Детоцентрическая семья это – Детоцентристская семья | Sherbakova.com

Детоцентристская семья | Sherbakova.com

Детоцентристская семья – это семья, в которой родители ребёнка живут ради, во благо, во имя и только для своего дитя. Первое место в семье принадлежит ребёнку. Если любви и семейственности между супругами уже нет, они будут продолжать жить совместно ради ребёнка.

В детоцентристских семьях родители стараются ни в чём не обделять своё чадо: лучшие вещи, лучшие игрушки, лучшие школы, лучшие репетиторы, лучшие кружки т т.д. Если даже на это всё недостаточно денег, супруги будут вкалывать на двух-трёх работах. Иначе как?

Желания, увлечения, прихоти ребёнка исполняются неукоснительно. Ребёнок – кумир, маленький бог, лучший из лучших, поэтому внимание, любовь, забота – всё для него и во имя его. Их ребёнок – «это их всё»!

А что же остаётся родителям, которые дали этому самому ребёнку жизнь, «косточки со стола»? Да! Причины появления детоцентристких семей разные:

  • улучшение благосостояния семьи, когда можно позволить многое для ребёнка;
  • долгожданный ребёнок, когда в семье уже и не надеялись о появлении наследника;
  • когда в детстве родители были чем-то обделены своими родителями, и теперь хотят восполнить это в своих детях;
  • осмысленное желание жить только для ребёнка, вкладывая в него всё, дабы в старости было кому «воды подать».

В таких семьях родители не думают о последствиях для ребёнка, забывая, что дети имеют способность вырастать и уходить из семьи в самостоятельную жизнь. Ребёнок-кумир, ребёнок-бог в семье, но будет ли его таковым воспринимать окружение во взрослой и самостоятельной жизни? Большой вопрос? Родители  с возрастом болеют, стареют и выполнять всё за собственное великовозрастное чадо они не смогут, да и «стакан воды» их избалованное Величество сын/дочь им вряд ли подаст.

Родители с детства формируют в своих детях инфантильность, а во взрослой жизни их ждёт социальный инфантилизм. Это когда взрослый человек не может самостоятельно принимать решения, нести ответственность  за результат, а возлагает выбор и ответственность на других. Как вы думаете, долго такой взрослый ребёнок будет жить за чужой спиной, опираться на чужие плечи? Уверяю, найдутся люди, которые не раз и не два ни плеча не подставят, ни своей грудью не закроют. А это регулярные психотравмы, это жизненная трагедия.

Вывод: не обделяйте детей в самостоятельности, не лишайте их права выбирать и делать ошибки, не кладите свою собственную жизнь, которая только одна, под ноги даже самому любимому ребёнку. Готовьте его к взрослой самостоятельной жизни, когда вся ответственность будет лежать только на нём. «Всё лучшее детям!» Не всё! Все члены семьи должны получать и внимание, и любовь, и уважение, и заботу, и лучшее! Не взращивайте инфантильных эгоистов.

sherbakova.com

6.4.1. Детоцентристская и супружеская семья. Социология [Краткий курс]

6.4.1. Детоцентристская и супружеская семья

В последние десятилетия в развитии института семьи появились новые тенденции, что, в свою очередь, вызвало новые подходы к ее изучению. Об этом обычно судят на основании динамики демографических показателей — общего снижения рождаемости, увеличения удельного веса разводов и неполных семей, уменьшения числа детей в семьях и их нуклеаризации (о чем шла речь выше). Феномен, который сложнее зафиксировать, опираясь на данные статистики, – это повсеместно происходящий процесс размывания поведенческих норм в сфере брака и семьи и представлений о содержании семейных ролей.

Одна из таких тенденций — тренд к детоцентристскому типу семьи. Для него характерно возвышение роли частной жизни, чувственной стороны брака и интимности. Более или менее равноправные отношения между мужем и женой привели к осознанию необходимости планировать время рождения детей и их количество. В силу этого ограничивается репродуктивный период непродолжительным временем (в пределах 5-10 лет) и рождением одного-двух детей. Желанный ребенок превращается в объект родительской любви и стойкой привязанности. Детоцентристская семья по природе малодетна.

В нашей стране поведение родителей, мотивированное интимно-эмоциональной привязанностью к детям, получило массовое распространение со второй половины XX столетия. Даже в деревенских семьях, где в недавнем прошлом детям не уделялось особого внимания, с 60-х гг. XX в. многие родители, в том числе и те, кто сам окончил лишь начальную школу, мечтают дать своим детям максимальные возможности для образования. Дети, судя по высказываниям большинства опрошенных сельских жителей, – главный смысл семьи. В детоцентристской семье, как показывают социологические исследования, сколь бы скромным ни был ее бюджет, взыскиваются средства на покупку одежды детям, посещение ими развивающих кружков и школ, театров, концертов и т. п. Многие родители стремятся дать им образование и специальность.

Стремление заботиться о материальной и духовной стороне жизни своих детей — явление положительное. Однако гипертрофированное чувство долга, дополненное отходом от аскетической традиции, подчас приводит к противоположным результатам. Вредит как избыток нежности, так и излишняя авторитарность. Нередко родители не общаются с ребенком на равных. Они навязывают ему свое мнение, не позволяя ребенку проявить самостоятельность.

Появление детоцентристского типа семьи предопределило новую семейную стратегию — адаптацию (психологическую совместимость) супругов. Совместное проживание мужа и жены в условиях отсутствия ожиданий и однозначно закрепленных ролей требует адаптации их индивидуальных планов и поведенческих стереотипов относительно друг друга. Иначе говоря, должен возникнуть ряд тесно связанных между собой приспособительных отношений, каждое из которых в большей или меньшей степени оказывает воздействие на стабильность семьи. И действительно, судя по эмпирическим материалам (опросы, проведенные С. И. Голодом[11]), существует семь адаптационных ниш: духовная, психологическая, сексуальная, информационная, родственная, культурная и бытовая. Эти ниши имеют подвижную иерархизированную структуру, а сдвиги в ней предопределяются стадией развития той или иной семьи.

