули психическое здоровье, я верю, что вы в книге, и поправьте меня, если Я ошибаюсь, вы сказали, основываясь на каком-то, каком-то исследовании, что это число может быть высоким.

[00:40:52] Итак, поправьте меня, если я ошибаюсь, примерно 60% сторонников заговора, верующих или верующих Q-Анона, это высокий показатель, имеют ту или иную форму психического заболевания. Верно. И

[00:41:03] София: [00:41:03]

[00:41:04] Крис: [00:41:04] это было?

[00:41:05] София: [00:41:05] 68%. Это, это, Q и неверующие, которые были обвинены или замешаны в столице, провели нарушение. Так что да, это невероятно высоко.

[00:41:19] Крис: [00:41:19] Ага.

[00:41:19] София: [00:41:19] Суббота.

[00:41:20] Крис: [00:41:20] итак. Итак, ранее мы обсуждали, как много предположений, правильно. Это, знаете ли, люди, которые верят в Кью и так далее, знаете, они, у них не высокий уровень интеллекта или, может быть, они психически больны, но вы знаете, есть много нормальных людей, но есть Знаешь, люди с психическим расстройством.

[00:41:37] Болезни и, знаете ли, я большую часть своей жизни провел в качестве защитника психического здоровья, работая в лечебных центрах и тому подобном. А люди с проблемами психического здоровья, даже такие простые, как тревожное расстройство, могут сделать людей более параноидальными, подозрительными и тому подобное. Итак, когда мы смотрим на все сообщество Q Anon в целом, и у вас также есть люди, которые получают прибыль, ну вы знаете, продавая слияние Q Anon, или у вас есть Q и на YouTube, это люди, у которых есть Q и на аккаунтах Patrion.

[00:42:08] Ты, ты, ты нашел, типа, вроде, они охотятся на психически больных, ты знаешь, что, что делает людей с разными психическими заболеваниями более восприимчивый? Как будто я хотел бы узнать немного больше о ваших мыслях по этому поводу.

[00:42:23] София: [00:42:23] Так что я уже намекал на это в предыдущем ответе, который я дал вам о том, как, когда люди чувствуют тревогу, изоляцию или одиночество, они всем нравятся такие люди, как вы и я, это студенты колледжа, которые участвуют в психологическом эксперименте ради признания. Верно. они имеют тенденцию быть. Больше принятия теорий заговора.

[00:42:44] Они тяготеют к заговорщическому мышлению. Они с большей вероятностью поверят теории заговора как объяснению того, что можно объяснить по-другому. Итак, если вы думаете о ком-то, кто много времени беспокоится из-за психического расстройства, либо диагностированного, либо недиагностированного, и этот человек сейчас, вы знаете, большую часть времени находится перед экраном своего компьютера, Из-за блокировки, потому что они, знаете ли, работают из дома или что-то еще, конечно, очередь за контентом будет говорить с ними гораздо больше, чем с кем-то, кто не борется с тревожным расстройством.

[00:43:26] То же самое с людьми, которые одиноки и подавлены из-за этого, они будут тянуться к Q и ​​на сайтах для взаимодействия с другими пользователями, которых они действительно отчаянно хотят получить , только потому, что они чувствуют себя настолько социально изолированными, но тогда этот контент с гораздо большей вероятностью останется с ними, и они с гораздо большей вероятностью вернутся к нему, чем кто-то, кто не находится в депрессии, — это самовыбор.

[00:43:55] компонент точно. в кто становится активным последователем Q1 по содержанию. И в то же время, вероятно, есть петля обратной связи, в которой Q и R имеют это захватывающее качество, которое по замыслу, правильно. Люди, которые придумали эти капли Q, они хотели, чтобы они были похожи на головоломку, и они хотят, чтобы вы оставались онлайн до тех пор, пока

[00:44:23] Крис: [00:44:23] Ага. Как и геймификация, я думаю, вы упомянули об этом. Ага.

[00:44:27] София: [00:44:27] верно. И поэтому люди, знаете ли, проводят часы и часы, дни и ночи в сети. И мы снова знаем из психологических исследований, что чем больше времени вы проводите в социальных сетях, тем более изолированными вы себя чувствуете, это иронично. Это буквально похоже на наркотики зависимости, когда вы принимаете их, чтобы чувствовать себя лучше, но чем больше вы их употребляете, тем больше они вам нужны и тем хуже вы себя чувствуете, когда не принимаете их, понимаете?

[00:44:56] Получается замкнутый круг, когда проводишь много времени в надежде почувствовать себя лучше, а в итоге чувствуешь себя еще хуже. Так вы потратите больше времени. Между тем, вы теряете контакт с. Реальные люди в вашей жизни, потому что, возможно, ваша риторика отталкивает их. Теперь, возможно, эти теории заговора заставляют их чувствовать себя некомфортно, когда вы пренебрегаете своими обязательствами в отношениях.

[00:45:20] Вы можете потерять работу, потому что не уделяете ей достаточно времени. И все это, забудьте об очередях за контентом, но сами по себе эти последствия столь долгого вовлечения в него могут кого-то подтолкнуть. В психическое заболевание. Верно. А так, знаете, это похоже на большее количество людей, склонных к психическим заболеваниям или переживающих их.

[00:45:46] Иди, иди к тебе. И дальше. И люди, которые приходят в QA, более склонны к развитию психических заболеваний, чем те, кто этого не делает. А так в целом вроде как идеальный магазин. И вы добавите к этому все объективные меры во время блокировки COVID, все испытали своего рода стресс, который сказался на нашем психическом здоровье, прежде чем самоизоляция сообщила о депрессии и тревоге.

[00:46:16] американец взрослых было примерно один человек из 10 после падения закона. Это число увеличилось в четыре раза. Таким образом, четыре человека из 10 сообщили о депрессии и беспокойстве. Так что у всех нас пострадало психическое здоровье, но тогда добавьте в этот микс Q Anon. И это только делает для довольно сказал затруднительное положение. Что касается психического здоровья.

[00:46:43] Крис: [00:46:43] Ага. Ага. И да. И, и, и, и, и типа того, как вы говорите об этом, знаете, о петле обратной связи и обо всем, и, вы знаете, о других последствиях погружения в это и, вы знаете, в Q Anon может навредить, действительно навредить другим вашим отношениям, может быть, с людьми, знаете, в реальной жизни, например, с вашими друзьями или семьей или кем-то еще.

[00:47:03] А потом вы обращаетесь, знаете ли, к своему онлайн-сообществу людей, которые верят в то же, во что и вы верите. Что мне больше всего помогло, так это просто сопереживание и взгляд типа: «Эй, как я могу относиться к этому человеку на другом уровне?» И, вы знаете, возвращаясь к моим дням в зависимости, не так ли? Как и люди, мои друзья и семья не хотели быть рядом со мной, но я, знаете ли, живу в Лас-Вегасе.

