Иерархия семьи – Очень интересная статья! Семейная иерархия

Очень интересная статья! Семейная иерархия

Психолог Людмила Петрановская рассказала в Открытом университете, что такое семейная иерархия и семейные роли.

В прошлый раз мы смотрели на семью как бы снаружи, со стороны общества. Мы задавались вопросом, как отличить семью от не-семьи. Почему она так меняется, что с ней происходит.

Сегодня я предлагаю вам посмотреть на то, как семья устроена изнутри. Мы в прошлый раз договорились, что здесь принципиален вопрос самоназвания — кто считает сам себя семьей, те и есть семья. Я, честно говоря, не вижу тоже никакого другого способа решить эту дилемму.

Есть удивительное явление: человеку обычно очень трудно ответить на вопрос, какая у него семья. Казалось бы, это наш микрокосм, это наш мир, это такие значимые отношения для нас. Почему мы так мало можем об этом сказать? Вот спроси вас, в какой фирме вы работаете — вы и то гораздо более длинной фразой ответите.

Связано это с тем, что вообще человеческое восприятие так устроено, что чем ближе и чем важнее для нас явление, тем сложнее нам о нем думать аналитически.

Помните, мы говорили, что самая старая наука в истории человечества — это астрономия. Рассуждать про звезды легко и просто — они далеко и они ни куда не деваются, и они к нам, по большому счету, не имеют никакого особого отношения.

Чем ближе область знаний к человеку, тем позднее оформление ее как науки. Физика позже, чем астрономия, биология позже, чем физика. Лингвистика позже, чем биология, психология позже, чем лингвистика и так далее. Чем ближе к нутру, тем сложнее нам об этом думать аналитически. А семью как явление стали изучать недавно, в семидесятые годы прошлого века.

Связано это с тем, что вообще человеческое восприятие так устроено, что чем ближе и чем важнее для нас явление, тем сложнее нам о нем думать аналитически.

Потому что было непонятно, как к ней подойти. Были обывательские представления — хорошие семьи, нехорошие, счастливые, несчастливые. И только где-то в семидесятых годах на семью посмотрели с точки зрения теории систем.

Можно использовать простейший пример: если у меня в руках будет горсть бусин и я брошу ее на пол, а потом подниму одну из этих бусин, что произойдет со всеми остальными этими бусинами в этот момент? ничего не произойдет. Но если у меня будет в руке ожерелье, и я брошу его на пол, а потом возьму одну бусину, точно тем же движением — что произойдет со всеми бусинами? Все они сдвинутся. Это разница между отдельными элементами и системой. В системе невозможно сдвинуть один элемент без того, чтобы что-то не случилось со всеми остальными.

Системы начали изучать в применении к природе, к технике, к экологии, к бизнесу, к финансам. И в некоторый момент семью начали рассматривать как систему. Как живой организм, который рождается, живет и прекращает свое существование. Имеет свои цели, задачи, внутреннее устройство, внутренние правила.

И мы действительно видим с вами, что семьи очень разные. По каким-то неуловимым особенностям.

Вот вы бываете, например, в гостях. И вы знаете, что в некоторых домах вам бывать хорошо, а в некоторых — нет. И сложно ответить, почему. Как вы понимаете, «теплая атмосфера» это далеко не научное определение. И это никак не связано, например, с порядком в доме. Где-то может быть полный бардак, а вам там хорошо и душевно. Где-то, может быть, всё замечательно, дом полная чаша, мягкие диваны, а вы сидите, ерзаете и ждете, когда можно будет уйти.

Итак, давайте посмотрим, как изнутри можно подумать про семейный механизм.

***

Начнем с того, что семья — это всегда система, устроенная иерархично. Поскольку есть разные поколения, в семье всегда есть иерархия — в семье всегда есть старший, есть младший. За редкими исключениями — скажем, бездетная пара.

Соответственно, семьи очень разные с точки зрения устройства иерархии. Есть нормативная иерархия: кто старше, у того больше прав. На ком больше ответственности, кто больше на себе тянет, кто принимает решения, кто добывает средства к существованию, кто отвечает за безопасность — вот тот и имеет больше возможности влиять. Но бывает по-разному. Например, одна из базовых характеристик семейной иерархии — это то, как устроена иерархия между супругами. Есть патриархальная модель, когда мужчина — хозяин, глава, а женщина – в подчиненном положении.
Мы знаем крайние проявления такой системы — в некоторых разновидностях мусульманской культуры.

В этой модели дисбаланс в плане власти и принятия решений уравновешивался точно таким же дисбалансом в плане обязательств. Мужчина был обязан содержать жену, она не обязана была добывать средства к существованию никаким образом. И нескольких жен он может иметь только в том случае, если способен их всех обеспечивать.

Чем мы двигаемся ближе к северу, тем климат становится суровее, жизнь — требовательнее к людям — тем важнее, чтобы женщина тоже вносила какой-то вклад в добычу средств к существованию. Соответственно, чем ближе к северу — тем меньше неравенства между мужчиной и женщиной. Оно всегда тоже существовало, потому что есть объективная разница в физической силе, но, чем суровее жизнь, тем важнее, чтобы женщина работала. Тем больше у нее, соответственно, права голоса. И соответственно, тем меньше запретов на то, чтобы женщина владела оружием, тем меньше было требований, чтобы она сидела дома, закрывала лицо, не поднимала глаз.

Сейчас есть участки мира, где всё остается примерно по-старому. Но, в общем и целом, в нашей жизни, эти модели начали размываться и смешиваться. Надо сказать, что в России было тоже по-разному. Например, когда в Новгороде на раскопках нашли берестяные грамоты, то с удивлением обнаружили повальную женскую грамотность. Больше половины этих записок было написано женщинами. Это были совершенно обычные, бытовые записки.

Соответственно, чем ближе к северу — тем меньше неравенства между мужчиной и женщиной.

С другой стороны, это было достаточно давно, а потом постепенно всё шло в сторону закрепощения. И источники времен Алексея Михайловича, и источники конца 19 века чудовищны с точки зрения женского бесправия. Там просто какой-то невероятный садизм и насилие. Т.е. в некоторых местах нравы были сопоставимы с самыми жестокими, радикальными мусульманскими, например, или индуистскими практиками.

Ну, сейчас, слава Богу, это всё в прошлом. В том числе, из-за не очень веселых событий. Мы знаем, что в течение прошлого века у нас были целые периоды, когда в семьях мужчины были выкошены просто полностью. И фактически, самой частотной семьей стала семья без мужчины, либо с мужчиной – тяжелым инвалидом. И в этом смысле, когда мы говорим о российской семье, всегда бывает очень сложно понять, как все устроено. Потому что, с одной стороны, феминистки начинают говорить об угнетении женщин — потому что действительно очень много семейного насилия. У нас чудовищная в этом отношении статистика. С другой стороны, когда речь идет о том, что женщина должна быть равноправной – она не меньше может, чем мужчина – бывшие советские, российские женщины перестают слушать феминисток. Потому что вот чего они точно больше не хотят — так это больше прав и больше обязанностей. Поэтому у российских женщин такая агрессивная реакция на феминизм. Они это воспринимают в таком ключе: “вам мало, тетеньки, давайте еще навесим”.

То есть в России дикая ситуация, когда женщина: а) зарабатывает больше, чем мужчина, б) он ее бьет, в) она от него не уходит. Потому что как же он без меня. Или как же я без него. То есть, с одной стороны — очень жесткая патриархальная модель. С другой стороны — потом просто вмешались исторические события, физически выкосили мужчин, и женщинам пришлось справляться самим, и они научились жить без мужчин. Так что здесь полная мешанина.

В ситуации мешанины люди пытаются сохранить для себя плюсы и избавиться от минусов. В итоге, мужчина хочет, чтобы он женщину не содержал, но она его слушалась. А женщина хочет, чтобы он ею не командовал, но содержал.
И как вы понимаете, в этой ситуации расцветает очень много взаимных претензий. Это что касается иерархии на уровне супружеской пары.

***

У нас есть иерархии на уровне «молодые супруги и родители».

Опять-таки здесь очень у нас специфическая ситуация — достаточно недавно, по историческим меркам, буквально до массовой урбанизации (а массовая урбанизация — это индустриализация, 30-50-е годы прошлого века) в деревнях нормой считалась многопоколенная семья, это было нормой для подавляющего большинства населения России.

Что такое многопоколенная семья? Это семья, в которой старший или младший сын остается жить с родителями — в подчиненном, в иерархическом смысле, положении. Этнографы описывают, что в некоторых районах России было совершенно нормально, когда отец за провинности ведет тридцатилетнего сына в баню пороть вожжами. То есть, существовала культурная норма, когда в огромной семье всем рулят старики до тех пор, пока не становятся дряхлыми.