В последнее время наблюдается зарождение еще одного типа моногамии — супружеская семья. В такого рода семье взаимоотношения определяется не родством (как в патриархальной) и не родительством (как в детоцентристской), а в большей степени отношениями между мужем и женой, т. е. родители в такой семье отказываются полностью подчинять собственные интересы интересам детей. Часть социологов считают, что такая семья определяет лицо современной цивилизации.

Супружеская семья — исторически наименее стереотипизированное образование. Если иметь в виду зрелую ее стадию, то здесь открываются уникальные возможности для отхода от господства зависимых отношений и раскрытия деятельной палитры по всем структурным составляющим семейных отношений: муж — жена, родители — дети, супруги — родственники, дети — прародители. Иными словами, в границах одного семейного типа возникают разнообразные и богатые отношения между полами и между поколениями, возможности самореализации для всех.

Супружество — это личностное взаимодействие мужа и жены, регулируемое моральными принципами и поддерживаемое имманентными ему ценностями.

Отсюда следует его институциональный характер, симметричность прав и ответственности обоих супругов. Это, кстати, и указывает на исторически недавнее происхождение данного феномена.

В самом деле, принципы, лежащие в основе супружества в современном его понимании, могли практически реализовываться лишь в результате социальных сдвигов, сопровождающихся индивидуализацией мужчин (расширение избирательности, внутренней ответственности, усиление самоконтроля) и распространением обозначенных качеств на женщин, что было бы невозможно без их экономической и гражданской эмансипации.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Детоцентристкая семья - это семья женоцентристская 

Часто приходится слышать такую точку зрения: «Материнская любовь – это инстинкт, она любит своего ребенка просто потому, что это ее ребенок. А у отца такого инстинкта нет. Поэтому отцы меньше любят своих детей, их любовь поверхностная, наносная и вообще ненастоящая». Это глубокое заблуждение. Никаких инстинктов у человека нет. Ни одного. Никакого. И отцовского или материнского инстинкта тоже не существует. Это метафора обыденного сознания. Фигура речи, не более того.

Родительство – приобретаемое явление, а не врожденное. Формируется оно на базе двух главных институтов: семья и социокультурные отношения. К социокультурным отношениям относятся и религиозные, определяющие ценностные установки человека, его правила и нормы поведения.

Родительство – это фундаментальная личностная структура, формирующаяся в течение всего детства, отрочества, юности. У ребенка от рождения нет никакого родительского инстинкта. Это хорошо видно на примере детей, которые выросли в интернатах, в детских домах и в прочих учреждениях подобного типа: у них никакой родительской модели поведения нет. Она может потом возникнуть, ее можно сформировать, ее можно воспитать, но она не заложена изначально. Это относится как к материнству, так и к отцовству. Отцовство – это продолжение сыновства. Тот, кто осознает себя сыном, внуком, имеет ресурс стать отцом. Сыновство – вот главный источник отцовской любви.

Современную семью часто называют детоцентристской, то есть ставящей детей в центр своих интересов. Это семья, где взрослые придают слишком большое значение детям, где дети главная ценность, сверхценность. Иерархия ценностей в такой семье начинается и заканчивается детьми, их интересами, их желаниями. «Все лучшее детям» – такой лозунг не вызывает удивления.

Детоцентристские семьи не бывают многодетными. Для них на первом месте стоит качество жизни и развития ребенка. Взрослые усиленно занимаются его образованием, развитием, здоровьем. Интересы ребенка могут пониматься по‑разному, но они в любом случае – главная ценность. Интересы других членов семьи в расчет, как правило, не принимаются.

Кто же в семье ближе всех к ребенку? Конечно, мать. А потому мать оказывается в центре всей семейной структуры как главный хранитель семейных ценностей. Мать оказывается союзником и партнером ребенка, складывается своеобразный альянс мать‑дитя. Мать находится рядом, когда ребенок ест, делает уроки, засыпает…

Детоцентристкая семья на поверку оказывается семьей женоцентристской. Это функциональный сдвиг, а по сути – дисфункция семьи, вызванная искажением иерархии ценностей.

Детоцентризм – это миф, иллюзия. Разве можно назвать детоцентристской семью, где отказываются иметь больше детей ради «качества жизни» единственного чада?

Подлинные интересы детства реализуются только в семье, где центральным ценностным звеном являются родители, которые работают, чтобы кормить и обеспечивать детей, и счастьем своим учат детей быть счастливыми в своей жизни. В центре ценностей нормативной семьи стоят супруги, а в центре супружества – Бог. Так выглядит Малая Церковь (ср. Кол. 4:15). Какова роль отца (супруга) в такой семье? Это роль лидера, ведущего, патриарха. Роль, по сути, не от мира сего. Как ни парадоксально это звучит, но это так. Роль матери – природа, роль отца – сверх природы. Функция матери – родить дитя в мир, функция отца – привести дитя в мир и научить в нем жить.

vospituy.ru

Традиционная (патриархальная), детоцентрическая

Классификация типов родительских отношений и стилей воспитания
К числу реальных исследований, посвященных психологическим типам семей, относится работа Э. Арутюнянц. По ее мнению, существует три варианта семьи: традиционная (патриархальная), детоцентрическая и супружеская (демократическая).
В традиционной семье воспитывается уважение к авторитету старших, педагогическое воздействие осуществляется сверху вниз. Основным требованием является подчинение. Дети из этих семей легко усваивают традиционные нормы, но испытывают трудности в формировании собственных семей. Они неинициативны, негибки в общении, действуют исходя из представления о должном.
В детоцентрической семье главной задачей родителей считается обеспечение «счастья ребенка». Семья существует только для ребенка. Воздействие осуществляется, как правило, снизу вверх (от ребенка к родителям). В результате у ребенка формируется высокая самооценка, ощущение собственной значимости, но возрастает вероятность конфликта с социальным окружением за пределами семьи. Поэтому ребенок из такой семьи может оценивать мир как враждебный. Очень велик риск социальной дезадаптации ребенка при поступлении в дошкольное учреждение и школу.
Супружеская (демократическая) семья своей целью видит взаимное доверие, принятие и автономность членов. Воспитательное воздействие — «горизонтальное», диалог равных: родителей и ребенка .В семейной жизни всегда учитываются взаимные интересы, причем чем старше ребенок, тем больше его интересы учитываются.