[00:47:24] Люди, с которыми я бы повеселился. Им, им нравилось тусоваться со мной. Верно. Так что это толкало меня все глубже и глубже и глубже в это. Но, а потом, а потом он проник во всю эту групповую идентичность нас против них. И вы знаете, что я имею в виду? И, и да, я думаю, вы знаете, лично я просто думаю, вы знаете, когда большее количество из нас сможет посмотреть на это и понять действительно, вы знаете, и заново.

[00:47:45] Блять, всем слушайте, читайте книги, как София. Верно. И мы понимаем, мы слышим эти истории, и мы такие, о, ладно. Я понимаю. Верно. Например, это может быть что-то такое простое, как, знаете, о, я помню, как чувствовал себя одиноким в старшей школе. А потом я присоединился, как ребята из гольфа или что-то в этом роде. Это, это все, что они говорят?

[00:48:04] Та же конфета, но в другой обертке. Верно. но да, я думаю, что так мы тренируемся. Больше сочувствия, но, но да, я хочу задать вам последний вопрос. Обещаю. Итак, одна из удивительных частей книги, пастели и педофилы, это, знаете ли, стратегии вмешательства и все такое. И даже несмотря на то, что каждый слушатель пойдет и возьмет эту книгу, каковы некоторые, вы знаете, какие есть, например, быстрые и наиболее эффективные способы, которыми кто-то может помочь.

[00:48:37] Друг, член семьи, который как бы попался на всю очередь и на, а то и просто заговоры вообще, какие-то вещи они могут, они могут попробовать или сделать, или, или есть некоторые из них, которые вы хотели бы выделить?

[00:48:51] София: [00:48:51] Верно. Итак, я хочу начать с того, что не надо, и мы уже немного рассмотрели эту тему с вами, но одна вещь, которая не окупится, — это спорить с этими людьми, пытаться доказать их неправоту, понимаете, давать им данные, которые противоречат их убеждениям. Вы настраиваете себя на неудачу, и вы настраиваете их на более оборонительную позицию, которая на самом деле, это действительно произойдет.

[00:49:16] Загоните их глубже в кроличью нору, из которой вы хотите их вытащить. Так что это не очень хорошая идея. Что является хорошей идеей из исследования? Опять же в психологии стоит предложить им общение. Просто, если вы можете, вы знаете, держитесь с ними и будьте рядом с ними, потому что. Многие из этих людей страдают по-разному.

[00:49:42] Как будто у них проблемы с психическим здоровьем. Может, и нет, но они просто потрясены. Много способов, которыми их жизни изменились и, вероятно, изменятся. Многие из этих людей чувствуют себя одинокими, чувствуют себя отвергнутыми, изолированными, неуверенными. И поэтому, если вы присутствуете в их жизни, у вас есть роль, важная роль.

[00:50:09] И это значит просто быть рядом с ними. В вашей общей человечности, задавая вопросы, а не споря, вы знаете, говоря им простую фразу. Я понимаю что ты чувствуешь. Исследования показали, что эта фраза, скорее всего, уменьшит беспокойство другого человека и сделает его более склонным к конструктивному диалогу с вами.

[00:50:35] Таким образом, вам не нужно соглашаться с их убеждениями, чтобы сказать им, что вы понимаете их чувства. Итак, соединившись с ними на этом, знаете, человеческом, эмоциональном плане и оставив на время интеллектуально-познавательный план в стороне, интересно, может быть, прогуляться с ними на природе, потому что исследования показали, что просто находиться на улице в зелени и гулять для некоторое время.

[00:51:05] Приводит к снижению поляризованного мышления. Люди с большей вероятностью будут принимать идеи, выходящие за рамки их принятого набора убеждений, после этой небольшой, знаете ли, прогулки на природе. и также очень важно, если в вашей жизни есть кто-то, кто глубоко в лесу Q Anon, это может быть очень, очень тяжело для вас.

[00:51:32] И так. Не менее важно заботиться о себе, о своем психическом здоровье, о своих эмоциональных потребностях. Это как в самолете. Знаешь, они предписывают сначала надеть маску на себя, прежде чем пытаться помочь кому-то другому. Так что мы все живем в очень интересное время, мягко говоря. и, знаете ли, друзья или семья поверили этим теориям заговора.

[00:51:59] эмоционально истощает и расстраивает. И поэтому удовлетворение ваших эмоциональных потребностей с помощью терапии или тренировки осознанности, или, опять же, просто, вы знаете, заниматься садоводством на природе в течение примерно 30 минут в неделю. Огромный положительный эффект на настроение, депрессию и тревогу. Так что эти маленькие заботы о себе будут очень важны для вас и для людей, о которых вы заботитесь.

[00:52:31] Крис: [00:52:31] Хм. Да, абсолютно. И, и да, типа, как вы тоже сказали, типа того, знаете, я понимаю, и, и я бы хотел, чтобы у нас было время поговорить об этом в любом случае, но вы, вы затронули, например, опиоидную эпидемию, и это что-то очень личное для меня, потому что моим любимым наркотиком были опиоиды, отпускаемые по рецепту.

[00:52:50] Но вы знаете, есть, вы знаете, сокрытие и финансирование, и вы знаете, много правительственных проблем вокруг этого. Итак, в основном я говорю, что, вы знаете, у всех нас есть какой-то опыт с какой-то коррупцией или чем-то, чем мы увлечены. И это способ, которым мы можем соединиться, верно?

[00:53:07] Типа, о да. Вы знаете, я тоже не доверяю правительству. Посмотрите, что случилось с опиоидной эпидемией? Если вы понимаете, о чем я? Бум. Теперь мы на одном уровне. Ну, знаешь, у нас есть общий враг, и теперь они мне немного больше доверяют, и мы можем начать разговор. Это то, о чем вы говорите, как о таком понимании, что мы слишком

[00:53:25] София: [00:53:25] Да, абсолютно

[00:53] :27] Крис: [00:53:27] круто.

[00:53:28] София: [00:53:28] общий язык с этими людьми, которые чувствуют, что земля уходит из-под ног.

[00:53:33] Крис: [00:53:33] верно? Да, абсолютно. Итак, так что да, книга выходит 15 числа, это правильно? Красивый. И это называется пастелью и педофилией, но Софья, как и я, наверное, хоть и слежу за тобой и смотрю, что ты постишь и все в таком духе, я, наверное, даже не знаю всего, что у тебя происходит.

[00:53:53] Итак, где, где моя прекрасная аудитория может найти вас, чтобы следить за обновлениями? И есть ли что-то на горизонте, на что нам следует обратить внимание? Как вы начали? Нравится другая книга, уже другая книга? Что, что ты задумал.

[00:54:08] София: [00:54:08] О, ну, я очень взволнован проектом, над которым я сейчас работаю. а также. Я не знаю, может это только я, но я думаю, что это очень интересно. И это связано с другим видом маргинальной группы, называемой ячейками. Вы знаете, это мужчины, которые называют себя в камерах, что короче невольно безбрачие. И я смотрю на огромный набор данных с их ответами, и это просто ошеломляет, и я не могу достаточно быстро их обработать. В сутках не хватает часов, потому что я просто. Я хотел бы понять, что там так много всего.