Потом все эти семьи стали переезжать в город. И вдруг стало выясняться, что эта система утрачена. Можете себе представить, какой стресс испытывали все участники процесса. Переезжали сначала молодые, кто-то из них всё-таки перевозил потом родителей в город. И эти самые родители оказывались в очень странной ситуации — вся их культурная норма требовала, чтобы они были главными, при этом они оказывались в мире, к которому они были абсолютно не приспособлены. В их распоряжении была в лучшем случае шестиметровая кухня или угол в коммунальной квартире. Большой город, в котором они никто.

У поколения молодых и у поколения пожилых принципиально разные модели иерархии в голове.

Это был серьезный слом. Ну и были сами дети, которые по-разному реагировали на то, что они вырвались на волю. Кто-то тосковал, кто-то радовался. Система в чем-то была надломлена, но какие-то ее остатки остались. Знаете, какая сейчас самая частая жалоба на семейных форумах? Жалуются на бабушек, которые командуют, как одевать и как обращаться с ребенком. Причем с точки зрения той деревенской модели это нормально — ну кто ж тебе скажет, если не бабушка?

И конечно, жалуются на своих родителей. У поколения молодых и у поколения пожилых принципиально разные модели иерархии в голове.

При этом тут тоже идет двойная игра — молодые родители хотят, чтобы бабушки бесплатно сидели с внуками, но при этом делали все ровно так, как мы им велим.

Родители могут считать, что нужно закалять, а бабушки могут считать, что нужно кутать. Родители могут считать, что нужно есть здоровую пищу, а бабушка может считать, что ребенку невозможно вырасти без Макдональдсов — и наоборот. То есть тут содержание вариативно. Все эти конфликты — из-за иерархии.

Есть другие модели, когда уже появилось то поколение бабушек, которое уже жили по новой модели. И такие бабушки вообще не считают, что они должны сидеть с внуками. Ну, у них, кроме всего прочего, на это нет возможности, потому что они работают, у них романы, поездки — и они видят внука два раза в год. И, в общем, сами совершенно по этому поводу не страдают. А их дети — по-разному.

То есть мы, опять-таки, видим, что у нас на данный момент нет никакой устоявшейся культурной нормы. И это рождает много конфликтов.

***

Следующий уровень иерархии – это родители и дети. Тут тоже есть свои проблемы. В патриархальной иерархии разница между взрослыми и детьми очень заметна. Ребенка должно быть видно, но не слышно. Его довольно жестко ограничивают в правах. В двадцатом веке начали происходить трансформации, связанные с тем, что выросла цена ребенка. В силу медицинских успехов, в силу развития санитарии, гигиены, прививок, детская смертность резко упала — за очень короткий срок. Что перевернуло представление о цене ребенка. Если раньше, любой ребенок — это был венчурный проект: ты его родил, конечно, но процентов двадцать вероятность, что он вырастет и подаст тебе стакан воды в старости. А тут выяснилось, что ребенок — надежная инвестиция. С другой стороны, одновременно уменьшилось количество детей в семьях — в городе много детей иметь очень сложно — нужно всё время за ними смотреть. Да и просто физически не расширишься — например, не пристроишь к дому комнату. Когда цена ребенка резко повысилась, сломалсь патриархальная модель, которая говорила, что ребенок — это ещё пока никто. Маятник качнулся в другую сторону, началось возведение ребенка на пьедестал.

Плюс после второй мировой войны, когда человечество сильно пострадало, еще больше возросла цена ребенка. Люди после войны дорвались до радостей родительства. Когда люди интуитивно старались восстановить популяцию. Много детей, их любили, их баловали, как-то к ним относились по-другому. И вот, на этой волне, в Америке и в Европе появилась идея либерального воспитания. Отношения к детям как к взрослым, как к равным — пик этой тенденции — 70-е годы. Нас это настигло немножко попозже, где-то конец восьмидесятых — девяностые. Отношение к ребенку, как к равному, как к полноценному партнеру, как к другу. Дети называли родителей не мама и папа, а по имени.

То есть изменилась иерархия между родителями и детьми.

Дальше выяснилось, что все это очень плохо получается. Потому что всё-таки ребенок объективно очень маленькое существо. Он не может быть на равных со взрослым. Потому что когда взрослый дает ему понять, что он ничем не старше, для ребенка это означает: я ребенок и ты ребенок тоже, и что мы будем делать, когда придет саблезубый тигр? Закономерный вопрос. У детей очень сильно повысился уровень тревоги. Все с ними побежали к психологам. Психологи схватились за голову и стали уговаривать родителей перестать играть в эти игры. Сейчас это поутихло. Родители начали вспоминать, что они взрослые, что будет так, как они скажут.

Сбой иерархии между родителями и детьми может быть и неосознанный. Если сами родители недостаточно внутренне взрослые, то может сформироваться так называемая перевернутая привязанность, когда ребенок вынужденно берет на себя доминантную роль. Иногда это бывает в результате неправильного поведения родителя в момент кризиса трех лет, когда ребенок скандалит и качает права — если родители пугаются или начинают говорить «раз ты такой — ты мне не нужен, пока не извинишься — не подходи!». Они перевешивают на ребенка ответственность за отношения и полностью ему делегируют решение о налаживании отношений — невольно увольняются из роли родителей, и у детей формируется перевернутая привязанность, когда они начинают подсознательно считать себя доминантной особью, родителей не воспринимают как взрослых. Ну и, соответственно, в результате не слушаются — чего слушаться, если он не взрослый.

Второй вариант перевёрнутой привязанности возникает чаще позже, ближе к шести-семи годам. Ребёнок начинает заботиться о бабушке, о маме, приносить тапочки. Он начинает понимать потребности другого человека. Это связано с созреванием определенных участков мозга, которые позволяют ставить себя на место другого.

Это хорошо, но неудачно, если по времени это совпадает с тем, что родитель в плохой форме. Ну, например — типичная ситуация: у мамы болезненный развод, муж ушел, а ребенку шесть лет, она никакая, привычки просить помощи где-то у кого-то нет или просто нет возможности. И тут такой соблазн — ребенок, который готов пожалеть, погладить по головке, утешить, сказать — не расстраивайся, мамочка, все будет хорошо, я о тебе позабочусь, ты не одна… И вот это раз, другой, третий, десятый… и в какой-то момент, просто их отношения переворачиваются — ребенок усыновляет маму. Он берёт на себя ответственность за ее состояние, за ее настроение, за ее жизнь. Это называется парентификация. Тоже перевернутая иерархия. Ну а дальше, соответственно, если мама входит во вкус, начинается — ни с кем не встречайся, а то я не могу вечером одна.

***

Вот мы видим, как много есть вариантов и разновидностей. Есть еще, например, отношения братьев и сестер — у них бывает нормальная иерархия — когда у старшего больше ответственности и больше права принятия решений. Но их психологическая зрелость может не совпадать с их реальным возрастом. Может быть приемный ребёнок, который пришел в семью позже родных, и в этом смысле младше, но по возрасту — старше.

При крайних нарушениях иерархии получается семья анекдотического типа. Семья с властной женой и мужем-подкаблучником. «Муля, не нервируй меня» — яркий пример.

Противоположной модели с подкаблучником оказывается модель, которая была описана в пьесе «Кукольный дом» Ибсена. Там жена — милая, мягкая, ласковая, на которой женится зрелый человек, который ее очень любит, они чудесно живут, и у них двое детей. Пока вдруг жена не обнаруживает в критической для всей семьи ситуации, что она-то выросла и больше не может быть куклой в этом доме. Она просто вынуждена уехать из семьи, в том числе, и от детей, для того чтобы хоть как-то начать свою самостоятельную жизнь.

Очень часто это происходит и сейчас. Когда женщина выходит замуж, будучи не взрослой, не зрелой психологически, не инициированной. И сначала вся эта история ей очень нравится. А потом, через какое-то время, она вырастает. И выясняется, что она в этих отношениях оставаться не может, она хочет уважения, самостоятельности, самореализации. Это тоже вид нарушенной иерархии.

***

Что можно сказать о хорошей семейной иерархии?

Это иерархия, где сохраняются представления о возрасте. Всё-таки, кто взрослые, а кто дети — должно быть понятно. Хорошая семейная иерархия — это та, в которой существует баланс прав и обязанностей. Потому что если кто-то на себе всё тащит, а решение принимает другой — это очень странная семейная иерархия, и она ничем хорошим не закончится. И хорошая семейная иерархия — гибкая. Потому что жизнь разная — вы можете быть в форме, вы можете быть не в форме. И тот, кто тащит, может иметь право, например, в какие-то периоды жизни, болеть, например или там быть в депрессии, или еще что-нибудь.

Ну, и отношения со старшим поколением — это пока вообще не переваренный культурой вопрос. Норма меняется, новая норма не выработана, как органично и правильно — никто не знает. Но, как минимум, тот же самый принцип справедлив: всегда должен быть баланс ответственности и прав. Если мы даем бабушке ребенка, то она имеет право вести с ним себя так, как она считает нужным. Давать бабушке ребенка и 45 пунктов запретов и предписаний к нему — верный путь к тому что у ребенка не останется бабушки, реально действующей.