Итогом воспитания в такой семье является усвоение ребенком демократических ценностей, гармонизация его представлений о правах и обязанностях, свободе и ответственности, развитии активности и самостоятельности, доброжелательности, уверенности в себе и эмоциональная устойчивость. Вместе с тем у этих детей может отсутствовать навык подчинения социальным требованиям в среде, построенной по «вертикальному» принципу.


Виды технологий отношений «мать–ребенок»

(С. Броди)


  • поддерживающее, разрешающее поведение. Матери этого типа не стремятся привить ребенку какие-либо бытовые навыки, а ждут, пока он дозреет сам. При этом стиле воспитания у ребенка формируется чувство уверенности;

  • приспособление к потребностям ребенка. Мать проявляет напряженность в общении с ребенком, страдает отсутствием непосредственности, чаще доминирует, а не уступает ему;

  • чувство долга и отсутствие интереса к ребенку. При таком типе отношений нет теплоты и эмоциональной спонтанности. Часто матери осуществляют жесткий контроль, особенно за навыками оп­рятности;

  • непоследовательное поведение. Матери ведут себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка, совершают частые ошибки и плохо его понимают. Такой стиль формирует в ребенке чувство неуверенности.

Типы «неправильного воспитания»
Главным в анализе детско-родительских отношений является представление о роли. Принятие той или иной роли родителями по отношению к детям определяет стиль воспитания. По мнению В.И. Гарбузова, который отмечает решающую роль воспитательных воздействие в формировании характерологических особенностей ребенка, существуют три типа «неправильного воспитания»
По типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) — неприя­тие индивидуальных особенностей ребенка, сочетающееся с жесто­ким контролем, с императивным навязыванием ему единственно «верного» поведения. Тип воспитания «А» может сочетаться с недостатком контроля, полным попустительством.
По типу Б (гиперсоциализирующее) выражается в тревожно-мнительной концепции родителей о состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе среди товарищей, особенно в школе, в ожида­нии успехов в учебе и будущей профессиональной деятельности.
По типу В (эгоцентрическое) — культивирование внимания всех членов семьи на ребенке (кумир семьи), иногда в ущерб другим детям и членам семьи.

ТИПЫ МАМ

(А.Я. Варга)


А.Я. Варга по характеру отношения к детям выделяет четыре типа мам
Спокойная уравновешенная мама — настоящий эталон материн­ства. Она всегда всё знает о ребенке. Чутко реагирует на его пробле­мы, вовремя приходит на помощь. Заботливо растит его в атмосфере благожелательности и добра.
Тревожная мама вся во власти того, что ей постоянно мнится по поводу здоровья ребенка. Она во всем видит угрозу его благополу­чию. Тревожность и мнительность матери создают тяжелую семей­ную атмосферу, которая лишает покоя всех членов семьи.
Тоскливая мама вечно всем недовольна. Ее беспокойство и не­рвозность вызывают думы о ребенке, в котором она видит обузу, преграду на пути к возможному счастью. Вывод ясен: ребенку с такой мамой не повезло.
Уверенная и властная мама твердо знает, что хочет от ребенка. Жизнь ребенка спланирована ею до его рождения, и от воплощения запланированного мама не отходит ни на йоту. «Создавая» ребенка и по идеальной модели, мама подавляет его, стирает его неповторимость стремление к самостоятельности, тем паче — к инициативе.

КЛАССИФИКАЦИЯ ПАП
«Папа-мама» — это по-матерински заботливый отец, он берет на себя все функции мамы: и искупает, и накормит, и книжку почитает. Но не всегда ему удается делать это с должным терпением (как это бывает у мам). Пресс настроения папы давит на ребенка: когда все хорошо, папа заботлив, добр, отзывчив, а если что-то не ладится, бывает несдержанным, вспыльчивым, даже злым.

«Мама-папа» главную заботу видит в том, чтобы получше угодить чаду. Как мать и как отец, он безропотно тянет родительскую ношу. Заботлив, нежен, без перепадов настроения. Ребенку всё раз­решается, всё прощается, и он иногда «удобно устраивается» на папиной голове, превращаясь в маленького деспота.

«Карабас-Барабас». Папа — злой, жестокий, признающий всегда и во всем лишь «ежовые рукавицы». Он нервозен и непоследователен. В семье царит страх, а в душе ребенка поселяется тревога. Наказание за содеянное — излюбленный метод такого папы. И вполне возможен вариант, что у ребенка рано или поздно закипит и прорвется наружу чувство ненависти. Так Карабас создает для себя Везувий который не любит «молчать».

«Крепкий орешек» — непреклонный тип папы, признающий лишь правила без исключения, никогда не идущий на компромиссы, и облегчить участь ребенка, когда он не прав.

«Попрыгунья-стрекоза» — папа, живущий в семье, но не чувствующий себя отцом. Его идеал жизни — свободная холостяцкая жизнь, без ответственности за судьбы близких людей. Семья для него тяжелая ноша, ребенок — обуза, предмет заботы жены (что хотела— то получила!). При первой возможности этот тип папы превращается в приходящего папу.

«Добрый молодец», «рубаха-парень» — папа, на первый взгляд, и как брат, и как друг. С ним интересно, легко, весело. Любому бросится на помощь, но при этом забудет о собственной семье. Ребенок живет в атмосфере ссор и конфликтов, в душе сочувствуя папе, но не в силах ничего изменить.