[00:54:50] Крис: [00:54:50] это. Это потрясающе. Я люблю это. И вы наиболее активны в Твиттере? Там вы будете публиковать старые обновления или где они должны вас найти? Красивый. Потрясающий. И все это будет связано в описании ниже, и да. И теперь вы, вы работаете над этой темой озарений. Я, я люблю, я люблю все.

[00:55:07] Вы исследовали Софию. Вы все такие же, как мои, вы все равно мой любимый. Большое спасибо, что пришли на подкаст, и мы скоро поговорим. Хорошо.

[00:55:16] София: [00:55:16] Спасибо, что пригласили меня.

[00:55:18] Крис: [00:55:18] Ладно, все. Надеюсь, вам понравился разговор с Софией. Москаленко она? Она великий, великий, великий человек. Я, я, я люблю говорить с ней и все такое. Иногда мы общаемся просто в Твиттере и тому подобное. так что да, обязательно ознакомьтесь с описанием ниже. Купите себе экземпляр этой новой книги. Если вы нашли этот разговор интересным, или, вы знаете, любой, кто находит его интересным, или как, как я упоминал в, вы знаете, в этом эпизоде, что-то, что я заметил, когда делал контент на YouTube вокруг Q Anon.

[00:55:49] Знаете ли, сколько людей были обеспокоены тем, что член семьи нырнул глубоко в кроличью нору. Если вы понимаете, о чем я? Итак, в книге Софии много хорошего. Стратегии вмешательства, которые основаны на доказательствах, вы знаете, это то, что я испытал, ну знаете, работая над лечением зависимости и все такое. Так что убедитесь, что вы взяли экземпляр этой книги, но я также собираюсь дать ссылки на другие книги Софии.

[00:56:17] Внизу в описании, а также, вы знаете, ее твиттер, следите за ней там. Как я уже сказал, она как пишущая машина. Хорошо. Как и я. Я много работаю. И вы знаете, когда я вижу кого-то, кто любит суетиться и просто любит свою работу и тому подобное, обучает людей, информирует их и повышает осведомленность по различным предметам, я действительно восхищаюсь этим. И София, я определенно, всегда в восторге от того, как много она постоянно делает. Поэтому убедитесь, что вы подписаны на нее в социальных сетях. Так что не пропустите.

[00:56:52] Все, над чем она работает. Посмотрите ее книги. И еще раз, если, если вам нравится этот подкаст, если вам нравится то, что я здесь делаю. Убедитесь, что вы помогаете, подписавшись на Apple, оцените его, просмотрите его, подпишитесь на Spotify, поделитесь им в социальных сетях со своими друзьями и членами вашей семьи.

[00:57:11] Просто отправьте его. Если вы есть на Reddit, опубликуйте это там. Если вы считаете, что есть подкаст Reddit, который может заинтересовать людей. И есть другие способы поддержать подкаст. помимо этого подкаста, я работаю полный рабочий день, поэтому мне не нужны деньги или что-то в этом роде, но, но я покупаю много книг. Так что, если вы хотите поддержать подкаст любыми деньгами, в описании ниже есть ссылка.

[00:57:31] вы можете купить несколько моих книг в rewired soul. точка ком. Там есть разные партнерские ссылки. Один из них для лучшей помощи. Онлайн-терапия, психическое здоровье — огромная, огромная, огромная часть моей жизни. Я лично использовал лучшую помощь онлайн-терапии. Это отличный сервис. Вы можете сделать это, не выходя из дома. Это спасло мою задницу во время пандемии.

[00:57:53] Вы знаете, потому что вы могли, вы могли вести видеочат, вы могли говорить по телефону, вы даже могли лайкать тексты с ними и все в таком духе. Итак, если вы заинтересованы в улучшении своего психического здоровья, обязательно перейдите по ссылке, чтобы лучше помочь онлайн-терапии. Но, но если вы просто хотите поддержать подкаст другим способом, просто расскажите об этом, помогите мне распространить информацию. Мне нравится вести такие беседы и узнавать что-то новое. Поэтому, если вы думаете, что другим людям это понравится, убедитесь, что вы правильно делитесь им. Но в любом случае, это все, что у меня есть для этого эпизода. И не забывайте, если вы пропустите последнюю неделю, я делаю два эпизода в неделю в июне месяце, и в эту пятницу, в эту пятницу у меня будет отличный эпизод.

[00:58:28] приближается, и я не могу дождаться, когда вы, ребята, это услышите. Ладно, в любом случае, хорошо проведи остаток дня, и я скоро с тобой поговорю.

Москаленко Когда любви слишком много, чтобы читать онлайн.

Валентина Москаленко: Когда любви слишком много: Профилактика любовной зависимости

Разрешено к распространению Издательским советом РПЦ ИС Р16-612-0481

Книга, которую вы держите в руках, раскрывает тайну несбывшихся надежд и разочарований в любви. И как полезно овладеть этой тайной в самом начале пути!

Мечтая о замужестве, девушки обычно готовятся к реализации одной из двух жизненных стратегий: либо найти человека, который поможет им реализовать собственные мечты о счастье; или стать героиней, положившей себя на алтарь семьи — целиком принадлежать мужу, детям, забыть о себе (кстати, русский фольклор сохранил эту традицию оплакивать себя и свою юность перед свадьбой). Выбор, как видим, невелик. И часто она определяется сценарием, принятым в родительской семье, недаром молодые люди часто получают такие советы от мудрых родственников или друзей: посмотри внимательно на мать своей невесты — это портрет твоей жены в будущем; посмотри внимательно на ее отца — это твой портрет. Если вы видите робкого, забитого, боящегося слова сказать человека, бегите из этого дома как можно быстрее. А если вы видите грозного, властного отца семейства, чье слово для всех закон, смело женитесь. У тебя будет кроткая, тихая, нежная жена.

Именно из этих распространенных стереотипов и предлагается выбирать будущим женихам и невестам.

Но неужели вариантов сценария совместной жизни всего два – либо «счастье для меня», либо «счастье для других»? Ведь мы видим их неполноценность. В книге Валентины Москаленко указан третий путь развития – путь к гармоничным отношениям в будущей семье. Она рассказывает о том, как не потерять свою индивидуальность, не стать жертвой, но и не превратиться в деспота, как создать то, что мы называем атмосферой в семье, «погодой в доме». И, наконец, о том, как в этой атмосфере живут будущие женихи и невесты, наши дети.

Очень часто молодые люди воспринимают отношения как нечто, что развивается само собой, когда главное найти себе пару, а отношения с партнером будут строиться сами собой, потому что другого выхода вроде бы и нет. И это заблуждение одно из самых опасных, ведь на самом деле строятся отношения. Взаимный интерес, симпатия в паре не гарантирует, что сам союз сложится: для этого нужны волевые усилия.

Бывают случаи, когда люди много лет состоят в браке и даже в супружеском браке, у них есть дети, но отношений нет. И нет даже мысли, что их нужно строить, как-то над ними работали :


Мы снова встретились
И нас вез грузовик.
Мы снова полюбили друг друга
Но ты меня не узнал.