То же самое — в иерархии братьев и сестер: если вы хотите, чтобы ваш старший ребенок в какой-то ситуации помогал вам с младшим, то есть частично выполнял родительскую роль — очень важно, чтобы он имел возможность делать это так, как у него получается.
Ну, и точно так же, если вам важно, чтобы между старшим и младшим были какие-то нормальные отношения — очень важно признавать их разницу в иерархии. Потому что самое неприятное начинается, когда родители, из соображений справедливости, начинают нивелировать разницу в иерархии между братьями и сестрами. Младшему пора спать, мы и старшему велим идти спать, хотя он бы еще мог посидеть. Если вы хотите, чтобы ваши дети друг друга не любили — это лучший способ им это устроить. Какие плюсы тогда вообще в том, чтобы быть старшим? Плюсов никаких — привилегий ноль, а головной боли много и всяких отягощений.

Вот все проблемы с иерархией начинаются, когда этот баланс нарушается. Когда привилегий ноль, а отягощение есть.

***

Следующий интересный момент в семьях — это роли.

У членов семьи могут закрепляться какие-то постоянные роли. Частично их определяют прагматичные соображения: тот, кто у нас готовит еду. Тот, кто чинит всё. Тот, кто покупает билеты на самолет.

Распределение обязанностей интересно и само по себе, потому что в современных семьях оно перестало быть природно обусловлено. Сейчас из-за развития всякой бытовой техники все совершенно произвольно. Шуруповёртом закрутить шуруп женщине ничуть не тяжелее, чем мужчине. А сварить пельмени из пачки в кастрюле, мужчине ни чуть не сложнее, чем женщине. Всё, в общем-то, могут делать все.

Возникает вопрос, как оно в семьях распределяется? В силу привычки, в силу неких представлений и стереотипов.

Особенно интересно, когда выясняется, что в семьях очень много конфликтов из-за этого распределения обязанностей, но никто никогда не выяснял, почему, собственно говоря, оно в семье таково.

Есть замечательный анекдот про булочку. У супружеской пары десятилетие свадьбы. Утром жена идёт готовить завтрак, режет вдоль булочку и думает — чёрт, я десять лет отдавала ему верхушку булочки, которую так люблю. Ну можно, я хотя бы в свой праздник, наконец-таки съем ее сама. И сервирует впервые по-другому — себе верхушку, а ему донышко. И муж думает – Господи, наконец-таки! Десять лет я мечтал съесть донышко от булочки, и наконец она сделала так, как я люблю! (Но все это — про себя, как вы понимаете). Понятно, что это такая смешная штука, но на самом деле очень много таких накопленных конфликтов случается из-за того, что за десять лет никто не удосужился обсудить, кто какую часть булочки любит.

Есть уровень более сложный — это уровень психологических ролей, которые отвечают за организацию внутренней жизни. Ну, например, в семьях есть те, кто инициирует изменения — и те, кто терпеть не может изменений. Если в семье все будут всегда хотеть революций, такая семья долго не просуществует. Если в семье все будут всегда хотеть стабильности, то малейший кризис, любой вызов от жизни — и такая семья сыпется. Очень важно, что в семьях всегда есть тот, кто говорит — «а давайте…», и тот, кто говорит — «а может – не надо?».

И на самом деле, это очень хорошо, потому, что это обеспечивает равновесие конструкции.

Всегда есть те, кто начинает выяснение отношений: «Давай поговорим про это!» И всегда есть те, кто разговор саботирует тем или иным способом. Ну опять таки, если представить, что все с утра до вечера постоянно выясняют отношения — то тут уж чокнуться можно, но если никогда не выяснять отношений, то никогда никакой конфликт не может быть нормально разрешён.

Всегда есть тот, кто мирит, например. И всегда есть тот, кто подкалывает, подзуживает и работает трикстером, чертенком. Вспыхнула какая-то движуха, все поругались, и тут приходит кто-то и говорит «Ну, что вы, в самом деле! Ну, давайте жить мирно!»

Нужно равновесие.

Есть роли более устойчивые, например, есть такая роль, как «Гордость Семьи». «А это у нас – Гордость Семьи» – победитель олимпиад, конкурсов, знает три иностранных языка, сделал прекрасную карьеру. Или, например – а это у нас тот, на ком всё держится. Наш папа – “он такой, он всегда”.

Бывает женщина — та, на ком всё держится. Бывает, что она такой менеджер, никакое решение мимо неё не проходит. Бывает другой тип — это такая душа рода, про всех помнит, у кого когда день рождения.

Есть, к сожалению, роли дисфункциональные, негативные. Ну, например, роль семейной золушки. «А это тот, кто у нас тут мелкие поручения выполняет, а мы его все пинаем». Одна из таких неприятных ролей — это роль семейного козла отпущения. Вот всё бы у нас в жизни было бы хорошо, если бы не это обстоятельство — если бы муж не пил, если бы сын не приносил двойки, если бы дочь не вышла за этого урода. Иногда это может быть негативно окрашено, а иногда это может быть поводом для заботы. Об этом Том, Из-за Кого Всё, все заботятся. Вот всё бы у нас было бы хорошо, если бы у ребенка не было бы астмы — и жизнь семьи посвящена этой астме, все бегаем вокруг, все друг на друга орем из-за каждой пылинки, которая там где-то образовалась, из-за каждой не той данной ему конфеты.

Роль «Тот, из-за Кого Всё» — очень нагруженная. Собственно говоря, в свое время и семью как систему обнаружили, работая именно с Козлами Отпущения. Потому, что когда семья обращается за профессиональной помощью, она обращается по поводу этого самого Того, Из-за Кого Всё. Он иными словами называется идентифицированный клиент — тот, с кем связывают проблему, тот, кто считается в семье носителем проблемы. И вот, когда люди стали с ними работать, они обнаруживать начали странную вещь.

Например, было отделение детской психиатрической больницы, которое очень успешно вводило в ремиссию подростков с шизофренией. Это вообще непростая задача, но у них очень хорошо получалось. И вот, выведут они подростка в ремиссию, лекарства подберут, психотерапию, и он вроде как ничего, вполне может возвращаться домой, ходить в школу. Забирает его любящая семья, беспокоящаяся о нем, и буквально через несколько недель, а иногда и через несколько дней, из этой самой любящей семьи он возвращается опять с обострением. И когда это повторялось раз, другой, третий, десятый, возник вопрос: что они с ним делают? Когда стали исследовать отношения родителей с детьми, выяснили, что действительно родители часто провоцируют у ребенка это состояние.

Ну, например, обнаружилось, что в таких семьях очень часто родители детям посылают так называемые «двойные послания». Когда говорят — я тебя люблю, но при этом всячески — позой, тоном голоса и выражением лица как бы говорят — глаза б мои тебя не видели! Безусловно, если у ребенка шизофрения уже есть, то такие дезориентирующие двойные послания, безусловно, могут ухудшать его состояние.

Следующий интересный момент был замечен людьми, которые лечили от алкоголизма мужчин. К ним обращались семьи, а чаще всего, как вы знаете, по поводу алкоголизма мужчины обращается жена, она бывает инициатором обращения к наркологу, к психотерапевту по этому поводу. Она обращается и говорит — вот — вышла замуж когда-то по любви, и всё бы у нас было хорошо, живи и радуйся, если бы он не пил.

Вот он начал пить, всё хуже и хуже. Если бы не эта проблема, то мы бы жили прекрасно и счастливо. — «Ну, ОК!» — говорят наркологи и выводят мужа в ремиссию. Он возвращается домой — трезвый и не пьёт. Что было потом — угадайте? До трети браков распались. Как только он перестал пить, жена от него ушла, какое-то количество мужчин начали пить снова, а в достаточно большом проценте случаев пить начала жена. Роль освободилась, а роль этой семье эта для чего-то была нужна. Это была, как выяснилось, для их семейной системы цементирующая, собирающая роль,

То есть, кроме понятных, очевидных, функциональных ролей, есть еще роли дисфункциональные. А кроме того, дисфункциональным, не полезным явлением может быть слишком жёсткая фиксация роли. То есть, если этот мужчина, на котором всё держится — нынешняя семья, предыдущая, и ещё предыдущая семья его предыдущей жены, например, вдруг просто устал, то никакого шанса уйти с этого командного поста у него нет.

Единственный шанс — это инфаркт. Тогда деваться некуда, тогда тебе разрешат полежать, а до тех пор ты будешь тащить и тащить.

Если какой-нибудь ребенок — Гордость Семьи и с ним связаны надежды семьи перейти в более высокий социальный статус, — если он поехал в столицу учиться, если он там делает успехи, если он станет там супер успешным и всю семью вытащит нищеты, то ожидания на такого ребенка оказываются возложены такие большие, что у него просто нет шансов, нет права на неудачу. Он не может не выиграть конкурс, завалить сессию.