«Ни рыба, ни мясо», «под каблуком» — это не настоящий папа, потому что не имеет своего голоса в семье, во всем вторит маме, даже если она не права. Опасаясь гнева жены в трудные для ребенка моменты, он не имеет сил перейти на его сторону, чтобы помочь.

ДЕТСКИЕ РОЛИ В СЕМЬЕ
«Козел отпущения». Эта детская роль возникает в семье, когда; супружеские проблемы родителей переходят на ребенка. Он как бы отводит на себя эмоции родителей, которые те готовы выплеснуть друг на друга.
«Любимчик». Она возникает тогда, когда родители не испытывают друг к другу никаких чувств, а эмоциональный вакуум заполняется преувеличенной заботой о ребенке и любовью к нему.
«Бэби». В этой роли ребенок отдален от родителей, он «вечное дитя», от которого ничего не зависит. Эта роль возникает при сильной близости супругов друг к другу.
«Примиритель». Ребенок в такой роли рано включается в сложности семейной жизни, занимает важнейшее место в семье, регулируя и устраняя супружеские конфликты.

ТИПЫ ОТНОШЕНИЙ РОДИТЕЛЕЙ К ДЕТЯМ
Л.Г. Саготовская выделяет шесть типов отношений родителей к детям:


  1. Пристрастное отношение к детям, уверенность, что дети - главное в жизни.

  1. Эгоистическое отношение, когда родители считают ребенка основной рабочей силой семьи.

  1. Отношение к ребенку как к помехе в карьере и личных делах.

  1. Безразличное отношение к ребенку, к его запросам, интересам.

  1. Отношение к ребенку как объекту воспитания без учета особенностей его личности.

  1. Уважение к ребенку в сочетании с возложением на него определенных обязанностей.

ТИПЫ НЕПРАВИЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ

(Столяренко Л.Д.)
Безнадзорность, бесконтрольность — дети предоставлены самим себе и проводят время в поиске увеселений, попадают под влияние уличных компаний.
Гиперопека — дети вырастают нерешительными, боязливыми неуверенными. Другой вариант гиперопеки — воспитание по типу «кумира семьи».
Воспитание по типу «Золушки» способствует появлению невро­зов, чрезмерной чувствительности к невзгодам или озлобленности детей.
«Жестокое воспитание» — ребенок растет в постоянном страхе, что способствует формированию жестокости, озлобленности, при­способленчеству.
ТИПЫ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ

(В.В. Юстицкис и Э.Г. Эйдемиллер)
Потворствующая гиперпротекция — ребенок в центре внимания семьи, и семья стремится к максимальному удовлетворению его потребностей
Доминирующая гиперпротекция — ребенок в центре внимания родителей, которые мешают его самостоятельности, ставя многочисленные ограничения и запреты.
Жестокое обращение складывается из большого количества тре­бований и запретов, предъявляемых ребенку, и применения жестоких санкций за их невыполнение.
Эмоциональное отвержение — в крайнем варианте это воспитание по типу «Золушки».
Повышенная моральная ответственность образуется сочетанием к их моральных требований к ребенку с пониженным вниманием к нему родителей.
Безнадзорность — ребенок предоставлен самому себе, родители не интересуются им и не контролируют его.
ТИПЫ СЕМЕЙ
Педагогически несостоятельные семьи, имеющие малосодержательный, непоследовательный характер семейного общения, относительно низкий общий и нравственно-моральный уровень, обычно малокомпетентны в вопросах воспитания, но у них есть желание получить знания в этой области.
Педагогически пассивные семьи, пассивны в прямом воспитательном воздействии на детей в силу ряда объективных причин. Однако нравственный микроклимат семьи, стиль отношений и характер общения остаются активно воздействующим на детей фактором.
Семьи антипедагогического типа. Если в предыдущих типах семьи проявляются лишь некоторые элементы антипедагогической направленности в общении, то семьи третьего типа чаще всего — «зарытая система», скрывающая под маской мнимого благополучия свою антипедагогическую сущность. Эти семьи также характеризует предвзятое отношение к педагогическим советам и рекомендациям, зачастую их полное отрицание и неприятие.

Поделитесь с Вашими друзьями:

www.psihdocs.ru

МЕСТО РЕБЕНКА В СЕМЬЕ: ДЕТОЦЕНТРИЗМ И ЗДОРОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Что такое детоцентризм?

Современные российские семьи часто являются детоцентрическими, то есть организованными вокруг интересов ребенка.  