Ты привел меня домой
Любил и дарил любовь.
Мы провели с тобой годы
Но ты меня не узнал. 1
Андрей Вознесенский.

Сон / http://andrey-voznesenskiy.ru/son-my-snova-vstretilis/

В верующих семьях мы часто видим, как православный этикет подменяет собой настоящие отношения между людьми. Если глава семьи, пропивающий семейные деньги и поднимающий руку на жену, требует уважения от детей на том основании, что существует заповедь почитать родителей, он может получить от них какие-то признаки такого отношения, но это вряд ли когда-нибудь дождутся настоящего взаимопонимания и любви. Этикет появляется там, где заканчивается любовь и исчезает дух христианских отношений. Апостол Павел писал: буква убивает, Дух животворит (2 Кор. 3:6), дела любви… на таковых нет закона (Гал. 5:22-23). Никакие правила и поступки не заменят любви, и молодым людям нужно учиться не столько следовать правилу, сколько учиться любить.

«Домострой» — один из самых известных сводов таких правил, и он как раз свидетельствует о глубоком кризисе веры — о любви в нем нет ни слова. Иначе как понять такую ​​жестокосердную «рекомендацию»: «Казни сына твоего от юности его и в старости твоей упокои, и душе твоей красоту дай, и биением младенца не ослабляй, если Бог не умри жезлом его, а здоровье будет, ты больше бьешь его тело, а душу его от смерти избавляешь». 2
Домострой. СПб: Наука, 1994. Гл. 17.

Сколько людей с покалеченной психикой жили в детстве в постоянном страхе и ожидании побоев, в атмосфере непонимания и отсутствия поддержки со стороны самых близких людей — родителей.

Хотя само по себе выполнение правил может восприниматься со стороны как наличие глубоких и серьезных отношений. Однажды я был свидетелем такой ситуации. В купе поезда, в котором я ехал, вошел мужчина, за ним женщина. Они вкратце что-то уточнили друг у друга и стали действовать на удивление слаженно: сняли верхнюю одежду, подняли нижнюю полку, сложили туда вещи, затем мужчина снял матрац с верхней полки и вышел в тамбур. Женщина, застелив постель, пошла пить чай… В конце пути они так же быстро справились со складыванием всех вещей: мужчина что-то сделал, женщина что-то. Чувствовалось, что они прекрасно понимают друг друга! Пожилая дама, которая ехала с нами в купе, даже воскликнула: «Ну, когда супруги долго живут вместе, им и разговаривать не надо. Они уже читают мысли друг друга, и как хорошо у них все получается. Пара очень удивилась в ответ: как оказалось, они не супруги — каждый из них только что вернулся из командировки. В этот момент я понял, что вижу перед собой людей, которые лишь очень хорошо знакомы с «купейным этикетом», так как им приходится часто путешествовать. На самом деле общих интересов у них не было, но со стороны их отношения напоминали удивительную гармонию.

То же самое может быть и в семье — красивый очаг, но без огня. Люди сосуществуют параллельно, привыкают к такой жизни, привыкают, ведь есть правила общежития, есть общие заботы, а отношений не возникает. Это горькое, но комфортное соседство с оказанием друг другу каких-то услуг, во-первых, лишает человека неподдельных чувств, неподдельной любви, неподдельных отношений, а во-вторых, и самое главное, лишает детей настоящей семьи.

Многие молодые люди вступают в брак, проживая либо в неполных семьях, которые часто состоят из вечно занятых мамы и бабушки, либо в семьях, основанных на «соседских принципах», лишенных примера теплых, выстроенных отношений между супругами. И книга Валентины Москаленко может восполнить этот недостаток детского опыта, дав счастливую возможность построить гармоничную семью и передать хороший пример детям, чтобы в будущем им было легче выполнять ту же задачу и прервать передачу семейных проблем из поколения в поколение.

Вы спросите, а нужны ли эти знания верующим? Ведь на пути к созданию семьи мы опираемся на Божью помощь и верные ориентиры – духовные истины и те идеалы отношений, которые дает нам наша вера. Но очень часто мы не можем ими разумно распорядиться, и попытка следовать им заводит нас в тупик. Я как священник вижу, что людям не хватает знания о себе, четкого понимания причин своих поступков и реакций, а также понимания того, как, собственно, нужно строить отношения. И тут нам на помощь приходит знание психологии человека.

Например, одним из важных христианских ориентиров является идея жертвоприношения. И как трудно смириться с этой жертвенностью в семейной жизни! В своей книге Валентина Дмитриевна говорит о людях, которые не чувствуют, в чем состоит ее христианское начало, и их жертвенность переходит в другое качество — они отдают себя. Таким людям кажется, что они на правильном, духовном пути решения проблем. Однако Господь говорит о жертве как о жертве во имя Мое , 3
Марка 9:41

Которые не должны возлагаться на алтарь порока, греха, не должны служить чьей-то гордыне, уступать или потакать пороку. Часто жертвенное поведение только способствует росту греха. И Господь повторяет нам, что наши устремления познаются по плодам. 4
Мат. 7:16

Если от чего-то отказываться, то ради достойной, благой цели! Вспомним Его слова о нет большей любви, чем если человек положит душу свою за друзей своих (Иоанна 15:13). Господь призывает нас к жертвенному служению, но мы всегда должны помнить, что у христиан есть только одна искупительная жертва — Сам Христос.

Одна из двух заповедей, которую Господь назвал большей из всех, поможет нам разобраться с мерой жертвы во благо близких – возлюби ближнего, как самого себя (Мк. 12:31). Если человек не любит себя в христианском смысле этого слова — как образ Божий, если он обращается с собой строго, жестко, то такой «любви» его ближний будет бояться, и добрых плодов она не принесет. «Полюбить себя» — значит понять, что я не только свое самолюбие, но я пришел в мир и уйду не по своей воле, а по воле Божией. Богу я нужна для чего-то, и самое главное, Он любит меня. А если я буду мучить себя, то буду мучить любимое дитя Божие и тем причиню Ему боль.

О человеке, жертвующем собой из-за нелюбви к себе, святые отцы говорят, что есть смирение, которое хуже всякой гордыни, и видят в этом духовное уродство. Конечно, человек способен на самопожертвование, но он способен и на «мазохизм» как отказ от работы над собой, от исправления себя, от преображения себя в Духе Святом, маскируя этот отказ высокими мотивами. Человек начинает «распинать» себя на работе, ведет себя как жертва в отношениях, и это избавляет его от необходимости менять себя и свою жизнь.

Стремление человека к мучительной жертве часто связано с его желанием быть любимым — не умением получать любовь, а желанием, и попыткой ее заслужить, не замечая, что он и так уже любим.

Почему ребенок капризничает? Он хочет обратить на себя внимание, хочет чувствовать, что он нужен. Он забирается куда-то высоко, попадает в опасную ситуацию, чтобы увидеть, что родители беспокоятся о нем. Конечно, всем нужна любовь. Иногда эта потребность приводит к тому, что мы идем на самые крайние меры, чтобы быть замеченными – я существую, я есть, я здесь! Это желание очень важно увидеть в себе, прежде чем начинать искать его удовлетворение.