Он перестает распоряжаться своей жизнью. Он становится носителем этой роли — или он скидывает с себя эту роль, и тогда очень часто ему приходится и с семьей практически рвать отношения, потому что семья этого не прощает. Если ею очень много яиц было положено в эту корзину, то она воспринимает это как предательство.
Или уж тогда смириться и перестать быть собой, перестать жить своей жизнь и волочить эту роль, как крест.

Вот поэтому семейная роль — это очень большая тема, интересно поразмышлять в этом отношении про свою семью, про какие-нибудь семьи из книжек или фильмов

www.baby.ru

Иерархия семьи. Кто глава семьи? / Православие.Ru

Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

Когда мы обращаемся к теме иерархии в семье, сразу же приходит на память Послание апостола Павла к Ефесянам. Наверное, еще потому, что все слышали, как оно читается во время Таинства венчания. Особенно почему-то запоминаются последние слова. Чаще всего какой-нибудь громогласный диакон или чтец на весь храм возглашает: «А жена да боится своего мужа!» От подобного громогласия все читанное ранее почти забывается. А ведь там заключена вся суть и объяснение последней фразы. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф 5, 25), — говорит апостол. То есть муж должен любить свою жену до самопожертвования, быть готовым отдать свою жизнь, пожертвовать самым дорогим.

Далее святой апостол Павел призывает мужей любить жен как самих себя, как свое тело. «Никтоже когда свою плоть возненавиде, но питает и греет ю», — как и Господь любит Церковь, ибо она тело Его. Обязанности мужа — заботиться о жене, питать и греть ее. Муж должен свои отношения с женой рассматривать как отношения Церкви и Христа. Может ли Господь обидеть или оскорбить Церковь? Вопрос абсурдный. Вот какие требования к главе семьи. И только после этого говорится: «а жена да боится...» Как боится? Трепещет, что муж придет усталый или пьяный с работы и она попадет под горячую руку? Конечно, нет. Муж — образ Христа в семье. Мы говорим: «страх Божий», «бойтесь не людей, а Бога» — вовсе не потому, что боимся какой-то кары от Господа. Это боязнь другого рода: обидеть любимого, расстроить его, оказаться недостойным его любви. Мне эта боязнь знакома с детства. Отец никогда не бил нас, не особо наказывал, разве что совсем маленьких. Но то, что папа расстроится из-за шалости, плохого поступка, та мысль, что сам бы он так никогда не поступил, была пострашнее ремня.

Да, апостол Павел говорит, что жены должны повиноваться своим мужьям. Но муж вправе ждать такого повиновения, только если он любит свою жену, как Христос — Церковь.

pravoslavie.ru

Закон иерархии в семье по Хеллингеру

С точки зрения Закона Порядка есть только один способ примириться с собой — научиться искренне уважать своих родителей.

Чей ранг выше?

Закон иерархии (порядка)  - один из базовых законов существования семейных систем. Применяя этот закон Берт Хеллингер демонстрировал потрясающе эффективные способы исцеления отношений в семье. Одной из простейших интервенции, которая приносит облегчение членам семьи - восстановление правильного порядка. И наглядно. и мощно, и прекрасный поток энергии рода наполняет наши паруса.

Закон иерархии (порядка) семейных систем Берта Хеллингера гласит:

Кто пришёл в систему раньше, имеет более высокий ранг в системе. Без родителей не было бы и детей. Первый и самый важный подарок, который дети получают от родителей — это жизнь. А затем родители ещё долго занимаются воспитанием ребёнка, заботятся о нём, оберегают его, часто без выходных.

Ребёнок получает от родителей так много всего, что никогда не сможет рассчитаться с этими «долгами». Единственное, что ребёнок может сделать — это выразить родителям свою благодарность, а потом, когда станет взрослым, отделиться от родителей, создать свою семью и передать полученное своим детям.

Этот механизм задуман самой природой для передачи жизни будущим поколениям. Как в арабском фонтане – вода из верхней чаши переливается в нижнюю, затем – в следующую, расположенную ещё ниже и т. д. Это и есть правильный порядок.

Примером безусловной преданности родителям может служить факт из жизни детей – социальных сирот школы-интерната: (Примечание: социальные сироты – дети, родители которых живы, но по разным причинам лишены родительских прав). В интернате для них были созданы неплохие условия для постоянного пребывания – хорошее питание, чистые простыни и уютные комнаты. Но в выходные никакими силами их нельзя было удержать в стенах учреждения. Они сбегали к своим родителям. В понедельник они возвращались на учёбу в школу со вшами, запахом табака и алкоголя. Их отмывали и обрабатывали. А через неделю – всё повторялось вновь. Этим детям контакт с родителями был важнее сытной кормежки. Сам факт того, что родители подарили жизнь, делает их святыми для ребёнка, а контакт с ними – жизненно необходимым.               

Но нередки и такие ситуации, когда закон иерархии нарушается. Приведу несколько примеров таких патологий.

Нарушение первое: высокомерие.

Часто дети думают, что было бы лучше, если бы у них были другие родители: более понимающие, более поддерживающие, не такие критичные, не такие строгие, а иногда наоборот — более строгие. Ребёнок может стыдиться своих родителей – алкоголиков, наркоманов, преступников. Тех, кто отказался от него в роддоме. Тех, кто в пьяном угаре гонялся за ним с топором в руках. Ниже несколько примеров и практики:

  • Девушка обвиняет родителей в том, что они не такие как ей хотелось бы, что делают для неё не совсем то, что ей нужно.
  • Сын в письме из армии упрекает родителей, что они его неправильно воспитывали. «Лучше отдали бы меня вместо музыкальной школы в секцию бокса».
  • Дети пытаются учить родителей, как им жить (это хорошо, а это плохо), принимать за них ключевые решения (выходить маме замуж или нет, разводиться родителям или оставаться вместе).

Последствия такой позиции ребёнка плачевны. Вода из нижней чаши фонтана не может течь в верхнюю чашу. Когда ребёнок ставит себя выше родителей, он просто перестает получать энергетическую поддержку родителей, он вынужден жить в изоляции, в режиме полного самообеспечения. Надо ли говорить, что такие люди часто переносят модель презрения к родителям на весь окружающий мир. Не уважая родителей, человек теряет почву под ногами, перестает ценить и самого себя, и свою жизнь, и людей, и весь окружающий мир. И как результат – может испытывать психологические проблемы самого разного характера. 

Нарушение второе – парентификация – имеет место, когда ребёнок удочеряет или усыновляет своих родителей. Это может случиться вследствие их тяжёлой хронической болезни или временной беспомощности. И ребёнок львиную долю своей жизненной энергии начинает направлять на заботу о родителях, забывая о карьере, здоровье, личной жизни, забывая о своих собственных детях.

В фильме «Ребро Адама» И.Чурикова сыграла образ измотанной женщины, которая привязана к больной матери. Другим примером может служить судьба двадцатилетней женщины, к которой сватался молодой офицер. Он звал её поехать с ним на место службы и создать семью. Она ему сказала: «Сейчас не могу, мой отец тяжело болеет». Прошло 30 лет. Отец как болел, так и болеет. Бывший жених давно нашёл себе другую жену и уже нянчит внуков. Наша героиня – так и находится при отце, детей родить она уже не может. Её род на ней пресёкся.

Нарушение третье: триангуляция.

В данной ситуации ребёнок оказывается вовлеченным в отношения родителей как равный им по статусу. Это происходит, к примеру, в те моменты, когда он становится свидетелем ссоры между родителями, когда кто-то из родителей жалуется ребёнку на поведение другого, как в фильме «Любовь и голуби»: «Вот папку вы своего любите… А папка ваш вон оно как!!! Городскую себе нашел!!!…» или просит его совета: «Девочка моя, скажи, разводиться мне с твоим отцом или потерпеть?» Или когда он просто слышит от родителей о проблемах в жизни. Невинный на первый взгляд вопрос: «Хочешь, чтобы я тебе братика родила?» или «Кого ты больше любишь, маму или папу?» может вовлечь ребёнка в серьёзный внутренний конфликт. А как вам такая фраза: «Ладно, потерплю ещё пять лет, не буду разводиться… Вас, детей, нужно на ноги поставить…». Всё это нагружает ребёнка такой ответственностью за родителей, которая ему не по силам.

Несмотря на все вторичные выгоды подобных ситуаций (чувство важности, значимости или даже превосходства) последствия парентификации и триангуляции для ребёнка тяжелейшие. Под давлением чувства вины или ответственности его собственная жизнь оказывается обделённой.

Патология четвертая: символический брак.