Ребенок ставится в центр внимания, часто объявляется причиной совместной жизни родителей. Ребенку отдается лучшая еда, лучшее место за столом, на ребенка тратится гораздо больше денег, чем на родителей. То есть семья существует по принципу - «все лучшее детям». 
Считается нормальным или даже желательным, когда женщина занимается только детьми, это наполнение ее жизни. Она их водит на разные кружки, развивает. Как сказала мне одна мама на консультации: «Чтобы развить ребенка, надо деградировать самому». Развоз детей по кружкам («мама-такси») — дело хлопотное и занимающее много времени. 
Детоцентрический подход существовал не всегда. На протяжении всей истории человечества детям отводилась скромная роль, их жизнь имела меньшую ценность, чем жизнь взрослого. Родители были полновластными хозяевами своих детей, в некоторых культурах древности даже детоубийство не считалось серьезным преступлением, оно применялось для регулирования численности семьи. 
В более миролюбивые времена детей также не ставили в центр семьи. В богатых аристократических семьях ими занимались специальные люди, бедняки воспитывали своих детей на периферии интересов взрослых. На протяжении всей истории у детей было гораздо меньше прав и привилегий, чем у взрослых. 
Какое-то время назад все перевернулось, и нам уже не кажутся удивительным декларации, что «все лучшее – детям» и «ребенок – есть центр семьи». 
Часто детоцентризм становится основой проблем с ребенком. 
Попробуем разобраться в том, какие тенденции отношения к детям являются более здоровыми с точки зрения отношений в семье и будущего ребенка. 
Здесь у думающих читателей закономерно возникает вопрос – а кто сказал, что одни тенденции «здоровее» других? Откуда известно, какие направления воспитания лучше, а каких нужно избегать? Разве это не вопрос личных предпочтений? 
Практическая психология отвечает на этот вопрос. Для того, чтобы определить те жизненные стратегии, которые приводят людей к успеху, анализируются различные люди, семьи. Часть из них довольна своей жизнью и окружающими, а другая часть хронически несчастна. 
Далее изучаются «способы жить» той и другой группы. И именно таким образом определяются жизненные стратегии, ведущие человека к благополучию и те, которые, как правило, заводят его в тупик. Собирается огромная статистика и в результате делаются выводы. Именно на этом основании, а не на основе личных предпочтений и не из воздуха (как предполагают некоторые скептики) формируются представления о более или менее удачных жизненных стратегиях, в том числе стратегиях воспитания детей. 
Вопрос здорового подхода - всегда вопрос умеренности. Любую удачную стратегию можно испортить, доведя ее до абсурда слишком активным использованием. И любая не очень здоровая тенденция в небольшой концентрации допустима и вреда не принесет. Вреден только фанатизм в применении тех или иных предписаний. 
Предположим, мы считаем, что хорошо проявлять заботу к детям. Однако чрезмерная, удушающая забота не дает детям развиваться. Или, например, вредно спать со взрослым ребенком в одной постели. Однако, если перепуганный ребенок прибежит к вам посреди ночи, не стоит проявляя приверженность к «правильным» установкам принципиально не давать ему прилечь с вами, чтобы успокоиться. 
Разница между хорошими и нежелательными тенденциями часто не качественная, а количественная. 

Здоровые тенденции 

Участие ребенка в жизни семьи 
Современная жизнь скорее разводит, чем объединяет членов семьи. Большое количество девайсов буквально крадет то время, которое раньше члены семьи проводили совместно. Теперь они его проводят совместно с кем - то или чем - то другим: компьютерными играми, серфингом в сети, общением на расстоянии.

Общих хозяйственных дел также осталось немного: не возделывать землю, ни ухаживать за животными, ни поддерживать дом сейчас уже не надо в той степени, как это было необходимо делать раньше. Единство и монолитность семьи в прежние времена во многом обеспечивалось тем времяпрепровождением, которое было направлено целиком на поддержание жизни: охота, быт, земледелие. Эти же занятия обеспечивали иерархию и передачу опыта от взрослых детям. Женщины ткали, готовили, ухаживали за детьми вместе с девочками и девочки естественным образом впитывали представление о женской работе. Мальчики охотились, обрабатывали землю вместе с мужчинами. Это обеспечивало не только представление мальчиков о мужской роли, но и давало впечатляющие доказательства силы и компетентности взрослого мужчины. Таким тесным и деловым общением взрослого и ребенка создавалась особая связь членов семьи и обеспечивалась естественная иерархия в семье (дети всегда видели более сильных и компетентных взрослых). 
В современном мире нет необходимости поддерживать жизнь тяжелым ежедневным трудом и дети почти не трудятся вместе со взрослыми. От тех же дел, которые все же в семье существуют их теперь больше принято ограждать. Это создает некоторые трудности в 
- семейной иерархии 
- формировании связей в семье. 
Теперь почти вся работа взрослых членов семьи происходит удаленно от дома и ребенок просто не видит взрослых за работой. Да, он разумеется, знает, что они «ходят на работу», но что они там делают для детей часто остается загадкой. Комичны представления детей о том, чем заняты на работе их родители. Одна шестилетняя девочка на вопрос, что делает на работе ее папа уверенно ответила «Ничего! Ему просто там деньги платят». 
Ребенку необходимо участвовать в делах семьи:  домашний быт, организация отпуска, ремонт жилья, совместные праздники. Ребенок должен делать то, что делают взрослые. Если папа что-то чинит или идет в магазин ребенок может сопровождать его, помогать. Если мама готовит или стирает, желательно и к этому привлекать ребенка. Даже самого маленького, на том уровне, который ему доступен. 
Часто происходит иначе, родители говорят, иди, поиграй, я тут уберусь. На тебе планшет, дай мне спокойно суп приготовить. И таким образом происходит разделение взрослой «настоящей» и детской «игрушечной» жизни.

Ребенок готов и нуждается в участии в делах семьи, делах взрослых, нужно только допустить его в эту сферу жизни. Это влияет на самооценку, активность ребенка, дает ему чувство принадлежности к семье, дает понимание связи между собственными усилиями и результатом, избавляет от пассивности и чрезмерной требовательности. 
Ребенок, учась жить, должен быть не зрителем, а участником тех процессов, которые поддерживают и воспроизводят жизнь в семье. В психологии доказано, что особое чувство общности, братства, связи между людьми создается не совместными развлечениями, а коллективным преодолением трудностей на пути к общей цели. Это в полной мере относится к семейным отношениям. 

Ребенок на правах младшего члена иерархии

Положение ребенка, его право влиять на ситуацию в семье определяются его возможностями! Ребенок не может быть автором идеи, куда пойдет семья, и что будут делать окружающие взрослые. И в ежедневной жизни с ребенком лучше эту идею подкреплять, чтобы не создавать ребенку ложных ориентиров. 