Каждый человек — сосуд, а он, как известно, не терпит пустоты. При этом у людей возникает иллюзия, что этот сосуд можно наполнить как бы со стороны, получив все необходимое от ближнего, но это невозможно. Сосуд заливают только сверху. Человек, который хочет любить себя, заботится о своем духовном здоровье, выделяет время для общения с Господом, чтобы питать себя духовно, и учится понимать себя, опираясь на тот ценный запас знаний о человеческой психике, накопленный психологическими наука за столетие своего развития, используя тот духовный контекст, в котором все пути ведут к Богу и все наши внутренние изменения совершаются в Нем.

Заповедь любить себя, которая так связана с тем, как мы любим ближних, предполагает не только уважение к каким-то нашим осязаемым, понятным интересам, она ставит более широкий вопрос — о качестве нашей личности. Что я за человек, как я стою перед ближними, перед Богом? Мы должны попытаться оправдать надежды, которые Бог возлагает на нас, и помочь осуществить план для нас. Раскрыть свою личность и свои таланты, а не закопать их в землю — это и есть исполнение воли Божией. Более того, по словам апостола Павла, мы называемся завидовать великим дарам (1 Коринфянам 12:31) более полно служить Богу, служа своим ближним.

Я хочу представить вам автора этой книги. Валентину Дмитриевну не нужно знакомить со специалистами, которые занимаются реабилитацией зависимых людей – многие из них с благодарностью вспоминают, что на ее книгах выросли как профессионалы. За 55 лет в профессии Валентина Дмитриевна прошла сложный путь: начинала врачом-психиатром, провела ряд исследований в области генетики психических заболеваний, а затем стала психиатром-наркологом и уважаемым христианским психотерапевтом. Методы многих выдающихся западных христианских психологов не только перенимались ею из уст в уста, но и перерабатывались и адаптировались к нашей традиции. Обучалась семейным программам и психотерапии как в России, так и в США (Хезельден, Центр Бетти Форд).

Второе издание своей знаменитой книги «Когда любви слишком много» Валентина Дмитриевна значительно переработала и дополнила. Книга адресована юным читателям, хотя не сомневаюсь, что люди постарше, те, кто уже имеет брачный опыт и творчески подходит к построению отношений, найдут в ней много интересного и важного.

Священник Петр Коломейцев,

Декан факультета психологии РПГУ

Зачем христианину психология?

Книги Валентины Москаленко «Возвращение к жизни» и «Когда любви слишком много», которые издает издательство «Никея», — это не просто очередные издания, посвященные психологии человеческих отношений. Их автор предпринимает попытку ответить на сложный вопрос, как теория и практический опыт психологической науки могут быть связаны с христианским мировоззрением.

Не секрет, что для современного человека психология становится неким эрзацем религии, повторяя ее настолько, что содержит аналоги основных таинств (Крещение, Исповедь…). Эта замена вовсе не случайна, она является результатом вытеснения сакрального, религиозного из современной жизни, при сохраняющейся потребности в ее регламентации, осмыслении и даже «одухотворении», осуществляемом в психологии через обращение к сфере бессознательного. Неудивительно, что среди православных распространено мнение о психологии как о чем-то противоречащем вере.

Однако можем ли мы, современные христиане, сказать, что проблемы, описываемые в этих книгах, нам чужды? Нет. Более того, пастырская практика показывает, что психологические недуги, о которых пишет автор, становятся почти повсеместными в православной среде. Конечно, можно, цитируя апостола, говорить об этом как об условии обилия благодати (Рим. 5:20), но трезвая, непредвзятая оценка приведет нас к выводу, что дом наш построен не на камне любви и свободы Христа, но на песке внешней благопристойности (см. Мф. 7). И великое падение такого дома не дело будущего, оно уже происходит…

Христиане, полностью отрицающие смысл психологии, сами того не подозревая, отрицают самого человека, сложного и непредсказуемого. Такая ошибка фатальна, потому что такое «богословие творения» вносит искажение в основание нашей веры. Эта книга не только бросает вызов лицемерию и лицемерию фарисеев, она утверждает благость мира, те благодатные дары, которыми Творец наделил каждого из нас.

Превратить жизнь в статичное достойное «нечто» означало бы отказаться от самой природы человека, поэтому автор не боится говорить о влюбленности, интимной жизни, сложной динамике личных отношений.

Грех, как его понимает автор книг, — это не просто общий принцип, отрицание которого достаточно заявить — грех разоблачается как мнимая «жертва», как ложная «преданность», какой я фиктивный» любовь»… И это разоблачение, когда оно совершается человеком, есть плод подлинного, а не формального раскаяния, в котором нельзя не увидеть настоящего чуда.

Если в книге «Когда любви слишком много» рассказывается о драматическом опыте отношений, который переживают дети, выросшие в неблагополучных семьях, опыте, искажающем их собственную будущую семейную жизнь, то в книге «Возвращение к жизни» 5
В. Москаленко «Возвращение к жизни. Как сохранить семью: конфликты, ссоры, алкоголизм, наркомания. – М.: Никея, 2017

Многое в тексте книг может показаться православному читателю необычным. Например, подчеркивая достоинство, ценность отдельной человеческой личности, постоянно подчеркивая необходимость четкого определения ее границ. Но и здесь психология лишь повторяет своим новым языком истины, давно открытые христианством. Будем помнить, что человек есть образ и подобие Самого Бога (Быт. 1), а Церковь есть единство индивидуумов, незаменимых в общем бытии (1 Кор. 13).

Таким образом, эти книги, используя богатый инструментарий психологической науки, направляют православного читателя на поиск подлинной, а не мнимой духовности, готовят его к борьбе с грехом, укрепляют веру в спасение.

Введение

… да будет в них любовь, которою Ты возлюбил Меня, и Я в них

(Иоанна 17:26)

Интересно, есть ли на земле люди, которые никогда не испытывали трудностей в отношениях с близкими? Если так, то моя книга явно не для них. Я пишу для тех, кто любит и страдает, кому не всегда везет. Особенно сочувствую и хочу помочь девушкам и женщинам — как молодым, так и опытным в семейной жизни, которые, казалось бы, все делают для своих близких, но почему-то не очень счастливы. Может быть, они слишком сильно любят? Обычная ситуация: любви вроде бы слишком много, а отношения вас не удовлетворяют. Что делать? Один из ответов – искать выход из возможных заблуждений.

Мы поговорим об интимных отношениях. Давайте сразу договоримся, что мы под этим подразумеваем. В современной жизни это понятие сузилось — по мнению некоторых, до обслуживания магазина «Интим». Но половые отношения — лишь малая часть интимных отношений, лишь частный случай, одна из их составляющих. То, о чем мы поговорим в книге, гораздо шире, разнообразнее и интереснее. Близость — это праздник совместного использования всех чувств.