Достаточно часто в практике работы расстановщика встречаются случаи, когда ребёнок играет роль символического супруга для родителя (чаще противоположного пола). Например, мать находится в незавершённом трауре по абортированным детям, у отца есть тенденция искать другую женщину для отношений, и брак начинает разваливаться. И дочь (это может произойти в любом возрасте), может оказаться вовлечена в отношения родителей. Находясь в роли символической жены отца, она предотвращает его уход из семьи, создавая для него такой необходимый эмоциональный комфорт. Они с отцом проводят много времени вместе, у них прекрасные отношения, и на первый взгляд, всё замечательно.

Но у дочери появляются две очень серьёзные проблемы. 

Во-первых, весьма вероятны придирки со стороны матери, которая видит в дочери соперницу. А во-вторых, возможны затруднения в своей личной жизни. Все её потенциальные партнёры заведомо проигрывают символическому мужу (отцу) в великодушии, силе, мужественности, щедрости. Даже если девушка, находящаяся в символическом браке с отцом, выходит замуж, отношения в браке с законным мужем могут казаться ей пресными и тусклыми из-за путаницы ролей. Так как муж в лице отца у неё уже есть, ей от законного мужа нужна энергия и роль заботливого отца. Для законного мужа роль отца для собственной жены в большинстве случаев непосильна. Он рано или поздно истощается. Брак оказывается под угрозой.

Очень важная деталь: во многих случаях нарушения закона иерархии ребёнок (независимо от возраста) не получает энергии от родителей, остаётся незрелым и несамостоятельным, остаётся привязан к родителям, не может по-настоящему от них отделиться и пойти в собственную жизнь, не может дать достаточной поддержки своим собственным детям и партнёру. Порядок оказываются перевёрнутым с ног на голову. Такие люди часто помогают  родителям за счёт своих детей.

Решением, выходом из такой ситуации является чувство принятия и согласия с родителями такими, как они есть, глубокой благодарности по отношению к родителям. Искренняя благодарность позволяет принять силу, которую нам дают родители, позволяет внутренне отделиться и начать жить собственной жизнью.

Когда ребёнок скажет: «Благодарю вас за то, что дали мне жизнь. Я принимаю её как подарок, без всякого чувства вины», тогда он в полной мере примет и тот дар, который они ему передали. Это даёт ребёнку шанс вырасти, стать зрелой, целостной личностью.

Когда в ходе расстановки сын говорит отцу: «Ты больше, а я меньше, ты даешь, я беру. Того, что ты мне дал мне достаточно. Я принимаю это как дар, и когда-нибудь сделаю из этого много хорошего, всем на радость" - он признает истинный порядок, и тем самым разрешает себе получать поддержку от родителей, ему открывается доступ к энергии всего рода, и он получает силу, необходимую для того, чтобы заботиться о собственных детях. 

В сложных случаях в расстановке применяются специальные приёмы для того, чтобы принятие родителей состоялось. 

  • Например, расстановщик может попросить ребёнка сесть на пол перед стоящей матерью и почувствовать разницу в ранге. Можно разделить фигуру отца на две: «отец, на которого я обижаюсь» и «отец, которому я благодарен за жизнь».
  • Очень хорошо помогает принять родителей выявление в расстановке причин их тяжёлой судьбы. Когда мы видим, что им тоже не сладко пришлось, нам легче согласиться и принять всё как есть. В случае тяжёлой обиды важно выговориться, рассказать о своей боли, о своей ране. 
  • В некоторых случаях источником поддержки могут стать не родители, а бабушки и дедушки, пращуры и другие предки. 
  • Иногда сам образ того, что мамой и папой стоят их родители (бабушки и дедушки) выводит ребенка из парентификации. 

Эта цитата очень хорошо отражает суть данного феномена:

«Мы — отражение своих родителей. Говоря им «да», мы говорим «да» самим себе. Это «да» не значит подчинение. Это «да» значит признание: «да» всему, что было, и всему, что есть. Более того, таким образом, мы говорим «да» и тем частям себя, которых не хотим осознавать. Ведь именно то, что мне не нравится в моих родителях, скорее всего, мне не нравится и в самом себе. Принимая родителей всем сердцем, мы выражаем любовь и самим себе.

С точки зрения Закона Порядка есть только один способ примириться с собой — научиться искренне уважать своих родителей. Это глубокий акт принятия, практически священное действие, священный жест. Когда мы проявляем почтение и уважение по отношению к родителям, мы чтим не только отца и мать, но и бабушку с дедушкой, а также остальных своих предков. Мы склоняемся в глубоком поклоне перед всем своим родом, перед теми, благодаря кому мы живём, и принимаем жизнь во всём её разнообразии. Мы выражаем глубочайшее почтение самому источнику жизни. Свагито Р. Либермайстер. опубликовано econet.ru

Авторы: Юрий Карпенков, Надежда Матвеева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet 

econet.ru

СЕМЕЙНАЯ ИЕРАРХИЯ - alla_ta — LiveJournal

Понятие семейной иерархии - один из основных законов, которым подчиняется жизнь любой семьи. Семейная иерархия базируется на хронологической последовательности вхождения членов семьи в систему.

Самый высокий статус в семье – у родителей, а статус детей соответствует порядку их рождения.

В традиционных семьях в этом даже никто не думает усомниться. Там отец и мать всегда главные.

В современных же семьях зачастую главным в семье становится ребенок – этакий кумир семьи, и в соответствии только с его потребностями строится вся жизнь домочадцев.

Если такое происходит, то о ведущей роли матери и отца даже говорить не приходится, мама и папа становятся ведомыми, а ведущим – ребенок.

До пяти лет к ребенку нужно относиться как к императору,
до пятнадцати – как к слуге, после пятнадцати – как к товарищу.
Японский закон природы

За все надо платить.
Первый закон природы

                                                                                                   

Голым приходит ребенок в этот мир. И беспомощным. Нет у него ничего. И он отчаянно нуждается в кредите. И Бытие предоставляет ему такой кредит в виде родительской любви, патерналистского отношения социума, труднопреодолимого умиления, вызываемого младенцами большинства видов животных.

Умиления, обеспечивающего вседозволенность – молочный львенок может протопать своими младенческими лапками по морде грозного папы-льва, и папа-лев даже не рыкнет.

За этот период вседозволенности нужно очень многому успеть научиться. Исследовать границы, набраться уверенности в себе, приобрести в щадящем режиме обучения главные жизненные навыки, наработать первичный капитал.

Все в мире строится на иерархии. С самого начала. И мир создан Богом иерархически. В иерархии есть не просто некий смысл или система — это способ существования мира. И все то, что противится иерархии, выпадает из благого устроения мира. Там, где есть сопротивление иерархии, там начинается разделение, там властвует гордыня.

Кстати, маленькие дети чувствуют это подсознательно: обратите внимание, насколько по-разному они ведут себя с разными членами семьи. И, несмотря на любые веяния времени, семейная иерархия наших предков вполне может служить залогом гармоничных отношений в современной семье.

В Большом Мире всегда существует борьба за место в иерархиях, тут уже нет подарков. 

Все счастливые семьи не совсем одинаково счастливы, и несчастные несчастны по-разному, это все индивидуально, зависит от человеческих особенностей. Надо искать пути любви друг ко другу и трудиться. Это труд — познание другого человека.

Почему брак в каком-то смысле удобная вещь? Если мы пытаемся любить просто человека — который идет по улице, или живет рядом с нами, или работает с нами, — это сложно, потому что у нас может не быть человеческого любовного чувства к нему.

А брак основан на любви. Она, может быть, и страстная, и физическая, но любовь на всех уровнях существует — это симпатия, возведенная в степень. Поэтому удобно — первое время любовь не замечает каких-то погрешностей в человеке. И это очень хороший старт для того, чтобы укреплять чувства.
 

Власть в семье - наличие в семье силы, с помощью которой кто-то может на кого-то эффективно повлиять. Определенность с властью в семье - один из важнейших моментов налаженных отношений в семье, основа прочности семьи.

При этом, чем более цивилизованные люди, тем в большей степени законы живут у них внутри, тем в меньшей степени членам семьи нужна внешняя власть, регулирующая отношения между ними.

В хорошей семье власть прочна, но не заметна. Чем более проблемная семья, тем чаще в ней происходит борьба за власть. Внешняя власть воспринимается тем хуже, чем больше в семье бардак.

Главный в семье - это тот, кто больше всех влияет на принятие решений.

К сожалению, нужно признать, что сегодня большинство семей - проблемные, потому что редко в какой семье вопрос власти решается оптимальным и устраивающим все стороны образом.

Одна из типовых картинок, когда муж подчиняется жене, жена подчинила себя желаниями ребенка, а ребенком управляет только мяуканье его любимой рыжей кошки... Ну, позже - мнение друзей и Интернет. 

Как решается вопрос о власти в прочной и здоровой семье? Заведует семьей, конечно, женщина. Это ее поле: поле отношений, она разбирается в этом лучше, чем мужчина, плюс женщина в семье обычно более заинтересована. Поэтому естественный владелец семьи, она же ее Серый кардинал - жена, женщина. Это шея, которая нежно управляет головой - мужем.