Семья трехлетней Маши была измотана скандалами. Истерики девочки случались каждый раз, когда взрослые отказывались выполнить ее требования. К тому времени, как я познакомилась с семьей, почти весь строй жизни был организован в соответствии с представлениями Маши, о том, что нужно делать. Мать готовила только по ночам, потому, что девочка кричала дурным голосом, если мать начинала это делать до отбоя Маши (а ложилась она очень поздно). После прогулки папа мог раза четыре проехаться вверх-вниз на лифте, потому, что иначе Маша начинала громко плакать, а это было стыдно перед соседями. Маша почти бесконтрольно смотрела ТВ, потому, что ограничить ее никто не мог. Маша объедалась сладким все по той же причине. У вполне общительных родителей гости бывали изредка, потому, что Маша принимала только такую ситуацию, когда играли лично с ней. Маша «играла во взрослых»: усаживалась с кем - то из родителей и требовала, чтобы они при ней играли игрушками, катали, строили, передвигали. Иногда девочка показывала, что куда поставить и подвинуть. На отказ родителей «играть» поднимался истошный визг. В доказательство того, что иначе никак нельзя было организовать жизнь родители приводили тот факт, что Маша больно уж громко орет… 

Этот случай (кстати, реальный) при всей своей абсурдности, собирает в себе элементы жизни множества семей. Да, в такой концентрации это встречается редко, но отдельные признаки «ребенка-короля» бывают в разных семьях. 

Если вы: 
- слушаете за столом и в машине исключительно детские песни; 
- занимаетесь своими делами только когда ребенок спит; 
- не можете ограничить ребенка в просмотре ТВ и поедании сладостей; 
- не можете успешно ограничить физическую агрессию ребенка; 
- не можете обеспечить следование режиму  то в вашей семье, вероятно проблемы с иерархией. Ребенок не согласен с тем, что есть кто-то главнее его. 

Место младшего в семье, человека, который не принимает важных решений, не организует жизнь естественно и гармонично для ребенка. Ребенок не имеет опыта и знаний о мире, поэтому он не допущен к управлению взрослыми. Дети, которые нарушают (с позволения взрослых) иерархические рамки всегда повышенно тревожны, часто истеричны. Нарушения такого рода не могут пройти бесследно. В такой ситуации перенапряжены и взрослые, так как жить в такой неестественной ситуации трудно. 
Место младшего члена в семейной иерархии, очень комфортно, оно безопасное, так как ребенок не принимает решений, не соответствующих его возрасту и возможностям. И чувствует себя под защитой сильных взрослых, которые определяют правила жизни. Если же взрослые не могут даже определить правил поведения для ребенка, то на таких взрослых нельзя психологически полагаться, а значит, ребенок растет без чувства защиты. 
Место младшего члена иерархии в семье отнюдь не означает, что с ребенком не считаются, его унижают или игнорируют его потребности. Напротив, старшие стараются эти потребности удовлетворять настолько, насколько это возможно учитывая соображения общей пользы. 

Например, у ребенка есть потребность в изучении мира, но это не значит, что ему для этого изучения предоставляется возможность выворачивать наизнанку шкафы, безраздельно владеть вещами родителей и школьными принадлежностями старшего брата. Ребенку могут предоставить интересные предметы, возможности свободного передвижения по квартире. Но, ограничат его в передвижении по вертикали квартиры, потому, что это опасно. 

Разграничение взрослого и детского пространства

Для того, чтобы в семье существовало равновесие, часть времени взрослые должны иметь возможность провести без детей. Это нормальная ситуация для ребенка, когда ему сообщается (не на словах, а через действия, уклад семьи), что есть время, в которое нет доступа детям, оно для взрослых. Это может быть время, когда родители уходят из дома вдвоем, уезжают, чтобы побыть наедине или в компании друзей. И это всегда время, когда детей укладывают спать. 

Иногда родители не понимают, как же так они могут уложить ребенка спать, если он спать не хочет! В самом деле, ведь нельзя заставить человека спать, а тем более ребенка. И бродит такой ребенок по дому, пока сон не сморит его. 

В действительности вопрос имеет отношение не к физиологическом состоянию сна, а к действиям и местоположению ребенка после определенного возрастом ребенка времени. Родители организуют вечерние мероприятия (например, умывание, чтение, выключение верхнего света) и после этого начинается так называемое «взрослое» время. Ребенок, разумеется, может в этот момент не спать, но правилами дома ему предписывается оставаться в кровати или в своей комнате. То есть прекращается так называемая дневная активность ребенка, а начинается та, которая ведет к засыпанию (как правило, это пребывание в кровати без развлечений). Ребенок уходит из «взрослого» пространства, предоставляя родителям побыть вдвоем, смотреть, что им нравится или обсудить важные вопросы, не предназначенные для третьих лиц. 
Кроме личного времени для супругов, у взрослых и маленьких членов семьи должны быть свои дела, которые неприкосновенны. Например, мамина работа, папин разговор с другом, утренняя чашка кофе, занятия спортом, любые ритуалы, которые обслуживают потребность человека в уединении, или ресурсном для него времяпрепровождении. 
© Елизавета Филоненко

mama-papa-help.ru

Детоцентристская и супружеская семья

 

В последние десятилетия в развитии института семьи появились новые тенденции, что, в свою очередь, вызвало новые подходы к ее изучению. Об этом обычно судят на основании динамики демографических показателей – общего снижения рождаемости, увеличения удельного веса разводов и неполных семей, уменьшения числа детей в семьях и их нуклеаризации (о чем шла речь выше). Феномен, который сложнее зафиксировать, опираясь на данные статистики, – это повсеместно происходящий процесс размывания поведенческих норм в сфере брака и семьи и представлений о содержании семейных ролей.

Одна из таких тенденций – тренд к детоцентристскому типу семьи. Для него характерно возвышение роли частной жизни, чувственной стороны брака и интимности. Более или менее равноправные отношения между мужем и женой привели к осознанию необходимости планировать время рождения детей и их количество. В силу этого ограничивается репродуктивный период непродолжительным временем (в пределах 5-10 лет) и рождением одного-двух детей. Желанный ребенок превращается в объект родительской любви и стойкой привязанности. Детоцентристская семья по природе малодетна.