Обратимся к значениям и происхождению слова «близость». Латинский глагол интимный означает «возвещать», «давать знать», а слово интимус — «лежащий глубоко внутри», «самый глубокий, сокровенный».

Загляните в словарь В. И. Даля и увидите: «Интимный ( лат .) — близкий, краткий, близкий, задушевный, сердечный, задушевный; тайный, тайный, междоусобный, скрытный; частные, приватные». О таких отношениях между людьми мы и поговорим — близких, искренних и в то же время, может быть, невысказанных, тайных.

У каждого из нас есть свой внутренний мир, свое внутреннее пространство. Близость лежит за его пределами, это мир, открытый для двоих.И входят они в него с тем, чем богата душа.Тон отношений задает духовное богатство (или бедность) партнеров.Однако отношения всегда в динамике, их можно строили, меняли — если бы знали цели, к которым стремитесь, и правила построения. Всему можно научиться, если есть добрая воля.

Ничто так не мешает людям ладить друг с другом, как возникшие из ниоткуда страхи, предубеждения, опасения, которые я называю мифами . Миф есть уход от реальности, нечто противоположное правде жизни, заблуждение. Моя задача — показать самые распространенные заблуждения людей, строящих близкие отношения. Мифы и реалии интимной близости у каждого человека разные. Поговорим о тех, которые достаточно распространены, по крайней мере, в моей практике психотерапевта. Общеизвестно, что любое опустошение начинается в головах. Но есть надежда, что и на этом она заканчивается – вы сами сможете найти выход из своего затруднения.

Я надеюсь, что эта книга поможет вам построить здоровые близкие отношения и улучшить ваше понимание себя и других. Даже если, читая ее, вы будете думать только о обсуждаемых здесь вопросах, разговаривать со своими близкими на эти темы, вы уже кое-что приобретете и получите импульс для дальнейшего личностного роста.

В приложении я поместила множество практических упражнений, тренингов и даже сказку, которая, надеюсь, поможет не только «испытать» себя, но и добиться каких-то позитивных изменений в отношениях с близкими людьми, и самое главное — с собой.

Интимные отношения настолько важная сфера человеческой жизни, что я убежден, что о ней стоит поговорить. Один мой друг любит говорить: «Пожелай кому-нибудь, чтобы тебе повезло встретить тебя, тогда и тебе повезет встретить его». Мне тоже нравится этот афоризм.

Как бывает в жизни

Никому ничего не должен, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон.

За заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не завидуй чужой и все остальные заключаются в этом слове: возлюби ближнего своего, как самого себя.

Любовь не причиняет вреда ближнему; так любовь есть исполнение закона

(Рим. 13:8-10).

Поспешное замужество

Никто не ожидал, что Таня так поспешно выйдет замуж. Она была девушкой серьезной, очень ответственной, избегала шумных компаний. И вдруг — вот ты! Жениться! Период ухаживания составляет одну неделю.

У избранницы была красивая внешность и… непростая судьба. Его первая жена, оставив ему ребенка, уехала с молодым офицером. Все сочувствовали брошенному мужу. Казалось, теперь его заботили только жизненные трудности, воспитание сына. Но как только Таня появилась в конструкторском бюро, где он работал и куда ее направили на практику, он сразу же обратил на нее внимание. А потом — приглашение в ресторан… И все решилось.

Таня влюбилась в него сразу. Ей было 22 года, ему 35. Опыта в любви у нее не было, кроме мучительной, безответной привязанности к студенту, казавшемуся ей звездой курса. Этакий успешный во всем молодой человек, что называется, душа общества. Сейчас надо признать, что добиться этого ей не удалось, но она очень старалась. Что ж, пусть прошлое останется в прошлом. Тане казалось, что этот эпизод не оставил следов. А это не? И что-нибудь остается незамеченным?

Текущая страница: 1 (всего в книге 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Валентина Москаленко


Когда любви «слишком много». Как быть счастливым в любви и браке

Одобрено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р16-612-0481

держите в руках, раскрывает тайну несбывшихся надежд и разочарований в любви. И как полезно овладеть этой тайной в самом начале пути!

Мечтая о замужестве, девушки обычно готовятся к реализации одной из двух жизненных стратегий: либо найти человека, который поможет им реализовать собственные мечты о счастье; или стать героиней, положившей себя на алтарь семьи — целиком принадлежать мужу, детям, забыть о себе (кстати, русский фольклор сохранил эту традицию оплакивать себя и свою юность перед свадьбой). Выбор, как видим, невелик. И часто она определяется сценарием, принятым в родительской семье, недаром молодые люди часто получают такие советы от мудрых родственников или друзей: посмотри внимательно на мать своей невесты — это портрет твоей жены в будущем; посмотри внимательно на ее отца — это твой портрет. Если вы видите робкого, забитого, боящегося слова сказать человека, бегите из этого дома как можно быстрее. А если вы видите грозного, властного отца семейства, чье слово для всех закон, смело женитесь. У тебя будет кроткая, тихая, нежная жена.

Именно из этих распространенных стереотипов и предлагается выбирать будущим женихам и невестам.

Но неужели вариантов сценария совместной жизни всего два – либо «счастье для меня», либо «счастье для других»? Ведь мы видим их неполноценность. В книге Валентины Москаленко указан третий путь развития – путь к гармоничным отношениям в будущей семье. Она рассказывает о том, как не потерять свою индивидуальность, не стать жертвой, но и не превратиться в деспота, как создать то, что мы называем атмосферой в семье, «погодой в доме». И, наконец, о том, как в этой атмосфере живут будущие женихи и невесты, наши дети.

Очень часто молодые люди воспринимают отношения как нечто, что развивается само собой, когда главное найти себе пару, а отношения с партнером будут строиться сами собой, потому что другого выхода вроде бы и нет. И это заблуждение одно из самых опасных, ведь на самом деле строятся отношения. Взаимный интерес, симпатия в паре не гарантирует, что сам союз сложится: для этого нужны волевые усилия.

Бывают случаи, когда люди много лет состоят в браке и даже в супружеском браке, у них есть дети, но отношений нет. И нет даже мысли, что их нужно строить, как-то над ними работали :


Мы снова встретились
И нас вез грузовик.
Мы снова полюбили друг друга
Но ты меня не узнал.

Ты привел меня домой
Любил и дарил любовь.
Мы провели с тобой годы
Но ты меня не узнал. 1
Андрей Вознесенский. Сон / http://andrey-voznesenskiy. ru/son-my-snova-vstretilis/

В верующих семьях мы часто видим, как православный этикет подменяет собой настоящие отношения между людьми. Если глава семьи, пропивающий семейные деньги и поднимающий руку на жену, требует уважения от детей на том основании, что существует заповедь почитать родителей, он может получить от них какие-то признаки такого отношения, но это вряд ли когда-нибудь дождутся настоящего взаимопонимания и любви. Этикет появляется там, где заканчивается любовь и исчезает дух христианских отношений. Апостол Павел писал: буква убивает, Дух животворит (2 Кор. 3:6), дела любви… на таковых нет закона (Гал. 5:22-23). Никакие правила и поступки не заменят любви, и молодым людям нужно учиться не столько следовать правилу, сколько учиться любить.