Директор, законодатель, он же Глава семьи - муж, мужчина. На нем лежит ответственность за деньги и порядок, он берет на себя решения, которые трудны жене и которые она попросила его взять на себя. Как правило, это вопросы, которые не удается решить мягко и по-доброму, где требуется решение силовое.

Жена заведует доброй атмосферой и мужем, муж выполняет роль Главного и когда надо Грозного, большинство вопросов они решают совместно с позиции Мы, и у них учится жить и их слушается ребенок, который научился сделать послушной даже кошку...

Глупо делить между собой власть, если вы оба не умеете руководить... Никто вас не спрашивает, любите вы руководить или нет, в семье умение руководить - просто необходимость. Нужно определиться с властью в семье и учиться руководить

К среднему звену семейной иерархии относятся бабушки и дедушки пенсионного возраста. Они всегда более гибки и добры в отношении ребенка, проявляют больше терпимости, чем мать и отец.
В роль бабушки входит пестование ребенка: именно она должна пожалеть, дать гостинец, утешить и обласкать. Похвал и восторгов от бабушки исходит больше, чем от мамы.

В отсутствие матери бабушка кормит и поит ребенка, укладывает его спать и читает ему сказки, потешает дитя. Наказывать ребенка и принимать относительно него решения бабушка может только в том случае, если это право передано ей матерью в присутствии ребенка. Если такое право бабушка присваивает самостоятельно, она может перестать пользоваться уважением внуков.

Дедушка выполняет роль друга и соратника в играх. Он обучает ребенка взрослым занятиям, ходит с ним по грибы, на рыбалку, показывает, как можно что-то починить, смастерить и т.п. Благодаря общению с дедушкой ребенок учится партнерству, приобретает бытовые навыки и обучается несложным ремеслам.

К статичному началу иерархии относятся совсем пожилые и немощные бабушки и дедушки. Они выполняют функцию защиты, тыла, в котором очень нуждаются маленькие дети. Такие старики не вмешиваются в жизнь и бытовые дела окружающих.

Детская стая - сюда относятся все маленькие дети до 4 лет и домашние кошки и собаки. У них нет никаких обязательств, они ни за что не отвечают. Их задача расти и учиться жить в группе.

Если у ребенка до трех лет нет такой стаи, то он не страдает в развитии. Одновозрастная группа детей может иметь место после 4 лет.

В детский сад с одновозрастной группой лучше отдавать ребенка после 4 лет. До 2,5 лет ребенок настроен, что в группе на одного ребенка будет один взрослый.

Такая внутрисемейная иерархия имеет отношение только к членам семьи , которые живут вместе или видятся не реже двух раз в неделю.

Дети могут привлекаться в помощь родителям, но они не должны обладать большей властью, чем кто-то из них.

Кроме того, исключенный из системы отец тоже вполне может продолжать выполнять часть этих обязанностей. Неполная семья также может быть вполне гармоничной: отец может оставаться отцом. Подключение отца к жизни семьи, даже в ситуации развода между родителями – вполне реальная задача. В результате дети снова обретут право быть младшими и на правах детей обладать обоими родителями.


 

Серия сообщений "семья":
Часть 1 - Семья под ключ
Часть 2 - Верните мне моего мужа!
...
Часть 43 - Мы в ответе за наших детей...
Часть 44 - Мифы о счастливых парах и как научиться доверять самим себе.
Часть 45 - СЕМЕЙНАЯ ИЕРАРХИЯ

Оригинал записи и комм

alla-ta.livejournal.com

Правильная иерархия семьи

Семья иерархична, и это очень важно, но для воспитания требуется правильная иерархия: отец — мать — дедушка и бабушка — старшие братья и сестры — я — младшие. У каждого члена должно быть свое место в этой иерархии. Кстати, в приведенной схеме дедушка и бабушка стоят на втором месте после родителей. Такое положение дел имеет место в том случае, если старшее поколение уже состарилось и само передало старшинство своим детям. Я слышал рассказы пожилых людей о том, что в старых семьях обязательно наступал момент, когда состарившийся глава семьи призывал своего сына и передавал ему свои обязанности.

Эта правильная иерархия не должна нарушаться. Если жена становится на первое место, то это уродует семью. Об этом мы уже говорили в беседе о том, кто является главой семьи. Но есть еще одно частое искажение в устройстве современных семей. Оказывается, часто негласной главой семьи является ребенок. Попробую пояснить, что имеется в виду.

Один православный психолог отмечает, что в советской педагогике в 50-х годах произошел переворот. Был объявлен всем нам известный девиз: «Все лучшее — детям». Мы настолько к нему привыкли, что не сомневаемся в его справедливости. Чтобы пояснить родителям, откуда идут их беды с детьми, этот психолог задавал родителям вопрос: «Кому в вашей семье достается лучший кусок?» — «Конечно, ребенку», — следует ответ. А это и есть признак того, что в семье все отношения перевернуты. Начнем с того, что лучших кусков в семье быть не должно вообще. Первый и самый большой кусок должен доставаться отцу. Отмечу еще раз: не лучший, а первый и самый большой. Второй кусок и поменьше — матери, а далее всем остальным — дедушкам и бабушкам, и, наконец, деткам. Так всегда было в семьях с традиционным православным укладом. Я часто расспрашивал пожилых людей о том, как протекал обед в старых семьях. Каждый раз я слышал нечто подобное. На стол ставился чугунок с супом. Один на всех! Никаких лучших кусков, все ели из одного чугунка. Первым начинал есть отец, до него никто не мог лезть своей ложкой за супом. Мяса никто вначале из супа не брал. Наконец, когда уже вся жижа будет выхлебана, отец стукнет один раз по чугунку, и это было сигналом к тому, что можно есть мясо. За столом никто не разговаривал, и до окончания обеда самовольно выходить из-за стола никто не мог. Такое положение в русских провинциальных семьях держалось до конца 40-х годов. Только в начале 50-х годов в деревенских семьях появляется посуда для каждого члена семьи. До этого у каждого была только своя ложка. Если в деревне совершалась свадьба, то посуду для этого собирали по всей деревне.

Одна прихожанка рассказывала, что когда они семьей впервые уехали из Москвы на все лето в деревню, то она для себя сделала много открытий. Однажды они вернулись с огорода домой с одной соседкой, местной жительницей. Она первым делом, как всегда, стала сразу готовить на стол детям, чтобы подкрепить их после работы. «Ты что делаешь-то?!» — с удивлением спрашивает соседка. «Как что? Детей кормлю». — «Ты мужика-то сначала накорми! Вот дает!» Только тогда эта прихожанка впервые задумалась, что в семье должен быть глава семьи, которого надо уважать, и что надо приучать детей уважать отца. Элементарные правила семейной жизни, которые знала обычная деревенская женщина, были откровением для горожанки, получившей высшее образование, много читающей и считавшей себя вполне хорошей супругой.

В приходе, где я делал первые свои шаги церковной жизни (да и во многих других приходах), я почти всегда видел одну картину. Во время Причастия первыми приступали дети, потом взрослые — и мужчины, и женщины вперемежку. Я считал это вполне нормальным и правильным. Но читая однажды древние церковные памятники, я встретил описание порядка, в каком подходили к Причастию в древней Церкви. Сначала причащались клирики (певцы, чтецы), потом миряне: мужчины, женщины и только в конце — дети. Вначале я был удивлен: как же так?! Бедных детишек заставлять ждать! Позже удивление сменилось пониманием, что только так и должно быть. Кстати, совсем маленькие дети причащались, видимо, все же не в конце, а просто на руках своих отцов и матерей, вместе с ними приступая к Причастию, а самостоятельные детки, которых не надо постоянно держать за ручку, шли, действительно, в конце. Так должно быть, если мы хотим вырастить хороших детей, которые знают свое место в жизни.

За что ребенок в семье получает самый лучший кусок? За то, что он маленький? Тогда берегитесь, родители! Ребенок очень легко усваивает, что он имеет некие привилегии просто за то, что он маленький. Вместо того, чтобы повзрослеть уже к 16-17 годам, современные парни взрослеют только к 25, а девушки, которые в прошлые века подчас венчались уже в 14 лет, взрослеют только к 20 годам. До 17 лет родители балуют свое дитятко, а потом удивляются, почему их сыночек не хочет зарабатывать себе на жизнь, а все продолжает требовать от родителей помощи как нечто само собой разумеющееся. Причем физически взросление наступает в том возрасте, когда ему и положено: девушка физиологически уже способна стать матерью, парень физиологически способен стать отцом. Но они не готовы к этому морально.