В нашей стране поведение родителей, мотивированное интимно-эмоциональной привязанностью к детям, получило массовое распространение со второй половины XX столетия. Даже в деревенских семьях, где в недавнем прошлом детям не уделялось особого внимания, с 60-х гг. XX в. многие родители, в том числе и те, кто сам окончил лишь начальную школу, мечтают дать своим детям максимальные возможности для образования. Дети, судя по высказываниям большинства опрошенных сельских жителей, – главный смысл семьи. В детоцентристской семье, как показывают социологические исследования, сколь бы скромным ни был ее бюджет, изыскиваются средства на покупку одежды детям, посещение ими развивающих кружков и школ, театров, концертов и т. п. Многие родители стремятся дать им образование и специальность.

Стремление заботиться о материальной и духовной стороне жизни своих детей – явление положительное. Однако гипертрофированное чувство долга, дополненное отходом от аскетической традиции, подчас приводит к противоположным результатам. Вредит как избыток нежности, так и излишняя авторитарность. Нередко родители не общаются с ребенком на равных. Они навязывают ему свое мнение, не позволяя ребенку проявить самостоятельность.

Появление детоцентристского типа семьи предопределило новую семейную стратегию – адаптацию (психологическую совместимость) супругов. Совместное проживание мужа и жены в условиях отсутствия ожиданий и однозначно закрепленных ролей требует адаптации их индивидуальных планов и поведенческих стереотипов относительно друг друга. Иначе говоря, должен возникнуть ряд тесно связанных между собой приспособительных отношений, каждое из которых в большей или меньшей степени оказывает воздействие на стабильность семьи. И действительно, судя по эмпирическим материалам (опросы, проведенные С. И. Голодом[11]), существует семь адаптационных ниш: духовная, психологическая, сексуальная, информационная, родственная, культурная и бытовая. Эти ниши имеют подвижную иерархизированную структуру, а сдвиги в ней предопределяются стадией развития той или иной семьи.

В последнее время наблюдается зарождение еще одного типа моногамии – супружеская семья. В такого рода семье взаимоотношения определяется не родством (как в патриархальной) и не родительст-вом (как в детоцентристской), а в большей степени отношениями между мужем и женой, т. е. родители в такой семье отказываются полностью подчинять собственные интересы интересам детей. Часть социологов считают, что такая семья определяет лицо современной цивилизации.

Супружеская семья – исторически наименее стереотипизирован-ное образование. Если иметь в виду зрелую ее стадию, то здесь открываются уникальные возможности для отхода от господства зависимых отношений и раскрытия деятельной палитры по всем структурным составляющим семейных отношений: муж – жена, родители – дети, супруги – родственники, дети – прародители. Иными словами, в границах одного семейного типа возникают разнообразные и богатые отношения между полами и между поколениями, возможности самореализации для всех.

Супружество – это личностное взаимодействие мужа и жены, регулируемое моральными принципами и поддерживаемое имманентными ему ценностями.

Отсюда следует его институциональный характер, симметричность прав и ответственности обоих супругов. Это, кстати, и указывает на исторически недавнее происхождение данного феномена.

В самом деле, принципы, лежащие в основе супружества в современном его понимании, могли практически реализовываться лишь в результате социальных сдвигов, сопровождающихся индивидуализацией мужчин (расширение избирательности, внутренней ответственности, усиление самоконтроля) и распространением обозначенных качеств на женщин, что было бы невозможно без их экономической и гражданской эмансипации.

 

Альтернативные формы семьи

 

За последние десятилетия возникало несколько различных альтернатив семейной жизни.

Так, например, в Швеции с 1988 г. наряду с гражданским и церковным браком узаконена форма брачных отношений, называемая «самбо», – именно ее чаще предпочитают шведы и шведки традиционной семье. Самбо не влечет за собой никаких юридических обязательств супругов, предполагает раздельное владение имуществом, сбережениями, заработками, свободу взаимоотношений и выхода из брака. Закон только обязывает супругов, заключивших самбо, заботиться о совместных детях.

В Швеции есть и такая форма полубрачных отношений, как «сербо», предполагающая, что супруги могут навещать друг друга по определенным дням. Различные формы брака могут скрепляться специальным контрактом.

Совместная жизнь без вступления в брак . В России такая форма семьи получила название «гражданский брак». Напомним, что под гражданским браком, в отличие от брака, освященного церковью (церковного брака), со времени Великой французской революции понимались брачные отношения, утвержденные государством (брак, заключенный в мэрии). Более того, церковь, да и государство, долгое время не признавали законность того, что сегодня в России понимают под гражданским браком. По римскому праву, например, не зарегест-рированное длительное сожительство мужчины и женщины (конкубинат) допускалось, но дети от этого сожительства считались незаконнорожденными. За последние годы значительно увеличилось число гетеросексуальных пар, живущих вместе, но не вступающих в брак. Так, в США, с 1970 по 1981 г. их число выросло с 523 тыс. до 1 млн 808 тыс. чел., т. е. увеличивалась на 246 %. Большинство таких пар не имеет детей. Однако они бросают вызов монополии семьи на регулирование интимных связей между взрослыми людьми. Особое внимание вызывает юридический аспект этих связей, поскольку нет закона, контролирующего поведение партнеров. Ясно, что партнеры и их дети имеют меньше юридических прав в случае разрыва, чем супружеские пары.

Коммуны. Это форма расширенной семьи. Члены коммун полагают, что они уходят от узости, одиночества, материализма и лицемерия общества и его семейной основы. Нормы отношений между членами в коммунах разные. Во многих главной задачей считается воспитание детей, при этом каждый из родителей отвечает за всех детей. Однако проблемы все равно возникают. Выявлена нестабильность коммун, хотя некоторые существуют годы. Трудно координировать повседневную жизнь, избежать ревности и конфликтов. Есть проблемы работы и лидерства. Большинство коммун (например, в США их 3000) – сельскохозяйственные и воспроизводят патриархальность. Много проблем возникает в коммунах и с сексуальной свободой.