«Домострой» — один из самых известных сводов таких правил, и он как раз свидетельствует о глубоком кризисе веры — о любви в нем нет ни слова. Иначе как понять такую ​​жестокосердную «рекомендацию»: «Казни сына твоего от юности его и в старости твоей упокои, и душе твоей красоту дай, и биением младенца не ослабляй, если Бог не умри жезлом его, а здоровье будет, ты больше бьешь его тело, а душу его от смерти избавляешь». 2
Домострой. СПб: Наука, 1994. Гл. 17.

Сколько людей с покалеченной психикой жили в детстве в постоянном страхе и ожидании побоев, в атмосфере непонимания и отсутствия поддержки со стороны самых близких людей — родителей.

Хотя само по себе выполнение правил может восприниматься со стороны как наличие глубоких и серьезных отношений. Однажды я был свидетелем такой ситуации. В купе поезда, в котором я ехал, вошел мужчина, за ним женщина. Они вкратце что-то уточнили друг у друга и стали действовать на удивление слаженно: сняли верхнюю одежду, подняли нижнюю полку, сложили туда вещи, затем мужчина снял матрац с верхней полки и вышел в тамбур. Женщина, застелив постель, пошла пить чай… В конце пути они так же быстро справились со складыванием всех вещей: мужчина что-то сделал, женщина что-то. Чувствовалось, что они прекрасно понимают друг друга! Пожилая дама, которая ехала с нами в купе, даже воскликнула: «Ну, когда супруги долго живут вместе, им и разговаривать не надо. Они уже читают мысли друг друга, и как хорошо у них все получается. Пара очень удивилась в ответ: как оказалось, они не супруги — каждый из них только что вернулся из командировки. В этот момент я понял, что вижу перед собой людей, которые лишь очень хорошо знакомы с «купейным этикетом», так как им приходится часто путешествовать. На самом деле общих интересов у них не было, но со стороны их отношения напоминали удивительную гармонию.

То же самое может быть и в семье — красивый очаг, но без огня. Люди сосуществуют параллельно, привыкают к такой жизни, привыкают, ведь есть правила общежития, есть общие заботы, а отношений не возникает. Это горькое, но комфортное соседство с оказанием друг другу каких-то услуг, во-первых, лишает человека неподдельных чувств, неподдельной любви, неподдельных отношений, а во-вторых, и самое главное, лишает детей настоящей семьи.

Многие молодые люди вступают в брак, проживая либо в неполных семьях, которые часто состоят из вечно занятых мамы и бабушки, либо в семьях, основанных на «соседских принципах», лишенных примера теплых, выстроенных отношений между супругами. И книга Валентины Москаленко может восполнить этот недостаток детского опыта, дав счастливую возможность построить гармоничную семью и передать хороший пример детям, чтобы в будущем им было легче выполнять ту же задачу и прервать передачу семейных проблем из поколения в поколение.

Вы спросите, а нужны ли эти знания верующим? Ведь на пути к созданию семьи мы опираемся на Божью помощь и верные ориентиры – духовные истины и те идеалы отношений, которые дает нам наша вера. Но очень часто мы не можем ими разумно распорядиться, и попытка следовать им заводит нас в тупик. Я как священник вижу, что людям не хватает знания о себе, четкого понимания причин своих поступков и реакций, а также понимания того, как, собственно, нужно строить отношения. И тут нам на помощь приходит знание психологии человека.

Например, одним из важных христианских ориентиров является идея жертвоприношения. И как трудно смириться с этой жертвенностью в семейной жизни! В своей книге Валентина Дмитриевна говорит о людях, которые не чувствуют, в чем состоит ее христианское начало, и их жертвенность переходит в другое качество — они отдают себя. Таким людям кажется, что они на правильном, духовном пути решения проблем. Однако Господь говорит о жертве как о жертве во имя Мое , 3
Марка 9:41

Которые не должны возлагаться на алтарь порока, греха, не должны служить чьей-то гордыне, уступать или потакать пороку. Часто жертвенное поведение только способствует росту греха. И Господь повторяет нам, что наши устремления познаются по плодам. 4
Мат. 7:16

Если от чего-то отказываться, то ради достойной, благой цели! Вспомним Его слова о нет большей любви, чем если человек положит душу свою за друзей своих (Иоанна 15:13). Господь призывает нас к жертвенному служению, но мы всегда должны помнить, что у христиан есть только одна искупительная жертва — Сам Христос.

Одна из двух заповедей, которую Господь назвал наибольшей из всех, поможет нам определить меру жертвы во благо близких — возлюби ближнего, как самого себя (Марка 12:31). Если человек не любит себя в христианском смысле этого слова — как образ Божий, если он обращается с собой строго, жестко, то такой «любви» его ближний будет бояться, и добрых плодов она не принесет. «Полюбить себя» — значит понять, что я не только свое самолюбие, но я пришел в мир и уйду не по своей воле, а по воле Божией. Богу я нужна для чего-то, и самое главное, Он любит меня. А если я буду мучить себя, то буду мучить любимое дитя Божие и тем причиню Ему боль.

О человеке, жертвующем собой из-за нелюбви к себе, святые отцы говорят, что есть смирение, которое хуже всякой гордыни, и видят в этом духовное уродство. Конечно, человек способен на самопожертвование, но он способен и на «мазохизм» как отказ от работы над собой, от исправления себя, от преображения себя в Духе Святом, маскируя этот отказ высокими мотивами. Человек начинает «распинать» себя на работе, ведет себя как жертва в отношениях, и это избавляет его от необходимости менять себя и свою жизнь.

Стремление человека к мучительной жертве часто связано с его желанием быть любимым — не умением получать любовь, а желанием, и попыткой ее заслужить, не замечая, что он и так уже любим.

Почему ребенок капризничает? Он хочет обратить на себя внимание, хочет чувствовать, что он нужен. Он забирается куда-то высоко, попадает в опасную ситуацию, чтобы увидеть, что родители беспокоятся о нем. Конечно, всем нужна любовь. Иногда эта потребность приводит к тому, что мы идем на самые крайние меры, чтобы быть замеченными – я существую, я есть, я здесь! Это желание очень важно увидеть в себе, прежде чем начинать искать его удовлетворение.

Каждый человек — сосуд, а он, как известно, не терпит пустоты. При этом у людей возникает иллюзия, что этот сосуд можно наполнить как бы со стороны, получив все необходимое от ближнего, но это невозможно. Сосуд заливают только сверху. Человек, который хочет любить себя, заботится о своем духовном здоровье, выделяет время для общения с Господом, чтобы питать себя духовно, и учится понимать себя, опираясь на тот ценный запас знаний о человеческой психике, накопленный психологическими наука за столетие своего развития, используя тот духовный контекст, в котором все пути ведут к Богу и все наши внутренние изменения совершаются в Нем.