У ребенка не должно быть никаких привилегий, никаких особых прав, которые возвышали бы его над родителями. Он должен знать свое место в семье. У ребенка должны быть четкие представления об иерархии в семье: «отец — мать — дедушка и бабушка — старшие братья и сестры — я — младшие братья и сестры». Если в течение 17 лет ребенок или уже подросток постоянно впитывает: «Мне положен лучший кусок, потому что я маленький. Мне можно не работать на огороде, потому что я маленький. Я могу не помогать маме, потому что я маленький и еще не умею подметать», — то такое отношение к окружающему миру у него останется до конца жизни. Сначала он маленький, потому что еще не ходит в школу. Потом он маленький, потому что еще только учится в школе. Затем он маленький, потому что еще только учится в институте. Далее он все еще маленький, потому что он молодой специалист. И все это время человек требует себе особых привилегий за то, что он маленький.

Конечно, надо учитывать возраст детей и не требовать от него то, что он еще неспособен делать, но бесплатных привилегий быть не должно.

Связь поколений

Вы, наверное, слышали истории о детях-маугли, которые выросли среди зверей. Таких случаев известно несколько, и самое главное, что этих детей практически не удавалось вернуть к человеческому образу жизни. Для воспитания человека требуется человеческая среда, в волчьей среде вырастает волк. Я бы добавил еще следующее: для воспитания взрослого человека необходима среда взрослых людей. Нынешний ребенок погружен в детскую среду из своих сверстников, или просто детскую среду, — детский сад, школа, детский лагерь. Контакт детей со взрослыми крайне ограничен. Но после такого воспитания не надо удивляться инфантилизму детей, удивляться, почему они так медленно взрослеют. Они привыкли быть детьми. Когда ребенок воспитывается в семье, то от постоянного общения со взрослыми он впитывает взрослое отношение к жизни. Мы уже об этом немного говорили.

Для воспитания взрослого человека требуется крепкая связь поколений. Как только мы ослабим связь между поколениями (отдав реденка в детский сад, в школу и т.д.), то потеряется огромный опыт, накапливавшийся л сотнями лет, а каждое новое поколение начнет заново изобретать велосипед. Весь же уклад современной семьи практически уничтожает связь поколений. Отец весь день проводит на работе вдали от семьи. Это первый удар по семье. Какими дети видят своих родителей? Отец усталый пришел с работы, он ложится на диван и начинает читать газету. Что начинает делать мой старший сын, когда я прихожу домой усталый и сразу пытаюсь отдохнуть? Он ложится рядом на диван или на пол и начинает дуреть (другого слова я не нахожу). Так он подражает взрослым. Мне приходится заставлять себя вставать и начинать чем-то заниматься, чтобы сын совсем не привык к безделью.

Ранее такого разрыва между поколениями не было. 90% всего населения были крестьянами. Отец работал или по дому, или недалеко от дома, и дети с самого раннего возраста участвовали во всех работах. Ребенок впитывал трудолюбие с самого раннего возраста. Трудиться начинали уже с 4-летнего возраста. Мальчишки часто помогали отцам в поле, девочки помогали матерям по дому. Недавно я видел в кинохронике кадры, снятые еще до революции, как пяти-шестилетний мальчишка один управляет лошадкой и боронит землю. Вспомним того же Некрасова, про «мужичка с ноготок». Но не только в крестьянстве была крепка связь поколений. Купцы имели свои лавки часто в своих же домах, и опять же дети с малолетства приучались помогать отцам вести хозяйство.

Однажды в поезде дальнего следования я долго беседовал с одной женщиной-врачом, которая в ходе беседы заявила: «Хороший врач может вырасти только в третьем-четвертом поколении. Я преподаю в медицинском институте и прекрасно вижу, что в первом поколении хороший врач — это большая редкость». В качестве примера она привела своих знакомых — потомственных врачей. «Там особая атмосфера, там ребенок уже с детства знает всю медицинскую терминологию, поскольку родители часто обсуждают свои проблемы. Он уже в средних классах легко владеет всякими медицинскими справочниками и энциклопедиями. Уже в последнем классе школы он — готовый фельдшер, хотя еще не получал никакого медицинского образования. Но самое главное, что он уже впитал заботливое отношение к больным людям, которое перенял от своих родителей».

Обращаю ваше внимание — только за 3-4 поколения может накопиться опыт. Например, благочестивые цари воспитывались в нескольких поколениях. Как правило, мудрым правителем становился тот, кто еще с детских лет был посвящен во все внутренние и мировые проблемы государства, кто видел своего родителя, принимающего решения, видел, к чему приводят эти решения через много лет. Такой правитель, как правило, на порядок мудрее человека, пришедшего к власти по принципу «из грязи, да в князи». И это еще потому, что ранее цари несли ответственность за свой народ и за свои решения до конца своей жизни. Страна, меняющая правителей, подобна женщине, меняющей своих мужей, в то время как глава семьи — муж — должен быть один и на всю жизнь. Недаром венчание на царство даже внешне схоже с Таинством венчания супругов. В обоих случаях ответственность принимается на всю жизнь.

Сейчас большинство женщин работает. Если мать уходит на работу, оставляя свою семью, то это второй и самый сильный удар по семье. На одном из семинаров по воспитанию детей одна представительница отдела по делам несовершеннолетних поделилась своим наблюдением. Пока в семье пьет только отец, то дети еще нормальные и семью еще нельзя назвать неблагополучной. Но если запивает и мать, то тогда-то дети точно попадают в категорию трудных, а семья — в категорию неблагополучных. Нечто подобное можно сказать обо всех семьях. Когда из семьи на работу ушел отец — это еще не самое страшное, но если из семьи уходит мать, то семья разрушается окончательно. В течение всего дня папа на работе, мама на работе, дети в детском саду или в школе. Где семья? Можно ответить: вечером же все собираются, по выходным тоже все вместе. Но какая цель, как правило, у взрослых вечером и в выходные? Цель в большинстве случаев одна — отдохнуть. А дети часто и в это время сбегают погулять или посидеть у друзей. Каждое поколение растет само по себе. Почему сейчас у многих детей наблюдаются отклонения в психике? Потому что семья, которая была всегда крепким щитом, защитой для детской души, разрушена. Вместо уютного дома — одно пепелище.

Но как же передается опыт жизни от одного поколения другому? Этот опыт передается, как правило, через совместный труд. Отец работает с сыном, и тот впитывает всеми фибрами своей души отцовское отношение к жизни. Не беседа, не наставление, а только совместная деятельность.

В воскресной школе в нашем храме мы столкнулись с этой проблемой. У нас, у взрослых, есть опыт церковной жизни, у детей, которые в большинстве своем пришли к нам из нецерковных семей, есть желание приобщиться к этому опыту. Но воцерковление детей идет очень тяжело — ведь мы не родители и не можем жить с ними. А эффективность занятий по Закону Божию очень невелика. Ведь что такое час-два в неделю в жизни ребенка, когда он бегает со своими друзьми по улице по три-четыре часа ежедневно? Конечно, улица занимает в его жизни гораздо более важное место. Занятия по Закону Божию нужны, но приносят существенную пользу только в том случае, если вся семья верующая, дети воспитываются в церковном духе и в помощь родителям проводятся занятия, чтобы дать детям систематические знания о Боге и Церкви, что могут сделать не каждые родители. И оказывается, что единственным местом, где мы по-настоящему, хоть как-то могли приобщить детей к опыту церковной жизни, был детский трудовой летний лагерь. Мы на две недели уезжали в одно из сел, разбивали недалеко от храма палаточный лагерь и жили, максимально делая все своими руками. Только здесь, когда мы были с детьми бок о бок, все 24 часа в сутки, когда они жили и трудились с нами, происходила настоящая притирка характеров и настоящая передача опыта жизни.

А пока современные дети растут в своем поколении, не общаясь со старшими, они «варятся в своем соусе» и, как правило, в довольно «гнилом».

Проблема отцов и детей, на мой взгляд, возникла исключительно в XVIII —XIX веках, с тех пор, когда начали расстраиваться семейные устои в высших кругах общества. У меня перед глазами есть семьи, которые работают на земле. Дети в этих семьях первые помощники, и никаких обычных для нашей жизни конфликтов между отцами и детьми я там не видел. Один современный писатель очень верно пишет, что есть два образа жизни: городской и деревенский. В деревне дети родителям нужны, поскольку нужны помощники по хозяйству. Труд в деревне не такой квалифицированный, и взрослым могут хорошо помогать и дети, — требуются только усердие, трудолюбие, терпеливость и т.д. Все эти свойства и воспитываются деревенским образом жизни. В городе все иначе, там индустриализация. А именно индустриализация особенно сильно разрушает семью, поскольку теперь требуется все более высококвалифицированный узкоспециализированный труд. И если раньше можно было взять малолетнего сына на поле помогать пахать землю или косить траву, то теперь сыночка на атомную электростанцию не возьмешь и у станка с числовым программным управлением рядом не поставишь. Да и дочка маме теперь в ведении бухгалтерского учета на предприятии никак не поможет. Высокая квалификация напрочь отметает возможность сыну стоять рядом с отцом, а дочери рядом с матерью. Высококвалифицированному специалисту дети только помеха.