Растет число так называемых пробных браков, суть которых заключается во временном сожительстве партнеров. Когда они решают иметь детей, оформляется законный брак. Маргарет Мид назвала эту форму «двухшаговый брак».

Отмеченная тенденция разделения институтов брака и семьи, давно наблюдаемая на Западе, ныне характерна и для России. В то же время необходимо подчеркнуть, что в нынешних российских условиях роль института брака возрастает прежде всего в регулировании отношений собственности.

Все отмеченные тенденции не могут не вести к многообразию семейных форм. Сегодня, очевидно, более уместно говорить не о «семье», в определение которой уже трудно даже в рамках конкретной культуры вложить всевозможные вариации, а о различных формах семьи. Ответить на вопрос, что такое семья, можно либо сузив объем понятия, как предлагают некоторые западные ученые (например, считать семьей лишь такие общности, где есть зависимые члены – несовершеннолетние, инвалиды или пожилые), либо выделив различные типы семей как особого рода малые группы. Последнее важно при проведении эмпирических исследований.

 

Будущее семьи

 

Одни социологи считают, что семья достигла состояния глубокого кризиса и этот процесс необратим. Другие полагают, что семья скорее находится в процессе трансформации, чем в упадке. Следует помнить, что семья как социальный институт прошла длительный путь развития и адаптации к самым различным условиям существования, отличается гибкостью и устойчивостью. Предсказания ее гибели отражают скорее тревогу исследователей, а не реальную ситуацию. В конце концов, признаков полного уничтожения семьи не наблюдается.

История развития семьи сопровождается постепенной утратой ее функций. Так, монополия семьи на регулирование интимных отношений взрослых, деторождение и уход за маленькими детьми сохранится и в будущем. Однако произойдет частичный распад даже этих сравнительно устойчивых функций. Функция воспроизведения, присущая семье, будет осуществляться и незамужними женщинами. Функция социализации исполняется не только семьей, но и другими институтами (дошкольными учреждениями, школами). Дружеское расположение и эмоциональную поддержку можно обрести не только в семье. Таким образом, семья займет свое место среди других социальных структур, управляющих воспроизводством, социализацией и регулированием интимных взаимоотношений. Но, безусловно, она не исчезнет из современного общества.

 

 

Вопросы для самоконтроля

 

Какие фазы прошла семья в своем историческом развитии?

Назовите разновидности домовой общины.

Дайте определение семьи.

Какие стороны семьи изучает социология?

Каково социальное содержание брака?

Назовите категории семьи.

Раскройте их содержание.

Какие функции выполняет семья?

Каковы особенности современной семьи?

Назовите основные проблемы современной семьи.

Раскройте их содержание.

Дайте характеристику детоцентристского типа семьи.

Раскройте содержание понятия «супружеская семья».

Что такое супружество?

Каковы современные альтернативы семье?

Каково будущее семьи?

 

Литература

 

Гидденс Э. Социология. М., 1999. С. 362–391.

Гуманистический подход к охране здоровья. М., 1998.

Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1998.

Маркович Д. Ж. Общая социология. М., 1998. С. 239–247.

МендраА. Основы социологии. М., 2000. С. 191–214.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства //К. Маркс, Ф. Энгельс. Избранные произведения: В 3 т.

Т. 3. С. 211–370.

 

 




infopedia.su

Детоцентрическая семья это — скажите три категории сравнения семей традиционного и демократического типов — 2 ответа



Детоцентрический тип семьи

Автор MARSochka ... задал вопрос в разделе Домашние задания

скажите три категории сравнения семей традиционного и демократического типов и получил лучший ответ

Ответ от Alexey Khoroshev[гуру]
Критерии сравнения семей:
1.Отношение к старшим;
2.Педагогическое воздействие;
3.Социализация детей.
К числу реальных исследований, посвященных психологическим типам семьи, относится работа Э. Арутюнянц. По ее мнению, существуют три варианта семьи: традиционная, детоцентрическая и супружеская ( демократическая ).
В традиционной семье воспитывается уважение к авторитету старших: педагогическое воздействие осуществляется сверху-вниз. Основным требованием является подчинение. Итогом социализации ребенка в такой семье является способность легко вписаться в «вертикально организованную» общественную структуру. Дети из этих семей легко усваивают традиционные нормы, но испытывают трудности в формировании собственных семей. Они неинициативны, негибки в общении, действуют, исходя из представления о должном.
Детоцентрическая семья – семья, в которой реально психологически доминирует ребенок с его потребностями, капризами. В детоцентрической семье главной задачей родителей считается обеспечение «счастья ребенка». Семья существует только для ребенка. Воздействие осуществляется, как правило, снизу вверх. В результате у ребенка формируется высокая самооценка, ощущение собственной значимости, но возрастает вероятность конфликта с социальным окружением за пределами семьи . Очень велик риск ребенка из такой семьи к дезадаптации.
Супружеская ( демократическая ) семья основывается на взаимном доверии, принятии и автономности членов. Воспитательное воздействие – «горизонтальное» , диалог равных – родителей и ребенка. В семейной жизни всегда учитываются интересы ребенка, причем, чем старше ребенок, тем больше его интересы учитываются. Итогом такого воспитания является усвоение ребенком демократических ценностей, гармонизация его представлений о правах и обязанностях, свободе и ответственности, развитие активности, самостоятельности. Вместе с тем, у этих детей возможно отсутствие навыка подчинения социальным требованиям.
Источник: Полностью:

Ответ от 2 ответа[гуру]

Привет! Вот подборка тем с похожими вопросами и ответами на Ваш вопрос: скажите три категории сравнения семей традиционного и демократического типов

Семья на Википедии
Посмотрите статью на википедии про Семья

 

Ответить на вопрос:

2oa.ru