Заповедь любить себя, которая так связана с тем, как мы любим ближних, предполагает не только уважение к каким-то нашим осязаемым, понятным интересам, она ставит более широкий вопрос — о качестве нашей личности. Что я за человек, как я стою перед ближними, перед Богом? Мы должны попытаться оправдать надежды, которые Бог возлагает на нас, и помочь осуществить план для нас. Раскрыть свою личность и свои таланты, а не закопать их в землю — это и есть исполнение воли Божией. Более того, по словам апостола Павла, мы называемся завидовать великим дарам (1 Коринфянам 12:31) более полно служить Богу, служа своим ближним.

Я хочу представить вам автора этой книги. Валентину Дмитриевну не нужно знакомить со специалистами, которые занимаются реабилитацией зависимых людей – многие из них с благодарностью вспоминают, что на ее книгах выросли как профессионалы. За 55 лет в профессии Валентина Дмитриевна прошла сложный путь: начинала врачом-психиатром, провела ряд исследований в области генетики психических заболеваний, а затем стала психиатром-наркологом и уважаемым христианским психотерапевтом. Методы многих выдающихся западных христианских психологов не только перенимались ею из уст в уста, но и перерабатывались и адаптировались к нашей традиции. Обучалась семейным программам и психотерапии как в России, так и в США (Хезельден, Центр Бетти Форд).

Второе издание своей знаменитой книги «Когда любви слишком много» Валентина Дмитриевна значительно переработала и дополнила. Книга адресована юным читателям, хотя не сомневаюсь, что люди постарше, те, кто уже имеет брачный опыт и творчески подходит к построению отношений, найдут в ней много интересного и важного.

Священник Петр Коломейцев,

Декан факультета психологии РПГУ

Зачем христианину психология?

Книги Валентины Москаленко «Возвращение к жизни» и «Когда любви слишком много», которые издает издательство «Никея», — это не просто очередные издания, посвященные психологии человеческих отношений. Их автор предпринимает попытку ответить на сложный вопрос, как теория и практический опыт психологической науки могут быть связаны с христианским мировоззрением.

Не секрет, что для современного человека психология становится неким эрзацем религии, повторяя ее настолько, что содержит аналоги основных таинств (Крещение, Исповедь…). Эта замена вовсе не случайна, она является результатом вытеснения сакрального, религиозного из современной жизни, при сохраняющейся потребности в ее регламентации, осмыслении и даже «одухотворении», осуществляемом в психологии через обращение к сфере бессознательного. Неудивительно, что среди православных распространено мнение о психологии как о чем-то противоречащем вере.

Однако можем ли мы, современные христиане, сказать, что проблемы, описываемые в этих книгах, нам чужды? Нет. Более того, пастырская практика показывает, что психологические недуги, о которых пишет автор, становятся почти повсеместными в православной среде. Конечно, можно, цитируя апостола, говорить об этом как об условии обилия благодати (Рим. 5:20), но трезвая, непредвзятая оценка приведет нас к выводу, что дом наш построен не на камне любви и свободы Христа, но на песке внешней благопристойности (см. Мф. 7). И великое падение такого дома не дело будущего, оно уже происходит…

Христиане, полностью отрицающие смысл психологии, сами того не подозревая, отрицают самого человека, сложного и непредсказуемого. Такая ошибка фатальна, потому что такое «богословие творения» вносит искажение в основание нашей веры. Эта книга не только бросает вызов лицемерию и лицемерию фарисеев, она утверждает благость мира, те благодатные дары, которыми Творец наделил каждого из нас.

Превратить жизнь в статичное достойное «нечто» означало бы отказаться от самой природы человека, поэтому автор не боится говорить о влюбленности, интимной жизни, сложной динамике личных отношений.

Грех, как его понимает автор книг, — это не просто общий принцип, отрицание которого достаточно заявить — грех разоблачается как мнимая «жертва», как ложная «преданность», какой я фиктивный» любовь»… И это разоблачение, когда оно совершается человеком, есть плод подлинного, а не формального раскаяния, в котором нельзя не увидеть настоящего чуда.

Если в книге «Когда любви слишком много» рассказывается о драматическом опыте отношений, который переживают дети, выросшие в неблагополучных семьях, опыте, искажающем их собственную будущую семейную жизнь, то в книге «Возвращение к жизни» 5
В. Москаленко «Возвращение к жизни. Как сохранить семью: конфликты, ссоры, алкоголизм, наркомания. – М.: Никея, 2017

Многое в тексте книг может показаться православному читателю необычным. Например, подчеркивая достоинство, ценность отдельной человеческой личности, постоянно подчеркивая необходимость четкого определения ее границ. Но и здесь психология лишь повторяет своим новым языком истины, давно открытые христианством. Будем помнить, что человек есть образ и подобие Самого Бога (Быт. 1), а Церковь есть единство индивидуумов, незаменимых в общем бытии (1 Кор. 13).

Таким образом, эти книги, используя богатый инструментарий психологической науки, направляют православного читателя на поиск подлинной, а не мнимой духовности, готовят его к борьбе с грехом, укрепляют веру в спасение.

Введение

… да будет в них любовь, которою Ты возлюбил Меня, и Я в них

(Иоанна 17:26)

Интересно, есть ли на земле люди, которые никогда не испытывали трудностей в отношениях с близкими? Если так, то моя книга явно не для них. Я пишу для тех, кто любит и страдает, кому не всегда везет. Особенно сочувствую и хочу помочь девушкам и женщинам — как молодым, так и опытным в семейной жизни, которые, казалось бы, все делают для своих близких, но почему-то не очень счастливы. Может быть, они слишком сильно любят? Обычная ситуация: любви вроде бы слишком много, а отношения вас не удовлетворяют. Что делать? Один из ответов – искать выход из возможных заблуждений.

Мы поговорим об интимных отношениях. Давайте сразу договоримся, что мы под этим подразумеваем. В современной жизни это понятие сузилось — по мнению некоторых, до обслуживания магазина «Интим». Но половые отношения — лишь малая часть интимных отношений, лишь частный случай, одна из их составляющих. То, о чем мы поговорим в книге, гораздо шире, разнообразнее и интереснее. Близость — это праздник совместного использования всех чувств.

Обратимся к значениям и происхождению слова «близость». Латинский глагол интимный означает «возвещать», «давать знать», а слово интимус — «лежащий глубоко внутри», «самый глубокий, сокровенный».

Загляните в словарь В. И. Даля и увидите: «Интимный ( лат .) — близкий, краткий, близкий, задушевный, сердечный, задушевный; тайный, тайный, междоусобный, скрытный; частные, приватные». О таких отношениях между людьми мы и поговорим — близких, искренних и в то же время, может быть, невысказанных, тайных.

У каждого из нас есть свой внутренний мир, свое внутреннее пространство. Близость лежит за его пределами, это мир, открытый для двоих.И входят они в него с тем, чем богата душа.Тон отношений задает духовное богатство (или бедность) партнеров.Однако отношения всегда в динамике, их можно строили, меняли — если бы знали цели, к которым стремитесь, и правила построения.