Читайте также:


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту



Поиск по сайту:

poisk-ru.ru

Правильная иерархия в семье - Воспитание человека

Предлагаем вашему вниманию письмо нашей подписчицы, в котором затрагивается одна из самых острых и обсуждаемых тем в православной среде, а именно – послушание жены мужу. Современные православные женщины…

Часто приходится слышать такую точку зрения: «Материнская любовь – это инстинкт, она любит своего ребенка просто потому, что это ее ребенок. А у отца такого инстинкта нет. Поэтому…

Многие процессы, происходящие с младенцем, по своей природе лежат в материнской сфере. Вынашивание, рождение, вскармливание, уход в первые годы жизни — все это связано с женщиной. И для…

Мужчину Бог создал первым, жену – второй. Истина прописная, но важно приучить себя делать практические выводы из прописных истин. Иначе истина рискует стать голой теорией, никак не влияющей…

В норме власть отца — это спасительный полог жизни. Это сильная и надежная защита, под которой ребенок смело осваивает окружающий мир, рискует его исследовать, учится брать на себя…

И вот еще один миф очень распространенный и очень близкий к мифу о давлении – это миф о том, что с детьми надо вступать в партнерские отношения. Вы…

Одну счастливую супругу спросили, в чем секрет счастья ее семьи, и она ответила: «Просто в семье я создала культ мужа». Что это такое? Во-первых, муж сам должен понимать,…

Протоиерей Андрей Ткачев объяснил, почему у женщины обязательно должен быть защитник и охранник

Девушка до замужества должна принимать в своем сердце высказывания отца Паисия, царицы мученицы Александры Федоровны о том, как жить счастливо в семье. Нужно, чтобы девушка к этому шла,…

Самая страшная примета нашего времени — отпевать большей частью приходится молодых. На одного пожилого — 5-8 человек, не доживших до сорока. То, что у нас продолжительность жизни сейчас…

vospituy.ru

Для чего нужна иерархия в семье?

22 Авг11647

Марина Озерова, педагог, психолог:

В семье иерархия необходима, как в любом другом микросоциуме. Никакие социальные группы на самом деле не могут быть анархичны, даже если очень к этому стремятся. В семье могут быть дружеские и демократичные отношения, но при этом родители не могут быть «друзьями» ребенка, равноправие невозможно в принципе.

Если родители и дети равны в своих правах — они должны быть равны в обязанностях. Если родители и дети равны — то родители не нужны в принципе, сам институт семьи не нужен. В семье есть старшие — родители, они ответственны за воспитание ребенка, за его поведение, за его будущую жизнь. Любые псевдогуманистические теории в духе «нужно ребенку предоставить полную свободу, дети от природы могут поступать интуитивно, ребенок сам знает, как нужно поступать… » — всего лишь бегство от собственной ответственности. Откуда ребенок может знать, как поступать, если у него нулевой социальный опыт и нет никаких представлений о нормах поведения?

Родители передают ему свой опыт, направляют его, ставят ему границы и следят за их выполнением. Самоконтроль не дается человеку от природы — он развивается. И развивается он на основе внешнего контроля — сначала родители контролируют ребенка, потом у него постепенно формируется самоконтроль.

Если говорить о равных позициях детей и родителей, тогда ясно следует, что дети не должны слушаться родителей и выполнять их требования, а все должны приходить к «консенсусу» путем демократических переговоров. Но в семье это невозможно в силу, опять-таки, отсутствия опыта у ребенка и опытности родителей. У детей нет представлений о последствиях поступка, причинно-следственные связи развиваются тоже постепенно.

Если допустить, что родители дают ребенку равноправие и ориентируются на его «интуитивное поведение», тогда нужно оставить новорожденного ребенка отдельно от родителей и дать ему «свободно развиваться».  Понятное дело, что ребенок просто погибнет таким образом. Значит, его свобода тоже растет постепенно, она зависит от его усвоения некоторых навыков и норм поведения. Если мама не кормит ребенка — он умрет с голоду, т.к. в трехдневном возрасте он не может себе добыть еду самостоятельно.

Но уже в трехлетнем он может взять пищу со стола и поесть сам, если голоден. Так же постепенно развивается и духовная сфера, и социальная, и степень свободы и ответственности ребенка тоже складывается потихоньку, а степень родительского контроля уменьшается по мере взросления и передачи ответственности самому ребенку.

Конечно, вопрос о правильной иерархии в семье подразумевает здоровые отношения внутри ее, а не представляет родительский контроль и послушание ребенка как бессловесного предмета, которым манипулируют. Просто родители дают ребенку свободу лишь там, где, по их мнению, он уже дорос ее получить. Он свободно двигается внутри тех границ, которые ему ставят. Границы же ставят родители, они следят за их выполнением и изменяют их соответственно возрасту и возможностям ребенка.

Маленькие дети еще не могут нести ответственности за свой выбор, только там, где его предлагают родители, и где они допускают, что этот выбор возможен. Родители заботятся о ребенке, стараясь максимально использовать все, что дано ему от природы, учитывают его потребности, но при этом ориентируются на собственный разум и свои представления — ребенок может выражать неадекватные ситуации потребности, и это не значит, что родители должны бросаться их выполнять.

Позволить ребенку объесться сладостями, потому что он «так хочет», чтобы потом его вырвало несколько раз за ночь — очень жестокий эксперимент над его организмом, и полная безответственность его родителей (я рассказываю реальный случай — позиция родителей была «он должен был сделать свой выбор»).

Родители — старшие по положению, у них есть власть (но не самодурство!), на них полная ответственность за ребенка, они управляют его жизнью до тех пор, пока он не вырастет до такой степени, что берет эту ответственность на себя. В разных сферах эта ответственность выражается по-разному, и наступает в разное время.

Так или иначе, мы все равно задаем ту нишу, в которой будет развиваться ребенок:

социальное положение, национальность, религиозная принадлежность, тип отношений в семье, и т.п. здесь просто невозможно, даже теоретически, предложить ребенку выбор. Следовательно, так или иначе, родители что-то решают за ребенка, и приводят его в мир уже с определенными условиями. Значит, пытаться придумать некую «полную свободу выбора» — идея утопическая.

Тезис о том, что ребенок с самого момента зачатия отдельная личность и ее нужно уважать, сам по себе правилен, только иногда случается «хотели как лучше, получилось как всегда» — сторонники «уважения личности» и «защиты прав ребенка» считают, что ради прав ребенка нужно попрать права семьи и отвергать личности родителей. Но при правильной системе отношений и в условиях иерархии взаимоуважение не только возможно, а обязательно: родители пользуются уважением как авторитетные и опытные старшие наставники, дети пользуются уважением как развивающиеся новые личности.

Нет никаких проблем проявлять уважение друг ко другу в условиях разных положений, иерархичного устройства семьи. «Права детей» — это сфера родительской ответственности, а не детской. Главное, для чего ребенок принимает более высокое иерархичное положение своих родителей — собственная уверенность, ощущение защищенности, ощущение надежности этого мира. Если родители «равноправны», по положению равны детям — это дает детям подсознательный страх отсутствия всякой защиты в этом мире.

Ребенок приходит совершенно беспомощным созданием, рассчитанным на полную зависимость от своих родителей. И нагружать его ответственностью там, где он даже не может ее представить, просто жестоко. Дети должны получать чувство гармоничности и надежности мира, где они находятся под защитой своих родителей. Если же родители уравнивают себя в положении с детьми, они лишают ребенка этой подсознательной уверенности. Кроме распада института семьи, это приводит к поиску других ощущений — дети, которые росли без границ (обратная форма — излишний деспотизм), обычно ищут этих границ извне, и становятся легкой добычей разных асоциальных группировок.

Человек так устроен, что он не может развиваться без границ, значит, если ребенку их не дают родители, он ищет их в других источниках, потому что ребенку границы дают, прежде всего, знание о мире, где все предсказуемо и надежно, где есть четкое разделение на области допустимого и недопустимого, в этом мире ясно и просто жить. Если же границ нет, социальные роли в семье сняты, мир становится полностью непредсказуемым и враждебным.

Впрочем, достаточно посмотреть, как развивалось европейское образование на предыдущие сто лет — как старательно разрушали патриархальный быт семей, отвергали роли родителей и «боролись за права детей». В итоге большинство детей — «понаехавшие» эмигранты, а собственно институт семьи уже совсем спасать нужно, как и демографическое положение коренного населения Европы.

Дети не могут жить без защиты — не только физической, но и моральной, не только осознаваемой, но и подсознательной.

Поэтому снимать с себя ответственность за ребенка и перекладывать ее на детские плечи в высшей степени недостойное поведение взрослых, приведших своего ребенка в этот мир, и отказавшихся быть для него надежными проводниками, предоставляя ему мнимую «свободу» и непонятное «равноправие».

ОРИГИНАЛ

soznatelno.ru